Вы находитесь на странице: 1из 4

Школа Александрийская.

Высокообразованное общество Александрии требовало от христиан особого подхода,


и очень рано, очевидно уже во II веке, здесь появилась особая школа для катехуменов, то
есть для тех, кто готовился принять водное крещение. Некоторые полагают, что это
христианское училище было основано еще Марком. (Таль,с.76) Сначала оно было
обыкновенной школой, бывшей при епископских кафедрах для первоначального
наставления или оглашения в вере обращавшихся в христианство. Позднее оно стало
богословско-учено-образовательным заведением, столь важном в этом сосредоточии
всемирной образованности и учености.
Александрийская школа богословия сформировалась на двух основных источниках:
греческом переводе Ветхого Завета – Септуагинте, который возник и распространился
именно здесь, и трудах Филона Александрийского. Филон синтезировал ветхозаветное
учение с греческой религиозной философией и привил вкус к использованию аллегории
как основного метода толкования Священного Писания.
Предшественниками учителей Александрийской школы были эллинизированные
иудейские богословы, философы и писатели Александрии — крупнейшего центра
еврейской диаспоры (рассеяния). Одним из первых представителей этого направления был
Аристобул (II в. до н.э.), который вместе со своими последователями усвоил
аллегорический метод толкования древних текстов, впервые разработанный греческими
философами. Самым плодовитым и влиятельным иудейским богословом
Александрийской школы, как уже было сказано, был Филон Александрийский, живший в
I в.
В Александрийской школе обучали классической литературе и философии,
предполагая, что эти науки должны использоваться при разработке основных положений
христианского богословия. Те, которые окончили Александрийскую школу, ставили перед
собой задачу привести христианство в систему, дав ему философское обоснование. Но
вместо того чтобы основное внимание сосредоточить на грамматико-историческом
анализе Библии, они развили аллегорическую систему толкования. Интерпретаторы этого
типа основывались на предположении, что смысл Писания не однозначен. Используя
аналогию с человеческим телом, душой и духом, они утверждали, что Писание имеет, во-
первых, буквальное, историческое значение, которое соответствует человеческому телу,
во-вторых, скрытое, моральное значение, которое соответствует душе, и еще более
глубокое, духовное значение, которое могут осознать лишь самые духовные христиане.
Этот метод толкования нанес большой ущерб, довольно сильно препятствуя
истинному толкованию Писаний. Он приводил к абсурду, и чаще всего богословские идеи
подобного рода находились в противоречии с Писанием.
Представители Александрийской школы настойчиво подчеркивали единство личности
Христа, нераздельность в Нем двух природ, Божественной и человеческой. Вместе с тем
александрийские богословы не смешивали две природы во Христе. Например, для
Кирилла Александрийского Бог-Логос, предвечно существовавший Иисус Христос,
остался тем же самым, каким был до воплощения в человека. Он присоединил к Себе
человеческую природу, не изменяя Своей Божественной природы.
Понимание этой проблемы осложнялось тем, что богословский язык для христианства
был недостаточно разработан. Кроме того, сам по себе сложнейший вопрос соединения в
Богочеловеке двух природ с трудом поддавался точному выражению. Желание утвердить
мнение о единстве личности Христа александрийскими богословами все же порой
приводило к затушевыванию различия трех лиц, или ипостасей, Единого Бога — Отца,
Сына и Святого Духа. Заслуги в разработке учения о Троице, как, прежде всего, о трех
неслиянных ипостасях Божества, принадлежат в первую очередь богословам
Антиохийской школы.
Около 180 г. Александрийскую школу возглавил Пантен (180-191 гг.), преемник
Аеинагора, родом из Афин, талантливый служитель, который, как указывают некоторые
источники, до обращения был стоиком. (Кернс с.86) Его поэтично называли «сицилийской
пчелой, собиравшей с цветов апостольского луга чистое сокровище ведения и влагавшей
его в души слушателей». (Санников с.193) Приняв христианство, он посвятил себя
распространению его как между язычниками греко-римской империи, приходившими
слушать его уроки, так и между варварами, для чего путешествовал в Индию. Пантен учил
устно и не оставил после себя письменных сочинений. Однако Тальберг пишет, что он все
таки написал несколько комментариев на Священное Писание, но они не дошли до наше-
го времени. (Таль. с.76)
Тит Флавий Климент (150-ок.215 гг.), александрийский пресвитер, ученик Пантена
и, после него, наставник училища (191-202). Будучи язычником, он получил, в свое время,
всестороннее образование, которое усовершенствовал еще, после обращения в
христианство, своими путешествиями с научной целью по Греции, Италии, Сирии и
Палестине. Сделавшись в Александрии учеником Пантеона, он заменил его в должности
катехета, когда тот отправился проповедовать Евангелие в Индии. В новой должности
Климент получил, вероятно, сан пресвитера. (Таль.с.76) В гонение Септимия Севера
(202г.), когда ему угрожала опасность, он удалился на восток и проживал в Иерусалиме,
Антиохии, Каппадокийской области, продолжая ревностно трудиться на пользу Церкви
словом и писаниями. Возвращался ли он до смерти, последовавшей в 220 г., в
Александрию, неизвестно.
Деятельность его, главным образом, протекала в александрийском училище, где он,
толкуя Писание, раскрывал пред своими слушателями христианское вероучение так
доказательно и убедительно, что многие из язычников под влиянием его уроков,
обращались в христианство, а также литературное творчество. Литературный стиль
Климента отличался поэтичностью, убедительностью и живостью изложения. Он написал
немало сочинений, но сохранилась только небольшая часть его работ. В своих сочинениях
Климент стремился облечь христианское учение в научную форму. По этому, зная хорошо
языческую литературу греков, в своих сочинениях процитировал около 500 авторов. При
этом, вопреки мнению некоторых отцов и учителей Церкви, чуждавшихся философии и
науки, он считал таковые полезными для христианства, поскольку они, образуя
человеческий ум, помогают глубокому и всестороннему понимание христианского
вероучения. Среди сохранившихся сочинений следует особо выделить трилогию:
«Увещевание», «Педагог» и «Строматы».
В своем сочинении «Увещевание» (Протрептик) Климент разоблачает языческую
мифологию и религию, как выдумки поэтов, убедительно показывает превосходство
христианства как истинной философии, чтобы язычники смогли признать его.
В «Педагоге» (или более точное ее название – «наставник», «воспитатель») Климент
обращается уже не к язычникам, а к христианам, показывая, что Христос-Логос является
истинным Воспитателем, Который дал правила христианского поведения.
В «Строматах» (дословно - «пестрые ковры», а в переносном смысле – «сборник
мыслей, изречений») Климент в восьми частях, или книгах, излагает пути истинного
познания Бога - христианского гносиса. В первой книге христианство представлено как
истинное знание, а христианин как истинный гностик. Климент полагал, что все истинное
греческая философия заимствовала из Ветхого Завета и тем самым она участвовала в
подготовке к принятию Благой Вести. Во второй книге он показал, что христианская
модель превосходит языческую. В третьей книге изложены взгляды христиан на брак. В
книгах седьмой и восьмой, наиболее интересных, он показывает религиозную жизнь
христиан.
Не подлежит сомнению, что Климент благожелательно относился к философии
греков, но внимательное изучение его сочинений ясно дает понять, что, по его мнению, на
первом месте в жизни христианина должна стоять Библия. В то же самое время он считал,
что если вся истина принадлежит Богу, то и та истина, которая заключается в греческой
философии, должна быть использована на службу Богу. Такая позиция представляла
опасность, поскольку могла незаметно привести к слиянию христианства с греческой
философией, и в результате получилось бы нечто отличное как от греческой философии,
так и от учения Библии.
Климента на посту руководителя катехизической школы в Александрии сменил его
ученик Ориген (ок.185—254). Отец его Леонид, александрийский ритор, был научно и
христиански образованным. Под его руководством он и получил первоначальное
образование, проявляя с юных лет необыкновенные дарования. Его знания также
обогатили уроки Климента. В возрасте шестнадцати лет Ориген взял на себя заботу о
своей семье, состоявшей из шести человек, когда был замучен его отец Леонид. Как
сказано в одном из источников, он хотел быть замученным вместе с отцом, но мать
спрятала одежду, и ему пришлось остаться дома. (Кернс с.88) Ориген решил сделаться
преподавателем словесных наук и тем себя содержать. Многие язычники, желавшие
принять христианство, обращались к нему с просьбой научить их истинам, что он и делал.
Во время гонений он ободрял и поддерживал верующих, безбоязненно посещая
заключенных, сопровождая их в суды и даже на место казни, причем сам едва избегал
смерти. Видя желание Оригена, александрийский епископ Димитрий в 203 г. поручил ему,
в возрасте 18 лет, должность катехета и был избран преемником Климента на пост главы
школы и занимал это положение до 231 года. Ревностно преподавая, он свободное время
проводил в молитве, в изучении Писания и стремился вести аскетический образ жизни.
Слава Оригена, как великого христианского учителя, привлекала к спору с ним многих
языческих. философов. Для большей успешности в таких спорах Ориген отлично изучил
все философские системы. Свои познания он расширил путешествиями в Палестину,
Грецию и Рим. Для противопоставления ученым язычникам христианских истин, Ориген
признал полезным для Церкви принять от язычников научную форму, в которую можно
вложить христианское вероучение. Число его учеников все увеличивалось, он нашел
помощника, в лице друга своего Иракла, и разделил школу на две половины. Иракл
преподавал начинающим ученикам, а сам Ориген более совершенным. В 217 г. Ориген
был приглашен одним князем для проповедования в Аравии. В 219 г. он отправился в Па-
лестину и обосновался в Кесарии. Кесарийский епископ, Феоктист, позволил ему в своей
церкви и в своем присутствии беседовать и изъяснять Писание, хотя он не был еще
рукоположен на пресвитера. Позже кесарийский епископ Феоктист и Иерусалимский
Александр посвятили его в пресвитера, считая, что тогда он будет иметь больше значения
у еретиков. Это вызвало неудовольствие александрийского епископа Димитрия,
считавшего, что мирянину не следует публично учить в церкви. Постановлением собора в
232 г. он был извержен из пресвитерского сана и отлучен от Церкви. Ориген сосредоточил
всю свою ученую деятельность в Кесарии. Он основал такую же школу, как и в
Александрии. В 244 и 248 гг. Ориген принимал участие на аравийских соборах против
еретиков. Во время гонение Деция в 250 г. Оригена арестовали, и в 254 г., обессиленный
старостью и претерпленными муками, в Тире он умер.
Литературная деятельность Оригена является очень обширной. Епифаний приписывал
ему до 6000 сочинений, считая, конечно, все его беседы и письма, хотя современные
исследователи називают более маленькую цифру – две тысячи. (Санников с.197) Большое
место в его работах занимают экзегетические сочинения, комментарии к библейским и
евангельским текстам, которые охватывают почти всю Библию, проповеди и гомилии. Он
полагал, что смысл Писания троичен, подобно троичности человека. Первый уровень –
плоть книги, это буквальное значение; второй уровень – душа текста, то есть заключенное
в нем наставление в нравственности; третий, высший уровень – иносказание, как правило,
совершенно отличающееся от прямого смысла.
Огромная работа была проделана Оригеном в области библейской критики. Он
составил знаменитые «Тетраплы» то есть сведенные в четырех параллельных столбцах
греческие переводы Ветхого Завета. Для некоторых его частей Оригену удалось найти
еще несколько переводов, и в некоторых местах он добавил столбцы таким образом, что
получились «Гексаплы» (шесть столбцов), а иногда и больше – «Энеаплы». В этой работе
Ориген пытался составить текст, который христиане могли бы признать за оригинал. Это
сочинение осталось лучшей работой по экзегетике вплоть до эпохи Реформации. К
сожалению, до настоящего времени из них сохранились только отрывки и ссылки.
Оригеном составлено фактически первое фундаментальное догматическое сочинение
в четырех книгах – «О началах», в котором он проводит богословский синтез
христианских воззрений. Его аргументация очень ярка и оригинальна. Например,
полемизируя о Троице, Ориген указывает, что Сын есть сияние славы Отца (Евр.1:3), и
Бог не может быть без славы, следовательно, не было времени, когда Сына не было.
Большое значение для творчества Оригена имели апологетические сочинения, и среди
них – восемь книг «Против Цельса» — ответ на произведение Цельса «Правдивое слово»,
где последователь Платона выдвигает против христиан обвинение в иррационализме и
пытается доказать, будто христианство не имеет исторического основания. Ориген отверг
эти обвинения, показав, что христианство, в отличие от язычества, довольно сильно
воздействует на поведение людей — на них оказывает огромное влияние чистота Христа,
Главы христианства, и Его последователей — и что христиане непредвзято относятся к
поискам истины.
Учение Оригена, как и всей александрийской школы, отличалось увлеченностью
весьма свободным аллегорическим толкованием, в результате чего он выстроил систему, в
которой христианство подчас едва узнаваемо. Многие воззрения Оригена, особенно его
представление о человеческих душах, которые суть воплощение Ангелов, не принявших
решение, с кем пребывать в вечности, либо представление о спасении в конце веков всех,
включая осужденных грешников, другие нетрадиционные взгляды осуждались. На Соборе
543 года его предали анафеме как еретика, а десять лет спустя осуждение Оригена
подтвердил V Вселенский Собор, и его сочинения подлежали уничтожению. Но как бы ни
относилась к нему официальная церковь, его система взглядов в основном была принята
христианством и оказала огромное влияние на богословов древней Церкви и на развитие
богословия. Его последователями стали не только «каппадокийские Отцы»; великие
западные богословы — Амвросий Медиоланский, Августин, Иероним также многое
почерпнули у него. Виднейшим представителем александрийской теологии стал Кирилл
Александрийский (ок. 370-444).
Порфирий, ученик неоплатоника Плотина, дает интересную оценку Оригена: «Ориген
живет по-христиански, по воззрениям же своим эллинствует». (Санников с.197.)

Тальберг Н. История христианской Церкви. Москва: «Интербук», 1991. с.72-80.

Эрл Е.Кернс. Дорогами христианства. Москва: «Протестант», 1992. – с.85-90.

Санников С.В. Двадцать веков христианства. Первое тысячелетие. Одесса: Изд-во


ОБС «Богомыслие», 2002.