Вы находитесь на странице: 1из 45

Лабиринты отражённых реальностей Юрий Констант

TERRA INCOGNITA

Или колодец был очень глубок, или она падала очень медленно — во
всяком случае, у нее было достаточно времени, пока она падала,
осматриваться вокруг и гадать, что произойдет дальше.

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес

Созерцаемая точка, на которой я непрерывно концентрировался минут пятнадцать-двадцать, начала заметно


пульсировать. То, что она нарисована на листке бумаги, прикрепленном к стене, уже давно не осознается. Наблюдаемое
воспринимается одновременно находящимся и снаружи, и внутри меня. Кажется, что пульсирует, словно дышит через
эту точку, все мое тело. И не только его физическая составляющая. В такой ситуации представить, что нарисованная
точка расположена в центре груди, мысленно перенести ее туда, и сконцентрировать на ней внимание, как я ранее и
планировал сделать, несложно.

Взаимодействие с созерцаемым объектом постепенно перерастает в абсолютную уверенность в том, что он —


часть меня. Более того, что данная точка и есть я, мое самосознание, личность, центр внимания. Словно из неизмеримых
далей, стремительно двигаюсь к ней, как к чему-то максимально сжатому и сверхнасыщенному. И вдруг обнаруживается,
что это нисколько не точка, не объект, а пустое отверстие, по мере приближения к нему оказавшееся похожим на вход в
бездонный туннель. Остановиться невозможно, чернота открывшегося портала буквально засасывает внутрь. Создается
ощущение головокружительного прыжка вниз головой с закрытыми глазами. Не имея возможности зацепиться за какие-
либо ориентиры, определить свое местоположение, скорость и направление падения, сознание просто гаснет.

Через краткое (или долгое?) обморочное состояние наступает полное безмолвие. Невозможно понять, как я
выгляжу и есть ли вообще у меня какое-либо тело. Но зато определенно могу наблюдать окружающую обстановку (хотя,
назвать это чисто визуальным наблюдением трудно, скорее внутренней фиксацией себя и чего-то вокруг). К тому же,
похоже, обладаю чем-то вроде самосознания с обрывками памяти. И, самое главное, управляю своим вниманием.

Это начальный пункт моего личного путешествия. Это вход в Лабиринты…

Многие из нас любят путешествовать: собираться, отправляться в путь, встречать что-либо неизвестное, изучать его
и восхищаться им. Особенно, если пункт назначения почти незнаком. В подобное странствие намерен позвать Вас и я.

Однако, прежде, чем продолжить повествование и, может быть, увлечь им последующих неугомонных и
любознательных искателей, в отношении этого похода необходимо четко осознать одно обстоятельство: любое путешествие
в неизведанное, будь то поездка в незнакомый город, проникновение в дебри джунглей, погружение на дно океана или
«заглядывание» вглубь себя, сопряжено с некоторой степенью опасности. И, соответственно, человеку не подготовленному,
не имеющему твердого внутреннего стержня и удовлетворительных физических и психических показателей, не умеющему
быстро приходить в норму после потрясений внутри и вне, делать за пределами своего привычного мира нечего.

Объективная оценка своих возможностей при этом чрезвычайно важна!

Считаю (и, надеюсь, большинство меня поддержит), что любому путешествию, даже мистическому, должно
предшествовать многолетнее обучение, постоянные и всесторонние тренировки, продумывание всех деталей возможных
событий. Тот, кто, поддавшись мимолетному искушению прогуляться по интересным местам и набраться волнующих
впечатлений, решится на подобное небезопасное мероприятие, сам бросает себя в пучину непредсказуемых последствий. И
это, по моему глубокому убеждению, будет наиболее глупое решение, которое только можно себе представить. Иными
словами, не имея крепких весел, спускаться по бурным водным каскадам бессмысленно и опасно.

Ну что, желания продолжать не поубавилось? Тогда двигаемся дальше.

Как же обезопасить себя, предпринимая одно из самых странных путешествий, которые когда-либо были описаны и
о котором пойдет здесь речь? Что необходимо рассмотреть и учесть? Полного ответа на этот вопрос дать не смогу. Данная
область настолько малознакома и переменчива, что любые точные инструкции могут оказаться всего лишь исключением из
правил. Как способы проникновения «на ту сторону», так и обстоятельства, с которыми там можно столкнуться, крайне
индивидуальны и непредсказуемы. Предлагать конкретные советы, типа «делай так и будет вот это», я бы не рискнул.

Однако, кое-что посоветовать можно. Единственным полезным инструментом, который есть в нашем распоряжении
при любом занятии и который сравнительно успешно проверен на деле, является наше внимание. Владея им на достаточном
уровне, можно приступать к практическим действиям. Не сочтите за саморекламу, но почему бы не поделиться полезным
опытом — начальные шаги по освоению данной способности сознания описаны в моем практикуме «Развитие «тела
внимания», который легко можно отыскать на просторах Интернета.

На протяжении многих лет у меня было около нескольких десятков со-путников, с которыми удалось с различной
степенью результативности осуществить путешествие внутрь себя. Собственно, к возможности глубокого погружения в свой
внутренний мир, к многогранности и необходимости его изучения, я и мои единомышленники пришли не целенаправленно,
а, если можно так выразиться, окольным путем — практикуя медитативные состояния и различные виды внимания, в том
числе концентрацию и расконцентрацию. В ходе тренировок нами было обнаружено, что долгое созерцание точки,
нарисованной на бумаге и расположенной перед медитирующим, в сочетании с соблюдением определенной схемы дыхания
выводит практикующего на особый уровень сознания, при котором он перестает реагировать на внешние раздражители.
Мысленный перенос наблюдаемой точки внутрь своего тела и дальнейшая фокусировка на ней создают ощущение падения
(или полета) в пустом (иногда замкнутом) пространстве и полную дезориентацию в ходе времени. Человек словно
проваливается вглубь себя. Впоследствии, регулируя этапы погружения, мы сделали вывод, что мысленный нырок вниз
головой (в некоторых случаях — опрокидывание своего «внутреннего тела» на спину) значительно усиливает эффект
падения.

Хотя, и на этом особо акцентирую Ваше внимание, подобный способ проникновения в свои внутренние миры не
является уникальным. Замыкаться только на нем и пытаться именно так исследовать глубины собственного космоса было бы
ограничением и себя, и своих возможностей. Думаю, их, способов, разными исследователями уже разработано и ещё будет
описано неисчислимое множество. Не мы первые.

Как все это происходило у нас? Во-первых, следует отметить, что особенностью данного и других приемов является
полное отсутствие стремления их осуществить. И в этом нет ничего странного. Сильное желание достичь чего-либо (в
данном случае, определенного состояния сознания) лишь отодвигает, а то и вовсе делает невозможной, его реализацию.
Уверенность в том, что погружение произойдет, становится как бы фоном для медитации. Словно планируемое событие
неизбежно, хотим мы этого или нет. Сам же «нырок вглубь» осуществляется в сугубо индивидуальный момент,
осознаваемый медитирующим как внутренний сигнал, что-то типа команды «теперь — пора».

Во-вторых, такая внутренняя договоренность с самим собой приводит к тому, что практикующий воспринимает
происходящее с ним (любой результат) без каких-либо эмоций. Вместе с тем, обязательным условием при этом является
созерцательность, спокойное и осознанное слежение за ходом медитации, умение бесстрастно, не отвлекаясь, наблюдать за
собой и вокруг себя. Это общепринятая практика. Как отмечал в своей книге «Путешествие во внутренний мир.
Целительные медитации» немецкий психотерапевт, врач и специалист в области эзотерики Рудигер (в некоторых
источниках — Рюдигер) Дальке, «духовные упражнения почти всегда используют техники снижения реакции на
внешние раздражители, с одной стороны, и техники фокусировки сознания — с другой. Неважно, о каком действии
идет речь — о молитве с четками, повторении мантр, наблюдении за дыханием или упражнениях на концентрацию».

Так что никаких новых созерцательных технологий мы не открыли. Важной составляющей проведения медитации, а
значит, и описанных в предлагаемой книге погружений вглубь себя, является умение пребывать в гармонии с внешним и
внутренним миром, в состоянии принятия любых его проявлений. Тогда и кажущаяся отдельной от нас среда раскрывается
навстречу, не противодействует проникновению. Одновременно с этим приходит ощущение единства, взаимосвязи со всем,
что нас окружает. Такова основа любой медитации — и созерцательной (пассивной), в состоянии покоя, и динамической,
при осуществлении каких-либо физических ритмических действий: бега, ходьбы, раскачивания, монотонного постукивания,
кружения, перемещения предметов с места на место, произнесения молитв и мантр.

Небольшое отступление. По своему опыту работы с различными напарниками, а также по наблюдению за


посетителями форума «Незамеченный дар» (созданный именно для освоения скрытых способностей), могу с уверенностью
сказать, что большинство обучающихся абсолютно неправильно понимают порядок и методы предложенных практик. Им
кажется, будто достаточно прочитать о каких-либо приемах, пару раз опробовать и необычные свойства их организма
раскроются. Бери и пользуйся. Это не так. Повторюсь: любому умению предшествуют многодневные, а то и многолетние,
разнообразные попытки мысленного погружения внутрь себя, регулярные тренировки независимо от того, есть успехи или
нет, постоянное «горение». Почти ничего не появляется одномоментно. Наивные мечтатели и просто любопытные через
некоторое время разочаровываются и уходят. Остаются единицы действительно заинтересованных, обладающих
непреходящей верой в удачу и твердым намерением. Вот они-то и достигают намеченного.

Так же обстоят дела и с медитацией. Она не даст серьезных, ощутимых результатов, будучи задействована
нерегулярно и всего несколько раз. Медитация — это образ жизни. Это трудно уловимое состояние, которому нужно
отдаваться ежедневно и всецело, пускай и на несколько минут. Это вторая натура.
Кстати, говоря об этом, не имею в виду временные медитативные и измененные состояния сознания, причиной
которых может стать любое будоражащее, экстраординарное событие, происходящее, как говорится, на грани жизни и
смерти, или одно/многоразовый прием психоделиков. В своей практике мне не приходилось прибегать к подобным методам,
и я не являюсь их приверженцем.

Хотелось бы добавить, что, по моему убеждению, в любое особое состояние сознания жизненно важно входить, если
так можно выразиться, «на цыпочках», осторожно и не торопясь. Даже когда за плечами десятки подобных погружений и
кажется, что в потустороннем пространстве чувствуешь себя, как рыба в воде. Такое поведение становится залогом не
только безопасного пребывания в запредельных сферах, но и беспроблемного выхода оттуда, минимизации последствий
экстремального путешествия для физического здоровья и психики.

Без сомнения, важна также и предварительная подготовка к самому медитативному процессу. Чуть-чуть о ней.
Перед погружением в себя важно удовлетворить все свои биологические потребности, так как в ходе эксперимента
значительная часть сознания находится в другом измерении, оставляя в зоне внимания работу человеческого организма
только на клеточном уровне и на уровне некоторых базовых систем. Фактически человек пребывает в состоянии,
эквивалентном позиции между сном и комой.

Задолго до начала тренировок, в течение двух-трех суток, практикующий не должен выпускать процесс погружения,
все его этапы, из поля своего внимания, регулярно возвращаясь к нему мысленно. В это время необходимо максимально
образно его визуализировать, пускай даже данное действие будет подобно самовнушению. Скорее, наоборот, именно это и
помогает в последующем воспринимать настоящее погружение, как воспоминание того, что должно происходить и
происходило неоднократно. Это поддерживает веру в обязательное его осуществление и исключает сомнение в
положительном исходе.

Теперь, что касается дыхания. Отработка его правильности во время медитаций и погружения в себя ни в коем
случае не должна носить насильственный характер, осуществляться принудительно, вопреки свободному движению легких.
Вдохи и выдохи в этих состояниях производятся естественно, лишь приближенно сохраняя ритм и глубину, указанные в
определенных упражнениях. Подстройка под нужные параметры происходит сама собой, лишь слегка находясь под
контролем внимания. Необходимо словно мягко подталкивать организм. Применение грубой силы в стремлении заставить
свое тело соответствовать установленным нормативам абсолютно исключено! Это, вместо ожидаемого положительного
результата, может привести к обратному и нанести всем системам нашего организма огромный, разрушительный ущерб.

И о самом процессе. Начальные стадии знакомы любому медитирующему, медиуму или осознанному сновидцу. Во
время погружения может ощущаться сильнейший шум (гул), грохот, свист, громкие стуки, даже крик. В некоторых случаях
инсайдер (от английского слова «inside» — внутри, то есть, дословно, человек, проникающий внутрь или уже находящийся
там), «слышит» пение или музыку различной тематики и силы. Исследователи, предрасположенные к какой-либо
религиозной конфессии или музыкально образованные, могут назвать данное звучание «пением ангелов» или «музыкой
сфер». В общем, как кто воспринимает.

Возможно также ощущение приближения или присутствия рядом чего-то зловещего и опасного. Бывает, что
наступает так называемый «сонный паралич», когда все тело онемевает и невозможно пошевелить даже малейшей его
частью. Среди сновидцев такую необычную и немного пугающую «полосу препятствий» принято называть просоночным
состоянием, то есть нахождением сознания между бодрствованием и сном. Если не реагировать на происходящее
эмоционально, будоражащий промежуток закончится и процесс проникновения вглубь себя продолжится. Иногда данное
действие (погружение) ощущается, как соскальзывание во вращающуюся воронку или просто падение/стремительный полет,
что также не вызывает приятных эмоций. Но и это движение рано или поздно завершается.

Организм путешественника в этот период проявляет неконтролируемые реакции, вызывающие различные


необычные ощущения, в частности, дрожь и небольшие судороги, холод и озноб, жжение и жар, «разливающееся» тепло,
тяжесть и давление, покалывания по всей поверхности тела и легкую тошноту. У каждого — по-разному. Придавать им
особого значения и паниковать не стоит. Эти состояния являются сопутствующими любому медитативному процессу и
довольно быстро проходят.

Случаются и визуальные проявления. Одним из этапов погружения может стать встреча со своеобразной стеной
тумана, дымкой, вертикальной пеленой, клубами дыма. В какой-то мере они символизируют начало перехода в
потусторонний мир. Что интересно, многие инсайдеры сообщали о взаимосвязи этого тумана со зрением. Он постоянно
находился с какой-либо стороны от наблюдателя и перемещался одновременно с движением взгляда.

Помимо туманной пелены, сам Переход, начало погружения, иногда воспринимается, как яркая вспышка света.
Также визуально он может выглядеть, как большие врата или дверь, как река (к примеру, река Стикс), мост или любой
переход через ручей или ущелье, как каменистый перевал. В общем, количество вариантов/образов проникновения через
барьер бесконечно много. Мистики и психологи определяют их как один из множества архетипов (универсальных
прообразов, являющихся воплощением каких-либо смыслов), символизирующий границу.

В большинстве случаев в начале Перехода обнаруживаются сущности, которых я называю Стражами Предела. В
эзотерической литературе их также иногда обозначают, как Хранителей Врат, что, впрочем, не меняет сути. По моему
мнению, обозначить данные существа конкретнее, детальнее, невозможно. Наверное, это тоже что-то архетипическое,
глубинное. При всем своем разнообразии Стражи Предела чаще всего встречаются в определенных ипостасях. Например, в
виде драконов или змей, гигантских насекомых, диких зверей или грозных псов. Приверженцам какой-либо веры они могут
показаться могучими безмолвными стражниками, суровыми воинами, ангелами с мечами. Иногда Стражи Предела
предстают в виде электрических или огненных столбов, бесформенных сгустков материи, клякс или пятен.

Сами по себе Хранители Врат безвредны и, четко выполняя свою функцию, реагируют только на попытки
проникновения в запредельный мир. И чем сильнее наше желание пройти мимо них, тем жестче, агрессивнее они отвечают.
Вплоть до мгновенного выбрасывания нашего сознания в обычную реальность.

Возможно, данные сущности не являются чем-то отдельным от нас самих. То есть, мы как-то сопряжены с ними.
Скорее всего, это воплощение наших животных страхов, связанных с угрозой потери жизни, трансформация в узнаваемые
образы первобытного инстинкта выживания. Срабатывает какая-то внутренняя программа, мешающая осознанно покинуть
избранную нами реальность, и мы получаем вот такую вот отталкивающую, персонифицированную (принимающую какой-
либо образ), блокирующую выход, преграду. В любом случае, названный феномен существует и ожидает более тщательного
изучения.

Преодолеть данное препятствие возможно. Можно даже не заметить Стражей Предела, пройти мимо них без
задержки и осознания их присутствия. Но для этого необходимо пребывать в полной гармонии и согласии с собой и
окружающим миром, максимально приглушив любые эмоциональные реакции и намерения. Наиболее подходящим
внутренним состоянием для свободного следования через Врата является умиротворение и бесстрастность.

ПОЛНОТА ПУСТОТЫ

Люди живут в своем собственном времени, короткой вспышке света,


ограниченной огромной темнотой, и не в их природе задумываться о
том, что простирается за пределами этого короткого промежутка.

Пол Уильям Андерсон. Полет в вечность

Первоначально пустота, в которой оказываюсь после погружения внутрь, представляется бездной. Не той,
которую некоторые воображают бездонной пропастью (хотя, бывают и такие образы), а абсолютной глубиной во все
стороны. Правда, определить, где здесь верх или низ, невозможно, так как нет никаких оснований для ориентирования,
никаких конкретностей. Даже самого себя воспринимаю не как фигуру с человеческими очертаниями, а, скорее, как некое
средоточие осознанности.

Постепенно приходит понимание, а может, и внутреннее ощущение, что пространство вокруг не является
совершенно пустым. Через некоторое время со всех сторон сначала лишь слегка определяются, а затем и четче
оформляются в разновеликие объекты, сферы наподобие мыльных пузырей. Причем, видны они становятся не сразу, а
только когда обращаешь на них внимание, концентрируешься. Тогда из пустоты неспешно проявляются, будто всплывают
из небытия, туманные колеблющиеся шары, загадочные и притягивающие.

Поговорим о самой книге. Допускаю, что многое из описанного здесь вызовет недоверие, сомнение, удивление —
возможно ли такое. Мне это знакомо. С аналогичной ситуацией я столкнулся, например, когда впервые узнал о людях,
побывавших в осознанном сновидении. Рассказы о невероятных путешествиях в странных мирах, полетах и превращениях
казались выдумкой, фантазиями впечатлительных и повернутых на своих верованиях личностей. Даже не попробовав
окунуться в эту среду, я уже готов был выставить ей негативную оценку.

Но все познается в сравнении. Подобным образом скептически настроенные собеседники относились и к


возможностям «другого видения», которое я в то время начинал осваивать. О нем рассказывается в практикуме
«Незамеченный дар».

Вот эта похожесть моей и чужой реакции на неизвестное и заставила меня тщательнее приглядеться к информации о
сновидцах, попробовать с самых азов подойти к столь необычным сновидениям, пошагово выполняя все необходимые
действия. Восторг, который я испытал, обнаружив в первый раз, что нахожусь во сне и могу управлять им, трудно с чем-
либо сравнить. Просто пришло понимание: многое из рассказанного может быть реальным и, оказывается, доступно мне.
Появилось доверие. Правда, и сейчас, пребывая в осознанном сновидении, часто перепроверяю свои ощущения — настолько
все необычно.

Так же — с легкой долей допущения — прошу отнестись и к информации, размещенной в данном исследовании. В
жизни вообще нет ничего такого, что было бы невозможно или неопровержимо. Все дело в наших убеждениях.
Конечно, важно во всем удостоверяться самому. Согласитесь, как можно растолковать кому-то что-то, да и просто
беседовать на какую-либо тему с тем, кто даже не пробовал испытать обсуждаемое лично, кто ни разу не погружался в
данную область знаний практически? Это все равно что браться учить плавать человека, никогда не заходившего в воду, или
объяснять вкус мороженого тому, кому не приходилось его хотя бы лизнуть. Убежденность таких «знатоков» в своей
правоте и в невозможности ситуаций, обнаруженных в процессе «внутреннего путешествия», вызывает лишь
сочувствующую улыбку и нежелание продолжать беспредметный диалог.

У каждого свои запросы. Кому-то может показаться, что в моем повествовании слишком много теории, чтобы
верить всему безоговорочно. Кому-то — что в ней достаточно фактического материала, чтобы довериться. Решать Вам,
уважаемые читатели. Я давно уже отбросил попытки доказать кому-либо что-либо по поводу явлений, с которыми мне и
напарникам пришлось столкнуться. Да и что такое факты, если рассматривать их только с позиции сведений, доступных нам
посредством известных пяти органов чувств и лишь об окружающем видимом мире? Речь-то идет о слоях поглубже.

Также читатель может сделать вывод, что здесь, в отличие от других моих произведений, содержится много цитат и
мало практических техник. Не спорю. Но это не значит, что я пытаюсь спрятаться за теоретической мишурой и авторитетом
великих. Наоборот, методы достижения состояний, описанных в этой книге, настолько разнообразны, а те, которые
испытывал я с напарниками, так гибки и внешне ненаучны, что почти любой интересующийся медитативными техниками
может выйти на подобные сферы и слои реальностей, но иным, своим путем. А набор чужих высказываний, предлагаемых
тут, использован не для придания моим исследованиям веса, а по причине необходимости показа идентичности, схожести
результатов как у моих со-путников, так и у независимых искателей в разных эпохах и направлениях. Феномен «внутренних
миров» существует и игнорировать этот факт становится все сложнее.

И еще о практических ощущениях. Исследуя собственные глубины, инсайдер сталкивается со многим. Но первым
его впечатлением, как уже упоминалось, чаще всего, становится осознание абсолютной пустоты. И не обязательно она
должна быть бездонно-черной или какого-либо другого цвета. Иногда окружающее пространство представляет собой
переполненность ярким светом. Без видимого в окрестностях источника. Тем не менее, ослепления не наблюдается. Это
просто свет, существующий сам по себе. В нем и прорисовываются, словно проявляются на фотопленке, различные видения.

В этом смысле к обнаруживаемому ближе всего свидетельства сторонников восточных практик. Так, в традиции
буддизма область внутренних сфер называется «открытым пространством сияющей пустоты». А в одном из
первоисточников буддийской религии махаяны «Сутра сердца совершенной мудрости» сообщается (перевод А.А.
Терентьева): «…форма — пустота, а пустота — форма. Пустота неотлична от формы, а форма неотлична от пустоты».

Исследовательница буддизма Франческа Фримантл в своей книге «Сияющая пустота» дополняет данное
изречение: «Пустота — это творческий источник всего иллюзорного существования. Это нулевое измерение, из
которого возникает и в котором растворяется все сущее».

Что любопытно, утверждение восточных мистиков почти слово в слово повторяет и гениальный ученый
современности, известный физик Альберт Эйнштейн: «Все состоит из пустоты, а форма — сгущенная пустота».

Инсайдеры же называют исследуемые территории пространством равных возможностей. Почему — объясню


позже.

НЕНАУЧНЫЙ ПОДХОД

Непосредственно рядом с нами существует огромная область, даже


проникновение в которую, а тем более ее исследование посредством
материализма, невозможно.

Марио Борегар, Дениз О’Лири. Битвы за душу: новейшие знания о


мозге и вера в Бога

Обнаруженные шары (сферы) не являются неподвижными объектами, зависшими в пустоте. Относительно меня
они словно перемещаются, меняются в размерах и прозрачности. При достаточном приближении к ним ощущается их
различная по силе и скорости степень «вязкости» — своеобразное затягивание внутрь. Причем, затягивание происходит не
прямо перпендикулярно поверхности сферы. Оно направлено не строго к ее условному центру, а по касательной. Будто
сама сфера или ее поверхность вращается в каком-либо направлении, а я вовлекаюсь в нее вслед этому течению.

Определить направление движения поверхности сферы методом визуального наблюдения не удается. Кручение
определяется, скорее, как ощущение/осознание чего-то наподобие ветерка или течения в каком-либо направлении. Наряду с
кажущейся сферичностью, как ни парадоксально, внутренне «пузырь» осознается как своеобразная воронка, призрачный
водоворот, непрерывно увлекающий за собой.
В ходе тренировок, по мере увеличения количества выходов в пустоту, приходит понимание того, что в моем
арсенале есть инструмент, позволяющий не «залипать» на загадочных областях и вообще управлять взаимными с ними
притягиванием или отталкиванием. Это мое намерение — целенаправленный толчок сознания. Используя намерение,
можно не только осознанно выбирать определенные эпизоды и информационные ячейки сфер, но и лишь слегка
соприкасаться с ними, оставаясь как бы «за кадром», отстраненно наблюдая за происходящим. Данное состояние очень
напоминает сон, а точнее, осознанное сновидение.

Проникновение в сферу можно облегчить или ускорить, если вообразить собственное вращение в том же
направлении, в каком она движется. И наоборот, собственное вращение, противоположное кручению шара, препятствует
погружению в него, а если это уже произошло, то выталкивает из сферы, как поплавок на поверхность воды. Часто
подобное выталкивание заканчивается осознаванием себя уже в родной реальности.

Эзотерике в наше время приходится несладко. Нынешняя научная парадигма (общепринятая позиция в
традиционных научных кругах) скептически, а то и открыто враждебно, воспринимает любую информацию о возможности
существования потусторонних пространств. Наибольшее отторжение «ученых мужей» вызывают способы достижения
особых состояний сознания, при которых проявляются «тонкие» феномены. Главным аргументом консерваторов от науки
становится отсутствие четкого, поддающегося измерениям и описанию, подхода к необычным явлениям.

Все дело ведь в чем? Современный научный подход — безжалостный хирургический скальпель для тела
потустороннего, мистического. Разрезает, выворачивает наизнанку, а потом изучает. Способ действенный. Но, бесстрастно
препарируя по слоям клубок различных миров, раскладывая на детали, этот путь не дает реального понимания их
взаимодействия между собой и с нашим миром. Наоборот, он вносит механистичность, однобокость в процесс изучения
неведомого. А в этом занятии необходим совершенно другой прием, что-то наподобие широкополосного рентгена, который
помог бы наблюдать сразу целое, в динамике, не разделяя его на части и не нарушая функциональность.

Не спорю, обязательность лабораторного измерения и стабильной повторяемости, по своей сути, очень важная
составляющая осмысления событий и законов окружающего мира. Но вот ведь какая беда, она же, эта обязательность,
является тормозом для начала всестороннего изучения официальной (и, бесспорно, нужной) наукой «тонких» феноменов.

Тем более, и современное техническое оборудование не позволяет это сделать в полном объеме. Хотя, минуточку.
Совершеннейший и многофункциональный прибор для подобной работы уже давно создан и дан каждому из нас — это мы
сами. Конечно, подобный «рабочий инструмент», его параметры, свойства и возможности, на сегодняшний день изучен не
досконально. Но данные-то он предоставляет. Так почему бы поначалу, чтобы хотя бы сдвинуть в новом направлении
тяжеловесный, идущий по накатанной колее, воз науки, не опереться на эти «показания»?

Возьмем, например, эмпирическое наблюдение. Получение информации о чем-либо путем визуального сбора
данных — вполне себе научный метод, ведь так? И, согласно утверждению ученых, занимающихся одной из передовых
научных дисциплин — квантовой механикой, он приносит определенные результаты. Более того, исследователи квантовой
реальности утверждают, что именно наблюдение, присутствие свидетеля, является едва ли не самым важным условием
существования любого из прогнозируемых миров. Другой вопрос: могут ли эти результаты быть однообразно повторены,
обобщены и проанализированы, как это принято делать в фундаментальной, описывающей физический мир, науке
сегодняшнего дня?

Если сказать по правде, то редкие попытки сделать что-то подобное на научном уровне осуществлялись всегда, а
сейчас — даже в большей степени, чем когда-либо. Например, нейробиологи Эндрю Ньюберг и Марк Роберт Уолдман в
своей книге «Как Бог влияет на ваш мозг» выдвинули смелую гипотезу о сосуществовании в мозгу человека двух
внутренних карт реальности в процессе выполнения духовных практик:

«…Мы с Марком объединили две основополагающие теории — предложенные нобелевскими лауреатами


Фрэнсисом Криком и Эриком Канделом — с недавно завершенным мной МРТ-исследованием, показывающим, как
медитация стимулирует активность отделов полосатого тела (стриатума). Согласно Канделу, полосатое тело играет
решающую роль в возникновении ощущений удовлетворенности и уверенности в мозге. Наше сканирование мозга
показало увеличение выработки стриарного допамина во время медитации, чем объясняются чувства
расслабленности, счастья, умиротворенности, которые испытывают люди во время медитации. Полосатое тело
посылает эту информацию во многие отделы мозга, в том числе в таламус, который управляет нашими ощущениями,
связанными с окружающим миром. Мозг воспринимает эти сигналы как внутреннее состояние реальности, а еще
один внутренний опыт реальности связан с клауструмом (оградой головного мозга), который, по мнению Крика,
играет ключевую роль в процессе порождения сознания нашим мозгом.

И здесь начинается самое интересное: клауструм тесно взаимосвязан с большей частью коры головного мозга
— за исключением таламуса. Кандел считает, что таламус создает холистическое ощущение реальности, но очевидно,
оно обособлено от ощущения реальности, созданного полосатым телом. Иными словами, мозг создает две карты
реальности: одну — сознательную, другую — подсознательную, и они обрабатывают поступающую информацию о
мире совершенно разными способами. Да, они могут каким-то образом взаимодействовать посредством других
нервных цепочек, но собранные сведения о неврологических нарушениях говорят в пользу предположения о том, что
мозг располагает кардинально различающимися картами реальности. А если прибавить к этой модели открытую
нами необычно ассиметричную активность в таламусе у опытных поклонников медитации, можно прийти к выводу,
что духовные практики способны создавать независимые сферы обособленных реальностей или объединять
обособленные реальности, сосуществующие в мозге.

Развивая эту гипотезу, мы предположили, что ассиметричная деятельность таламуса придает духовным
представлениям характер объективной реальности как другим объектам мира, воспринимаемым мозгом».

Ну что ж, подобные выводы уже лучше, чем ничего, чем полное отрицание. Хотя и в данном подходе преобладает
однобокое отношение к нашему мозгу — как к механизму, вырабатывающему определенные вещества, способствующие
созданию в нем же псевдо-реальностей. До осознания роли мозга, как сложного проводника сигналов из иной
существующей реальности в настоящую реальность и наоборот, еще очень далеко. К тому же, официальная наука не
учитывает нелокальность (локальность — пребывание в определенном месте), то есть присутствие одновременно везде, в
любой точке, того, что происходит в нашем сознании и что связано с окружающим миром бесконечным множеством
нефизических нитей.

Не будем забывать и о том, что существует также интуитивный способ познания мира, каким бы необычным и
«призрачным» он ни казался. Другими словами, есть еще много нерассмотренных наукой факторов, не поддающихся
измерению современной аппаратурой.

Повторюсь: исследовать иные реальности исключительно нынешними и прошлыми научными методами, увы,
практически невозможно, настолько уникален и непредсказуем каждый эксперимент. Это все равно, что взяться
всесторонне описывать картину великого художника, изучая лишь материал холста, состав наносимых красок и стиль
рисования, а полностью произведения искусства так и не увидеть.

То же касается и, казалось бы, противоположного полюса мировосприятия — духовного. Существующие ныне


вероучения в большинстве своем совершенно отметают нормальную логику и здравый смысл, уводят любознательных
искателей истины в мир глубоких, многоуровневых, но бездоказательных мифов и преданий.

Впрочем, не буду слишком категоричным. Не все естественные и духовные дисциплины, не все подходы, не все
представители науки и религии настолько безапелляционны и непримиримы. И я от них не отмежевываюсь. Скорее, надеюсь
найти точки соприкосновения с моими поисками и догадками. Приблизительно обобщить и проанализировать полученную в
результате «внутренних погружений» информацию все-таки можно попробовать. Что и попытаюсь сделать в данной книге.

Мое личное твердое убеждение: познание неизведанного, особенно того, что считается иллюзией, якобы
несуществующим, не должно происходить однобоко, раздробленно, с позиций отдельных научных направлений и духовных
верований. Односторонность, плоскостность видения и применяемых методов — ошибочна; целостность, многогранность и
объемность, максимально полный охват изучаемого — предпочтительны и верны. К истине необходимо двигаться, как
выразился в книге «Космическая игра» чешско-американский психолог, представитель трансперсональной психологии
Станислав Гроф, «шагая мистическим путем поступью практика». Думаю, и духовные, и научные воззрения от этого
только выиграют.

Напоследок успокою скептиков, что изложенная здесь информация не претендует на строгую научность или
абсолютную достоверность. Это лишь описание экспериментов и личные выводы. Каждый из инсайдеров обнаруживает во
внутреннем пространстве что-то свое, индивидуальное, тесно связанное с его мировоззрением и жизненным опытом,
значимое исключительно для самого наблюдателя. Подвести все под общий знаменатель сложно. Поэтому будет вернее пока
что отнестись к данным сведениям, как к одной из многочисленных гипотез, ожидающих дальнейшего исследования и
подтверждения, как к небольшому практическому пополнению в бездонную копилку сведений об иных пространствах. Если
подобные феномены наблюдаются, оставить их без внимания и ознакомления, согласитесь, было бы крайне глупо.

Так или иначе, подход к изучению запредельного, предлагаемый группой инсайдеров, в которую входил и я,
остается неизменным и аналогичным действиям на любой территории познания — регулярные тренировки и постоянная
осторожность. Как уже говорилось ранее, путешествовать по иным реальностям чрезвычайно опасно, хотя и не опаснее
погружения на океанское дно или выхода на околоземную орбиту. Здесь необходимы определенный уровень опыта и
психофизического настроя, жестко соблюдаемые техника безопасности и правила поведения, умение абстрагироваться от
происходящего и навыки управления своим вниманием. Ошибки, допускаемые в ходе путешествий или в процессе
подготовки к ним, могут стоить частичной или полной потери осознанности в нашей, земной, реальности, временного или
окончательного разрыва связи сознания с физическим телом. Если внимание крепко «залипнет» на каком-либо из миров,
вернуть его назад может оказаться невероятно трудно.

ОСОЗНАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Можно осознать Солнце и Луну. Но человек внутри себя имеет все.
Внутри меня есть Солнце, Луна, Бог. Я — это вся жизнь в ее полноте.

Петр Успенский. Взгляды из реального мира

Если вы ищете Истину и только Истину, то для вас нет иной


альтернативы, кроме принятия мира как нереального.

Шри Рамана Махариши. Весть Истины и прямой путь к себе

…Царство Божие внутрь вас есть.

Евангелие от Луки (глава 17, стих 21)

Сон — это малая мистерия смерти, сон есть первое посвящение в


смерть.
Плутарх. Moralia (Мораль)

Пространство сна, как и пространство бодрствования, кажется нам безграничным, но, тем не менее, выйти за
его пределы вполне возможно. Припоминаю случай из своей сновиденной практики, когда мне удалось, шагнув за границу
сновидения, осознанно проникнуть в некое пространство, оказавшееся не похожим на мир обычного сна с узнаваемыми
деталями и образами. В процессе осознанного сновидения, вернее, вырвавшись из него, выйдя за его пределы, я внезапно
ощутил себя словно погруженным глубоко в воду средней мутности и вязкости. Сквозь толщу жидкости, вдали от меня, во
все стороны, справа и слева, сверху и снизу, хотя эти направления условны, просматривались различные по яркости
источники света. И больше ничего. Плавательные движения, будто я действительно нахожусь в водной среде, не дали
желаемого результата. Источники так и оставались вдалеке. Хотя само продвижение, похоже, присутствовало. В тот
раз мне показалось, что за пределами сна не существует вообще ничего, Великая Пустота.

Лишь значительно позже, опробовав разные способы выхода из сновиденных сфер, я понял, что любая среда, в
которой мы оказываемся, может быть познаваема и трансформирована, в первую очередь, нашими осознанностью и
вниманием, внутренним принятием и доверием к ней. И тогда пришло знание о том, что мир, насколько бы он ни был
необычным и чуждым, является бесконечно насыщен важным для меня смыслом и содержанием.

Ни одно исследование, ни одна область человеческой деятельности невозможны без самоопределения субъекта в
каком-либо месте и в какое-либо время. То есть, без обнаружения самого себя в «здесь и сейчас», в некой отправной точке
для анализа прошедшего и движения дальше, в будущее. Состояние, в котором при этом оказывается наблюдатель,
называется осознанностью. Вхождение в такое состояние собирает наше естество, нашу личность воедино, обособляет от
окружающей среды, стабилизирует в реальности; потеря данного ощущения — словно «размазывает» нас по внешнему
пространству, размывает границы внутреннего и внешнего мира. То мы вроде бы есть, то нас как бы и нет.

Огромную роль при этом играет наше внимание, вернее, наше умение управлять им, а также обстановка, в которой
мы его применяем. По сути, сама осознанность является сосредоточенностью внимания на определенных ситуациях,
объектах и действиях.

И вот тут, чтобы объяснить обнаруженное мной и напарниками, вынужден ввести некоторые новые понятия.
Ситуации, в которых оказывается любой объект, обладающий вниманием, я бы условно назвал «пузырями информации», то
есть областями, непосредственно связанными с ним на различных уровнях. Это касается и реальности, в которой мы
бодрствуем, и любой другой. Например, перемещение в различных локациях сна и между снами это и есть перемещение
между «пузырями информации». Осуществляется оно посредством все того же внимания — его
концентрации/расконцентрации и переключения.

В пространстве равных возможностей инсайдер имеет дело, в основном, с тем, на что направлено его внимание, с
чем он знакомится, что изучает. Только в таком случае это что-то становится для исследователя реальным, доступным
сознанию. Поэтому сферы, с которыми нам приходилось сталкиваться в процессе погружения в себя, я склонен называть
немного по-другому — «пузырями внимания».

Не все эти области воспринимали одинаково. Да и название их довольно условное. Следует особо отметить (и этот
фактор является ключевым в запредельном мире), что все, видимое инсайдером в пространстве равных возможностей,
скорее всего, не является именно таковым. Образы и ситуации, наблюдаемые исследователем, это всего лишь его личная
интерпретация обстоятельств неведомой, необъяснимой и необъятной реальности. Другими словами, каждый инсайдер
видит энергии потустороннего пространства по-своему, в разных образах и обстановке. Лично мне они чаще всего
представлялись в виде бесформенных пузырей.

В чем же отличие между вышеназванными образованиями?

Дело в том, что «пузыри информации» являют собой информационно насыщенные пространства ментальных
конструкций. Этакие области объективных знаний. И только. Все равно, если бы мы находились в музее с застывшими, на
наш взгляд, экспонатами, но ничего не замечали конкретно, не разглядывали детально и осознанно, не любовались ими. Это
только возможности, готовые к употреблению слепки. Они существуют, но, если можно так выразиться, в потенциале. При
любом соприкосновении с ними они перестают быть такими, словно оживают.

А вот «пузыри внимания» — избирательно и осознанно определенные ансамбли информационных блоков,


творчески присоединенные друг к другу, взаимопроникающие и взаимодействующие между собой. Причем данный выбор
осуществляет «тело внимания», иногда даже без ведома нашего личного сознания. «Пузыри внимания», в отличие от
«пузырей информации», никогда не пребывают в замершем, монументальном виде (опять же, с нашей позиции в идения).
Как и само внимание, они подвижны, изменчивы и чрезвычайно чувствительны. То есть, это сферы, активно участвующие в
контакте с нами. Это области нашего существования.

Следует также упомянуть, что и те, и другие ментальные образования легко преобразуются друг в друга.

Перемены в «пузырях» происходят в тех случаях, когда сознание человека погружается в какие-либо трансовые или
медитативные состояния. Пусть даже это будет простое «задумывание на ходу», изучение картины или обычный творческий
процесс. Так или иначе, именно взаимодействие, влияние и ответная реакция (о чем будет сказано дальше), чего-кого-либо с
чем-кем-либо превращает гроздья «пузырей информации» в их наделенных вниманием собратьев и обратно.

Как осуществляется данное преобразование? Осознанно действуя в любом из «пузырей информации», даже просто
наблюдая, мы не только меняем его внутреннюю историю, но, по принципу отраженности, сами испытываем ответное
воздействие. Любое взаимодействие чего-либо с чем-либо меняет его участников, другими словами отражается на них.
Каждый из членов этой связки уже никогда не будет прежним, не сможет вернуться в свое прошлое состояние, так как на
нем лежит изменивший его отпечаток взаимодействия. Иначе говоря, восприятие нами реальности безвозвратно меняет как
нас самих, так и саму реальность.

Это результат нашей личной яви. А если таких со-участников с действительностью не один, а много? А если они
производят не одно действие, а несколько, бесконечное множество действий? Трансформация реальности является
постоянно меняющейся совокупностью (но не суммой, а чем-то новым, синтезированным) всех действий ее членов.
Каждый творит свою субъективную реальность, которая, тем не менее, связана с субъективными реальностями всего
остального. Это похоже на группу муравьев, тянущих листок в свою обитель. Сила и вектор их рывков различны, но, в
конечном итоге, общее направление к дому соблюдается, пусть и не по идеальной прямой. Таким образом происходят, к
примеру, эволюция и деградация. Мир никогда не стоит на одном месте. И не только тот, который мы осознаем.

Сознанием обладает любой живой объект (и, как я предполагаю, любой не-живой) на субмикро-, микро- и
макроуровнях, а также на уровне планетарно-звездных систем и самой Вселенной. Такое коллективное сознание
складывается в свои, особенные, слои потусторонних (которые нельзя пощупать, но можно осознать) миров. В процессе
существования данных объектов, их структуры памяти, а соответственно, и сами миры, наполняются разными событиями.
Наше внимание («тело внимания») является своеобразным транспортным средством путешествия сознания (типа
скоростного лифта, движущегося вертикально, горизонтально и в любых других направлениях) по подобным мирам,
которые тесно связаны и переплетены с мирами чисто человеческого слоя.

Это кажется немного сложным. Но на самом деле все еще сложнее. То, что мы наблюдаем и ощущаем вокруг, в том
числе и переходя на другие уровни мироздания, не является именно тем, чем нам кажется. Даже если это воспринимается на
протяжении долгого времени и коллективно. Наше сознание, погружаясь в океан энергий, полей и идей, выхватывает из
него, насколько способно, лишь отдельные детали, фильтруя и структурируя их в более-менее понятные для себя образы. То
есть, в то, что является привычным, доступным осознанию. А удержание данных образов в постоянных формах и с
постоянными признаками это уже задача внимания и памяти.

Повторюсь: если чего-то нет в существующей картине мира исследователя и наблюдателя, практически увидеть это
таким, какое оно есть на самом деле, невозможно. Для человека этого просто не будет существовать. Как щадящий вариант,
может быть только замещение неизвестного объекта на что-либо, по аналогии напоминающее любой объект из своего
практического багажа, из своих анналов памяти. Чуть позже рассмотрим этот вопрос обстоятельнее.

А сейчас я предлагаю перейти к другому способу восприятия реальности — сновидениям. Почему именно к ним?
Дело в том, что сны это тоже отражение, хоть и непрямое, нашей действительности, как внешней, так и внутренней.
Например, соратница и последовательница Карла Густава Юнга, швейцарского психолога и исследователя сновидений,
Мария-Луиза фон Франц считала, что в снах, словно в зеркале, нам представляется отражающая поверхность собственного
бессознательного. Правда, если обычные зеркала демонстрируют нам реальность в условном «здесь и сейчас», показывая
все, как есть, то сновидения часто оказываются сильно искаженными и причудливо сконструированными эпизодами нашего
прошлого, настоящего и ожидаемого будущего, то есть смешанным отражением внешнего и внутреннего существования.

Важно ли то, что мы видим, когда спим? Наблюдая сны, люди ошибочно считают их чем-то, не имеющим значения,
несущественным. Заснули, посновидели, очнулись — живут дальше. Но в то же время сны дают нам некий опыт,
являющийся сообразным опыту дневному. Выходит, сновидения — такая же значимая часть (приблизительно треть) нашей
жизни, как и бодрствование. Они равноценны дневным впечатлениям для нашего внутреннего развития, нашей психики, и, в
конце концов, также принимают участие в судьбе каждого из нас.

Хоть это и не сильно заметно, в снах все обстоит так же, как и в реальном мире. Например, события происходят в
знакомой обстановке, общение с персонажами осуществляется посредством обычного диалога. Да и для контроля за
событиями в действительности и в какой-либо сновиденной реальности (это когда мы находимся в осознанном сновидении),
а также для управления ими, необходимо точно такое же состояние, именуемое осознанностью. Казалось бы, ничего нового.

Однако, метод достижения осознанности в этом случае довольно необычен: мы должны не только понимать, но и
быть полностью убежденными, искренне верить в то, что происходящее вокруг нас и с нами… всего лишь сон, не-
реальность. А настоящая реальность пребывает где-то там, в ином пространстве. Тогда мы получаем право изменять и
произвольно избирать действия принципов и законов данного сна. Даже если сам по себе он уже довольно фантастичен.

И вот тут открывается невероятное. К реальности, которую считаем своей родной, применим тот же прием: она
является областью, по всем подходам равной другим пространствам, то есть настолько же нереальной по отношению к ним,
как и они к ней. А заодно и по отношению к нам самим. Все одновременно и реально, и нереально. Вот такой вот
парадокс. Если абсолютно убедить свое сознание в этом, становятся возможными действия и события, кажущиеся в
привычном мире чудесами.

Да и сами наши личности (наши души, если придать данному понятию эзотерический оттенок), какими бы
уникальными и неповторимыми ни казались, являются всего лишь равноценными копиями неисчислимого множества
подобных им индивидуальностей. Об этом мы поговорим чуть дальше по тексту. Конечно, осознать то, что каждый из нас
существует не в единичном экземпляре, не уникален, а представляет собой часть какой-то неразрывной общности, которую
тоже можно назвать «Я», довольно трудно. Любой здравомыслящий человек данной реальности посчитает такое
утверждение глупостью, не достойной его внимания. Это не удивляет. Почти все известные области науки, религии и
культуры опираются на основу, трактуемую в психологии, как «Эго» — центр идентификации (осознания) себя в
окружающем мире. Через него пропускается наша действительность и им же оценивается. И мы доверяем этому убеждению,
считая себя единственными в единственном мире. Возможно, удивлю вас, но не буду спорить. Так оно и есть. Хотя,
одновременно и немного по-другому.

Создатель философского учения на основе адвайта-веданты, индийский философ и мудрец Шри Рамана Махариши в
своей книге «Весть Истины и прямой путь к себе» выразил аналогичную точку зрения: «…как может ум, который сам
создал этот мир, считать его нереальным? Именно с этой точки зрения можно отождествить мир бодрственного
опыта и мир сновидения, поскольку оба являются лишь творениями ума, и до тех пор, пока ум погружен в одно из
этих двух состояний, он не способен отказаться от реальности мира сновидений в процессе сна и бодрствующего мира
в период бодрствования. Если, наоборот, вы полностью удалите свой ум от мира, повернете его вовнутрь и будете
пребывать в этом состоянии,.. …то обнаружите мир, который вы сейчас единственно сознаете, таким же
нереальным, как и мир, в котором жили в своем сновидении».

Итак, мы способны пребывать в разных мирах, не зацикливаясь на каком-то одном. Как это возможно? Фокус
нашего восприятия, фокус внимания, меняя который, мы можем менять себя, свое мироощущение, а заодно и мир вокруг,
один из мистиков-практиков середины двадцатого столетия Карлос Кастанеда называл «точкой сборки» — конкретным
вариантом видения мира. По его утверждению, сдвиг этой точки, этого незримого образования, с определенного места
приводит к изменению окружающей реальности.

Кастанеда считал, что, опираясь на знания древних магов-видящих, можно использовать свое внимание, как
своеобразный ключ, открывающий врата в другие миры («Искусство сновидения»). Первое внимание, по его
формулировке, является дверью в осознание только миров сновидений, их отдельных объектов, а второе внимание ведет к
осознанию полноценных миров и пространства между ними. Названы были и другие виды внимания, но на данном этапе нам
важны эти два, так как именно они позволяют достичь областей, описанных в данной книге.

Действительно, в определениях мистика есть немалые соответствия тому, что изучалось мною и со-путниками. В
сновидениях, особенно осознанных, существуют способы попадать в определенные сферы, минуя Пустоту, не задерживаясь
в пространстве равных возможностей. То есть, из одной реальности сразу в другую. По сути, речь идет о том же сдвиге
«точки сборки». Для этого процесса сновидцами используются своеобразные символы/порталы, ассоциирующиеся в нашем
сознании с переходом или разветвлением: двери, ворота, входы в здания и пещеры, зеркала, водные поверхности,
перекрестки, перемещающиеся транспортные средства, просто символы, принятые для аналогичных действий в качестве
вспомогательных. Сновидящий сосредотачивается на образе нужного ему пространства, визуализируя его за переходом,
выражая намерение о его существовании. И в большинстве случаев, взаимодействуя с порталом, попадает туда, куда было
задумано.
Материала для изучения здесь много. Мир сновидений, без сомнения, является удивительным и завораживающим.
Подобно бесконечному открытию законов и принципов той действительности, которую в данный момент ощущаем своей,
мы также можем изучать скрытый от нас мир снов, его правила и особенности. Огромный пласт информации — манящий и
затягивающий, невероятный и неведомый.

Однако, это не конечная остановка. Отношение к снам, как к возможности пребывать в иных мирах, освоение
области осознанных сновидений при помощи различных практик, на самом деле, является лишь одной из тропинок,
промежуточным этапом по направлению к настоящей реальности, к истинной осознанности. И завершающая, но вряд ли
достижимая, точка этого пути всегда будет маячить где-то на горизонте.

На самом же деле, для «тонких» путешествий в нашем распоряжении имеется множество вариантов. Попадание в
каждый из миров гарантирует нахождение внутри системы (субъективный взгляд), а пребывание в Междумирье
(пространстве равных возможностей) — предлагает нахождение вне всех систем данного уровня (объективный взгляд).

Однако, есть и другие подходы. Они известны издревле. Объединение двух и более систем, например, сна и
бодрствования, присутствие во всех них одновременно, приводит к состоянию, известному в дзен-буддийской традиции, как
самадхи. В таком положении можно оставаться долгое время. К сожалению, в нашем обществе все невероятные вещи, в том
числе и обладатели таких состояний, воспринимаются, как правило, с недоверием. Подобные люди ошибочно определяются,
как «не от мира сего», умалишенные. Отклонение от среднестатистической «нормы» нередко называется болезнью. Хотя, на
мой взгляд, дело обстоит с точностью до наоборот: именно включенность, просветление, всеохватность должны являться
образцом состояния обычного человека, мерилом оценки его осознанности.

Вернемся к сновидениям. Как же связать сдвиг «точки сборки» и разнообразие сновиденных ситуаций?
Предполагаю, что любой сон это и есть спонтанное или осознанное перемещение нашего сознания из реальности в
реальность, подобно компиляции (надергиванию, соединению) фрагментов из разных фильмов, на первый взгляд, не
объединенных ни определенным сюжетом, ни тематикой. Причем, фильмов, в которых мы чаще всего не посторонние
наблюдатели, а главные герои. По сути, сновидение является многомерным комбинированием возможностей развития
событий. И происходит это по каким-то недостижимым, неподдающимся полному нашему анализу и осознанию, правилам и
путям.

Увы, первопричины и детальная механика сновидения еще долгое время будут оставаться непонятными для
исследователей. Подобных взглядов придерживаются и психологи. Например, Карл Густав Юнг считает, что «сновидение
есть тот же театр, в котором сновидец является и сценой, и актером, и суфлером, и режиссером, и автором, и
публикой, и критиком». («Общая точка зрения на психологию сновидения»)

Но и это не все. Каждый раз, когда засыпаем, хотим этого или нет, знаем об этом или остаемся в неведении, мы
практикуем в щадящем варианте главный для нас переход на ту сторону нынешней реальности — нашу смерть. Смерть, как
и сон, это не исход души и всего, что можно представить в качестве нашего «Я», из глубины тела вовне, а, скорее, наоборот,
погружение в свои внутренние Вселенные (вопреки общепринятому мнению, не локализованные в физическом теле), в
миры, которые являются прототипом при жизни наблюдаемой нами Вселенной. Другими словами, видимый мир — всего
лишь отражение того, что существует у нас внутри. И в любом случае мы уходим туда, а не оттуда.

Нам кажется, что, покидая физическое тело, мы обнаруживаем себя снаружи его. Конечно, однозначно что-либо
утверждать невозможно. Но предположим: а не является ли это всего лишь очередным посещением одного из
многочисленных внутренних пространств (своеобразный «вход наоборот»), когда смещается только наша «точка сборки» и
где мы можем наблюдать за событиями как бы со стороны, словно за своим отражением в зеркале?

Пускай это будет только версией. Что касается сна, то, по моему мнению, он — не забытие. Засыпая, мы на самом
деле бодрствуем, но уже в других мирах. И не важно, внешние они или внутренние. Частично пропадая для нынешней
среды, продолжаем существовать в иных. А значит, вроде бы, как и не спим вовсе. Можно ли такое состояние объективно
назвать сном?

Кстати, то же самое, думается, допустимо сказать и об «окончательном переходе». В этом случае для данной
реальности мы становимся отсутствующими, по крайней мере, своим сознанием, душой. Но можно ли подобное состояние
объективно назвать смертью? Существует ли вообще смерть, как абсолютная позиция, полное исчезновение отовсюду?
Ответы на эти вопросы предоставляю найти самим читателям. Возможно, как вариант, им по душе придется мнение
немецкого философа Артура Шопенгауэра, считавшего, что «момент, когда человек умирает, может быть похож на
пробуждение от тяжелого, кошмарного сна». («Мир как воля и представление»)

Люди, уходящие из этой реальности, вероятно, на некоторый период, поэтапно, остаются в ней в виде чистого
сознания, в особом энергоинформационном состоянии, позволяющем существовать в другом мире, вместе с тем не покидая
сразу прошлое место пребывания. Среди моих друзей есть несколько человек, обладающих способностью сознательно
находить в других реальностях и на переходе между ними ушедших и поддерживать с умершими мысленную связь. Правда,
постепенно возможность общения становится слабее и, в конце концов, обрывается совсем. Описания собеседниками
потустороннего мира, в целом, совпадают, как между собой, так и с уже известными рассказами тех, кому случилось
оказаться там в околосмертных состояниях. И это не противоречит версии о множественности реальностей. Что любопытно,
среди описываемых мест существуют также миры, похожие на ад, чистилище и рай, с соответствующими им обстановкой,
образами и законами. О них мы тоже поговорим далее.

ШАГ НАЗАД

Говорят, ни одно дерево не сможет дорасти до рая, если его корни не


достигнут ада.

Карл Густав Юнг. Эон. Исследования о символике самости

Мы должны узнать и прожить все части нас самих, как ангелов, так и
дьяволов, прожить сейчас, а не ждать конца, чтобы обнаружить нашу
чудесную двойственную природу.

Арнольд Минделл. Кома. Ключ к пробуждению

Человек, не перегоревший в аду собственных страстей, не может их


победить.

Карл Густав Юнг. Воспоминания, сновидения, размышления

Вопреки кажущейся легкости, управлять своим вниманием чрезвычайно сложно. Словно беспокойная синица, оно
ежесекундно перепрыгивает с объекта на объект, выхватывает оттуда крупицы информации и тут же устремляется
дальше в непредсказуемом направлении и с неизвестной целью. Причем, осознать полученные сведения, собрать воедино,
понять, насколько они реальны и необходимы, удается далеко не всегда.

Особенно заметно это в процессе погружения внутрь собственного мира, в ходе глубокой медитации, где все
наблюдаемое похоже на сон, на воображаемые картинки и ситуации, где все текуче и неосязаемо физически.
Каждодневные тренировки по работе с вниманием, когда его перенос и концентрация происходят почти на автомате, на
подсознании, помогают в процессе попадания в пространство равных возможностей внутренне замереть, включиться на
полное восприятие, принимать, заранее соглашаясь с тем, что дается, со спокойной готовностью ко всему, что может
произойти. И делать это без оценок, без напряжения, без эмоций.

Как уже упоминалось в предыдущих разделах, взятие чего-либо на абсолютную веру — допустимый, но худший из
вариантов исследования действительности. Для большей объективности в оценке чего-либо нужно не быть исступленным
приверженцем какой-то одной точки зрения. Сама по себе вера — замечательное состояние сознания и, вооружившись ею,
можно многое осуществить. Но вера, приправленная фанатизмом, превращается в культ. И попасть в эту «трясину» я бы
не пожелал никому.

Писатель Франклин Меррелл-Вольф в своей книге «Пути в иные измерения» рекомендовал: «…ни от кого не
требую слепо верить, я прошу лишь быть непредубежденным». Неплохой совет. На мой взгляд, чтобы последовать ему,
необходимо всего-то выйти из любой сложившейся ситуации, образно говоря, встать над ней, сделать воображаемый шаг
назад и посмотреть на все как бы со стороны, учитывая только суть происходящего.

Объясню проще. Пожалуй, ни для кого не будет секретом то, что в любой области знания существуют объекты и
понятия, являющиеся своеобразными антиподами (противоположностями) друг другу. И полное понимание (осознание)
кого- или чего-либо из этой пары невозможно без рассмотрения второй половины. Так, например, в спорте, для того, чтобы
дальше прыгнуть, отступают назад, давая себе возможность для разгона. Да что там спорт! Проверьте на себе: если мы
решаем что-либо изменить в нашей жизни к лучшему, надо вначале испытать ухудшение ситуации — чем оно сильнее и
ярче, тем кардинальнее будут перемены. Вот такие вот качели.

Зачем нам это? Есть ли в этом прок? Несомненно. Дело в том, что в любом мире, в любой из реальностей, нет ничего
однозначного. Все многогранно, многомерно и, казалось бы, открыто, бери и пользуйся. Но наши сознательные и
бессознательные убеждения, эмоциональные привязанности, односторонняя погруженность в событийный план и
невозможность полностью, многоуровнево, охватить происходящее, становятся ширмой, скрывающей истинное положение
вещей. Мы привыкаем видеть окружающий мир узко, через призму того, во что верим. Мы соглашаемся действовать и жить
по определенным не нами, чаще всего навязанным со стороны и с самого рождения, сценариям, ординарно. Действуем, как
привыкли и как приучены. Другими словами, ходим предложенными тропами, не задаваясь вопросом, в правильном
направлении они идут или нет. И тем самым упускаем из виду, как минимум, половину реальности, сознательно или
бессознательно отворачиваясь от нее.

Нам кажется, что все так и должно быть. Накатанная колея лучше бездорожья. Задумайтесь: а вдруг нет? Как, изучая
себя и окружающее, не пойти по ложному маршруту? Как вообще среди множества предлагаемых дорог отличить пути:
настоящие и ненастоящие? Каждый решает это сам для себя. Кто-то полагается на опыт, кто-то — на интуицию. Мой выбор
— используя и то, и другое, достаточно глубоко знакомиться со всеми путями, не отдавая явного предпочтения ни одному из
них. Это оно и есть: осознать и оценить что-либо возможно только на контрастах, то есть на разнице между существующими
частями. Причем, опробовать нужно их все. А уже после, ориентируясь на собственные предпочтения и удачи, выбрать
наиболее приемлемые и продуктивные.

Движение назад, а затем вперед, также, как и вправо-влево или вниз-вверх, относительно какой-то точки покоя,
«нулевой точки», не обязательно должно происходить в пространственной плоскости, физически. Это действие можно
осуществлять применительно ко всему, что нам известно, на чем мы можем сконцентрировать свое внимание. В том числе и
в «тонких», умозрительных сферах.

Смысл временного отступления заключается в том, что, сделав шаг назад, мы словно увеличиваем сектор своего
наблюдения, начинаем видеть ситуацию или цель шире, включая и то, что находится вне ее пределов. По сути, мы
перебрасываем свое сознание через границы обыденности, оказываемся над и за тем, в чем пребывали до данного действия.
Выход за рамки чего-либо освобождает нас от чужого воздействия, но, тем не менее, позволяет сохранять над этим контроль
и возможность управления. То есть, мы смотрим на данность объективно, видим ее целостно, получаем шанс правильно
оценить обстановку и осуществить сознательные действия относительно нее.

И неважно, какой области знания это касается. Аналогичное понятие отражено как в известном нам по
диалектическому материализму принципе «действие равно противодействию», так и в широко распространенном
религиозном постулате о «жертвенности». Например, главный евангельский персонаж Иисус Христос неоднократно
испытывал его на себе. По сути, вся история жизнедеятельности новозаветного Учителя и все содержание его учения
основаны на подобном алгоритме: не потеряв, не найдешь; не снизойдя, не возвысишься; не испытав унижений, не
вознесешься. Можно также добавить — не испытав на себе, не осознаешь в полной мере. Но это уже из собственного опыта.

Кстати, если уж говорить о пережитом, то не лишним будет упомянуть о чрезмерной, неконтролируемой


чувствительности. Вернее, о том, как она становится помехой в процессе медитативного погружения. В любом мероприятии
важен внутренний настрой. Однако, речь здесь не о каких-то определенных психических реакциях. Ранее уже упоминалось,
что в пространстве равных возможностей сами эмоции практически отсутствуют. Исследователь испытывает, скорее,
некоторые их эквиваленты, неформулируемые словами состояния, наиболее близкие, например, к таким, как
всепоглощающая любовь, безграничная благодать, восхищение, полная погруженность в среду (своеобразное забытие себя),
принятие и непринятие, соприкосновение с опасностью. А эмоции присутствуют лишь на начальной стадии медитации или в
ходе соприкосновения с конкретными объектами и территориями потустороннего.

И вот тут они, действительно, представляются серьезным тормозом. При подготовке и во время самого погружения
на первый план остро выходит вопрос привязанностей к своему Эго, к привычным реакциям, а вместе с ним и вопрос
бесстрастности, освобождения от эмоциональных накатов и зависимостей. Отречение, пускай даже временное, от всего, что
нас связывает с физическим миром, с реальностью, которую мы считаем для себя основной, является ключом к свободе
действий в планах иных. Лишь отбросив то, что нам дорого (как бы кощунственно это не звучало), что связывает с
определенным состоянием и образом жизни, мы способны испытать в полной мере взаимодействие с другими измерениями
реальности. Если, конечно, решимся на данный поступок.

Однако, существует и обратная сторона медали. Она в свое время остудила не одну горячую голову, в том числе,
при всей тяге к запредельному, и мою. Окончательное или чрезмерное отторжение бытия, к которому мы себя относим,
чревато полным уходом сознания в иные пространства, невозвратом обратно. Там интересно, но для окружающих, для
родных, живущих в нашей прошлой, оставленной реальности, мы или окажемся умершими, или впадем в состояние комы,
или потеряем рассудок. Стоит оно того?

Конечно, безумству храбрых можно спеть не одну песню. Но давайте вдумаемся: наше рождение в каком-либо из
миров, появление там, происходит не спонтанно, у этого факта есть свои причины и логика. Бездумный и бесповоротный
слом существующего порядка, легкомысленный разрыв образованных нитей и взаимосвязей, по моему мнению, ни к чему
хорошему не приведет. Именно поэтому я являюсь приверженцем осторожного и последовательного исследования иных
форм существования, оставления для себя возможности благополучного возврата назад, в свою обычную реальность,
разумного подхода к путешествиям за пределы привычного мира. Продвигаться, но с умом!

ВЫХОД ЗА СПИНОЙ
Сон — это маленькая открытая дверь в самые сокровенные и самые
загадочные тайники души. Она ведет в ту космическую ночь, где
пребывала душа задолго до появления какого бы то ни было Эго-
сознания.

Карл Густав Юнг. Воспоминания, сновидения, размышления

Мы созданы из вещества того же,

Что наши сны. И сном окружена

Вся наша маленькая жизнь.

Уильям Шекспир. Буря

При нахождении в пространстве равных возможностей создается впечатление, что направление моего внимания
аналогично лучу фонарика в темноте. Осознаются/освещаются только те сферы, которые ближе к наблюдающему, то
есть ко мне (причем, ближе не в смысле расстояния, а именно в понимании какого-то внутреннего совпадения,
резонирования с моей глубинной сутью), те, что расположены непосредственно у моей «точки внимания». Дальние сферы
осознаются, словно покрытые дымкой, блекло и недетально. Чем дальше от точки моего пребывания, тем более смутно
они просматриваются. Хотя и не составляет большого труда усилием внимания и намерением моментально приблизиться
и к ним, снова оказавшись как бы центром освещения расходящихся в бесконечность сфер. В этом случае наиболее близкие
«пузыри» также обретают объем, структуру и насыщенность образами.

Итак, мы решились. Сделав шаг назад, преодолев границы привычного мира, скорее всего, окажемся в незнакомой
среде, которая может быть организована по другим принципам и законам. Первой реакцией нашего сознания на этот выход
является ступор, ощущение зависания над бездной, в бесконечности, где не на что опереться и ориентироваться. Однако,
затем наше внимание начинает четко выполнять свою работу, выискивая в неведомом знакомые образы и ассоциации, даже
придумывая их заново. Со временем окружающая обстановка приобретает вид более-менее устойчивого мира. По сути,
благодаря пластичности и податливости любой реальности, происходит наше переформирование ее под себя, сотворение
мира, с которым мы привыкли взаимодействовать, создание новых границ и связей.

Это в полной мере относится и к пространству равных возможностей. Достичь его, а затем и понять, что мы «на
месте», не так-то и легко. Часто (в подавляющем большинстве случаев) происходит некое «проскакивание» мимо данной
области и погружение в какое-либо сновидение, неважно, осознанное или нет. Но и в этом случае можно найти обратную
дорогу. Только не вернуться назад, не проснуться в своей реальности, а словно остановиться на полпути, выйти на
своеобразное раздорожье. Опишу один из известных мне способов, как это сделать.

Несколько лет назад на просторах Интернета я наткнулся на сайт так называемых онейронавтов (от греч. oneiros –
сновидение), то есть, обычными словами, таких же, как и, возможно, многие из вас, сновидцев. Среди выложенных там
техник меня заинтересовала одна, которая позволяла сновидящим попадать в пространство, чрезвычайно похожее на
описанное мной выше.

Не буду рассказывать о ней детально. Скажу лишь, что в ходе ее применения ребята находили в осознанном
сновидении стену без окон, предпочтительнее, определяемую, как несущая, опорная, стена, и начинали заходить в нее
спиной, помогая себе руками. В результате онейронавты оказывались в пустом пространстве и видели перед собой…
«пузыри» с сюжетами снов внутри.

Далее просто процитирую несколько их свидетельств (орфография и пунктуация сохранены):

«Выход из онейрона (исследовательский квест):

Суть техники. Существует мнение, что сновидения представляют из себя некие информационные
образования, которые можно рассматривать как что-то вроде файлов, слайдов, или, что наверное самое
удивительное — локаций-пузырей. Фантас предложил термин «онейрон», по-моему оно весьма удачно.

Суть техники заключается в том, чтобы покинуть онейрон (пузырь сновидения), не разрушив его и
понаблюдать со стороны. Дополнительной возможностью является наблюдение, изучение, и использование —
локации/библиотеки онейронов. Кроме того, что это интересно, это может и пригодится в смысле выбора (или
создания) того сновидения, в которое захочется попасть.

Ну и как дальняя цель — отсюда теоретически возможны переходы к иным формам (в т.ч. экстрасенсорного)
восприятия.
Предупреждение. ХС (Хакеры Сновидений – уточнение автора), помнится, утверждали, что все сны
представляют из себя пузыри. Мы не предлагаем вам эту модель как правило. Сны можно наблюдать как угодно, в
любых формах, хотя если поверить во что-то одно, то можно без труда найти этому в мире снов массу подтверждений.

Однако, было бы разумнее учиться использовать разные формы и модели восприятия, в том числе и иные
(компьютероподобные, энергетические, пр.), поэкспериментировать с которыми можно будет в других квестах.

Зачем это может быть нужно?

• Для развлечения (очень необычные ощущения);

• Для развития трансперсональных способностей;

• Для удобной смены локаций;

• Исследования свойств «просоночной темноты» и вообще сновидений.

Алгоритм выполнения. Возможны разные схемы, но рассмотрим основную: в помещении — нужно найти
ближайшую стену без окна, а на улице — пролететься до ближайшей крупной стены здания, забора, или чего-то
подобного. Важно, чтобы за этой плоской преградой — не было сформировано никаких визуальных образов.

Далее следует развернуться спиной к плоскости (предполагаемой стенке онейрона), или просто полететь
спиной в небо (если подходящей плоскости не было найдено).

Затем, плавно, не теряя визуального контакта с окружающей действительностью — следует пройти (или
вылететь) спиной сквозь стену (плоскость). При необходимости, помогая себе руками, если она обнаружит
повышенную плотность (может ощущаться как гибкая пленка). И отдав сновидению — команду не разрушаться.

Вылетев наружу, следует постараться сразу притормозить, потому что можно вылететь, как пробка из
бутылки с шампанским, и обязательно сохранить внимательный визуальный контакт с онейроном (не вращать
головой, не отвлекаться).

Далее следует поизучать онейрон со стороны, облететь вокруг него, и попробовать обнаружить другие
онейроны.

И, финальным элементом — является попытка войти обратно в тот же, или иной онейрон».

-----

«В ходе сюжетного сна, несколько раз меняла локации, пока наконец не оказалась на знакомой улице.
Поняла, что эти места видела во снах уже сотни раз, и окончательно убедилась что сплю. Вспомнила свежие квесты,
за которые хотела взяться…

…Я влетела в стену дома перед поворотом, практически сразу же оказавшись в просоночной темноте.

Локация начала удаляться, я залепила прорванную дырку в «ткани сна», и неподвижно повисла в
пространстве. Постаралась «закрепить» сон, из которого только что вышла, чтобы он не исчез в темноте. Висела в
нигде практически перед стеной, через которую влетела, и через нее, как через мутное стекло, было видно улицу.
Отдалилась немного, и весь вечерний квартал оказался заключенным в пузырь — вместе с домами, фонарями и
прохожими. Резкость изображения слегка плыла, каким-то образом удалось удержаться, конкретизировать
окружение. Увидела, что вишу в пространстве, заполненном разноразмерными пузырями с локациями. Пузыри
дрейфовали каждый в своем направлении, кое-где их стенки были прозрачнее, кое-где — плотнее. Это было зверски
красиво!!!

Тем временем «начальный» пузырь уплыл, и возвращаться в него не хотелось. Среди прочих, увидела
несколько знакомых мест. Похоже, что прозрачными они были в самых удобных «точках выхода» — возле стен или
плотного грунта, или там, где для их посетителя изменился бы сюжет сна. Пространство в них было закручено
причудливым образом, но, тем не менее, воспринималось «ровным», вроде так и надо.

Полетела немного вправо и вверх, притянула вниманием висевший там совсем маленький пузырь —
несколько соседних крыш дневного города. Вошла внутрь пузыря без проблем, приземлившись на битумное
покрытие одной из крыш. Прошлась чуть-чуть, случайно обрушив вниз несколько ветхих досок, полетала, и решила,
что стоит поискать источник картинок или плакатов для следующего квеста».

-----

«В голову приходит попробовать выйти из пузыря. Встаю спиной к глухой стенке, прислоняюсь к ней,
просовываю слегка руки в нее, цепляюсь с обратной стороны, и легко выскальзываю наружу. Отлетаю не слишком
далеко, картинка слегка смазывается, мутнеет (словно под водой смотрю), удаляюсь еще, и вижу сновиденный
пузырь, а вокруг, о чудо — плавают другие, разных размеров и красок, такие же. И шарики эти покачиваются в
темноте, очень подходящее Аэль слово подобрала — дрейфуют.

При этом, зрение все еще остается довольно смазанное, только по центру в небольшом радиусе резкость в
норме. Тоже чем-то на то эфирное восприятие похожее. Я разглядываю этим «резким кружочком» онейроны, и
выбираю один, яркий. В нем что-то мультипликационное нарисовано. Несколько персонажей, один похож на Ленни
из Симпсонов, но техника рисования несколько иная, более замысловатая.

Лечу к этому онейрону, промахиваюсь чуть мимо, но успеваю схватить его рукой. Наощупь как воздушный
шарик, только словно из более плотного и эластичного материала. Подношу пузырь к глазам, и пробую протиснуться
внутрь головой.

Картинка уже вроде совсем близко, и кажется, что процесс простой, но пузырь почему-то не пускает. Пленка
слишком плотная. Я помню, уже встречал такие преграды в некоторых «астралистых» снах. Тогда я догадывался
наколдовать что-то режущее. Но в этот раз не догадался. Да и — может нехорошо онейронки резать?..»

-----

«Осознался посреди сна в каком-то помещении, вспомнил про квест по выходу из пузыря и приступил к
выполнению, благо стен рядом было в достатке. Подошёл к одной и начал входить спиной вперед, ощутил небольшое
сопротивление и помог руками влезть внутрь. Влез и оказался в темноте, и перед собой увидел — то ли дымку, то ли
мутное что-то, «отплыл» немного назад и увидел то помещение, из которого вышел. Видно было плоховато, все тоже
через эту дымку. Продвинулся еще назад, но на этом проснулся».

-----

«…вышел во тьму и понаблюдал за помещением, из которого вышел, и далее направился искать другие
пузыри. Отвернулся и поплыл в другую сторону. Плыть было легко, скорее даже не плыть, а лететь. И тут я увидел
вокруг себя много пузырей — они были не очень большие, как футбольный мяч. В них были разные картины, что-то
похожее на рисунки Жозефины Уолл.

Тут меня охватило чувство радости и я прямо закружился и почувствовал улыбку на лице. Далее решил
попробовать войти в один из них — выбрал один и полетел к нему. Но, видно, я то ли от радости, то ли еще от чего —
уже создал вокруг себя пузырь, так как летя, обнаружил что уже нахожусь не в темноте, а в каком-то помещении. И
те пузыри уже просто воздушные шарики с нарисованными на них рисунками. И я лечу к шарику, на котором
нарисованы пальмы и пляж с волнами, (уже давно стараюсь попасть в такое место).

Ну вот я подлетаю и хватаю этот шарик и пытаюсь в него просочится, приближаю лицо вплотную и на этом
просыпаюсь».

-----

«Подошла к стене спиной, просунула в нее руки, шаг назад — и уже оказалась в просоночной темноте,
стремительно удаляясь от «точки входа». Запутанный дом моментально «завернулся» пузырем, полетел куда-то вниз
и влево, потом по спирали; вокруг него обнаружилось еще несколько пузырей. Вместе они образовали неоконченное
кольцо (а-ля на старых телефонах диск набора), закружились, и быстро унеслись влево вверх, превратившись в
неразличимые точки. Больше пузырей поблизости не было.

Пожалев, что не зависла в нигде на подольше — хотелось облететь пузыри вокруг петлями, — решила
выбираться. Протянула руку вправо, за поле зрения, и почти сразу же нащупала стенку другого пузыря. Вошла в
него, включилась в сюжет».

-----

«Видел эти пузыри из медитации. В данном контексте можно сказать, что медитация — это полностью
осознанное растянутое засыпание с осознаванием всех этапов перехода. Успокоение мыслей, беспристрастное
созерцание движений ума, осознавание провала глубокого сна и созерцание разворачивания сновидений из таких вот
пузырей. Можно выбрать любой и войти в него. Обычно в медитации не входят в пузыри, а только их созерцают со
стороны. Это упражнение называют словом Випашьяна. В медитации ставится цель исследовать субъект, а не
объект. Но всегда можно перейти от медитации к осознанному сновидению.

Выход из пузыря можно сделать не через полет, а непосредственно, остановив визуализацию. Для этого нужно
нащупать внутри себя особую «мышцу», которая поддерживает визуализацию, и резко расслабить ее. Ощущение
будет такое, будто выключили свет. Этот метод называют Трекчо, но его чаще используют в повседневности для
остановки замороченности. Как вариант выключения света, можно попробовать закрыть глаза, но в этом случае
трудно после не проснуться — нужен опыт непрерывного пребывания в пустоте, что обычно нарабатывается в
сидячей медитации».
Вот и определилось некоторое соответствие различных способов проникновения и путешествия во внутренних
мирах — из медитативного состояния и из осознанного сновидения. Скорее всего, кроме выхода спиной вперед, есть и
другие варианты попадания за пределы сна, в пространство равных возможностей. Может быть, такой же результат даст
особым образом выраженное намерение или медитация в самом осознанном сновидении? Например, использование (в
качестве перехода, то есть, одновременно как канала, так и транспортного средства) чужеродной энергии, проникающей в
наши сны, так называемых лазутчиков, о которых упоминал тот же мистик-практик Карлос Кастанеда. Это мне пока что
неизвестно. Вполне вероятно, решить данную задачу и отработать соответствующие техники смогут будущие эксперименты
и поколения исследователей.

В книгах Карлоса Кастанеды описан еще один способ попадания из обычной реальности в пространство равных
возможностей. Для этого индейские маги-видящие воспринимали или создавали некую энергетическую аномалию, которую
называли «трещиной (щелью) между мирами». Проскальзывая в эту «щель», они могли достигать бесконечности.

СЕТИ СЕТА

Сон разума рождает чудовищ.

Испанская пословица

Практически все этапы погружения и пребывания в поле равных возможностей происходят не равномерно, плавно,
а скачками, словно наблюдатель на мгновение теряет осознанность и обретает ее уже в другой локации. Взаимодействие
с любой сферой вызывает полное погружение в нее (чаще всего, через знакомый туман и временное затемнение сознания),
а также отождествление себя с каким-либо персонажем из возникающего мира.

В процессе отождествления создается странное впечатление, будто «пузырь» состоит из бесконечного


количества вариантов помещенной в него реальности, подобно матрешке, где каждый относительно отдельный уровень
отличается от соседних лишь небольшими деталями, еле уловимыми сдвигами. Словно данная сфера отражает саму себя
в чуть искривленных зеркалах. Сосредоточение внимания на каком-либо из уровней, осознание и отождествление с ним,
делает его доминирующим, более ярким и контрастным по сравнению с другими вариантами. Тогда оказываешься в одной
конкретной реальности. Обстановка вокруг обретает четкость и материальность, динамика событий —
последовательность. К слову сказать, все это довольно близко напоминает пребывание в осознанном сновидении: сам сон
видится обрывистым, туманным и зыбким, но сознательная концентрация внимания делает его невероятно реальным,
предметным.

Довольно часто «пузыри» воспринимаются, будто живые, иногда даже разумные, системы. Они притягивают к
себе или отталкивают, легко идут на контакт, допускают в свое пространство, делятся информацией или, наоборот,
ведут себя враждебно, пытаясь полностью поглотить сознание наблюдателя, подчинить себе, своей сути. Многие
подобные образования воспринимаются одновременно и как миры, ситуации, принципы, и как учителя, обучающие
искусству пребывания в пространстве равных возможностей.

С другой стороны, за неимением каких-либо пространственных координат говорить об одностороннем влиянии


«пузырей» было бы опрометчиво. Возможно, притягивание и отталкивание наблюдателя и наблюдаемого осуществляется
только по инициативе первого, а может быть, оно является взаимным. Понять это однозначно практически невозможно.

Следует упомянуть, что на пути к пространству равных возможностей, а также при непосредственном
взаимодействии со сновиденными «пузырями» (или чем-либо в интерпретации инсайдера), существует промежуток,
определенные области, которые чрезмерно впечатлительные, предубежденные личности могли бы принять за ад или, по
крайней мере, его преддверие. Во время их прохождения слышны пугающие и громкие звуки, фиксируются зловещие
ощущения, чье-то неблагоприятное присутствие. Думаю, об этом есть смысл рассказать подробнее. Тем более, что
беспрепятственное прохождение данного участка, избегание долгого пребывания в нем, является очень важным и
требующим особого внимания.

Сразу разочарую любителей мистических страшилок. На самом деле, ада, который являлся бы объективной
областью в каком-либо физическом месте Вселенной, под землей или в другой галактике, не существует. А что же тогда
есть?

Моя версия: погружаясь во внутренние пространства, мы попадаем в некую энергоинформационную полосу,


определенным образом реагирующую на наше эмоциональное состояние. Этот отдельный этап в эзотерическом мире
именуется астральным планом. Здесь медитирующего ожидает реализация всего того, чего он опасается или считает
неприемлемым для себя. По сути, испытатель встречается с отражением своих страхов и чувственными архетипами
коллективного бессознательного. На данном промежутке крайне важно сохранить бесстрастность, минимум эмоций,
невосприимчивость к любым воздействиям. Иначе можно просто «залипнуть» вниманием на различных кошмарных
видениях, ситуациях, звуках, ощущениях и дальнейшее погружение станет невозможным.

Хочу вновь отметить, что подобные состояния, окрашенные эмоциями, в ходе медитации наблюдаются в двух
случаях: в полосе, именуемой астралом, и при погружении в любой из «пузырей внимания» (или, что, в принципе, одно и то
же, при взаимодействии с образами нор, дыр, коридоров, лестниц и туннелей, зрительно ведущих вниз, канализационных
сетей).

А вот вне этих районов, в самом пространстве равных возможностей, эмоции попросту отсутствуют. Это является
еще одной причиной невозможности попадания в данное пространство (или долгого пребывания в нем) людей
неуравновешенных и неисправимо эгоцентричных. Сама их реакция на происходящее станет преградой для таких
путешествий. Как будто обремененные неким грузом, беспокойные личности останутся пребывать на одном из плотных
уровней сознания и не смогут подняться выше. Такие нежеланные результаты вряд ли кому-то понравятся (ну, если только
мазохистам), а значит, рано или поздно любители праздно «пошататься» по призрачным весям сами собой отсеются от
массы настоящих исследователей.

Конечно, никто из наблюдателей «тонких» сфер не застрахован от потустороннего контакта с негативными


явлениями и сущностями. В любой из реальностей, особенно при отождествлении себя с каким-либо действующим лицом,
возможно ощущение злых намерений вне или внутри своей личности. Иногда наплыв таких эмоций бывает настолько
сильным, всеобъемлющим и стремительным, что инсайдер буквально поглощается этими чувствами и не может ни осознать,
ни остановить их. Создается впечатление, что мы сталкиваемся с абсолютным злом, проявляющимся через нас или наше
окружение, и не можем противостоять ему. Более того, данное ощущение остается с инсайдером и после того, как он
возвращается в свою реальность. Это оказывает крайне негативное влияние на психологическое и физическое самочувствие
путешественника, вплоть до его отказа когда-либо повторять подобные опыты. Возможны также насильственно или
суицидально окрашенные побуждения.

Справиться в одиночку с такой ситуацией чрезвычайно трудно. Поэтому еще раз напоминаю об обязательном
присутствии при экспериментах напарников, понимающих, что может происходить с инсайдером, с чем он может вернуться
и как в этих случаях оказать первую помощь. Идеальный вариант — участие в проведении экспериментов врача-
психотерапевта. Впоследствии лучшим способом избавиться от воспоминаний об инциденте является полное отвлечение от
погружений, одиночество или контакт исключительно с теми, кто вызывает положительные эмоции. Поможет также
периодическое прослушивание умиротворяющей, релаксирующей музыки, общение с растительным миром или работа с
землей. И, конечно же, осознание неизбежности аналогичных столкновений, принятие этого факта, как данности. Без
постоянной работы со своей психосферой и без поддержки единомышленников здесь не обойтись. Вообще-то,
универсального рецепта для всех ситуаций не существует, поэтому считаю, что приемлемы любые средства и техники,
нейтрализующие негативное состояние, с которым соприкоснулся инсайдер. В противном случае, последствия данного
инцидента могут стать необратимыми.

Надо также отметить, что иногда в процессе погружения инсайдер перемещается в определенные сферы и слои,
кажущиеся странными и пугающими. Образы, в которые облекаются энергии других миров, возможно, начнут оказывать
отталкивающее или шокирующее впечатление, притягивать внимание, рождать эмоциональное взаимодействие. Осознание
иллюзорности происходящего, согласие с правилами и законами данного пространства, как со своеобразной игрой, но не
более, вера в неуязвимость собственной души и в то, что возникающие обстоятельства — производное наших страхов,
помогут справиться с первой негативной реакцией.

Слои и черты потустороннего «приграничья» многообразны и имя им, как говорится, легион. Каждый, кто хотя бы
одним глазком, одним нырком удосуживался познакомиться с ними, описывает прочувствованное по-разному. У
итальянского поэта Данте Алигьери в «Божественной комедии», например, свое видение преисподней, у шведского ученого-
естествоиспытателя и христианского мистика Эммануила Сведенборга в сочинении «О небесах, о мире духов и об аде» —
другое, а у русского и советского поэта, философа Даниила Андреева в «Розе мира» или «У демонов возмездия» —
абсолютно иное. Не буду их здесь озвучивать. Сколько людей — столько и кошмаров. И это неудивительно. Негативные
энергии безлики, пока мы, люди, не даем им имя и образ, не загружаем их в свою жизнь и в свой понятийный словарь, а
заодно и в архетипическое коллективное бессознательное. Мы сами — кузнецы своих несчастий.

Правда, испокон веков человечество все равно продолжает заниматься этим — творить себе богов, чтобы затем
бояться их и преклоняться перед ними. Взять хотя бы древнеегипетского персонажа Сета, поначалу олицетворявшего хаос,
разрушения, похоть и смерть, а впоследствии ставшего персонификацией вселенского зла, сатаны (шайтана). На протяжении
тысячелетий зоной ответственности данного существа были царская власть (в пределах Верхнего Египта), пустыня,
чужестранцы, войны, нарушение всевозможных табу. Постепенно Сета стали олицетворять с ненавистью, силами тьмы и
потусторонним (подземным) миром.

В свою очередь, место правления бога смерти все чаще ассоциировалось с норами, разветвленными, запутанными
ходами, пространствами, скрытыми от человеческого глаза и сознания. Нередко представители древних народов описывали
злой потусторонний мир словами, обозначающими одновременно и «ад», и «туннель». На физическом плане под этим
словом подразумевался обычный подземный проход, а на психологическом — все подсознание. Путешествие туда, в эти
темные лабиринты, которые британский писатель и маг Кеннет Грант метко называл «туннелями Сета», считалось
чрезвычайно опасным занятием, чреватым встречей с агрессивными, ужасными сущностями, и могло обернуться большими
бедами или вообще невозвратом к нормальной жизни.

Конечно, нет дыма без огня. Если богов выдумывают, значит они востребованы. Однако, не все так однозначно и
пугающе. Люди излишне мифологизируют и демонизируют «темную сторону». Объективно осознавшие ее, передают
данную информацию в виде мифов, сказок, былин и притч тем, кто пока еще неспособен к всестороннему анализу, кто
воспринимает действительность слишком предубежденно и однобоко. У любого подобного повествования, как правило,
имеется несколько скрытых смыслов и уровней, которые воспринимаются различными пластами сознания — «сказка —
ложь, да в ней намек».

На самом деле, знать о том, что может ожидать нас за пределами обычной жизни, обо всем разнообразии и
безобразии, творимом в «тонких» мирах, не воспрещается, а, по большому счету, даже полезно (хотя, естественно, каждый
для себя это определяет сам). При всем при том, главная задача исследователя пространства «нижних» слоев — сохраняя
бесстрастность, вовремя обойти эмоциональные ловушки, образно говоря, не оказаться затянутым в сети уже существующих
негативных архетипов, не стать одержимым ими.

Однако, не стоит также забывать и то, что создание и обнаружение демонических и сатанинских сущностей,
которые как будто намеренно вредят нам, совращают и портят жизнь, это следствие переноса ответственности с себя на что-
то потустороннее, от нас, жителей надповерхностного мира, якобы не зависящее. По сути, это сознательное или
бессознательное нежелание признать тот факт, что именно мы — со-творцы всего происходящего в нашей
действительности и тесно с этим связаны. Не будь в нас внутренней предрасположенности к чему-либо негативному, так
называемой «нечисти», даже если умом мы отвергаем ее, не за что было бы «зацепиться», не с чем взаимодействовать. Это
как обвинять собственную кривую ногу в том, что она споткнулась об камень на дороге. Наша со-причастность к событиям
личной и общечеловеческой судьбы не подлежит сомнению.

Конечно, попытки полностью избежать эмоций, что в этом, что в других мирах — тщетное занятие. Они будут так
или иначе. Эмоции возникают, как наша бессознательная реакция на воспринятое, как разноцветное окрашивание
однотонных форм для лучшего их запоминания и различения. И это не является чем-то плохим. Так устроена наша психика,
так устроено наше тело и сознание. С помощью эмоций мы закрепляемся в любой обстановке, в которую попадаем,
утверждаемся в ней и утверждаем ее, делаем реальной.

Избавиться от этого невозможно. Но выработать свойство быстро приходить в норму после «вышибания из седла»,
привычку утихомиривать эмоциональные страсти, вполне в наших силах. Нам дано право контролировать эмоции,
переживать их, но не быть ими захваченными. И в этом содержится ключ к управлению своим сознанием вне нашей
реальности (как, впрочем, и в ней тоже). Правда, внутреннее состояние невозмутимости, умение переносить свое внимание с
будоражащего объекта на что-либо иное, концентрация на дальней цели не приходят сами по себе. Они, как и способность к
погружению вглубь сознания, достигаются длительными тренировками.

Попытку освободить от налета сказочности и мистики глубины нашего подсознания осуществил и психиатр Карл
Густав Юнг. В своей работе «Психологические типы» он отмечал, что «…психологически демоны не что иное, как
интерференции бессознательного, то есть спонтанные врывания бессознательных комплексов в беспрерывность
сознательного течения». В обиход исследователей человеческой психологии ученый ввел понятие Тень. В чем оно
заключается?

Тенью Карл Густав Юнг называл темную и достаточно автономную часть личности каждого человека, вытесненные
из сознания склонности, все то, «что субъект не признает и что ему все же постоянно — прямо или косвенно —
навязывается» («Сознание, бессознательное и индивидуация»). Психиатр определял Тень суммой скрытых, невыгодных
свойств личности, недостаточно развитых функций и содержаний личного бессознательного, а также самобытных
сущностей бессознательного коллективного. «Как часть личного бессознательного Тень относится к Я, но как архетип
«Сатаны» она относится к коллективному бессознательному», — говорил Юнг. («Божественный ребенок»)

Для человека, никогда не пытавшегося разобраться в своем сознании и подсознании, встреча с Тенью, ее
спонтанный выход наружу, может оказаться шокирующим или даже трагическим событием. Создается впечатление, что ей,
как вселенскому средоточию зла, нечего противопоставить, кроме панического бегства от нее, что Тень это нечто чуждое и
враждебное по отношению к душе. Однако, это не совсем так.

Как утверждает тот же Карл Густав Юнг, «признание существования Тени — достаточный повод для
скромности по причине прирожденного страха перед пропастью внутри человека. Предосторожность подобного рода
весьма полезна, ибо человек без Тени считает себя безобидным именно потому, что он о ней не ведает. Человек же,
распознавший свою Тень, прекрасно знает, что он не безобиден, поскольку Тень вводит в контакт с сознанием целый
мир архетипов, архаическую психе, и наполняет сознание архаическими воздействиями». («Психология переноса»)

Действие на удушение чего-либо рождает аналогичное действие в ответ. Ни в коем случае нельзя
противодействовать Тени, подавлять ее или отвергать. Вообще данный путь ведет лишь к закрытию своей «темной» стороны
для осознания, к погребению ее глубоко в недрах подсознания, к мнимому исключению из своей жизни. Рано или поздно, в
экстремальных или неконтролируемых обстоятельствах Тень проявит себя. И этот «выход наружу» может быть пугающим и
катастрофическим не только для нас, но и для окружающих. Наступает момент, когда тщательно уложенные и полузабытые
в шкафу подсознания скелеты начинают ломиться и выкарабкиваться наружу, словно майские жуки из коробки, что не
удивительно, ведь в любом неординарном случае привычные, обыденные границы будут разрушены, пройдены и
сдерживать наши безрассудные стороны окажется нечему. Данное утверждение касается как обычной жизни, так и
пребывания в запредельном. Из этого следует, что единственно правильным поведением (для всех людей, и инсайдеров в
том числе) будет допущение Тени, как неотъемлемой части нашего подсознания, внутреннее разрешение на существование
ее в нашем присутствии и под нашим контролем.

Не всегда наше подсознание (и Юнг подтверждает это) является деструктивным по отношению к нам. Часто оно
может играть роль мудрого собеседника, сопровождающего по бесчисленным коридорам Иномирия и разъясняющего
запутанные ситуации.

Немного странно, но в ходе экспериментов по погружению внутрь себя ни разу ни один инсайдер не сталкивался с
«феноменом попутчика», то есть зрительно наблюдаемого или слышимого проводника, ведущего диалог или дающего
советы. Хотя, и во время нахождения в осознанном сновидении, и в ходе пребывания в пространстве равных возможностей
присутствие «попутчика» — нередкое явление.

Возможно, этому способствовало то, что ранее практически каждый из нас в осознанных сновидениях пережил
встречу с подобной сущностью (или Голосом), которая в соответствующей литературе называется проводником, эмиссаром.
И также каждый каким-либо образом отказался от ее помощи. Может быть, это и явилось причиной ее отсутствия или, по
крайней мере, видимости отсутствия во внутренних пространствах. Другими словами, мы так или иначе приняли решение
действовать без сопровождения, в одиночку, на свой страх и риск.

Однако, многие из инсайдеров сообщали об ощущении постороннего внимания, незримого присутствия иного
сознания, словно за нами кто-то или что-то вело постоянное наблюдение, тем не менее, не вмешиваясь в ход исследований.
Такое ощущение обнаруживалось с момента осознания себя в пространстве равных возможностей и до контакта с любым из
«пузырей информации» или до выхода в привычную для себя реальность.

Конечно, каждый исследователь сам вправе решать, взаимодействовать во время путешествия со своим
проводником или нет. Могу допустить, что при определенных обстоятельствах советы и пояснения Голоса необходимы
(некоторые эзотерические источники отождествляют его с личным Ангелом-Хранителем, другие — с нашими
Анимой/Анимусом, подсознательной стороной личности , обитающей в личном и коллективном бессознательном (К. Г. Юнг
и др.), а древние греки и римляне, например, называли его гением-даймоном, даймонием (древнегреческий философ Сократ),
совестью (ученик Сократа, древнегреческий философ Платон), сопровождающими человека с рождения до смерти). Но для
случая пребывания в пространстве равных возможностей важно было сохранять высокую концентрацию внимания и
непредубежденность. Общение с проводником отвлекало от этого процесса и отбирало много энергии, а иногда
провоцировало на эмоциональные всплески. В любом случае, обрыв общения с Голосом не был окончательным. По данным
тех же эзотерических источников, мысленный призыв проводника вполне мог бы возобновить диалог.

НЕРЕАЛЬНЫЕ РЕАЛЬНОСТИ

Цена истины — иллюзия, но иллюзия есть суть царства сновидений,


которое является твоим домом.

Джед МакКенна. Во сне: теория заговора

Коллективное бессознательное можно назвать миром миража или


миром отражений.

Карл Густав Юнг. Аналитическая психология. Семинары. 1925 год

Те же (т. е. илики (материальные существа материального мира —


Ю.К.)) какого рода? Они суть забытье и сон тяжелый.

Трехчастный трактат. Коптский гностический текст из Наг-


Хаммади (перевод А. Еланской)

Похожие на нас люди, кто верят в физику, знают, что разница между
прошлым, настоящим и будущим — всего лишь упорно устойчивая
иллюзия.
Альберт Эйнштейн

Из собственного опыта. Оказываясь внутри «пузыря», инсайдер не ощущает себя чужаком в окружающей
обстановке. Напротив, полное погружение в сферу дает чувство органичного слияния с местной средой, глубинное
понимание принципов и законов, согласно которым организуется все в этом пространстве. Огромных усилий и серьезной
практики требует удержание в памяти воспоминаний о прежней индивидуальности, осознание того, что данный мир не
является родным. Для этого инсайдер применяет такое понятие, как «якорь сознания».

«Якорем сознания» можно назвать какое-либо яркое эмоциональное переживание, способное привлечь внимание и
взбудоражить инсайдера не в исследуемой, а в родной реальности. Человек как бы вспоминает, откуда он явился, и
переносит свою точку внимания в то пространство. В большинстве случаев этого достаточно, чтобы выйти из
медитативного состояния.

Как действенные «якоря сознания», берутся, например, любые сведения о себе, несущие какой-либо особый долг,
важнейшую невыполненную обязанность — родственную, личностную или общечеловеческую. Также в качестве «якорей
сознания» можно использовать наиболее приемлемые, особые вкусовые и запаховые признаки. Воспоминание о них,
воображение их, возвращает инсайдера в мир его реальности.

Если трудно выбрать нужное эмоциональное переживание, «якорем сознания» может стать любое
повторяющееся действие, не вызывающее эмоций, но на котором часто акцентируется внимание. Действие выбирается из
уже существующих привычек или приобретается путем постоянного повторения в определенных ситуациях. По сути,
спасательным кругом в любом случае оказывается умение переключать свое внимание с объекта посещаемого мира на
объект или привычку мира, который инсайдер считает родным для себя.

«Якоря сознания» также могут быть визуальными или слуховыми. Они вызываются путем вспоминания кодового
образа, символа или слова, о котором исследователь регулярно задумывается до погружения и которое заставляет
осознаваться в «здесь и сейчас», понимать, чем является окружающая обстановка. Подобные кодовые сигналы часто
используются в осознанных сновидениях.

И, наконец, «якорем сознания» может стать образ какого-либо предмета, который инсайдер постоянно носит с
собой в физической реальности и ассоциирует его с путешествиями вглубь себя. Это может быть небольшой предмет
или, например, тесное кольцо на пальце. Можно держать данную вещь в кармане и время от времени смотреть на нее или
просто прикасаться к ней. Во время погружения образ этого объекта часто обнаруживается рядом и прикосновение к
нему или настройка на него может моментально выдернуть из медитации в обычный мир.

Также, чтобы освободиться из «пузырей внимания» или свободно перемещаться в них, не «залипать» на деталях,
необходимо за любыми образами и сюжетами видеть, в первую очередь, сути. То есть, осознанно переводить внимание не
на внешние признаки происходящего, а на то, что может быть за ними скрыто, на какую-то обобщающую подоплеку. И
помнить о том, что все окружающее — иллюзия. Эта способность, конечно же, вырабатывается не в ходе первых
испытаний.

В постоянном арсенале инсайдера должно находиться несколько разноплановых «якорей», которые, по


отдельности или применяемые совместно, помогут вернуться. Кроме этого, на случай истечения времени погружения или
необходимости срочного выхода в свою реальность, нужно отработать определенную реакцию на какие-либо внешние
сигналы, способные безусловно привлечь внимание. Эти световые, звуковые, обонятельные или тактильные сигналы могут
производиться автоматически или по инициативе напарника, контролирующего медитативное погружение.

Ранее уже было высказано предположение, что наш мир одновременно является и реальным, и не-реальным.
Остановимся на этом подробнее.

Задумывались ли Вы о том, что такое иллюзия? Казалось бы, ответ лежит на поверхности: то, что кажется не тем,
чем есть на самом деле, в реальности. И нам вроде бы не так уж и сложно отличить одно от другого.

Однако, не все так просто. Современная наука утверждает, что мы видим и ощущаем окружающий мир абсолютно
не таким, как на самом деле. Например, различие цвета происходит всего лишь в нашем сознании в результате улавливания
зрительными сенсорами световых волн различной длины, отраженных от предметов. А в реальности все объекты бесцветны.
К предметам мы также не прикасаемся напрямую, так как между их гранями и нашей кожей всегда существует минимальное
пространство, мешающее двум поверхностям слиться.

Оказывается, информация о свойствах объектов по пути к сознанию проходит ряд изменений, помогающий
идентифицировать предметы в нашей системе координат, согласно нашим убеждениям. Другими словами, мы, естественно,
воспринимаем внешнюю среду, но то, что получаем, претерпевает значительные искажения в процессе перехода в наше
сознание. И реальность в самом широком смысле этого слова не такова, как нам кажется. Мы в какой-то мере творим,
создаем ее облегченный вариант, который на самом деле является лишь слабым отражением реальности истинной. Какие бы
оценки, какие бы названия местам, объектам или событиям мы ни давали, все они будут условными, осознаваемыми только
на нашем, человеческом, уровне. Их истинные и полные суть, задачи и функции так и останутся нам неизвестны.

Более того, даже в сравнении друг с другом люди видят все, что вокруг, по-разному, в зависимости от настроек
своих сенсорных систем, а также других существенных факторов. Как выразился мой знакомый исследователь Андрей
Гришаев, «множественность миров обусловлена не тем, что их действительно много, а тем, что один и тот же
ОБЪЕКТИВНЫЙ пакет реальности воспринимается через разные фильтры сознания». В этой реальности, которую мы
называем физическим миром (природой), каждый живет в своем собственном лабиринте, основанном на личных
убеждениях, на личном опыте взаимодействия с миром. А лабиринт потусторонний, незримый — лишь его продолжение. И
если уж быть совсем щепетильным, то все можно представить с точностью до наоборот: лабиринт явного, видимого, мира
вполне сойдет за искаженное, непрямое отражение лабиринта нефизического, запредельного.

А как же обстоит дело в так называемых «иных» мирах? Рациональное, логическое мышление (как его понимает
официальная наука) будет верным лишь для каждой определенной личной реальности. В иной реальности, живущей по
другим законам и принципам, мышление, скорее всего, может быть совершенно иным, но вполне сообразным, логичным для
местной среды. И мы с привычным нам уставом будем чувствовать себя в этом монастыре не совсем в своей тарелке. С
позиции существ, возможно обитающих в чужой реальности, наши умозаключения и наше поведение могут показаться
несуразными, необъективными и нерациональными, а сам наш мир — выдуманным, иллюзорным. Или не покажутся?

Попробуем подойти к этому с другой стороны, с позиции сновидений. Чтобы понять и принять для себя, реален ли
потусторонний мир, мы сначала должны определиться, реальны ли сны, которые вроде бы как часть нашей посюсторонней
жизни. А для этого, пускай поначалу выглядит и странным, нам надо осознать, реально ли такое необычное явление, как
миражи. На первый взгляд, конечно же, не-реально. Это всего лишь обман зрения, скажете Вы, оптическое явление,
представляющее собой преломление света в различных слоях атмосферы. Не спорю. Но сам воздух, а за ним и свет,
реальны? Кажется, да, хотя ни пощупать, ни удержать мы их не можем. Однако, на нашу жизнь, на наше существование они
оказывают безусловное воздействие. Они супер-реальны, но находятся в таком состоянии, которое мы нашими
несовершенными органами чувств можем ощутить буквально где-то на грани. Значит, все-таки миражи имеют какую-то
долю реальности. Они физически воспринимаемы.

А есть ли в нашем мире такие объекты, которые также улавливаются нами, но не воспринимаются, как
материальные? Да сколько хочешь. Зеркальное отражение, например, или силуэт, который можно наблюдать в спокойной
воде. Чем не мираж, только более устойчивый и четкий? Даже обыкновенная тень, казалось бы, не имеющая ничего общего с
материальными объектами, может откликаться на воздействие, и эту реакцию вполне возможно уловить с помощью того же
«другого видения». (Юрий Констант «Работа с фантомами»)

Конечно, говоря об отражении, я не обязательно имею в виду прямое повторение, чистое дублирование. Хотя,
создание идентичных копий в нашей жизни тоже возможно. Реакция чего-либо на что-либо, то есть, взаимодействие
(восприятие и влияние), является отражением — в любых смыслах этого слова. Его еще можно назвать процессом
обмена информацией. Или созданием двухстороннего «канала внимания», о котором рассказывается в другой моей книге-
практикуме «Развитие «тела внимания». А выражаться такое «соприкосновение», как и сама информация, может в
множественных вариациях.

Стало быть, действие принципа причинно-следственной связанности обусловливает существование и проявление


другого принципа — взаимной отраженности (взаимодействия). Существование всего, что мы можем осознать (хотя бы
частично), построено на взаимодействии или, другими словами, на прямом или непрямом отражении любого связанного с
ним действия. Факт непосредственного или косвенного влияния и какой-либо реакции на него, а также восприятия этой
реакции объектом воздействия (то есть обратная связь) — вот простейшая схема соединения двух реальностей, двух уровней
осознания. Причем, абсолютно не имеет значения, кто или что участвует в осознаваемом процессе. Все объекты
равнозначны. Иными словами, любое событие является отражением целого комплекса предыдущих (и даже будущих)
событий на самых различных уровнях. Все связано со всем, все влияет на все и все отражает все.

Отражение это не только реакция на направленное воздействие, на причинно-следственную связку, а и просто на


присутствие чего- или кого-либо в данном мире. Ежесекундно каждая материальная частица испытывает на себе влияние
всего, всех остальных частиц, а значит и отражает все. Хотя, как уже упоминалось ранее, само отражение не обязательно
бывает физическим и прямым. Например, смесь наших ожиданий и убеждений, а также обстановка, воспринимаемая
подсознательно, связывает нас с аналогичным пространством, где мы погружаемся в возможные варианты развития
событий жизни. И определяем полученную информацию, как «вещие» сны.

В квантовой физике данное состояние называется спутанностью (связанностью, сцепленностью), при которой
каждый объект интерферирует, то есть, словно камень, брошенный в воду, распространяет вокруг себя волны и этими
волнами взаимодействует со всем остальным, включая и аналогичные «волны» всего остального. Любой факт такого
взаимодействия одновременно является и отражением, при котором оригинал и его отраженная копия оказываются связаны
между собою. Более того, уже сама по себе эта связанность опровергает иллюзию о разделенности (дискретности) всего в
этом мире. Мир — непрерывное, целостное полотно.
Русский ученый Константин Циолковский в своей книге «Монизм Вселенной» называл подобное отражение
«отзывчивостью». Это свойство со-причастности, со-зависимости всего от всего, отмечал также немецкий философ и
математик, а заодно и физик, Готфрид Вильгельм Лейбниц, развивая свое учение о монадах — простых и сложных системах
Вселенной. По его мнению, любая монада (к которым относится и человеческая душа — Ю.К.) является «постоянным
живым зеркалом универсума». («Монадология»)

Кстати, современная наука не отвергает данную гипотезу. Физик Амит Госвами придерживается аналогичной точки
зрения, говоря о супраментальном интеллекте (или тематическом теле) — аспекте души, проявляющемся на архетипическом
плане. Этот интеллект эквивалентен квантовой монаде (на санскрите звучит как джива), под которой ученый понимает
соединение физического, ментального и витального тел человека.

Вернемся к иллюзиям. Взаимодействуя с миром, получая разнообразный практический опыт и прочно сложившееся
мнение о нем, твердый взгляд на что-нибудь, мы словно укрепляемся в данной реальности, приобретаем осознанные и
обдуманные верования, выполняющие роль ориентира и основы для жизни в конкретной обстановке. Так появляются
условные рефлексы и убеждения человека, шаблоны, стереотипы, импринты, если обратиться к научной терминологии
(от английского слова «imprint» — оставлять след, запечатлевать). Они являются первыми (физическими, психическими и
социальными) уровнями отражения. Большинство людей так и продолжает свое существование, довольствуясь лишь этой
информацией, даже не подозревая, что объем получаемых ими сведений об окружающей действительности невероятно
скуден и однобок.

По сути, предполагая, что находимся в истинной реальности (имею в виду данный мир), на самом деле мы
пребываем в иллюзии, своеобразном детальном и хорошо удерживаемом сне, мастерски самообманываемся и беззаветно
верим в это. Она, данная реальность, ничем не лучше и не хуже остальных миров. Просто другая по количеству и качеству
обретения личного опыта. Но, увы, не универсальна, не всеобъемлюща. А значит, как бы полно мы ее не изучали, наши
знания о нас и наших возможностях всегда будут оставаться ущербными, необъективными. И, в какой-то мере,
ошибочными.

Если уж быть до конца последовательными, то мы должны принять, как данность, то, о чем говорилось ранее —
двойственность миров, в которых пребываем, одновременные их иллюзорность и реальность — и нынешнего мира,
осознаваемого в период бодрствования, и потусторонних, принимаемых нами за сны, фантазии, медитативные образы,
творческие инсайты.

И если уж на то пошло, состояние, в каком мы находимся большую часть времени, нельзя назвать абсолютным
бодрствованием. Это верно только для данной реальности, с обыденной точки зрения. Настоящее бодрствование можно
частично осознать и испытать, лишь согласившись с тем, что все, без исключения, состояния, все миры, являются
одновременно и реальностью, и иллюзией, сном. Какое оно на самом деле, это бодрствование, невозможно представить,
погрузившись только в одну реальность, в одну систему. А объятие сознанием сразу всех систем равносильно тому, чтобы
стать Высшим разумом, Богом. Что практически тоже вряд ли осуществимо на все сто.

Так что же делать?

Выход есть. Вновь обращусь к опыту своему и моих со-путников. В процессе погружений мы обнаружили, что,
находясь в пространстве равных возможностей, можно осознать себя, как общую личность, которая является собирательной
для нескольких или всех наших копий в разных реальностях. Дальнейшее осознавание может привести к пониманию того,
что и собирательные личности всех живых существ есть ни что иное, как одна всеобемлющая Личность (Общая Душа, Дух).
В философии данное понятие определяется как Абсолютное «Я». Ее, эту Личность, вполне можно отождествить с высшим
Атманом — Брахманом (термин индуизма, в переводе с санскрита — мировой дух, высшее «Я»), Пурушей (в философии
индийского дуализма санкхья — множество высших «Я» всех живых существ в мире), а впоследствии и с Богом. Но это
обсудим по ходу повествования.

Итак, отображая, мы существуем. А взаимодействуя, получаем резонанс — обратный импульс окружающей


действительности. И такой вот «пинг-понг» продолжается до бесконечности. Мир бесстрастно и неумолимо отражает нам
то, что мы есть.

Но ничего не стоит на месте. Изменяя себя, свое отношение к миру, получаем ответную измененную реакцию. А
значит, полностью ответственны за эти действия, за все изменения, происходящие внутри и вокруг нас и, что удивительно,
даже за слова, мысли, эмоции, желания и страхи, прошедшие через нас. Ведь они также являются фактическим действием,
причиной каких-либо последствий.

Правда, не каждый осознает, что данной ситуацией можно управлять.

СИЛА ВЫБОРА

Каждый получает то небо, которое он себе представляет.


Элизабет Кюблер-Росс. Жизнь, смерть и жизнь после смерти. Что
нам известно?

Наш мир состоит из множества элементарных частиц, и то, что вы их не


видите невооруженным глазом, не означает, что вы не участвуете в
наблюдении за их движением — меняя их импульсы, координаты и, тем
самым, влияя на состояние всей макросистемы.

Песах (Павел) Амнуэль. Грани

Состояние, которое человек получит после смерти, соответствует тому,


во что он верит и чего он ожидает.

Елена Блаватская. Диалог о тайнах посмертного существования

Только мы сами вправе менять туннели реальности, в которых живем,


выбирая их по собственному усмотрению.

Тимоти Лири. Деструктивные психотехники

Из опыта группы. Между сознанием инсайдера, его опытом, убеждениями, верованиями и тематикой образований,
встреченных в пространстве равных возможностей, существует некая связь. Каждый раз, когда медитирующий
погружается в свой внутренний мир, нередко в пределах его внимания оказываются «пузыри»/коридоры/образы, как-либо
связанные с тем, что его волнует во внешнем мире, вызывает эмоциональный отклик.

Среди всего разнообразия сфер можно выделить те, которые практикующий воспринимает, как частично или
полностью дублирующие его родной мир, те, где он ощущает себя всегда жившим, словно именно в них он реален. А тот
мир, откуда инсайдер проник сюда, начинает казаться иллюзией, сном, либо вообще не вспоминается.

Выход к данным сферам осуществляется при предварительной (до процесса медитации) концентрации на заданной
тематике. Это могут быть запросы любой направленности — физической, эмоциональной, ментальной, причинной, даже
религиозной. В ходе погружения и пребывания в пространстве равных возможностей эта задача не вспоминается, но
затем может неожиданно возникнуть в сознании. И тогда соответствующие образования получают особую
притягательность (липучесть) для внимания практикующего.

При работе с «тематическими» сферами инсайдер имеет возможность производить в них какие-либо изменения,
воздействовать на объекты и ситуации. И это приводит к неожиданным результатам. По возвращении в родную
реальность отмечается странная особенность — именно те области жизни, с которыми исследователь соприкасался в
медитации, выходят в его реальной жизни на первый план, начинают развиваться в том же направлении, который он
избрал. В повседневности возникают события, прямо или косвенно ведущие к планируемому итогу, причем в них
оказываются вовлечены и окружающие люди. Проявляется принцип синхронистичности (то есть, скрытой причинности,
на которую указывал еще Карл Густав Юнг), когда за короткий период времени человек отмечает множество
объединенных общим смыслом знаков и ситуаций, для совпадения которых вроде бы и нет видимых причин. Жизнь вокруг
начинает меняться, иногда довольно кардинально.

Создается ощущение, что, меняя потустороннюю реальность, инсайдер изменяет и свою нынешнюю
действительность, будто они неразрывно связаны между собой. Заодно исследователь приобретает так называемую
«вторичную память», по возвращении осознавая, что события запредельной и текущей жизни происходили как бы
параллельно, становились равно произошедшими. Данное чувство «раздвоенности» со временем угасает, перестает быть
навязчивым.

Необычное свойство связанности и взаимодействия различных реальностей нашей группой практически не


освоено. Последствия подобных внутренних изменений мало изучены, что обязывает подходить к их осмыслению и
применению крайне осторожно.

Любая Вселенная существует и познаваема только потому, что может быть (и, в принципе, так и есть) наблюдаема.
Кем или чем она наблюдаема — вопрос с бесконечным множеством ответов. При том, что наблюдение — обычно
сознательный процесс, даже если нам он, на первый взгляд, кажется бессознательным. И обоюдный: наблюдатель и
наблюдаемое неразрывно связаны между собой, представляя никогда не находящуюся в равновесии и покое систему. К тому
же, взаимодействуя в этом вечном танце, и та, и другая стороны наблюдения влияют друг на друга, заставляют изменяться.
Своим воображением, своим намерением и вниманием каждый миг и в более краткие периоды мы изменяем и утверждаем
не только личный и окружающий мир, не только Вселенную, в которой осознаем себя «здесь и сейчас», но также другие
Вселенные, другие времена. С каждым действием (в самом общем его смысле, то есть, не обязательно физическим) мы
словно «расщепляем», разделяем мир на множество равноправных потоков, где продолжаем потенциально и реально
пребывать. Возможно ли это?

Попробуем разобраться. Наверняка о «расщеплении» мира можно говорить лишь в случае осознанного выбора. Это
могут подтвердить и квантовые физики, особенно те, кто изучает проблемы многомирия. Вопрос: происходит ли подобное
разделение при автоматическом, бессознательном принятии решений? Ответить на него утвердительно затрудняюсь.
Возможно, образование при этом параллельных реальностей все-таки осуществляется, но протекает данный процесс
исключительно в причинно-следственном поле, предсказуемо и без участия свободной воли. То есть, все происходит, как и
должно быть, размеренно и предсказуемо. Индусы сказали бы, что, не принимая осознанных решений, действуя по велению
рефлекторной сигнальной системы нашего организма, на основе инстинктов, мы продолжаем нудное движение по
кармическому кругу, не выходя за пределы так называемого Колеса Сансары. Будто находимся в длительном неосознанном
сновидении. Мы полностью погружены в поток событий данной реальности и не осознаем, не помним, что можем пребывать
вне его, что можем им управлять или, другими словами, осознанно выбирать и даже со-творить то, что нам нужно.

Гипотезе о сознательном выборе реальности не противоречит, например, довольно необычная история смерти и
воскресения главного героя Евангелий Иисуса Христа. Его искренняя уверенность в неизбежной казни и в последующем
возвращении, можно сказать, предопределила, сделала неотвратимой и, к сожалению, трагической, а впоследствии —
легендарной, одну из вероятностей. И это развитие событий, эта возможность якобы невозможного, оказались истинными,
как минимум, в одном из планов Бытия, не только для одного Богочеловека, но и для всего остального человечества.
Благодаря этому, на сегодняшний день мы имеем одну из ведущих религий мира, хранящую в своем «арсенале» множество
чудесных явлений, совершаемых и испытываемых верующими.

С сознательным выбором реальности тесно связано понятие гибкости времени. Осознать какое-либо изменение мы
можем, только фиксируя начальный и конечный результат. А это требует прохождения какого-то временного отрезка. Эту
продолжительность мы и наблюдаем, отмечая, утверждая для себя таким образом реализацию перемены. Возможно, именно
так, наблюдая длительность изменения, давая ей свои размеренности, мы и участвуем в течении потока времени, как своего
личного, так и общего. Словно толкаем его вперед. А значит, создаем причины и следствия, закономерности.

К слову сказать, краткими (или сверхмалыми) периоды времени можно назвать только в сравнении с человеческой
системой исчисления времени. На самом деле, продолжительность этих периодов может быть и бесконечно мала, и
бесконечно велика. Осознать их мы не в силах по причине отсутствия настолько чувствительных измерительных приборов.
В будущем, возможно, они будут изобретены и тогда мы сможем обнаружить, зафиксировать, огромное количество
событий, ранее не замечаемых нами. Для примера: некоторые химические процессы «укладываются» в умопомрачительно
малый период времени, исчисляемый всего лишь сотнями фемтосекунд (1 фемтосекунда = 10 -15секунд; фемтосекунда во
столько же раз меньше секунды, во сколько раз секунда меньше около 32 миллионов лет).

Косвенным доказательством размещения «многого в малом» является абсолютно другое по протяженности и


насыщенности событиями время в наших снах, а также в медитативных путешествиях. По субъективным ощущениям,
инсайдер мог провести в запредельном мире многие часы, если не дни, в то время как в физическом мире проходило всего
несколько минут. Сжатость и колоссальный объем получаемой при этом информации поражали.

Кстати, в процессе погружений мои со-путники неоднократно сталкивались и с феноменом моментального


информационного пакета. То есть, за минимально короткий промежуток времени им случалось получать настолько большой
объем знаний, что при последовательном изложении эта информация могла бы заполнить более сотни страниц печатного
текста. К сожалению, по возвращении в физический мир о произошедшем событии у исследователей оставались лишь
обрывочные сведения и полностью восстановить данную информацию не удавалось никому.

Во второй ступени практикума «Незамеченный дар» — «Работа с фантомами» — есть упражнения, позволяющие
создать в каком-либо месте образ (фантом) любого предмета. И он, этот предмет, будет на протяжении долгого времени
определяться там с помощью «другого видения», как реально существующий. Но это еще не все. Усиленное воображение
большим количеством людей чего-либо, какого-нибудь события или объекта, рано или поздно материализует воображаемое
в определенном месте. Возможно, сам процесс реализации будет проходить незаметно, но по прошествии некоторого
времени (пусть даже месяцев или лет), постепенно, словно собираясь из деталей огромного конструктора, объект займет
указанное ему пространство, а событие — произойдет. По-научному это называется проспективный психокинез, то есть
сознательное изменение будущего. Так сила выбора, сила объединенного сознания и внимания, можно даже сказать, свобода
воли человечества, структурирует наш мир. А по сути — останавливается на одном из многочисленных вариантов почти
однообразных Вселенных. В принципе, именно так и поступают творческие люди и изобретатели: образ их творения,
прежде чем воплотиться в готовый продукт, уже потенциально существует, живет своей жизнью в их воображении. Остается
лишь материализовать его в реальном мире, остановить на нем свой выбор. Еще вариант: как знать, может быть, новые идеи,
ощущения, образы, мысли и не появляются, не рождаются в нашем мозгу с нуля, а вспоминаются, приходя из тех веток
мироздания, где они уже реализовались, воплотились.
По моему мнению, в процессе существования мы своим сознанием и вниманием постоянно перемещаемся между
различными копиями реальностей однотипного потока, переходим из одного «информационного пузыря» в другой, меняем
ход событий и оказываемся на развилках жизненных ситуаций. Наш выбор, наши решения, к примеру, даже просто
концентрация внимания на произведениях творчества, своих или кого-либо еще, как своеобразных порталах в иные миры,
влияют на сам поток, видоизменяют его.

Случается и так, что, вольно или невольно окунаясь в измененные состояния сознания, мы заглядываем в смежные
потоки, где привычные нам законы мироздания несколько другие. И тогда в нашей жизни появляются чудеса. Или просто
наша судьба меняется кардинально и неожиданно.

Возможно ли такое? Без сомнения. Будущее многовариантно. А конкретное его развитие, как сказано выше, зависит
от обобщенного выбора определенной реальности всеми сознаниями задействованных существ.

Как же этот выбор происходит?

Каждое из событий, даже каждая мысль или эмоция, собственно, любое действие, будь оно микро- или макро-,
представляет собой так называемую точку бифуркации, точку изменения, перелома, своеобразный аналог физической
смерти и перехода/трансформации в новое состояние/новую реальность. Данную точку можно сравнить со взрывом снаряда,
а одновременный с этим осознанный выбор определенной реальности — направленностью взрыва или траекторией одного
из бесконечных осколков разорвавшегося боеприпаса. Учитывая, что периоды времени могут быть бесконечно малы, а
событий в них, даже в пределах одной реальности — огромное количество, число подобных точек бифуркации в нашей
жизни не сосчитать. Однако, при всем при том, с каждого сознательного существа, будь то обычный фантазер-мечтатель или
маститый писатель-фантаст, не снимается ответственность за все, что он мыслит и делает, за то, чем он «бомбардирует»
существующую реальность.

Каждое событие, как всплеск, ведет к расслоению настоящей Вселенной (о чем и говорилось в начале главы) на
множество подобных полноценных миров, лишь незначительно отличающихся друг от друга. Различия между ними
накапливаются и становятся существеннее (заметнее) по мере удаления от первоначальной точки бифуркации. Но это только
для внешнего наблюдателя. Житель любого из данных миров, как элемент, находящийся внутри системы, будет уверен в
непрерывности и уникальности существования своего мира. Другие реальности представляются ему иллюзорными,
ненастоящими. Если он вообще о них задумывается.

Где же размещаются все эти разбегающиеся реальности, включая и ту, которую мы осознаем, как основную? Как
они могут упорядочиться друг с другом? Если смотреть на это с материалистической точки зрения, то, даже при всей
необъятности одной Вселенной (или их множества), никакого пространства не хватит, чтобы все реальности, каждый миг
прирастающие в бесконечной прогрессии, могли физически уложиться рядышком, да еще и взаимодействовать при этом.
Общее количество материи и общее количество энергии при подобных расщеплениях должно, как минимум, удваиваться.
Куда же в данном случае девается вся рождающаяся масса? Идеалистический взгляд на мироустройство, не говоря уже о
материалистическом, не может объяснить этот парадокс, предлагая лишь какое-то мифическое сосуществование и
взаимопроникновение неведомых полей.

И вот здесь наиболее приемлемой видится теория голографичности всего. Объясню подробнее. Обычный эффект
голографии возникает при освещении лазером светочувствительной пленки, на которой до этого уже был так же лазером
нанесен интерференционный рисунок какого-либо объекта. Над пленкой возникает его объемное изображение. Более того,
освещение любого кусочка пленки воссоздаст точно такое же изображение, только с другой, меньшей, четкостью. Проще
говоря, один мир, как матрешка, оказывается вложен в другой мир.

Но наибольшая необычность заключается даже не в этом. Всего лишь чуть-чуть меняя угол лазерного освещения,
мы можем записать на ту же пленку иное изображение. Другими словами, одна и та же область пространства способна
вместить в себя бесконечное количество информации о почти бесконечном количестве объектов. Изменение угла или
способа наблюдения позволяет оказаться в определенном пространстве, являющемся реальностью для одних, однообразных
по структуре и принципам взаимодействия, объектов, и исключающем при этом все остальные. Почему бы не применить
данный принцип и к множеству реальностей? Естественно, способ воздействия на многомерные пространства может
несколько отличаться от обычного плоскостного метода голографирования, а роль источника освещения и записи в данном
случае будет играть какой-то иной, общий для всех Вселенных, целостный инструментарий. В любом случае, это ведь
возможно.

Также, пытаясь понять устройство мироздания, не следует сбрасывать со счетов и известную теорию фрактальности.
Согласно ей, любая система, что в нашей Вселенной, что в других мирах, является фрактальной, то есть имеющей свойство
самоподобия. Иными словами, каждая отдельная ее частица, каждая подсистема несет на себе схожесть, отпечаток,
своеобразное отражение систем более тонкого и более грубого уровней материнской системы (то есть, отражаема по всем
направлениям) и связана с ними огромным множеством взаимодействий.

Таким образом, как бы не разбегались «параллельные» Вселенные, образованные после осознанного выбора
(создания точки бифуркации), связь между ними, прямая или косвенная, а заодно и между любыми отдельными объектами-
двойниками в этих мирах (имеется в виду также и человек), продолжит существовать. Подобно бесконечной
кристаллической сети Индры, отражающей саму себя (описана в одном из текстов дзэн-буддистской литературы), каждый из
рождающихся миров является голографической совокупностью и отражением мельчайших частичек всего того, что уже
существует. Как говорится, целый мир — в капельке росы.

Вернемся к «хомо сапиенс». Ну, что ж, действие им произведено, точка бифуркации пройдена, поток реальностей
создан. На этом все успокаивается? Как бы не так! Человеку всегда всего мало, всегда что-то не по нраву. Он все время
стремится что-то поменять. И ведь меняет. Что при этом происходит? Правильно, неугомонный опять блуждает по
сопряженным друг с дружкой Вселенным, создавая новые точки бифуркации, по сути, новые потоки реальностей. И нередко
только ухудшает свою ситуацию. Американская писательница, медиум и гипнотерапевт Сильвия Браун, практикующая
регрессивный гипноз и возвращающая своих пациентов к разнообразным трагическим периодам в их предыдущих жизнях,
называет подобные метки/вешки «точками входа», которые представляют собой «момент, когда произошли события,
оставившие негативные клеточные воспоминания». («Прошлые жизни и ваше здоровье»)

Вы спросите, а есть ли возможность изменить ход уже свершившихся событий, как-либо перейдя в ту Вселенную,
где они разворачиваются благоприятным для нас образом? Уверен, что есть. Для этого необходимо мысленно вернуться в
нужную точку бифуркации (а еще лучше, в позицию, немного предшествующую ей), по сути, поставить свое сознание и
внимание над и вне существующего положения дел, и попробовать произвести воображаемое действие (выразить
намерение), отличное от того, что было произведено в предыдущий раз.

Хотя, возникает вопрос, как осуществить данную процедуру. Но это не большая проблема. Некоторые приемы,
помогающие достичь желаемого результата, описаны в одной из ступеней практикума «Незамеченный дар» —
«Причинно-следственная магия». Еще один способ экспериментально обнаружили инсайдеры, резонируя с отдельными
областями «пузырей внимания», о чем повествуется в начале главы. Система работает. Кстати, как раз по этой причине
Междумирье и было названо нами пространством равных возможностей. Любой из вариантов развития событий в нем
имеет право быть в потенциале (быть готовым к реализации) и случиться, когда для этого представятся подходящие условия.

Экспериментальная наука также обратила внимание на допустимость изменения уже состоявшихся событий, то есть
на возможность реформирования прошлого из времени настоящего. Так, американский физик Гельмут Шмидт, изучая
феномен психокинеза (способности влиять на материальные предметы силой мысли), пришел к выводу, что человек
способен воздействовать на результат уже произошедшего события. Для этого исследователь включал генератор случайных
чисел, которые невозможно предсказать, а полученные данные не вскрывал до тех пор, пока испытуемый не представит себе
определенный результат, например, значительное количество выпадений конкретных цифр или конкретного цвета (эта
задача ставилась уже после создания аппаратом пакета данных). Период между работой машины и человека достигал
нескольких часов. После сличения результатов оказывалось, что, действительно, определенные цифры или цвет,
сгенерированные ранее, выпадали чаще, чем это было допустимо теорией вероятности. То есть, по сути, оператор каким-то
образом изменял события, которые уже произошли.

Психологи также пришли к аналогичным выводам. Так, в процессе регрессивного гипноза (иными словами —
умозрительного отступления, то есть, возвращаясь мысленно в свое прошлое, вплоть до момента рождения и за него), их
пациенты обнаруживали воспоминания о физических событиях, никогда не происходивших в нынешней судьбе, но тем не
менее оказывающих влияние на психическое и физическое самочувствие. Уже само погружение в данные события, без
гипнотических установок, оказывало заметное позитивное воздействие на их здоровье. И, что самое интересное,
фактические сведения о прошлых ситуациях и личностях, предоставленные испытуемыми, иногда подтверждались
документально. Даже если они имели место столетия назад.

Неужели так просто отменить то, что уже состоялось, мановением руки перекроить свершившуюся историю? Не
думаю. Умение осознанно работать с собственным прошлым, настоящим и будущим требует тщательной и длительной
подготовки. Реальность — штука гибкая, но привередливая. К тому же, создавая точки бифуркации, не будущее или
прошлое свое мы меняем, а выбираем из огромного множества сотворенных потенциальных действительностей какую-либо
одну, в которой впоследствии осознаемся, отдавая ей право быть ведущей, путеводной нитью в хитросплетении жизненных
переходов.
БЕСКОНЕЧНЫЕ ЛАБИРИНТЫ

Я подумал о лабиринте лабиринтов, о петляющем и растущем


лабиринте, который охватывал бы прошедшее и грядущее и каким-то
чудом вмещал всю Вселенную.

Хорхе Луис Борхес. Сад расходящихся тропок

Из опыта группы.

При всей видимой хаотичности расположения и движения, в скоплениях информационных «пузырей» обнаружен
определенный порядок. При длительном наблюдении они формируются в что-то, подобное группам и потокам (в других
пространственных картинках это туннели, лабиринты, бесконечные залы, множество этажей с переходами между
ними). Нередко возникает ощущение спиральной закрученности данных образований: и потоков, и отдельных сфер.

Приближение к некоторым потокам и погружение в них вызывает небольшое затруднение. Словно пространство
между инсайдером и объектами уплотняется. Или наоборот, будто какая-то невидимая «резинка» оттягивает
наблюдателя назад, в изначальное положение. И чем сильнее намерение сближения, тем настойчивее эта сила. Причина
феномена неясна.

Время от времени лабиринт сотрясают некие вибрации, проходящие волнами по всем «пузырям». Возможно,
всеобщие колебания, оставаясь по сути однозначными, несущими одну и ту же идею в каждой из сфер и в каждом из
миров, интерпретируются как ряд событий, объединенных одним смыслом, одной направленностью, но различных по
проявленности и содержанию. Другими словами, может быть, существуют какие-то общие признаки в потоках сфер,
которые в сознании наблюдателя истолковываются, как пульсирующие волны. Это явление требует дальнейшего изучения.

Вся наша жизнь основана на символах. Любой предмет и любой знак, используемые людьми, да, в принципе,
абсолютно все, что нас окружает и что мы фиксируем в своем сознании, несет в себе определенную смысловую нагрузку,
информационно насыщено.

Слово символ произошло от греческого «σύμβολο» («συμβόλων») — «опознавательная примета, знак» —


обозначающего образ, условно принимаемый за изображение какого-либо понятия, идеи, объекта, явления и указывающий
на их прямую или косвенную связь. Любой символ содержит в себе в сжатой, непроявленной форме полную суть и
содержание чего-либо, для описания которого понадобился бы целый ряд предложений. Причем, один-единственный символ
может располагать множеством независимых уровней, принадлежащих совершенно различным областям знания.

Некоторые исследователи человеческого языка (знаковой системы, посредством которой осуществляется общение)
считают его, язык, древним живым образованием, существом, развивающимся по своим внутренним законам, со своими
этапами рождения, роста и упадка, со своими смысловыми разветвлениями и тупиками.

По сравнению с языком, система символов является еще более архаичной и сложной. И, несомненно, также живой и
развивающейся. Если рассудить точнее, то языковая система — лишь небольшая часть безбрежного символического
пространства. Тот, кто способен окунуться в него, овладеть основами, легко преодолеет любой языковой барьер.

Едва только зародилось сознание, едва человечество приступило к постижению себя и внешнего мира, события,
происходящие вокруг, начали приобретать для людей символическое значение. Человек был слишком слаб перед мощью
природы и поэтому, естественно, пытался определить, кто в этой, полной неизвестности и опасности, жизни может стать его
врагом, а кто — союзником. Причем, в большинстве случаев, не прямым, а воображаемым, гипотетическим, так как не
всегда люди осознавали, кто или что стоит за тем, что происходит. Понять это можно было, только соприкасаясь с чем-либо
неведомым, осознанно или неосознанно связываясь с ним, общаясь. И тут на передний план выступили символы —
посредники между привычным для нас миром и таинственными потусторонними силами. Это был (да и по сей день
остается) своеобразный диалог на языке, доступном для обеих сторон.

Конечно же, символы не появились сами по себе. Своим рождением они обязаны человеческим вниманию и
дискретности сознания (стремлению разделить все по частям, дать всему границы и отдельное название). Однако,
появившись в мире, обретя энергетический импульс и индивидуальность, символы сложились в многоуровневую,
многозначную взаимодействующую систему, в какой-то мере, независимую от людского сознания, но тесно с ним
связанную. Между этими обобщенными энергоинформационными образованиями и людьми постоянно происходит резонанс
(вибрация) — как на подсознательном, так и на сознательном уровне — устанавливается взаимный контакт, идет обоюдный
обмен информацией. В любой период людского существования символы непрерывно конкретизируются, получают свои
уникальные цели, функции и детализацию. И продолжают быть ассоциативно, энергетически и еще массой других путей
связанными между собой.
Человечество всегда относилось с осторожностью к неизведанному, особенно к тому, от которого зависело его
благополучие. Это нередко выливалось в различные формы догадок, убеждений, верований и религий, становившихся
переплетенными между собой областями символического обитания. Любое священное пространство, которому поклонялся и
в которое верил человек, оказывалось насыщено узнаваемыми символами, так как осознать запредельное мы можем только
тогда, когда облекаем его в привычные образы и смыслы.

И нам неважно, какими на самом деле являются силы и энергии, существующие за пределами видимого нами мира.
По причине взаимодействия с нашим сознанием они обретают определенные формы, которые, например, швейцарский
психиатр Карл Густав Юнг называл архетипами. Местом расположения архетипов ученый определил коллективное
бессознательное, то есть бесконечное и отдельное от сознания пространство, содержащее в себе все, о чем когда-либо
думали и что представляли творческие умы, а также то, о чем они могли бы подумать. В какой-то мере, его можно назвать
коллективным опытом человечества. Как считал ученый, «мы именуем бессознательное как Ничто, в то время как оно —
действительность in potentia (в потенциале): мысль, которую мы думаем, дело, которое нами осуществляется, даже
судьба, о которой мы будем стенать завтра, уже сегодня имеются в бессознательном». («Сознание, бессознательное и
индивидуация»)

В другой работе «Воспоминания, сновидения, размышления» Юнг утверждает, что «коллективное


бессознательное присуще всем, оно лежит в основе того, что древние называли «связью всего со всем».

Итак, слои человеческих реальностей в какой-то мере соответствуют верованиям и сознательным или
бессознательным убеждениям людей, когда-либо проживавших, живущих и которые будут жить на нашей планете. Все,
когда-нибудь увиденное или услышанное нами, на самом деле, уже существует в потустороннем мире. Своим вниманием мы
всего лишь устанавливаем связь с этими прототипами. Даже если внимание используется неосознанно.

Подобные области были обнаружены и исследованы американским писателем и астральным путешественником


Робертом Алленом Монро. Он называл их полосами. По его мнению, множество нематериальных концентрических колец
вокруг нашей планеты является «территориями систем представлений. Это участки спектра (М)-Поля, непосредственно
прилегающие к Миру Земной Жизни; туда переносятся многие Человеческие Разумы по окончании очередного
физического воплощения. Земля располагается в самом центре этих полупрозрачных светящихся сфер. По мере
отдаления от Земли кольца становятся все больше и тоньше». («Окончательное путешествие»)

Область запредельного, относящаяся к человечеству, обрисовывалась им, как «диапазон беспорядочных мыслей,
которые исходят от всех форм земной жизни — главным образом, от людей… Амплитуда каждого участка полосы
определяется теми эмоциями, которые связаны с соответствующей мыслительной деятельностью, однако наша
цивилизация даже не подозревает о существовании полосы «Ч». На мой взгляд, эта полоса не только включает в себя
волны мышления в текущее мгновение, но и охватывает всю протяженность времени. В ней все мысли оказываются
одновременными; вполне возможно, что излучения наслаиваются в согласии с течением времени, и это позволяет
восприятию выделять из него только текущие всплески…

Это нечто вроде промежуточного, отражающего слоя, за которым подобные проявления резко ослабевают.
Рекомендуется проходить его как можно быстрее, поскольку это напоминает попытку пробраться сквозь
бесконечную ревущую и кричащую толпу — именно так воспринимается это громкое и многоязычное звучание».
(Там же)

Как же на самом деле выглядит данное пространство, как оно функционирует? Как нам его осознать и описать? Во
все времена люди пытались сделать это по-своему. Чешский писатель и педагог-гуманист Ян Амос Коменский, живший в
XVII веке, в своей книге «Лабиринт света и рай сердца» повествует о нем так:

«Мир сей предстал мне огромным часовым механизмом, стеклянным, насквозь прозрачным и хрупким,
состоящим из различных видимых и невидимых частей — не тысяч, но многих сотен тысяч больших и малых
валиков, колесиков, крючков, зубцов, шестеренок, и все это двигалось и шевелилось, погоняемое одно другим, что
тихо, а что со всевозможным скрежетом и грохотом. Посреди же всего этого возвышалось главное, самое большое,
однако невидимое колесо, которое непостижимым образом приводило в движение все остальные… Жизни бег ни на
миг не прекращался, так как дивной волею тайного мироустроения все это вновь и вновь восстанавливалось,
пополнялось и обновлялось».

Нашим современникам представляются несколько иные образы:

«Время великий разделитель. Секунда, содержащая миг «до и после». Ты обнаруживаешь отсутствие. И мир
изменился. И ты оказываешься в новом отражении. Странное переживание хрустального лабиринта. И ты ждешь,
прислушиваешься. А вдруг? Вдруг раздастся самый жданный звук.

Но пауза длится, длится и вдруг превращается в тишину. Безбрежную, неподвижную и бессмысленную


потенцию возможного проявления. И то, что провоцировало слушать, разлетается высокими нотами сосулек и
яркого отражения солнечных зайчиков и исчезает. И мир опять меняет свою конфигурацию. Этот процесс
гипнотизирует. Это действительно великая иллюзия». (Сергей Брызгалин. Страница в социальной сети «ВКонтакте»)
Какие разные объяснения. Есть ли в них что-либо общее?

Обратимся к истории. Свое понимание запутанности и разветвленности, а заодно и многоэтажности мироустройства


люди во все века реализовали на земле во всевозможных лабиринтах, сооружаемых из различных материалов. Наиболее
ранние упоминания таких построений относятся к третьему-второму тысячелетию до нашей эры. В те времена лабиринты,
как свидетельствуют историки, использовались в качестве схемы-отображения последовательности и направленности
движений в ходе ритуального танца, исполняемого цепочкой танцоров.

Редко, но именно в качестве символа сложности мироздания, создавались многоуровневые лабиринты, уходящие
своими переходами как вниз, так и вверх. В произведениях древнегреческого историка Геродота есть упоминания о
пирамиде-лабиринте, построенной в Египте около 2300 лет до нашей эры. По периметру это сооружение занимало более
тысячи метров (общей площадью до 70 тысяч квадратных метров) и состояло из 3 тысяч помещений (по полторы тысячи над
и под землей).

В эпоху античности и Средние века лабиринт также воспринимался, в основном, как система путей/тропинок, но
приобретал уже более духовный смысл. Часто он изображался с помощью всего одной дорожки, следуя по которой,
невозможно было заблудиться. Этот путь всегда приводил к определенной цели. Подобное построение можно увидеть в
знаменитом Шартрском католическом кафедральном соборе (г. Шартр, Франция). Данное изображение, выложенное из
черно-белых плиток на полу, символизирует извилистый, но непрерывный путь пилигрима, следующего в Святые места (а
заодно, и верующего к Богу).

Полностью символическое, потустороннее понимание лабиринта можно обнаружить на иконе «Лабиринт


духовный» 18-го века, ранее находившейся в Воскресенском Новоиерусалимском монастыре (г. Истра, Московская область),
а ныне — в музейно-выставочном комплексе Московской области «Новый Иерусалим». Два верхних выхода изображенного
на ней лабиринта ведут к Небесам обетованным, а двенадцать нижних, символизирующих основные человеческие грехи — в
преисподнюю.

Французский ученый-энциклопедист Жан Лерон Даламбер, живший в XVIII веке, в «Предварительном


рассуждении» к 17-томной «Энциклопедии наук, искусств и ремесел» писал: «Общая система наук и искусства
является своего рода лабиринтом, извилистым путем, по которому следует дух, не особо зная дороги».

Очевидно, любые интерпретации, любые объяснения организации мирового пространства (в том числе и
мысленного, запредельного) в сознании людей сходятся к основному архетипу лабиринта, как невероятно сложной сферы,
живущей по непонятным законам. Тот же Юнг, характеризуя область бессознательного, призывал не воспринимать его, как
свалку отработанной информации и бессмысленные «пережитки». На самом деле, в данном пространстве, по мнению
ученого, существует свой, скрытый, порядок, своя организация и логика. Но они не доступны нам с позиций обычного
сознания и научного подхода.

Более всего этому необъятному множеству реальностей соответствует понятие «ризомы» — сложной системы,
которой аналогичны, к примеру, корни и разветвления дерева, сеть грибницы, ходы муравейника, нынешняя модель
Интернета:

«Ризома — альтернатива структуре. Ризома обладает собственным творческим потенциалом. Это


самоорганизующаяся система. Кажущийся хаос на деле таит в себе потенциальные возможности бесконечного числа
новых трансформаций… У ризомы в принципе нет и не может быть ни начала, ни конца, — только середина, из
которой она растет и выходит за свои пределы. Процесс развертывания ризомы состоит в проявлении все новых и
новых возможностей, в том числе и линейных. Но любой из этих вариантов в ризоме в принципе не может считаться
законченным. В любой момент времени любая линия ризомы может быть связана непредсказуемым образом со
всякой другой. И тогда, в момент этого абсолютно неустойчивого, сиюминутного связывания, образуется
определенный рисунок ризомы... Наиболее «ощутимый» образ ризомы дал Умберто Эко («Заметки на полях «Имени
розы»»):

«Вместо понятия «картины мира», в основе которой лежат принципы системности, соподчиненности,
прогресса, появляется образ лабиринта, как символа полноты и Идеи мира. В нем разветвленные коридоры. Но в
отличие от лабиринта классического, на пороге которого в твою руку сразу ложится нить Ариадны, ведущая к
единственному выходу (это своеобразная метафора пути познания в традиционной мысли), — здесь его нет. Как нет
центра, периферии. Дорожки подобны сетке — это ризома. Она устроена так, что каждая дорожка имеет
возможность пересечься с другой.

Пространство культуры, духовных форм деятельности (искусство, философия, религия, наука) — это
пространство ризомы. Потенциально такая структура безгранична, хотя на самом деле она не достроена до конца.
Наше освоение мира — «лабиринта» подобно путешествию по равнозначным возможностям дорожек ризомы...».
Подобный же лабиринт — ризому — представляет собой пространство Души, где каждый архетип и каждый
отображающий его образ может непредсказуемым образом пересечься с другими, наложиться один на другой,
взаимопревращаться и преображаться по совершенно непредсказуемым, нелинейным траекториям. Здесь все
потенциально связано со всем, здесь нет центра и периферии, здесь нам предстает вечно текучий, постоянно
перестраивающийся лабиринт». (Владислав Лебедько, Евгений Найденов, Дарья Орехова «Магический Театр и
Архетипические исследования»)

Но не только по своему строению область бессознательного может напоминать запутанное пространство, лабиринт.
Здесь также присутствует скрытый момент подталкивания, легкого принуждения к действию, к поиску выхода. Например,
испокон веков в мифах и сказаниях человечества встречается понятие лабиринта, как столкновение с неопределенностью и
необходимость сделать какой-либо выбор. Скажем, всем известно условие, которое выставляется главному сказочному
герою, типа «Направо пойдешь — будет это, налево пойдешь — будет то». А ведь данное выражение есть не что иное, как
один из элементов лабиринтной запутанности судьбы, а заодно и неизбежности выбора потенциального варианта
действительности.

Мне кажется, здесь уместно вспомнить и о пространстве равных возможностей, и об осознанных сновидениях.
Выход за пределы сна — тот же выход в лабиринты реальностей. После этого не обязательно попадаешь в пустоту. Как уже
упоминалось ранее, иногда они, лабиринты, могут зрительно обнаруживаться в виде потоков «пузырей», как это чаще всего
происходит у меня, ветвящихся тоннелей, бесконечных коридоров и лестниц, множества этажей с переходами и
помещениями, многоуровневых сетей, своеобразной паутины, растянувшейся не только вширь, но и во всех мыслимых
направлениях, и многого другого. Наблюдались, например, образы библиотеки, картинной галереи или музея с
выставочными залами. Часто фиксировались свидетельства о видении бескрайнего луга, густого леса или сада с множеством
дорожек. Был также случай, когда сновидящий, разорвав оболочку сна и пройдя через воображаемые двери, оказался на
одном из бесконечного числа разной высоты столбов, поднимающихся из бездны. Будь у него возможность перебраться на
любой другой столб, я уверен, там он обнаружил бы такую же дверь, за которой ему открылся бы очередной мир, очередной
сон.

Некоторым исследователям пространство равных возможностей представлялось в виде бесконечного зала с


огромным множеством зеркал. Зеркала отражали друг друга и заодно весь зал, но, тем не менее, их отражения в небольших
деталях отличались. Кстати, опираясь на опыт свой и моих напарников, могу утверждать, что осознанное вхождение в такое
зеркало переносит инсайдера в какой-либо сновиденный мир, как это происходит и в случае проникновения в «пузыри
информации». В любой из действительностей отражающим поверхностям присуще что-то магическое, а взаимодействие с
ними приводит к удивительным результатам.

Описаний — множество. Варианты обнаруживаемых реальностей, как и переходы к ним, разнообразны. При всем
при том, один из общих признаков данного явления — многоуровневость — остается прежним. Так в книге «Йога, смерть и
учение Карлоса Кастанеды» преподаватель йоги Антон Стенин, основываясь на личном опыте, рассказывает, что «в
каждом случае переход из тела «до» в тело «после» видится по-особому. Пересборка через боль мне — как, кстати, и
людям, пережившим клиническую смерть — видится как путешествие сквозь туннель… Концентрация же на
непривычных точках тела позволяет нам перейти в состояние «между телами» плавно. Мы теряем знание о том, как
расположены части нашего тела в пространстве, однако ощущение тела сохраняется. «Туннель» разветвляется и
становится лабиринтом со многими выходами».

В своей работе «Подход к бессознательному» Карл Густав Юнг вспоминает:

«Несколько лет подряд я сам видел во сне мотив, в котором я «открывал» в своем доме жилые пространства,
о существовании которых и не подозревал. Иногда это были комнаты, в которых жили мои давно умершие родители,
в которых мой отец, к моему удивлению, оборудовал лаборатории и изучал там сравнительную анатомию рыб, а
мать держала отель для посетителей-призраков. Как правило, это неведомое мне доселе гостевое крыло представляло
древнюю историческую постройку, давно забытую, и, однако, унаследованную мною собственность. Внутри
находилась интересная античная мебель, и ближе к концу этой серии снов я находил старую библиотеку с
неизвестными книгами. В конце концов, в последнем сне, я раскрыл одну из книг и обнаружил там изобилие
прекрасно выполненных символических рисунков. Я проснулся с бьющимся от возбуждения сердцем».

Следует отметить, что иногда пространство лабиринта может выглядеть довольно необычно. Однако, суть его и
принципы от этого не меняются. Вот как описывает свой опыт одна из знакомых мне сновидцев Anna Inkarna (сохранена
авторская стилистика):

«В недавнем сновидении решила помянуть практику прохождения спиной в стену, прошла, и обычно я в
черном пространстве, но тут, кажется, я была в падающем состоянии в сером пространстве. Отметила, что цвет не
свойственный и чувство падения в этом пространстве мне никогда не нравилось.

Но в остальном я настроилась на свой опыт об этом пространстве и что-то поменялось, сам момент
переключения не помню, но в том же пространстве начали проявляться символы. Я поясню: давным-давно, когда
занималась активно осами\вто (осознанными сновидениями\внетелесным опытом — Ю.К.), одной из практик было
сесть медитировать в осознанном сне\вто. Не всегда получалось удержать концентрацию на себе и своем состоянии,
не вникая в окружающее. Но, когда получилось в первый раз, я оказалась в бесконечном черном пространстве.
Вокруг, как звезды в бесконечном космосе, располагались разные незнакомые значки. Я «знала», что каждый значок
— это определенное знание\свойство, которое можно у себя раскрыть, если его принять. Но я там была не долго и
очарованно это разглядывала, пытаясь понять смыслы незнакомых знаков, так что ничего не взяла, чтобы
проверить. В другой раз я оказалась в подобном пространстве иначе, смысл был аналогичный, только значки были в
другом стиле\формате, и я знала, что это духи-помощники. Я попыталась «взять» одного, но он перенесся уже в
пространство сюжетное (моего сна) и мне нужно было его ловить. Честно говоря, так и не поняла, поймала я его или
нет, все было очень странно, но некоторую любовь и привязанность все же испытываю.

Я себе это пространство понимаю так же, как Юра — междумирье, «великая библиотека», только каталоги
не всегда — миры. Каталоги могут быть знаний, умений, духов, ощущений, болезней, да чего угодно. Просто
бесконечные вариативности кластеров. И в этом сером пространстве, поняв, что оно — то же самое, я переключилась
как бы и начала видеть знаки». 

Из всего сказанного выше создается впечатление, что любая запутанная обстановка в состоянии сна или медитации
относится к пространству равных возможностей. Это не совсем так. Не обязательно каждый лабиринт, в который мы
попадаем в неосознанных и осознанных снах, является полем бессознательного. Бывают случаи появления аналогичного
образа, но только в качестве обычной сновиденной ситуации. Его отличие от лабиринтов вне сфер-снов заключается в
бесконечности и бесцельности блужданий сновидящего, в отсутствии выходов и переходов в другие локации. Это просто
повторяющиеся («бредовые») петли укоренившихся, зацементированных в нашем сознании событий. Это тупиковая
ситуация, но не выход.

Что же касается реальных потусторонних сфер, то здесь в обязательном порядке присутствует некоторое развитие
событий, последовательная смена сюжета и локаций, возможность подойти к какому-либо промежуточному результату и
шагнуть за него. Хотя, и это перемещение лишь только кажется настоящим выходом. Путешествуя по бесконечному числу
жизней и собственных Лабиринтов, нам еще предстоит найти его, чтобы, в конечном счете, прийти к самому себе —
истинному и вечному.

ПЕРЕКРЕСТОК МИРОВ

…Каждая книга уникальна, незаменима, но (поскольку Библиотека


всеобъемлюща) существуют сотни тысяч несовершенных копий: книги,
отличающиеся одна от другой буквою или запятой.

Хорхе Луис Борхес. Вавилонская библиотека

Из опыта группы.

Сосредоточение на большинстве из «сфер/каналов/входов» создает ощущение притяжения к ним, магнетизма.


Поверхность объекта приобретает некоторую «липучесть», от которой трудно отвести свое внимание. Сфера будто
затягивает наблюдателя внутрь себя. При этом в сознании инсайдера возникают различные сюжеты, сцены и картинки,
иногда касающиеся его личной жизни, иногда совершенно с ней не связанные. Время и место просматриваемых эпизодов
практически невозможно определить. Это может быть, как прошлое, настоящее или будущее исследователя, так и
вообще неизвестно, какой мир или эпоха.

Все это сильно похоже на обычный сон. Чаще всего инсайдер становится полноценным участником
разворачивающихся эпизодов. Его личность словно отходит на второй план, а то и вовсе забывается. Суть объекта и
сюжет происходящего полностью поглощают гостя. Удержать сознание и память о себе-прошлом, а также вернуться в
свою реальность, удается лишь благодаря навыкам работы с вниманием, в частности, его расконцентрацией и переносом.
Также помогают заранее выбранные «якоря сознания».

Попытки осознать и объяснить механизм существования и организации бесконечных лабиринтов потусторонних


миров предпринимались мистиками, философами и учеными в истории человечества неоднократно. Так, уже
упоминавшийся ранее специалист по изучению этих сфер Роберт Аллен Монро считал, что «внетелесные путешествия и
исследования ведут человека по множеству разнообразных, широких главных улиц и переулков, которые чаще всего
выходят за рамки обычных представлений о пространстве и времени. Мы способны постичь лишь ту часть этого
мира, которая непосредственно связана с миром жизни на Земле. Об остальных явлениях (а их число бесконечно) мы
просто пытаемся рассказать, но, для того, чтобы сделать такие описания точными, нам не хватает приемлемой и
допускающей сравнения опоры знаний и жизненного опыта. Сложность заключается в стремлении понять эти
явления и описать их на привычном языке — чтобы затем вернуться с ними в материальный мир». («Окончательное
путешествие»)

Американский физик Дэвид Джозеф Бом, изучавший квантовую механику, также высказывал предположение о
существовании более тонких уровней действительности. По его мнению, «мы являемся частью неделимой реальности,
обладающей врожденной способностью формулировать идеи о себе самой, которые она регистрирует внутри себя.
Эта модель напоминает индийскую теорию акаши, или теорию космического пространства; эта субстанция считается
столь тонкой, что регистрирует все события, происходящие во Вселенной... По аналогии с физикой эту реальность
можно назвать ПОЛЕМ СОЗНАНИЯ. Это объединенное поле — упорядоченная и благотворная энергия, заявляющая
себя в той новой области, куда погружены физика, психология и религия». («Развертывающееся значение»)

Вот как описывает свое посещение подобных пространств известный американский мистик и медиум Эдгар Кейси:

«Я вижу себя в виде крошечной точки, находящейся вне моего физического тела, инертно лежащего передо
мной. Я чувствую подавленность из-за окружающей меня темноты и испытываю невероятное одиночество. Внезапно
я осознаю присутствие луча белого света. Как крошечная точка, я начинаю двигаться вверх, следуя за светом.
Понимаю, что должен следовать ему — в противном случае я потеряюсь. Продвигаясь по этой дороге света, я
постепенно осознаю различные уровни, на которых осуществляется продвижение. На первом уровне находятся
ужасающие фигуры, гротескные формы, наподобие тех, которые являются в кошмарах. Затем начинают являться
искаженные человеческие формы с непропорциональными частями тела. Затем снова перемена, и я различаю какие-
то фигуры в серых капюшонах, спускающиеся вниз. Постепенно фигуры становятся более светлыми. Направление
их движения изменяется — фигуры начинают перемещаться вверх, и цвет их одежд становится более светлым. Затем
на другой стороне начинают появляться расплывчатые очертания домов, стен, деревьев и тому подобное, но все это
совершенно недвижимо.

По мере моего продвижения появляется больше света и движения — передо мной словно предстают обычные
города. Движение становится более активным, и я осознаю звуки — вначале это неразборчивое громыхание, затем
музыка, смех, пение птиц. Света появляется все больше и больше, цвета становятся красивыми, и раздаются звуки
прекрасной музыки. Дома остаются позади; передо мной — лишь сливающийся цвет и звук. Совершенно неожиданно
я попадаю в Зал Хроник. В этом зале нет ни стен, ни потолка, но я совершенно отчетливо осознаю то, что передо мной
стоит старик, протягивающий мне большую книгу — запись о человеке, для которого я ищу информацию». ( Кевин
Тодесчи «Эдгар Кейси и Хроники Акаши»)

Что же это за такое загадочное «поле сознания», так многосторонне представляемое различными исследователями?

Слово «Акаша» («आकाश») имеет санскритские корни. В буквальном переводе оно обозначало «сияющий и чистый».
В ведическом санскрите данное понятие переводилось как «открытое пространство, пустота». В классическом санскрите —
«небо, атмосфера, первородный эфир». Наше время немного преобразовало старую интерпретацию, добавив к ней слово
«Хроники», что явно указывает на информационный и упорядоченный характер призрачной области.

В эзотерике Хроники Акаши изображаются как совокупный внешний и внутренний опыт всех поколений, живших,
живущих и тех, кто будет жить на Земле. По большому счету, они, эти Хроники, представляют собой невероятно огромное
собрание знаний, разнообразной информации, характеризующей и описывающей историю человечества — от начала до
конца.

Вместе с тем, Хроники Акаши это не какое-то закрытое потустороннее пространство, запредельная страна, в
которую можно попасть, лишь получив официальный допуск. Мы сами, как и наш мир, являемся их полноправной частью.
Каждая клеточка нашей реальности пронизана этими таинственными измерениями. И взаимодействие с ними происходит
постоянно. Просто оно не всегда осознаваемо и ощущаемо нами.

Также может создаться ложное впечатление о том, что Хроники Акаши являются строго разделенными и
ограниченными областями, в которых можно гулять, где вздумается, находить и расставлять конкретные указатели,
рассматривать содержимое, как на витрине. Это не совсем так. Каждому исследователю, каждому наблюдателю изначально
бесформенное и бесконечное поле энергии и информации предоставляет свои образы и размеренности. Причем, разные
соприкосновения с ним могут отличаться абсолютно. Получать однозначные и исчерпывающие данные здесь практически
невозможно. К слову, именно это свойство неконкретности привело к тому, что мистические зоны различными
исследователями описываются так разнообразно.

Пространство Хроник Акаши похоже на своеобразный бесконечный перекресток, оказавшись в пределах которого
можно выбрать любое направление для путешествия, любую из предлагаемых реальностей. Также реальности можно не
искать, а намеревать по своему желанию. Правда, не факт, что они будут предоставлены нам именно такими, какими
хотелось бы их видеть. Точность соответствия миров нашему образу зависит от яркости и детальности их предварительной,
до входа в пространство равных возможностей, визуализации.

Немного практики. Чтобы получить нужную нам реальность, необходимо заранее как можно детальнее представить
себе ситуацию и обстановку, в которых хотелось бы оказаться, поверить в ее реальность, и мысленно словно забросить себя
туда. Как будто мы уже находимся в данной реальности (кстати, это прием из пятой ступени практикума «Незамеченный
дар» — «Причинно-следственная магия»). Подобным действием мы выбираем из множества «пузырей информации», из
множества вариантов развития событий, из множества возможных миров, единственный, приемлемый для нас, а затем
закрепляем, реализуем его своим вниманием. В результате наше сознание останавливается именно на представленном
варианте для постоянной фокусировки, для длительного пребывания в нем.

Сознание, с помощью которого мы «ныряем» в определенный мир (другими словами, благодаря которому получаем
конкретные образы и ощущения, разделяющие нас и окружающую среду), в эзотерике называют «дневным сознанием». Но
это не значит, что, внедряясь в какое-то пространство, нам приходится все время бодрствовать, жить, как днем. Как и в
любом другом состоянии, здесь присутствуют периоды сна и не-сна, бытия и не-бытия.

А вот находясь вне какого-либо пространства, в переходах Хроник, в междумирье, мы испытываем так называемое
«ночное сознание», характеризующееся неразделенностью всего воспринимаемого, осознанием его глубинной сути, полным
со-переживанием и со-присутствием в нем, словно это происходит внутри нас самих. Подобные ощущения можно уловить
во сне, в процессе творчества, транса или медитации, в околосмертных или измененных состояниях сознания.

Кстати, о смерти. У меня неоднократно возникал вопрос, почему пространство равных возможностей и мир,
предстающий перед личностью после окончательного ухода, различны по своему восприятию людьми, которые туда
попадают?

Например, в лабиринтах инсайдер не обладает сверхзнанием обо всем, как часто свидетельствуют те, кто побывал за
чертой жизни, не видит сразу всего своего прошлого и будущего, не встречается с потусторонними Высшими сущностями.
Это, конечно, возможно, но только при попадании инсайдера в определенные сновиденные реальности, выбрать которые
может он сам. Там это все случается.

С ушедшими ситуация обстоит иначе. Те, кто оказался на грани и за гранью смерти, не имеют подобной свободы
выбора и испытывают ситуации и переживания, данные им без их ведома, хотя и в довольно широких рамках. Возможно, по
какой-то запредельной, неотвратимой программе сознание этих людей сразу, минуя безликие предбанники лабиринтов,
попадает в архетипические области бессознательного? И осознаются данные люди не вообще во всех Хрониках, а в
некоторой части этих пространств — потоке реальностей, объединенных родовой линией — где их встречают ранее
умершие родные и близкие.

Выбор личностей, уходящих из какой-либо реальности окончательно, оказывается направляемым — достижениями


их прошлого и целями будущего. Именно в пространстве Хроник Акаши душа (или нечто, подобное ей) человека, умершего
или находящегося в состоянии клинической смерти, решает, в каком из миров проявиться снова, куда занырнуть: вернуться
в мир, аналогичный покинутому, чтобы подойти к решению старых проблем по-новому, или продолжить существование в
иных обстоятельствах, получить неведомый опыт. Но вариации такого выбора ограничены.

Вполне вероятно, что все пространство равных возможностей, все Хроники Акаши, по крайней мере, те области,
которые доступны людям, это и есть наше индивидуальное и коллективное бессознательное, описанное Карлом Густавом
Юнгом и его последователями, огромная запутанная многоуровневая библиотека архетипов, понятий, образов и символов,
накопленных за многие годы и жизни поколениями и цивилизациями человечества. Сталкиваясь во сне или наяву с чем-
либо, что до сих пор не осознавали, мы ассоциативно подставляем на место неведомого знакомые нам образы, пытаемся
наполнить ранее встречающимися смыслами. И помогают в этом господствующие в нашем сознании и подсознании
убеждения, верования, парадигмы. Мы будто нарекаем безликие, безграничные потоки и поля энергии приемлемыми
именами, придаем им узнаваемую форму, раздаем маски, с которыми уже внутренне согласны.

Словно многомерные зеркала, Хроники Акаши резонируют с нашими мыслями и ожиданиями, отражают их, но не
напрямую, а фантастически преобразовывая, создавая каждый раз целый калейдоскоп, огромный мир, отдельную
реальность. Тот, кто (или что) организует весь этот бесчисленный оркестр реальностей, ежесекундно (даже в снах) общается
с нами посредством знаков, сигналов, образов, ситуаций, предупреждая о нынешнем состоянии нашей жизни и предлагая
дальнейшее возможное развитие. А мы думаем, что это совпадение или «сон в руку».

Хроники Акаши — не бесполезные завалы энергоинформационной макулатуры. В них можно получить ответы на
заранее заданные вопросы или, например, найти решение любой возникшей задачи. Если научиться это делать, конечно.
Представим себе, что мы оказались в огромной Библиотеке, способной предоставить любую книгу, которая соответствует
нашим предпочтениям, убеждениям, опыту. Взаимодействуя с невидимым и неосязаемым Библиотекарем, мы по
возможности внятно сообщаем ему, что бы нам хотелось прочесть. То есть, высказываем пожелание. Но решение о нужной
книге, об отыскании ее и погружении нас в текст, остается за самим владельцем данного обширного собрания знаний. Не за
нами. В любом случае, поиск и изучение таких книг — не удел одиночек. Это всегда совместная работа, со-творчество.

В рассказе «Вавилонская библиотека» аргентинский прозаик, публицист и поэт Хорхе Луис Борхес предположил,
что «…человеческий род — единственный — близок к угасанию, а Библиотека сохранится: освещенная, необитаемая,
бесконечная, абсолютно неподвижная, наполненная драгоценными томами, бесполезная, нетленная, таинственная».

Позволю себе не согласиться с данным мнением. Миры, с которыми мы сталкиваемся или можем столкнуться, не
являются чем-то незыблемым, уже созданным и в законсервированном виде терпеливо ждущим своего наблюдателя. В
определенном смысле, как и пресловутый «кот Шредингера», они и существуют, и не существуют одновременно. Да, для нас
они потенциальны, в какой-то мере, неподвижны. Но даже пребывая в таком состоянии, эти миры продолжают изменяться и
развиваться, независимо от того, посещают их потусторонние гости или нет. Как стремительный поток, они, разветвляясь, в
каждый момент своего времени создают бесконечное множество альтернатив самим себе. Поэтому «заглянуть» в один и тот
же мир дважды, как и войти в одну и ту же реку, практически невозможно. Данное свойство этих миров значительно
затрудняет сбор однотипного фактического материала и объективный его анализ. А значит, и чисто научный подход к
исследованию множества «пузырей информации/сновиденных пузырей», о чем говорилось в начале книги, оказывается
малопродуктивным, отчасти бесполезным.

Также, вполне возможно, не все миры после своего создания продолжают существовать вечно. Нельзя исключать и
вероятность того, что реальности, созданные мимоходом, если не фиксировать постоянно вниманием появившееся и не
вспоминать об этом, могут легко распасться таким же образом, как и родились. Ничто и никто не будет удерживать их в
устойчивом состоянии.

Исходя из данного предположения, любые объекты и ситуации в Хрониках Акаши для наблюдателя, находящегося в
какой-либо одной реальности, являются вероятностными, то есть непроявленными, нереализованными. Вместе с тем, они
организованы в своеобразное собрание «архетипических форм возможностей», как однажды выразился о них известный
физик-теоретик Амит Госвами, или «пространство вариантов», как называет такую объединенность «линий жизни»
российский писатель Вадим Зеланд, или «разнообразные миры игрового существования», как определил эти области
сознания американский писатель и психолог Тимоти Лири. Только изнутри самой реальности, пребывая в каком-либо из
конкретных миров и осознавая его, часть из них, близкую нашему существованию, можно сделать «действительными».

Также не исключено, что пространство Хроник Акаши — не единственное в своем роде. Предполагаю, что, наряду с
бесконечным числом миров и количеством особей, их населяющих, существует такое же бесконечное подобие хранилищ
информации о чем-либо, нам неведомом и пока не исследуемом, о ком-либо, с кем мы никогда не встречались и не
взаимодействовали. Есть ли между данными «хрониками» какая-либо связь, утверждать не берусь. Экспериментальные
исследования по этому поводу мне неизвестны.

ЭФФЕКТ ЗАМЕЩЕНИЯ

Как ноты одинокие в эфире,

Как искорки далекие в ночи,

Рождаясь, мы летим в бескрайнем мире,

Звезды какой заблудшие лучи.

Расплескивая свет, горим беспечно,

И знать не зная в бесконечной мгле,

Что наше пребывание не вечно

На всякой, приютившей нас, земле…

Юрий Констант

Я учился в начальной школе и на переменах мы, четвероклассники, выбегали в школьный двор, где была
расположена спортплощадка. Чем она нас привлекала? Возможно, турники, лестницы и шведские стенки были для нас
пока что великоваты, но для игры в догонялки («играть в квача» — тогда мы так это называли) они были то, что надо.
Малышня взбиралась по высоким перекладинам и трубам, носилась друг за дружкой, визжала. Главным правилом было не
дотрагиваться до земли, то есть все передвижения происходили в воздухе, даже прыжки с турника на турник, словно мы
преображались в диких мартышек. По семиметровой наклонной лестнице так вообще съезжали, как заправские
пожарники, притормаживая только в конце.

Именно эта лестница и сыграла в моем происшествии главную роль. Убегая от догоняющего, я попытался съехать
по ней, но не удержался на скользком металле и буквально посредине сорвался вниз. Последнее, что осталось в памяти —
почему-то очень длинная, моя рука, тянущаяся к удаляющейся перекладине лестницы. Все это в каком-то светлом круге и
стремительно уходит в темноту. Словно я несусь по черному туннелю, спиной вперед. И — мрак.

Судя по проявившейся в сознании обстановке, я очнулся через пару секунд после падения на землю. От удара легкие
инстинктивно сжались, и я понял, что не могу дышать. Вокруг собрались испуганные однокашники. Подбежали
старшеклассники и один из них подхватил меня под мышки. Вначале я подумал, что вообще не смогу вздохнуть и сейчас
буду мучительно умирать. Но постепенно тонкой струйкой воздух проник в легкие и, к радости окружающих, да и своей
тоже, я задышал.

К счастью, падение не имело никаких последствий. По крайней мере, в здоровье. Правда, как-то очень резко после
этого я перешел из посредственных троечников в твердые отличники. Впрочем, это можно списать на юный,
развивающийся ум. Просто стало почему-то легко учиться и запоминать получаемый материал.

Но одно обстоятельство до сих пор не дает мне покоя. Чем угодно могу поклясться, но я точно помню, что до
падения с лестницы небо надо мной было ярким и безоблачным. В первые секунды после падения, как только очнулся,
отметил про себя, даже не успев как следует изумиться, что все небо до горизонта покрыто низкими серыми тучами.

После всей вышеприведенной информации у читателя может создастся впечатление, что альтернативные реальности
существуют каждая сама по себе и, разбиваясь на копии, уже никогда больше не соприкасаются. Полагаю, это не всегда так.
Связь между ними, и довольно крепкая, все-таки остается.

На чем основано такое предположение?

Наверняка, многие из читателей могут вспомнить о такой исторической личности, как южноафриканский
государственный и политический деятель Нельсон Холилала Мандела, который боролся против апартеида и провел в
заключении много лет. В настоящей реальности политик, отсидев, долгое время занимал пост президента Южно-
Африканской Республики и дожил до глубоких седин (95 лет). Однако, немалое количество людей утверждает, что помнит,
будто он скончался в тюрьме в 80-х годах прошлого столетия и президентом так и не стал. Данная двойственность
воспоминаний, которая на сегодняшний день насчитывает уже десятки тысяч различных «несовпадений» в разных сферах,
получила название «эффект Манделы».

Как проявляется этот эффект? Немного или абсолютно трансформируются известные факты, реформируют
расположение, формы и цвет объекты инфраструктуры или местности, преображаются произведения искусства, меняют
время смерти или вдруг «оживают» уже отошедшие в мир иной известные личности и знакомые, появляются новые сведения
и артефакты, о которых ранее ничего не было известно.

Взять хотя бы ту же скульптуру Родена «Мыслитель». В памяти многих людей, в том числе и моей, рука изваяния
располагалась у лба, а не у подбородка, как сейчас. На многочисленных фотографиях туристы, фотографировавшиеся у
статуи, в шутку принимали позу, повторяющую именно бывшее, а не нынешнее положение ее тела. Неужели они не видели,
что копируют ее неправильно?

Со школьного детства помню географические карты, на которых присутствует ледовая шапка на верхушке
Северного полюса, там, где Северный Ледовитый Океан (Арктический океан в зарубежной интерпретации). Сейчас ее нет,
даже на старых атласах и картинках. Возможно, на самом деле лед в этом районе все же есть и немало, иначе не назвали бы
так эту территорию. Но куда подевалось его изображение?

Настоящим шоком для меня, знавшего русскую литературу на «отлично» и целые стихотворные поэмы наизусть,
стала информация о том, что произведение «Узник» (это которое начинается со слов «Сижу за решеткой в темнице
сырой…»), написал Александр Пушкин, а не Михаил Лермонтов. Правда, у Лермонтова также оказалось стихотворение с
аналогичным названием, но о нем я никогда не слышал.

Подобных примеров множество. Крайне странная история произошла, когда я, уже осведомленный о необычных
превращениях эффекта Манделы, проверял изменения в фильме российского режиссера Владимира Меньшова «Любовь и
голуби». Прослушиваю в Интернете диалог героинь Людмилы Гурченко и Нины Дорошиной с запоминающейся фразой
«Кака любовь? — Така любовь». Все правильно, сейчас она звучит именно так, а не как указывают бывалые киноманы —
«Кака-така любовь? — Обыкновенна». Вдруг среди кинороликов обнаруживаю один, где это высказывание звучит по-
прежнему. Да и сами актрисы выглядят немного иначе, непривычно как-то. Иная мимика, иные жесты. Пока изучал другие
варианты, данный ролик просто пропал. Ни в поисковом ряду, ни в истории просмотров, вообще нигде его найти не смог.
Словно и не было вовсе.

Могу припомнить также десяток других случаев из личной жизни, где фиксировал явные изменения в, казалось бы,
уже знакомой обстановке, выглядевшие так, словно они пребывали в данном виде всегда.

Об аналогичном эффекте сообщал и психиатр Карл Густав Юнг в уже цитируемой здесь библиографической работе
«Воспоминания, сновидения, размышления».

«Когда я впервые посетил Равенну в 1914 году, гробница Галлы Плацидии уже тогда произвела на меня
глубокое впечатление — казалось, она удивительным образом притягивала меня. 20 лет спустя я снова испытал это
необыкновенное чувство. Я пошел туда с одной знакомой дамой, и по выходе мы сразу попали в баптистерий.

Первое, что меня потрясло, это мягкий голубой свет, который заливал все помещение. Но я не воспринимал
его как некое чудо, не пытался понять, где его источник, почему-то это не имело для меня значения. Тем не менее я
был удивлен, что на месте окон, которые я еще помнил, теперь располагались четыре огромные необычайно
красивые мозаичные фрески. Но я решил, что просто забыл о них, и даже слегка огорчился, что память моя
оказалась столь ненадежной. Мозаика на южной стене представляла крещение в Иордане, вторая на северной —
переход детей Израилевых через Красное море; третья, восточная, в моей памяти не сохранилась. Возможно, она
изображала Неемана, очищающегося от проказы в Иордане — этот сюжет я хорошо знал по библейским гравюрам
Мериана. Но самой необычной оказалась последняя, четвертая мозаика на западной стене баптистерия. На ней был
Христос, протягивающий руку тонущему Петру. Мы стояли перед ней минут двадцать и спорили о таинстве
крещения, об изначальном обряде инициации, который таил в себе реальную возможность смерти. Инициация
действительно представляла опасность для жизни, включая в себе архетипическую идею о смерти и возрождении. И
крещение изначально было реальным «утоплением», когда возможно было по меньшей мере захлебнуться.

Сюжет о тонущем Петре сохранился в моей памяти с поразительной отчетливостью. Я и сегодня представляю
его до последней мелочи: синеву моря, отдельные мозаичные камни с надписями у губ Петра и Христа (я пытался их
расшифровать). Покинув баптистерий, я сразу же заглянул в лавку, чтобы купить фотографии мозаики, но их не
оказалось. Времени было мало, и я отложил покупку, полагая, что смогу заказать открытки в Цюрихе.

Уже будучи дома, я попросил одного знакомого, который собирался в Равенну, привезти мне эти открытки.
Но ему не удалось их найти, и не мудрено — он обнаружил, что описанной мной мозаики нет вообще. И не было.

Между тем я уже успел рассказать об исходных представлениях о крещении как инициации на одном из моих
семинаров и, естественно, упомянул те мозаики из баптистерия. Я отлично помню их по сей день. Моя спутница еще
долго отказывалась верить, что того, что она «видела своими глазами», не существует.

Мы знаем, как трудно определить, в какой степени два человека одновременно видят одно и то же. Но в этом
случае я мог с уверенностью утверждать: мы видели мозаику, по крайней мере в главных чертах».

Привести подобных примеров можно множество. Конечно, у противников и критиков «эффекта Манделы» найдется
немало достойных внимания контраргументов для объяснения происходящего. Просто отмахнуться от их доводов было бы
неразумно. Принятие на абсолютную веру одной из версий уже свидетельствует об однобокости и склонности нашего
мышления к окончательным, а значит потенциально ошибочным, суждениям. Идти желательно сразу по всем тропинкам,
припоминаете?

Что же об «эффекте Манделы» говорят представители официальной науки? Они, как всегда, прагматичны. Все
списывается на феномен «ложной памяти», иногда к тому же коллективной. Якобы наш мозг часто обманывает нас,
предоставляя воспоминания об образах и событиях, которых никогда не было, или о тех, которые были знакомы, но теперь
всего лишь кажутся неизвестными. Дежавю, одним словом (или жамевю, его антипод). Вполне возможно. Этот вариант
имеет право быть. При всех уже осуществленных исследованиях и открытиях, пространство нашего мозга остается такой же
неизведанной областью, как и глубины Мирового океана или дальнего космоса. Но объяснения ученых мужей еще не
аксиома и не абсолютное доказательство.

Что в таких случаях делать? Да ничего. Принимать, как есть. И понимать, что в этом мире нет чего-либо
постоянного, неизменного. Все течет, все меняется. Конечно, целиком за всеми превращениями и перемещениями не
уследить. Если в каком-нибудь помещении немного передвинуть кресло, а всю остальную мебель оставить, как стояла, то
вряд ли вошедшие заметят перестановку, ну разве что самые наблюдательные. Если здесь же перенести или изменить форму
окна, на эту перемену обратит внимание уже большее количество гостей-завсегдатаев. Хотя, могут найтись и такие, которые
будут с пеной у рта утверждать, что все так и было, а те, кто заметил новодел, просто больные на голову. Ошибается ли кто
из них? Пожалуй, нет. Любые точки зрения при кажущейся противоположности могут быть одинаково правильными, но,
увы, всех их, все возможные реальности, нынешним сознанием нам не охватить. Единственно верной реакцией на подобные
переформатирования можно было бы назвать состояние «здесь и сейчас», ощущение настоящего момента, осознание
текущей «точки бифуркации». А куда нас после этого забросит — «тайна сия велика есть».

Подобная картина наблюдается и со сновидениями. Не факт, что, засыпая и путешествуя по другим мирам и
измерениям, мы пробуждаемся в той же реальности, в которой бодрствовали до сна. Учитывая и то, что во время нашего
«отсутствия» мир не стоит на месте и подчас довольно сильно видоизменяется физически. Просто мы этого не замечаем, не
задаемся целью замечать, думая, что выходим и входим в одно и то же пространство. Также, согласитесь, допустимо
предположить, что возвращаемся мы не в свои бывшие Вселенные, а в аналогичные, отличные не такими уж заметными
деталями. Но — в другие. Кстати, издавна люди чисто интуитивно уловили данный феномен и часто им пользовались
практически. Вспомним хотя бы известную поговорку «Утро вечера мудренее», которая прямо указывает на то, что после
сна сложная ситуация может кардинально измениться.

Происходящее чем-то напоминает затертые сюжеты из фантастических кинофильмов или фильмов ужасов, когда
главные герои входят в определенную дверь, попадают куда-либо, но при попытке вернутся обратно обнаруживают за нею
совсем не ту обстановку, которая была ранее. Думаю, такая ситуация не лишена смысла. Другие миры, другие Вселенные,
которые почему-то принято называть параллельными, имеют множество точек соприкосновения между собой, причем эти
пересечения проявляют «мерцающий» характер, то есть, не бывают постоянными и застывшими. Эти соединения позволяют
нам переместиться на другую «тропинку», на другую линию судьбы, и затем захлопываются за нами навсегда, чтобы
открыться где-нибудь в ином месте и в иное время.

Всевозможное взаимодействие (соприкосновение, слияние, проникновение) «разветвившихся» реальностей


российский ученый, руководитель Международного центра эвереттических исследований Юрий Лебедев очень метко назвал
«склейками» — временными и стационарными. По его словам, «склейка типа «появление предмета» — это
«совмещение» на каком-то отрезке времени двух универсов (космологических Вселенных), почти полностью
идентичных друг другу — за исключением того или иного «видения» (например, наличия или отсутствия) этого
предмета. Эти классические реальности физического мира пришли к склейке каждый со своей историей и разойдутся
после временной склейки по разным ветвям исторического древа.

Вот еще одна «зримая аналогия». Возьмем две «прозрачки», две фотографии на целлулоидной пленке, на
одной из которых человек в очках, а на другой — нет. При склейке изображения совпадают, и тот, кто был без очков,
неожиданно обнаруживает их у себя на носу. Потом «прозрачки» разделяются, и в памяти того, кто без очков,
остается воспоминание о странном моменте, когда на его носу висели очки. Еще больше будет «похоже на правду»,
если взять не фотографии, а киноленту. Тогда возникает понятие «время склейки». Ну, а следующий этап
приближения модели к тому, что такое склейка «на самом деле» — голографическое кино…

Вообще трудности восприятия понятия склейка, как показывает мой опыт общения с людьми, впервые
пытающимися осознать это эвереттическое понятие, связаны с тем, что психологически каждый «нормальный
человек», находящийся в состоянии нормального бодрствования, глубоко уверен в том, что физическая реальность
единственна. И все, что не соответствует его представлению о ней, является «видениями», «миражами»,
«галлюцинациями» и т.п.». («Многоликое мироздание. Эвереттическая аксиоматика»)

На первый взгляд, склейка ошибочно представляется чем-то потусторонним, фантастическим. Однако, с этим
понятием мы неоднократно буквально сталкиваемся в быту. Скажем, когда нас неожиданно «узнают» на улице абсолютно
незнакомые нам люди или когда мы смутно «вспоминаем», что где-то видели первого встречного, все это могут быть
примеры соприкосновения разных Вселенных в многочисленных склейках, возможность действительного нашего
знакомства с этими людьми где-то в других реальностях. Говоря проще, мы постоянно «гостим» друг у друга.

Участниками процесса взаимодействия (склейки) являются и в целом Вселенные, и любые отдельные объекты и
системы (живые и неживые), иногда не имеющие физического (материального) воплощения. Каждый из них может быть, как
наблюдателем (творцом, производящим изменения), так и наблюдаемым (пассивным субъектом, подверженным
изменениям). Обоюдный обмен/замену испытывают все без исключения, а сами склейки могут проявляться в виде
разнообразных, внешне даже непохожих феноменов.

Склейки могут быть частичными и общими. В случае частичного взаимодействия, меняется не сразу весь мир, а
лишь отдельные его детали, объекты и области. Причем, для разных наблюдателей в разное время. Именно этим можно
объяснить существование на нашей планете так называемых аномальных зон, где происходит что-либо неожиданное,
необъяснимое с позиции научной логики и здравого смысла. Например, печально известный Бермудский треугольник. Или
таинственные исчезновения/появления в разных местах поодиночке, а то и целых групп, людей. Или странные нововведения
в исторических событиях, кинофильмах, книгах, противоречащие тому, что мы помнили ранее.

По большому счету, почти ничто и никто в наблюдаемом каждым из нас в настоящий момент мире не является
родным изначально. Все бесчисленное множество раз заменено и обновлено. И вместе с тем, оно все-таки остается на своем
месте, таким, как помнится и день, и десять лет назад. За редкими исключениями. Все одновременно и свое, и чужое.
Другими словами, мы не выбиваемся из общего потока ручейков земных реальностей. Только от нашего угла зрения, от
наших внимательности и памяти зависит, в какой Вселенной мы фиксируемся (пускай ненадолго, до очередной
бифуркации), какую линию жизни не забываем.

Переменам подвержены не только внешние реальности. Преображаются и сами действующие лица. При замене друг
с другом различных копий какой-либо личности в одной Вселенной возможны заметные изменения в качественных и
количественных характеристиках этой личности. Пример — перемены во мне после падения в детстве. Иногда личность
изменяется кардинально и тогда говорят: «После такого-то события человека будто подменили». Сама личность может эти
перемены и не осознавать, воображая себя все той же индивидуальностью.

С данной проблемой столкнулась и наша группа, изучавшая внутренние области сознания. Каждое медитативное
погружение, любое действие в пространстве равных возможностей и любое взаимодействие с «пузырями
внимания»/туннелями/дверями и зеркалами, естественно, получало свое отражение, свой сдвиг в той реальности, откуда
пришел инсайдер. Не было никакой гарантии, что после этого он возвращался в свою прежнюю жизнь, в свое измерение.
Соответственно, никто не мог утверждать наверняка, тот ли исследователь вернулся, который уходил. Зачастую возникшие
изменения обнаруживали окружающие, а не сам путешественник.

Следует отметить, и это заставляет любого инсайдера быть втройне внимательным, что во время погружения, как и в
ходе любого соприкосновения с потусторонним, мистическим, религиозным, вполне может произойти нежелательное
событие, которое я бы назвал замещением. Сознание инсайдера словно теряет связь со своей физической оболочкой и ее
может заполнить чье-то другое сознание, не обязательно человеческое. Физическое тело переходит в стадию бодрствования,
однако начинает вести себя не адекватно окружающей реальности. Таких людей воспринимают, как измененных, чудаков,
сошедших с ума, бесноватых, одержимых. Продолжаться данное состояние может неопределенно долго, причем для
сознания настоящего хозяина тела период разрыва может ощущаться, как одно мгновение. «Пропускным билетом» для
инородных сущностей, как и со-притяжение в астральной полосе, как уже упоминалось ранее, является принцип «если о
чем-либо думаешь, это в тебе уже есть». Любая негативная или позитивная черта характера, эмоция или мысль, не
осознанная и не проработанная внутренне — потенциальный вход для чужих, но совпадающих по вибрациям,
энергоинформационных программ. Поэтому, согласитесь, прежде чем решаться на путешествие в «тонкие» миры, нам
жизненно необходимо разобраться с тем, что оставляем дома, с тем, что мы есть. И, естественно, в любой из реальностей
учиться разумному и контролируемому проявлению эмоций.

СОН БОГА

Когда мы спим, мы очень заняты.

Эдгар Кейси

Жизнь наша есть наше сознание себя вечным, бесконечным, то есть


безвременным и внепространственным духом, ограниченным
условиями временных и пространственных явлений.

Лев Толстой. Полное собрание сочинений. Том 44

Каким бы увлекательным и познавательным ни было путешествие во внутренние пространства, рано или поздно
оно подходит к завершению. Некий неумолимый механизм словно размывает наблюдаемую обстановку и возвращает
сознание в одну из реальностей (или их поток), где я вновь ощущаю себя очнувшимся и бодрствующим.

В первые минуты «пробуждения» образы происходившего во внутренних мирах остаются яркими и детальными,
но в течение недолгого времени, если их не зафиксировать каким-либо способом, начисто стираются из памяти. Хотя, по
правде говоря, некоторые знаковые детали и картинки все-таки «впечатываются» в сознание и вот они-то являются
самыми ценными находками многочисленных поисков.

Из опыта группы.

Изредка мне и другим инсайдерам удавалось опробовать совершенно необычную практику «двойного погружения»,
когда после первого «опрокидывания внутрь» и обнаружения себя в пустоте мы направляли внимание еще глубже, в суть
своей личности. В данной ситуации исчезали вообще какие-либо ощущения, терялась возможность хоть за что-нибудь
зацепиться и «осмотреться», само осознание своего «Я» размывалось и казалось, что тебя не существует, как чего-то
обособленного, как личности. Взамен этого появлялось чувство растворенности в безграничной неописуемости, полного
объединения с тем, что можно было бы назвать одновременно Всем и Ничем, Абсолютом. Продолжительность данного
состояния также трудно определить — вечность оно длится или мгновения. В конце концов, любопытного просто пулей
выталкивало сразу в привычную реальность, не задерживая в других медитативных состояниях.

Что происходит в этой «двойной глубине», что она из себя представляет и есть ли что-либо дальше, за ней,
сказать невозможно. Определенным остается лишь воспоминание о всеобъемлющем чувстве света, умиротворенности,
радости и любви. И о том, что обнаруженное пространство, без сомнения, гармоничное, живое и разумное.

Возврат в свою реальность не всегда сопровождается чувством удовлетворенности и спокойствия. Часто после
посещения пространства равных возможностей инсайдеры ощущают депрессию, печаль, апатию, спад настроения,
некоторую заторможенность в реакциях на происходящее вокруг. Речь после возвращения иногда становится бессвязной,
движения тела — спонтанными. Есть и физиологические нюансы, например, расфокусировка зрения и «плывучесть»
сознания. Впрочем, все это сравнительно быстро проходит.

Также некоторые участники экспериментов впоследствии наблюдали у себя снижение иммунитета и повышенную
предрасположенность к различным заболеваниям. Чтобы избежать этого и сохранить в дальнейшем нормальное
психофизиологическое состояние инсайдера, мы сделали обязательным послеэкспериментационный отдых и определенные
восстанавливающие практики. Это различные растирания, массажи, потягивания, вопросы, подтверждающие память
инсайдера о событиях в его личной жизни и мире. Причем, контроль за самочувствием испытателей велся почти
круглосуточно.
Кстати, аналогичные негативные симптомы были замечены нами и в случаях, когда приходилось резко прерывать
процесс медитации и выводить исследователя из этого состояния. Данный способ выхода из «погружения» категорически
противопоказан и может быть применен только в самых крайних ситуациях!

Не менее важным является и дальнейшее состояние путешественника «за грань». Следует отметить, что данное
приключение не только оставляет внутренний отпечаток на личности инсайдера, но и заметно изменяет его отношение к
окружающему миру, делает исследователя в последующем, по возвращении, интуитивнее, внимательнее, осторожнее в
своих мыслях и поступках, чувствительнее.

Что дает нам сон? Неужели ночной отдых это всего лишь возможность расслабиться и забыться от забот дневных?
Нужно ли принимать во внимание информацию, приходящую к нам в это время?

Материалисты уверенно скажут: сновидения — спонтанная деятельность мозга, сумбурное смешивание ситуаций и
образов, воспринятых днем. Сон — призрачен, реальность — предметна. Она, конечно же, важнее. А сновидения являются
только ее тенью, вторичными сигналами психики, результатом раздражения клеток нервной системы человека и
дальнейшего их отдыха. Это слабый аргумент. Возможно, в какой-то мере так оно и есть. Но бывалые сновидцы знают,
насколько яркими, последовательными и детальными, в сравнении по ощущениям с состоянием бодрствования, могут быть
осознанные сновидения, насколько ценную и неизвестную ранее информацию они заключают в себе. И, наоборот, нередко
случается воспринимать нашу обычную действительность, как в тумане, обрывками. Все относительно.

К тому же, как ни странно, во сне наш мозг не прекращает свою деятельность, а, скорее, перенаправляет ее на
другие задачи (на отладку взаимосвязи с внутренними системами организма, например), продолжает поиск выхода из
проблем, возникших в бодрствующем состоянии. И работа эта продолжается в других сферах сознания, в других
пространствах, на других уровнях Бытия.

Поглощенность дневными проблемами и впечатлениями мешает осознать, что реальность, воспринимаемая нами,
как настоящая и единственная, на самом деле, лишь малая толика истинного, многогранного существования нашей
личности.

Во все времена людям казались странными и невероятными различные чрезвычайные способности некоторых
уникумов, такие, например, как «вещие» сны, телепатия, предвидение, ясновидение, дежавю и т.д. Официальная наука до
сих пор стыдливо отводит взгляд при столкновении с паранормальными явлениями, обличая или просто игнорируя их. И
действительно, известные ныне естественнонаучные законы однозначно отвергают фактичность таких феноменов.

Но если на минутку отойти от консерватизма существующих воззрений и задаться вопросом, возможно ли подобное
вообще, то ответ будет положительным. Да, возможно, но только в том случае, если пределы нашей личности не
ограничиваются лишь одной реальностью. То есть, когда наши копии в других мирах, в других измерениях, что-то
объединяет, что-то является объективным по отношению к каждому миру, чем-то, образно говоря, находящимся на «шаг
назад и вовне» из привычной реальности.

Это что-то российский физик Александр Каменский называет «трансцедентальным Я», областью, являющейся
общей для многочисленных личных «Я».

Российско-американский культуролог, философ, филолог Михаил Эпштейн дает этому явлению несколько иное
название: «Мультивидуум — множественный индивид, разнообразные «я» которого могут иметь самостоятельное
телесное воплощение, сохраняя при этом общее самосознание».

А русский философ-космист Аркадий Костерин указывает также на взаимосвязанность и организацию «Я» из


разных подуровней и проявлений:

«Деятелями являются и все системы, построенные из элементарных частиц, в которых можно усмотреть
иерархическую структуру. Иерархическое построение системы — это признак того, что она находится под контролем
одного какого-то деятеля и может рассматриваться как единый, сложносоставной деятель. Иногда системой
руководит союз наиболее развитых деятелей, так, например, предположительно, устроены молекулы. Примерами
воплощения деятелей являются также атом, живая клетка, растение, животное, человек и различные формы
социумов». («Деятели в эволюции»)

Мне же проще относиться к данному источнику (множественному индивиду), к этой единой базе памяти, как к
общей личности, обладающей сознанием, как к Общей Душе, объединяющей в одно целое то, носителем чего является
каждый из нас.

По моему мнению, сущности, встречающиеся в различных мирах, а то и в Междумирье, это персонификации (то
есть, объекты, наделенные индивидуальными чертами/признаками) одной Общей Души, частью которой являемся и мы
сами. По большому счету, они и есть мы, связанные с нами какие-либо стороны нашего общего «Я», только имеющие
больший доступ к знаниям и силам запредельного, не лишенные их, как наше обыденное сознание. Данные сущности могут
называться по-разному: архетипами или образами бессознательного (психология и философия), союзниками, проводниками
или сопровождающим Голосом (шаманизм и магия), ангелами-хранителями или демонами (религия). В любом случае, в ходе
пребывания в другой реальности у нашего сознания остается возможность взаимодействия с ними для воспоминания
(восстановления знаний) о самих себе истинных.

Если мы имеем память, то почему бы не предположить, что аналогичной, только обобщенной, памятью обладает и
Сущность (деятель), вмещающая нас внутри себя? Периодически, довольно часто — во сне, в состоянии медитации или
творческого процесса, в коме или при смерти, даже просто фантазируя — мы обращаемся к различным областям этой
памяти, выуживая из нее информацию, которую считаем новой, поразительной для себя. Но, по сути, мы ее вспоминаем. И
неважно, как называется эта общая сокровищница — Хрониками Акаши, Атманом, Брахманом, шуньятой, общественным
бессознательным, вселенским суперкомпьютером, пространством равных возможностей или иначе — для нашедшего туда
дорогу она становится доступной, как для увлеченного читателя многообразие книг, стоящих на бесконечных библиотечных
стеллажах.

Как же происходит эта взаимосвязь? Может ли наше сознание, наше внимание, быть почти одновременно в разных
мирах? Представьте себе, запросто. И примеров тому масса. Для «заглядывания» в другие миры нет необходимости терять
это самое сознание, падать в обморок в своем мире. Прыжок «туда-обратно» может происходить настолько молниеносно для
сознания, что, как в случае с пресловутым «двадцать пятым» кадром, складывается впечатление непрерывного присутствия
здесь и только здесь. Мы даже не догадываемся, что за неимоверно короткий (для нас) промежуток времени смогли
совершить (впрочем, как и в нашу реальность — наши копии-заместители из других измерений) путешествие на
невероятную глубину и в неизведанные дали. Ну, разве что интуитивно, подсознательно заподозрим что-то неладное. Мир
все так же будет казаться нам неразрывным и последовательным. А если таких прыжков не один, а неизвестное множество?

В моей книге-практикуме «Развитие «тела внимания» в одном из заданий шла речь о так называемом пунктирном
внимании. Приводился образ быстрого прохождения мимо забора с одинаковыми по размерам штакетниками и узкими
зазорами между ними. Картинка заднего фона, видимая при этом в зазоры, кажется нам цельной, а сами доски забора
выпадают из поля зрения. Однако, это не исключает тот факт, что, складывая общую картинку, мы не замечаем или вообще
не знаем о тех деталях заднего фона, которые так и остались скрытыми от нас за штакетниками. Для нас их как бы не
существует. Но это не значит, что их реально нет в нашем мире.

Каждое событие, наблюдаемое нами, на самом деле, состоит из огромного числа мелких и мельчайших событий,
которые выпадают из поля внимания. Хотя, при соответствующих подготовке и инструментарии их можно обнаружить.
Точно так же обстоит ситуация с нашими «прогулками-прыжками» за предел реального мира. Время протекания этих
событий относительно. Нам, людям, оно будет казаться неуловимо малым, но для представителя другого течения времени их
продолжительность может растягиваться сколько угодно, вплоть до бесконечности.

Независимо от того, хотим этого или нет, события «мерцания» сознания не дают нам возможности стать цельным
элементом всего пространства. Если бы это произошло, мы смогли бы присутствовать (пусть только сознанием или
подсознанием) практически одновременно в любом количестве иных миров, не расстраиваясь и не растроиваясь по этому
поводу. Но в настоящий момент довольствуемся тем, что есть. В этом смысле нас в полной мере можно назвать
«мерцающими» существами.

Впрочем, посещение одновременно нескольких миров, соединение разнообразных пространств в одно, похоже, все-
таки подвластно нам — это наши собственные сны. Их место действия, сюжеты и участвующие персонажи настолько
причудливо мозаичны и непредсказуемы, что о каком-то конкретном поле событий и говорить не приходится.

Но на этом осознание нашей множественности, общности, заканчивается. Мы являемся своеобразными пленниками


определенного сновиденного потока, иногда даже не подозревая об этом. Нас несет по узкому руслу небольшого пучка
сопряженных реальностей/сновидений и мы сами не позволяем себе выйти за его пределы. Вернее, осуществление этого не
допускается нашими закостенелыми убеждениями, слепыми верованиями, общепринятыми нормами и правилами,
культурными, социальными, и моральными предрасположенностями, нашими страхами и неосознанными эмоциями. Любые
рамки, психологические или физические, становятся для нас ограждающими и направляющими стенами коридора, который
кажется единственным и конечным. На самом же деле он — лишь малый отрезок в многовариантном лабиринте.

Однако, как уже упоминалось ранее, короткие прыжки из влекущей нас куда-то реальности мы все же совершаем.
Это происходит не только в снах, но также в медитациях, творческих инсайтах, измененных состояниях сознания,
временных психических патологиях. Мы словно на небольшой промежуток времени высовываем голову из увлекающей
наше сознание и тело реки и обнаруживаем рядом берега иных миров, которые в данный период кажутся нам абсолютно
реальными и, более того, обыденными, родными. Сознание поначалу принимает их, взаимодействует, но по возвращении в
привычную для себя среду спасительных запретов, само же отрекается от них, признает иллюзорными и несущественными.
Типа, померещилось, вообразилось, приснилось. Так спокойнее, так вырабатывается чувство ложной успокоенности.

На этом можно было бы и приостановиться. Но ничего в нашей жизни не происходит просто так. Все имеет свой
смысл и логику, свои причины и следствия, не всегда понимаемые нами. Сильно перефразируя выражение одного
известного поэта, можно сказать: «Если сны снятся, значит это зачем-то нужно». Ни одно из сновидений, которые мы видим
(пускай не помним и не осознаем их), ни одна из сновиденных деталей и ситуаций, не являются пустыми, незначительными.
В какой-то степени они важны для той части нас, которая находится в привычной реальности, в какой-то мере — для наших
скрытых, иномирных частей. Понять весь смысл и ценность снящегося материала, цели и динамику их развития, мы
могли бы, осознав себя многомерными, всеобъемлющими, универсальными существами, живущими не только здесь
и сейчас, но всегда и везде. Это возможно, но достижение подобного состояния требует постоянных, углубленных
тренировок. А устойчивый выход за пределы своего сновиденного потока осуществляется осознанным намерением.

Интересен в этом плане так называемый «сон во сне», который практикуют некоторые сновидцы. Оказываясь в
пространстве осознанного сновидения, они заставляют себя здесь же вновь заснуть и, действительно, воспринимают свою
личность уже в новом мире (кстати, более реальном и детально насыщенном, чем тот, из которого ушли, хотя и
диковинном). При этом исследователи прекрасно помнят, что прибыли из другого осознанного сновидения, а также про ту
реальность, которая является для них первоначальной. Правда, вернуться назад — в прежнее осознанное сновидение, а
затем, в бодрствующее состояние, то есть просто проснуться — довольно проблематично. Мне удалось побывать в таком
«сне» лишь однажды и не уверен, что когда-нибудь в ближайшее время решусь это повторить. Слишком рискованно и
странно, да и опыта пока маловато. В любом случае, существование таких сновиденных «закоулков» может
свидетельствовать о множественности миров, не только параллельных и тождественных друг другу, проще говоря, как бы
расположенных на одной плоскости, но и тех, которые могут существовать вне этой плоскости, перпендикулярно или под
каким-либо условным углом к ней.

Другое дело, уже привычные осознанные сновидения. Уверен, что, используя их определенным образом (а не только
наблюдая), мы могли бы легко изменять свою текущую жизнь и судьбу, вносить необходимые поправки и избегать массы
досадных ошибок. При всей кажущейся необычности, сделать это не так уж сложно.

Предполагаю, что и в нынешнем мире так же, как в сновиденном, возможно, оставаясь при полном сознании,
прорваться сквозь некую призрачную границу и оказаться в пространстве лабиринтов, а то и в других мирах. То есть,
увидеть сон наяву, объединить в себе несколько реальностей сразу, сохранив внутри целостность восприятия. Тем реальнее
это произошло бы, если бы данные действия осуществлял не один человек, а общность людей, объединенных коллективным
сознанием и вниманием. Магические техники для подобного существуют давно и опробованы различными испытателями.
Как, например, в упоминаемом выше практикуме «Развитие «тела внимания», где даны упражнения для освоения так
называемых многовекторного или коллективного видов внимания. Но это уже темы для иных книг и иных исследователей.

В настоящее время подобные «озарения», к сожалению, возможны лишь кратковременно и спонтанно. Пребывание
в пространстве равных возможностей переворачивает наше сознание с точностью до наоборот: засыпая или умирая в
нынешней реальности, мы, на самом деле, просыпаемся в едином множестве равноценных миров, чтобы почти сразу же
снова уснуть и увидеть продолжительный сон о каком-то одном из них. Мы — транзитные пассажиры безразмерных и
бесконечно мощных качелей, вечно раскачивающихся и в конечной точке, на своем апогее, забрасывающих нас в
сны-реальности. Сам по себе этот механизм бесстрастен и нейтрален. Но именно мы своими эмоциями, убеждениями и
желаниями сознательно или бессознательно, как поодиночке, так и погруппно, раскачиваем эти «качели», выбираем знак и
значимость для нас итогового пункта каждой амплитуды.

И это не такая уж невероятная версия. Можно допустить, что наше сознание, как, аналогично, и сознание наших
двойников в остальных Вселенных («пузырях информации», «сновиденных лабиринтах»), постоянно перепрыгивает от
одного носителя к другому. Это происходит, по большей части, незаметно для нас и окружающих. Хотя, иногда такие
перебросы становятся явными, обнаруживаемыми, но понять их мы не можем и в этом случае относим к разряду
странностей, необъяснимого, чуда, «эффекта Манделы».

Или вот, скажем, феномен дежавю — воспоминания того, что какие-либо события уже происходили с нами —
может быть объяснен кратковременным переносом внимания Общей Души с одной копии личности в одной Вселенной на
другую — в иной. Как, впрочем, и случаи так называемой ложной памяти. Да и известные примеры якобы
реинкарнационных воспоминаний тоже.

Если же связь физического носителя и сознания в какой-либо из Вселенных обрывается навсегда, сознание
переносится в другой носитель, образовавшийся где-либо. Конечно, возможна и какая-то закономерность в их
распределении, например, перенос в соседнюю после ближайшей точки бифуркации Вселенную, в которой эта связь ещё не
прервалась, или в совершенно новый физический носитель, появившийся/родившийся в любой из имеющихся Вселенных.
Время переноса и, соответственно, рождения нового физического носителя не имеет значения, так как в поле равных
возможностей оно, время, само относительно. Возможно, вне «пузырей информации» его вообще нет в нашем,
поступательном, непрерывном понимании. В современной физике такая форма времени называется «нулевой». Хотя, как по
мне, то эта формулировка выражает совсем уж крайнюю степень, а время, если уж оно существует, то обязательно как-либо
проявляет себя. То есть, не пребывает в полном покое и на месте. Но это уже мелочи.

Кстати, принимая во внимание исследования докторов Рэймонда Моуди и Элизабет Кюблер-Росс, изучавших
предсмертные и посмертные состояния, можно предположить, что уход за предел одной реальности и переход в другую не
осуществляются одномоментно и определенное количество людей, испытавших это, сохраняет в памяти детали данного
события. Некоторое время их сознание (может быть, даже душа) задерживается рядом с физическим телом, фиксирует
действия и разговоры окружающих, а затем покидает реальность через нечто, напоминающее туннель, воронку, трубу. При
этом часто те, кто прошел через клиническую смерть, в равной степени, как и медитирующие, упоминавшиеся выше, слышат
громкие звуки, грохот, стук, жужжание и свист. В дальнейшем часть людей попадает в пространство, характеризуемое ими
как бесконечная пустота, бездна, космос, что вполне соответствует описанию пространства равных возможностей.
Остальные транзитом проскакивают мимо и сразу оказываются в другой реальности, которая мало отличается от прежней,
включая топографию, сооружения и население. Однако, учитывая неординарность произошедшего и степень убежденности
новоприбывших, данная местность кажется им (а, возможно, так и есть) чем-то вроде перевалочного пункта, чистилища,
преддверия перехода в иные реальности, которые верующие люди предпочитают называть раем и адом. Или ухода обратно
— в знакомую земную обстановку. Или еще куда-нибудь.

В этой связи довольно любопытными представляются эксперименты, проводимые в Институте Исследования


Пиковых Состояний Сознания, где рассматривалось практическое применение регрессивных техник, приводящих
испытуемых к воспоминанию моментов своих зачатия и рождения, а также периодов до этих событий. Как свидетельствует
директор и один из основателей Института Макфетридж Грант, «после выхода из родовых путей наступает момент, когда
возникает сильное архетипическое чувство. Это довольно уникальный опыт — ваше сознание попадает в «место»,
где находятся разного размера сферы, которые кажутся почти планетарного размера и движутся вперед и назад в
подобии танца. Каждая сфера является «архетипом» и издает звук. Вместе все сферы создают какофонию звуков,
которая, как ни странно, приятна на слух. С другой стороны «пространства» можно обнаружить сознание Гайи,
выглядящее как жилой дом без одной стены — каждая комната соответствует сознанию разных биологических
видов. Человечество, как вид, занимает одну из этих комнат». («Пиковые состояния сознания»)

Следует также упомянуть написанную тысячелетия назад «Тибетскую книгу мертвых», перечисление этапов
процесса умирания в которой поразительно похоже на события, переживаемые инсайдерами во время своего внутреннего
путешествия. Однако, справедливости ради, нужно признать, что в околосмертном/посмертном состоянии и медитативном
погружении существует также множество характерных отличий.

В какой-то момент уходящие за предел жизни сталкиваются с чем-то или кем-то, кто оказывает им всестороннюю
помощь при переходе, успокаивая, поддерживая и объясняя случившееся. Это могут быть сущности, которых умирающие
воспринимают, как близких или дальних родственников, друзей, знакомых. Шаманы также находят свой тотем, верующие —
сакральную особу, сновидцы – Голос или проводника. В любом случае, это нечто воплощается в образ того, что приемлемо
для уходящих и чему они полностью доверяют, а, возможно, им и является. Довольно часто люди сталкиваются с личностью
высшего порядка, которую они характеризуют как любящий свет, Светоносное Существо, Бога или иной персонаж
известных религий и верований, в зависимости от своих убеждений. Однако, не обязательно все должно быть именно таким,
как кажется. Это не завершающее свидание. По моему мнению, данные контакты возможно определить и как
промежуточные встречи, перед тем, как путник сможет попасть в новую реальность. А в новой обстановке обрести новое
физическое тело, с различными ипостасями своего и коллективного бессознательного, равно как и со всевозможными
ликами Общей Души.

Что примечательно, в свидетельствах, приведенных учеными, которые общались с умирающими, фигурирует также
и образ предельной черты, служащей ограничителем данной реальности. Она уходящим представляется в виде моста, двери,
ворот, забора, водной глади, серого тумана. Так или иначе, увиденное символизирует собой окончательный рубеж.

Что же касается Общей Души, то она, несомненно, цельная, но точек восприятия (фокусов внимания) у нее должно
быть огромное количество. Объединяющее всех Существо распространяет свое восприятие (внимание бесконечного числа
подсуществ/деятелей) на неограниченное множество миров и множество сознаний. И этим удерживает миры в сравнительно
стабильном состоянии, всего лишь меняя местами, рокируя сознания в нынешних и новосозданных пространствах.

Как все сложно, подумает читатель. Согласен. Охватить разумом бесконечность невозможно. Отдельные энтузиасты
пытаются справиться с этой задачей, но исследователю-одиночке легко заблудиться и пропасть в разветвленных коридорах
лабиринтов. Лишь только коллективное, соборное сознание, как единый организм, способно отыскать выход из
многочисленных переплетений созданных нами же самими реальностей. Выход к той реальности, которая является
первичной и истинной.

Возможно ли подобное объединение? Почему бы и нет? Опытные сновидцы утверждают, что, кроме
индивидуального осознанного сновидения, вероятен и коллективный осознанный сон. В таком сновидении практикующие
могут встречаться, обсуждать какие-либо вопросы или совершать действия, а по пробуждении сличать ситуации, места и
разговоры, которые совпали. Не берусь наверняка утверждать, существует ли подобный вид осознанного сновидения, так
как не имею достаточного опыта в этом. В моей практике был лишь один аналогичный сон, в котором совпали некоторые
детали интерьера и диалога с теми, которые увидела в своем сне моя знакомая. Может, это случайность?

А почему бы не предположить, что наша нынешняя повседневная реальность это и есть такое вот коллективное
сновидение? В обыденной реальности многие из нас живут, словно закупоренные в своем «информационном пузыре». Мы
пребываем в индивидуальных мирках, играем в придуманные игры, в толпе страдаем от одиночества. А ведь можем
внутренне открыться кому- или чему-либо и таким образом воспринимать окружающий мир совместно, единым организмом.
По сути, видеть коллективно. Для этого необходимо всего лишь принять тот факт, что все мы являемся неразрывными
частями общей целостности. Тем более, что примеров коллективного сознательного воздействия на окружающую реальность
(пускай даже в одном — нынешнем мире) с последующим изменением ее известно достаточно много. Значит, это работает.
Правда, не всегда в позитивную сторону. Точнее, в большинстве случаев — в угоду различным, зациклившимся на своих
меркантильных интересах и убеждениях, прослойкам населения. Именно поэтому многие интуитивно думающие и
воспринимающие действительность пророки предвещают человечеству неизбежный Конец Света. А по сути, окончание
общего сновидения.

Но совместный уход может и не быть трагическим. Я в это верю. Когда-нибудь так случится, что, переступив через
завершающий предел, человечество, унесенное гигантским маятником, проснется уже в другом мире, где, как в осознанном
сновидении, будут возможны все необычности, о которых мы только читали в фэнтезийных сагах и видели лишь в
фантастических фильмах. Тогда волей-неволей людям придется обживаться в новых условиях и осваивать иные законы
мироздания. А заодно, делать выводы из прошлых ошибок.

В этом убежден и упоминаемый ранее философ Михаил Эпштейн. В своей книге «Коты, смыслы и вселенные» он
утверждает, что «духовно выживает тот, кто лучше всего приспосабливается к мультиверсуму, кто обладает широтой
сознания, свободой воли и богатством смыслов, чтобы в условиях физически ограниченного космоса охватывать
разные варианты саморазвития и множить свое «я». Существо, наделенное сознанием и свободой воли,
предназначено быть «связью миров повсюду сущих» (Г. Державин), то есть детерминироваться не только
физическими параметрами своего мира, но и теми «мультиверсалиями», которые определяют его бытие на распутье
множащихся миров. Способность ментально вбирать разные версии своего бытия, соединять в себе двойников и их
опыт пребывания в других мирах — этим определяется место человека в мультиверсуме и возможность его
прохождения через разные миры после смерти. Этим открывается и теологическая перспектива бытия человека, его
ментального перехода в другие миры по мере физического изнашивания одной из его версий в рамках классического
мира. Чем больше смыслопорождающих альтернатив вбирает в себя человек, превращаясь духовными усилиями в
мультивидуума, тем больше вероятность его выживания в мультиверсуме. Суперпозиция к возможным мирам,
нередуцируемость (невозможность объяснения чего-либо упрощенными, односторонними, механистическими
теориями — Ю.К.) к одному из них — это область потенциального бессмертия».

Давайте не будем снобами! Всего лишь предположим, что такое явление, как «душа/дух», реально. И что оно
проявляет свои свойства через все, с чем взаимодействует, с чем соприкасается. Если уж мы согласились не мыслить
однобоко, то почему бы не предположить, что и та реальность, которую считаем своей родной, также, наравне с другими
реальностями, имеет атрибуты «одухотворенности» и в некотором смысле тоже может быть признана живой, сознательной,
разумной?

А значит, стало быть, не такой уж фантастической может оказаться гипотеза о том, что и мы сами, и наши
«двойники» в параллельных мирах, и те, кто является нашими прошлыми и будущими воплощениями в неизведанных
областях, и даже «неживые» объекты, тем не менее обладающие сознанием, в общем, все пространство равных
возможностей (коллективное бессознательное, мультивидуум, Хроники Акаши, Общая Душа и т.д.), это общая личность
со своей супер-задачей и мега-судьбой. И каждая наша жизнь — всего лишь миг в ее необъятном, многовекторном пути.
Невероятно маленький миг, но важный и нужный.

А так как все вокруг голографично, сеть таких вот вселенских, всеохватных Существ, в свою очередь, может
быть, и складывается в то единое неуничтожимое целое, которое мы называем Абсолютом, Универсумом, Высшим
Разумом, Богом. Тем более, если подойти к этой версии логически, так или иначе, у всего должно быть что-то, что его
объединяет и позволяет действовать, как единая система. Можно и не называть это что-то (или кого-то) каким-либо именем.
Давайте всего лишь допустим, что оно есть. Просто откидывать возможность его бытия было бы глупо с любой точки зрения
— и с научной, и с обывательской.

Да и так ли это важно? Бог — не личность, так как личность ограничена каким-либо образом, изображением, ликом,
стеснена рамками, установленными нашими фантазиями. Бог это чистая осознанность бесконечности, то есть бесконечное
осознание взаимодействующих, отражающих друг друга, элементов, объединенное сознание. У него нет границ и нет
определений.

И напоследок, о сновидении. Учитывая всеобщую фрактальность (подобие), возможно предположить, что не только
мы, как отдельные люди и человечество в целом, находимся в длительном многосерийном сне. Может быть, и та
Абсолютная Сущность, которая все объединяет, тоже мирно посапывает и видит «живые картинки»? А что произойдет, если
она «проснется»? Окончательный Переход Всего? Все миры сольются в единое осознанное пространство? Трудно
представить.

Одно можно сказать с хорошей долей уверенности: сон Бога, впрочем, как и сновидение любого из мыслящих
существ, населяющих постоянно умножающиеся потоки Вселенных, является не банальным просмотром бесконечного
набора картинок и ситуаций, а непрерывным творческим процессом, совместным с другими осознающими себя частицами
Целостности, и, как знать, возможно, созданием следующего перехода на новый неведомый уровень, новый виток Вечного
Лабиринта.

Проснемся — увидим.

Юрий Констант

© Продажа и распространение книги без ведома и разрешения автора запрещены.


Для освоения практикумов, упомянутых в книге, предлагается посетить форум «Незамеченного дара» —
http://astro-man.net/forum/index.php