Вы находитесь на странице: 1из 11

Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà

Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà
Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè1
В. Д. Миловидов,
заведующий кафедрой международных финансов МГИМО (У),
кандидат экономических наук,
г. Москва
E-mail: vmilovidov@hotmail.com

A Human Finance: The Introduction


V. D. Milovidov
В статье рассматриваются основные принципы, категории и источники особой области знаний о внутренних
механизмах развития финансового рынка, финансовых отношений и институтов, которую автор определяет как
гуманитарные финансы. Принципиальное различие между традиционной финансовой теорией и концепцией гу-
манитарных финансов состоит в определении роли и места человека в этих отношениях. Первая рассматривает
человека как условную единицу экономических отношений, действия которой обусловлены прежде всего рацио-
нальным выбором. Отчасти поэтому, по мнению автора, традиционная финансовая теория оказалась не в состоя-
нии ни обосновать, ни предвидеть очередной финансовый кризис. Неудивительно, что при таком подходе финан-
совая сфера всякий раз представляется нам как среда, наполненная случайными и труднопредсказуемыми собы-
тиями. Развивая концепцию гуманитарных финансов, автор на первое место ставит человека как многогранную и
противоречивую личность, анализирует не столько рациональные мотивации и выбор, сколько иррациональность
поведения и поступков людей на финансовом рынке. Это позволяет выявить замаскированную детерминирован-
ность происходящих в финансовой сфере событий и процессов. В статье выделены пять принципов, на которых
могут быть выстроены гуманитарные финансы как самостоятельная научная концепция: пропорциональность
взаимных обязательств и ответственности людей; персонификация финансовых отношений; мотивирующая роль
эксперимента и поиска нового; детерминированность происходящих в финансовой сфере событий; способность
взаимоотношений людей, доверия и кооперации к самовосстановлению.
Ключевые слова: гуманитарная экономика, гуманитарные финансы, обязательства, возмещение, безопас-
ность, доверие, гуманитарные конфликты, рациональность, иррациональность.

This article is an introduction to the concept of a human finance, which explores internal mechanisms and impulses
for development of financial market, financial relations and institutes. The author analyzes main principles, categories and
sources of such concept. The key fundamental difference between a traditional financial theory and the concept of human
finance is identification of role and place of a human being in such relations. The fist one sees a human being just as a
nominal unit of economic relations, where all activities of such units are determined by rational choice. That is one of the
key reasons in the author’s opinion that traditional finance theory could neither explain nor envisage is the latest financial
crisis. It is not surprising that with such approach financial world shows up as environment, which is full of randomness. In
author’s opinion irrational behavior and acts of persons explain a concealed determination of events and processes in the
financial market. In the article author highlights five principles which could become a basis of human finance as an inde-
pendent theory: proportionality of people’s mutual obligations and responsibilities, personification of financial relations,
driving role of experiments and search of new ideas, determination of events, and restorability of human arrangements,
cooperation and trust.
Key words: debt, feedback loop, finance, financial system, human arrangements, human conflicts, human economy, hu-
man finance, irrationality, rationality, security, trust.
Ìèëîâèäîâ Â. Ä. Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè
В традиционном понимании экономика и фи-
нансы – науки о рациональном поведении и
выборе людей. Однако сейчас растет объектив-
увидеть нечто большее, а именно гуманитарное
начало экономических отношений и поведения
каждого конкретного человека-Я как некий ан-
ное и обоснованное стремление исследователей титезис концепции рационального выбора или

1
Журнальный вариант (часть I). Книга готовится к изданию в издательстве «Магистр» (Москва).

28 ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ • № 4 (28) 2013


Ìèëîâèäîâ Â. Ä. Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè
«экономизму», превратившимся в доминирую- философа Гесиода. Гесиод одним из первых по-
щую философию современной экономической пытался сформулировать этику хозяйственных от-
мысли. В этом контексте понятие гуманитарных ношений, найти в достаточно рациональных, за-
финансов складывается из совокупности меж- частую алчных и враждебных отношениях людей
личностных отношений, включающих отношения признаки и основы гуманизма и справедливости.
обязанности и ответственности, кооперативности По Гесиоду, труд в поте лица – вот главный источ-
и соучастия, соотносительности личных инте- ник благосостояния как самого человека, так и
ресов с общественными нормами и правилами всего человеческого общества [9].
и с интересами других личностей, предупреди- Продолжателем гуманитарной хозяйствен-
тельности и предусмотрительности, а также до- ной этики Гесиода стал Аристотель. В книге «По-
верия. Они выстраиваются на эмпирическом литика» он задается вопросом: «тождественно ли
осознании человеком неизбежности сосущество- искусство наживать состояние с наукой о домо-
вания в обществе людей, а значит, взаимозави- хозяйстве»? [1, c. 27, 33]. Окруженный природой,
симости членов общества, что, в свою очередь, человек не только пользуется ее дарами, он при-
обусловливает необходимость отношений вза- обретает и приумножает их, более того, эти блага,
имопомощи. Эти отношения естественны для че- по Аристотелю, природа создает «ради людей».
ловеческого общества с самых ранних стадий его Совокупность приобретенных у природы благ он
развития. Многими исследователями прошлого называет «истинным богатством». «Искусство на-
и современности отмечено, что человек – суще- живать сообразное с природой богатство» отно-
ство «общественное», которое, развиваясь, по- сится им к науке о домохозяйстве, или экономике.
гружаясь в сети хозяйственных связей, усиливает А вот уже существовавшие во времена Аристоте-
эту свою уникальную для мира живых существ ля формы обменной деятельности – торговля, ро-
особенность. «В человеческих желаниях, в борь- стовщичество как начальная форма финансовых
бе людей мы должны искать корни финансовой операций – не являются таковыми. Аристотель
структуры, – подчеркивал более 100 лет назад в приходит к фундаментальным для концепции гу-
своих лекциях И. Х. Озеров, – она не из земли вы- манитарной экономики выводам: во-первых, наи-
растает, не падает с неба, как готовый дар небес, менее благородным родом деятельности является
а выплетается, как паутина, но не одним, а многи- тот, «где меньше всего требуется добродетели»;
ми пауками, и работают они в разных направле- во-вторых, «в домохозяйстве следует заботиться
ниях: нередко один плетет, а другой расплетает, более о людях, нежели о приобретении бездуш-
каждый приходит со своим узором к станку, где ной собственности, более о добродетели первых,
творится финансовая структура» [12, c. 19]. нежели об изобилии последней» [1, c. 42, 44].
Я убежден, что гуманитарные финансы пред- Однако Аристотель не отрицает объектив-
ставляют собой самостоятельный и достаточно ность и необходимость обмена. В более ранней
емкий по смыслу и содержанию предмет иссле- своей работе «Этика» он вводит понятие пропор-
довательского интереса. Он лежит на стыке тра- циональности обмена: «Во взаимоотношениях
диционных (количественных, институциональ- обмена связующим является расплата, основан-
ных) исследований финансовой сферы и таких ная, однако, не на уравнивании, а на установле-
областей знаний о человеке, как социология, пси- нии пропорции» [2, c. 141]. Однако это не просто
хология, история, антропология и даже биология. пропорция, это «пропорциональное равенство».
Начиная разговор о «гуманитарности» финансов, То есть сам обмен представляется как акт взаим-
нужно прежде всего сделать ссылку на концеп- ного отдаривания. Именно это делает отношения
цию «гуманитарности» экономики, которая явля- обмена достойными называться деятельностью
ется общей рамкой для определения широкого «правосудной», этичной и человечной. «Правосу-
круга отношений людей в процессе производ- дие, – уточняет Аристотель, – это середина между
ства, потребления и обмена благами. «Поскольку своего рода наживой и убытком..., и состоит оно в
экономика является наукой о человеке, экономи- обладании справедливо равной долей до и после
стам следует знать человеческую природу – то, обмена» [2, c. 140].
что существенно для человека», – отмечает Эд- Спустя столетия идея экономики отдаривания
вард Хадас, один из современных разработчиков находит свое продолжение в работе немецко-
концепции гуманитарной экономики [18, c. 65]. го экономиста и историка Карла Бюхера «Инду-
Однако Хадас оказался отнюдь не первым, кто так стриальная эволюция» (1901). Он описывает по-
поставил вопрос. ведение членов примитивных общин, в которых
обмен принимал форму отдаривания. Традиция
Развитие идей о гуманитарности хозяйства взаимных, встречных подарков формирует по-
Гуманитарность хозяйственных отношений стоянный обмен между людьми и племенами.
с древних времен занимает умы людей. Истоки Более того, по его словам, формируется тради-
концепции гуманитарной экономики мы можем ция «кредитования» одними племенами других
найти в работах древнегреческого рапсода и как форма взаимопомощи [16, с. 61–62]. То есть в

№ 4 (28) 2013 • ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ 29


Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà
обществах, не знающих денег, уже складываются Смит не сразу порывает с гуманитарными ос-
отношения обмена, долга, кредитования, которые новами экономических отношений. Его первая
имеют две важные особенности: во-первых, каж- фундаментальная работа, «Теория нравственных
дый сам определяет ценность взаимных подар- чувств», в значительной степени об этике эконо-
ков; во-вторых, это отношения равенства, свобо- мических отношений. Он, казалось бы, следует
ды выбора, основанные на традиции взаимного логике гуманитарности хозяйства и предлагает
сосуществования и взаимозависимости, а не рас- свой нравственный, «естественный», «природ-
чета и выгоды. Мы имеем дело с обменом обяза- ный» закон справедливости. Однако даже в этом
тельствами, обменом благами, но не с обменом законе явственно проступают будущие черты
выгодами. «В древних этических системах, даже экономизма – точно рассчитанные эгоистические
самого эпикурейского толка, – продолжает тему мотивации. Один из ярких представителей не-
отдаривания один из основоположников эконо- мецкой исторической школы XIX в. Бруно Гиль-
мики дара Марсель Мосс, – на первом месте всег- дебранд так пишет об концептуальных основах
да стоит стремление к благу и удовольствию, а не теории Смита и его последователей: «Экономиче-
к материальной выгоде» [11, c. 276]. ская наука была для всей Смитовой школы толь-
Современный американский антрополог Дэ- ко учением мены, в котором человек признается
вид Гребер берет на вооружение похожие при- только эгоистическою силою, действующею, как
меры из жизни примитивных обществ и рассма- и всякая другая сила природы, всегда в одном и
тривает их в контексте формирования отношений том же направлении и ведущею, при одинаковых
долга. В основе долга, который рождается в не- условиях, всегда к одним и тем же последствиям»
драх человеческой цивилизации одновременно с [8, c. 22а-22б].
первыми примитивными формами обмена, Гре- Немецким историкам, экономистам, публици-
бер находит аналогичные отношения отдарива- стам начала XIX в. мы обязаны формированием
ния, отношения пропорционального равенства. интеллектуальных корней гуманитарной эконо-
То есть долг, который сегодня является одной из мики не как совокупности наставлений о хозяй-
ключевых финансовых категорий, изначально ственной этике, а как научной доктрины. Одним
формируется как отношения равенства, взаим- из первых авторов и идеологов нового подхода
ных обязательств и уважения между людьми, без к экономике как к «народной» (гуманитарной)
которых просто невозможно представить себе науке становится Адам Мюллер. В рамках раз-
человечество. «Если мы настаиваем на опре- работки им начал новой науки формируется и
делении взаимодействия между людьми в том понятие «народное хозяйство» – Volkswirtschaft,
смысле, что люди отдают одно в обмен на другое, которое прочно входит в экономическую лите-
тогда существующие человеческие отношения ратуру. Сегодня истинные корни этой категории
могут принимать только форму долгов, – продол- немецкого романтизма и историзма, казалось бы,
жает Гребер, – без них никто ничего не был друг забыты. Последующие ее использования сыграли
другу должен» [17, с. 126]. свою роль, в конечном счете исказив исходное
Таким образом, отношения взаимозависимо- содержание. А ведь именно Volkswirtschaft, или
сти, долга друг перед другом формируют челове- народное хозяйство, по сути является корневым
ческое общество. Пропорциональное воздаяние, для понятия гуманитарной экономики, или human
отдаривание, взаимные обязанности укрепляют economy, которое сегодня восстанавливается в
связи в человеческом обществе, способствуют научных работах нового поколения «экономиче-
экономическому развитию. Обмен превращает- ских романтиков» – экономических антрополо-
ся не просто в инструмент экономики, постро- гов.
енной на разделении труда, он становится более Рассматривая экономические взгляды Мюл-
широким, нравственным механизмом развития лера, Гильдебранд отмечает: «Национальное
общества. Однако и этот естественный механизм богатство состоит не из массы одних произве-
может давать сбои, модифицироваться. Важным денных ценностей, но также из лиц и предметов,
трансформирующим элементом этого механизма поскольку вместе с индивидуальными свойства-
становятся деньги. Естественные человеческие ми выработались их политические и гражданские
отношения монетизируются. На первый план свойства, вместе с личною и их общественная
выходят сугубо денежные расчеты и калькуля- ценность, в силу которой они становятся пред-
ции обмена. Обмен обязанностями превращает- метом национальных потребностей. ...Нацио-
ся в обмен выгодами, ведь деньги приобретают нальное производство, – указывает он, – усили-
особую отличительную способность прирастать. вает гражданский характер ценностей и создает
Обмен, изначально явление гуманитарного по- продукт всех продуктов – общественную связь»
рядка, становится явлением из области расчета. [8, c. 34]. Этот подход позволяет Мюллеру сфор-
Это находит свое выражение в классической по- мулировать совершенно новое содержание де-
литической экономии, родоначальником которой нег, которые традиционно, причем до сих пор,
принято считать Адама Смита. воспринимаются как особый товар, выбранный

30 ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ • № 4 (28) 2013


Ìèëîâèäîâ Â. Ä. Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè
в процессе развития примитивного бартера. «Не ходит «преодоление необходимости свободой,
только одни благородные металлы, или какой-ни- механизма организмом» [4, c. 63]. Это «очелове-
будь другой товар ... получают истинный характер чение» природы и окружающего мира уже несет
денег, но самый человек все более и более по- в себе мощный импульс гуманитарности хозяй-
лучает значение денег, по мере того как он раз- ственной деятельности. В процессе хозяйствова-
вивает свои технические и духовные способности ния (потребления и производства) человек и при-
на пользу общего блага и для удовлетворения рода превращаются в единое целое.
общественных потребностей», – так пишет Гиль- Рассматривая хозяйственную деятельность
дебранд, ссылаясь на учение Мюллера [8, c. 35]. человека как «творчество над природой», Булга-
То есть суть денег – лежащие в их основе отноше- ков ставит вопрос о ее источниках и побудитель-
ния людей, связи, взаимные обязательства. Они ных мотивах. Источником человеческого твор-
по своей природе гуманитарны, так как неотдели- чества является Божественная мудрость – София.
мы от человека. В этом суть народного хозяйства, Поэтому человеческое творчество, в том числе
хозяйства гуманитарного, пронизанного челове- в рамках хозяйства, софийно. От Софии, направ-
ческими отношениями. ляющей человека в его деятельности, через сам
Следующим важным шагом в утверждении процесс этой деятельности как творчества к оче-
концепции гуманитарной экономики стали рабо- ловечению природы выстраивает Булгаков свою
ты Фридриха Листа. Он развивает и закрепляет концепцию гуманитарного хозяйства. Хозяйство,
в экономической литературе термин «народное по мнению Булгакова, – «явление духовной жиз-
хозяйство». В книге «Национальная система по- ни в такой же мере, в какой и все другие стороны
литической экономии» он выделяет народную человеческой деятельности и труда» [4, c. 237].
экономику, или экономику граждан – Ökonomie «Цель экономики нельзя установить в отрыве
des Volks [21, с. 190]. Однако уже в работах Ли- от человека, – развивает религиозно-философ-
ста к гуманитарным корням экономических от- ские основы гуманитарной экономики швейцар-
ношений прибавляются политические аспекты. ский ученый-социолог и теолог Артур Рих, – эко-
Народность хозяйства сравнивается с понятием номика существует, поскольку существует челове-
национальной экономики, которое становится чество» [13, c. 275]. Он так же, как представители
ключевым в обосновании «национальной неза- немецкой исторической школы и С. Н. Булгаков,
висимости в области хозяйства». отрицает экономизм классической политической
С середины XIX в. термин «народное хозяй- экономии, не учитывающей этических ценностей:
ство» начинает жить своей жизнью, он все боль- гуманизм экономики в том, что это «институт,
ше становится синонимом экономической науки, созданный человеком для человека» [13, c. 278].
политической экономики. Так, например, обстоя- В его представлении «фундаментальная цель эко-
ло дело с работой еще одного видного представи- номики – служение жизни». Эту цель он называет
теля немецкой исторической школы Вильгельма «гуманитарной целью экономики» [13, c. 282].
Рошера «Система народного хозяйства». В 1878 г. В этом контексте Рих видит роль «денежно-
в США она издается на английском языке под на- го капитала», который «должен оставаться сред-
званием «Принципы политической экономии». ством служения такой хозяйственной системе,
И в последующие годы переводы оригинальных цели которой соответствуют гуманизму веры, на-
изданий по данной тематике окончательно сти- дежды и любви» [13, c. 299]. По его мнению, для
рают этимологические тонкости терминов «по- определения гуманности необходимо на первое
литическая экономия», «народное хозяйство», место поставить «критерий участия» или «соуча-
«гуманитарная экономика» или «национальная стия» [13, c. 417-418]. Это кооперация, сотрудни-
экономика». Исходный смысл народности или чество, соучастие в распределении благ, в твор-
гуманитарности экономических отношений лишь честве. Именно эти отношения пронизывают хо-
изредка возникает в трудах христианских интел- зяйственную деятельность, делают ее народной,
лектуалов, причем и католиков, и протестантов, а а следовательно гуманной или гуманитарной. Од-
также и православных. нако в рамках этих отношений происходит своего
В России гуманитарность экономики стано- рода столкновение ценностей, каждая из которых
вится центром «Философии хозяйства» Сергея гуманна: «свобода самоопределения и обязыва-
Булгакова. С первых страниц своей книги Булгаков ющее служение, личная ответственность и со-
отрицает аксиомы экономизма, будто «жизнь есть лидарность, попечение о собственном и забота
процесс прежде всего хозяйственный» [4, c. 26]. о чужом благополучии». Рих отмечает: «Если ли-
Согласно Булгакову, содержанием хозяйствен- шить их общего знаменателя – соотносительно-
ного процесса является очеловечение природы. сти, оторвать друг от друга и абсолютизировать,
В рамках этого процесса «выражается стремле- то они неизбежно вступят в конфликт с человеч-
ние превратить мертвую материю, действующую ностью» [13, c. 446]. То есть мы опять подходим к
с механической необходимостью, в живое тело, формированию устойчивых связей взаимозави-
с его органической целесообразностью», проис- симости, взаимной обязанности и сосуществова-

№ 4 (28) 2013 • ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ 31


Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà
ния между людьми на совершенно новом прин- [24, с. 98]. Кроме этого, гуманитарная экономика
ципе – принципе соотносительности, который по в трудах Рёпке является синонимом социально-
своему смыслу перекликается с Аристотелевым го рыночного хозяйства (Soziale Marktwirtschaft)
принципом пропорциональности обмена, его – осмысленной государственной экономической
правосудности. Этот вывод важен для последую- политики. Он заключает: «Laissez-faire – да, но
щего анализа финансовых отношений, поскольку под постоянным и явным рыночным надзором
именно в них особо чувствительно противостоя- (police) в самом широком смысле этого слова»
ние индивидуальных интересов, оценок, рисков и [23, с. 228].
неопределенности. В наши дни разработка концепции гуманитар-
Таким образом, первый принцип, который ной экономики продолжается широким кругом
формирует гуманитарные финансы как систему исследователей. Более того, кризис 2007-2008 гг.
отношений между людьми, – принцип пропорци- еще больше усилил поворот исследователей в
ональности или соотносительности взаимных сторону гуманитарных основ хозяйства. Томас
обязательств, зависимости, ответственно- Седлачек называет этот разворот «стилем пост-
сти. Отказ от этого принципа разрушает сложные модерна». Именно следуя этому стилю, он пред-
финансовые связи. лагает свой синоним гуманитарной экономики
Нельзя также пройти мимо представлений о – экономический этос [25, с. 8]. Изучающая этот
гуманитарном хозяйстве, которые нашли отра- феномен наука, по его словам, должна скорее на-
жение в немецкой неолиберальной литературе, зываться протоэкономика (protoeconomics) или
в работах представителей Фрайбургской школы, метаэкономика (meta-economics) и предполагать
разрабатывавших концепцию социального ры- несколько подходов к решению стоящих перед
ночного хозяйства. В 1960 г. в США в английском ней вызовов: философский, исторический, куль-
переводе выходит книга Вильгельма Рёпке «Гума- турный, психологический [25, с. 8]. К числу тех,
нитарная экономика. Общественные рамки сво- кого можно назвать представителями этой но-
бодного рынка». Во вступлении к этому изданию вой науки, следовало бы отнести Дэвида Гребера,
автор весьма одобрительно говорит о перевод- Эдварда Хадаса, Криса Ханна, а также Кэйта Хар-
чике книги, Элизабет Хендерсон, которая, по его та. Последний переводит эту науку в плоскость
словам, вытащила автора «из Ада в Рай» [24, p. xi]. учебного процесса, создав отдельную программу
Тем самым Рёпке подтверждает правильность и изучения гуманитарной экономики на кафедре
осмысленность названия англоязычного вари- гуманитарных наук (Faculty of Humanities) Уни-
анта книги: в оригинальном немецком издании верситета Претории (ЮАР). В российской эконо-
1958 г. термин «гуманитарная экономика» или его мической науке обращения к теме гуманитарной
эквивалент отсутствуют. Исходное название книги экономики являются эпизодическими и более пу-
– «По ту сторону спроса и предложения». блицистическими, чем научными [14]. Тем не ме-
Рёпке – ярый приверженец частной собствен- нее, возросшее внимание к гуманитарным аспек-
ности, конкуренции, рынка, однако сама рыноч- там экономики становится сегодня дополнитель-
ная экономика не воспринимается им как всеобъ- ной точкой опоры для углубления исследований
емлющее явление. Согласно воззрениям Рёпке, гуманитарных финансов.
врагами гуманизации хозяйства является «толпа Отличительной особенностью формиру-
и концентрация», которые подавляют в челове- ющейся новой экономической науки является
ке индивидуальную ответственность и независи- принципиально новая оценка роли и места са-
мость, которые и есть его духовные и естествен- мого субъекта экономических связей – человека.
ные корни [24, с. 7]. Эти концептуальные подходы На первое место выходит не индивид-одиночка
в итоге позволяют Рёпке сформулировать основы вроде Робинзона Крузо, являющийся обычно
гуманитарной экономики: «Личные усилия и от- главной фигурой концепции рационального вы-
ветственность, безусловные нормы и ценности, бора, а люди как персоны, «предпочтения и вы-
независимость, основанная на собственности, бор которых иногда хоть и формируются на осно-
благоразумие и смелость, расчетливость и бе- ве расчетливости, но обычно также и на основе
режливость, ответственность в планировании семейности (familial), социальных и политических
собственной жизни, должная связка с окружаю- обстоятельств (contexts), в которые вплетены и
щими людьми (community), чувство семьи, чув- встроены (enmeshed and embedded) человече-
ство традиций и преемственности поколений в ские существа» [19, с. 8, 9]. Такая персонифика-
сочетании с открытым взглядом на настоящее и ция экономических связей и отношений являет-
будущее, должное напряжение между личностью ся вторым ключевым принципом, на котором
и обществом, крепкая нравственная дисциплина, выстраиваются гуманитарные финансы. В чем
уважение к ценности денег, смелость, чтобы один же смысл этой персонификации экономических
на один противостоять житейским трудностям и отношений? Прежде всего в том, что «человек
неопределенности жизни, чувство естественно- экономический» предстает перед нами не как
го порядка вещей и надежная шкала ценностей» счетная единица человеческих отношений, некий

32 ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ • № 4 (28) 2013


Ìèëîâèäîâ Â. Ä. Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè
индивид, а как личность (person), многогранная и «крепкий», «сильный», «уверенный». Обязатель-
емкая, наполненная порой самыми противоречи- ство (debt), возмещение или возврат должного
выми мотивациями и чувствами. Марсель Мосс (finance), безопасность и надежность (security),
так раскрывает латинское понятие persona: «Ма- доверие (trust) – четыре краеугольных камня в
ска, трагическая маска, ритуальная маска и маска периметре гуманитарных финансов.
предка». Он прослеживает эволюцию этого поня- Обязательства, взятые на себя человеком,
тия с древних времен. По его словам, в древнем требуют от него их выполнения, выполнение их
Риме «личность (“personne”) больше, чем факт в срок делает обязательства надежными и безо-
организации, больше, чем имя или право на пер- пасными в глазах других, а значит, вызывающими
сонаж и ритуальную маску; она – фундаменталь- доверие. Доверие к обязательствам человека со
ный факт права». При этом, как считает Мосс, те стороны других позволяет ему принимать на себя
«нации, которые сделали из человеческой лично- новые и новые обязательства. В этой цепочке тот,
сти целостную сущность, независимую от всякой кто «обязуется», заинтересован в доверии со сто-
другой, кроме Бога, редки» [11, c. 340]. И причина роны других – это ключ к его новым обязатель-
тому – развитие хозяйственных связей, экономи- ствам. Здесь нужно сделать важную для дальней-
ческой свободы, которые работают как катали- ших рассуждений оговорку: в данном контексте
затор. Личность «отрывается» или отделяется от «долг» понимается мною не в узком и привыч-
общего клана своей «маской, своим знанием, ном смысле слова, но гораздо шире. Это именно
рангом, ролью, своей собственностью, своим вы- обязанность и долженствование, а не только взя-
живанием и возрождением на земле в одном из тое взаймы. Следовательно, и возмещение этой
своих потомков» [11, c. 332]. обязанности не сводится к простому акту воз-
Экономическое поведение человека оказы- врата заемных средств. Отношения обязанности
вается следствием многих мотиваций, зачастую лежат в основе и кредита, и участия в собствен-
противоречий, эмоций, а не только покоящего- ности. Современное терминологическое и юри-
ся на холодном расчете рационального выбора. дическое деление займа и участия в капитале за-
Рациональный выбор и экономическое пове- вуалировало эту общность, но она есть. Это корни
дение оказываются проекциями субъективных экономики дара, в которой каждый «отдаривает»,
представлений об окружающих человека связях но получение без отдачи выходит за рамки обще-
и отношениях, собственного внутреннего мира ственных норм и потому граничит с оскорблени-
и не растраченной до конца духовности. Таким ем или самоунижением, поводом стать рабом.
образом, гуманитарный аспект экономических Так, двигаясь от долга к возмещению, от него
отношений, гуманитарная экономика побуждает – к безопасности и надежности, затем к доверию,
нас искать и обосновывать не столько корни ра- мы получим магическую «петлю обратной связи»
ционального поведения человека в экономике в (feedback loop) финансовых отношений и стоящих
целом или финансовой сфере в частности, сколь- за ними человеческих интересов – знак их бес-
ко пытаться объяснить и понять природу челове- конечности (рис. 1). Точка пересечения лепестков
ческой иррациональности. петли – риск, категория, о которой поговорим
чуть позже.
Слагаемые гуманитарных финансов: петля
обратной связи
Термины и понятия, определяющие финан-
совые отношения, этимологически гуманитарны.
Долг (debt) – это то, что должно быть отдано, в
том числе и в обмен на полученное ранее: «от (из)
того, что я имею» (лат. de (от) + habeo (я имею)).
Финансы родственны французскому слову finer –
завершать, возмещать, возвращать, оплачивать
долги, давать выкуп. Возврат – необходимая сто-
рона возникших в процессе человеческих отно-
шений взаимных обязательств, которые с появле-
нием денег превращаются из ритуала по обмену
Рисунок 1 – Петля обратной связи финансовых
благами и дарами в монетизированный акт опла-
отношений
ты. Корни термина «ценные бумаги» (securities)
находятся в латинском термине securus, т. е. без- В силу своей гуманитарности опорные точки
заботный, не требующий внимания, вызывающий финансовой системы имеют высокую «сейсмо-
доверие, надежный, то, на что можно положить- опасность» – определяющие их общественные
ся. Для финансовых сделок также важно доверие, связи и отношения зачастую противоречивы.
вера (trust), понятие, которое сродни надежности Или, как замечает И. Х. Озеров, «в человеке мно-
и безопасности, так как происходит из понятий го побуждений эгоистических, альтруистических».

№ 4 (28) 2013 • ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ 33


Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà
При этом «альтруистические» побуждения «испа- Ним. Адам нарушает эти обязательства перед Бо-
ряются в пространстве» по мере того, как расши- гом, утрачивая данное ему благо: «вот, Адам стал
ряются звенья общественных связей людей, как как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как
удаляются они от круга близких и родных челове- бы не простер он руки своей, и не взял также от
ка [12, c. 18, 19]. Слабеет чувство обязанности, а дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно»
за ним и ответные чувства надежности и доверия. [6, 3 : 22]. Тем самым Бог, как считает С. Н. Булгаков,
Возрастает конфликтность интересов, опасность закладывает основу хозяйственной деятельности
разрыва связей. Потенциальная шаткость хотя бы человека: «Человек обрекается на хозяйство,
одного из этих краеугольных камней финансовых возникает «труд в поте лица», все становится хо-
отношений влечет за собой если не разрушение, зяйственным и трудовым» [5, c. 431]. В этом состо-
то серьезную встряску всей системы. ит глубокий смысл гуманитарности хозяйства и
«Магическая петля» гуманитарных финансо- хозяйственных отношений – они иррациональны
вых отношений может быть рассмотрена как в по своему происхождению, их корни в экспери-
статике, так и в динамике. В первом случае мы менте, соблазне, в нарушении заповедей. Хозяй-
лишь фиксируем наличие прямой и обратной ство не есть результат случайных трансформаций,
связи между точками. Так, факт оплаты долга оз- оно детерминировано человеческими поступ-
начает его надежность и безопасность, что прямо ками, реагированием на окружающие человека
определяет доверие к должнику. А вот доверие события, его экспериментирующим «я», как на-
имеет с долгом обратную связь: наличие доверия зывал его Даниэль Канеман [20, с. 381]. В них нет
возвращает нас к обязательствам, а отсутствие расчета, их суть – бремя вечной отработки невы-
такового прерывает возвратное движение. В ди- полненных обязательств, стоивших человеку ме-
намике связи усложняются, «магическая петля» ста в раю, и новых обязательств за сохраненную,
предстает перед нами в виде постоянного восхо- хотя лишь на время, жизнь. Дэвид Гребер, изучив
дящего на новый уровень «восьмеркообразного» традиции и ритуалы примитивных обществ, дела-
движения: каждый новый долг является результа- ет вывод: «Человеческое существование само по
том доверия к предыдущему. себе есть форма долга» [17, с. 56].
Но значит ли это, что новое обязательство Таким образом, мы подошли к формулировке
может возникнуть только на основе подтверж- третьего принципа гуманитарных финансов: в
денного опытом доверия? Неужели человек основе развития человеческих отношений, хо-
всегда так рационален и основателен в своих зяйственных связей, соответствующих им ин-
мотивациях и интересах? История показывает, ститутов лежит мотивирующая роль экспери-
что очень многие берут на себя обязательства, мента, поиска нового, стремления к открытию
а другие при этом готовы их принять вне какой- неведомого. Эксперимент – более емкое понятие,
либо связи с имеющимся опытом и предыдущи- чем ставшее привычным понятие риска, без ко-
ми конфликтами. Человек упорно идет к своим торого трудно себе представить традиционную
целям, даже если они ошибочны и иллюзорны. финансовую и экономическую теорию, выстро-
Надежда на удачу, чудо, благоприятный поворот енную на принципах экономизма. Однако в ши-
событий толкает человека к новым опытам. Логи- роком смысле риск синонимичен эксперименту и
ка рационального выбора дает сбой, и на первое в своем исходном значении отсылает нас к тем
место выходит нечто большее, иррациональное, же человеческим страстям: тяге к знаниям, на-
то, что лежит за пределами холодной и расчет- рушению запретов, а затем к поиску утраченного
ливой логики – человеческая одухотворенность, рая, преодолению опасностей, лежащих на пути
нравственность, но также и его соблазны, страсти, к этой цели.
амбиции. Этимология слова «риск» якобы уходит в
Испокон веков человек экспериментирует, творчество Гомера, упоминавшего встречающие-
позабыв о собственном опыте и примере дру- ся в открытом море опасности в виде скал, рифов,
гих, о наказах и наставлениях. История человече- подводных корней – rhizikon, rhiza. Истинная сущ-
ского экспериментаторства ведет свой отсчет от ность человека познается именно в том, как он
первородного греха, который состоит не просто преодолевает эти «морские корни» риска. Одна-
в нарушении человеком Божественной запове- ко, как считали вслед за Гомером античные мыс-
ди: не есть от «древа познания добра и зла», а в лители, поиск нового и лучшего в конце концов
нарушении обязательств перед Творцом, создав- развращает человека. Так происходит и с Адамом,
шим его, вдохнувшим в него жизнь, сделавшим решившим узнать более положенного. Вот исход-
его бессмертным. Только соблюдая эту заповедь, ная суть риска – как эксперимента, как преодоле-
беря на себя обязательство следовать ей, Адам ния запретов, как пренебрежения опытом. Но не
сохраняет бессмертие – конечность жизни дается быть экспериментатором, не рисковать – значит
ему в обмен на знание. Но знание есть и то, что не быть человеком.
делает человека равным его Создателю. Значит, В контексте образа магической петли риск
Бог заповедует ему не пытаться встать наравне с – это соединение ее лепестков, точка перехода

34 ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ • № 4 (28) 2013


Ìèëîâèäîâ Â. Ä. Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè
от возмещения долга к его надежности, от до- начальную миссию: «возделывать его и хранить
верия к готовности одалживать. Это горловина, его», обладая должными для этого и навыками,
где сталкиваются потоки человеческих эмоций и и нравственностью, и верой, чтобы находиться
страстей, ожиданий и опыта, конфликтов и дого- подле своего Творца.
воренностей. Здесь царит турбулентность и хаос. На сегодняшний день не изобретено ни одно-
Именно здесь человека подстерегают соблазны. го надежного средства, позволяющего преодо-
Именно в этой точке коварный змей заговорил с леть неопределённость человеческого существо-
Евой, убеждая ее в том, что плод древа познания вания. Одной из главных причин неэффективно-
не означает гибели, но сулит благодать. Именно сти различных формальных методов оценки буду-
в этой точке, как нигде, опыт и выученные уроки щих событий является линейность, двухмерность
теряют свое значение, а страсть к экспериментам подхода к их анализу. Отсюда и внешняя случай-
набирает силу. Именно эту точку зачастую упро- ность происходящего. Хозяйственный процесс,
щает экономизм, когда пытается наполнить раци- по словам С. Н. Булгакова, «идет не по прямой,
ональностью поведение человека, оказавшегося но по кривой, ломаной, спиральной линии, на-
здесь, и его выбор. В этой точке турбулентного чинается сразу с разных точек, часто обрывается,
перехода между категориями гуманитарных фи- иногда регрессирует» [4, c. 126]. Это постоянный
нансов человек особенно иррационален. путь проб и ошибок. В экономике и финансах мы
Конечно, иррациональность поведения че- всякий раз сталкиваемся с совокупностью слу-
ловека в точке риска не абсолютна. И здесь есть чайных факторов, определяющих поведение че-
место опыту, памяти, правилам, навыкам, умению ловека, многим из которых зачастую просто нет
и даже рациональности и расчетливости. Человек иного подходящего определения, кроме ссылок
развивается и эволюционирует в своих искани- на Божественное Провидение или действие тай-
ях и опытах. Будучи не в силах удержать себя от ных сил Зла. Именно поэтому в конечном счете
страсти испытателя, предполагающей постоян- рациональность выбора может быть определена
ный переход сквозь горловину риска, он старает- лишь по итогам многочисленных экспериментов,
ся предупредить исход очередного эксперимента, иррациональных действий и поступков, которые
избежать гнева высших сил, своего Творца. Чело- непостижимым образом привели к благоприят-
век сначала придумывает примитивные ритуалы, ному результату, оправдавшему исходные ожида-
приметы, магические заклинания. Постепенно в ния экспериментатора.
нем просыпается чувство религиозной веры. Ве-
руя в Бога и стараясь выполнять данный Ему обет «Пластичное» пространство гуманитарных
веры, человек укрепляется в своем искательском конфликтов
порыве. Но вновь и вновь нарушает данные обе- Наша магическая петля существует отнюдь
ты и ищет способы самостоятельно укротить не в двухмерном пространстве. Ее траектория
риск. Он учится моделировать свое поведение, оказывает влияние на настоящее и будущее, при
систематизировать сигналы окружающей среды, этом она пронизывает самые различные трех-
прогнозировать события, пытаться проникнуть мерные ярусы и уровни человеческих отноше-
сквозь переходы магической петли, пойти против ний, проходит через конторы и офисы финансо-
Бога, не меняя самого себя и свои интересы. вых институтов, бирж, банков, вовлекает в свой
Человек всякий раз преодолевает свое неве- оборот многочисленные финансовые инструмен-
дение, идет на риск через испытания и потери. ты, используемые людьми, чтобы сберегать свои
Но побеждает ли он случайность и волю Бога? средства, зарабатывать или хотя бы пытаться это
Как справедливо отмечает Гребер, «долг отнюдь сделать. Причем это пространство не просто мно-
не только приговор от имени выигравшего, но гомерно, оно пластично как мир, окружающий
также и способ наказания того победителя, ко- нас [4, c. 145]. Поэтому его можно представить в
торый предположительно не должен был вы- виде многоярусного, постоянно конструируемо-
играть» [17, с. 6]. Изгоняя человека из рая, Тво- го, изменяемого строения, где каждый ярус-этаж
рец наказывает его тем, что обременяет новой содержит отдельные институты, инструменты,
обязанностью, правом на временную, конечную, нормы, правила и отношения [10]. И на каждом
но потенциально яркую жизнь экспериментато- ярусе есть своя горловина риска, свой переход,
ра и открывателя. И это, возможно, куда более своя точка турбулентности. Через одну точку
весомое «отдаривание» человека, чем перво- риска проходят сразу несколько векторов чело-
родное бессмертие в райских кущах. Выживание веческого выбора, что только усиливает концен-
становится импульсом, движущим мотивом че- трирующиеся вихревые потоки. Как справедливо
ловеческой эволюции. Так, в исканиях лучшего замечает И. Х. Озеров, «финансовая структура не
человек живет, набирается знаний, опыта, учится есть что-либо логически растущее из себя, строго
раскаиваться, чтобы по окончании своей земной развивающее какую-нибудь одну идею, не есть
жизни, постигнув детерминизм бытия, вернуть- что-либо гармонически построенное во всех
ся в райский сад и начать выполнять свою из- своих частях, нет, над ней работали разные руки,

№ 4 (28) 2013 • ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ 35


Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà
в разных направлениях и в разное время» [12, движения магической петли, в условиях сбоя вза-
c. 30]. Это хаотичное строительство закладывает имных отношений обязанности. Когда возросшая
основы «гуманитарных конфликтов» в финансо- турбулентность очередного перехода сквозь гор-
вых отношениях, противоречий и столкновений ловину риска затрудняет движение между ними,
интересов, турбулентных потоков в точках пере- это движение прекращается, мы обнаруживаем,
хода – «горловинах риска». что обязательства уже не возмещаются, а потому
С каждым этапом развития финансовых от- больше не кажутся нам надежными. И чем боль-
ношений, возникновением новых институтов ше у неоплаченного обязательства отражений,
и инструментов это здание разрастается: оно чем больше связано с ним участников рынка,
поднимается все выше от начальных уровней, инструментов, тем шире резонанс дефолта. В ре-
но также и внутри каждой новой надстройки зультате происходит не просто утрата доверия к
происходит свое деление: формируются вну- новым аналогичным обязательствам – недоверие
тренние этажи и ярусы. Явления, события, ин- становится почти всеобъемлющим и резонирует
ституты, сложившиеся на одном, в том числе на всех, каких только возможно, уровнях и ярусах
историческом ярусе, имеют свою проекцию на финансовых отношений. Так, кризис 2007-2008 гг.,
другом. Возникающие за время «строительства» связанный с крахом системы сложных структури-
сложные, структурированные, «секьюритизи- рованных, секьюритизированных продуктов, по-
рованные» инструменты и продукты финансо- родил недоверие ко всей современной финансо-
вых институтов как бы отражаются друг в друге: вой системе.
«контакт материализуется в тысячах непримет- При нарушении обратной связи происходит
ных точек – рынках, ремесленниках, мастерских, нарушение пропорциональности отношений лю-
лавках...», – уточняет Фернан Бродель [3, c. xiii]. дей: исходное равенство и взаимная зависимость
Вклады соответствуют вкладчикам, акции – ак- уступают место иерархической зависимости,
ционерам, риск – склонности рисковать, долг – между людьми формируются гуманитарные кон-
желанию одалживать. И это лишь примитивные фликты. И чем больше отражений у того или ино-
пары отражений. Если на одном ярусе возникает го нарушения обратной связи, тем шире разрас-
определенная склонность к приобретению обя- тается сеть гуманитарных конфликтов, тем боль-
зательств, соответствующее предложение таких шая часть общества начинает конфликтовать друг
обязательств возникает на другом ярусе. Значит, с другом. Один конфликт порождает следующие:
где-то должен появиться институт, отвечающий, неоплата одного долга ведет к неоплате другого,
например, за переход прав собственности на заминка в индивидуальных расчетах порождает
эти обязательства. А ему будут соответствовать остановку всей расчетной системы, недоверие к
институты торгов такими обязательствами. В ре- национальным деньгам выражается в инфляции
альности одно явление буквально расщепляется и бегстве в иные валюты, отсутствие доверия к
на множество отражений. информации об одной крупной компании обва-
Чем больше перекрестных и сложных отра- ливает весь финансовый рынок, жадность и эго-
жений на различных ярусах и уровнях конструк- изм инвестиционных банкиров при размещении
ции гуманитарных финансов, тем сильнее на акций популярной социальной сети или крупно-
каждом новом уровне эти отражения затмевают го банка отталкивают от рынка массу розничных
глубокий гуманитарный характер исходных свя- инвесторов. В кульминационный момент кажется,
зей. События предстают в образе случайностей. что экономические связи разорваны и не могут
Но это иллюзия, мы просто не замечаем, как вы- быть восстановлены. Однако спустя некоторое
строены в многомерной системе проекции со- время магическая петля обратной связи вновь
бытий и явлений, человеческих поступков, дей- набирает обороты.
ствий, реакций. Магическая петля по-прежнему Способность к восстановлению и воспроиз-
увязывает несущие опоры всей системы. И по- водству связей и взаимоотношений является
тому случайность представляет собой замаскиро- отличительной чертой петли обратной связи
ванную детерминированность. Замаскированная и пятым важнейшим принципом гуманитарных
детерминированность отношений и связанных финансов. Эта восстанавливаемость в своем уз-
с ним событий, действий и поступков людей – ком смысле представляется синонимом рыноч-
четвертый принцип, на котором базируются ных сил, «невидимой руки», которые привычны
гуманитарные финансы. Стремление выяснить для терминологии экономизма. Однако в широ-
и распознать в случайностях замаскированную ком смысле она формируется на основе осоз-
детерминированность событий и явлений состав- нанной человеком потребности упорядочить,
ляет основу гуманитарных финансов как отрасли стабилизировать, организовать экономические
научных знаний. отношения, удержать от расшатывания систему
Замаскированная детерминированность эко- взаимных обязательств. Для этого с первых при-
номических и финансовых событий наглядно митивных этапов формирования общества люди
проявляется в моменты затруднения обратного сами изобретают правила и нормы самоограни-

36 ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ • № 4 (28) 2013


Ìèëîâèäîâ Â. Ä. Ââåäåíèå â ãóìàíèòàðíûå ôèíàíñû: îñíîâû êîíöåïöèè
чений [26, с. 8, 9]. На последующих этапах чело- его интересам. Это осознанное попирание усто-
веческого развития эти правила и нормы впле- ев, нравственной добродетели, которая, по Ари-
таются в институты государственного устройства: стотелю, казалось бы, должна быть результатом
правоустановление и правоприменение. основанного на воле осознанного выбора. Чтобы
Первичным источником способности чело- противостоять такому повороту событий, само
веческих отношений и взаимных обязанностей к «мы» должно организоваться и найти в себе силы
самовосстановлению является собственное «я» выработать правила поведения и нормы, являю-
человека, его мировоззрение и его нравствен- щиеся репутационными маяками для многих сла-
ность. Согласно Аристотелю, есть три силы, «гла- гающих его «я».
венствующие над поступком и истиной: чувство, Именно в «мы» наиболее наглядно проявля-
ум, воля». При этом чувство для него сродни ются тенденции внутригрупповой организации
животному рефлексу, именно он предопределя- человеческого общества, общественных само-
ет действия животных. Аристотель не отрицает регулирования и самодисциплины. «Мы» фор-
чувственную, бессознательную мотивацию и для мируется в результате социальных, гуманитарных
человека, но на первое место ставит осознанную договоренностей человека, многих «я». «Соци-
волю. Под «мыслью» Аристотель понимает «ут- ально-экономические структуры, – указывает
верждение и отрицание», а под «волей» – «пре- Э. Хадас, – порою лучше характеризовать как лю-
следование и избегание». «Если нравственная до- дей, связанных друг с другом некими правилами,
бродетель – это устои, которые избираются нами а порою как правила, которые связывают людей».
сознательно, а сознательный выбор – это воля, Однако при этом, как он уточняет, не так важно,
принимающая решения, то суждение должно насколько идеально выписаны эти правила и как
быть поэтому истинным, а воля правильной, коль много людей ими связано, главное то, что они
скоро и сознательный выбор добропорядочен «покрыты шрамами моральной неустойчивости
и [суждение] утверждает то же, что преследует людей» [18, с. 106, 107]. Поэтому природа этих
воля», – резюмирует он [2, c. 158]. То есть истин- гуманитарных договоренностей переменчива.
ное решение человека, по Аристотелю, может Они возникают осознанно, в результате некой
покоиться только на нравственной добродетели общественной реакции на что-либо, но иногда
и осознанном выборе. совершенно спонтанно и стихийно. Именно по-
Кроме собственного «я», на мотивации чело- этому человек стремится упорядочить эти пра-
века начинает сказываться поведение широко- вила, упрочить гуманитарные договоренности,
го круга лиц, которые его окружают: те, с кем он способствующие доверию, кооперации людей и
знаком, и те, с кем едва соприкасается, и даже те, скрепляющие «мы» [27, с. 14, 15].
о ком наслышан от своих знакомых, друзей или Если вновь обратиться к тексту Ветхого Заве-
из прессы [22, с. 21]. Внешние факторы становятся та, можно увидеть, как через все книги красной
точкой отсчета для человеческого поступка, при- нитью проходит тема формирования прочного
нимаемого решения, выражения или невыраже- и неделимого «мы» избранного Богом народа,
ния тех или иных чувств. «Зерно так называемой ответственного, несущего на себе обязанность
совести, – подчеркивает Фрейд, – социальный перед Творцом. Именно в этом контексте следу-
страх» [15, c. 801]. Человеческое «я» соотносит ет рассматривать заповеди в отношении долго-
себя с групповым «мы». Так формируется суть вых обязательств и взимания процентов. Это не
понятия «репутация». Желание заработать ре- просто запрет на совершение чего-либо непра-
путацию или ее сохранить оказывается сильным вильного. Это не есть запрет как таковой. Это
средством для «преследования и избегания», т. е. сплачивающая народ норма гуманитарных до-
человеческой воли, в терминах Аристотеля. При говоренностей. Внутри избранного Богом народа
этом мысль человека, его сознание может отри- не могут формироваться иные отношения обя-
цать навязанную извне «чужую волю». занности, чем обязанности перед Творцом и вза-
Однако репутационный фактор отнюдь не имная любовь, взаимозависимость, кооперация
всегда имеет положительный исход для фор- и соучастие между членами общества. Другие
мирования человеческих мотиваций. Именно народы имеют своих богов, значит, «вертикаль»
он сыграл злую шутку с Адамом. Адам не равен обязательств у них иная. Это оправдывает одал-
Богу, его «общество» – Ева, с которой они «двое живание под проценты чужестранцам: «Инозем-
одна плоть» [Быт. 2 : 24]. Адам и Ева ведут себя цу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в
как «мы», вместе едят запретные плоды, вместе рост, чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя
скрываются от Бога, стыдясь своей наготы, вме- во всем, что делается руками твоими, на земле,
сте валят вину на других: Адам на Еву, а Ева на в которую ты идешь, чтобы овладеть ею» [Втор.
змея. Этот пример показывает: ориентируя свое 23 : 20]. Точно так же обстоит дело и с библей-
«я» на «мы», человек часто начинает уподоблять- скими «юбилеями» – заповедями прощать долги
ся не лучшим, а худшим примерам, если таковые своим ближним: «Прощение состоит в том, чтобы
сходят с рук, несут в себе выгоду, удовлетворяют всякий заимодавец, который дал взаймы ближне-

№ 4 (28) 2013 • ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ 37


Ôèíàíñîâàÿ ýêîíîìèêà
му своему, простил долг и не взыскивал с ближне- 5. Булгаков, С. Н. Свет невечерний. Созерца-
го своего или с брата своего, ибо провозглашено ния и умозрения. – СПб., 2008. – 640 с.
прощение ради Господа» [Втор. 15 : 2]. Прощение 6. Ветхий Завет. Бытие.
долга восстанавливает равенство членов одного 7. Ветхий Завет. Второзаконие.
общества, одного народа, единого «мы». 8. Гильдебранд, Б. Политическая экономия
Однако вопреки заветам «мы» остается кон- настоящего и будущего. – М., 2012. – 296 с.
фликтным, оно наполняется и растаскивается на 9. Миловидов, В. Д. К истокам «гуманитарной
групповые и личные интересы. И тогда из числа экономики» // Мировая экономика и междуна-
«мы» начинают формироваться группы лиц или родные отношения. – 2013. – № 7. – С. 3-11.
выдвигаться отдельные лица, которые становятся 10. Миловидов, В. Д. «Эконопластика»: метод
над обществом, приобретают право направлять построения экономической стратегии // Рынок
общество «мы» извне. Происходит размежева- ценных бумаг. – 1999. – № 24 (159). – С. 65-70.
ние «мы», и появляются «они», внешняя сила над 11. Мосс, М. Общества. Обмен. Личность.
гуманитарными договоренностями. «Они» – это Труды по социальной антропологии. – М., 2011. –
вожди, правители, государство, это устанавлива- 416 с.
емые ими законы, правила, нормы, это институты 12. Озеров, И. Х. Основы финансовой науки.
и символы власти в человеческом обществе. В Выпуск 1. Учение об обыкновенных доходах. Курс
самых примитивных, казалось бы, обществах уже лекций, читанных в Московском университете. –
обнаруживаются первые образцы законов, ко- М., 1908. – 530 с.
дексов и уложений общественных норм и правил. 13. Рих, А. Хозяйственная этика. – М., 1996. –
А вместе с ними и инструменты, средства контро- 810 с.
ля за их исполнением и применением, т. е. систе- 14. Сабуров, Е. Гуманитарная экономика: ста-
ма правоприменения. тьи. – М., 2012. – 416 с.
Таким образом, личная ответственность и лич- 15. Фрейд, З. Малое собрание сочинений. –
ное представление о нравственных нормах («я») СПб., 2011. – 992 с.
формирует изначальное поведение человека, но, 16. Bucher, C. Industrial Evolution. – New York,
сталкиваясь с поведением других, отражаясь в 1901. – 393 p.
нем («я» и «мы»), оно, в свою очередь, формиру- 17. Graeber, D. Debt: The first 5000 years. – New
ет его личную репутацию в кругу соплеменников, York, 2011. – 534 p.
в окружающем его обществе; сама же репутация 18. Hadas, E. Human Goods and Economic Evils.
человека есть не что иное, как проекция на его A Moral Approach to the Dismal Science. – Wilming-
поведение общественных норм, правил, гумани- ton, 2007. – 324 p.
тарных договоренностей («мы») по поводу пред- 19. Hann, C., Hart, K. Economic Anthropology. –
ставлений о добре и зле; в дальнейшем эти до- Cambridge, 2012. – 206 p.
говоренности воплощаются в общественных ин- 20. Kahneman, D. Thinking Fast and Slow. – New
ститутах и законах, а те («они»), в свою очередь, York, 2011. – 499 p.
задают новую рамку для формирования личных 21. List, F. Das Nationale System der politischen
представлений о нравственности. Этот цикл по- Ökonomie. Stuttgart, Tübingen, 1841. (http://kreuz-
вторяется снова и снова, двигаясь от «я» к «они», gang.org/pdf/friedrich-list.das-nationale-system-
и познание этой цепочки превращений составля- der-politischen-oekonomie.pdf).
ет важную миссию гуманитарных финансов. Как 22. Riesman, D., Glazer, N., Denney, R. The Lo-
справедливо отмечал И. Х. Озеров, «чтобы понять nely Crowd. – New Haven, 2001. – 315 p.
финансовое хозяйство, мы должны ознакомиться 23. Ropke, W. The social crisis of our time. – Chi-
со стремлениями и идеалами разных обществен- cago, 1950. – 260 p.
ных групп, с их программами» [12, c. 23]. 24. Ropke, W. A Human Economy. The Social
Framework of the Free Market. – Chicago, 1960. –
Список литературы 312 p.
25. Sedlacek, T. Economics of Good and Evil.
1. Аристотель. Политика. – М., 2012. – 393 с. The Quest for Economic Meaning form Gilgamesh to
2. Аристотель. Этика. – М., 2012. – 492 с. Wall Street. – Oxford, New York, 2011. – 352 p.
3. Бродель, Ф. Материальная цивилизация, 26. Schneier, B. Liars and Outliers. Enabling the
экономика и капитализм, XV-XVIII вв. Т. 2. Игры Trust That Society Needs to Thrive. – Indianapolis,
обмена. – М., 2011. – 673 с. 2012. – 368 p.
4. Булгаков, С. Н. Философия хозяйства. – М., 27. Zolli, A., Healy, A.M. Resilience. Why Things
2008. – 352 с. Bounce Back. – New York, London, 2012. – 323 p.

38 ÂÎÏÐÎÑÛ ÍÎÂÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ • № 4 (28) 2013