Вы находитесь на странице: 1из 137

В. Д.

Миловидов

Философия
финансового рынка

Москва

2013
УДК 336.01
ББК 65.262.1
М60

Философия финансового рынка


В. Д. Миловидов
Оформление переплета От издателя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7
А. Бондаренко
Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9
Над равниной скудных знаний . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15
Рациональноэкономический анализ финансовой сферы... . . . 16
... И его недосказанности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21
Софийность финансового рынка . . . . . . . . . . . . . . . . 25
Как восстановить равновесие в финансовой сфере? . . . . . . 29
Либерализм и регулирование финансового рынка . . . . . . . . 36
Закон зависти . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38
Естественный закон справедливости . . . . . . . . . . . . . . 41
Закон добродетельного эгоизма . . . . . . . . . . . . . . . . 43
Закон нравственного равновесия . . . . . . . . . . . . . . . 45
Эволюционный закон «экономического фитнеса» . . . . . . . . 49
Борьба с мутантами . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53
Миловидов В. Д.
Храповик Хиггса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56
М60 Философия финансового рынка / В. Д. Миловидов. — М. :
Актеры и роли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 64
Магистр, 2013. — 272 с.
ISBN 9785977602778 (в пер.) Финансовый анархизм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 67
Агентство CIP РГБ Гуманитарные договоренности . . . . . . . . . . . . . . . . . 69
Финансовые анархисты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73
Финансовый рынок — встроенный в экономику сложный и потенциально
эффективный механизм перераспределения инвестиций во благо общественно Возможна ли альтернативная финансовая система? . . . . . . 77
го развития. Однако он начинает давать сбои, обслуживать исключительно част Утверждение иерархии финансовых отношений . . . . . . . . . 82
ные и весьма узкие интересы. Чтобы вернуть его в русло общественных интере Как покупать идульгенции, или Закон отрицания
сов, нужен присмотр, настройщик механизма. Но кто он? Кому принадлежит та
самая «невидимая рука» рыночных сил, что движет экономическими субъекта бесполезности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 85
ми? Что заставляет их возвращаться к равновесию интересов? Неопределенность отрицания: эффект бабочки . . . . . . . . . 95
Рациональноэкономический взгляд на финансовый рынок не дает убеди Анархизм черного лебедя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 100
тельного ответа. Этот взгляд постоянно заставляет нас искать некий материали
зованный разум, либо механизм в том мире, где материальность является слу Можно ли противостоять непредсказуемости? . . . . . . . . . 105
чайностью. Материализм экономического мышления ограничивает обзор. Монетарный арбитраж . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 112
Именно поэтому представляется интересным посмотреть на финансовый рынок
с позиций философии. Рождение алгоритмов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 117
УДК 336.01 Координаты неопределенности: где порхает бабочка . . . . . 118
ББК 65.262.1 Рациональный выбор в условиях неопределенности . . . . . 125
ISBN 978
5
9776
0277
8 © Миловидов В. Д., 2013 Лингвистика повелительных наклонений . . . . . . . . . . . 129
© Издательство «Магистр», 2013 Зачем нужны алгоритмы? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 135
Философия финансового рынка 5
Содержание

Субкультура финансового рынка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 143


Стереотипы интуитивного мышления . . . . . . . . . . . . . 144
Обида пассионариев . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 157
Этика жизни . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 160
Пожар на ярмарке тщеславия: возгорание . . . . . . . . . . 166
Билет на ярмарку: чаевые Баффету . . . . . . . . . . . . . . 168
Гинеи вместо шиллингов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 170
Маргинальные различия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 172 Не так давно всем нам, даже тем, кто весьма далек от проблем фи
Яппи: властители вселенной . . . . . . . . . . . . . . . . . . 178 нансового рынка, пришлось обратить на него пристальное вни
Нулевые . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186 мание. Именно там находились истоки кризиса, потрясшего ми
Метаморфозы идентичности . . . . . . . . . . . . . . . . . . 191 ровую экономику в 2007—2009 гг. Ученые, аналитики, эксперты
Слагаемые финансовой субкультуры . . . . . . . . . . . . . 198 неоднократно высказывались о причинах финансового кризи
Веселящие мухоморы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 204 са — и объективных, и совершенно субъективных — алчности,
Образы и подобия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 207 бесконтрольности, безответственности представителей мировой
Теория агентства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 211 финансовой элиты. Осмысление произошедшего, поиск новых
Прецессия информации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 217 путей развития продолжаются и сегодня, и нет ничего удивитель
Асимметрия информации, посредники и регуляторы . . . . . . 223 ного в том, что инструментом такого осмысления становится фи
Манипулирование заблуждениями . . . . . . . . . . . . . . 233 лософия.
Неомифологизм финансовой журналистики . . . . . . . . . . 240 Казалось бы, рациональный, жесткий и динамичный мир фи
Этика регулирования . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 248 нансов, ценных бумаг и их бесчисленных производных, огромных
денег, математических расчетов и вероятностей бесконечно далек
Эфоры финансового рынка . . . . . . . . . . . . . . . . . . 249
от философских размышлений.
Финансисты, титаны, стоики . . . . . . . . . . . . . . . . . . 254
На страже финансов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 264 Но автор «Философии финансового рынка» с блеском доказы
вает нам, что это не так. Проблемы финансового рынка, образ
К слову о мудрости (вместо заключения) . . . . . . . . . . . . . . . . . 270 мыслей и поведение его участников автору хорошо знакомы: в те
чение ряда лет, в том числе в период финансового кризиса он за
нимал высокие государственные должности в сфере регулирова
ния рынка ценных бумаг. Личность самого автора, как сможет убе
диться читатель, не укладывается в сложившиеся в обществе
представления о государственных чиновниках. Мы увидим не
стандартное мышление и нестандартные поступки, эрудицию,
остроумие, готовность к диалогу. Читателя ждет увлекательное пу
тешествие с неожиданными, подчас драматическими сюжетными
поворотами. Нам предстоит участвовать в философских диспутах
между Бердяевым и Писаревым, Булгаковым и Кальвином. Пред
стоит сопровождать Панурга в пути к Оракулу Божественной бу
тылки, охотиться на тиранозавра вместе с героями Брэдбери, ис
кать в Брюсселе лошадей с героями Теккерея... И удивляться, что
все эти невероятные приключения легко укладываются в канву по
вседневной жизни.
Философия финансового рынка 7
От издателя

А еще — смотреть фильмы и слушать музыку, читать финансо Моя история подобна пресловутому
вые бестселлеры, погружаться в бихевиористскую психологию, вес офисному кулеру, возле которого
делятся мнениями и обмениваются
ти интернетблог, делать множество других занимательных вещей.
слухами.
Зачем? Конечно, и автору, и издателю хотелось бы не только
Д. Канеман. Thinking, Fast and Slow
развлечь читателя и напомнить, что наш мир невероятно интере
сен и разнообразен. Обратимся к словам автора:
«...финансовый рынок имеет несомненные силы и средства,
чтобы стать важнейшим и скрепляющим элементом рыночной
экономики. ... Но он представлен людьми и их отношениями, ко
торые далеки от совершенства. Потомуто и возникают на пути Однажды весенним днем 2007 г. меня вызвал Михаил Ефимович
экономического развития периодические кризисы. То, что каза Фрадков, Председатель Правительства Российской Федерации,
лось эффективным и полезным, становится обузой для общества. чьим помощником я в то время работал. Взяв документы, которые
И общество гневно восстает против всего того, чем еще совсем не мне могли бы понадобиться, я отправился на доклад. В главном
давно восхищалось, пользовалось и за счет чего обогащалось. ... кабинете Дома Правительства в соответствии с протоколом я занял
Наверное, все дело в раздирающих «экономического человека» место докладчика и разложил документы. Повисла пауза. Михаил
противоречиях, в вечной дилемме его выбора между общественной Ефимович посмотрел на меня испытующим взглядом.
справедливостью, личным эгоизмом и завистью, в отсутствии той За три года работы в должности я изучил этот взгляд. Он был
самой софийности хозяйства, о которой мечтали философыидеа всегда серьезен, но в нем порой проскальзывали искры иронии и
листы. Добро и зло постоянно меняются местами, и никто не мо тонкого юмора. Этот взгляд располагал к общению и искренности.
жет сказать, то ли перед нами зло под маской добра, то ли добро, Под таким взглядом было бессмысленно юлить и мямлить. Нужно
кажущееся нам злом». было отвечать...
Эта книга — прекрасный способ провести время с пользой и — Вьюгин подал заявление об отставке, — произнес премьер.
удовольствием. А главное — задать себе важные вопросы и попро Я не удивился этой информации. Слухи о том, что Олег Вячеславо
бовать найти ответ. Воспользовавшись помощью умного, заинте вич Вьюгин, руководитель Федеральной службы по финансовым
ресованного собеседника. рынкам, собирается в отставку, ходили и на рынке, и во властных
коридорах. Не удивился я и тому, что Председатель Правительства
решил поделиться этой информацией именно со мной. К этому
моменту шел девятый год моей государственной службы, включая
более чем трехлетний стаж в должности первого заместителя пред
седателя Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, предше
ственницы ФСФР. Плюс опыт аппаратной работы, также затраги
вающей вопросы финансового рынка. Тем не менее сама тема
была для меня неожиданной. В ответ я лишь пожал плечами.
— Что будем делать? — пригвоздил меня вопросом Фрадков.
Я вежливо улыбнулся и отвел глаза в сторону, мол, ято чем могу
помочь, а главное, кому? Михаил Ефимович смотрел на меня, и
его взгляд уже без доли юмора и иронии требовал ответа.
— Ну, не знаю... — мне пришлось всетаки отреагировать.—
Вот, например... — я назвал одну из знакомых мне фамилий из
числа тогдашних замов Вьюгина.
Философия финансового рынка 9
Предисловие Предисловие

— Есть такой, — буквально сверля меня взглядом, парировал С этой темой я прошел этап дипломной работы, сдал экзамены
премьер. — Вьюгин список прислал, кого бы он хотел рекомендо в аспирантуру Института мировой экономики и международных
вать вместо себя, там он его рекомендует, — уточнил он. Я перевел отношений и начал работать над диссертацией. Все крутилось во
дух. Но, видимо, слишком рано, так как за этим тут же получил но круг банков. Первый сигнал о смене темы прозвучал телефонным
вую бодрящую порцию информации... звонком Мусатова.
— Там и твоя фамилия есть, — с явным подтекстом сообщил Это было в конце 80 х. К тому времени начали появляться пер
Михаил Ефимович. вые коммерческие банки, заговорили о ценных бумагах. Я жил на ас
Дальше начался довольно сложный диалог, который не имеет пирантскую степендию, мне были интересны любые предложения
смысла пересказывать. Вышел я из кабинета в растерянности. Мне дополнительного заработка. Я писал статьи, рефераты для Института
было велено подумать относительно будущего места работы в научной информации по общественным наукам... А тут Владимир
ФСФР вместо уходящего Вьюгина. Думать об этом не хотелось. Не Тихонович предложил начать преподавать на зарождавшихся тогда
хотелось возвращаться в сферу регулирования финансового рын коммерческих курсах о банках и финансах. Среди прочего оказа
ка. Конечно, новая ФСФР приросла полномочиями, рынок изме лось, что Институту повышения квалификации при Академии внеш
нился, тогда никто и не думал о возможном кризисе. В целом пер ней торговли был нужен преподаватель по курсу «Ценные бумаги». Я,
спективы были вполне радужные. Но... конечно, согласился, взявшись за тему, в которой мало что понимал,
Я промучился несколько дней — описываемый разговор состо но готов был разбираться. Набрал в библиотеке зарубежные посо
ялся незадолго до выходных, ответ должен был дать в понедель бия по инвестициям и принялся штудировать эту науку. Я приходил
ник. Причем ответа «нет» явно никто не ждал. Много тогда всплы на занятия с конспектами и делился со слушателями прочитанным.
ло в моей памяти... Сам того не осознавая, я ведь шел к этому дол Мне задавали вопросы, а я либо отвечал, либо записывал их с обе
гие годы. Так складывались события. щанием ответить в следующий раз. Опять читал учебник и на оче
...Еще на четвертом курсе мне предстояло писать курсовую ра редном занятии сообщал ответ. Так, обучая других, я обучался сам...
боту. Тогда у нас в МГУ на экономическом факультете шли спец Следующим поворотом стала стажировка в Йельском универ
семинары по империализму, которые вел замечательный препода ситете. В начале 1990 г. директор ИМЭМО Владлен Аркадьевич
ватель и ученый Владимир Тихонович Мусатов, еще кандидат эко Мартынов предложил мне как новоиспеченному младшему науч
номических наук. Пройдет немного лет, и его книги о биржах и ному сотруднику включиться в программу по обмену молодыми
фондовом рынке1 станут одним из первых источников знаний для специалистами с зарубежными странами. Я включился...
участников нарождающегося в недрах перестройки рынка ценных Тут надо сказать, что мне везло на учителей. В аспирантуре
бумаг. Мне нравились его семинары. И я решил обратиться к нему ИМЭМО моим научным руководителем был Андрей Владимиро
с просьбой быть моим научным руководителем. Ведь и о дипломе вич Аникин, выдающийся, с моей точки зрения, экономист, лите
уже надо было думать. Он сказал мне, что не против, но при этом ратор, публицист. В советские времена он был одним из наиболее
поинтересовался, а знаю ли я, какова его специализация и основ профессиональных знатоков в области банков и финансов. Мало
ная тема научных исследований. Я, естественно, не знал. Он пояс того, он обладал легким слогом, все написанное им было весьма
нил: банки, проценты... Мне, честно говоря, было все равно. Хоте интересно и увлекательно. О чем он только не писал: и о кредит
лось учиться чемуто новому и у вызывающих уверенность в их ной системе, и об истории экономических учений, и о золоте, и
профессионализме специалистов. Я кивнул, что готов заняться и даже об экономических взглядах Пушкина1. Одной из последних его
банками, и процентами. Так, собственно, и определилась моя пер 1 Аникин А. В. Кредитная система современного капитализма (исследование на
вая специализация — кредитнобанковская система. материалах США). М., 1964; Он же. Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей эконо
мистов до Маркса. М., 1971; Он же. Золото. Международный экономический аспект.
1 Мусатов В. Т. США: биржа и экономика. М., 1985; Он же. Фондовый рынок. М., 1988; Он же. Муза и мамона. Социально экономические мотивы у Пушкина. М.,
М., 1991. 1989.

10 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 11


Предисловие Предисловие

книг стала увлекательная «История финансовых потрясений. От почти выдавил из себя согласие, предупредив, однако, что гонорар
Джона Ло до Сергея Кириенко» (М., 2000). Я уверен, сегодня у нас я получу только книжками. И отдал рукопись в печать...
нет таких ученыхэнциклопедистов, обладающих действительно Это было в 1992 г. Осенью, буквально по выходе книги из печа
глубокими знаниями и мастерством изложения. Когда я читаю ти, мы оба стали почти знаменитытми. Началась массовая прива
книги современных экономистовантропологов Гребера или Сед тизация, и одной из форм аккумулирования приватизационных
лачека, авторов нашумевших бестселеров, отсылающих к мифам и чеков стали инвестиционные фонды. Так получилось, что к этому
культуре народов мира, я вспоминаю Аникина. Он первым взялся времени в нашей стране оказалась единственная книга про инве
изучить экономический подтекст «Скупого рыцаря». стиционные фонды и ее единственный автор. Книжка выдержала
Так вот, когда мне поступило предложение обменяться с кем три издания и для многих стала фактически учебным пособием1.
то из молодых ученых изза рубежа, а точнее США, я отправился к Тема инвестиционных фондов подхватила меня и закружила в
Андрею Владимировичу, который возглавлял сектор ИМЭМО, где водовороте событий 90х годов. Она стала моим коньком. Консуль
я трудился. тации, лекции, создание первых паевых фондов. Я ездил в ФКЦБ,
На мой вопрос, какую бы тему взять для исследования в рамках беседовал с работниками, «пробивая» регистрацию одного из
предстоящей стажировки, Андрей Владимирович, произнес свое ПИФов... Кто бы знал, что я стану для этих людей начальником бу
коронное «Мдааа» и посмотрел кудато в пространство. Я стал квально через 3—4 года, будучи назначенным первым заместителем
перебирать темы: банки, кредит, сбережения... Андрей Владими Председателя комиссии... Нет, один человек, похоже, знал. Это был
рович не реагировал. Было понятно, что это все, по его же собст один французский банкир, который работал в рамках группы кон
венным словам, «муть». «Ты, знаешь, у нас ведь никто и никогда не сультантов тогдашнего Госкомимущества. Както, представляя
занимался серьезно доверительным управлением, трастами, фон меня своим коллегам, он произнес уже привычную для меня тираду
дами», — из неведомой мне научной дали выкопал он тему. Я заго об авторе первой в России книги про инвестиционные фонды, мол,
релся. Тема была свежей, конкурентов не было даже в проекте. вот он, раритет, а потом както хитро сказал, а может, и будущий ру
А для начинающего ученого это был шанс занять свою и только ководитель регулятора финансового рынка...
свою нишу научных трудов. Я с радостью ухватился за эту возмож В итоге всех этих воспоминаний я сделал «глубокий выдох» и
ность, опять взвалив на себя «то, не знаю что»... сказал себе, что всетаки шанс побывать руководителем регулято
Спустя год я вернулся на родину, вооруженный двумя рукопи ра финансового рынка выпадает не каждый день и не каждому.
сями: первой про банки, которые оставались моей любимой и уже С тем я и пришел в понедельник к Михаилу Ефимовичу: «Согла
знакомой темой, и второй про инвестиционные фонды и трасты. сен». Он обрадованно приосанился в кресле и тут же дал указания
Первая рукопись была пристроена моментально в издательство готовить документы.
МГУ. Спонсировал публикацию банк одного человека, с которым Накануне Дня Победы он вызвал меня в очередной раз. Я во
только спустя годы свела меня судьба. Это был нынешний глава шел в кабинет. Михаил Ефимович гордо посмотрел на меня и про
Ассоциации российских банков Гарегин Ашотович Тосунян. Кни изнес: «Вот, видишь, подписываю...» — и поставил подпись под
га «Современное банковское дело» вышла в начале 1992 г. тиражом распоряжением о моем назначении руководителем ФСФР. Распо
25 000 экземпляров1. И тут же разошлась. Я едва успел оставить ряжение вышло с датой 9 мая. Это было символично и приятно.
себе пяток авторских экземпляров. Наверное, оглядываясь назад, на пройденный мною путь постиже
А вот с другой рукописью вышла заминка. Для многих тема ния финансового рынка, я мог бы считать это победой. Но я пони
фондов и трастов казалась совершенно абстрактной и ненужной. мал, что ждало меня впереди. И прошлыето «победы» трудно на
Но нашелся подвижник. Руководитель издательства АНКИЛ Рус 1 Миловидов В. Д. Инвестиционные фонды и трасты: как управлять капиталом.
тем Турсунович Юлдашев. Он долго листал мой труд. Наконец М., 1992 (Новая книга об инвестиционных фондах // Коммерсантъ. 1992. 28 окт. № 20
(173); Он же. Управление инвестиционными фондами. М., 1993; Он же. Паевые инве
1 Миловидов В. Д. Современное банковское дело. Опыт США. М., 1992. стиционные фонды. М., 1996.

12 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 13


Предисловие

звать легкими. Да и были ли они вообще? А вот будущие победы


проглядывались с трудом, зато отчетливо вырисовывались слож
ности и трудные будни...
Я вспомнил вновь всю эту историю после того, как мне пришла
мысль написать книгу о философии финансового рынка. Начать
ее я мог только с истории о себе, с описания своего пути на этот
рынок. Ведь это моя философия.
Буквально «философия» — это стремление или любовь к муд
рости. Мудрость хотя и осеняет нас вне нашего сознания, но все же Сегодня становится почти очевидным: ни одна из существующих
не без нашего активного участия. Поэтому философия отсылает финансовых теорий не может объяснить фундаментальные причи
нас не только к материальным и рациональным мотивам баланси ны современного финансового кризиса. 2000е годы показали, что
рования между риском и доходом, а к чувствам и страстям, лежа эффективный финансовый рынок — лишь теоретическая конст
щим в области субъективного познания. Финансовый рынок как рукция, перераспределительная функция финансовых институтов
общественный институт настолько же объективен, насколько дви не работает на экономический рост, стоимость финансовых акти
жим субъективными ожиданиями, предпочтениями и выбором. вов — самостоятельная категория, а сами финансы — относитель
И он может быть «софийным», т.е. наделенным мудростью. Но но независимый сектор экономики, способный развиваться по
путь к этому тернист, как путь ученика, постигающего какуюлибо своим законам и правилам.
науку. Этот путь пролегает через долины накопленных знаний и Почти все выдающиеся представители политической эконо
через перевалы повседневной практики. На этом пути подстерега мии, от классиков до неоклассиков, институционалистов, монета
ют опасности заблуждений, ложных идеалов, иллюзий, самодо ристов и кейнсианцев, пытались оправдать и найти экономиче
вольства, испытания суровой реальностью, далекой от идеалисти ский резон существованию финансовых посредников и их расту
ческих представлений об ее устройстве. щей на протяжении многих веков отрасли. Одни видели в них
Мы во власти движения к мудрости, мотивированного нашим каналы эффективного перераспределения инвестиций, другие —
эгоизмом, завистью, страхом неопределенности, но также нашими «генераторов» денег и инвестиций, третьи — набор инструментов,
добродетелями, чувством справедливости, жаждой развития и рос балансирующих базовые экономические диспропорции.
та благосостояния. Регуляторы и регулируемые, инвесторы и Все пошло прахом. На авансцену вышли гадатели и предсказа
управляющие, посредники и опосредуемые, все находятся в этом тели, обращающиеся к сугубо чувственным и эмоциональным
движении. Существуя в этой динамике, нам приходится выбирать, оценкам происходящего. Апогеем стала визионерская доктрина
соперничать, выживать, побеждать и проигрывать, обретать и на «черного лебедя», которая буквально подвела нас к выводу о Фату
ходить, мутировать, но в конечном счете эволюционировать вме ме, правящем финансами. Что это, если не божественное провиде
сте с эволюцией рынка. Мудрость этого рынка до конца не изведа ние, властвующее над людьми? Единственное, на что способен че
на нами, и потому его философия интригует. ловек, — помнить о действии этой высшей силы и стараться быть
готовым уловить движение ее наказующей или благословляющей
десницы.
Может быть, все действительно так? Может быть, рациональ
ноэкономический подход не дает возможности охватить всю кар
тину современной финансовой системы, открывая нам лишь ма
ленькую часть гигантского пространства финансов? А мы, руково
дствуясь таким подходом, на самом деле ошибочно принимаем за
«горизонт» всего лишь рельеф текущей рыночной конъюнктуры?
Философия финансового рынка 15
Над равниной скудных знаний Рациональноэкономический анализ финансовой сферы...

А какой иной подход может быть более подходящим к нынеш общественного дохода (продукта). В экономической литературе
ним процессам? Где та возвышенность на равнине скудных зна возникают темы экономической морали, социальной ответствен
ний, встав на которую мы сможем хотя бы едва увидеть ускользаю ности, экономического принуждения, перераспределения.
щий горизонт истины? Я не претендую на исчерпывающий ответ. Уже у А. Смита в «Исследовании о природе и причинах богат
Да вряд ли кто может однозначно ответить. Но попытка все же воз ства» мы находим слова о «третьем классе», который живет на при
можна. Именно это я и намереваюсь сделать в дальнейшем изло быль (и цели которого тем самым противоречат национальному
жении1. интересу), а также о предприятиях, которые государство должно
поддерживать, так как ни одно частное лицо не сможет этого сде
Рационально
экономический анализ финансовой сферы... лать, о налогах. Разрешение дилеммы частного и общественного
Йозеф Алоис Шумпетер в своей работе «Капитализм, социализм и
Говоря о финансовом рынке, мы говорим об определенных эконо демократия» стал искать в анализе созидательной инновационной
мических отношениях. Экономические отношения имеют гораздо деятельности крупных предприятий. А Вернер Зомбарт, автор кни
более длительную историю, чем финансовый рынок, поскольку ги «Буржуа. Этюды по истории духовного развития современного
возникают на самых ранних этапах развития человеческого обще экономического человека», перевел разговор в плоскость мораль
ства вместе с примитивными формами обмена. Но возникаютто ных различий «буржуа» и «предпринимателя», «предприниматель
эти отношения в обществе homo sapiens — «людей разумных». «Ра ского духа» и «мещанского духа».
зумные люди» же вполне в состоянии сами договориться между Более модернистский подход к тому же вопросу мы обнаружи
собой и сделать свои отношения вполне регулируемыми без посто ваем у Фрэнка Найта в работе «Риск, неопределенность и при
роннего вмешательства. Но вопреки этому «разумному» предполо быль». Он ввел в анализ частного и общественного новый эле
жению мы уже на самых ранних стадиях появления экономиче мент — риск (неопределенность). Исследователь усмотрел в нем
ских отношений видим попытки влиять на них извне, т.е. кемто и стимул экономического развития, так как именно склонность к
както их регулировать... Причем эти попытки урегулировать или риску позволяет создавать новые предприятия и производить но
задать правила мы находим как в древних кодексах первых госу вые продукты. Но Найт также понимал негативные последствия
дарств, так и вне связи с государствами — например, в религиоз всеобщей неопределенности для общества.
ных заповедях. Почитаем Библию, например Второзаконие. С позиции дилеммы частного и общественного нам стоит по
Дело в том, что уже на ранних стадиях развития человеческого смотреть на существующие рациональноэкономические доктри
общества возникает дилемма: частное и общественное, личный ны функционирования финансовых рынков и финансовых по
интерес отдельного субъекта и интерес общества, в котором он средников. Выберем трех политэкономов — авторов ключевых
существует. Внешнее воздействие на отношения людей — регули доктрин в этой области. Это основоположник кейнсианства Джон
рование их отношений — возникает как объективная потребность Мейнард Кейнс, Артур Сесил Пигу, создавший вслед за Альфре
балансирования частных интересов и интересов общества, ис дом Маршаллом теоретический фундамент неоклассики, и, нако
пользования частного интереса в интересах общества. Это вечная нец, Йозеф Шумпетер, в чемто продолжатель австрийской эконо
задача, она является вызовом для человечества со времени его по мической школы, а в чемто институционалист, короче, первый и
явления. главный «шумпетерианец». Каждый из них сформулировал свой
Начиная с Адама Смита, великие умы разъясняли разные фор механизм увеличения общественного богатства, сотканного из
мы не просто перенаправления частного интереса на благо обще разрозненных продуктов, произведенных субъектами экономиче
ства, но и перераспределения частного дохода (продукта) в пользу ского процесса. Все они в той или иной степени выбрали инвести
ции в качестве важнейшей категории своей научной концепции.
1 Первая редакция этого раздела опубликована в виде статьи «Философия финан При этом каждый посвоему видел в инвестициях движущую силу
сового рынка» (МЭиМО. 2012. № 8. С. 3—13). развития.
16 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 17
Над равниной скудных знаний Рациональноэкономический анализ финансовой сферы...

В моем понимании именно А. Пигу построил наиболее логич Кейнс, в чемто солидаризируясь с Пигу, вещь весьма неопреде
ную систему урегулирования частного и общественного интересов ленная и даже манипулируемая. Угадать размер будущего дохода —
с участием финансовой системы. Он определил экономическое все равно что играть в лотерею: повезет — не повезет.
благосостояние как совокупность таких удовлетворяемых и не Правда, в отличие от Пигу Кейнс был склонен видеть в рынках
удовлетворяемых потребностей, которые могут быть измерены с капитала скорее источник дополнительной игры вокруг ожиданий
помощью денег. Но блага могут быть настоящими и будущими. будущих доходов, а в его текстах не прослеживается явная симпатия
С такой точки зрения, считал Пигу, мы оцениваем все блага по этим институтам. Скептичен Кейнс и по отношению к денежной
убывающей шкале. Иначе говоря, предпочитая нынешние блага политике, регулирующей текущие процентные ставки. Зато Кейнс
будущим, человек расходует свои средства сегодня, отказывая тем полагался на государство, «которое в состоянии взвесить предель
самым в «создании нового капитала». ную эффективность капитальных благ с точки зрения длительных
Однако сам капитал (инвестиции), согласно Пигу, определяет перспектив и на основе общих социальных выгод будет брать на
ся двумя факторами: ожиданием и бременем неопределенности. себя все большую ответственность за организацию инвестиций»1.
Отсюда напрашивается вариант решения задачи инвестирования: А что еще мог бы предложить один из отцовоснователей МВФ?
побуждение и стимулирование ожидания и минимизация бремени Шумпетер категоричнее и прямолинейнее двух своих ученых
неопределенности. Тогда можно достичь увеличения благосостоя собратьев и современников. Инновации — вот что движет разви
ния. Первую часть задачи решает государство, стимулируя сбере тием общества. «Экономическое развитие, — писал он, — пред
жения, вторую часть — финансовые посредники, распределяя ка ставляет собой существенно новое использование труда и земли»2.
питал в экономике. Именно посредники оценивают наиболее эф Новые комбинации этих производственных факторов ведут к рос
фективные пути приложения капитала, выбирают направления, ту «благосостояния». В теории инноваций инвестиции — связую
где производство частных продуктов наиболее эффективно с точки щий всю ее конструкцию элемент. Более того, рынок инвестиций,
зрения всего общества. рынок капитала — прямое порождение развития, так как именно
Так, во многом благодаря Пигу сугубо техническая на первый новые инвестиции создают «новые стоимости». Кстати, за эти по
взгляд роль финансового посредника обретает экономическое и ложения Шумпетеру доставалось от Кейнса, видевшего в них по
социальное значение. Речь идет о финансовом посредничестве как сягательство на его формулу равенства сбережений и инвестиций.
о внутреннем механизме самонастройки экономики, обеспечи Обращаясь к теориям экономического роста, стоит задать сво
вающем направление частных интересов на достижение общест его рода трехмерные координаты и рассмотреть в них те функции
венных интересов и рост благосостояния. финансовых посредников, которые в итоге определяют их эконо
Кейнс вывел формулу равенства сбережений и инвестиций, мическую роль. Первая ось — трансформация сбережений в инве
а вместе с ней свой психологический закон: с ростом совокупного стиции, ось перераспределения капитала (Пигу, неоклассики).
реального дохода происходит замедление роста потребления. Ка Вторая ось — оценка рисков, снижение неопределенности и оцен
залось бы, и хорошо, ведь тогда растут сбережения, а с ними вместе ка будущих доходов (Кейнс, хотя сам он не верил в эффективность
и инвестиции, рост которых стимулирует развитие и занятость как функций частника, расположенных вдоль этой оси). Третья ось —
«мерило благосостояния», по Кейнсу. Но... Инвестиции определя создание капитала, предложение инвестиций (Шумпетер).
ются у Кейнса, как и у Пигу, двумя факторами: «текущей ценой» Отсюда, собственно, и сами функции, нередко «комбиниро
предложения капитала и «ожидаемым доходом». ванные» по осям:
Предельная эффективность капитала — категория, которую 1. Оценка экономических рисков и снижение на этой основе
ввел Кейнс, чтобы увязать текущую цену предложения капитала и неопределенности инвестиций.
ожидаемые доходы. Если ожидаемый доход выше текущей цены
предложения капитала, то инвестиции растут. Если ситуация об 1 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М., 2002. С. 156.
ратная — падают. Но ожидаемый доход, справедливо замечал 2 Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. М., 2008. С. 168.

18 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 19


Над равниной скудных знаний ...И его недосказанности

2. Перераспределение капитала в экономике с учетом оценки ление будет означать, что отечественные финансовые институты
рисков и будущих доходов. станут участниками регулирования глобальной экономики, что за
3. Аккумулирование сбережений и трансформация их в инве метно поднимет вес нашего государства в глобальных экономиче
стиции. ских процессах.
4. Информационное посредничество, выражающееся в предо
ставлении консультационных услуг в части минимизации рисков ...И его недосказанности
инвестиций и оценки будущих доходов. Управление чужими капи
талами. Мир, в котором рыночные институты финансового посредничест
5. Учет инвестиционных предпочтений, субъективных оценок ва выступают чуть ли не самодостаточной силой экономического
будущих и настоящих доходов и создание на этой основе диверси равновесия, был бы весьма привлекателен. Лично мне он пред
фицированной линейки финансовых инструментов. ставляется очень симпатичным. Увы, в жизни налицо немало при
6. Формирование рынка инвестиций и финансовых инстру меров, разрушающих этот идеальный образ. Более того, читая на
ментов. учные труды тех, кого можно считать энтузиастами, а то и адепта
7. Обеспечение ликвидности долгосрочных сбережений путем ми такого мира, мы находим у них высказывания, отрицающие
трансформации их в торгуемые на рынке финансовые инструменты. любую, даже самую малую надежду...
8. Дополнительное стимулирование конечного потребления за Еще в XVII в. Даниель Дефо в книге «An Essay upon Projects»
счет потребительского кредитования. (1697) писал: «...Маклеры, держа сами в руке кубок с костями, де
9. Предложение инвестиций за счет кредитования, приобрете лали всю биржу игроками, повышали или понижали цену акций
ния ценных бумаг, создания первичного рынка ценных бумаг. по своему желанию и имели при этом всегда наготове покупателей
10. Финансовый инжиниринг как создание инструментов для и продавцов, которые вверяли продажному языку маклеров свои
снижения рисков и торговли ими (производные финансовые инст деньги»1. По мнению Макса Вебера, «крупный капиталист, кото
рументы). рого упрекают за допускаемые на бирже злоупотребления, ссыла
Глядя на этот перечень, ловишь себя на крамольной мысли: ется на то, что «всякий сброд» принимает участие в делах... Досто
если рыночные институты умеют эффективно определять наибо верно, однако, то, что в наше время только посредством крупных
лее привлекательные и для общественного развития, и для частных капиталов биржевая торговля может выполнять лежащие на ней
интересов сферы приложения капитала, минимизировать риски, функции». Далее он добавляет: «Мелкий спекулянт, который зара
собирать сбережения и направлять их в эти сферы, оценивать бу батывает на маленьких колебаниях курса, который сам ничего не
дущие доходы, то современная экономика должна двигаться по имеет и на бирже надеется нажить состояние, совершенно беспо
траектории неуклонно умножающегося процветания. Кризисы и лезен для народного хозяйства: он тунеядец, и заработок его — да
сбои хозяйственного механизма просто не могут помешать этому ром потраченные народным хозяйством деньги»2.
поступательному движению!
Профессор Московского университета И. Х. Озеров в своих
По своим функциям высокоразвитая система финансовых по
лекциях 1908 г. также признавал уже очевидные нам несовершен
средников в состоянии выполнять роль внутреннего рыночного
ства финансового рынка и биржи как формы его организации:
регулятора и стабилизатора экономики. Чем выше уровень разви
«Когда есть основания предполагать, что в организме чтото не
тия финансовой системы, тем более заметной может быть эта роль.
нормально, то прибегают к термометру, и повышение температуры
А если мы говорим о глобализации финансовой системы, то при
является симптомом болезненности. В экономической жизни так
ходим к выводу, что финансовые институты способны играть свою
экономическую роль в глобальном масштабе. Кстати, в этой связи 1 Цит. по: Зомбарт В. Буржуа. Этюды по истории духовного развития современ
можно поновому посмотреть на идею создания в России между ного экономического человека. М., 2004. С. 57.
народного финансового центра (МФЦ). Получается, что его появ 2 Вебер М. Биржа и ее значение. М., 2007. С. 361.

20 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 21


Над равниной скудных знаний ...И его недосказанности

же есть такой термометр, это — биржа. Она отражает состояние которую точку равновесия интересов. В этом смысле политическая
страны, положение той или другой промышленности, поэтому экономия или «экономикс» (как ни называй, но по сути рацио
биржевые бюллетени читаются с такой жадностью публикой. Но нальный анализ происходящих вокруг нас процессов) формируют
при изменении температуры организма очень важно, чтобы термо представление об экономическом равновесии. Однако именно
метр был в исправности, чтобы он точно отмечал температуру, люди как экономические субъекты в силу отсутствия профессио
чтобы он был правильно поставлен. Между тем про нашу биржу нализма либо движимые «не тем духом» формируют предпосылки
нельзя сказать, чтобы она правильно функционировала и была для нарушения равновесия. Это происходит как среди профессио
свободна от возможности искусственного воздействия на нее. налов, так и среди обывателей, а также между первыми и вторыми.
Биржа представляет огромное поле для злоупотреблений и вели Вот что писал А. Пигу в книге «Экономическая теория благо
кий соблазн для присосавшихся к ней темных рыцарей: у повели состояния»: «...Представители широкой общественности, в конеч
тельницы так много пружин, на которых удобно и выгодно играть. ном счете обеспечивающие средства для создания учреждаемых
Биржа чувствительна, как термометр, доступна искусственному профессиональными финансистами предприятий, еще меньше,
воздействию. Но если искусственно нагретый или охлажденный чем заурядные бизнесмены, способны предсказать развитие собы
термометр не может обмануть естественного ощущения тепла или тий... Преднамеренное искажение прогнозных оценок, подготов
холода, то этого никак нельзя сказать про биржевой термометр»1. ленных неспециалистами, нередко соответствует интересам про
Как можно видеть из этих цитат, в центре критики экономи фессионалов (и обычно оно во власти последних), распространяю
стов — биржа, т.е. ключевой институт организованного финансо щих ложную информацию и пользующихся иными подобными
вого рынка. Постепенно именно биржа стала наиболее ярким об методами»1.
разом, с одной стороны, развитости финансового рынка, а с дру Ему вторил и оппонент неоклассиков Дж. М. Кейнс: «Можно
гой стороны, его противоречий и несовершенства. Более того, было бы полагать, что конкуренция между квалифицированными
именно биржа стала своего рода символом противоположности профессионалами, обладающими рассудительностью и знаниями
между общественной функцией созидания и частной жаждой на выше уровня среднего частного инвестора, нейтрализует причуды
живы. Об этом писал В. Зомбарт: «...Сама по себе биржевая игра неосведомленного идивидуума, предоставленного самому себе. На
или, вернее, действующая на бирже (или в биржевой форме) игор деле, однако, энергия и искусство профессиональных инвесторов
ная страсть, как бы она ни проявлялась... имеет столь же малое от и биржевых игроков часто направляются в иную сторону»2. И да
ношение к развитию капиталистического духа или в такой же ма лее он уточнял: «Фактическая же личная цель большинства квали
лой мере представляет эманацию этого духа, как какаянибудь фицированных инвесторов сегодня — это «определить пулю», как
партия покера и баккара у зеленого стола»2. метко выражаются американцы, перехитрить толпу и сплавить
Противоречивость рациональноэкономического подхода к поддельную или истертую монету ближнему... Это состязание в
поиску полезности финансовых институтов объясняется тем, что хитроумии... не требует даже наличия простаков из публики, насы
практически все вышеперечисленные исследователи пытаются щающих утробы профессионалов; все это профессионалы могут
проникнуть в глубину рационального мышления, ожиданий, пред разыгрывать в своем собственном кругу»3.
почтений и, наконец, знаний экономических субъектов. То, что Отмечая эти явные несовершенства «профессионального»
именно вовлеченные в хозяйство люди проецируют на ход эконо инвестирования, наличие разных интересов у экономических
мических событий свои экономические потребности, очевидно. субъектов, нельзя не задать вопрос о силах, этим противоречиям
Хозяйствуя, потребляя, распределяя, производя, они формируют противостоящих или способных противостоять. В ответ называют
спрос и предложение, а взаимодействуя друг с другом, находят не
1 Пигу А. Экономическая теория благосостояния. М., 1985. Т. I. C. 223.
1 Озеров И. Х. Основы финансовой науки. М., 1908. C. 273. 2 Кейнс Дж. М. Указ. соч. C. 147.
2 Зомбарт В. Указ. соч. C. 56. 3 Там же. С. 148.

22 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 23


Над равниной скудных знаний Софийность финансового рынка

и государство, и рыночные силы, их «невидимую руку», направ пределения капитала. Кто он? Кому принадлежит та самая «неви
ляющую ход событий в созидательное, а не разрушительное русло. димая рука» рыночных сил, что движет участниками этого про
Однако дело в том, что если в мире реальных или материальных цесса? Какие силы заставляют экономических субъектов возвра
активов мы имеем дело с осязаемыми полезностями, то в финан щаться к равновесию их интересов?
совом мире все заведомо нематериально. Там правит психология Рациональноэкономический взгляд на финансовый рынок,
оценок, рисков, ожиданий, предположений. И тут задача профес как и на всю экономику, не дает убедительного ответа. Этот взгляд
сионалов, как писал Кейнс, «разрушение темных туч нашего вре постоянно заставляет нас искать некий материализованный разум
мени и невежества, заволакивающего наше будущее»1. либо механизм в том мире, где материальность является случайно
Но это уже сверхчеловеческая задача, ведь даже признанный стью. Материализм экономического мышления ограничивает
профессионал — всего лишь человек. Способен ли он увидеть то, обзор. Именно поэтому представляется интересным посмотреть на
что ему не дано по происхождению? Более того, как отмечал финансовый рынок глазами философовидеалистов.
Й. Шумпетер: «Дематериализованная, лишенная своих функций и
отстраненная собственность не впечатляет и не внушает чувства Софийность финансового рынка
преданности, как собственость в период своего расцвета. Со вре
менем не останется никого, кого бы реально заботила ее судьба, ни Известный русский религиозный философ С. Н. Булгаков исполь
внутри больших концернов, ни за их пределами»2. Но он сам же зовал термин «софийность хозяйства» как базовую категорию в
признавал: «Денежный рынок всегда является как бы штабом ка своей работе «Философия хозяйства». В некотором роде этот тер
питалистической экономики, откуда исходят приказы ее отдель мин — синоним экономическому термину «равновесие». Однако
ным отраслям; там, по сути дела, обсуждается и принимается план «экономическое равновесие» достигается в процессе взаимодейст
дальнейшего развития»3. вия субъектов хозяйства между собой, в результате конкуренции,
Итак, круг замкнулся: поиск рационального решения относи соперничества, принятия на себя рисков неопределенности. А у
тельно инвестирования сбережений, потребность выбрать про Булгакова «София правит историей как Провидение, как объек
фессионала, знающего и способного оценить лучше иного обыва тивная ее закономерность, как закон прогресса»1. Софийность как
теля сферу выгодного их приложения, приводит нас на организо выражение Божественной мудрости, изначально и внутренне при
ванный финансовый рынок, а тот, в свою очередь, в силу суща хозяйству как творческой деятельности человека. Булгаков
собственных законов существования не только дематериализует писал: «Историческое человечество, а в нем и каждая личность,
производительные, имеющие осязаемую полезность активы, но онтологически причастны Софии, и над дольным миром реет гор
еще и эксплуатирует доверчивость и жадность владельцев тех са няя София, просвечивая в нем как разум, как красота, как... хозяй
мых сбережений. Встроенный в экономику сложный и потенци ство и культура»2.
ально эффективный механизм перераспределения инвестиций во Хозяйство рассматривается Булгаковым в широком смысле.
благо общественного развития начинает давать сбои. Вместо об Это, по сути, вся совокупность созидательной деятельности чело
щественного интереса он начинает обслуживать исключительно века, постоянная борьба жизни и смерти во взаимодействии с при
частные и весьма узкие интересы персон, допущенных к владе родой. «Содержание хозяйственного процесса можно выразить, —
нию и управлению им. Чтобы вернуть его в русло общественных писал Булгаков, — как очеловечивание природы»3. Это очень важ
интересов, нужен присмотр. Нужен настройщик, который будет ный тезис, за которым кроется процесс взаимопроникновения че
жестко и настойчиво вправлять сбившиеся шестеренки перерас ловека и природы. Именно сквозь такую призму рассматривал
1 Кейнс Дж. М. Указ. соч. С. 148. 1 Булгаков С. Н. Философия хозяйства. М., 2008. С. 165.
2 Шумпетер Й. А. Капитализм, социализм, демократия, М., 2008. С. 524. 2 Там же. С. 149.
3 Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. С. 225. 3 Там же. С. 63.

24 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 25


Над равниной скудных знаний Софийность финансового рынка

Булгаков человеческий труд, потребление и производство. В ре цал созидательной стороны и этой деятельности. Для него финан
зультате человеческой деятельности происходит «преодоление не совая деятельность является неотъемлемой частью хозяйства и,
обходимости свободой, механизма организмом, причинности це как само хозяйство, проникнута всеми теми же свойствами. Зна
лесообразностью»1. чит, и эта часть хозяйства входит в боевой комплект «орудия само
Отождествляя хозяйство с процессом очеловечивания природы утверждающейся жизни».
и выживания человека, Булгаков поднял суть равновесия с уровня Отказываясь от определения труда и его деления на подвиды,
сугубо материального и потому технического на высший уровень Булгаков тем не менее различал две составные части хозяйствен
существования жизни как таковой. Он писал: «Наличие же состоя ной деятельности: потребление и производство. В ходе этих двух
ния бытия обнаруживает свой переходный характер, свое неустой процессов происходит обмен веществ между человеком и приро
чивое равновесие, которое стремится сделать устойчивым в этом дой. Потребляя, человек как бы впускает в себя мир, а производя,
процессе» (т.е. в процессе хозяйствования). Хозяйство — вот инст воплощает себя в мире. Это отношение человека к миру или некий
румент равновесия человеческого бытия, «орудие самоутверждаю обмен с миром Булгаков выразил формулой «я в мире или в приро
щейся жизни». «В своем прогрессе, — говорил о хозяйстве фило де, а природа во мне»1.
соф, — оно есть победа организующих сил жизни над дезоргани Оценивая развитие хозяйства, Булгаков отчетливо показывал,
зующими силами смерти»2. как на каждом новом уровне происходит этот самый «обмен ве
Рассматривая хозяйство как инструмент установления равно ществ» между человеком и природой. Но ведь на каждом витке
весия жизни, Булгаков не делил его на отрасли. «Хозяйство есть развития этот обмен во многом определяется особенностями всех
трудовая деятельность»3, — утверждал он. Это труд во всех прояв предыдущих обменов. Иначе говоря, настоящее как бы втягивает в
лениях: «от чернорабочего до Канта, от пахаря до звездочета». себя прошлое. Так же и «человек хозяйствующий» впитывает в
Булгаков априори считал любой труд средством борьбы за выжи себя прежний опыт, сложившиеся реалии жизни, самого себя в
вание, воспроизведением и завоеванием жизненных благ. И в ранних своих деяниях, деяния других. Он познает окружающий
Ветхом, и Новом Заветах мы найдем упоминания о разных видах его мир, меняет его — но, по Булгакову, «он познает в истории, в
труда. Там же мы обнаружим и приметы труда, который сегодня эмпирии, в мире дезорганизованного, хаотичного, лишь по частям
можем отнести к деятельности в финансовой сфере. Этот труд, по организующегося космоса»2. Поэтому «человек есть, с одной сто
Булгакову, не поддается определению. Труд познается лишь в роны, потенциальное все, потенциальный центр антропокосмо
противопоставлении его природе, всему тому, что является при са..., а с другой стороны — он есть продукт этого мира, этой эмпи
родным и даровым. рии». Поэтому и хозяйство, и человек в конкретноисторическом
Тезис о противопоставлении труда чемуто даровому очень ва периоде тоже «историчны».
жен в увязке с перечнем «действий в мире вещей и на вещи» или Если рассмотреть хозяйство как человеческую деятельность в
«объективных действий», который сформулировал Булгаков. В их историческом ключе, то та самая «софийность», Божественная
числе «работа по организации фабрики с машинным разделением мудрость, способность к равновесию, присущая человеческому
труда или по торговле с ее спекуляцией»4. творчеству и хозяйству в «их основании», «онтологически», теря
Стоит отметить время написания этих строк — 1912 г. Булгаков ются. «Хозяйство софийно в своем основании, — подчеркивал
не мог не замечать активного процесса формирования акционер Булгаков, — но не в продуктах, не в эмпирической оболочке хозяй
ных обществ, развития биржевой спекуляции. Однако он не отри ственного процесса с его ошибками, уклонениями, неудачами»3.
И далее: «Хозяйство ведется историческим человечеством в его эм
1 Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 63.
2 Там же. С. 64. 1 Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 110—111.
3 Там же. С. 65. 2 Там же. С. 132.
4 Там же. С. 68. 3 Там же. С. 152.

26 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 27


Над равниной скудных знаний Как восстановить равновесие в финансовой сфере?

пирической ограниченности, и поэтому далеко не все действия его Это тем более возможно, так как для финансовых продуктов не
отражают на себе свет софийности»1. существует осязаемых материальных потребительских качеств,
По Булгакову, «тяжелый покров хозяйственной нужды ложит легко оцениваемых человеком в ходе его хозяйственной деятель
ся на хозяйственную деятельность и закрывает собой ее софийное ности. Финансовые инструменты и услуги дематериализованы,
предназначение»2. Это метаморфоза происходит «после грехопаде они держатся на сугубо психологических категориях: ожидания,
ния человека». Кстати, особенно ярко о смене смысла и мотива хо предпочтения, неопределенности, склонности. Здесь возникает
зяйства писал Николай Бердяев: «Вся человеческая энергия на огромное поле для эмпирики и создания себе собственного «об
правлена вовне, на создание несовершенной, дурной множествен раза», в котором можно убедить всех остальных участников фи
ности, на поддержание прогресса, закрепляющего закон тления, нансовой сферы, готовых на создание его «подобий». Особенно
а не внутрь, не в глубь вечности». Как бы повторяя идею Булгакова наглядно этот философский контекст прочитывается в производ
о преемственности времен и человеческой деятельности, он утвер ных финансовых инструментах.
ждал: «И живет человеческий род, весь отравленный этим труп
ным ядом предыдущих поколений»3. Как восстановить равновесие в финансовой сфере?
В чем же та сила, которая подавляет в человеке присущую ему и
его деятельности в основании «софийность»? По мнению Булгако Разрыв между рационализмом, «мудростью», объективностью и
ва, человеческое творчество создает не «образ», а «подобие»4, но полезностью, внутренне присущим всем слагаемым хозяйства
сам человек зачастую старается стереть это различие и «иметь свое (экономики), включая финансовый сектор, и зачастую разруши
от себя», т.е. создать «образ». Это в конечном счете и приводит к тельной эмпирикой, противоречивым состоянием, конфликтным
тому, что «эмпирическая действительность остается чужда софий существованием должен быть преодолен. Если следовать доктрине
ности». На этом основании Булгаков делал вывод, важный для фи С. Булгакова, то София, т.е. Божественная мудрость, должна при
лософского понимания хозяйственных диспропорций, кризисов, вести человека к пониманию благ хозяйствования и отрицанию
отсутствия равновесия, в том числе экономического: «Мир удален всего того, что разрушает и экономику, и человека, выводя жизнь
от Софии не по сущности, но по состоянию»5. из равновесия.
Перечисленные выше характеристики хозяйства чрезвычайно Действие высших сил, гораздо более мощных, чем сугубо мате
точно отражают суть финансовой сферы. Именно там идет посто риалистическая стихия рынка, чем конкуренция, являющаяся в
янное соотнесение «образа» и «подобия» как в высоком булгаков большей степени материальным соперничеством, действие сил,
ском, так и в буквальном материалистическом смысле. Финансо охватывающих глубинные «бытийные» корни человеческого соз
вые активы, созидаемые человеческой деятельностью в финансо нания и формирующегося на его основе поведения, должно про
вом секторе хозяйства, представляют собой «подобия», но всякий ложить «человеку хозяйствующему» дорогу к созидательному и по
раз в результате все того же творчества человека, его деятельности, лезному творчеству, духовному и материальному обогащению са
имеют тенденцию становиться «образами», т.е. существуют «сами мого себя и окружающей его природы.
по себе» и происходят «сами от себя». И здесь лежащие в их осно С. Булгаков задумывал написать вторую часть книги «Филосо
вании рационализм, устойчивость, мудрость (софийность) обора фия хозяйства», на долю которой, по его собственному утвержде
чиваются эмпирическими ошибками, неудачами, просчетами. нию, «останется проблема оправдания хозяйства»1. Во второй час
ти Булгаков планировал исследовать в том числе проблему «плоти
1 Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 152. и духа», или, как он уточнял, «этики хозяйства». К сожалению,
2 Там же. C. 164. вторая часть так и не появилась на свет, а в первой и единственной
3 Бердяев Н. Философия свободы. М., 2010. C. 152. части книги мы находим лишь сугубо общие категории булгаков
4 Булгаков С. Н. Указ. соч. C. 151.
5 Там же. C. 155. 1 Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 24.

28 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 29


Над равниной скудных знаний Как восстановить равновесие в финансовой сфере?

ской концепции. Но как раз проблема «плоти и духа», анализ кото В силу двойственности и противоречивости хозяйства человек
рой и должен был, по всей видимости, раскрыть тайну хозяйствен начинает воплощать себя все больше хозяйствующим субъектом,
ных противоречий и диспропорций, в «Философии хозяйства» от «серым магом», для которого «хозяйственный инстинкт, или эго
сутствует. Сейчас мы можем лишь отчасти догадываться о ходе изм, полагается в основу жизни». Булгаков пишет: «Хозяйство,
мысли философа, но некоторой подсказкой могут послужить его основанное на эгоизме, неизбежно страждет от дисгармонии и
высказывания из более поздних трудов. борьбы, личной и групповой («классовой»), и нельзя до конца гар
Так, в книге «Свет невечерний: созерцания и умозрения», на монизировать этот хозяйственный эгоизм, введя его в берега “со
писанной С. Булгаковым в 1916 г. и посвященной выявлению ре лидарности”»1.
лигиозных созерцаний, связанных с жизнью в православии1, мы Здесь Булгаков впервые говорит о силах, которые должны на
находим некоторые ответы относительно «этики хозяйства» и про править хозяйственный процесс в то идеальное русло человеческо
блемы «плоти и духа». В примечании к одной из глав Булгаков го го творчества, которое, по его же определению, «софийно» и имеет
ворит о развитии идей, изложенных в «Философии хозяйства», и о мощный внутренний стимул равновесия. Этих сил две: внутренняя
рассмотрении вопросов, предназначенных для ее второй части. Он и внешняя: «Хозяйственный эгоизм есть стихийная сила, которая
заключает: «Поэтому хотя формально настоящее сочинение и не необходимо нуждается в регулировании не только внешнем, но и
является обещанной второю частью, но по существу дела я считаю внутреннем, духовноаскетическом; предоставленный же самому
свое обязательство перед читателем «Философии хозяйства» здесь себе и освобожденный от всякого удержа, он становится силой
фактически выполненным»2. разрушительной». Что же это за силы?
Обращаясь к грехопадению человека, к истокам «вынужденно Первая связана с «духом» хозяйства, с тем, о чем так подробно
сти» его труда, Булгаков называл труд «серой магией», как бы под пишет Булгаков в «Философии хозяйства», с его «софийностью», с
черкивая «затемненность» его изначальной разумности и мудро присущей ему Божественной мудростью. «Хозяйство должно со
сти. В этой серой магии «неразъединимо смешаны элементы магии хранять значение только средства для достойной жизни, причем
белой и черной, силы света и тьмы, бытия и небытия, и уже самое подлинным критерием здесь является религиозный ее идеал. Этим
это смешение таит в себе источник постоянных и мучительных идеалом и связанным с ним аскетическим саморегулированием
противоречий»3. хозяйства определяется его дух, который, не будучи приурочен к
Прежде всего Булгаков более рельефно подчеркивал наличие определенным формам, изнутри их собой определяет». Вторая
противоречивости хозяйства как сферы труда человека: «Во всех сила: «“социальная политика”, направленная к преодолению или
своих разветвлениях хозяйство одинаково подвержено власти ни смягчению последствий эгоизма в человеческих отношениях»2.
что, актуализировавшегося в мире. Поэтому и все его достиже Более того, Булгаков признает роль и силу власти: «Власть есть бо
ния, имея положительную основу в творческих силах бытия, не гоустановленное средство для внешней борьбы с внутренним
сут на себе неизгладимую печать этой власти»4. Поэтому, как ука злом, паллиативное и симптоматическое его лечение»3.
зывал философ, «внутреннее противоречие, которым разъедается Таким образом, несмотря на то что по своей сути хозяйство
«серая магия», состоит в несоответствии его основы и фактиче движимо созидательными, «божественными» силами и способно
ского состояния, — софийности его корня и антисофийности его само в творческой деятельности человека проявлять свой религи
бытия»5. озный смысл, оно нуждается во внешнем воздействии. Булгаков
настойчиво повторяет тезис о внутренней силе, о духе хозяйства,
1 Булгаков С. Свет невечерний. Созерцания и умозрения. СПб., 2008. которые определены свыше, но он также вполне осмысленно гово
2 Там же. С. 478.
3 Там же. 1 Булгаков С. Указ. соч. С. 485.
4 Там же. С. 479. 2 Там же. С. 486.
5 Там же. 3 Там же. С. 531.

30 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 31


Над равниной скудных знаний Как восстановить равновесие в финансовой сфере?

рит о внешнем регулировании, используя при этом термин «соци бода, и необходимость. Кальвин не призывал ограничивать свободу
альная политика». Все это в полной мере относится и к финансо человека, но предлагал следовать призванию. Он наставлял: «Чело
вому сектору, ведь он — часть хозяйства и формируется трудом че век, который будет направлять свою жизнь к цели своего призва
ловека, который ничем не отличается от всех иных видов труда. ния, очень хорошо устроит ее, ибо не будет покушаться на большее,
Данная концепция основана на фундаментальных принципах и чем то, что несет с собой его призвание, не даст воли собственной
ценностях православия. Беда в том, что эта философия опоздала со дерзости, отлично зная, что ему не позволено выходить за опреде
своим появлением в России. В начале XX в. рассуждать о внутрен ленные границы». И заключал: «Нет дела нечистого и презренного,
них созидательных силах хозяйства и тем самым пытаться противо которое не засияло бы перед Богом и не стало бы драгоценным,
стоять большевистскому марксизму, опирающемуся на революци если, выполняя его, мы служим нашему призванию»1.
онный протест масс, было наивно. Кроме того, язык религиозно Сопоставление слов Кальвина и Булгакова позволяет вскрыть
идеалистической философии России был настолько высокопарен и глубинные корни этики хозяйства и хозяйственного поведения
сложен, что оставался мало понятен тем, кому в конечном счете он человека (к этой теме я еще вернусь), которые не могут быть разде
был адресован. Массы впитывали гораздо более доступную им де лены с позиций разных эпох и верований. Сопоставляя по сути не
магогию лидеров большевиков: отнять и поделить. сопоставимое, мы обнажаем глубинную общность, единство хри
В отличие от России европейским мыслителям удалось сфор стианского представления о внутренних и внешних силах, опреде
мулировать общественно доступные духовные принципы в самом ляющих развитие экономики. Имеется в виду единство духовного
начале «буржуазного освобождения» и определить поступательный устройства хозяйственной жизни. Другое дело, почему это единст
процесс развития общества. Почти за 380 лет до выхода книги пра во выразилось в столь разных системах хозяйствования: европей
вославного священника и философа идеалиста С. Булгакова один ского протестантского капитализма и российского общинногосу
из вдохновителей Реформации, Жан Кальвин, cформулировал дарственного капитализма? И есть ли отличия между «капитали
«хозяйственные» и «потребительские» заповеди христианина. стическим духом», правящим на Западе, и «капиталистическим
Кальвин и Булгаков — люди, разделенные эпохами и верой, но духом», обосновавшимся в России? Скорее всего, этих различий
во многих базовых представлениях и наставлениях они единомыш нет. И мы имеем дело лишь с различиями «не по сущности, а по
ленники. То, что говорил Булгаков о труде и о равенстве видов тру состоянию»2.
да, о духовном содержании трудовой и хозяйственной деятельности, Если же мы признаем разницу российского и западного хозяй
по сути, проповедовал и Кальвин, вводя понятие «призвание». ственного духа, и самого хозяйства лишь «по состоянию», мы
В книге «Наставление в христианской вере» он заявлял: «Господь должны найти в идеологии, отразившей в себе «западный капита
знает, насколько человеческое сознание разгорячено беспокойст листический дух», схожие рецепты противодействия человеческо
вом, с какой легкостью оно бросается из стороны в сторону и с ка му эгоизму, отказу от служения своему призванию, всему тому, что
кой самонадеянностью и алчностью стремится постигнуть самые 1 Кальвин Ж. Указ. соч.
разнообразные вещи. Поэтому, дабы своими безрассудством и дер 2 В статье «Народное хозяйство и религиозная личность» (1909), которая вошла в
зостью мы не нарушили всего порядка вещей, Бог установил разли книгу С. Н. Булгакова «Два града. Исследование о природе общественных идеалов», он
чия между профессиями и образом жизни, предписал каждому его вслед за Максом Вебером достаточно подробно останавливается на анализе экономиче
обязанности. А чтобы никто не преступал установленных для него ской роли кальвинизма в развитии капитализма. Надо сказать, что он не вступает в
явный спор с основами протестантской хозяйственной этики, ограничиваясь подчер
границ, он назвал каждый образ жизни призванием»1. киванием «различного отношения» православия и протестантизма к миру. Выражая со
Призвание — это больше, чем просто профессия, это миссия, жаление об отсутствии серьезного анализа роли православия в развитии «русской
хозяйственной жизни», С. Н. Булгаков утверждает, что православие «в дисциплине ас
это ответственность человека перед Богом. Это и его совесть, и сво кетического “послушания” и “хождения перед Богом” имеет могучие средства для вос
питания личности и выработки чувства личной ответственности и долга, столь
1 Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Кн. III. Гл. X. Разд. 6 (см.: существенных для экономической деятельности». Булгаков С. Н. Два града. Исследова
http://jeancalvin.ru/institution). ние о природе общественных идеалов. СПб., 2008. С. 191.

32 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 33


Над равниной скудных знаний Как восстановить равновесие в финансовой сфере?

приводит к нарушению мерного и созидательного течения эконо власть, как форма воплощения государства, его законов, судебной и
мического развития. административной власти есть те средства, которые позволяют вер
Если Булгаков в начале XX в. говорил о силе власти как о средст нуть разбушевавшуюся стихию эгоизма хозяйствующего человека в
ве «борьбы со злом», то о ней в той или иной степени должен был берега общественных интересов, высшей мудрости и равновесия.
бы сказать и Кальвин1. И он говорил об этом. Как и Булгаков, Каль Это, казалось бы, достаточно очевидное положение представляется
вин признавал «два порядка» управления, способные воздейство еще более аргументированным, раз оно подтверждается авторитетом
вать на нормы человеческой жизни и деятельности: первый, «кото столь разных и разделенных временем, верой, культурой мыслите
рый заключен в душе, то есть во внутреннем человеке, и касается лейхристиан — Сергея Булгакова и Жана Кальвина. Рядом с ними
вечной жизни», и второй, который касается «установления граж можно найти и многих других мыслителей, чьи идеи позволят нам
данского правосудия и соблюдения внешних моральных норм»2. убедиться в истинности данного тезиса. Именно конечное единство
Кальвин называл вторую силу «гражданским управлением», их мнений служит самым наглядным тому доказательством.
а Булгаков — «социальной политикой», что до некоторой степени
можно считать синонимами. Поскольку их предназначение общее: * * *
«учить нас применяться к требованиям совместного существова
ния людей на время, в течение которого мы должны будем жить Из всего вышесказанного можно сделать сугубо прикладной
среди них; согласовывать наши нравы с гражданскими законами; вывод: экономическая устойчивость, как и устойчивость финансо
учить нас договариваться между собой, поддерживать всеобщий вой системы, может быть обеспечена только осмысленно поддер
мир и спокойствие»3. живаемой и дисциплинирующей внутренней этикой деятельности
Кальвин был настойчив в своей апологетике гражданской вла финансовых институтов, а также, конечно, сильным, основанным
сти и устанавливаемого ею гражданского порядка. «Отказ от него на судебной системе, законах, на административных полномочиях
есть бесчеловечное варварство, — писал он, — ибо люди нуждаются государственным регулированием, политикой, властью в области
в таком порядке не меньше, чем в хлебе, воде, солнце и воздухе, экономики в целом и финансов в частности.
а его достоинство еще выше»4. Ведь это и есть способ борьбы с тем Однако опыт последних лет показывает, что эти силы действу
самым эгоизмом, «антисофийностью», о которых позднее говорит и ют с явными перебоями. Хваленое саморегулирование финансо
Булгаков. Кальвин был убежден, что «гражданское управление при вых институтов, призванное формировать внутреннюю этику уча
звано оберегать общественное спокойствие и собственность каждо стников финансового рынка, пасует перед жаждой быстрой спеку
го человека; следить за тем, чтобы люди могли общаться друг с дру лятивной выгоды, а государство демонстрирует свою слабость в
гом без обмана и взаимного вреда, сохраняя умеренность и чест том, чтобы противостоять этому разрушению самодисциплины
ность, — короче говоря, чтобы у христиан открыто существовала рынка. Две силы разобщены, более того, они противостоят не тем
публичная форма религии и среди людей жила человечность»5. противоречиям, которые дестабилизируют рынок, а друг другу.
Итак, внутренняя человеческая духовность, сдержанность, дис Они уже не исцеляют рынок, не удерживают его от скатывания в
циплина, ответственность, с одной стороны, и, с другой стороны, пропасть эгоизма, а в результате теряют свой потенциал и сами
становятся источниками новых потрясений. Почему так происхо
1 Вообще книги С. Булгакова «Философия хозяйства» и «Свет невечерний», дит? Может быть, всему виной нарастающий собственный эгоизм
а также Ж. Кальвина «Наставление в христианской вере» во многом созвучны и похожи этих сил? Может быть, каждая из них утратила понимание своего
по тематике, кругу вопросов, проблем, по задачам сформулировать христианские на истинного назначения? Эти вопросы — вызов для дотошного ис
ставления людям в их повседневной жизни.
2 Кальвин Ж. Указ. соч. Кн. IV. Гл. XX. Разд. 1. следователя, способного отвлечься от мелочей, разбросанных на
3 Там же. Разд. 2. информационном поле и отбрасывающих яркие новостные блики.
4 Там же. И лишь самонадеянные невежды принимают эти блики за свет
5 Там же. Разд. 3. знаний. Мне же они просто режут глаза.
34 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 35
Либерализм и регулирование финансового рынка

ке дня тот самый мучивший меня вопрос о продукте деятельности


регулятора.
Мне возразят, что, делая акцент на либеральном подходе к
проблеме государственного регулирования, нет смысла пытаться
оправдать полезность его продукта. По сути, такое оправдание со
держится уже в самой постановке вопроса. Либерализм как науч
ная система взглядов, как общественная идея вырастает из корне
вых понятий «свобода» и «освобождение». И было бы, мол, лучше
Как человеку, имевшему самое прямое отношение к регулирова обосновать как раз сокращение потребности экономики в этом го
нию финансового рынка и верящему в свою приверженность ли сударственном продукте и, соответственно, бо_льшую востребован
беральным ценностям (думаю, многие удивятся этому), мне всегда ность продукта сил саморегулирования рынка. Государство или
хотелось ответить на вопрос о том, в чем состоит главный продукт рынок — вот дилемма, которая обычно разводит по разные сторо
деятельности регулятора. Государственное регулирование давно ны баррикад либералов и этатистов (апологетов государства как
стало неотъемлемым признаком финансового рынка. Мы уже не конечной регулирующей силы). Мой же либеральный инстинкт
настаивает, что «или» в данном случае — «условноразделитель
представляем себе рынок без этого общественного института. А уж
ный» союз. Перед ним мне очень хочется поставить запятую, заме
после кризиса 2007—2008 гг. роль и значение регуляторов финан
нив его разделительную функцию пояснительной. Может быть,
сового рынка существенно возросли, причем не только на нацио
мы вообще не имеем дело с дилеммой?
нальном, но и на международном уровне.
Если бы не было экономических и финансовых кризисов, по
Исторически Россия отнюдь не последней из стран Европы трясений, периодов обострения эгоизма частных интересов, явных
пришла к пониманию государственного регулирования этого сег нарушений нормального хода производства общественного про
мента хозяйства: уже в 1824 г. в Министерстве финансов Россий дукта и развития идеального общества благосостояния, вряд ли го
ской империи была создана особая канцелярия по кредитной час сударство было бы востребовано на хозяйственной ниве. Те самые
ти, в чье ведение вошли вопросы контроля за банками, ценными идеальные персонажи хозяйственной жизни — «предпринима
бумагами, биржами. Хотя и с перерывами, но уже более 185 лет тель» Шумпетера, «ранний капиталист» Зомбарта, «экономиче
российский финансовый рынок отдан под опеку внешней силы ский человек» Смита, движимые «естественным законом справед
«гражданского управления», призванной защитить его от разру ливости», обеспечили бы человечеству радостную жизнь, полную
шительной стихии эгоизма и «торгашеского духа». За весь этот постоянных инноваций, благодаря которым на новом качествен
период российскому рынку удавалось встать вровень с крупными ном уровне воспроизводится общественное благополучие. Но ис
международными финансовыми центрами, потерять это место и тория свидетельствует о другом.
найти силы, чтобы начать наверстывать упущенное. Государство В книге «Экономика добра и зла» Томаш Седлачек пишет об
с большей или меньшей результативностью вело рынок к со экономике как об особом продукте цивилизации, в котором «так
стоянию общественной полезности, способной обеспечить эко много возникшего бессознательно, спонтанно, неконтролируемо,
номический суверенитет страны, ее конкурентоспособность в внепланово»1. Сталкиваясь с этими постоянными неожиданностя
глобальном состязании капиталов. Наверное, далеко не каждый ми, человечество на протяжении своей истории пытается вырабо
восхитится достигнутыми результатами. Но ведь деятельность ре тать средства защиты, обеспечить предсказуемость и управляе
гуляторов в других странах, финансовые рынки которых призна мость. Выработать иммунитет к экономической стихии, которую
ны более развитыми и сильными, получившими отличительный создает и пробуждает сам хозяйствующий человек.
знак «МФЦ», не выглядит безупречной и блестящей. Прошедший
кризис поставил «неуд» почти всем мировым институтам государ 1 Sedlacek T. Economics of Good and Evil. The Quest for Economic Meaning from
ственного регулирования финансовых рынков, оставив на повест Gilgamesh to Wall Street. N. Y., 2011. P. 3—4.

36 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 37


Либерализм и регулирование финансового рынка Закон зависти

Однако человек ищет объект своего облагораживающего воз никает, как только два индивида начинают сравнивать себя друг с
действия вне самого себя. Убежденный в несовершенстве окру другом». Однако человек, зная об этом качестве себе подобных,
жающего мира, он с горячностью берется за упорный труд его со выстраивает собственное поведение: «Если бы мы не были вынуж
вершенствования, реформирования и модернизации. И всякий раз дены постоянно учитывать зависть других людей к чрезмерному
наталкивается на безрезультатность своего титанического труда, и удовольствию, которое накапливается у нас по мере отклонения от
вновь возвращается к исходной точке. Но, как писал Сергей Булга социальной нормы, “социальный контроль” не мог бы существо
ков: «Субъект дан нам во взаимодействии с объектом, субъект вать»1. Люди сами не становятся менее завистливыми, они находят
объект: я в мире или в природе, а природа во мне»1. Спонтанность, способы противостоять зависти других и направлять зависть на
бессознательность, внеплановость экономических событий — это «благие» цели. Шек фактически называет инструментарий госу
подобие не столь уж редких характеристик поведения человека в дарственного регулирования «сфабрикованным из зависти» в ре
обычной жизни. Ведь мы видим окружающий мир отраженным в зультате «угрызения социальной совести»2. В его концепции за
нас самих. висть — закаляющее, воспитывающее, дисциплинирующее обще
В глубине дущи человек понимает это. Однако осознанно изме ственное чувство, стихийная сила человеческого общества,
нить самих себя могут лишь единицы, да и то до некоторого преде способная регулировать поведение его членов. Поэтому он делает
ла: до превращения их либо в отверженных, либо в мучеников, либо вывод: «Чем больше частные люди и хранители политической вла
в жертв. Для большинства, чтобы быть «облагороженными» самим сти в данном обществе способны действовать как если бы зависти
(в рамках некоторой средней общественной нормы), им нужно про не было, тем выше будут темпы экономического роста и тем боль
тивостоять себе подобным. Каждый человек должен оказаться в си ше будет всевозможных инноваций»3. Но цена «дисциплинирова
туации естественного отбора и выживания: его недостатки должны ния» человечества и его водворения на путь развития и благосос
столкнуться с недостатками других, его эгоизм с их эгоизмом, его тояния силой столь неблаговидного чувства остается за рамками
интересы с их интересами. Но это означает, что такие недостатки исследования зависти.
должны быть. В мире, где присутствует одна лишь добродетель, сти Один из возможных ответов на вопрос: куда может привести
мулы к эволюции могут легко угаснуть. Движение к благу пролегает зависть? — нашел Торстейн Веблен в книге «Теория праздного
через его отрицание. Получается, что отрицательные чувства, сла класса», увидевшей свет на 67 лет раньше монографии Гельмута
бости и недостатки, как отрицательный по своей сути «дух», даны во Шека. Зависть у него — продукт сравнения людей по эффективно
благо? За этой трансформацией явно обнаруживается, как сказал сти их деятельности, вырабатывающий у человека «инстинкт мас
Гете, «той силы часть и вид, что вечно хочет зла и век добро творит». терства»4. Термин «зависть» не используется Вебленом в заведомо
Желание изжить недостатки, слабости, несовершенства, грехи негативном смысле. «Завистническое соперничество есть процесс
должно быть общественным, взаимным, состязательным, чтобы оценки людей в отношении их достоинств», — пишет Веблен. Од
быть реализованным в «естественных законах» эволюционного нако это «основанное на зависти сравнение» или «соперничество»
развития человека и человеческого общества. ведет к тому, что «демонстративное преуспевание как основа ува
жения становится целью, преследуемой ради нее самой», а «ин
Закон зависти стинкт мастерства выливается в соперничество и демонстрацию
перед другими своей силы»5. Вместо эффективности деятельности
Либеральный немецкий социолог Гельмут Шек, анализируя чувст
во зависти, называет его «энергией, которая находится в центре 1 Шек Г. Указ. соч. С. 13.
жизни человека в качестве существа социального»2. Зависть «воз 2 Там же. С. 14, 438.
3 Там же. C. 27.
1 Булгаков С. Н. Философия хозяйства. C. 110. 4 Веблен Т. Теория праздного класса. М., 2011. С. 68.
2 Шек Г. Зависть. М., 2010. С. 13. 5 Там же. С. 82.

38 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 39


Либерализм и регулирование финансового рынка Естественный закон справедливости

предметом зависти становятся виды человеческой деятельности, ной зависти и эгоизма. Веблен видел корни этой мутации: «Де
которые начинают в сознании людей подразделяться, с одной сто нежная культура, или культура праздного класса, начинающаяся
роны, на «доблестную деятельность» и «приобретение посредством как сопернический вариант реализации побуждения к мастерст
захвата», с другой стороны, на «производственную занятость». Так ву, теперь, в своем позднем проявлении, начинает нейтрализовы
и начинают формироваться мировоззрение и принципы «праздно вать свое основание, устраняя привычку завистнического сравне
го класса», принебрежительно относящегося к труду как к «нудно ния в отношении «эффективности» индивидов»1. То есть «преус
му занятию»1. певание» в обществе, где «наиболее полно развит институт
Зависть и «завистническое сопоставление», по мнению Вебле праздного класса», далеко не всегда или всегда не зависит от спо
на, вызывают в человеке стремление и даже жажду накопления, собностей и личных качеств преупевающего и эффективного ин
приобретения собственности и богатства. Он пишет: «Денежный дивида, которые ему нужно неустанно «тренировать». Это сказы
успех, поверяемый завистническим сопоставлением себя с други вается и на деятельности союзов и объединений индивидов. Пред
ми людьми, становится общественно принятой целью всякого варяя дальнейшее изложение, можно сказать, что со временем
действия»2. Здесь Веблен признает, что в целом такое стремление деловые клубы перестают быть местом «тренировки» добродетель
может делать людей трудолюбивыми и бережливыми. То есть он в ности.
некотором роде предвосхищает вывод Шека о созидательной силе
зависти. Однако идет дальше, анализируя трансформацию созида Естественный закон справедливости
тельной и неукротимой силы зависти в силу праздности.
Мысль Веблена движется в русле религиозноидеалистической Закон зависти способен при определенных условиях трансформи
философии и социологии, полагающихся на духовные и нравст ровать не самое лучшее человеческое чувство в созидательную
венные начала «экономического человека». Остатки «независтни силу общественного развития. Однако человек в своей хозяйствен
ческого интереса» — это сохраняющееся, хотя и в редких «очагах», ной деятельности движим не только пороками. Ему присущи и
добродетели. Адам Смит в своей книге «Теория нравственных
наследие религиозной жизни. Одними из таких очагов сохранения
чувств» формулирует естественный «природный» закон справед
«независтнической силы», по мнению Веблена, явлются деловые
ливости. Этот закон становится первым нравственным воплоще
клубы и организации промышленников. По его словам, их дея
нием концепции «невидимой руки» рынка. Он пишет: «Все члены
тельность (она сродни деятельности саморегулируемых организа
человеческого общества нуждаются во взаимных услугах и одина
ций рынка) осуществляется «в области независтнического распро
ково подвергаются взаимным обидам»2. Люди, полагает Смит,
странения опыта по повышению производственной эффективно
«имеют такое множество средств и случаев вредить друг другу, что
сти»3. То есть, по Веблену, клубы и союзы бизнеса способны
если бы закон справедливости не был постоянно на страже для их
сбалансировать зависть индивидуальных предпринимателей. Они
взаимного охранения, если бы он не вызывал их уважения к себе
могут и, видимо, должны работать на общественный, «независтни
своею святостью и своим важным значением, то они ежеминутно
ческий» интерес.
готовы были бы забывать его, подобно диким зверям, и человек
Однако независтническая политика деловых клубов и союзов боялся бы приблизиться к сборищу людей, как он боится вступить
противоречит принципам завистнической культуры праздного в пещеру, населенную львами». Это естественное поведение чело
класса, и, как мы теперь видим, это противоречие устраняется века, способного «существовать только в обществе»3. Это — закон
трансформацией их целей и задач, нарастающим противостояни саморегулирования общества.
ем с государством и окончательным переходом на сторону част
1 Веблен Т. Указ. соч. С. 313—314.
1 Веблен Т. Указ. соч. С. 69. 2 Smith A. The theory of moral sentiments. San Paulo, 2006. Section II. Chapter III. 3.
2 Там же. С. 81. P. 77 (Цит. по: http://www.ibiblio.org/ml/libri/s/SmithA_MoralSentiments_p.pdf)
3 Там же. С. 316. 3 Ibid.

40 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 41


Либерализм и регулирование финансового рынка Закон добродетельного эгоизма

Естественный закон справедливости построен, в конечном изводственный аспект целенаправленного экономического пове
счете, на ответственности человека и перед самим собой, и перед дения» определяется и «динамическим и личностным факторами».
обществом. Чувство ответственности имеет экономическое напол Поэтому каждому индивиду, по словам Найта, «должна быть
нение, как и зависть, неразделимо связанная с соперничеством предоставлена инициатива, свобода выбора, более широкие воз
или конкуренцией. Экономическим наполнением чувства ответст можности самовыражения»1. В этом он видит залог прогресса об
венности является экономическая категория неопределенности. щества, лучшим способом стимулирования которого станет побу
Ее подробно анализирует Фрэнк Найт в своем фундаментальном ждение людей «идти на риск, предпринимая действия, увеличи
труде «Риск, неопределенность и прибыль». По его словам: «Неоп вающие предложения самих производственных ресурсов, причем
ределенность — одна из основных реалий жизни»1. как материальных предметов, так и технических знаний и уме
Он различает два вида неопределенности: измеряемую и неиз ний»2. Риск и неопределенность, обусловливающие ответствен
меряемую. Первую он именует риском, вторая — это собственно ность, становятся движущей силой общества. Это также сила са
неопределенность, представляющая собой уникальные (неизме морегулирования, которая превращает индивидуальные чувства и
ряемые имевшими место аналогами или статистически) ситуа качества человека в общественные блага. Ответственность — доро
ции2. Причем он связывает неопределенность с «формированием га прогресса, а значит, в итоге и справедливости.
мнений по поводу будущего хода событий». Отсюда он выводит Эти выводы особенно важны для анализа финансового рынка,
суть предприятия как ответственного руководства экономиче так как именно там, по сути, происходит торговля рисками, там
ской жизнью: «В свободном обществе любое вынесение сужде идет поиск средств, позволяющих сократить «неизмеряемую неоп
ния, любое принятие решений сочетается с соответствующим не ределенность», измерить ее, оценить, присвоив ей рыночную цену.
сением неопределенности — принятия на себя ответственности Поэтому, исходя из логики Найта, предприниматель, занятый в
за эти решения»3. Это двоякая ответственность: за принятие ре финансовой сфере, должен быть наделен ответственностью высо
шений и за последствия их выполнения. Согласно Найту, свобод чайшей степени, так как его поступки и решения определяют дви
ное предпринимательство есть «концентрация» такой ответствен жение инвестиций в соответствии с оцениваемым им риском.
ности4. В этом, собственно, заключена суть позитивной роли финансового
Таким образом, возикает социальная функция предпринима рынка в росте благосостояния, о чем уже говорилось выше.
теля как ответственного субъекта хозяйства, который более эф
фективно принимает решения и осуществляет контроль за их Закон добродетельного эгоизма
выполнением, так как несет ответственность за последствия,
т.е. действует, осознавая неопределенность5. Неопределенность Аналогичен законам справедливости и зависти закон «доброде
становится фактором ответственного отношения к делу. Как пи тельного эгоизма», который находится в центре философского
шет Найт, «в аспекте социальной политики» индивиду стоит, во объективизма Айн Рэнд. Эгоизм для нее — это «забота о своих соб
первых, позволять брать на себя риск, а вовторых, для общества ственных интересах»3. И это не грех. Более того, она считает: «Что
как «совокупного индивида» хорошо, чтобы индивид брал на себя бы спасти человека и мораль, нужно спасти концепцию эгоизма»4.
риск6. Это дает обществу не только материальный эффект. «Про Ведь частные интересы являются двигателем человеческой дея
тельности, более того, именно в ходе реализации частных интере
1 Найт Ф. Х. Риск, неопределенность и прибыль. М., 2003. С. 328. сов производятся частные продукты, складывающиеся в общест
2 Там же. С. 226.
3 Там же. С. 259, 260. 1 Найт Ф. Х. Указ. соч. С. 349.
4 Там же. С. 330. 2 Там же. С. 350.
5 Там же. С. 338, 340. 3 Рэнд А. Добродетель эгоизма. М., 2012. С. 7.
6 Там же. С. 347, 348. 4 Там же. С. 10.

42 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 43


Либерализм и регулирование финансового рынка Закон нравственного равновесия

венный продукт. В книге «Добродетель эгоизма» наряду с работа он привел удачную цитату Шекспира: «Отчаянный недуг врачуют
ми Рэнд собраны также эссе Натаниэля Брандена, являвшегося лишь отчаянные средства»1. Это можно в полной мере отнести к
одно время ее ассистентом. В одном из них, «Разве не все мы эгои проблеме достижения эффективного функционирования финан
сты?», он пишет: «Изза того, что эгоистичный человек устанавли сового рынка как общественного института и его государственного
вает себе цели, руководствуясь разумом, и благодаря тому, что ин регулирования.
тересы разумных людей не противоречат друг другу, другие люди
нередко получают от этого выгоду»1. В понятие «подлинного эго Закон нравственного равновесия
изма» Бранден следом за Рэнд включает «заботу об определении
сферы личных интересов», «ответственность за действия», отказ от У Шумпетера естественной средой, в которой возможно возник
действий под влиянием прихоти2. То есть это — «добродетельный новение предпринимателя, обладающего необходимым набором
эгоизм» или «эгоизм разумный», который, в частности, нашел свое качеств для создания новых комбинаций, является в том числе со
выражение в русской философии и литературе XIX в., например, в вокупность «утонченных» и не зависящих от мнения других людей
трудах Н. Г. Чернышевского3. способов, с помощью которых в капиталистическом обществе из
Читая работы Смита о нравственных чувствах, Шека о зависти, меряется «успех» или одержанная «победа»2. Но эти способы под
Рэнд о добродетельном (разумном) эгоизме, я нахожу между ними разумевают успех и победу одних, неудачу и поражение других.
много общего. Мне кажется, что «закон справедливости» Смита, Мы имеем дело с постоянным и динамичным процессом сочета
«закон зависти» Шека — модификации и проявления «разумного ния «поощрения и наказания с отбором»3. При этом Шумпетер на
эгоизма», некоторой силы эволюции человека, базирующейся на зывает сущностью капитализма и деятельности предпринимателей
его частных интересах, но учитывающей интересы окружающего процесс «экономической мутации», «созидательного разрушения»,
мира, приспосабливающей эти интересы друг к другу. Это две сто который «революционизирует всю экономическую структуру из
роны одной силы. Только Смит смотрит с позитивной, «доброй» нутри, разрушая старую структуру и создавая новую»4.
стороны, а Шек с отрицательной, «злой» стороны. Защищая себя Однако в этом революционном процессе «созидательного
от вражды и козней других людей, человекэгоист по закону спра разрушения» его непосредственные участники, предпринимате
ведливости старается делать благо другим, а по закону зависти он лиинноваторы, меняются сами, «мутируют», и не только эко
ограничивает и контролирует других. номически, но и духовно. Старые качества, которые собственно
Эти законы свидетельствуют о том, что, по сути, любая эконо и сделали их предпринимателями, вытесняются новыми. Вернер
мическая сила, а она всегда персонифицируется в поведении лю Зомбарт, который подробно разобрал противоречивые и находя
дей и отражается в их частных интересах, должна быть уравнове щиеся в соперничестве слагаемые капиталистического духа, в
шена своей противоположностью. Именно столкновение этих своей работе «Буржуа» детально исследует метаморфозы пред
противоположностей, их состязание, конкуренция обеспечивают принимателей в процессе развития капитализма. Он вскрывает
развитие, отбор наиболее эффективных экономических институ
внутреннюю борьбу духовных начал предпринимательской дея
тов и субъектов хозяйства. Столкновение этих сил — это «отчаян
тельности, которые одновременно сулят обществу и рост благ, и
ное» и лучшее лекарство от неэффективности. Именно так считал
катаклизмы.
и один из столпов экономического либерализма, Фридрих
Зомбарт противопоставляет предпринимателя (присущий ему
Август Хайек. В качестве эпиграфа к своей книге «Частные деньги»
капиталистический дух) на этапе раннего и позднего капитализма.
1 Рэнд А. Указ. соч. С. 73.
1 Hayek F. A. Denationalization of Money. The Argument Refined. L., 1990.
2 Там же. С. 76.
2 Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. М., 2008. С. 167.
3 Следует отметить, что в своем эссе Бранден практически заимствует примеры
3 Шумпетер Й. А. Капитализм, социализм и демократия. М., 2008. С. 452.
Н. Г. Чернышевского о «самопожертвовании». Чернышевский Н. Г. Антропологический
принцип философии. Соч.: в 2 т. М., 1987. Т. 2. С. 216. 4 Там же. С. 461.

44 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 45


Либерализм и регулирование финансового рынка Закон нравственного равновесия

Причем хозяйственный (капиталистический) дух в его определе ление и меру их деятельности определяют их собственные жиз
нии — это «все проявления интеллекта, все черты характера, от ненные интересы и интересы других людей, для которых и вместе
крывающиеся в хозяйственных стремлениях, но это также и все с которыми они действуют»1.
задачи, все суждения о ценности, которыми определяется и управ Однако с развитием капитализма его законы все в большей
ляется поведение хозяйствующего человека»1. По Зомбарту, капи мере способствуют укреплению «предпринимательского духа», ра
талистический дух существует в гармонии с раннекапиталистиче ционализма в ущерб «мещанскому духу». По мнению Зомбарта,
ским развитием общества, способствуя ему и являясь его продук для позднего капитализма характерен другой тип предпринимате
том, однако на более поздних стадиях капитализма эта гармония ля. Его Зомбарт называет современным экономическим челове
нарушается. Предприниматель эпохи раннего капитализма в боль ком, для которого сам человек перестает быть мерой всех вещей,
шей степени привержен общественным идеалам, добродетелям. но все более важной для него становится спекуляция, все больше
Более того, забота о человеке, «который является мерой всех ве его деятельность подчиняется «абсолютной рационализации». Что
щей», пронизывает хозяйственную деятельность. По мнению Зом же касается мещанского духа или мещанских добродетелей, то они
барта, хозяйство «служит человеческим целям, как и всякое другое «овеществляются»2.
создание рук человеческих». Более того, «исходной точкой всякой Один дух отрицает другой. Капиталистический предпринима
хозяйственной деятельности является потребность человека, его тель под действием мистических сил превращается в «великана»,
потребность в благах»2. Однако на практике эта потребность скры
который «свободный от оков, в безумии несется по всем странам,
та вечной тягой предпринимателя к наживе. В средневековой
низвергая все становящееся на его пути»3. И как мы видим из бо
Флоренции, пишет Зомбарт, происходит «увенчание флорентий
лее отдаленной истории и из недавних событий, этот великан вне
ского духа», в результате чего «государями этой страны стала семья
запно превращается в разрушителя, его созидательный настрой
менял»3.
угасает, он перестает быть силой обновления и становится силой
Нравственное равновесие хозяйственной деятельности опре
упадка и застоя. Эгоизм теряет свою добродетель. И нужна иная
деляется равновесием элементов капиталистического духа: пред
принимательского духа и мещанского духа. Если первый эле сила, способная противостоять ему и восстановить утерянные им
мент, по определению Зомбарта, проявляется в «торгашестве», созидательные способности.
«инстинкте наживы», рационализме, то второй элемент, мещан В упомянутой выше книге «Экономика добра и зла» Томаш
ский дух, представлен воззрениями и принципами, «которые Седлачек погружается в анализ экономических мотивов древних
вместе составляют хорошего гражданина и отца семейства, со мифов и преданий. Анализируя легенду о Гильгамеше, он обнару
лидного и “осмотрительного” делового человека»4. Именно ме живает образ «невидимой руки», регулирующей некие обществен
щанский дух способствует развитию «святой хозяйственности» и ные отношения. В этом образе является персонаж легенды Энки
«деловой морали». Зомбарт пишет: «Но все, кто служил капита ду, которого он сравнивает с «прирученным диким духом (злом —
лизму: крупный землевладелец и крупный заморский купец, бан evil)»4. Энкиду по легенде не может быть побежден, но может быть
кир и спекулянт, владелец мануфактуры и торговец шерстью — «окультурен и одомашнен». Рассказывая историю Энкиду, полу
все они всетаки не переставали соразмерять свою коммерческую зверяполучеловека, посланного богами в наказание Гильгамешу,
деятельность с требованиями здоровой человечности: для всех их но ставшего его другом и соратником, Седлачек делает вывод:
дело осталось только средством к цели жизни; для всех их направ «Иногда лучше использовать дьявола, чтобы пахать на нем, чем бо
1 Зомбарт В. Буржуа. Этюды по истории духовного развития современного эко 1 Зомбарт В. Указ. соч. С. 109.
номического человека. М., 2004. С. 9. 2 Там же. С. 169—186.
2 Там же. С. 15. 3 Там же. С. 354.
3 Там же. С. 103. 4 Sedlacek T. Economics of Good and Evil. The Quest for Economic Meaning from
4 Там же. С. 108. Gilgamesh to Wall Street. P. 36—37.

46 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 47


Либерализм и регулирование финансового рынка Эволюционный закон «экономического фитнеса»

роться с ним»1. Подтверждение этому выводу он находит в чеш не лишено недостатков. И в его в деятельности мы обнаруживаем
ской легенде о святом Прокопии, который жил в уединении, выру столкновение не самых благовидных чувств и страстей, и оно нуж
бал лес и возделывал землю. Святой Прокопий «знал, как управ дается в «узде». Вопрос о «запрягающем святом» остается откры
ляться с опасностями, которых люди обычно избегают» и потому тым, как и вопрос о сочетании мотиваций государства: зависти, эго
сумел запрячь дьявола в плуг и пахать землю2. Но при этом Седла изме, добродетели, справедливости.
чек делает одно существенное замечание: «Только святой в исто
рии с Прокопием обладал силой преобразования, способной ис Эволюционный закон «экономического фитнеса»
пользовать злой дух, изменить, направить его на службу общему
благосостоянию»3. Святость оказывается тем самым «отчаянным Во всех приведенных выше примерах действующих в хозяйстве ду
средством», которое противостоит злому духу, становясь духом, хов, сил и законов мы можем заметить нечто общее — постоянное
отрицающим зло. Она восстанавливает нравственное равновесие в взаимодействие, столкновение участников хозяйственного про
обществе: эгоистичное зло служит общественным интересам. цесса: предпринимателей с предпринимателями, эгоистов с эгои
Мы видим, что ни закон зависти, ни закон справедливости, ни стами, завистников с объектами их зависти, носителей добродете
закон добродетельного эгоизма, ни мещанский дух, ни утончен ли и справедливости с теми, кто мог бы стать их врагами, обладате
ные способы измерения успеха предпринимателей и их особые ка лей мещанского и предпринимательского духа, наконец, их всех в
чества не избавляют общество от экономических катаклизмов, той или иной степени с государством или «гражданским управле
а закон нравственного равновесия действует с перебоями. Кто тот нием», которое призвано сдерживать «разбушевавшегося велика
святой, способный запрячь стихию хозяйства в упряжь созидатель на» рыночного хозяйства. Мы имеем дело с постоянным соперни
ного прогресса? Здесь както сама собой напрашивается тема госу чеством, конкуренцией, даже некоторой хозяйственной игрой.
Ставка в этой игре — общественное благосостояние, которое лишь
дарственного регулирования.
в абстракции является суммой благосостояний каждого члена об
В книге Жана Кальвина «Наставления в христианской вере» «гра
щества. До этой идеальной суммы играющим нужно пройти много
жданское управление» или государственная власть определяется как
раундов ожесточенных столкновений, блефа, споров и жарких раз
самостоятельная и востребованная сила, причем сила заведомо пози бирательств. И государство вовсе не арбитр в этой игре, как приня
тивная, даже святая. Кальвин отрицает противодействие власти, он то считать. Оно участник этой игры как самостоятельная сила, до
призывает к уважению и подчинению ей, даже если власть «принад полняющая силу аскетического саморегулирования добродетель
лежит людям совершенно недостойным и пятнающим ее». Кальвин ных эгоистов.
признает, что и власть может быть небезупречной. И на нее есть свой Эту хозяйственную игру можно попытаться определить в тер
«отрицающий дух», своя усмиряющая сила. Прежде всего, это «от минологии теории игр как некооперативную игру. Ее законы и
мщение Божье». Но также Кальвин называет институты демократи равновесия в свое время сформулировал Джон Нэш. Теория игр
ческого, «гражданского общества»: «органы типа магистратов, по нашла широкое применение в экономике, прежде всего в анализе
ставленные для защиты народа и обуздания чрезмерной алчности и рыночных ситуаций, олигополий, союзов, переговоров. Особен
распущенности монархов»4. В истории он находит им аналоги в лице ностью работ Нэша стало то, что он начал искать такое игровое
спартанских эфоров, демархов афинян, а также первых европейских равновесие, в котором нет победителей и побежденных. Первона
парламентов, ассамблей, сеймов. То есть и государство не свято. Оно чально он выдвинул принцип равновесия в некооперативной (ан
1
тагонистической) игре (равновесие Нэша). Оно наступает, если
Sedlacek T. Op. cit. P. 37.
2 каждый участник игры уже выбрал себе стратегию и не меняет ее,
Ibid.
3 Ibid. P. 38. а игрок, меняющий стратегию в одностороннем порядке, не может
4 Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Кн. IV. Гл. XX. Разд. 31 (см.: получить какуюлибо выгоду. В более поздних работах Нэш пыта
http://jeancalvin.ru/institution). ется найти, как он сам пишет, «естественную эволюцию» «некоо
48 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 49
Либерализм и регулирование финансового рынка Эволюционный закон «экономического фитнеса»

перативного» поведения «игроков», мотивированных их собствен предприняты попытки переосмыслить теорию эволюции живот
ными антагонистическими интересами, в их кооперативное поведе ных и человека. Но уходя с помощью теории игр в глубины биоло
ние и сотрудничество1. Так Нэш в некотором смысле эксплуатирует гических законов, ученые сделали открытия, позволяющие по
концепцию добродетельного или разумного эгоизма, в чемто соли стичь суть экономических отношений. В 1973 г. в журнале «Nature»
даризируясь с законом справедливости Смита2. была опубликована небольшая статья Дж. Мейнарда Смита и
В одной из сравнительно недавних статей Нэш задается целью Г. Р. Прайса «Логика конфликта животных», в которой они впер
смоделировать сотрудничество (кооперацию) игроков посредст вые вывели концепцию «эволюционно стабильных стратегий»1.
вом «акта признания» (action of acceptance), когда один игрок при Описывая жизнь животных, авторы идеи обнаруживают опреде
знает «посредническую (агентскую) миссию» (agency) другого иг ленные стратегии в их поведении, умение приспосабливаться к си
рока или коалиции игроков3. Как следует из условий Нэша, перед туации и, на нее реагируя, развиваться. Выводы ученых важны:
нами некая возобновляемая, продолжающаяся игра, в которой ка 1) побеждает тот, кто может придерживаться своей стратегии как
ждый игрок может «некооперативно» реагировать на нежелатель можно дольше; 2) эволюционно стабильные популяции многооб
ные ему действия других игроков, но при определенных условиях в разны по формам жизни (полиморфны); 3) представители таких
результате «акта признания» выбирать себе посредника в лице дру полиморфных популяций способны менять свое поведение в зави
гого игрока или нескольких игроков. симости от ситуации.
Задав эти условия для моделирования экспериментальной иг Эти выводы вплотную подводят нас к аналогиям из области
ровой ситуации, Нэш подчеркивает, что в «практической теории экономики. «Агентство» Нэша в игре антагонистических игроков
игр» игроками могут быть не только люди, но и корпорации и го и эволюционно стабильные стратегии могут быть легко примене
сударство4. Если переложить на реальную экономическую почву ны к анализу государственного регулирования, взаимоотношений
агентскую модель коалиций, предложенную Нэшем, мы сможем государства и бизнеса в каждом экономическом сегменте и на каж
найти многочисленные случаи игрысоперничества предпринима дом рынке.
телей, корпораций, финансовых институтов между собой и их кли Появление государства в экономике изначально является реа
ентами, когда они не желают идти на уступки, кооперироваться лизацией потребности самих участников рынка во внешней силе,
друг с другом, но с готовностью приходят к разрешению своих посреднике и участнике, способных сбалансировать конфликты и
конфликтов при участии посредника в лице государства (по Нэшу, антагонизм соперничающих «духов». Со временем государство на
«голосуют за выбор агента»). чинает играть на всех фронтах, и стратегия его обретает устойчи
Работы Нэша оказали существенное влияние на исследовате вость в долгосрочной перспективе. Действия государства провоци
лей самых различных сфер человеческой жизни и областей науч руют участников рынка на последовательность ответных шагов
ных знаний. Так, на основе моделей некооперативных игр были
стратегий. Возникают «полиморфные популяции» многочислен
1 См.: Nash J. F. The agencies method for modeling coalitions and cooperation in ных экономических институтов, организаций, фирм, генерирую
games // International Game Theory Review. Vol. 10. No. 4 (2008). P. 539—564. щих самые различные инструменты кругооборота материальных и
2 Дубина И. Н. Основы теории экономических игр. М., 2010. С. 7. И. Н. Дубина финансовых ценностей. В этом полиморфизме стабильность их су
утверждает, что якобы Нэш отрицал классический подход А. Смита к развитию, в кото ществования. Государство отвечает тем же. Оно приводит свою
ром «каждый сам за себя». Мне представляется, что это некорректная трактовка «неви
димой руки», если учесть выведенный Смитом «закон справедливости», который стратегию в соответствие со стратегиями множащихся экономиче
ничуть не противоречит принципу «сделать лучше для себя, делая лучше другим». Такой ских субъектов, в том числе субъектов финансового рынка. Так
вывод И. Н. Дубины сродни эпизоду в фильме «Игры разума», посвященном Джону
Нэшу. Герой фильма в исполнении Расселла Кроу в баре объясняет друзьям, в чем был
формируется механизм эволюции, где каждый приспосабливается
неправ Смит. Не думаю, что это лучший источник научного анализа взглядов двух вели друг к другу, и всякий раз по разным причинам нарушает достиг
ких ученых.
3 См.: Nash J. F. Op. cit. P. 539. 1 Smith J. M., Price G. R. The Logic of Animal Conflict // Nature. 1973. Vol. 246.
4 Ibid. Nov. 2. P. 15—17.

50 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 51


Либерализм и регулирование финансового рынка Борьба с мутантами

нутое и временно устойчивое состояние приспособленности. Эво ты, которых сегодня мы хоть и встречаем, но всетаки изредка. Но
люция как борьба, как постоянное состязание ВСЕХ участников чтобы этот закон фитнеса работал, нужно одно непременное усло
экономики, их игра, противостояние, доказывание своей эффек вие: обе стороны экономических отношений, государство и ры
тивности, как смена стратегий и приспособление к ним — вот тот нок, должны быть равны. А как раз это и рынок, и государство
«святой», который способен обуздать «злой дух» экономики. упорно отрицают.
Государственное регулирование и саморегулирование рынка,
будучи, казалось бы, антагонистическими силами, вынуждены Борьба с мутантами
учитывать друг друга и приспосабливаться друг к другу. Ведь в ре
альных ситуациях то государство становится агентом большей Сила саморегулирования рынка и сила внешнего государственно
или меньшей группы экономических игроков, то частные пред го регулирования («гражданского управления») не разъединены,
приниматели или институты становятся агентами государства. как принято считать, они не противостоят друг другу в контексте
Только постоянное взаимодействие государства как стража обще дилеммы: или—или. Они всегда сосуществуют рядом и укрепляют
ственных интересов с представителями многих частных интере друг друга. Наверное, можно представить абстрактную временную
сов, постоянная играсоперничество обеспечивают эволюцию точку в человеческой истории, когда, например, государственной
«полиморфизма» окружающей нас экономической среды, включая силы не существовало изза отсутствия государства. Но ведь отсут
и финансовую систему. Говоря языком теории эволюции, продукт ствие его — формальность. Государство — это ни здание, где рас
государственного регулирования экономики в целом и финансо положены властные силы, ни бюрократия, ни трон, ни властная
вого рынка в частности — это постоянные «тренировки бизнеса», персона. Власть — это отношения, это общественная услуга, воз
«дрессировка рынка», его воспитание, закалка и муштра в целях никшая как компромисс частных интересов, чтобы противостоять
его же саморазвития, эволюции как сильного и способного к вы их же эгоизму. Поэтому убежден, что в первые часы рождения че
живанию экономического института. Но тренируя других, госу ловека как «общественного существа», а значит, хозяйствующего,
дарство «тренируется» само. В интервью журналу «Шпигель» То вовлеченного в хозяйственные отношения с другими людьми, най
маш Седлачек говорит: «Слово “регулирование” имеет негатив дутся прообразы институтов государственного, т.е. гражданского,
ную коннотацию, лучше говорить о координации». И делает управления. Это могут быть легенды и мифы, страхи, правила пле
вывод: «На корте нужны два человека: в теннис невозможно иг мен, верования, наконец, чувство долга и зависимости от своих со
рать одному»1. братьев. В любом случае сегодня эти силы неразделимы, а попытки
Государственное регулирование — это фитнесзал для частного их разделить отбрасывают нас не только в невозвратные глубины
бизнеса. Это даже не продукт, это общественная услуга: поддержи человеческой истории, но в ту пору, когда «земля была безвидна и
вать экономические институты в тонусе эволюционного развития. пуста»1. Однако и там скептики обнаружат созидающий и направ
И государство должно соответствовать взыскательному спросу на ляющий жизнь Дух Божий.
качество этих услуг, а значит, должно само тренироваться, накачи Связанные эволюционным процессом, государственное регу
вать свои мышцы, укреплять свою сопротивляемость внешним си лирование и саморегулирование рынка должны быть взаимно
лам, оттачивать свое мастерство тренера, чтобы сохранять за собой сильны. Без сильного государства рыночные институты превраща
столь важное обществу место инструктора в фитнесцентре хозяй ются в хаотичный набор враждующих субъектов частного эгоизма,
ства. Без участия государстваинструктора в этой вечной эволюци затрудняющих развитие друг друга. Без сильного саморегулируе
онной игре, без этих взаимных тренировок и в экономике, и на мого рынка, представленного сильными ассоциациями, союзами,
финансовом рынке, да и в самом государстве верх взяли бы мутан отдельными предпринимателями и бизнесом как таковым, госу
дарство утрачивает способности отстаивать общественные инте
1 Алчность — причина всего. Тенденции в экономической этике: чешский эконо
мист Томаш Седлачек о кризисе и морали // Профиль. 2012. № 12. С. 36. 1 Бытие. Гл. I, 1:2.

52 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 53


Либерализм и регулирование финансового рынка Борьба с мутантами

ресы, содействовать эволюции общества. Оно погружается в ле сурсов, обеспечения всей финансовой индустрией экономическо
таргический сон паразитизма, черпая остатки сил из иссыхающих го развития и роста благосостояния.
источников экономического благосостояния. Слабость рынка об Результат от указанных выше нововведений оказался ошелом
рекает государство на слабость, а слабость государства лишает ляющим: число лицензируемых организаций сократилось в разы.
силы и сам рынок. В итоге разрушается общество. Если в 2009 г. было выдано 950 лицензий, в 2010м уже 585, то в
В свое время мне довелось вести со своими оппонентами дис 2011 г. — 228. Это показывает, до какой степени неподготовленными
куссию об установлении дополнительных требований к деятельно и фиктивными оказывались создающиеся финансовые компании:
сти профессиональных участников финансового рынка. Осозна они на деле были лишь формальными бумажными свидетельствами
вая нарастание проблем фирмоднодневок на финансовом рынке, о регистрации юридических лиц, да счетом в банке, которым можно
я предложил повысить минимальный уровень собственного капи было управлять дистанционно. Чем на самом деле намеревались
тала более чем в три раза, сделать более понятным и прозрачным заниматься такие «профессионалы», можно лишь догадываться.
его расчет, обязать владельцев финансовых компаний формиро Надо сказать, что за период с 2007 по 2011 г. мне удалось с ко
мандой сотрудников ФСФР претворить на практике целый ряд за
вать советы директоров, чтобы контролировать менеджмент1. Уча
конодательных инициатив, которые долгое время находили свое
стники рынка, а точнее, представители их саморегулируемых орга
выражение лишь в ярких выступлениях на различных конференци
низаций (СРО), понимающие, что предложенные меры сократят ях и форумах. Многие из них являются хорошим «тренажером» для
номинальное количество финансовых посредников, с издевкой участников финансового рынка: введение уголовной ответственно
парировали, мол, регулятору удобно взаимодействовать с узким сти за нарушение законодательства в вопросах учета прав собствен
кругом крупных институтов. ности и ведения реестров ценных бумаг, за использование инсай
Я не стал отступать и через некоторое время предложил про дерской информации; повышение в 20—30 раз размеров штрафов за
цедуру предлицензионной проверки надежности финансовых по противоправные действия и за невнимательность и безответствен
средников. Согласно этим предложениям, которые были реализо ность работников финансовых институтов; существенная детализа
ваны2 и начали действовать, к заявителю на получение лицензии ция законодательства по производным финансовым инструментам,
направляется выездная проверка с целью выявить, чем, собствен долгое время остававшимся слабо регулируемой зоной рыночных
но, он обладает, претендуя на имя профессионального участника отношений (например, введение института центрального контр
рынка: офис, оборудование, сотрудники, капитал. Логика этих агента, механизма ликвидационного неттинга); принятие после
ужесточений была обратной той, что пытались навязать их против 10 лет дискуссий закона, противодействующего инсайду и манипу
ники: регулятору для эффективной работы нужны сильные инсти лированию рынком; общее усиление надзора и правоприменения.
туты, с которыми труднее работать и которым сложнее противо Наиболее заметными результатами усиления государственного
стоять. Любой негативный момент в их деятельности оказывается регулирования и надзора на финансовом рынке стали, с одной сто
гораздо заметнее и чувствительнее для всего рынка. Но и их потен роны, многократное снижение нарушений, совершаемых, напри
циал обеспечения общественных интересов значительно выше. мер, акционерными обществами в процессе раскрытия информа
Именно это укрепление финансовых посредников, рост потенциа ции о себе и публикации отчетов для акционеров, а с другой сторо
ла выполняемой ими общественной функции заставляет регулято ны, увеличение числа аннулируемых лицензий и аттестатов
ра сосредоточиваться на системных проблемах их стабильности, руководителей профессиональных участников рынка ценных бу
ответственности, надежности. То есть на условиях и предпосылках маг. Впервые штрафам подверглись крупнейшие финансовые ин
ституты, включая наши основные биржи, а лицензии потеряли
эффективного распределения в экономике инвестиционных ре
участники с многолетней и, как всем казалось, образцовой репута
1 ФСФР переходит на капитальный расчет // Коммерсантъ. 2009. № 131 (4186). цией. Была развернута беспрецедентная борьба с компаниями
22 июля; Брокерам совет предписан // Коммерсантъ. 2010. № 62 (4362). 9 апр. призраками, занятыми буквальным мошенничеством и отмывани
2 Антибумажный регламент // Коммерсантъ. 2011. № 59 (4600). 6 апр. ем денежных средств.
54 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 55
Либерализм и регулирование финансового рынка Храповик Хиггса

Постепенно у участников рынка вырабатывалось понимание В работе Хиггса, исходя из контекста моих рассуждений, следу
укрепления и усиления государства, правоприменения, уменьше ет выделить два важных и, как представляется, связанных аспекта.
ния серых зон безнаказанности. «Тренировался» ли рынок быть Говоря об «эффекте храповика» в действии регулирующей силы
самостоятельно ответственным? Убежден, что да, хотя для дости государства, Хиггс никак не анализирует ответное действие силы
жения явных и зримых результатов требовалось время. Да и напор саморегулирования рынка. Это и есть первый аспект. Действи
государства в лице регулятора финансового рынка был в этот мо тельно, применим ли эффект храповика к силе рынка? При чтении
мент не только субъективно, но и исторически детерминирован. его книги складывается впечатление, что эта сила саморегулирова
Ведь многое из того, что было сделано за указанный период време ния действует скорее в обратном направлении, как «прерывистое
ни в части укрепления регулирующей силы государства на финан понижательное движение». Тем самым Хиггс как бы признает, что
совом рынке, определялось фактором финансового кризиса. Он сила саморегулирования рынка остается настолько слабой и по
позволил на многие вещи посмотреть поновому, многое переос давленной, что не может сопротивляться силе государственного
мыслить и помочь утвердиться в решениях, по поводу принятия управления. Однако Хиггс не случайно акцентирует внимание на
которых регулятор колебался на протяжении многих лет. «послекризисном сжатии» государственной силы, несмотря на то,
что у этого сжатия очень небольшой запас «обратного хода». Уг
Храповик Хиггса лубляясь в ответ на вопрос, почему это сжатие «неполное», т.е. по
чему усиление государства в момент кризиса не ослабевает после
Влияние кризисов на усиление государственного регулирования его завершения и сила государства не возвращается к своему пред
экономики не стало особенностью нашего рынка. Это историче кризисному состоянию, Хиггс, по сути, формулирует второй важ
ский феномен, который достаточно детально рассмотрел в своей ный аспект своего исследования.
работе «Кризис и Левиафан» Роберт Хиггс. Опираясь на многочис По Хиггсу, основной силой, способной противостоять и сдер
ленные примеры из истории США, он констатирует: «В условиях жать крепнущую силу государственного управления, является идео
сурового делового спада многие приходят к убеждению, что воз логия и политика. То есть в некоторой степени он солидаризируется
можности эффективного функционирования рыночной экономи с Кальвином. Хиггс пишет: «Без организованного политического
ки исчерпаны и что дела пойдут лучше, если правительство зай сопротивления ведомство так и будет заниматься своим делом или
мется более всесторонним планированием или регулированием»1. даже расширит его»1. На силу рынка, очевидно, надеяться не прихо
Действительно, кризисы сопровождаются наступлением госу дится. Дело в том, что вместе с ростом государства и правительства
дарственной силы регулирования. По мнению Хиггса, эта сила крепнут их «страстно заинтересованные клиенты из частного бизне
всякий раз действовала по принципу храповика, «прерывистого
са», которые «извлекают существенную выгоду для себя, а издержки
повышательного движения: после каждого значительного кризиса
тонким слоем распределяют среди куда более многочисленной
размер государства становился хоть и меньше, чем на пике кризи
группы налогоплательщиков или тех, на кого издержки ложатся
са, но больше, чем был бы, если вместо кризиса темпы роста оста
косвенным образом»2. Могу сказать, что примеры такого соглаша
вались прежними»2. Именно это движение с периодом незначи
тельства можно найти и на нашем, и на мировом финансовых рын
тельного «обратного сжатия» подталкивает Хиггса к обобщению:
ках. Правда, в короткий исторический период очень сложно вы
«Возможно, именно кризисы обеспечивают живучесть того фено
явить эту «страстную заинтересованность», так как иногда она силь
мена, который многие аналитики неявно воспринимают как про
но завуалирована дискуссионной и антирегулятивной риторикой.
цесс непрерывной вековой экспансии государства»3.
Здесь я вынужден сделать отступление и сказать о взаимодей
1 Хиггс Р. Кризис и Левиафан: Поворотные моменты роста американского прави ствии СРО и российского регулятора финансового рынка. Как мне
тельства. М., 2010. С. 53.
2 Там же. С. 70. 1 Хиггс Р. Указ. соч. С. 138.
3 Там же. С. 124. 2 Там же.

56 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 57


Либерализм и регулирование финансового рынка Храповик Хиггса

кажется, приводимые ниже примеры и факты проливают допол сматривалась лишь как альтернатива государственному регулиро
нительный свет на мое представление о либеральном подходе к ре ванию. В тех сферах, где такого регулирования фактически не
гулированию рынка. было, наверное, имело смысл апробировать институт СРО, но там,
Одним из первых в России конфликтов регулятора финансово где регулирование было, появление или расширение полномочий
го рынка и саморегулируемых организаций был связан с отменой в СРО не должны были сводиться к перераспределению сфер влия
2000 г. обязательного членства участников рынка в таких организа ния по принципу «деления шкуры».
циях. Будучи горячим сторонником и проводником такой отмены, В ходе дискуссии один из руководителей СРО регистраторов и
я мог наблюдать, с каким ожесточенным сопротивлением рыноч депозитариев (ПАРТАД), П. М. Лансков, предельно точно сфор
ная бюрократия расстается с предоставленной ей самим же госу мулировал свой подход к дилемме регулятор—СРО: «Лично я не
дарством «системой кормления». И в последующие годы зачастую вижу преимуществ в модели государственного регулирования фи
критика регулятора в подтексте означала желание перераспреде нансовых рынков, но, может быть, это случается в те самые корот
лить государственные функции в пользу СРО, что косвенно лишь кие периоды, когда необычайно профессиональные и либераль
означало глубокую и хорошо законспирированную заинтересован ные представители рынка возглавляют тот или иной государствен
ность в усилении государственного регулирования. Однако это не ный аппарат». По его словам, «можно предположить, что в этот
имеет никакого отношения к сути саморегулирования, способного период ведомство сможет конкурировать со СРО за право регули
стимулировать и поддерживать «нравственное равновесие», ответ рования», но «так как все чиновники временны, то этим, собствен
ственность, общественную сознательность в действиях частных но говоря, и заканчиваются преимущества любой персонифици
субъектов рынка. рованной модели управления, начиная с абсолютной монархии»1.
В период с 2000 по 2004 г. взаимоотношения между СРО и то Как можно видеть из этой цитаты, Лансков допускает возмож
гдашним регулятором российского финансового рынка, ФКЦБ, ность «конкуренции» между СРО и регулятором, однако увязывает
были крайне сложными и конфликтными. Как участник тех собы такую возможность лишь с наличием во главе регулирующего ор
тий признаюсь, далеко не все они были объективными и соответ гана человека, соответствующего его, Ланскова, представлениям о
ствовали целям поиска наиболее эффективных путей регулирова «добре и зле». Получается, там, где взгляды не совпадают, где су
ния рынка и «тренировки» этого рынка как важнейшего института ществуют разные подходы и представления о подлежащих регули
экономики. Многое носило субъективный характер и сводилось к рованию силах рынка, там конкуренция невозможна. В моем по
выражению личной и взаимной неприязни конкретных руководи нимании этот взгляд — слепок с не менее противного мне взгляда
телей СРО и ФКЦБ. Отчасти и это подтолкнуло меня уйти из отдельных представителей государственного регулятора, желаю
ФКЦБ в 2003 г. Но были споры содержательные, я бы даже сказал, щих видеть в руководстве СРО только тех, кто их лично устраива
идеологические. Прежде всего, они касались инициированного в ет. В этом смысле обе стороны стоят друг друга. Собственно, пер
то время закона о саморегулируемых организациях. сонификация по приницпу «нравится — не нравится» и стала при
В моем понимании СРО должны иметь мощный внутренний чиной упомянутого выше практически постоянного конфликта
потенциал не просто контроля за своими членами, но и общеры между ФКЦБ и СРО.
ночного, если так можно выразиться, общественного или граждан Конкуренция как стимул эволюции возможна именно тогда,
ского контроля: за этикой поведения участников рынка, за риска когда речь идет о преодолении, о столкновении сил, о борьбе.
ми в их деятельности — с возможностью противостоять нарастаю Иначе эволюционные способности и экономики, и отдельно взя
щему «эгоизму» отдельных участников, их «завистническому» того человека как ее субъекта слабеют, атрофируются и дряхлеют.
поведению, идущим в ущерб всему рынку. При этом в отличие от В итоге вместо эволюции и выживания мы наблюдаем упадок, де
государства они могут шире использовать экономические стимулы градацию и исчезновение. Это первое. Второе, не менее важное
и интересы, которые неотделимы от рыночных сил. Однако в
большинстве случаев роль СРО авторами упомянутого закона рас 1 Лансков П. Призрак саморегулирования // Рынок ценных бумаг. 2002. № 22.

58 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 59


Либерализм и регулирование финансового рынка Храповик Хиггса

обстоятельство состоит в искажении очень многими представите вители СРО, то они просто обязаны признать нарушения, если та
лями СРО и идеологами их деятельности сути саморегулирования. ковые были, а вот закрыть глаза на нарушения, сделать вид, что
Для многих приставка «само» означает, что участники рынка, они незначительные, не заметить их — лицемерие, подрывающее
а точнее, их представители «сами» справляются с задачей регули все их претензии на «самость».
рования рынка. То есть в их понимании приставка «само» персо Собственно, это «двуличие» и искаженное представление о
нифицированна и инстуционализированна. В моем глубоком по «самости» регулирования ярко проявились в конфликте между
нимании «само» — неперсонифицирующаяся и не подлежащая ФСФР и ПАРТАД по вопросам отзыва лицензий специализиро
институционализации приставка к слову «регулирование». Произ ванного депозитария «ИРКОЛ» и регистратора «ЦМД». Эти орга
нося «саморегулирование», я имею в виду силы рынка, самостоя низации были давними и активными участниками ПАРТАД, чис
тельные, внутренние силы экономических отношений, способные лились в лидерах и регулярно получали от СРО звания лучших. Од
сбалансировать самые разные интересы. Саморегулирование рас нако детальная проверка их деятельности показала наличие
крывается в качестве «невидимой руки» Смита и его естественного значительного числа нарушений, причем имеющих прямые нега
закона справедливости, в качестве законов зависти и эгоизма. Са тивные последствия для интересов граждан, чьи имущественные
морегулирование — это тоже столкновение интересов, их борьба, права они должны были защищать. В итоге лицензии были анну
конкуренция. Эту борьбу невозможно персонифицировать в ка лированы. Это были громкие истории нашего рынка в 2010 г.
който конкретной, выбранной ли участниками рынка или навя ПАРТАД так и не признала нарушений, сведя все к личностным
занной им извне личности. Она не может быть «институтом»: сою выпадам в мой адрес и обвинениям в необъективности и злонаме
зом, деловым клубом, ассоциацией, СРО. Переводя разговор в ренности. Но время показало обратное — все судебные инстанции
плоскость персонифицированных категорий, мол, «мы сами, ина подтвердили правильность решений ФСФР. Конфликта можно
че ктото за нас», участники дискуссий превращаются не в конку было бы избежать, если бы СРО с самого начала действовала в от
рентов, которые отстаивают свою эффективность улавливать силы ношении своих членов объективно, а не избирательно, пропор
рынка, понимать их состояние и находить средства их балансиро ционально их финансовому весу в бюджете «саморегуляторов».
вания, а во врагов, делящих регулятивные полномочия. И сегодня Кто бы что ни говорил, но эти две отозванные лицензии — серьез
идут эти дискуссии, и в них вновь проступает желание противо ный репутационный провал СРО ПАРТАД, который будет довлеть
поставить СРО регулятору, поделить полномочия1. Что в моем над ней многие годы.
представлении — путь в никуда. В феврале 2008 г. на встрече с представителями СРО я предло
Во время моего руководства ФСФР также были конфликты с жил понятные мне принципы построения деятельности саморегу
СРО. Однако свою работу я начал с того, что включил представи лируемых организаций. Эти принципы должны отражать их ры
телей СРО в состав комиссий, проверяющих участников рынка. ночную суть: состязательность с государственным регулятором в
Соответствующее решение было принято в ноябре 2007 г. Участия деле точного и эффективного улавливания настроений сил само
в проверках регулятора активисты СРО добивались много лет. регулирования рынка. В моем представлении цементирующим ос
Я понимал, что представители СРО будут настроены на защиту нованием деятельности СРО могли бы стать так называемые ком
своих членов, но также я был убежден, что такое участие повысит пенсационные схемы или фонды, создаваемые участниками рынка
их ответственность. На первых порах представители СРО были на случай кризисных или иных сложных ситуаций на рынке. Акку
полны энтузиазма, но скоро выяснилось, что им самим эта допол мулируемые СРО фонды позволили бы таким организациям дос
нительная ответственность не нужна. Проще критиковать итоги тичь сразу нескольких «конкурентных» преимуществ перед госу
проверок ФСФР издалека, когда же в проверке участвуют предста дарственным регулированием. Вопервых, в постоянном режиме
оценивать финансовое положение участвующих в компенсацион
1 Американская мечта Дмитрия Панкина. ФСФР готова довериться СРО // РБК ных фондах участников рынка, так как в случае возникающих у
daily. 2012. № 73 (1358). 24 апр. них проблем пришлось бы использовать часть аккумулированных
60 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 61
Либерализм и регулирование финансового рынка Храповик Хиггса

средств. Вовторых, обеспечить заинтересованность участия в И надо сказать, что в этой оценке Хиггс оказался пророком, хотя и не
СРО не изза предписанной свыше обязательности или изза ад в том смысле, который он в эту фразу вкладывал1.
министративного ресурса организации, а изза экономического Рейгановское дерегулирование финансовой сферы стало тем
интереса, так как участие в СРО позволяло рассчитывать на сред семенем, из которого выросла и разветвилась индустрия финансо
ства компенсационного фонда, в том числе для выплаты задол вого инжиниринга, деривативов, комбинированных финансовых
женности по обязательствам, что несомненно привлекло бы операций. Благодаря ему развились хеджфонды, расширился
дополнительных клиентов. Это предложение потом было реализо спектр рискованных операций банков, нашедших и новые формы
вано в проекте федерального закона о так называемом пруденци страхования финансовых рисков, и новые источники заработка:
альном надзоре, прдполагавшем, в частности, внесение изменений арбитражные и хеджерские сделки, кредитные дефолтные свопы,
в Закон «О рынке ценных бумаг». операции со «второсортными» кредитами (subprime lending). То
Продолжением усиления экономической составляющей в есть все то, что и взорвало рынок в 2007—2008 гг. Даже в букваль
деятельности СРО и повышением их «конкурентоспособности» в ном смысле кризис на долговом ипотечном рынке США в 2007 г.
деле регулирования рынка стали поправки в законодательство в стал «пшиком» рейгановской «революции»: в 80е годы прошло
части введения на российском финансовом рынке механизма ли масштабное дерегулирование сберегательных институтов, основ
квидационного неттинга1. Так, в Законе «О рынке ценных бумаг» ных источников ипотечных кредитов.
появилась новая статья 515, в которой вводится понятие гене И новая реакция государства, но уже в международном мас
рального соглашения, на основе которого участники рынка про штабе не заставила себя ждать, реализовавшись в серии регулятив
изводных финансовых инструментов могут заключать договоры ных инициатив, включая: создание наднациональных координа
друг с другом. При этом условия такого соглашения могут утвер ционных органов регуляторов (в частности, Совета финансовой
ждаться саморегулируемыми организациями. Также в Закон стабильности); переформатирование мегарегуляторов и формиро
«О несостоятельности (банкротстве)» была добавлена статья 41 об вание на их основе различных по задачам государственных органов
особенностях определения размера денежных обязательств, воз пруденциального надзора и защиты прав потребителей финансо
никающих из финансовых договоров, в которой механизм ликви вых услуг; ограничение деятельности хеджфондов; ужесточение
дационного неттинга, защищающего рынок от цепной реакции регулирования производных инструментов и внедрение централь
банкротств его участников, впрямую увязан с генеральными со ного контрагента на рынке деривативов; фактический возврат в
глашениями СРО. Это стало одной из радикальных новаций на США к разделению коммерческих и инвестиционных банков вза
российском финансовом рынке за время моего нахождения во мен отмененного на волне того же дерегулирования закона Гла
главе регулятора. Готовность к «конкуренции» с СРО у меня была са—Стигалла; предложение европейских государственных лидеров
всегда, вне зависимости от персоналий, представляющих эти ор ввести налоги на финансовые операции и контролировать возна
ганизации. граждение менеджеров крупных финансовых институтов и банков.
Однко вернемся к Хиггсу. Его книга вышла в 1987 г., когда только И не только в этом сбылось пророчество Хиггса. Кризис вновь
завершились процессы дерегулирования финансового рынка США. обнажил исключительную слабость силы саморегулирования рын
Он видит в «рейгонавтах» некоторый аналог революционеров, назы ка. Кризис «проспали» не только регуляторы, но и рейтинговые
вает их консерваторами и явно симпатизирует выбранному регуля агентства, аудиторы крупных банков, да и сами банки. Наиболее
торному тренду. Но при этом он оценивает их работу крайне негатив ярким свидетельством неспособности бизнеса самостоятельно
но: «Провозглашенная Рейганом революция окончилась пшиком». предупреждать риски и противостоять разрушительному эгоизму
1 Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 8ФЗ «О внесении изменений в от 1 Хиггс приводит слова Герберта Штайна: «...даже консервативное правительство,
дельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федераль находясь у власти, не стремится ограничить собственные полномочия». Хиггс Р. Указ.
ного закона “О клиринге и клиринговой деятельности”». соч. С. 446.

62 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 63


Либерализм и регулирование финансового рынка Актеры и роли

частного интереса стало банкротство банка Lehman Brothers. Как и кието бумажки, кудато звонят по допотопным телефонам. Их вид
писал Хиггс, единственным ответом неэффективности сил госу подчеркивает нервозную сосредоточенность. «Трейдеры», — под
дарственного регулирования и саморегулирования могла стать по сказывают титры. Рядом с ними чтото немыслимо техническое.
литика и идеология. Она явилась миру в колоннах движения «Ок Нагромождение шестеренок всех возможных размеров. Они кру
купируй Уоллстрит», ярко выраженного протеста левых либера тятся и крутят огромные рычаги, тудасюда ходят промасленные
лов и анархистов. Может быть, поэтому, по собственному поршни, из стыков конструкции вырываются клубы дыма... «Робо
признанию Хиггса, с наступлением XXI в. он стал «либертариан ты», — читаем мы на экране.
ским анархистом»1, тем самым солидаризируясь с идеологами Вот музыка меняется. Тапер сосредоточен, звуки тревожные и
«движения оккупантов», готовых отрицать финансовые институты пугающие: «Пабапапам...» Изза гардины выглядывает грозного
и рынок как таковые, прощать долги всем и себе в первую очередь. вида человек. Он в черном длинном сюртуке, в цилиндре, у него
Я же придерживаюсь собственной точки зрения: ощущение густая черная борода, усы, бакенбарды и устрашающего вида ог
свободы приходит с осознанием ее отсутствия. Только в этом слу ромные брови, нависающие над колючими и злобными глазами.
чае приливают силы, появляется стремление доказывать свою эф «Регулятор!» — угрожающе предупреждают титры. Регулятор, как
фективность, созидательность, развиваться и эволюционировать. Карабас Барабас с плеткой в руке, задиристо направляется к тол
Как писал русский философидеалист Николай Бердяев: «Все дос пе трейдеров. Трейдеры замерли. Регулятор начинает нещадно лу
тоинство человека основано на чувстве свободной ответственно пить их плеткой. Вот в ход уже идут кулаки. Одна зуботычина, дру
гая. Трейдеры бросаются врассыпную, прячась кто где может. Вот
сти»2. Иначе мы очень легко начинаем понимать свободу как про
Регулятор направляется туда, где сопят паром роботы. Теперь у
стое перераспределение чужих прав в свою пользу. И мы готовы
него в руке огромная жердь. Он втыкает ее в самое сердце меха
отрицать силу государственного регулирования не ради укрепле
низма. «Crash! Bum! Bang!» — передают все оттенки звуков ло
ния силы саморегулирования, предполагающей нашу собственную
мающегося металла титры. Тонкие струйки пара свидетельствуют
ответственность, а ради наделения самих себя силой требовать от
о том, что роботы отторговались.
ветственности от других. Так мы становимся той силой, которую
Довольный Регулятор стоит посреди побоища, скрестив руки
отрицаем. И «дух отрицания» отрицает нас. Я не сторонник таких на груди и манерно выставив одну ногу вперед. Подняв густую
трансмутаций. бровь, он осматривает результаты профилактического мероприя
тия... Но что это? Вся фигура Регулятора демонстрирует возмущен
Актеры и роли ное удивление. А музыка опять меняется на мажорный лад. В углу
зала за конторкой сидит как ни в чем не бывало маленький чело
Эта графоманская зарисовка, как мне кажется, иллюстрирует сказан век. «Чарли!» — восхищаются с надеждой зрители. Он в своем тра
ное выше. Она родилась в августе 2010 г. как ответ на один из ком диционном котелке, рядом тросточка. У него аккуратные нарукав
ментариев к записи в моем блоге. Меня сравнили с «театральным ники. Чарли чтото записывает в огромную книгу, переносит запи
злодеем». Я задумался. Из глубин воображения возникли сюжеты санное на бумажки, упорядоченно складывает их в стопочку.
немого кино с его явно маскарадными персонажами. Вспомнились Комуто звонит по телефону. Видно, что говорит он вежливо. «Чар
короткометражки Чарли Чаплина. Образ сложился быстро. Итак... ли — брокер, — сообщают титры, — исполняет заявки клиентов
точно и честно».
...Тапер начинает играть веселую увертюру. На экране в витой
Регулятор бросается к нему. Руки в боки, нависнув над Чарли,
рамке появляется надпись: «На бирже». Под звуки энергичной му
Регулятор своим пузом тычет в спину Чарли с такой силой, что тот
зыки в зале бегают люди. Они суетятся, передают друг другу ка
чуть не впечатывается в конторку. Котелок свисает набекрень. Ре
1 Higgs R. What is the point of my libertarian anarchism. Bad Quaker Dot Com. гулятор заносит плетку... Чарли ловко подставляет ему угол гросс
13.01.2012. (http://badquaker.com/archives/1315) буха, на другом углу которого стоит чернильница. Удар! Черниль
2 Бердяев Н. Философия свободы. М., 2010. С. 234. ница летит в лоб Регулятору. Он опешил. В это время Чарли ус
64 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 65
Либерализм и регулирование финансового рынка

кользает от него, забегает сзади и дает ему смачный пендель.


Теперь уже Регулятор почти впечатывается в конторку.
Началась битва. Регулятор бегает за Чарли. Тот от него увора
чивается, подставляя ему под ноги то стул, то стол. Регулятор спо
тыкается, почти падает. Вот он налетает на какойто столбколон
ну. Он путается в гардинах. Цилиндр у него съехал на глаза, плетка
хлещет ему же по лицу. Регулятор взбешен. А Чарли выбегает из
зала. Регулятор за ним. Длинный коридор. Там все повторяется:
Чарли путает следы, у Регулятора заплетаются ноги, он бьется го Оригинальная блог запись «9» (почти ремейк)» по мотивам одно
ловой то об одну стену, то об другую. Они вбегают в биржевой бу именного мультипликационного фильма («Девять», 2009 г.) ре
фет. А там, конечно, уже разложены торты, пирожные, булочки. жиссера Шейна Экера и со продюссеров Тима Бертана и Тимура
Чарли начинает швырять сладости в Регулятора. Бросок. И крем Бекмамбетова была опубликована мною 19 декабря 2010 г. в «жи
брюле стекает с носа Регулятора. Еще бросок. Желе залепило ему вом журнале»: http://vmilovidov.livejournal.com.
глаз. Бросок и...
...Достается и Чарли. В него тоже летят пирожные и торты. Но ...Девятый открыл свои оптикомеханические глаза. Поначалу
самый большой торт попадает как раз в разозленное лицо Регуля все вокруг казалось ему как в тумане. Но вот зажужжал зум фоку
тора. Тут он поскальзывается и падает. На него валятся остатки бу сировки, и перед глазами Девятого предстала фантастическая
лочек, потом посуда, кастрюли, сковородки, ножи и вилки втыка картина. Кругом мелькали какието лампочкидиоды, стелились
ются в мягкие места Регулятора... Наконец, огромная ваза откуда провода. Кудато ввысь устремлялись металлические конструк
то сверху падает и разбивается о голову злодея. Цветы из вазы ции, заполненные различными платами с многочисленными кон
повисают на его ушах. «Победа! Регулятор повержен!» — ликуют денсаторами, сопротивлениями, чипами. Вокруг него валялись,
титры, а вместе с ними и трейдеры. Даже роботы, едва ожив, удов видимо, уже вышедшие из строя триоды, транзисторы, полупро
летворенно попыхивают паром... водники. Кругом все скрежетало, пикало, кликало. В пространст
Снова меняется музыкальная тема. «Некоторое время спус ве носились странные фигуры и предметы, назначение которых
тя», — написано на экране. Опять тудасюда снуют трейдеры, кру Девятый был не в состоянии сразу понять.
тят шестеренки и пыхтят паром роботы. Чарли ходит по залу, давая Он приподнялся и сел. Потом осмотрел себя. У него были меха
затрещины то одному трейдеру, то другому, отвешивает им пенде нические с шарнирами руки, такие же ноги. Они крепились к
ли. Увесистым молотком он периодически вправляет шестеренки овальной емкости, в которой было видно, как мерцают какието
роботам. «Новый регулятор!» — объясняет надпись... огоньки. На его «туловище» была нарисована большая девятка. Он
А в углу зала за конторкой сидит грозного вида человек. У него встал на ноги, сделал несколько робких шагов. Почувствовав рав
черный сюртук, цилиндр, густые борода, усы, бакенбарды, брови. новесие, остановился и огляделся уже более внимательно. Рядом
Старый знакомый. Теперь он брокер, принимающий и исполняю лежал отполированный кусок металлической конструкции. Он по
щий клиентские заявки. Наверняка честно, своевременно и без дошел к нему. На него отражением смотрела механическая голова
«плеч». с двумя глазамифотоэлементами.
И... последний аккорд тапера! Девятый не знал, откуда он здесь взялся. Кто он такой и что
это за окружающий его мир. Еще раз оглядевшись, он пошел куда
глядели его фотоглаза.
— Нашего полку прибыло, — Девятый услышал чейто метал
лический голос. Изза связки проводов к нему на ногахпружинах
прыгала чьято фигура.
— Ну, привет, ты, я вижу, новый робот? — спросила фигура с
цифрой два на туловище, все время прыгая. — У тебя какая стра
Философия финансового рынка 67
Финансовый анархизм Гуманитарные договоренности

тегия? — продолжал Второй. Девятый моргал глазами и не знал, Девятый задрал голову. Наверху сидело большое механиче
что ответить. Видимо, его озадаченный вид побуждал Второго к ское чудовище, свысока следя за всем происходящим и испуская
более информативному общению. искрысигналы. Роботы, снующие то тут, то там, следили за этими
— Ну, точно, новичок. А это все, знаешь, биржевая система. искрами и метали в том же направлении свои.
Вон там, — Второй махнул своими руками%щупальцами куда%то Санитар недовольно крякнул и направился к куче проводов,
вдаль, — ядро, а чуть ближе шлюз. А это, — он показал на искры, вокруг которой скопилось много разных роботов. В это время у
которые летели по направлению к ядру, — сигналы. Их там, — он ног Девятого чтото заскрежетало. Он увидел рядом механическое
опять показал куда%то, — посылают трейдеры. Некоторые из них ис% создание на гусеницах. Оно извивалось и шипело. Его глаза сле
пользуют нас, мы им помогаем... Здесь нас много, — продолжал дили за каждым движением Девятого. На его извивающейся спи
Второй. — У каждого своя задача, своя стратегия. Я вот — скаль% не была заметна цифра 8.
пер! — сказав это, Второй на мгновенье отпрыгнул в сторону, вы% — Это Восьмой, — пояснил Второй. Роботпаразит. Он вылав
пустив взявшийся невесть откуда в его руках%щупальцах пучок ливает здесь роботов новичков, следит за их действиями, изучает
искр. — Пипсы ловим, — пояснил он, вернувшись к Девятому... стратегии, повторяет, провоцирует, а потом, раз! И поймает на
— А вон Третий и Четвертый, — это роботы%флудеры, они всем ошибочке. Не тот сигнал, не вовремя. И привет, твой трейдер в
мешают, шума от них, ух! пролете... С ним нужно быть аккуратнее, — перепрыгивая изви
— Мы флудеры, флудеры, — тараторя и выпуская из рук%трубо% вающегося Восьмого, предупредил Второй.
чек искры%сигналы, Третий и Четвертый проехали мимо на ногах% — Ну а этот — главный злодей для тех трейдеров, у кого нет та
колесиках... ких, как мы, — сказал Второй, указав на механический шар, непо
— Я вот вам! — металлически гундося, за ними по пятам дви% воротливо подставляющий свои бока под летящие искры. — Этих
гался робот, похожий на пылесос. Он своим широким, почти ути% трейдеров, говорят, называют «ручными», — продолжал Второй.
ным носом%насосом ловил летящие от флудеров искры... Вон видишь, искрысигналы летят медленнее, чем остальные. Это
— Робот%фильтр, Шестой, — пояснил Второй, — он фильтрует сигналы «ручных». А он, — Второй кивнул в сторону шара, обозначен
всякий шум, улавливает его и увеличивает торговцам доход... Да ного цифрой 7, — им каналы забивает, мешает. Загромождает со
кто ж тебя сделал%то? — не унимался Второй... бой систему. Ох, как на него злятся... Но в принципе он такой же, как
— ... А там еще над трейдерами есть Регулятор! Страшное су% все...
щество, он нас всех запретить может и выключить систему. Ух, од% — Вот мы тут такие, — резюмировал свою экскурсию Второй.
нажды дело было, постоянно нас тормозил. Многих наших тогда Осваивайся, — и, сказав это, Второй упрыгал в сторону шлюза...
замкнуло... А ты его не знаешь? — осторожно поинтересовался Девятый огляделся. Новый мир был пугающе заманчив.
Второй. Девятый пожал своими плечевыми шарнирами... «Действительно, — думал Девятый, — а кто меня придумал и
— Так, так, так, какая у тебя стратегия? — раздался голос из% какая у меня стратегия? Ладно, разберемся», — успокоил себя Де
за спины Девятого. К нему тянулись руки%щипцы какого%то нового вятый и направился открывать для себя новую среду обитания...
агрегата с цифрой 5 на утыканной оптическими глазами голо%
ве... — Щас мы тебя изолируем, если ты вредный... Гуманитарные договоренности
— Отстань от него, он новенький, его стратегию, похоже, еще пи%
шут, — заступился Второй. И тут же пояснил Девятому: — Это робот% В декабре 2010 г. я проводил встречу с «трейдерами»1, как они себя
санитар. Он отыскивает вредные стратегии, их лечит или удаляет. сами называли, специализирующимися на алгоритмической бир
Ведь ты не вредный? — опять заглянув Девятому в глаза, насторо% жевой торговле. Собственно, именно после состоявшегося диалога
женно поинтересовался Второй. Девятый, отрицая, мотнул головой.
1 Российский «трейдерский» культ, о котором речь пойдет ниже, конечно, имеет
— Ты вон лучше Куклом займись, — бросился на Пятого Вто%
мало общего с профессией биржевых специалистов. Слово «трейдер», зачастую синони
рой. — Там, — он показал на огромный агрегат, мерцающий огня% мичное слову «спекулянт», стало своего рода «социальным маркером» для представите
ми и искрами, — есть Первый. Он здесь — Властелин. Повелитель. лей определенной группы индивидуальных инвесторов на российском рынке,
Он многое определяет. Говорят, даже регулятор ему не страшен. придерживающихся спекулятивной инвестиционной стратегии.

68 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 69


Финансовый анархизм Гуманитарные договоренности

с ее участниками и возникла приведенная выше ассоциативная ис инстинктами от случая к случаю возвращает нас к тому давнему
тория про роботов. Слушая участников встречи, описание того, опыту. Правда, этот далекий образ становится все более размытым
как они работают на рынке, какие есть виды алгоритмических сис и иллюзорным. «Мы больше не в состоянии представить себе, как
тем, я отчетливо представил себе некий фантастический мир — мог бы выглядеть мир, основанный на социальных договоренно
мир алгоритмов, от которых сегодня совершенно невозможно аб стях (social arrangements), которые не требуют непрерывного устра
страгироваться, говоря о финансовом рынке. Рост алгоритмиче шения тазерами и камерами наблюдения», — с сожалением заме
ской торговли за посление годы стал буквально взрывным. Он чает Дэвид Гребер в своей фундаментальной книге «Долг: первые
принес на рынок большую спекулятивность, увеличил объемы 5000 лет»1.
торгов, создал совершенно уникальные условия, в которых рыноч Социальные или гуманитарные договоренности (social, human
ная ситуация способна меняться молниеносно, и ни регулятор, ни arrangements) лежат в основе формирования человеческого обще
участники рынка, ни современные серверы бирж просто не имеют ства и первых примитивных форм хозяйственной деятельности и
возможности адекватно отреагировать на происходящие в моменте обмена. Буквально каждый человек, как пишет Гребер, становится
события. Это ярко проявилось в известном flash crash, случившем «уникальным узелком в связях с другими, следовательно, ни один
ся на рынках США 6 мая 2010 г. из них не может считаться точным эквивалентом чего бы или кого
К алгоритмической торговле я еще вернусь, но, предваряя даль бы то ни было»2. Этот постулат для Гребера является важнейшим в
нейшие размышления о движущих силах финансового рынка, его концепции «гуманитарных экономик» (human economies). В таких
внутренних законах, мотивациях его участников, должен сказать экономиках по существу властвует саморегулируемая сила, в неко
следующее. В «зарисовке» по мотивам встречи с «алготрейдерами» тором роде альтернативная государству. Однако Гребер предвосхи
(еще один вошедший в нашу спекулятивно финансовую лексику щает вывод об альтернативности этих сил, утверждая, что «борьба
термин) явно читается вполне упорядоченное и структурированное между государством и рынком, между правительствами и торгов
общество. Сегодня, конечно, можно сказать все что угодно, но если цами не являются внутренне присущими человеческой природе»3.
по честному, то в момент сочинения этой истории я был движим не Важнее те ипостаси хозяйственных, рыночных отношений, или
столько философским замыслом, сколько образной реакцией на об «экономические опыты», на которых базируются сами человече
щение с определенной «культурой» рынка. Дополнительно перед ские отношения.
моими глазами был некоторый художественный аналог, который Гребер выделяет три экономических опыта: «коммунизм»,
также задавал вектор для полета фантазии. Образ этого общества т.е. отношения, построенные на чувстве справедливости, взаимо
диктовало и мое человеческое подсознание, готовое буквально все, помощи, на принципе от «каждого по способностям, каждому по
даже алгоритмы, упаковать в общественные рамки. потребностям», на взаимной ответственности; «обмен», как отно
Изображенное мною общество — общество свободных алго шения формального равенства; «иерархия», как отношения сопод
ритмов. Однако в нем просматриваются и своя иерархия, и свои чиненности и зависимости. Причем он делает оговорку, что все
отношения зависимости, соподчиненности, заметны соперничест три категории не являются определением типов общественного
во и даже вражда. В этом обществе есть своя внутренняя властная устройства, а представляют собой нравственные принципы, кото
сила, свой Властелин. Однако сила внешняя (регулятор) находится рые «сосуществуют всегда и везде»4. И общество может быть иде
где то далеко и не присутствует в гуще алгоритмических событий. альным тогда, когда в нем все эти принципы уравновешены и
Иными словами, общество, которое невольно придумано мною, сбалансированы. Однако в реальной жизни этого не происходит.
скорее являет собой один из примеров примитивных, самооргани
1 См.: Graeber D. Debt: The First 5000 Years. N. Y., 2011. P. 210 (тазер — разновид
зованных, в определенном смысле «анархических» обществ, пред ность электрошокового оружия — Примеч. авт.).
шествовавших возникновению государств. 2 Ibid. P. 208.
История человечества прошла через этап анархической само 3 Ibid. P. 75.
организации. И историческая память наряду с присущими людям 4 Ibid. P. 113.

70 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 71


Финансовый анархизм Финансовые анархисты

Особенно, отмечает Гребер, «известными и драматическими си Финансовые анархисты


туациями оказываются такие, когда отношения обмена сталкива
ются с угрозой превращения их в отношения иерархии: т.е. когда Термин «финансовый анархизм» я привожу по аналогии с нари
две стороны действуют как равные, обмениваются любезностями цательным именем «финансовый анархист», которым все чаще
или ударами, или товарами, или чем либо еще, но одна из сторон награждают себя некоторые представители современных общест
совершает что то, что полностью перевешивает чашу весов»1. Так венных движений, протестующих против засилья финансовых
ситуация равенства оборачивается своей противоположностью. институтов, банкиров, против их власти и власти долга как тако
Эти выводы Дэвида Гребера возникают из его анализа отноше вого.
ний долга, одной из ключевых финансовых категорий, даже в не Финансовые анархисты — очень пестрая и пока трудно класси
котором роде основополагающей для экономических отношений. фицируемая группа социальных активистов. Но для многих из них
Однако они вполне пригодны для общей оценки тех саморегули характерно желание освободиться от долговой зависимости. Так,
руемых сил рынка, которые со временем модифицируются, меня одна молодая особа из Канады в возрасте «поздних 20 лет», по ее
ются и даже превращаются в силы собственного отрицания. В этих собственному утверждению работающая в области общественных
метаморфозах можно увидеть постоянное желание экономических связей, пишет в своем интернетблоге «Финансовый анархист»:
агентов восстановить равенство, которое все время разрушается «Этот блог является хроникой моего пути от долга к противопо
воспроизводимыми вновь и вновь отношениями иерархии. При ложному состоянию раннего завершения трудовой деятельности,
чем вне зависимости от того, участвует в этих отношениях государ когда я смогу расстаться с зарплатным рабством и избежать пре
ство или нет. Эти метаморфозы порождают явления финансовой вращения в пешку корпоративной монархии». Ее цель — оплатить
анархии, фетишизируются и мифологизируются, создавая базу са долги, отремонтировать дом, затем сдать его часть внаем, накопить
мых разных рыночных «субкультур». Наконец, они реализуются в и инвестировать за ближайшие годдва 100 тыс. долларов и стать
общем «информационном облаке», окутывающем ход экономиче «полупенсионером»1.
ских событий, совершение сделок, формирование мотиваций уча В этом же смысле термин «финансовый анархист» применим к
стников рынка. 60летнему американскому блогеру Стивену Катцу, упорному бор
Путь трансформации рыночных отношений от состояния об цу с кредиторами всех мастей. Его историю и выдержки из его «ку
мена к состоянию иерархии во многом определяется уже рассмот линарной книги финансового анархиста» публикует некоммерче
ренными выше чувствами зависти, эгоизма, индивидуализма уча ский новостной портал «Мама Джонс», специализирующийся на
стников рынка. Это предопределяет и утверждающийся в своей теме социальной справедливости. В отличие от молодой канадки
силе «дух отрицания» патриархальных мещанских добродетелей. взгляды Катца куда более радикальны. Он фактически открыто
Казалось бы, нравственные принципы коммунизма, т.е. справед призывает не платить долги, более того, он разрабатывает самые
ливость, бескорыстие и ответственность, могли бы способствовать изощренные способы «терроризировать» своих кредиторов, изза
возвращению рыночных отношений к состоянию обмена. Однако чего удостаивается в интернете прозвища «кредитного террори
в реальной жизни людей, особенно хозяйственной, борьба за ра ста». Одним из афоризмов Катца якобы является выражение:
венство в обмене зачастую оказывается конкуренцией за звание «Никто еще не попал в ад за неуплату долгов». В итоге, как рас
Иерарха. сказывает «Мама Джонс», Катц с женой скрылся от кредиторов в
Китае2.
Подобных историй становится все больше, а финасовые анар
хисты встречаются все чаще. Причем в их число попадают люди
1 http://financialanarchist.tumblr.com
2 Kimberly Thorpe. 50 Ways to Leave Your Banker. «Mother Jones» (http://www.mother
1 Graeber D. Op. cit. P. 117. jones.com/politics/2011/01/stevenkatzcreditcarddebt).

72 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 73


Финансовый анархизм Финансовые анархисты

вполне известные, что называется, находящиеся на виду. К фи Цитируемый выше Дэвид Гребер, являющийся одним из идей
нансовым анархистам причисляют себя Макс Кейзер и Стейси ных вдохновителей движения «Оккупируй Уолл стрит», также от
Херберт, соведущие программы «Репортаж Кейзера» на канале носит себя к числу финансовых анархистов. В начале своей книги
«Russia Today». Одним из способов финансового анархизма, по о долгах он задается вопросом: «Почему, собственно, считается,
Кейзеру является «бойкот» продукции крупных компаний и совер что каждый должен платить по своим долгам»? Он указывает на
шение сделок с их акциями, опираясь «на силу бойкота». Для кон «нравственное противоречие», «нравственный конфуз», а именно
центрации этой силы Кейзер и Херберт, как их тогда прозвали на убежденность большинства людей в том, что «1) возврат взятых
«Бонни и Клайд финансов», еще в первой половине 2000 х гг. ос взаймы денег является делом морали, и 2) любой, кто имеет обык
новали интернет сообщество «Кармабанк» (Karmabanque), где новение ссужать деньги — дьявол»1. Исследуя этот «нравственный
можно инициировать бойкот очередной компании или присоеди конфуз», отношения долга, их трансформацию, он в итоге прихо
ниться к действующему бойкоту. Авторы ресурса даже вывели дит к выводу, что «долг есть искаженное обещание». По его сло
специальный индекс уязвимости компаний: «коэффициент при вам, «если свобода (настоящая свобода) — это способность иметь
быльности бойкота» (boycott profitability ratio). Он измеряет зави друзей, то она непременно — способность давать обещания». Ос
симость между суммой средств, которую участники бойкота новываясь на этом выводе, Гребер задает почти риторический во
НЕ потратили на продукцию того или иного производителя, и его прос: «А какие обещания способны воистину свободные мужчины
рыночной капитализацией1. Кейзер предполагал, что в современ и женщины давать друг другу»? И конечно, он не дает ответа,
ных условиях массовый «продуктовый бойкот» компаний легко а лишь замечает: «Никто не имеет права назвать нам нашу истин
подхватывается рынком, прежде всего спекулятивно настроенны ную стоимость, как никто не имеет права сказать нам, сколько мы
ми хедж фондами, которые активируют стратегию коротких про должны»2.
даж и, тем самым сбивают капитализацию бойкотируемого обще Гребер полагается на человеческие отношения, на их гумани
ства. Так, по его мнению, участники бойкотов побуждали менедж тарные договоренности, на то, что перекосы и иерархия в эконо
мент корпораций проводить социально ответственную политику. мических связях и обязательствах в значительной мере зависят не
Все названные примеры деятельности финансовых анархистов от навязанных извне правил и установок, а от самоорганизован
построены на некотором общественном сопротивлении сложив ных людей. «Пока долг остается непогашенным, — пишет
шимся правилам и нормам экономического поведения. Анархизм Гребер, — логика иерархии правит»3. То есть равенство завершает
Кейзера вообще сродни корпоративному шантажу и манипулиро ся там, где возникает обязанность. И только сами люди в состоя
ванию рынком. Тем не менее все финансовые анархисты едины в нии восстановить равенство экономических связей, вернуться от
одном: оплата долгов, совершение финансовых сделок, динамика состояния иерархии к состоянию обмена. Это созвучно «классиче
финансового рынка могут и должны подчиняться нравственным ской» идеологии анархизма.
принципам, заложенным в общественном мнении. Гуманитарные В 1925 г. известный русский иторик античности, философ Со
договоренности превалируют над юридическими условностями ломон Яковлевич Лурье написал книгу о наследии греческого фи
финансовых правил, договоров и сделок. При этом им совсем не лософа Антифонта, «творца древнейшей анархической системы».
важно, что зачастую эти «нравственные принципы», мягко говоря, Он отмечает важное значение идеи договора для мировоззрения
не заслуживают ни уважения, ни желания подражать, так как пред Антифонта4. По его словам, Антифонт «стремился превратить го
ставляют собой все те же зависть и эгоизм. А причинно следствен сударство в ряд автономных кружков», позволяющих уйти от госу
ные связи «гуманитарных договоренностей» уходят в бесконеч
1
ность человеческих страстей. Graeber D. Op. cit. P. 9.
2 Ibid. P. 391.
1 The Bonnie and Clyde of Karmabanque. June 4, 2003. Цит. по: http://www. 3 Ibid. P. 121.
greenpeace.org/international/en/news/features/the bonnie and clyde of karmab/ 4 Лурье С. Я. Антифонт — творец древней анархической системы. М., 2009. С. 87

74 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 75


Финансовый анархизм Возможна ли альтернативная финансовая система?

дарственной организации, главным недостатком которой Анти ей противопоставить. Однако победа финансового анархизма, как
фонт, по словам Лурье, считал «не самое существование каких бы правило, оборачивалась существенными проблемами для всей
то ни было норм и общих правил поведения, а то, что они ощуща экономики и финансовой сферы. Восстановление финансового
ются как что то нелепое, нецелесообразное, несправедливое и на равенства стоило государству значительных издержек. Оно низ
сильственное»1. вергало иерархов самозванцев, но вновь и вновь возводило себя на
Такое ощущение возникает от того, что логика развития эко трон рыночной власти, не стесняясь прибегать к либерально эко
номики и логика государственного управления экономикой дале номической риторике. И никто пока не в силах доказать, что это
ко не всегда совпадают. Как считает Гребер, «в прошлом, во вре было всецело ошибочным деянием, за исключением разве что ли
мена виртуальных кредитных денег неизбежно возникали инсти цемерия псевдолибералов.
туты, призванные не допустить ненормального хода событий»,
включая институты защиты должников. Вместо них сегодня госу
дарствами повсеместно созданы институты защиты кредиторов. Возможна ли альтернативная финансовая система?
И деятельность этих институтов зачастую сопровождается наси
В романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» Фраснсуа Рабле описывает
лием2.
созданную Гаргантюа для монаха Жана Телемскую обитель. Об
Как вырваться из этой искаженной логики управления эконо
щество телемитов представляет собой по существу анархическую
мическими связями? В поиске ответа на этот вопрос часть граж
коммуну, «их жизнь была подчинена не законам, не уставам и не
данского общества и предпринимателей тяготеет к финансовому
правилам, а их собственной доброй воле и хотению». Устав обите
анархизму. Русский философ и теоретик анархизма Алексей Алек
ли состоял из одного правила: «делай что хочешь». И этого было
сеевич Боровой определяет «анархический порыв» как «неограни
вполне достаточно, так как «людей свободных, происходящих от
ченное движение к общественным формам, не знающим насилия,
добрых родителей, просвещенных, вращающихся в порядочном
в которых нет иных препон к последовательным, расширяющимся
обществе, сама природа наделяет инстинктом и побудительною
творческим исканиям, как в ясном сознании ненарушимости прав
силой, которые постоянно наставляют их на добрые дела и отвле
другого на творческое самоутверждение»3. По аналогии с этим ут
кают от порока, и сила эта зовется честью». По словам Рабле, че
верждением можно заключить, что финансовый анархизм — это
такие самоорганизованные, саморегулируемые общественные ловек начинает вести себя совершенно иначе, когда он оказыва
действия и инициативы, которые направлены на создание альтер ется под гнетом и давлением извне, к нему применяют насилие и
нативных форм финансовых отношений, связей, институтов, спо принуждение. И люди «обращают благородный свой пыл» на то,
собных существовать параллельно с государственной финансовой чтобы «сбросить ярмо рабства». «Ибо нас искони влечет к запрет
системой и ее законами, а может быть, и подменять ее в опреде ному и мы жаждем того, в чем нам отказано», — резюмирует ав
ленные исторические моменты времени. тор романа1.
Нужно признать, что на относительно коротком отрезке новой Я не считаю изображение Телемской обители утопическим
российской истории отчетливо проступают примеры реванша фи представлением Рабле об «идеальном обществе». Рабле — шутник,
нансового анархизма. В эти периоды «экономический фитнес» ме провокатор и мистификатор. Многие образы в его книге на самом
нял местами тренера и тренируемого, государство явно проигры деле «перевертыши»: сказанное «да» нам следовало бы читать как
вало состязание с частным бизнесом. Сила саморегулирования «нет». Его идиллия — издевка над утопией, ведь любой идеалист не
рынка брала верх, а сила государства была не в состоянии что либо сможет поверить в существование такой обители. Ее описание ос
тавляет много вопросов, на которые Рабле, как мне кажется, дает
1 Лурье С. Я. Указ. соч. С. 152. завуалированный аллегориями ответ.
2 Graeber D. Op. cit. P. 18—19.
3 Боровой А. А. Анархизм. М., 2010. С. 154. 1 Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль. М., 2011. С. 170.

76 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 77


Финансовый анархизм Возможна ли альтернативная финансовая система?

Стоит обратить внимание на «социальный ценз» для «мона Пантагрюэля. Порой кажется, что именно с образа Панурга и на
хов». Сюда, в частности, не принимали представителей государст чалась вся история романа — его дух витает почти во всех сюжетах.
венной бюрократии: «официалов всех мастей», «крючкоделов», Панург, по словам Рабле, любил «оставлять с носом других» и
клерков, судей, без оговорок ассоциируемых Рабле со взяточника «знал шестьдесят три способа добывания денег, из которых самым
ми. Заказан сюда был путь и некоторым представителям финансо честным и самым обычным являлась незаметная кража»1. Из исто
вого сообщества: «скрягам ростовщикам», перед которыми «долж рий о проказах Панурга возникает совершенно отчетливый образ
ник трепещет разоренный», а также «скупцам», в которых «проник прожигателя жизни, бездельника, хулигана, человека, полностью
бесовский дух маммоны», и «кто исступленно копит миллионы»1. отрицающего какиелибо правила и устои общества, «анархиста».
По своему описанию общество телемитов являет собою коммуну В книге «Анархизм» А. А. Боровой приводит слова философа Мак
потребителей рантье. Монахам неведомы заботы по зарабатыва са Штирнера, предвосхитившего возникновение индивидуалисти
нию денег, так как, создавая обитель, Гаргантюа позаботился о ее ческой анархической идеологии: «Я не тоскую более по жизни, я
содержании, даровав телемитам гарантированную земельную рен “проматываю” ее». Оценивая высказывание Штирнера, Боровой
ту. Все, кто поставлял им товары, по описаниям Рабле, живут во отмечает: «Эта формула — пригодна или богам, или человеческим
круг обители: «возле Телемского леса было построено огромное отрепьям»2. В контексте этих слов Панург точно предстает перед
светлое здание в полмили длиною и со всеми возможными при нами либо богом, либо отрепьем.
способлениями — там жили ювелиры, гранильщики, вышиваль Именно такие «или боги, или человеческие отрепья» поселя
щицы, портные, золотошвеи, бархатники, ковровщики, ткачи, и ются в Телемской обители, которую описывает Рабле. Это обитель
каждый занимался своим делом и работал на телемских монахов и «панургов». Однако, учитывая особенности характера персонажа
монахинь»2 — он буквально предвосхищает появление современ Рабле и его человеческие качества, нужно предполагать существо
ных торговых центров. вание очень сильного средства, способного собрать сразу многих
Описывая образ жизни телемитов, Рабле лишь свидетельствует «панургов» или индивидуалистованархистов вместе в одном об
о том, что все действовали сообща. «Благодаря свободе, — пишет ществе, да еще готовых следовать друг за другом, по принципу
он, — у телемитов возникало похвальное стремление делать всем один за всеми и все за одним. Возможно, таким средством является
то, чего, по видимому, хотелось кому то одному»3. Тем не менее долг, а точнее, отношение к нему со стороны «панургов». Уже в
хочется предположить, что все монахи и монахини были связаны третьей книге романа Рабле приводит разговор Панурга и Пантаг
друг с другом некими едва уловимыми узами и обязательствами, рюэля о должниках и заимодавцах. Панург буквально превозносит
«обещаниями», «материализующими» пусть и сильное, но очень отношения задолженности. Панург начинает свой монолог во сла
эфемерное состояние свободы. Наверняка что то еще заставляло ву должников и заимодавцев словами: «Именно как должник я
каждого подчиняться порыву всех, а всех — порыву каждого. Рабле достигнул величия, всем внушаю почтение и страх и, вопреки мне
не раскрывает секрет этих уз взаимопонимания. Однако в после нию философов (которые утверждают, что из ничего ничего и не
дующих книгах романа можно найти некоторый намек на возмож сделаешь), ничего не имея, без всякого сырого материала, стал
ную причину всеобщей и взаимной любви телемитов. деятелем и созидателем»3.
Первая книга романа о Гаргантюа увидела свет в 1534 г., что на Секрет «созидательной силы» задолженности в том, что она
год позже второй по хронологии книги о Пантагрюэле, вышедшей создает «уйму прекрасных и добрых кредиторов». По словам Па
в 1533 г. То есть история о Телемской обители появилась формаль нурга, это не каждому под силу. Ведь Панург смотрит на долги как
но позднее придуманного Рабле персонажа Панурга — спутника «на связующее звено, как на связующую нить между небесами и
1 Рабле Ф. Указ. соч. C. 164. 1 Рабле Ф. Указ. соч. С. 240.
2 Там же. С. 169. 2 Боровой А. А. Анархизм. С. 15.
3 Там же. С. 170. 3 Рабле Ф. Указ. соч. С. 327.

78 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 79


Финансовый анархизм Возможна ли альтернативная финансовая система?

землей, как на единственную опору человеческого рода, без кото важным обстоятельством является то, что деньги как инструмент
рой люди давно бы погибли»1. Мир без долгов не может существо калькуляции и расчетов долгов, как продукт отношений в анархи
вать. Панург облекает в отношения задолженности и устройство ческих обществах, построенных на взаимных обещаниях и обяза
вселенной, где каждая планета «должна» другу другу и потому за тельствах, отношений межличностных, регулируемых «гуманитар
ботится о своем «должнике», и даже устройство человеческого ор ными договоренностями», в определенный момент становятся мо
ганизма, где каждый орган по отношению к другому является нополией государства и ресурсом его власти. Из продукта сил
«должником» или «кредитором». По его словам, «Из ничего не ссу саморегулирования рынка они превращаются в оружие государст
жающего мира получится одно безобразие, клубок интриг»2. Вся венной силы регулирования.
система Панурга покоится на представлении о жадности кредито Франсуа Рабле предвосхитил эту трансформацию. В пятой
ра и его глубочайшей заинтересованности в своем должнике. То книге романа он описывает остров «длиннополых и крючкору
есть иерархия отношений, о которой говорит Гребер, возникаю ких» апедевтов, который посетил в ходе своих странствий Пан
щая на неуплаченном долге, выстраивается от должника. В том тагрюэль. Проводником Пантагрюэля и всей его компании по
числе именно этот факт, видимо, он имеет в виду, когда повествует острову оказывается местный житель Загребай, который, по его
об исторически первых общественных институтах, выстроенных собственному признанию, «стрижет кошельки»1. На острове За
на отношениях задолженности, защищающих должников, а не гребай показывал странникам жилища, которые имели вид ог
кредиторов. ромного давильного пресса. Апедевты занимались тем, что дави
Если продолжить аллегорию общества телемитов панургов ли в своем прессе так называемые саженцы и все то, что попада
Рабле, можно через несколько шагов подойти к тому, что в этой ется им под руку, включая замки, парки, леса, извлекая из них
обители появятся свои деньги. Взаимные «обещания» монахов и «питьевое золото». «Саженцы» на языке Рабле — это всевозмож
монахинь могут найти свое количественное выражение. В обители ные денежные ресурсы и имущество. Здесь есть саженцы дарст
вдруг решат подсчитать взаимные обязанности: сколько раз и кто венные, побочных доходов, усадебные, мелких расходов, почто
предложил ту или иную забаву, сколько раз другие, согласившись вые, пожертвований, сбережений. О последнем, «саженце сбере
на нее, не выдвинули своих уравновешивающих предложений. жений», Загребай говорит, что «лучше его во всей нашей стране
Ведь наверняка найдутся те, кто все время будет лишь следовать за не сыщешь»2. Так изпод пера Рабле выходит аллегория мощной
другими. И у более инициативных членов общины возникнут пе финансовой системы, в некотором роде государственных финан
ред ними «обязательства». С другой стороны, монахи так или ина сов. Названия деталей пресса наглядно об этом говорят: «Винт
че должны будут делить между собою получаемую «земельную рен пресса называется приход; лохань — расход; гайка — государство;
ту», чтобы приобрести в расположившемся по соседству средневе ствол — недоимки; барабан — неоплаченные векселя; поршни — по
ковом «торговом центре» нужные им вещи и услуги. Для этого им гашенные ссуды; парные трубы — взысканные суммы; чаны — саль
также может понабодиться расчет взаимных обязательств и обеща до; рукоятки — податные списки; тиски — квитанции; плетуш
ний. Как утверждает Гребер, «людям свойственна склонность к ки — утвержденные оценки; корзинки — приказы об уплате, дере
расчетам»3. В Телемской обители эта склонность просто обязана вянные ведра — доверенности; воронка — окончательный
проявиться. расчет»3. Эта система явно выглядит устрашающей. Перед нами
В истории человечества институт долга рождается из «коммер машина исполнения, администрирования тех коммерческих
ческих расчетов» по поводу обязательств, образовавшихся среди калькуляций, которые превращают общественные обязательства
людей. На их основе возникают кредитные деньги. При этом и обещания в долг, она «отжимает» их в «питьевое золото», дос
1 Рабле Ф. Указ. соч. С. 328—329. 1 Рабле Ф. Указ. соч. С. 734—735.
2 Там же. С. 329. 2 Там же. С. 737.
3 Graeber D. Op. cit. P. 79. 3 Там же. С. 738.

80 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 81


Финансовый анархизм Утверждение иерархии финансовых отношений

тающееся апедевтам финансистам. Панург крайне неуютно чув мненно, в Италии, где возникновение венецианского Монте
ствует себя на этом острове. Таким, как он, «панургам» остается Веккьо теряется во мраке веков»1.
одно: спрятаться в обители телемитов, куда апедевтов не примут. Становление государства как должника обязано растущим фи
Так Телемская обитель может оказаться местом формирования нансовым потребностям власти. Однако следом за этим в силу иерар
одной из разновидностей альтернативных финансовых систем. хической позиции государства в обществе возникает потребность
такого управления долгом, которое не оставило бы государство в за
Утверждение иерархии финансовых отношений висимом, подчиненном положении у кредиторов. Увеличиваются
сроки займов, вырабатываются процедуры, позволяющие оплачи
Сегодня, наверное, невозможно найти аналогов Телемской обите вать займы за счет новых кредитов, рефинансировать долги. Одно
ли, как бы отдельные финансовые анархисты этого ни хотели. Куда временно с этим государственная власть концентрирует финансо
больше аналогов у общества апедевтов. В наши дни все являются и вые полномочия в своих руках. Описывая «финансовую революцию»
кредиторами, и должниками, в том числе и государства. Просто по в Англии XVII—XVIII вв., Бродель называет решения о передаче в ве
рвать эти связи удается отдельным «долговым террористам», вроде дение государства таможен (1671), акцизного сбора (1683), об ут
господина Катца, да и его судьба нам доподлинно неизвестна. Тебо верждении Казначейства «национализацией финансов»2.
вания списания долгов, попытки вырваться из долгового рабства С этих времен помимо существующих иерархических отноше
продиктованы утопическим желанием должников восстановить ра ний между должником и кредитором, помимо тех или иных отно
венство агентов экономических отношений. При этом масло в шений внутри самих этих групп, утверждается и крепнет иерархи
огонь «анархического» восприятия сложившейся финансовой сис ческая роль государства должника. Глядя на сегодняшние пробле
темы подливает вопиющее неравенство как самих кредиторов, так и мы государственных долгов в Европе и США, как не вспомнить
самих должников. Нет нужды доказывать, что сегодня, как и в бы прощелыгу Панурга, который создал «уйму прекрасных и добрых
лые времена, далеко не все должники равны между собой, как и не кредиторов», готовых с ревностью заботиться о своем должнике,
все их кредиторы. В общественном сознании это пробуждает стрем угождать ему и желать дальнейших займов.
ление не только восстановить равенство в паре кредитор—должник, Следующим и важнейшим этапом утверждения этой иерархии
но и стремление восстановить равенство отдельно внутри группы и национализации финансов является создание государственных
должников и отдельно внутри группы кредиторов. Это стремление эмиссионных, центральных банков. Эмиссия денег водружает го
может оказаться куда более сильной мотивацией к финансовой сударство должника на вершину пирамиды задолженности. То, до
анархии и к созданию альтернативных финансовых систем. какой степени государства пользуются своим особым положением,
По словам Фернана Броделя, возникновение капитализма и тем самым увековечивая память о Панурге и пророческом гении
государства не только совпадает по времени, но в обоих случаях Рабле, свидетельствуют события вокруг решения рейтингового
происходит «утверждение иерархической системы»1. Бродель пе агентства Standard&Poor’s понизить кредитный рейтинг США в
дантично рассматривает становление экономической силы госу августе 2011 г. Комментируя решение S&P’s, бывший глава Феде
дарства и его восхождение на вершины иерархической структуры ральной резервной системы США Алан Гринспен заявил: «США
экономики. Это, в частности, сопровождается возникновением и могут оплатить любой долг, который у них есть, потому что мы
организацией систем государственных финансов и государствен
ного кредита. Государственный долг становится в Европе всеоб 1 Бродель Ф. Указ. соч. С. 534.
щим явлением, как пишет Бродель, «поздно, в XIII веке: во Фран Monte Vecchio — «Старая складчина», форма организации публичного государ
ственного займа, впервые примененная в Венеции в период XII—XIII вв. Краткое на
ции — с Филиппа Красивого (1285—1314), гораздо раньше, несо именование Monte, т.е. складчина, долевое финансирование, долевое участие в
финансировании, при котором доли могли передаваться или продаваться. Пропорцио
1 Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв. нально долям в Monte их владелец получал процентный доход.
Т. 2. Игры обмена. М., 2011. С. 533. 2 Там же. С. 539.

82 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 83


Финансовый анархизм Как покупать индульгенции, или Закон отрицания бесполезности

всегда сможем для этого напечатать денег»1. «Таким образом, — за экономических сил, их равновесие. Финансовый анархизм, реали
ключил он, — вероятность дефолта равна нулю». зующий себя в альтернативных финансовых системах, сделках, опе
Такая особая привилегия должника «производить» средства рациях, действиях и даже институтах, — способ вернуть весы эконо
оплаты собственного долга даже во времена Рабле казалась почти мических отношений в их исходное историческое положение.
невероятной. В ту пору у государств и государей были более про
стые способы поставить себя на высшую ступень иерархии среди Как покупать индульгенции, или Закон отрицания
всех имеющихся должников. Британский историк Найл Фергюсон бесполезности
свидетельствует, что в период с 1557 по 1662 г. с интервалом от 3 до
20 лет испанский королевский двор девять раз полностью или час Вариант альтернативной финансовой системы, как ответ на гипер
тично отказался от долгов2. Подобные действия перекашивают от трофированные полномочия государства должника манипулиро
ношения задолженности, искажают экономическую иерархию, вать денежной эмиссией для погашения задолженности, практиче
тем более что далеко не все должники государства обладают рав ски независимо друг от друга предложили Фридрих Хайек и Джон
ными возможностями. А уж про граждан должников и говорить не Нэш. Первый изложил свое видение в работе «Частные деньги»
приходится — они занимают самое низкое положение в иерархии (1976), второй — в серии лекций «Идеальные деньги» (1997—2011).
долговых отношений. В этой ситуации кредиторы также оказыва Хронологически работа Хайека о «частных деньгах», а точнее
ются неравными между собой в зависимости от того, чьими долга «Денационализация денег: рафинированные аргументы», опубли
ми они владеют. Одни могут вообще потерять ссуженные средства, кована раньше текстов лекций Нэша. Но начать стоит с размыш
а другие хоть и могут рассчитывать на оплату долга, но вынуждены лений последнего. Он, во первых, использовал очень яркие обра
брать на себя риск обесценения отданных взаймы денег, возврат зы для доказывания необходимости «конкуренции валют», а во
которых происходит лишь путем включения печатного станка. вторых, подошел к сути денег с позиции теории игр, которая, как
Именно преимущество государства, покоящееся на концентра было сказано выше, во многом помогает рассмотреть сложные от
ции им отдельных экономических функций, общественного инсти ношения между участниками экономических процессов, возник
тута, по своей природе равного всем остальным, порожденного са новение стратегий, в том числе альтернативных, увидеть области
мим обществом, создает иллюзию, превращающуюся в мировоззре созидательного взаимодействия сил рынка и государственного ре
ние, что государство и рынок противостоят друг другу. Если гулирования. Впервые с лекцией об «идеальных деньгах» Джон
отбросить все то, что делает государство «более равным», то ни о ка Нэш выступил в октябре 1997 г. (т.е. 20 лет спустя после выхода
ком противостоянии рынка и государства не придется и говорить. книги Хайека) в Европейской школе экономики в Италии. Как
И государство, и рынок равны — они две стороны одной монеты. потом признал сам обладатель «прекрасного ума» (beautiful mind),
Они существуют вместе, рядом, взаимно питая и оправдывая суще о работе Хайека он узнал от своих коллег уже после выступления и
ствование друг друга. Точно так же не противостоят друг другу и те пришел к выводу, что ход его собственных мыслей оказался «оче
силы, которые движут хозяйственной жизнью, силы саморегулиро видно параллельным» размышлениям Хайека, особенно в части
вания и государственного регулирования. Они нужны друг другу как «нетипичного взгляда на функции властей, которые в последнее
неотъемлемый ресурс эволюции и развития человеческой экономи время являлись источниками валют»1.
ки. Именно память об этом равенстве, которую тщательно и глубо Вчитываясь в текст лекций Джона Нэша, поражаешься его, ка
ко хранит наше подсознание, формирует мотивацию негосударст залось бы, полной отрешенности от существующих вокруг мыслей
венных участников рынка любыми способами восстановить баланс и концепций по поводу весьма востребованных и острых экономи
ческих тем. Он совершенно искренен в своей реакции, когда выяс
1 No Chance of Default, US Can Print Money: Greenspan. 7 Aug. 2011. CNBC. Цит.
по: http://www.cnbc.com/id/44051683 1 См.: Nash J. Ideal Money. Distinguished Guest Lecture. Brief Article // Southern
2 Фергюсон Н. Восхождение денег. М., 2010. С. 88. Economic Journal. 2002. Vol. 69. Issue 1. P. 4—11.

84 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 85


Финансовый анархизм Как покупать индульгенции, или Закон отрицания бесполезности

няет, что, оказывается, есть взгляды, аналогичные его взглядам на влияет огоромное количество экономических субъектов, которые
ту или иную проблему. Это в некотором роде тоже альтернативная все вместе выстроены в определенной рыночной иерархии, у каж
экономическая система, некий математический анархизм, не же дого есть своя стратегия, которая либо следует стратегии других,
лающий принимать условности традиционной экономической либо оказывается лидирующей. И как в случае с отношениями долга,
мысли, которая не в состоянии дать ответы на все актуальные во есть участники рынка, обладающие совершенно отчетливыми пре
просы современного хозяйства. Примерно по той же логике об имуществами над другими. Даже если отбросить в сторону манипу
экономических закономерностях заговорили антропологи и био лирование рынком или использование инсайдерской информации,
логи, пытаясь переложить культурные традиции, мифы, а также можно найти таких экономических агентов, которые вправе себе
законы эволюции на экономические отношения. Да и моя попыт позволить гораздо большее, чем все остальные. Но рынок не проща
ка посмотреть на взаимоотношения государства и бизнеса на фи ет ошибок тем, кто участвует в торговле. Этого не могут избежать и
нансовом рынке сквозь призму философии, идеализма, понима крупные, системообразующие институты финансовой системы. Их
ния сил «экономического фитнеса» произрастает на этой же почве. маневр шире, чем у небольших компаний, но и они не всевластны.
Еще будучи научным работником и погрузившись в теорию Однако есть такие участники и рынка, и экономики, которые впол
инвестиций, я убедился в универсальности концепции эффектив не могут найти способ «прощения своих ошибок», приобрести сво
ного финансового рынка, согласно которой вся имеющаяся на его рода «экономическую индульгенцию», делая остальных, не
рынке информация отражается в котировках ценных бумаг и стои имеющих таких возможностей, зависимыми и вынуждая их прини
мости других торгуемых на рынке активов. Для меня это важный мать такое положение дел. Правда, «индульгенции» обладают двумя
принцип, хотя и сугубо теоретический, действующий под сильным качествами: 1) они не для всех, какую бы цену за них ни предложи
«прикрытием» обстоятельств и несовершенств реальной экономи
ли; 2) зачастую их оплачивают одни, которых больше, а используют
ческой системы. Именно поэтому я никогда не следил и не слежу
другие, находящиеся в существенном меньшинстве.
за котировками бумаг. Так было, даже когда я находился в руково
дстве организации, регулирующей финансовые рынки. Разве что «Продавцами долговых индульгенций» (debt pardoner) Джон
мое внимание привлекали чрезвычайные перепады конъюнктуры, Нэш называет центральные государственные банки, обладающие
да и то не сами по себе. В центре моего внимания и интереса было исключительным правом эмиссии денег. Нэш рассуждает в логике
поведение участников рынка, их взаимоотношения, осведомлен теории игр: деньги в экономической игре служат средством обмена
ность, рациональность действий, степень свободы в выборе тех полезностей. Как он пишет в краткой статье, излагающей основные
или иных решений, равенство в доступе к рыночным институтам и тезисы его лекции об идеальных деньгах, «деньги являются “лубри
инструментам, информации вне зависимости от тех трендов и ам кантом” (смазкой), которая делает возможным эффективный обмен
плитуд, которыми характеризовалась текущая рыночная ситуация. полезностями». В контексте теории игр нет особой разницы, какие
Как то, очередной раз общаясь с участниками рынка, я при деньги использовать в обмене «полезностями». Однако, если смот
знался, что не провожу свое рабочее время, упершись глазами в реть на игру в динамике, на достаточно протяженной оси времени,
биржевой терминал, чем вызвал почти презрительные взгляды и разница в деньгах «хороших» и «плохих», т.е. подходящих или не
ремарки собравшихся. И это было понятно, так как моими собе подходящих для эффективного обмена полезностями, становится
седниками были «спекулянты», краткосрочные инвесторы, кото заметной и существенной. И это определяется разной степенью ве
рые «вручную» или с помощью алгоритмов стремились в ходе еже роятности обесценения тех или иных денег. Так возникает пробле
дневной торговли на рынке ухватить каждый «пип» (pip) ценовых ма качества денег, т.е. их собственной полезности. Если же принять
флуктуаций. Мои объяснения, что это, мол, все равно что при ходь факт отказа от золотого стандарта и обратить внимание на совре
бе смотреть только себе под ноги, не желая определиться с мар менные деньги, преимущественно имеющие кредитную или долго
шрутом как таковым, не имели особого успеха. вую природу, то на первое место встает вопрос об эффективной дея
А ведь маршрут задается на рынке совсем не пипами (или, как го тельности экономических институтов, которые их выпускают.
ворят некоторые наши участники рынка, «пипсами»). На его выбор «Продавцы долговых индульгенциий», как считает Нэш, отпуска
86 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 87
Финансовый анархизм Как покупать индульгенции, или Закон отрицания бесполезности

ют «грехи» тех, кто «перебрал долгов или, иными словами тех, кто Второй вывод Нэша — о необходимости достижения качества
мог бы оказаться банкротом»1. Под «теми, кто может оказаться денег посредством их увязки с надежным «материальным» основа
банкротом», он, в частности, понимает «государства, в которых нием. По сути Нэш размышляет о новом эквиваленте стоимости де
циркулирует валюта, которую принимают лишь на внутреннем нег взамен утраченного золота. А если продолжить его мысль, то и
рынке». Центральные банки этих стран «отпускают им грехи». об альтернативных деньгах, покоящихся на более надежном и ста
«Прекрасный ум» Нэша приходит к двум принципиальным вы бильном стоимостном фундаменте. Первоначально в качестве «ес
водам. Первый вывод состоит в том, что при прочих равных услови тественных способов сравнения стоимостей» Нэш предлагает ис
ях появление международных денег, выпуск которых оторван от на пользовать «индекс цен промышленного потребления» (industrial
циональных государств, способствует повышению их качества. При consumption price index). В этих ценах, согласно Нэшу, в большей
таком условии национальные государства в лице их центральных степени отражаются те материальные «полезности», которые носят
банков утрачивают способности «прощать свои долги». В середине универсальный характер. Он, например, признает, что с точки зре
2000х гг. Нэш однозначно симпатизирует процессу формирования ния теории игр средством обмена полезностями, деньгами, могут
зоны евро: «Национальные продавцы долговых индульгенций ока выступать другие универсальные полезности, например традицион
жутся бесполезными внутри зоны евро, до тех пор пока они не вый ное золото или нефть. «Товары с легко и достоверно расчитываемы
дут из блока европейской валюты». Это не мешает ему пророчество ми ценами наиболее подходят, а с относительно стабильными цена
вать: «Однако отпущение грехов будет зависеть от поведения ны ми весьма желательны», — подчеркивает Нэш1. В дальнейшем он
нешнего подобия “Священной римской империи” во Франкфурте, говорит о дополнительных материальных эквивалентах стабильной
которая получит возможность отпускать грехи всех долговых греш полезности денег: долгосрочных контрактах, сбережениях, трудо
ников в масштабах евровалютного блока»2. Оценивая с этих пози вых договорах. В некотором роде в «прекрасном уме» Нэша рожда
ций события вокруг греческого долга в 2011—2012 гг., можно заме ется некоторый новый современный аналог «товарных денег», в том
тить упорное стремление новой «Священной римской империи во числе сугубо «учетных», свойственных примитивным формам об
Франкфурте» не «прощать грехи» отдельным странамдолжникам, щества. Он в некотром смысле воспроизводит денежную систему
а постепенно переходить к урезанию их финансовых суверените Мессопотамии, описанную Фергюсоном, где более пятидесяти ве
тов, лишая их возможности делать долги в надежде, что европей ков назад для учета сделок с участием ячменя или шерсти, да и того
ский банк «одарит их индульгенциями». же серебра использовались глиняные таблички2. Чем не индекс цен
Мне представляется, что спор вокруг европейского долга не за промышленного потребления? Все эти общества не знали государ
кончен. И не только потому, что еще есть долги Италии, Испании, ственного устройства или оно находилось в самой начальной фазе
да и Франции. Для притока инвестиций, для развития центров, где формирования. Их экономики основывались на взаимных обяза
концентрируются сбережения, рабочая сила, капиталы, нужны тельствах, «обещаниях» и «гуманитарных договоренностях», т.е. на
«качественные деньги», и с общеевропейских позиций потеря фи анархических принципах. И они развивались.
нансового суверенитета одной или несколькими странами оправ
данна. Тем более что региональные или «провинциальные» день * * *
ги, как называет их Нэш в одной из своих лекций уже в ноябре
2011 г. в Скрентонском университете (США, Пенсильвания), так Фридрих Хайек в своих взглядах на деньги куда более прямоли
же должны обладать соответствующим качеством3. неен и лишен исследовательских компромиссов. Буквально с пер
вых страниц он огорошивает читателя практическим предложени
1 Nash J. Op. cit. ем об отмене всех видов валютного контроля или регулирования
2 Ibid.
3 Nobel Prizewinning economist holds lecture on «Ideal Money» at University of 1 Nash J. Op. cit. P. 4—11.
Scranton. thetimestribune.com. November 22, 2011. 2 Фергюсон Н. Восхождение денег. М., 2010. С. 37.

88 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 89


Финансовый анархизм Как покупать индульгенции, или Закон отрицания бесполезности

движения денег между странами, а также полной свободе выбора «во времени»1. Движение денег во времени определяется «процен
валюты при составлении контрактов и бухгалтерском учете. том», т.е. «одним лишь обещанием». В этом Седлачек солидаризи
Во главе угла его работы стоит идея конкуренции валют. Только руется с Гребером, считающим, что в основе денег лежит отнюдь
так, по его мнению, можно «ввести столь необходимую дисципли не первобытный бартер, а обязательства, «обещания», в конечном
ну в деятельность существующих денежных и финансовых орга счете долг. Это созвучно и смыслу рассуждений Нэша относитель
нов, отняв у них возможность впредь когдалибо выпускать суще но предпочтительного выбора такого средства обмена полезностя
ственно менее надежные и пригодные деньги, чем деньги, выпус ми, которое имеет долгосрочную стабильность. И такой подход к
каемые остальными»1. анализу денег действительно привлекает все большее внимание
В отличие от Нэша Хайек прямо называет идею создания евро лишь в последнее время и лежит пока за рамками экономического
пейской валюты утопией, которая лишь утвердит правительствен мейнстрима. То есть «монополия» обращающегося на одной тер
ную монополию на денежную эмиссию. За 35 лет до кризиса евро ритории «одного вида денег» определяется выстроенной в общест
пейских долгов Хайек (здесь он не меньший пророк, чем Нэш) ве, занимающем эту территорию, иерархией долга и финансовых
предрекает: «Стране с более развитой финансовой системой не ос обязательств, в которых, несомненно, государство, коль скоро оно
танется ни одного шанса избежать последствий решений других появилось и существует, является центром их упорядочивания.
стран, принятых на основе грубых предрассудков»2. Что, собствен Достойно ли, эффективно выполняет государство эту функцию
но, все мы наблюдаем в отношениях между Германией и Франци «финансового иерарха» — другой вопрос. Появись другой «ие
ей, с одной стороны, и Грецией, Италией и Испанией и прочими рарх», он также предпримет все от него зависящее, чтобы монопо
странами — с другой. Поэтому единственное преимущество созда лизировать эту функцию.
ния международного ведомства «должно заключаться главным об Деньги не могут оцениваться только в заданный момент време
разом в защите странучастниц от вредных мер, предпринимаемых ни. Они категория будущего, их сегодняшняя стоимость и полез
другими, а не в том, чтобы заставлять их присоединяться ко всяко ность определяются оценками дальнейших перспектив изменения
го рода глупостям»3. их полезности. Значит, в контексте теории риска и неопределен
Углубляясь в свои «практические предложения», Хайек выра ности деньги воплощают эту неопределенность. Поэтому в конеч
жает удивление: «В имеющейся экономической литературе нет от ном счете стабильны те деньги, которые могут восприниматься
вета на вопрос, почему правительственная монополия на денеж рынком как долгосрочно стабильные. В этом контексте практиче
ную эмиссию повсюду рассматривается как неизбежная и не про ские предложения Хаейка наполняются дополнительным смыс
истекает ли это убеждение от всего лишь из неизвестно откуда лом — конкуренция валют становится конкуренцией оценок буду
взявшегося допущения, гласящего, что на любой данной террито щей бюджетной политики стран, их экономического потенциала,
рии в обращении должен быть одинединственный вид денег?»4 перспектив экономического роста, веса в международном обмене
Один из возможных вариантов заочного ответа Хайеку дает Томаш товарами, капиталом, рабочей силой. Деньги скрепляют собой не
Седлачек. Характеризуя деньги, он сравнивает их с энергией. Бо которые длящиеся во времени контракты, которыми формально и
лее того, он наделяет их способностью перемещаться в трехмерном неформально связываются экономические отношения. Они закре
пространстве: «вертикально» (когда ктото ссужает капитал друго пляют гуманитарные договоренности в обществе.
му), «горизонтально» (когда деньги обслуживают географическое Хайек обращает на это внимание, противопоставляя «спонтан
движение товаров и запускают процесс глобализации), а также и ным деньгам» государственное «законное платежное средство»,
трактуя это понятие (legal tender) как обозначение дозволенного за
1 Hayek F. A. Denationalisation of Money. The argument Refined. L., 1990. P. 23. коном средства «заставить людей принимать в уплату по контракту
2 Ibid. P. 24. чтото, что они не собирались принимать, когда заключали кон
3 Ibid.
4 Ibid. P. 27 1 Sedlacek T. Economics of Good and Evil. P. 85

90 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 91


Финансовый анархизм Как покупать индульгенции, или Закон отрицания бесполезности

тракт»1. Но именно это обстоятельство и обусловливает причину рии человечества частных финансовых систем. Например, системы
неопределенности денег. Частные контракты, как и контракты с откупщиков в средневековой Франции, занимавшихся по «лицен
государством, в случае сомнений в отношении полезности исполь зии» государства сбором налогов и платежей и бравших на себя обя
зуемых при их выполнении «законных платежных средств» начи зательство кредитовать государство.
нают обрастать дополнительными условиями. Вокруг одних кон Полезность денег, как было сказано выше, определяется во
трактов вырастает паутина частных договоренностей, обещаний, времени, в долгосрочной перспективе. Можно сколько угодно го
обязательств. И все это происходит потому, что в силу иерархиче ворить о спросе на частную валюту, но без реальных источников
ски более высокого положения государства в системе экономиче доходов частного эмитента эта валюта быстро начнет терять свою
ских обязательств у иных участников экономических отношений, полезность. Если деньги энергия, то она будет сохраняться не в од
занимающих иерархически более низкие позиции, не остается ном заданном субъекте экономических связей, а передаваться по
иного выбора, как изобретать собственные средства, позволяющие всей их цепочке, угасая в одном месте и накапливаясь в другом.
им если не поднять свою «чашу весов» во взаимоотношениях с го И этот переход будет предметом пристального внимания, предвос
сударством, то по крайней мере опустить «чашу» государства. Эти хищения, угадывания, оценивания со стороны экономических
средства альтернативны всему тому, что ассоциируется с государ агентов. Они будут гнаться за этой энергией по пятам, точно убеж
ством. Это способ создания параллельных, компенсирующих не денные в том, что вечного двигателя никто еще не изобрел. Имен
равенство экономических отношений, экономических и финансо но поэтому такими шаткими оказываются замкнутые частные фи
вых систем, вплоть до теневой экономики. нансовые системы, и именно поэтому государства национализиру
В контексте сказанного Хайек предстает оптимистическим ют финансовую систему, на которой они развиваются и крепнут,
создавая в силу своего иерархического положения исключительно
идеалистом, полагаясь на роль и силу частной банковской системы.
для себя «продавцов долговых индульгенций».
Он педантично перечисляет все возможные обоснования большей
надежности частных эмитентов денег: их ответственность, создание
банкамиэмитентами резервов, способность переводить в ликвид * * *
ную форму значительные капиталы. Хайек рисует такую благост Альтернативные финансовые системы возможны и даже живу
ную картину: «Тот курьезный факт, что эмиссионный банк будет чи. Однако существование или разрушение таких систем всегда
иметь активы и пассивы в денежной единице, ценность которой он определяется ценой некоего компромисса, общественной сделки,
определяет сам, хотя он и не может делать это произвольно или не социального договора. Уровень такой цены должен соответство
предсказуемо, не нарушая тем самым основу своего бизнеса, может вать средней «полезности» государственных финансов и сущест
поначалу вызывать беспокойство, но в действительности он не вующих на их основе денег и долгов. Если этот уровень ниже «по
представляет трудностей»2. Чтобы «трудностей» не было, Хайек лезности» государственных финансов (т.е. польза государственных
вспоминает журналистов и биржевиков, которые «как тысяча ище институтов в широком смысле оценивается нами выше, чем наша
ек» будут идти по пятам частных эмитентов валют, следя за их на плата за их существование), то альтернативные системы сжимают
дежностью и добросовестностью. Вся логика Хайека постепенно ся. А вот если этот уровень оказывается выше оцениваемой нами
подводит к выводу о денационализации финансовой системы. Хотя полезности государства, то можно наблюдать разрастание альерна
он прямо это не говорит, ограничиваясь призывами дисциплиниро тивных финансовых систем и массовых проявлений финансовой
вать государства, их экономическую политику, ограничивать бюд анархии. Соотношение цены, которую общество платит за сохра
жетные расходы только теми налогами, которые собирает казна, он нение государственных финансов, и их полезности, оцениваемой
по сути подразумевает возвращение существовавших ранее в исто обществом, определяется конкуренцией, соперничеством равных
по своему значению сил рынка и государства. Оно определяется
1 Hayek F. A. Op. cit. P. 39—40. экономической целесообразностью и полезностью самого госу
2 Ibid. P. 50. дарства.
92 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 93
Финансовый анархизм Неопределенность отрицания: эффект бабочки

Яркий пример сказанному можно найти опять таки у Рабле в ность вынуждена пройти испытания человеческим восприятием,
истории о том, как Панург покупал индульгенции. Хитрость Па должна быть протестирована человеческими представлениями о
нурга состояла в том, что всякий раз, приобретая индульгенцию, полезности, должна вписаться в гуманитарные договоренности
он прикладывался ко всем мощам и везде платил. Но, как потом людей. Государству, стремящемуся быть полезным, нужны здра
рассказывал сам Панург, когда он клал на блюдо с пожертвования вый смысл и рационализм экономического поведения людей, сила
ми свои монеты, тут же загребал пригоршню, а то и две других мо самоорганизации и саморегулирования рыночных отношений.
нет. При этом у него было весьма убедительное оправдание, мол, Оно должно научиться замечать реакцию общества на совершае
продавцы индульгенций сами дают ему эти деньги. Словами Па мые государством ошибки и вовремя эти ошибки исправлять. Не
нурга Рабле буквально издевается над бессмысленным, лишенным поколебимая и самодовольная вера экономических иерархов в мо
«полезности» и исключительно корыстным занятием продавцов нополизированные преимущества продавцов индульгенций в ито
индульгенций. «Они предлагают мне приложиться к мощам, — по ге обходится им чрезвычайно дорого. Ведь недаром мудрость
ясняет Панург, — и говорят при этом: Cetuplum accipies (Сторицей эволюции призывает: не зевай!
воздастся тебе. — Примеч. авт.)». Он пускается в лексические тон
кости и в итоге обосновывает, что фразу продавца индульгенций Неопределенность отрицания: эффект бабочки
следует читать так: «Сторицей воздай себе». «Это значит, — в бук
вальном смысле разглагольствует он, — что за один денье я имею В 1952 г. вышел рассказ Рея Брэдбери «И грянул гром» (Sound of
право взять сто»1. thunder), в котором он, можно сказать, предвосхитил обнаружен
В этой истории подчеркнуто анархическое отношение к навя ный математиком и метеорологом Эдвардом Лоренцом в 1963 г.
занной бесполезности. Из средства отбора денег у добропорядочных эффект особой чувствительности будущего состояния той или
граждан продажа индульгенций для наиболее анархично настроен иной динамической системы к малейшим изменениям исходных
ных панургов превращается в средство заработка. В итоге, заняв условий. В рассказе Брэдбери, по мотивам которого в 2005 г. был
один денье на покупку индульгенций, Панург становится обладате снят одноименный фильм, рассказывается о «Сафари во времени»,
лем набитых деньгами карманов. Этому способствует, как он сам участники которого отправляются в любой год прошлого за охот
утверждает, имеющийся у него «философский камень», который ничьими трофеями. Действие происходит в 2055 г. Герой рассказа
притягивает к себе деньги2. Как не провести здесь аналогии с про некто Экельс отправляется на 60 миллионов лет в прошлое за «ве
давцами долговых индульгенций, отпускающими грехи государст личайшей добычей всех времен» — тиранозавром. На охоте обес
вам должникам? И эти индульгенции зачастую покупаются так же, кураженный окружающим его доисторическим миром Экельс па
как этот делал Панург: отдавая небходимые государству деньги, эко никует, нарушая правила сафари, сходит с особой антигравитаци
номические субъекты наровят забрать взамен куда большие суммы. онной охотничьей тропы в гущу первобытного леса и наступает на
При этом вариантов такого обмена оказывается тем больше, чем бабочку. По возвращении в свое время Экельс обнаруживает, что
циничнее ведут себя государственные сборщики пожертвований. мир изменился. И всему виною «отливающее зеленью, золотом и
В этих сделках «компенсационного обмена» и рождаются альтерна чернью пятно — бабочка, очень красивая... мертвая»1. «Изящное
тивные финансовые системы. Они размножаются столь же быстро, маленькое создание, способное нарушить равновесие», — пишет
сколь быстро и часто государства прощают себе грехи. Паразитизм Брэдбери. Из за ее гибели «повалились маленькие костяшки до
порождает ответную реакцию паразитизма. мино... большие костяшки... огромные костяшки, соединенные
Вчитываясь в поучительные истории Рабле, начинаешь пости цепью неисчислимых лет, составляющих Время». Не напрасно в
гать тайный смысл философского камня Панурга: любая полез начале пути инструктор группы охотников во времени Тревис пре
дупреждал Экельса: «Малейшие отклонения сейчас неизменно
1 Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль. С. 246.
2 Там же. С. 245. 1 Брэдбери Р. И грянул гром: 100 рассказов. М., 2011. С. 324.

94 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 95


Финансовый анархизм Неопределенность отрицания: эффект бабочки

возрастают за шестьдесят миллионов лет... и покуда нам не извест Кстати, в этом состоит и смысл теории эффективных финансовых
но совершенно точно, что наши вылазки во Времени для исто рынков: вся информация отражается в котировках, но мы никогда
рии — гром или легкий шорох, надо быть чертовски осторожны наверняка не знаем, какая именно и действительно ли вся. Поэто
ми»1. Согласно сюжету рассказа после гибели под ногой Экельса му любые действия, которые мы совершаем в ограниченном ин
доисторической бабочки «грянул гром». формационном пространстве, лишь доверяясь течению рыночной
Эта фантастическая история четко укладывается в рамки кон конъюнктуры, приводят нас зачастую совсем не к тем результатам,
цепции хаоса Эдварда Лоренца, нашедшего научный термин для которых изначально мы хотели бы достичь. Именно поэтому ни
метаморфоз, описанных Брэдбери, — «детерминистский неперио технический, ни фундаментальный анализ, никакие формальные
дический поток»2. Изучая гидрометеорологические данные и со методы экстраполяции не позволяют нам предсказать рынок. Хотя
стояние атмосферы, Лоренц пытается определить вероятность точ некоторым и выпадает счастье редких угадываний. Всякий раз на
ного «сверхдолгосрочного» прогноза погоды. И приходит к выводу, подошвах наших ботинок мы обнаруживаем следы раздавленной
что некоторые явления в динамических системах происходят вся бабочки из прошлого. И понимаем, что настощее уже такое, какое
кий раз по новому, никогда не повторяя своей собственной исто есть. Никому не дано знать, как было бы, если события поверну
рии. Он отмечает, что отсутствие периодичности не только обычно лись бы подругому. История не знает сослагательного наклоне
присуще природным системам, но и является отличительной чер ния — это факт.
той «турбулентных потоков»3. Лоренц показывает, как под действи Русский философ и священник Сергей Булгаков в книге «Свет
ем случайных факторов из одной исходной точки выстраиваются невечерний» так пишет о человеческой истории: «Чередование
самые неожиданные траектории событий, приводящие зачастую к людей во времени, смена поколений, народов, отдельных лиц ни в
разным результатам. Он делает вывод, который сегодня можно счи каком случае не представляет собой чегото случайного и чисто
тать универсальным не только для погоды, но и для человеческого эмпирического, но определяется духовной структурой умопости
общества в целом, как эволюционирующей общественной системы: гаемого человечества»1. По его словам, происходит это потому, что
«Предсказание весьма далекого будущего невозможно, если допод «каждый индивид врастает в человечество в определенном «мате
линно не знать условия настоящего»4. И в этом как раз и есть боль ринском месте», занимает в нем иерархически определенную точ
шая проблема, так как настоящее соткано из мельчайших деталей и ку»2. То есть общество иерахично не только в текущем моменте с
особенностей, охватить которые человек просто не в состоянии. учетом, скажем, места людей в экономических связях, как, напри
Благодаря этому исследованию с именем Лоренца принято мер, в отношениях должник—кредитор, но и в историческом
связывать выражение «эффект бабочки». Согласно его теории смысле: каждый предопределяет действия другого, каждый имеет
«взмах крыла бабочки в Бразилии может через определенный про свою историческую миссиию. В этом контексте «анархизм»
межуток времени привести к урагану в Техасе» — так называлась свободного человека, как и примитивных обществ, вполне рацио
лекция, прочитанная им 29 декабря 1972 г. на 139 м годовом соб нален: взаимодействие свободных людей создает цепочку унасле
рании Американской ассоциации содействия развитию науки5. дуемых и развиваемых вполне осмысленных отношений и связей.
Человеческая эволюция наполнена смыслом, значит, это — созна
1 Брэдбери Р. Указ. соч. С. 317. тельный процесс. Философия Булгакова принципиально не отли
2 Lorenz E. N. Deterministic Nonperiodic Flow // Journal of the Atmospheric Science. чается от теории Лоренца при двух исключениях: 1) Булгаков в
Vol. 20. March 1963. P. 130—141. центр своей теории ставит сознательного человека, а не стихию, и
3 Ibid. P. 130.
4 Ibid. P. 141.
поэтому 2) действия людей наполнены мудростью даже тогда, ко
5 Lorenz E. N. Predictability: Does the Flap of a Butterfly’s Wings in Brazil Set Off a
гда кажутся случайными и спонтанными.
Tornado in Texas? // American Association for the Advancement of Science, 139th Meeting.
1 Булгаков С. Свет невечерний. Созерцания и умозрения. С. 473.
AAAS Section on Environmental Sciences New Approaches to Global Weather: GARP (The
Global Atmospheric Research Program). December 29, 1972. 2 Там же. С. 472.

96 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 97


Финансовый анархизм Неопределенность отрицания: эффект бабочки

С этих позиций русского философаидеалиста перечитаем рас собственной ногой. Это его душа. Миссия выполнена, курок ружья
сказ Брэдбери. Но перед этим мы должны отбросить наши сего спущен. «И грянул гром», — ставит точку фактически всей челове
дняшние знания, которые во многом предопределяют восприятие ческой эволюции Брэдбери1.
этой фантазии 60летней давности, в том числе и о работах Лорен А может, все началось еще раньше? Экельс, собираясь на са
ца, и об «эффекте бабочки». Благодаря им мы автоматически, под фари во времени, пытается отвлечься от переживаний прошед
сознательно проводим аналогии сюжетной линии рассказа с темой ших накануне политических событий, в результате которых в
нежелательности и опасности изменений прошлого. А может быть, США «будет хороший президент». Он так снимает стресс? А ведь,
дело в другом? И подтекст рассказа глубже? Как пишет Булгаков: судя по всему, была угроза, что выберут другого. Именно угроза:
«Жизнь есть творчество, а поэтому и история есть творчество»1. второй кандидат в президенты, Дойчер, в случае своего избрания
И каждый герой рассказа творит историю и выполняет свою мис мог ввести в стране диктатуру. Об этом открыто говорят даже
сию там, где есть его «материнское место», даже если ему прихо эпизодические персонажи рассказа. Едва уловимыми мазками
дится перенестись во времени. И зачастую важно не то время, в ко Брэдбери рисует социальный фон происходящего. В сюжетную
торое переносится человек, а то, из которого начинается переме линию очень тонко вплетены вымышленные, но весьма драмати
щение, то, в котором он исторически существует. ческие события из жизни США второй половины XXI столетия.
Миссия Экельса — изменить историю. Он этого не осознает, Рассматривая машину времени, Экельс размышляет: «Закончись
но, видимо, подспудно чувствует. Поведение выдает его подсозна выборы вчера иначе, и я сегодня, быть может, пришел бы сюда
тельные чувства: взволнованность, нервозность, наконец, паника спасаться бегством». «Слава богу, что победил Кейт»2 — эта фраза
и страх. В ходе «сафари» второй герой рассказа, Тревис, пытается Экельса для меня ключевая в понимании той трагедии, которую
вразумить и успокоить паникующего Экельса, заставить его взять изображает Брэдбери. В конце всей цепочки событий, включая
себя в руки. По этому поводу у них возникает конфликт, который гибель бабочки, история меняется и ... Экельс возвращается в но
завершается трагично: последнее, что слышит Экельс в конце рас вое настоящее, где на выборах победил тот самый Дойчер. Грядет
сказа, это то, как Тревис «поднимает ружье и нажимает курок». диктатура. Это не просто зигзаг эволюции, это неотвратимая, ка
Паника — первое, что предопределило выполнение Экельсом мис рающая рука Фатума, действующая вне конкретного времени,
сии изменить историю всего человечества. вне исторической цепочки событий. Диктатуре (или чему либо
Второй шаг к изменению истории — потеря контроля над со еще) суждено быть, и она будет, даже если для этого потребуется
бой, в результате чего Экельс сходит с тропы на влажную почву. создать машину времени, отправить в прошлое паникера, кото
Попавшая ему под ноги бабочка — лишь третий по счету трагиче рый раздавит бабочку и восстановит (именно восстановит, а не
ский поворот событий. Он в отличие от двух первых совершенно изменит!) предопределенный ход истории. «Человеческая свобо
бессознательный, случайный. Если смотреть на такую последова да, — пишет Сергей Булгаков, — вплетается в ткань времени в ка
тельность действий, то не «эффект бабочки» становится управляю честве одной из образующих ее сил, причем, однако, и при на
щим фактором истории, а поведение человека в конкретной среде личности вносимых ею вариантов сохраняет свою силу общий за
и под воздействием конкретных условий. Его качества, пережива кон исторического ряда»3. Исторический ряд, который завершает
ния, эмоции, реагирование на чтото совсем другое, чем тирано Экельс, видимо, был вне логики этого закона. И он становится
завр или бабочка. Кстати, в английском языке слово «бабочка» инструментом ее восстановления. Он совсем не бог, но он и не
иногда используется для передачи чувства волнения, страха, нерв «человеческое отрепье». Экельс человек в своем «материнском
ного предвкушения события или действия. «Бабочки порхают у месте» истории.
меня в желудке» (butterflies in my stomach), образно говорят англо
саксы. «Бабочка» Экельса вырывается из него и погибает под его 1 Брэдбери Р. И грянул гром: 100 рассказов. С. 325.
2 Там же. С. 313.
1 Булгаков С. Указ. соч. С. 475. 3 Булгаков С. Указ. соч. С. 474.

98 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 99


Финансовый анархизм Анархизм черного лебедя

Согласно отдельным источникам в лекции на тему об «эффекте на язык финансового рынка Экельс — это неопределенность, Па
бабочки» Лоренц якобы сказал: «Есть недоказанная гипотеза, что нург — риск (т.е. пренебрежение неопределенностью). Что их объ
взмах крыльев бабочки почувствуется точно так же в турбулентной единяет? Каждый из них действует самостоятельно, произвольно,
воздушной среде, как и при спокойном дуновении ветра». Рассказ под влиянием собственных чувств и эмоций. Нет той видимой
Брэдбери — это ситуация турбуленции, в которой очень трудно най внешней силы, которая ими управляет. Они стихийны. Это образы
ти первопричину катастрофы. Так происходит и в экономике, и саморегулируемых человеческих связей, отношений, историче
особенно на финансовом рынке. Действия участников рынка — си ских трендов и даже закономерностей. Они — порождения турбу
туационное реагирование на многие факторы окружающей реаль лентности, но они же и создают ее, и благодаря ей их влияние
ности. Это выражается в анархическом поведении, в создании аль распространяется по всей экономической системе. Значит, они ав
тернативных финансовых систем. Панург реагирует на продавцов тономы? Нет! Рискуя, человек пытается выиграть у неопределен
индульгенций, Хайек и Нэш — на постоянное и неприкрытое само ности свой трофей, свою «добычу всех времен». Это требует време
прощение финансовых грехов государствами, а финансовые анар ни. Время связывает наших «героев».
хисты и сторонники движения «Оккупируй Уолл стрит» готовы Колебания экономических и финансовых параметров проявля
низвергнуть всю финансовую систему и простить себе все свои дол ются на некотором временном интервале, точно так же, как прояв
ги, реагируя на вопиющее неравенство разных групп должников, ляются в природе поначалу едва уловимые волновые колебания
прежде всего государств и населения. Все они пытаются под напо воздушного пространства, вызванные очередным взмахом крыльев
ром чувств и знаний сойти с тропы, раздавить бабочку прошлых бабочки. А время, как было отмечено выше, есть третье измерение
связей и отношений в надежде, что мир изменится и «войдет в рус в движении денег. Деньги оказываются той таинственной силой,
ло» исконной мудрости гуманитарных договоренностей. Вся обще которая передает сигналы из прошлого в настоящее и из настоя
ственная система, как воздушная среда, реагирует не на предполо щего в будущее. Если перевести сюжетную линию рассказа Брэд
жительные колебания и дуновения, она реагирует на взмах крыльев бери в денежную терминологию, то образ раздавленной доистори
бабочки. А интервалы между этими взмахами могут быть наполне ческой бабочки может быть истолкован как исключение из ранее
ны самыми драматическими событиями и явлениями, ураганами, совершенной сделки некоторого параметра неопределенности, за
торнадо, проливным дождем, даже захватом власти диктаторскими нижение степени риска. То есть пересмотр стоимости сделки в
режимами. На саму диктатуру общество отреагирует тогда, когда сторону более высокой цены или сокращения процентной ставки.
она станет фактом. Поэтому, замечает Булгаков: «Философия исто Поначалу это изменение кажется несущественным, оно неза
рии по существу своему может и должна быть философией траге метно, ведь мы не можем знать наперед роль исключенного фактора
дии»1. Судьба Экельса тому наглядный пример. И каждый из нас для будущего: шепот это или гром. Лишь в настоящем мы сможем
НЕ хочет оказаться на ЕГО месте. Заманчиво и самонадеянно хотя оценить это. Это тот случай, когда говорят, что «мы крепки задним
бы на время стать Панургом. Будь он на месте Экельса, изменив умом». Однако гений Брэдбери подсказывает, что, даже вернувшись
шаяся история могла бы обернуться фарсом! в прошлое, мы не сможем принять единственно верное решение.
В силу неопределенности мы не в состоянии представить себе всю
Анархизм черного лебедя цепочку событий и превращений, следующих за нашим действием.
Поэтому нас постоянно подстерегают неожиданности. Ни наличие
Вернемся к анализу серьезных литературных и научных источни машины времени, ни дар провидца, ни феноменальное чутье иссле
ков. Финансовые анархисты на самом деле — экельсы, но им очень дователя не спасает от то и дело охватывающего нас удивления:
хочется считать себя панургами. Они трагичны, но хотят казаться цена сделки, измененная в прошлом, не соответствует условиям на
властителями мира с философским камнем в кармане. В переводе стоящего и грозит нам убытками и даже финансовым крахом.
Необъяснимые результаты, которые предстают перед нашими
1 Булгаков С. Указ. соч. С. 474. глазами в реальной экономичеcкой жизни и на финансовом рын
100 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 101
Финансовый анархизм Анархизм черного лебедя

ке, — это до некоторой степени апология финансового анархизма. По Талебу, черный лебедь — это событие, характеристики ко
Они опровергают какое либо внешнее вмашательство в саморегули торого формируют триаду: «исключительность, сила воздействия и
руемые рыночные отношения, в гуманитарные договоренности. Го ретроспективная (но не перспективная) предсказуемость»1. На
сударство не является исключением из «исторического ряда». Оно, этой триаде он строит все свои рассуждения и выводит правила
как и все участники экономических отношений, как несчастный жизни и принципы поведения. Однако в характеристиках, кото
Экельс, является и проводником, и даже носителем тех зачастую едва рые он дает черному лебедю, прослеживается определенная ста
заметных колебаний хозяйственной атмосферы, которые со време тичность. Хотя он и признает, что невероятные события, имеющие
нем вызывают экономические бури и финансовую турбулентность. «повортное» и «судьбоносное» значение, происходят необязатель
Одним из представителей финансовых анархистов, точнее но мгновенно, но видит их как самостоятельные, взятые сами по
анархистов индивидуалистов, до некоторой степени панургов со себе явления жизни2. Понятно, что невозможно определить все
временности мне представляется автор теории «черного лебедя» причины, которые привели к такому событию. Совершенно оче
Нассим Талеб. Его книга вышла в России буквально в самый раз видно, что его невозможно предсказать. Его можно лишь выделить
гар кризисной турбуленции на мировых и российских рынках и из массы других событий на том основании, что оно действительно
стала почти настольной для многих представителей нашей финан резко развернуло ход событий, существенно повлияло на них. Мне
совой отрасли и для частных инвесторов спекулянтов. Мне ее по кажется, главная методологическая ошибка Талеба в том, что он
дарил один из известных блогеров и «частных трейдеров», созда исключает или практически исключает появление черных лебедей
тель интернет форума об акциях второго эшелона Денис Панасюк, в некоторой средней, относительно спокойной, рядовой ситуации.
изрядно меня в свое время потрепавший в он лайн и очной дис Обобщая все, что подходит под слово «средний», он называет
куссиях. Спасибо ему. Но это не предопределяет моего отношения полученное множество «утопической провинцией Среднестан».
к книге Талеба. Оно сложное. Закон этой провинции гласит: «Когда выборочная совокупность
Талеб, по его собственному признанию, придерживается в велика, никакой единичный случай не внесет существенных изме
жизни ряда принципов, которые, наверное, мог бы разделить и нений в средние значения или сумму»3. В другой провинции,
Панург, окажись он в нашем времени. Тем более что его переме Крайнестан, все наоборот: «Неравенство таково, что один единич
щение к нам было бы менее болезненным, чем перемещение его ный пример может дать непропорционально большую прибавку к
альтер эго в Средние века — гром бы уж точно грянул, да с молни совокупности, или сумме»4. В Среднестане мы обнаруживаем ти
ей. Кредо Талеба — уменение «нешаблонно мыслить». Но, значит, ранию коллективного, а в Крайнестане — тиранию случайного.
и действовать в соответствии с таким ходом мыслей. Он порой «ги Стоит обратить внимание на одно единственное слово «сущест
перавантюрен», ему «предпочтительнее потерять, чем упустить венный» применительно к характеристике изменений, которые
шанс». Талеб считает, что «труднее проиграть в игре, в которой сам происходят или не происходят в этих провинциях. Что значит су
устанавливаешь правила»1. Это объясняется тем, что «невероятное щественный?
настигает тебя, только если ты позволяешь ему управлять тобой». Вернемся к рассказу Брэдбери и к теории хаоса Лоренца. На
«Ты всегда можешь управлять тем, что делаешь сам, так пусть это фоне суммарной «массы» тиранозавра, гигантских деревьев, пер
будет твоей целью», — завершает свою книгу Талеб2. Загвозка в од вобытных зарослей и многочисленных живых существ единствен
ном: чтобы так себя вести, нужно четко понимать, что такое «неве ная бабочка «весит» меньше, чем один «толстяк среди десяти ты
роятное» и «черный лебедь». То, как эти понятия определяет сам сяч человек» в примере, который приводит Талеб, чтобы объяс
Талеб, вызывает вопросы и желание спорить.
1 Талеб Н. Н. Указ. соч. С. 10.
1 2 Там же. С. 90.
Талеб Н. Н. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости. М., 2009.
С. 459—460. 3 Там же. С. 73.
2 Там же. С. 462—463. 4 Там же. С. 74.

102 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 103


Финансовый анархизм Можно ли противостоять непредсказуемости?

нить понятие «существенность». Но ее гибель через 60 миллионов вают Телемские обители или оккупируют финансовые центры.
лет вызывает поворот истории, т.е. оказывается черным лебедем. Каждый находит свой способ ответить на неопределенность окру
Доисторический мир в этом смысле — Среднестан, но невероят жающего мира.
ность в нем то как раз и зародилась. Если же причиной всему была Не последнюю роль в неопределенности и возникновении же
паника Экельса, то она уже существенна для группы из пяти чело лания ей противостоять играет «прощающее свои грехи» государ
век, тем более что двое из них такие же новички охотники, кото ство. Но оно способно уловить эти сигналы, обладая иерархиче
рым стало плохо в ходе все той же злополучной охоты. На всю ком скими преимуществами в современной экономической системе.
панию два хладнокровных профессионала! В таком случае мы име В трезвом и рациональном стремлении сохранить равенство эко
ем дело уже с Крайнестаном, и паника Экельса — черный лебедь, номических сил оно может приложить усилия, чтобы найти свое
повлиявший на весь дальнейший ход событий. Так, с помощью «материнское место» в историческом и экономическом ряду.
Талеба я убеждаюсь, что верно предположил смысл рассказа, но Как вести себя государству в условиях невероятной турбулен
это не означает, что ответ на вопрос о существенном все таки по ции, неожиданных событий, в зоне риска, где вот вот появится
лучен. Ведь и паника героя рассказа не является невероятной, она черный лебедь? Как на его действия будут реагировать участники
тоже результат некоторых событий. рынка? Кто и как будет восстанавливать равенство экономических
Талеб настаивает: «Жизнь определяется кумулятивным эффек субъектов, возвращая состояние иерархии к состоянию обмена?
том ряда значительных потрясений»1. Он даже усиливает вывод: Для меня эти вопросы не являются сугубо теоретическими — при
ходилось не раз искать на них ответы.
«Миром движет аномальное, неизвестное и маловероятное», —
правда, оговариваясь, что «маловероятное с нашей нынешней, не
просвещенной точки зрения»2. И все же это не так или не совсем Можно ли противостоять непредсказуемости?
так. Конечно, непросвещенность может сделать чудом даже самое Наиболее сложным периодом моей работы в качестве руководите
банальное явление, дело лишь за тем, как часто человек, оцени ля россйского регулятора финансового рынка — Федеральной
вающий это явление, его встречает или о нем слышит. Но абсо службы по финансовым рынкам — была вторая половина 2008 г.
лютной просвещенности нет, как нет предела «существенности». Ситуация складывалась очень драматичная. Сильнейшее давление
Вспомним старую сказку Адерсена про гадкого утенка. Для непро на российский рынок оказывала международная конъюнктура,
свещенных обитателей скотного двора, где родился этот необыч снижались цены на нефть, нарастала проблема с банковской лик
ный заморыш, его превращение в прекрасного белого лебедя стало видностью. Кульминационный момент глобального финансового
событием невероятным и существенным. Точно так же и черные потрясения пришелся на 15 сентября 2008 г. — на дату подачи заяв
лебеди появляются на свет гадкими утятами. ления о банкротстве одним из крупнейших американских банков,
Время определяет масштаб существенных изменений, а в сфе Lehman Brothers. Известие об этом пришло, когда торги на россий
ре экономики ему помогают деньги. Анархисты индивидуалисты, ских рынках шли к концу. К этому моменту индексы российских
сталкиваясь с неумолимостью существенных изменений, либо, как бирж существенно упали от своих исторических максимумов. Так,
Панург, оттачивают новые способы краж и самых разных проде максимальное значение индекса биржи ММВБ 1970,46 пункта было
лок, либо, как Макс Штирнер, «проматывают жизнь», либо, как достигнуто еще 12 декабря 2007 г., а индекса биржи РТС 2498,1
Талеб, придумывают для себя собственные правила игры, пытаясь пункта — 19 мая 2008 г. В день черного лебедя по имени Lehman
«не зевать по сторонам». А вот анархисты коллективисты выстраи Brothers индекс РТС скатился до значения 1277,6 пункта, а индекс
вают альтернативные финансовые системы, организуют свобод ММВБ до 1067,45. На следующий день участники рынка отыгры
ные от предрассудков внешнего управления сообщества, основы вали негатив с еще большим энтузиазмом: индекс РТС упал на
11,47%, а индекс ММВБ — на 17,45%.
1 Талеб Н. Н. Указ. соч. С. 12. Надо сказать, что на российском рынке были и свои дестабили
2 Там же. С. 26. заторы. Крайне спекулятивные и безответственные операции банка
104 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 105
Финансовый анархизм Можно ли противостоять непредсказуемости?

«КИТ Финанс» с производными финансовыми инструменты, увя правительственных резервов, ни фундаментальные показатели
занными со сделками РЕПО, подвели участников рынка к критиче деятельности российских компаний не принимались в расчет.
ской черте взаимных обязательств и неплатежей. Внутренние и Чувствовалась одержимость «армагеддоном», который для совер
внешние события наложились друг на друга. Для «развязки» обяза шенно определенных участников торгов оборачивался очередным,
тельств на рынке РЕПО Банк России запросил ФСФР приостано казалось, уже навсегда потерянным шансом купить акции россий
вить торги на биржах с 17 сентября. Такое предписание было дано. ских компаний по ценам фактически конца 90 х годов. Для кого
После сложных совещаний в Правительстве России и Центральном то это было как сафари во времени: вот вот тиранозавр упадет к
банке было решено не начинать торговлю и 18 сентября. Так, впер ногам, а фантастическая фотография счастливого обладателя тро
вые с момента воссоздания нового российского финансового рынка фея станет предметом зависти родных и знакомых. Руки наших
регулятор остановил своим решением торги на два дня. экельсов нервно тряслись, у них в животах порхали бабочки. Но
В пятницу 19 сентября торговля возобновилась. Рынок после как мы уже знаем, в таком настроении дикое возбуждение охотни
катастрофического падения накануне их вынужденной приостанов ка легко сменяется страхом, уводящим с тропы разума.
ки начал стремительно расти. Пятница была очень волнующим и Вернемся к сюжету Брэдбери. Инструктор сафари Тревис —
сложным днем: важные события в моей личной жизни наложились «регулятор» этого мероприятия. Как ведет себя он? Когда возника
на крайнюю нервозность бирж. В течение всего дня мне дистанци ет критический момент и охотники оказываются неспособными
онно пришлось по сути управлять торгами — были опасения, что принимать решения, а бедолага Экельс бродит в первобытных ку
система расчетов РТС просто не выдержит такого натиска транзак щах и вот вот сделает роковой шаг, Тревис концентрируется на ти
ций, вызванных более чем 22%ным ростом котировок. Все завер ранозавре. Хотя ему доподлинно известно, что в определенную
шилось удачно. Хотелось верить, что худшее позади. Но эти надеж минуту и в определнном месте этот тиранозавр будет убит упав
ды рынка и мои как его регулятора не оправдались. В сентябре и шим гигантстким деревом. Таковы были правила сафари: охотни
особенно в октябре 2008 г. падение курсов российских бумаг про кам разрешалось убивать только тех животных, которых ожидает
должилось с новой силой. Тогда было выработано два принципи скорая естественная гибель. Тиранозавр был повержен выстрела
альных решения: запретить не обеспеченные ценными бумагами ми Тревиса. И то самое гигантское дерево, когда ему и «было поло
сделки, так называемые короткие продажи, или «шорты», а также жено» историей, упало на уже мертвую тушу зверя. А всего то и
приостанавливать торги акциями, если индексы снижаются за день нужно было прекратить охоту и всем вернуться в машину времени.
более чем на 5%. Ранее для такого решения требовалось падение на Признаюсь, что прочел я рассказ Брэдбери и столь детально в
10—15%. В течение октября 2008 г. торги приостанавливались по ре него погрузился лишь сейчас. В 2008 г. я, может быть, всего один
шению регулятора практически еженедельно и по нескольку раз. раз успел увидеть фильм, снятый по его мотивам, да и то мельком.
Критики было много. Не буду углубляться во все те споры и А то, что осенью 2008 г. философия Брэдбери не была даже в моем
дискуссии, во все «за» и «против». Речь не об этом, а о логике дей далеком подсознании, я почти могу ручаться. Тем не менее я вы
ствий рынка и государства. Я много тогда размышлял над приня брал иную модель повеления, чем Тревис. Моей главной задачей
тыми решениями. Теперь я даже больше уверен в их правильности, было прекратить панику «охотников во времени», сбить ее или, по
чем тогда. Хотя и тогда уверенности и ответственности вполне хва крайней мере, минимизировать, не дать им сойти с тропы разума и
тало, чтобы не колебаться и примать решение молниеносно. Поче рациональности. В моем уже нынешнем понимании действия
му? Я был убежден во вредности паники. Большинство участников Тревиса, оставившего Экельса без присмотра, — такая же роковая
рынка совершали операции под воздействием эмоций. Явный спе ошибка, причем ничуть не меньшая, чем паника незадачливого
кулятивный настрой, выражавшийся в игре на понижение котиро охотника. Может быть, в изменении истории оказался виноват
вок и облаченный в инструментарий коротких продаж, буквально именно Тревис? Для меня это не вопрос, а подтверждение верных
тащил рынок ко дну. Ни объективная информация, ни поддержка решений, интуитивно принятых в момент панической ситуации на
рынка со стороны Внешэкономбанка, получившего средства из рынке.
106 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 107
Финансовый анархизм Можно ли противостоять непредсказуемости?

Конечно, все участники действовали сообща, решения регуля волатильной среде рынка, касалась раскрытия информации о за
тора принимались в ходе консультаций с представителями Банка ключенных опционных договорах: количестве контрактов, ценах
России, Правительства и Администрации Президента, но при пол исполнения, суммах исполнения. В США для этого публикуются
ном понимании, что они правильные. Потом, когда паника завер так называемые COT (commitment of trades). Проект соответствую
шилась, тренд на рынке поменялся, мы поменяли решения, при щего приказа ФСФР был разработан и размещен на сайте службы
нятые в кульминационный момент кризиса. Прежде всего, были в декабре 2010 г.1, а 28 декабря я его подписал. Через три месяца,
отменены запреты на короткие продажи, и им на смену мы ввели 25 марта 2011 г. он был зарегистрирован Министерством юстиции.
правило предельной котировки (uptick rule)1. Оно широко извест Справедливости ради должен сказать, что в реализации проекта
но в зарубежной практике и означает, что в случае падения рынка СОТ мне опять помогли участнки рынка, трейдеры. Автор этой
при достижении котировками некоторого минимального уровня идеи — блогер и трейдер под ником «Феникс», с которым я как то
все необеспеченные сделки по продаже бумаг («шорты») должны вел горячие дебаты в интернете. «Феникс» оказался большим шут
заключаться по цене предыдущей сделки или более высокой. ником. Как то он подловил меня на увеселительном мероприятии,
Вообще в ходе кризиса выяснилось, что на нашем рынке нет которое устраивала биржа РТС. Перегородив мне путь, он попро
многих важных «мелочей», которые давно определяют правила сил, чтобы я с ним сфотографировался. Я опрометчиво согласился.
игры на развитых рынках и потому там мелочами отнюдь не явля Буквально на следующий день я обнаружил в интернете сделанную
ются. К таким мелочам можно отнести и порядок остановки тор «Фениксом» ироничную «фотожабу» из той самой фотографии.
гов. Несмотря на настройку этих правил после кризиса, они и сей
Я не обиделся и не стал возражать. Сафари завершилось, и в отли
час лишены управленческого, регулирующего смысла и остаются
чие от отчаявшегося Тревиса мне не пришлось прибегать к край
«последним доводом королей». Однако если в случае с уточнением
ним средствам. Все мои охотники во времени остались на тропе,
регламентов коротких продаж я стремился действительно воспол
нить реальные пробелы регулирования, то в корректировке правил хоть и костерили меня на чем свет стоит. За время кризиса разори
остановки торгов я видел лишь психотерапию для рынка. Мне хо лась всего лишь одна брокерская компания — «Ютрейд». Все ос
телось послать сигнал, что кризис закончился и остановок по ре тальные, даже банк «КИТ Финанс», были спасены и остались на
шению регулятора больше не будет. Кроме того, мы сосредоточи плаву. Короче говоря, никто не «раздавил бабочек» со всеми выте
лись на принятии системных решений, которые бы существенно кающими печальными последствиями.
упростили информирование участников рынка, помогли им ори Мне могут возразить, что, мол, препятствуя естественному ходу
ентироваться в ситуации и «измерять накал страстей». Началась событий, в данном случае спекулятивному поведению большого чис
работа над законом о клиринге, были подготовлены и приняты по ла участников рынка, государство в лице регулятора фактически от
правки в закон о рынке ценных бумаг, определяющие производ рицало их способность выработать правильные и верные действия,
ные финансовые инструменты, был выработан понятный меха самоорганизоваться и, тем самым, перестать паниковать. И, борясь с
низм налогообложения на рынке деривативов. паникой, государство еще больше противопоставляло себя рынку,
Были также инициативы, восполнявшие те самые отсутствую выстраивало иерархию, нарушая естественное равенство с между ним
щие мелочи. Однажды в беседе с представителями РТС мы почти самим и рынком. Несомненно, такое мнение вполне допустимо, но
одновременно пришли к решению ввести на нашем рынке «индекс при нескольких условиях: 1) эффект бабочки не действует, т.е. пани
страха», или volatility index, подобно тому, который рассчитывает ка присутствует в условном вакууме, где просто нет воздушных пото
ся на Чикагской бирже опционов. Индекс волатильности RTSVX ков, на которые можно повлиять; 2) паника исключена из этого про
начали рассчитывать и публиковать с 7 декабря 2010 г. Вторая ини цесса, т.е. она автономна в той системе, в которой сформировалась;
циатива, целью которой было указать «маршрут» спекулянтам в 3) говоря в терминах Талеба, мы имеем дело со Среднестаном, в ко
1 Фондовому рынку предложат урезанные шорты // Коммерсантъ. 2009.№ 54 1 ФСФР спроектировала новые правила торговли // Коммерсантъ. 2010. № 237
(4109). 27 марта. (4537). 22 дек.

108 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 109


Финансовый анархизм Можно ли противостоять непредсказуемости?

тором совокупное спокойствие превышает самую безумную панику, алгоритмов, ни с мощностью серверов, но тем не менее имевшую
т.е. последняя не является существенным событием; наконец, место панику можно сравнить с закупоркой торговой системы.
4) действуют все законы и эффекты, паника не автономна, она име Частота выставления встречных заявок на покупку акций сущест
ет свое влияние, но все взаимосвязи и зависимости событий разви венно отставала от гиперболического роста заявок на продажу.
ваются настолько медленно, что самоуспокоения паникующих уча А поскольку время на рынке измеряется деньгами, то ожидание
стников рынка можно ждать сколь угодно долго, не опасаясь каких покупок, стремящееся в бесконечность, монетизировалось в це
либо скорых и необратимых последствий. Все четыре условия (мо нах, стремящихся к бесконечно малой величине. Приток заявок
жет быть, ктото назовет иные), как мне представляется, из облас на продажу нужно было ограничить, т.е. сдержать короткие про
ти фантастики. Они хороши для дополнительных абстрактных уп дажи, периодически останавливать торги, чтобы давать хотя бы
ражнений. И к некоторым из них мы наверняка вернемся. малейший шанс для появления встречных заявок на покупку.
В реальной жизни паника — зло, она несовместима ни с одной Что, собственно, и было сделано.
из двух сил экономических отношений: ни с самоорганизующимся Выбранный нами в качестве проводника в мире финансовой
рынком, ни с регулирующим государством. Это турбулентный по анархии Панург позволял себе следовать «духу коммутативной
ток, в котором все сигналы, взмахи крыльев, шорохи и громы пе справедливости»: он покупал дорого (т.е. в кредит), а продавал де
репутаны и смешаны. Траектории его вихрей непредсказуемы, они шево (т.е. за наличные)1. Именно так, считал Панург, следуя «уче
могут меняться мгновенно. Ситуация развивается в режиме гипер ниям Катона», нужно себя вести, чтобы разбогатеть: «Главе семей
болического роста. Примерно похожее происходило во время flash ства надлежит быть вечным продавцом»2. В этой иронии обнару
crash в мае 2010 г., когда поток заявок от алгоритмических систем живается трагическая суть финансового рынка, которая дает о себе
превысил возможности серверов торговых систем их обрабаты знать в периоды кризисов. Действительно, покупки ценных бумаг
вать, что привело к некотролируемому падению котировок. Тогда, на заемные средства брокеров, «маржинальная торговля» в услови
кстати, одной из мер, примененной Комиссией по ценным бума ях растущего рынка дают несомненную прибыль, но в моменты
гам и биржам США, стали изменения в режиме остановок торгов. падения котировок их владелец вынужден возмещать стоимость
Остановка торгов рассматривалась как способ не допустить «ги обесценивающихся бумаг, пополняя соответствующие залоговые
перболического» скатывания к очередному биржевому краху. счета. Требование возместить обесценение заложенных под кредит
Примеры гиперболического роста изучены разными учены активов, покрыть «дефицит» средств называют margin call. Этот
ми, математиками, экономистами. Например, упомянутый выше термин после 2008 г. так и вошел в русский язык без перевода: ис
Талеб также по сути связывает механизм возникновения черных кать ему русскоязычный эквивалент было просто некогда. Паника,
лебедей с гиперболическим распределением Парето 1. Но я не возникшая на российском рынке, до предела обострила ситуацию
буду углубляться в недра математики, так как не считаю себя в с маржинальной торговлей и залогами, которые очень многие
этом специалистом. Ограничусь общей аналогией между собы предприниматели и собственники давали ценными бумагами под
тиями осени 2008 г. и, например, теорией массового обслужива активно привлекаемые ими кредиты. До кризиса все, как и Па
ния (queuing theory). Эта теория допускает ситуацию, когда при нург, покупали активы дорого, т.е. в кредит. Но когда наступил
ток покупателей какогото товара или услуги растет быстрее спо кризис, встала угроза продажи этих активов дешево. Причем это
собности продавцов их обслужить. В результате мгновенно еще в лучшем случае.
образуется очередь, время нахождения в которой стремится к бес Особенность той самой очереди продавцов на финансовом
конечности. Прервать этот «гиперболический» процесс может ка рынке определялась природой ценных бумаг и акционерной фор
което радикальное и нестандартное решение. На российских мы собственности. Собственность делима на многие доли, и про
рынках события 2008 г. не были впрямую увязаны ни с работой
1 Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль. С. 324.
1 Талеб Н. Н. Указ. соч. С. 374. 2 Там же.

110 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 111


Финансовый анархизм Монетарный арбитраж

дажа очень небольшого количества таких долей в силу механизма намику макроэкономических показателей, структуры денежной
организованного рынка проецируется на стоимость всей собствен массы, платежного спроса, оборотного капитала организаций и
ности — на капитализацию компании, чьи акции выпущены на структуры платежей, я обнаружил целый ряд зависимостей, кото
рынок и торгуются. По законам публичного рынка к бесконечно рые условно назвал монетарным арбитражем. Первый опыт пони
малой величине устремились цены, в том числе на пакеты акций, мания этого явления пришелся на время моей работы экономиче
заложенных под кредиты. Для очень многих мелких и крупных ским советником Виктора Борисовича Христенко, вице премьера
собственников таких пакетов прозвучали «призывы к покрытию». Правительства1. Позднее, уже став в 2004 г. помощником Предсе
Отказ от исполнения требований по возмещению, покрытию стои дателя Правительства, я расширил свои исследования2.
мости дешевеющего залога означал его отчуждение в пользу кре Монетарный арбитраж я рассматриваю в большей степени как
дитора. В силу паники на рынках иерархия отношений долж поиск и принятие альтернативного монетарного решения (arbitra
ник—кредитор грозила обернуться насилием в отношении долж tion). По сути это создание альтернативных финансовых систем пу
ников. Последствия массового применения власти кредитора к тем выбора участниками экономики таких монетарных активов
должникам трудно было себе представить. Ведь в числе должников (платежные и расчетные средства, денежные суррогаты, кредиты,
оказались крупнейшие российские компании и их владельцы. ликвидные финансовые активы), которые компенсируют снижаю
Опасность изменения структуры собственности на многие россий щуюся в конкретный момент экономическую «полезность» государ
ские активы встала в полный рост. ственных инструментов и институтов обмена. Идеальные деньги
Следует заметить, что паника является острой формой анархи Нэша или конкурирующие валюты Хайека в контексте моего опре
ческого поведения — стихийной защитой от непредсказуемости в деления — инструменты монетарного арбитража, противостоящие
турбулентной ситуации. Она обостряет хрупкие отношения само и вытесняющие менее «полезную» валюту, выпуск которой монопо
организации рынка, которые представляют собой реакцию на что лизирован центральными банками. Однако дело не в определении и
то, на окружающие их условия, на «взмахи крыльев бабочек», пор терминах, а в действиях участников экономики. На всем протяже
хающих в экономической атмосфере. Пока воздух тих и спокоен, нии сложных экономических преобразований в России можно
слышен лишь шорох, но когда поднимается вихрь, гремит гром. обнаружить как минимум три явных периода, когда происходили
снижение и рост полезности государственной финансовой системы:
Монетарный арбитраж демонетизация (1992—1998), эффект девальвации (1998—2004), мо
нетарная стерилизация (2004—2008). С 2008 г. начинается пока
На протяжении последних 20 лет российской экономической ис очень трудно квалифицируемый, но очень драматический по своим
тории мы неоднократно преодолевали этапы, на которых государ возможным проявлениям и последствиям этап финансово моне
ство с упорством маньяка создавало условия для формирования тарной глобализации нашей финансовой системы.
альтернативных финансовых и денежных систем. Расставание с Отличительной чертой первого этапа стала крайне высокая ин
этими системами всякий раз было болезненным. Они так врастали фляция, замедление темпов экономического роста, сокращение
в наши экономические отношения, что уже сливались с ними и не ликвидности экономики и, как следствие, рост использования
возможно было определить, чужеродный они элемент или жизнен различных денежных суррогатов, от векселей до бартерного обме
но важный орган. «Хирургическое» удаление вросших в наш эко на. Главной причиной этого стала совершенно вульгарная псевдо
номический организм таких вот не то паразитов, не то симбионтов либеральная политика тогдашнего российского Правительства,
всякий раз происходило в момент кризисов. самодовольно записавшего себя в реформаторы. Совместив прива
В непродолжительные периоды работы вне регулятора финан 1 Миловидов В. Д. Инвестор в России: что делать? М., 2000.
сового рынка в 1998—2000 и 2004—2007 гг. в силу занимаемых то 2 Миловидов В. Д. Корпоративное гражданство как способ социальной конкурен
гда должностей и моих служебных обязанностей я углубился в изу ции // Корпоративная социальная ответственность и конкурентоспособность / Ред.
чение макроэкономических связей и тенденций. Анализируя ди В. В. Кантор. М., 2004.

112 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 113


Финансовый анархизм Монетарный арбитраж

тизацию, повышение цен, насильственное и лишенное какой ли цитный бюджет на 1999 г. Но у меня был повод гордиться вдвойне.
бо почвы укрепление рубля, благодаря массированному использо В 1988 г. по окончании аспирантуры и защиты кандидатской дис
ванию внешних займов, Правительство открыло ящик Пандоры, сертации, перед зачислением на работу в Институт мировой эко
из которого тут же выросли теневая экономика, параллельное об номики и международных отношений я должен был пройти собе
ращение иностранной валюты, тезаврация всех ликвидных акти седование именно с Евгением Максимовичем, который тогда воз
вов, уход от налогов и переход к первобытному обмену и взаимным главлял институт. До сих пор помню ту встречу: по ее итогам и
долгам. Государственные ценные бумаги стали объектом спекуля начал свою научную трудовую деятельность.
ций внутренних и внешних инвесторов, все сколько нибудь лик В 2004 г. начинают созревать условия нового витка формирова
видные ресурсы приватизированных предприятий выводились ния альтернативных финансовых систем. К сожалению, началом
либо в «тень», либо из страны. Сбережения и инвестиционный этому процессу послужило создание с 1 января 2004 г. бюджетного
процесс были задушены на корню. стабилизационного фонда, предназначенного для аккумулирова
Приведу несколько цифр. Прибыль предприятий по отноше ния так называемых нефтяных доходов бюджета. В целом идея соз
нию к ВВП снизилась с 30% в 1992 г. до 5% в 1997 г. А 1998 год за дать бюджетный резерв, компенсирующий в критической ситуа
вершился убытками. При этом потребительские расходы к ВВП за ции выпадающие доходы государства, была абсолютно верным ре
шением. Более того, это совпало по времени с активной работой
тот же период возрастают с 27 до 52%. Одновременно увеличива
по сокращению внешнего долга страны. Однако на каком то этапе
ются расходы на покупку иностранной валюты — с 0,2 до 8%.
изъятие из экономики якобы излишних, инфляционных денеж
А инвестиции в основной капитал в течение всего периода балан
ных средств начало оборачиваться негативными последствиями.
сируют на отметке 14—15% от величины ВВП. Таинственные ис
Увеличение объемов налогообложения сырьевых отраслей, прежде
точники расходов населения и сделок с валютой при падении про всего нефтедобывающих предприятий, сильно искажало структуру
изводства и прибыли в производственном секторе держатся на ко бюджета, лишало внутреннюю экономику инвестиционных ресур
лоссальном обороте денежных суррогатов, наличных и на бартере. сов. Именно с этого стартует стремительный рост заимствований
Кульминация демонетизации пришлась на рубеж 1997—1998 гг., российских компаний за рубежом. Раскручивается спираль фи
тогда доля денежных расчетов за отгруженную продукцию соста нансового абсурда: средства, отвлеченные государством и инве
вила всего 29%, а доля неденежных расчетов (бартер, векселя, стированные им в зарубежные активы, компенсируются компа
взаимозачеты) — 71%. Так бизес ответил на фиктивный курс рубля ниями в виде зарубежных займов. В отдельные периоды объемы
к доллару, который, благодаря займам МВФ и Всемирного банка, прироста зарубежных пассивов у нефинансовых компаний и акку
«уверенно» держал отметку 5—6 рублей за доллар! мулированного бюджетом налога на добычу полезных ископае
Кризис 1998 г. стал средством восстановления равновесия. мых, являвшегося важнейшим источником пополнения стабили
Происходит девальвация рубля, его курс буквально за полгода с ав зационного фонда, буквально совпадали.
густа 1998 г. достигает 20 руб. за 1 долл., а в 2002 г. — 30 руб. При Я бы не хотел заниматься критикой политики Министерства
этом начинается рост инвестиций, восстанавливаются денежные финансов. Всему есть свои основания и объяснения. Экономиче
расчеты — в 2002 г. они приближаются к 90%. Пополняются обо ские связи слишком сложны и запутанны, чтобы с точностью на
ротные активы предприятий, и растет их ликвидная составляю звать причину и следствие того или иного события. Но для меня
щая, это дает импульс промышленному росту. «Полезность» госу очевидны два обстоятельства. Первое. «Топорная» монетарная сте
дарственных финансов восстанавливается, она принимается и рилизация внутренней экономики привела к существенным пере
оценивается рынком. Во многом это происходит благодаря прин косам в структуре пассивов и активов российских компаний. На
ципиально новой бюджетной политике. Я горд тем, что в октябре ложившись на особенности финансового рынка, эти перекосы в
1998 г. оказался среди консультантов Председателя Правительст 2008 г. подвели частные компании к долговому обрыву. И государ
ва РФ Евгения Максимовича Примакова. Именно его правитель ству пришлось спасать их, рефинансируя долги за счет ранее изъя
ство впервые за новую российскую историю защитило бездефи тых у них же капиталов. Второе. Никакой либеральной составляю
114 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 115
Финансовый анархизм

щей в мерах по стерилизации экономики не было. За ними явно


просматривалось полное недоверие рыночным силам, отсутствие
веры в их способности самостоятельно определить пути эффектив
ного распределения капитала в экономике и преодолеть инфляци
онные опасности. Стабилизационный фонд и вся логика его рабо
ты были построены на распределительной идеологии. Фонд был
вершиной, на которую поднялось государство в своей экономиче
ской иерархии. Но «полезность» его ничуть не возросла. В этом У Бориса Гребенщикова есть занимательный и поучительный рас
месте я поставлю точку, чтобы не переходить на личности. сказ «Краткая история художественной самодеятельности на ко
Альтернативная финансовая система образца 2004—2008 гг. раблях пиратского флота Карибского бассейна первой половины
была представлена разрастающимися долговыми отношениями
XVII века». Он посвящен одному эпизоду из жизни и приключе
российских компаний с зарубежными рынками капитала. Именно
ний некоего пиратского капитана Сэмуэла Беллами, по прозвищу
поэтому во время паники 2008 г. так важно было не упустить мо
Черный Сэм. Герой истории явно был нетипичным пиратом: «пре
мент, когда «торнадо» разрушения альтернативной системы нач
небрегал напудренными париками и просто завязывал свои длин
нет засасывать в свою воронку государственную систему финан
ные черные волосы в хвост», был «необыкновенно щедр по отно
сов. Нельзя было ждать, пока паникеры сойдут с тропы и начнут
шению к экипажам захваченных им кораблей»1. Хотя Беллами, как
давить бабочек истории одну за другой. В тот сложный период ре
повествует БГ, и сопутствовала удача, но его пиратская карьера
гулятор не зевал по сторонам и не стрелял по обреченным на ги
длилась менее года. Может быть, причиной этой краткости были
бель тиранозаврам, а выполнял свою функцию. Было важно, что
бы кто то стоял на страже здравого смысла. особые качества, выделявшие его из остальной пиратской братии,
О каком тиранозавре речь? О рынке. Нашем российском фи а может, на это повлиял тот самый эпизод, который лег в основу
нансовом рынке, который катастрофически «мелел». Сделки по рассказа Гребенщикова? Автор об этом умалчивает. Я же, прочитав
продажам акций наших компаний концентрировались на зарубеж это эссе, полагаю, что обе причины имели место, так как одна без
ных биржах. А наш финансовый рынок со своей неэффективной другой просто невозможна.
организацией, на котором отсутствовали долгосрочные внутрен Итак, суть истории такова. На корабль Беллами как то попал
ние инвесторы, неконкурентоспособный в международном мас некий джентльмен с артистической жилкой, бывший бродяга из
штабе, с маскарадной конкуренцией бирж и с несколькими сотня Йоркшира. Во время одного из морских переходов, после ожесто
ми частных трейдеров спекулянтов в 2008 г. выглядел тиранозав ченных баталий и грабежей, лихорадочной активности, в период
ром по сравнению с его глоабльными соперниками. Он был ничегонеделания, когда корабль шел по воле ветров, а экипаж ока
грозен, но раньше или позже его подстерегало дерево исполин, го зывался предоставлен сам себе, этот романтик с большой дороги
товое обрушиться на его голову и раздавить всей своей сокруши сочинил и решил поставить пьесу. Назвал он ее «Королевский пи
тельной мощью. После 2008 г. мы вошли в период глобализации рат», а героями сделал, разумеется, пиратов, а также разных леген
рынков, которая еще больше выпятила его грозный, но доистори дарных личностей, о которых, видимо, ему когда то приходилось
ческий вид. Только взаимодействие рыночных, самоорганизую слышать, включая Александра Великого. Последнего он, судя по
щих сил и государственной силы регулирования способны обеспе по всему, вывел в качестве главного героя. И, как повествует Гре
чить его эволюционный скачок. бенщиков, на квотер деке состоялась премьера. Многие члены пи
ратского экипажа приняли участие в представлении, к удовольст
вию остальной команды.
1 Гребенщиков Б. Краткая история художественной самодеятельности на кораблях
пиратского флота Карибского бассейна первой половины XVII века // Книга, ради ко
торой объединились писатели, объединить которых невозможно. М., 2012. С. 63.

Философия финансового рынка 117


Рождение алгоритмов Координаты неопределенности: где порхает бабочка

Герои Гребенщикова, члены команды Черного Сэма, были казаться абсурдом. Основными участниками конкурса все чаще и
непохожи на монахов Телемской обители, описанных Рабле. Раз чаще становились не «живые» инвесторы, а алгоритмические торго
личий наверняка было много, но одно главное, которое стало вые системы, запрограммированные командами отдельных энту
причиной всех дальнейших событий, состояло в том, что прин зиастов и даже специалистами крупных брокерских компаний. В те
цип «один за всеми и все за одним» среди них явно не действовал. чение нескольких месяцев роботы совершали сделки, покоряя во
На корабле оставались неприсоединившиеся: уклонившийся от ображение наблюдателей доходностью в тысячи процентов. Глядя
участия в самодеятельности канонир с друзьями. Пока его собра на это, я буквально ощущал себя канониром из кубрика, с той раз
тья по пиратскому ремеслу служили Мельпомене, он с собутыль ницей, что не был пиратом и не набрался пунша. Да, уверен, для
никами предавался мирным возлияниям в пороховом кубрике любого разумного инвестора 5000% годовых за три месяца на фоне
под палубой. Вдруг ему приспичило подняться наверх. Там он разговоров о финансовом кризисе и его возможной очередной вол
тотчас увидел толпу пиратов и каких то совершенно незнакомых не показались бы полной мистификацией. В информационной сре
ему людей (пираты актеры нарядились до неузнаваемости), де рынка такие доходности не могли не искажать совокупных ожи
а главное, как некий персонаж, очевидно, облеченный властью, даний и оценок риска. Конкурс формировал совершенно ложное
поставил на колени пирата и допрашивал его. Канонир, не сумев восприятие существующих инвестиционных возможностей.
ший различить тонкой грани между Искусством и Жизнью, под Я поначалу предложил сделать конкурс алгоритмов, отказав
нял из кубрика своих друзей с абордажными саблями и, схватив шись от слова «инвестор» и четко определив, с чем мы все имеем
гранату, бросился защищать пирата Джека Спинкса, исполняв дело. Тогда бы и умелость наших программистов трейдеров нашла
шего роль пирата, стоявшего на коленях перед Александром Ве должную оценку. Иначе, рассуждал я, в предельной ситуации все
ликим. Началась потасовка. Зрители не сразу поняли, что проис участники рынка, как существующие, так и будущие, должны либо
ходит, и, следуя пиратским инстинктам, ответили ожесточенным воспринять конкурс как спектакль, либо посчитать за правду. Тре
сопротивлением. Итог был печален: актеру, изображавшему тий вариант — всеобщий мировоззренческий конфликт и утрата
Александра Великого, отрубили руку, пирату, которого канонир чувства реальности. С этим ЛЧИисты не согласились. Поскольку
решил спасти, взрывной волной сломало ногу, а одного из собу организаторы настаивали на изначальной цели, а именно привлечь
тыльников канонира «Александр» зарубил на месте. Однако по большее число новых игроков на рынок деривативов РТС —
сле всех разбирательств пиратский суд всех оправдал, усмотрев в ФОРТС (FORTS), я призвал конкурс прекратить. То есть, говоря
действиях канонира со товарищи заслуживающую высокой оцен словами Гребенщикова, на корабле даже в период ничегонеделания
ки бдительность. «Но, во избежание дальнейших казусов, капи из за крайне вялой конъюнктуры рынка никаких спектаклей не иг
тан приказал спектаклей на корабле больше не играть», — завер рать1.
шает повествование Борис Гребенщиков1. Активистами рынка деривативов этот призыв был встречен с
явным раздражением. Погруженные в свои иллюзии, они настаи
Координаты неопределенности: где порхает бабочка вали на том, что конкурс — это смотр инвестиционных возможно
стей ФОРТС, мастерство трейдеров и, конечно, конкуренция.
Мне этот рассказ напомнил драматический сюжет уже из истории Я настаивал на факторах, вводящих в заблуждение, которые неми
моих отношений с участниками финансового рынка. Биржа РТС, нуемо приводят к ошибкам: в алгоритм принятия инвестиционных
чтобы привлечь внимание к своему сектору производных финансо решений закрадывался заведомо фальшивый параметр. Это был
вых инструментов, регулярно организовывала конкурсы «Лучший ложный образ, который формировал соответствующие представ
частный инвестор» (ЛЧИ). Я до определенного момента наблюдал ления о действительности: доходности реальные, это доступно ка
за ними со стороны. Но на каком то этапе происходящее мне стало
1 ФСФР приостанавливает конкурс РТС // Коммерсантъ. 2010. № 196 (4496).
1 Гребенщиков Б. Указ. соч. С. 66. 21 окт.

118 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 119


Рождение алгоритмов Координаты неопределенности: где порхает бабочка

ждому, победители конкурса — «частные инвесторы», «простые ду этими звеньями, как и в дополнение к ним, можно найти и дру
парни и девушки», как и все. Участники сорвенования, может гие, которые «зажгли фитиль» гранаты, оказавшейся в руках
быть, и понимали искусственность созданной ситуации, но внеш возбужденного канонира: включая пунш, любовь к выпивке, вы
ние наблюдатели вполне могли принять (и кто то наверняка при ход канонира на яркий свет из темного кубрика, его скандальный
нимал) все за чистую монету. Канонир из кубрика ведь тоже пред нрав и еще множество других слагаемых энтропии пиратских су
ставить себе не мог, что на пиратском корабле незнакомец в пари деб, объединившихся в конкретный день и час под предводитель
ке, поставивший на колени пирата, просто разыгрывает спектакль, ством Черного Сэма.
а через несколько минут и он, и пират, обнявшись, будут угощать Кто то из участников произошедшей драмы, возможно, совер
друг друга пуншем из одной фляги. Наше восприятие действитель шил когнитивную ошибку, которая закрутила спираль последую
ности в том числе определяется тем, что мы видим своими глаза щих событий. Гребенщиков, по сути, иллюстрирует результат отка
ми. А мне очень не хотелось, чтобы рынком правила фальшь, как за от рационального выбора (departure from rational choice). Этот
самодеятельный спектакль командой Черного Сэма. термин вводит в своей книге «Экономика Дарвина: свобода, конку
В рассказе про пиратскую самодеятельность дана прекрасная ренция и общее благо» специалист в области поведенческой эконо
иллюстрация вполне жизненной ситуации: столкновения двух со мики Роберт Фрэнк. По его словам, когнитивные ошибки происхо
вершенно разных моделей восприятия действительности и опреде дят из за того, что люди, даже вполне рациональные, склонны
ляемых ими вариантов поведения людей. Каждая столкнувшаяся в выстраивать свои решения в зависимости от понесенных и невос
потасовке группа пиратов действовала в рамках заданных условий полнимых затрат (sunk cost), которые уже не могут быть возвращены
и основанных на этих условиях стратегий. Актеры и зрители нахо к моменту принятия того или иного решения1. В рациональной ло
дились во власти мирного искусства, а канонир с приятелями были гике потраченное уже потрачено. Не вернешь. И руководствоваться
движимы постоянным ощущением опасности, готовностью или этим не стоит. Это также считает ошибкой и Дэниэль Канеман,
защищаться, или нападать. Для вторых образ пирата, стоящего на психолог, лауреат Нобелевской премии по экономике, автор теории
коленях, был как сигнал тревоги, включающий условный рефлекс: перспектив. По его словам, рациональный человек не будет задумы
к бою! Причем неважно за что: за спасение жизни своего собрата ваться о понесенных расходах, «оправдание прошлых ошибок не
или за спасение своей, так как следующим у ног врага мог бы ока входит в круг его забот»2. В этом смысле отказ от рационального вы
заться любой член пиратской команды. Где произошел разрыв ми бора как раз и есть такая забота о невозвратном.
ровосприятия?
Далее Фрэнк делит людей, отказывающихся от рационального
Как в рассказе Брэдбери про сафари во времени, так и в рас выбора, на две категории. Если одним рассказать о когнитивной
сказе Гребенщикова трудно сразу определить всю цепочку при ошибке, рассуждает Фрэнк, то у них возникает чувство огорчения
чинно следственных связей. На первый взгляд зачинщик здесь
или «раскаяния по поводу содеянного. Согласно терминологии
явно канонир. Участников и зрителей пьесы, вынужденных отве
Фрэнка происходит отказ от рационального выбора, сопровождаю
тить сопротивлением, можно оправдать тем, что неожиданный
щийся раскаянием или огорчением. Ведь до полученной информа
взрыв гранаты не дал им возможности успокоить своих товарищей.
ции человеку могло казаться, что его действия вполне рациональны.
Когда «Александру» рубанули абордажной саблей по руке, ему уже
Отказ от учета возможных последствий или отсутствие информации
вряд ли хотелось думать об ошибочности действий экзекутора.
о них ведут к когнитивным ошибкам, к подмене мотиваций, а ра
Может, он и узнал в нем собрата по пиратской жизни, но отруб
циональный выбор оборачивается нерациональным и ошибочным
ленная рука, боль и кровь оказались сильнее пиратских уз. Сле
дующим звеном в цепочке причин может являться «джентльмен из решением. Это зачастую свойственно нам, когда мы с сожалением
Йоркшира», сочинивший роковую пьесу: нашел где спектакли иг 1 Frank R. H. The Darwin Economy. Liberty, Competition, and the Common Good.
рать! Ну, а третье звено — сам капитал Сэмуэл Беллами, допустив Princeton, 2011.
ший художественную самодеятельность на пиратском судне. Меж 2 Kahneman D. Thinking, fast and slow. N. Y., 2011. P. 345.

120 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 121


Рождение алгоритмов Координаты неопределенности: где порхает бабочка

говорим по сути совершенно бессмысленную фразу «надо было». мьере». Была ли у него мотивация отказаться от своих действий,
Такое раскаяние выдает наше сожаление о том, что мы раньше что поступить «рационально»? Нерациональность, с точки зрения ос
то недодумали, не рассмотрели, не учли, не просчитали. тальной команды, для канонира, может быть, и есть рациональный
Другое дело, когда все происходит интуитивно, автоматически, выбор, без последующих сожалений и упреков самого себя за содеян
из подсознания. В этом случае известие о совершенной когнитив ное. Замечу, что для такого выбора он должен был очень хорошо по
ной ошибке вряд ли приведет к раскаянию. И здесь найдется много нимать собственный интерес. Более сильный, чем даже временные
тому оправданий. Так, наряду с ситуацией, когда человек «отказы интересы общества, в котором он состоит в данный момент. Либо
вается от рационального выбора с чувством огорчения», случаются просто действовать интуитивно сообразно с устоявшимися поряд
«отказы от рационального выбора без огорчения и раскаяния». Эти ками и нормами того общества, в котором он находится.
случаи, как считает Фрэнк, приводят к гораздо более серьезным по Любой человек в обществе вынужден так или иначе согласо
следствиям и потерям. В первом случае человек хотя бы в дальней вать свой выбор и свой интерес с интересами других. Поэтому че
шем получает возможность не повторить свою когнитивную ошиб ловек старается выбрать общество «по себе» или в итоге порывает с
ку, если указаны причины, которые к ней ведут. Во втором случае не устраивающим его обществом. Но нужно тогда задать вопрос об
ни мотивов, ни желания «не повторять» нет, нет раскаяния1. То есть интересах этого общества и о том, какие мотивации движут этим
чувство сожаления, как пишет Канеман, «страх того, что пожалеем обществом. Может быть, действия канонира и не противоречили
о содеянном»2, повышает осторожность и ощущение «риска», а от интересам других, а были их воплощением. Поэтому его не наказа
сутствие сожаления побуждает к совершенно непредсказуемым ли. Допустим, что внутренняя агрессия и вспыльчивость пиратов,
рискованным действиям. Как можно раскаиваться по поводу ин готовность бросить гранату в любой момент и даже в своих была
туиции, автоматизма, инстинкта. То есть на предостережение, мол, стержневым чувством всей команды. А театральные представления
«ты ошибаешься, так как...» слышишь ответ: «да вовсе нет». Собст оказались лишь хорошо завуалированной художественной формой
венно именно такой диалог фактически имел место между мной и выражения этого чувства во время ничегонеделания. Каждый в
сторонниками конкурса ЛЧИ. глубине души хотел выплеснуть агрессию. Не будь спектакля, кто
Рассмотрим случай «отказа от рационального выбора без огор то наверняка с кем то повздорил бы, что то с кем то не поделили,
чения», как его определяет Роберт Фрэнк, применительно к рас кого нибудь все равно зарубили. И тут очень кстати возник кано
сказу Бориса Гребенщикова. Кто мог бы сожалеть о содеянном, нир! Трагичность агрессии обернулась благородной бдительно
знай он заранее о той драме, которая в итоге случится? Может стью. Произошел катарсис. Все выдохнули!
быть, автор пьесы? Хотя тогда бы он не вошел в историю о первом Иную ситуацию можно обнаружить и в рассказе Брэдбери «Гря
случае художественной самодеятельности на пиратском корабле. нул гром». Среди участников сафари есть один персонаж, некий
Мог бы пожалеть капитан Черный Сэм, но этот случай стал уро Лесперанс, помощник Тревиса. Его задача особенная, он отправля
ком всей команде: воспитательный момент налицо. Очевидно, по ется в будущее перед очередной охотой и следит за животными.
жалели бы пират, изображавший Александра Великого и лишив В диалоге с охотниками Лесперанс признается: «Я прослеживаю
шийся руки, и тот приятель канонира, которого в итоге зарубили в всю их жизнь и отмечаю, какие особи живут долго»1. Тех зверей, ко
потасовке. А вот канонир, который начал сражение? В конце рас торых подстерегает скорая естественная гибель, он помечал красной
сказа он ведь оказывается героем, его оправдывает «товарищеский краской. Путь экспедиции также рассчитывается Лесперансом до
суд», он становится примером для команды благодаря своей бди минут и секунд, чтобы охота произошла как можно ближе ко време
тельности. Он, как характеризует его БГ, «уклонившийся от ни естественной гибели выбранного животного. Обращает внима
участия в спектакле», наверняка знал и о самой пьесе, и о ее «пре ние фраза «отслеживаю ВСЮ их жизнь». Лесперанс явно не ограни
чивается изучением какого то выхваченного из истории момента.
1 Frank R. H. Op. cit. P. ix.
2 Kahneman D. Op. cit. P. 347. 1 Брэдбери Р. Указ. соч. С. 317.

122 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 123


Рождение алгоритмов Рациональный выбор в условиях неопределенности

То есть обладает достаточными сведениями о происходящем в про И у Брэдбери возникает связь отдельного героя с коллективом,
шлом. Это подмечает и Экельс, который тут же начинает выпыты в который они объединяются: «регулятор», следящий за порядком;
вать у Лесперанса, знает ли тот, как завершилась их операция, ведь в трое дилетантов, жаждущих острых ощущений, но внутренне сла
прошлом он мог столкнуться с охотниками. «Это был бы пара бых и трусливых, пасующих перед опасностями, включая Экельса,
докс», — уклончиво отвечает Лесперанс. И продолжает: «Такой пу человека, запутавшегося в своих чувствах и желаниях; и Леспе
таницы, чтобы человек встретил самого себя, Время не допускает»1. ранс, бесстрастный фиксатор исторических событий, человек хро
Однако при этом он признает, что встряска машины времени пе нограф, человек функция. Последнему чуждо это общество. Куда
ред остановкой в прошлом вызвана как раз тем, что путешествен более привлекательным ему может показаться будущая диктатура
ники «миновали самих себя на пути назад в будущее». Дойчера, общество упорядоченности, иерархии, нетронутой жес
В снятом по мотивам рассказа Брэдбери фильме вероятность токости истории, где жизнь коротка и выживает сильнейший.
пересечения охотников во времени с самими собой стала главной И этот естественный порядок должен быть сохранен — в этом и
сюжетной линией, приводящей к исправлению исторической за есть надежда? Лесперанс «порывает» с этим обществом, не прегра
кономерности. Герой фильма спасает мир, в котором из за раздав ждает его паникующим членам путь к роковым ошибкам, дает воз
ленной в прошлом бабочки история изменилась и все начинает можность повернуть историю. Повернуть? А может, ее повернули
идти кувырком. Он умудряется вновь отправиться в прошлое и до этого: кто то на предыдущей охоте ненароком убил первобыт
предотвратить роковую ошибку. В своем рассказе Брэдбери не дает ного жука, что привело к победе на выборах в 2055 г. демократич
такой возможности, но и не отрицает ее. Имя помощника Тревиса ного Кейта, которому поклоняется Экельс. Так, значит, все таки
в оригинальном тексте рассказа пишется как Lesperance (почти — Лесперанс восстанавливает историю!
L’Esperance), т.е. «надежда», «ожидание». На него рассчитывают,
надеются, ожидают помощи — так можно трактовать его «говоря Рациональный выбор в условиях неопределенности
щее» имя. Но кто? Мы даже не знаем, как он сам понимает надеж
Во всех этих примерах и литературных отступлениях перед нами
ду. В чем она для него? Если бы он знал о событиях, каковы были
предстают самые разные алгоритмы поведения человека, процессы
бы его действия? А может, он это знал? Все эти вопросы вполне ре
принятия им тех или иных решений. Все они связаны с двумя клю
зонны. А если мы представим себе, что Лесперанс, повидавший
чевыми условиям, а именно наличием: 1) возможностей что то сде
разные исторические эпохи, знающий, что «жизнь коротка», явля
лать и 2) желания и мотиваций к этому. Модели поведения человека
ется тайным поклонником диктатора Дойчера? Все диктаторы
в зависимости от «мотиваций и возможностей» детально были изу
приходят как спасители отчаявшегося общества, на общем чувстве
чены американским психологм Леоном Фестингером, основопо
обреченности. А он то, Лесперанс, как никто другой, должен по ложником теории когнитивного диссонанса. Изучая поведение че
нимать это чувство. Он то видит, к чему пришел мир в итоге тыся ловека, в начале 50 х годов он сформулировал ключевые «гипоте
челетий страданий, борьбы и естественной эволюции. Вспомним, зы», которые лежат в основе «социальных сопоставлений» и выбора
как в фильме «Пятый элемент» Люка Бессона Лилу (Leeloo), при решения. В 1954 г. в журнале «Human Relations» он опубликовал
званная спасти мир, рыдает и готова отказаться от своей «миссии статью «Теория социальных сопоставлений». Он пишет, что между
надежды» после того, как познакомилась с последними 5000 лет мнениями (желаниями) и возможностями существует связь. «Рас
человеческой истории (наверняка и с историей о долге, рассказан познавание (когнитивность) человеком ситуации (его представле
ной нам Дэвидом Гребером). Точно так же и Лесперанс, зная обо ние и убежденность), с которой он сталкивается, а также то, как он
всем, без малейшего сожаления позволяет событиям идти так, как оценивает возможности своих действий в этой ситуации, вместе
они идут. Это его рациональный выбор, хотя никто в этой истории предопределяют его поведение», — предполагает Фестингер1.
не действует сообразно здравому смыслу и рациональному выбору.
1 Festinger L. A Theory of Social Comparison Processes // Human Relations. 1954.
1 Брэдбери Р. Указ. соч. С. 317. Nо 7(2). P. 117—140.

124 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 125


Рождение алгоритмов Рациональный выбор в условиях неопределенности

В статье Леон Фестингер детально анализирует возможные ва В своей книге «Теория когнитивного дисcонанса», опубликованной
рианты поведения человека в заивисимости от соотношения его в 1957 г., он рассматривает конфликт желаний и возможностей1. Он
возможностей и восприятия складывающейся ситуации. Так, на признает, что нормальным будет существование некой логики,
пример, человеку свойственно восполнять отсутствие знаний, не взаимообусловленности (consistency) между «тем, что человек
обходимых для формирования собственного мнения о чем то и знает и во что он верит, и тем, что он делает»2. Однако зачастую
оценки своих возможностей в той или иной ситуации, посредст оказывается, что между распознаванием и действиями (возможно
вом обращения к опыту других. Причем чувство неуверенности в стями) возникает несоответствие, нарушается взаимная логика.
себе нестабильно, и когда человек находит хотя бы один образец Такую ситуацию Фестингер называет диссонансом3. Однако ре
для подражания, он оказывается от дальнейших поисков истины. альность, которая «покушается на человека», будет, как считает
С другой стороны, выдвигает гипотезу Фестингер, желание срав психолог, подталкивать его к приведению элементов своего созна
нивать свое поведение (оценку ситуации и возможностей) с пове ния (когнитивных элементов) в соответствие с этой реальностью4.
дением других уменьшается по мере роста когнитивных различий. Когнитивный диссонас возникает по ряду причин: логической
Поэтому люди обычно ориентируются на тех, чье распознавание непоследовательности; культурных нравов; приспособления инди
ситуации ближе к их собственному, и тяготеют к такому обществу, видуального мнения к мнению большинства; прежнего опыта.
где находят для себя единомышленников. Как, например, канонир Каждая из этих причин может быть изменена, на каждую можно
среди агрессивных пиратов или, возможно, Лесперанс в обществе оказать воздействие. Поэтому диссонанс не есть величина посто
диктатора Дойчера. янная. Однако есть некторые препятствия для его полного устра
Очень важным замечанием исследователя является то, что нения. Во первых, дело в отзывчивости когнитивных элементов к
оценка результата во многом связана с оценкой возможностей. реалиям окружающей среды5. Дело, попросту говоря, в «уперто
Если возможности недооцениваются, то в этом случае, как считает сти» человека. Наиболее яркий пример — евангельский апостол
Фестингер, наблюдается «однонаправленный повышательный Фома, который сразу не поверил в воскрешение Христа, сказав:
драйв», т.е. чем лучше оказывается результат какого то решения «Если я не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста
или деятельности, тем он более желателен1. При этом люди склон моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не по
ны добиваться больших результатов, чем те возможности, которы верю»6. Во вторых, мешает зачастую формальное соответствие
ми они располагают или думают, что располагают. Отсюда посто когнитивных элементов окружающей реальности. То есть трудно
янное стремление усилить свои возможности. Тем более что нет представить себе что то, если это не имеет место в данный момент
никаких естественных (non social, несоциальных) ограничений, или отсутствует в человеческом опыте7. «Такого никогда не было»
которые бы не позволяли или мешали изменить человеческие воз или «да вы сами посмотрите», — говорим обычно мы, когда иные
можности. «Такие ограничения просто не принимаются в рас аргументы в споре иссякают. Как пример, высокие доходы участ
чет»2, — утвержадет Фестингер. Кстати, алгоритмическая торговля ников конкурса ЛЧИ создавали именно такую реальность, к кото
на финансовом рынке и есть один из способов снятия ограниче рой можно приспосабливать распознавание происходящего. Дан
ный факт был бы естественным (environmental) препятствием для
ний человеческих возможностей.
преодоления диссонанса, если бы таковой возник.
На основе анализа различного поведения человека в той или
иной ситуации, будь он один или в группе других людей, Фестингер 1 Festinger L. The Theory of Cognitive Dissonance. Stanford, 1985.
выстраивает различные комбинации человеческих «желаний и воз 2 Ibid. P. 1.
можностей», которые, если следовать «мудрому тосту» из известной 3 Ibid. P. 2.
советской кинокомедии «Кавказская пленница», должны сопадать. 4 Ibid. P. 11.
5 Ibid. P. 24.
1 Festinger L. Op. cit. P. 124. 6 Евангелие от Иоанна, 20 : 25.
2 Ibid. P. 125. 7 Festinger L. Op. cit. P. 27.

126 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 127


Рождение алгоритмов Лингвистика повелительных наклонений

В чем особенность всех описанных выше литературных сюже ных элементов события. Согласно теории эффективных рынков
тов с точки зрения теории Фестингера? Их две. Первая особен вся информация заложена в движении рынка. Поди угадай какая!
ность — во всех случаях над людьми довлеет и ими правит субъек Учесть ее всю и проанализировать невозможно. В это надо просто
тивизм, сугубо личное реагирование на происходящие вокруг них верить. Рынки не прогнозируются?! Конечно, есть иной путь: все
метаморфозы. Иногда они вообще действовали на уровне ин разложить на простые и односложные действия. То есть решить за
стинкта, неосознанно. Все персонажи из наших примеров пере дачу, подобрав к ней свой алгоритм.
живали и отказ от рационального выбора, и когнитивный диссо
нас. Субъективизм зачастую мешал им в рациональном выборе. Лингвистика повелительных наклонений
Он довлел над ними, застилал глаза. Привычное мышление, при
вычный взгляд на мир вносил разлад в их чувства, когда мир ока В 1954 г. советский математик Андрей Андреевич Марков (млад
зывался иным. Однако побеждал тот, кто обладал наибольшими ший), сын известного русского математика Андрея Адреевича
возможностями и преимуществами, которые у других не только Маркова (старшего), опубликовал книгу «Теория алгорифмов».
отсутствовали, но они об этих преимуществах даже не догадыва К терминологии я еще вернусь, но пока хотел бы обратить внима
лись. Поступки канонира и Лесперанса субъективны, выстроены ние на то, что эта книга посвящена проблемам невозможности ал
на субъективном «распознавании» ими ситуации, но они облада
горитмов. Парадокс? Нет. По его мнению, именно отрицательные
ли возможностями, которых не было у других, будь то граната в
результаты выявляют «потенциальные опасные тупики, тем самым
руках или посекундный хронометраж истории.
предотвращая возможность захода в них»1. Марков концентриру
Вторая особенность — многофакторность поведения людей,
ется на применении алгоритмов к решению так называемых мас
сложность и запутанность причинно следственных связей. Разби
рая драматические события в поучительных и иллюстративных рас совых проблем. Единичная проблема, как пишет Марков, «пред
сказах Брэдбери и Гребенщикова, я намеренно и самовольно моде ставляет вопрос, на который имеет смысл отвечать только “да” или
лировал тайные помыслы их главных героев, достраивал сюжетную “нет”». При этом «массовая проблема соответствует целому классу
канву. И при хорошей фантазии эти истории станут просто беско таких вопросов и состоит в разыскании «алгорифма», т.е. по суще
нечными. В них есть все: и сложные характеры, и стечение обстоя ству единого общего конструктивного метода, позволяющего ре
тельств, и нереализованные психологические комплексы, да мало шить любой из вопросов этого класса». Решения можно найти для
ли что еще. Многослойность мотиваций наслаивается на субъекти единичной проблемы. Можно также разбить массовую проблему
визм происходящего. Входящий сигнал не дает уверенности в точ на несколько единичных проблем и решить их по отдельности. Од
ном предсказании сигнала на выходе. В этом состоит эффект когни нако в рамках массовой проблемы, как заключает А. А. Марков,
тивного диссонанса — по совокупности причин человек ведет и «решить в этом смысле одним ударом все эти проблемы невозмож
должен вести себя иначе, чем он всегда представлял и думал. Об но»2. Это, по его мнению, опровергает «сказки о машинах, способ
этом же говорит и Нассим Талеб, когда теоретизирует о черном ле ных решать любую задачу, об автоматах, заменяющих ученого»3.
беде. Он тоже имеет в виду разновидность когнитивного диссонан Алгоритмы Марков строит на основании алфавита, так как, по
са: ждали, мол, одно, а получили другое. Это правда и для капитана его словам, такие понятия, как «буква», «алфавит», «слово», игра
Беллами, и для «джентльмена из Йоркшира», и для Тревиса, и для ют в «теории алгорифмов существенную роль»4. В этом есть глубо
Экельса, чего нельзя наверняка сказать о канонире или Лесперансе. кий смысл. Этими исследованиями Марков прокладывал дорогу к
Результаты во всех этих примерах, как и черный лебедь, явля созданию языка программирования, без которого невозможны ни
ются следствием огромного количества событий, отдельных эпи
зодов, крайностей. Талеб психологически готовит себя и своих чи 1 Марков А. А. Теория алгорифмов. М., 1954. С. 4.
тателей к диссонансу, отказывая в истине всем, кто пытается 2 Там же. С. 371.
увидеть «нормальное распределение» фактов окружающей дейст 3 Там же. С. 372.
вительности. Ничто не прогнозируется в силу массовости состав 4 Там же. С. 7.

128 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 129


Рождение алгоритмов Лингвистика повелительных наклонений

какие алгоритмические системы, в том числе и финансовых тран( какое(то время он ее писал. Были еще сильны ассоциации с из(
закций. При этом он старается максимально формализовать эти вестной работой Сталина «Марксизм и вопросы языкознания»?
понятия, будучи вынужденным соглашаться на некоторые услов( Как бы то ни было, но в том числе и в первой главе А. А. Марков
ности. Например, он признается: «Условность одинаковости осо( высказывает очень глубокие суждения, которые помогают лично
бенно резко проявляется при установлении одинаковости печат( мне сформулировать самые общие принципы, определяющие и
ной буквы с буквой, написанной от руки»1. В реальной жизни как силу, и слабость алгоритмов.
раз факт написания букв от руки или различия в почерках пишу( Что же это за принципы? Первый принцип — следование
щих могут быть неким содержательным и «распознаваемым» фак( правилам. По Маркову, алгоритмы характеризуются тремя чертами:
тором действительности. Однако они не будут формализованы ал( точностью предписания и определенностью; массовостью, т.е. воз(
горитмом. можностью оперировать «варьируемыми» данными; результативно(
Примечательна и «абстракция» слов, которую вводит Марков. стью, т.е. возможностью получить искомый результат1. На основа(
Для него слово — это ряд написанных друг за другом букв. Слово у нии этих характеристик он выводит определение «нормального ал(
Маркова теряет свой привычный смысл. На первое место выходит горитма», который представляет собой «предписание действовать в
его «отчетливость», т.е. порядок следования букв, когда «ясно вид( точности так(то и так(то в такой(то последовательности». Однако
но, которая из них стоит левее (предшествует) и которая правее применение алгоритма, имеющего эти черты, ограниченно. Напри(
(следует)»2. Важным становится конец и начало слова. Он также мер, в «ассоциативных исчислениях», когда на смену «предписа(
исключает возможность «разночтений», что сплошь и рядом в нию» приходит «разрешение» производить какие(либо действия.
обычной жизни приводит к когнитивным ошибкам — мол, меня Неразрешимая с помощью единого алгоритма массовая проблема
не так поняли. Более того, Марков вводит понятие «абстракция как раз относится к таким «ассоциативным исчислениям»2. Второй
потенциальной осуществимости», которая применительно к сло( принцип, который, с моей точки зрения, вытекает из книги Марко(
вам означает «возможность рассуждать о сколь угодно длинных ва, — осмысленная формализация исходных данных, подлежащих
словах как об осуществимых». Точно так же и любой алфавит, по обработке тем или иным алгоритмом. В результате чего стираются
Маркову, можно дополнить любой новой буквой. Эта абстракция различия в напечатанных и написанных буквах и словах, слова уд(
состоит, по его словам, «в отвлечении от реальных границ наших линяются до бесконечности, исчезают возможности разночтений.
конструктивных возможностей, обусловленных ограниченностью Но все это наполнено неким смыслом, имеет свою цель и значение.
нашей жизни в пространстве и во времени»3. Третий принцип — бесконечность и масштабируемость объектов
Предваряя свою работу, Марков дает замечательное, с моей алгоритмического действия, выход за пределы времени и простран(
точки зрения, руководство читателю. «Часть материала этой гла( ства. По Маркову, допустимы как «пустые слова», вообще не содер(
вы, — пишет он о первой главе, посвященной буквам, алфавитам и жащие букв, так и слова с бесконечным количеством букв. Четвер(
словам, — не является необходимой для нашей ближайшей цели»4. тый принцип, который связан с предыдущими, — независимость от
Она, по его словам, «вспомогательная и вводная». Почему Марков субъективизма и вообще неподвластность ничему иному, кроме как
делает такую оговорку? Ответ на этот вопрос — предмет для «алго( конечному набору жестких внутренних правил и условий, своему
ритмического» решения. У меня его нет. Для этого нужно хорошо собственному смыслу. Сюда я бы добавил ответственность, так как
владеть всеми обстоятельствами того, как и когда Марков писал каждый шаг решения определяет последующий. Здесь нет оправда(
эти строки. Эффект бабочки! В 1954 г. книга ведь только вышла, ний, извинений, сожалений и раскаяний.
Во время изучения идей А. А. Маркова об «алгорифмах», по(
1 Марков А. А. Указ. соч. С. 7. строенных на словах, у меня возникли ассоциации со взглядами и
2 Там же. С. 12.
3 Там же. С. 15. 1 Марков А. А. Указ. соч. С. 3.
4 Там же. C. 7. 2 Там же. С. 203.

130 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 131


Рождение алгоритмов Лингвистика повелительных наклонений

идеями футуристов. В 1912 г. в первом поэтическом сборнике «ку( Успенский признается, что «осуществить это расширение пока не в
бофутуристов» «Пощечина общественному вкусу» был опублико( состоянии»1. Но это, может быть, один из ключевых вопросов, ле
ван их манифест. Как писал Алексей Крученых в 1928 г. по случаю жащих в основе «философии» алгоритмических торговых систем,
15(летия футуризма в России, «несколько смельчаков, наряжен( захватывающих финансовые рынки.
ных в желтые кофты, провозгласили новые принципы искусства»1. Так что же такое алгоритм? Что стоит за этим словом? В. А. Ус
Этими «смельчаками» были Бурлюк, Крученых, Маяковский и пенский приводит достаточно уже устоявшуюся версию проис
Хлебников. Объявив Пушкина «непонятнее гиероглифов», они хождения слова. А именно: оно связано с именем известного мате
«приказывали» чтить право поэтов в том числе «на увеличение сло( матика древности Мухаммада ибн Мусы алХорезми, выходца из
варя в его объеме произвольными и производными словами»2. узбекского города Хорезм. В XII в. его работы были переведены на
«Слово(новшество», — провозгласили они. Конструирование слов латынь. Кстати, одним из популяризаторов и распространителей
стало коньком футуристов. Слово «алгорифм» также вошло в рус( принципов счета алХорезми был выходец из Пизы и сын тамо
ский язык неологизмом. Обросло смыслами и создало вокруг себя женного чиновника Леонардо Фибоначчи. Он, по свидетельству
новую реальность. «Вот новая скорлупа, новый панцирь, в кото( Найла Фергюсона, сыграл не последнюю роль в «импортирова
ром заковалось наше тело, превратившись в мозг стали», — напи( нии» Европой «современных методов финансового дела». Заслуга
сал Казимир Малевич в 1918 г. о футуристах3. Думаю, что создате( Фибоначчи состояла в привнесении на европейскую почву восточ
ли алгоритмических торговых систем могли бы взять эти слова в ных методов исчислений, которые были бы крайне важны для раз
качестве одного из девизов. вития денежных отношений. Согласно Фергюсону Фибоначчи
Ассоциация со словотворчеством футуристов не случайна. Алго( научил европейцев считать2. В своей «Книге вычислений» (Liber
ритмы — широкое поле для развития так называемой компьютаци( Abaci) пизанец «открыл глаза европейцам» на арабский метод
онной (computational) или математической лингвистики. Извест( записи цифр, десятичную систему исчисления и на возможность
ный русский математик Владимир Андреевич Успенский называл применения этой системы «в приложении к бухгалтерии, соотне
теорию алгоритмов лингвистикой повелительных наклонений на сению курсов валют и подсчету процентов»3. В этих и в других
том основании, что «смысл алгоритма “повелителен”: алгоритм латиноязычных изложениях идей алХорезми его имя транскриби
должен быть исполнен»4. Более того, он пишет: «При создании аде( ровалось как alchorismi или algorismi. Как свидетельствует В. А. Ус
кватной теории алгоритмов направляющую роль должна играть се( пенский, один из раних латиноязычных переводов трактата восточ
мантика, чисто математический подход для этой цели недостато( ного математика начинался словами «Dixit algorismi»4. Так оказалось,
чен»5. Так алгоритм превращается в особый язык общения. Это за( что буквально с первых моментов возникновения в европейских язы
кономерность его эволюции. Успенский в этой связи отмечает, что ках слова «алгоритм» оно было связано с финансами. Следуя логи
в «соответствии с устоявшейся математической традицией теория ке Фергюсона, можно сказать, что, не узнай Европа алХорезми и
алгоритмов не охватывает алгоритмы, взаимодействующие со сре( его «алгоритмов», не было бы современной системы расчетов про
дой (в частности, с человеком в диалоговом режиме), алгоритмы, центов и финансовых обязательств. Представьте себе, какой фан
играющие друг с другом и т.д.». Признавая, что «уже пришло время тастический триллер можно было бы вокруг этого сочинить, взяв
расширить сферу применения теории алгоритмов, включив в нее пример с того же Брэдбери.
алгоритмы указанных типов» (т.е. «взаимодействующих со средой»), Это, так сказать, строго научная версия появления слова «алго
ритм». Но ведь далеко не всегда научность раскрывает все возмож
1Крученых А. 15 лет русского футуризма. 1912—1927 гг. М., 1928. С. 7. ные нюансы того или иного явления. Очень многие слова облада
2Пощечина общественному вкусу. М., 1912.
3 Малевич К. Футуризм // Анархия. 1918. № 57. 12 мая. С. 4. 1 Успенский В. А., Семенов А. Л. Указ. соч. С. 14.
4 Успенский В. А., Семенов А. Л. Теория алгоритмов: основные открытия и прило( 2 Фергюсон Н. Восхождение денег. М., 2010. С. 42.
жения. М., 1987. С. 13. 3 Там же. С. 43.
5 Там же. 4 Успенский В. А., Семенов А. Л. Указ. соч. С. 7.

132 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 133


Рождение алгоритмов Зачем нужны алгоритмы?

ют свойством влиять на действия людей, определять их распозна Зачем нужны алгоритмы?


вание той или иной ситуации. Слова многое могут, ведь их звук, их
скрытый смысл, который мы в них порой слышим, значат гораздо Дело в том, что и наше поведение алгоритмично, оно подвержено
больше, чем сухие факты из исторических летописей. Слово «алго некоторой логике, следует условному алгоритму. Однако при этом
ритм» — магическое для нашего рынка. Как мы его понимаем? Те, субъективно, из(за чего бывают ситуации, когда наш естественный
кто не знает истории этого слова, вполне могут решить, что оно со алгоритм не работает, дает сбой и наше решение оказывается
стоит из двух частей: алго и ритм. Первая половина слова, алго, на ошибкой. На безошибочное действие теоретически способен лишь
верняка укажет на связь с алгеброй. Этому термину мы опятьтаки тот, кто лишен субъективного, т.е. чистый формальный разум,
обязаны алХорезми. В названии его работы 825 г. присутствует просчитывающий варианты и выбирающий оптимальный. У него
слово «альджабр» (восполнение). Распознавание второй полови нет ни угрызений совести, ни сожалений, ни колебаний и страха,
ны, ритм, может быть куда сложнее. его не мучает зависть. Он лишь распознает окружающую среду и
Ранее слово «алгоритм» писали и говорили с использованием события: сравнивает, оценивает, взвешивает, вычисляет, делает
буквы «ф». Это во многом объясняется традицией перевода на рус рациональный, единственно возможный выбор и принимает ре(
ский язык сочетания латинских букв th. Читая имя Thomas, сего шение. Еще он лишен наших физических недостатков, более вы(
дня мы произносим Томас, а раньше сказали бы Фома. Кстати, нослив и трудоспособен. Он умножает наши силы. Вот почему в
Марков писал «алгорифм», как утверждает Успенский, изза того, любой деятельности мы стремимся найти себе «автоматическую»
что просто ему «написание через “тэ” не нравилось»1. Просто ли замену или помощника. На финансовом рынке это чувство осо(
не нравилось? Опять пофантазируем, в вопросе об алгоритмах это бенно обострено. Помимо физических напряжений, свойственных
более чем уместно. В греческом языке есть два слова с очень близ любой деятельности, здесь обнаруживаются напряжения интел(
ким звучанием: rhythmos (частый, повторяющийся, рекуррент лектуальные, когнитивные. Участник рынка погружен в неопре(
ный) и arithmos (число, цифра, пункт). Производное от первого —
делнность, он выбирает из многих случайных сигналов тот единст(
ритм, от второго — термин из древнефранкского языка rim или
венный, который в его понимании минимизирует риск, повышает
rime, давший слово «рифма».
его доход, делает более прогнозируемым будущее. Финансисту ну(
Этот разбор слова «алгоритм» далек от его истинных корней.
жен инструмент, позволяющий преодолеть естественные ограни(
Однако он позволяет предположить то место, которое оно зани
чения его возможностей. И алгоритмы помогают это делать.
мает в нашем языке, наше отношение к нему, наши ожидания и
соответствующее реагирование на него. Очевидно, что единицы, Именно поэтому тяга к алгоритмам была всегда.
если такие вообще есть, вспомнят про алХорезми, восточную Фибоначчи не просто развил арабские навыки счета, он внедрил
математическую мудрость и зарождение финансовых расчетов в в финансы алгоритм. Если положиться на мою обывательскую, а не
Европе. Найдется гораздо большее число тех, кто услышит в нем строго научную семантику слова «алгоритм», то в нем мы будем ис(
не только расчетную составляющую, но и повторимость расчетов, кать: а) увеличение скорости и ритмичности в получении исходных
их возобновляемость, их внутреннюю стройность, согласован данных для принятия решений и самого принятия решения, б) рас(
ность и размерность. И вот уже перед нами не просто десятичная читанность, логичность, объективную стройность принимаемых ре(
система исчислений, а механизм, который работает постоянно, шений, лишенных налета субъективности. Именно так я бы хотел
ритмично, его внутренние системы согласованны, подчинены за понимать смысл слова «алгоритм». Такая расширенная трактовка
ранее заданным условиям, он откликается на команды, он почти позволяет охватить очень многое: высокочастотные торговые систе(
живет. Ему не хватает только одного — разума. Собственно, мы (high(frequency trading); количественные торговые стратегии
именно о таком алгоритме, «взаимодействующем со средой» меч (quantative trading strategies); автоматизированных маркет(мейкеров
тает Успенский. (automated marketmaking); автоматизированную торговлю крупны(
ми пакетами финансовых инструментов (dark pool); маршрутизи(
1 Успенский В. А., Семенов А. Л. Указ. соч. С. 16. руемые, «редиректируемые» сделки (flash trading) и др.
134 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 135
Рождение алгоритмов Зачем нужны алгоритмы?

В довольно давней истории финансового рынка можно обна( Скорость работы алгоритмов восполняет физические способ(
ружить примеры использования алгоритмов в широком смысле ности человека воспринимать и обрабатывать информацию, при(
этого слова. Трудно сказать, что было первым: попытки просчи( нимать решение. Но дело не только в этом. С ростом скорости и
тать выгоду от совершаемой сделки, или ускорить ее совершение, повторяемости операций растет общий объем той информации,
или получить необходимую исходную информацию. Наверное, все которая проходит через алгоритм. На рынке это количество сде(
развивалось равномерно. Например, Зомбарт рассказывает о дея( лок, имеющих определенные стоимостные показатели. Будучи
тельности семьи банкиров Ротшильдов, которые уже в начале «провернутыми» с алгоритмической скоростью и повторяемостью,
XIX в. прибегали к средствам, «сознательное и ловкое применение они из возможно мелких и разрозненных сумм мультиплицируют(
которых служит также характерной чертой современной биржи»1. ся в многозначный оборот активов. Алгоритмы не только повыша(
Зомбарт пересказывает «известный анекдот», как в 1815 г. Натан ют быстроту решений, но делают незаметные решения заметными.
Ротшильд, опередив правительственных курьеров, первый прибыл Упоминавшийся выше экономист(бихевиорист Роберт Фрэнк
в Лондон с сообщением о победе Веллингтона при Ватерлоо и бла( приводит такой пример. Условное «комьюнити» должно решить, ме(
годаря этому на одной только спекуляции нажил миллионы. До нять или не менять формат их публичной радиостанции с трансля(
появления телеграфа биржевики пользовались особыми курьера( ции музыки на трансляцию радиобесед. Один зажиточный гражданин
ми, которые «постоянно шныряли из конца в конец». В 1824 г. на считает, что лучше поменять формат, а два бедных гражданина против.
службе Ротшильдов состояли самые быстрые курьеры, которых Богач готов приплатить за смену формата в его интересах 1000 долла(
прозвали «паровыми курьерами»2. ров. Бедняки готовы заплатить по 100 долларов каждый. «Следует ли
Следующий этап развития алгоритмов совпал с появлением теле( менять формат?» — задается вопросом Фрэнк, оговариваясь, что стои(
графа. Передача информации существенно ускорилась. Известный мость обоих форматов одинакова, а всем остальным членам «комью(
американский экономист Роберт Шиллер в своей книге «Финансы нити», за исключением упомянутых трех, выбор не интерсен, т.е. им
и идеальное общество» приводит пример «электронной торговли с все равно1. Далее Фрэнк проверяет на этом примере действенность
пулеметной скоростью» из 1847 г. Он цитирует газетную статью, традиционного правила доходы—затраты (cost—benefit analysis, CBA),
упоминающую передачу торговых ордеров посредством телеграфа. которое прямо рекомендует выбор решения, дающего больший доход
Причем согласно этой статье ордеров на продажу по телеграфу при( при меньших затратах. То есть, следуя алгоритму CBA, формат будет
шло больше, чем имелось ордеров на покупку, и в результате рынок изменен в пользу богача. Анализируя этот пример, Фрэнк приходит к
закрылся «тяжелым» падением3. Так, скорость становится квалифи( выводу, что предписания алгоритма СВА как минимум не всегда ра(
цирующим признаком торговых алгоритмов. Стремление к увели( ботают в реальных общественных отношениях.
чению скорости аккумулирования информации, ее обработки и
Продолжу абстракцию Фрэнка. Предположим, что мы имеем
принятия решений становится своего рода искусством. В 1918 г. Ка(
дело не с двумя бедняками, а с десятью. В этом случае шансы бога(
зимир Малевич восхищался скоростями наступившего нового века.
ча и группы бедняков уравниваются. Здесь уже возможна ситуация
«Бег мчит шаги мгновений, и — ни минуты покоя» — так он пишет в
аукциона. Но может случиться так, что в случае аукциона алгоритм
своей статье «Футуризм»4. И продолжает мысль в другой статье, «Я
этой задачи может быть не исполнен. Чтобы найти хотя бы отпра(
пришел»: «Мы из томительно длинного ползущего чада перенесли
вную точку формального решения, мы должны ввести много огра(
версты в терции мгновений»5. Алгоритмисты, а вы сами могли бы
вот так описать свою деятельность? ничивающих условий. Без них ситуация может развиваться по та(
кому сценарию.
1 Зомбарт В. Буржуа. Евреи и хозяйственная жизнь. М., 2004. С. 540. Пока богачу противостоят только двое бедняков, исход аук(
2 Там же. С. 540—541. циона зависит от их финансовых возможностей, т.е. той предель(
3 Shiller R. J. Finance and the Good Society. Princeton, 2012. P. 60. ной суммы денег, которую они готовы потратить. Учитывая, что
4 Малевич К. Указ. соч. С. 4.
5 Малевич К. Я пришел // Анархия. 1918. № 79. 7 июня. С. 4. 1 Frank R. H. Op. cit. P. 102.

136 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 137


Рождение алгоритмов Зачем нужны алгоритмы?

разрыв в цене выставленных ордеров пятикратный, 1000: 200, то у переменным добавлением, изъятием или перераспределением сво(
богача есть серьезный запас для спокойного ожидания. Но пред( их пожертвований. Алгоритм этой ситуации не может быть
положим, что возымеет действие солидарность членов «комьюни( исполнен, так как в ней отсутствует условие фиксации конечных
ти». К двум беднякам начнут присоединяться другие. Причем да( позиций сторон. Например, день голосования. Если это условие не
леко не все будут движимы исключительно рациональными моти( появляется, то по логике должен появиться некоторый третий уча(
вами. Кто(то захочет поиграть, кто(то захочет проучить богача или стник — посредник, который предложит сторонам зафиксировать
найдется его тайный враг. И сумма в руках группы, противостоя( позиции и в итоге договориться. Например, удовлетворить жела(
щей богачу, начнет расти, причем каждому вновь приходящему ние сторонников богача при условии компенсации с их стороны
уже не нужно будет отдавать всю сумму, которую он в принципе издержек за смену формата радиостанции сторонникам бедняков,
мог бы потратить. Их выбор уже не определяется благосостоянием, либо наоборот. В примере Фрэнка это некий дополнительный на(
это было важно в начале торгов. К 200 долларам быстро набегают лог на богача, который тот уплачивает для повышения доходов
искомые 800, а там и еще 100 или 200. бедняков1. В моем массовом примере это даже более возможно,
В этой ситуации богач должен будет сделать выбор, ведь сумма в так как установить налог на одного несправедливо, а когда это на(
распоряжении конкурентов прирастает за счет роста их численно( лог для некоторой группы людей и он целевой, то все может ока(
сти и без дополнительных сравнительных затрат. Каждый приходя( заться честно и легитимно.
щий ведь может добавлять по 100 долларов, да и то из солидарности, Зададим себе вопрос: найдется ли место в этом примере алго(
а можно обойтись и символическими 10 долларами. Богачу же при( ритмическим системам? Так как нет конечного критерия заверше(
дется вносить свои деньги пропорционально росту суммы на руках ния спора, алгоритмы вряд ли окажутся полезными. Что они могут
добавить к этому, кроме большей частоты колебаний сумм на руках
конкурентов. Измениться ситуация может а) при прекращении
у обеих групп? Но опять(таки, поскольку мы имеем дело с состяза(
притока новых союзников в стане бедняков, б) существенном пре(
нием не на время, то и скорость бессмысленна. Иное дело, если мы
вышении финансовых возможностей богача над суммарными воз(
постараемся облечь это соперничество в формат финансового рын(
можностями всех потенциальных конкурентов, в) при появлении
ка. Предположим, что помимо соперничающих сторон и возможно(
союзников у богача, причем как с суммами, эквивалентными той, го посредника, который мог бы разрешить спор, есть еще одна груп(
которой располагает он, так и суммами, равными взносам в общую па участников — «спорщики». Участники этой группы, например,
казну группы бедняков. Цепочку можно продолжить и за рамки ус( заключают пари на то, кто выиграет в споре. Делая ставки, они тем
ловного «комьюнити». Если следовать алгоритму CBA, весь аукци( самым монетизируют решение. И начинают, отслеживая ход бата(
он будет построен на формировании такого варианта, при котором лий, менять ставки. Возникает рынок ставок, производный от ос(
доход превышает затраты. И он окажется бесконечным. Только ре( новного противостояния богач—бедняк. То есть мы вводим поня(
шение, лежащее вне логики затраты—доходы, позволяет остановить тие рынка производных инструментов. Вот тут алгоритмам есть где
торги и принять решение. Однако оно вряд ли покажется справед( развернуться: задана цель — выигрыш одной из сторон, есть входя(
ливым всем, ведь его рациональность не будет сугубо счетной. щая и меняющаяся информация, есть неопределенность, влияющая
Расширим еще условия аукциона. Пусть участники торгов за на величину ставок, есть цена — величина ставки. Алгоритмы начи(
право сменить формат радиостанции смогут отзывать свои жела( нают торговать ожиданиями. На каком(то этапе участники основ(
ния поддержать ту или другую группу, пересматривать свой вы( ного соперничества станут наблюдать за изменением котировок и
бор, даже поддерживать и тех и других. Суммы, которыми опери( соответственно выстраивать и свои действия. Алгоритмы здесь
руют стороны, будут расти, снижаться, т.е. цена права перестанет очень помогают: быстро обрабатывают информацию, создают объ(
изменяться однонаправленно. В дело включатся сочувствующие. ективную до определенной степени оценку ожиданий, быстро при(
Начнутся агитация, выступления, манифестации. Выборы. Конку( нимают решения, реагируют на малейшие изменения ситуации, ко(
ренция начнет принимать общественные формы, а втянутые в со(
перничество участники начнут реагировать на происходящее по( 1 Frank R. H. Op. cit. P. 104.

138 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 139


Рождение алгоритмов Зачем нужны алгоритмы?

торые участвующие в основном соперничестве члены «комьюнити» тат, хотя в силу скоростной работы могут раньше других на него
не успевают даже заметить. среагировать, как Натан Ротшильд на победу Веллингтона.
Можно предположить другой вариант, когда менеджеры самой В рамках обшественных отношений те принципы, которые оп(
радиостанции, увидев коммунальный ажиотаж по поводу смены ределяют силу алгоритмов, становятся их слабостью. Алгоритм
формата, захотят монетизировать его, выпустив некоторые обяза( следует формальным правилам, а человек определяет правила со(
тельства под те деньги, которые радиостанция получит от победив( образно общественным связям, отношениям и складывающейся
шей стороны. Эти обязательства также могут начать обращаться, и обстановке. Он их меняет. Формализация условий алгоритмиче(
также здесь найдется место для алгоритмов, торгующих ожидания( ских вычислений и действий оказывается ограниченной, так как да(
ми и рисками, определяя цену этих обязательств радиостанции. леко не все поддается формализации. Возможность оперировать в
Теперь вспомним примеры из рассказов Брэдбери и Бориса Гре( масштабе бесконечности помогает опередить человека в некотором
бенщикова. Применительно к запутанной, сложной и почти бес( конечном решении. Но только тайна человеческой интуиции спо(
конечной причинно(следственной связи всех описанных событий собна открыть ход дальнейших событий. Отсутствие же субъекти(
алгоритмические системы бессмысленны. Они не могут быть ис( визма очень важно, но до тех пор, пока в силу неучтенных алгорит(
полнены. А что, если кто(то из организаторов сафари во времени мом изменений и возникших новых условий не потребуется внести
решит монетизировать вероятность ошибки Экельса? Например, изменения в него самого. Сделать это может только субъективно
застраховать ее? Или кто(то организует спор о том, сойдет Экельс с чувствующий перемены и распознающий метаморфозы действи(
тропы или нет, внесет он сумбур в прошлое или все обойдется? Вот тельности человек, либо самообучающийся алгоритм, который
тогда такая монетизированная вероятность может стать предметом при всем развитии техники еще не является обычным явлением.
сделок, в том числе с участием алгоритмов. То есть мы опять нахо( Но все возможно. Так, следуя логике социальных сравнений
дим точное условие исполнимости задачи. Превращаем «массовую Фестингера, я осмелюсь предположить следующее. Если бы мы име(
проблему» в единичную. Точно так же может обстоять дело и на ли дело с алгоритмами как с неким искусственным самообучающим(
корабле Черного Сэма. Кто(то сделает ставку на действия бдитель( ся интеллектом, способным к общению, то они, алгоритмы, наверня(
ного канонира: выскочит он из кубрика или нет. И эта ставка мо( ка «тянулись» бы друг к другу, «сторонясь» до некоторой степени че(
нетизируется и станет предметом торговли. Во всех случаях алго( ловеческого общества. Конечно, им было бы что почерпнуть у нас,
ритмические системы будут с невероятной скоростью по заданным ведь именно мы, люди, создали их. Зачем? Им бы захотелось это по(
им параметрам улавливать любые сигналы и «взмахи крыльев ба( нять. Для этого им бы понадобилось лучше нас изучить. Однако в
бочек», которые только возможны и подвластны формализации. силу того, что плохо формализуемые когнитивные элементы челове(
Так работают алгоритмы. Их возможности при точно заданной ческого общества, очевидно, отличаются от формализованных ког(
задаче с конечным решением намного превышают возможности нитивных элементов «общества» алгоритмов, согласно гипотезе Фес(
человека. Более того, все рассмотренные нами хитросплетения че( тингера, интерес алгоритмов к познанию нашего образа мышления и
ловеческих отношений буквально нуждаются в алгоритмизации: в действий начнет ослабевать, желание сравнить себя с нами будет
некой упорядоченности, в правилах, в выстраивании иерархии по( угасать1. При этом в человеческом обществе, как предполагает Фес(
следовательных действий, разрешений и простых задач с ответами тингер, после изучения поведения людей «прекращение желания
«да» или «нет», «можно» или «нельзя». Тогда и только тогда они, сравнивать себя с другими сопровождается враждебностью к ним и
алгоритмы, смогут помочь человеку. Однако алгоритмы совершен( их унижением, что ведет к весьма неприятным последствиям»2.
но бесполезны там, где субъективные чувства человека не могут
Мало того, в сопоставляющих и сравнивающих друг друга об(
быть формализованы, оценены и подведены под некий результат.
ществах и группах будет происходить некоторая концентрация
Они бессмысленны там, где присутствует чувственный и беско(
нечный процесс человеческих отношений. Их «распознающие» 1 Festinger L. A Theory of Social Comparison Processes // Human Relations. 1954.
способности ограничены лишь формализуемыми событиями, спо( Nо 7(2). P. 120.
собными повлиять на результат. Они не могут предсказать резуль( 2 Ibid. P. 129.

140 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 141


Рождение алгоритмов

когнитивных элементов — взглядов, представлений, поведений.


Внутри каждого общества будут выявляться некоторые средние,
модальные представления и поведение, которые начнут домини(
ровать, концентрировать вокруг себя общество1. В каждом общест(
ве начнет выстраиваться своя иерархия. Но каждое общество в оп(
ределенном смысле будет анархично по отношению к другому в
силу установленных в нем собственных правил и законов. И они
начнут конкурировать, враждовать, соперничать и... эволюциони(
ровать. Кто победит в этой эволюции: человеческий разум или ис( В июне 2010 г. я открыл страницу в «Живом журнале» для общения
кусственный интеллект; экпериментаторство чувственных распо( с активными участниками российского финансового рынка.
знаваний среды, закон проб и ошибок, эволюционные саморегули( И сразу оказался вовлечен в «антропологическую» дискуссию.
рование, самоорганизация, самообучение, с одной стороны, или Один из жгучих вопросов, который последовал в числе первых,
алгоритмизированные законы упорядоченности, формализованные звучал так: «Есть ли у нас на рынке “кукловоды”?» Этот вопрос на%
логика, правила и ответственность, «лингвистика повелительных толкнул меня на весьма увлекательные размышления1.
наклонений» — с другой? Может ли победить кто(то один из со( В наши дни мы нередко видим, как образуются различные суб%
перничающих «симбионтов»? Разве что ценой распада их симбио( культуры. Они начинают жить по своим правилам, у них появля%
за, что в некоторых случаях может означать гибель обоих. ются свои идолы — и добрые, которым поклоняются, и злые, кото%
рым противостоят. Эта субкультуризация проникла и в сообщест%
* * * во участников нашего финансового рынка: буквально на глазах в
«Девятый» не ведал, кто он и откуда пришел в алгоритмиче( этом сообществе формируются свои субкультуры, пусть даже и су%
ский мир. В ходе обсуждения истории про алгоритмы в моем «Жи( губо виртуальные. Точно уже есть субкультура гомотрейдеров,
вом журнале» меня спросили: «У вас есть робот, или «Девятый» это поклоняющихся Черному Властелину и воинствующих против Ве%
ваш?» Я отшутился, мол, скоро сам роботом стану. Это был интуи( ликого Кукла. А вот замаячили и очертания субкультуры алгорит%
тивный, но, как я теперь понимаю, верный ответ. Ведь рынок — мусов или алгоритмистов, занятых совершенствованием алгорит%
это слепок с человеческого общества, а государство — изобретен( мической торговли. И у них уже появился свой идол — Великий
ный человеческим разумом общественный алгоритм. Поэтому ка( Пинг. А его антиподом, наверное, станет какой%нибудь Великий
ждому, кто имеет отношение к современному финансовому рын( Вирусоид или Flash Crash. По крайней мере, «роботы против
ку, (хотя бы) иногда нужно оказаться роботом(алгоритмом. Чтобы скальперов» уже состязались2.
проникнуть в «философию» алгоритмов и объяснить им свою. По( Представители этих субкультур ежедневно преодолевают неоп%
нять, что под их властью находится очень многое, и признать эту ределенность финансового рынка, пытаясь ее переиграть, просчи%
власть. Убедить алгоритмы в том, что власть человека оправдана тать, учесть в стратегиях, измерить с помощью технического ана%
его неукротимым желанием постигать мир, распознавать едва за( лиза. Их появление оправдано той стадией развития нашего рын%
метные неформализованные сигналы, посылаемые нам окружаю( ка, которую мы переживаем. Это своего рода болезнь роста.
щей реальностью, создавать и менять алгоритмы. Чтобы вместе Побочные эффекты переходного возраста. На рынок пришло мно%
сделать вывод: алгоритмы нужны человеку, чтобы дисциплиниро( го индивидуальных инвесторов, как правило, молодых, агрессив%
вать его своей холодной логикой, своими жесткими правилами, ных и, как показывает практика, весьма креативных и достаточно
умением формализовать критерии своих решений и своей ответст( изобретательных. Нонконформистов, «неформалов», наотрез от%
венности, а человек нужен алгоритму просто потому, что только он
может вдохнуть в него жизнь... 1 Опубликовано 19 июня 2010 г.: http://vmilovidov.livejournal.com/2010/06/19/
2 Бушуев К. Семинар «Роботы против скальперов» // D%Штрих. 2010. № 03 (87).
1 Festinger L. Op. cit. P. 134. 15 февр.

142 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 143


Субкультура финансового рынка Стереотипы интуитивного мышления

казывающихся признать фатальность рыночной неопределенно% го рынка можно считать 28 декабря 1991 г., когда было выпущено
сти и всякие там гипотезы эффективного рынка. постановление Правительства РСФСР «Об утверждении положе%
По теории любая субкультура противостоит мейнстриму, нор% ния о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в
мальности, которые не так%то просто определить в принципе, а на РСФСР». Получается, что нашему рынку едва минуло 20 лет. Мно%
нашем рынке тем более. Честно говоря, я их не нахожу. Иностранные го это или мало? История финансов уходит в глубины веков, теря%
спекулянты? Их не особо жалуют. Долгосрочные инвесторы, будь то ясь где%то в III тысячелетии до нашей эры. Если пройденные
институциональные или индивидуальные? Да их, по сути, и нет. Спе% 5000 лет приравнять к одному году, то возраст нашего рынка —
кулятивность, волатильность, все, что является питательной средой всего%то полутора суток. Почти новогодний праздник: блеск ми%
этих субкультур, похоже, основные черты нашего рынка. Весь наш шуры, салаты, шампанское, мандарины и мигающие огнями елки.
рынок таков. Одна большая субкультура. Так, может быть, он суб% Поздравления, пожелания и надежды. Допустимая нетрезвость и
культурен и чужд отточенной чопорности международных финансо% недопустимая беспечность. Бессонная ночь и сонный день. Ритм
вых гуру, сформированной и оберегаемой ими «нормальности»? Мо% упорядоченности нарушается аритмией мимолетности. И мимо%
жет быть, это вызов мировому финансовому сообществу? летность «выбивает человека из колеи». Иной проспит все празд%
Наш финансовый рынок действительно противостоит мирово% ники напролет и устремится заспанный в круговорот будней, оби%
му рынку всем своим существом: бешеным «пульсом», выражаю% жаясь по дороге на всех, кто придумал эти выходные и отвел ему
щимся то в рекордном росте индексов, то в их рекордном падении; один лишь миг, чтобы найти в себе человека. Не нашел ведь, а стал
агрессивностью игроков, для которых деривативы не способ хеджи% взрослее... или просто старше. Так случается в жизни одного, но
рования рисков, а самостоятельный инструмент биржевой игры или так порой происходит и в жизни многих. В обществе. «В социаль%
гомотрейдинга; фантастически устойчивой недооцененностью на% ной ткани в один день не может произойти ничего, кроме психиче%
ших ценных бумаг; технической продвинутостью и инновационно% ских и экономических молекулярных процессов», — почти 100 лет
стью мелких инвесторов%спекулянтов, их невероятно быстрой обу% назад резонно заметил русский философ Николай Бердяев1.
чаемостью навыкам самых сложных спекулятивных транзакций;
Сожмем время еще. И вот 50 столетий финансовой истории —
непроходимой правовой и экономической «дремучестью» участни%
всего лишь сутки в долговременности вселенной. Всего 24 часа,
ков рынка, различных групп потенциальных и практикующих инве%
только один час из которых отведен на всю 200%летнюю с неболь%
сторов. И много чем еще... Своего рода конфликт поколений. Это,
шим историю российского рынка ценных бумаг (если тянуть ее от
кстати, объясняет, почему нас многие глобальные инвесторы и их
первого выпуска облигаций внутреннего займа 1809 г.). В таком
представители не понимают и даже в некотором смысле боятся.
масштабе наши «немногим более 20» — 6 минут! Это уже хроно%
Способен ли наш пока субкультурный финансовый рынок пус% метраж в мире «Девятого». Это область, где способны действовать
тить корни в недра мирового финансового рынка? На определен% алгоритмы, инстинкты, порывы. Здесь некогда подумать, пораз%
ном этапе стать не просто понимаемым и признаваемым регио% мышлять. Здесь правит моментальное, автоматически быстрое
нальным центром, а самим выражением мейнстрима, силой, опре% мышление. Здесь не избежать упрощений и примитивизма. Упо%
деляющей этот мейнстрим? В принципе, да. Новое поколение минавшийся выше Даниэль Канеман считает, что в такой системе
всегда сменяет старое. Но для этого «всего%то» и нужно, что по% мышления «впечатления обращаются в веру и мотивируют наши
взрослеть и перестать быть субкультурой. выбор и действия». ...Она ведет к молчаливой интерпретации всего
того, что происходит с вами или вокруг вас, — уточняет он, — свя%
Стереотипы интуитивного мышления зывая настоящее с недавним прошлым и ожиданиями в отноше%
нии ближайшего будущего». Так формируется импульс «быстрых и
Повзрослеть? Задача не из легких: знать бы еще «возраст зрелости»
финансовых институтов. Например, формальной и вполне обос% 1 Бердяев Н. А. Духовные основы русской революции. Истоки и смысл русского
нованной датой рождения современного российского финансово% коммунизма. М., 2006. С. 13.

144 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 145


Субкультура финансового рынка Стереотипы интуитивного мышления

зачастую исключительно интуитивных суждений». И такая систе% струны подсознания и выплескивается наружу неукротимым рит
ма мышления, как заключает Канеман, «является источником мом индексов и котировок. Здесь каждый живет в ожидании, каж
многих систематических ошибок нашей интуиции»1. дый преодолевает страх неведения, каждый рискует. Нивидимые
Интуитивное, автоматическое, импульсивное мышление про% нити общественных отношений простираются по всему рынку и
являет себя во многих жизненных ситуациях, когда либо нет вре% паутиной переплетают совершенно незнакомых между собой лю
мени на раздумья, либо когда наши действия подчиняются некото% дей. И какими бы ни были общими законы геометрических пере
рой стандартной логике: они уже превратились в инстинкты, мы сечений и физики натянутых нитей, многое зависит от человека.
поступаем как все, как принято, не пытаясь осмыслить и обдумать Он не может быть абстрактным как алгоритм, он всегда конкретен
такие поступки и их мотивацию. В отличие от обычных людей, во времени, в пространстве, в душе, в мыслях, в своих моральных и
действующих интуитивно, ученые психологи и экономисты%бихе% нравственных представлениях. Да и зрелость здесь понятие совсем
виористы относятся к такому поведению с большой серьезностью. не возрастное, а скорее нравственное. Российский финансовый
Один из них — Ричард Талер. В своей книге «Побуждение» он де% рынок в этом смысле так же похож на другие рынки, как от них и
лит членов общества на два писхологических типа: «гуманоиды» отличается. И многие его отличия проистекают от нашей мяту
(Humans) и «эконоиды» (Econs)2. В отличие от вторых именно пер% щейся, глубокой и далеко не познанной души. А еще от истории и
вым он приписывает интуитивный стиль мышления. Видимо, по% культуры. Может быть, поэтому возраст рынка определяется его
этому он считает: «В отличие от эконоидов, гуманоиды предска% устойчивостью к реактивности и к импульсивности, к вмешатель
зуемо ошибаются»3. При этом первые реагируют на инициативы, ствам в естественный ход молекулярной и психической реакции,
т.е. действия других людей, а вторые откликаются на побуждения когда побуждения еще не вступили в полное взаимодействие с ин
(nudges) — «легкое предупреждение, напоминание, привлечение туицией, привычкой, нравственными представлениями? Может
внимания», «любой нюанс выбранной системы, который меняет быть, этот возраст измеряется устойчивостью к когнитивным дис
поведение человека в предсказуемом направлении»4. сонансам и раздвоению сознания эконоидов и гуманоидов?
С Талером соглашается и Канеман, по его словам, гуманоиды
рассматривают мир таким, как его видят, будучи в каждый кон% * * *
кретный момент ограниченными в информации5. И слова Нико% Размышляя на темы культурнонравственных аспектов разви
лая Бердяева о психических и молекулярных процессах о том же. тия российского финансового рынка, я обратил внимание на двух
Он по сути говорит о химии человеческого сознания, о процессе, русских мыслителей: Николая Бердяева и Дмитрия Писарева.
где молекулы интуиции вступают в реакцию с катализаторами по% Первый — религиозный философэкзистенциалист начала XX в.,
буждений, в результате которой формулируются долгосрочные второй — философматериалист, революционный публицистде
эволюционные решения. И день, и тем более час слишком неболь% мократ, «шестидесятник» XIX в. У одного еще сильны энтузиазм и
шой срок для завершения этой реакции. восхищение новыми революционнодемократическими идеями, в
Финансовый рынок реактивен. Он, как ни одна другая сфера словах другого звучат скорбь и разочарование по поводу обрушив
экономики, пронизан человеческими страстями, нравами, поро% шегося на Россию «революционного социального катаклизма». Но
ками, чувствами и реагирует на них. Здесь каждая мелочь ощуща% их работы стоит почитать в сравнении, построить между ними ус
ется на психологическом уровне, зачастую задевает потаенные ловный диалог. Это диалог эпох, мировоззрений и даже возрастов:
1
Писареву 21 год, а Бердяеву — 43 года1.
Kahneman D. Op. cit. P. 58.
2Thaler R. H., Sustein C. R. Nudge. Improving Decisions About Health, Wealth, and 1 Использованы работы: Писарев Д. И. Схоласты XIX века (1861) // Д. И. Писарев
Happiness. New Haven, London, 2008. P. 6—7.
3 Ibid. P. 7. об атеизме, религии и церкви. М., 1984. С. 103—105, 107, 109; Бердяев Н. А. Духовный
кризис ителлигенции (1909). М., 2009. С. 12, 17, 47, 51, 52, 91, 133; Он же. Духовные осно
4 Ibid. P. 6.
вы русской революции (1917) // Бердяев Н. А. Духовные основы русской революции. Ис
5 Kahneman D. Op. cit. P. 269. токи и смысл русского коммунизма. М., 2006. С. 13. 14, 30, 33, 56.

146 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 147


Субкультура финансового рынка Стереотипы интуитивного мышления

Д. И. Писарев: Наше время решительно не благоприятствует шего обличье добра. Самозванство так характерно для русской ис%
развитию теорий. тории.
Н. А. Бердяев: Поверхностное просветительство приводит к ни% Д. И. Писарев: Самый необузданный идеализм происходил
гилистическому отрицанию всех святынь и ценностей. Энтузиазм именно от того, что элемент фантазии получал слишком много
и вдохновение заменились беснованием и озверением. простора и разыгрывался в чужой области, в области мысли, в сфе%
ре научного исследования.
Д. И. Писарев: Народ хитрее стал, как выражаются наши мужи%
ки, и ни на какую штуку не ловится. Ум наш требует фактов, дока% Н. А. Бердяев: И безумны те, которые, вместо того чтобы при%
зательств; фраза нас не отуманит, и в самом блестящем и стройном зывать к сознанию суровой ответственности, разжигают инстинк%
создании фантазии мы подметим слабость основания и произволь% ты своекорыстия и злобы и убаюкивают массы сладкими мечтами
ность выводов. о невиданном социальном блаженстве.
Н. А. Бердяев: Бог давно уже умер в душе, нигилистический яд Д. И. Писарев: Шутить с мечтой опасно; разбитая мечта может
всасывался капля за каплей, сверху и снизу. Народа самогоZ, великого составить несчастие жизни; гоняясь за мечтою, можно прозевать
народа, с великим назначением как бы и нет. Подрастает хулиган% жизнь или в порыве безумного воодушевления принести ее в жерт%
ское поколение, которое не знает закона высшего, чем самоутверж% ву. Старайтесь жить полною жизнью, не дрессируйте, не ломайте
дение. Поколение это отдано во власть самолюбия и корыстолюбия, себя, не давите оригинальности и самобытности в угоду заведен%
и знакома ему только религия самобоготворения и самообожания. ному порядку и вкусу толпы — и, живя таким образом, не спраши%
вайте о цели; цель сама найдется, и жизнь решит вопросы прежде,
Д. И. Писарев: Фанатичное увлечение идеею и принципом во% нежели вы их предложите.
обще, сколько мне кажется, не в характере русского народа. Здра%
Н. А. Бердяев: Если есть слово, в котором может выразиться со%
вый смысл и значительная доля юмора и скептицизма составляют,
временный моральный переворот, то это слово — ответствен
мне кажется, самое заметное свойство чисто русского ума; мы бо%
ность, личная ответственность за свою судьбу, судьбу народа и об%
лее склоняемся к Гамлету, чем к Дон%Кихоту; нам мало понятны
щества. История приучила нас к безответственности.
энтузиазм и мистицизм страстного адепта.
Д. И. Писарев: Вас затрудняет, может быть, один вопрос: как
Н. А. Бердяев: Русский дух несет в себе семя новой и великой согласить эти эгоистические начала с любовью к человечеству? Об
жизни, но, оторванный от культуры вселенской, он фатально пре% этом нечего заботиться. Человек от природы существо очень доб%
вращается в дух самосожигания и самоистребления. Секта самосо% рое, и если не окислять его противоречиями и дрессировкой, если
жигателей — характернейшее порождение русского духа. Радика% не требовать от него неестественных нравственных фокусов, то в
лизм — наша национальная черта, черта эта породила много пло% нем естественно разовьются самые любовные чувства к окружаю%
хого, но она же может помочь стать источником величайшего щим людям, и он будет помогать им в беде ради собственного удо%
добра, черта эта предохраняет от мещанства. вольствия, а не из сознания долга, т.е. по доброй воле, а не по
Д. И. Писарев: Эгоистические убеждения, положенные на под% нравственному принуждению.
кладку мягкой и добродушной натуры, сделают вас счастливым че% Н. А. Бердяев: Русские люди должны пройти школу гражданст%
ловеком, не тяжелым для других и приятным для самого себя. Жиз% ва. В этой школе должно выработаться уважение к человеку, к его
ненные переделки достанутся легко; разочарование будет невоз% правам, должно сознаться достоинство человека как существа, жи%
можно, потому что не будет очарования; падения будут легкие, вущего в обществе и государстве.
потому что вы не будете взбираться на недосягаемую высоту идеала. Д. И. Писарев: Эмансипация личности и уважение к ее само%
Н. А. Бердяев: Русские по женственной природе своей легко стоятельности является последним продуктом позднейшей циви%
поддаются соблазнам двоящихся образов, соблазнам зла, приняв% лизации.
148 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 149
Субкультура финансового рынка Стереотипы интуитивного мышления

Н. А. Бердяев: Есть два мироощущения: в основе одного лежит дисциплины, — иронично замечает Канеман по поводу экономики
чувство обиды, в основе другого — чувство вины, им соответству% и психологии, — изучают разных существ» 1.
ют разные философии. Философия вины есть философия сынов Однако дело именно в том, что речь идет об одном существе, ока%
Божьих, свободных существ. Философия обиды есть философия зывающемся постоянно в разных ипостасях, то эконоидом, то гума%
рабов, сынов природной необходимости. ноидом. Так вновь перед нами встают законы, которые движут чело%
веком в его экономических связях и отношениях: зависти, доброде%
Д. И. Писарев: Мы умышленно раздваиваем свое существо, на%
тельного эгоизма, справедливости, нравственного равновесия.
блюдаем за собою, как за опасным врагом, хитрим перед собою и
Д. И. Писарев вслед за Н. Г. Чернышевским превозносит рациональ%
ловим себя в хитрости, боремся с собою, побеждаем себя, находим в
ный или добродетельный эгоизм. В его словах рефреном слышится
себе животные инстинкты и ополчаемся на них силою мысли. При%
знакомый голос Рабле, рассказавшего миру о правилах Телемской
ятное и достойное препровождение времени! Поневоле вспомнишь обители. А вот Бердяев нам напоминает о духе, который движет че%
слова Нестора: «Никто же их не биша, сами ся мучиху». ловеком. Это и мещанский дух справедливости, и утрачивающий
Н. А. Бердяев: Путь к новой жизни — путь творческий и созида% чувство «творческой свободы» дух буржуазный. В своей работе «Ду%
тельный, а не разрушительный и отрицательный, не превращение ховные основы русской революции» Бердяев идет еще дальше, он
прошлого с ушедшими от нас предками в tabula rasa. Победите в описывает «дух социалистический» и, наглядно раскрывая его двой%
себе анархию — и тогда удостоитесь анархизма, преодолейте на% ственную суть, ставит между ним и буржуазным духом знак «эгои%
сильнический хаос — и получите свободную гармонию. стического», «лишенного творчества» равенства2. Эти духи и фор%
мируемые ими натуры%симбионты находятся в постоянном внут%
Д. И. Писарев: Вот ultimatum нашего лагеря: что можно разбить, реннем споре, отрицая друг друга, формируют поведение человека в
то и нужно разбивать; что выдержит удар, то и годится, что разле% конкретной исторической и экономической среде. И хоть она и ме%
тится вдребезги, то хлам; во всяком случае, бей направо и налево, няется со временем, но вряд ли меняется ее атом, энергия которого
от этого вреда не будет и не может быть. связывает все движущиеся в этой системе частицы.
Н. А. Бердяев: Душа народа остается женственной, оторванной Об этом атоме нестандартно рассказал «рациональный эгоист»
от начала мужского, вечно ожидающей жениха и вечно не того Н. Г. Чернышевский в своей работе «Антропологический принцип
принимающей за своего суженого. На этой почве развилась мета% в философии». Он пишет: «Психология говорит, что самым изо%
физическая истерия в русском народном характере. На этой почве бильным источником обнаружения злых качеств служит недоста%
расцветает всякого рода одержимость. точность средств к удовлетворению потребностей, что человек по%
ступает дурно, то есть вредит другим, почти только тогда, когда
* * * принужден лишить их чего%нибудь, чтобы не остаться самому без
вещи для него нужной»3. Устранение этого «недостатка» в предме%
О чем этот диалог? О двух типах мышления, о двух взглядах на тах удовлетворения потребностей, по словам Чернышевского,
мир. Писарев — рационален, Бердяев напоминает об иррацио% привело бы к «быстрому исчезновению» из человеческого общест%
нальности бытия. Такой диалог мог бы возникнуть между психо% ва «девяти десятых всего дурного»4. Все дело за тем, чтобы люди
логом и экономистом. Даниэль Канеман точно подчеркивает от% осознали «возможность и необходимость энергетически устре%
личительные черты спорящих сторон. В своей книге он приводит
слова швейцарского экономиста Бруно Фрея: «Агент экономиче% 1 Kahneman D. Op. cit. P. 269.
2
ской теории рационален, эгоистичен, и его вкусы не меняются». Бердяев Н. А. Духовные основы русской революции. Истоки и смысл русского
коммунизма. С. 16—17, 20.
Канеман замечает: «Для психолога самоочевидно, что люди далеко 3 Чернышевский Н. Г. Антропологический принцип в философии. Соч.: в 2 т. М.,
не всегда рациональны, не окончательно эгоистичны, и что вкусы 1987. Т. 2. С. 195.
у них какие угодно, но только не постоянные... Похоже, наши две 4 Там же. С. 196.

150 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 151


Субкультура финансового рынка Стереотипы интуитивного мышления

миться к этой цели». То есть решение за человеком, либо за его ин% есть и плохое, и хорошее есть результат одной%единственной при%
туицией, разумом, либо за «побуждением» к действию, чтобы че% роды человека. Именно эта натура, в конечном счете, определяет
ловек «проникся некоторыми впечатлениями»1. Этому мешают человеческие достижения и человеческие промахи, ошибки,
«невежество», «апатия», власть предрассудков «над огромным праздность и созидательность, соотношение эгоизма и справедли%
большинством людей в каждом обществе». И еще одна причина — вости, буржазности и мещанства. Именно в этом видит Черны%
праздность как отсутствие деятельности. Как пишет Чернышев% шевский антропологический принцип философии — принцип
ский, человек, который «лишен деятельных забот о себе и о своих единства человеческой натуры, который лежит в основе закона
близких, занимается сплетнями и интригами, то есть хлопочет добродетельного или разумного эгоизма.
мысленно над вздором столько же, сколько следовало бы хлопо% Конечно, натура человека одна, но всякий раз демонстрирует
тать о дельных вещах»2. свою двойственность. Причем происходит это не само по себе, по
При этом «зародыши» благосостояния и достатка есть везде. дням календаря или в зависимости от времени суток, а во взаимо%
Чернышевский приводит яркое сравнение между «страной дика% действии с другими людьми. Людьми не абстрактными, а также
рей» и «страной высокоцивилизованного народа» и обнаруживает, живущими в определенное время, в определенном месте, вовле%
что «явления всех разрядов в разных степенях развития существу% ченными в некоторую деятельность и также участвующими в соз%
ют у каждого народа»3. «У англичан есть Лондон, но и у якутов есть дании и перераспределении «средств для удовлетворения потреб%
явления, возникающие из того же самого принципа, которым соз% ностей», находящихся в «постоянном недостатке». И одно дело,
дан Лондон: на зиму якуты, бросая кочевую жизнь, поселяются в когда речь идет о недостатке средств в виде материальных благ,
землянках; эти землянки вырыты по соседству одна от другой, так осязаемых ценностей с конкретными потребительскими свойства%
что составляют какую%то группу, — вот вам и зародыш города; в ми: мол, все у всех есть в зародыше, трудитесь и думайте друг о дру%
самой Англии дело началось с того же: зародыш Лондона была та% ге, и общее благосостояние вырастет. Если же посмотреть на
кая же группа таких же землянок», — резюмирует Чернышевский4. финансовый рынок, то здесь в постоянном недостатке находятся
Так что же человек? Он — эгоист, он делает все ради самого себя и знания о будущем доходе. А вот желания его заработать предоста%
не спешит развить «зародыши», оставаясь в «дикости»... Ничего не точно. Поэтому недостаток благ и неравенство в их распределении
напоминает? Мне кажется, это просто идеальная иллюстрация оказываются еще более заметными: в условиях неопределенности
жарких дискуссий о перспективах мирового финансового центра в результативность сделок совершенно непредсказуема, выигрыш
Москве! Однако Чернышевский не торопится с выводами. Он счи% одного тут же оборачивается проигрышем другого. Механизм са%
тает, что это утверждение имеет против себя «довольно большое морегуляции, построенный на добродетельном или разумном эго%
число других житейских фактов». Мол, надежда есть. изме, напрочь отказывает на финансовом рынке, где все демате%
риализовано. В результате эконоиды погружаются в бесконечные
«В побуждениях человека, как и во всех сторонах его жизни, —
расчеты, прогнозы и оценки, а гуманоиды — в спекуляции и в со%
считает идеолог разумного эгоизма, — нет двух различных натур,
путствующие им нервные стрессы.
двух основных законов, различных или противоположных между
Кроме того, финансовоый рынок богат на зародыши благ — ве%
собою, а все разнообразие явления в сфере человеческих побужде%
личины ожидаемых доходов не скованы естественными рамками
ний к действованию, как и во всей человеческой жизни, происхо%
материального производства. Однако здесь невозможно измерить
дит из одной и той же наутры, по одному и тому же закону»5. То
как сам недостаток, так и достаточность благ. Все относительно и
1 Чернышевский Н. Г. Указ. соч. С. 197.
персонифицированно. Поэтому человек ищет себе координаты,
2 Там же. С. 203 определяющие достаток. Такие координаты помогает определить
3 Там же. С. 205. теория перспектив (prospect theory) Даниэля Канемана и Амоса
4 Там же. C. 204. Тверски. Она базируется на трех принципах, которые до некото%
5 Там же. С. 215. рой степени являются принципами интуитивного, автоматическо%
152 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 153
Субкультура финансового рынка Стереотипы интуитивного мышления

го мышления, в условиях неопределенности, отстутствия инфор% как раз те, кто не может похвастаться своим стартовым благосостоя%
мация. То есть это принципы, которыми руководствуются гуманои% нием: ни капиталом, ни референтной точкой дохода. Они более тер%
ды, решившие совершить те или иные финансовые транзакции1. пимы к риску. Но значит ли это, что склонность к риску — единст%
Первый — наличие нейтральной референтной точки (neutral венный определяющий фактор внутренних побуждений? Или же
reference point). Канеман дает наглядный пример с тремя емкостя% внутренних побуждений для принятия решения недостаточно и есть
ми для воды: в одной вода холодая, в другой — комнатной темпера% иные побудительные мотивы вести себя так или иначе?
туры, в третьей — горячая. Если одновременно на минуту опустить Жизнь богаче научных абстракций. Канеман признает это: «За
одну руку в горячую, а другую в холодную воду, а потом обе руки исключением разве что очень бедных людей, которых доход едва
макнуть в воду комнатной температуры, то обе руки ощутят одну и удерживает на грани выживания, у остальных основные мотивации
ту же комнатную температуру воды по%разному: либо теплее, либо зарабатывания денег не являются исключительно экономически%
холоднее. Для финансового результата референтная точка — status ми». Он подчеркивает: «Все возможные награды и наказания, обе%
quo, или уже ранее полученный результат, или некоторый доход, щания и угрозы, все в наших головах». В результате, отмечает Кане%
который человеку положен в силу контрактных условий, например ман: «Мы отказываемся сокращать убытки, поскольку мы тем са%
бонус. Когда результат выше референтной точки, имеет место при% мым можем признать свою неудачу, мы не склонны к совершению
быль, если он ниже — убытки. Второй принцип теории перспек% действий из%за опасений о них пожалеть, мы проводим иллюзор%
тив — принцип уменьшения чувствительности (diminishing ную, но четкую грань между «не делать» и «делать», так как в одном
sensitivity) к величине и оценке возможных изменений в размере случае ответственность больше, чем в другом»1. Так, значит, опять в
капитала (богатства): разница между 900 долларов и 1000 долларов дело вступают тайные механизмы и реакции нашего мышления.
воспринимается меньшей, чем между 100 долларами и 200 долла% Мне представляется, что важен еще один принцип принятия реше%
рами. Третий принцип — отрицание потерь и убытков (loss aversi% ний. Не стремясь ограничить себя в дальнейших рассуждениях де%
on), «потери кажутся всегда более значительными, чем доходы»2. финициями, я все же условно назову его так: принцип социального
В моем представлении это внутренние побуждения. соответствия или реагирования на поведение других, как бы такой
Эта теория тоже до некоторой степени «антропологична», так внешней референтной точки — принцип внешних побуждений.
как рассматривает человека хотя и действующего в парадигме гума% Теперь с учетом сказанного еще раз спросим себя: так о чем же
ноида, тем не менее как единую и целостную натуру, т.е. еще не% спорят Дмитрий Писарев и Николай Бердяев в моем воображае%
много — и эконоидом. Она совмещает сугубо количественные, мом диалоге? Один ответ уже дан — о разных моделях мышления.
вероятностные значения рыночных отношений — риск, убытки, до% Второй — о разной степени реагирования и поведения человека в
ход, капитал — с сознательными и даже подсознательными чувства% обществе. Писарев в этом смысле оптимистичен: разумный эгоизм
ми человека, с его ощущениями окружающего мира. Ведь при про% сам приведет человека к правильному решению, и что должно
чих равных условиях все названные принципы могут быть весьма и быть разрушено, будет разрушено, а что должно быть создано, бу%
весьма субъективны. При этом они в некоторой степени масштаби% дет создано. Но так ведь не происходит. И добродетельный или ра%
руют ваши успехи и неудачи: относительно низкая референтная зумный эгоизм одного человека зачастую наталкивается на совер%
точка, отрицание риска и небольшой капитал, прирост или сниже% шенно грубый, нерациональный, завистнический, индивидуали%
ние которого чувствительны, задают вектор в принятии решений. стический эгоизм другого. Как часто люди справшивают себя в
Получается так, что рискует и стремится к большим заработкам тот, отчаянии: зачем же мы так поступали и где благодарность? Если
кто уже имеет больше и больше зарабатывает? Но зачастую в реаль% все — разумные эгоисты, то согласно естественному закону спра%
ной жизни мы видим ровно обратное: рискуют и добиваются успеха ведливости Адама Смита каждый будет делать добро другому. Но
нет, не делает!
1 Kahneman D. Op. cit. P. 282.
2 Ibid. P. 297. 1 Kahneman D. Op. cit. P. 342.

154 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 155


Субкультура финансового рынка Обида пассионариев

Как писал Веблен: «Необремененность сомнением, сочувстви% действенность чьи%то инициативы, и только так оказываются за%
ем, честностью и уважением к жизни других людей, можно сказать, метными даже самые скрытые побуждения.
в довольно широких пределах способствует преуспеванию индивида
в условиях денежной культуры»1. Недостаток средств для удовлетво% Обида пассионариев
рения потребностей также делает свое дело: «Напряженное самоут%
верждение на фоне неравенства отнимает все силы индивида»2. Русский этнограф и историк Лев Николаевич Гумилев создал свою
Человек сталкивается с индивидуалистическим, озлобленным, алч% уникальную теорию развития этносов — пассионарную теорию эт%
ным эгоизмом других, и добродетельность его эгоизма улетучивает% ногенеза. Он дает такое определение этносу: «...это система людей,
ся. Писарев вслед за Чернышевским не учитывает этого. А Бердяев объединенных общим стереотипом поведения, общим временем
это хорошо понимает и указывает нам на разное восприятие не% возникновения и общим принципом отношения человека к ланд%
справедливости окружающего мира, на два мироощущения, на две шафту»1. Причем, говоря о ландшафте, Гумилев расширяет это по%
философии: свободы и рабства. Он убежден, человек либо сравни% нятие, представляет его неким пространством, где формируется
вает себя с другими, ищет внешние причины несправедливости и экономический уклад этноса, форма хозйства, его возможности и
неравенства, либо пытается определить свою вину и ответствен% перспективы2. Вернусь к сказанному выше. Эконоиды или гума%
ность за это. Так у него формируется либо чувство обиды, ведущее к ноиды — две стороны человеческой натуры. В их двойственности
предъявлению все больших требований к другим, либо чувство заключены стереотипы поведения, они существуют в конкретном
вины и ответственности, увеличивающее требовательность к само% времени, а главное, эти психологические типы раскрывают не про%
му себе. «От безмерной обиды рождается злоба, от безмерной вины сто процесс мышления, а процесс взаимодействия с ландшафтным
рождается любовь»3, — делает вывод Бердяев. Может быть, в том окружением, с экономикой, финансовым рынком.
числе, и отсюда возникают, «склонность к сражению», состязанию, Лев Гумилев предупреждает слушателей своих лекций о посто%
войне, агрессивный азарт, о которых повествует Веблен, анализируя янно употребляющихся исторических ошибках: аберрации близо
«хищнические» черты характера «праздного класса», доступ в кото% сти и аберрации дальности. Я, не взирая на возможные «аберрации
рый «осуществляется через занятие в финансовой сфере»4? близости», все же рискну сказать, что участники нашего финансо%
Таким образом, определенные стереотипы экономического вого рынка — этнос. Представители этого этноса появились при%
поведения и принятия человеком решений, которые формируются мерно в одно время, у них одни модели и стереотипы поведения,
под воздействием зависти, эгоизма, справедливости, в которых они руководствуются общими принципами отношения к финан%
реализуется мещанский или буржуазный дух, в которых совмеща% совому ландшафту. Может быть, я несколько преувеличиваю ста%
ются различные типы мышления и оценки, необходимые для вы% тус этой общности? Гумилев, представляя структуру этносферы на
бора решений, включают в себя еще и способы, и виды реагирова% примере средневековой Франции, указывает на такие элементар%
ния на то, как общество воспринимает поведение самого человека ные этнические системы, как консорции, т.е. группы людей,
и принятые им решения. Это не просто стереотипы поведения че% имеющих общность судьбы: торговые компании, цехи, гильдии3.
ловека, это стереотипы взаимоотношений человека с другими Однако, как утверждает сам Гумилев: «Нет человека без этноса»4.
людьми, стереотипы реагирования, поиска и анализа внешних ре% А в наши дни общность судьбы, самоидентичность, умение распо%
ферентных точек и сравнения их с теми, которые референтны для знавать своих среди других, противопоставлять «себя всем осталь%
него самого. Внутренние и внешние побуждения вступают в реак% ным как «мы» и как «не мы»5 в гораздо большей степени свойст%
цию. Только в человеческих взаимоотношениях проявляют свою
1 Гумилев Л. Н. Струна истории. Лекции по этнологии. М., 2008. С. 274.
1 Веблен Т. Теория праздного класса. М., 2011. С. 227. 2 Там же. С. 341.
2 Там же. С. 242. 3 Там же. С. 415.
3 Бердяев Н. А. Духовный кризис ителлигенции. С. 13. 4 Там же. С. 139.
4 Веблен Т. Указ. соч. С. 231. 5 Там же. С. 106.

156 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 157


Субкультура финансового рынка Обида пассионариев

венны людям одной сферы деятельности, чем одного места жи% гда, в зависимости от каких%то неизвестных нам космических си%
тельства. туаций, и, по%видимому, именно они вызывают те микромутации,
У этноса есть еще одно свойство — внутренняя динамика, когда возникает пассионарность как новый элемент»1.
энергия, которая способствует его активному развитию. Она пере% Гумилев подчеркивает материалистичность своей концепции,
дается окружающему миру, может активизироваться, может зату% но тем не менее очень близко подходит к идеалистической теории
хать со временем. Это энергия питается, как и Вселенная, от им% «софийности» общества, о которой речь шла выше. Нам не дано
пульса Большого взрыва, который Гумилев называет «пассионар% доподлинно знать, что это за «пучки межгалактической энергии»,
ным толчком». Поэтому этнос постоянно переживает состояние пробуждающие нашу пассионарность: естественное, природное
некоторого «пассионарного напряжения»1. Пассионарность, счи% дыхание Вселенной или действие высших сил, Божьего Духа. Я не
тает Гумилев, «это — страсть, которая оказывается сильнее самого замахиваюсь даже на робкие попытки рассуждать на эти темы.
инстинкта самосохранения»2. Погружаясь в «кипение страстей», Мне лишь кажется, что не только сугубо биологические, магнит%
Гумилев определяет пассионарность в ее качествах и проявлениях. ные, «межгалактические» пучки энергии воздействуют на наши
Так, с одной стороны, это массовое явление, оно «заразительно», решения и действия. Даже если их действие и первично, то все рав%
оно наделяет этнос «энергетическим полем», которое имеет «свой но внутри нашего сознания они вступают во всю ту же реакцию
ритм» и определяет различия между этносами и их взаимодействие внутренних и внешних импульсов, инстинктов, духа, побуждений.
друг с другом. С другой стороны, пассионарность связана с кон% И не будем забывать про общество, которое формирует любой эт%
нос. Мне ближе слова Сергея Булгакова: «Человек познает как око
кретными человеческими качествами. Гумилев называет тщесла%
Мировой Души, насколько он имеет в себе луч из этой плеромы
вие «модусом пассионарности»3. Не менее важен и его вывод о
Божественной Софии... Но он познает в истории, — подчеркивает
том, что «культура для нас является как бы индикатором пассио%
Булгаков, — в эмпирии, в мире дезорганизованного, хаотического,
нарности»4. Таким образом, пассионарность предстает как про% лишь по частям организующегося космоса»2. Человек немыслим
дукт внтуренних и внешних «побуждений» и сама становится «по% вне общественных связей. Общество — это зеркало, которое отра%
буждением» для других членов общества%этноса. жает человека, а человек — зеркало, отражающее окружающий его
Гумилев очень подробно анализирует побудительные мотивы и мир. «Между миром как космосом и миром эмпирическим, между
энергию пассионарности, того, что «побуждает побуждения». Он человечеством и Софией существует живое общение, которое
углубляется в биологические аспекты человеческой жизни и окру% можно уподобить питанию растения из его корней»3 — именно так
жающей его природы. Здесь мои пути с известным этнографом и следом за Булгаковым я бы определил природу возникновения
историком расходятся. Я без сомнений считаю, что его выводы пассионарных толчков. Но чистые помыслы еще не означают бла%
важны для выяснения всех нюансов и деталей поведения людей городные действия и поступки. Что, собственно, мы и наблюдаем
вообще и применительно к конкретным сферам деятельности в ча% в реальной жизни. Аберрации близости не дают нам увидеть сия%
стности. Но также надо сказать, что его теория не обрела должного ние Софии, скрывая его за отблесками полыхающих человеческих
числа последователей и сторонников. Теории Гумилева свойствен% страстей, амбиций, тщеславия, желаний «стать как боги», иметь
на особая углубленность в законы природы и космоса. Он, напри% все от себя. И мы не в состоянии винить себя в этом. И нами под%
мер, оценивая различные виды «энергии» по их воздействию на сознательно овладевает чувство обиды.
пассионарность, так пишет о «пучках энергии, приходящих к нам А как же наша пассионарность? Какая она в обществе%этносе,
из межгалактических пространств»: «Они попадают на Землю ино% едва разменявшем свои 20 лет? Тем более что этот возраст несоиз%
меримо мал по сравнению с возрастом «большого финансового эт%
1 Гумилев Л. Н. Указ. соч. С. 115.
2 Там же. С. 132. 1 Гумилев Л. Н. Указ. соч. С. 172.
3 Там же. С. 150. 2 Булгаков С. Философия хозяйства. С. 132.
4 Там же. С. 183. 3 Там же. С. 149.

158 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 159


Субкультура финансового рынка Этика жизни

носа», находящегося в процессе «этногенеза» уже 5000 лет. Конеч% Сергей Булгаков, православный священник, русский философ%
но, эта пассионарность выражается во всех чувствах, эмоциях и за% идеалист, творивший на рубеже XIX—XX вв. Другой — Жан Каль%
конах, о которых шла речь выше, включая зависть, эгоизм, вин, идеолог Реформации, основоположник кальвинизма, одного
справедливость. Все упомянутые выше исследователи дают мне из направлений протестантской веры, религиозный мыслитель
богатую пищу для размышлений, каждый добавляет что%то свое, XVI в. Первый написал две знаковые книги «Философия хозяйст%
указывает на какой%то дополнительный штрих к портрету финан% ва» (1912) и «Свет невечерний» (1917), второй — «Наставление в
сового этноса. Я вновь и вновь перечитываю сказанное ими, но христианской вере» (1535). Их диалог, заочный, воображаемый, но
всякий раз возвращаюсь к словам Николая Бердяева: «Принять на в то же время и вполне реальный. О человеке, о его труде, о его
себя вину и ответственность может лишь сознавший бездонность ценностях. Об этике жизни. Мне уже доводилось цитировать их
своей свободы»1. Этого не происходит даже в потаенных глубинах труды выше, и некоторые цитаты повторяются в этом диалоге1.
сознания нашего финансового этноса. Сергей Булгаков: Всякому живому существу, а также и человеку
Чувство обиды и тут определяет «знак» пассионарности наше% приходится отстаивать свое существование, защищать жизнь от
го рынка, задает ей свой вектор. Я много раз общался с участни% смерти.
ками рынка, много раз спорил и доказывал свою правоту, призы% Жан Кальвин: Если мы должны жить, то нам нужно пользовать%
вая их, собственно говоря, только к одному — сменить свое ся необходимыми для жизни благами. Мы не можем воздержи%
чувство обиды на чувство ответственности. Но все тщетно. Финан% ваться и от тех вещей, которые, как представляется, более служат
совый рынок жесток своей несправедливостью и непредсказуе% нашему удовольствию, чем необходимости.
мостью. Ему недостает общего и желанного всеми результата, как
средства одновременного удовлетворения потребностей ВСЕХ Сергей Булгаков: В противоположность добровольному или на%
игроков. Именно поэтому любые внешние раздражители и побу% сильственному аскетизму францисканско%буддийских эпох исто%
ждения воспринимаются как дополнительный довод своей обиды рии, презиравших богатство и отрицавших его силу над человеком,
на всех и на все. Компенсаторами этой обиды становятся иллю% наша эпоха любит богатство и верит в богатство, верит даже боль%
зии, мифы, увлеченность алгоритмическими решениями, спеку% ше, чем в человеческую личность.
ляция, рецепты черного лебедя, финансовый анархизм и многое Жан Кальвин: Немало людей считают, что не следует ограничи%
другое. А еще к ним нужно прибавить стремление финансового вать свободу никакой мерой, а следует позволить совести каждого
этноса к такой самоидентификации, которая бы всеми доступны% человека решать, что для нее допустимо. Я признаю, что мы не
ми средствами удовлетворяла свойственные его представителям должны и не можем ограничивать совесть в этом пункте какими%то
амбиции и тщеславие, которые с таким поразительным постоян% определенными формулировками и предписаниями.
ством испытывает на прочность сила Великой Неопределенности
Сергей Булгаков: Материя, организованная жизнью, есть уже
финансового рынка.
тело; тело же есть совокупность органов, посредством которых
жизнь овладевает мертвым веществом. Органы нашего тела пред%
Этика жизни ставляют собой как бы двери и окна во всю вселенную, и все, что
Перед тем как углубится в законы самоидентификации финансо% входит в нас через эти окна и эти двери, и делается предметом на%
вого этноса, особой культуры, которая сегодня сложилась и разви% шего «вчувствования», а становясь для нас ощутимым, в известном
вается, причем повсеместно, я предлагаю еще один воображаемый смысле есть уже наше тело.
диалог. Опять перед нами два совершенно разных мыслителя и че% 1 Использованы работы: Булгаков С. Философия хозяйства. С. 26, 62, 65, 66, 95,
ловека. Их встреча невероятна. Они жили в разные эпохи. Один — 96, 98, 120, 234; Булгаков С. Н. Свет невечерний. Созерцания и умозрения. С. 476, 478;
Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Кн. III. Гл. X. Разд. 6 (см.:
1 Бердяев Н. А. Духовный кризис ителлигенции. С. 12—13. http://jeancalvin.ru/institution).

160 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 161


Субкультура финансового рынка Этика жизни

Жан Кальвин: Если мы задумаемся, для какой цели Бог создал призванный лелеять и холить сад Божий, и не был обречен на
пищу, то обнаружим, что Он не только хотел удовлетворить нашу праздность, но райский труд его имел не подневольный, а вдохно%
нужду, но и дать нам удовольствие и развлечение. Так же и в отно% венный характер любовно%творческого отношения к миру.
шении одежды Он, помимо необходимости, принял во внимание
Жан Кальвин: Все полученное нами по Божьей щедрости и
достоинство и приличие. Что касается трав, деревьев и плодов, то
кроме пользы, которую они нам приносят, Господь пожелал пора% предназначенное нам на пользу как бы находится у нас на хране%
довать наш взор их красотой и доставить удовольствие их ароматом. нии, о котором однажды придется дать отчет [Лк 16:2]. В силу это%
го нам следует распоряжаться Божьими благами таким образом,
Сергей Булгаков: Мы едим мир, приобщаемся плоти мира не чтобы всегда держать в памяти это условие: нам нужно будет дать
только устами или органами пищеварения, не только легкими и
отчет за все, что Господь нам поручил.
кожей в процессе дыхания, но и в процессе зрения, обоняния, слу%
ха, осязания, общего мускульного чувства. Сама жизнь в этом Сергей Булгаков: Человек, медленно и постепеннно освобожда%
смысле есть способность потреблять мир, приобщаться к нему. ясь от рабства вещей, продуктов «природы порожденной», снимает
Жан Кальвин: Оставим эту бесчеловечную «философию», кото% мертвый покров с природы и опознает животворящие ее силы. Ка%
рая, дозволяя человеку пользоваться Божьими творениями лишь ждый человек есть в известном смысле художник своей собствен%
по необходимости, не только без всяких оснований отбирает у нас ной жизни, черпающий силу и вдохновение в себе самом.
законные плоды Божьих благодеяний, но и сама по себе возможна Жан Кальвин: Мы должны также, как того требует Бог от каж%
лишь при условии, что, полностью отняв у нас человеческие чувст% дого человека, на протяжении всей жизни внимательно следить за
ва, уподобит человека деревяшке. Однако при этом не следует идти тем, к чему Он призывает нас в любом нашем поступке. Ибо Гос%
навстречу похотям нашей плоти, которые не знают меры, если не подь знает, насколько человеческое сознание разгорячено беспо%
удерживать их в узде. койством, с какой легкостью оно бросается из стороны в сторону и
Сергей Булгаков: В грехопадении прародители поддались со% с какой самонадеянностью и алчностью стремится постигнуть са%
блазну похоти. Ими овладели похоть знания, получаемого помимо мые разнообразные вещи.
любви к Богу и богосознания, похоть плоти, ищущей телесных ус%
Сергей Булгаков: Способность сознательно, планомерно, твор%
лаждений независимо от духа, похоть власти, стремящейся к мощи
чески трудиться есть принадлежность существ свободных,
помимо духовного возрастания. Тем было нарушено равновесие
т.е. только человека. Свобода не есть раздробленная, децентрали%
духовных сил человека.
зованная, совершенно неподзаконная и потому расточаемая в пус%
Жан Кальвин: Некоторые люди до такой степени подчинили тоту энергия, напротив, она должна быть введена в твердые берега
свои чувства наслаждениям, что похоронили в них разум. Иные необходимости, чтобы послужить раскрытию единого плана.
настолько услаждают себя золотом, мрамором и картинами, что
стали словно камни, превратились в металл и уподобились идолам. Жан Кальвин: Поэтому, дабы своими безрассудством и дерзо%
Аромат кухни настолько завораживает иных людей, что они стано% стью мы не нарушили всего порядка вещей, Бог установил разли%
вятся совершенно нечувствительны к духовному. То же самое чия между профессиями и образом жизни, предписал каждому его
можно сказать о пристрастиях любого иного рода. Отсюда следует, обязанности. А чтобы никто не преступал установленных для него
что злоупотребление Божьими дарами определенным образом ог% границ, Он назвал каждый образ жизни «призванием».
раничено, и подтверждается правило св. Павла, что попечение о Сергей Булгаков: Труд есть та ценность, которою приобретают%
плоти нельзя превращать в похоти, каковые, если им потворство% ся блага, поддерживающие жизнь. Это напряженная активность
вать, изливаются неудержимым потоком. человеческой жизни во исполнение Божьего слова: в поте лица
Сергей Булгаков: Человеку дано было первоначально даровое своего снеси хлеб свой, и притом всякий хлеб, т.е. не только мате%
существование — вкушением «плодов от древа жизни»; хотя он, риальную пищу, но и духовную: в поте лица, хозяйственным тру%
162 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 163
Субкультура финансового рынка Этика жизни

дом не только производятся хозяйственные продукты, но созида% ганизации фабрики с машинным разделением труда или по тор
ется и вся культура. говле с ее спекуляцией»1. И каждый труд должен быть вознаграж
Жан Кальвин: Человек, который будет направлять свою жизнь к ден соразмерно тому, как мы служим нашему призванию.
цели своего призвания, очень хорошо устроит ее, ибо не будет по% Уже в XVI в. Кальвин связывает «служение призванию» с «хоро
кушаться на большее, чем то, что несет с собой его призвание, не шим устройством собственной жизни», однако при этом он преду
даст воли собственной дерзости, отлично зная, что ему не позволе% преждает о выходе за «определенные границы». Это по Кальвину —
но выходить за определенные границы. «похоти нашей плоти, которые не знают меры, если не удерживать
их в узде», а по Булгакову — «похоть плоти, ищущей телесных усла
Сергей Булгаков: Тот живет полной жизнью, кто способен к ждений независимо от духа». Прямо скажем: «единомыслие» и даже
труду и действительно трудится. «единословие». На протяжении тысячелетий человек своим поведе
Жан Кальвин: Нет дела нечистого и презренного, которое не за% нием, стремлением себя самоидентифицировать пренебрегал этими
сияло бы перед Богом и не стало бы драгоценным, если, выполняя наставлениями. Особенно сложно следовать им в нематериальном
его, мы служим нашему призванию. мире, мире, где все определяют весьма эфемерные категории ожи
даний и неопределенностей, в мире финансов.
В этом диалоге раскрывается один из приницпов социальной В 1985 г. восходящая тогда американская попзвезда Мадонна
справедливости: от каждого по способностям (призванию), каждо% представила альбом Like a Virgin, ныне вошедший в историю ми
му по труду. Причем навешивание на него ярлыков социалистиче% ровой попмузыки. Хитом стала песня Material Girl. Припев пре
ской идеологии совершенно неуместно. Это счетный принцип вратился в лозунг эпохи: «Ты знаешь, что мы живем в материаль
буржуазного, капиталистического способа хозяйствования. Карл ном мире, и я материальная девушка» (You know that we are living in
Маркс, создавший яркую теорию прибавочной стоимости, не a material world and I am a material girl). Я еще вернусь к этому вре
только вбил клин между трудом и капиталом, но на десятилетия мени, когда в США утвердилась культура яппи, удачливых бирже
вперед дал повод для искаженных трактовок очевидного и естест% вых игроков, культура тщеславия и амбиций. Это был очередной
венного экономического правила. Как писал Бердяев: «Социализм период всплеска демонстративной роскоши и потребления. Мо
и есть идеал окончательной буржуазности, буржуазности справед% жет, и это определило секрет «Материальной девушки»? Но ведь
ливой и повсеместно распределенной, идеал векового закрепоще% именно нематериальность финансов стала питательной средой ма
ния этого мира в буржуазном благоденствии»1. В конечном счете териальности тогдашней жизни и культуры.
мы говорим об обществе потребительском. Однако Маркс и его Если даже бегло взглянуть на историю потребительской роско
последователи напрочь отказывались видеть труд в интеллектуаль% ши и престижа, ничто так не бросается в глаза и не повергает в за
ной, организационной, финансовой деятельности, в работе капи% висть, как потребительские пристрастия финансистов, их «денеж
талиста%промышленника, предпринимателя, и уж тем более в бир% ная культура». Кому угодно можно было бы ее простить, ведь ре
жевых спекуляциях. Это было обусловлено той абстракцией, кото% зультат труда промышленника, художника, ученого, я не говорю о
рую выстроил Маркс и достиг с ее помощью определенных целей. труде наемных рабочих и служащих, как правило, всегда материа
Он возбудил в Европе социальное движение за права наемных ра% лен. Мы в состоянии увидеть и оценить материальную полезность,
бочих. Современные профсоюзы должны чтить его как пророка. соизмерив ее ценность с благосостоянием того, кто ее создал. А как
Но это абстракция! «Всякий хозяйственный акт представляет со% быть с результатом, создаваемым в финансовой сфере? Он не имеет
бой некоторое объективное деяние, — писал Сергей Булгаков, — осязаемого образа. Даже те, кому посчастливится его обрести, за
будет ли это труд земледельца, промышленного рабочего, механи% частую давольно быстро могут с ним расстаться, либо их результат
ка, инженера, ученого исследователя, или это будет работа по ор% окажется меньше, чем результат более удачливого игрока на бирже.
Здесь нет заведомо единых мер и весов. Все, как говорит теория
1 Бердяев Н. А. Духовные основы русской революции. Истоки и смысл русского
коммунизма. С. 20. 1 Булгаков С. Философия хозяйства. С. 68.

164 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 165


Субкультура финансового рынка Пожар на ярмарке тщеславия: возгорание

перспектив Канемана и Тверски, познается в сравнении с нейтраль% «Нерон решил осуществить “золотой век” для себя и своих фаво
ной референтной точкой, которая у каждого, по сути, своя. Внеш% ритов, без стеснения распоряжаясь в личных целях ресурсами им
ние референтные точки и побуждения вносят свои коррективы. перии»1. Это поставило «досуг» в центр идеологической борь
А вот потребление участников рынка имеет совершенно явные бы, подчеркивает он, повествуя о сенаторе Тразее Пете и канонах
стандарты и стереотипы. Такое впечатление, что отсутствие соизме% праздности Римской империи во времена правления Нерона. Дело
римости индивидуальных результатов финансовой деятельности, в том, что в 58 г. в Сенате Тразея Пет выступил с резкой критикой
недостаток благ, распределяемых участниками рынка, компенсиру% указа, разрешавшего Сиракузам допускать к играм большее, чем
ется соизмеримостью и общественными стандартами потребления. обычно, число гладиаторов. В конексте событий той эпохи Тразея
В следовании стереотипам потребления происходит измерение замахнулся на «игровые излишества» приближенных Нерона и на
индивидуальных материальных успехов. Равенство во внешней по% самого «бесчинствующего» императора. Восставший сенатор ви
требительской атрибутике скрывает объективное неравенство в за% дел в игровых излишествах лишь один из примеров показной при
работках, в результативности финансовых операций, в информиро%
частности к высшему свету. Сам же он демонстративно избегал
ванности. Зависть и обида удовлетворяются внешним образом ус%
всяческих общественных сборов и устраиваемых Нероном ювена
пешности. Эгоизм наполняется добродетельностью в совместном
престижном времяпрепровождении, в общении, конкурсах, увлече% лий. Противопоставлял себя всему собществу сенаторов, напере
ниях и демонстрации своей причастности к финансовому этносу. бой старавшихся продемонстрировать свою вовлеченность в импе
Более того, формируется желание через внешние проявления зая% раторские забавы и обладание неким редким благом.
вить о своем успехе, показать свое преимущество перед другими. Да, история перекликается с современностью! Я крайне осто
Так и возникает та самая мотивация перейти границы, или похоть, рожно и даже отрицательно относился к устраиваемым участника
по словам Кальвина и Булгакова. Эта мысль обрела очень яркое ми нашего финансового рынка различным увеселительным меро
выражение у Веблена. Он формулирует закон денежного соперни% приятиям. Даже в конце июня 2010 г. написал заметку на сайт газе
чества: «Сопоставление себя с другими людьми приобретает благо% ты «Ведомости» по этому поводу2. Особенно меня настораживали
приятный для человека исход в результате стремления к одной шумные вечеринки, организуемые биржей РТС для частных трей
цели — денежному успеху, — являющейся в текущий момент об% деров. Как и конкурсы лучших частных инвесторов, все эти раз
щепринятой и законной». Это соперничество, как утверждает Веб% влечения были направлены на одно: больше и больше вовлекать в
лен, «направлено на усиление борьбы за денежную престижность операции на срочном рынке частных лиц. В целом разве можно
путем наложения резкого неодобрения на всякий промах и всякое считать плохим привлечение инвесторов на финансовый рынок?
свидетельство промаха в деле денежного преуспевания»1. Чем У нас всегда чувствовалась и чувствуется их нехватка. Но я пони
выше стандарты потребления, переходящие в демонстративную мал, что наша институциональная структура рынка и действующие
роскошь, тем в большей степени реализуется потребность заявить на нем правила взаимоотношений с клентами еще далеки от того,
о своем личном успехе и соизмерить его с успехом других. Даже чтобы с такой смелостью и напором формировать массовый спеку
если на деле оказывается, что этот успех не более чем фикция. лятивный спрос. Я не пытаюсь сравнить себя с философомстои
ком I в. и римским сенатором. Но как бы то ни было, Тразея Пет
Пожар на ярмарке тщеславия: возгорание выступал против сосредоточения в Амфитеатре большого числа
гладиаторов, сражающихся друг с другом, и превращения и без
Как свидетельствуют историки, римский император и принцепс того жестокого и трагического поединка буквально в массовую
Сената Нерон был любителем всяческих развлечений. Ему при% бойню. На основе исторических и художественных источников я
надлежит идея ювеналий — сценических игр, в которых участвова% могу лишь догадываться, чем заканчивались бои в Сиракузах. Но я
ли знатные римляне. По словам историка Я. Ю. Межерицкого:
1 Межерицкий Я. Ю. INERS OTIUM. Быт и история в античности. М., 1988. С. 63.
1 Веблен Т. Теория праздного класса. С. 83. 2 http://www.vedomosti.ru/blogs/vmilovidov.livejournal.com/944

166 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 167


Субкультура финансового рынка Билет на ярмарку: чаевые Баффету

точно знаю, чем в итоге завершились «ювеналии» РТС: 19 декабря успешный инвестор. В июле 2007 г. американская газета US news
2011 г. в первый день работы объединенной биржи ММВБ—РТС and world report окрестила его оракулом из Омахи, хотя этот ник,
серьезный технический сбой, исказивший информацию о состоя похоже, прилепился к нему раньше, где%то в начале 2000%х1.
нии счетов участников торгов, буквально парализовал «толпу гла В 2008 г. он был назван самым богатым человеком в мире. О Баффе%
диаторов» срочного рынка1. те написаны книги и статьи, но мне он интересен одним своим
В этом техническом сбое потерпела крах вся политика прямых «изобретением», которое имеет прямое отношение к формирова%
контактов биржи с инвесторамитрейдерами. В свое время было нию стереотипов поведения представителей финансового этноса.
сказано немало слов, в том числе совершенно напрасных и не обос Баффет придумал и монетизировал эталонный билет на ярмарку
нованных фактами, о пресловутом прямом доступе в торговую сис финансового тщеславия. В 2000 г. он объявил акуцион на право с
тему биржи. Я неоднократно пытался в этом разобраться. Как и в ним поужинать. Конечно, аукцион был благотворительный, но
правдивости слухов про таинственные VIPлогины для входа в тор само объявление публичной оферты на общение со стремительно
говую систему, минуя брокеров. Руководство РТС всегда публично обогащающимся инвестором стало исходной референтной точкой
открещивалось от этого. Но как бы там ни было, система торгов на для определения стоимости и ценности индивидуального инвести%
ФОРТС во многом была построена так, что брокер оказался совер ционного успеха. Его, Баффета, успеха, взятого за образец для всей
шенно технической фигуройширмой. И многочисленные праздне отрасли.
ства и конкурсы с трейдерами и во славу их достраивали эту ширму За 12 лет аукционов начиная с 2000 г. стоимость права на ужин
и украшали ее красивыми бантиками сверхдоходности. Я старался с Баффетом выросла в 190 раз (!): с 18 000 до 3 456 789 долларов в
как мог, чтобы на РТС об этом задумались и услышали это. Не 2012 г. Интригу внесли события 2011 г. В ходе аукциона, состояв%
услышали, как Нерон не услышал Тразею Пета. Сегодня каждый шегося 6 июня 2011 г., окончательный «бид» составил 2 345 678
уже может судить о том, к чему в итоге привело тщеславие и древних долларов. Однако, не иначе как устыдившись факта снижения
исторических персонажей, и наших современников. ценности общения с г%ном Баффетом по сравнению с результата%
В 66 г. Тразея Пет был в итоге осужден Сенатом. Что бы ни ста ми предыдущего года, неизвестный победитель добавил к цене
вили ему в вину принцепс, возглавивший судилище, и послушные аукциона еще несколько тысяч долларов, чтобы общая стоимость
сенаторы, главным его преступлением была попытка противосто ужина все%таки на 100 долларов была выше прошлогодней —
ять «всеобщей борьбе за денежную престижность». С точки зрения 2 626 411 против 2 626 311 долларов. Такие «чаевые» в 12% к счету
судей, его демонстративно негативное отношение к канонам вкуса (в пределах обычного), наверное, были чем%то оправданы. Пона%
эпохи Нерона было доказательством (или должно было быть пред чалу это казалось любезностью. Может быть, в этом проявилось
ставлено таковым) промаха в денежном преуспевании, а это, как желание поддерживать общую феерическую картину растущей не%
говорил Веблен, вызывало явное неодобрение. сколько лет подряд ценности общения с Баффетом, ведь актив%
ность на аукционе 2011 г. была, мягко говоря, невысокой: состяза%
Билет на ярмарку: чаевые Баффету лись два претендента. Так в чем же был секрет «чаевых»?
Через три месяца, 12 сентября стало известно о новых назначени%
Совсем иные чувства вызывает у участников финансового этноса ях на ключевые посты управляющих портфелем легендарной Berkshi%
демонстрация денежного преуспевания. Следующие два персона re Hathaway. Должность получил некий Тед Уэшлер. У назначенца
жа, появляющиеся на ярмарке тщеславия, — финансисты Уорен был неплохой послужной список: он явно слыл знатоком своего дела,
Баффет и Тед Уэшлер (Ted Weschler). Уоррен Баффет знаменит был знаком с самыми разными инвестиционными инструментами,
многим: это признанный миром финансовый гуру, фантастически входил в советы директоров ряда банков, т.е. обладал качествами
1 Фондмажор. Объединенную биржу остановили первые же торги // Коммер 1 How to Make Money The Buffett Way // US News & World Report. 2007. July 29th,
сантъ. 2010. № 238 (4779). 20 дек. http://www.usnews.com/usnews/biztech/articles/070729/6intro.htm

168 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 169


Субкультура финансового рынка Гинеи вместо шиллингов

опытного и знающего специалиста. Он, похоже, мог бы стать челове о поражаении французов и на биржевых спекуляциях в Лондоне
ком, с которым «захотели бы поужинать» многие начинающие управ нажил состояние. Благодаря Теккерею мы находим один из отве%
ляющие инвестициями, коль скоро Баффет был им не по карману. тов, почему, собственно, другим курьерам не удалось домчаться до
Однако, как оказалось, именно Тед Уэшлер «купил» право на ужин с Лондона столь же быстро. А главное — в какие суммы выливается
Баффетом в 2010 г. за рекордные 2,6 миллиона долларов и именно порой демонстрация денежного успеха.
Уэшлер повторно выиграл это право в 2011 г., доплатив к цене аук Как повествует английский романист, тогда в Брюсселе сложи%
циона сумму, позволяющую превысить цену его же предыдущего лась острая нехватка лошадей. В страхе, что Наполеон одержит побе%
ужина, т.е. в общей сложности заплатил за счастье пообщаться с ду и займет город, очень многие находившиеся там англичане прила%
оракулом из Омахи 5,3 миллиона долларов. По слухам, Уэшлер су гали немыслимые усилия, чтобы найти лошадей для своих экипажей.
мел настолько заинтересовать Баффета, что тот познакомил Теда со И вот там встречаются два главных персонажа «ярмарки»: Джозеф
своей семьей и в итоге предложил ему работу. Благородство и щед (Джоз) Седли и Ребекка Кроули. Первый «индийский набоб», сбор%
рость Уэшлераблаготворителя подкупили гуру финансового мира? щик налогов в Индии и на этом наживший себе неплохое состояние.
Не думаю. Уэшлер сыграл по правилам, подтвердив подсознатель Вторая сметливая молодая особа, вынужденная карабкаться по соци%
ную (а может, и сознательную) задумку Баффета: монетизировать альной лестнице к вершинам благосостояния и денежного успеха.
право считать себя причастным к финансовой элите! Для финансо Запасливая и расчетливая Ребекка оказывается обладательницей
вого этноса эти 2,6 миллиона долларов за ужин с Баффетом в гораз пары лошадей. Наблюдая за тщетными попытками Джоза вырвать%
до большей степени являются референтной точкой личного успеха ся из Брюсселя, она предлагает ему купить у нее заветное средство
Уэшлера, чем какие бы то ни было исторические результаты его ра передвижения. При этом она называет стоимость своего товара «в
боты в сфере управления инвестициями. И это было воспринято — соответствии с нетерпением покупателя и с нехваткой товара на
очередной аукцион выдал новую цену, на 30% больше прежней. рынке»1. Как пишет Теккерей: «Едва ли какие%нибудь другие полча%
Именно в течение 2000х гг. на фоне стремительного роста ка са в жизни Джоза стоили ему столько денег». А для Ребекки выру%
питализации мировых финансовых рынков и спекулятивного бума ченная сумма представляла «целое маленькое состояние»2.
в США такие траты были ярким выражением финансовой элитар Описание торга и расплаты впечатляет полным отсутствием
ности и денежной успешности. Проценты роста индексов, доход каких%либо чувств участвующих в этой сцене персонажей. В них
ности инвестиционных портфелей, проценты, дивиденды — все говорит только расчет. Особенно любопытны детали, которыми
это оставалось уделом узкого круга специалистованалитиков. На сопровождает Теккерей действия Джоза. Прежде всего, у него нет
поверхности же общественных явлений возникала и разрасталась ни тени сожаления о потраченных деньгах. Более того, пока тот со%
бесчинствующая ярмарка финансового тщеславия, право входа на вершает сделку, становится все более очевидным, что фортуна пе%
которую с такой амбициозной демонстративностью предложил реходит на сторону Веллингтона. При этом он точно не совершает
оценить Баффет. когнитивных ошибок из%за сожаления об уже понесенных расхо%
дах (sunk cost). Теккерей с сарказмом описывает реакцию Джоза на
Гинеи вместо шиллингов воодушевляющую новость о том, что «французы под командой
Нея отброшены после шестичасового боя», когда тот «отправился
Конечно, не Баффет и Уэшлер придумали аукционный принцип сообщить приятное известие дамам, бывшим на его попечении».
определения цены социального статуса. В истории можно найти «Он не счел нужным, — будто разводит руками Теккерей, — сооб%
похожие по своей сути случаи. Например, такой, как описывает в щить им ни о том, что собирался их покинуть, ни о том, как он ку%
своем «романе без героя» Уильям Теккерей. В одной из глав его пил лошадей и какую цену заплатил за них»3. Да и вряд ли могло
знаменитой «Ярмарки тщеславия» он излагает события, происхо
дившие в Брюсселе во время сражения под Ватерлоо между вой 1 Теккерей У. М. Ярмарка тщеславия. М., 2010. С. 382.
сками герцога Веллингтона и Наполеона. Как мы уже знаем, бла 2 Там же. С. 382—383.
годаря проворности своих курьеров Натан Ротшильд первый узнал 3 Там же. С. 384.

170 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 171


Субкультура финансового рынка Маргинальные различия

быть что%то иное в его действиях и чувствах. Джозеф был сыном New York Herald Tribune, которую он именует тотемной газетой,
лондонского биржевика, который «совершал свои таинственные т.е. такой, «которую люди на самом деле покупают вовсе не за тем,
операции в Сити, жившем кипучей жизнью в те дни, когда война чтобы ее читать, но просто физически иметь при себе, ибо они на%
бушевала по всей Европе и судьбы империй ставились на карту»1. верняка знают, что она поддерживает их собственное мировоззре%
Джоз живет стереотипами соответствия некоторому статусу, опре% ние»1. Вулф называет 60%е временем, когда «появились деньги».
деляющему причастность к тогдашнему финансовому этносу. Еще «Война породила деньги», — пишет он в своей первой книге «Кон%
один персонаж романа, Джордж Осборн, женившийся на сестре фетнораскрашенная апельсинолепестковая обтекаемая малютка»2.
Джоза, получает такое наставление от своего отца, советующего Это тут же уловил чуткий к деньгам финансовый рынок: летом
ему водить дело со знатной молодежью: «Многим из них не под 1949 г. промышленный индекс Dou%Jones подобрался к отметке
силу истратить шиллинг там, где ты можешь кинуть гинею, мой 162 пункта, а через 11 лет он возвышался на отметке 680 пунктов.
мальчик»2. Это референтная точка принятия решений и Джозом, и Еще за шесть лет он почти вплотную подошел к 1000 пунктов. Это
Джорджем, и их отцами%биржевиками, и Ребеккой. время еще получило название эпохи Go%Go. Финансовый и де%
Причем ни для кого не имеет значения, откуда и как заработаны нежный ажиотаж времени давай%давай не мог не сказаться на
эти гинеи, которые тратятся там, где достаточно шиллингов. Опи% культуре людей, на поведении, на потреблении. По словам Вулфа:
сывая типаж Родона Кроули, мужа Ребекки, Теккерей практически «Внезапно у целых классов людей, чьи жизненные стили до той
воспроизводит образ Панурга, переместившегося в «литературной поры были практически незримы, оказались деньги, чтобы воз%
машине времени» из XVI в XIX в.: «У него был огромный капитал, двигнуть монументы своим собственным стилям»3. Монументы
состоявший из долгов, а если тратить его с толком, такого капитала стали воздвигаться.
может хватить человеку на много%много лет». «Некоторые светские В одном из рассказов, вошедших в книгу, Вулф повествует об
жуиры, — продолжает Теккерей, — умудряются жить на него во сто одном нью%йоркском юристе с Уолл%стрит. Все описание тридца%
раз лучше, чем живут даже люди со свободными средствами». Так тидвухлетнего Росса подчеркивает его принадлежность к элитар%
возникает собирательный образ Джека Мота, который живет в свое ному финансовому этносу. Забавно читать о том, что в его кабине%
удовольствие и «всякому лестно пожать его руку, все пропускают те среди книг «племенных жеребцов риторической игры» стоят и
мимо ушей темные слушки, которые время от времени гуляют о нем сочинения Теккерея. Это, видимо, были учебные пособия для
школяра ярмарки тщеславия. Как бы то ни было, Росс обладал та%
в городе, и его называют добродушным, веселым и беспечным ма%
буированной улыбкой, подчеркивающей некую его тайну. Секрет
лым»3. И откуда здесь взяться обидам? Эгоизм таких персонажей и
Росса был в пиджаках с настоящими петлицами! «Старина Росс, —
тех, кто их окружает, вновь обретает дух добродетельности, ведь
иронизирует Вулф, — уже оказался зацеплен тайным пороком
цель достигнута и редкая, труднодостижимая материальная суб%
Больших людей в Нью%Йорке — пошивом одежды по индивиду%
станция благ монетизируется в показных расходах, статусных тра%
альному заказу»4. Опять та же история: там, где одни тратят шил%
тах, способности оплатить цену места на ярмарке тщеславия. линги, другие раздают гинеи.
Вулф использует термин «маргинальные различия», когда опи%
Маргинальные различия сывает историю Росса. Это очень удачный термин, который позво%
ляет подчеркнуть тонкую и зачастую едва уловимую грань, за кото%
Совершим скачок во времени на 150 лет вперед от описываемых рой начинается тот самый закрытый элитарный клуб финансового
Теккереем событий, в Нью%Йорк 60%х годов XX столетия. Извест%
ный американский журналист Том Вулф публикует свои эссе в 1 Вулф Т. Конфетнораскрашенная апельсинолепестковая обтекаемая малютка.
М., 2007. С. 7.
1 Теккерей У. М. Указ. соч. С. 137. 2 Там же. С. 13.
2 Там же. С. 153. 3 Там же.
3 Там же. С. 206. 4 Там же. С. 373.

172 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 173


Субкультура финансового рынка Маргинальные различия

этноса, за вход в который нужно платить. И неважно, что в данный во внешнем виде людей, по которым они могли бы отнести их «к
момент является билетом: ужин с миллиардером, куча долгов из%за своим» или «несвоим». По крайне, мере определить статус той или
непомерных расходов на роскошную жизнь, пара лошадей, куп% иной персоны. На эти чувства, на сугубо тотемное отношение к де%
ленная по баснословной цене, или сшитый на заказ пиджак с на% талям одежды и аксессуарам, была сделана ставка «Ведомостями».
стоящими петлицами. Члены этого этноса «судят о людях согласно Газета этой публикацией возбуждала «потребительскую пороч%
упомянутым маргинальным различиям»1. Ведь эти маргинальные ность», материализовала представление о статусе, побуждая чита%
отличия позволяют заявить о своем денежном статусе, денежном телей не воздержаться от излишних или непомерных трат, а, на%
успехе. Действительно, ну кто будет всерьез углубляться в детали оборот, тратить, тратить и тратить. Короче говоря, рекламная ак%
юридических споров, профессиональных тонкостей ведения дел, ция часовых брендов. «Статус! Да, черт возьми!»1 — так мне
инвестиционных доходов и транзакций — все это есть у всех. При% хочется воскликнуть вслед за Томом Вулфом.
чем все это непостоянно, время от времени удачи, выигрыши и ус% Следом за эйфоричным началом 60%х наступают лихорадочные
пех сменяются проигрышами, неудачами, ошибками. Не меняют% и рецессионные 70%е. Но и в это время на ярмарке тщеславия не
ся лишь атрибуты статуса — настоящие петлицы или что%либо им становится меньше народа, погруженного в изучение маргиналь%
подобное. «Вся соль состоит в маргинальных отличиях, — конста% ных различий и фанатично следующего им. Правда, маргинальные
тирует Вулф, — в таких вещах, которые показывают, что вы трати% отличия несколько меняются, из сферы потребления они переме%
те больше денег, а также располагаете слугами, готовыми кроить, щаются в сферу амбициозных замыслов и профессионального вы%
сшивать и работать как проклятые специально для вас». сокомерия.
Я помню, как в начале 2000%х гг. некоторые участники финан% В 2010 г. мне довелось повстречаться с Лео Меламедом, одним
сового рынка в беседах едва заметно оглядывали друг друга, пыта% из идейных вдохновителей создания валютных фьючерсов. Ос%
ясь углядеть и оценить часы на руках собеседников. Я со своими тавшаяся у меня после той встречи его книга «Бегство во фьючер%
тогдашними четырехлетними кварцевыми Seiko, купленными в сы» с авторским автографом весьма занимательна. Она служит
outlet stores где%то на границе Вермонта и Массачусетса, тоже удо% примером того, что в отдельные исторические периоды марги%
стоился беглого взгляда, сопровождаемого табуированной улыб% нальным различием, служащим билетом в финансовый этнос,
кой. Правда, улыбка быстро растаяла, и взгляд уже искал иные оказывается профессиональная и предпринимательская пассио%
маргинальные различия, но уже не в моем внешнем виде. Правда, нарность. И в ней можно найти тщеславие, зависть, эгоизм,
интерес собеседника ко мне тогда не пропал: у меня ведь было свое но все же в отличие от настоящих петлиц она созидательна. Ме%
маргинальное различие — я занимал по сути вторую должность в ламед не просто создает новый рынок, он пытается возродить в
руководстве регулятора рынка. Позднее у меня появились часы по% новом качестве элитарное общество финансистов, их новое поко%
дороже, и я даже в весьма достойной компании оказался на стра% ление. «Моя стратегия была направлена на то, — признается
ницах газеты «Ведомости», опубликовавшей фоторепортаж о часах он, — чтобы привлечь новое поколение трейдеров, которые соз%
чиновников. дадут имидж, основанный на финансовых инструментах, не под%
До сих пор не могу точно сформулировать цель той публика% порченный историей фьючерсов на сельскохозяйственную про%
ции. Мне кажется, в свете того, о чем здесь идет речь, газета, по дукцию»2.
сути, признала наличие некоторых потребительских атрибутов Меламед рассказывает о новом поколении трейдеров и, восхи%
статусности, маргинальных различий, которыми руководствова% щаясь их успехами, изображает их как касту избранных и героев. Он
лись ее читатели в жизни. Именно так они видели проявление ста% дает им яркие имена: «передовой отряд в битве за финансовые фью%
туса. Они могли завидовать, обижаться, выражать массу иных эмо% черсы» или «крестоносцы нового жанра искусства — биржевой тор%
ций, но продолжали смотреть на окружающих, считывая те детали
1 Вулф Т. Указ. соч. С. 373.
1 Вулф Т. Указ. соч. С. 367. 2 Меламед Л. Бегство во фьючерсы. М., 2010. С. 203.

174 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 175


Субкультура финансового рынка Маргинальные различия

говли валютой»1. Формулирует маргинальные различия нового по ма ощутимая трансформация общества, ведь речь шла в том числе
коления трейдеров: они «имели слабое представление об ино о новом поколении брокеров с их потребительскими привычками
странной валюте»; «хороший трейдер идет в торговый зал, слушает, и стереотипами, о которых ярко пишет «Адам Смит»: «Молодые
где больше шума, и именно туда идет торговать»; им «все равно, чем люди с бакенбардами в рубашках от Меладандри превращали
торговать»; это «компания парней голодных»2. В ходе создания рос $5000 в полмиллиона за разговорами с другими молодыми людьми
сийского рынка производных финансовых инструментов наши с бакенбардами»1. Они не могли не переживать состояния когни
трейдеры, обосновавшиеся на площадке РТС—ФОРТС, осознанно тивного диссонанса. «Ребята в 1950е хотели управлять Большой
или подсознательно, но переняли все эти черты. компанией, — «Адам Смит» цитирует высказывание бывшего дека
Однако в 1973 г. фондовый рынок США обвалился до уровня на Гарвардской школы бизнеса о новом поколении студентов. — А в
1959 г. Многие устои потребительской культуры биржевого бума 1960е каждый хотел стать Дэнни Лафкином и сделать кучу денег к
были потрясены. Это не прошло незамеченным и для ярмарки 40 годам и потом баллотироваться в сенат». Теперь же, по словам
тщеславия. Известный американский журналист Джордж Гудмен, бывшего декана, «у них мозги набекрень»2.
пишущий под псевдонимом «Адам Смит», посвятил этому периоду «Адам Смит» и его герой Великий Уинфилд поддаются общему
крушения традиционных потребительских ценностей финансово порыву, в котором того и гляди проснется добродетельный эгоизм,
го этноса книгу «Суперденьги». В этой книге он приводит «старую чувство справедливости, мещанские ценности. Они ждут перемен,
байку с глубоким смыслом». «Гостяклиента ведут вдоль стоящих у и довольно скорых. Но, видимо, интуиция не дает им устремиться
пристани дорогих яхт, — рассказывает «Адам Смит». — “Это яхта вслед за этим порывом человеколюбия. На повестке дня вопрос: а
Моргана, это Гулда и так далее”. В конце концов, клиент спраши что делать утром в понедельник? «Интеллектуальные упражне
вает: “А где же яхты их клиентов?” “Брокеры берут с клиентов ния, — замечает автор книги, — попадают в опасную рубрику дол
деньги в равной мере и за покупку, и за продажу акций, так что они госрочных ожиданий»3. Мол, мало ли что там нас ждет. «Житей
получают свое в любом случае”», — резюмирует автор. В начале 70х ская мудрость учит, — резюмирует «Адам Смит», — для репутации
ситуация на финансовом рынке оказалась настолько серьезной, что лучше проиграть в рамках традиции, чем преуспеть нетрадицион
«Адам Смит» так оценил ее последствия: «Клиенты могли потерять ным образом». Этот вывод почти точно ложится на сюжетную ли
все, до нуля, но некоторые брокеры умудрялись опуститься и ниже нию второго Эпода Горация, написанного более чем за 1900 лет до
этой отметки»3. откровений «Адама Смита». В нем некий ростовщик Альфий пре
Вымышленный герой книги, Великий Уинфилд, по словам дается мечтаниям о прелестях помещичьей жизни, на лоне приро
«Адама Смита», теряет 90% стоимости своих вложений изза кре ды, «не пробуждаясь от сигналов воинских», «чуждаясь всякой
дитного кризиса и падения акций в начале 70х годов. Подсластить алчности». Но символична и философична концовка Эпода: Аль
горечь потерь ему позволяет принадлежащий ему «горный склон в фий, едва не став помещиком, оставил свои мечты, «И все собрал
Аспене, купленный на выигранные деньги», и изучение искусств в он было к Идам денежки, Да вновь к Календам в рост пустил!»4
Колумбийском университете4. В начале 70х биржевые крахи, эко Мозги «встали на место». Ко второй половине 80х рынок прихо
номические кризисы совпадают с нарастанием социальных движе дит в себя. Игра продолжается с новым азартом, маргинальные
ний. Видимо, не реализованная на финансовом поприще пассио различия обретают новые выражения, цвета, формы и цены.
нарность движет общество в области экологии, культуры, истории,
социальной справедливости, равенства и братства. Эта была весь
1Меламед Л. Указ. соч. С. 206, 216.
2 1 Смит А. Указ. соч. С. 97.
Там же. С. 207, 208, 215.
3 Смит А. Суперденьги: Поучительная истории об инвестировании и рыночных 2 Там же. С. 239.
пузырях». М., 2009. С. 111. 3 Там же. С. 267.
4 Там же. С. 28. 4 Гораций. Оды. Эподы. Сатиры. Послания. М., 1970. С. 219—221.

176 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 177


Субкультура финансового рынка Яппи: властители вселенной

Яппи: властители вселенной амбициями бебибумеры оказывались достойным тому предложе


нием. Яппи были не только бебибумерами, но и маркетбумерами.
На сцену выходят яппи. Без преувеличения можно сказать, что их Я тоже принадлежу к поколению советских бэбибумеров, вол
появление совпало с новой эпохой развития финансового рынка. ны рождаемости, пришедшейся на 50е — начало 60х гг. И как раз
Проведенное в начале 80 х годов в США при президенте Рейгане в декабре 1984 г., года яппи, я был принят в аспирантуру Института
дерегулирование финансовой системы дало импульс появлению мировой экономики и международных отношений. Увлеченный
качественно новых финансовых инструментов и продуктов. Еще проблемами кредитнобанковской системы США, я углубился в
формально сохранявшееся разделение инвестиционных и коммер изучение новаций рейгановского дерегулирования. До появления
ческих банков оказывалось все более эфемерным: создавались ди у нас первых коммерческих и кооперативных банков оставалось
версифицированные банковские холдинги, втягивая в себя и инве более трех лет. Я тогда и подумать не мог, что многое из того, что
стиционные подразделения. Развивалась индустрия инвестицион мне приходилось изучать на американском опыте, приживется и
ных фондов, рос рынок облигационных займов, активизировались разовьется на нашей экономической ниве. Я в некотором роде
процессы слияний и поглощений компаний, а инвестиционые тоже был яппи — устремленный вперед к достижению целей,
банки задействовали механизм левереджа, по сути кредитуя консо упорный и готовый добиваться успеха на своем пути. Мой «крас
лидацию активов (leveraged buyout). Стремительный рост котиро ный» диплом об окончании экономического факультета МГУ дол
вок способствовал финансовой инженерии. Кроме того, мир во жен был свидетельствовать о достойном образовании. От сверст
шел в эпоху электроники, электронных торговых систем, компью ников в США меня отличали разве что сфера деятельности (о бир
теров. Старая добрая Уолл стрит оказалась в тисках своей жевой торговле тогда никто не помышлял) да несопоставимо
исторической чопорности. Идеалисты 70 х уступали место новому низкий уровень потребления.
поколению финансистов, не утруждающих себя мировозренчески В СССР 80е были весьма проблематичными годами по части
ми пазлами. наличия в магазинах потребительских товаров и продуктов пита
Журнал Newsweek назвал 1984 г. годом яппи1 (yuppie) — моло ния. Глобальное нефтяное перепроизводство сильно ударило по
дых, поднимающихся вверх по карьерной и социальной лестнице советской экономике. Стремительно снижавшаяся цена на нефть
профессионалов (young upwardly mobil professionals). Весь его ито обрекала странуэкспортера на острейший товарный дефицит,
говый декабрьский номер был посвящен амбициозному молодому ведь большую часть потребительского рынка СССР составляли
поколению Америки. Это был не просто культурный феномен. импортные товары. Феномен советского дефицита, в том числе и
Яппи стали элитой поколения бебибумеров, т.е. послевоенного де тех лет, заслуживает отдельного исследования. То, что происходи
мографического взрыва в США2. Согласно опросу, проведенному ло в сфере обеспечения потребительскими товарами, можно было
журналом Businessweek, это было поколение хорошо образованных бы назвать и скрытой инфляцией, и действием рыночных сил в ус
молодых людей в возрасте 20—30 лет, консервативных экономиче ловиях фактического отсутствия инструментов легального рынка.
ских взглядов, готовых больше доверять рынку, чем правительст Если судить по уровню государственных цен, очень многое было
венным регуляторам, и заинтересованное в росте, а не в перерас по карману рядовым труженникам, но это не означало доступно
пределении доходов3. В некотором роде бебибумеры и растущая сти благ. Чтобы чтото купить, иногда нужны были совсем не
активность на финансовых рынках буквально нашли друг друга. деньги, а связи, статус, доступ к другому дефицитному товару или
Новые рабочие места в финансовой индустрии генерировали продукту. В ту пору определенные социальные группы имели свои
спрос на профессионалов, а обладающие хорошим образованием и маргинальные различия: обладание доступом к дефициту. «Пусть
все будет, — иронически философствовал один из героев известно
1 Newsweek. 1984. 31 December. го советского сатирика А. Райкина, — но пусть чегонибудь не хва
2 Baby boomers push for powers // Businessweek. 1984. July 3. P. 58. тает». Дефицит формировал систему общественных отношений.
3 Ibid. Ну как тут не вспомнить слова Бердяева, что «социализм и есть
178 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 179
Субкультура финансового рынка Яппи: властители вселенной

идеал буржуазности» — рыночные законы действовали и в этом не задействовать финансовый рынок. И, с другой стороны, недос
«равнинном, плоском» мире1. татки, мягкость денежной политики могут компенсироваться
Расслоение общества было очевидным, была своя золотая мо мощным рынком капитала, разъяснял я тогда собравшимся, пыта
лодежь, уже формировался некторый стиль праздности. Все это ясь быть как можно более корректным. Американцы давно поняли
выплеснется потом, в 90е годы, когда наша экономика будет вве это: значительные объемы денежной эмиссии поглощаются и пе
дена в режим открытых и весьма примитивных рыночных отноше ревариваются финансовым рынком. И такое понимание — прямое
ний: у нас появятся свои яппи — «малиновые пиджаки». Но в 80е следствие восставшей и укрепившейся в США в 80е годы идеоло
этого еще не было, и я, аспирантпервогодник, не обладал никаки гии экономического либерализма. Однако, как я уже писал выше,
ми маргинальными различиями на фоне иных сограждан, тесня вульгарный либерализм, прочно засевший в головах некоторых на
щихся в общественном транспорте и простаивающих в очередях за ших финансоводенежных идеологов, не давал и не дает нам воз
необходимыми продуктами и товарами. Исключение было в том, можность в полной мере это понять. Наверное, и здесь всему ви
что я раньше многих своих сверстников стал проникать в тайны ной тщеславие и амбиции.
финансовых транзакций, которые через 7—8 лет призовут миллио Рейганомика не была лишена вульгарности и эклектизма, но
ны недавних инженеров, учителей, студентов, ученых, рабочих на оказалась куда более последовательной политикой экономическо
поиск работы в банках, на авантюрное участие в пирамидах, на го либерализма. Неоклассические принципы экономики благосос
операции с валютой и ценными бумагами. Столкновение с закона тояния были приправлены остротой монетаризма. Финансовый
ми финансового мира будет быстрым, жестоким и беспощадным. рынок, его инструменты и механизмы обрели значение ключевых
Чтобы стать уже российским, а не советским маркетбумером, экономических стабилизаторов. Настало время доказать, что об
предстояло еще преодолеть сложный, ухабистый и длинный путь. щественная роль финансового посредничества совсем не научная
А вот в США падение цен на нефть отразилось в бурном росте абстракция. Вместе с рейганомикой начался золотой век неоклас
рынка ценых бумаг и в стремительном обогащении общества. сической экономической мысли: А. Маршалл и А. Пигу могли бы
С 1981 по 1987 г. промышленный индекс Dow Jones подскочил с торжествовать свою победу. Но за них это сделали яппи.
немногим более 1000 пунктов до более чем 2700. С 1983 г. на Нью В 1987 г. вышел известный роман Тома Вулфа «Костры амби
Йоркской товарной бирже (NYMEX) началась торговля нефтяны ций». Это почти энциклопедия культуры яппи. Главный герой
ми фьючерсами. То самое перепроизводство нефти 80х годов оття книги Шерман МакКой — яркий образ брокера преуспевающей
нуло высвободившиеся денежные средства на финансовые спекуля инвестиционной фирмы НьюЙорка, яппи. Вулф аллегорично
ции. А деньги были немалые, как писал Том Вулф: «Чтобы финанси описывает интерьер фирмы «ПирсиПирс», где работает МакКой.
ровать Вьетнамскую войну, федеральное правительство украдкой Здесь читатель обнаруживает антикварную мебель, соседствую
предприняло миллиардную эмиссию»2. Мультипликативный эф щую с приметами финансового рынка 80х. «Английские вещи:
фект этой эмиссии отчетливо проявился в 80е годы. И вверх по библиотечные стремянки, полукруглые консоли, шератоновские
лезли «цены на все». ножки, чиппендейловские спинки, ножички для сигар, кресла с
Будучи во главе ФСФР, я редко вступал в макроэкономические бахромой, мягкие уилтонские ковры — день ото дня скапливались
дискуссии. Но однажды всетаки не утерпел. На состоявшейся на пятидесятом этаже «ПирсиПирс»1, — повествует Вулф. К это
18 ноября 2010 г. конференции Russia Money Market я попытался му интерьеру он добавляет бутафорский камин и старинные комо
объяснить, что попытки проводить какуюлибо денежную полити ды. А по соседству располагается большой операционный зал, те
ку, даже саму жесткую, обречены быть низкоэффективными, если лефоны. В этом интерьере, как подмечает Вулф, очень низкий по
толок, «восемь футов»: «пришлось на целый фут поднимать полы,
1 Бердяев Н. А. Духовные основы русской революции. Истоки и смысл русского чтобы проложить такое количество кабелей и проводов, что хвати
коммунизма. С. 20—21.
2 Вулф Т. Костры амбиций. СПб., 2009. С. 69. 1 Вулф Т. Указ. соч. С. 66.

180 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 181


Субкультура финансового рынка Яппи: властители вселенной

ло бы на электрификацию целой Гватемалы». Точно так же при% Вильяма Джеймса, Фредерика Джексона Тернера, Вильяма Лайо%
шлось опустить и потолки, «чтобы пропустить проводку освеще% на Фелпса, Сэмюэля Флэгга Бимиса и других трехименных тита%
ния, трубы кондиционеров и несколько дополнительных миль нов американской мысли, — как эти наследники света и правды1
проволоки». Вулф резюмирует: «Полы поднялись, потолки опус% все хлынули на Уолл%стрит продавать ценные бумаги в “Пирс%и%
тились, и получился хоть и английский интерьер, но как бы при% Пирс”!2 Однако все больше новых лиц в среде финансистов. На%
плюснутый»1. В этой аллегории проступает ограниченность мира, пример, появляются выходцы из латиноамериканских аристокра%
который описывает Вулф, его «приплюснутость», которую не ис% тических семей: “Уолл%стрит”, “Пирс%и%Пирс” не означают уже
правят появляющиеся то тут, то там маргинальные различия ново% больше обязательно добропорядочного протестантского проис%
го поколения трейдеров. Вот абсолютно бессмысленное присутст% хождения»3.
вие шефа фирмы Юджина Лопвитца на состязании по крикету в Еше совсем недавно такие, как Шерман МакКой, были «цен%
Англии, во время которого он напоказ ведет телефонную конфе% ными беднягами», едва начавшими торговать на бирже, но в 80%е
ренцию со своими сотрудниками в офисе. Вот чистильщик обуви они стали хозяевами жизни. Превращение состоялось. Однако оно
Феликс, которой в течение рабочего дня с подставкой для обуви не завершилось, а лишь открыло череду метаморфоз. Здесь стоит
переходит от стола к столу и «чистит молодым брокерам ботинки заметить, что основу книги Вулфа составляет серия статей%расска%
без отвлечения от работы по три доллара за пару, включая чаевые». зов, которые он начал публиковать в 1984 г. на страницах журнала
Диапазон различий впечатляет: от «трехмиллионных квартир Rolling Stones. А годом ранее, в 1983 г., на экраны США вышла из%
на Пятой и Парк%авеню», «тридцатикомнатных вилл в Саутхем% вестная, в том числе и у нас, комедия Trading places, название ко%
птоне с участками в четыре акра», «флигелей для слуг» до портфе% торой составляет многосмысловая игра слов: обмен местами, места
лей%«дипломатов» за 500 долларов, арендованных седанов «ауди», торговли, торговые места. В этом фильме весь сюжет выстроен на
«муаровых подтяжек». У яппи появляются свои культовые места, подлом споре «брокеров старой гвардии»: может ли бездомный
рестораны, бары, клубы. Как сенаторы времен Нерона, они соби% стать чуть ли не аристократом%брокером? Герой Эдди Мэрфи ока%
раются на этих «ювеналиях» Уолл%стрит, чтобы продемонстриро% зывается чужаком с улицы в мире WASP (White Anglo%Saxon
вать свой денежный успех, «чтобы поведать друг другу о своих под% Protestant) — белых протестантов англосаксов. Но в итоге фильма
вигах, а заодно и укрепиться в вере, что все это — не слепая удача, «лишними» в мире биржевых спекуляций оказываются как раз те
а достижение их коллективного ума»2. Но это после завершения самые брокеры старой гвардии. Сравнивая книгу Вулфа и фильм
торгов, а в рабочее время «ювеналии» — торговля, заключение сде% Trading places, можно увидеть, как постепенно меняется отноше%
лок, «рабочий гул». И нельзя избежать ни первого, ни второго. ние к финансистам 80%х. Хотя антураж брокерской жизни все тот
Здесь нельзя быть Тразеей Петом: отказ от клубного бахвальства же: английский стиль, подчеркнутая аристократичность, игра в
делает трейдера изгоем, а произвольный перерыв в торговле вос% сквош, дорогие часы и одежда, участие в элитарных клубах, обед в
принимается как праздность, за которую здесь готовы казнить. дорогих ресторанах, тем не менее есть и существенные, не марги%
Ведь и Тразея Пет был лицемерно осужден за праздность, мол, из% нальные различия. Герои фильма, объединяясь, побеждают зло (по
бегал ювеналий. Вулф пишет: «Праздность — грех не против само% сути, использование инсайда), добиваются успеха, наказывают за%
го себя и Господа Бога, а против Маммоны»3. рвавшихся спекулянтов, еще и обогащаются на этом. Сюжет и ге%
В клубе яппи собрались стэнфордские, гарвардские, йельские рои фильма иллюстрируют яркое высказывание Веблена: «Единст%
выпускники. Вулф восклицает: «Как эти питомцы славнейших венной социальной группой, которая вообще могла поспорить с
университетов, как эти потомки Джефферсона, Эмерсона, Торо, праздным классом в части привычного обладания воинствующим
1 Вулф Т. Указ. соч. С. 66. 1 Свет и правда (лат. lux et veritas) — девиз Йельского университета.
2 Там же. С. 70. 2 Вулф Т. Костры амбиций. С. 66.
3 Там же. С. 73. 3 Там же. С. 73.

182 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 183


Субкультура финансового рынка Яппи: властители вселенной

расположением духа, является социальная группа правонарушите личие брокера яппи от голубя в том, что голубь все еще может «от
лей из низов»1. И они вызывают симпатию зрителя, так как проти ложить» (make a deposit) на новый «Мерседес».
востоят «праздному классу» старых брокеров. Герои же книги Вул Смена конъюнктуры привела и к некоторым попыткам не
фа — сами представители «праздного класса», они сами переходят столько реабилитировать поверженных властителей вселенной,
грань закона, движимы завистью, обидой, они пламенеют в огне а придать им некоторый ореол романтики. В 1990 г. выходит
амбиций и вызывают отторжение. фильм «Привидение» (Ghost), завоевавший огромную зритель
Да, собственно, и концовки у двух этих произведений кино и скую аудиторию. Если отойти от темы вечной трагической любви,
литературы 80х отличаются: в фильме — хеппиэнд в стиле яппи, то можно заметить двух главных, соперничающих персонажей:
в романе — крушение судьбы. Уже с середины 80х можно наблю Сэма Уита и Карла Брюнера. Они оба банкирыяппи, первый чес
дать нарастание отвращения общества к яппи, к их образу жизни. тен, второй — жулик, занимающийся чуть ли не отмыванием де
В это время на экраны США выходят сразу несколько фильмов, нег. Опасаясь разоблачения, Брюнер подстраивает убийство Сэма.
публикуются новые романы, где главными героями становятся Далее Приведение Сэма расследует преступление и наказывает
яппи. В фильме 1987 г. «Уоллстрит» мы наблюдаем, как вершатся преступника. Оба отходят в мир иной, при этом Сэм возносится на
финансовые преступления и торжествует циничная, на грани за Небеса, а Брюнера захватывает Преисподняя. Так заканчивается
история яппи: властелины вселенной завершают свой земной путь.
кона спекуляция. Концовка совсем не комедийна — суд и вероят
На небосклон нового времени вотвот выйдут новые светила.
ное заключение. Собственно, тем же заканчивается и книга Вулфа,
А что же стало с фирмой «ПирсиПирс», с Юджином Лопвит
с той разницей, что МакКоя судят за непреднамеренное убийство,
цом? Его постигла та же участь? Представим себе продолжение ис
а не за инсайд. Со временем криминальная тема в изображении
тории 45летнего управляющего фирмы, работодателя бедняги
образа яппи начинает набирать силу. В фильме 1989 г. Blue Steel МакКоя. Спустя 15 лет с момента описываемых Вулфом событий
(Голубая сталь) товарный брокер уже выведен в образе психопата, мы вполне можем найти властелина вселенной Лопвитца все там
совершающего серийные убийства. же, на 50м этаже ньюйоркского небоскреба. Ему уже 60, он бо
Октябрьский кризис 1987 г., по сути, завершил эпоху яппи, ос гат, выстоял в кризисы и преуспел в 90е. Его привычки меняются.
тановив «растущих вверх» профессионалов. Герой Вулфа Шерман Аристократизм, британский вкус вытесняются окончательной ве
МакКой называл себя «Властителем Вселенной», у него не было рой в свое могущество. Он слишком долго служил Маммоне, что
преград, он все мог. Но оказалось, что он не одинок. И вокруг него бы искать питающие силы своей власти в высотах Божественной
много других «властителей», способных на состязание с ним, Софии. Он полагается на вечные и великие силы Зла. Его кумир и
имеющих больше шансов на победу. В числе таких соперников и владыка — Люцифер. Почему бы и нет?
амбициозный журналист Питер Фэллоу, раскрутивший историю В 1999 г. вышел фильм Романа Полански «Девятые врата», по
преступления МакКоя2, получивший в итоге Пулитцеровскую вествующий мистическую историю о тайне книги XVII в. Якобы
премию за свои обличительные статьи и женившийся на дочери собранные воедино оригинальные гравюры книги, подписанные
издателя и финансиста. Он тот же яппи — «вселенная» МакКоя аббревиатурой LCF (Люцифер), позволяют открыть девятые врата
достается ему. Концовки многих историй про брокеровяппи, и вызвать Дьявола. Гравюры скрыты в трех идентичных изданиях
представленных на суд зрителей и читателей в конце 80х, в точно книги, каждое из которых хранится в разных частных коллекциях.
сти соответствовали сложившейся после кризиса 1987 г. шутке: от Богач, коллекционер и фанатик Борис Балкан, который по своему
возрасту вполне подходит на то, чтобы принять его за шестидеся
1Веблен Т. Теория праздного класса. С. 245. тилетнего Лопвитца, нанимает книжного спекулянта и детектива
2По сюжету романа, МакКой вместе со своей возлюбленной случайно оказались Дина Корсо для поиска книг. Он щедро авансирует свой заказ
в Бронксе. После возникшей потасовки с черными обитателями квартала подруга Мак Корсо, обещая внушительный итоговый гонорар. По ходу фильма
Коя, находясь за рулем его автомобиля, совершила наезд на одного из участников
столкновения. В итоге тот умер, а МакКоя обвинили в непреднамеренном убийстве и Балкан удваивает размер вознаграждения, ведь он привык «пла
вчинили значительный имущественный иск, который фактически его разорил. тить гинеи вместо шиллингов».
184 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 185
Субкультура финансового рынка Нулевые

Фильм по своему жанру — в некотором роде аналог ставших чем субкультура яппи, или трейдеров 70%х, 60%х и уж тем более бир%
популярными в 90е годы компьютерных игрбродилок, или кве жевиков времен Теккерея, но по своей сути — точно такая же. Бо%
стов. Мы следуем за Корсо в его миссии, перемещаясь по Европе, лее того, она находит свою визуализацию на журнальных страни%
собираем «очки», прокладываем путь к сокровенной тайне книги. цах массового издания, которое становится «отлитым в бетоне
Перед нами предстает калейдоскоп мистических событий, они пе мостом» между Уолл%стрит и поп%культурой1. Я бы сказал прямо:
ремежаются с преступлениями, которые вершит сам Борис Бал журнал организовывал вокруг себя субкультуру. И если раньше это
кан, идущий по пятам не ведающего того детектива. В итоге лишь в делали сторонние наблюдатели, журналисты, писатели, кинемато%
руках Дина Корсо оказываются все подлинные гравюры. Власти графисты, то теперь — сами участники этой субкультуры. Причем
тель вселенной и сатанист Балкан совершает ошибку и погибает в в отличие от субкультуры яппи финансовая субкультура нулевых
огне, а Корсо отправляется туда, где ему навстречу открываются становилась подчеркнуто интернациональной. Она выходила за
девятые врата. Куда ведут они? Какую дорогу сулят ему, одержи границы американского рынка и проникала в новые для себя угол%
мому служителю алчности и зависти, поглощенному азартом рис ки финансового мира. «В целом британские трейдеры даже пре%
кованной игры с неведомой силой? Может быть, это дорога к но восходили описываемый нами американский стереотип, — пишет
вым превращениям финансового этноса, ведь на пороге врат героя Лейн, — в Лондоне считалось совершенно нормальным оставить
фильма встречают спекулятивные «нулевые» годы XXI в.? свой “феррари” на улице»2.
Нулевые и для России стали временем возникновения финан%
Нулевые совой субкультуры. Причем мы очень быстро догнали субкультур%
ные традиции западных финансистов. С начала 2000%х начинается
Так называется книга американского журналиста Рэндалла Лейна, вы заметное оживление нашего финансового рынка, перенесшего
шедшая в 2010 г. и посвященная финансовой культуре, культуре трей первый в своей новой истории сокрушительный удар в октябре
деров, которая выросла на основе очередного долгосрочного спекуля 1998 г. После дефолта гособлигаций индекс РТС провалился до
тивного бума США в 2000—2007 гг.1 Лейн описывает историю созда 39 пунктов — ниже своей стартовой отметки в 100 пунктов на
ния им культового журнала Trader Monthly — «журнала, сделанного 1 сентября 1995 г. В октябре 1997 г. на волне приватизации и роста
трейдерами для трейдеров»2. Журнал должен был соответствовать спроса на наши новые ценные бумаги со стороны иностранных
духу наступившего времени. «Обитатели Уоллстрит без устали гна инвесторов индекс доходил до отметки 572 пункта. К этому исто%
лись за нулями, — пишет Лейн, — ментальность, основанная на лег рическому пику 90%х индекс РТС смог вернуться лишь в октябре
ких деньгах, проникала в каждый уголок нашей жизни и культуры»3.
2003 г. С этого момента начинается «нулевой» взлет, точно повто%
Концепция журнала строилась на трех мотивациях: «увидь, добудь,
ряя взлет глобальных рынков, — в октябре 2003 г. промышленный
потрать». Как вспоминает Лейн, «первые две части», обеспечивающие
индекс Dow Jones стартует с позиции 7287 пунктов, что также
трейдерам средства к существованию («увидь» и «добудь»), были по
близко к значениям 1997 г. От этих отметок оба индекса будут рас%
священы торговым стратегиям. А в третьей части журнальных тем,
ти почти синхронно вплоть до своих исторических максимумов:
соответствующих мотивации «потрать», «прославлялось обжорст
индекс Dow Jones достигнет его на отметке 14164 в октябре 2007 г.,
во»: ресторанные пиршества, а также новые автомобили, часы,
индекс РТС — на отметке 2479 в мае 2008%го.
виски и даже «импульсивные покупки» в виде целых островов.
Существенным импульсом формирования нашего финансово%
В книге Лейна раскрывается образ финансовой культуры ново
го этноса или субкультуры нулевых стало создание на РТС рынка
го поколения. Хотя она по своему внешнему проявлению иная,
производных финансовых инструментов. Благодаря ему появилось
1 Лейн Р. Нулевые, или Десять лет безумия Уоллстрит глазами очевидца. М., целое поколение молодых индивидуалов%спекулянтов, частных
2012.
2 Там же. С. 39. 1 Лейн Р. Указ. соч. C. 53.
3 Там же. С. 11. 2 Там же. С. 98.

186 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 187


Субкультура финансового рынка Нулевые

инвесторов или, по их собственным словам, трейдеров, работаю му еще вернусь, в такой самоуверенности проявлялось все то же
щих вне какихлибо отечественных «пирсовипирсов». Они по желание материализовать, выразить, закрепить свой денежный ус%
грузились не только в ежедневные транзакции с фьючерсами и оп пех, свои амбиции, свои маргинальные отличия. И в этом наши
ционами, они все в большей мере примеряли на себя маргиналь трейдеры ничуть не отличались от трейдеров Нью%Йорка и Лондо%
ные отличия той финансовой культуры, которую они могли на, о которых на своих страницах писал журнал Trader Monthly
воочию наблюдать в других странах. На нашем рынке заполыхал Рэндалла Лейна.
пожар амбиций и тщеславия. Начинаются увеселительные вече Лейн повествует историю одного «навязчивого» управляюще%
ринки, сборы в клубах, бахвальство своими достижениями в ин го — Тима Сайкса. Как пишет Лейн, фонд Сайкса таял месяц за
тернетблогах. Благодаря интернету и развитию социальных сетей месяцем, что не позволяло по%прежнему включать того в перечень
демонстративность культуры финансового этноса стала особенно успешных управляющих и трейдеров, которые удостаивались при%
заметна. Один из культовых персонажей нашей финансовой, трей глашений на трейдерские вечеринки и конкурсы. Сайкс настойчи%
дерской субкультуры — ведущий программ телеканала РБК Тимо во пытается остаться в элитной обойме, доказать, что все его убыт%
фей Мартынов. Он типичный пример трейдерапозера нулевых. ки «объясняются не трейдингом», а тем, что он «купил неликвид%
В свои «до тридцати» он, как и его ровесники, старался доказать ные акции, которые затем не смог продать»1. Сайкс очень хочет
свой денежный успех, о чем подробно писал в своем блоге в «жи воспользоваться своей узнаваемостью и построить новую карьеру.
вом журнале» под ником drmart. Читая его блог, постепенно по Поиск виноватых вокруг себя и непризнание собственных ошибок
гружаешься в процесс рождения нового властителя вселенной. Он и неудач — еще одно интернациональное маргинальное отличие
философствует, ругается, он занят торговлей, пребывает в празд финансового этноса нулевых.
ности, не избегает ночных гульбищ. Житейские размышления И у нас на рынке оказалось много таких сайксов, особенно в
приводят его к выводу, «что неплохо было бы быть богом». «Ну то 2009 г., когда «вдруг» трейдеры рынка производных инструментов
есть обладать властью, достаточной, чтобы искоренять зло и по на РТС «узнали», что, «оказывается», действующий российский
ощрять добро», — формулирует он, казалось бы, благородную мис Налоговый кодекс не предусматривает всех особенностей опера%
сию. Но тут же добавляет: «И самое интересное, действовать исхо ций на срочном рынке: даже за вывод средств с убытками нужно
дя из собственных понятий добра и зла»1. В этой последней фразе платить налоги. Никто не платил. И в конце лета 2009 г. Мини%
главное — все или желательно все должны подчиняться чьемуто стерство финансов об этом напомнило брокерским компаниям,
индивидуальному, порой эгоистическому, порой завистливому обслуживающим индивидуальных трейдеров%инвесторов на
представлению о добре и зле. Если представления не совпадают, ФОРТС. Тогда началась буквально паника. Разобравшись в про%
оппонента готовы придать анафеме, сделать изгоем, унизить и рас блеме, я был шокирован глубочайшей безграмотностью и безот%
топтать — блогдискуссии не отличаются ни сдержанностью, ни ветственностью всех, кто был вовлечен в работу срочного рынка: и
корректностью суждений. руководства РТС, которое, заманивая трейдеров на рынок, даже не
Мне приходилось много раз вступать в дискуссию с теми, кто пыталось предупредить их о рисках, и брокеров, которые вообще
мечтал стать богом. Это были споры про ограничения коротких механически транслировали заявки индивидуалов в торговую сис%
продаж, приостановки биржевых торгов в кризис, про конкурс тему, и самих трейдеров. Была вина и ФСФР. Я понимал необхо%
«лучший частный инвестор». Я всякий раз натыкался на персона димость исправления ситуации.
жей, измеряющих мир исключительно своими представлениями о Команде специалистов и экспертов ФСФР удалось найти пра%
добре и зле. Им казалось, что только они обладают сокровенным вильные юридические формулировки. В считанные дни были под%
знанием истины и весь мир вертится вокруг них. Я думаю, и к это готовлены поправки в Налоговый кодекс. Нам вместе с депутатами
Государственной Думы и представителями налогового блока Мин%
1 Цит. по: http://drmart.livejournal.com/498251.html (авторский стиль и орфогра
фия сохранены). 1 Лейн Р. Указ. соч. С. 161—162.

188 В. Д. Миловидов Философия финансового рынка 189


Субкультура финансового рынка Метаморфозы идентичности

фина после споров удалось прийти к беспрецедентному решению: Метаморфозы идентичности


трейдеры срочного рынка фактически получали налоговую амни%
стию. Закон был принят в 2009 г., а его положения считались всту% В прологе к своей книге «Нулевые» Рэнделл Лейн рассказывает об
пившими в силу с 1 января 2008 г. Это был не просто успех. Такого организованном его компанией Doubledown Media первом благо%
не происходило никогда в истории формирования законодатель% творительном чемпионате Уолл%стрит по боксу. Он передает эмо%
ной базы российского финансового рынка. В декабре 2009 г. на об% ции собравшихся трейдеров финансового центра по отношению к
ложке новогоднего номера российского журнала трейдеров сроч% тем, кто «зарабатывает больше них». «Они жаждали их крови», —
ного рынка F&O (не такого, конечно, культового, как Trader резюмирует он1. Среди собравшихся участников чемпионата нахо%
Monthly) красовалась моя фотография с элементами фотомонтажа: дится и вице%президент Goldman Sachs Шейн Кинахан, который
я стоял под елкой и держал в руке том Налогового кодекса1. «был виновен в смертном грехе: он вызвал зависть на Уолл%стрит».
Сейчас, оглядываясь на нулевые, я могу сказать, что это было В описании боя с участием Кинахана читается совершенно четкое
время формирования новой международной финансовой культу% негативно%агрессивное отношение трейдеров к представителям
ры, со своими изъянами, отталкивающими чертами, культуры этого гигантского, богатого банка, сотрудники которого отличают%
противоречивой, но тем не менее заметной и существенной для ся значительными годовыми бонусами. «Кинахану, без сомнения,
понимания всей философии развития финансового рынка. Более причиталась как минимум семизначная сумма, — пишет Лейн, —
того, до этого времени культурные тенденции на финансовом а некоторые из его коллег получают по итогам года более 100 мил%
рынке были для нас в России лишь предметом художественных лионов долларов». То есть внутри, казалось бы, единой денежной
произведений и свойственных им аллегорий и образов. В «нуле% культуры обнаруживаются свои кланы и группы. Все вместе — они
вые» процесс культурной индентификации участников финансо% обитатели Уолл%стрит. Они поглощают еду, запивают ее водкой,
вого рынка захватил и Россию. Под влиянием объективных гло% бросают деньги на дорогие удовольствия, «отрываются по пол%
бальных финансовых и экономических тенденций формирова% ной»2. Однако каждый из носителей маргинальных различий чув%
лась и наша финансовая субкультура, впитывая в себя традиции ствует свою принадлежность к особому клану, противостоящему и
развитых финансовых рынков. В этом проявилось не только ненавидящему другие. И клан наиболее богатых, представителей
субъективное стремление доказать наш собственный денежный Goldman Sachs, здесь самый ненавистный.
успех, удовлетворить собственные амбиции, но и желание ощу% Совсем иные характеристики клана Goldman Sachs и отноше%
щать себя частью глобального финансового рынка. Это желание ния к нему можно найти в совместной книге лауреата Нобелев%
было наивным, весьма спорным по своему проявлению. Оно по% ской премии по экономике 2001 г. Джорджа Акерлофа и профессо%
ходило на желание ребенка быть похожим на взрослых: надеть ра экономики Университета Дьюка Рейчел Крэнтон «Экономика
взрослый костюм, отцовскую шляпу, зажать в зубах украденную идентичности». Они даже противопоставляют пример внутренней
сигарету или сигару и вот в таком виде встать перед зеркалом, лю% культуры банка «основному занятию Уолл%стрит — делать деньги».
буясь самим собою. Смешно. При этом трудно найти человека, Они пишут: «История компании Goldman Sachs Чарльза Эллиса
который бы изб