Вы находитесь на странице: 1из 7

НАУЧНЫЕ СТАТЬИ И ДОКЛАДЫ

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.


ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

УДК 329.14’17(571.6)(=531):929’’191/193’’
В.  В.  СИНИЧЕНКО, начальник кафедры
гражданско-правовых дисциплин Восточно-
Сибирского института МВД России,
доктор исторических наук, профессор
(г. Иркутск)

V.  V.  SINICHENKO, head of the Chair of Civil


Law Disciplines of the East-Siberian Institute of
the Interior Ministry of Russia, Doctor of History,
professor (Irkutsk)

ШПИОН И РЕВОЛЮЦИОНЕР ЛИ ЧЖОН ХО (ЛИ ЧЖОНХО)

A SPY AND A REVOLUTIONARY BY LEE JEONG-HO (LEE JEONG-HO)

Аннотация. В статье анализируются причины, по которым в 1937 г. советская власть


предприняла ряд репрессивных мер в отношении лидеров корейского социалистического движе-
ния. На основе впервые вводимого в научный оборот архивного материала делается вывод, что
часть лидеров корейского национально-освободительного движения накануне и в годы Первой
мировой войны, не получив поддержки российского государства по освобождению от оккупа-
ции Корейского полуострова, разочаровалась в царском правительстве и перешла если не совсем
к антироссийским действиям, то вполне очевидной антироссийской риторике и пропаганде.
Одним из представителей левого крыла корейского национал-освободительного движения
был националист Ли Чжон Хо, член общества «Кунмихве», а потом пророссийского общества
«Квонопхве». Не получив поддержки от российской администрации, этот корейский инсургент
стал сотрудничать с китайской разведкой, надеясь получить поддержку Китая при планируе-
мом освобождении Кореи. Высланный в годы Первой мировой войны в Китай Ли Чжон Хо вел ан-
тироссийскую пропаганду среди корейцев Приморья, призывал их дезертировать и не служить
в российской армии. Ли Чжон Хо был арестован и пребывал в заключении пока его не освободила
советская власть после Октябрьской революции. Затем революционер и шпион Ли Чжон Хо
примкнул к социалистам.
Ключевые слова и словосочетания: корейцы, японцы, независимость, национальное обще-
ство, политические эмигранты, жандармы, контрразведывательное отделение.

Annotation. The article analyzes the reasons why in 1937 the Soviet government took a number of
repressive measures against the leaders of the Korean socialist movement. On the basis of the archive
materials for the first time introduced into scientific circulation, it is concluded that some leaders of
the Korean national liberation movement on the eve and during the First world war did not receive the
support of the Russian state for liberation from the occupation of the Korean Peninsula, they became
disillusioned with the tsarist government and moved, if not quite to anti-Russian actions, then quite
obvious anti-Russian rhetoric and propaganda.
One of the representatives of the left wing of the Korean national-liberation movement was
a nationalist by Lee Jeong-Ho, a member of the society «Conmigo», and then the Pro-Russian society
«Konopko». Not having received support from the Russian administration, the Korean insurgent began
to cooperate with Chinese intelligence, hoping apparently to get the support of China in the planned
liberation of Korea. Expelled during the First world war in China, Lee Jung Ho led anti-Russian

9
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.
ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

propaganda among the Koreans of Primorye, urged them to desert and not serve in the Russian army.
Li Jun Ho was arrested and held in prison until he was released by the Soviet government after the
October revolution. Then a revolutionary and a spy by Lee Jeong-Ho joined the socialists.
Keywords and phrases: koreans, Japanese, independence, national society, political emigrants,
gendarmes, counterintelligence department.

В научных трудах советского периода это были происки японских специальных


вопрос репрессий в 1930-е гг. ХХ в. в отно- разведывательных служб [6].
шении лидеров корейского коммунистиче- Все вышесказанное позволяет нам
ского и социалистического движения был сделать вывод, что, несмотря на солид-
табуированной темой. Например, написан- ную историографию национально-освобо-
ная в советский период книга М.  Т.  Ким дительного движения корейцев, вопросы,
«Корейские интернационалисты в борь- связанные с работой японской и китайской
бе за власть Советов на Дальнем Востоке разведок в корейских национальных орга-
(1918–1922)» содержит сведения о 72 геро- низациях, по сути, отсутствуют. В то же
ях (в основном о социалистах). Однако ав- время это порождает целый ряд вопросов.
тор не стал объяснять внезапное исчезно- Например о том, как корейцы пользовались
вение в 1930-х гг. более половины героев российской разведкой и вели антияпонскую
книги. Вместе с тем при описании доре- войну, написано в многочисленных работах
волюционного периода связь с революци- Б. Д. Пака, в связи с чем возникает вопрос:
онным движением в России была главным «Почему корейцев массово арестовывали в
критерием в оценке лидеров корейского 30-х гг. не как наследников монархических
национального движения. Это позволяло организаций, а как японских шпионов?».
разделить борцов с японской оккупацией Известно, что многие борцы нацио-
в ХХ  в. на хороших (демократических) и нально-освободительного движения при-
плохих (буржуазно-помещичьих) [1]. нимали участие в националистическом,
После образования в 1991 г. Российской а впоследствии и в коммунистическом дви-
Федерации направленность востоковедче- жении (Ли Габ, Ю Ин Сок, Ли Чжон Хо,
ских исследований коренным образом изме- Ли Ган, Мун Чанг Бом, Ли И Сунн, Ли Ин
нилась. Одной из первых книг, показавших Сун). Большинство из них были связаны
двойственность судьбы российских корейцев, с пророссийской корейской организаци-
взаимодействие в ней национального и ин- ей «Квонопхве», созданной российскими
тернационального, стала вышедшая в 1994  г. спецслужбами накануне Первой мировой
с предисловием М. Н. Пака книга Б. Д. Пака войны. Впоследствии большинство ко-
«Корейцы в Российской империи» [2]. рейцев, представителей национального,
Работы Б. Д. Пака существенно до- а затем социалистического движения были
полнили наши знания об антияпонском ликвидированы во времена сталинских ре-
повстанческом движении в России. Од- прессий конца 1930-х годов.
нако приведенные автором сведения из Можно, конечно, говорить о том, что
документов архивов о том, что некоторые сталинские репрессии в отношении корей-
корейцы-лидеры антияпонского движения ских патриотов были порождением шпио-
были настроены враждебно по отношению номании и тоталитарной паранойи, но мы
к России, оказались для русского читателя попытаемся описать на основе архивных
неожиданными [3–5]. Содержание издан- материалов дореволюционной эпохи те
ных в последние годы работ по истории Ко- факты, которые послужили в последующем
реи свидетельствует о том, что отношение (1937 г.) основанием подозревать корейцев
к корейским инсургентам в официальной в массовом шпионаже, что привело, безус-
историографии России и Кореи остается ловно, к бесчеловечному и несправедливо-
однотипным и продолжает тот тренд, ко- му переселению всех корейцев из Примо-
торый был заложен еще в советской исто- рья в Среднюю Азию.
риографии: корейские патриоты боролись Политическая деятельность корей-
против японцев за независимость своей ро- цев в начале ХХ в. связана с корейскими
дины, если их и объявляли шпионами, то национальными организациями. Нака-
10
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.
ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

нуне Первой мировой войны, 10 ноября ных: 1) председатель Ли Сан Сер (Ли Сан-
1911 г., в Ново-Корейской слободке (Синхан- соль), бывший председатель запрещенного
чхон) во Владивостоке российские власти общества «Кунминхой», содержавшийся
создали корейское национальное общество в 1910  г. в тюрьме по постановлению Ох-
«Квонопхве», в переводе на русский  – «Об- ранного отделения; 2) казначей Да Чань Хо
щество развития труда», на котором утверди- (Чо Чжонвон), бывший письмоводитель за-
ли устав и избрали его руководящие органы прещенного общества «Кунминхой»; 3) Ким
[1, с. 283–288]. В руководство «Квонопхве» Ун Нен (Ким Уннён), личность неизвестная;
вошли Пётр Семёнович Цой – председатель 4) секретарь Николай Иванович Ким, кре-
правления, Виктор Сергеевич Хон – заме- стьянин Приморской области, состоит
ститель председателя, Иннокентий Ива- личным секретарем корейского поддан-
нович Ким – руководитель канцелярии. ного Ли Чжонхо; 5) директор народно-
Все они были русско-подданные корейцы. го просвещения – корейский подданный
Из числа последних было назначено боль- Чен Тя Куан (Чон Джэгван), личность
шинство заведующих отделами. Надо пола- неизвестная; 6) директор торговой пала-
гать, что, не желая осложнений с русскими ты Лев Петрович Цой; 7) директор по
властями, лидеры корейской политэмигра- дипломатической части Николай Никола-
ции сознательно отошли в тень и не заняли евич Ким (один из организаторов покуше-
руководящих постов в «Квонопхве», выдви- ния корейцев на японского политическо-
нув в руководящие органы русско-поддан- го деятеля князя Ито в 1909 г. в Харбине)
ных корейцев. [7, с. 186].
Однако это не означало, что корейские На основании поступаемой от жандар-
политэмигранты – не русско-подданные мов информации о ненадежности корейцев
и не играли никакой роли в деятельности 7 февраля 1913 г. иркутский генерал-губер-
общества. Наоборот, в работе «Квонопхве» натор подписал Указ о регистрации всех
приняли активное участие эмигрировав- прибывающих в край японских, корейских
шие в Россию деятели просветительского и китайских подданных. Азиатские об-
движения, которые сотрудничали с амери- щества подлежали регистрации. За ними
канским обществом «Кунминхве» Ли Сан- предписывалось установить негласный
солем, Чон Джэгваном, Ли Чжонхо, Син надзор. Японцам, равно как и китайцам, и
Чхэхо, Юн Хэ и др. корейцам, запрещалось проживать на же-
Деятельность корейских политэми- лезнодорожных станциях, имеющих стра-
грантов, не ставших принимать российское тегическое значение [8, л. 30–33].
подданство, заинтересовала власти. В этой В марте 1913 г. в штаб Приамурского во-
связи представляет большой интерес ра- енного округа поступили сведения о том, что
порт пристава 4-й части Владивостокской новый член общества «Квонопхве», бывший
городской полиции полицмейстеру г. Вла- член «Кунмихве», Ли Чжон Хо (Ли Чжонхо,
дивостока от 14 марта 1912 г.: Ли Чжонхо) перекуплен японским службами
«Вследствие представления Вашего вы- и передал им сведения о численности и де-
сокопревосходительства за № 233, представ- ятельности корейцев в России. Ли Чжон Хо
ляя при сем устав общества «Развитие труда» немедленно арестовали [2, с. 196].
в 2-х экземплярах и список членов правления 31 марта 1913 года ротмистр отдель-
общества, разрешенного к открытию 10 ноября ного корпуса жандармов Владивостокской
1911 г., доношу, что означенное общество, по крепостной команды Акцынов получил от
собранным мною негласным путем сведени- командира 37-го Сибирского стрелкового
ям, преследует больше цели запрещенного полка уведомление, что в городе Иман оста-
в 1910 г. общества «Кунминхей» («Кунмин- новился кореец Ли Чжон Хо, который начал
хве»), нежели выполнение программы устава общаться с чинами полка, собирая сведения
“Развитие труда”». военного характера. Официально Ли Чжон
Указанные официально обществом Хо выдавал себя за сторонника России,
члены правления – фиктивные. Удалось в то же время он находился в сношениях с
негласно выяснить истинный состав, со- проживающим в Хунчуне корейцем Ху Анг
стоящий поголовно из корейских поддан- Пенгом, который состоял агентом по раз-

11
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.
ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

ведке у китайских властей. В  связи с этим на японскую разведку, а на китайскую:


российские жандармы предположили, что «В процессе обыска у Ли Чжон Хо были
Ли Чжон Хо действует в интересах Китая, изъяты документы: тетрадь «Роль развед-
а не России. ки», письмо с бланком Главного управле-
Отметим, что в том же 1913 г. Влади- ния Генерального Штаба Китайской ре-
востокское генеральное японское консуль- спублики, два письма третьего отделения
ство решило переписать всех корейцев, Главного управления Генерального Штаба
живущих на русской территории. Япон- Китайской республики, два устава об ор-
ский консул Номура Мотоногу во испол- ганизации корейско-китайского общества
нение предписания своего правительства «Тун-чжу-хуй», условный шифр, заметка
обратился за содействием к Ли Чжон Хо, по переписи корейского населения».
а тот – к военному губернатору Приморской Названные документы и переписка по-
области, скрыв, конечно, настоящую цель служили основанием к возбуждению о Ли
предполагаемой переписи и официально Чжонхо переписки для выяснения его степени
заявив, что это нужно для корейского об- причастности к делу разведки в пределах При-
щества. Военный губернатор Приморской амурского военного округа «в пользу одной из
области генерал-майор Манакин 15 марта соседних иностранных держав» [9, л. 147].
1913 г. разрешил провести перепись корей- По собранным негласным сведениям,
ского населения. Однако после получения в августе 1913 г. Ли Чжонхо командировал
информации о том, что инициатором пере- к Хунчунскому полицмейстеру с секрет-
писи является японский консул, полицмей- ным поручением корейца Хан Хенкуона, он
стеру Владивостока приказали отобрать у Ли же Петр Хан. В сентябре 1913 г. им в Пекин
Чжон Хо удостоверение на право проводить из Владивостока был направлен кореец Пак
перепись и сведения, которые были к тому Тон Гуон, устроившийся агентом по раз-
времени уже собраны, чтобы последние не ведке у даотая (градоначальника – прим.
попали в руки японских властей [9, л. 145]. автора) города Яньцзифу.
6 июля 1913 г. у Ли Чжон Хо в квартире На политический характер деятельно-
был произведен обыск и выемка переписки сти «Квонопхве» сразу же обратили внима-
на корейском, китайском и японском языках. ние спецслужбы, и за Ли Чжон Хо началась
Помощник полицмейстера Владивостока слежка со стороны русских властей, в связи
подполковник Домбровский докладывал, что с чем он вынужден был временно перене-
Ли Чжон Хо действительно мог быть двой- сти свою деятельность в Маньчжурию.
ным агентом соседних держав, внедренным 1 августа 1914 г., после начала мировой
в пророссийское корейское национальное войны, когда Япония выступила в качестве
общество. Причина такого умозаключения союзника России, военный губернатор При-
жандармов заключалась в том, что значи- морской области издал распоряжение о за-
тельная часть имущества Ли Чжон Хо нахо- крытии корейских обществ во Владивостоке
дилась в Корее. Несмотря на официальную и других местностях края. Вместе с тем в де-
его ненависть к Японии, оно не было кон- кабре 1914 г. российская разведка зафикси-
фисковано японским правительством, и Ли ровала разведывательную деятельность трех
Чжон Хо получал доход от сдачи корейской немецких офицеров с переводчиком Пак Тон
земли и недвижимости в аренду. Кроме того, Гуоном. По тем же сведениям кореец Пак
несмотря на то что Ли Чжон Хо агитировал Тон Гуон готовился с немцами к заброске
корейцев за освобождение Кореи от японско- с территории Китая в Россию.
го ига, за него не была назначена японскими По данным жандармов, Пак Тон
властями награда. Все это подталкивало рус- Гуон – бывший член пророссийского «Кво-
скую контрразведку к мысли, что Ли Чжон нопхве», проживал в 1913 г. в Никольск-Ус-
Хо – японский агент, задачей которого явля- сурийске, а с 11 августа 1913 г. у корейца
ется изучение образа мыслей и сбор инфор- Ким Изика, подозреваемого в причастно-
мации об активности корейцев, мигрировав- сти к военной разведке в пользу Китая. Пак
ших в Россию [9, л. 146]. Тон Гуон неоднократно посещал китайское
Однако протокол обыска свидетель- общество, общался с даотаем в г. Янцзифу.
ствовал, что Ли Чжон Хо работал не Во Владивостоке жил у Ли Чжон Хо, приво-

12
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.
ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

зил к нему письма от даотая и от него сооб- «Недовольный присоединением Кореи в


щения переправлял к градоначальнику Янь- сентябре 1911 г. он переехал в Россию, отпра-
цзифу. Была установлена связь Ли Чжон Хо вился в августе 1914 г. в Хабаровск, где вместе
с представитеем военной разведки Китая с Ли Сонго готовил среди корейцев брожение,
в китайском городе Гирине – Ван Муеином имевшее целью негодование на японское иго.
(начальник штаба разведки) [9, л. 396]. В августе 1914 г. русский комендант Владиво-
По негласным сведениям (агентур- стока по просьбе японских властей запретил
ным), скорее всего провоцируемым япон- ему пребывание во Владивостоке. После он
ской разведкой, стремившейся через ос- предполагал издавать в Благовещенске жур-
ведомителей опорочить Ли Чжон Хо за нал антияпонского направления, за отказом
антияпонскую деятельность, в сентябре в разрешении вынужден был отставить это
1913 г. с часу ночи до 4 часов утра у него в намерение. С тех пор вместе с другими ведет
квартире был прибывший во Владивосток пропаганду» [11, л. 573 об.].
японец Китицтаро Танигуци (профессор), 28 июля 1915 г. ротмистр Немысский в
направляющийся в Россию с каким-то се- донесении № 3088 в Иркутск уведомлял руко-
кретным поручением. После посещения водство жандармского управления о создании
названного лица у Ли Чжон Хо появилось корейского общества уже под германским вли-
несколько тысяч рублей [9, л. 147]. янием: «Кроме сего, в текущем июле месяце
В то же время владивостокскому конт- в отделение поступили негласные сведения,
разведывательному отделению удалось уста- что в настоящее время на китайской террито-
новить, что Ли Чжон Хо получал письма и до- рии, в таежной местности Надие-гоу, на сред-
кументы на китайском и корейском языках от ства германцев открыто военное училище с
председателя Новокиевского «Соединенного кратким курсом обучения. Преподавателями
торгового общества» корейца Тен Ден Ка и его в названном училище являются германские
помощника корейца Ли Чжон Гмана через и корейские офицеры. Училище это якобы
корейца Юн Хе, проживавшего иногда в функционирует с ведома китайских властей,
Приморье в селении Новокиевском, а ино- причем число обучающихся в нем корейцев
гда и в китайском Хунчуне. По поступившим достигло до 400 человек. Из Никольск-Уссу-
в 1914 г. негласным сведениям, Ли Чжон рийска туда отправлено 30 человек корейцев
Хо активно общался с проживавшими в Ки- по рекомендации Чжан Сонгира и Ань Сила-
тае корейцами, постоянно переписывался сынгхена. Корейцы Чжан Сонгир, Юн Хэ и
с ними на оккупированной Японией терри- Ли Чжон Хо сами лично, а также через сво-
тории Кореи [9, л. 148]. их агентов открыто пропагандировали сре-
В 1914 г. Ли Чжон Хо способствовал соз- ди корейских масс, что те корейцы, которые
данию в России, Китае и Корее нелегального симпатизируют русским, одинаково симпати-
корейского общества «Хап-шен-хой-са» из ко- зируют и японцам, так как Россия заключи-
рейской молодежи, дал приют командирован- ла с Японией оборонительный союз. Юн Хэ
ным во Владивосток китайским разведчикам вербовал в Никольск-Уссурийске и Никола-
Яньцзиканского даотая, этническим корей- евск-на-Амуре. Что же касается Ли Чжон Хо,
цам. Контрразведка отмечала, что благодаря то названное лицо в последних числах июня
проискам Ли Чжон Хо лучшие люди из корей- месяца приезжало в Никольск-Уссурийск и,
ского национального общества вышли, и оно посетив проживавшего в доме № 35 по Занад-
постепенно стало пополняться разными про- воровской улице корейца Ли Капа, предложи-
ходимцами, которые часто оказывали помощь ло ему быть начальником штаба и инструкто-
японцам и китайцам в делах разведки. Так, ром отряда, но Ли Кап, мотивирую свой отказ
один из членов общества по рекомендации болезнью и тем, что это дело – германские
Ли Чжон Хо, кореец Пой Исун, поступил проделки с целью шпионства на Дальнем
агентом по разведке к яньцзиканскому даотаю Востоке, уклонился от этого предложения»
Ту Бину [9, л. 147]. Опираясь на это, цар- [9, л. 144].
ские власти решились на арест Ли Чжон Хо По собранным жандармами и контр-
[10, л. 1]. 25 июля 1915 г. было открыто дело о разведчиками сведениям, Чжан Сонгир
корейцах, проводивших антияпонскую агита- был старым соратником известного корей-
цию. Под № 6 в нем упоминается Ли Чжонхо. ского лидера антияпонского сопротивления

13
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.
ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

Ли Чжон Хо. Контрразведка установила, путем отчисления известного процента в их


что Чжан Сонгир поддерживал регулярное пользу с доходов своего винного магазина в
сообщение между российскими селами, на- китайском Хунчуне, который он только что
селенными корейцами, и китайским горо- там открыл. Ли Чжонхо убедительно просил
дом Санчагоу. Русские корейцы, посещая адресатов держать написанное им в секрете.
приграничный Китай, оставляли в Санча- Результатом этого послания являлось то, что
гоу у местных корейцев сообщения и пись- заканчивавшие школу в Надие-гоу кореец Ли
ма для дальнейшей рассылки. Чунсик и учителя двух школ в Хунчуне тайно
При передаче корреспонденции в Ки- вели записи добровольцев-корейцев для уве-
тай для дальнейшей рассылки были за- личения военных сил Китая» [9, л. 145].
мечены крестьянин Борисовской волости В декабре 1915 г. Приамурский гене-
Никольск-Уссурийского уезда Ан Силасын рал-губернатор Н. Л. Гондатти телегра-
Гхен, его жена Ше Шмиля, дочь Анна. Кро- фировал Министру иностранных дел Рос-
ме того, часто пересекал границу живший сии С. Д. Сазонову, что им приняты меры
во 2 квартире в доме № 36 по Занадворо- по задержанию «агитатора Ли Чжонхо»
ской улице Никольск-Уссурийска Ан Де- [12, л. 39]. После Февральской револю-
кун. Наконец, по мнению жандармов, пе- ции в России Временное правительство в
ревозчиком был участник недоказанного знак союзнической солидарности с Япони-
убийства японского подданного крестья- ей продолжало содержать Ли Чжон Хо и
нин села Синельниково Покровской во- его товарищей в тюрьме. В конце августа
лости Никольск-Уссурийского уезда Ким 1917 г. закончилось следствие по делу ко-
Гуги (русское имя Иван Ким). рейских националистов. Хотя никаких до-
«Ли Чжон Хо, – отмечали контрразвед- казательств шпионажа Ли Чжон Хо в поль-
чики, – с января 1913 г. вступил в соглаше- зу Германии не удалось добыть, но он был
ние с китайскими властями, пользовался у задержан как человек, замеченный в сноше-
них настолько большим доверием, что пись- ниях с «лицами, подготовляющими высту-
менные его свидетельства о самоличности пления во вред России» [13, л. 2–5].
и рекомендательные письма признавались Тем временем в условиях политическо-
достоверными, и лица, прибывавшие с та- го режима Временного правительства ко-
кими свидетельствами в китайский Хунчун рейское население начало организовывать
(пограничный китайский город напротив свои общества. В мае 1917 г. в Никольск-Ус-
Владивостока), пользовались у китайских сурийске прошел 1-й Всероссийский съезд
властей большим вниманием. Ли Чжонхо корейских общественных организаций.
поддерживал переписку с пресвитериан- Большинство делегатов съезда (2/3 участ-
ской школой в Надие-гоу и пропагандиро- ников, имевших право решающего голоса)
вал, что Китай и Корея – единоплеменные были представителями зажиточных слоев
государства с одинаковыми письменностью русско-подданных корейцев, было также
и обычаями». немало бывших членов «Квонопхве». Съезд
«В целом, – считала контрразвед- обсуждал вопросы о войне, отношении ко-
ка, – Ли Чжонхо и Юн Хай (он же Юн Хе) рейского населения к Временному прави-
считали необходимым оказывать возмож- тельству, борьбе с наследием русификации,
ное содействие Китаю в предстоящей реформе корейских школ, самоуправлении
борьбе с Монголией и Россией (Монголия корейцев и корейском представительстве в
после Синьхайской революции в Китае Учредительном собрании [14, с. 360].
в 1911 г. приобрела автономию от централь- Съезд, отправив приветственную теле-
ной власти в Пекине и вплоть до конца грамму Временному правительству, поддер-
1915 г., пока не получила статус автономии, жал его политику и решение о продолжении
занимала сепаратистскую позицию, наде- войны до победного конца, ходатайствовал
ясь на вооруженную помощь России в слу- перед правительством о предоставлении ко-
чае своего конфликта с бывшей метрополи- рейцам «культурной автономии» и выделе-
ей – прим. автора). Ли Чжонхо говорил, что нии одного места представителю корейского
ставшим на путь помощи Китаю в борьбе с населения в будущем Учредительном собра-
Монголией он окажет денежное содействие нии. Позже это ходатайство Комитетом по

14
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА.
ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

дополнительным выборам в Учредительное стую преувеличивалась, чтобы вызвать у рос-


собрание было отклонено [14, с. 364–365]. сийских властей сомнения в антияпонской
На съезде выявились разногласия направленности подобных организаций.
между делегатами по поводу ориентации Вместе с тем архивные данные свиде-
на Советы или Учредительное собрание. тельствуют, что некоторые лидеры корейско-
В результате часть несогласных покинула го национального движения были связаны
форум, а оставшиеся на съезде создали Все- не столько с японской, сколько с китайской
российский Центральный исполнительный разведкой. Впрочем, в этом нет ничего уди-
комитет корейских национальных обществ. вительного, поскольку корейские патриоты
Почти все покинувшие съезд делегаты не надеялись на помощь Китая в освобождении
были русскими подданными [15, л. 2–5]. Кореи и действовали по принципу «враг мо-
Одним из руководителей этой части ко- его врага – мой друг». Связи корейских лиде-
рейских националистов, ставших социали- ров национально-освободительного движе-
стами, были старые соратники Ли Донхви ния левого крыла (социалистов) с китайской
и Ли Чжонхо – лица, занимавшие в годы разведкой особенно усилились в годы Пер-
войны антироссийскую позицию, которую вой мировой войны, когда Россия и Япония
в более поздние времена подавали как ан- стали официально союзниками. Именно это,
тимонархическую. помимо просьб японского союзного прави-
Таким образом, накануне Первой миро- тельства, вызвало репрессии российских
вой войны японской разведке удалось завер- правоохранительных органов в отношении
бовать некоторых представителей корейских корейских политических деятелей, в том чис-
национальных обществ, действовавших в ле и Ли Чжон Хо.
России. Эта информация, безусловно, зача-

***

ЛИТЕРАТУРА

1. Григорцевич С. С. Участие корейцев русского Дальнего Востока в антияпонской националь-


но-освободительной борьбе (1906–1916 гг.) // Вопросы истории. М., 1958. № 10.
2. Пак Б. Д. Корейцы в Российской империи (Дальневосточный период). М.: Международный
центр корееведения МГУ имени М. В. Ломоносова, 1993.
3. Пак Б. Д. Корейцы в Советской России (1917 – кон. 30-х гг.). СПб.: Изд-во Дип. Академия, 1995.
4. Пак Б. Д. Россия и Корея. 2 изд., доп. М.: Институт востоковедения РАН, 2004.
5. Пак Б. Д., Бугай Н. Ф. 140 лет в России. Очерк истории российских корейцев. М.: Институт
востоковедения РАН, 2004.
6. Ан Чжун Гын и антияпонское освободительное движение на территории России // Корей-
ско-российская международная конференция, посвященная 92-й годовщине подвига Ан Чжун Гына.
17 октября 2001 г. Владивосток: Дальневосточный государственный университет, 2001.
7. Пак М. Н. Об исторических судьбах советских корейцев // Проблемы Дальнего Востока. 1991. № 5.
8. Государственный архив Иркутской области. Фонд 25. Опись 11. Дело 38 (Иркутск).
9. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока. Фонд 511сч. Опись 2.
Дело 49 (Владивосток).
10. Государственный архив Иркутской области. Фонд 27. Опись 1. Дело 121.
11. Государственный архив Иркутской области. Фонд 104. Опись 1. Дело 2.
12. Архив внешней политики Российской империи. Фонд «Тихоокеанский стол». Опись 487.
Дело 767 (Москва).
13. Архив внешней политики Российской империи. Фонд «Тихоокеанский стол». Опись 487. Дело 1020.
14. Гоженский Ив. Участие корейской эмиграции в революционном движении на Дальнем Восто-
ке // Революция на Дальнем Востоке. М.: Истпарт, 1923.
15. Беликова Л. Н. Борьба большевиков за победу Великой Октябрьской социалистической рево-
люции в Приморье. Владивосток: Приморское книжное изд-во, 1960.

© Синиченко В. В.

15