Вы находитесь на странице: 1из 126

Владислав Дегтярев

Барокко как связь и разрыв

Очерки визуальности –
2

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=65539637
«Барокко как связь и разрыв»: Новое литературное обозрение; Москва; 2021
3

ISBN 9785444814918
Аннотация
Школьное знание возводит термин «барокко» к образу «жемчужины неправильной
формы». Этот образ связан с общим эмоциональным фоном эпохи: чувством внутреннего
напряжения «между пламенной страстью и жестким, холодным контролем»,
стремящимся прорваться наружу. Почему Шекспир и  Джон Донн говорили о  разрушении
всех связей, а  их младший современник Атаназиус Кирхер рисовал взрывоопасный земной
шар, пронизанный токами внутреннего огня? Как это соотносится с формулой
самоощущения ХХ  века? Как барокко и присущие ему сбитый масштаб предметов,
механистичность, соединение несоединимого, вторжение фантастики в  реальность
соотносятся с  современной культурой? В  своей книге Владислав Дегтярев рассматривает
культуру барокко как параллель и альтернативу футуристическому XX веку и показывает,
как самые разные барочные интуиции остаются пугающе современными. Владислав
Дегтярев  – преподаватель РХГА, автор книги «Прошлое как область творчества»
(М.: НЛО, 2018).

Владислав Дегтярев
Барокко как связь и разрыв
Марине Пассет

I. Предисловие
Автор придерживается правила писать только об интересном
лично ему.
Кирилл Кобрин

Культурология, как и всякое уважающее себя гуманитарное знание, занимается поиском


смыслов. Просто сказать, что некий артефакт А похож на некий артефакт Б, значит не
сообщить почти ничего. Их возможные сходства и различия имеют ценность лишь тогда,
когда помогают раскрыть работу культурных механизмов и стоящих за ними намерений
людей.
Всем нам (здесь подразумеваются любители отвлеченных рассуждений, к которым
автор без колебаний причисляет и себя самого) свойственно преувеличивать либо сходства,
либо различия тех объектов, которые мы сравниваем, – особенно, если речь идет о чем-то,
удаленном от нас во времени и/или пространстве. Исходным пунктом для любого разговора
о прошлом (и здесь приходится ввести понятие «прошлого», которое не равнозначно
настоящему моменту и отделено от него некоей точкой невозврата) может быть либо поиск
в нем ростков настоящего, либо следов тех явлений, которые к моменту этого разговора
окончательно канули в Лету. Дальше начинаются уточнения и оценки. Так, например,
консервативное мировоззрение основано на предположении о том, что предыдущие
поколения не только знали или умели нечто, нам недоступное, но что их опыт имеет
ценность и сейчас. Идея прогресса, в свою очередь, подразумевает прямо противоположное.
Но и то и другое невозможно вне историзма, который можно предварительно определить, как
систему взглядов, абсолютизирующую течение времени и различия между разными
историческими периодами, а также ставящую в зависимость от них самое человеческое
сознание.
Направление мысли, противоположное историзму, легче всего обозначить как
типологию, т. е. поиск общих принципов и фундаментальных сходств. Один из ее вариантов
4

предлагает американский историк Хейден Уайт, утверждающий, что любое историческое


повествование строится по литературным канонам и принадлежит, таким образом,
к какому-либо из известных литературных жанров1. Согласившись с этим утверждением, мы
должны предположить, что и число возможных исторических сюжетов не только ограничено,
но и весьма невелико – как число базовых литературных сюжетов, которых, согласно
Борхесу, насчитывается всего четыре (о штурме крепости, о возвращении героя, о поиске
и о самоубийстве бога). Кажется, возможных культурологических сюжетов должно быть
примерно столько же.
Если культурология настаивает на сходствах в большей степени, чем на различиях
(а я уверен, что это именно так), не означает ли сказанное, что она берет на себя ту роль,
которую история исполняла когда-то очень давно, допустим, во времена Плутарха, – роль
сборника примеров и поучений, полезных в хозяйстве? Но даже если это предположение
окажется верным, в такой ситуации, на мой пристрастный взгляд, нет ничего страшного.
Нужно всего лишь понять, как она может нам помочь.
В таком случае, если я считаю нужным заявить о сходстве вещей и явлений XVII века
с вещами и явлениями XX (что будет неоднократно повторяться в этой книге), я делаю это
для того, чтобы понять происходящее сейчас, воспользовавшись помощью старинных
образов, неожиданно похожих на нас самих.
Иллюстрировать мою мысль, приводя многочисленные примеры того, как старина
оказывается нашим портретом, здесь было бы неуместно (для этого, как-никак, есть книга),
однако и вовсе без примеров обойтись не получится. Значит, придется ограничиться всего
одним, но наиболее выразительным, едва ли не хрестоматийным.
«Черный квадрат», написанный Казимиром Малевичем в 1915 году (по крайней мере,
так гласит официальная версия), принято считать одним из наиболее значимых для культуры
ХХ века явлений. При этом ни для кого не секрет, что у этой картины были прототипы – но
их роль в культуре оказалась значительно скромнее. Что же касается их сходств и различий,
то они, как правило, не становятся предметом анализа.
Так, несомненное сходство между «Черным квадратом» Малевича и иллюстрацией из
книги английского философа и мистика Роберта Фладда «История двух миров» (1617),
изображающей первозданный хаос, можно представить, как забавный курьез. Можно, однако,
поступить иначе и найти в нем смысл, указывающий на сходства и различия двух эпох.
Многочисленные и разнообразные интерпретации «Черного квадрата» (от анти-иконы
до чертежа механического солнца) сходятся в одном: он символизирует конец, будь то конец
привычного нам мира или, хотя бы, конец изобразительности. Иллюстрация же из сочинения
Фладда – густо заштрихованный квадрат, очень похожий на картину
Малевича, – представляет собой изображение начала вселенной. Видно, что начала и концы
оказываются практически неотличимыми друг от друга.
Собственно, в этой паре изображений и заключена программа книги, лежащей перед
вами. Два черных квадрата представляют собой проявления одного и того же принципа
в разных исторических условиях и указывают на глубинное сходство двух исторических
периодов – эпохи барокко и первой половины ХХ века, которую мне удобно называть эпохой
ар-деко.
Другой вывод из картинок, лежащих рядом, таков: они создают рамку – хроно- и просто
логическую – для некоего культурно-исторического целого, показывая его утверждение
(которое фиксирует Фладд) и отрицание (изображенное Малевичем). Возможно, это целое
нужно называть эпохой модерна («Нового времени» советских учебников), начавшегося
где-то в первой половине XVII века, вместе со стилем барокко. Кстати, стоит обратить
внимание и на то, что книга Фладда была опубликована за год до начала Тридцатилетней
войны (1618–1648).
Итак, барокко.

1 Уайт Х. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX века. Екатеринбург, 2002.


5

Вальтер Беньямин в «Происхождении немецкой барочной драмы» (1927) упоминал


расхожую трактовку барокко как стиля, порожденного Тридцатилетней войной 2. Для него это
мнение было надоевшей банальностью, не заслуживающей ни опровержения, ни даже
комментария. Мы же находимся в другой, нежели Беньямин, культурной ситуации, и потому
я постараюсь дать этот комментарий здесь.
Тридцатилетняя война – и это очередная банальность – изменила лицо Европы,
сформировав тот миропорядок, который, в основных своих чертах, продолжается и по сей
день. Другими словами, она послужила точкой невозврата для отсчета той современности
(modernité), которую мы наблюдаем вокруг себя. Можно еще добавить, что в боевых
действиях на территории Нидерландов участвовал молодой француз по имени Рене Декарт,
ставший едва ли не главным из творцов интеллектуального ландшафта современности.
Однако современность все время двоится в наших глазах: она сама словно бы все время
собой недовольна, и мы чувствуем, что это недовольство началось не вчера.
Современное искусство, точнее искусство модернизма – если отсчитывать его с 1900‐
х годов, примерно с «Авиньонских девиц» Пикассо (1907), – постоянно говорит об
одиночестве человека, о его неуместности в этом мире и о банкротстве всех попыток найти
связь с чем-то бо́льшим, чем отдельная личность. Действительно, стремление выстроить
связь индивида с историей, нацией, государством привело к худшим видам тирании
и к идеологизированному искусству, которое трудно воспринимать иначе, нежели как пустой
и помпезный китч. Но обязательно ли попытки восстановить какую бы то ни было связь
с прошлым должны привести к китчу, т. е. к циничной эксплуатации банальных, стершихся
образов, лишенных внутреннего содержания?
Здесь я остановлюсь и попробую уточнить свою точку зрения, а заодно и некоторые
понятия.
Очевидно, что серьезное искусство ХХ века к модернизму не сводится, и поэтому, как
мне представляется, слово «модернизм» не подходит для определения
культурно-исторической ситуации и мировоззрения ХХ века. Более того, полюсами
модернизма и сервильного традиционализма культура ХХ века не исчерпывается, и сводить
разговор о ней к такой оппозиции непродуктивно. Наряду с поисками принципиально нового
языка описания реальности (модернизм) и новых форм социального существования
искусства (авангард) постоянно предпринимались не менее значительные по своему уровню
и последствиям попытки остранения, проблематизации привычного языка, которые принято
называть классицизирующими тенденциями в искусстве, закрывая глаза на то, сколь далека
эта новая классика от идеала классической гармонии и спокойствия.
Для описания двойственности искусства ХХ века требуется ввести некую оппозицию.
Пусть ею будет «модернизм vs. ар-деко». Возможно, впрочем, что модернизм входит в состав
ар-деко как его крайний левый фланг.
Словом «модернизм» я называю героическую попытку пересмотреть интеллектуальные
и художественные (образные) основания европейского мировоззрения, осуществляемую
ценой отказа от непосредственного прошлого в лице преобладающей позднеромантической
или историцистской традиции конца XIX века и (возможно) обращения к глубокой архаике
и основополагающим архетипам сознания.
Словом «ар-деко» я называю столь же героическую попытку переосмыслить
распавшиеся фрагменты упомянутой позднеромантической традиции в условиях, когда
игнорировать их не получается, а установить между ними органические связи более
невозможно. Модернизм мечтает отменить все, в чем он не нуждается и начать с чистого
листа новую архитектуру или новое общество. Ар-деко, напротив, полагает, что
существующее нельзя просто так отменить, а значит, с ним нужно считаться.
«История – это кошмар, от которого я пытаюсь проснуться», – говорил Стивен Дедал
в «Улиссе» Джойса, действие которого, напомню, происходит в 1904 году, накануне

2 Беньямин В. Происхождение немецкой барочной драмы. М., 2002. С. 37.


6

появления первых манифестов нового искусства. Нельзя ли счесть


антиисторичность – и логически следующую из нее склонность к поиску вечных архетипов
и созданию статичных идеальных образцов, которую (в ее противостоянии партикулярности
предшествующего столетия) можно было бы считать идущей от классицизма, если бы не
полное отсутствие в ней идеалов спокойствия и гармонии, – основным свойством
модернизма? Однако мы легко можем убедиться в том, что современное сознание
(сформированное, как мы подозреваем, XIX веком) до сих пор остается историчным, поэтому
modernité все равно создает свой исторический нарратив, который тем не менее не заходит
дальше середины XIX века (т. е. времени Бодлера и импрессионистов).
Чтобы отчетливее понять, с чем мы имеем дело, следует пойти от противного – от
историзма, противоположного как барочному, так и модернистскому переживанию новизны.
Этот термин, удобный, но исключительно нечеткий, также нуждается в определении.
Скажу поэтому, что словом «историзм» я намерен называть попытки художников и эстетиков
XIX века встроить современность (их «современность») в последовательность исторических
стилей, точнее – разработать для XIX столетия современный стиль, равнозначный по своим
художественным качествам и некоей психологической достоверности всем стилям прошлых
эпох. Эти попытки и сами участники художественного процесса, и ближайшие наблюдатели
воспринимали как провальные, поскольку, по сравнению с прежними временами, все успело
измениться и

…теперь такую жизнь не делают! Умелец


Шлифует и стучит, и красит, и скребет,
А все-таки лежит совсем не так младенец
В коляске, и старик иначе веки трет.

Александр Кушнер
Однако работа, в успех которой никто не верил, не прекращалась.
Убеждение людей XIX столетия в необходимости такой работы было основано на
представлении о существовании законов истории, которые, в частности, предполагают, что
каждая состоявшаяся историческая эпоха должна иметь свое визуальное проявление, свое
лицо, в виде отчетливо выраженного стиля искусства. Критикой философского историзма
(ставшего в русском переводе «историцизмом») мы обязаны Карлу Попперу, и пересказывать
содержание его «Нищеты историцизма» здесь было бы излишне. Существует также книга
Дэвида Уоткина «Мораль и архитектура»3, в которой автор, опираясь на идеи Поппера, не
только защищает автономию архитектуры, но и детально разбирает аргументы теоретиков
(правда, преимущественно англоязычных), склонных видеть в ней индикатор состояния
общественных институтов или строительных технологий. «Каждому времени свое искусство,
каждому искусству – свою свободу», – такая надпись красуется на фасаде здания венского
Сецессиона (1898). С этой точки зрения XIX век, бесконечно перебирающий исторические
образцы, но лишенный собственного лица, должен был представляться странной аномалией.
Сейчас можно видеть не только то, что XIX век все-таки обладал собственным лицом,
но и что та эпоха уже успела пережить разрыв исторической преемственности, который
современники почему-то не торопились осознать в таком качестве. Это все равно случилось,
хотя и намного позднее, после окончания Первой мировой войны.
Если историзм XIX века пытался найти способ встроиться в исторический нарратив
большой длительности, начинавшийся одновременно с цивилизацией, то для нас
непосредственно переживаемая традиция полностью укладывается в хронологические рамки
ХХ века (т. е. наше мышление остается историцистским, но выбор доступных для
подражания образцов сильно сужается). Кошмар истории не исчезает, только большая
история (исчисляемая от сотворения мира) сменяется малой (от сотворения «Черного

3 Watkin D. Morality and Architecture. Chicago and London, 1984.


7

квадрата»), в которой тем не менее ужасов нисколько не меньше.


Клемент Гринберг в классической статье «Авангард и китч» (1939)4 формулирует
занимающую нас оппозицию по-другому: либо радикальное обновление художественного
языка, либо эксплуатация привычных и комфортных образов. Но можно ли приравнять
занимающий нас историзм к китчу? Похоже, что нет. Парадоксальным образом, историзм
оказывается ближе к авангарду, поскольку основан на поиске своего места в истории, т. е.
ориентирован на прагматику5. Историзирующий же китч делает вид, что преемственность не
нарушалась и вопросы прагматики тем самым не важны.
Возможно, разрыв традиции – одно из наиболее частых исторических событий.
Катастрофы происходят намного чаще, чем выдаются периоды спокойствия, позволяющие
рассуждать обо всем в терминах постепенной и равномерной эволюции. Барочный опыт
новизны, разрыва прямой исторической преемственности и осознания ненормальности мира
обошелся человечеству очень дорого, но именно поэтому он может быть ценным для нас.
Раздражение модернистов против исторических форм (подобное, как сказал бы Оскар
Уайльд, ярости Калибана, не находящего в зеркале своего отражения) объясняется тем, что
они видели в них только формы утверждения преемственности, т. е. приписывали им
собственный прямолинейный пафос, опиравшийся, в конечном счете, на тот же историзм
предыдущего столетия, с которым они намеревались покончить.
Историзм XIX века исходил из необходимости существования художественного стиля,
адекватного современности (т. е. отражающего состояние общества, его мировоззрение
и степень технического развития), чтобы XIX век мог безболезненно встроиться
в последовательность исторических стилей. Историцистское сознание, предполагающее
существование обширного набора исторических закономерностей, предполагает также, что
каждой эпохе должен соответствовать набор специфических художественных форм – и оно
поступает таким образом лишь потому, что наблюдает такое явление в прошлом и считает
возможным экстраполировать его на настоящее. Однако современность не соответствовала
ожиданиям теоретиков того времени: художественного стиля, соответствовавшего духу
XIX века, они не видели, а признать, что истинное лицо того времени – всего лишь «разброд
и шатания», не могли.
Впрочем, вторая половина XIX столетия не сводится к бесстилью и так называемой
эклектике. Но чтобы объяснить, что мы имеем в виду, придется начать издалека.
В Англии тогда жили и работали два дизайнера, в равной степени талантливых, но
противоположных во всем – Уильям Моррис (1834–1896) и Кристофер Дрессер (1834–1904).
И тот и другой стремились создать новый декоративный стиль на основании существующих
прототипов, но достигли противоположных результатов. Моррис обращался к готике,
Дрессер – к японскому искусству. Моррис стремился к органичности и предвосхитил формы
стиля модерн, Дрессер же, судя по его работам, тяготел к чистым геометрическим формам
и сумел освободиться от любого влияния исторических стилей или экзотики. Каким образом,
работая в эпоху тотального историзма, он смог прийти к совершенно внеисторическим
формам, мне непонятно. И все же его произведения предвосхитили эффектную геометрию
ар-деко, распространившегося намного позже и ставшего обратной стороной модернизма.
Существует японское искусство склеивать разбитую посуду, заполняя швы золотом.
Таким образом следы времени не только придают бытовому предмету индивидуальность, но
делают его драгоценным. Через этот выразительный образ можно попытаться понять усилия
ар-деко по гармонизации мира, непоправимо и безнадежно утратившего свою целостность:
художник не скрывает трещины, швы и утраты, но старается привлечь к ним внимание.

4 Greenberg C. Art and Culture. Critical Essays. Boston, 1965. P. 8–24.

5 Здесь я следую разграничению авангарда и модернизма, предложенному Максимом Шапиром. См.:


Шапир М. И. Эстетический опыт ХХ века: авангард и постмодернизм // Philologica. 1995. Vol. 2. № 3/4. С. 135–
152.
8

Например, так, как об этом написал Владислав Ходасевич в холодном Петрограде


1921 года:

Здесь мир стоял, простой и целый,


Но с той поры, как ездит тот,

(автомобиль с черными огнями, таинственным образом дарующими забвение) –

В душе и в мире есть пробелы,


Как бы от пролитых кислот.

Похоже, что модернизм и ар-деко едины по своим психологическим


и культурологическим предпосылкам и одинаково основываются на чувстве разрыва
исторической преемственности. Современность – т. е. то, что можно назвать вторым (после
барокко) изданием modernité, ведущим свой отсчет от Бодлера, – представляет собой разрыв
с прошлым и искусство, не лишенное рефлексии, занято осмыслением этого разрыва.
Разрыв, о котором идет речь, делает бессмысленными любые стилизации в духе
викторианской эпохи: если модернистская архитектура Ле Корбюзье декларативно отвергает
исторические формы (хотя в действительности лишь инвертирует их), то архитекторы
ар-деко упрощают их и аранжируют вне традиционной архитектоники. (Барокко также
лишало классические формы тектонической логики – чего стоят одни только витые колонны,
использованные Джанлоренцо Бернини в кивории Собора Св. Петра, – но было склонно
усложнять их до предела).
Ар-деко не восстанавливает преемственность, оно демонстрирует невозможность
такого восстановления. Отсюда происходят жесткость и отчужденность произведений этого
стиля, столь же принципиальная, как и в случае модернизма.
Ар-деко основано на принципе разрушения автоматизма восприятия, о котором
говорили русские формалисты, и только маскируется под беспроблемное салонное искусство.
Примеры можно перечислять бесконечно, приведем только один: у вполне светской
портретистки Тамары Лемпицки все персонажи выглядят статуями из твердого материала
и помещены в мрачное и недружелюбное окружение.
Напомним, что историзм XIX века искал способ безболезненно встроиться
в историческую последовательность стилей искусства. В этом XIX век противоположен как
ХХ, так и эпохе барокко. Он был занят восстановлением преемственности, а не осмыслением
разрыва, который мы принимаем как данность. Та неспособность создать свой стиль,
в которой историки искусства и критики видели досадную аномалию, была всего лишь
следствием прохождения точки невозврата, должным образом не осознанного.
В XIX веке всеобщей историзации искусства можно было противопоставить только его
столь же полную деисторизацию, какой могла бы стать вагнеровская концепция
Gesamtkunstwerk (тотального произведения искусства), если бы она сразу же породила
масштабное движение, равнозначное символизму, и кто-то из его адептов взял бы на себя
труд разрабатывать идеи Вагнера применительно к архитектуре и живописи. Тогда можно
было бы ожидать появления синтетического произведения искусства, настолько
всеобъемлющего, что оно отрицало бы историю самим своим существованием, точнее,
останавливало бы ее.
Сказанное выше – не более, чем фантазия, однако подобные рассуждения аналогичны
построениям альтернативной истории, поскольку позволяют увидеть в прошлом
неосуществленные возможности.
Впрочем, если у Вагнера не нашлось продолжателей, то предшественники у него были.
Так, предвосхищением работ Вагнера можно считать тексты английского архитектора
Огастеса Уэлби Пьюджина (1812–1852), где он обосновывает свое понимание готики как
целостной среды, формы которой наилучшим образом отражают христианские истины, – т. е.
9

готика, согласно Пьюджину, оказывается вечной архитектурой, осуществившей все


возможности, и поэтому противостоящей преходящему историзму. Возможно, что и Уильям
Моррис, писавший о готике как об истинно народном искусстве, также видел в ней вечное
начало и не был истористом.
Впрочем, я позволил себе отвлечься от барокко, которое считаю близким аналогом
ХХ века в искусстве и мировоззрении.
Частные примеры, говорящие о близости барокко к стилистическим исканиям ХХ века,
можно перечислять очень долго: здесь придется упомянуть и композиции Джузеппе
Арчимбольдо (которого принято считать представителем маньеризма, хотя его патрона,
императора Рудольфа II, стоит причислить к носителям барочной культуры и барочного
мировоззрения) или геометризованных человечков Джованни-Баттиста Брачелли. Важнее
другое – тот дух (скорее mental habit Панофского, нежели Zeitgeist), который стоит за этими
произведениями.
Арчимбольдо, задолго до Лотреамона и сюрреалистов осуществивший встречу зонтика
и швейной машинки на операционном столе, о которой так много говорила эта шумная
компания, предвосхитил своими картинами одну из сторон мировоззрения XVII века, до
которого сам не дожил, а именно его механистическую сторону. И хотя об уподоблении мира
техническому устройству также говорилось неоднократно, повторю то, что кажется мне
наиболее существенным: механизм (в том числе воображаемый) служил в барочном
мировоззрении мощным инструментом остранения, применимым ко всему, что можно
увидеть или помыслить.
Культура барокко, судя по всему, не замечала принципиальной разницы между
техническим устройством и риторическим приемом, точнее, видела в них принципиальную
аналогию: об этом можно прочитать в трактате итальянского священника Эммануэле Тезауро
«Подзорная труба Аристотеля» (1654). На знаменитое высказывание Жака Лакана,
провозгласившего, что бессознательное структурировано как язык, Тезауро возразил бы, что
весь наш мир, сотворенный Словом, организован как язык и подчиняется законам
построения поэтического текста. Похоже, Тезауро мог бы согласиться и с теорией
лингвистической относительности, хотя ему самому были интересны не частные случаи
индивидуальных языков, а универсальный, идеальный язык, организующий мышление
вообще. Видимо, мы не ошибемся, если посчитаем такой язык – логичный, прозрачный
и подобный искусственным «философским» языкам, о которых размышляли мыслители того
времени6, – чисто механическим. Более того, между языком и механизмом можно поставить
знак равенства, поскольку для человека барокко все есть механизм и, одновременно, все есть
язык.
Что же касается вещей окружающего нас мира, то они таковы, каковы они есть, не
потому, что созданы для пользы человека, но потому лишь, что человек с их помощью может
что-то сказать (и в этом человек подобен Богу, разговаривающему с нами через предметы
и явления). Как писал Тезауро, природа

…сколь неистощима на выдумки…, когда дело идет об устройстве общей


пользы, столь же и торопится …, к вящей славе Острого Разума, проявить себя
ловко и остроумно в устройстве забав и удовольствий. Невиданную щедрость
выказала она, насадив разнообразнейшие Цветы. Одни полны шипов и колючек,
другие нежны и мягки: это потому, что первые рождены увивать шлем Беллоны,
другие созданы, чтоб ласкаясь виться в косах Венеры. Есть Цветы темные, будто
траурные, и есть лучезарные, белоснежные: это потому, что одни предназначены
для надгробий, а другие для алтарей7.

6 См. об этом: Эко У. Поиски совершенного языка в европейской культуре. СПб., 2007.

7 Тезауро Э. Подзорная труба Аристотеля. СПб., 2002. С. 58.


10

Сейчас такие рассуждения кажутся шуткой, но в эпоху барокко они были вполне
серьезными. Более того, Тезауро говорит не о телеологии, а о языке, и для него, как и для
любого представителя барочной культуры, мир в самом буквальном смысле оказывается
книгой.
Мишель Фуко в «Словах и вещах» пишет о неразделенности объектов и описывающих
их текстов в ренессансно-барочной парадигме. Единство мира означает единство языка
описания этого мира – без разделения на «поэтический» и «научный» стили, – что
и доказывает история об Альдрованди и Бюффоне, натуралистах двух разных эпох, не
понимавших друг друга, которую приводит Фуко и к которой я буду обращаться на страницах
этой книги.
Но разговор пойдет и о многих других вещах, в частности о прозрачности барочного
мира, дающей наблюдателю и толкователю возможность сравнивать все со всем. Из нее
следует одно немаловажное обстоятельство: отсутствие в барочной культуре очевидного для
наших современников различия между искусственным и естественным, природным
и рукотворным. «Природа создала один Мир, а Искусство другой», – утверждал английский
писатель-эрудит Томас Браун в трактате «Religio Medici» (1643) и тут же продолжал, не
замечая противоречия в своих словах: «Говоря кратко, все вещи искусственны, ибо Природа
есть Искусство Бога»8. Это означает, что такая природа может обладать способностью
к рефлексии и изображать самое себя, о чем свидетельствует распространенная
в классификации барочных «натуралий» категория игры природы (lusus naturae), включавшая
в себя в том числе и примеры изображений, возникших без участия человека9.
Все же логическая однородность барочного мира знала исключения – она не
распространялась на стихию времени. Хотя этой культуре было свойственно острое чувство
новизны, оно тем не менее не сопровождалось какой-либо из возможных версий историзма.
И это понятно, поскольку историзм возникает тогда и только тогда, когда нужно восстановить
утерянное культурой чувство преемственности, и он решает эту задачу самым простым
и эффективным, хотя и несколько топорным способом – за счет проблематизации новизны.
Барокко же этой новизны не чуждалось, хотя оно, несмотря на присущее ему острое
чувство нового, нисколько не исторично; в отличие от наших современников или деятелей
XIX века, мыслители эпохи барокко не были склонны к перечислению исторических
событий, после каждого из которых мир необратимо менялся, словно после очередного
грехопадения. Возможно, мы всего лишь пытаемся успокоить себя такими рассуждениями,
люди же того времени в подобном успокоении не нуждались.
Хотя барокко имело дело с новым миром, в человеке эта культура видела не
преходящее, а вечное: его неизменные страсти и извечно присущие ему способности. В этом
заключается основное отличие барочного мышления от нас и нашего историзма, но кто здесь
оказывается ближе к истине – большой вопрос.
Иногда очень хочется сказать что-нибудь в защиту антиисторического повествования
о людях и событиях прошлого. История, точнее, описание явлений, выдержанное
в исторических канонах, удовлетворяет некую «страсть к разрывам», т. к. говорит прежде
всего о концах и началах, даже в большей степени о концах – о случаях прекращения
традиции и разрыва культурой преемственности. Это рассказ о том, чего мы не понимаем,
выдержанный с точки зрения стороннего наблюдателя.
Наш взгляд, сформированный жанром микроистории, сфокусирован на исторически
обусловленном, т. е. на второстепенном, и эти детали в один прекрасный момент стали
заслонять от нас главное, подобно тому, как, по словам Гилберта Кийта Честертона, «разные
8 «Nature hath made one World, and Art another. In brief, all things are artificial; for Nature is the Art of GOD»
(Browne T. Religio Medici // Browne T. The Religio Medici and other writings of Sir Thomas Browne. London; N. Y.,
1912. P. 19).

9 Findlen P. Jokes of Nature and Jokes of Knowledge: The Playfulness of Scientific Discourse in Early Modern
Europe // Renaissance Quarterly. Vol. 43. № 2. 1990. P. 292–331.
11

мелочи – скажем, покрой костюма <…> – приобретали ту преувеличенную важность, какая


выпадает на их долю в реалистическом романе»10. Выигрывая в понимании причин
и следствий, мы тем самым проигрываем в эмпатии.
История, похоже, пишется не о нас, а о разнообразных других. Возможно, это слишком
сильное утверждение, но люди эпохи барокко не боялись резких формулировок, как не
боялся их и Честертон.
Здесь было бы уместно вспомнить еще одно его высказывание. В трактате
«Ортодоксия» Честертон пишет о разнице между сказкой, где нормальный герой, способный
удивляться, действует в ненормальном мире, и современным романом, где герой не способен
удивиться ничему:

В старой сказке герой – нормальный мальчик, поразительны его


приключения: они поражают его, потому что он нормален. В современном
психологическом романе центр сместился: герой ненормален. Поэтому
ужаснейшие события не могут произвести на него должного впечатления и книга
скучна. <…> Волшебная сказка говорит нам о том, что будет делать нормальный
человек в сумасшедшем мире. Современный реалистический роман повествует
о сумасшедшем в скучном мире11.

Лучшим комментарием к приведенным словам английского писателя будет рассуждение


Рене Декарта из трактата «Страсти души». Декарт (и здесь он выступает как истинно
барочный мыслитель) начинает перечисление человеческих чувств с удивления. Если все
можно сравнивать со всем – а это основной принцип барокко – значит, все вещи достойны
удивления и внимания, сколь незначительными они бы нам ни казались.
«Мне кажется, – пишет Декарт, – что удивление есть первая из всех страстей. Она не
имеет противоположной себе, потому что, если в представляющемся нам предмете нет
ничего поражающего нас, он нас совершенно не затрагивает и мы рассматриваем его без
всякой страсти»12. И ниже он уточняет, что удивление «возникает в душе тогда, когда
какая-нибудь неожиданность заставляет ее внимательно рассматривать предметы, кажущиеся
ей редкими и необычайными»13.
Честертон вряд ли читал Декарта (кажется, он нигде не упоминает его имени), но
мог бы с ним согласиться, хотя и не без оговорок. Он уточнил бы, что любой предмет может
стать необычайным в наших глазах, если мы вспомним, из Чьих рук он вышел.
Дальше в классификации Декарта следуют любовь, ненависть, желание, радость
и печаль, но первично для него именно то чувство, которое (по Честертону) заставляет нас не
просто обращать наше внимание на какой-то предмет, но вкладывать в него наши душевные
силы, выделяя его из обыденности и буквально соучаствуя в его сотворении, т. е.
в сотворении мира.
Мне кажется, что XVII век похож на наше время еще и потому, что Декарт, как и мы,
строил в пустоте – там, где дух Божий носился над водами.

***

Теперь стоило бы сказать несколько слов о самой книге. Она состоит из шести глав,

10 Честертон Г. К. Человек, который был четвергом / Пер. Н. Л. Трауберг // Честертон Г. К. Собр. соч.:
В 5 т. Т. 1. СПб., 2000. С. 255.

11 Честертон Г. К. Ортодоксия / Пер. Л. Б. Сумм // Честертон Г. К. Вечный человек. М., 1991. С. 364.

12 Декарт Р. Страсти души / Пер. А. К. Сынопалова // Декарт Р. Соч.: В 2 т. Т. 1. М., 1989. С. 507.

13 Там же. С. 511.


12

которые были написаны и опубликованы как отдельные тексты в 2018–2020 годах. Некоторые


из них пришлось существенно переработать для того, чтобы включить их в книгу. Трудно
сказать, намного ли это их улучшило, однако книга стала более цельной (во всяком случае,
так кажется автору).
Единой сквозной темы в книге нет, но есть несколько повторяющихся мотивов или
мыслительных конструкций, которые можно обнаружить в явлениях, относящихся к разным
эпохам (а помимо ХХ века и барокко в текстах присутствует еще
и викторианство – в качестве антитезы тому и другому): мгновенные и постепенные
превращения, природа и культура, границы и промежутки, меланхолия и ностальгия,
преемственность и разрыв и т. д.
Впрочем, одного персонажа книги можно назвать практически сквозным – это
немецкий иезуит и универсальный гений Атаназиус Кирхер (1602–1680). Назначение
Кирхера на роль олицетворения барокко par excellence может вызвать недоумение, поскольку
наследие этого незаурядного человека слишком странно и причудливо, чтобы принимать его
всерьез. Более того, в связи с Кирхером возникает вопрос о сущности барочной науки,
которая более барочная, нежели наука в нашем понимании – т. е. не Галилей и Лейбниц,
а полая Земля и драконы. Мы вправе счесть деятельность Кирхера не более, чем курьезом,
поскольку в интеллектуальном смысле она мало что дает будущему, по крайней мере,
непосредственному будущему, тому, которое наступило вскоре после его смерти. И если даже
в области естественных наук поиск аналогий почти всегда заводил Кирхера слишком далеко,
то его египтология (изложенная в книге «Эдип египетский», не имеющей ничего общего
с эдиповым комплексом), там, где он переходит от описания иероглифических памятников
к их интерпретации, оказывается в прямом смысле фантастической и укладывается
в известную цитату из «Маятника Фуко» Умберто Эко:

Каким гордым, – говорит персонаж романа, граф Алье, выдающий себя за


бессмертного Сен-Жермена, – он (Кирхер. – В. Д.) выглядел в день, когда
обнаружил, что этот иероглиф означает «чудеса божественного Озириса
вызываются сакральными церемониями и вереницей гениев». Потом пришел
прощелыга Шампольон, отвратительный тип, поверьте, движимый инфантильным
тщеславием, и настойчиво утверждал, что этот рисунок означает имя
фараона – и больше ничего. С какой изобретательностью Новое время старается
опоганить сакральные символы!14

Пусть так. «Эти титанические усилия, в которых последним цветом расцвела


ренессансная иероглифика, были предприняты столь поздно, что почти мгновенно им
пришлось уступить место открытию истинной природы иероглифов»15, – так комментирует
Фрэнсис Йейтс кирхеровские толкования египетской письменности. Но это еще не все. Эти
слова, как бы справедливы они ни были, все же не способны окончательно превратить
Кирхера в комического шарлатана.
Я вынужден признаться, что рассматриваю Кирхера как некую синтетическую фигуру,
отчасти подобную Леонардо да Винчи, – натурфилософа и художника в одном лице, причем
художник в этом странном союзе все время перевешивает, все время выходит на первый
план, искупая тем самым многие промахи мыслителя. Но именно этим он и ценен для моего
повествования. Кирхер – создатель мощных и волнующих образов, выражающих, как мне
кажется, самую суть трагического барочного мировоззрения.
Собственно говоря, здесь я возвращаюсь к тому, с чего начиналось это
предисловие, – к попытке сформулировать, зачем автор взял на себя труд все это написать.
Это значит, что разговор, который начинает ходить кругами, пора заканчивать.
14 Эко У. Маятник Фуко. СПб., 1999. С. 336–337.

15 Йейтс Ф. А. Джордано Бруно и герметическая традиция. М., 2000. С. 367.


13

Но пока еще есть время, мне хотелось бы поблагодарить всех тех, чья поддержка
и внимание так или иначе помогали мне в работе над книгой: Кирилла Кобрина, Галину
Ельшевскую, Алису Львову, Вадима Высоцкого, Ольгу Баллу, Виктора Тропченко, Валерия
Сосновского, Александра Ромодина, Елену Еремееву, Гали-Дану и Некода Зингеров, Анну
Порфирьеву, Ларису Никифорову, Надежду Воинову, Илью Докучаева, Юдифь Зислин
и многих других.

II. Дерево Филира и лошади барокко


В одном частном собрании в США (а частные собрания, с теми удивительными
открытиями, которые в них время от времени случаются, и, одновременно, со всеми
странными атрибуциями и сомнительными экспонатами, не отменяющими открытий, но
создающими для них питательную почву, постепенно возвращаются к типу старинной
кунсткамеры) есть картина, принадлежащая кисти Пармиджанино. На ней изображена сцена,
которую трудно объяснить, хотя и помимо сюжета в этой работе много необычного.
Картина, о которой идет речь, – далеко не самая знаменитая из произведений художника
по имени Джироламо Франческо Мария Маццола (1503–1540), известного в истории
искусства как Пармиджанино. Это имя вызывает в памяти любителя живописи совсем другие
вещи – такие, как «Мадонна с длинной шеей», «Амур, строгающий лук» или «Автопортрет
в выпуклом зеркале». Пармиджанино принято считать представителем маньеризма; мы же
попробуем найти у него ключ для понимания барокко.
Итак, приступим.
Полотно (которое мы пока никак не называем) выдержано в сдержанных и даже
мрачноватых серо-голубых тонах, переходящих в ультрамарин. Небо темное и кажется
хмурым, горизонт низкий. Вдали видны группа строений и невысокие, довольно пологие,
горы.
На переднем плане в полный рост изображена обнаженная молодая женщина,
несколько манерным жестом надевающая венок на голову белого крылатого коня, на которого
со значением указывает находящийся рядом ангелочек-путто.
Стоящая женщина выглядит на редкость неуместно для своего времени: она не похожа
ни на рыжеволосых красавиц Тициана, ни на пышных героинь Рубенса. В общем, ее фигура
не противоречит современным стандартам красоты, а лицо, в особенности нос
с аристократической горбинкой, и вовсе напоминает декадентские образы начала ХХ века
(более всего – Иду Рубинштейн с портрета Серова).
Взгляд женщины обращен вниз, отчего ее глаза кажутся закрытыми. Крылатый конь
с непонятным страданием смотрит куда-то в сторону путто, а тот через крылатое плечо
оборачивается в сторону зрителя.
Коммуникации между персонажами, похоже, не возникает. Посмотрим, однако, что они
могут сообщить нам.
Картина, которой посвящен наш рассказ, когда-то принадлежала знаменитому
английскому живописцу Джошуа Рейнольдсу16, и он, судя по всему, ее сильно
отреставрировал, т. е. частично переписал. Но это не объясняет всех странностей полотна.
Какое-то время назад эта сцена считалась изображением музы, венчающей Пегаса. Это
и понятно – кем, казалось бы, кроме Пегаса, может быть лошадь, к которой волею художника
добавлены крылья? Тем не менее в один прекрасный момент наша картина стала называться
«Сатурн и Филира». Кто и почему ее переименовал, доступные нам источники не сообщают.
Это редкий сюжет, но назвать его уникальным в истории европейского искусства
нельзя. Известна близкая по композиции гравюра Якопо Каральо 17 (1527), выполненная по

16 Сэр Джошуа Рейнольдс (1723–1792) – английский художник-классицист, основатель Королевской


академии художеств (1768).

17 Джованни Якопо Каральо (1500/1505–1565) – итальянский гравер, ювелир и медальер.


14

рисунку Россо Фьорентино18, где имеется подпись с пересказом сюжета, но там персонажи
выглядят несколько иначе. Ехидно ухмыляющийся амур, или путто, изображенный Каральо,
держит косу – атрибут Сатурна/Кроноса. Острие косы соприкасается с прядью
развевающейся прически странно встревоженной Филиры, обнимающей коня, круп которого
скрывают декоративные облака. Этот Конь-Сатурн у Каральо лишен крыльев,
присутствующих у Пармиджанино (возможно, в качестве атрибута летящего времени).
Судя по всему, двойственность и скрытая тревога, с которых мы начали, входили
в замысел автора. Сатурн (он же Кронос) – мрачное божество, но и в образе Пегаса
присутствуют зловещие черты, поскольку он родился из крови миксантропической Медузы,
обезглавленной Персеем.
Теперь, пожалуй, стоит перейти к сюжету, вдохновившему нашего художника.
В «Метаморфозах» Овидия, основном источнике историй о том, как кто-то во что-то
превращался, рассказ о Сатурне и Филире отсутствует.
Кратко о превращении Сатурна в коня упоминает Вергилий в «Георгиках» (III, 92–94).
Здесь присутствует намек на адюльтер, но нет имени Филиры:

Да и Сатурн, что спешил по конской шее рассыпать


Гриву, завидев жену, и, бегством поспешным спасаясь,
Зычным ржаньем своим огласил Пелиона высоты.

(Пер. С. В. Шервинского)
Более развернуто о том же говорит Аполлоний Родосский в «Аргонавтике» (II, 1224–
1233):

Новая ночь приближалась, когда прошли Филириду,


Остров, где Кронос, сын Урана (а правил тогда он
На Олимпе титанами, Зевс же в Критской пещере
У куретов Идейских лежал еще в колыбели),
Ложе с Филирой делил, от Реи таясь. Но богиня
Все же сумела застать их. Кронос умчался,
Тотчас облик приняв коня с размашистой гривой;
А Океанова дочь Филира в горах у пеласгов
Спряталась, там родив Хирона огромного, частью –
Бога, частью – коня, с родителем схожего сына.

(Пер. Н. А. Чистяковой)
И наконец, в наиболее подробном изложении Гигина19 эти события выглядят
следующим образом:

Когда Сатурн искал по всем странам Юпитера, во Фракии он, превратившись


в коня, сочетался с Филирой, дочерью Океана, и она родила от него кентавра
Хирона, который, как говорят, первым изобрел врачебное искусство. Когда Филира
увидела небывалую внешность своего ребенка, она попросила у Юпитера, чтобы
он превратил ее во что-нибудь, и превратилась в дерево филиру, то есть липу
(«Мифы», 138. Пер. Д. О. Торшилова).

18 Россо Фьорентино (Джованни Баттиста ди Якопо, 1494–1540) – итальянский живописец, работавший


в Италии и во Франции (Фонтенбло).

19 Гай Юлий Гигин (ок. 64–17 гг. до н. э.) – латинский писатель, автор компендиумов «Мифы»
и «Астрономия».
15

Здесь стоит вставить реплику, прямо не относящуюся к делу, но демонстрирующую


загадочность и герметичность всех этих повествований и стоящей за ними культуры, где-то
предельно логичной, где-то, напротив, не утруждающей себя логической
последовательностью. Оказывается, остальные кентавры Хирону не родственники: традиция
считает их порождениями безумного Иксиона, влюбившегося в Геру и казненного на
огненном колесе, и облака Нефелы.
Как нам кажется, сюжет с участием Сатурна и Филиры ничего не прибавляет к нашему
знанию о маньеризме, зато может пролить свет на многие особенности культуры барокко.
Не секрет, что барочные художники и их не менее барочные заказчики как-то особенно
любили истории о превращениях людей в животных, растения и камни. В рассуждениях
о барокко постоянно возникают мотивы неправильности (пресловутая «жемчужина
неправильной формы») и, что гораздо важнее, неустойчивости, нестабильности самого
мироустройства. В области пластических искусств такое мироощущение реализует себя
через изображения метаморфоз, в том числе – порождающих чудовищ. Любой текст, любое
изображение, принадлежащие эпохе барокко, настаивают на том, что ничто не застыло на
веки вечные. Недаром скульптурная группа Джанлоренцо Бернини «Аполлон и Дафна» стала
для нас центральным произведением барочного стиля.
Попробуем рассуждать в рамках мифологических сюжетов, как это было привычно для
людей той эпохи. Возможно, сюжеты, связанные с превращениями, имеют какую-то связь
с барочной меланхолией, другой основополагающей чертой эпохи. Меланхолия же, в свою
очередь, олицетворяется фигурой Сатурна. Круг, таким образом, замыкается.
По нашему убеждению, миксантропические существа и превращения людей во что-то,
от людей отличное, оказываются для барокко столь важными именно как отсылка
к предыдущей эпохе, к той эпохе, которая могла восприниматься как прошлое, затрудняющее
дальнейшее развитие. А по отношению к правильному времени Зевса прошлым была как раз
эпоха Сатурна и титанов – т. е. вроде бы Золотой век, но довольно странный. По крайней
мере, возвращаться туда новоевропейскому человеку не хочется – хотя бы из‐за царствующей
там неопределенности и отсутствия важных для нас границ (в частности, психологической
границы между человеком и миром).
Хочется сказать, что в эпоху Сатурна противоестественное было естественным.
Поэтому в глазах барочных авторов Сатурн выступает в роли покровителя смешения
и неопределенности, этакого первичного бульона. Люди эпохи Сатурна не были отделены от
природы, поэтому меланхолия, олицетворением которой выступает Сатурн, проявляется как
тоска по тому времени, когда человек не был личностью и не ощущал границы между
человеческим и животным.
Но если Сатурн олицетворяет отсутствие границ, то лошадь – возможность их
пересечения в ту или иную сторону. Пусть эти фигуры и не совпадают друг с другом, у них
все равно оказывается много общего.
Вадим Михайлин в книге «Тропа звериных слов» отмечает, что

главной магической характеристикой коня во всех индоевропейских


традициях представляется быстрота передвижения, специфическая подвижность
всадника по сравнению с пешеходом. Именно благодаря способности «мгновенно»
преодолевать лиминальную зону между «человеческим» и хтоническим мирами
конь прежде всего и ассоциируется со смертью20.

Лошадь двойственна, точнее – двоятся культурные реакции на нее. В нашем восприятии


и в восприятии живших до нас она одновременно предстает и как самое благородное, и как
самое страшное животное – во всяком случае, так утверждал французский антрополог
Жильбер Дюран (1921–2012), испытавший влияние К. Г. Юнга и входивший в общество

20 Михайлин В. Тропа звериных слов. М., 2004. С. 109–110.


16

«Эранос».
В своем хтоническом образе лошадь, согласно Дюрану,

запряжена в колесницу Гадеса и Посейдона. Последний, приняв облик


жеребца, сошелся с Геей, матерью-землей, она же Деметра Эриния, породив двух
жеребят – Эриний, демонов смерти. В другой версии легенды детородный орган
Урана, отсеченный Кроносом-временем, порождает двух демонов, подобных
лошадям. В образе инфернального жеребца читается пугающее сексуальное
значение. Этот символ встречается во множестве легенд: так, Арион, конь Адраста,
исчезает в заливе, посвященном Эриниям. <…> Другие культуры связывают
лошадь, зло и смерть более явным образом. В Апокалипсисе смерть скачет на
бледном коне, словно ирландские дьяволы; на лошади уносит свои жертвы Ариман;
у современных греков, как и у Эсхила, смерть восседает на вороном коне.
Германский и англо-саксонский фольклор и народные традиции сохранили
представление о лошади как о существе мрачном и вредоносном: увидеть лошадь
во сне – знак неминуемой смерти21.

И хотя Дюран почему-то не упоминает союз Филиры и Сатурна в обличии коня, коню
все равно достаются многие атрибуты этого бога, например связь с течением времени
(а также с течением воды и с водной стихией).
Символизм лошади, по словам Дюрана,

имеет отношение скорее к движению солнца, нежели к солнцу как небесному


светилу. В силу этого примата движения, лошадей сближают с луной, так же, как
и с солнцем: греческие, скандинавские и персидские богини Луны ездят
в колесницах, запряженных лошадьми. Таким образом, лошадь, будучи связана
с естественными измерителями времени, сама становится символом времени 22.
Греческий символизм лошади, – продолжает Дюран, – начинается
с Посейдона. Он не только принимает облик этого животного, но и творит первого
коня, представляя его афинянам. Нужно помнить, что Посейдон – сын Кроноса <…
>. Он – «дикий, недовольный, вероломный» бог. Еще он бог землетрясений, что
придает ему инфернальные черты. <…> Другое преобразование лошади связано
с метеорологическим явлением грома. Пегас, сын Посейдона, водный демон,
оказывается носителем молний Юпитера. Эта изотопия могла возникнуть из
сближения образа быстрого движения с быстротой вспышки молнии23.

Далее Дюран пишет о солнечных и водяных лошадях, которые столь же зловещи, как
и их адские собратья, и доходит до странного, в высшей степени субъективного утверждения
о том, что скачущий конь производит звук, подобный «реву льва, шуму морских волн
и мычанию скота»24. В общем, в лошади все страшно – и звуки, которые она издает,
и быстрота ее перемещения, и размеры. Недаром предвестием гибели Трои – и символом
несчастья, которое мы сами на себя навлекаем, – стала именно фигура коня, причем
огромная. Вергилий изображает это предприятие как противоестественную затею, а все
противоестественное связано с титанизмом и нарушением масштабов, присущих творению:

…Разбиты в войне, отвергнуты роком,


Стали данайцев вожди, когда столько уж лет пролетело,
21 Durand G. The anthropological structures of the imaginary. Brisbane, 1999. P. 72.

22 Ibid. P. 75.

23 Durand G. Op. cit. P. 76–77.

24 Ibid. P. 77.
17

Строить коня, подобье горы.

(Энеида. II. 13–15. Пер. С. А. Ошерова)


Заметим в скобках, что Троянский конь есть одновременно и осадная машина, и статуя,
и как колоссальная статуя он близок к тем образам, которые занимали художников барокко,
будь то Колосс Родосский, статуя Александра Македонского на горе Афон (ее реконструкцию
приводит Иоганн Бернхард Фишер фон Эрлах25 в своем обзоре величайших произведений
архитектуры) или реальная статуя Св. Карло Борромео, высотой более двадцати метров,
находящаяся в Ароне.
Возможная (через Троянского коня) связь лошади с машиной выходит за рамки нашего
рассуждения. Отметим только, что подобная закольцованность стала бы изящным
завершением темы, поскольку так же, как и лошадь, машина связана со временем и страхом.
Как писал в своей книге «Совершенство техники» Фридрих Георг Юнгер,

люди издавна испытывали <…> безотчетный страх перед часами,


мельницами, колесами – то есть перед всеми неживыми орудиями и устройствами,
которые могут двигаться и вертеться. Человек не успокаивается, даже
разобравшись в устройстве механизма: само механическое движение вызывает его
тревогу. Движущийся механизм создает иллюзию живого, и разоблаченный обман
вселяет в человека тревожное чувство. Здесь мертвое вторглось в живое и заняло
его место. Поэтому наблюдателя охватывает чувство, связанное с представлениями
о старении, холоде, смерти <…>26.

Представления о старении, холоде и смерти связаны также с образом Сатурна, и это


заставляет нас обратиться к теме времени и истории.
Перу петербургского востоковеда В. В. Емельянова принадлежит интереснейшая статья
о парадоксах идеи прогресса27. В ней, в частности, говорится о том, что сюжет смены
поколений греческих богов явился моделью для представлений о прогрессе (и о ходе истории
вообще), характерных для второй половины XIX и начала XX века.

Мировоззренческую парадигму конца XIX – начала XX в., – пишет


Емельянов, – можно условно обозначить как «борьба с Отцом». Наиболее яркие
представители того времени – К. Маркс, З. Фрейд, Дж. Дж. Фрэзер. Каждый из них
провозглашает борьбу с прошлым: с предшествующим этапом истории, личностью,
предком. При этом все они читали одну и ту же литературу, пользовались одними
археологическими данными. Фрэзер читал позднеантичных авторов, Гесиода,
Гомера, поздневавилонский эпос. Во всех этих текстах говорится
о внутридинастической борьбе, об утрате авторитета царя, о поединке старых
и молодых божеств, в результате которого пантеоном овладевает молодой бог,
расчленяющий своего главного противника и создающий мир из частей его тела.
Аналогичными сюжетами полон и древнегерманский эпос, который также начали
осваивать в конце XIX в. <…> Фрэзер всюду искал подтверждение убийства отца,
не понимая, что в более раннее время все могло быть иначе. Маркс опирался на
классическую античность, на библейские и финикийские данные этого же периода.
Фрейд знал историю только с эпохи Моисея, т. е. тоже ориентировался на тексты

25 Иоганн Бернхард Фишер фон Эрлах (1656–1723) – австрийский барочный архитектор, работавший в Вене
и Зальцбурге. Среди его построек – дворец Шенбрунн и церковь Св. Карла Борромея (Карлскирхе) в Вене.
Автор книги «Историческая архитектура» («Entwurff Einer Historischen Architectur», 1721), включавшей в себя
реконструкции (часто фантастические) знаменитых построек древности.

26 Юнгер Ф. Г. Совершенство техники. СПб., 2002. С. 55–56.

27 Емельянов В. В. Исторический прогресс и культурная память (о парадоксах идеи прогресса). // Вопросы


философии. № 8. 2011. С. 46–57.
18

поздней древности. Лозунгом для трех этих ученых стали слова:


«Насилие – повивальная бабка истории». Парадигма «борьбы с отцом» привела
лучших мыслителей к стойкому убеждению, что историческое развитие, научное
развитие, эстетическое развитие возможно только через борьбу с прошлым до
полного его уничтожения28.

Ту же самую модель, возможно, даже не слишком модернизируя, можно использовать


для того, чтобы объяснить переход от Ренессанса к барокко.
Для барокко Сатурн – символ прошлого мира, устойчивого, но при этом зыбкого
и неправильного, как водная стихия. Все превращалось во все остальное не потому, что
обладало возможностью для такого превращения, но исключительно из‐за отсутствия границ.
Очевидные для нас границы между человеком и миром, между человеком и человеческим
сообществом, между человеком и зверем, между человеком и чудовищем в это время
отсутствовали.
Характеристики барокко противоположны тому, что перечислено выше, и это понятно.
Барокко – первая в истории европейской культуры эпоха модернизации. Сквозные темы
барокко – установление границ и неустойчивость мироздания. (Можно вспомнить хотя бы
книгу ученого иезуита Атаназиуса Кирхера «Mundus Subterraneus» («Подземный мир»),
вышедшую в 1665 году, с выразительной иллюстрацией, изображающей заполненные огнем
каналы внутри земного шара.) Здесь же – основные области приложения человеческих
усилий: если границы проницаемы, это не означает, что их не нужно проводить и все время
уточнять. Человек барокко ощущает, что стабильность и связность самого мироздания
(весьма относительные, конечно же) напрямую зависят от его усилий, а если они сплошь
и рядом оказываются недостаточными для того, чтобы соединить обломки смыслов, это наша
беда, а не вина. Но при таком исходе событий нам остается только размышлять над руинами.
Отсюда (а не только из попыток соединения несоединимого) происходят принципиальная
фрагментарность барокко и его интерес к таким фрагментарным объектам, как те же руины,
а помимо руин – еще и кунсткамеры, где хранились рукотворные и природные диковинки,
в том числе останки чудовищ.
Идеей чудовищного как пограничного были увлечены не только художники, но
и мыслители-эрудиты (как уже упоминавшийся Атаназиус Кирхер) и натуралисты (например,
Улисс Альдрованди29). Монстры, объединяющие в себе человеческое и животное начала,
давали возможность рассуждать о границах того и другого.
Мы можем сделать промежуточный вывод: развитие мира и цивилизации выражается
в установлении границ – как между живыми существами, так и между умозрительными
понятиями. Видение мира становилось все более ярким и отчетливым.
В противоположность этому век Сатурна, принципиальной чертой которого было как
раз отсутствие границ, рассматривался в символической системе барокко как образ
традиционной культуры, включающей в себя в том числе и Ренессанс.
Как утверждает петербургский историк искусства А. В. Степанов, Ренессанс был
намного архаичнее, чем нам порой кажется, поскольку не знал очевидных для нас
культурных форм (самостоятельных, т. е. отделенных друг от друга) – таких, как политика,
религия, наука, да и искусство тоже.
Степанов пишет о том, что мы переоцениваем современность Ренессанса, принимая на
веру домыслы XIX века о якобы имевшем место «коперниканском перевороте» в искусстве
и мировоззрении. Одновременно мы принижаем барокко, явившееся началом современности.

28 Там же. С. 51.

29 Улисс Альдрованди (1522–1605) – итальянский врач и натуралист, основатель ботанического сада


в Болонье. Среди его сочинений – изданные посмертно «Serpentum, et draconum historiae» (1640) и «Monstrorum
historia» (1642).
19

Вспомним о расцвете астрологии, магии, демонологии, – говорит


Степанов, – и мы поймем, что Ренессанс не знал науки как таковой.
Вспомним, что в ренессансной художественной практике безраздельно
господствовали религиозные, политические, прикладные функции искусства
и квазинаучные увлечения пропорциями, перспективой, анатомией, – и мы увидим,
что Ренессанс не знал и искусства как такового.
Вместо собственно религии, политики, науки, искусства в добарочной
культуре господствовал смутный средневеково-ренессансный синкретизм.
И только в эпоху барокко рассеялся мифопоэтический туман, в котором
терялись собственные очертания любого предмета, а через фантастические
подобия макро- и микрокосма что угодно могло быть помыслено как нечто иное,
в котором словами и домыслами, опять переходившими в слова, заменялось
ненавистное гуманистам опытное знание 30.

Тем самым, добавим мы уже от своего имени, барокко оказывается вовсе не временем
расцвета чудовищного, но напротив – временем истребления чудовищ.
Миксантропические существа в барочной картине мира становятся буквально
пережитками прошлого, маркером предыдущей по отношению к эпохе Зевса эпохи,
недооформившегося мира, находящегося вне времени, так как всё в нем совершается
циклическим образом.
Эпоха барокко, которую мы уже успели охарактеризовать как время первой настоящей
модернизации европейского общества, обнаруживает многочисленные параллели
с современностью, точнее – с modernité, чей отсчет начинается с середины XIX века.
Амбивалентное отношение к современности, полной опасностей, воплотилось в искусстве
барокко в фигуре Сатурна, связанного не только с прошлым, но и с миксантропическими
существами. Сатурн выступает одновременно и как чудовище, и как покровитель ушедшего
навсегда Золотого века, который можно отождествить с образом прошлого и традиционного
общества.
Век Сатурна характеризуется присутствием чудовищных существ и общей
неопределенностью границ между живым и неживым, человеческим и природным и т. д.
В дальнейшем, в царствование Зевса, чудовища исчезают или истребляются, а метаморфозы,
подобные метаморфозе Дафны, оказываются результатом вмешательства высших сил
в естественный порядок вещей.
Развитие мира и цивилизации выражается в установлении границ – как между живыми
существами, так и между умозрительными понятиями. Монстры Альдрованди и Кирхера,
таким образом, оттесняются к границам известного мира, туда, где еще не побежден
первоначальный хаос. Маргинальные смыслы занимают маргинальное положение
в физическом пространстве.
Мы уже упоминали «Аполлона и Дафну» Бернини. Теперь можно поговорить об этом
произведении несколько подробнее и выяснить, что оно выражает – единичный акт
трансгрессии или всеобщее отсутствие границ. Другими словами, нужно ответить на вопрос,
было ли произошедшее с Дафной исключением из правил или все-таки правилом.
Принцип изобилия (plenitude), сформулированный историком идей Артуром Лавджоем
(1873–1962) в книге «Великая цепь бытия»31 как основная предпосылка мышления раннего
30 Степанов А. Чем нам интересно барокко? // Логос. Т. 28. № 4. 2018. С. 193–194.

31 «Для этой теоремы до сих пор не было найдено, насколько я знаю, подходящего имени; и поэтому ее
тождество в различных контекстах и способах выражения ускользало, как представляется, от внимания
историков. Я называю ее принципом изобилия (plenitude), но буду <…> обозначать этим понятием не только
тезис о том, что вселенная plenum formarum (преисполнена форм), в которых исчерпывающе представлено все
мыслимое множество разнообразия типов живущего, но также и любые другие умозаключения из
предположения о том, что никакая подлинная потенция бытия не может остаться неисполнившейся; что
протяженность и изобильность сотворенного должны быть так же велики, как беспределен потенциал
существования и должны соответствовать продуктивным возможностям „совершенного“ и неисчерпаемого
Источника; и что мир тем лучше, чем больше вещей он содержит» (Лавджой А. Великая цепь бытия / Пер.
20

Нового времени, гласит, что должны существовать все возможные переходы как между
живым и неживым, так и между растениями и животными, а также между животными
и людьми. Но наличие таких переходных форм не означает возможности нарушения
естественных таксономических границ.
В правильном мире, где происходит действие «Аполлона и Дафны», вмешательство
богов, приводящее к трансгрессии, т. е. к преодолению границ живого и неживого,
человеческого и животного, человеческого и растительного и т. д., оказывается
исключительным событием, нарушающим естественный порядок вещей.
Можно предположить, что в недооформившемся мире подобное пересечение границ
как раз было нормой.
И если миксантропические монстры, в изобилии рассыпанные по страницам труда
Альдрованди «Monstrorum historia» («История чудовищ»), были для барокко пережитками
глубокой архаики, то трансгрессия, напротив, оказывалась проявлением индивидуальности.
Для культуры барокко интерес к чудовищному был исследованием границ человеческой
природы и идентичности. Так же и меланхолия, свойственная барокко в не меньшей мере,
была воспоминанием об утраченном единстве с природой, тоской по Золотому веку как по
детству человечества.
Но едва ли не самая характерная черта детства – недостаточное владение языком.
Рассуждения же о степени освоения языка выводят нас на важную для барокко оппозицию:
загадочное vs таинственное.
Определим понятие загадочного как то, что мы пока что не в состоянии назвать
и выразить в категориях нашего языка. В таком случае таинственное – то, что мы в принципе
назвать неспособны, то, что выходит за рамки языка как такового.
«Какую Песню пели Сирены или какое имя принял Ахиллес, скрываясь среди
женщин, – вопросы, хоть и мудреные, но не исключающие догадки», – замечает барочный
эрудит сэр Томас Браун в трактате «Hydriotaphia, или Захоронения в урнах» (1658)32.
Впрочем, вопросы, которые вспоминает Браун, были пародией на типично школьную
ученость: согласно Светонию, император Тиберий, которого «больше всего занимало <…>
изучение сказочной древности»33, любил изводить подобными загадками своих грамматиков.
Грамматики, по-видимому, злились, но вынужденно терпели и даже высказывали какие-то
предположения.
Уточним наше определение. Загадочное – то, что предполагает однозначный ответ.
Однако этот ответ нам неизвестен, хотя мы можем делать различные предположения.
Загадочное можно определить как область ошибок языка, подобных ошибкам
и иллюзиям нашего зрительного восприятия. Частный случай – парейдолия, пример которой
демонстрируют Гамлет и Полоний («Облако, похожее на ласточку и т. д.»). Загадочное не
оказывает языку сопротивления, оно позволяет себя назвать, но это называние не может быть
точным, поскольку мы пока не располагаем всей полнотой информации.
Тем не менее можно надеяться, что загадки когда-нибудь будут разгаданы и мы сможем
узнать, кто стоял за убийством президента Кеннеди или почему Клеопатра покинула
акваторию битвы при Акциуме.
Таинственное, напротив, сопротивляется называнию по самой своей природе. Мы
можем сделать попытку его определения, опираясь на работы немецкого социолога Никласа
Лумана (1927–1998), рассматривавшего «таинственное» как основную категорию
В. Софронова-Антомони. М., 2001. С. 55).

32 Browne Т. Hydriotaphia. Urne buriall; or, a discourse of the sepulchrall urnes lately found in Norfolk // Browne Т.
The Religio Medici & other writings. London; N. Y., 1912. P. 132. Сэр Томас Браун (1605–1682) – английский врач
и писатель, автор сочинений на философские и естественнонаучные темы. Наиболее известные
работы – «Religio Medici» (1643) и «Pseudodoxia Epidemica» (1646).

33 Гай Светоний Транквилл. Тиберий // Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М., 1964. С. 102.
21

религиозного опыта.
Сущность религии, по Луману, состоит в работе с тайной, которая понимается не только
как начало человеческого бытия, но и как то, называнию и определению чего наш язык
всячески сопротивляется. «Тайное» и «непостижимое» для Лумана означает
«сопротивляющееся языку».
Область, в которой существуют понятия религиозного и таинственного, находится на
границе возможностей нашего языка. Хотя язык (и заданная им человеческая логика)
и пытаются работать в этой сфере, они постоянно терпят фиаско.
Как пишет Луман в работе «Дифференциация», религия и магия «надзирают за
границей с неизвестным»34. Но для того, чтобы такой надзор стал возможен, культура должна
провести границу, отделив загадочное (пока неизвестное) от таинственного, т. е. не
познаваемого в принципе.
Впервые тяга к необъяснимому (или пока не объясненному) проявляется в культуре
барокко, бывшей во многих отношениях первой пробой европейского рационализма. Здесь
таинственное и загадочное еще не окончательно разделились – как мир и текст в «Словах
и вещах» Мишеля Фуко. Отсюда происходит то ощущение сказочности, которое охватывает
нас при разглядывании картинок в естественнонаучных сочинениях барочных эрудитов.
Подземные океаны бушующего пламени на иллюстрациях в книгах Атаназиуса Кирхера
оказываются метафорой первоначальной свободы, с которой человек еще не научился
обращаться должным образом. Но именно на этой ненадежной почве со временем вырастает
современная наука и современная рациональность.
А. В. Михайлов определял барокко как всеобщую риторическую культуру,
предполагающую сравнение всего со всем 35. Но это определение лишь развивает воззрения
барочных авторов. Так, Эммануэле Тезауро в знаменитом трактате по риторике «Подзорная
труба Аристотеля» (1654) описывает мироздание как всеобщую грамматику. Таким образом,
тайна – то, что находится за пределами этих грамматик.
Вопросы Тиберия, о которых говорит Браун, относятся к области загадочного,
поскольку предполагают однозначные ответы, точно так же, как Ахиллес, скрываясь среди
женщин, назывался каким-то одним именем. Но сама тема его книги располагает
к меланхолии, соприкасающейся с загадочным именно потому, что картина прошлого,
которую мы можем восстановить по материальным свидетельствам, принципиально неполна.
Фрагментарность (и порожденная ей меланхолия) возможна только в правильном мире,
где все границы между предметами и явлениями четко очерчены. В этом и только в этом
мире возможна история во всех смыслах слова: как осознание линейного течения времени,
как ощущение перемен и как последовательность событий, которую можно рассказать.
Сатурн оказывается воплощением ушедшего стазиса, но этот стазис одновременно
осознается как глубоко трагическое бессилие.
Уже упоминавшийся Фридрих Георг Юнгер в книге «Греческие мифы» пишет, что
Кронос-Сатурн страдает от невозможности действия (видимо, он его страстно, хоть и тайно,
желает). Впоследствии Сатурн выступает в роли некоего темного властелина (хотя его нельзя
назвать однозначно злым), а в символическом плане – как искушение прошлым.
«Неподвижность Кроноса, – пишет Юнгер, – заключается в движении, которое
неизменно и однообразно повторяется, согласно предначертанным путям. Кронос движется,
но ничего не совершает. В Зевсе же совершается движение»36. Далее он уточняет, что
«Кронос властвует над круговоротом стихии, [где] все возвращается, повторяется,

34 Луман Н. Дифференциация. М., 2006. С. 64.

35 Михайлов А. В. Поэтика барокко // Михайлов А. В. Избранное. Завершение риторической эпохи. СПб.,


2007. С. 5–189.

36 Юнгер Ф. Г. Греческие мифы. СПб., 2006. С. 24.


22

уподобляется самому себе»37.


Век Сатурна считается Золотым веком, но вряд ли этот Золотой век мог бы нам
понравиться. «Здесь, – объясняет Юнгер, – нет развития, нет прогресса, нет никакого
изменения, запечатлеваемого памятью и воспоминанием; здесь присутствует лишь
периодическое повторение поколений, возвращающихся назад и погружающихся
в неизвестность. От них до нас ничего не доходит; они увядают, как трава, и опадают, как
листья деревьев. Здесь человек еще не имеет судьбы» 38, поскольку он един с природой,
и даже смерть его естественна и не семиотизирована, но подобна увяданию осенней листвы.
Этот мир бессловесен, как и его обитатели.
Но такое единство имеет и свои преимущества, продолжает Юнгер, поскольку
«в царствование Кроноса человек живет в безопасности, в защищенности, которую он
утрачивает во время царствования богов и которая вспоминается ему как утрата. Он
вспоминает о ней и при этом забывает, в чем ее суть»39. Суть же этой защищенности
заключается в полном психологическом отождествлении древнего человека с миром и (как
следствие) в отсутствии индивидуальности, происходящей от сознания своей отдельности, от
противостояния миру, с его круговращением.
Наша индивидуальность способна быть источником наивысшего наслаждения, но
вместе с тем и наивысшего страдания. Этот же мир не антропоцентричен, как мир классики,
напротив, в нем отсутствует человеческое измерение, да и в самом человеке человеческое
начало пока что дремлет, как дремлют его мысль и эмоции.
Поэтому Филира и могла отказаться от человеческого облика: она считала, что ничего
не теряет.

III. Барокко как связь и разрыв

О барокко как о чем-то нужном, современном и очень похожем на нас в разное время
писали Генрих Вёльфлин (1888), Вальтер Беньямин (1927) и Омар Калабрезе (1992), не
говоря о других, менее известных авторах (которых тот же Беньямин обильно цитирует), т. е.
этот разговор ведется, не прекращаясь, с конца позапрошлого века. И то, что в этом долгом
разговоре оказывается, пожалуй, самым интересным, – это смещение или, точнее,
перемещение фокуса внимания. Для Вёльфлина в барочной стилистике важнее всего
оказывается изменение масштаба по сравнению с устойчивым и равновесным миром
классики, для Беньямина – механистичность, для Калабрезе – смешение разнородных
частей40. Всё это разные стороны одного явления, имеющего отношение не только к барокко,
но и к нам.
Взятые вместе, эти характеристики означают некую ирреальность. Попробуем их
переформулировать в надежде на то, что это раскроет нам смысл явлений. Мы получаем
следующее: нарушенный масштаб предметов и персонажей (как в «Алисе в Стране чудес»),
соединение несоединимого и странную, противоречащую нашим инстинктам, логику. Все
перечисленное сообщает происходившему в ту эпоху некоторое сновидческое качество. Для
37 Там же. С. 114.

38 Там же. С. 115.

39 Юнгер Ф. Г. Указ. соч. С. 117.

40 Итальянский семиотик Омар Калабрезе (1949–2012) определяет «необарокко» ХХ века как «поиск
и превознесение форм, демонстрирующих отказ от цельности, единства и системы в пользу нестабильности,
многомерности и изменений» (Calabrese O. Neo-baroque: a sign of the times. Princeton, 1992. P. xii).
23

нас современность все еще скучна и обыденна, но для людей барокко она означала
вторжение фантастики в реальность, пусть даже итоги этого вторжения не сулили им ничего
хорошего.
Разрушение привычного масштаба, который стоило бы назвать антропоморфным,
в культурной ситуации барокко проявляется по-разному. Эммануэле Тезауро в «Подзорной
трубе Аристотеля» (1654) восторгался «зрительной трубкой» (телескопом) как блестящей
метафорой устранения расстояния: мы видим нечто далекое так, словно находимся рядом
с ним, не испытывая необходимости преодолевать разделяющее нас пространство. Он мог бы
посвятить подобный восторженный отзыв еще и микроскопу, увеличивающему бесконечно
малое, приближая его к нам. В любом случае мы видим, что масштаб и соотношение частей
постройки нарушаются, грозя распадом всему зданию реальности.
Слово «барокко» обычно возводят к названию жемчужины неправильной формы. Эта
трактовка давным-давно воспринимается как банальность, что, по-видимому, не вполне
справедливо. Во всяком случае, американскому литературоведу Гилберту Хайетту (1906–
1978) удалось извлечь из словарного определения жизнь и огонь, которых мы и не
предполагали в этих стершихся от долгого употребления словах. Вот что он писал в своей
книге «Классическая традиция»:

Обычная жемчужина представляет собой идеальную сферу,


необычная – сферу, в каких-то местах вытянутую и раздутую, кое-где на грани
разрыва, но не распавшуюся на фрагменты. Потому «барокко» значит «красота, но
почти покинувшая пределы контроля».

Бог всегда кроется в деталях, заметим мы. Сколько искусства и расчета заключено
в этом «почти»! Однако продолжим цитату.

Искусство Ренессанса, – говорит Хайетт, – совершенная жемчужина.


Искусство семнадцатого и восемнадцатого веков, между Ренессансом и веком
революций, – барочная жемчужина. Глубинное значение этого слова имеет
отношение к взаимодействию сильных эмоций с еще более сильными
социальными, эстетическими, интеллектуальными, моральными и религиозными
ограничениями. То, что мы сегодня обычно видим в барочном искусстве
и литературе, – формальность, симметрия и холодность. То, что мужчины
и женщины барочной эры видели в них, – напряжение между пламенной страстью
и жестким, холодным контролем. Этот конфликт разыгрывался в их жизнях, в их
характерах. Что воплощено в само́м Великом Монархе, который отказался от
сладострастной маркизы де Монтеспан в пользу строгой духовной госпожи де
Ментенон41.

То, о чем говорит Хайетт, – заключенное в образе неправильной жемчужины чувство


внутреннего напряжения, стремящегося прорваться наружу, – было общим эмоциональным
фоном эпохи. Ощущение того, что мир рушится, распадается на части, о чем постоянно
писали барочные авторы – от Уильяма Шекспира до Атаназиуса Кирхера, – означает в том
числе и разрушение однородности, точнее однородной логики, а это может случиться лишь
в мире, который стремительно модернизируется. Там непременно окажутся некие анклавы,
сохраняющие видимость неизменности, зато бо́льшая часть его фрагментов изменяется
буквально на глазах, разрывая все старые связи, но не успев пока что обзавестись новыми.
Мир, распадающийся на части, – такой, какой любили изображать итальянские
футуристы на заре эпохи ар-деко, – можно уподобить плохо работающему механизму. Но не
получается ли тогда, что картины, например, Джакомо Балла 42, на которых автомобили
41 Highet G. The Classical Tradition: Greek and Roman Influences on Western Literature. Oxford, 1949. P.  289.
Пер. К. Кобрина. Цит. по: http://www.arterritory.com/ru/teksti/statji/8518-art-dnevnik_2019._jestetika_izoljacii/.

42 Балла Джакомо (1871–1958) – итальянский художник-футурист. Его картина «Динамизм собаки на


24

и прочие быстро движущиеся механические устройства оказываются размазанными по всей


траектории, изображают механизмы, работающие плохо? Если автомобиль распадается
в движении, это значит, что он не сможет переместиться из точки А в точку В, для чего он,
собственно говоря, предназначен. Рекламные плакаты того времени (например, «Северный
экспресс» Кассандра43) подчеркивают формы движущейся техники, ее жесткость,
целеустремленность и целесообразность. Футуристы, якобы влюбленные в технику,
почему-то поступают наоборот.
Вспомним, однако, что небесная механика Исаака Ньютона описывала плохо
функционирующий мир, который нуждался в постоянной настройке со стороны Бога (что
доказывало Его необходимость и присутствие).
Пружины и шестеренки вселенной сумели заработать хорошо значительно позже,
у Пьера-Симона Лапласа44, находившегося на водоразделе Просвещения и романтизма. Такой
отлаженный и совершенный механизм уже не нуждается в Боге и может быть (хотя бы
в порядке мысленного эксперимента) возвращен назад на любое число позиций, словно
настоящие часы. Не описывает ли эта ситуация сущность историзма или хотя бы его
позитивистской составляющей – представление о возможности полной реконструкции
прошлого? Впрочем, в историзме сложным образом соединились просвещенческие
и романтические начала.
Появление истории означает разрушение иерархических классификаций, так как
движение, как правило, противостоит иерархии. Неподвижный мир – такой, как изображал
на своих картинах Де Кирико, – должен состоять из объектов, а не из процессов. У процесса
может быть последовательность, как траектория у движущегося тела, но иерархического
соподчинения нет ни там ни там.
Мир барокко, как и мир футуристической современности начала ХХ века, – это мир,
в котором впервые (и неожиданно) появляется категория времени, причем осознаваемая не
просто как среда, но, говоря словами Алейды Ассман, как «„двигатель“ определенных
„процессов“ или „трансформаций“»45.
При этом все возможные трансформации воспринимаются барочным сознанием как
умопостигаемые. Сальериевская поверка гармонии алгеброй была скандальным событием
только для романтического художника, а вовсе не для барочного, постоянно практиковавшего
рациональное создание (и истолкование) иррационального. Как пишет Зигфрид Цилински,
для ученого иезуита Атаназиуса Кирхера музыка, в полном соответствии с пифагорейскими
принципами, была математическим искусством.

Ее оперативный модус – арифметика. В строгом смысле пифагорейского


учения о пропорциях, которое, впрочем, позаимствовано у геометрии, Кирхер
понимает ее как «geometria subordinate», как дисциплину, подчиненную математике.
<…> В книге десятой «Musurgia universalis» Кирхер конструирует свою модель
гармонии и возводит Бога на уровень последнего музыкального принципа 46.

Математически выверенная музыка не только управляет аффектами, но и способствует


поводке» (1912) – едва ли не самое известное произведение футуризма в живописи.

43 Кассандр (Адольф Мурон, 1901–1968) – французский художник и графический дизайнер эпохи ар-деко,


автор многочисленных рекламных плакатов («Северный экспресс», 1927; «Нормандия», 1935 и др.). Его стиль
характеризуется использованием неожиданных ракурсов и выразительным минимализмом.

44 Пьер-Симон, маркиз де Лаплас (1749–1827) – французский математик, физик и астроном, один из


создателей теории вероятностей.

45 Ассман А. Распалась связь времен? М., 2017. С. 39.

46 Цилински З. Археология медиа. М., 2019. С. 186.


25

строительству и совершенствованию человеческой души – даже странно, что фраза об


инженерах человеческих душ не была произнесена еще в те годы.
Поэтому не стоит удивляться, что театр, соединяющий иллюзорные эффекты и строгую
инженерную логику, был для мироощущения барокко столь же важен, как впоследствии
кинематограф для культуры ар-деко.
Мы уже обращались к статье петербургского искусствоведа А. В. Степанова «Чем нам
интересно барокко?» Позволим себе привести еще одну цитату – длинную, но очень
выразительную. Как пишет Степанов,

«иррациональность» барочных произведений лишь в чувственном


восприятии кажется противоположной рационализму философской и научной
мысли. Художественная деятельность корифеев барокко осуществлялась под
знаком ratio. Апофеозом рациональности в области искусств был оперный театр во
всех его составляющих: от либретто, музыки и вокальной техники до финансовой
деятельности импресарио, архитектуры ярусного зрительного зала
и сценографических чудес. Расставшись с ренессансным идеалом совершенства
в познавательной и творческой деятельности, барокко дало импульс устремлению
за пределы данного и достигнутого, не иссякший до настоящего времени 47.

И далее:

Фуко утверждал, что от эпохи, предшествовавшей барокко, остались лишь


игры, «очарование которых усиливается на основе этого нового родства сходства
и иллюзии; повсюду вырисовываются химеры подобия, но известно, что это только
химеры; это особое время бутафории, комических иллюзий, театра,
раздваивающегося и представляющего театр, qui pro quo снов и видений, это время
обманчивых чувств; это время, когда метафоры, сравнения и аллегории определяют
поэтическое пространство языка»48.
Думаю, Фуко был совершенно прав. Аллегоричность искусства барокко
интересна, в частности, тем, что барокко разделяет это свойство с современным
искусством, главным механизмом осмысления которого является, на мой взгляд,
именно аллегория.
Что же до отмеченных Фуко «игр», то художественные произведения
барокко, действительно, не демонстрируют приверженности радикальному
рационализму тогдашней философии и науки. Однако эти «игры» не имеют ничего
общего с наивной игривостью; все эти qui pro quo сочинялись исключительно
рационально. Барочная игра подразумевает всеобщее знание правил, выработанных
преимущественно Ренессансом, и осознание последствий нарушения этих правил,
нацеленного на возбуждение позитивных аффектов.
Я могу подтвердить мысль Фуко об «играх» барочного искусства такими,
например, феноменами, как иллюзионистические эффекты в архитектуре Бернини,
Борромини, Гварини; устранявшие границу между небом и землей apparati,
возводившиеся в церквах искуснейшими художниками в дни Сорокачасового
поклонения Святым дарам; натюрморты-обманки; анаморфозы; анатомические
таблицы в виде жанровых сценок. Но подлинным апофеозом мнимой барочной
иррациональности стал общедоступный коммерческий оперный театр. Я считаю
оперный театр – во всех его составляющих, от либретто, музыки и вокальной
техники до финансовой деятельности импресарио, архитектуры ярусного
зрительного зала и сценографических чудес, – главным художественным
изобретением барокко. Что грандиозная эстетическая машина, называемая
барочным оперным театром, просто не могла бы существовать и работать без

47 Степанов А. Чем нам интересно барокко? // Логос. Т. 28. № 4. 2018. С. 191.

48 Цитата из: Фуко М. Слова и вещи. СПб., 1994. С. 86.


26

изощренной деятельности ума, это, я полагаю, не нуждается в доказательствах49.

Напомним, что театр был не только зримым соединением рациональности


и иллюзорности, но и индустриальным предприятием. В самом деле, до появления фабрики
именно здание театра было местом наивысшей концентрации технических устройств, и эта
театральная машинерия становилась еще одним поводом уподобить театр мирозданию
(а попутно еще и задуматься о границах человеческих возможностей). Правда, это
мироздание подобно изображенному на знаменитой псевдосредневековой гравюре Камилла
Фламмариона, где путешественник, достигший края Земли, прорывает завесу, словно
простодушный Буратино, и рассматривает скрытые шестерни и пружины, которые (а вовсе не
любовь) приводят в движение Солнце и светила.
В сущности, тему завоевания космоса тоже можно возвести к барочному увлечению
грандиозностью и вместе с тем игрушечностью мира. Но и барочная меланхолия
продолжается в эпоху ар-деко: недаром Паскаль говорил о «вечном безмолвии <…>
бесконечных пространств», с которым человек в ХХ веке столкнулся уже непосредственно.

***

Зигмунд Фрейд – а это самая ожидаемая фигура в наших рассуждениях, и мы, следуя


принципу «читатель ждет уж рифмы розы», никак не можем обойти почтенного основателя
психоанализа своим вниманием, – в работе «Недовольство культурой» (1930) заявил, что
благодаря техническим приспособлениям человек становится богом, но только богом на
протезах.
Приведем цитату из Фрейда:

Теперь [человек] очень приблизился к достижению этого идеала, сам стал


чуть ли не богом. <…> Человек – это, так сказать, своего рода бог на протезах,
поистине величественный, когда он использует все свои вспомогательные органы,
но они с ним не срослись и иногда доставляют ему еще немало хлопот. Впрочем, он
вправе утешаться тем, что это развитие не заканчивается 1930 годом от рождества
Христова. Грядущие времена принесут новые достижения в этой сфере культуры,
которые, наверное, невозможно себе представить, богоподобие возрастет еще
больше50.

И все же, хотя степень богоподобия в ходе прогресса и возрастает, его иллюзорность


никуда не девается.
Понятие протеза в рассуждениях Фрейда играет ключевую роль, так как пользование
протезом предполагает определенные условия, прежде всего, наличие своего рода врача
и сознание собственной неполноценности, без которых замечательные технические
достижения (в диапазоне от паровоза до мобильного интернета) были бы невозможны.
Культура барокко – а мы здесь и далее будем рассматривать ее как параллель
и альтернативу ХХ веку или, точнее, как другое проявление тенденций, сделавших
современность современностью, – относилась к техническим устройствам иначе: она видела
в них метафоры, во всем подобные метафорам нашей речи, и не испытывало перед ними
никакой неловкости. Более того, в «Подзорной трубе Аристотеля» Тезауро можно прочитать
о том, что по своей метафорической сущности создания человеческих рук во всем подобны
природным объектам и так же, как они, способны развлекать и поучать нас:

49 Степанов А. Указ. соч. С. 199–200.

50 Фрейд З. Неудовлетворенность культурой / Пер. А. М. Боковикова // Фрейд З. Собр. соч.: В 10 т. Т. 9.
Вопросы общества. Происхождение религии. М., 2007. С. 222.
27

Знаем мы… множество… чудес трех наипрекраснейших Механических


искусств: Оптики, Динамики и Пневматики. Редкостные метафорические
устройства, порожденные этими искусствами, представляются невероятными тому,
кто их не видал; того же, кто видал, они заставляют в невероятное поверить.
Пневматические устройства, то есть движимые духом, вместо души
одушевляются током Воздуха. Таковы были машины Сицилийца Гиерона. По мне,
так истинный истукан тот, кто не остолбенеет, видя среди тускуланских диковин
девять деревянных фигур Муз, внутри которых скрыты воздуховоды, куда воздух
нагнетается силою небольшого водопада. Тут же изваяние Аполлона Кифареда,
и его голосовые связки так же, как и связки Муз, колышутся тем воздухом,
и слышится нежнейшая симфония самшитовых дудочек. <…> Там же было
представлено с дивным искусством чучело гиганта Полифема, которое самым
натуральным и правдивым образом играло на пастушьем рожке, да так громко
и рьяно, что не понять было, то ли созывает гигант свои стада, то ли кого-то
вызывает на бой; и люди, слушая ту куклу, восхищались и содрогались
одновременно; наряду с восторгами ощущали они и страх; а коли так, что иное
составляют те говорящие фигуры, если не удачнейшие метафоры ветра,
Остроумнейшие символы природных сил?
Еще более чудесны и диковинны Динамические устройства, берущие
движение от скрытых пружин: греки назвали их Автоматами, то есть
Самодвижущимися. Так были устроены голубки, сделанные Архитом Тарентским,
и тем же секретом движутся девушки, неподражаемым Кардано искусно
вырезанные из слоновой кости. Девушки приплясывают и кружатся сами собою,
и сами собой шевелят руками и ногами, и поводят глазами. Толикую живость
выказывают статуи, а Созерцатели столь потешно столбенеют, на них взирая, что
трудно распознать Зрителей от Статуй, а Статуй от Зрителей. <…>
Преизощренны также и Оптические Устройства, которые, хитро используя
законы пропорций и перспективы, показывают тебе вещи в удивительном
и преостроумном виде, а также показывают такое, что увидеть без них невозможно.
<…> И вот вершины Оптики. Не знаю я, человеческим или
сверхчеловеческим помышлением движим был тот Голландский мастер, который
недавно двумя зеркальными стеклами, как двумя волшебными крылами, вознес
человеческое зрение в пределы далей, коих не достигнет даже и птица в своем
полете; достаточно взглянуть в созданную им Зрительную Трубку, чтобы пересечь
бескрайнее морс без корабля и паруса; ты можешь теперь обозревать корабли, леса
и города, которые не даются своевольным, слабым зрачкам; взлетая, подобно
молнии, в поднебесье, человек теперь изучает солнечные пятна, рассматривает рога
вулкана, бросающие тень на Венерино чело, измеряет громады Гор и Морей на
поверхности лунного Шара и видит, как резвятся малыши, сопутствующие
Юпитеру в его движении; так все, что Господь почел от нас скрыть, открывается
взору благодаря ничтожному стеклышку.
Теперь можешь ты сам убедиться, что мир изрядно состарился, раз уж ему
потребовались такие сильные очки. Теперь что под Луною может укрыться
и спастись от беспощадного любопытства Человеческого? 51

Следует ли нам на основании этого примечательного пассажа сделать глобальный


вывод о том, что в эпоху барокко восприятие мира было преимущественно языковым,
а сейчас стало преимущественно телесным (несмотря на теорию медиа)? По-видимому, да;
то время не только не знало различия между объектами и текстами, их описывающими (как
об этом говорит Фуко), но и воспринимало объекты как тексты. В пользу такого
предположения говорят слова Вёльфлина о неизбежной антропоморфизации архитектуры52

51 Тезауро Э. Подзорная труба Аристотеля / Пер. Е. А. Костюкович. СПб., 2002. С. 71–72.

52 Вёльфлин Г. Ренессанс и барокко. СПб., 2004. С. 141–142.


28

и концепция А. Г. Габричевского, трактующая архитектуру как телесный жест53.


Поэтому то, что для барокко было чудовищным и совершенно чуждым, как химера,
у которой голова льва, змея вместо хвоста и еще имеется голова козы на спине (создание
такого конгломерата – чисто языковая, даже риторическая операция), для людей ХХ века
стало (согласно еще одному выражению, введенному в наш обиход Фрейдом) жутким
(unheimlich, uncanny), т. е. тем, что приходится примерять на себя, как бы ни было это
неприятно, страшно, больно. И вот, место умозрительных химер или нелепых чудовищ,
обитающих, по слухам, где-то на краю земли, заняли в ХХ столетии подопытные жертвы
гениальных хирургов.
Поначалу Тезауро высказывается о чудовищах вполне нейтрально или даже
с ироническим одобрением, поскольку они, как и многое другое в его мире, представляют
собой метафоры, служащие своей цели:

Символическое… Искусство на мраморах и щитах своих творит величайшее


множество противоестественных уродин. Я разумею здесь Химер, то есть чудищ,
смешавших признаки различных существ. Таковы на Египетских пирамидах
Оноандр, ослочеловек; на щите Паллады Горгона, полуженщина, полузмея; на
щите Полиника Сфинга, полуженщина, полулев; на шлеме Турна Химера, помесь
козы с драконом, на монетах Октавиана Августа и на гербе Козьмы Медичи
Козерог, помесь Козла с Рыбою. Науке Символов, похоже, угодно разрушить всё,
о чем неусыпно заботится Природа, и смешать, извратить те свойства веществ,
коими Природой положены непреодолимые границы 54.

Всей этой лихости метафор и их творцов положен только один предел – терпение
Творца всего сущего, которое невозможно испытывать бесконечно (в чем убедились
строители Вавилонской башни). Рассказ о разрушении башни служит для Тезауро примером
не Божьего гнева, но проявленной Им иронии.

Подлинные слова Господни, – разъясняет Тезауро, – произносились не


утвердительно, как Гаэтан доказать стремится, забывая, что Господь никого не
опасается, ибо Ему, премудрому, ведомы пределы любых сил человеческих; и тем
паче не вопросительно (тут св. Августин заблуждается), а произносились они
насмешливо: в том нас убеждают и Мартин дель Рио, и Липпоман, и многие из
братства Святейших Толкователей55.

Разрешается же ситуация неожиданным смешением жанров:

Се грядет великий гнев Господень! Ужасен и неумолим он во гневе! Что же


теперь, о Боже всемогущий, какую казнь приуготовил нечестивцам? Свою
беспредельную мощь, и союзные три ипостаси, и когорты ангелических ратников
на бой кликнув, куда карающую длань направляешь? Замесишь раствор
богохульной той кладки кровью гордецов? Нет, ты замыслил не это. Обрушишь
груды увесистой постройки на тела ее зодчих, уподобишься Зевсу, Оссу и Олимп
повергшему на мятежных титанов? Нет, и не к этому ты стремишься. Что же
опасней этих казней? Топнув, отверзнешь зев преисподней и навеки заключишь во
мрачном Эребе и кощунов и кощунственную постройку, чтоб ни на небесах, ни на
земле не оставалось бы ни отзвука, ни памяти их имен? Нет, ты готовишь им более
губительную участь: Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не
53 Габричевский А. Г. Теория пространственных искусств // Габричевский А. Г. Морфология искусства.
М., 2002. С. 219–569.

54 Тезауро Э. Указ. соч. С. 27–28.

55 Тезауро Э. Указ. соч. С. 261.


29

понимал речи другого.


Что за потеха! Кто мог подумать? Столько советов держано, и слышано
столько угроз, и рати созваны толикие, почитай все небесное воинство; кликнули:
сойдем же! Как было ждать такой презабавной, хитрейшей развязки! <…>
Убедились мы: на Гордецов злоумышляющих готовы у Господа и язвительные
орудия, и ужасающие казни; а безмозглых гордецов он победит насмешкою;
потешаясь, боязнь будто выкажет; сойти доле обещая, с места не двинется; карая
грех, кидает в смех; где ждем агонию, видим иронию; где обещана ярость,
находится шалость. Сойдем же, Вседержитель взывает, в бой, в бой, в ружье,
вперед! А далее что? Смешаем там язык их! И трагедия комедией разрешается.
Заключая Концепт, волен ты живо и остроумно описать, какая произошла
кутерьма от ехидного Божьего мщения. Расскажи, как Еврейский язык, дотоле на
земле общепринятый, на множество наречий раскололся: и вот распевает греческая
речь, слышны рулады латинского лада, рокочет гортанно Арабский и громыхает
Германский. Каждый красноречив и каждый нем; все они сородичи и все
чужестранцы; органом говоренья обладая, упражняя его неустанно, все ж
собеседовать неспособны; беседа их бессловесна; их слушают, да не внемлют; так
в варварстве своем барахтаются: один просит рычаг, другой ему тянет лопату; за
это друг над другом глумятся, и за это же дуются друг на друга, каждый мнит себя
оскорбленным; вот все и перессорились, и разошлись, бросив задуманную
постройку, и вот она, плод раздора и несогласия, по сей день глядит жалким
образцом несовершенства, и навеки пристало к руинам Вавилона имя:
Столпотворение, означающее: Бестолочь56.

Рукотворная гора, как показывает нам Тезауро, неожиданным образом рождает мышь,
а трагедия богоборчества оборачивается демонстрацией не просто человеческой
ограниченности и относительности, но и опосредованности человеческого существования
многими условиями, в совокупности образующими культуру или цивилизацию. И если
история Вавилонской башни показывает относительность языка, то современные
постапокалиптические сюжеты демонстрируют нам относительность цивилизации как
таковой, и в первую очередь – технического могущества.
Такая относительность в любой момент способна обернуться иллюзорностью.

***

Барокко все время занято поиском (или даже конструированием) новых точек зрения на
привычные вещи. Часто для этого применяются технические устройства.
Кирхер спустился в жерло Везувия и смог вообразить внутренность земного шара,
пронизанного огненными вихрями. Вулкан в его предприятии исполнил роль машины
зрения. Зигфрид Цилински, пересказывая эту историю, поясняет, что, по мнению Кирхера,
в недрах Земли

горит некий центральный огонь (ignis centralis), из которого все исходит


и к которому все возвращается. Этот огонь есть нечто сокровенное, «нечто
поистине чудесное, что, если так можно сказать, пытается соревноваться с самим
божеством (divinitatis aemulus); в нем величайшее чуть ли не совпадает
с малейшим, которое все светящиеся вещи сочетает в многообразии всего мира, все
вбирает в себя и развертывает все, что находится вовне». Огненное внутреннее
ядро Земли становится для Кирхера центральным феноменом. Оно являлось для
него соответствием Солнцу в астрономии57.

56 Там же. С. 262.

57 Цилински З. Указ. соч. С. 51.


30

Помимо проявления алхимического принципа «что внизу, то и наверху», здесь можно


увидеть и другую аналогию – более интересную или, во всяком случае, более подходящую
к нашим рассуждениям о механизмах барокко. Джослин Годвин в книге о Кирхере увлеченно
рассказывает о токах воды и огня, которые наш герой обнаруживал внутри Земли, но
упускает из виду, что в этих полунаучных-полуфантастических построениях Земля
представала машиной, точнее, оказывалась аналогом не изобретенного еще парового котла,
снабженного многочисленными трубами и клапанами.
Гидравлические устройства были в то время хорошо известны и многократно описаны.
Основным источником подобных конструкций служила неоднократно переиздававшаяся
«Пневматика» Герона Александрийского (I век н. э.), о популярности которой
свидетельствуют многочисленные упоминания в текстах совершенно разных
авторов – вплоть до Паскаля и Роберта Бертона58. В сочинении Герона приводились схемы
механизмов практического назначения, а также механических игрушек, представлявших
различные сцены – например, Геракла, стреляющего в змея или птичек на краю фонтана,
разлетающихся при появлении совы. Кирхер также признавал свой долг перед Героном: так,
в его «Musurgia Universalis» есть изображение механического театра, созданного по
описанию античного автора59. Помимо этого, среди экспонатов римского Museum
Kircherianum присутствовали автоматоны, созданные по образцу

театра иллюзий Герона Александрийского или [навеянные] этим театром:


гидравлически или пневматически приводимые в движение фигуры, которые
исполняли различные действия. По модели механических курантов Кирхер также
построил органы, функционировавшие подобно аудиовизуальным автоматам.
Механика, приводимая в движение силой воды, двигала валики, на жестяных
пластинах которых были отштампованы музыкальные программы 60.

Однако в «Mundus Subterraneus» появляется еще и огонь, новый элемент,


принципиально отличающий Землю от хитроумных машин, создававшихся как самим
Кирхером, так и его предшественниками в этой области – такими, как Джамбаттиста делла
Порта (1535–1615), автор книги «Magia Naturalis» (1558), или французский инженер
и гугенот Саломон де Ко (1576–1630), наставник Элизабет Стюарт, «зимней королевы
Богемии».
Как пишет Годвин,

подобно Декарту и Лейбницу, он [Кирхер] верил в центральный огонь,


подкрепляя свою веру рассказами рудокопов, говоривших, что чем глубже
забираешься под землю, тем теплее становится. Он воображал всю Землю
пронизанной постоянно движущимися реками и ручейками – как огненными, так
и водными, которые вместе с действием ветров предоставляли объяснение большей
части геологических и метеорологических явлений. Учитывая возможности
и стандарты наблюдения того времени, это было неплохо, хотя другие ученые,
настроенные более эмпирически, … уже подходили к сути дела. Пусть так, но
подобное раскрытие секретов Земли, несомненно, завораживало любителей, для
которых Кирхер писал и среди которых он был самым главным. Оно позволяло на
время отложить в сторону многие из вечных вопросов (откуда берутся реки

58 См.: Boas M. Hero’s Pneumatica: A Study of Its Transmission and Influence // Isis. Vol. 40. № 1. 1949. P. 38–48.
Роберт Бертон (1577–1640) – английский священник и писатель, автор энциклопедического сочинения
«Анатомия меланхолии» (1621).

59 Hanafi Z. The Monster in the Machine. Magic, Medicine and the Marvelous in the time of the Scientific
Revolution. Durham and London. 2000. P. 78–79.

60 Там же. С. 191.


31

и дожди? что находится внутри Земли? почему в океанах есть течения? и т. д.). Мы
можем только вообразить, как его поклонники рассказывали детям о скрытых
чудесах земного шара по его книге и как, должно быть, врезались в память все эти
великолепные иллюстрации!61

Кстати об иллюстрациях. Понять принципы образного мышления той эпохи можно,


сопоставив две книжные иллюстрации – внутреннее строение Везувия по Кирхеру (из
«Mundus Subterraneus») и приведенное в книге Фишера фон Эрлаха «Entwurff Einer
Historischen Architectur» (1721) изображение статуи Александра Македонского на Афоне,
задуманной архитектором Динократом. Если вдуматься, эти гравюры суть двойники или,
точнее, дневная и ночная сторона одного явления: одна из них изображает величие
неосуществленных замыслов, унаследованных барокко от античности (и здесь будет уместно
сделать замечание о том, что барочная античность – совершенно не такая, какой она
сделается впоследствии под пером Винкельмана), другая же – тревожную подкладку этого
величия.
Перед нами две горы, объединенные нечеловеческим масштабом и вызывающие
чувство возвышенного ужаса.
Везувий, изображенный Кирхером (точнее, гравированный по его рисунку), пуст
изнутри, словно декорация из папье-маше. Как всегда в иллюстрациях этого жанра,
внутренность огнедышащей горы создает впечатление чего-то настоящего, некоего
истинного смысла, а все видимое снаружи производит впечатление наивной маскировки.
Кирхер подчеркивает скрытые от нас полости, в которых клубятся огонь и дым (поскольку
они здесь главное), а деревца у подножия вулкана, как показывает опыт Помпеи
и Геркуланума, растут там до поры до времени.
Весьма сомнительно, что Кирхер как верующий католик мог бы считать пылающую
бездну скрытой сутью всего существующего, хотя «Mundus Subterraneus» производит именно
такое впечатление. Впрочем, все эти иллюстрации открыты и для символического
истолкования.
Фишер фон Эрлах (или его иллюстратор) изображает гору, в которой высечена сидящая
фигура, облаченная в греческий доспех, как его представляли в начале XVIII века.
Колоссальная статуя (а ее масштаб можно представить в сравнении с людьми на переднем
плане) левой рукой держит городскую башню, словно передвигает фигуру на шахматной
доске. Ее правая рука покоится на бортике искусственного водоема, из которого вытекает
поток, проходящий через город, частично расположившийся у нее на коленях. Этот поток
обрывается водопадом на отвесной скале и падает в реку, подходящую почти к ногам статуи.
Реку оживляют корабли, а вдоль нее проходит дорога, по которой перемещаются путники,
пешие и на верблюдах. Невидящий взгляд Александра обращен прямо на зрителя, а фоном
для его головы служит вершина горы, поросшая темными остроконечными деревьями.
Этот образец концептуального искусства, будь он осуществлен, мог бы пополнить
собой канонический список чудес света. Впрочем, он и без этого вошел в историю.
Витрувий во вступлении ко второй книге своего трактата, рассказывая о том, как
Динократ добивался места в свите Александра Великого, вкладывает в уста архитектора
следующие слова:

Я составил проект сделать из горы Афона изваяние в виде мужа, в левой руке
которого я изобразил большой укрепленный город, а в правой – чашу, вбирающую
воду всех находящихся на горе потоков, чтобы из нее она вытекала в море62.

Столь явная лесть, как пишет далее Витрувий, не могла не произвести впечатление на
61 Godwin J. Athanasius Kircher. A Renaissance Man and the Quest for Lost Knowledge. London, 1979. P. 84–85.

62 Витрувий. Десять книг об архитектуре / Пер. Ф. А. Петровского. М., 1936. С. 35.


32

Александра. Однако, по некотором размышлении, он отверг мегаломанский проект


Динократа, сказав, что такой город, «лишенный полей и их плодов, притекающих в него»63,
полностью зависел бы от поставок продовольствия, т. е., скажем мы уже от своего имени,
был бы уязвим в чисто барочном смысле.
Подобные истории напоминают о том, что для барочного сознания надежной твердью
может быть только небо, а мы, обитатели земли, проводим всю свою жизнь подобно
канатоходцам над огненной бездной.

Можем ли мы утверждать, что меланхолия и порождение иллюзий взаимосвязаны


и порой тождественны? Можно ли говорить о барочной технике (архитектуре, живописи) как
о средстве не только создавать, но и разрушать иллюзии, обнажая их истинную природу?
И с чем связана знаменитая барочная меланхолия – с производством иллюзий или все же с их
разрушением?
И чем было само барокко – полноправным началом современности или же неким
обрядом перехода, чем-то, что нам следует преодолеть в процессе взросления?
Мы задали множество вопросов, но ответов на них у нас пока нет. Чтобы найти их,
следует расчистить для себя некую наблюдательную площадку, находясь на которой можно
было бы определить расстояние до тех объектов, о которых мы пытаемся рассуждать. Такой
площадкой может стать свойственное нам представление о современности (modernité).
Впрочем, и здесь останутся вопросы.
Если современность означает власть и главенство разума (как полагали в более
счастливые времена), отсчитывать ее нужно от научной революции и ее героев.
Но, возможно, наша уверенность в том, что Галилей и Паскаль, Ньютон и Лейбниц
близки и понятны нам, также есть иллюзия, следствие того, что они были включены
в школьный позитивистский канон XIX века на правах создателей и предшественников той
самой современности, к которой мы имеем честь принадлежать. Поэтому мы интуитивно
полагаем, что интеллектуалы эпохи барокко думали так же, как мы (или как современные
ученые), т. е. были, в современном смысле слова, рациональны и доверяли небылицам про
драконов и единорогов ничуть не более, чем наши современники, читавшие Карла Поппера.
Разум разумен везде, говорит отец Браун в рассказе Г. К. Честертона «Сапфировый
крест», и мы с радостью ему верим и заранее готовы предположить, что он должен быть
разумен не только везде, но и всегда. Может быть, единорогов не существует, уже от своего
имени замечает Честертон в книге о Фоме Аквинском, но предположение о том, что у двух
единорогов столько же рогов, сколько у одной коровы, окажется безупречно логичным
и истинно научным.

Схоласты, – рассуждает он, – принимали на веру сведения о единорогах


и саламандрах, но использовали их не как факты, а как материал для логических
выкладок. Они говорили: «Если у единорога один рог, то у двух единорогов столько
рогов, сколько у одной коровы», а это верно, даже если единорогов не существует64.

Как же тогда быть с явлениями и персонажами, находящимися в противоречии


с изящной картиной торжества ratio в самых причудливых вселенных? Астрология Кеплера
или библейские штудии Ньютона худо-бедно вписываются в прогрессистскую картину мира,
хотя бы на правах анахронизмов или заблуждений гениев. Что ж, бывает. Гениям, так же, как
простым смертным, свойственно заблуждаться, а рядом с теми, кто приближает будущее (как
сказал бы наш добрый позитивист XIX века, этакий Сеттембрини), всегда найдутся
63 Там же. С. 36.

64 Честертон Г. К. Святой Фома Аквинский // Честертон Г. К. Вечный человек. М., 1991. С. 292.


33

маргиналы, живущие в прошлом.


Должен ли вызывать удивление тот факт, что Джон Ди (1527–1609), разговаривавший
с ангелами герметист, был современником Галилея? Но здесь можно вспомнить, что
современниками (и даже почти ровесниками) были во всем противоположные Сведенборг
(1688–1772) и Вольтер (1694–1778); к тому же никто не утверждает, что интеллектуальная
традиция должна быть единой, а образ эпохи может сводиться к какой-то однозначной
формуле.
Все эти сомнения неизбежны при попытках хоть как-то разобраться с фигурой Кирхера
и с его вкладом в культуру барокко. С одной стороны, многое из того, чем он занимался,
составляет самую суть мировоззрения века Бернини и Кальдерона, с другой – легковерие
и, рискнем сказать, легковесность Кирхера не делают ему чести на фоне Декарта и Паскаля.
Начнем с очевидного – с биографии.
Атаназиус Кирхер (1602–1680) был младшим современником Галилея (которого ни разу
ни упомянул в своих работах) и старшим современником Лейбница (с которым состоял
в переписке). Однако ни литературный стиль галилеевского «Диалога о двух главнейших
системах», ни «Монадология» Лейбница не мешают нам причислить их к создателям той
современности, в которой мы живем. Кирхер – явление другого порядка, странное
и причудливое.
Те, кто о нем пишет, обычно начинают свой рассказ с упоминания автобиографии,
написанной Кирхером в преклонном возрасте. В ней этот барочный self-made man
приписывает все свои успехи покровительству высших сил, не только сохранивших его
невредимым во всех детских шалостях и в перипетиях Тридцатилетней войны, но
и способствовавших его перемещению из немецкой провинции (а он происходил из городка
Гайза в Тюрингии) в интеллектуальный центр католической Европы.
Математические способности Кирхера проявились очень рано, как и интерес
к восточным языкам. По условиям места и времени, молодой немецкий католик с ярко
выраженной склонностью к наукам должен был почти неизбежно вступить в орден иезуитов.
Юность Кирхера совпала с началом Тридцатилетней войны, поэтому он вынужден был
сменить несколько учебных заведений и несколько мест работы, а потом и вовсе покинуть
Германию. По воле орденского начальства Кирхер оказался в Авиньоне, где вошел в круг
Николя Фабри де Пейреска (1580–1637) – интеллектуала и антиквария, увлекавшегося
древней историей. Когда орден направил Кирхера ко двору императора (которому был нужен
придворный математик на место, освободившееся со смертью Кеплера), Пейреск употребил
все свое влияние, чтобы это назначение не состоялось. В результате Кирхер переехал в Рим,
откуда почти не выезжал до конца жизни. Он заведовал собственным музеем (Museum
Kircherianum), классифицируя артефакты и натуралии, привезенные иезуитами со всех
концов мира, и писал свои бесконечные книги.
Впрочем, одно примечательное путешествие Кирхер все-таки совершил: он
сопровождал обращенного в католичество немецкого князя в его поездке на Сицилию
и к госпитальерам на Мальту. Во время этой поездки Кирхер спускался в кратер Везувия,
который незадолго перед тем извергался, что обеспечило нашего героя впечатлениями
и умозаключениями для написания одной из известнейших книг.
Вспомним, как Гилберт Хайетт истолковал тот образ неправильной жемчужины, от
которой произошло название стиля и эпохи: она представляет собой «сферу, в каких-то
местах вытянутую и раздутую, кое-где на грани разрыва, но не распавшуюся на фрагменты.
Потому „барокко“ значит „красота, но почти покинувшая пределы контроля“» 65. Точно так же
интеллектуальные увлечения Кирхера, на наш вынужденно дистанцированный взгляд,
составляют чисто барочное единство, балансирующее на грани распада или, по словам
Т. С. Элиота, взрыва.
Как нам кажется, фигура Кирхера слишком своеобразна, а его творчество чересчур

65 Highet. Op. cit.


34

демонстративно и замысловато, чтобы отнести его к какой-то из общеупотребительных


в наше время категорий. Прежде всего – человек эпохи модерна не может быть одновременно
естествоиспытателем и гуманитарием. Мишель Фуко в «Словах и вещах» показывает
неразделенное знание о текстах и объектах внешнего мира, которое очень скоро стало
казаться странным и устаревшим: так, сочинения Альдрованди, полные легенд и чудовищ,
вызывали недоумение у Бюффона66. Но и это еще не всё. Даже для того чтобы считаться
ученым, Кирхер не только слишком легковерен, но и до неприличия (как нам видится из
нашего прекрасного далека) увлечен эстетической подачей своих умозаключений.
Однако для того, чтобы мы сочли Кирхера концептуальным художником, ему чего-то
недостает. На первый взгляд, кажется, что его индивидуальности мешает правоверное
католичество. Художник, полагаем мы, должен быть склонен к ереси индивидуалистического
толка. Нам трудно представить, что авангард начала ХХ века мог бы питаться не теософией
и искаженными представлениями о новейших достижениях науки, а религиозной
ортодоксией, т. е. чем-то общеобязательным.
Впрочем, у Кирхера эта ортодоксия куда как сомнительна с эстетической точки зрения.

***

Джон Гласси, автор биографии Кирхера, красноречиво озаглавленной «A Man of


Misconceptions» (что можно перевести как «Человек ошибающийся»), дает своему герою
яркую характеристику, в которой выразительно, хотя и не вполне понятным образом,
сочетаются удивительные прозрения и столь же удивительное легковерие. Прозрений,
впрочем, меньше, а легковерия значительно больше. В отношении его ориентальных штудий
можно было бы предположить, что Кирхер, не состоявшийся как миссионер, хотел верить
любым рассказам о чудесах далеких стран, но то же самое будет верно и в отношении его
собственных наблюдений и выводов.
Путешествия Кирхера чисто умозрительны, поэтому изображенные им Египет или
Китай можно считать равнозначными странствиям души, с большим знанием дела
описанным в книге «Iter extaticum».

Не будет преувеличением сказать, – пишет Гласси, – что любознательность


и интеллектуальные притязания Кирхера не имели границ. Он искренне
и ненасытно интересовался окружавшим его миром и из своей штаб-квартиры
в Колледжо Романо, ведущего учреждения своего ордена в Риме, бросался изучать
едва ли не всё на свете – от света до языка, от медицины до математики. В своем
музее в Колледжо он выставлял не только древности и редкости со всего мира
(собранные с помощью иезуитских миссионеров), но и свои волшебные фонари,
говорящие статуи и даже, по легенде, единственное в своем роде «кошачье
фортепиано».
Это был человек, удовлетворявший свой интерес к геологии, спускаясь
в дымящийся кратер Везувия. Он потратил десятки лет, пытаясь расшифровать
египетские иероглифические тексты, поскольку верил, как и многие другие, что
в них заключена таинственная мудрость, сохраняющаяся со времен Адама. Он
исследовал все области музыки и акустики и экспериментировал
с логарифмическими способами написания песен. Он одним из первых
опубликовал описание того, что можно увидеть под микроскопом.
Кирхер был настолько изобретателен и плодовит, что мог бы остаться
в истории как Леонардо да Винчи XVII века. Проблема в том, что он слишком часто
оказывался неправ. <…> Многие из идей Кирхера сейчас кажутся на редкость
необоснованными, если не просто курьезными. Так, в противоположность его
взглядам, в магнетизме нет ничего оккультного или божественного. <…> И не

66 Фуко М. Слова и вещи. СПб., 1994. С. 75–76. Жорж-Луи Леклерк, граф де Бюффон (1707–
1788) – французский натуралист, автор 36-томной «Естественной истории» (1749–1788).
35

существует никакой системы огненных каналов и морей, ведущих к самому центру


Земли. Справедливо будет сказать, что с точки зрения современной науки, Кирхер
оказывается чем-то вроде шутки67.

Как замечает Джослин Годвин, автор нескольких книг о нашем герое,

иногда кажется, что Кирхер родился слишком поздно или слишком рано,
поскольку времена были таковы, что его целостный (holistic) взгляд на мир еще при
его жизни вызвал его отторжение ученым сообществом. Он не совершил
эпохального открытия, подобного тем, что обеспечили славу Иоганна Кеплера,
Роберта Бойля или Исаака Ньютона, заставив наших ученых современников
простить Кеплеру его увлечение небесными гармониями, а Бойлю и Ньютону – их
серьезный интерес к алхимии. Кирхеру, напротив, ставили в вину то, что он
принимал на веру многое из того, что позднее сочли предрассудком. Так, он
утверждал, что совершил палингенез, т. е. возрождение растений из пепла. Он не
сомневался в астрологическом влиянии на человеческое здоровье и природные
катаклизмы. Он верил в русалок, грифонов, в спонтанное зарождение насекомых
и в абсолютную истинность Ветхого Завета68.

Фрэнсис Йейтс в книге «Джордано Бруно и герметическая традиция» (1964) отзывается


о Кирхере как об архаической фигуре: он был едва ли не последним представителем
магической традиции Марсилио Фичино и к тому же проигнорировал крупнейшее
филологическое достижение эпохи барокко – определение возраста Герметического корпуса.
Даже те исследователи, которые относятся к Кирхеру с симпатией, склонны сближать его
деятельность не с наукой, а с концептуальным искусством. Например, тот же Дж. Годвин
в книге «Театр мира Атаназиуса Кирхера»69 предпочитает анализировать не тексты нашего
героя, многословные, изобилующие повторами и постоянно переходящие в проповедь,
а иллюстрации и фронтисписы из его сочинений.
Если судить исключительно по картинкам, рассыпанным среди латинских текстов, то
Кирхер оказывается симпатичным, хотя и довольно-таки нелепым предшественником
Джозефа Корнелла70 и Борхеса вместе взятых: словно Корнелл, он предлагает нам целый мир,
уместившийся в маленькую коробку, и, словно Борхес, с наигранным простодушием
предлагает поверить, что этот мир настоящий.
Для историка театра Видаса Силюнаса Кирхер – энциклопедист несколько
экстравагантного свойства:

В иллюстрациях к его многочисленным книгам предстают земля и небо,


и недра планеты с протекающими в них водами, и внутренности вулкана, и Ноев
ковчег, и все его секции, в каждой из которых спасались разного вида твари,
картина горы Арарат и тропинки, по которым спускались вниз приплывшие на
ковчеге, и Китай, и Египет, изображения на обелисках, символические образы на
изваяниях и гравюрах древних восточных богов и богинь, ноты песен,
исполняемых ангелами, всевозможные растения и животные, Вавилонская башня
изнутри и снаружи, город Вавилон со всеми зданиями, улицами, предместьями,
окружающими просторами с флорой и фауной – всё на белом свете, всё, что
кроется в кромешной тьме. <…> В творческом упоении Кирхер хочет показать весь
67 Glassie J. A Man of Misconceptions. The Life of an Eccentric in an Age of Change. N. Y., 2012. P. xiv–xvi.

68 Godwin J. Athanasius Kircher. A Renaissance Man and the Quest for Lost Knowledge. London, 1979. P. 5.

69 Idem. Athanasius Kircher’s Theatre of the World. London, 2015.

70 Джозеф Корнелл (1903–1972) – американский художник, автор трехмерных коллажей (ассамбляжей) из


найденных предметов.
36

универсум, и его страстное увлечение магией неразрывно связано с верой


в неограниченные способности человека. <…> «Наблюдение неисчерпаемых
богатств, скрытых даже в самых незначительных вещах, ведет», по его
собственному признанию, к «сверхъестественным явлениям», к Магии, но не
к «ложной, полной предрассудков, нечистой, плоду дьявольского учения»,
а естественной, вскрывающей сокровенную сущность природы.
Подобная магия направлена не только на то, чтобы создавать нечто
небывалое. Так, Боэций, утверждает Кирхер, мог создать говорящие статуи,
а «медицинская магия достигнуть неслыханных способов излечения болезней»,
и т. п. Среди же способностей Магии Света и Тени – «преображения одних
объектов другие при помощи различного типа зеркал».
Таково и «зеркало искусства» в барокко, представляющее всё, что угодно,
делающее видимым невидимое и вместе с тем многое волшебно изменяющее.
Одно из чудес игры Света и Тени, творимых Кирхером, – изобретенный им
аппарат, проецирующий изображения на экране, предвестник кинематографа.
Пример, еще раз красноречиво говорящий о стремлении все сделать зримым71.

В этом контексте мы можем посчитать работы Кирхера предвосхищением Жоржа


Мельеса, с его фантастическим кинематографом, и опять-таки окажемся частично правы.
Так, Закия Ханафи описывает некоторые из устройств, служивших Кирхеру для
овеществления метафор – возможно, на современный вкус, излишне навязчивого
и прямолинейного, но от этого не менее эффектного. В одном из таких описаний перед нами
предстает

хитроумная, сложная машина, занимающая целую комнату, или, точнее,


образующая замкнутое пространство, внутрь которого заходит или заглядывает
участник действия. От зрителя скрыт восьмигранный поворачивающийся барабан,
на гранях которого помещены изображения солнца, ослиной головы, льва и других
животных. На стене над барабаном с помощью шнура и блока подвешено зеркало.
Когда зритель поднимает глаза, чтобы увидеть в нем свое отражение, барабан
с картинками поворачивается, создавая серию наложений [звериных] голов на тело
зрителя72.

Вроде бы речь идет о серьезных предметах, но стиль вышеописанного представления


кажется чистейшим балаганом. И так у Кирхера везде. С точки зрения нашего современника,
в кирхеровских механизмах намного больше игры, чем решения практических задач (если
последнее вообще подразумевается). Они напоминают не привычную нам технику, а те
фантастические и абсурдные устройства, которые описывал Реймон Руссель73 в романе
«Locus Solus», или более поздние кинетические объекты Жана Тэнгли 74 – вращающиеся
и жужжащие, но не производящие ничего, кроме видимости, т. е. кроме самих себя. Однако
для Museum Kircherianum, для всеобъемлющей кунсткамеры, которой был одержим наш
ученый иезуит, они были достойными экспонатами.

***

Две темы, которые культура барокко неустанно разрабатывает, – меланхолия


71 Силюнас В. Тайны сценического языка испанского классического театра. М., 2018. С. 102–103.

72 Hanafi Z. Op. cit. P. 72.

73 Реймон Руссель (1877–1933) – французский писатель, предшественник сюрреализма.

74 Жан Тэнгли (1925–1991) – швейцарский художник, создатель кинетических скульптур, в том числе


саморазрушающихся.
37

и иллюзорность, и обе они соединяются в феномене техники.


Иллюзорный характер техники XX века привлекал внимание Фридриха Георга Юнгера:
он утверждал, что техника появилась исключительно для имитации чуда, и напоминал
в своем «Совершенстве техники» о древнейших технических устройствах, не производивших
ничего, кроме видимости, – таких, как голубь Архита Тарентского75, становящийся
«голубками» у Тезауро, и подобные ему легендарные автоматоны.

Эти диковинные творения, – говорит Юнгер, – а также автоматы Альберта


Великого, [Роджера] Бэкона и Региомонтана76 так и остались всего лишь
мудреными игрушками, не спровоцировав никаких последствий. У людей они
вызывали не только восхищение, но и страх77.

Отметим, что соединение страха и восхищения составляет аффект возвышенного,


который сам по себе может быть целью создания сложных механизмов.
Так и подслушивающие устройства, описанные Кирхером и Тезауро, и даже военные
машины из книг того времени кажутся создававшимися не ради цинической пользы, а только
для метафорического действия, для некоего «как если бы».

Остроумные ухищрения, – писал Тезауро, – применяются в военной


Инженерии, при строительстве оборонительных и наступательных машин; так
делаются огнедышащие Драконы, из чьих пастей выходят струи воздуха,
развевающие боевые штандарты; черепашьи Панцири, внутри которых спрятаны
люди, надежно укрытые броней; Быки, рушащие стены цитаделей своим стальным
крепким рогом. Бывают механизмы, созданные в подражание Дикобразам,
Скорпионам, Аистам, Лилеям. Всё это остроумнейшие метафоры, но жестокие
и смертоносные78.

В выразительном описании Тезауро примечательным образом отсутствует


эмпатия – разве что два последних слова намекают (но только намекают) на возможность
сочувствия к жертвам военных машин. В продолжении этого пассажа столь же спокойно
и с такими же риторическими ухищрениями описываются и поющие статуи,
и подслушивающие устройства.

Но всё бледнеет, – продолжает наш автор, – в сравнении с остроумными


находками прославленных Архитекторов, затмевающими самое Природу. Такова,
к примеру, конструкция Олимпийского портика, посвященного семи свободным
искусствам: он так ловко был устроен, что если, вставши перед портиком, запеть,
семь мраморных Статуй начинали тебе подпевать, и звуки так причудливо
отражались в пространстве, что можно было подумать, будто семь Муз, обитающих
в той волшебной школе, желают поощрить своих прилежных Учеников и для того
даруют голос мертвым камням. Вот изысканнейшее проявление Гениальности:
с помощью остроумной Метафоры заставить камни заговорить. Но ничуть не легче
и заставить их слышать; однако и того добился один Сиракузский архитектор,

75 Архит Тарентский (428–327 до н. э.) – древнегреческий философ-пифагореец и математик. О голубе


Архита сообщает Авл Геллий (II в.) в своем сочинении «Аттические ночи».

76 Альберт Великий (Альберт фон Больштедт, ок. 1200 – 1280) – немецкий схоласт, монах-доминиканец.


Учитель Фомы Аквинского. Канонизирован католической церковью. Роджер Бэкон (ок. 1214 – 1292) –
английский философ, богослов и естествоиспытатель, монах-францисканец. Региомонтан (Иоганнес Мюллер,
1436–1476) – немецкий астроном и математик.

77 Юнгер Ф. Г. Совершенство техники. СПб., 2002. С. 55.

78 Тезауро Э. Подзорная труба Аристотеля. СПб., 2002. С. 69.


38

стремившийся угодить Дионисию. Он устроил так, чтобы Тиран, когда пожелает,


мог бы слышать всё то, что говорят о нем приближенные. Для этой цели высек
Мастер в камне углубление в виде громадного человеческого Уха, со всеми его
извилинами, складками и полостями, и поместил его в самой высокой точке
большого зала, где имели обыкновение прогуливаться придворные; и любое слово,
в любом конце зала произнесенное, благодаря тонким расчетам непременно
достигало подслушивающего устройства. В его извилинах необыкновенно
усиливался звук и, проскользнув в малое отверстие каменного уха, затем шел по
трубе и скоро достигал живых ушей Тирана, который в верхних покоях, храня
молчание, прислушивался к разговорам придворных. Горе тем приближенным, за
кем шпионили даже бездушные камни! Тогда и родилась поговорка, что
в королевских дворцах даже стены имеют Уши79.

Здесь стоит сделать небольшое замечание. Сюжет, связанный с Дионисием Старшим,


сиракузским тираном IV века до н. э., претерпел любопытную метаморфозу: в какой-то
момент пещера «Дионисиево ухо», форма которой позволяла подслушивать разговоры
содержащихся в ней пленников, превратилась в искусственное устройство, созданное для
царя неким архитектором.
Описания подобных подслушивающих устройств присутствуют в «Musurgia
Universalis» Кирхера, а иллюстраторы его книги изображают причудливые ходы и раструбы,
скрытые в стенах дворцов. Эти рисунки странным образом напоминают чертежи земных
внутренностей и так же, как они, производят странное, тревожное впечатление всеобщей
неустойчивости.
Мы можем связать эту тревожность с механистичностью, свойственной барокко.
Механизмы не просто сплошь и рядом генерируют иллюзии – в каком-то смысле они
и сами иллюзорны. Техника, как писал Фридрих Георг Юнгер, создается не навсегда.
Возможно, от ее временности и ненадежности как раз и происходит свойственная ей
меланхолия. Всё, что относится к сфере techne (в отличие от ars), оказывается
недолговечным, т. е. предварительным и ожидающим замены.
Вальтер Беньямин считал меланхолию одним из следствий занятия тайными
искусствами. «Магические знания, к которым причисляют и алхимию, – писал он, – грозят
своему адепту одиночеством и духовной смертью»80.
В описаниях и изображениях меланхолии внимание Беньямина привлекают
«периферийные детали, вроде склонности меланхолика к дальним путешествиям: отсюда
море на горизонте „Меланхолии“ Дюрера; но сюда же относится и фанатическое пристрастие
драм Лоэнштейна81 к экзотике, тяга эпохи к описаниям путешествий»82. Но любовь к экзотике
и дальним странствиям представляет собой нечто большее, чем просто черту
меланхолического темперамента, это – признак стиля и мировоззрения эпохи.
В техническом знании можно видеть своего рода магию, придающую мертвым вещам
видимость жизни, никого, впрочем, не радующую. Вряд ли это можно считать тем
таинственным спасением, о котором говорит Беньямин. Возможно, поэтому в «Будущей Еве»
Вилье де Лиль-Адана великий инженер Эдисон выступает не только как маг, что закономерно
и предсказуемо, но еще и как прячущийся от людей меланхолик, владелец подземной
лаборатории и создатель механической девушки Гадали.
Английский фантаст и футуролог Артур Кларк некогда заметил, что любая развитая
79 Там же.

80 Беньямин В. Происхождение немецкой барочной драмы. М., 2002. С. 244–245.

81 Даниэль-Каспар фон Лоэнштейн (1635–1683) – немецкий дипломат, поэт и драматург, автор трагедий


«Клеопатра» (1661), «Агриппина» (1665) и др.

82 Беньямин В. Указ. соч. С. 151.


39

технология неотличима от магии, однако с обвинениями в дьявольской магии сталкивался


еще Кирхер – например, когда он в молодости, еще не покинув немецкие земли, устраивал
всевозможные фейерверки и оптические иллюзии на празднике в Хайлигенштадте для
архиепископа и курфюрста Майнцского83.
В книге Тезауро технические устройства изображены как равнозначные метафорам, но
и метафора в свою очередь оказывается тождественна иллюзии. Точно так же Фрейд
в процитированном нами пассаже из «Недовольства культурой» говорит об иллюзии
божественного всемогущества, дарованной человеку техникой.
Те, кто некогда осудил Кирхера за организованный им праздник, приняли натуральную
магию за сверхъестественные явления, обманку – за изменение сущности вещей.

***

Разрабатывая спецэффекты для праздника, Кирхер опирался на популярный


компендиум Джамбаттиста делла Порта «Натуральная магия» (1558), содержащий
естественнонаучные сведения (не слишком, впрочем, точные), то, что мы назвали бы
описаниями физических и химических опытов, а также множество советов, касающихся
устройства фейерверков и прочих увеселений.
В те времена, насколько мы можем судить, подобные рецепты еще не успели
выродиться в литературу для школьного кружка «Умелые руки», но умудрялись сохранять
пафос постижения мира, пусть даже и поистершийся от долгого употребления.

Читатели, подобные Кирхеру, – пишет Джон Гласси в биографии нашего


героя, – находили в «Натуральной магии» множество «экспериментов» с тяжелыми
и легкими телами, воздухом и ветром, звуком и музыкой. Делла Порта посвящает
многие главы «Зрительным стеклам», очкам и линзам, одни из которых можно
использовать для «различных явлений и образов», другие – для того, чтобы «видеть
невероятно далеко». (В последние годы жизни, а он умер в 1615 году, делла Порта
даже претендовал на то, чтобы считаться изобретателем телескопа, и не без
оснований.) Пятьдесят шесть глав были посвящены «Чудесам Магнитного Камня».
И был еще большой раздел об «Искусственных Огнях», в том числе об «Огненных
композициях для Праздничных дней», готовившихся из нитрата калия, серы
и древесного угля, которым Кирхер очень скоро нашел применение 84.

О роли делла Порта в истории оптических медиа пишет и Зигфрид Цилински.


По словам Цилински, его прежде всего «волновали трансформации, метаморфозы,
производство визуальных ощущений, которые мы не можем воспринимать нашими
зрительными инструментами при нормальных условиях» 85. Но были ли это иллюзии?
Похоже, сам делла Порта ответил бы на этот вопрос отрицательно, как и Кирхер
впоследствии. Они стали бы говорить о поучительных и душеполезных метафорах, которые
могут быть созданы с помощью зеркал и линз, так же, как и с помощью живописи.

***

Свойственна ли Кирхеру меланхолия? Видимо, нет: его чувство тревожности находило


выход в непрерывной деятельности и в грандиозных проектах. В каком-то смысле его книги
это он сам. То, о чем Кирхер пишет, складывается в его психологический портрет. Если мы

83 Glassie J. A Man of Misconceptions. The Life of an Eccentric in an Age of Change. N. Y., 2012. P. 47–48.

84 Glassie J. Op. cit. P. 46–47.

85 Цилински З. Археология медиа. М., 2019. С. 139.


40

его упростим, получится Вавилонская башня, возвышающаяся над огненной бездной.


Наследие Кирхера демонстрирует не только отсутствие различия между гуманитарным
и естественнонаучным знанием, что соответствует схеме Фуко, но и отсутствие границы
между реальным и фантастическим. Кирхер рассуждает о том, как Вавилонская башня, будь
она построена, перевернула бы Землю, и даже задается вопросом о практической
осуществимости такого сооружения, обсуждая трудозатраты и количество строительных
материалов, необходимых для того, чтобы башня достигла сферы Луны.
Джослин Годвин в книге «Театр мира Атаназиуса Кирхера» приводит
абсурдно-скрупулезные расчеты нашего героя, высчитывающего параметры Вавилонской
башни. Эти цифры легче всего счесть художественным приемом – нагнетанием якобы
правдоподобных деталей, призванным убедить читателя в реальности заведомо
фантастического рассказа. Но Кирхеру, похоже, ирония неведома.

Такой эксперимент, – пишет Годвин, и сквозь его ироническую интонацию


проглядывает скрытое восхищение, – должен начаться с определения терминов.
«Небеса» аристотелевской космологии начинаются со сферы, ограниченной
орбитой Луны. Это и должно было быть целью строителей. Согласно Кирхеру,
расстояние между Землей и сферой Луны в 52 раза превышает земной радиус
и составляет 178 652 мили. Если диаметр основания башни составлял всего восемь
миль, <…> она должна была состоять из 2 977 850 кубических миль материала, что
равняется 374 731 250 000 000 000 кирпичам. «Разуму трудно вообразить такую
цифру, – говорит Кирхер, – и из этих расчетов башни следуют многочисленные
нелепости». Но он, тем не менее, продолжает в том же духе: если бы пять
миллионов человек работали 426 лет, прибавляя к высоте башни каждую неделю по
миле, ее не удалось бы закончить вовремя. Кроме того, если вырубить все леса на
Земле, обратить всю планету в глину для кирпичей, а все моря и озера – в битум, то
и этого было бы недостаточно: потребовалась бы свободная планета большего
размера, чтобы держать на ней строительные материалы. Далее: если бы лошади
[подвозящие эти материалы] могли скакать галопом по спиральным пандусам
башни, проходя по 30 миль в день, они не добрались бы до вершины и за 800 лет.
И наконец, <…> вес башни сдвинул бы Землю с ее положения в центре вселенной.
Итак, предприятие Нимрода было не только нечестивым, оно было инженерной
катастрофой86.

И все-таки как современный биограф Кирхера колеблется между иронией и восторгом,


будучи не в силах предпочесть что-то определенное, так и сам Кирхер, осуждая гордыню
строителей Вавилонской башни, восхищается величием допотопной цивилизации, которую
пытается реконструировать на страницах своей «Turris Babel». По его словам, Вавилон
и Ниневия не имели себе равных ни в прошлом, ни в настоящем: ни египетский Мемфис, ни
античный Рим не могли соперничать с их величием87. Более того, на иллюстрациях,
исполненных Конрадом Деккером (несомненно, по эскизам Кирхера или под его
руководством) эти две столицы предстают как идеальные города 88: внутри правильных
квадратов стен мы видим геометризованную планировку на основе римского креста
и эффектные барочные перспективы, вполне современные во времена Кирхера. Впрочем, эти
изображения не лишены известной меланхолии. Так, на иллюстрации с изображением
Ниневии (сочетание перспективы и плана) помещен пророк Иона, ожидающий свершения

86 Godwin J. Athanasius Kircher’s Theatre of the World. London, 2015. P. 110.

87 Ibid.

88 Ср.: «Кирхеру принадлежит интереснейшее нововведение в интерпретации Вавилонской башни. Он


представил ее как настоящий идеальный город…» (Christian W. Thomsen. Visionary Architecture: from Babylon to
Virtual Reality. Munich and New York. 1994. P. 29–30).
41

того, что предначертано. Гравюра же с вымышленным видом Вавилона показывает город,


лежащий посреди безжизненного ландшафта, который несколько скрашивают стаффажные
фигуры людей, слонов и прочих животных, расположившихся на первом плане, у самого
обреза рамки.
Как отмечает Годвин уже в книге «Obeliscus Pamphilius» (1650), написанной намного
раньше исследования Вавилонской башни, Кирхер отождествляет Нимрода с Сатурном89,
т. е., прибавим мы от своего имени, с титаном Кроносом. Это отождествление опять-таки
привносит в сюжет ноты меланхолии, впрочем, не противоречащие ни образу царя, ни
амплуа создателя башни, соразмерной (как показывают схемы и расчеты Кирхера) не
человеку и даже не человечеству, но всему мирозданию.
«Человек приобретает титаническую сущность, утрачивая меру в своем
волеизъявлении», – пишет Фридрих Георг Юнгер в книге «Греческие мифы». Именно это
и произошло с Нимродом. Титанизм, по словам Юнгера, «проявляется в громадных замыслах
и усилиях, которые превосходят всякую меру и терпят крах самым жалким образом, когда
иссякают последние силы»90. Так и случилось, как известно любому читателю Книги Бытия:
строители колоссального сооружения перестали понимать друг друга и рассеялись по лицу
Земли, а она сама со временем обратилась в прах.
Возможно, величественный и устрашающий образ Вавилонской башни – самое близкое
и понятное из всего, что мы можем извлечь из сочинений Кирхера, если не из барокко
в целом. Любая башня, если начать рассуждать о том, какие символические значения в ней
скрываются, окажется способной соединить в себе представление о полете и о неподвижно
стоящем на земле здании. Единственная же в своем роде Вавилонская башня добавляет
к этим образам вознесение тяжелой материи в высшие сферы (воздуха и даже, кажется, огня),
осуществленное не метафорически, а напрямую. Интересно, что Кирхера не занимают
проекты летающих машин, уже известные к тому времени, кроме, разве что, смехотворных
драконов, долженствующих изображать гнев Божий (так, во всяком случае, на них
написано – см. «Mundus Subterraneus»). И тем не менее он рассчитывает характеристики
башни, способной достичь сферы Луны.
Если, как это было задумано, Вавилонская башня достигает сферы Луны, то Нимрод
оказывается первым космонавтом. Однако, как утверждает Кирхер, возведение башни
потребовало бы (в буквальном смысле) всех ресурсов Земли, так что даже хорошо, что эта
великая стройка была прекращена, едва начавшись. Если Александра Великого его
придворные льстецы видят соразмерным горам, то Нимрод желает быть соразмерным всему
мирозданию, стать вровень с планетами.
Здание, стремящееся достичь космических масштабов, – пример того, как часть
становится больше целого. Вавилонская башня оказывается первой в ряду
гротескно-грандиозных мегаструктур, которые на время исчезают из культуры, чтобы вновь
возникнуть в эпоху ар-деко. Однако подобные проекты, какое бы место в истории
архитектуры они впоследствии ни занимали, всегда оставались на бумаге, как «Альпийская
архитектура» Бруно Таута91 или «Девятое небо» Бакминстера Фуллера 92. К тому же
направлению принадлежит «Атлантропа» немецкого архитектора Германа Зёргеля – проект

89 Godwin J. Athanasius Kircher’s Theatre of the World. P. 108.

90 Юнгер Ф. Г. Греческие мифы. СПб., 2006. С. 122.

91 Бруно Таут (1880–1938) – немецкий архитектор-модернист. В 1932–1933 годах работал в СССР.


«Альпийская архитектура» (1917) – альбом архитектурных фантазий, иллюстрации которого изображают
стеклянные постройки кристаллических форм, размещенные среди горных хребтов.

92 Ричард Бакминстер Фуллер (1895–1983) – американский дизайнер, архитектор и изобретатель. Создатель


«геодезического купола» – сферы, собирающейся из металлических стержней. «Девятое небо» («Cloud Nine»,
1960) – проект воздушного жилища, плавающего в атмосфере за счет нагретого воздуха внутри оболочки.
42

осушения Средиземного моря для расселения на освободившихся


территориях – избыточного населения европейских стран. Кирхер мог бы увидеть в этом
проекте, в его возвышенном безумии, нечто родственное.
Своеобразное повторение архитектурных образов Кирхера, но относящееся уже к эпохе
романтизма, можно видеть в фантастических рисунках английского архитектора-визионера
Джозефа Гэнди (1771–1843). Один из них («Сравнительная архитектура», 1836) изображает
башни с ярусами, выполненными в разных стилях. Хотя манера Гэнди суховата, как это
свойственно архитекторам вообще, и чересчур скрупулезна, как это свойственно
архитекторам того времени, данная работа неожиданным образом производит не просто
фантастическое, но и отчасти зловещее впечатление: кажется, будто Гэнди стремится
запечатлеть страшный сон, в котором подобия Вавилонской башни, нарисованной Кирхером,
тяжело оседают и постепенно проваливаются в огненную бездну из другой его книги.
Американский историк архитектуры Джозеф Мордант Крук в книге «Дилемма стиля»,
посвященной архитектурной эстетике XIX–ХХ веков, говорит о попытках Гэнди
«расшифровать суггестивный потенциал [архитектурного] стиля через кодификацию всех
стилей»93. Впрочем, упомянутый рисунок открыт и для другого истолкования. Культура
романтизма, как и культура барокко, была увлечена экзотикой, но видела в ней не
рискованное странствие по границам привычного (или, может быть, человеческого как
такового), а необычные варианты того, что можно считать нормой. Признав плюрализм
культур (равнозначный множественности обитаемых миров во вселенной), мы вынуждены
будем признать множественность вавилонских башен – и в этом состоит послание, которое
прочитывается в рисунке Гэнди.
Однако мы забегаем вперед.
Кажется, во всей архитектуре барокко не было построек, способных соперничать
размерами с готическими соборами. Тяготение этого стиля к грандиозности осуществлялось
главным образом через иллюзионистические эффекты. Но Кирхер в своем мысленном
эксперименте изображает предельное произведение архитектуры, способное уничтожить
(или, что то же самое, заместить собой) всю планету. При этом он показывает, что башню не
только невозможно было бы построить, но и никто не сумел бы достичь ее вершины
в отпущенное человеку время (пусть даже люди эпохи патриархов и жили по несколько
столетий).
Башня оказывается нечестивым аналогом лестницы Иакова, возведенным своими
силами. Впрочем, мы остаемся в недоумении относительно того, как Нимрод намеревался ею
воспользоваться: ему бы не хватило времени подняться на вершину, и его космическое
путешествие – столь долго замышлявшееся и столь тщательно подготовленное – не
смогло бы осуществиться.

IV. Прошлое и настоящее меланхолии


Никто, кажется, до сих пор не сказал, что модернизм XIX–XX веков относится
к модерну, т. е. к началу Нового времени так же, как эллинизм к эллинству. Эпоха modernité,
начатая Бодлером и Ницше, продолжилась газовыми атаками Первой мировой, однако здесь
мы уже скатываемся в банальность, тем более прискорбную, что она, пытаясь объяснить все
на свете, на самом деле не объясняет ничего.
Впрочем, еще до этого современность пришла к самоотрицанию. Уже в 1862 году
братья Гонкуры пишут в своем дневнике о чувстве усталости от нового. Никакого футуризма
пока что не было: до Маринетти оставалось еще лет пятьдесят, а собственных певцов
техники эпоха железных дорог и первых всемирных выставок почем-то не породила (если,
конечно, не считать таковым Жюля Верна). Однако подозрение, что любые полезные

93 Crook J. M. The Dilemma of Style. Architectural Ideas from the Picturesque to the Post-Modern. Chicago, 1987.
P. 39.
43

новшества что-то у нас отнимают, появилось уже тогда и лишь укрепилось со временем.
XX век, таким образом, оказывается (в том числе) веком ностальгии, а сама
ностальгия – оборотной стороной модернизма. Задним числом можно вообразить, что все
персонажи драмы, находящиеся по все возможные стороны баррикад, постоянно хотят
отвлечься от построения нового мира и вернуться в какой-то условный утраченный рай,
как бы он ни назывался (belle époque – только одно из возможных названий, однако первым
приходящее на ум). Это невозможное возвращение становится настоящей обсессией и, как
справедливо заметила Светлана Бойм в книге «Будущее ностальгии»94, превращается в китч:
сентиментальный китч, коммерческий китч и далее, как говорится, по списку.
Вторая половина ХХ века озаботилась изобретением для ностальгии благородной
родословной – и тогда обоснования того, что ностальгия есть нечто большее, чем просто
слабость или блажь, заняли место барочных анатомий меланхолии. И теперь по ведомству
ностальгии проходят не только твоя личная фантомная боль, но и твои культурные
фантазии – такие, как тоска Фридриха Гёльдерлина по античной Греции или, допустим, тоска
английского неоготического архитектора Огастеса Уэлби Пьюджина 95 по условному
Средневековью. Главным в этой новой диспозиции идей оказывается нежелание мириться со
своей утратой. Нас призывают не становиться наблюдателями (тем более исследователями),
не превращать дистанцию, зазор между действительностью и Золотым веком, в объект
рефлексии или изучения. Выполнив это условие, мы приобретаем возможность
рассматривать подобные фикции в качестве своего рода исторического опыта, как это делает
голландский философ Франклин Рудольф Анкерсмит в книге «Возвышенный исторический
опыт». Не беда, что шиллеровские «Боги Греции» и белоснежные статуи
Винкельмана – лишь фантазия, ведь у нас есть Einfühlung, метод вчувствования,
позволяющий нам поверить в то, что упомянутой дистанции нет, а любая фантазия реальна.
Тогда белые греческие статуи окажутся по-настоящему мраморными, а не созданными из
вещества наших снов.
Но и такую условность предмета ностальгического желания можно осознать как
предмет изучения. Так, Майкл Александер в своей книге «Медиевализм. Средние века
в современной Англии» использует сочинения Пьюджина как один из показательных case
studies. Разбирая приемы Пьюджина, изобразившего в иллюстрированном трактате
«Противопоставления» (1836) предельно идеализированное средневековое общество,
Александер делает интересное замечание, проливающее свет на границы и условности
ностальгического жанра.
Пьюджин, по тонкому наблюдению Александера,

показав в своих «Противопоставлениях», настоящее на фоне лучшего из того,


что было в прошлом, использовал приемы Драйдена, Поупа и Джонсона, т. е.
сатириков-классицистов. При этом пьюджиновский идеал общества происходил не
из Рима времен Августа и Мецената, а из позднесредневековой католической
Англии. Но взявшись утверждать, что изображенное им христианское общество
идеализировано, мы распишемся в непонимании законов жанра: точно так же
английские классицисты не интересовались участью Цицерона в руках Марка
Антония или судьбой Овидия при Августе, а уж тем более – жребием, который был
уготован женщинам, рабам или гладиаторам96.
94 Бойм С. Будущее ностальгии. М., 2019.

95 Огастес Уэлби Пьюджин (1812–1852) – английский архитектор, представитель неоготики. Автор


многочисленных церквей (преимущественно католических) и соавтор зданий Парламента в Лондоне (1837–
1860, совместно с Чарльзом Барри). В трактатах «Противопоставления» (1836) и «Истинные принципы
остроконечной или христианской архитектуры (1841) пытался обосновать универсальный характер готики как
стиля, наиболее полно отражающего христианское мировоззрение.

96 Alexander M. Medievalism. The Middle Ages in Modern England. New Haven – London, 2017. Р. 69.
44

Примечательно, что на обложке книги Александера приведена репродукция с картины


Эдвина Ландсира97, изображающей Викторию и Альберта на бале-маскараде 1842 года, где
они предстают в образе средневековых английских монархов: принц-консорт был наряжен
Эдуардом III (начавшим, кстати, Столетнюю войну), а королева играла роль его супруги
Филиппы Геннегау. Можно вспомнить также полотно Ораса Верне 98, увековечившее
рыцарскую карусель с участием императорской четы, приключившуюся в том же 1842 году
уже на русской почве, в Царском селе. (Это произведение стоит увидеть хотя бы ради
фельдфебельских усов Николая I, торчащих из рыцарского шлема.)
Маскарад, не сводящийся в полной мере ни к игре, ни к театру, предлагает нам один из
возможных ключей к пониманию природы ностальгии. Мы видим, что прошлое можно
воспроизвести в подлинных материалах, но оно тем не менее не становится
реальностью – точнее, оно может заместить нашу реальность лишь на заданное время игры,
не более.
Светлана Бойм рассуждает о ностальгии как о двойственной сущности, предлагая
оппозицию реставрирующей и рефлексирующей ностальгии.

Два разных вида ностальгии, – пишет она, – характеризуют отношение


к прошлому, к воображаемому сообществу, к дому, к собственному
самоощущению: реставрирующая и рефлексирующая. Они не объясняют природу
тоски, ее психологическую составляющую и бессознательные подводные течения;
скорее, они касаются того, как мы понимаем нашу, казалось бы, невыразимую
тоску по родине, и того, как мы рассматриваем наши отношения с коллективным
домом. <…> Реставрирующая ностальгия делает акцент на νόστος и предлагает
восстановить утраченный дом и заполнить пробелы в памяти. Рефлексирующая
ностальгия обитает в сфере algia, в тоске и потере, в несовершенном процессе
припоминания99.

О том, что представляет собой коллективный дом, мы скажем чуть ниже. Сейчас же мы
рискнем заметить, что оппозиция, которую нам предлагают, оказывается даже не ложной, но
просто не оппозицией в полном смысле слова. В любом случае мы сталкиваемся со
странным аутизмом чувства, замкнутого на самое себя. Если в данный момент мы
испытываем боль, то размышление о ней не приведет нас к изобретению анестезии; нам
потребуется иная точка зрения, выводящая за пределы ностальгии как таковой.
И Светлана Бойм, и, допустим, Жан Старобинский, тонкий и проницательный
мыслитель, все-таки склонны смешивать ностальгию и меланхолию, рассматривая одно как
вид другого. Это представление кажется нам не только неверным, но и не слишком
продуктивным, что в данном случае намного важнее. Противопоставление же ностальгии
и меланхолии позволит нам прийти к интересным выводам. Критерий, которым мы будем
пользоваться, удобнее всего назвать чувством дистанции, поэтому «рефлексирующая
ностальгия», ироническая и основанная на сознании невозможности возвращения, будет для
нас не подвидом ностальгии, а меланхолией par excellence.
Сказанное не отменяет важности наблюдений Светланы Бойм о реставрации
памятников (подобных Сикстинской капелле) как о ликвидации последствий грехопадения
и о возвращении к утраченному раю – сколь соблазнительно было бы углубиться
97 Эдвин Ландсир (1802–1873) – английский художник и скульптор. Получил известность как анималист
(в частности, ему принадлежат статуи львов у подножия Колонны Нельсона на Трафальгарской площади
в Лондоне).

98 Орас Верне (1789–1863) – французский художник, автор батальных и ориенталистских полотен. Картина


«Царскосельская карусель» (1842) в настоящее время находится в Екатерининском дворце в Пушкине.

99 Бойм С. Указ. соч. С. 103. Νόστος (др.-греч.) – возвращение на родину.


45

в метафизику таких локальных (и, что самое интересное, обратимых) грехопадений! – но это
была бы совсем другая история.
Дальше мы намерены говорить о ностальгии, находясь на позициях меланхолии.
Слово «ностальгия» впервые зафиксировано в 1688 году, и вначале оно было не
названием романтического аффекта, а сухим и строгим медицинским термином. Как
поясняет в «Чернилах меланхолии» Жан Старобинский,

в том, что изгнанники томятся и чахнут вдали от своей родины, не было


ничего нового, когда Иоганн Хофер из Мюльхаузена (Мюлуза) защищал в Базеле
свою диссертацию о ностальгии. Новизна заключалась в том, что этот
аффективный феномен привлек внимание врача, который решил считать его некоей
болезненной сущностью и подвергнуть его рациональной медицинской
интерпретации. Это было время, когда в медицине начался процесс каталогизации
и классификации и в ней, по примеру систематической ботаники 100, стремились
создать таблицу genera morbidorum, а значит, следовало выслеживать всевозможные
их разновидности, которые могли бы обогатить список. В традиции была очень
хорошо известна любовная меланхолия; были подробно описаны симптомы
и соматические нарушения, вызванные недоступностью предмета любви. Но эта
традиция никогда не описывала расстройств, происходящих из ‐за отдаления от
привычной среды. Авторитет этой традиции был так велик, что desiderium patriae
стало объектом медицинской интерпретации очень поздно, хотя оно было близко
любовному desiderium. Разве в обоих случаях речь шла не о смертельном
воздействии печали?101

Медики барокко знали средства от ностальгии, уточняет Светлана Бойм, хотя нам они
могут показаться чересчур экзотическими: так, утверждалось, что «прочищение желудка,
опиум, пиявки и поездка в Альпы помогают отделаться от заболевания в короткий срок».
И если в действенности альпийских вакаций можно убедиться и сейчас, то опиум доктора
почему-то больше не выписывают.
Старобинский говорит о смертельном воздействии печали, но такая печаль (если,
конечно, она приключается с человеком всерьез, а не разыгрывается как театрализованная
поза) оказывается в барочном мире 1688 года совершенно чужеродным явлением,
пришедшим из принципиально иной картины мира. Попытаемся сделать шаг назад
и посмотреть, какими событиями сопровождалось появление ностальгии на нашем
интеллектуальном горизонте. В тот год, когда доктор Хофер опубликовал свой труд, в Англии
произошла Славная революция, покончившая с угрозой реставрации католичества
и отправившая в изгнание Якова II, малоприятного младшего брата любвеобильного короля
Карла. На дворе было позднее барокко, Ньютон постигал законы мироздания, Людовик
строил Версаль, Петр I плавал по Яузе на знаменитом ботике. Эти люди (и связанные с ними
события) формировали облик ближайшего будущего. Книга, посвященная ностальгии, тоже,
в известном смысле, стала одним из тех семян будущего, которым было суждено принести
богатый урожай.
Ностальгия не просто оказалась предвестием романтической позы XIX века и реальной
боли ХХ, она – да простится нам столь смелое утверждение – поставила под вопрос
основания рациональности своего времени.
Барокко, если вспомнить известное определение А. В. Михайлова, было временем
универсальной риторической культуры. Всё сравнивалось со всем, т. е. любой элемент
мироздания мог быть уподоблен любому другому элементу и все они воспринимались через
язык. (Но это был универсальный язык с универсальной логикой, а не множественные логики
100 Однако до появления системы Карла Линнея – т. е. настоящей биологической систематики, в то время
оставалось еще около полувека.

101 Старобинский Ж. Урок ностальгии // Старобинский Ж. Чернила меланхолии. М., 2016. С. 250.


46

теории лингвистической относительности.) Для барокко весь мир оказывался универсальной


грамматикой, а предметы и события этого мира – риторическими оборотами, метафорами,
проявлениями божественного и человеческого остроумия, красочно описанными Эмануэле
Тезауро в уже упоминавшемся руководстве по риторике с выразительным названием
«Подзорная труба Аристотеля» (1643).
Метафорами в то время были также устройства, созданные человеком, – от
строительных механизмов, поднимающих тяжелые камни, словно пушинки, до зрительных
труб, увеличивающих далекие предметы, как будто они находятся рядом с нами. Как писал
Тезауро,

не знаю я, человеческим или сверхчеловеческим помышлением движим был


тот Голландский мастер, который недавно двумя зеркальными стеклами, как двумя
волшебными крылами, вознес человеческое зрение в пределы далей, коих не
достигнет даже и птица в своем полете; достаточно взглянуть в созданную им
Зрительную Трубку, чтобы пересечь бескрайнее море без корабля и паруса; ты
можешь теперь обозревать корабли, леса и города, которые не даются своевольным,
слабым зрачкам; взлетая, подобно молнии, в поднебесье, человек теперь изучает
солнечные пятна, рассматривает рога вулкана, бросающие тень на Венерино чело,
измеряет громады Гор и Морей на поверхности лунного Шара и видит, как резвятся
малыши, сопутствующие Юпитеру в его движении; так все, что Господь почел от
нас скрыть, открывается взору благодаря ничтожному стеклышку.
Теперь можешь ты сам убедиться, что мир изрядно состарился, раз уж ему
потребовались такие сильные очки. Теперь что под Луною может укрыться
и спастись от беспощадного любопытства Человеческого?» 102

Поскольку меланхолия основана на чувстве дистанции, на осознании уходящего


времени (а это время линейно), она пользуется языковыми средствами. Меланхолия не
просто устроена так же, как язык, она предстает перед нами в облике барочного
риторического сочинения, с его тяжеловесными оборотами, исчерпывающими каталогами
и гиперболизированной, слегка ироничной ученостью.
Ностальгия, напротив, основывается едва ли не на тактильных ощущениях, во всяком
случае – на чистой эмоции, не прошедшей сублимацию языка. Миф, лежащий в основе
ностальгии, – это миф о вечном возвращении, но в реальности (как сообщает Светлана Бойм)
возвращение домой страждущим не помогало, а возвращение во времени традиционно
считается невозможным.
Достойно внимания то обстоятельство, что в определенный момент ностальгия
перестает быть тоской по дому и оказывается связанной с поисками утраченного времени.
Казалось бы, подобное изменение ориентации должно показать всю тщету этого чувства, но
нет.
Та дистанция, на преодолении которой Тезауро возводит свои красоты барочного стиля,
ностальгии неведома. Желание же устранить время, осуществимое не более чем детское
требование достать с неба луну, не только ложится в основу романтической эстетики, но
и предопределяет трагические судьбы самих романтиков.
Ностальгия расцветает пышным цветом только тогда, когда появляется чувство
истории, а это происходит не раньше начала XIX века.
А если взять на себя труд разобраться в том, что мы понимаем под историей (хотя бы на
бытовом уровне), то выяснятся любопытные вещи. Во-первых, истории не существует
в рамках последовательно христианского мировоззрения, поскольку человеческая природа во
все времена одинакова, а какие короли когда правили, не особенно важно. Во-вторых,
истории не может быть и в рамках барочной риторической культуры, предполагающей
возможность сравнения всего со всем, а следовательно, и прозрачность реальности во всех

102 Тезауро Э. Подзорная труба Аристотеля. СПб., 2002. С. 72.


47

направлениях. Это имел в виду и Мишель Фуко, говоря о прозрачности языка в те
культурно-исторические периоды, когда понятие времени неактуально. Предмет же истории
предполагает непрозрачность прошлого и необходимость определенных усилий, часто весьма
значительных, по его расшифровке.
Типичный для доромантической и доисторицистской эпохи взгляд на развитие
человечества выразил Дэвид Юм. В 1748 году в своем «Исследовании о человеческом
познании» он написал следующее:

Общепризнано, что существует значительное единообразие в поступках


людей всех наций и эпох и что человеческая природа всегда остается одинаковой во
всех своих принципах и действиях. Одинаковые мотивы всегда порождают одни
и те же поступки. Одинаковые явления вытекают из одинаковых причин 103.

Задача историографа, следовательно, не представляет особых затруднений, а его успех


зависит только от личной объективности и отсутствия симпатий к кому-то из участников
исторических событий.
Проходит пятьдесят лет – и Новалис высказывает совершенно другой взгляд на
историческое повествование:

Историограф организует историческую сущность. Данные истории – это


масса, которой историограф придает форму посредством внесения в нее жизни
(Belebung). Тем самым история также подпадает под власть принципов оживления
и организации вообще, и пока эти принципы не действуют, нет и заслуживающего
уважения произведения искусства истории (historische Kunstgebilde), но только
одни следы, там и сям, случайных оживлений, когда гений проявлял свою власть
непроизвольно104.

Это высказывание более радикально, чем выросший из него историзм XIX века.


Основываясь на приведенных словах, Новалиса можно считать предшественником не только
современной нарративной теории, но и конструктивистской эпистемологии. Рассуждая
в менее академическом ключе, мы можем увидеть в процитированном нами абзаце
отождествление историографии и беллетристики, сюжет которой выстроен согласно
условностям литературных жанров. Так, Хейден Уайт в своей «Метаистории»105 показывает,
что развитие сюжета в историографии соответствует законам драматических жанров.
Но где драматические жанры, там и театр, переодевание, маскарад. К. С. Льюис
в «Отброшенном образе» замечает, что для наших современников первичным оказывается
восприятие истории как костюмированной пьесы с непривычными или прямо экзотическими
декорациями.

Из самых первых наших книжек с картинками, – пишет Льюис, – мы узнаем


о различии костюмов, оружия, интерьеров и архитектуры. Мы не припомним
в жизни исторического знания более раннего, чем это. Позднее поверхностная
(и часто неточная) характеристика различных эпох помогает нам гораздо больше,
чем может показаться, различать эпохи куда детальнее. Нам очень трудно
представить себя в шкуре людей, для которых ничего подобного не существовало.
А так было и в Средние века, и много позднее. Все знали, что до грехопадения
Адам ходил обнаженным. Все дальнейшее привычно изображали в декорациях
собственного времени. Точно так же поступали и елизаветинцы. <…> Чувство

103 Юм Д. Исследование о человеческом познании // Юм Д. Сочинения: В 2 т. Т. 2. М., 1996. С. 70.

104 Novalis. Blüthenstaub // Novalis. Gesammelte Werke. Bd. II. Zurich, 1945. S. 34. Пер. И. Д. Чечота.

105 Уайт Х. Метаистория. Историческое воображение в Европе XIX в. Екатеринбург, 2002.


48

исторического колорита вряд ли намного старше романов [Вальтера Скотта] об


Уэверли. Оно почти незаметно у Гиббона106. «Замок Отранто» Уолпола107, который
сегодня не обманул бы даже школьников, в 1765 году мог ввести в заблуждение
широкую публику. Там, где игнорировали даже самые очевидные и лежащие на
поверхности различия одного столетия (или тысячелетия) от другого, о более
глубоких различениях темперамента и интеллектуальной атмосферы нечего было
и мечтать108.

Коренное различие между меланхолией и ностальгией заключается в роли языка.


Меланхолия вне языка невозможна, она нуждается в непрерывном самоописании.
Ностальгия, напротив, вся сводится к переживанию некоей эмоции, к состоянию, которое
хочется повторять вновь и вновь. В этом смысле грандиозным памятником ностальгии (но
также и победе над ней) оказывается эпопея Пруста, показывающая, что ностальгию все-таки
можно заговорить, заколдовать.
Но иногда утверждают, что и чистая, не выраженная в словах эмоция способна открыть
нам нечто важное. Так, Франклин Рудольф Анкерсмит в VII главе книги «Возвышенный
исторический опыт»109 говорит о картине венецианского художника Франческо Гварди (1712–
1793) «Аркада с фонарем»110, которая для него оказывается и квинтэссенцией
ностальгических переживаний, и инструментом, его порождающим. Сама композиция этого
произведения, по словам Анкерсмита, при отсутствии всякой внешней эффектности
в высшей степени суггестивна: самой своей геометрией она должна внушать зрителю
чувство некоего беспокойства, ощущение, что здесь что-то не так – то ли с изображением, то
ли с самим зрителем. Полотно словно приглашает зрителя внутрь себя, чтобы пережить
какой-то важный опыт, оказывающийся, по утверждению Анкерсмита, опытом
непосредственного соприкосновения с историей.
Картина изображает аркаду, сквозь которую открывается вид на набережную,
и копошащихся в проеме Пульчинелл. Эти театральные персонажи очень важны: Анкерсмит
говорит о них как о постоянных (и весьма ироничных) комментаторах той жизни, которая
разворачивается вне театральных подмостков. Присутствие персонажей commedia del arte
стирает грань между реальностью и вымыслом, театральной условностью. Гварди, по словам
автора книги,

не призывает нас видеть мир как если бы это был театр (как в случае
метафоры theatrum mundi), нет, он хочет внушить нам, что жизнь – это и то
и другое: иногда реальная жизнь действительно есть то, чем кажется, а иногда
она – грубая комедия в самом буквальном смысле слова111.

Реальность и текст взаимно перетекают друг в друга, говорит Анкерсмит, намекая, что
по сравнению с Венецией времен Гварди наш мир не изменился: мы и сейчас не в состоянии

106 Эдвард Гиббон (1737–1794) – английский историк, автор шеститомной «Истории упадка и разрушения
Римской империи» (1776–1789).

107 Хорас Уолпол (1717–1797) – английский писатель и антикварий. Его роман «Замок Отранто» (1764)
положил начало жанру «готического романа».

108 Льюис К. С. Отброшенный образ // Льюис К. С. Избранные работы по истории культуры. М., 2015. C.
800–801.

109 Анкерсмит Ф. Р. Возвышенный исторический опыт. М., 2007. С. 365–429.

110 Оригинал находится в Академии Каррара (Бергамо).

111 Там же. С. 376.


49

обнаружить какую-то голую жизнь, полностью лишенную признаков искусственности.


Такая театральность, высшим проявлением которой была жизнь придворного общества
в Версале, имеет и оборотную сторону: чувство всепроникающей скуки, порожденное
постоянным подавлением эмоций. Персонификацией (и одновременно объективацией) этой
скуки как раз и оказывается фигура Пульчинеллы, то нелепого соучастника так называемой
жизни, то ее жесткого и проницательного критика. Но это рассуждение – лишь прелюдия
к размыванию границы между вечным и преходящим, личным и историческим и в конечном
счете – между объектом и субъектом. Далее Анкерсмит говорит о желтом блике на
внутренней поверхности арки, который вызвал у него столь сильную эмоциональную
реакцию, что буквально стер границу между картиной и реальностью.
На этом отблеске закатного солнца и основан тот вариант метода вчувствования,
которому посвящена книга Анкерсмита. Больше того – столь красноречиво изображенное
ощущение подлинности прошлого и составляет, по словам голландского историка, основу
исторического опыта.
Сущность картины Гварди не исчерпывается воспроизведением чувства разлитой
в воздухе скуки, хотя она прекрасно с этим справляется. Анкерсмит говорит об этом чувстве
такими словами:

Во мне его провоцирует жгучее средиземноморское солнце, видное на заднем


плане, но еще не добравшееся до сумеречного переднего, из ‐за чего мне кажется,
что я заперт в узком тупике аркады и не могу вырваться в свободный, настоящий
мир, лежащий за ее пределами. Такое чувство усиливают тяжелый, давящий свод
аркады и массивная вертикальная стена, <…> умножающие ощущение
невозможности вырваться за пределы тесного пространства, где не
пошевельнешься и так далеко от залитого солнцем мира, радостей и удовольствий
публичной жизни. Кажется, что из этих нестыковок возведены стены темницы для
наших чувств, не дающие вырваться за ее пределы. На картине изображено много
движения, это видно по Пульчинеллам на переднем плане, но их действия
бесполезны, бесцельны и бессмысленны: такой нам кажется вся наша жизнь, когда
мы скучаем112.

Именно этот желтый акцент на стене спровоцировал детские воспоминания историка


и вызвал проекцию его настроений на живописное произведение, созданное больше двухсот
лет назад.

Возможно, – рассуждает он, – что какой-то смутный и неопределенный


детский опыт позволил мне открыться навстречу переживанию именно этой детали
картины Гварди. К примеру, не исключено, что во мне (подсознательно) живет
воспоминание о такой же солнечной полосе <…> на полу одной из комнат дома, где
я вырос, и что эта полоса тогда вызвала переживание такой интенсивности, что
каким-то неописуемым образом оно определило настрой личности на всю
оставшуюся жизнь113.

Этот детский опыт, говорит Анкерсмит,

уничтожил барьеры, отделяющие меня от конца XVIII столетия, когда была


создана картина, и вызвал во мне парадоксальное чувство узнавания того, что мне
было каким-то образом всегда известно, но оказалось позабыто, и породил
ощущение столкновения с чем-то для меня странным и чуждым114.

112 Анкерсмит Ф. Р. Возвышенный исторический опыт. С. 377.

113 Там же. С. 383.

114 Там же. С. 382.


50

Таков ключ, предлагаемый Анкерсмитом для проникновения в истинную сущность


прошлого. По его собственным утверждениям, он работает безупречно, позволяя проникнуть
в

настроение времени – невозможный объект исторического исследования,


если придерживаться позитивистского или конструктивистского исторического
дискурса, когда всё, что можно сказать о прошлом, есть результат дедукции из того,
что дано с очевидностью. <…> Но настроение времени мы можем только слышать,
но не видеть, хотя оно не менее реально для нас. Мы можем его слышать,
поскольку его воздействие на нас является гораздо более непосредственным, чем
воздействие того, что мы способны увидеть в прошлом: видимое от нас удалено,
меж тем как слышимые нами звуки раздаются в самих ушах115.

Однако сама технология вчувствования в высшей степени консервативна, поскольку


предполагает обращение к опыту, принципиально внеиндивидуальному и лежащему вне
сферы языка, т. е. глубоко архаическому. Воссоздание истории оборачивается ее
устранением.
Тем более – кто сказал, что такие воспоминания и такие желтые отблески нельзя
придумать задним числом?
Вкус пирожного «мадлен» способен вспомнить только тот, кому этот вкус знаком.
В случае же с анкерсмитовским прошлым получается так, что мы пытаемся рассуждать
о пирожном, которого не пробовали.
И наконец, не может ли ощущение подлинного прошлого вызвать подделка, стилизация,
художественный образ?
Попытки восстановить прошлую или чуждую реальность по артефактам появились
одновременно с воспоминаниями о прошлом. Как писал Роман Ингарден,

мы комментируем лишь произведения посредством произведений, а не


произведения посредством минувшей действительности. Отсюда возможность
познания содержания самих ныне нам непосредственно доступных произведений
является условием возможности познания минувшей эпохи, а не наоборот, как это
часто считают историки искусства 116.

Естественно, что чувство переживания прошлого, причем подлинного прошлого,


больше говорит о нас самих, чем о достоверности исторических свидетельств. Пруст писал
о средневековых постройках, отреставрированных (а точнее – перестроенных
в неоготических формах) Виолле-ле-Дюком117, и о чувстве «подлинности», которое они
вызывают у обывателей, поскольку соответствуют их представлениям о Средних веках,
взятых из иллюстрированных книжек:

…так иной раз мелкий торговец, который кое-когда в воскресенье ходит


осматривать «старинные здания», утверждает, что в том из них, в котором нет ни

115 Там же. С. 379.

116 Ингарден Р. Музыкальное произведение и вопрос его идентичности // Ингарден Р. Исследования по


эстетике. М., 1962. С. 463.

117 Эжен Эммануэль Виолле-ле-Дюк (1814–1879) – французский архитектор и исследователь готики, автор


энциклопедических сочинений. Его реставрации средневековых памятников (Собор Парижской Богоматери,
аббатство Сен-Дени, замок Пьерфон и др.) отличались субъективностью подхода и желанием скорее создать
законченный художественный образ, нежели восстановить исторически достоверное состояние объекта.
51

одного несовременного камня, своды которого выкрашены учениками


Вьоле-ле-Дюка в синий цвет и усеяны золотыми звездами, особенно чувствуется
средневековье118.

Мы приходим к тавтологии: переживание есть переживание, и для него не


предполагается никаких критериев истинности помимо интенсивности.
Теперь можно вернуться к приведенным выше словам Светланы Бойм о реконструкции
коллективного места обитания, которые, как нам кажется, нуждаются в пояснениях. Эти
пояснения предоставляет нам Фридрих Георг Юнгер в разделе «Греческих мифов»,
посвященном веку Сатурна и тому, что представлял собой человек этих времен. Счастливая
эпоха Сатурна предстает в описании Юнгера весьма странным Золотым веком, искренне
тосковать по которому как-то не получается, хотя это и принято в культуре с незапамятных
времен. Юнгер сосредоточил свое внимание на оборотной стороне, а может быть, и на
условии этого всеобщего счастья – ведь по умолчанию предполагается, что тогда все были
счастливы, – на неразделенности мира и человека (такое же отсутствие дистанции
оказывается основой ностальгии).
В век Сатурна, разъясняет Юнгер,

ход человеческой жизни связан с титаническим порядком. <…> Течение


жизни – это течение времени, года, дня. Приливы и отливы сменяют друг друга,
небесные светила совершают свое движение. Становление никогда не
прекращается. Кронос властвует над круговоротом стихии, и всё возвращается,
повторяется, уподобляется самому себе119.

И дальше:

Здесь [в Золотом веке] нет развития, нет прогресса, нет никакого изменения,
запечатлеваемого памятью и воспоминанием; здесь присутствует лишь
периодическое повторение поколений, возвращающихся назад и погружающихся
в неизвестность. От них до нас ничего не доходит; они увядают, как трава,
и опадают, как листья деревьев. Здесь человек еще не имеет судьбы… 120,

поскольку – добавим от себя – он един с природой и даже смерть его естественна и не


семиотизирована, но подобна увяданию осенней листвы. Этот мир так же бессловесен, как
его обитатели.
Но это единство, продолжает Юнгер, каким бы жалким оно порой ни казалось, имеет
и свои преимущества, поскольку «в царствование Кроноса человек живет в безопасности,
в защищенности, которую он утрачивает во время царствования богов и которая
вспоминается ему как утрата. Он вспоминает о ней и при этом забывает, в чем ее суть»121.
Суть же этой защищенности заключается в полном психологическом отождествлении
древнего человека с миром и (как следствие) в отсутствии индивидуальности, происходящей
от сознания своей отдельности, от противостояния миру с его круговращением.
Другими словами, тождество с миром означает прежде всего отсутствие дистанции,
этой крепостной стены, которую культура непрерывно возводит вокруг нас. Но именно
такого слияния с миром и растворения в нем и добивается Анкерсмит в своих квазимемуарах,
предназначенных стать основой исторической методологии.
118 Пруст М. Содом и Гоморра / Пер. Н. М. Любимова. М., 1992. С. 249.

119 Юнгер Ф. Г. Греческие мифы. СПб., 2006. С. 114.

120 Юнгер Ф. Г. Греческие мифы. С. 115.

121 Там же. С. 117.


52

Хорхе Луис Борхес в знаменитом рассказе «Фунес, чудо памяти» изображает человека,
отождествлявшегося со своим воспоминанием, поскольку неспособного ни на йоту
отклониться от него. Фунес был лишен возможности что-либо забывать, но он также не
обладал воображением, этой первичной творческой способностью. Мы же, напротив, забывая
(или придумывая) события своего индивидуального прошлого, чувствуем все
увеличивающуюся дистанцию, отделяющую нас не только от предмета нашего
воспоминания, но и от нас самих, какими мы когда-то были или казались себе.
Пруст – противоположность Фунесу, и не только потому, что автор «Поисков
утраченного времени» исследует повествование как единственную доступную человеку
возможность одержать победу над временем, а Фунес в речи не нуждается. Если Пруст
рассказывает прежде всего о себе, то герой Борхеса растворяется в бесконечных
подробностях освещения, почвы, шума листьев или конского ржания. Фунеса как такового не
существует, он слит с внешним миром, словно люди Золотого века, угасавшие вместе
с природой каждую осень, возрождавшиеся с ней каждую весну, а потом ушедшие навсегда
в тот момент, когда началась история.

V. Вечное возвращение Прозерпины, или Меланхолия в преддверии


декаданса
Греческий миф о Деметре и ее дочери Персефоне, похищенной, страдающей
и ненадолго возвращающейся домой, был почему-то очень важен для Альфреда Теннисона,
Джона Рёскина, Алджернона Суинберна, Данте Габриэля Россетти, Уолтера Пейтера
и других замечательных поздних викторианцев. «Между 1850 и 1900 годами… среди
влиятельных поэтов, художников, этнографов и романистов того времени складывается
настоящий культ Деметры и Персефоны», – констатирует Эндрю Редфорд в книге
«Пропавшие девушки. Деметра, Персефона и литературное воображение, 1850–1930»122.
Стоит добавить, что Персефона, вынужденно объединяющая в себе противоположности
смерти и жизни, неволи и освобождения, радости и печали, для современного сознания
оказывается намного интереснее, чем ее мать, однозначно отождествляющаяся с вечным
круговоротом природы.
Рёскин, более других склонный к модернизации классических сюжетов, в своей
«Царице воздуха» посвящает Деметре и Персефоне красивый и загадочный пассаж.

Власть… Деметры, матери-земли, – пишет он, – простирается над землей как


над источником всякой жизни – тем прахом, из которого мы все вышли, и так же,
как над последним безмолвным пристанищем всякой твари, – «прах ты, и в прах
возвратишься». Самое нежное олицетворение этой возникающей и угасающей
жизни, расцветающих и увядающих растений – ее дочь Прозерпина, игравшая
в полях Сицилии и унесенная в Темноту, чтобы стать Царицей Судьбы – не просто
смерти, но мрака, покрывающего не только красоту, но и грех, и в первую очередь
грех против дарованной ей жизни; так что в своей высшей власти она – Персефона,
отмстительница и очистительница…123

Историк искусства Уолтер Пейтер готов сообщить нам, что

какая-то двойственность, внутренняя раздвоенность самого существа


Персефоны проходит сквозь всю ее историю, составляя часть ее призрачной силы.
В ней всё время чувствуется раздвоение, амбивалентность – недаром возникло

122 Radford A. The Lost Girls. Demeter-Persephone and the literary imagination, 1850–1930. Amsterdam; N. Y.,
2007. P. 27.

123 Ruskin J. Queen of the Air. London, 1869. P. 13.


53

столько эвфемизмов, указывающих на нее124.

При этом мы чувствуем, что он, как и многие другие, не произносит вслух что-то
важное, останавливается на пороге какой-то тайны. И поэтому, может быть, литературный
миф о Персефоне из односторонних толкований викторианских авторов все-таки не
складывается.
«Миф о Деметре и Персефоне является одним из немногих мифов, где солнечную
ясность греческого гения затмила мрачная тень смерти», – говорит еще один викторианский
джентльмен – автор «Золотой ветви», антрополог Джеймс Джордж Фрэзер 125. Пейтер, словно
отвечая ему, утверждает, что без этого мифа пресловутая «солнечная ясность» оказалась бы
для нас совершенно невыносимой126. Однако и сам Пейтер предлагает нам упрощенную
трактовку мифологического сюжета. Подчеркивая человечность Деметры и ее
благорасположение к смертным, сближая ее образ с образом христианской Mater Dolorosa, он
сочувственно пересказывает тот эпизод, где Деметра, оказавшись в доме царя Келея
в Элевсине, кладет младенца (которым, возможно, был Триптолем, будущий культурный
герой, родоначальник земледелия, одного из способов преображения мира) в огонь, пытаясь
даровать ему бессмертие. При этом Пейтер упускает из виду сцену на пиру Тантала, где
именно Деметра – то ли как равнодушная природа, то ли как соединение смерти
и жизни – оказывается единственной из богов, вкусившей плоти убитого Пелопса.
Пейтера, идеями которого питался Оскар Уайльд, принято считать декадентом. Помимо
него в упомянутой нами компании окажется еще один декадент, поэт Алджернон Чарльз
Суинберн. И если Суинберн («Сад Прозерпины», 1866) изображает дочь Деметры царицей
теней, обещающей, за гранью земного бытия, забвение прошлого и даже собственной
личности, то Пейтер («изящно амбивалентный, в противоположность догматичности
Суинберна», как выразилась Марго Луис127) склонен подчеркивать ее двойственность,
поскольку ей ведомы не только тайны смерти, но и великая тайна воскресения из мертвых128.
Данте Габриэль Россетти, посвятивший Прозерпине две картины и стихотворение,
останавливается на грани декаданса и ощущает его присутствие; действительно, как заметил
Сергей Маковский, томные россеттиевские девушки без остатка делятся на бесплотных нимф
Бёрн-Джонса и совершенно декадентских хищниц Обри Бердслея129. Но беда последователей
Россетти (согласно Маковскому) заключается в том, что они делают всё слишком
определенным, как тот же Бердслей, который «разгадал губы Прозерпины, но отвернулся от
ее взгляда»130, т. е. понял и проигнорировал его. Россетти же не только остается
двойственным, как его героиня, но и ухитряется избежать характерной для викторианских
авторов оппозиции, видящей в Персефоне либо обещание воскресения, либо воплощение
пустоты и бессмысленности131.
124 Pater W. The Myth of Demeter and Persephone // Pater W. Greek Studies. N. Y.; London, 1895. P. 111.

125 Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь. М., 1980. С. 442.

126 Pater W. Op. cit. P. 112.

127 Louis M. K. Persephone Rises, 1860–1927: Mythography, Gender, and the Creation of a New Spirituality.
Farnham, 2009. P. 63.

128 «Персефона – богиня смерти, но смерти, обещающей возрождение» (Pater W. Op. cit. P. 93).

129 Маковский С. Обри Бирдслей // Маковский С. Страницы художественной критики. Книга первая. СПб.,
1906. С. 91.

130 Там же.

131 Louis M. K. Op. cit. P. 55.


54

***

Попытавшись перевести разговор с декадентов на само явление декаданса, мы сразу же


увидим, настолько оно противится нашим попыткам определения – вплоть до того, что одни
из пишущих о нем подменяют определение описанием, а другие довольствуются тем, что
считают подобное описание невозможным в принципе. Декаданс, говорят нам, объединяет
противоположности – грубость и утонченность, демонстративность и элитарность,
культурность и варварство, и сама эта констатация уже успела стать общим местом.
Что можно сказать с уверенностью? Декаданс пессимистичен, «культуроцентричен»,
якобы не признает моральных критериев, обращен в прошлое и всячески предпочитает
искусственное естественному. Все эти положения нужно раскрыть, чем мы и попробуем
заняться.
Прежде всего скажем, что декаданс – это явление современной культуры,
хронологически попадающее в рамки бодлеровской и постбодлеровской modernité. Декаданс
разделяет привычное нам противопоставление прошлого и настоящего, точнее – истории
и современности, отделенных друг от друга некоей чертой. В качестве такой черты может
пониматься какое-нибудь значимое историческое событие (возможно, Французская
революция).
Декаданс также принадлежит культуре, строго разграничивающей искусственное
и естественное (т. е. отделяющей самое себя от природы). Согласно Джессике Рискин 132,
период такого четкого разграничения в европейской культуре продолжался с 1830‐х годов до
начала 1950‐х, т. е. от романтизма до ар-деко. Декаданс располагается ровно посередине,
и это любопытно.
В оппозиции «природа vs культура» декаданс оказывается всецело на стороне культуры,
т. е. искусственности, языка и дистанции. Именно в этом смысле можно говорить о том, что
декаданс основан на памяти. Все же эта особая память, где прошлое оказывается сродни
вечности. Декаданс, утверждает Невилл Морли в статье с многообещающим названием
«Декаданс как историческая теория», «основывается на воспоминании, будучи уверен, что
прошлое уже заключает в себе все возможности будущего»133. Поэтому сама история, хотя об
этом и не говорится прямо, должна оказаться циклической, т. е. проходящей по ведомству
Деметры и Персефоны, а не Прометея и Пандоры.
Продолжая наши попытки выработать определение, мы вправе счесть декаданс
меланхоличным (коль скоро меланхолия основана на переживании чувства дистанции),
в отличие от консерватизма, который ностальгичен и основан на вчувствовании, не
оставляющем ни малейшего зазора между субъектом и объектом, на который направлено его
внимание.
Декаданс, как и консерватизм, обращен в прошлое. При этом, как ни парадоксально это
может показаться на первый взгляд, он, подобно футуризму, открыто отдает предпочтение
всему искусственному перед всем естественным.
На самом деле такое предпочтение вполне логично. «Назначенная реальность» 134
в декадансе органическая, и в тот момент, когда мы ее застаем, она больна, стара, бессильна
и умирает. Поскольку этой реальности нужно сопротивляться, возникает предпочтение
искусственного и механического, которое достигнет своего пика в эпоху ар-деко. По словам
Невилла Морли, «декаданс открыто говорит о триумфе природы над цивилизацией,
132 Riskin J. Eighteenth-Century Wetware // Representations. Vol. 83. № 1. 2003. P. 97–125
(http://www.stanford.edu/dept/HPS/representations1.pdf.).

133 Morley N. Decadence as a Theory of History // New Literary History. Vol. 35. № 4. 2004. P. 583.

134 Термин С. Б. Адоньевой. См.: Адоньева С. Б. и др. Первичные знаки / Назначенная реальность. СПб.,
2017.
55

разоблачая как иллюзию уверенность в том, что она каким-то образом освободилась от таких
ограничений. Саму цивилизацию можно изобразить как организм, подчиняющийся
естественному жизненному циклу»135. Но, как пишет Дэвид Уир, «это не означает… что
декадентское сознание считает искусственное в каком-то смысле „лучше“ природного.
Декадент не спорит с романтическим культом природы, он просто выбирает
искусственное»136.
Логика здесь такая: если бы мир был полностью искусственным, он бы не был
подвержен органическим циклам рождения-умирания, и мы не находились бы сейчас
в ситуации всеобщего упадка. Противопоставить этому упадку мы можем лишь
искусственные средства, до некоторой степени обманывающие природу, как оранжерея
превращает зиму в лето.
Поскольку женщина в викторианские времена имплицитно считалась частью природы,
идеальной женщиной декаданса должно стать творение человеческих рук. Такая женщина
возникает в одном из центральных произведений декадентской литературы – романе Вилье
де Лиль-Адана «Будущая Ева» (1886). Книга начинается с описания подземной лаборатории
Эдисона, который, хотя и выведен под собственным именем, больше похож на
чернокнижника, чем на современного инженера. В этой лаборатории втайне от всего
человечества он создает механическую девушку по имени Гадали (Hadaly). Этот андроид,
сделанный из самых редких и драгоценных материалов, не имеет практического применения
(кроме психотерапевтического, поскольку заменяет герою романа лорду Эвальду
недостойную и недоступную живую девушку), зато Гадали можно любоваться на расстоянии
словно предметом искусства и говорить с ней на самые возвышенные темы, питая свою
меланхолию.
(И действительно, меланхолия предполагает наличие утонченного и изощренного
языка, занятого бесконечным описанием психологических состояний. Ностальгия, которую
мы склонны считать злым двойником меланхолии, напротив, ведет к деградации языка,
поскольку заинтересована только в прямом назывании.)
Гадали, естественно, бесплодна и предназначена вовсе не для деторождения.
В греческой же легенде о Пигмалионе и оживленной статуе их брак приносит потомство.
Правда, замечает Жан Старобинский во «Взгляде статуй», потомки Пигмалиона
несчастливы137 (как и потомки Пелопса, обладателя плеча из слоновой кости), и это наводит
на чисто декадентские размышления о противоречии между жизнью и искусством.
Те, кто пересказывает историю Пигмалиона, почему-то упускают одно чрезвычайно
интересное обстоятельство: несмотря на присутствие во многих мифах механических
существ, как и на то, что греки не различали ars и techne, оживает все-таки произведение
искусства, а не металлический истукан, подобный Талосу, охранявшему жившую на Крите
Европу, которого Роберто Калассо описывает следующим образом: «На теле его выступала
только одна жила… И в ней бронзовый гвоздь удерживал поток крови, заставляя ее вскипать
внутри. В этом гвозде содержался секрет его жизни и секрет утраченного мастерства»138.
Впрочем, это совсем другая история.
Попытавшись продолжить викторианских авторов там, где они остановились, мы
вправе объявить Персефону олицетворением меланхолии – тем самым печальным ангелом
Дюрера или девушкой Каспара Давида Фридриха, которую паук вот-вот заплетет своей
паутиной. Если вслед за Дэвидом Уиром предположить, что декаданс представляет собой
135 Morley N. Op. cit. P. 580.

136 Weir D. Decadence and the Making of Modernism. Amherst, 1995. P. 4.

137 Старобинский Ж. Взгляд статуй // Старобинский Ж. Чернила меланхолии. М., 2016. С. 458.

138 Калассо Р. Брак Кадма и Гармонии (глава из книги) / Пер. Е. Касаткиной // Иностранная литература.
2003. № 8 (https://magazines.gorky.media/inostran/2003/8/brakkadma-i-garmonii.html).
56

процесс «переоценки ценностей», каковой, впрочем, занимался весь XIX век, то центральной


фигурой разговора о нем опять же становится Персефона. Она воплощает переживание
дистанции и двойственность во всем, в том числе и в отношении к прошлому, так как к нему
невозможно вернуться, но точно так же невозможно и отказаться от него.
При этом восприятие прошлого в культуре декаданса оказывается странно
современным, едва ли не постмодернистским, и уж во всяком случае противоречащим
прогрессистской линейной конструкции. Прошлое, как уже было сказано, содержит в себе
все возможности будущего. Но это прошлое и это будущее не связаны
причинно-следственными отношениями. «Декаданс, – пишет Морли, – воспринимает
прошлое не целостным, а распавшимся на фрагменты, так что современное состояние
оказывается противоположным каким-то из его частей, будучи аналогично другим» 139.
Но о том же говорит и Роберто Калассо в книге «La Folie Baudelaire», посвященной не
столько самому поэту, сколько волнующим его ассоциациям, утверждая, что «историзм»,
восторжествовавший в отделке интерьеров, оказывается совершенно внеисторичным, когда
речь заходит о картине прошлого как такового:

После того, как Венский конгресс придал Европе видимость порядка,


в европейском сознании начало оформляться явление колоссальной важности:
прошлое сделалось доступным и готовым для воспроизведения (ready to put
onstage). И это касалось всего прошлого, а не только отдельных его кусков вроде
Греции и Рима, как раньше. Всё, что угодно, – от оссиановских туманов до
готических теней и ренессансного великолепия (включая самые недавние события,
которые уже разыгрывались в виде костюмированных сцен), стало реквизитом на
гигантском складе театральных декораций… Затем, при Луи-Филиппе,
пост-историческое восприятие истории вышло за пределы выставок и театров
и обосновалось в интерьере. История превратилась в последовательность
датированных сцен, распределенных по разным помещениям одного дома… 140

Но если прошлое становится симулякром, изображением прошлого, не более реальным,


чем театральная постановка или исторический роман, то что же происходит с настоящим?
Можно увидеть некоторую историческую справедливость в том, что XIX столетие,
сумевшее превратить все остальные эпохи в театр, в итоге само претерпело аналогичную
метаморфозу. По крайней мере, именно это проделал с ним Хейден Уайт, описавший
трансформацию XIX века из периода в хронотоп, точнее – все же в набор хронотопов (таких,
как «столичный бульвар», «трущобы», «колониальный форпост», «салон»), заданных
литературой соответствующего времени141. Эти хронотопы, говорит Уайт, не принадлежат
полностью ни культуре, ни природе,

но оказываются той формой, которую в отдельных местах и в отдельные


периоды принимает равнодействующая между этими планами бытия.
Следовательно, хронотоп нужно изобрести дважды: сначала как продукт
человеческого труда <…> затем – как факт сознания тех, кто производит
и воспроизводит его142.

Одним из таких хронотопов может, как ни странно, оказаться сама современность.

139 Morley N. Op. cit. P. 580.

140 Calasso R. La Folie Baudelaire. N. Y., 2012. P. 161.

141 White H. «The Nineteenth‐Century» as Chronotope // Nineteenth-Century Contexts. Vol. 11. № 2. 1987. P. 119–
129.

142 Ibid. P. 124.


57

На эту мысль наводит любопытное замечание, которое делает Дэвид Уир, завершая свою
книгу о декадансе. В этом замечании можно увидеть не просто риторическую фигуру, но
набросок культурологической концепции.

Модернисты, – говорит Уир, – сделали современность явлением прошлого.


Склонность к экспериментам сейчас кажется старомодной, а авангард – имеющим
ценность лишь для археолога культуры. Значит, все будущие усилия продвинуться
вперед, по направлению к футуристическому состоянию, сделать что-то «новое»
и т. д. будут восприниматься как регрессивные, ретроградные, попятные. Чем
сейчас может быть прогресс, как не желанием отмотать время назад до того
момента, когда еще можно было двигаться вперед? 143

***

Картина Данте Габриэля Россетти, изображающая Джейн Бёрден, жену гениального


дизайнера Уильяма Морриса и предмет страстной влюбленности Россетти, в образе
Прозерпины, существовала, по крайней мере, в восьми вариантах, почти идентичных по
композиции и различавшихся главным образом по колориту. Две или три версии картины
были уничтожены самим художником, одна пропала при невыясненных обстоятельствах. Из
того, что уцелело, доступны для обозрения два живописных полотна (в галерее Тейт
и в Бирмингемском городском музее) и два графических листа.
То, что столь важная для Россетти работа существует не в одном экземпляре, – скорее
правило, нежели исключение. Знаменитая картина «Beata Beatrix», посвященная трагически
умершей жене Россетти, тоже неоднократно копировалась самим автором. Возможно, эту
тягу к повторению (которую от Россетти унаследовал Бёрн-Джонс) можно объяснить как еще
одно проявление меланхолии: к сюжету нужно возвращаться снова и снова, поскольку ни
одно изображение не удается полностью. Ни одна из выпущенных стрел не попадает в цель,
и нельзя даже сказать, движутся ли эти стрелы.
К тому же одно дело – целенаправленно искать совершенства и точности и совсем
другое – решить заранее, что остановишься в полушаге от этого совершенства. Если верное
решение должно быть единственным, то почти верных может быть несколько, и число
восемь здесь оказывается не хуже любого другого.
Как пишет исследователь,

между 1871 и 1877 Россетти работал над восемью разными картинами,


посвященными Прозерпине, для которых [Джейн] Моррис послужила как смыслом,
так и моделью. Он описал свой образ богини в письме Фредерику Лейланду144 от
4 октября 1873 года: «Замысел фигуры связан с легендой, по которой Прозерпине
(вкусившей в Аиде от плода граната и через это лишенной возможности вернуться
на землю, которая иначе была бы ей дарована) было позволено полгода проводить
наверху… Прозерпина смотрит с тоской на неверный луч света, пробившийся в ее
сумрачный дворец, а цепляющийся за стену плющ (на картине) служит еще одним
знаком памяти»145.

Прозерпине, пленнице мрачного Аида, посвящено также стихотворение, в некотором


роде дублирующее живопись:
143 Weir D. Op. cit. P. 203.

144 Фредерик Лейланд (1831–1892) – богатый судовладелец и коллекционер произведений искусства. В его


лондонском доме находилась «Павлинья комната» Дж. Уистлера.

145 Faxon A. C. Dante Gabriel Rossetti. N. Y., 1989. P. 190–191.


58

Afar away the light that brings cold cheer


Unto this wall, – one instant and no more
Admitted at my distant palace-door
Afar the flowers of Enna from this drear
Dire fruit, which, tasted once, must thrall me here.
Afar those skies from this Tartarean grey
That chills me: and afar how far away,
The nights that shall become the days that were.

Afar from mine own self I seem, and wing


Strange ways in thought, and listen for a sign:
And still some heart unto some soul doth pine,
(Whose sounds mine inner sense in fain to bring,
Continually together murmuring) –
‘Woe me for thee, unhappy Proserpine’146.

В русском переводе А. Круглова, к сожалению, оказался потерян настойчивый повтор


слова afar, служащий рефреном всего стихотворения:

…О, как далеки


Былые дни от будущих ночей!
Как далека я от себя самой…147

Прозерпина говорит о расстоянии (в том числе метафорическом), о дистанцировании.


А дистанция – основа меланхолии.
Старые теоретики меланхолии, подобные английскому священнику Роберту Бертону,
издавшему в 1621 году объемистый трактат об этом явлении 148, могли бы согласиться
с Прозерпиной, прибавив, что дистанция может быть не только пространственной, но
и временной. Осознание недоступности существовавшего когда-то идеала – это тоска по
золотому веку, которая много раз возвращалась в новых обличьях. Но христианство
локализовало золотой век человечества в утраченном нами земном раю. Поэтому
христианские авторы, замечает Жан Старобинский, трактовали меланхолию как следствие
первородного греха. В таком духе высказывается Хильдегарда Бингенская149:

В тот момент, когда Адам ослушался божественного веления, в тот самый


миг меланхолия свернулась в крови его, подобно тому, как свет исчезает, когда
гаснет огонь, а горячая еще пакля производит зловонный дым. Так случилось
и с Адамом, ибо когда огонь в нем погас, меланхолия свернулась в крови его, и от
того поднялись в нем печаль и отчаяние; и когда пал Адам, дьявол вдохнул в него
меланхолию, каковая делает человека теплохладным и безбожным150.

146 Поэтический мир прерафаэлитов. М., 2013. С. 132.

147 Там же. С. 135.

148 Бертон Р. Анатомия меланхолии. М., 2005.

149 Хильдегарда Бингенская (1098–1179) – немецкая монахиня и писательница. Канонизирована


католической церковью.

150 Hildegardis causae et curae. Lipsiae, 1903. P. 143. Цит. по: Старобинский Ж. История врачевания
меланхолии // Старобинский Ж. Чернила меланхолии. С. 58–59.
59

Прозерпина считает себя узницей в мужнином доме, а потомство Адама, изгнанного из


рая, скитается по земле будучи не в силах найти свой истинный дом. Эти роли, по словам
Старобинского, объединяются присущей им меланхолией:

Неподвижное ожидание – все равно что поиски на одном месте;


скитальчество – движение, которое не ведет ровно никуда… Узник (или затворник)
и скиталец оба входят, согласно астрологической классификации, в печальное
сообщество рожденных под знаком Сатурна151.

И так же под знаком Сатурна, т. е. в состоянии меланхолии, прошел весь XIX век,
тосковавший по большому стилю и считавший, что своим многознанием убил в себе
творческие способности. Это подтверждают художники, которые, подобно прерафаэлитам,
постоянно искали образы ушедшего золотого века. Это подтверждают архитекторы,
перебиравшие детали исторических стилей в поисках единственного, способного выразить
всю правду о них и об эпохе. Это подтверждает Шарль Бодлер, запечатлевший для нас
городского фланера, движимого во всех своих перемещениях исключительно любопытством
и пребывающего в бесцельном (хотя далеко не всегда бесплодном) поиске.
Стоит ли повторять, что опыт разочарования есть самая, может быть, важная часть
взросления, чувство же меланхолии по своей природе двойственно, так как порождается
одновременно и необходимостью принять этот опыт, и невозможностью с ним смириться.
В таком ключе можно попытаться истолковать и миф о Персефоне.
Начнем с того, что похищение Зевсом Европы почему-то принято изображать как
идиллию, а похищение Персефоны Аидом – напротив, как трагедию. Но ведь в первом
случае речь идет о любовном приключении бога со смертной, во втором – все-таки
о бракосочетании равных. Однако Персефона, сделавшись в доме Аида царицей и хозяйкой,
все равно тоскует по материнскому дому, где была беззаботной девушкой. Ее второе
имя – Кора – как раз и означает «девушка», причем именно эту девушку она считает своей
настоящей личностью, с которой ее насильно разлучили («afar from mine own self» – сказано
у Россетти, словно повествовательница, долго перечисляющая свои бедствия, наконец
доходит до сути дела). Взросление – это насилие, оно не предполагает выбора. Так
и Персефону просто поставили перед фактом, что впредь ей придется быть чем-то другим,
чем-то непривычным. Новую возрастную роль можно только принять и постепенно в нее
вживаться (если речь идет о традиционной культуре). Персефоне еще повезло (если здесь
уместно говорить о везении), поскольку она может на какое-то время вернуться домой, т. е.
в прошлое, к своему предыдущему состоянию; мы же способны это делать исключительно
в своем воображении.
Но за возможность возвращаться домой приходится заплатить – и Персефона платит
выключенностью из линейного времени человеческой жизни и из причинно-следственных
связей.
Когда Персефона ушла в подземные чертоги Аида, вся природа столкнулась с вызовом,
незнакомым и пугающим. Наступила зима; кто-то, оцепенев, ожидает перемен, кто-то
прикладывает непривычно тяжкие усилия лишь для того, чтобы поддерживать в себе жизнь.
И все тоскуют по теплу и свету.
Роберто Калассо делает о природе такое замечание:

В отличие от адептов просвещения Бодлер знал, что природа по сути


своей – носитель вины, которой сопутствуют все возможные грехи. Но этого
недостаточно, чтобы лишить природу той тени величия, которую столь многие
ошибочно принимали за знак невинности. Потому-то весна и роскошная зелень
оскорбляли чувства поэта. И здесь, как везде, он хотел быть понятым буквально:
151 Старобинский Ж. «Отрицатели» и «преследуемые» // Старобинский Ж. Указ. соч. С. 511.
60

издевка природы в том, что она игнорирует меланхолию, которую сама же


и распространяет. И женщину как символ и олицетворение природы он обвиняет
прежде всего в том, что меланхолия ей не свойственна152.

Распознав в природе падшую сущность, мы тут же замечаем и ее меланхолию.


Меланхолия сопутствует природе как непрекращающаяся ноющая боль, которую можно
победить только извне, усилиями человека.
Падшая природа нема, утратив дар речи вследствие грехопадения. Но если она некогда
обладала способностью говорить с человеком на общем для них языке, значит ли это, что она
обладала также и свободой воли? Или, напротив, как раз человек в райском состоянии ею не
обладал?
Природа нема и печальна, говорит нам Вальтер Беньямин в «Происхождении немецкой
барочной драмы», замечая при этом, что связь печали и немоты можно толковать двояко:
и немота может быть следствием печали, и печаль – следствием немоты. Меланхолия
родственна печали, но предполагает более высокий уровень рефлексии. Будучи участью
существ, способных к членораздельной речи, она отнюдь не страдает немотой, постоянно
побуждая своих адептов к написанию пространных сочинений о себе, примером чему служат
не только барочные трактаты, но и сочинения авторов ХХ века.
Мы можем предположить, что меланхолия есть неосознанное или не до конца
осознанное воспоминание о чем-то ином и лучшем. Как пишет о причине меланхолии
Калассо, «в любом месте, в любом состоянии всегда есть другое место, другое состояние,
потерянное навсегда. Никакое несчастье не сравнится с тем, что есть чистое осуществление
отсутствия»153. Выходит, что все существующее вдруг оказывается несовершенной копией
того, чего мы лишены. В один прекрасный момент (то ли взросления, то ли грехопадения) мы
внезапно осознаем, что весь окружающий мир – это мир искаженных подобий, а настоящее
более недоступно.
Точно так же и бодлеровская современность, о которой не знали в прежние времена,
предполагает наличие некоей дистанции, разрыва, в общем – непреодолимой границы,
отделяющей от нас прошлое, которое, в свою очередь, становится не просто суммой каких-то
завершившихся событий, но одним из тех потерянных состояний, упомянутых Калассо.
Сущность прошлого, понимаемого таким образом, состоит в том, что оно закончено, закрыто,
недоступно и качественным образом отличается от настоящего. История, состоящая из
последовательности этих неустранимых разрывов, превращается в судьбу, подобную судьбе
индивида.
Однако эта современность, нашедшая в Бодлере своего певца, пока не знала своего
художника (если не считать таковым эффектного рисовальщика Константена Гиса, которому
Бодлер посвятил известный очерк154). Всемирная выставка 1851 года не показала примеров
искусства, по своей смелости сколько-нибудь приближающегося к архитектурным формам
Хрустального дворца. Техническая революция середины XIX века не нашла практически
никакого отражения в живописи того времени: так, железные дороги породили вовсе не
футуризм, а всего лишь жанр вокзальных и вагонных сценок (картина Уильяма Тёрнера
«Дождь, пар и скорость» (1844) была единственным исключением из этого правила).
Бёрн-Джонс прямо говорил, что чем больше паровозов построят «они» (ненавистные
прогрессисты, уродующие землю), тем больше ангелов он нарисует.
Другая сторона той же медали – прошлое, изображенное как иной мир. Допустим, так,
как это делает Вирджиния Вулф в «Орландо»:

152 Calasso R. Op. cit. P. 58.

153 Calasso R. Op. cit. P. 50. Курсив автора.

154 Бодлер Ш. Поэт современной жизни // Бодлер Ш. Об искусстве. М., 1986. С. 283–315.


61

Век был елизаветинский; их нравы были не то что наши нравы; ну и поэты


тоже, и климат, и даже овощи. Все было иное. Сама погода, холод и жара летом
и зимой были, надо полагать, совсем, совсем иного градуса. Сияющий,
влюбленный день отграничивался от ночи так же четко, как вода от суши. Закаты
были гуще – красней; рассветы – аврористее и белей. О наших сумерках,
межвременье, о медленно и скучно скудеющем свете не было тогда и помину.
Дождь или хлестал ливмя, или уж совсем не шел. Солнце сияло – или стояла
тьма155.

Если жизнь подражает искусству, о чем постоянно напоминал Оскар Уайльд, то любое
непривычное искусство заставляет нас видеть другой мир, заставляет нас предполагать, что
в оливковых рощах Греции или в небесах Средних веков действительно скрывались боги
и ангелы, которых мы разучились видеть. Однако вывод, следующий из этих декадентских
умозаключений, оказывается страшным в своей неизбежности: каждая из известных нам
культурно-исторических эпох заканчивалась мировоззренческой катастрофой. Частный
и ограниченный рай все равно предполагает неизбежность грехопадения.

***

В творчестве Россетти есть смысловая пара изображению Прозерпины в подземном


царстве – картина под названием «Грезы» или, в буквальном переводе, «Дневные сны» («Day
Dream», 1880, Музей Виктории и Альберта, Лондон), изображающая Прозерпину, временно
возвратившуюся на землю156. Фигура Джейн кажется врисованной в орнамент моррисовских
обоев, где для нее не остается никакого пространства, только свет, которого ей так не хватало
в подземелье, свет, льющийся откуда-то сзади, из глубины. Хотя ветви дерева кажутся
клеткой, но, когда придет время возвращаться в чертоги Аида, удержаться за них будет
невозможно. (Фон же картины «Beata Beatrix»157, изображающей смерть Беатриче,
представляет собой практически абстрактную игру света в духе Тёрнера. Возможно, это
угасание сознания или самого мира, вырождающегося в набор световых фантомов, пятен на
сетчатке глаза.)
Меланхолия связана с тайной, так как дистанция неустранима, а тайна непостижима.
Кажется, аналогичным образом можно связать ностальгию и загадку: они обе пытаются
слиться с объектом желания, устраняя любой пространственный промежуток, любую
смысловую неоднозначность.
Тесную связь меланхолии и тайны почувствовал Честертон:

Представьте, что кто-нибудь говорит: «Сорви этот цветок, и в далеком замке


умрет принцесса». Мы не знаем, почему нас охватывает тревога и невозможное
кажется нам неизбежным. Представьте, что мы читаем: «И когда король погасил
свечу, его корабли погибли далеко у Гебридских островов». Мы не знаем, почему
воображение примет это раньше, чем оттолкнет разум, но что-то очень глубокое
задевают эти слова – смутное ощущение, что большие вещи зависят от маленьких:
темное чувство, что окружающие нас предметы значат гораздо больше, чем мы
думаем, и многое другое158.

Вот он, заколдованный мир, проникнутый симпатическими связями, которые


155 Вулф В. Орландо // Вулф В. Миссис Дэллоуэй. На маяк. Орландо: Романы. М., 2018. С. 364–365.

156 Faxon A. C. Op. cit. P. 195.

157 Т. е. основной ее версии, находящейся в лондонской галерее Тейт.

158 Честертон Г. К. Вечный человек. М., 1991. С. 154–155.


62

в XVII веке стремился приручить Кенельм Дигби159, кавалер, алхимик и естествоиспытатель,


исследовавший возможность лечения ран на расстоянии и ставший впоследствии
персонажем «Острова накануне» Умберто Эко.
Поскольку переживание дистанции осуществляется через слова, меланхолия нуждается
в развитом языке, больше того – в письменности. Тексты, порожденные меланхолией, именно
потому столь многочисленны и столь объемны, что язык оказывается не в состоянии
адекватно отобразить опыт. И если повествование (любое повествование) представляет собой
неадекватное подобие мира, то будучи записанным, оно будет дважды неадекватным.
Что могла рассказать Персефона о своей жизни с матерью? Пожалуй, что ничего или
почти ничего. Тогда не была ли она вознаграждена за свое изгнание и заточение языком
и памятью? И не получается ли так, что память невозможна без меланхолии, а сама речь – без
потребности рассказать о чем-то утраченном?
Кажется, никакой разговор о памяти не может обойтись без упоминания знаменитого
эпизода из платоновского «Федра», в котором фараон Тамус критикует письменность, только
что изобретенную Тевтом (Тотом, т. е. Гермесом Трисмегистом позднейшей традиции). Этот
разговор завершается темой забвения или, точнее, забывания, причем фараон как будто видит
в нем новое и очень грозное бедствие.
Заключительная реплика фараона в передаче Сократа звучит так:

…Припоминать станут извне, доверяясь письму, по посторонним знакам, а не


изнутри, сами собою. Стало быть, ты нашел средство не для памяти, а для
припоминания. Ты даешь ученикам мнимую, а не истинную мудрость. Они у тебя
будут многое знать понаслышке, без обучения, и будут казаться многознающими,
оставаясь в большинстве невеждами, людьми трудными для общения; они станут
мнимомудрыми вместо мудрых160.

Поверив истории, рассказанной нам Сократом, мы должны поверить и в то, что до


изобретения Тевта культура не знала категории забытого или не нуждалась в том, чтобы
периодически вспоминать забывающееся.
Для фараона записанное объективируется и перестает быть частью нашего
непосредственного опыта, делая его сугубо индивидуальным, т. е. разобщающим людей, а не
объединяющим их. Поэтому открывающаяся с изобретением письменности возможность не
сохранять что-то в памяти кажется ему совершенно катастрофической.
Можно предположить, что и меланхолия была бы невозможна без письменности,
одновременно врачующей и растравляющей ее.
Современный немецкий философ Герман Люббе посвящает свою книгу «В ногу со
временем»161 обоснованию тезиса о том, что ускоряющийся прогресс постоянно сокращает
наше пребывание в том, что можно без опаски назвать настоящим. Однако эта мгновенность
настоящего, возникшая в обстановке XIX века, не составляла тайны для Бодлера. Сошлемся
в очередной раз на Калассо: «Бодлер осознавал превращение прошлого в набор декораций,
готовых к использованию… Современность тем самым была сведена на уровень
„преходящего, мгновенного, случайного“»162.

159 Сэр Кенельм Дигби (1603–1665) – английский дипломат, литератор, изобретатель и алхимик, один из
основателей Лондонского королевского общества. Будучи католиком по рождению, вынужденно принял
протестантизм, но впоследствии вернулся в католичество. В своем основном сочинении «Два трактата» (1644)
рассматривал различные доказательства в пользу бессмертия души.

160 Платон. Федр. 275b. Пер. А. Н. Егунова.

161 Люббе Г. В ногу со временем. Сокращенное пребывание в настоящем. М., 2016.

162 Calasso R. Op. cit. P. 162.


63

Мы вновь возвращаемся к теме театральности XIX века, констатируя, что постоянное


использование форм из репертуара прошедших эпох придает ему, несмотря на все его
ухищрения, характер меланхолической неудовлетворенности. Пусть архитекторы
XIX столетия любили говорить о необходимости создания нового стиля, существует
подозрение, что в действительности они как раз не хотели отказываться от постоянного
перебора исторических форм. «У меланхолика, – замечает Жан
Старобинский, – недостаточно энергии, чтобы обойтись без ранее заданных форм»163.
Следовательно, любые игры с прошлым могут производиться либо с позиций
меланхолии, либо с позиций ностальгии. Меланхолия взрослее, поскольку все время
подчеркивает нереальность воспроизводимых исторических форм – их анахроничность,
игрушечность, неточность или любым другим способом обозначенную невозможность.
Ностальгия же все воспроизводит настолько буквально, насколько это вообще возможно.
Хотя ностальгические реконструкции все равно оказываются неубедительными, словно
английский городок Паундбери, любимое архитектурное детище принца Чарльза.
В отличие от ностальгии, меланхолия в прямом смысле довольствуется малым, словно
Андромаха в стихотворении Бодлера «Лебедь»:

Андромаха! Полно мое сердце тобою!


Этот грустный, в веках позабытый ручей,
Симоент, отражавший горящую Трою,
И величие вдовьей печали твоей…

(Пер. В. В. Левика)164
Калассо поясняет эти слова, вспоминая Андромаху в изгнании, как она изображена
в «Энеиде»165. Андромаха называет маленький ручеек Симоентом и создает собственную
маленькую Трою, на которой она может сосредоточить свою скорбь.
Мы до сих пор следуем по стопам Андромахи, подражая ей в своих повседневных
печалях. Музейная параферналия, вырванная из контекста, как отзвук и подобие диковин,
хранившихся в барочных кунсткамерах, и уменьшенные макеты больших объектов, служит
символом того, что мы потеряли. Малое всегда выступает как несовершенное подобие
чего-то большого и значимого. Малое, как сказал бы Тезауро, есть метафора большого,
находящегося далеко от нас. Однако всякие реликвии и модели имеют некоторое отношение
к реальности. Что же будет, если они окажутся симулякрами? Например, чем считать семь
чудес света и прочие великие произведения древней архитектуры на иллюстрациях
в известной книге великого барочного архитектора Фишера фон Эрлаха 166 – а он пытается
изобразить не только Храм Соломона или Александрийский маяк, но и колоссальную статую
Александра Македонского, придуманную архитектором Динократом из
лести, – реконструкцией того, что некогда существовало или фантазией на тему того, что
могло бы при тех или иных условиях существовать?
Богатые возможности, которые открывает перед нами собирание симулякров, были
известны еще барочным коллекционерам.

Порой, когда живых денег не хватало, – пишет Альберто Мангель в своей


книге «Curiositas», – собиратели диковин пускали в ход изобретательность. Так,
в 1620 году ученый Кассиано даль Поццо стал хранить в своем доме не подлинники

163 Старобинский Ж. Игра без оглядки // Старобинский Ж. Чернила меланхолии. С. 219.

164 Бодлер Ш. Цветы зла. М., 1970. С. 144.

165 Вергилий. Энеида. III. 294–355.

166 Fischer von Erlach J. B. Entwurff einer historischen Architectur. Leipzig, 1725.
64

произведений искусства, не уменьшенные точные копии знаменитых строений и не


образчики естественной истории, за которыми охотились его более зажиточные
собратья: он начал собирать рисунки с изображением всевозможных необычных
предметов, существ и древностей. И назвал это «бумажным музеем»… Заимствовав
представление о подмененной реальности из литературы, где отражение явления
равнозначно явлению как таковому, «бумажный музей» позволил своему владельцу
обладать призрачной моделью мироздания под его собственной крышей 167.

Отметим, что малое меланхолично, но одновременно с этим оно еще и оптимистично,


поскольку утверждает, что нечто большое и значительное, послужившее для него образцом,
существует или же существовало, или, в самом крайнем случае, – что оно возможно.
Возвращаясь к Персефоне, мы должны предположить, что в подземном царстве она
была мучима ностальгией, а во время своих визитов домой предавалась меланхолии. С тем,
что ностальгия больше подходит царству Аида, согласуется и мнение Старобинского,
согласно которому, слово desiderium, которым обозначали ностальгию,

скорее всего, отсылает к sidus, то есть звезда, созвездие. Тем самым


ностальгическое сожаление соотносится с идеей катастрофы – dés-astre, буквально
«без-звездности», то есть с чем-то гораздо большим, нежели чувство потерянности
на чужбине. Ибо лишение почвы усугубляется утратой небесного
покровительства168.

Получается, что печальная Персефона в подземном царстве не только не видит света


звезд, но и лишена возможности читать будущее по звездам, предсказывая грядущие
бедствия.
В «Day Dreams» Россетти Джейн-Прозерпина держит на коленях раскрытую книгу, но
не смотрит в нее. Возможно, линейное время чтения для нее обессмыслилось или стало
слишком мучительным. Персефона, будучи похищенной Аидом, выбывает из линейного
времени живущих и оказывается в циклическом, вегетативном времени. Здесь нет линейного
развития сюжета или логического развертывания повествования, равно как и кайроса, т. е.
и судьбы, и истории. Возможно даже, что Персефоне было нечего рассказать матери, когда
она вновь оказывалась на земле.

VI. Сатурн, или Время и барочный космос

«The time is out of joint», – говорит Гамлет, – век вывихнут. Но неужели для такой


констатации ему оказалось достаточно братоубийства, узурпации и инцеста – вещей,
которыми была полна вся история, хотя бы история Древнего Рима, каковую и персонажи
пьесы, и их автор должны были прекрасно знать? Тацит и Светоний описали множество
злодеяний, но ни одно из них не было в силах переломить хребет времени – скорее вся эта
череда пыток, предательств, отравлений и тягостного безумия всесильных императоров
могла вызывать мысли о вечном возвращении.
Чувство совершившегося разрыва прямой и последовательной истории (не
исторической преемственности, как часто говорят, а именно причинно-следственных
связей) – то, что ближе к нашим дням назвали бы Современностью, modernité, – должно быть
основано на каком-то совершенно беспрецедентном событии, подобном разве что

167 Мангель А. Curiositas. Любопытство. СПб., 2017. С. 341.

168 Старобинский Ж. Об одной разновидности скорби // Старобинский Ж. Указ. соч. С. 274–275.


65

воплощению христианского Бога в начале нашей эры.


Но Гамлет говорит не о новом начале (и тем более – не о какой-то новой надежде),
а о конце. И говорит не в апокалиптических терминах, а в философских.
Некоторые историки культуры пишут о барокко так, что оно оказывается близким
к нашему представлению о современности. Однако наша, т. е. постбодлеровская
современность – это скука («ночь, улица, фонарь, аптека»), а Новое время начиналось
мощным вторжением фантастики в реальность. Достаточно вспомнить гравюры из альбома
Яна ван дер Страта169 «Americae Retectio» (1589), прославляющего открывателей Нового
Света, где изображены не просто аллегории с реальными персонажами, но исторические
лица в фантастической обстановке. Так, мореплаватели (Колумб и Магеллан в их числе)
окружены тритонами, нереидами и морскими чудовищами, видеть которых в окраинных
областях ойкумены должно было быть столь же естественно, как обнаружить кисти и краски
в мастерской живописца.
Неоднократно появлявшийся на этих страницах немецкий иезуит и универсальный
гений Атаназиус Кирхер, которого можно считать олицетворением барокко, в своем
сочинении «Mundus subterraneus» (1665) описывает (а его иллюстраторы изображают) земной
шар, пронизанный многочисленными пустотами, в которых бушуют океаны внутреннего
огня. Эта картина, если понимать ее буквально, оказывается намного пессимистичнее
и страшнее, чем упорядоченное мироздание «Божественной комедии». В ней, однако,
ощущается пресловутый динамизм современности, напоминающий о том, что и наше
благополучие, и само существование не основаны ни на чем, кроме постоянной готовности
их поддерживать.
Чтобы оставаться на месте, нужно бежать очень быстро, говорила Алисе Черная
Королева. Чтобы оставаться на поверхности, намекает Кирхер, нужно строить все выше
и выше, поскольку нижние ярусы наших зданий все время проваливаются в огненную бездну,
которая одновременно – Коцит и Флегетон.
Данте, описывая устройство ада, чистилища и рая, говорит о структуре и порядке,
и ужасы адских мучений собираются в систему, стройную, словно готический собор.
Согласно же Кирхеру, любой порядок, каким бы стройным он нам ни казался, есть только
видимость, которая в самый неожиданный момент способна обернуться огненным хаосом.
Устройство мира может измениться непоправимым образом – впрочем, тогда он уже
перестанет быть миром, каким мы его знаем.

***

Немецкий философ истории Рейнхарт Козеллек начинает свою книгу «Прошедшее


будущее» с описания шедевра Альбрехта Альтдорфера, картины «Битва при Иссе» (1529).
Высокой точкой зрения, доступной разве что ангелам, и пейзажем, который, кажется,
изображает весь существующий мир, Альтдорфер придает сражению Александра Великого
с персами поистине космический масштаб, подобающий последней битве добра и зла.
Козеллек рассказывает, как старый художник выписывал численность подразделений
македонской и персидской армий, помещая эти цифры на флажках, врисованных в общую
композицию сталкивающихся воинств. Но почему-то ни Альтдорфера, ни его заказчика
(которым был герцог Баварии Вильгельм IV) не интересовал год, когда происходило это
эпическое событие. Для них оно словно бы существовало всегда и находилось в одном ряду
с событиями священной истории.

Не то, чтобы историческая специфика, – пишет Козеллек, – убиралась из

169 Ян ван дер Страт, иначе Джованни Страдано (1523–1605) – фламандско-итальянский художник,


работавший в Риме и Флоренции. Известен благодаря гравюрам из циклов (альбомов) «Nova Reperta» (ок. 1600)
и «Americae Retectio» (1589).
66

картины произвольным образом, она была не важна как таковая. <…> Желая
подкрепить изображаемую им историю статистически, Альтдорфер перечислил
сражающихся в десяти нумерованных колонках, опустив лишь одно число – год,
в который произошло изображенное событие. Его битва сделалась, таким образом,
не просто современной, она получилась вневременной 170.

Альбрехт Альтдорфер и его аудитория, говорит Козеллек, могли считать, что за две
тысячи лет, прошедших со времен Александра Великого, не изменилось почти ничего.
Однако после Александра был Христос, и это заставляет поставить под сомнение всю
конструкцию. Можно было отождествить персов с современными (XVI век) турками, но до
какой степени первые зрители живописи Альтдорфера хотели и были способны узнать себя
в Александре и его соратниках – язычниках, веривших в Зевса и Аполлона? Вспомним, что
Данте помещает древних философов и праведников, живших до Христа, в лимб, считая даже
Гомера и Сократа недостойными узреть божественный свет.
Согласно Козеллеку, завершение Тридцатилетней войны, продемонстрировавшее, что
насильственным образом добиться религиозного единомыслия не получается, повлияло на
общеевропейскую ментальность намного сильнее, нежели сама Реформация. Еретиков
впервые не удалось ни обратить, ни уничтожить, поэтому с ними пришлось договариваться
и сосуществовать, что сразу сделало политику знакомым нам грязным делом,
несовместимым со спасением души.
Однако и эти события не слишком историзировали европейское сознание в отличие от
Французской революции, вожди которой клялись именем разума.

***

Мы интуитивно чувствуем, что возможность рассуждать о некоем прошлом,


противопоставляя его настоящему, основана на представлении о новом качестве настоящего,
о каких-то новых возможностях, которые оно (в отличие от прошлого) открывает. Это
необязательно должны быть политические свободы или естественнонаучные открытия (вроде
тех, что воспеваются, порой не без наивности, в «Nova Reperta», другом произведении уже
упоминавшегося нами ван дер Страта) – гораздо важнее возможность по-новому осмыслить
свое место в мире.
«Современность» основана на представлении о новом знании и новой
самоидентификации. Но можем ли мы быть уверены в том, что одно обязательно
предполагает другое? Можно ли сказать, что Пико делла Мирандола, предложивший
интеллектуалам Ренессанса новый способ самоидентификации, полагал себя современным
человеком?
Александр Махов, комментируя знаменитую книгу Якоба Буркхардта «Культура Италии
в эпоху Возрождения», отмечает особый смысл, который Буркхардт вкладывал в слово
«современный», постоянно встречающееся в его тексте. По словам Махова, сочинение
Буркхардта

воспринимается как книга если и не о безусловном прогрессе, то, во всяком


случае, о неодолимом движении к «современности», понимаемой не как «время,
в котором находимся мы», но значительно шире: как итог исторического процесса,
постепенно в ходе этого процесса накапливаемый. Вот откуда «странности»
в употреблении Буркхардтом самого слова das Moderne и его производных, введшее
в затруднение, в частности, первого русского анонимного переводчика «Культуры
Ренессанса»: он решительно не принял воззрения Буркхардта, согласно которому
современное могло быть – и было, и накапливалось – уже там, в отдаленном
прошлом, и поэтому переводил это вполне недвусмысленное слово как угодно, но

170 Koselleck R. Futures Past. On the Semantics of Historical Time. N. Y., 2004. P. 10.
67

только не в соответствии с его ясным словарным значением; впрочем, его можно


понять: когда мы читаем у Буркхардта, что Фридрих II – «первый современный
человек на троне», что «Феррара – первый современный город Европы», что
Флоренция – «первое современное государство Европы», что «Петрарка – один из
первых совершенно современных нам людей», мы и в этих, достаточно понятных
контекстах испытываем некоторую языковую неловкость от содержательной, а не
формально-временной, от абсолютной <…>, а не относительной трактовки слова
современный171.

И далее:

В текучей… системе понятий Буркхардта-историографа понятие das Moderne


оказывается, пожалуй, наиболее жестким и неподвижным, как неподвижна сама
современность – исторический горизонт, к которому стремится история172.

Но ведь в рамках этой системы представлений можно говорить и о неких ростках


современности, о личностях и явлениях, существующих внутри вполне традиционного
общества, не принадлежа ему логически, психологически и исторически. Критическая масса
такого рода явлений должна накапливаться до тех пор, пока подобное сознание не станет
статистически значимым и уйдет, так сказать, в народ, а до этого в эпоху Ренессанса было
еще далеко.
Тогда получается, что первая известная «современность» все-таки начинается в эпоху
барокко. И точно так же с барокко связаны первые попытки возрождения в искусстве
характерных форм сравнительно недавнего прошлого.
Похоже, что картина мира, основанная на противопоставлении настоящего прошлому,
должна включать в себя представление о граничном событии, сравнимом по важности
с воплощением Христа. Для барокко такими событиями явились Реформация
и Тридцатилетняя война. Так, у Вальтера Беньямина в «Происхождении немецкой барочной
драмы» представление о барокко как о стиле Тридцатилетней войны оказывается расхожей
банальностью, с которой он, однако, почти не спорит173.
Для средневекового человека, которым хотел, но не мог быть английский архитектор
XIX века О. У. Пьюджин, соавтор лондонских Зданий парламента и автор трактата
«Противопоставления» («Contrasts», 1836), историческим событием, изменившим мир
и наше место в нем, было только пришествие Христа. (Пьюджин, как стоило бы заметить,
отказывал в таком статусе даже Реформации: по его убеждению, переход Англии
в протестантизм был вызван не необходимостью, а королевским произволом, поэтому все
можно было бы отыграть назад.) С тех пор понятие исторического события сильно
девальвировалось: мы должны осознавать себя другими каждые несколько лет, в лучшем
случае – каждое новое десятилетие. Обычно этот процесс бывает осмыслен как избавление
от иллюзий – и за последние сто лет это избавление от иллюзий повторялось так часто, что
уже успело всем надоесть. Так, в 1910 году никто (т. е. средний европейский обыватель) не
поверил бы, что через несколько лет культурные европейцы будут увлеченно убивать друг
друга. В 1930‐м тот же европеец счел бы глупостью предположение о том, что развитая
европейская страна начнет систематически уничтожать своих граждан по признаку
этнического происхождения.
С точки зрения исторического пессимиста получается, что воображаемое путешествие

171 Махов А. Е. Якоб Буркхардт – критик истории и историк «духа» // Буркхардт Я. Культура Италии в эпоху
Возрождения. М., 2001. С. 488–489.

172 Там же. С. 489–490.

173 Беньямин В. Происхождение немецкой барочной драмы. М., 2002. С. 37.


68

в прошлое – это путешествие в те времена, когда цивилизация была моложе и «лучше,


кажется, была», т. е. не успела расстаться с идеалистическими заблуждениями молодости.
Ускоренное производство прошлого, о котором говорит немецкий философ Герман Люббе
в книге «В ногу со временем»174, оказывается в таком случае ускоренным производством
лучшего мира, хотя этот мир существует исключительно в нашем воображении.

Существует традиция, использующая условный механизм, сущность которого


заключается в соподчинении и взаимосвязи его частей в качестве метафоры общества
и способов осуществления власти в этом обществе175. Согласно Козеллеку, то, с чем имели
дело историки классической эпохи, было не чередой событий, а механической рутиной,
бесконечным повторением одних и тех же комбинаций, лучше всего поддающихся описанию
через метафору часового механизма, отмеряющего время, но не зависящего от него. Сергей
Хачатуров утверждает, что механизмы, приобретающие все более значительную роль
в культуре, начиная с эпохи барокко, могли быть для новоевропейского человека средством
спасения от мучительного невроза времени. И хотя это умозаключение скорее всего
справедливо, не стоит забывать о двойственной сущности всех этих механизмов: совсем
скоро выяснится, что лекарство оказалось страшнее болезни и механические устройства
станут особой формой жизни, существами, отчасти бессмертными. «Наши механизмы
отрицают время», – такую фразу пишет автоматон Жаке-Дроз176, хранящийся в музее
Невшателя. Габи Вуд разъясняет это утверждение: время находится внутри механизма, т. е.
подчинено ему177. Мы, напротив, заключены внутри времени (заключенного в свою очередь
внутри механизма), которое выстраивает нашу жизнь помимо нашей воли, организуя
последовательность событий.
Событием же par excellence может быть названо то, что меняет если не устройство мира
как таковое, то наши о нем представления и представления о нашем месте в этом мире.
Событие – это катастрофа, опыт которой (или знание о которой) говорит нам
о невозможности поэзии после Аушвица. Наша история оказывается последовательностью
катастроф, частично благих, частично трагических, но неизменно сохраняющих свою
катастрофичность, т. е. радикальным образом изменяющих нашу картину мира.
Красивая метафора механизма, с его вечным вращением и возвращением,
точнее – вечным повторением одних и тех же функций, не объясняет принципиальной
неустойчивости барочного мира (которую чувствовали и описывали совершенно разные
авторы – от Джона Донна до Кирхера). Ближе к сути дела оказывается ньютоновская
небесная механика, в которой Бог нужен для того, чтобы время от времени все
корректировать. Это тоже механизм, но он разлетится на части без вмешательства свыше.
Но вернемся к Александру и Альтдорферу.
По словам Козеллека, Альтдорфера интересуют стратегия полководцев и численность
воинов, но не историческая достоверность их доспехов и оружия. Признаки других эпох
(такие как костюм, язык или архитектура) не имеют значения для средневекового художника,
потому что не имеет значения само течение времени, которое не приносит никаких новых

174 Люббе Г. В ногу со временем. Сокращенное пребывание в настоящем. М., 2016.

175 Mayr О. Authority, Liberty and Automatic Machinery in Early Modern Europe. Baltimore and London, 1986.
Ср. с навязчивым повторением мотива механизма у Беньямина в «Происхождении немецкой барочной драмы».

176 Пьер Жаке-Дроз (1721–1790) – швейцарский часовщик, создатель автоматонов. «Пишущий мальчик»,


«Рисовальщик» и «Музицирующая девушка», созданные в 1768–1774 годах, находятся в Музее искусства
и истории в Невшателе.

177 Wood G. Living Dolls: A Magical History of the Quest for Mechanical Life. London, 2002. P. xvii.
69

комбинаций в исторический процесс. К. С. Льюис в «Отброшенном образе» называет


костюмированную пьесу или фильм важной моделью, определяющей то отчасти
этнографическое восприятие если не истории как таковой, то, по крайней мере, эпизодов из
прошлого, которое сложилось в нашей культуре начиная с XIX века, с эпохи историзма. Тем
не менее эта модель существовала далеко не всегда.

Все средневековые повествования о прошлом страдают одним и тем же


недостатком, – замечает Льюис, – их авторы совсем не чувствуют духа времени.
Для нас прошлое – это, прежде всего прочего, «костюмированная пьеса». Из самых
первых наших книжек с картинками мы узнаем о различии костюмов, оружия,
интерьеров и архитектуры. Мы не припомним в жизни исторического знания более
раннего, чем это. Позднее поверхностная (и часто неточная) характеристика
различных эпох помогает нам гораздо больше, чем может показаться, различать
эпохи куда детальнее. Нам очень трудно представить себя в шкуре людей, для
которых ничего подобного не существовало. А так было и в Средние века, и много
позднее. <…> Там, где игнорировали даже самые очевидные и лежащие на
поверхности различия одного столетия (или тысячелетия) от другого, о более
глубоких различениях темперамента и интеллектуальной атмосферы нечего было
и мечтать. Авторы могли сколько угодно рассказывать, что во времена Артура или
Гектора все было не совсем так, как теперь, – нарисованные картины без труда
опровергали эти заявления. Чосер в мгновенном порыве удивительного прозрения
признается, что в древней Трое язык и процедура ухаживания могли отличаться от
современных ему. Но это не более, чем порыв. <…> Именно это блаженное
неведение давало средневековому резчику или поэту его силу оживлять любой
«исторический» материал, который оказывался в его руках. Оно же спасало от
историцизма. Для нас прошлые эпохи качественно отличны друг от друга. Поэтому
анахронизм не просто ошибка; он раздражает, как диссонанс в музыке или
неприятный запах блюда178.

Однако вряд ли можно сомневаться в том, что анахронизм мог служить определенным
целям, и не только целям модернизации событий Священной истории. Так, Эрвин Панофский
говорит о специфической трактовке, которую получали античные сюжеты у средневековых
художников: «В том случае, когда произведение искусства заимствовало свою тему из
классической поэзии, легенды, истории и мифологии, эта тема неизменно была облечена
в неклассическую и, как правило, современную форму»179. Это явление можно объяснить
незнакомством миниатюристов, рисовавших Энея или Александра Великого, с античной
скульптурой. Но, словно предвосхищая выводы Панофского, тот же мир средневековых
миниатюр (с примесью, возможно, барочных эмблем и аллегорий) воспроизводил в конце
XIX века Эдвард Бёрн-Джонс, изображавший Персея и Андромеду не только
в средневековых одеждах, но и в меланхоличной синевато-лиловой гамме, неизвестной
в античности.

Сатурн, в котором обычно видят олицетворение меланхолии и связанных с ней


глубокомысленных интеллектуальных занятий, в ипостаси отца, поедающего собственных
детей, может служить наилучшей метафорой консерватизма. Выступая как Хронос, он
становится персонификацией времени, но это время отрицает самое себя; впрочем, эта его
роль по некотором размышлении вполне понятна. Как пишет Джеральд Уитроу

178 Льюис К. С. Отброшенный образ // Льюис К. С. Избранные работы по истории культуры. М., 2015.
С. 800–801.

179 Панофский Э. Ренессанс и «ренессансы» в искусстве Запада. СПб., 2006. С. 150.


70

в классической книге «Естественная история времени», человеческая культура, впервые


осознав время и необратимое его течение, приходит к желанию его остановить,
точнее – устранить последствия его движения180. Остановленное время описывает разве что
Льюис Кэрролл в локации Безумного чаепития; причем возникает вопрос, случайно ли он
связывает остановку времени с трапезой и застольной болтовней, а не, допустим,
с библиотекой и учеными занятиями. Однако наиболее удачная трапеза всегда превращается
в симпозиум, особенно это относится к чаепитию. Там же, где встречаются персонажи, столь
колоритные, как Болванщик и Заяц, любой small talk неизбежно перейдет к философическим
рассуждениям.
Сатурн, которого изображают пожирающим собственное потомство, т. е. фактически
свое продолжение, подобен Уроборосу, кусающему свой хвост. Дело не только в том, что
одно обезумевшее чудовище уничтожало самое себя, а другое – своих отпрысков. Важнее то,
что этот чудовищный каннибал был законодателем Золотого века. Впрочем, миф говорит
о том, что Сатурн сначала проглотил своих детей, а потом извергнул их обратно
невредимыми, словно волк – бабушку в окончательной, очищенной от всякой трагической
необратимости версии «Красной шапочки». Но вот вопрос: могли ли греки, рассказывавшие
о том, как Дионис был рожден из бедра Зевса, а Афина – из его головы, строить хоть какие-то
догадки о непостижимой физиологии богов? Вспомним, что эпопея проглатывания на
Сатурне не заканчивается, поскольку сам Зевс проглотил Метиду, мать Афины, оставшуюся
у него внутри как внутренний голос, подобный сократовскому даймонию. Мотив
проглатывания обычно понимают и трактуют как магическую инициацию, но применимо ли
такое объяснение в данном случае? И как изменились братья и сестры Зевса после того, как
побывали в утробе своего коварного родителя? Загадки множатся, не предполагая (пока что)
никаких разгадок.

***

Что мы воспринимаем как загадочное? Прежде всего, наверное, внутренние связи,


проявляющиеся там, где мы отказываемся их видеть; связи, которые можно объявить
проявлением симпатической магии, что позволяет поместить их в классификацию, избежав
объяснения.
Мы уже приводили фрагмент из «Вечного человека» Честертона, где говорится
о таинственной связи большого с малым. Не откажем себе в удовольствии повторить его еще
раз.

Представьте, – говорит Честертон, – что мы читаем: «И когда король погасил


свечу, его корабли погибли далеко у Гебридских островов». Мы не знаем, почему
воображение примет это раньше, чем оттолкнет разум, но что-то очень глубокое
задевают эти слова – смутное ощущение, что большие вещи зависят от маленьких:
темное чувство, что окружающие нас предметы значат гораздо больше, чем мы
думаем, и многое другое. Сила таких поверий подобна силе метафоры 181.

Этот фрагмент, меланхоличный и где-то даже слишком красивый, словно картины


Бёрн-Джонса, заполненные печальными девушками, смотрящими в пустоту, завершается
словом «метафора», т. е. указанием на ключевую категорию барокко. Через некоторое время
мы к ней вернемся.
Неожиданные связи хороши еще своей способностью порождать неожиданные
классификации. Под их влиянием сплошь и рядом возникают границы между важными
категориями (такими, как «живое» и «неживое», «естественное» и «искусственное»),
180 Уитроу Дж. Естественная философия времени. М., 1964. С. 74.

181 Честертон Г. К. Вечный человек // Честертон Г. К. Собр. соч. в 5 т. Т. 5. СПб., 2000. С. 78–79.
71

проведенные наперекор нашим ожиданиям. Для нас будут загадочными представления


о мироздании, заставляющие зрителей видеть в любом «облаке, похожем на кита» не обман
зрения и не случайное стечение обстоятельств, а изображение объекта внешнего мира,
выполненное так, как этот объект представляется человеческому глазу. Можно было бы
предположить, что мир, в котором все взаимосвязано и взаимозависимо, способен подавать
нам знаки и направлять наши действия.

Историк и культуролог Пола Финдлен, специалист по культуре Италии


раннего Нового времени, рассказывает, как унаследованная от Плиния категория
lusus naturæ, игры природы, соединяется с представлением о natura pictrix, т. е.
о природе как о художнике, относящемся к «изображениям, порожденным случаем,
беспорядочным проявлениям способности природы быть одновременно
художником и картиной. Примерами таких шуток природы был наполнен
болонский «Musæum Metallicum» Улисса Альдрованди, где хранились камни,
напоминающие человеческие органы, и камни с изображениями крестов, щитов,
мечей и факелов. Веронский коллекционер Лодовико Москардо, описывая
необычный камень из своей коллекции, всячески подчеркивал его живописные
качества: «В этом камне всякий может видеть, как природа забавляется
с искусством, поскольку в нем заметны линии, образующие очертания деревьев,
домов и сельских пейзажей, словно бы проведенных искусной рукой маститого
художника». С такой точки зрения, lusus оказывался для натуралистов
отдохновением, доступным природе: переключаясь на необычное и удивительное,
она отдыхает от рутины повседневных дел, обращая творение в эстетическую
задачу…182

Эта эстетическая задача окажется замкнутой на себе, если считать изображения,


порожденные природой, всего лишь маргиналиями, игнорирующими возможных зрителей
и не вскрывающими никаких закономерностей устройства и функционирования барочного
мира. Кажется, это не так.
Сделаем шаг в сторону. Можем ли мы с уверенностью сказать, что наш мир,
современный и (согласно Максу Веберу) вполне расколдованный, обладает качеством
связности? Традиционный мир таковым был, как и традиционное общество, все
установления которого прямо ориентировались на принципы мироздания. Вспомнив Фуко,
можно назвать связи такого рода горизонтальными, а не вертикальными, т. е. скорее
логическими, чем историческими или, тем более, эволюционными. Это связи по смежности
и сходству, а не по общности происхождения.
Были ли взаимосвязаны части барочного мира? Эмануэле Тезауро приводит
выразительные риторические примеры, свидетельствующие о том, что все объекты
окружающего нас мира сотворены для нашей пользы и поучения. Но доказывают ли эти
примеры наличие всеобщих связей?
Вот небольшая часть из того, о чем говорит Тезауро:

Невиданную щедрость выказала она [природа], насадив разнообразнейшие


Цветы. Одни полны шипов и колючек, другие нежны и мягки: это потому, что
первые рождены увивать шлем Беллоны, другие созданы, чтоб ласкаясь виться
в косах Венеры. Есть Цветы темные, будто траурные, и есть лучезарные,
белоснежные: это потому, что одни предназначены для надгробий, а другие для
алтарей. Бывает, что цветок полыхает алым огнем, а другие переливаются, меняя
свой цвет: тот любезен пылкому Амуру, эти венчают радужную Ириду 183.

182 Findlen P. Jokes of Nature and Jokes of Knowledge: The Playfulness of Scientific Discourse in Early Modern
Europe // Renaissance Quarterly. Vol. 43. № 2. 1990. P. 297–298.

183 Тезауро Э. Подзорная труба Аристотеля. СПб., 2002. С. 58.


72

Такой мир, истолкованный как язык (или как речь – поскольку эти понятия в то время
не различали), предоставляет нам свободу в установлении новых связей. Нужно только
понять, кто именно находится в положении говорящего, в этом поистине привилегированном
положении.
Поэтому взаимосвязь и взаимная подогнанность деталей барочного мира не исключают
способности любого предмета или существа превратиться во что-то другое. И эта
возможность вовсе не предполагает, что предмет до своей метаморфозы как-то связан с тем,
чем ему назначено стать. Не «роза кивает на девушку, девушка кивает на розу»,
а берниниевская мраморная Дафна на бегу врастает в землю цепкими пальцами ног
и превращается в дерево. Девушка становится лавром (или птицей, коровой, созвездием)
точно так же, как гора Афон делается статуей, изображенной в книге Фишера фон Эрлаха.
Материя едина, поэтому камень способен обернуться плотью, оборачивающейся в свою
очередь корой дерева, но в нем также заключена способность стать светом или тончайшей
вуалью. Все живет, и растет, и изменяется. «Натуралии распределяются по трем царствам
природы: камней, растений, животных. <…> Камни растут. Растения растут и живут.
Животные растут, живут и чувствуют», – уверяет нас Карл Линней184, поскольку его эпоха не
знает различия между живым и неживым. «Вот мрамор-плоть! Смотрите: вот…» Но эта
мраморная плоть тут же распадается на куски, словно декорации сцены падения гигантов
в Палаццо дель Те. Да, и в основе барочного мира – не твердь (это понятие относится скорее
к небесам), а море бушующего огня, в чем однажды убедился Атаназиус Кирхер,
спустившись в жерло просыпающегося Везувия.
Чудовищна ли такая реальность? Можно ли считать этот неустойчивый, текучий,
распадающийся и вновь собирающийся мир чудовищным? Или, напротив, он тщательно
подогнан под человека и расположен к нему, не только удовлетворяя наши материальные
нужды, но и поучая, и просвещая нас?
Будучи постмодернистом, позволительно говорить о том, что чудовищность присуща
самой природе остраняющего барочного видения. Мы видим мир так, как понимаем его.
Но сопереживаем ли мы этому миру? Сопереживает ли Бернини Дафне, превращающейся
в лавр и, наверное, ощущающей, как тело постепенно становится деревом? (Здесь уместно
напомнить, что внимание нашей культуры приковано к категории жуткого – unheimlich,
uncanny, – т. е. к тому, что мы вынуждены примерять на себя. Барокко в отличие от нас
испытывало влечение к чудовищному, другими словами – к тому, от чего мы
отгораживаемся.) Нам сейчас трудно представить, что восприятие подобных метаморфоз, тем
более – метаморфоз, приключающихся с человеческими существами, может быть
исключительно эстетическим, без тени эмпатии. Но остранение не исключает эстетического
удовольствия, и чудовищным можно наслаждаться точно так же, как любой экзотикой.
Петр Дамиани185 в трактате «О божественном всемогуществе» оставил описание
легендарного дерева, рождающего птиц:

Как это некая земля на западе достигла такого достоинства, что от ветвей
древесных птицы рождаются и, будто фрукты, вылупляются одушевленные
и окрыленные плоды? Как передают очевидцы этого зрелища, сначала нечто
дрожащее свешивается с ветки, потом обретает птичий образ и вид; наконец, едва
покрытое перьями, разеванием клюва оно само себя отделяет от дерева, и так
новый обитатель поднебесной прежде научается подергивать хвостом, а уж затем
жить (пер. И. В. Купреевой)186.

184 Линней К. Философия ботаники. М., 1989. С. 9.

185 Петр Дамиани (1007–1072) – католический богослов, кардинал. Канонизирован католической церковью.


Отвергал значимость античной логики и философии для христианства.

186 Цит. по: Воскобойников О. Тысячелетнее царство (300–1300): Очерк христианской культуры Запада.
73

Процитированный фрагмент – не фантастика и не развлекательная сказка, а выражение


одного из фундаментальных принципов средневекового мироустройства.
Такие рассказы, как, возможно, и истории об оживающих статуях, иллюстрируют
философский принцип изобилия, изложенный Артуром Лавджоем в «Великой цепи
бытия»187. Как мы уже отмечали, следствием этого принципа оказывается отсутствие
навсегда определенной границы между растениями и животными, как и вообще между
живым и неживым, она проницаема в обоих направлениях. Мир, видимый в таком свете, не
просто полностью одушевлен, но и способен к творчеству и даже к некоторой рефлексии,
о чем свидетельствуют известные барочным натуралистам примеры lusus naturæ. Честертон
пишет о человеке как об уникальном существе, сознание которого подобно зеркалу.
В «Вечном человеке» он замечает, что мы знаем много изображений оленей, исполненных
древними людьми, но изображения человека, нарисованного оленем, нет, и не может быть188.
В XVII веке, похоже, считали иначе.
Если, как мы могли видеть, барокко приписывает сознание природе в целом, то столь
очевидной для нас границы между разумными и неразумными существами в этой культуре не
существует. Мишель Фуко цитирует швейцарского натуралиста Шарля Бонне (1720–1793),
изображающего в одной из работ некое будущее состояние вселенной, где низшие формы
вследствие сдвига лестницы творения заместят высшие, воспроизведя все мироустройство:
так, «среди обезьян найдутся Ньютоны, и среди бобров – Вобаны»189.
Но картина, нарисованная воображением Бонне, ни в коем случае не подразумевает
эволюции, так как время в ней оказывается лишь средой, а не причиной изменений,
происходящих в мире. Эта среда, как и язык эпохи классицизма, прозрачна и инертна. Время
классической эпохи подобно пространству во всем, в том числе в своей роли сетки
координат.
Привычное же нам понимание времени приписывает ему активную роль: говоря
словами Алейды Ассман, время представляет собой «„двигатель“ определенных „процессов“
или „трансформаций“»190. Такое время, истолкованное как причина прогресса в социуме
и эволюционных изменений в природе, было открыто только в XIX веке. Можно сказать, что
оно само сформировало XIX век, который «от дарвиновской теории эволюции до
реалистического романа был одержим идеей времени как мотора, обеспечивающего
движение и непрерывные перемены»191. «Отныне, – утверждает Ассман, – события не только
происходили внутри этого однородного времени, но и порождались самим этим
временем»192. Время само сделалось событием и ощущается нами как таковое. Тем
непривычнее оказываются миры, где такого времени нет.
Не оказывалась ли там событием и полнотой возможностей сама материя? Как замечает
М., 2015. С. 168.

187 Лавджой А. Великая цепь бытия. М., 2001. С. 55.

188 «…В пещерной тьме природы возникло невиданное – сознание, подобное зеркалу» (Честертон Г. К.


Вечный человек // Честертон Г. К. Собр. соч.: В 5 т. Т. 5. СПб., 2000. С. 24). «[Ученый] залез под землю
и нашел изображение оленя, сделанное человеком. Но как бы глубоко он ни залез, он не найдет изображения
человека, сделанного оленем» (Там же. С. 23).

189 Фуко М. Слова и вещи. СПб., 1994. С. 181. Имеется в виду Себастьен Ле Претр, маркиз де Вобан (1633–
1707) – военный инженер, маршал Франции, строитель множества крепостей.

190 Ассман А. Распалась связь времен? М., 2017. С. 39.

191 Там же. С. 43.

192 Там же. С. 45.


74

Фуко, «если, вместе с Мопертюи, жизнь определяют подвижностью и отношениями


сродства, притягивающими одни элементы к другим <…> то нужно наделить жизнью
наиболее простые частицы материи»193. Можно продолжить эти рассуждения в том духе, что
будь материя полностью неживой и неодушевленной, она распалась бы на составные
части – те самые мельчайшие частицы. Так некогда Эмпедокл говорил о соединении
элементов, влекомых то любовью, то ненавистью.
Но что должен означать Золотой век под властью чудовища Сатурна для того времени,
которое изъяснялось эмблемами и мыслило символами? Можно предположить, что фигура
отца-каннибала в культуре барокко символизировала не современность, но то, что ей
предшествовало. Впрочем, попытка истолкования Сатурна как консервативной силы
слишком отдает позитивизмом, хотя и провоцирует не лишенные интереса размышления об
отсутствии моральной санкции у ancient regime (что, как мы не без удовольствия отметим,
противоречит убеждениям консерваторов, приписывающих именно модерну некую
врожденную безнравственность).
Меланхолии Сатурна-Кроноса посвящена известная книга Эрвина Панофского,
Раймонда Клибанского и Фрица Заксля194. Источник же этой меланхолии называет Фридрих
Георг Юнгер в «Греческих мифах». Согласно Юнгеру, она происходит от невозможности
действия и развития. К этому можно добавить, что, находясь вне поступков и выбора, Сатурн
естественным образом оказывается также и вне нравственности.
Впрочем, некоторые поступки за ним все же числятся.
Рубенс и Гойя изображают Сатурна каннибалом, заживо поедающим своих отпрысков
(и впоследствии подобных каннибальских трапез будет предостаточно). В этом пункте
художники отходят от мифа, описывающего уничтожение потомства как обратимое,
поскольку Сатурн, проглатывая своих детей, парадоксальным образом не убивает их,
а сохраняет внутри себя. Можно сказать, что он инкапсулирует в себе будущее, служа
метафорой традиционного общества, содержащего не ростки, но изолированные частицы
потенциальных возможностей, которые (пока что) не развиваются.
Для того чтобы запустить их развитие, требуется какой-то внешний толчок, который
удобнее всего назвать катастрофой.
Зацикленность барокко на теме катастрофы, причем понимаемой не как событие, а как
длительное состояние, поистине замечательна. На основании соответствующей образности
мы можем сделать вывод о произошедшем в то время открытии современности, практически
аналогичной бодлеровской. При этом из всего, созданного в то время, буквальными
и непосредственными откликами на события Тридцатилетней войны оказываются только
роман Гриммельсгаузена «Симплициссимус» и гравюры Жака Калло, в частности,
знаменитое «Дерево повешенных».
«Кто выдумал, что мирные пейзажи / Не могут быть ареной катастроф?» – спрашивал
в начале ХХ века Михаил Кузмин. Барокко же мирных пейзажей попросту не знает,
а катастрофа для этой культуры оказывается синонимом модернизации, если не жизни
вообще. Также синонимами модернизации становятся трансформации всего во все (подобные
той, которую претерпела берниниевская Дафна, на бегу прирастающая к земле)
и изображения мира, лишенного прочного основания (подобные иллюстрациям к сочинениям
Кирхера).
Трансформация Дафны необратима, как необратимо все то, что случается
в человеческой жизни, с ее линейным развитием. Сатурн-Кронос, напротив, не знает иного
движения, кроме циклического, его стихия – вечное возвращение, неотличимое от
193 Фуко М. Указ. соч. С. 190. Пьер Луи Моро де Мопертюи (1698–1759) – французский математик
и естествоиспытатель. Речь идет о работе Мопертюи «Essai sur la formation de corps organisés» (Paris; Berlin,
1754).

194 Klibansky R., Panofsky E., Saxl F. Saturn and Melancholy. Studies in the History of Natural Philosophy Religion
and Art. London, 1964.
75

неподвижности.

Неподвижность Кроноса, – говорит Юнгер, – заключается в движении,


которое неизменно и однообразно повторяется, согласно предначертанным путям.
Кронос движется, но ничего не совершает. В Зевсе же совершается движение195.

И далее:

Ход человеческой жизни [в век Сатурна] связан с титаническим порядком.


Жизнь едина с ним и течение ее никак от этого порядка не отделяется. Течение
жизни – это течение времени, года, дня. Приливы и отливы сменяют друг друга,
небесные светила совершают свое движение. Становление никогда не
прекращается. Кронос властвует над круговоротом стихии, и все возвращается,
повторяется, уподобляется самому себе196.
Здесь [в Золотом веке] нет развития, нет прогресса, нет никакого изменения,
запечатлеваемого памятью и воспоминанием; здесь присутствует лишь
периодическое повторение поколений, возвращающихся назад и погружающихся
в неизвестность. От них до нас ничего не доходит; они увядают, как трава,
и опадают, как листья деревьев. Здесь человек еще не имеет судьбы… 197,

поскольку (это уже мы продолжаем рассуждение от своего имени) он един с природой


и даже смерть его естественна и не семиотизирована, но подобна увяданию осенней листвы.
Этот мир бессловесен, как и его обитатели.
Такое единство с миром имеет свои преимущества – продолжает Юнгер, – поскольку
«в царствование Кроноса человек живет в безопасности, в защищенности, которую он
утрачивает во время царствования богов и которая вспоминается ему как утрата. Он
вспоминает о ней и при этом забывает, в чем ее суть»198. Суть же этой защищенности
заключается в полном психологическом отождествлении древнего человека с миром и (как
следствие) в отсутствии индивидуальности, происходящей от сознания своей отдельности, от
противостояния миру с его круговращением.
Наша индивидуальность, обособленность от других человеческих существ, способна
быть источником наивысшего наслаждения, но вместе с тем и наивысшего страдания. Однако
изображенный Юнгером мир не антропоцентричен, как мир классики, – напротив,
человеческое измерение в нем отсутствует, да и в самом человеке тех времен человеческое
самосознание, вместе с мыслью и эмоциями, еще дремлет.
Можно утверждать, что Роберт Фладд (1574–1637), английский мистик эпохи барокко,
описывая в книге «Моисеева философия» то, что он считает темным божественным началом
(как уточняет излагающий его взгляды Артур Лавджой, это «начало потенциальности или
начало темноты»199, и такая параллель сама по себе очень интересна), имеет в виду Сатурна
и трактует его меланхолию как печаль, вызванную сознанием своего творческого бесплодия.
По словам Фладда,

…свойством темного Ничто, бездонного зияния, является от природы


пребывать в покое, а не действовать или влиять на что-либо; и основание этому его

195 Юнгер Ф. Г. Греческие мифы. СПб., 2006. С. 24.

196 Там же. С. 114.

197 Там же. С. 115.

198 Там же. С. 117.

199 Лавджой А. Великая цепь бытия. М., 2001. С. 98.


76

стремление сосредотачиваться в центре, где нет движения и действия, а не


стремить себя вовне, как это привычно Духу света, или же Богу в его волении,
или же природе. Из-за этого начало темноты оказывается по естественной
склонности покоящимся и недвижимым, а свойство это порождает или вызывает
неотъемлемую от него силу, сиречь холод, а тот является главным борцом
с нападками своей противоположности, сиречь жара, чьи признаки суть движение
и действие… Так что пока он не будет пробужден и взбудоражен нападками жара,
он не движется, но кажется отпрыском своей сонной матери. Тьмы и отсутствия,
которая покоится и спит в центре и поэтому не желает выходить вовне200.

Как поясняет эти высказывания Лавджой,

аспект дьявольского-в-божественном оказывается атрибутом


самотождественности и самозамкнутости, проявляющихся в склонности вещей
стремиться к неподвижному центру бытия; это и есть та «разобщающая,
рождающая ненависть и приносящая лишения страсть, что привносится тьмой
и безобразностью в порождения света и жизни и во все их прекрасные плоды»201.

Темное начало проявляет себя не только в неподвижности, но и в бесчувственности


«равнодушной природы», неспособной к изменению, к развитию. Сатурн, проглатывающий
своих детей, не ведает эмпатии, но природа в ней и не нуждается, иначе эта эмпатия была бы
направлена на самое себя. Поэтому бегство в природу и разотождествление – невозможная
и страшная вещь.

***

Разговор о Сатурне по противоположности переходит в разговор о постбарочной


современности, в которой положение и само существование человека не обеспечено ничем,
помимо непрерывной готовности его подтверждать и поддерживать. Наша жизнь
представляет собой постоянно повторяющееся усилие, писал Мераб Мамардашвили
в «Лекциях по античной философии». Там же, где мы были слиты с природой, никакого
усилия не требуется, можно только существовать в текущем моменте, т. е. вне времени, вне
памяти и рефлексии. Для нас это не вполне жизнь, но именно так, согласно Ницше
(«О пользе и вреде истории для жизни»), существуют животные – без памяти, полностью
поглощенные мгновением.
Современный мир состоит из процессов, а не из объектов, и эти процессы,
в большинстве своем, линейны, а не цикличны. Возможно, выделение объектов из вечного
круговорота взаимоперетекающих сущностей, осуществленное древнейшими мыслителями
на заре времен, было интеллектуальной революцией, масштаб которой нам трудно оценить.
Продолжая разговор о Золотом веке, Фридрих Георг Юнгер, естественно, не может не
заговорить о счастье.

Каким же было счастье, которым люди наслаждались в ту пору, – спрашивает


он, – и почему воспоминание о ней так дорого им? Чтобы понять это, нам надо
обратиться к собственному опыту… Когда мы сидим у какого-нибудь ручья или на
берегу реки и смотрим на непрестанно текущую воду, когда прислушиваемся
к нескончаемому монотонному журчанию и шуму, тогда это движение убаюкивает
нас, нас как бы укачивает стихия, лишенная времени и судьбы, и это сообщается
нам в каждом движении воды, в ее голосе. На берегу моря такое ощущение

200 Fludd R. Mosaicall Philosophy: Grounded upon the Essentiall Truth or Eternal Sapience. London, 1659. P. 53–
54. Цит. по: Лавджой А. С. 99.

201 Там же. С. 99–100.


77

оказывается самым сильным. Оно появляется и тогда, когда мы смотрим на


пламя… Мы не можем отвести глаз от движения стихии, а она как будто
расплывается, застывает и становится похожей на сновидение. Глядя на такое
движение, человек не просто отдыхает: оно вовлекает его, заставляя войти в себя.
Он утрачивает свою индивидуальность, сознание, память… Человеку больше не
надо быть начеку, не надо опасаться и быть расчетливым; он может предаться
этому миру, не имеющему истории, и, отдавшись ему целиком, он чувствует
счастье от этого. Но откуда идет этот мир? Только из круговорота, возвращения202.

Нетрудно заметить, что такое счастье требует отказа от себя, растворения


в стихии – и неважно, природная ли это стихия или же социальная. Рассказывая
о мифической архаике, Юнгер подводит нас к разговору о ХХ веке.
Поколению олимпийских богов предшествовали титаны, примечательные прежде всего
своим падением, которое столь ярко изобразил Джулио Романо в Палаццо дель Те.
Как олицетворения текучих стихий титаны не знают границы и формы,
следовательно – не знают личности и имени.
Как стихии, подчиняющиеся вечному круговороту, они не знают случая и события, т. е.
истории и памяти.
Согласно Юнгеру, основная черта титанов – в том, что они, будучи персонификациями
природных стихий, были чужды человеческой соразмерности и потому оказываются странно
современными, едва ли не футуристичными.
В главе о взаимоотношениях титанов и людей Юнгер напоминает нам о том, что «рыбак
и мореход, отваживающийся пуститься в путь по воде, находится в титанической стихии,
и то же самое на земле происходит с пастухом, охотником и земледельцем»203. Эта фраза
требует развернутого комментария. Действительно, мы до сих пор воспринимаем море как
стихию par excellence, опасную и непредсказуемую. Так Александр Блок, прочитав в газете
о гибели «Титаника» (какое пророческое название, если вдуматься), написал в своем
дневнике знаменитое «жив еще океан» – и последнее слово хочется начать с заглавной буквы,
как имя греческого титана.
Вода, не дающая нашим ногам опоры, опасна сама по себе. Земля же, несмотря на свою
твердость, все равно находится во власти божеств, хотя и несоизмеримых с человеком, но
все же накладывающих на него свой отпечаток.

Человек приобретает титаническую сущность, – говорит Юнгер, – утрачивая


меру в своем волеизъявлении… Титанизм человека заявляет о себе там, где жизнь
понимается как только трудовая, а мир – как мир труда; титанизм проявляется
в громадных замыслах и усилиях, которые превосходят всякую меру и терпят крах
самым жалким образом, когда иссякают последние силы 204.

Высказывания Юнгера, как и рассуждения Беньямина в «Происхождении немецкой


барочной драмы», производят впечатление разговора о современности – точнее, об их
современности, о 1930‐х годах, когда искусство ар-деко, сталкиваясь с грандиозностью
и бесчеловечностью модернистских замыслов, пыталось их смягчить.
Иллюстрацией к словам Юнгера могли бы послужить графические листы «Нового
города» Антонио Сант’Элиа (1914) – безлюдные пространства, заполненные огромными,
истинно титаническими зданиями, часть из которых имеет ступенчатую форму,
напоминающую вавилонские зиккураты. Исследователи не говорят о том, кто, по мысли

202 Юнгер Ф. Г. Указ. соч. С. 116.

203 Там же. С. 112–113.

204 Там же. С. 122.


78

Сант’Элиа, должен был возвести все эти постройки, хотя ответ очевиден. Единственным
строителем подобных футуристических городов может быть деспотическое государство,
утверждающее то, что оно понимает под величием, на презрении к отдельному человеку, на
несоразмерности с ним.
В истинном же величии, продолжает свои рассуждения Юнгер, «есть постижение
соразмерности; оно утверждается только благодаря мере. Там, где этой меры нет, не может
быть никакого величия, там нечего измерять»205. На принципах меры и пропорции, формы
и границы основана вся греческая цивилизация, недаром Шпенглер упрекал греков
в непонимании бесконечности, столь важной для фаустовской, барочной и романтической
культуры Нового времени. Однако бесконечность опасна тем, что в ней легко раствориться
и исчезнуть.
Что же касается Золотого века, то мы не располагаем никакими подтверждениями его
реальности. Любые логические доказательства в его пользу могут быть лишь производными
от доказательства бытия Бога, принадлежащего Ансельму Кентерберийскому. Если есть Бог
как наибольшее из того, что можно помыслить, должно быть и состояние абсолютного
счастья.

***

Выше мы уже говорили, что модернизм XIX–XX веков относится к модерну времен


Декарта и Локка как эллинизм к греческой классике, теперь уточним это замечание. Можно
видеть, что модернизм ставит под сомнение все то, что Новое время было склонно считать
своими достижениями: антропоцентризм, рационализм, либерализм, идею прогресса. Если
в эпоху барокко только рождавшийся антропоцентрический мир был слишком новым и еще
непрочным, то в эпоху ар-деко он оказался подвергнут серьезному испытанию, от которого,
кажется, так и не оправился до сих пор.
Согласно концепции Джессики Рискин, американского историка науки и специалиста
по автоматонам XVIII века, граница живого и неживого (или естественного и искусственного,
природного и рукотворного и т. д.), не определенная в эпоху барокко и Просвещения, снова
начала размываться в начале 1950‐х годов206. Эту перемену в картине мира можно отнести на
счет достижений генетики и кибернетики, однако художники эпохи ар-деко почувствовали
грядущие изменения намного раньше.
В мифологии, по крайней мере в сюжетах, относящихся ко времени после Золотого
века, преодоление границы между живым и неживым осуществляется как эпифания,
непосредственное проявление творящей силы божества. Естественный порядок вещей
нарушает не только ожившая статуя Пигмалиона, но и обратная метаморфоза,
приключившаяся с бездушной Анаксаретой, превращенной в камень.

Отчего в меланхолических пейзажах так много статуй? Отчего после


1912 года, когда Джорджо де Кирико подал пример, в живописи начала века
появилось так много грандиозных меланхолических сцен? –

таким вопросом задается Жан Старобинский в статье «Взгляд статуй».

Эти полотна… – продолжает он, – наследники жанра vanitas в современном


искусстве. Как правило, действие их происходит в городе, но это город в руинах
или необитаемый. Архитектор, возведший эти аркады, умер. Больше здесь ничего
строить не будут. <…> Статуи Кирико царят среди почти безлюдных декораций, где
прохожие редки и не встречаются друг с другом. Магритт пытается совершить

205 Юнгер Ф. Г. Указ. соч. С. 123.

206 Riskin J. Eighteenth-Century Wetware // Representations. Vol. 83. № 1. 2003. P. 97–125.


79

иронический экзорцизм, наделяя свои статуи способностью к левитации под


невесомым небом (в живописи веса не существует)207.

Стоит ли говорить, что с барочной точки зрения такая левитирующая статуя будет
овеществленной метафорой – каменной, но тем не менее парящей, словно невесомое облако,
и поэтому вдвойне чуждой своему непостоянному воздушному окружению, похожему то на
кита, то на ласточку.

Подобно архитектурным сооружениям, – продолжает Старобинский, – она


в своей законченности (или незаконченности, поврежденности) контрастирует со
всем, что в окружающем ее мире принадлежит к бренной жизни. Если рядом с ней
изображены живые фигуры, она определяет или изменяет их статус: оттого
персонажи, окружающие статую, начинают играть навязанные им роли <…>.
Главное же, образующийся при этом контраст камня и плоти неизбежно наводит на
мысль о жизни, смерти и жизни после смерти. Легко предположить, что, изображая
меланхолическую статую, художник демонстрирует собственное превращение
в камень или старается его предотвратить 208.

Однако контраст плоти и металла, согласно Роже Кайуа, вызывает другие


ассоциации – садистско-эротического толка.
Такие сюжеты интуитивно понятны, но истолковать их трудно, хотя в живописи они
повторялись с завидным постоянством едва ли не до середины ХХ века, приобретая при этом
все более китчевый характер (как у Рафаэля Делорма, например). В книге «В глубь
фантастического» Кайуа упоминает, например, довольно банальную картину Джона Эверетта
Миллеса «Странствующий рыцарь», но не говорит о странном, буквально
протосюрреалистическом, «Персеевском цикле» Эдварда Бёрн-Джонса, где мотив
противопоставления тела и металла многократно повторяется и варьируется, достигая
кульминации в «Скале судьбы».
Роже Кайуа предполагает, что

контраст между обнаженной плотью и доспехами используется слишком


часто, разнообразно и настойчиво, чтобы принять его за случайность <…> …
белизна плоти и темный металл, гибкость нагого тела, охотно подчеркиваемая
художником, и неумолимая жесткость панциря с его шарнирными сочленениями.
Без сомнения, в этом контрасте заключен источник как бы естественных,
неизбежных эмоций, проявляющихся независимо от иллюстрируемой истории.
Андре Пьейр де Мандьярг209, описывая дворец Скифанойя в Ферраре, <…>
рассказывает, что в большом зале на втором этаже происходили непристойные
турниры, в которых сражались как раз обнаженные девушки с рыцарями
в доспехах. Если слухи правдивы, странная игра… убеждает меня в том, что
фантазм еще глубже, чем я себе представлял210.

Впрочем, металл меланхоличного Сатурна – вовсе не железо, а тусклый и безрадостный


свинец, из которого алхимики тщетно пытаются получить золото. Говорят, что адепты
высшей, духовной алхимии заинтересованы лишь в самосовершенствовании. Правда это или
нет – нам не узнать, но Беньямин замечает, что тайные искусства (и алхимия в их числе)

207 Старобинский Ж. Взгляд статуй // Старобинский Ж. Чернила меланхолии. С. 453.

208 Там же. С. 454.

209 Андре Пьейр де Мандьярг (1909–1991) – французский писатель-сюрреалист.

210 Кайуа Р. В глубь фантастического. СПб., 2006. С. 72.


80

неизменно ведут к разочарованию и одиночеству.


Иронически всех рыцарей, упомянутых выше, можно изобразить железными людьми
Железного века. В этом не было бы ничего удивительного, так Псевдо-Аполлодор
предположительно называет андроида Талоса, охранявшего перенесенную на Крит Европу,
выжившим представителем расы Бронзового века:

Выплыв в открытое море, аргонавты не могли пристать к острову Криту, так


как им мешал сделать это Талос. О нем рассказывают, что он принадлежал
к медному поколению, другие же сообщают, что его подарил Миносу Гефест. Талос
был человек из меди, но иные говорят, что это был бык211.

Бык, напоминающий о Зевсе, нас только запутывает, ведь в роли стража запретного
острова он не столь эффективен, как закованный в латы гигант. Но и гиганты тоже
оказываются уязвимы.
В итоге Медея побеждает Талоса – возможно, с помощью яда или магии, а может быть,
пользуясь только своей красотой.
Судьба Медеи хорошо известна, но и другие женщины, владеющие темными
искусствами, не были счастливы. Цирцея остается одна среди моряков, превращенных
в свиней. Прозерпина, несмотря на все тайные знания, принесенные из царства Аида, не
может вернуться домой и вынуждена подчиниться циклическим ритмам природы, становясь,
возможно, олицетворением самой меланхолии.

VII. Арена катастроф

Кто выдумал, что мирные пейзажи


Не могут быть ареной катастроф?

Михаил Кузмин

Кажется, Ларс фон Триер был неправ: планета-двойник, столкновения которой с Землей
ожидают долго и печально, должна называться не Меланхолией, а Ностальгией. Меланхолия,
насколько мы ее знаем, представляет собой языковую и визуальную практику, для которой
необходима дистанция, становящаяся из инструмента основным предметом рефлексии.
Ностальгия же тактильна, она стремится эту дистанцию преодолеть, хотя бы мысленно.
Поэтому апофеоз тактильности – полное слияние и взаимное уничтожение, quod erad
demonstrandum.
Тем не менее сама идея показать катастрофу не в трагически-барочном ключе, в духе
падения титанов, и даже не в виде безумного гиньоля, а как завершение длительного
процесса угасания, интересна и неожиданна. Выходит, что катастрофа может быть не только
и не столько событием, сколько состоянием, причем состоянием изрядной длительности. То,
что делает фон Триер, оказывается совмещением bang и whimper, точнее – подстановкой
одного на место другого. Мир не разлетается на твердые ранящие нас куски, а словно
истаивает в воздухе, и это очень интересно, более того – симптоматично и глубокомысленно.
Но мы сейчас говорим не об этом.
Такая катастрофа – медленная и настолько затянутая, что ожидание не разряжается
паникой, но перерастает в тоску и депрессию, – могла бы заинтересовать Бёрн-Джонса тем

211 Аполлодор. Мифологическая библиотека. Кн. I. Гл. 9. 26: 138–139.


81

более, что посткатастрофические сюжеты были ему знакомы, взять хотя бы «Любовь среди
руин». Правда, есть опасность, что он сделал бы из нее псевдомонументальную
композицию – такую, как «Смерть Артура в Авалоне». Статистки меланхолично заламывают
руки, мудрецы столь же меланхолично своими руками разводят. Вот, собственно, и все.
Правда, прилагается еще меланхолический колорит – то ли сиренево-синий, то ли
коричневато-карминовый, но приглушенный. Бронзу и золото добавить по вкусу.
Прерафаэлиты стремились показать не процесс, а состояние (другой вопрос, насколько
им это удавалось и насколько эти состояния прочитываются). В случае Бёрн-Джонса это
стремление подпитывалось интересом, который он испытывал к жанру классической
аллегории или барочной эмблемы.
Полотно Бёрн-Джонса «Король Кофетуа и нищенка» (1884), находящееся в лондонской
галерее Тейт, – едва ли не самое известное его произведение, хотя эта известность обманчива
и не означает понимания. Не лишним будет напомнить, что картина основана на
стихотворении Альфреда Теннисона, который, в свою очередь, опирался на балладу XVI века
(она несколько раз упоминается у Шекспира). Сюжет баллады и картины таков: Кофетуа,
король некоей африканской страны, был равнодушен к женщинам, пока не увидел
прекрасную нищенку, в которую незамедлительно влюбился. Они поженились и жили долго
и счастливо.
Викторианские художники, не принадлежавшие к прерафаэлитскому кругу и в силу
этого разделявшие все предрассудки конвенциональной живописи, например Эдмунд Блэр
Лейтон или Дэниел Маклиз, трактовали сюжет «Короля Кофетуа» совершенно иначе. У них
взаимоотношения героев обозначены ясно, даже прямолинейно, и вполне прозрачны для
зрителя, получающего именно то, чего он ожидал: так, на картине Лейтона король
протягивает девушке корону, а она смущенно смотрит на него, прикладывая руку к сердцу.
Ничего подобного не происходит у Бёрн-Джонса: хотя король там тоже смотрит на девушку,
но взгляды персонажей не встречаются, поскольку девушка изображена с отсутствующим
видом и глядящей куда-то в пространство. Аллегория вмешивается в драматический сюжет
и замещает его.
Несмотря на то что многие композиции Бёрн-Джонса прямо или косвенно восходят
к барочному жанру эмблемы, особой симпатии к этому стилю он не питал. Известна его
остроумная карикатура, изображающая «Кофетуа» в манере Рубенса: характерные массивные
фигуры с преувеличенными округлостями поставлены в театральные позы и снабжены
псевдоантичными атрибутами. Видимо, художник воспринимал экзальтированное и, как
было принято говорить в советское время, «полнокровное» рубенсовское барокко как
абсолютную противоположность своему стилю.
Однако аллегории он создавал постоянно. Композиции таких картин, как «Зеркало
Венеры», «Мельница» или «Sponsa di Libano», темны и загадочны. Существующее в двух
вариантах «Колесо Фортуны», напротив, вполне прозрачно, новой в нем оказывается лишь
меланхолия: сама Фортуна здесь вовсе не трикстер, не олицетворение всемогущего
и непредсказуемого случая, а лишь смиренная служанка непреложного фатума.
И все-таки самая фундаментальная из аллегорий – не Фортуна, а vanitas, напоминание
о скоротечности жизни и плотских удовольствий (впрочем, интеллектуальные удовольствия
ничуть не менее скоротечны). Натюрмортов с черепами у Бёрн-Джонса, кажется, нет, как нет
и красавиц перед зеркалом (в отличие от Россетти, изображавшего их постоянно
и в разнообразных видах). Тем не менее к этому жанру можно отнести очень многие
произведения нашего героя.
В викторианской культуре жанр vanitas, можно сказать, процветал, приобретая порой
весьма причудливые формы. Викторианские авторы испытывали какое-то странное
наслаждение, воображая и изображая привычный им мир в виде обломков давно погибшей
цивилизации, далекой словно Египет или Атлантида. Из книги в книгу кочевала
символическая фигура новозеландского путешественника, обозревающего руины мертвого
Лондона.
82

Очерк насыщенной литературной жизни этого персонажа приводит Майкл Брайт


в книге «Cities Built to Music». По его словам, новозеландец происходил

из комментариев Маколея к «Истории папства» Ранке, опубликованных


в 1840 году в «Edinburgh Review», где говорилось, что католическая церковь может
дожить до того часа, когда «некий путешественник, прибывший из Новой
Зеландии, остановится среди безмолвия, чтобы, забравшись на одну из
разрушенных арок Лондонского моста, зарисовать руины собора Св. Павла». Хотя
Маколей мог позаимствовать этот образ из письма, написанного Хорасом Уолполом
сэру Хорасу Манну в 1774 году, в дальнейшем его приписали самому Маколею
и стали использовать как символ конца английской цивилизации. Гюстав Доре
изобразил этого новозеландца на одной из гравюр своего альбома «Лондон.
Паломничество» (1872), а Энтони Троллоп дал название «Новозеландец» книге,
написанной им в 1855–1856 годах, хотя и не увидевшей света до 1972212.

В новозеландце можно увидеть далекое и слабое предвосхищение героя «Машины


времени» Герберта Уэллса (1898): только там путешественник во времени будучи
современником повествователя переносится в эпоху упадка и вырождения человечества,
а в конце своего путешествия наблюдает умирающую Землю.
Было бы интересно выяснить, когда в литературе и искусстве появляется тема будущего
как заката нынешней цивилизации. «Все пройдет» – общее место средневекового
философствования, подобное представлению о transitio imperiæ, т. е. о переходе цивилизации
и власти над миром от одних народов к другим. Но рассуждений о гибели последней
цивилизации в Средние века еще не было. Не появляются ли они вместе с романтизмом
и осознанием истории как глубины времен, как бездны прошлого и бездны будущего, на
грани которых мы находимся? Хотя здесь уместно было бы вспомнить общеизвестные вещи,
такие, как сентименталистский (и романтический) культ руин, а также фальшивые парковые
руины, пользовавшиеся популярностью в конце XVIII века; стоит также отметить вполне
ощутимую смысловую дистанцию между созданием имитации античных развалин
и представлением современных сооружений в руинированном виде.
Можно предположить, что изображение новых (причем значительных) сооружений
в виде руин говорит о восприятии будущего как неизбежных decline and fall. Похоже, что
именно такая концепция судьбы народов и культур стоит за картиной Юбера Робера,
изображающей Большую галерею Лувра в развалинах (1796).
В небольшой заметке, напечатанной в 1938 году в «Журнале Института Варбурга»,
английский историк искусства Эдгар Винд предлагает говорить о руинах как о своеобразной
утопии, точнее – как об удвоении (раздвоении?) перспективы, позволяющем представить
современников древними, а новое старым, т. е. состоявшимся и обогатившимся всей
полнотой возможных смыслов:

На странном рисунке из Музея Соуна, впервые опубликованном Джоном


Саммерсоном, большое хранилище Банка Англии, соуновский шедевр, изображено
его собственным рисовальщиком (и, без сомнения, по его собственному заказу)
в разрушенном состоянии – так, что оно имеет вид классической руины…
Предвосхищая ситуацию, которую нормально было бы счесть «посмертной»,
[Соун] стремился добавить значительности своей постройке 213.

Дальше Винд говорит о том, что Эдмунд Берк, если бы видел этот рисунок, мог
проиллюстрировать им одно из своих излюбленных рассуждений, и цитирует пассаж, где
идет речь о разрушении Лондона:
212 Bright M. Cities Built to Music. Aesthetic Theories of the Victorian Gothic Revival. Columbus, 1984. P. 17.

213 Wind E. Two Notes on the Cult of Ruins // Journal of the Warburg Institute. Vol. 1. № 3. 1938. P. 259–260.
83

Мы испытываем восторг, видя то, что мы не только бы не хотели сделать, но,


напротив, желали бы от всего сердца, чтобы оно не совершилось. Я думаю, что ни
один человек не будет до такой степени порочен, чтобы испытывать желание
увидеть нашу благородную столицу, гордость Англии и Европы, уничтоженной
пожаром или землетрясением, хотя бы он сам был удален на самое большое
расстояние от опасности. Но положим, что такое роковое событие
произошло, – какое огромное число людей со всех концов устремится посмотреть
на развалины, и среди них много будет таких, которые никогда не видели Лондон
в расцвете его славы и вполне бы довольствовались этим214.

Обыкновенно руины воспринимаются в культуре как своеобразная машина по


производству памяти. Если руины вдруг становятся утопией, а Винд предлагает нам именно
такую точку зрения, они оказываются заняты производством чего-то другого – например,
прогнозов и ожиданий. В таком случае руинированное состояние новых построек
воспринимается как желательное для них и одновременно – как придающее их
современникам высоко ценимый статус древних, уравнивающий их с теми, кого принято
считать мудрыми предками и родоначальниками цивилизации.
Описания руин в поэзии романтизма интересны как раз подобным удвоением
перспективы, позволяющей читателю ощутить себя и современником повествователя,
и современником великих строителей древности. Вот только статус великих предков здесь
часто оказывается под вопросом. Хрестоматийный пример такого текста представляет собой
сонет Перси Биши Шелли «Озимандия» (1818):

И сохранил слова обломок изваянья:


«Я – Озимандия, я – мощный царь царей!
Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времен, всех стран и всех морей!»

Кругом нет ничего… Глубокое молчанье…


Пустыня мертвая… И небеса над ней…

(Пер. К. Д. Бальмонта)
Стоит отметить, что история создания этого сонета не менее увлекательна, чем история
знаменитых посиделок на вилле Диодати холодным летом 1816 года, подаривших
человечеству такие тексты, как «Франкенштейн» Мэри Шелли и «Вампир» Джона
Полидори215. Стихотворение Шелли, так же, как упомянутые произведения, появляется на
свет в результате некоего творческого соперничества; одновременно с Шелли сонет на ту же
тему пишет его друг, забытый ныне литератор Хорас Смит. Несмотря на то, что сонет Смита,
как утверждает переводчица Анна Золотарева, не имеет самостоятельной ценности и сейчас
его принято вспоминать исключительно в связи с сонетом Шелли, он примечателен хотя бы
тем, что напрямую вводит тему будущих руин Лондона:

В песках Египта, в полной тишине,


Стоит нога гигантская, лишь тень
Ее в пустыне длится каждый день.

214 Берк Э. Философское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного. М., 1979.
С. 80.

215 Джон Полидори (1795–1821) – личный врач Дж. Г. Байрона, писатель-дилетант. Готическая повесть


«Вампир» (опубл. в 1819) положила начало «вампирской» традиции в литературе. Сестра Полидори Фрэнсис
была матерью Д. Г. Россетти.
84

«Я – Озимандий, – молвит камень, – мне
Подвластно все, и чудо этих стен
Я создал сам!» – Но лишь нога – зане
Великий город обратился в тлен –
Вся память об исчезнувшей стране.
Вот так охотник (мысль встревожит нас)
Гоня в пустыне волка в знойный час,
Где Лондон цвел, как чудо из чудес,
На груде глыб задержит зоркий глаз,
Подумав: что за город прежде здесь
Великий был и почему исчез?216

Можно предположить, что из двух участников соревнования, далеко не равных по


своему масштабу, более значительный скажет именно то, что намерен сказать он сам, в то
время как через его менее талантливого визави будет говорить культура. Так и есть: Шелли
удерживается от аналогий с современностью, подобных тем, что вызвали к жизни образ
новозеландца. Менее талантливый Смит, напротив, разворачивает параллель «мы и они»
в полном масштабе.
Несколько позже к теме будущего как руин современности обращается Жерар де
Нерваль. В стихотворении «Собор Парижской Богоматери» (из цикла «Оделетты», 1832) он
трактует тот же мотив как физическую утрату религиозной и культурной святыни, не
приводящую, однако, к тому забвению, о котором писал Шелли:

Собор великий стар. Хоть наш Париж моложе,


Он, может быть, его переживет. Но всё же,
Когда пройдут века – ну десять сотен лет, –
Сильней окажется их сумрачная сила,
Железные его свирепо скрутит жилы,
И каменную плоть изгложет, и скелет.
И будут приходить к развалинам Собора
Всех стран паломники. Потом роман Виктора
Прочтут в который раз, и вот предстанет им
Вся мощь и царственность старинной базилики,
Как предок предстает прославленный, великий
В мечтанье иль во сне праправнукам своим!217

(Пер. Н. Я. Рыковой)
Нерваль говорит о преходящем характере материальной культуры и, одновременно,
о сохранении культурной преемственности, которая прочнее любых строительных
материалов. Возможность физического уничтожения собора не означает стирания памяти
о нем, просто тексты, изображающие величие Нотр-Дам станут для наших далеких потомков
тем же, что для нас – описания Афин времен Сократа.

Вещи увеличивают энтропию, – утверждает Вадим Руднев, – тексты


увеличивают информацию… Время жизни текста в культуре значительно больше
времени жизни любого предмета реальности, так как любой предмет реальности
живет в положительном энтропийном времени, то есть с достоверностью
разрушается… Текст с течением времени, наоборот, стремится обрасти все

216 Шелли П. Б., Смит Х. Два сонета об одном царе царей / Пер. с англ. и вступл. А. Золотаревой // Новый
мир. № 4. 2016. С. 136.

217 Нерваль Ж. де. Дочери огня. Л., 1985. С. 393.


85

большим количеством информации218.

И что для нас самое главное,

текст не умирает в пределах создавшей его культуры прежде всего потому,


что он не равен своей материальной сущности… Текст лишь тогда умирает, когда
его перестают читать, то есть он перестает давать культуре новую информацию219.

Так же и физически отсутствующий предмет (например, архитектурное сооружение)


может сохраняться как текст, имеющий важную культурную функцию, примером чего могут
служить Семь чудес света, из которых до Нового времени сохранились лишь пирамиды. Тем
не менее эти исчезнувшие постройки продолжают свое существование как тексты, в чем
можно убедиться, хотя бы заглянув в «Википедию». Но если сейчас они присутствуют где-то
в популярных компендиумах и в школьных учебниках, то эпоха барокко, напрямую
соотносившая себя с древностью и любившая всяческие реконструкции, вспоминала о них
намного чаще. Так, первый раздел известной книги Фишера фон Эрлаха 220 содержит
реконструированные изображения Колосса Родосского, Александрийского маяка,
Иерусалимского храма и других памятников древности, не дошедших до нас или, как статуя
на Афоне, прославляющая Александра Македонского, никогда не существовавших. Точнее,
все-таки существовавших и даже продолжающих свое существование, но лишь в сочинениях
древних авторов, которые постоянно переиздаются и обрастают все новыми и новыми
комментариями. Попытки же реконструкции Иерусалимского храма породили
интереснейшую традицию умозрительной архитектуры, существующей на самой грани
филологии221.
В эпоху ар-деко мотив будущих руин снова актуализируется, хотя и в новом
виде – более жестком и драматичном. Странным образом эти новые руины не внушают ни
умиротворения, ни меланхолии. Здесь не работает даже берковская схема, соединяющая
созерцание приятной ужасности катастрофы с переживанием собственной безопасности
и комфорта. Стоит ли напоминать, что в эпоху ар-деко, в эпоху двух мировых войн, именно
зритель теряет свое привилегированное когда-то положение – теперь он оказывается если не
среди жертв, то, во всяком случае, среди непосредственных свидетелей крушения и гибели
чего-то бесконечно значительного и важного, оставляющего после себя не только физически
ощутимые развалины, но и чувство разверзшейся в мироздании пустоты.
Любопытно, что первые образцы подобного стиля или подобного мироощущения
появляются еще в конце XIX века, подтверждая мысли Вельфлина и Беньямина о близости
барокко к самому позднему изводу романтизма.
Так, поздний романтик Редьярд Киплинг, приходившийся племянником Эдварду
Бёрн-Джонсу, с которого мы начали свой рассказ, к бриллиантовому юбилею царствования
Виктории (1897) написал стихотворение «Отпустительная молитва», которое, насколько
можно судить по свидетельству, приведенному в книге Пенелопы Фицджеральд222, испугало
его самого:

Исчезнет наш могучий флот,

218 Руднев В. Прочь от реальности: Исследования по философии текста. М., 2000. С. 15–18.

219 Руднев В. Прочь от реальности. С. 19–20.

220 Johann Bernhard Fischer von Erlach. Entwurff einer historischen Architectur. Leipzig, 1725.

221 См.: Rykwert J. Adam’s House in Paradise. N. Y., 1972.

222 Fitzgerald P. Edward Burne-Jones. Stroud, 2003. P. 281.


86

Огни замрут береговые,


И наша слава упадет,
Как пали Тир и Ниневия.

(Пер. Н. К. Чуковского)
В романе Честертона «Перелетный кабак» (1914) эти строки цитирует исламофил лорд
Айвивуд, находящийся на вершине славы и могущества и фактически правящий Англией.
Хотя Айвивуд, как пишет Честертон, пользовался славой самого красивого человека
в Англии, это была бесцветная и холодная красота беломраморной статуи. Даже тогда, когда
он произносил свои ораторские пассажи, столь же классические и безупречные, «двигались
только губы, лицо оставалось мертвым»223. И все его поступки производят такое же
впечатление мертвенности и холода, заставляя нас видеть в нем некий мужской аналог
Снежной королевы. Любопытно, что автор не только подчеркивает мертвенный характер
внешности Айвивуда, но и заставляет положительную героиню подозревать его в слепоте,
а это – характеристика хтонического персонажа.
Итак, живой мертвец, ненавидящий общение и веселье, обозначает свое появление
монологом, в котором предсказывает гибель Британской империи, если не всей европейской
культуры (какую роль он при этом отводит самому себе и как ислам сочетается, а может
быть, и отождествляется со смертью – другой разговор). Естественно, у Честертона всё
кончается хорошо, но мы сейчас не об этом. Далеко не случайно, что в фокусе нашего
внимания оказывается не просто смерть, а типичный случай decline and fall, т. е. опасность
гибели, не только угрожающей всем без исключения акторам, но и всех их, безотносительно
избранной стороны, уравнивающей.
Как утверждает Вадим Михайлин224, предназначение героя в греческих мифах
тождественно его гибели, которая означает не только свершение индивидуальной судьбы
и приобретение индивидуальной славы, но и прибавление родовой фортуны.
На основании этого можно было бы сказать, что судьба империи осуществляется в ее
гибели, тем более если империя основана на чистом материализме, без метафизического
измерения. Все то, что держится лишь на вере в силу государства и оружия, уже несет в себе
семена своего уничтожения.
В дальнейшем эпоха ар-деко демонстрирует многочисленные примеры проникновения
темы decline and fall на место классической vanitas и достижения ею поистине барочных
масштабов.
Общеизвестны истории о любви диктаторов ХХ века к различного рода руинам.
Муссолини был увлечен раскапыванием римских руин, создавая для них эффектное
одиночество, ради чего приходилось сносить целые кварталы. У Гитлера древних руин не
было, но он желал, чтобы новые постройки становились со временем столь же благородными
руинами, как Акрополь или римские форумы. Он внушал Шпееру 225 мысль об эстетической
порочности стальных и бетонных конструкций, пусть даже скрытых каменной облицовкой.
Здания Третьего рейха, по его словам, надлежало строить полностью из натуральных
материалов, чтобы они могли оставаться прекрасными и тогда, когда безжалостное время
обнажит их внутренности.

223 Честертон Г. К. Перелетный кабак // Честертон Г. К. Собр. соч.: В 5 т. Т. 2. СПб., 2000. С. 156.

224 Михайлин В. Тропа звериных слов: Пространственно ориентированные культурные коды


в индоевропейской традиции. М., 2005.

225 Альберт Шпеер (1905–1981) – немецкий архитектор-неоклассицист и государственный деятель Третьего


рейха, личный архитектор Гитлера, министр вооружений и боеприпасов (1942–1945). Автор здания Новой
рейхсканцелярии и неосуществленного проекта реконструкции Берлина. На Нюрнбергском процессе признан
виновным в использовании принудительного труда заключенных и приговорен к тюремному заключению
сроком на двадцать лет.
87

Любопытно, что уже после войны (1948) Николай Заболоцкий, подданный другого
диктатора, пишет стихотворение «Город в степи», в котором изображение сталинской
архитектуры оказывается исполненным буквально по заветам Шелли, т. е. как описание
памятников неведомой древности, разрушаемых стихиями:

Кто, чародей, в необозримом поле


Воздвиг потомству эти города?
Кто выстроил пролеты колоннад,
Кто вылепил гирлянды на фронтонах,
Кто средь степей разбил испепеленных
Фонтанами взрывающийся сад?
А ветер стонет, свищет и гудит,
Рвет вымпела, над башнями играя,
И изваянье Ленина стоит,
В седые степи руку простирая.

Кирилл Кобрин заметил, что в мире руин разговоры о подлинности не имеют смысла.
Это действительно так, иначе пришлось бы спрашивать, как долго данная руина существует
в качестве руины. Тем не менее Парфенон сейчас выглядит лучше, чем после злополучного
взрыва, а многие древнеегипетские памятники можно собрать заново из камней, лежащих
недалеко от тех мест, куда их поместила воля архитектора.
Если цель руин – вызывать в зрителе определенное состояние, которое мы называем
меланхолией, то фальшивые руины справятся с этим не хуже подлинных (а может быть, даже
лучше, поскольку художественная имитация почти наверняка окажется более выразительной,
чем случайный продукт естественного хода времени).
Эти рассуждения имеют и второй уровень: история в мире руин оказывается
невозможной. Речь не идет об исторической науке, хотя и она в таких условиях неизбежно
отменяется; но даже самая элементарная комбинация причин и следствий оказывается под
вопросом там, где все уже свершилось, где исчерпан потенциал decline and fall как упадка
и разрушения (они же в другом переводе – крушение и гибель).
Но и в отсутствие понятия подлинности история решительно невозможна, поскольку
с одним меланхолическим чувством дистанции ей не выжить.
Если меланхолия, выражающаяся в эстетизации дистанции, не ведает разницы между
подлинником и подделкой, то и разница между плохим и хорошим искусством для нее
несущественна. Точно так же, заявляя, что все предметы материального мира – лишь тени
идей, мы должны сделать вывод о том, что качества этих предметов несущественны по
сравнению с их принципиально фантомным характером.
Михаил Ямпольский в книге «Наблюдатель» показывает, как Франсуа Рене де
Шатобриан, поднимавшийся на Везувий и посвятивший этому восхождению раздел своей
книги о путешествии в Италию, изображает формы застывшей лавы (т. е. следы
вулканической катастрофы), отождествляя их с архитектурными деталями и скульптурой226.
Возникновение таких узнаваемых объектов странным образом противоположно знакомым
и ожидаемым процессам руинирования, поскольку не культурные объекты, разрушаясь,
возвращаются в природу, а природа, создавая нечто новое, при этом подражает искусству.
Вот как описывает Шатобриан свои странные находки:

Куски гранита, вырванные и исковерканные действием огня, свернулись по


краям подобно пальмам или акантовым листьям. Вулканическая материя, остыв на
живых камнях, вокруг которых она текла, то там, то сям образует розетки,
жирандоли, ленты; она также изображает растительные и животные формы,

226 Ямпольский М. Наблюдатель. Очерки истории видения. СПб., 2012. С. 108.


88

а также разнообразные рисунки, обнаруживаемые в агатах. На одной голубоватой


глыбе я заметил великолепно вылепленного лебедя из белой лавы… 227

Интересно, что Ямпольский обходит своим вниманием упоминание «рисунков,


обнаруживаемых в агатах», которое неожиданно отсылает нас к неоднократно
упоминавшейся нами барочной концепции lusus naturæ – игры и изобразительной
способности природы, существующей буквально на грани интеллектуальной рефлексии228.
Согласно Ямпольскому, намерения Шатобриана в процитированном тексте прямо
противоположны намерениям авторов фантазий о руинах Лондона.

Постепенно, – пишет Ямпольский, – неописуемый и ужасающий хаос


преобразуется во фрагменты руин, в некую упорядоченную коллекцию античного
искусства, которая пробуждают память. Из памяти всплывают всё более
умиротворенные и одушевленные подобия, в конце увенчанные идиллической
птицей, спящей на тихих водах. Руины, памятники у Шатобриана
обыкновенно – знаки вторжения памяти в созерцаемую картину, которая
постепенно вытесняется из поля зрения 229.

Память выступает здесь не только как культурный багаж или коллекция образов
античности, но и как важнейшая интеллектуальная способность, ответственная за
восстановление гармонии (пускай только умозрительное), способная обращать ход времени
вспять и, таким образом, противоположная меланхолии. Индивидуальная память для
Шатобриана оказывается квинтэссенцией культуры, противостоящей тому, что мы сейчас
назвали бы энтропией.
Обладателя такой памяти можно уподобить Богу, который conservat omnia. Он
противоположен борхесовскому Фунесу, поскольку обладает развитым интеллектом и не
отождествляется со своим воспоминанием, но способен поместить его в некую историческую
перспективу. К тому же он – не пассивный наблюдатель, как протагонист у Шелли,
а активный исследователь и реконструктор истории.
Поэтому, когда Ямпольский переходит в своем повествовании к зрелищу катастрофы
(в первую очередь – извержения вулкана) как к театру, это не должно нас удивлять своей
кажущейся неожиданностью. Для нас театральное зрелище принципиально повторимо
(т. е. обратимо во времени) и не нарушает физической безопасности зрителя – и в этом
заключаются его основные отличия от единичного природного явления. Видимо, для людей
XVIII века были значимы какие-то другие характеристики театра, возможно – сложность
механических устройств, производящих сценические эффекты, и символическая аналогия
театра с мирозданием.

В середине XVIII века… вулканы начинают все более устойчиво


ассоциироваться с театральным зрелищем. В 1749 году французский архитектор
Эннемонд Петито создал для Филиппа Пармского «машину» – то есть специальное
временное архитектурное сооружение, предназначенное для фейерверков, чтобы
отпраздновать открытие театра в Геркулануме. Машина была построена в виде
круглого сооружения, имитирующего амфитеатр, и по сути дела ее фейерверки
связывали театр Геркуланума с извержением Везувия, погребшего его под слоем
пепла. Двумя годами позже Франческо Пречиадо построил «машину», уже

227 Chateaubriand F.-R. de. Voyages en Amérique, en Italie au Mont Blanc. Paris, 1873. P. 344. Цит. по:
Ямпольский М. Указ. соч. С. 108.

228 Findlen P. Jokes of Nature and Jokes of Knowledge: The Playfulness of Scientific Discourse in Early Modern
Europe // Renaissance Quarterly. Vol. 43. № 2. 1990. P. 292–331.

229 Ямпольский М. Указ. соч. С. 109.


89

непосредственно изображавшую извержение Везувия и гибель Плиния Старшего230.

И далее: «К концу XVIII века сравнение Везувия с театром и фейерверком становится


общим местом»231.
Возможно, эти рассуждения позволят нам сформулировать различие между
романтизмом и августианством XVIII века как одной из частных форм культуры
Просвещения. Можно заметить, что там, где говорят об извержении Везувия как о театре, нет
чувства необратимости перемены, нет того, что мы называем историей, да и подлинной
меланхолии тоже, пожалуй, не может быть.
Чтобы окончательно отложить в сторону книгу Ямпольского, процитируем еще один
фрагмент, позволяющий связать в единое целое Берка и Шатобриана как наследников одной
почтенной традиции.
Речь идет о классическом топосе восприятия катастрофы, предполагающем не столько
отсутствие эмпатии, сколько сознательный отказ от нее. По словам Ямпольского, он был
сформулирован Лукрецием в начале второй книги «О природе вещей»:

Сладко, когда на просторах морских разыгрываются ветры,


С твердой земли наблюдать за бедою, постигшей другого,
Не потому, что для нас чьи-либо муки приятны,
Но потому, что себя вне опасности чувствовать сладко.
Сладко смотреть на войска на поле сраженья в жестокой
Битве, когда самому не грозит никакая опасность.

(II, 1–6. Пер. Ф. А. Петровского)


«Эта дистанцированная позиция наблюдателя, – замечает Ямпольский, – возможна
у Лукреция и Эпикура прежде всего потому, что в хаосе катастрофы природа творит новые
гармонические формы»232. Формы, добавим от себя, которые вполне способны быть не только
чисто природными, но и культурными, как об этом писал Шатобриан. По-видимому, таким
способом (и такой ценой) могла воплотиться идея о происхождении архитектуры
непосредственно из природы, занимавшая многих авторов XVIII века233.
Но если архитектура возникает в природе, не будучи отделена от нее непреодолимой
гранью, то и в ее возвращении в природу нет ничего трагического, и руины печальны не
более, чем осенние листья. Поэтому языческий мудрец, с высоты своей атараксии следящий
за круговоротом природных циклов, безмятежен и холоден. Взаимное перетекание природы
и культуры (а также живых и мертвых и даже людей и животных), наблюдавшееся теми, кто
не видел в них противоположности, не оставляет места ни для исторической рефлексии, ни
для исторического пессимизма.

Распадающаяся геометрия руин возвращается в природу. Знак, созданный человеком,


перестает отличаться от места.
Руина – след того, что прошло и умерло. В классической архитектуре, по словам
Григория Ревзина,
230 Ямпольский М. Указ. соч. С. 110. Приводится ссылка на: Rykwert J. The First Moderns. The Architects of the
Eighteenth Century. Cambridge, Mass; London, 1980. Р. 362.

231 Там же. С. 112.

232 Там же. С. 119.

233 См.: Rykwert J. Adam’s House in Paradise. N. Y., 1972.


90

здание, выстроенное на месте разрушенного, в некотором смысле становится


местом для памяти, заново вмещает то содержание, которое в нем было…
Архитектура для классики является не предметом памяти, но местом для нее.
Но в неких исключительных случаях необходимо сохранить именно память об
архитектуре. Тогда остаются руины… Память и место для памяти меняются
местами, архитектура оставляет свое место пустым для того, чтобы было куда
поместить память о ней234.

В статье «Почему от WTC не осталось руин?», выдержку из которой мы привели,


Ревзин начинает свое рассуждение с искусства памяти – но память модерна нуждается
в текстах, а не в мнемонических местах, о которых писала Фрэнсис Йейтс235. Книга не просто
убила здание, как об этом говорил священник у Гюго, текст в определенном смысле заместил
собой физический мир.
Поэтому совершенно неважно, что постройки из металла и стекла, разрушаясь,
превращаются в неэстетичный мусор – скорее следовало бы сказать, что они
самоустраняются, но самым значительным из них культура позволяет жить дальше в качестве
текстов.
Как писал американский философ Маршалл Берман, «быть модерным – значит быть
частью вселенной, в которой, как сказал Маркс, „все твердое растворяется в воздухе“»236.
Процитированная Берманом фраза (в оригинале – «all that is solid melts into air») происходит
из английского текста «Манифеста коммунистической партии», в русском же переводе ее
почему-то нет.
Руины в таком случае символизируют связь с распадающейся на части традицией
и соответствуют фразе Джона Донна из поэмы «Первая годовщина»:

‘Tis all in pieces, all coherence gone,


All just supply and all relation.

(The First Anniversary. 213–214)

На атомы Вселенная крошится,


Все связи рвутся, все в куски дробится.

(Пер. О. Б. Румера)


Видимо, так чуткие наблюдатели воспринимали первую фазу модернизации.
Хочется сказать, что в нашем мире, т. е. в мире modernité, присутствия традиции не
ощущается вовсе. Даже в эпоху ар-деко традиционное мироощущение не совсем исчезло, но
только распалось на части, из которых словно из кубиков можно было собирать
всевозможные комбинации.
Эту картину позволительно истолковать в мрачном ключе – как очередное
воспроизведение космогонии Эмпедокла, где разрозненные члены разных существ плавают
в некоем первичном бульоне, жаждая соединения с себе подобными. Но буквальная
трактовка может быть даже интереснее: так, великий архитектор Фрэнк Ллойд Райт в детстве
играл в кубики Фребеля, которые, судя по всему, сформировали его пространственное
мышление. Во всяком случае, такое утверждение делает Чарльз Дженкс в книге

234 Ревзин Г. Почему от WTC не осталось руин? // Проект классика. VI. MMIII.
(http://projectclassica.ru/v_o/06_2003/06_2003_o_01b.htm)

235 Йейтс Ф. Искусство памяти. СПб., 1997.

236 Берман М. Все твердое растворяется в воздухе: Опыт модерности. М., 2020. С. 18.
91

«Современные течения в архитектуре»237.


И все-таки уже тогда, во времена расцвета ар-деко и зарождения модернизма, Честертон
в своих «Охотничьих рассказах» (1925), очередной экстравагантной то ли сатире, то ли
утопии, критиковал современный мир за то, что он «плотен, но не прочен. В нем нет ничего,
что в нем хвалят или порицают, – ни неумолимости, ни напора, ни силы. Это не камень,
а глина, вернее – грязь»238.
Естественно, что на смену глине приходят металл и стекло. Честертон, умерший
14 июля 1936 года, не был свидетелем того, как лондонский Хрустальный дворец погиб
в пламени пожара 30 ноября того же года.

***

Современную прозрачную архитектуру, начавшуюся именно с Хрустального дворца,


можно считать архитектурой воздуха едва ли не в большей степени, чем архитектурой света.
Хотя тема воздуха в архитектуре далеко не очевидна, но она постоянно присутствует где-то
на заднем плане рассуждений о современности. Уже появление сферических форм
в архитектурных проектах Этьена-Луи Булле и Клода-Николя Леду, вряд ли осуществимых
в технологиях того времени, исследователи связывают с впечатлением от воздушных
шаров239. Что же касается Хрустального дворца 1851 года, то он воспринимался
современниками буквально как вырезанный в толще воздуха.
Складывается впечатление, что тот образный ряд, который мы считаем естественным
и очевидным для стекла – все то, что связано с представлением о невидимой преграде,
музейной или магазинной витрине и т. д., и то, что мы намерены здесь отчасти
рассмотреть, – с Хрустальным дворцом еще не ассоциировался. Похоже, посетители
Всемирной выставки воспринимали Хрустальный дворец преимущественно изнутри
и видели в нем прежде всего объем, но не оболочку, тем более – не прозрачный экран,
который мы прежде всего замечаем в стеклянных фасадах мисианских небоскребов или
Фарнсуорт-Хауса.
Отметим еще, что связь стеклянных зданий с символикой света тоже далеко не
очевидна – хотя бы потому, что противопоставление света и тьмы относится к числу
основных архетипов человеческого сознания, а стекло, в достаточной мере прозрачное,
появилось сравнительно недавно. В книге «Дворцы химеры» Анна Корндорф пишет о тех
средствах – и эти средства были по большей части символическими, – которые художники
барочного театра использовали, чтобы изобразить чертоги Аполлона, проникнутые светом240.
Вальтер Беньямин в «Париже, столице XIX столетия» приводит красноречивую цитату
о том, что для людей середины XIX века идея роскоши и новые металлостеклянные
конструкции были тождественны.

Как говорит «Иллюстрированный путеводитель по Парижу», «эти пассажи,


новейшее изобретение в области промышленной роскоши, представляют собой
облицованные мрамором коридоры со стеклянными крышами, пронизывающие

237 Jencks С. Modern Movements in Architecture. Harmondsworth, 1986. P. 125–126.

238 Честертон Г. К. Удивительное учение профессора Грина // Честертон Г. К. Собр. соч.: В 5 т. Т. 4. СПб.,
2000. С. 213.

239 Rosenau H. The Sphere as an Element in the Montgolfier Monuments // The Art Bulletin. Vol. 50. № 1. 1968.
P. 65–66.

240 Корндорф А. С. Дворцы химеры. Иллюзорная архитектура и политические аллюзии придворной сцены.
М., 2011.
92

целые кварталы…»241

В процитированной Беньямином фразе стеклянные крыши и мраморная облицовка


перечисляются буквально через запятую, и это не случайно, так как представление о роскоши
напрямую связывается с оранжереей через образ райского сада.
Анализируя совокупность перетекающих друг в друга символических смыслов,
которые оранжереи приобретали в культуре XVIII и XIX веков, Михаил Ямпольский говорит,
в частности, о причудливом соединении старых и новых утопий:

Триумф индустриальной технологии здесь соединялся с утопической


социальной программой. Речь шла о демонстрации возможностей промышленного
преобразования мира, сотворения новой искусственной природы. Человек
приравнивался демиургу, а оранжерея выступала в функции искусственного рая.
Отсюда изобилие в оранжереях XVIII века экзотической тропической
растительности… Первоначально «природа» оформлялась в оранжереях по типу
райских, аркадических садов, копировавшихся с соответствующей живописной
иконографии. 11 октября 1814 года в зимнем саду императорского дворца в Вене
(архитектор Н. И. Иакин) был дан прием для участников венского конгресса.
Пространство сада было сплошь покрыто цветущими деревьями и цветами, среди
которых располагались статуи. С искусственной скалы низвергался водопад.
Цветы, статуи и водопад – типичные приметы живописной Аркадии. А само
приглашение участников мирного конгресса в этот эмблематический рай, вероятно,
имело символический характер242.

Ямпольский, следуя Беньямину, отмечает, что и природа (точнее – выделенные


фрагменты природы) в это время преобразуется в подобие жилища: в качестве примера
такого преобразования Беньямин называет бал, состоявшийся в английском посольстве
в Париже в 1839 году:

«Сад, – рассказывает свидетель, – был покрыт тентом и походил на гостиную.


Но что это была за гостиная! Заполненные цветами ароматные клумбы
превратились в гигантские jardinières, посыпанные гравием дорожки исчезли под
роскошными коврами, а на месте чугунных скамеек мы обнаружили диваны,
покрытые камчатной тканью и шелком; на круглом столе лежали книги и альбомы.
Издалека в этот колоссальный будуар доносились звуки оркестра» 243.

Стоит отметить и противоположную тенденцию – превращение интерьера в подобие


природного ландшафта, причем опять-таки с явными отсылками к райскому саду.
О комнатных растениях и о любви викторианцев к миниатюрным теплицам для
папоротников и орхидей, каковые в один прекрасный момент были вытеснены из гостиных
аквариумами, сказано много. Можно вспомнить и о том, что именно в викторианские
времена морские раковины перекочевывают из музеев и кабинетов редкостей на книжные
и каминные полки244. Однако интереснее всего в этом контексте выглядит совершенно явная
параллель между природой, превращенной в интерьер, и историей, выступающей в том же
качестве. Как заметил Роберто Калассо (и мы уже приводили эту цитату в четвертой главе

241 Benjamin W. Paris, the Capital of the Nineteenth Century <Expose of 1935> // Benjamin W. The Arcades Project.
Cambridge, Massachusetts and London, 2002. P. 3.

242 Ямпольский М. Указ. соч. С. 128.

243 Benjamin W. The Interior, The Trace // Benjamin W. The Arcades Project. P. 220.

244 Olalquiaga C. The Artificial Kingdom. Minneapolis, 2002.


93

настоящей книги), к середине XIX века «история превратилась в последовательность


датированных сцен, распределенных по разным помещениям одного дома» 245. Получается,
что две внешние силы, две могучие стихии, детерминирующие человеческое сознание,
оказываются, хотя бы на время, безопасными и прирученными. Или, по крайней мере,
такими выглядят.
На этом фоне модернистская критика безудержной орнаментации, характерной для
викторианской архитектуры и мебели, приобретает новые оттенки и прочитывается как
желание освободиться не столько от визуальной избыточности, сколько от исторической
и биологической обусловленности, поскольку воспроизведение природных и исторических
форм с определенного момента начинает восприниматься не как господство над ними, а как
подчинение им. Так, бельгийский архитектор и дизайнер Анри Ван де Вельде, один из
пионеров стиля ар нуво, писал в 1901 году, что обитатели типичного интерьера второй
половины XIX века «сидели на предметах, уснащенных всякой всячиной – деревьями,
зверями, плодами, обнаженными мужскими и женскими фигурами, – и напоминавшими
скорее нарисованное ребенком изображение рая, чем кресло» 246. Почти через три поколения
эхо этих слов отозвалось в «Системе вещей» Бодрийяра, но смысл высказывания поменялся
на противоположный: по Бодрийяру, старинная вещь, помещенная в современный
функционалистский интерьер, выступает не только как гетеротопия (Бодрийяр этим
термином не пользуется), но и как отсылка к мифу о творении, т. е. (в рамках культур,
сформированных авраамическими религиями) – о райском саде и грехопадении247. И это
однозначно хорошо.
Интересно, что немногочисленные опыты ар нуво в жанре стеклянного здания связаны
скорее с витражами и их образностью, нежели с викторианскими оранжереями. Последние
в свою очередь ассоциируются с музейными (и магазинными) витринами, а через них – со
стеклянными колпаками, накрывавшими в викторианском интерьере чучела и другие хрупкие
и пачкающиеся предметы, и с лабораторной / алхимической стеклянной посудой, внутри
которой творится что-то эффектное и загадочное.
Загадочна также двойственность стекла: оно одновременно теплое и холодное,
животворящее и умерщвляющее (музеефицирующее или попросту мертвое). Ансельм, герой
«Золотого горшка» Э. Т. А. Гофмана, попав под стекло, кажется, остается живым – но точно
так же можно счесть живыми персонажей из иллюстраций барочных анатомических
трактатов или анатомические препараты Фредерика Рюйша 248, снабженные
сентиментальными атрибутами жизни вроде кружевных воротничков и манжет.
Из текста Ямпольского непонятно, каким образом осуществляется переход от
стекла-жизни к стеклу-смерти. Можно предположить, что нездешняя флора оранжереи
в отсутствие рая начинает восприниматься как механическое извращение, т. е. как зло.
Образ оранжереи в культуре XIX столетия эволюционирует (или, скорее, деградирует)
от имитации райского сада к его профанации, чтобы к концу века сделаться одним из
символов декаданса – каким оранжерея выступает, например, у Ж.-К. Гюисманса в романе
«Наоборот» (1884). Представление о воссозданном Эдеме тоже со временем вырождается
и начинает связываться не с демиургическими претензиями, а скорее с наркотическими
грезами, как в «Искусственном рае» Бодлера (1860).

245 Calasso R. La Folie Baudelaire. N. Y., 2012. P. 161.

246 Ван де Вельде А. Возрождение современного прикладного искусства // Мастера архитектуры об


архитектуре. М., 1972. С. 87.

247 Бодрийяр Ж. Система вещей. М., 2001. С. 85.

248 Фредерик Рюйш (1638–1731) – голландский анатом и ботаник. Разработал новый способ консервации
анатомических препаратов, сохранявший мелкие структуры тканей организма. Часть анатомической коллекции
Рюйша, приобретенная Петром I, выставлена в петербургской Кунсткамере.
94

Гофман в «Золотом горшке» описывает зимний сад в доме таинственного архивариуса


Линдгорста как портал, ведущий в иной мир, хотя и не слишком похожий на христианский
рай, но все-таки более яркий и подлинный, чем мир немецких филистеров. Этот зимний сад
служит одной из гетеротопий, определяющих сюжет повести. Позднее в творчестве
символистов оранжерея, продолжая быть гетеротопией, приобретает зловещий характер,
связанный с ощущением искусственности (если не противоестественности) тепличной
флоры, с ее странными, словно придуманными, формами и резкими цветами: здесь можно
вспомнить ту смесь отвращения и восторга, с которой дез Эссент в «Наоборот» Гюисманса
разглядывает тропические бромелиевые. Оранжерея становится топосом смерти или
извращенной псевдожизни, подобной той даме-скелету с огромными накрашенными губами,
которую Мервин Пик249 изобразил на одной из иллюстраций к «Старому мореходу»
Кольриджа (1943). И еще заметим, что к моменту появления массовой стеклянной
архитектуры вся эта проблематика стекла как жизни и смерти была уже хорошо разработана.
Ямпольский приводит многочисленные цитаты из текстов немецких романтиков
и модернистов, от Новалиса до Пауля Шеербарта, воспринимавших стекло как растущую
субстанцию, кристаллическую, но обладающую свойствами субстанции органической250.
Для членов экспрессионистской группы «Стеклянная цепь», основанной Бруно Таутом
(в нее входили Вальтер Гропиус, Герман Финстерлин, Ганс Шарун, Венцель Хаблик и другие
интересные личности), стекло становится парадоксальной метафорой роста. С одной
стороны, образ растущего стекла представляется уникальным и вряд ли поддающимся
переводу на рациональный язык, с другой – в нем можно видеть преломление традиции,
помещавшей стекло в условное пространство, находящееся где-то между жизнью и смертью.
Новым, отсутствующим в традиции элементом здесь становится непривычно активная роль
стекла, перестающего быть инертной оболочкой и приобретающего свойства того, что эта
оболочка призвана защищать.
Стихотворение Мандельштама «Веницейской жизни, мрачной и бесплодной…» (1920)
наполнено метафорикой стекла, преподнесенной в неожиданном ключе. С первых же слов
задается тема старости, мертвенности и искусственности. Само стекло дважды называется
дряхлым, но при этом оказывается голубым. Первый раз это происходит в начале
стихотворения:

Вот она глядит с улыбкою холодной


В голубое дряхлое стекло.

Затем повторяется в середине:

Воздух твой граненый. В спальне тают горы


Голубого дряхлого стекла.

Слово «горы» применительно к стеклу вызывает ассоциации скорее с непрозрачным


и бесформенным снегом, нежели со льдом (впрочем, тающий снег всегда грязен и жалок).
Странен в этом контексте и голубой цвет, холодный, светлый и в общем-то молодой, т. е.
никак не соотносящийся с нашими представлениями о дряхлости и упадке, да и на самом
стекле время особых следов не оставляет, поскольку оно не ржавеет и не выцветает.
Противоположностью же к этому странному стеклу, оплывающему, видимо, не только от
возраста, но и от тепла, оказывается «граненый» воздух – то ли режущий, то ли отражающий,
249 Мервин Пик (1911–1968) – английский писатель и художник. Автор фантастической трилогии
«Горменгаст» (1946–1959). Иллюстрировал произведения Л. Кэрролла, Р. Л. Стивенсона, С. Т. Кольриджа,
О. Бальзака и собственные книги.

250 Пауль Шеербарт (1863–1915) – немецкий писатель-фантаст. О его влиянии на «Стеклянную цепь» см.:
Ямпольский М. Указ. соч. С. 167–194.
95

но безусловно твердый и тоже проявляющий некую малопонятную активность. Возможно,


это именно тот воздух, из которого был вырезан (алмазом, не иначе) Хрустальный дворец.
И мы опять возвращаемся к архитектуре.
Можно сказать, что символическое развитие стеклянной архитектуры происходит
в направлении от оранжереи (XIX в.) к дворцу Снежной королевы (ХХ в.). Превращается ли
стекло в каком-то смысле в лед (и лед – в стекло)? Кажется, да. Впрочем, образ
андерсеновской Снежной королевы, со всем ее магическим арсеналом, слишком сложен,
чтобы мы сейчас пытались его анализировать. Точно так же нам придется пройти мимо
сложного символизма зеркала, отбирающего человеческие чувства, но дающего взамен
что-то иное.
Некоторые утверждают, что Кай становится великим художником, утратив эмпатию.
Не вдаваясь в рассуждения о психологической состоятельности этой картины, скажем, что
персонаж, подобный Каю с осколком зеркала в глазу, считается одним из величайших
архитекторов ХХ века. Разумеется, это Людвиг Мис ван дер Роэ.
Но что остается Каю, лишившемуся эмпатии? Чистая логика? Математически
выведенные законы прекрасного? В рассуждениях о нематериальном характере истинной
(читай – идеальной) архитектуры присутствует странный оккультный оттенок, ведь впервые
эта тема возникает у елизаветинского математика и мага Джона Ди в предисловии
к английскому переводу «Начал» Евклида (1570).
Ди пересказывает первые разделы «Десяти книг о зодчестве» Леона Баттиста Альберти
и делает к своему пересказу многозначительное примечание:

Мы благодарим вас, господин Баттиста, за то, что вы так точно представили


и описали математическое совершенство вашего искусства, состоящее
в определенном умозрительном порядке, размерах, форме, облике и симметрии,
отделенных от всех природных, осязаемых вещей251.

Архитектура же Миса не столько имматериальна, как те чистые формы, которые, по


мысли Ди, создает архитектор, сколько графична, точнее – ее стальные части графичны,
а стеклянные в полной мере обладают свойствами экрана, т. е. прозрачной преграды.
Опять же, мы вынуждены сказать, что происхождение стеклянной архитектуры Миса
нам неясно. Стеклянный павильон Бруно Таута, построенный для выставки Немецкого
Веркбунда в Кёльне (1914), хотя и напоминал по форме брамантовский Темпьетто, но был
генетически связан с эстетикой ар нуво и представлял собой некий объемный витраж, а не
прозрачную оранжерею и тем более не мисианский хрустальный ларец. Однако переход от
причудливых фантазий «Стеклянной цепи» к изящной и холодной в высшей степени
имперсональной архитектуре Миса произошел за считанные годы.
Более того, эта архитектура была очень быстро осмыслена в сугубо положительном
ключе.
Николаус Певзнер, уехавший из нацистской Германии и обосновавшийся в Англии,
пишет в 1936 году следующие строки, заставляющие нас теряться в догадках относительно
истинных убеждений людей 30‐х годов и их отношения к режимам тотального принуждения:

Может быть, теплые и непосредственные чувства великих людей прошлого


уже отжили свое; теперь же художник, будучи представителем нашего столетия,
должен быть холоден, поскольку он выражает век, холодный, как сталь и стекло,
век, самая строгость (precision) которого оставляет меньше места для
самовыражения, чем было когда-либо ранее.
Но великий творческий разум найдет свой путь даже во времена всесильного
коллективного действия, даже в формах нового стиля ХХ века, который как

251 Выдержка об архитектуре из математического предисловия Джона Ди к английскому переводу «Начал»


Евклида // Йейтс Ф. Театр мира. М., 2019. С. 412–413.
96

подлинный стиль, противостоящий преходящей моде, должен быть


тоталитарным… В XIII веке линии архитектуры, сколь угодно функциональные,
служили единой художественной цели, указывая направление к небу… нынешние
стеклянные стены прозрачны и лишены таинственности, стальная рама тверда и не
зависит от потусторонних спекуляций. Именно эту творческую энергию нашего
мира, где мы живем и работаем и которым стремимся овладеть (master), мира науки
и техники, скорости и опасности, тяжкой борьбы и отсутствия гарантий для
личности (a world of science and technique, of speed and danger, of hard struggles and
no personal security), и прославляет архитектура Гропиуса252.

Любопытно, что аналогичную риторику, оправдывающую то, что можно обозначить как
неудобность и холодность современной архитектуры, можно было бы выстроить на других,
более гуманистических, что ли, основаниях. Чтобы избежать обвинений в оправдании
тоталитаризма, стоило бы объявить о переходе архитектуры в сферу чистого
духа – и естественно, что, оказавшись в этой сфере, приходится распрощаться с реальным
или воображаемым плюшевым физическим уютом и психологическим комфортом
викторианства.
Однако традиция антигуманной архитектуры опять же восходит к викторианству.
Роберт Харбисон в книге «Эксцентрические пространства» рассуждает о том, что

если викторианское фабричное и железнодорожное строительство


и нуждалось в каких-то зрительных эффектах, они были исключительно
безличными и выражались в голых формах, не вызывающих ассоциаций. Поэтому
реакция на индустриализацию была не столько зрительной, сколько
эмоциональной; протест вызывала прежде всего отстраненность техносферы от
работника, ее отказ говорить о человеческой слабости. Помимо всего прочего, наша
зависимость от искусства означает жажду сочувствия <…> и те, кто озабочен
промышленной эстетикой, надеются и в этой сфере обнаружить какое-то личное
начало, следы страсти и боли. <…> За идеей порожденной техникой не-личности
(Imperson) скрывается желание не быть похожим на что-нибудь, не быть подобным
ничему из сотворенного. Все естественные объекты подразумевают сравнение,
технические же, – как правило, нет, так что устройство вроде пишущей машинки
обладает очень яркой индивидуальностью, но эта индивидуальность везде
неуместна. Словно высокоразвитые организмы, машины скрывают свою сложность
под покровом простоты, и мы забываем, что находится внутри ручного насоса или
как работают механизмы пишущей машинки, или вообще забываем, что у них
внутри что-то есть. Внутренностей у них больше нет, их работа невидима, и они
сделались просто идеями, функциями, силами 253.

Перефразируя Харбисона, можно сказать, что наше восприятие природы (как


и культуры) полностью проникнуто представлениями о сходстве и родстве, истинном или
ложном. Техника же, как чудовище Франкенштейна, или, лучше сказать, как автохтоны
греческой мифологии, возникает сама по себе, без родителей и прочих родственников,
близких и дальних. Мисианская архитектура не просто выражает суть неуютного времени, но
еще и внеличностна, как породившая ее машинерия.
Интереснее, может быть, другое. Если мы попытаемся отнестись к Хрустальному
дворцу как к чисто техническому явлению (а уже многие современники – включая
знаменитого архитектора Пьюджина – отказывались видеть в нем архитектуру), тогда
получится, что техника, в физическом плане выстраивающая над собранием предметов
культуры свой хрустальный купол, на метафорическом уровне действует точно так же,

252 Pevsner N. Pioneers of Modern Movement. London, 1936. P. 204–207.

253 Harbison R. Eccentric Spaces. Cambridge, Massachusetts and London, 2000. P. 38.
97

оказываясь чем-то вроде сублимации культуры.


По словам Ямпольского, первые посетители Хрустального дворца склонны были видеть
в нем не архитектурное сооружение, сколь угодно революционное, а проявление чистого
духа, и этому способоствовала не только легкость почти невидимых металлических
конструкций, но и мемориальная, точнее – музейная составляющая экспозиции 1851 года.
При этом музейность и авангардность не входили в противоречие, но парадоксальным
образом дополняли друг друга.
Как пишет Ямпольский,

в Хрустальном дворце был обширный этнографический раздел, отсылавший


к детству человечества, минувшему «золотому веку» человеческой невинности.
Всемирная выставка была не только выставкой достижений современной
цивилизации, но и выставкой памяти… Помещение храмов или источников под
огромный стеклянный колпак изолировало их от контекста и переносило
в фиктивную сферу памяти и воображения.
Стеклянные стены действовали как символические «изоляторы» объектов.
Стеклянная витрина магазина или музея, конечно, не только защищает объект, но
главным образом изолирует его, перенося в сферу воображаемого254.
Это движение в пространство памяти стимулирует восприятие Дворца
современниками как здания, дематериализующего собственную конструкцию и тем
самым приближающегося к чисто духовной сущности. Если по отношению
к оранжереям речь шла об исчезновении архитектуры в растительности, то здесь
та же установка приобретает как бы еще более «сублимированный» характер.
Архитектура исчезает в воздухе, свете, эфире255.

И далее:

Прусский дипломат и журналист Лотар Бухер так передает свои ощущения от


Хрустального дворца: «Боковые стены так далеко отстоят друг от друга, что вы не
можете охватить их одним взглядом, и, вместо того чтобы упереться
в противостоящую стену, взгляд ускользает в бесконечную перспективу, тонущую
в голубой дымке. Мы не знаем, парит ли конструкция в ста или тысяче футов над
нами, мы ничего не знаем о форме покрова; может быть, он плоский, а может быть,
состоит из множества маленьких параллельных кровель; дело в том, что он
полностью исчезает в тени». Конструкция здания такова, что «все телесное, даже
сама линия, исчезают, и остается лишь цвет…». Высказывания Бухера еще
передают живую реакцию одного из первых зрителей. Но проходят годы,
и в ретроспективной оценке Хрустального дворца, данной немецким архитектором
Рихардом Лукэ в 1869 году, ощущается всё большее усиление символической
метафорики. Лукэ пишет о «поэтическом волшебстве воздуха, получившего форму
(Luftgestalt), в которой нет различия между внутренним и внешним. Приходит
мысль, что человек научился отливать воздух подобно жидкости: здесь возникает
ощущение, что свободный воздух приобрел твердые очертания, после чего форму,
в которую он был отлит, разобрали, и мы оказались в монолите, вырезанном из
атмосферы». Это исчезновение стен, как внешних границ, замыкающих человека
в жилище, превращается в символ освобождения и универсализма. Виктор Гюго
в предисловии к путеводителю по Парижской выставке 1867 года с ее гигантским
стеклянным Дворцом промышленности буквально распространяет мотив
исчезновения стен выставочного зала на судьбу Франции: «Еще немного, и ты
исчезнешь в преображении. Ты так велика, что скоро тебя не будет. Ты больше не
будешь Францией, ты будешь Человечеством; ты не будешь нацией, ты будешь
вездесущностью. Ты призвана целиком раствориться в сиянии, нет ничего в этот
254 Ямпольский М. Указ. соч. С. 137.

255 Там же. С. 138.


98

момент более величественного, чем видимое стирание границ. Смирись со своей


необъятностью. Прощай, народ! Привет, человек! Испытай, о родина моя,
неотвратимое и возвышенное расширение…»256

Переход в сферу духа сопровождается устранением не только материальных границ, но


и материальности вообще (это особенно хорошо видно в тексте Гюго). Если Франция,
перестав быть только собой, становится всем, точно так же и Хрустальный дворец, перестав
быть архитектурой, становится мирозданием, а его стеклянные кровли уподобляются
хрустальным сферам небес птолемеевой космологии, предвосхищая, может быть,
«Космическую трилогию» К. С. Льюиса.
Отношения техники и природы (так же, как и их положение по отношению к культуре)
далеки от прямой аналогии. «Хотя машины, – пишет Харбисон, – растут только на воздухе,
природа здесь – не более, чем топливо или почва в саду»257.
Викторианцы, по словам Харбисона, воспринимали вокзалы не как архитектурные
сооружения, а как вместилища некоей специфической деятельности, рискнем
сказать – некоей особой формы жизни258, и эта странная неестественность, как нам кажется,
объединяет их с музеями и выставками (хотя бы в качестве выставки человеческих типов
и характеров). Подобно музеям и выставочным залам вокзал представляет собой
гетеротопию, не только физически открывающую пути в дальние страны, но и символически
обозначающую их.
Стеклянная архитектура обладает эффектом музеефикации, т. е. объективации. Лариса
Никифорова, исследуя культурные (в том числе архитектурные) функции метафоры улья,
показывает, как в один прекрасный момент этот воображаемый улей становится
стеклянным259. Отсюда уже недалеко до стеклянных ячеек из антиутопии Евгения Замятина
«Мы», которые, согласно Ямпольскому, имеют прообразы в немецкой литературе. Так,
в рассказе Петера Хилле260 «Город из стекла» (ок. 1904) описан город, состоящий из
стеклянных домов, причем эти дома реагируют на нравственный облик обитателей, меняя
цвет261. При жизни одного поколения образ стеклянного жилища изменил свое содержание:
если у Хилле он был метафорой нравственной чистоты и самосовершенствования, то ко
времени Замятина (т. е. ко времени начала практического строительства из металла и стекла)
он приобрел смысл надзора и наказания. Здесь интересно не то, что логический круг
замкнулся и образ стеклянного дома вернулся к своему первоисточнику, к Паноптикону
Джереми Бентама, а то, что связанные с прозрачностью дисциплинарные ассоциации на
какое-то время утратили актуальность.
Любопытно, что практически одновременно с рассказом Хилле Валерий Брюсов пишет
стихотворение «К счастливым» (1904–1905), где соединяет викторианскую (и немного
декадентскую) образность с модернистской, буквально распространяя Хрустальный дворец
на всю планету:

Единый Город скроет шар земной,

256 Ямпольский М. Указ. соч. С. 138–139.

257 Harbison R. Op. cit. P. 39.

258 Ibid.

259 Никифорова Л. В. «Метафора улья» и Янтарная комната в Екатерининском дворце Царского села //
Международный журнал исследований культуры. № 4 (9). 2012. С. 76–84.

260 Петер Хилле (1854–1904) – немецкий писатель и поэт.

261 Ямпольский М. Указ. соч. С. 156.


99

Как в чешую, в сверкающие стекла,


Чтоб вечно жить ласкательной весной,
Чтоб листьев зелень осенью не блекла;

Чтоб не было рассветов и ночей,


Но чистый свет, без облаков, без тени;
Чтоб не был мир ни твой, ни мой, ничей,
Но общий дар идущих поколений.

Цари стихий, владыки естества,


Последыши и баловни природы,
Начнут свершать, в веселье торжества,
Как вечный пир, ликующие годы.

Если оранжерея – пускай только в фантазии – действительно становится всемирной, то


и сама земля превращается во что-то другое – то ли в музейный экспонат, то ли
в экспериментальную грядку образцового хозяйства.
Оранжерея – место, где жарко и влажно, – оказывается лучшей из возможных метафор
для викторианской «прокреативной» культуры, над которой вволю поиздевалась Вирджиния
Вулф в «Орландо».
Не откажем себе в удовольствии привести пространную цитату из пятой главы этого
образцового квазибиографического и квазикультурологического сочинения:

Изменился, пожалуй, самый климат Англии. Вечно шел дождь, но проливаясь


какими-то короткими ливнями: один уймется, тотчас хлынет другой. Солнце,
конечно, светило, но было так опоясано тучами и воздух так пропитался влагой,
что лучи тускнели, и вялая лиловость, зеленоватость и рыжеватость заместили
собой уверенные краски восемнадцатого века. Под этим скучным, мятым навесом
блекла зелень капусты, грязнилась белизна снегов. Но мало этого – сырость
пробиралась теперь в каждый дом… <…> Так возникла Британская империя;
и так – ведь от сырости спасу нет, она прокрадывается в чернильницы, не только
трухлявит дерево – взбухали фразы, множились эпитеты, лирика обращалась
в эпос, и милый вздор, которого прежде от силы хватало на эссей в одну колонку,
теперь заполнял собой энциклопедию в десять-двенадцать томов. Ну а до чего
доходили в результате чувствительные души, которые никак не могли всему этому
противостоять, свидетельствует нам Евсевий Чабб. В конце своих мемуаров он
рассказывает о том, как, намарав однажды поутру тридцать пять страниц ин-фолио
«все ни о чем», он прикрутил на чернильнице крышку и отправился побродить по
саду… Куда бы он ни глянул – все пышно зеленело. Огурцы «ластились к его
ногам». Гигантские головки цветной капусты громоздились ряд за рядом,
соперничая в его расстроенном воображении с вязом. Куры непрестанно несли
яйца, лишенные определенной окраски. Потом, со вздохом вспомнив собственную
плодовитость и плодоносность бедной своей жены Джейн, сейчас в муках
разрешавшейся пятнадцатым младенцем, как, спросил от себя, может он упрекать
пташек? Он поднял взор к небесам. Не сами ли небеса, или великий фронтиспис
Небес, эта вышняя лазурь, говорят о соизволении, потакании, – да что там! – даже
о подстрекательстве высших сил? Ведь наверху, зимою и летом, год за годом
толпятся, клубятся облака, как киты, рассуждал он, даже как слоны; но нет, ему
было не убежать от сравнения, которое ему навязывали сами эти тысячи
воздушных акров; все небо, широко раскинувшееся над Британией, было не что
иное, как пуховая постель; и неразличимое плодородие сада, и насеста, и спальни
со всею точностью там воспроизводилось. Он пошел в комнату, написал
вышецитированный пассаж, сунул голову в газовую духовку, и, когда это
обнаружилось, его нельзя уже было вернуть к жизни262.
262 Вулф В. Указ. соч. С. 485–487.
100

Как мы видим, растения (и вообще прирученная природа) пытались проникнуть в дома


очень настойчиво и вдобавок самыми разными способами. Да и сам викторианский интерьер,
с его тяжелыми портьерами и многочисленной мебелью, причудливой и тяжеловесной,
стремился стать экзотическими джунглями или очередным воссозданием райского сада,
в котором со временем все больше усиливались черты искусственности.
Впрочем, этот райский сад был подпорчен с самого начала, ведь в настоящем раю не
должно быть времени, а здесь каждую минуту «следы обитателя запечатлеваются
в интерьере»263 – то сдвинутой портьерой, то отпечатком тела на плюшевой обивке. И только
жесткий мир 1920‐х – мир ар-деко, или, возможно, мир модернизма, – положил этому конец,
недаром он так нравился Орландо.

На противопоставлении и иногда случающемся взаимном уподоблении


и взаимопроникновении руинирования и растворения (лучше было бы сказать – исчезания
или же развоплощения, таяния) разных созданий человеческих рук можно было бы
построить целую философию культуры. Будь автор этих строк не занят ничем другим, он бы,
вне всякого сомнения, тут же приступил к осуществлению подобного проекта. Пока же
о такой философской системе можно разве что фантазировать, не забывая при этом аккуратно
записывать свои фантазии. Сейчас мы делаем первые заметки, которые со временем лягут
в основание стройного и изящного здания.
В качестве составной части в эту концепцию должна войти культурная история
атмосферных эффектов и явлений – от картин Тёрнера и «Неведомого шедевра» (1831)
Бальзака до «Царицы воздуха» (1869) и «Грозовой тучи XIX столетия» (1884) Рескина.
О бальзаковском «Неведомом шедевре» написано много интересного. Например,
Михаил Ямпольский в книге «Изображение» замечает, что живописный иллюзионизм
в картине Френхофера превращается в свою противоположность: «Картина… исчезает,
живописный воздух становится реальностью»264.
Френхофер и сам приглашает зрителей оценить написанный им воздух, говоря, что он
«так верно передан, что вы не можете отличить его от воздуха, которым вы дышите» 265. Мы
тем не менее позволим себе усомниться в правоте художника: его воздух, по крайней мере,
в законченной версии картины, не был той нейтральной воздушной средой, которую мы
привыкли не замечать и которая, подобно языку или пространству в классической эпистеме,
описанной Мишелем Фуко в «Словах и вещах», однородна по всем направлениям. Этот
воздух перестал быть средой и оказался стихией, почти что одушевленной.
На полотне Френхофера, описанном Бальзаком, оживает не само изображение, пусть
даже оно получило возможность освободиться от условностей техники и материала, оживает
и автономизируется воздух, отделяющий объект от зрителя. Подобно автономизации
пейзажа, бывшего некогда лишь фоном живописного повествования, изображаемый воздух
приобретает активность, а вместе с ней – свойства и характер: это уже не сфумато заднего
плана, это полноценный медиум, управляющий нашим зрением и порой препятствующий
ему. В сходном направлении развивались живописные поиски Тёрнера. Интересно, что
тёрнеровскую систему воздушных эффектов позаимствовал Данте Габриэль Россетти для
заднего плана своей знаменитой картины «Beata Beatrix», нарушив тем самым (в первый

263 Benjamin W. Op. cit. P. 39.

264 Ямпольский М. Изображение. М., 2019. С. 74.

265 Бальзак О. де. Неведомый шедевр // Бальзак О. де. Неведомый шедевр. Поиски абсолюта. М., 1966. С. 30.
101

и последний раз) один из основных принципов прерафаэлитской эстетики.


Что же касается упомянутых сочинений Рескина, посвященных воздушной стихии, то
они содержат множество интересных намеков, подтекстов и оговорок и очень интересны
стилистически. Не исключено, кстати, что Вирджиния Вулф в викторианской главе
«Орландо» (1928) пародирует именно «Грозовую тучу»:

Тут только заметила Орландо облачко, собиравшееся за куполом Святого


Павла. При каждом новом ударе оно росло, и она увидела, как оно густеет. В то же
время поднялся легкий ветерок, и, когда прозвенел шестой удар, все небо на
востоке затянулось прореженной, зыблющейся тьмой, тогда как на западе и на
севере небо оставалось ясным. Потом туча поползла на север. Все выше и выше
заглатывала она небесные пласты над городом. Только Мэйфэр, по контрасту что
ли, еще ослепительней обычного играл огнями. С восьмым ударом рваные пасмы
тьмы расползлись над Пиккадилли. Вот стянулись, собрались воедино
и с неслыханной скоростью рванулись на запад. На девятом, десятом,
одиннадцатом ударе весь Лондон покрыла тьма. На двенадцатом ударе полуночи
тьма сделалась кромешной. Тяжкая грозовая туча придавила город. Все
было – тьма; всё было – неуверенность; все было – смятение. Восемнадцатое
столетие миновало; настало девятнадцатое столетие 266.

Это был конец четвертой главы «Орландо», а вот что говорит Рескин в начале первой из
двух лекций, положенных в основу текста:

…Я собираюсь привлечь ваше внимание к некоторым облачным явлениям,


специфичным, насколько я могу оценивать существующие свидетельства, для
наших времен, но тем не менее не удостоившихся со стороны метеорологов ни
описаний, ни даже внимания. Насколько можно судить по литературным данным,
эту грозовую – или, точнее, чумную тучу, поскольку она не всегда разражается
грозой, – не видел никто, кроме ныне живущих или тех, кто совсем недавно от нас
ушел. Не прошло и двадцати лет с тех пор, как эту тучу, которую я могу без
преувеличения назвать чудесной, стало можно распознать 267.
В старые времена, – продолжает Рескин, сбиваясь на слог
обстоятельно-бестолкового повествователя из «Орландо», – если погода была
хороша, она была изумительно хороша; если плоха – то часто прямо-таки ужасна,
у нее бывали приступы ярости, но они проходили, и она никогда не хандрила так,
чтобы не дать вам увидеть солнце по три недели подряд… В ясную погоду небо
было чистым и светлым, облака же, белые или золотистые, не ослабляли его блеск,
а только оттеняли его. В сырую погоду тучи бывали двух различных видов – те,
которые я для ясности назову ненаэлектризованными дождевыми тучами,
и грозовые тучи, заряженные электричеством…268

И так далее и тому подобное.


Естественно, с этим фрагментом нельзя не сопоставить фрагмент из «Орландо»,
посвященный как раз состоянию погоды в старые добрые времена. В елизаветинское время,
как пишет Вирджиния Вулф,

сама погода, холод и жара летом и зимой были, надо полагать, совсем, совсем
иного градуса. Сияющий, влюбленный день отграничивался от ночи так же четко,

266 Вулф В. Указ. соч. С. 484.

267 Ruskin J. The Storm Cloud of the Nineteenth Century: Two Lectures Delivered at the London Institution,
February 4th and 11th, 1884. N. Y., 1884. P. 1–2.

268 Ibid. P. 2–3.


102

как вода от суши. Закаты были гуще – красней; рассветы – аврористее и белей.


О наших сумерках, межвременье, о медленно и скучно скудеющем свете не было
тогда и помину. Дождь или хлестал ливмя, или уж совсем не шел. Солнце
сияло – или стояла тьма269.

Питер Мортон в книге «Жизненная наука», посвященной представлениям о развитии


и вырождении, которые теория Дарвина породила в умах британских литераторов, так
отзывается о «Грозовой туче XIX столетия»:

4 и 11 февраля 1884 года Джон Рескин прочитал в Лондоне две публичные


лекции, посвященные странной теме – катастрофической порче английской погоды,
которую он якобы отслеживал на протяжении предыдущих двадцати лет,
и о психологическом воздействии этих угнетающих перемен на одного
чувствительного субъекта – его самого. С привычным риторическим блеском
Рескин создал картину солнца, задушенного тяжелыми, отвратительно
окрашенными облаками и загрязненным воздухом, и земли, чьи обитатели слабеют
от недостатка лучистой энергии270.

Все эти эксцессы воображения легко списать на счет психической болезни Рескина,
признаки которой к тому времени стали очевидны, однако Мортон видит в «Грозовой туче»
пускай экстравагантное, но закономерное проявление культурной тенденции, которая столь
многих заставляла находить в окружающем мире симптомы того явления, которое вслед за
Эдвардом Гиббоном следовало бы называть «decline and fall», каждый раз передавая это
выражение по-разному, например как «вырождение и угасание», что находит свой отклик
в метафорике Рескина.

Если вселенная для нас – незажженная свеча, – говорил он, – тогда мы можем


считать ее существующей вечно; но если мы рассматриваем ее как свечу, которую
зажгли, мы должны с неизбежностью заключить, что она не могла гореть испокон
веков и что придет время, когда она погаснет 271.

Что же касается «Царицы воздуха», написанной (точнее, опять-таки произнесенной)


намного раньше, то этот мифографический этюд, посвященный Афине, интересен прежде
всего как nec plus ultra культурного синкретизма XIX века. Безудержно модернизируя
и смешивая Олимп с христианством, Рескин, по сути дела, создает новую мифологию,
в которой воздух занимает центральное место.
Цитировать этот удивительный текст можно буквально с любой страницы, чем мы
и займемся, оставляя пока в стороне вопрос (очень нас занимающий) о возможных
источниках построений Рескина.
Итак, приступим:

В период расцвета греческой религии мы видим, под властью Господа всего


творения, четыре подчиненные силы элементов и четыре духовные силы,
содержащиеся в них и управляющие ими. Эти элементы, конечно, есть четыре
элемента древних – земля, вода, огонь и воздух; живые силы в них – это Деметра,
латинская Церера; Посейдон, латинский Нептун; Аполлон, всегда сохранявший
свое греческое имя; и Афина, латинская Минерва. Все они – потомки или
наследники более древних и, соответственно, более таинственных божеств земли

269 Вулф В. Указ. соч. С. 365.

270 Morton P. The Vital Science: Biology and the Literary Imagination, 1860–1900. London, 1984. P. 84.

271 Ruskin J. Op. cit. P. 94.


103

и неба и высшего элемента эфира, предположительно находящегося над


небесами272; но в это время мы видим уже вполне определенную четверку, их
владения и личности. Они – повелители земли, по которой мы ступаем, и воздуха,
которым мы дышим; и в своей живой человечности так же близки нам, как пыль,
которую они вздымают, и ветер, который они обуздывают273.

Поскольку Рескина более всего занимает Афина, приведем ее характеристику, в высшей


степени выразительную:

Эта великая богиня, Нейт египтян, Афина или Атенайя греков, а также
ослабленная латинская Минерва, сила которой наполовину узурпирована Марсом,
в физическом смысле есть богиня воздуха; она обладает высшей властью как над
благодатью его спокойствия, так и над яростью бури; в духовном же смысле
она – госпожа человеческого дыхания, во-первых, телесного, жизни в его крови
и бранной силы в его руке; а также и духовного, иначе вдохновения, каковое есть
нравственное здоровье и мудрость обычая; это мудрость действия и сердца,
в противоположность мудрости мозга и воображения; нравственная, в отличие от
интеллектуальной; мудрость вдохновенная (inspired), в отличие от мудрости
озарения (illuminated)274.

Отметим интересное противопоставление: inspired wisdom vs illuminated wisdom. Хотя


оно нам не вполне понятно, попытаемся его истолковать, вспомнив работу английского
(точнее, ирландского) историка Эрика Доддса «Греки и иррациональное» (1951)275. Согласно
Доддсу, древние греки были склонны приписывать любые аффекты, противоположные ratio,
какому-то внешнему влиянию – неважно, доброму или злому, главное, что оно
противоречило логике, определяющей внутренний мир человека и вступало с ней в конфликт.
Однако Рескин, если мы его правильно понимаем, идет в своих намеках еще дальше, полагая,
что таких внешних влияний может быть несколько и их вполне возможно классифицировать
то ли по степени влияния, то ли по благости.
Но кроме намеков от него ничего не добиться, хотя и эти намеки очень интересны.
Так, предвосхищая дихотомию Аполлона и Диониса (напомним, что «Рождение
трагедии из духа музыки» Ницше увидело свет только в 1872 году), Рескин
противопоставляет рассчитанную струнную музыку Аполлона вдохновенной духовой музыке
Афины, каковая тем не менее способна деградировать до дикой свирели Пана и флейты
Марсия276.

Аполлоническая лира… есть инструмент, не столько производящий звук,


сколько измеряющий и ограничивающий его, сообразно длине и натяжению струн,
приводя к виду нотной записи… Музам поэтому принадлежит в музыке только то,
что связано с границами и правилами, но вдохновенная музыка – это духовая
музыка, как звуки дорийской флейты… 277

272 К этим словам Рескин делает сноску: «Существование которого также предполагается и обосновывается
современной наукой».

273 Ruskin J. Queen of the Air. London, 1869. P. 12–13.

274 Ibid. P. 15.

275 Доддс Е. Р. Греки и иррациональное. М.–СПб., 2000.

276 Ruskin J. Op. cit. P. 57–58.

277 Ibid. P. 57.


104

И даже то страшное наказание, которому несчастный Марсий подвергается по воле


Аполлона, приобретает в этой системе рассуждений глубокое значение: Марсия лишают
внешней формы, а вместе с тем – и смысла. Извративший высокое значение музыки должен
быть наказан именно потому, что

музыка в своей здоровой форме есть наставница в том, что составляет


высший порядок, и глас повиновения ангелов, и спутница движения небесных
сфер; в развращенности же она становится наставницей в беспорядке
и неповиновении, так Gloria in Excelsis превращается в «Марсельезу»278.

Замечание о Марсии кажется в тексте Рескина почти случайным, однако к нему


обнаруживаются интересные параллели. В упоминавшейся выше книге «Изображение»
Михаил Ямпольский обсуждает нетривиальные биосемиотические идеи швейцарского
ученого Адольфа Портмана (1897–1982), члена общества «Эранос», размышлявшего о том,
насколько внешний облик живых организмов независим от их внутреннего строения.
Согласно Ямпольскому, помещающему идеи Портмана в широкий культурологический
контекст, своеобразная дихотомия внешнего и внутреннего означает прежде всего то, что
облик любого существа, обладающего зрением и замкнутой оболочкой, принадлежит сфере
коммуникации и строится по совсем другим законам, нежели внутренние органы.
«Внешнее, – пишет Ямпольский, – автономизируясь от внутреннего, перестает его
непосредственно отражать и все больше становится отражением внешнего мира» 279.
И поскольку внешность нужна для саморепрезентации и для связи с другими, рискнем
сказать, что облик живого существа ближе к тому, что принято называть культурой, нежели
к природе.
Поэтому Марсий был лишен той внешности, которую мы все предъявляем миру,
накладывая на нее знаки социокультурной принадлежности. Лишиться внешнего облика,
стать в социальном смысле невидимым, значит – лишиться имени, а это было самым
страшным наказанием, которому древние египтяне могли подвергнуть своих покойников.
Можно предположить, что и диковинные персонажи, населяющие иллюстрации
к старинным анатомическим атласам, – те вскрытые и разъятые на части мужчины
и женщины, странному существованию которых удивлялся Роже Кайуа, находятся где-то
в промежутке между жизнью и смертью исключительно потому, что вместе с целостностью
своих организмов утратили социальную идентичность, делающую человека человеком (в том
числе и смертным человеком).

Эти скелеты и экорше, – говорит Кайуа, почему-то не вспоминая при этих


словах о судьбе Марсия, – поражают тем, что ведут себя как живые люди. Они не
перестали чувствовать, волноваться, проявлять интерес, размышлять. Они кажутся
алчными или высокомерными, предупредительными, безразличными или
любопытными, и в последнем случае они выказывают любопытство к самим себе
и к секретам собственного тела, которое им не терпится рассмотреть со своей точки
зрения в тот момент, когда они раскрывают его для других. Они придают
естественность тому, что невозможно по определению. Их непринужденность
смущает постольку, поскольку означает пренебрежение к смерти: они забывают,
что должны считаться со смертью, которую как раз и призваны воплощать. <…>
Жизнь перестала быть тем хрупким началом, для которого все чревато опасностью:
достаточно пустяка – и гибель неотвратима. Здесь же любое тело, без малейшего
для себя ущерба и не теряя ни малейшего из свойств, расстается с кожей, с плотью,
с органами, с кровью, с чем заблагорассудится, если только оно находит в том

278 Ruskin J. Op. cit. P. 59.

279 Ямпольский М. Указ. соч. С. 64.


105

удобство или удовольствие280.

В том-то и дело, что их состояние – это уже не жизнь, но еще не смерть.


Освободившись от кожных покровов, они, в самом буквальном смысле, потеряли
человеческий облик. Их идентичность как чьих-то родственников, соседей, представителей
какого-то сословия или профессии оказалась утрачена – и вместе с ней они утратили право
на то, чтобы умереть, заявить о себе как об умерших и быть похороненными подобающим
образом. Хотя их жизнь окончилась, однако смерть, во всяком случае, правильная,
традиционная смерть, так и не наступила, оставив их в странном естественнонаучном
подобии лимба.
Впрочем, мы отвлеклись. Нужно возвращаться обратно.
Все, что Рескин пишет об олимпийских богах, выглядит настолько интересным,
насколько и неожиданным. Так, функция Гермеса как бога облаков («пастух облаков,
обманщик с крылатыми стопами… беспокойный посредник между вершинами земли
(topmost earth) и высшими небесами…»281) оказывается у Рескина тесно увязанной с его
ролью вожатого, руководящего переходом из одного состояния в другое. Это дает повод
задуматься о melting (растворении или, скорее, истаивании) Маркса и Бермана как о процессе
перехода из определенного «нечто» то ли в некую призрачность, исполненную памяти, но
лишенную темной меланхолии, то ли в чистую потенциальность, родственную
первоначальному хаосу.

Уносящие людей гарпии действуют грубой силой; исчезновение же в облаке


связано с идеей укрытия и с приданием вещам другого облика; поэтому
Гермес – бог лжи так же, как и бог тумана; но с той же низкой способностью
заставлять вещи исчезать соединяется след великой египетской силы, уносящей
души прочь в облаке смерти <…> и тут же закономерно возникает осознание
нужды в проводнике на этих нехоженых путях. Вы, несомненно, вспомните, как
идея облака-вожатого и облака, принимающего души по смерти, утвердилась
в дальнейшем282.

Воздух и все атмосферные явления, включая свет и звук, оказываются у Рескина


исключительно активными и несущими множество смыслов.
Гермес убивает стоокого Аргуса, олицетворяющего свет, поскольку звезды – это его
глаза. И одновременно Гермес – двигатель небесных сфер.

Так Гермес становится духом движения небесной тверди; и не только


быстрого полета облака, но круговращения самих небес и звезд. В своем высшем
проявлении он соответствует «primo mobile» позднейшей итальянской философии,
а в простейшем – стоит за всяким тайным и скрытым движением и за всеми
успешными хитростями283.

Иногда хочется спросить, не верил ли Рескин в существование олимпийских богов


в самом буквальном смысле, как позже Конан Дойль – в фей из деревни Коттингли,
придуманных двумя скучающими школьницами284. Однако уподобление Гермеса-Меркурия

280 Кайуа Р. В глубь фантастического. СПб., 2006. С. 110.

281 Ruskin J. Op. cit. P. 34.

282 Ibid. P. 32.

283 Ibid. P. 36.

284 «Феи из Коттингли» – серия фотографий, выполненная кузинами Элси Райт и Фрэнсис Гриффитс
в деревне Коттингли (графство Йоркшир) между 1917 и 1921 годами. Снимки изображали девушек в окружении
106

двигателю небесных сфер красиво само по себе и объясняет, возможно, почему колоссальные
механизмы мироздания работают настолько бесшумно. Как писал Джон Донн,

Moving of th’ earth brings harms and fears,


Men reckon what it did, and meant;
But trepidation of the spheres,
Though greater far, is innocent.

Страшат толпу толчки земли,


О них толкуют суеверы;
Но скрыто от людей вдали
Дрожание небесной сферы.

(Пер. Г. М. Кружкова)


Рескин в своей символической модернизации древнегреческих сюжетов стилизует под
облака и вихри буквально все, что угодно. Так, Семела у него – «облако с силою лозы
в груди, поглощенная тем же светом, благодаря которому зреют плоды…»285, а меч (или серп),
которым Персей убивает Медузу, есть образ воздушного вихря 286. Но важнее всего – Афина,
в своей квази-естественнонаучной ипостаси

воплощающая окружающий нас воздух, который включает в себя и облака,


и дождь, и росу, и спокойствие небес, и их гнев. <…>
I. Она – воздух, дарующий жизнь и здоровье всем животным.
II. Она – воздух, дающий плодородие земле.
III. Она – воздух, движущий море и делающий мореплавание возможным.
IV. Она – воздух, питающий искусственный свет, свет лампы или факела,
противоположный и солнцу, и всепожирающему пламени.
V. Она – воздух, передающий вибрации звука287.

Чего в этом списке, к сожалению, нет, так это того воздуха, с которого мы начали,
воздуха, участвующего в осуществлении нашей способности зрения. Впрочем, читатель
Рескина сможет убедиться в том, что признаки такого воздуха распределены по всем пунктам
этого странного каталога.
Естественнонаучные знания середины XIX века занимают в построениях Рескина
такое же место, как и цитаты из Гомера, хотя и в своеобразно стилизованной форме, словно
у составителей средневековых бестиариев. Поэтому мы можем только удивляться, не пытаясь
причислить данное сочинение к какому-то определенному жанру. «Хотя греки ничего не
знали об углекислоте, им было известно, что деревья питаются воздухом», – замечает автор,
объясняя своим слушателям роль и положение Афины в природе вещей288. Афина не только
дарит оливковое дерево городу, названному в ее честь, она еще усыновляет Эрихтония,
который становится родоначальником земледелия и основателем царской династии в Аттике.
Но Эрихтоний – наполовину змей, и девушки, случайно увидевшие его младенцем, сходят
крылатых человекоподобных фигурок, которых авторы называли феями (fairies). Артур Конан Дойль счел эти
изображения доказательством существования фольклорного «маленького народа» и посвятил им книгу
«Пришествие фей» (1922).

285 Ruskin J. Op. cit. P. 39.

286 Ibid. P. 40.

287 Ibid.

288 Ibid. P. 48.


107

с ума от испуга.
Почему-то тема чудовищности и божественного как объединяющего
противоположности и в силу этого становящегося (хотя бы в наших глазах) чудовищным,
Рескина совершенно не занимает. Им владеют совсем другие страхи.
Позже, в «Грозовой туче», он будет намекать на возможность бунта первоэлементов
против человека и, соответственно, на близость последних времен:

В представлении современной философии, – говорит


Рескин-проповедник, – мир есть единый Космос, в котором дифтерия так же
естественна, как и песня, а холера – как пищеварение. По моему мнению, лишь
укрепляющемуся со временем и с опытом чувства и знания, Земля, будучи
подготовленной для человека, управляется силами здоровья и болезни, первой из
которых помогают человеческое трудолюбие, благоразумие и благочестие;
силам же разрушения дозволено одерживать над человеком верх, когда он
погрязает в праздности, глупости и зле289.

Однако ход времени продолжится и после Рескина, а вот количество чудовищного


в мире значительно возрастет, и случится это уже очень скоро.
Поскольку именно Афина была хранительницей той свечи, которую Рескин в конце
столетия видел чадящей и угасающей, следовало бы сказать о том, что она уходит из мира
у нас на глазах и вместе с ней нас покидают разум и здоровье, которым суждено смениться
чем-то иным.
Возможно, с точки зрения Рескина, мы оказались подобны старинным экорше,
неупокоенным мертвецам, которые еще не знают, что они умерли.

***

Воздушной истине и мудрости, воплощенной у Рескина в фигуре Афины, противостоит


воздушный и облачный обман Гермеса. А там, где обман, мы неизбежно вспоминаем истории
о превращениях, записанные для нас Овидием и время от времени возрождающиеся
в культуре.
О чем свидетельствуют барочные метаморфозы всего во всё, все эти ускользающие от
нас Дафна и Филира, Прокна и Анаксарета? Свидетельства ли это меланхолии или все же
ностальгии? Нам представляется, что они относятся к ностальгии, поскольку меланхолия
строго индивидуальна и основана на чувстве дистанции, т. е. на невозможности
прикосновения, предполагающей, однако, возможность рассказа об этой невозможности.
Повторим, что мы считаем меланхолию визуальной и языковой практикой, в то время как
ностальгия есть практика тактильная и потому инфантильная, как желание достать луну
с неба.
Получается, что метаморфоза показывает нам невозможность удержать что-либо
и тщетность надежд дважды войти в один и тот же поток, поэтому ее можно считать основой
модернизма.
Маршалл Берман напоминает о том, что Ницше и многие другие авторы XIX века
говорят о двойственной, даже постоянно двоящейся современности, которая постоянно
отрицает самое себя, иронизирует над собой и играет с невозможностью синтеза
противоположностей. Это романтическое и глубоко индивидуальное восприятие
современного мира, опасности которого носят не физический, а интеллектуальный характер,
и главная из них – опасность утратить критическое мышление, разучиться каждую минуту
подвергать сомнению самые основания своих убеждений. Двадцатый век, однако, не
выдерживает столь высокой степени напряжения всех человеческих сил и скатывается
в плоскость идеологий. И похоже, первыми идеологами, стремящимися к простым
289 Ruskin J. The Storm Cloud of the Nineteenth Century. P. 48.
108

решениям, были футуристы, недовольные сложностью человеческой натуры, прежде


всего – психологией.
Кирилл Кобрин в статье о Л. Я. Гинзбург сопоставляет ее «безупречное мужество»
аналитика с таким же безупречным мужеством эстета, свойственным Михаилу Кузмину. То,
что Кобрин пишет о Кузмине, настолько интересно и значительно, что заслуживает длинной
цитаты:

Несокрушимый каркас Кузмина-эстета – это не просто «что-то такое


декадентское». Главный принцип его устройства – отсутствие столь важной части,
как «психология»… У Кузмина, как и у всех людей, была «психика», но
«психология» – система, часть механизма мышления и поведения – отсутствовала
начисто. Не равнодушие, не эмоциональная тупость, не покушение на пошлую роль
белокурой бестии, а просто отсутствие, и точка. То есть ее не было оттого, что она
вообще не была там предусмотрена; в этом пункте сама личность М. А. совпадала
со своим веком, с эпохой модернизации. Не было никакой психологии у Джойса,
Пруста, Кафки (да-да, Кафки!), Беккета, Генри Миллера персонально.
В сочинениях некоторые из них создавали мощные психологические системы <…>
но смотрели они на психологию со стороны, анализировали вчуже, использовали
в качестве художественного объекта, который можно превратить во что-то иное…
Оттого-то они, включая Кузмина, и называются «титанами модернизма»: не просто
большие <…> а титановые, непробиваемые, не поддающиеся ржавчине 290.

О титанах и титаническом миропорядке очень выразительно написал Ф. Г. Юнгер


в «Греческих мифах». Этот миропорядок не предполагает психологии, поскольку он
весь – природа, ее неосознанное увядание и возрождение. Мы вправе назвать этот мир миром
абсолютной естественности. Пытаясь определить, что может быть противоположностью
такого первобытного состояния, точнее – пытаясь подобрать определение для состояния
абсолютной искусственности, мы будем вынуждены обратиться к понятию декаданса.
Декаданс (если говорить об этом явлении как об оформленной системе взглядов)
разводит искусственное и естественное максимально далеко, при этом делая свой выбор
(продиктованный эстетическими, а не этическими соображениями) в пользу искусственного.
Ар-деко в этом смысле противоположно декадансу: в этой культуре каким-то образом
происходит отождествление природного и технического, из чего следует один странный
вывод: получается, что представление о «естественном» нерелевантно и созданная человеком
техника более естественна, чем человеческая психика.
Как иронически утверждал Генрих фон Клейст, марионетки совершеннее людей хотя бы
потому, что лишены психологии.

Мы видим, – говорит у Клейста господин Ц., – что чем туманнее и слабее


рассудок в органическом мире, тем блистательнее и победительнее выступает в нем
грация… Но как две линии, пересекающиеся по одну сторону от какой-либо точки,
пройдя через бесконечность, пересекаются вдруг по другую сторону от нее или как
изображение в вогнутом зеркале, удалившись в бесконечность, оказывается вдруг
снова вплотную перед нами, так возвращается и грация, когда познание словно бы
пройдет через бесконечность; таким образом, в наиболее чистом виде она
одновременно обнаруживается в том человеческом телосложении, которое либо
вовсе не обладает, либо обладает бесконечным сознанием, то есть в марионетке или
в Боге291.

290 Кобрин К. Человек двадцатых годов: Случай Лидии Гинзбург // Кобрин К. Modernité в избранных
сюжетах. М., 2015. С. 195.

291 Клейст Г. фон. О театре марионеток // Клейст Г. фон. Избранное. М., 1977. С. 518.
109

Клейст описывает человека, старающегося повторить изящное движение, но


неспособного сознательно воспроизвести то, что пять минут назад удалось сделать без
какого-либо расчета и анализа. Сознание вмешивается в работу механизма (в данном
случае – механизма человеческого тела), заставляя его совершать ошибки, и человек,
вынужденный анализировать свои простейшие движения, оказывается неловок и смешон.
Получается, что свобода воли, которой марионетки не наделены, в первую очередь означает
возможность несовершенства: мы знаем, что любое действие можно осуществить
несколькими способами, при этом мы не можем предсказать, какой из них будет лучшим.
Что же касается механизмов, то любое механическое устройство внеиндивидуально (помимо
прочего это означает существование вне родственных связей и вне отношений сходства
и различия)292, а потому не знает ограничений, накладываемых на нас самим понятием
личности и, кроме того, лишено возможности ошибаться. Человек может сделать нечто
совершенное, пусть даже совершенное движение, только случайно. Механизм делает такие
вещи закономерно.
Поэтому человек занят преимущественно тем, что оправдывает свои ошибки
и слабости. Это обычно и называется психологией – не в смысле научной дисциплины,
естественно, а в смысле умонастроения, склонного преувеличивать все те препятствия,
которые мы сами возводим на своем пути.
Такая «психология» сродни патологии, особенно в глазах персонажей культуры 1920‐
х годов. Как замечает Л. Я. Гинзбург, психология началась не сразу: «…Когда герой
собирался жениться на любимой девушке, он радовался, когда умирали его близкие, он
плакал и т. д. Когда же все стало происходить наоборот, тогда и началась психология»293.
В этой цитате речь идет о чем-то более существенном, нежели возможность реакций,
противоположных принятым. Человек, обладающий психологией, в таком ракурсе выглядит
как провербиальный дурак, плачущий на свадьбе и веселящийся на похоронах. С позиций
аффектированного рационализма, свойственного культуре 1920‐х годов, такая психология, не
причесанная к тому же Фрейдом, выглядит как сплошное царство иррационального,
населенное персонажами, действующими себе и другим во вред. Естественно, их нужно
научить поступать правильно (или принудить к этому тем или иным способом).
Если же копнуть чуть глубже, можно увидеть, что человек всегда действует и мыслит
в двух регистрах – возможного и идеального (или существующего и должного). Любой
разговор о должном, даже если он не ведется в терминах мобилизации, не может быть
психологичным. Психологично как раз то, что мешает достичь состояния должного. То есть,
расставив все точки над i, мы придем к выводу, что психология деструктивна.
И напротив, стиль (тем более, «большой» стиль) не может быть психологичным.
Не случайно, что последним из таких стилей было как раз ар-деко, угасшее вскоре после
окончания Второй мировой войны.
Итало Кальвино, рассуждая в «Таверне скрестившихся судеб» об изображениях св.
Георгия и дракона, замечает, что святой всегда антипсихологичен и даже безлик под своими
сверкающими доспехами. И это закономерно, поскольку

психология – не для человека действия. Скорее можно говорить о психологии


дракона с его яростными корчами… Отсюда недалеко до утверждения, что дракон
есть олицетворение психологии, более того, что борется св. Георгий со своею
психикой, с темными глубинами собственного «я», с врагом, немало погубившим
уже юношей и девушек, – внутренним врагом, ставшим ненавистным чужаком 294.

292 См.: Harbison R. Eccentric Spaces. Cambridge, Massachusetts; London, 2000.

293 Гинзбург Л. Литература в поисках реальности. Л., 1987. С. 177.

294 Кальвино И. Таверна скрестившихся судеб // Кальвино И. Замок скрестившихся судеб. СПб., 2001.
С. 126–127.
110

Выход из ненужной усложненности психологии виделся в первые десятилетия ХХ века


двояким – через обращение к архаике и к механике. При этом складывается странное
впечатление, что главным злом психологии (и старого, оставшегося от XIX века,
«психологизма»), обесценивавшим ее в глазах человека эпохи ар-деко, была эмпатия. Какое
значение в данном контексте могла иметь архаика, практически очевидно. С механикой
сложнее: кажется, что испытывать эмпатию по отношению к кукле или механизму попросту
невозможно.
Однако это не совсем так. Здесь можно вспомнить Ханса Беллмера 295 и его
скульптурно-фотографический проект, посвященный куклам. Манипуляции, которым
подвергает своих кукол художник, призваны исследовать границы нашего тела, т. е. нашей
индивидуальности, которую можно понимать не только как телесную чувственность, но и как
социокультурную коммуникацию, а это возвращает нас к сюжету об Аполлоне и Марсии.
Многочисленные фотографии Беллмера, которые он делал в течение почти тридцати лет,
показывают, что безответную куклу, иногда подозрительно похожую на человека
и позволяющую вчитать в себя целый спектр эмоций, можно разобрать и собрать
в произвольном порядке словно механизм (и это вызывает в нас определенные чувства, не
исключающие эмпатии).
Но и увлечение ар-деко чистой механикой обернулось, как и в XVIII веке, странным
желанием придать механизму черты живого существа. Американский историк науки
Джессика Рискин написала статью о размывании границы между живым и неживым
в культуре Просвещения296.

Если жизнь материальна, – замечает Рискин, – значит, материя – живая,


и трактовать животное в качестве машины значит тем самым одушевлять
машину… Механики и механицисты XVIII столетия изображали животную
машинерию, бывшую при этом живой и чувствительной. Рассматривая животное
как механизм, они начинали видеть животное в машине и конструировать машины
соответствующим образом297.

Культура, размывавшая границу живого и неживого, продолжает она, возникает где-то


в середине XVIII века и к 1820‐м годам, т. е. в эпоху романтизма, сходит на нет.
Механический плавающий лебедь, представленный в 1733 году на рассмотрение Парижской
академии неким механиком Майяром, был простодушно снабжен парой гребных колес, но
знаменитая утка Вокансона, построенная всего через пять лет, могла не только клевать
насыпанное перед ней зерно, но и переваривать его, как настоящая, – так, во всяком случае,
казалось зрителям. Однако если опираться на схему Джессики Рискин, нужно признать, что
в начале ХХ столетия граница между живым и неживым (природным и рукотворным,
искусственным и естественным и т. д.) проведена как нельзя более четко. К тому же, если
утка Вокансона или пишущий мальчик Дроза выглядели как живые (мальчик сохранился,
и степень его сходства с человеком можно проверить), то в облике паровозов или
автомобилей никогда не было ничего биоморфного.
Но механизмы каким-то образом оживают – то ли несмотря на свою непохожесть на
нас, то ли, напротив, благодаря ей. Так, по утверждениям Филиппо Томмазо Маринетти,
инженер, создающий механизмы, и рабочий, их обслуживающий, нежно к ним привязаны

295 Ханс Беллмер (1902–1975) – немецкий художник-сюрреалист и писатель. Наиболее известное его


произведение – цикл фотографий «Кукла» («Die Puppe»), демонстрирующий образы деформированного, но
эротичного квазичеловеческого тела.

296 Riskin J. Eighteenth-Century Wetware // Representations. Vol. 83. № 1. 2003. P. 97–125.

297 Ibid. P. 99–100.


111

и видят в них какую-то новую, более совершенную форму жизни298. Эту новейшую
механическую жизнь еще в 1863 году обсуждал английский писатель Сэмюэл Батлер в эссе
«Дарвин среди машин»299, иронически предполагая, что часовые механизмы появились,
чтобы вытеснить человечество, но в начале ХХ века фарс повторился, рождая в себе семена
трагедии.
С самого начала Маринетти и компания предлагали заменить вялую и упадочную
психологию, к тому же отягощенную излишней памятью, эстетикой, синонимичной
механике. Самое интересное, что для рассуждений о грядущем преобразовании человека им
понадобился Жан Батист Ламарк, находившийся между Просвещением
и романтизмом/историзмом.

Несомненно, принимая трансформистскую гипотезу Ламарка, – писал


предводитель футуристов в 1911 году, – надо признать, что мы мечтаем о создании
нечеловеческого типа, у которого будут уничтожены моральные страдания,
доброта, нежность и любовь, единственные яды, отравляющие неистощимую
жизненную энергию, единственные прерыватели нашего могучего
физиологического электричества300.

Возможно, идеи Ламарка, тем более истолкованные в духе сознательной и творческой


эволюции, направляющейся разумом, были нужны Маринетти как романтическая антитеза
дарвиновскому взгляду на историю живых существ. Дарвин же был плоть от плоти XIX века,
его пессимизма, его мыслей о decline and fall, об упадке и вырождении.
И все-таки окончательно поверить в то, что шумный Маринетти был серьезен,
рассуждая о грядущей расе, которая сама себя создаст, нам очень трудно.
Впрочем, на эти слова главного футуриста через двадцать лет пришел
ответ – стихотворение Осипа Мандельштама «Ламарк», которое можно истолковать, в том
числе, и как предельно сжатый философский трактат, в отточенных формулах
преподносящий многие положения, важные для постпросвещенческой культуры.
То упрощение психики, которое Маринетти изображает как восходящее развитие,
к тому же крайне желательное, в глазах Мандельштама оказывается именно деградацией,
утратой основополагающих способностей, не просто отличающих нас от менее развитых
форм жизни, но, если вспомнить фразу из «Путешествия в Армению»301, прямо-таки
спасающих от ада низших воплощений:

Он сказал: природа вся в разломах

(а это отсылает нас к катастрофизму Кювье и к более поздней, согласно Фуко,


парадигме историзма и романтизма),

Зренья нет – ты зришь в последний раз.


Он сказал: довольно полнозвучья,
Ты напрасно Моцарта любил,
Наступает глухота паучья,
298 Маринетти Ф. Т. Умноженный человек и царство Машины / Пер. М. Энгельгардта// Итальянский
футуризм: Манифесты и программы. Т. 1. М., 2020. С. 99–100.

299 Butler S. Darwin Among the Machines // Butler S. A First Year in Canterbury Settlement with other Early
Essays. London, 1914. P. 179–185.

300 Маринетти Ф. Т. Указ. соч. С. 100.

301 «Низшие формы органического бытия – ад для человека» (Мандельштам О. Путешествие в Армению //
Мандельштам О. Полн. собр. соч. и писем. Т. 2. М., 2010. С. 330).
112

Здесь провал сильнее наших сил.


И от нас природа отступила
Так, как будто мы ей не нужны…

Здесь можно заметить, что, согласно Джессике Рискин, апофеоз искусственности нами
уже пройден и остался далеко позади, а граница между природой и культурой (очевидная для
ар-деко) на наших глазах размывается все сильнее. Но это уже совершенно другая история,
предсказать исход которой мы пока не в силах.

Иллюстрации

“…начала и концы оказываются практически неотличимыми друг от друга”.


Роберт Фладд. Первозданный хаос. Иллюстрация из книги: Roberto Flud. Utriusque
Cosmi Historia, Oppenheimi, 1617.
113

“Новое время начиналось мощным вторжением фантастики в реальность”.


Ян ван дер Страт. Фердинанд Магеллан, лузитанец. Иллюстрация из альбома Americae
retectio, Antwerpiae, 1589.
114

“…скрытые от нас полости, в которых клубятся огонь и дым”.


Атаназиус Кирхер. Вулкан Везувий в разрезе. Иллюстрация из книги Athanasius Kircher.
Mundus Subterraneus, Amstelodami, 1665.

“Колоссальная статуя левой рукой держит городскую башню, словно передвигает


фигуру на шахматной доске”.
Иоганн Бернхард Фишер фон Эрлах. Статуя Александра Великого на горе Афон.
Иллюстрация из книги: Johann Bernhard Fischer von Erlach. Entwurff einer historischen
Architectur, Leipzig, 1725.
115

“земной шар, пронизанный многочисленными пустотами, в которых бушуют океаны


внутреннего огня…”.
Атаназиус Кирхер. Земной шар и токи подземного огня. Иллюстрация из книги
Athanasius Kircher. Mundus Subterraneus, Amstelodami, 1665.
116

“Земля представала аналогом парового котла, снабженного многочисленными трубами


и клапанами…”.
Атаназиус Кирхер. Вода, заполняющая полость внутри горы. Иллюстрация из книги
Athanasius Kircher. Mundus Subterraneus, Amstelodami, 1665.
117

“вознесение тяжелой материи в высшие сферы, осуществленное не метафорически, а


напрямую”.
Атаназиус Кирхер. Фронтиспис книги Athanasius Kircher. Turris Babel, Amstelodami,
1679.
118

“Если Вавилонская башня достигает сферы Луны, то Нимрод оказывается первым


космонавтом”.
Атаназиус Кирхер. Вавилонская башня. Иллюстрация из книги Athanasius Kircher.
Turris Babel, Amstelodami, 1679.
119

“Вавилонская башня, будь она построена, перевернула бы Землю…”.


Атаназиус Кирхер. Вавилонская башня, опрокидывающая Землю. Иллюстрация из
книги Athanasius Kircher. Turris Babel, Amstelodami, 1679.
120

“причудливые ходы и раструбы, скрытые в стенах дворцов…”.


Атаназиус Кирхер. Подслушивающее устройство во дворце. Иллюстрация из книги:
Athanasius Kircher. Phonurgia Nova, Campidonae, 1673.
121

“пещера, форма которой позволяла подслушивать разговоры содержащихся в ней


пленников…”.
Атаназиус Кирхер. Дом тирана Дионисия и тюрьма. Иллюстрация из книги: Athanasius
Kircher. Phonurgia Nova, Campidonae, 1673.
122

“мы можем посчитать работы Кирхера предвосхищением Жоржа Мельеса, с его


фантастическим кинематографом…”.
Проекционный фонарь. Иллюстрация из книги: Romani Collegii Societatis Jesu Musaeum
celeberrimum, Amstelodami, 1679.
123

“Меланхолия не просто устроена так же, как язык, она предстает перед нами в облике
барочного риторического сочинения”.
Альбрехт Дюрер. Меланхолия I, 1514.
124

“Медея побеждает Талоса – возможно, с помощью яда или магии, а может быть,
пользуясь только своей красотой…”.
Сибил Тауз. Медея и Талос. Иллюстрация из книги: Thomas Bulfinch. Stories of gods and
heroes. New York, 1920.
125

“символическая фигура новозеландского путешественника, обозревающего руины


мертвого Лондона”.
Гюстав Доре. Новозеландец на руинах Лондона. Иллюстрация из книги: Gustave Doré
and Blanchard Jerrold. London: A Pilgrimage. London, 1872.
126

“Хрустальный дворец, перестав быть архитектурой, становится мирозданием…”.


Хрустальный дворец. Лондон, 1851. Иллюстрация из книги: Dickinsons’ comprehensive
pictures of the Great Exhibition of 1851. London, 1852.