Вы находитесь на странице: 1из 6

Уральский Институт Повышения Квалификации и Переподготовки

Программа профессиональной переподготовки


Клиническая (медицинская) психология (1690)

Дисциплина: Клиническая психология в онкологии


Практическое задание 3, Модуль 3. Оценка потребности
онкологического пациента в психологической помощи и
психосоциальной поддержке

Выполнил:
слушатель Дмитрий Владимиров
Преподаватель:
Инна Александрова

г. Пермь – 2018
Практическое задание 3
Просмотрите данные вопросы, выберете 3 вопроса и дайте полные ответы на вопросы,
используя дополнительную литературу:

1. Что означает термин «психологическая коррекция»?

По определениям различных источников термин «психологическая коррекция» означает:

«Направленное психологическое воздействие на определенные психологические


структуры с целью обеспечения полноценного развития и функционирования индивида.»

Источник: Психотерапевтическая энциклопедия. Под ред. Б.Д. Карвасарского. 2-е


издание. СПб, 2000 г

"Система мероприятий, направленная на исправление недостатков психологии или


поведения человека с помощью специальных средств психологического воздействия;
психокоррекционные воздействия направлены на изменение поведения и развитие
личности клиента."

Источник: Словарь по профориентации и психологической поддержке

«Деятельность по исправлению (корректировке) тех особенностей психического


развития, кои по принятой системе критериев не соответствуют "оптимальной" Модели.»

Источник: С.Ю. Головин. Словарь практического психолога, Минск.: Харвест, 1998 г

Термин "психологическая коррекция" получил распространение в начале 70-х гг. В этот


период психологи стали активно работать в области психотерапии, прежде всего
групповой. Длительные дискуссии о том, может ли психолог заниматься лечебной
(психотерапевтической) работой, носили преимущественно теоретический характер,
потому что на практике психологи не только хотели, могли и успешно реализовывали эту
возможность, но и были в то время за счет базового психологического образования более
подготовлены к такого рода деятельности, в частности в области групповой психотерапии.
Однако психотерапия является лечебной практикой, которой по закону может заниматься
только лицо, имеющее высшее медицинское образование. Поэтому распространение
термина "психологическая коррекция" в определенной мере было направлено на
преодоление этой ситуации: врач занимается психотерапией, а психолог -
"психологической коррекцией" Тем не менее вопрос о соотношении понятия
"психотерапия" и "психологическая коррекция" остается открытым и сегодня, и здесь
можно указать две основные точки зрения.

Одна из них заключается в признании полной идентичности понятий "психологическая


коррекция" и "психотерапия", однако при этом не учитывается, что "психологическая
коррекция", как направленное психологическое воздействие, реализуется не только в
медицине (где можно указать три основные области ее применения: психопрофилактика,
собственно лечение - психотерапия и реабилитация), но и в других сферах человеческой
практики, например в педагогике. Даже обычное, обыденное человеческое общение
может содержать в большей или в меньшей степени целенаправленно используемую
психологическую коррекцию.
Другая точка зрения основана на том, что психологическая коррекция преимущественно
призвана решать задачи психопрофилактики на всех ее этапах, особенно при
осуществлении вторичной и третичной профилактики. Однако такое жесткое ограничение
сферы применения психологической коррекции представляется в определенной степени
искусственным. Во-первых, в области неврозов полностью развести понятия "психическая
коррекция" и "психотерапия", "лечение" и "профилактика" не удается, так как невроз - это
заболевание в динамике, где не всегда можно отделить состояние предболезни от
собственно болезни, а сам процесс лечения в значительной степени включает в себя и
вторичную профилактику. Во-вторых, в настоящее время в системе восстановительного
лечения различных заболеваний все шире реализуется комплексный подход,
учитывающий наличие в этиопатогенезе биологического, психологического и социального
факторов, каждый из которых нуждается в лечебных или корригирующих воздействиях,
соответствующих его природе. Если психологический фактор при том или ином
заболевании выступает как один из этиологических, то его коррекция в значительной
степени совпадает с содержанием психотерапии - одного из компонентов лечебного
процесса. Определить общую схему соотношения психологической коррекции и
психотерапии вне конкретной нозологии практически невозможно. Значение
психологического фактора в этиопатогенезе того или иного заболевания обусловливает
направленность методов психологической коррекции на решение собственно лечебных -
психотерапевтических - задач и позволяет рассматривать методы психологической
коррекции как методы психотерапии. Задачи психологической коррекции могут
существенно варьироваться от направленности на вторичную и третичную профилактику
основного заболевания и первичную профилактику возможных в качестве его
последствий вторичных невротических расстройств при соматической патологии до
практически полной их идентичности задачам психотерапии при неврозах (во всяком
случае, в рамках различных личностно-ориентированных систем психотерапии).

Сопоставление понятий "психологическая коррекция" и "психологическое вмешательство"


обнаруживает очевидное сходство. "Психологическая коррекция", так же, как и
психологическое вмешательство, понимается как целенаправленное психологическое
воздействие, реализуется в различных областях человеческой практики и осуществляется
психологическими средствами. "Психологическая коррекция" в медицине может быть
направлена на решение задач профилактики, лечения (психотерапия) и реабилитации.
Психологическое вмешательство в медицине (клинико-психологическое вмешательство)
также выполняет функции профилактики, лечения и реабилитации. И психологическая
коррекция и психологическое вмешательство, используемые с целью лечения, выполняют
психотерапевтическую функцию. Очевидно, что по существу эти понятия совпадают.
Возможно, наиболее точным и адекватным был бы термин "психологическое
вмешательство" с целью психологической коррекции, однако это слишком громоздко.
Можно лишь указать, что в отечественной литературе более распространенным является
понятие "психологическая коррекция", а в зарубежной - "психологическое
вмешательство". Все же более предпочтительным представляется термин
"психологическое вмешательство". Следует также подчеркнуть, что как психотерапия, так
и психопрофилактика не ограничивают свою практику лишь методами психологической
коррекции, что еще раз указывает на разноуровневый, динамический характер
соотношения задач и методов психологической коррекции и психотерапии, которые
взаимопересекаются, но полностью не исчерпывают друг друга.

Источник: Б.Д. Карвасарский. Психотерапия. Учебник.- СПб., 2007


2. С помощью каких инструментов осуществляется онкопсихологическая
диагностика и определяются показания к уходу за больными?
В клинико-психологической практике в целях скрининга и оценки эффективности
коррекции психических расстройств, вызванных соматическими (в том числе
онкологическими) заболеваниями, используются как неспецифические так и
специфические инструменты

К неспецифическим инструментам относят следующие тесты:

● Шкала уровня депрессии (Шкала Цунга ) – для самооценки уровня депрессии


(адаптирована Т.Н. Балашовой в 1987г. в институте им. В.М. Бехтерева).

● Шкала проявлений тревоги Тейлора (адаптированная Т.А. Немчиновым).

● Шкала Гамильтона - для оценки тяжести депрессии - один из наиболее широко


используемых в клинике аффективной патологии инструментов. Применяют несколько

версий шкалы (17, 21 и 23 пункта). Оригинальная версия содержит 23 пункта, 2 из


которых (16-й и 18-й) состоят из двух частей — А и Б, заполняемых альтернативно.

Шкала обеспечивает простой способ оценки тяжести депрессии в динамике.

● Шкала Монтгомери — Айсберг - разработана для быстрой и точной оценки тяжести


депрессии и ее динамики в процессе терапии. Эта шкала, наряду со шкалой Гамильтона,
принадлежит к числу стандартизованных объективных клинических инструментов.

Наряду с использованием тестов, не являющихся специфическими инструментами


измерения психологических проблем раковых больных, в американских и европейских
онкологических клиниках применяются специально разработанные инструменты, которые
измеряют тяжесть психологических проблем и потребности онкологических пациентов в
психосоциальной поддержке.

К числу таких инструментов относятся:

● Анкета выбора Хорнхайдера (с целью определения потребности онкологических


пациентов в психосоциальной помощи), которая была экспериментально разработана в
середине 80-х Герхардом Штриттматтером в отделении психосоциальной онкологии
спецклиники Хорнхайдера (Мюнстер) для пациентов с раковым заболеванием лица и
кожи. Исследование с её помощью получило положительную оценку медицинской
общественности, вследствие чего Анкета Хорнхайдера нашла в Германии по-настоящему
широкое применение.

● Руководство по установлению психосоциальной потребности больного в уходе (Эссен,


Германия). Данное руководство-интервью используется при собеседовании для
назначения ухода за пациентом, а такжеслужит дополнением к анамнезу (оценка
потребности пациентав уходе) и позволяет заблаговременно распознать человека,
нуждающегося в уходе, собрать данные о психосоциальной нагрузке пациента.

● Опросник(шкала) для определения психических нагрузок (обременений) онкологических


больных. Разработан в 1999г по инициативе DAPO, ФРГ. Многократно перепроверен
психометрически и применим для онкологических пациентов всех диагнозов
3. В чем проявляется синдром «профессионального выгорания» в практической
деятельности врачей-онкологов?
Синдром «профессионального выгорания» развивается на фоне хронического стресса и
ведёт к истощению эмоционально-энергических и личностных ресурсов работающего
человека. Профессиональное выгорание возникает в результате внутреннего
накапливания отрицательных эмоций без соответствующей "разрядки" или
"освобождения" от них.

Синдром профессионального выгорания включает эмоциональное истощение, чувство


потери своего Я (разочарование) и недовольство своими достижениями. Почти всегда
возникает раздражение по поводу поведения как пациентов, так и коллег, сомнения в
правильности выбранной профессии, идеи самообвинения, чувство утраты смысла жизни.

Врачи-онкологи и средний медицинский персонал отделений онкологии люди в высокой


степени подверженные этому синдрому. Основанием для такого заключения являются как
общие причины, свойственные появлению «профессионального выгорания» у всех
категорий работников, так и специфичные особенности, связанные с характером их
деятельности.

К общим причинам относятся: проблемы профессионального характера (карьерного


роста) и условий труда (недостаточный уровень заработной платы, состояние рабочих
мест, отсутствие необходимого оборудования или препаратов для качественного и
успешного выполнения своей работы); высокая напряженность работы, отсутствие
необходимого отдыха, длинный рабочий день (частые дежурства); работа в меняющихся
условиях, столкновение с непредсказуемыми и трудноразрешимыми обстоятельствами;
особый склад личности с преобладанием самоотверженности и романтического
отношения к профессии.

К специфичным причинам можно отнести длительное общение с негативно настроенными


пациентами онкологическими больными; невозможность оказать помощь больному в
некоторых случаях; более высокая летальность в онкологических больницах, чем в
большинстве других клиник; воздействие пациентов и их близких, стремящихся решить
свои психологические проблемы за счет общения с врачом; тенденция последнего
времени угроза обращений родственников больных в случае летального исхода с
юридическими претензиями, исками, жалобами.

Профессиональное выгорание меньше касается людей, имеющих опыт успешного


преодоления профессионального стресса и способных конструктивно меняться в
напряженных условиях. Эмоциональному выгоранию лучше противостоят люди, имеющие
высокую самооценку и уверенность в себе, своих способностях и возможностях. Важной
отличительной чертой людей, устойчивых к профессиональному выгоранию, является их
способность формировать и поддерживать в себе позитивные, оптимистичные установки
и ценности как в отношении самих себя, так и других людей и жизни вообще.

Симптомы, составляющие синдром профессионального выгорания, условно можно


разделить на три группы:
- психофизические,

- социально-психологические и

- поведенческие.

К психофизическим симптомам относятся: чувство постоянной, непроходящей усталости


не только по вечерам, но и по утрам, сразу после сна (симптом хронической усталости);
ощущение эмоционального и физического истощения; снижение восприимчивости и
реактивности на изменения внешней среды (отсутствие реакции любопытства на фактор
новизны или реакции страха на опасную ситуацию); общая астенизация (слабость,
снижение активности и энергии, ухудшение биохимии крови и гормональных
показателей); полная или частичная бессонница (быстрое засыпание и отсутствие сна
ранним утром, начиная с 4 часов утра. Или, наоборот, неспособность заснуть вечером до
2-3 часов ночи и "тяжелое" пробуждение утром, когда нужно вставать на работу);
постоянное заторможенное, сонливое состояние и желание спать в течение всего дня;
одышка или нарушения дыхания при физической или эмоциональной нагрузке; заметное
снижение внешней и внутренней сенсорной чувствительности: ухудшение зрения, слуха,
обоняния и осязания, потеря внутренних, телесных ощущений.

К социально-психологическим симптомам относятся такие неприятные ощущения и


реакции, как: безразличие, скука, пассивность и депрессия (пониженный эмоциональный
тонус, чувство подавленности), раздражительность не незначительные, мелкие события;
частые нервные "срывы" (вспышки немотивированного гнева или отказы от общения,
"уход в себя"); постоянное переживание негативных эмоций, для которых во внешней
ситуации причин нет (чувство вины, обиды, подозрительности, стыда, скованности);
чувство неосознанного беспокойства и повышенной тревожности (ощущение, что "что-то
не так, как надо"); чувство гиперответственности и постоянное чувство страха, что "не
получится" или "не справлюсь"; общая негативная установка на жизненные и
профессиональные перспективы (по типу: "Как ни старайся, все равно ничего не
получится").

К поведенческим симптомам относятся следующие поступки и формы поведения


работника: ощущение, что работа становится все тяжелее и тяжелее, а выполнять ее все
труднее и труднее; сотрудник заметно меняет свой рабочий режим дня (рано приходит на
работу и поздно уходит либо, наоборот, поздно приходит на работу и рано уходит); вне
зависимости от объективной необходимости работник постоянно берет работу домой, но
дома ее не делает; руководитель отказывается от принятия решений, формулируя
различные причины для объяснений себе и другим; чувство бесполезности, неверие в
улучшения, снижение энтузиазма по отношению к работе, безразличие к её результатам;
невыполнение важных, приоритетных задач и "застревание" на мелких деталях, не
соответствующая служебным требованиям трата большей части рабочего времени на
мало осознаваемое или неосознаваемое выполнение автоматических и элементарных
действий.