Вы находитесь на странице: 1из 1

Анархия и антропология

См. также: Анархо-примитивизм, Антропология и Первобытный коммунизм

Анархистские антропологи, такие как Дэвид Гребер и Пьер Кластр, считают некоторые
общества, среди которых бушмены, тив, пиароа[en], анархическими, так как они явно
отвергают идею централизованной политической власти[28].

Другие антропологи, такие как Маршалл Салинс и Ричард Боршей Ли, отвергают идею
обществ охотников и собирателей, которые образовались в результате скудности ресурсов
и одичания, охарактеризовав их как «состоятельные сообщества»[29].

Эволюционный психолог Стивен Пинкер отмечает, что утверждение того, что анархия
отсутствия правительства ведёт к анархии насильственного хаоса, является банальным,
так как, с одной стороны, в догосударственных обществах совершалось большое
количество убийств (до 60 % среди мужчин), но, с другой стороны, появление сильной
культуры чести почти в любой точке мира находится вне досягаемости закона[30].

Некоторые анархо-примитивисты полагают, что данное понятие используется для


оправдания ценности современного индустриального общества и люди перемещаются
дальше от естественных среды обитания и потребностей[31].

Теоретики анархизма указывают на примеры, когда при отсутствии государственной


власти возникали общественные механизмы, противостоящие «войне всех против всех».
Например, пиратские корабли были «плавающими обществами», в которых существовали
механизмы самоуправления. Перспектива получения взаимных выгод от пиратства
стимулировала пиратов к налаживанию сотрудничества и поддержанию порядка. Перед
выходом в море пираты договаривались о правилах поведения, иногда эти правила
фиксировались письменно[32].

Американский антрополог Джеймс Скотт в книге «Искусство не быть управляемым:


Анархистская история нагорий Юго-Восточной Азии» рассматривает жизнь горцев этого
региона (также называемого Зомией) как пример того, как люди защищают свой,
«примитивный», образ жизни, сопротивляясь всяческим попыткам государств установить
контроль над ними. Эти горцы строго хранят равенство в своих сообществах[33].

Исследователи Бенджамин Пауэлл Райан Форд и Алекс Наурастел пришли к выводу, что в
Сомали после 1991 года по сравнению с другими странами Африки были достигнуты
определённые успехи в развитии, несмотря на фактическое отсутствие в этой стране
государственной власти. Из 41 стран к югу от Сахары по уровню развития стационарной
телефонной связи Сомали за период анархии переместилось с 20-го на 8-е место, по
уровню обеспеченностью сотовой связью Сомали находится на 16-м месте, а по уровню
интернет-обеспеченности — на 11. Во многих африканских странах телекоммуникации
находятся в ведении государственных монополий, что замедляет развитие. Установка
телефонной линии занимает в Сомали три дня, а в соседней Кении этого приходится
ждать несколько лет. Более того, по уровню детской смертности Сомали за период
анархии переместилось с 37-го места на 17-е. После краха сомалийского государства
возросла роль старейшин сомалийских кланов, которые выполняют судебные функции.
Судебные функции также осуществляет местное исламское духовенство, основываясь на
шариате[34][32].