Вы находитесь на странице: 1из 5

М41.

820 Бордель Перфатома

На службу Дерек явился поздно. Было полдесятого утра и, скорее всего, он был посчитан
отсутствующим – такие уж были в администрации порядки. Несчастно вздохнув об ещё одних
пропущенных часах работы, клерк подошел к распределительному сервитору. Протянув к
торчащей из постамента туше свою идентификационную карту, Дерек обвел взглядом уродливое
нагромождение голой плоти, соединенной с металлическими конструкциями тяжелыми
пласталевыми связками. Пучки проводов выбивались из глаз, рта и ноздрей сервитора, создавая
отвращающий глазу вид. Дерек отвел взгяд. «Дерек Марас! Это ваше седьмое нарушение
рабочего распорядка за последний квартал» - медленно проскрипел сервитор, смачно
выплевывая каждое слово в лицо клерку.
«Я знаю…» - устало произнес человек.

«Значит вам известны процедуры. За череду нарушений рабочего распорядка вы, Дерек Марас,
лишаетесь рабочих привелегий…» «Да, я слышал…» - перервал его клерк. «А также вам
присуждается наказание в виде сотни плетей. Явитесь к своему штатному карателю за
получением наказания после окончания рабочего дня. Передайте эту документацию карательный
отдел. Слава Императору!» - не обращая на Дерека внимания, вывел сервитор и из маленькой
печатной машинки, расположенной немного ниже рта машины вылез длинный лист пергамента,
разделенный на две части. Дерек уныло оборвал лист и, скрутив в свиток, затолкал в свою сумку.
Пройдя сервитора, Марас прошел на свое рабочее место – миновав два огромных павильона,
заполненных комнатушками два на два метра, он, наконец, подошел к своему закутку. Чиновник
уселся за коагитатор и нажал на руну включения – перед ним сразу же высветилось табло… Через
двенадцать часов работы, Дерек уже не был в силах держать голову чем-то, кроме рук. «Как это
так? У меня сын… Что я буду делать? Ещё и порка…» - такие мысли роились в его голове.
«RG/Планета/номер полка/1-3 на PA/INF/MO/987/01? Или ML/987? Да насрать…» - подумал клерк
и нажал руну отправки…

-Что!? Да как такое возможно! Что эти конторные крысы о себе возомнили!? – Полковник ударил
кулаком по инфостойке и диким взглядом прошелся по палубным офицерам.
-Держите себя в руках, , мне тоже не нравится идея того, что нам придется везти ваши полки на
край галактики! – капитан транспортной баржи утер стекающую из уголка аугментированного рта
слюну.
-Эти сволочи… Эти!.. – от злости полковник был готов взорваться. –Они отправляют нас… Куда!?
Где это вообще находится!? – название Сепултхеор никак не соотносилось со знаниями о
различных варзонах в голове полковника.
-Пройдемте. –Капитан повел рукой и указал на карту галактики, сфокусированной на одной
планетке, которая даже не была отмечена как имперская территория.
-Это, как вы уже знаете, Сепултхеор – планета феодальная, покинутая Империумом два века
назад. Никакой информации, которой я могу поделиться, за исключением отчетов первых
исследователей о ней мне найти не удалось…
Капитан выдержал паузу и обратился к одному из младших офицеров с просьбой принести
инфопланшет.
-И нам поступил приказ высадить ваш и 211 Сласский полки на ней.

-К фрагу! – Полковник схватил себя за седые пряди и дернул, оставив в руках по клоку волос.
Злобно оглядев мостик, он развернулся и скрылся в шлюзе.
Через два месяца вы уже были на орбите Сепултхеора – благо, он для флотских стал ещё одной
точкой на пути к изначальной варзоне. На вокс-сигналы и послания астропатов на поверхности не
ответили; на тех немногих снимках с орбиты, что были сделаны, имперский космопорт,
возведенный на скорую руку из рокритовых плит и установленных на них бараках, выглядел
совершенно заброшенным – через бетон прорвалась трава, а здания затерялись в деревьях.

Десант прошёл спокойно. Высадившиеся части Сласцев выжгли растительность и, вдобавок к


баракам, были обнаружены складские здания и ангары, способные вместить всю технику, что у
вас имелась. Второй волной высадились грузовики со снаряжением и прометиевозы – склады
сразу же заполнились и привлекли стайку мигрирующих с орбиты интендантов, оккупировавших
припасы. Вы были третьей волной – полковник со своей ротой летели первыми, вы же были
вместе с майором Вронтом во втором транспортнике. В пропахшем маслом и разваливающемся
от ржавчины транспортном шаттле уместилась вся ваша рота – люди разместились у стен, а
технику пристегнули к специальным рельсам по серединной линии корабля. «Всем подготовиться.
Отрыв через десять секунд» - из динамиков раздался голос пилота. Вы расслабились и откинулись
на спинки кресел, которые показались вам каменными, а затем пространство вокруг вас
содрогнулось – вы стартовали. Полет до поверхности занял более трех часов, в атмосферу вы
вошли через 60 минут после отделения от баржи. Вход сопроводился мощным ударом и
скрежетом, изданным десятым, последним в ряду и ближайшем к вам Леманом Руссом –
«Святыней Пылающей» парней из третьего эскадрона. Танк поехал и воткнулся в заднюю
аппарель. Целая стойка, к которой прикручена была машина, вырвалась из пола и, пролетев
десяток метров, размозжила голову Сагану – вашему командиру танка, а затем, просвистев мимо
ваших лиц и вырвав майору Вронту глаз, она выпустила кишки Роланду – другому члену экипажа
вашей машины, трос не оборвался и этот окровавленный кусок металла, отбившись от
пласталевой переборки полетел обратно…
(ГЕЙМПЛЕЙ)
После приземления трупы выволокли наружу и отдали медикам из 211 Сласского – они
задокументировали смерть и отправили тела в морозильники для разбора на органы. Вашу роту
заселили в одну из казарм, близкую к ангару, в который завезли Руссы. Комиссару и техножрецу
были выделены отдельные комнаты – первый был расквартирован в той же казарме, а
технопровидец получил место рядом со своими двумя собратьями и вспомогательными
сервиторами в ангаре на подуровне инженерных помещений.

В дверь раздается стук. На пороге оказывается, судя по нашивкам на мундире, сержант, который,
подтянувшись, отдает вам честь.
-Комиссар, разрешите доложить – отчеканивает он (ОТВЕТ САНИ). –Майор Вронт и лейтенант
Йорге требуют вашего присутствия, сэр. Требуют его немедленно. – немного замешкавшись
добавляет он.
-Вы готовы идти?

Вы только успели разложить личные вещи в казарме и занять койки, как к вам подошел знакомый
сержант Рорш, адъютирующий Йорге.

-Сочувствую вашей потере, парни… Саган был хорошим парнем – с долей смущения на лице
произносит он. (ОТВЕТ ГОШИ И ГЕОРГИЯ) – Но служба не ждёт. Вам двоим приказано явиться к
лейтенанту в штаб. Там будет Вронт, так что давайте побыстрее.
Под сочувствующие взгляды ваших ротных товарищей, вы покидаете барак.
Сообщение застает вас во время работы – предбоевой подготовки Ризы Перерожденной.
Сервитор, которого экипаж прозвал Галатией, повернул к вам свою голову. Она представляла из
себя молодую девушку, худую, можно сказать, высохшую. Урезанная ровно по пояс она была
«одета» в колье из печатей чистоты, закрывающих грудь. Пучки проводов тянулись из портов в
коже, из глазниц торчали и уходили в переборку толстые кабеля, рот был заменен на динамик,
нижняя челюсть отсутствовала, а руки не напоминали человеческие вовсе – они представляли из
себя манипуляторы, связанные с механизмом заряжания – человеку было бы трудно сказать, где
они начинаются, ибо надплечья и плечи были обтянуты кожей, закрепленной на толстые
заклёпки.

-Технопровидец (Номер), ваше присутствие требуется в штабе роты. Просьба явиться не подлежит
отказу и промедлению Слава Омниссии.
Девушка закончила говорить, вернула голову в изначальное положение и поникла, отключившись.

Вы все собираетесь около низкого бетонного здания, сейчас служащего в качестве штаба вашей
роты. Над мощными гермостворками висит ваше полковое знамя – каждая рота имеет его копию,
которая является их ротным стягом. По обе стороны от дверного проема, с оружием в руках, стоят
два гвардейца из вашей же второй роты – они пространно улыбаются, глядя на вас и сержанта.
-Вас уже ждут, парни. Комиссар, поздравляю ва… – начинает говорит один, отдавая честь
{имя}комиссара и сержанту, но его прерывает угрожающий взгляд Рорша.
Двери перед вами раздвигаются и вы попадаете в тесное помещение, заставленное
радиоаппаратурой и несобранными деталями, похоже, принадлежащими к разному сложному
оборудованию. (возможность бросить на технологию для Августина).
Склонившись над стоящей в центре помещения столешницей картой, стоят два офицера, ещё
немного поотдаль, адъютант майора техноколдует над вокс-передатчиком, закрепленным на
стене.
-Господа! – лейтенант с майором отдают комиссару честь – Вы наконец прибыли! – Вронт
поправляет повязку на глазу и продолжает, пока лейтенант возвращается к чтению карты.
-Комиссар (имя), технопровидец… -Не ожидая того, что он не будет знать имени техножреца,
майор осекается.
-Да, именно вы. С сегодняшнего дня вы – он кивает на комиссара – исполняющий обязанности
командира танка, а вы – майор делает кивок в сторону технопровидца – заряжающего. Это
окончательное решение и обжалованию не подлежит – мы страдаем от «малокровности» нашего
полка, а пустить этих свиней со Сласо в наших «малышек»… Черта с два! – майор потрясает в
воздухе кулаком в кожаной перчатке.
-Дункан… Документация для (имя) комиссара. Не забудь о ней. – Лейтенант подталкивает к краю
стола увесистую папку, набитую до треска.
-Да… Комиссар, исполняя ваш профессиональный долг вы обязаны распространять в рядах
гвардейцев макула… Кхм… Памятки для поднятия боевого духа, а также я попрошу вас напомнить
роте, отданной под ваш надзор пункты устава, соответствующие субординации в бою и во время
расквартирования в части. Здесь также лежат распорядки дня, табеля, бланки на повышение и
прочее – занесете интенданту Адольфо и распространите среди моей роты. Что куда – сами
разберётесь.
Папка кочует из его рук в ваши и он отдает всей пати честь.
-Служите с достоинством господа. Все свободны. – не ожидая ответа, он возвращается к карте.
Сержант Рорш подходит к штаб-сержанту у вокса, а вы остаетесь без всякого внимания.
ПАПКА
Обследуя документы, находящиеся внутри, вы понимаете, что все бумаги перемешаны и
перепутаны – чтобы разобраться и подписать нужные понадобится не менее восьми часов. На то,
чтобы разнести все нужные памятки уйдет ещё два часа и столько же на перечтение и донесение
до умов ваших солдат пунктов устава.

Казарма
В вашей казарме вас встречают ваши ротные товарищи – все заняты своими делами, однако один
экипаж сидит особняком. Эти люди – экипаж «Святыни…», конечно, в случившемся на борту нет их
вины, однако все равно остальные гвардейцы обходят их стороной. Увидев (Имя гоши), он лезет
за пазуху, но только стоит (имя сани) попасться на глаза, как парень продолжает делать вид что
чем-то занят.

Комната Сани
Вы видите обычное обиталище офицера – тяжелый шкаф, кресло и рабочий стол без лампы.
Ничего примечательного, кроме ещё папки, лежащей на столе, очевидно, кем-то подложенной.

Ангар
Ангар забит машинами, сервиторами и некоторыми экипажами, что решили самолично провести
подготовку своих машин – все бригады трудятся под началом двух техножрецов, относящихся к
первой и третьей ротам. Ваша машина стоит в конце зала, у самой стены, часть которой занята
гермодверью. Отсюда можно попасть в инженерные помещения, где расквартированы
техножрецы вместе с сервиторами.

Медпункт

Медпункт сейчас пустует. В дверях, сидя за бетонной переборкой в отдельной комнатке с окном,
выходящим к вам, находится капрал сласского полка.
-Доброго дня. – он по-молодецки делает воинское приветствие. –Зачем вы здесь? Док сейчас
занят.

В другой комнате полковник получает таблетки от врача.


Склад

Стоит вам войти, вы сразу оказываетесь в хаосе разгрузки-погрузки. Многочисленные сервиторы


снуют в разные стороны, таская запечатанные коробки, а в некоторых, открытых, лежат десятки
килограммов боеприпасов и снаряжения. Внезапно, рядом с вами материализуется гвардеец со
знаками различия рядового первого класса, по его лицу и телосложению становится очевидно, что
происходит он из слассийцев.
-Комиссар, технопровидец… - будто не замечая (Гошино имя) и (гейоргия имя) – он продолжает.
-Если вы хотите что-то реквизировать, то нечего по капралам ходить – они все равно ничего
хорошего не дадут, ленивые скоты. Пройдемте за мной к префекту Адольфо. – рукой он указывает
на металлическую лестницу, которая ведет на второй этаж.
-Если захочет – хоть бэйнблэйд вам найдёт.
Остановившись у помещения, помеченного знаменем с инсигнией администратума, гвардеец
указывает на него большим пальцем.
-Тут он сидит. Через него всё идет – а старик бдит, чтобы ничего не украли. – просвещает он вас.
Внутри вы видите… Огромный стол. Он - первое что цепляет ваш взор. Вокруг него располагаются
десятки ящиков с документацией, многие из которых сейчас раскрыты. Стены заставлены
полками, полными книг и свитков с позолоченными печатями. Ваши грязные ноги в кожаных
ботинках встают на красный ковер, ведущий к столу, что заставляет маленького по сравению с
этим самым столом человечка исключительно сильно поморщиться. Прямо перед ним на стойке
лежит книга с названием на неизвестном вам языке, на искусно выложенной мозаикой обложке
вы различаете криговца, изображенного в профиль.
-Комиссар, позвольте засвидетельствовать вам своё почтение. Вы здесь явно не за тем, чтобы
проявить ко мне любезности. –Его брови сдвигаются к переносице, а голос приобретает
заговорщицкий тон.
-Неужели вы нашли нарушения? Кто-то совершил кражу? По отношению к вам было проявлено
неуважение?
(Ответ Сани)
-Ах! Вот в чем дело… А эти люди… -он проходится чутким взглядом по всем членам группы, слегка
задерживаясь на техножреце.
-Они – ваши компаньоны, я полагаю. Ну что же, через меня и правда будет проще получить
некоторые преференции перед другими запросами. Вы что-то хотели взять посмотрите в каталоге
и я постараюсь достать это со склада.