Вы находитесь на странице: 1из 7

УДК 159.9.016.

5
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РЕСУРС КОНЦЕПЦИИ СИСТЕМЫ И
СИСТЕМНО–ЭВОЛЮЦИОННОГО ПОДХОДА ДЛЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ЛИЧНОСТИ
ЧАСТЬ 1
© 2019
Колесник Татьяна Олеговна,
(Россия, Москва, e-mail: kol-tania@yandex.ru)
Аннотация. В статье изложены представления о жизненном цикле личности как сложно организованной
целеустремленной динамической системе, системообразующей роли ценностно–смыслового конфликта.
Методологическое обоснование построения жизненного цикла личности таким образом, реализовано в аспекте
системных критериев теории функциональных систем Анохина. Для этого использованы положения теории
психического отражения на базе трехуровневой концепции психического отражения Б.Ф. Ломова в контексте
представлений об опережающем отражении действительности, базовом понятии ТФС. Учтена связь ТФС
Анохина и теории информации в рамках представлений о новой научной рациональности, представленной
системой онтологических принципов синергетики. Определены возможности применения категорий теории
информации к психологическому исследованию. В рамках концепции динамической теории психологического
поля Курта Левина, психологический аспект жизненного цикла личности представлен как динамическая
система психологического поля, элементарным основанием которой является валентная психическая система
требовательного характера. Динамика системной самоорганизации жизненного цикла представлена в рамках
трех закономерностей системной самоорганизации с акцентом на целевом детерминизме. Ключевым понятием,
управляющим параметром системы, для данной интерпретации жизненного цикла личности принята
функциональная автономия в интерпретации Олпорта.
Ключевые слова: жизненный цикл, психологическое поле личности (внешнее, внутреннее), опережающее
психическое отражение, информация, пространство–время, функциональная автономия.

METHODOLOGICAL AND THEORETICAL RESOURCE OF THE SYSTEM AND SYSTEM-


EVOLUTIONARY APPROACH CONCEPT FOR PERSONALITY LIFE CYCLE PSYCHOLOGICAL
RESEARCH
PART 1
© 2019
Kolesnik Tatyana, Olegovna, independent researcher
(e-mail: kol-tania@yandex.ru)
Abstract. The article describes the personality life cycle as a complexly organized purposeful dynamic system,
along with a systemically important role of value–semantic conflict in this system. Thus, the methodological rationale
for constructing the personality life cycle is implemented in the aspect of system criteria of the Anokhin’s theory of
functional systems. For this purpose, the ideas of the theory of mental reflection are used on the basis of the Lomov’s
three-level concept of mental reflection in terms of anticipatory reflection of reality, which is the basic concept of TFS.
The connection of Anokhin's TFS and the information theory are considered in the framework of new scientific
rationality, which is represented by the system of ontological principles of synergetics. The possibilities of applying the
categories of the information theory to psychological research are determined. Within the Kurt Lewin's Psychological
Field Theory, the psychological aspect of the personality life cycle is presented as a dynamic system of the
psychological field, the elementary basis of which is the valence mental system of a demanding nature. The dynamics
of the system self-organization of the life cycle is presented within the framework of the three laws of system self-
organization, with an emphasis on target determinism. The key term that is a controlling parameter of the system for
this interpretation of the personality life cycle is the Allport's functional autonomy
Keywords: life cycle, psychological field of a personality (external, internal), anticipatory mental reflection,
information, spacetime, functional autonomy.

До недавнего времени, ведущим понятием отечественной психологии была категория психического


отражения. Уточненное прочтение данное понятие получило в теории функциональных систем (ТФС) П.К.
Анохина. Согласно ТФС, опережающее отражение действительности — функция живой материи,
обеспечивающая ей биологическую эволюцию в пространстве-времени [1, с.7-27], с учетом присущей ему
временной цикличности. Эволюция живой материи в аспекте понятия опережающего отражения
действительности осуществляется за счет отражения и фиксации (запоминания на «кодовом носителе»)
повторяющегося опыта проживания циклов среды обитания во времени и учета его при построении новых схем
поведения. В теории Анохина этот процесс называется системогенезом [1, с.364].
Сиситемогенез как эволюционный механизм реализуется по закону информационной эквивалентности,
предусматривающем содержательное тождество между объектом натуральной действительности и его
отражением в поэтапной перекодировке заданных параметров объекта натуральной действительности [1, с.337-
338]. С достижением сигнальности как особого свойства процесса отражения, эволюция живой материи вышла
на уровень субъективного ощущения как новой формы опережающего отражения реальной действительности.
Анохиным отмечено, что это первая способность организма отражать объективную действительность в целом в
субъективном состоянии [1, с.357]. На уровне ощущения уже можно говорить о субъективном опережающем
психическом отражении реальной действительности. С введением термина сигнальности подразумевается
принцип активности в понимании психического явления как формы опережающего отражения реальной
действительности [2].
Сигнальность позволяет говорить об активности как эффекте направленного приспособления посредством
психики в процессе адаптации организма к реальному миру. «Предупредительное поведение» — это первое
проявление активности в реализации функции отражения как формы саморазвития (целеустремления) живого
организма. Ощущение — первая форма модально целостного субъективного отражения действительности в
результате достижения сигнальности, как этапа, способствующего эволюции опережающего психического
отражения действительности, где особая роль отведена функции эмоций. Сознание взрослого человека,
согласно данной логике, — это идеальная форма опережающего отражения действительности. Все
перечисленные этапы эволюции опережающего отражения действительности позволяют принять
направленность в пространстве-времени, как его особое свойство. Направленность обусловлена двумя
факторами: «запомненного кодовым носителем» субъективного опыта, опосредующего желаемое будущее в
ситуации выбора. С этой точки зрения «субъективный мир существует как активность мозга» [3, с.124], что с
позиции современных трактовок эволюции, подтверждает в целом ее (эволюции) необратимый и направленный
характер [3, с.546]. А сама по себе эволюционная теория получает статус метапарадигмального основания
научной методологии. [4]
Помимо понятия опережающего отражения действительности, для теории функциональных систем
огромное значение имеет понятие взаимодействия, его научный и философский потенциал. Системная
психофизиология рассматривает функцию психики (субъективное опережающее отражение реальной
действительности) «как объективное соотношение организма со средой, а ее структуру как систему
взаимосвязанных функциональных систем» [5, с.278]. В отношении психологии, системно-эволюционный
подход различает естественно-историческую природу психики и общественно историческую природу сознания
как ее подсистемы. Т. е. сознание представлено в ней как способ отражения социальной действительности и
идеальная форма реализации опережающего отражения реальной действительности [3, с.121].
Логика ТФС в понимании эволюции опережающего отражения действительности, выстроенная на
принципах теории информации [1], в целом учтена уровнями психического отражения, предложенных
отечественной психологии Ломовым [6]. В кооперации с уточнениями ТФС можно утверждать, что
опережающее психическое отражение у человека — это не последовательные шаги «обработки информации»
по уровням эволюционных этапов происхождения психического отражения, а целостный одновременный
процесс, доступный человеку и как биологическому виду, и как участнику социально–исторического
взаимодействия.
В смысле системогенеза как эволюционного процесса, филогенетические предпосылки реализации
отражательной функции в процессе накопления (запоминания) естественно–исторического опыта живым
организмом, до банального в обыденном понимании, «жизненного опыта» конкретного человека — не что иное
как «историческое накопление отражательного опыта» (там же), включающего в себя в том числе и опыт
предыдущих поколений, закрепленный в филогенезе в качестве видового опыта. При этом корковые области
мозга специализированы относительно элементов субъективного опыта [3, с.434].
Все вышеизложенное необходимо для того, чтобы дать новое прочтение понятию жизненного опыта как
фактора обуславливающего историогенез жизненного цикла человека. Его содержание иллюстрирует
исследователю хронологию саморазвития субъективного опыта человека в истории его отношений с миром, а
также соотношение направленного содержания жизненного цикла с содержаниями объективного исторического
времени личности. Это разные стороны одного и того же единовременного процесса, в котором «индивид
отражает не целый мир как таковой, а историю своих отношений с миром» [5, с.278]. Нейродинамический
эффект такого понимания опережающего психического отражения с точки зрения эволюции психики человека
заключен в том, что в процесс включается все больше и больше «нейронов запаса» что приумножает
нейродинамический потенциал личности [3, с.121]. Этот вывод верен по аналогии с тем, как в процессе
системогенеза живая материя на уровне химических процессов запоминает свое прошлое и на этом основании
предвосхищает свое будущее в оценке тех или иных циклов, свойственных ее пространству–времени,
осуществляя направленную эволюцию. В отечественной психологии действие филогенеза в онтогенезе и
обратно предложено Мясищевым в рамках понятия психическое отношение, которое учитывает и принцип
активности психического отражения, и принцип взаимодействия в происхождении отношения [7, с. 15-90].
На уровне высшей психической деятельности социальная эволюция человека формирует те или иные
социальные потребности, реализуемые как образ желаемого будущего, с сопутствующими эмоциональными
состояниями в процессе их реализации в своем историческом времени. В итоге это делает активное
субъективное психическое отражение действительности избирательным, в том числе и на уровне социальных
параметров информации о ней. «Отношения индивида с миром», таким образом, строятся с учетом «заданной
модели» мира, потребной индивидом: они целеопределены, активны и опосредованы всеобъемлющим
прошлым опытом. Если интерпретировать это с содержательного ракурса понятия «акцептора результата
действия» (ТФС), то в психологии сознания, например понятие намерения на осуществление модели будущего
результата, как формы опережающего психического отражения действительности — это не просто эффект
взаимодействия человека с миром, а взаимодействие двух систем, человека и мира, уточненных целями
взаимодействия и того, и другого: Человека, потребного миром и мира, потребного человеком [8].
В итоге, сам факт наличия опережающего отражения интерпретируется не как абстрактный эволюционный
этап, а как условие появления живой материи: «Мир оказывается целенаправленной системой, хотя цель
задается ему возможно извне» [3, с.572].
Используя эволюционную логику в таком ключе перед практическим исследованием конкретной личности и
ее жизненного цикла встает достаточно сложная задача: вписать психологическую проблематику жизненного
цикла личности в общий междисциплинарный контекст современной науки в аспекте интерпретации теории
психического отражения системной психофизиологией в рамках принципов системного подхода, принятых в
психологии. Возможности для решения этой задачи предоставляет эволюционная эпистемология Понамарева,
которая предлагает формулировать информационные модели взаимодействия в рамках абстрактно-
аналитического направления психологии с высоким уровнем предметно-объектной определенности под частно-
научную задачу конкретного исследования [9]. В реализации такого подхода исследователю необходимо
сформулировать концепцию системы исследуемого явления [4].
ТФС в рамках данной задачи содержит ряд основополагающих принципов. Речь идет о череде системных
атрибутов, принципиальных в описании любой живой системы: единства структуры и функции системы;
принципе целеполагания как основания активности любой живой системы (системообразующий фактор как
элемент субъективного опыта); информационная причинность соотношения психического отражения и его
кодового носителя; наличия прямого и обратного взаимодействия как внутри системной структуры, так и с
внешним миром; принципа системогенеза; принципа оптимальной упорядоченности системы.
В свою очередь, системно–эволюционный подход в естествознании представлен методологическим
алгоритмом синергетики. Философское обобщение онтологии синергетики сформулировано Степиным [10] и
заключается в перечислении механизмов системной эволюции в процессе ее самоорганизации. В методологии
системного подхода для психологии часть принципов концепции Степина уже представлена Ломовым.
Конкретно, целевой детерминизм, фундаментальный для системной психофизиологии, в общей концепции
системы Степина — это один из видов детерминизма системной эволюции наряду с «лапласовским» и
вероятностным. Психология в применении системного подхода, согласно Ломову, в аспекте представлений о
нелинейном детерминизме, к исследованию психического явления как саморазвивающейся системы, так же не
может акцентировать только целевой детерминизм. Однако мы должны признать его особое положение в
научном исследовании психического явления с позиции понимания его как формы опережающего
субъективного психического отражения.
С точки зрения ТФС как методологии частного исследования при построении концепции системы в первую
очередь возникает необходимость определения «управляющего параметра» (УП), или главной переменной в
искомой системной модели взаимодействия. УП учитывает концептуальное основание из психологии и
системно–эволюционный подход в аспекте общеметодологических позиций синергетики в рамках ее главного
принципа развития — принципа самоорганизации.
Начнем с психологии: Согласно терминологии динамической теории психологического поля Курта Левина,
источником активности является состояние напряжения психологического поля человека. В контексте
элементарной структуры психологического поля речь идет о психической системе требовательного характера,
влияющей на общее напряжение психологического поля, наряду с остальными напряженными системами. В
самом упрощенном варианте, речь идет о потребности. В психологии ей присвоена мотивационно
специфичная эволюционная шкала, от врожденного влечения до сознательной цели. В субъектно-
деятельностном подходе потребность – это опредмеченное содержание мотива, «приводной ремень»
активности [8]. Потребность как часть объемного целостного психического явления, где «цель … организует
части в целое, придавая ему особые свойства» [5, с.258], обретает черты системного явления с
соответствующими ему атрибутами в концепции мотивационных систем Олпорта. Ведущим понятием его
теории является категория функциональной автономии. Концепция Левина формулировкой динамической
структуры абстрактной потребности эту проблему решает в рамках понятия автономии валентной психической
системы. В целом, эпигенез потребностно - мотивационной сферы подчинен эволюционному механизму
становления уровней системной организованности (упорядоченности, целостности), если пользоваться
терминологией Богданова [11] и у Левина, и у Олпорта. В аспекте ТФС, интерпретации потребности как
мотивационной системы должны учитывать объяснительный потенциал теории психического отражения в
контексте «информационной причинности» [12, 13] происхождения активного субъективного психического
отражения, и его направленности (требовательный характер психического отражения).
В рамках теории психического отражения, Чуприкова предлагает считать абстрактную потребность
«специфическим видом психического отражения, которое осуществляет ярко выраженную регулирующую
функцию психики и поведения» [13, с.588]. Другие направления психологии придают понятийному множеству
мотивационной специфики куда больший вес. Так, Олпорт полагает, что исследование личности в целом
сводится к исследованию эволюции мотивационных систем до уровня функциональной автономии. Его теория
«рассматривает взрослые мотивы как разнообразные самоподдерживающиеся актуальные системы,
вырастающие из предшествующих систем, но функционально независимые от них» [14, с.307].
Объективным «сопровождением» мотивационных систем в реальной действительности являются поведение
и предметная деятельность (опредмеченное психическое отражение), направленные на достижение результата.
Это позволяет систематизировать вокруг категории мотивационной системы эмпирическое основание
исследования, объективное качество которого выражено доступными для исследования результатами
сознательной деятельности исследуемой личности. Одновременно, деятельность, провоцируемая актуальной
настоящей ситуацией жизненного цикла во взаимодействии с соответствующей функциональной автономией
также может быть представлена системой. На сегодняшний день существуют теории на основе системно–
эволюционного подхода и системогенеза, которые реализуют принцип активного опережающего отражения в
аспекте деятельности тем, что присваивают направленной деятельности статус психологической
функциональной системы [15]. Априорная связь деятельности с мотивом формирует «архитектонику»
функциональной системы деятельности на основе модели желаемого будущего результата. Используя
терминологию Анохина, акцептор результата действия как модель будущего результата — это детерминанта
поведения, определенная не как его стимул (прошлое), а как его результат, т. е. будущее.
Таким образом, функциональная автономия (зрелая мотивационная система) имеет два ракурса. В
нейродинамике ее тождеством является «акцептор результата действия», запускающий процесс опережающего
отражения, а в психологическом поле личности — это психическая функциональная система, определяющая
направление деятельности. Опираясь на организацию информационного тождества в нейродинамике и
предметном мире личности через посредничество функциональной автономии [14, с.307], ее (функциональную
автономию) необходимо вписать в жизненный цикл как системное явление в качестве объективного основания
для процесса реализации целеполагания, эволюция которого организует жизненный цикл человека. Исходя из
представлений об эволюции как направленном процессе, вполне допустимо присвоить мотивационной системе
статус управляющего параметра в моделировании системного явления, в данном случае жизненного цикла
личности.
С точки зрения динамической самоорганизации психологического поля исследуемой личности, элементом
которого является психическая система, как отношение (взаимодействие) внутреннего и внешнего фактора
психологического поля, его системогенез по мотивационному признаку реализуется в рамках «триады
причинности», принципиально определенной в представлении о системе у Степина и справедливой для
системогенеза как такового [10].
В рамках «триады причинности» [10] вероятностный детерминизм — это переход от уровня уже
существующей интеграции системы к более дифференцированной целостности путем скачкообразного
одномоментного события через состояние системной неопределенности. Принцип неопределенности
заключается в том, что система в пространстве–времени занимает положение полной диалектической
симметрии, и исход системного выбора в будущем, перспективы на новые точки в пространстве, которые
откроют новый спектр возможных направлений дальнейшего развития системы, в момент диалектической
симметрии не ясен. Момент позиции внутрисистемного антагонизма интерпретируется с философской точки
зрения как противоречие или конфликт. Интерпретация его для психологического исследования, должна быть
реализована с учетом требования определенности структурно-функционального существа внутрисистемного
конфликта в процессе динамической самоорганизации системы.
Такая интерпретация в психологии возможна в рамках динамической психологии [16] в опоре на понятие
взаимодействия (отношения). Если психическая система [16] представлена в нашем исследовании как элемент
динамически развивающегося психологического поля личности, то интерпретацию психологического поля как
систему в крайнем состоянии нужно соотнести со структурным основанием возможного антагонизма
психологического поля личности и содержаниями его актуальной функциональности до и после конфликта. С
точки зрения определенности управляющего параметра как предметного основания информационной модели
взаимодействия, противоречие сфокусировано вокруг понятия мотивационной системы, опосредующей
требовательный характер психологического поля и его максимальное внутрисистемное противоречие.
С учетом всего выше сказанного, в проблеме исследования жизненного цикла как системного явления
необходимо определиться с тем, что находиться в противоречии, если речь идет о вероятностном
детерминизме. С точки зрения динамической теории Левина, не сложно предположить, что проблема
оптимального конфликта психологического поля — это проблема психической системы и случайного события,
воздействующего на систему.
То есть противостоят друг другу внешнее психологическое поле (как носитель события) и внутреннее
психологическое поле как носитель опережающего субъективного отражения, соотнесенного в психике с
актуальной мотивационной системой. Функциональное значение антагонистической мотивационной системы
для психологического поля в целом определяет значение конфликта для динамики общей направленности
индивидно-личностного генезиса. Таким образом, взаимодействуя между собой в момент конфликта
внутреннее и внешнее поля, реализуются в пределах той психической системы, которая обусловлена
актуальной мотивационной системой. И если речь идет об Эго-вовлеченной функциональной автономии [14],
то конфликт реализуется в рамках «Я»-комплекса [16]. А так как «Я»-комплекс —` это поэтапно
трансформированная, ценностно-смысловая структура личности, актуальная для нее на весь рассматриваемый
этап динамики жизненного цикла, то речь идет о ценностно-смысловом конфликте.
Системное раздвоение, или системная симметрия — это наиболее удобная позиция для исследования
любого сложного системного явления в процессе динамического самоусложнения. Это отмечено и в
психологии: эффект от изучения конкретной исторической личности в состоянии конфликта реализован еще
Эриксоном. В рамках исследования исторических персоналий, Эриксон сложил свою психосоциальную
концепцию жизненного цикла, представленную как эпигенез идентичности. В основание теории лег
диалектический механизм выбора отрицательного или положительного качества дальнейшего направления
развития идентичности, опосредованного комплексом детерминант предыдущего этапа. Т. е. в контексте
выбранного ракурса построения теории и методологии, исследованию доступен старый метод диалектической
логики, учтенный на современном этапе априорной обусловленностью философии синергетики философией
диалектики Природы.
Однако, динамическую структуру ценностно-смыслового конфликта необходимо вписать в пространственно
временную картину жизненного цикла с учетом требования нелинейного детерминизма и определенности
внутрисистемного времени. Т. е. онтологические принципы синергетики [10] провоцируют проблему
«топологической иллюстрации» конфликта, а не только выявления его качественных характеристик. Сама по
себе топология жизненного цикла как автономной системы, заданная системными границами, и присущим ей
внутрисистемным временем, не так проста, но если допустить, что жизненный цикл личности тождественен
динамике психологического поля, как оно понимается Левиным, то проблема может быть решена хотя бы
умозрительно:
Эмпирическим основанием заявленной проблематики является доступная исследователю объективная
картина жизненного цикла, выраженная хронологически систематизированным содержанием результатов
сознательной деятельности личности на этапах взросления и зрелости, историческим и социальным
характером жизненного цикла. В этом смысле жизненный цикл как элемент реальной действительности,
позволяет описать исторические объемы жизненного пространства личности в цикле ее исторического времени.
Они и есть основа для топологии жизненного цикла личности, ее внешнее психологическое поле, движимое в
пространстве-времени направленной динамикой взаимодействия с внутренним миром личности ее психической
активностью на этапе жизненного пути и тенденциями развития на до субъектном этапе жизненного цикла.
В рамках системно–эволюционного подхода и в контексте теории психического отражения внутренний мир
личности с точки зрения самоорганизации любого психического явления — это «информационный процесс
особого типа, … необходимым свойством которого, … выступает явление субъективной реальности» [12].
Он формируется, как было сказано выше, взаимодействием организма и среды, а его результатом является
«репрезентация характеристик мира» [13] на кодовом носителе психики, как факт осуществления закона
информационной эквивалентности между натуральным объектом и его отражением. В итоге в процессе
взаимодействия участвуют три информационных объекта: наблюдаемый (реальный), нейродинамический и
субъективное психическое отражение. Нейродинамический объект находится вне данной предметной области.
Остается два объекта, интересных данному научному анализу, и степень информационной эквивалентности
между ними соответственно. Оба объекта в случае психологического исследования интерпретируются одним
понятием — содержание. При этом содержание субъективного отражения, как некоего образа натурального
объекта эквивалентно содержанию кодового носителя, но может иметь степень эквивалентности в отношении
натурального объекта – явления. Это объясняется требовательным характером взаимодействия. На уровне
понимания психического отражения как высшей психической деятельности, реализации в нем комплекса
доступных когнитивных функций, содержание субъективного образа реальности формулируется с учетом
принципа избирательности. Принцип избирательности искажает информационный эквивалент на «кодовом
носителе психики» и его психический образ, соответственно. В самом общем смысле содержание
субъективного образа реальности обусловлено ценностно-смысловыми структурами «Я». И если в
биологическом аспекте условное содержание опережающего отражения действительности в принципе
тождественно содержанию натурального объекта, а избирательность отражена направленностью
«предупредительного поведения», то с точки зрения социальной эволюции сознания, его активностью и
содержаниями требовательного характера, взаимодействия с историческим миром человека, информационная
эквивалентность между ними реализуется совершенно иначе.
Другими словами, в воссоздании соотношения во взаимодействии объективного и субъективного фактора,
их взаимной содержательной определенности и взаимовлияния на содержание направленной самореализации
личности нужна оценка того, что «имеют ли какое-нибудь сходство, и какое именно, предметы и явления
внешнего мира сами по себе, с теми впечатлениями, которые получаются от них человеческим сознанием?»
[17, с.219]. Одним словом, проблема субъективности психического отражения и его роли в становлении
субъектности — это одна из главных в исследовании конкретного человека.
В итоге, объектом и предметом заявленной проблематики являются два содержания: объективное качество
содержания жизненного цикла личности от рождения до смерти, и направленное содержание субъективной
реальности личности в эпигенезе в том же временном промежутке.
С точки зрения естествознания, понятие содержания на сегодняшний день —это основание для конкретного
определения категории информация. Понятие информации формулируется в рамках категории эволюции как
методологического основания для понимания информационного обмена между взаимодействующими
системами: «Информация `— объективное содержание связи между взаимодействующими материальными
объектами, проявляющимися в изменении состояний этих объектов» [18]. Предстоит выяснить, доступно ли
психологическому исследованию такое определение содержания в качестве интегрального операционального
понятия, в контексте того, что концептуальным основанием логики исследовании является теория
психического отражения в интерпретации ее ТФС.
Теория психического отражения, которая формулирует психику как нерасторжимое единство организма и
среды [13], построена также на понятии взаимодействия. Оно же включено в представленное определение
информации. Исходя из общенаучного понимания взаимодействия, содержание психического явления можно
считать результатом взаимодействия материальных объектов в том смысле, в каком это понимает психология, а
именно в смысле «чистого значения» и его кодового носителя: «Связь между «содержанием» и ее кодовым
носителем — это функциональная связь, точнее, вид функциональной связи, специфичный для кодовой
зависимости, при которой данная информация и ее данный носитель суть явления одновременные и
однопричинные» [12]. А информационное наполнение психического явления провоцируется взаимодействием
организма и среды с последующими изменениями и того и другого. В рамках психологического контекста
психические содержания «в общем случае могут быть описаны только в терминах свойств и отношений
внешних объектов». Или так: «психология описывает соотношение организма и среды в терминах свойств и
отношений именно среды» [3, с.148]. А «явления субъективной реальности представляют собой информацию,
данную личности как бы в чистом виде» [13, с.54]. С позиции понимания психического отражения как
опережающего, важно еще одно его качество: «Опережающее психическое отражение связано с активным
отношением живой материи к пространственно–временной структуре мира» [5, с.256].
Этот факт с позиции информационной и пространственно–временной определенности психического
отражения, позволяет нам определить его источник в объективной реальности. Это в свою очередь позволяет
придать ему атрибуты системной автономии, выдвинутые онтологией синергетики, по определению
Иваницкого, - науки об иерархической кооперативной самоорганизации. [19]. Выявленные на этом основании
системные атрибуты объективного мира личности автоматически становятся атрибутами исследуемого
психического явления согласно информационному толкованию теории психического отражения. А в рамках
динамической теории поля Курта Левина, география жизненного пространства личности, в итоге определена
реальными границами информационного тождества, «географией» ее субъективной реальности. В этом смысле,
содержание психического отражения и его информационный эквивалент в реальном мире личности
действительно тождественны. Другое дело, эквивалентны ли их содержания с точки зрения направленной
активности?
Информационным эквивалентом взаимодействия материальных объектов в случае взаимодействия человека
и объективного мира, является опережающее психическое отражение, как мы уже выяснили, направленное
обусловленностью прошлого субъективного опыта. Прошлый опыт предъявляет требование к будущему
результату, направленному или на его отрицание, или на его повторение. Это и определяет содержание
мотивационной системы в процессе психической деятельности как психического отношения между
взаимодействующими полями (внешним и внутреннем). А на уровне сознания как подсистемы психики в
целом, —зрелой мотивационной системы (функциональной автономии). Т. е. механизм трансформации в
диапазоне «мотивационная система - функциональная автономия» в хронологии конфликтного эпигенеза и есть
момент фиксации субъективного опыта, направляющий жизненный цикл и его системогенез в дальнейшем. В
таком качестве мотивационная система, организующая конфликтный эпигенез жизненного цикла как
саморазвитие динамической системы, —это системообразующий фактор, формирующий концепцию системы
жизненного цикла человека.
Теперь необходимо определиться с тем, в какой степени динамизм представленного системного процесса
является объектом исследования в проблематике жизненного цикла. Начнем с того, что интерпретация
энергоинформационного взаимопревращения в рамках универсального эволюционизма говорит, что «при
переходе к изучению все более сложных систем структурные, информационные аспекты их поведения и
развития выступают на первый план, а динамика создает лишь основу для информационного развития» [20,
с.529]. В этом смысле, в предмет – объектном соотношении данного исследования ничего не меняется. —
Акцент сохраняется на, психическом содержании, информации или «чистом значении в терминах свойств и
отношений именно среды», иллюстрирующего автономию субъективной реальности исследуемой
исторической личности.
Однако динамическая составляющая процесса становления ядерных личностных структур все же является
объектом исследования в качестве одной из детерминант скорости в понимании качества реализации
психического явления в действительности, косвенно опосредующая степень организованности (целостности,
упорядоченности) содержания психического отражения.
Источником кинетики живой материи, как процессуального существа взаимодействия, согласно теории
информации, является «Детерминированный процесс с существенной хаотической компонентой или
хаотический процесс с существенной детерминированной компонентой» [19, с.366]. В понимании системы у
Степина это отражено соотношением «лапласовского» и вероятностного детерминизма в механизме системного
саморазвития. В психологии источником кинетики психического явления принято эмоциональное напряжение
потребности вкупе с врожденными характеристиками темперамента. Первый можно формализовать в рамках
информационной теории эмоций Симонова [21], второй интерпретировать концепцией ФДСИ Русалова [22,
с.524].
С таких позиций, допустим, что стимулируемое внешним миром человека напряженное психологическое
поле, точнее его «кодовый носитель», сначала обеспечивает его излишками энергии, провоцируя
метафорический «хаос» психической деятельности, а потом, выделенный «активационно – энергетический
ресурс», усилием когнитивных потенций личности упорядочивается, в рамках действующей психической
системы. Хаотическая составляющая в динамике действующей психической системы и есть показатель наличия
противоречия, провоцирующего аффект соответствующего уровня, переживаемая как конфликтная ситуация.
Далее происходит стабилизация этапа развития: реализуется «детерминированный процесс» путем
трансформации во времени «прошлой» целеопределенности. В этом смысле выявленное содержание
соотнесенное с становлением ценностно–смысловой сферы, должно быть систематизировано как
иерархическая кооперация ведущих мотивационных систем в хронологии этапов становления зрелой
ценностно-смысловой сферы исследуемой личности. В аспекте системообразующей роли ценностно-
смыслового конфликта в становлении жизненного пути личности искомой величиной остается содержание
ведущей собственной функциональной автономии [14] и ее историогенез на каждом этапе развития. Это и
будет иллюстрацией эпигенеза целостного содержания «Я» - комплекса исследуемой личности как вида
психической системы, объясняющей общий ход траектории жизненного цикла личности.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональных систем М. Издательство «Наука»,
1978.
2. Александров И.О., Максимова Н.Е. Эволюционная эпистемология Я.А. Понамарева.
Психологический журнал 2015, том 36 №6, с.12-23.
3. Швырков В.Б. Введение в объективную психологию. Нейрональные основы психики. М: «Институт
психологии РАН» 2006.
4. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. Принципы
системной организации функций М: «Наука»1973, с.5-61.
5. Александров Ю.И. Психофизиология. Под ред. Александрова, СПб: ОАО «Техническая книга»2008
6. Ломов Б.Ф Системность в психологии. В: НПО «МОДЭК» 2011.
7. Мясищев В.Н. Психология отношений В: НПО «МОДЭК» 2011
8. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб: ИД «Питер» 2006.; Человек и мир. СПб: ИД
«Питер» 2012.
9. Максимова Н.Е., Александров И.О. Возможная траектория предметного развития психологии.
Часть2. Организация предметной области психологии. Психологический журнал 2016, том 37 №2,
с.5-18.
10. Степин В.С. Смена типов научной рациональности. http://spkurdyumov.ru/education/smena-tipov-
nauchnoj-racionalnosti/ О философских основаниях синергетики.
http://spkurdyumov.ru/philosophy/o-filosofskix-osnovaniyax-sinergetiki-v-s-stepin/
11. Богданов А.А. Тектология «всеобщая организационная наука». http://uchebniki-
besplatno.com/tektologiya-knigi/organizovannyie-kompleksyi-23404.html
12. Дубровский Д.И. Зачем нам субъективная реальность или «Почему информационные процессы не
идут в темноте?» (Ответ Чалмерсу). М: «Стратегия-Центр» 2007, с.139 – 163.
13. Чуприкова Н.И. Психика и психические процессы. Система понятий общей психологии. М: «Языки
славянской культуры» 2015.
14. Олпорт Г. Становление личности М: ООО НПФ «Смысл» 2002.
15. Шадриков В.Д. Категория деятельности и ее применение к изучению качества профессионального
образования, НИИ ВШЭ 2012.
16. Левин К. Динамическая психология М: ООО НПФ «Смысл» 2001.
17. Сеченов И.М. Элементы мысли. М: «Книжный клуб Книговек» 2011.
18. Чернавский Д.С. Проблема происхождения жизни и мышления. М: «УФН 2000 т.170 №2, С.157-
183».
19. Иваницкий Г.Р. «21 век: «Что такое жизнь с точки зрения физики». М: УФН 2010, т.180 №4, С. 337-
369.
20. Кадомцев Б.Б. Динамика и информация. М: «1994, УФН т.164 №5 С.449-529.
21. Симонов П.В. «Отражательно-оценочная функция эмоций». М: АСТ «Астрель» 2009. Хрестоматия,
с.193-195.
22. Русалов В.М. Темперамент в структуре индивидуальности человека. М: «Институт психологии
РАН» 2012.