Вы находитесь на странице: 1из 70

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Г.В. ПЛЕХАНОВА»
Факультет «Международная школа бизнеса и мировой экономики»
Кафедра «Мировая экономика»
«Допустить к защите»
Заведующий кафедрой
мировой экономики
Хасбулатов Р.И.
«____» __________2019 г.
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
Направление 38.03.01 «Экономика»
Профиль «Международная торговля»
ТЕМА: «ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕТОРГОВЫХ СВЯЗЕЙ
РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ»
Выполнил студент: Паскарь Алексей
Группа 841 Научный руководитель выпускной
квалификационной работы
Гладков Игорь Сергеевич, д.э.н.,
профессор, профессор
_______________________
(подпись)
Автор_______________________
(подпись)

МОСКВА – 2019 г.
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«РОССИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ Г.В. ПЛЕХАНОВА»

Аннотация
выпускной квалификационной работы

Паскарь Алексей
(фамилия, имя, отчество)

на тему «Особенности развития внешнеторговых связей Республики Корея на современном


этапе»

На протяжении большей части своей послевоенной истории Республика Корея опиралась


на экономическую либерализацию во всем мире для управления своей экономикой. Страна,
зажатая между более крупными нациями и испытывающая нехватку природных ресурсов,
использовала тесные отношения между правительством и промышленностью, а также активную
торговую политику, чтобы построить устойчивую экономику. Попутно она потеряла репутацию
королевства-отшельника и стала глобальной экономической державой. Корея имеет частично
регулируемую рыночную экономику. Если рассчитывать по рыночным валютным курсам,
Республика Корея является одиннадцатой по размеру экономикой в мире и четвертой в Азии
после Китая, Японии и Индии. Ведущим сектором корейской экономики является
промышленный сектор. Лидирующее положение в ней занимает автомобильная,
судостроительная отрасли, определяющие специализацию страны в системе международных
экономических отношений. Вторая по значимости отрасль корейского хозяйства — сектор
услуг. В данной работе изучено положение страны на мировой арене, её связи с другими
государствами и их экономиками, а также обсуждаются подходы к решению проблем, которые
возникают при участии Кореи в мировой системе хозяйствования.

Автор ВКР «___________________» «Паскарь А.»


(подпись) (ФИО)
2
Ministry of Education and Science of the Russian Federation Federal State Educational
Establishment of Higher Education
«Plekhanov Russian University of Economics»

ABSTRACT
Of the final qualifying work

Theme of: The features of Korean foreign trade relations at present stage
For most of its post-war history, the Republic of Korea relied on economic liberalization
throughout the world to manage its economy. A country sandwiched between larger nations and
experiencing a scarcity of natural resources, used close relations between government and industry, as
well as an active trade policy, to build a sustainable economy. Along the way, it lost the reputation of a
hermit kingdom and became a global economic power. Korea has a partially regulated market
economy. If you count on market exchange rates, the Republic of Korea is the eleventh largest
economy in the world and the fourth in Asia after China, Japan and India. The leading sector of the
Korean economy is the industrial sector. The main position in it is occupied by its automotive and
shipbuilding industries, which determine the country's specialization in the system of international
economic relations. The second largest branch of the Korean economy - the service sector. This paper
examines the country's position in the world arena, its relations with other states and their economies,
and also discusses approaches to solving problems that arise with the participation of Korea in the
world economic system.

Author Paskar A.
3
Содержание
Введение...........................................................................................................................5
Глава 1. Позиции Республики Корея в системе мировой торговли.....................7
1.1 Внешняя торговля: теоретические и практические подходы................................7
1.2 Роль внешней торговли в экономическом развитии РК.......................................16
1.3 Динамика участия Республики Корея в международном обмене.......................22
Глава 2. Внешняя торговля Республики Корея на современном этапе............27
2.1 Внешнеторговая политика Республики Корея......................................................27
2.2 Особенности участия РК в международной торговле товарами.........................31
2.3 Позиции Республики Корея в международной торговле услугами....................35
Глава 3. Тенденции развития внешней торговли Республики Корея...............39
3.1 Проблемы во внешней торговле РК.......................................................................39
3.2 Перспективы развития внешней торговли Республики Корея............................43
3.3 Торгово-экономическое сотрудничество РК и РФ...............................................47
Заключение....................................................................................................................53
Список литературы.....................................................................................................56
Приложение...................................................................................................................62

4
Введение
На протяжении большей части своей послевоенной истории Республика
Корея опиралась на экономическую либерализацию во всем мире для управления
своей экономикой. Страна, зажатая между более крупными нациями и
испытывающая нехватку природных ресурсов, использовала тесные отношения
между правительством и промышленностью, а также активную торговую
политику, чтобы построить устойчивую экономику. Попутно она потеряла
репутацию королевства-отшельника и стала глобальной экономической державой.
Корейский полуостров имеет давние традиции инноваций и развития. Его
люди построили первую в мире астрономическую обсерваторию, разработали
печатные станки для металла за сотни лет до того, как это сделали западные
страны, и в конце 16-го века запустили железные корабли. Но вторжение и
оккупация со стороны более крупных и влиятельных стран - а именно Китая и
Японии - подчеркивали каждую эру богатства и развития. Учитывая историю
региона, неудивительно, что современная экономика Республики Корея возникла
вскоре после Корейской войны, которая последовала за второй мировой войной и
35-летней оккупацией Кореи Японией. Беспорядки предыдущих десятилетий
оставили полуостров опустошенным и разделенным к середине 1950-х годов. Но
Республике Корея удалось перевернуть свою экономику. Большая часть его
населения все еще зависела от сельскохозяйственного сектора в конце войны. К
концу 1960-х годов сельское хозяйство поддерживало только одну треть
населения, и сегодня только один из 50 корейцев непосредственно связан с этим
сектором. В течение нескольких десятилетий бедная аграрная нация, которая
зависела от иностранной помощи, стала одной из крупнейших экономик мира.
Цель данного исследования состоит в том, чтобы выявить внешнеторговое
состояние РК и определить направления его совершенствования в контексте
устойчивого экономического развития страны.
Задачи исследования:
5
1. Раскрыть основные принципы регулирования внешнеторговой
деятельности и показать роль международного и национального регулирования в
развитии внешней торговли стран.
2. Оценить роль торговли в развитии экономики стран.
3. Проанализировать особенности торговли товарами и услугами РК.
4. Выявить проблемы внешнеторговых связей РК, а также перспективы их
развития.
5. Определить степень торгово-экономического сотрудничества между РК и
РФ.
Предмет исследования – развитие торговых связей Республики Корея на
современном этапе.
Объект исследования – Республика Корея в мировом хозяйстве.
Теоретическую базу исследования составили труды российских ученых -
экономистов таких как: Атюков И.Г., Бочарникова М.В., Гладков И.С., Латышов
А.В., Оболенский В.П., Портанский А.П., Спартак А.Н., Хасбулатов Р.И. и т.д.

Практическую базу исследования – данные Конференции ООН по торговле


и развитию, Всемирной Торговой Организации, а также Международного
Валютного Фонда.
Метод исследования – анализ, синтез, статистический и экономико-
математический методы.
Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной
литературы и приложения.

6
Глава 1. Позиции Республики Корея в системе мировой торговли

1.1 Внешняя торговля: теоретические и практические подходы

Чтобы лучше понять, как развивалась современная международная


торговля, важно понять, как страны исторически торговали друг с другом. Со
временем экономисты разработали теории, объясняющие механизмы мировой
торговли. Основные исторические теории называются классическими и берут как
модель страну. К середине двадцатого века теории начали меняться, объясняя
торговлю с позиции фирмы, а не страны. Эти теории называются современными и
основаны на фирмах или компаниях. Обе эти категории, классическая и
современная, состоят из нескольких международных теорий.[16]
Классические теории торговли
I. Меркантилизм
Меркантилизм - это экономический национализм с целью построения богатого
и могущественного государства. Адам Смит ввел термин «торговая система»,
чтобы описать систему политической экономии, которая стремилась обогатить
страну, ограничивая импорт и поощряя экспорт. Эта система доминировала в
экономической мысли и политике Западной Европы с шестнадцатого до конца
восемнадцатого веков. Предполагалось, что целью этой политики было
достижение «благоприятного» торгового баланса, который принес бы в страну
золото и серебро, а также поддержание внутренней занятости. В отличие от
сельскохозяйственной системы физиократов или «невмешательство»
девятнадцатого и начала двадцатого веков, торговая система обслуживала
интересы торговцев и производителей, таких как Британская Ост-Индская
компания, чья деятельность была защищена или поощрена государством. [50]
Важнейшим экономическим обоснованием меркантилизма в шестнадцатом
веке была консолидация региональных центров силы феодальной эпохи крупными
7
конкурентоспособными национальными государствами. Другими
способствующими факторами были создание колоний за пределами Европы; рост
европейской торговли и промышленности относительно сельского хозяйства;
увеличение объема и объема торговли; и увеличение использования
металлических денежных систем, в частности золота и серебра, по отношению к
бартерным операциям.
Большая часть меркантилистской политики была результатом отношений
между правительствами национальных государств и их торговыми классами. В
обмен на уплату сборов и налогов для поддержки армий национальных
государств, торговые классы побудили правительства принять политику, которая
защитит их деловые интересы от иностранной конкуренции.
Эта политика принимала разные формы. Внутри страны правительство
предоставляло капитал новым отраслям, освобождало новые отрасли от правил и
налогов гильдий, устанавливало монополии на местных и колониальных рынках и
предоставляло титулы и субсидии успешным производителям. В торговой
политике правительство помогало местной промышленности, вводя тарифы,
квоты и запреты на импорт товаров, конкурирующих с местными
производителями. Правительства также запретили экспорт инструментов и
основного оборудования и эмиграцию квалифицированной рабочей силы, которая
позволила бы иностранным странам и даже колониям родной страны
конкурировать в производстве промышленных товаров. В то же время дипломаты
призвали иностранных производителей переехать в собственные страны
дипломатов.[53]
В эпоху меркантилизма часто предполагалось, если не считалось, что главным
преимуществом внешней торговли является импорт золота и серебра. Согласно
этой точке зрения, выгоды для одной нации были сопоставимы с затратами для
других стран, которые экспортировали золото и серебро, и нет чистой прибыли от
торговли. Для наций, почти постоянно находящихся на грани войны, считается,
8
что истощение друг друга ценного золота и серебра почти столь же желательно,
как и прямые выгоды от торговли. Адам Смит опроверг идею о том, что богатство
нации измеряется размером сокровищницы в его знаменитом трактате «Богатство
народов», книге, которая считается основой современной экономической теории.
Смит высказал ряд важных критических замечаний по поводу меркантилистской
доктрины. Во-первых, он продемонстрировал, что торговля, когда она свободно
инициируется, приносит пользу обеим сторонам. Во-вторых, он утверждал, что
специализация на производстве обеспечивает экономию за счет масштаба, что
повышает эффективность и рост. Наконец, Смит утверждал, что сговор между
правительством и промышленностью вреден для населения в целом. В то время
как политика меркантилизма была разработана с целью принести пользу
правительству и коммерческому классу, доктрины невмешательства или
свободных рынков, которые возникли у Смита, интерпретировали экономическое
благосостояние в гораздо более широком смысле, охватывающем все население.
II. Абсолютное преимущество
Смит был первым экономистом, который поднял концепцию абсолютного
преимущества, и его аргументы относительно того же самого поддержали его
теории для невмешательства государства. В «Богатстве Наций» Смит сначала
указывает через альтернативные издержки, что правила, благоприятствующие
одной отрасли, отбирают ресурсы у другой отрасли, где они могли бы быть более
выгодно использованы.[48]
Во-вторых, он применяет принцип альтернативных издержек к отдельным
людям в обществе, используя конкретный пример сапожника, не использующего
обувь, которую он сам сделал, потому что это было бы пустой тратой его
производственных ресурсов, и он предпочел бы купить обувь, сделанную неким
другим производителем. Таким образом, каждый человек специализируется на
производстве товаров и услуг, в которых он или она имеет какое-то
преимущество.
9
В-третьих, Смит применяет те же принципы альтернативных издержек и
специализации к международной экономической политике, что и принцип
международной торговли. Он объясняет, что лучше импортировать товары из-за
рубежа, где они могут быть произведены более эффективно, потому что это
позволяет импортирующей стране направлять свои ресурсы на свои самые
производительные и эффективные отрасли. Таким образом, Смит подчеркивает,
что различие в технологиях между странами является основным фактором,
определяющим потоки международной торговли по всему миру.
III. Относительное преимущество
Поскольку теория абсолютного преимущества оставила неясными многие
аспекты, Д. Рикардо (D. Ricardo) разработал теорию сравнительных преимуществ.
Как продолжение пути, открытого Адамом Смитом, новый экономический этап в
начале 19-го века навязал разработку новой теории международной торговли.
В попытке определить, какие товары и услуги должна производить страна,
теория сравнительных преимуществ учитывает концепцию альтернативных
издержек.
В 1817 году в своей книге «О принципах политической экономии и
налогообложения» Д. Рикардо привносит в обсуждение идею сравнительных
издержек, отмечая, что между странами не всегда происходят эквивалентные
обмены и, следовательно, в международной торговле всегда есть абсолютное
преимущество для каждой участвующей страны.[51]
Автор пытается показать, что в международных отношениях страны имеют
возможность выиграть, если они специализируются на товарах с наименьшим
объемом работы на национальном уровне.
Теория была оценена странами, находящимися в выигрыше от либеральной
политики в международной торговле, однако у нее также были противники в
таких странах, как страны Центральной и Восточной Европы, США. И это было
причиной, по которой позже Дж. М. Кейнс показывает, что свободная торговля
10
может привести в дополнение к экспорту товаров к экспорту безработицы. На
схеме, разработанной Риккардо, существовали и другие критики, среди которых
Дж. Сент-Милл; В. Парето, А. Маршалл; Ф. Д. Грэм; Дж. Х. Уильямс, но следует
иметь в виду, что, несмотря на критику, которая произошла с течением времени,
теория относительного преимущества доминировала в экономическом мышлении
высокоиндустриализированных стран.
IV. Теория Хекшера-Олина (Теория факторных пропорций)
Модель Хекшера-Олина математически объясняет, как страна должна
работать и торговать, когда ресурсы не сбалансированы во всем мире. Она
определяет предпочтительный баланс между двумя странами, каждая со своими
ресурсами.
Модель не ограничивается торгуемыми товарами. Она также включает в
себя другие производственные факторы, такие как рабочая сила. Стоимость
рабочей силы варьируется от страны к стране, поэтому в соответствии с моделью
страны с дешевой рабочей силой должны в первую очередь сосредоточиться на
производстве трудоемких товаров. Например, Китай и Индия являются домом для
дешевого, большого пула рабочей силы. Следовательно, эти страны стали
оптимальным местом для трудоемких отраслей, таких как текстиль и одежда.[14]
Хотя модель Хекшера-Олина кажется разумной, большинству экономистов
было трудно найти доказательства, подтверждающие ее. Множество других
моделей использовалось для объяснения того, почему промышленно развитые и
развитые страны традиционно склоняются к торговле друг с другом и в меньшей
степени полагаются на торговлю с развивающимися рынками.
V. Парадокс Леонтьева
В теории Хекшера-Олина предполагалось, что относительные цены
факторов отражают относительное предложение факторов. То есть фактор,
который находится в изобилии в стране, будет иметь более низкую цену, и

11
наоборот. Это означает, что при определении фактора-цены предложение
перевешивает спрос.
Но если спрос на факторы превалирует над предложением, то определяемые таким
образом цены не будут соответствовать поставке факторов. Таким образом, если в
стране имеется изобилие капитала и дефицит рабочей силы в физическом
выражении, но спрос на капитал относительно велик, то цена капитала будет
относительно выше, чем стоимость рабочей силы.
Затем в этих условиях, вопреки своим факторам, страна экспортирует
трудоемкие товары и импортирует капиталоемкие товары. Возможно, именно это
лежит в основе эмпирических выводов Леонтьева о том, что, хотя Америка
является страной с богатым капиталом и страной с дефицитом рабочей силы, в
структуре ее импорта капиталоемкие товары относительно больше, тогда как в
структуре ее экспорта трудоемкие товары относительно больше. Поскольку это
противоречит широко распространенному мнению, это известно как парадокс
Леонтьева.
Современные теории торговли
В отличие от классических теорий торговли, категория современных теорий,
основанных на фирмах, возникла после Второй мировой войны и была в
значительной степени разработана профессорами бизнес-школ, а не
экономистами. Основанные на фирме теории развивались с ростом
транснациональных корпораций (ТНК). Теории, основанные на странах, не могли
адекватно решить проблему расширения ТНК или внутриотраслевой торговли,
которая касается торговли между двумя странами товарами, произведенными в
одной отрасли. Например, Япония экспортирует автомобили Toyota в Германию и
импортирует автомобили Mercedes-Benz из Германии.
В отличие от классической теории, современная теория включает в
понимание торговых потоков другие факторы, связанные с продуктами и
услугами, включая лояльность к бренду и клиентам, технологии и качество.
12
I. Теория сходства стран
Данная теория была разработана шведским экономистом по имени Штеффан
Линдер. Однако прежде чем проанализировать теорию сходства стран,
необходимо понять концепцию внутриотраслевой торговли. Внутриотраслевая
торговля - это торговля между двумя странами товаров, произведенных одной и
той же отраслью. На внутриотраслевую торговлю приходится около 40 процентов
мировой торговли. Линдер считал, что международная торговля промышленными
товарами происходит между странами на одной и той же стадии экономического
развития, которые разделяют одни и те же потребительские предпочтения.[16]
Таким образом, теория сходства стран состоит в том, что большая часть торговли
промышленными товарами должна осуществляться между странами с
аналогичным доходом на душу населения, а внутриотраслевая торговля
промышленными товарами должна быть обычной.
II. Теория жизненного цикла продукта
После того, как модель Хекшера-Олина не смогла адекватно
проиллюстрировать структуру международной торговли, Рэймонд Вернон
предложил теорию жизненного цикла продукта. Раймонд Вернон применяет два
метода для разработки своей теории: модель продуктов, экономящих труд и
использующих капитал, которые предназначены для групп с высоким уровнем
дохода.
Автор использует США для иллюстрации изменений на торговом рынке.
Продукты, которые производятся и потребляются на новом этапе, из США.
Однако, когда производство достигает точки массового производства,
большинство технологий будут иностранными. На третьем этапе производства
переносится в развивающиеся страны.[55]
Таким образом, эта модель показывает сравнительные изменения на рынке
торговли. Страна, которая получает наибольшую выгоду, переходит от страны,
которая приходит с идеей, к стране, где происходит фактическое производство.
13
По словам Раймонда Вернона, продукты можно разделить на три этапа в
зависимости от срока службы продукта и поведения в торговле на международном
торговом рынке:
 стандартизированные продукты
 новые продукты
 продукты на стадии «взросления»
Затем теория производственного цикла вводит пять этапов производства:
внедрение, рост, зрелость, насыщение, спад.
III. Глобальная теория стратегического соперничества
Глобальная теория стратегического соперничества международной торговли
была разработана в 1980-х годах такими экономистами, как Пол Кругман и Кевин
Ланкастер, в качестве средства «изучения воздействия на торговые потоки,
возникающие в результате глобального стратегического соперничества между
многонациональными корпорациями». В ней исследуется понятие, что чтобы
оставаться жизнеспособными, фирмы должны использовать свое конкурентное
преимущество во всем мире и стараться сохранить его устойчивым. Согласно этой
точке зрения, компании борются за то, чтобы развить какое-то устойчивое
конкурентное преимущество, которое они затем могут использовать для
доминирования на мировом рынке. Как и подход Линдера, теория глобального
стратегического соперничества предсказывает, что внутриотраслевая торговля
станет обычным явлением. Однако основное внимание уделяется стратегическим
решениям, которые принимают фирмы, конкурирующие на международном
уровне. Эти решения влияют как на международную торговлю, так и на
международные инвестиции.
Фирмы, конкурирующие на мировом рынке, имеют множество способов
получить устойчивое конкурентное преимущество. Есть много способов,
которыми фирма может иметь конкурентное преимущество, в том числе: владение

14
правами интеллектуальной собственности, инвестиции в исследования и
разработки, достижение эффекта масштаба или масштаба, использование опыта
или кривой обучения, формирование стратегических альянсов и стратегических
слияний и поглощений.
IV. Теория конкурентных преимуществ Портера
Теория национальных конкурентных преимуществ Портера основывается на
базовой теории международной торговли, которая предполагает, что страны могут
использовать определенные преимущества, которые они наследуют, для создания
собственных преимуществ на международных рынках. Портер утверждает, что
существуют «передовые факторы», которые страны могут развивать, чтобы дать
им конкурентные преимущества в международной торговле. Эти передовые
факторы включают в себя твердую стратегию, структуру и соперничество;
факторные условия; условия спроса; и связанные и поддерживающие отрасли.[52]
1.Ресурсы и возможности местного рынка (факторные условия):
Национальный контекст, в котором работают компании, во многом определяет,
как компании создаются, организуются и управляются: это влияет на их стратегию
и то, как они структурируют себя. Более того, внутреннее соперничество
способствует международной конкурентоспособности, поскольку вынуждает
компании развивать уникальные и устойчивые силы и возможности. Чем
интенсивнее конкуренция внутри страны, тем больше компаний подталкивают к
инновациям и улучшениям, чтобы сохранить свое конкурентное преимущество. В
конце концов, это поможет только компаниям при выходе на международную
арену.
2.Условия спроса на местном рынке: Факторные условия в определенной
стране относятся к природным, капитальным и людским ресурсам. Под
человеческими ресурсами имеется в виду созданные факторные условия, такие как
квалифицированная рабочая сила, хорошая инфраструктура и научная база
знаний. Портер утверждает, что особенно эти условия «созданного» фактора
15
важны, в отличие от условий «естественного» фактора, которые уже существуют.
Важно, чтобы эти создаваемые факторные условия постоянно улучшались
посредством развития навыков и создания новых знаний. Конкурентное
преимущество обусловлено наличием институтов мирового класса, которые
сначала создают специализированные факторы, а затем постоянно работают над
их улучшением. Таким образом, страны преуспевают в отраслях, где они особенно
хороши в создании факторов.
3.Местные поставщики и сопутствующие отрасли: Спрос на жилье в
значительной степени влияет на то, насколько благоприятны отрасли в
определенной стране. Больший рынок означает больше проблем, но также создает
возможности для роста и становления лучше как компании. Наличие сложных
условий спроса со стороны местных клиентов также подталкивает компании к
росту, инновациям и повышению качества. Стремление удовлетворить
требовательный внутренний рынок подталкивает компании к достижению новых
высот и, возможно, к раннему пониманию будущих потребностей клиентов через
границы. Таким образом, страны получают конкурентное преимущество в
отраслях, где местные клиенты дают компаниям более четкую или более раннюю
картину возникающих потребностей покупателей, а требовательные клиенты
заставляют компании быстрее внедрять инновации и добиваться более
устойчивых конкурентных преимуществ, чем их иностранные конкуренты.
4.Характеристики местной фирмы: Наличие смежных и поддерживающих
отраслей обеспечивает основу, на которой фокусная отрасль может преуспеть.
Национальные компании выигрывают больше всего, когда сами эти поставщики
фактически являются глобальными конкурентами. Часто могут потребоваться
годы (или даже десятилетия) тяжелой работы и инвестиций для создания сильных
взаимосвязанных и поддерживающих отраслей, которые помогут отечественным
компаниям стать конкурентоспособными на мировом рынке. Однако, как только

16
эти факторы установлены, весь регион или нация часто могут извлечь выгоду из
его присутствия.

1.2 Роль внешней торговли в экономическом развитии РК

Промышленная политика - это очень широкое понятие. Это относится к


политике, касающейся структуры отечественной промышленности и
продвижению структуры, которая повышает международную
конкурентоспособность страны. Эта политика включает в себя набор руководящих
принципов для защиты молодых отраслей промышленности, а также науки и
техники, государственных финансов, прямых иностранных инвестиций,
интеллектуальной собственности и финансовой политики. Такого рода
промышленная политика всегда существует в странах, которые преуспели в плане
индустриализации, таких как Великобритания с 14 по 18 века, США и Германия в
19 веке, Япония в конце 19 века, Республика Корея и Тайвань в конце 20 века.
Основной целью южнокорейской промышленной политики в 1960-х годах
было расширение экспорта трудоемких и потребительских товаров. В 1950-х
годах южнокорейская экономика поддерживалась за счет помощи США и ООН.
Тем не менее, США начали сокращать помощь после 1957 года, поэтому
Республике Корея необходимо было удовлетворять потребности в иностранной
валюте за счет экспорта.[32, С.178]
В начале 1960-х годов возникла противоречивость между стратегией
экономического роста, основанной на индустрии потребительских товаров, и
стратегией, основанной на промышленности производственных товаров. Однако
южнокорейское правительство приняло стратегию экономического роста,
основанную на трудоемких и потребительских товарах, в отличие от того, что в то
время делало большинство развивающихся стран. Южнокорейское правительство
ввело очень высокие тарифы для защиты своей отрасли. Средневзвешенный тариф
17
в отрасли потребительских товаров составил 74,82% и 79,74% в 1966 и 1968 годах
соответственно. Тем не менее, правительство Республики Корея ввело
относительно низкие тарифы для промышленности товаров производителя,
потому что эта отрасль не была главной целью государственной поддержки, а
продукты промышленности товаров производителя используются для
производства в промышленности товаров народного потребления.
Средневзвешенный тариф в промышленности производителей товаров составлял
36,86% и 42,11% в 1966 и 1968 годах соответственно.[32, С. 180]
В дополнение к тарифам правительство Республики Корея использовало
много инструментов торговой политики для поощрения экспорта. Оно
сформулировало комплексную политику поддержки для фирм-экспортеров и
предприятий, включая компенсацию для стимулирования экспорта, снижение
налогов на прибыль и доходы корпораций, освобождение от уплаты тарифов на
импортируемое сырье для экспорта, финансовую поддержку и снижение счетов за
электричество и железнодорожных тарифов.
Правительство Республики Корея также определило целевую стоимость
экспорта на основе основных товаров и основных экспортных рынков,
следовательно, пытаясь достичь цели. Кроме того, ежемесячно проводилась
конференция по содействию экспорту, в которой присутствовали президент,
министр и должностные лица крупных экспортных фирм. Южнокорейское
правительство призвало лидеров бизнеса достичь поставленной цели по экспорту,
и президент сразу решил проблемы, с которыми компании столкнулись во время
конференции. Поэтому южнокорейское правительство разработало комплексную
политику поддержки и регулярно проверяло эффективность отрасли на основе
четкого стандарта эффективности экспорта. В результате южнокорейское
правительство смогло уменьшить вероятность непродуктивного злоупотребления
фирмами вспомогательной политикой.[32, С. 183]

18
Процент финансирования политики, который предлагал льготные
процентные ставки, составлял менее 40% в 1971 году, но более 55% в 1976 и 1977
годах, когда был осуществлен план тяжелой и химической индустриализации.
Процент достиг 70% в 1978 году, когда поддержка плана тяжелой и химической
индустриализации достигла своего пика. Кроме того, эффективная ставка налога
для легкой промышленности составляла почти 50%, но для тяжелой и химической
промышленности она была в целом ниже чем 20%.[32, С. 184]
Правительство Республики Корея не повышало тарифы для защиты
производителей товаров в этот период. Средневзвешенный тариф для
промышленности производителей товаров снизился с 37,2% в 1973 году до 23,54%
в 1979 году. Средневзвешенный тариф для отрасли потребительских товаров
снизился с 66,87% в 1973 году до 44,18% в 1979 году аналогичным темпом, хотя
средневзвешенное значение тариф для отрасли потребительских товаров был
выше, чем для отрасли производителей товаров.[32, С.185]
Новый военный режим постепенно либерализовал несколько
промышленных политик, основанных на мировой тенденции либерализации.
Правительство Республики Корея отменило существующий закон о поощрении
промышленности, который поддерживал конкретные отрасли, и в 1986 году издал
закон «О развитии промышленности», который поддерживал все отрасли. Тем не
менее, правительство страны активно поддерживало развитие технологий, приняв
«Закон о развитии промышленности» и приняв законопроект «Проект развития
технологий на основе промышленности», оба из которых поддержали развитие
технологий, в которых нуждались фирмы и отрасли. Кроме того, правительство
Республики Корея предоставило налоговые льготы и финансовую поддержку для
создания надежных исследовательских институтов для укрепления потенциала в
области НИОКР. Эти виды поддерживающей политики были реализованы для
повышения конкурентоспособности качества, а не ценовой

19
конкурентоспособности, потому что доход Республики Корея в то время
увеличился до некоторой степени.[32, С. 186]
Общая тенденция либерализации была также очевидна в тарифной
политике. Новый военный режим ввел в действие два «пятилетних плана
либерализации импорта» после 1983 года, поэтому средневзвешенный тариф в
отрасли товаров народного потребления составлял 8,03%, а средневзвешенный
тариф в отрасли потребительских товаров составлял 11,26% в 1993 году, который
имел только небольшую разницу по сравнению с тарифами в развитых странах.[3]
Однако с 1998 по 2000 год восстановление выглядело неопределенным. В
1998 году валовой внутренний продукт (ВВП) испытал резкое сокращение: -5,8%.
Число безработных утроилось (8,4% от активного населения), в то время как
национальное потребление сократилось на 20%, спрос на автомобили упал (-60%),
как и инвестиции (-35%). Но были и обнадеживающие признаки. Динамизм
экспорта контрастировал с падением импорта (-33%). Цены на сырьевые товары
падали, в то время как национальная валюта, вона, а также валютные резервы
страны набирали вес. Наконец, была проведена политика реструктуризации: она
заставила чеболей переориентироваться на свои основные предприятия и банки,
чтобы очистить свои безнадежные долги.[21, С.180]
С 2001 по 2004 год произошло неопределенное восстановление. В 2001 году
Республика Корея оказалась менее уязвимой, чем ее азиатские конкуренты, к
сокращению американского рынка. ВНП увеличился на 5,1%, чему способствовал
хрупкий динамизм частного потребления. Следует признать, что с 11 сентября
экспорт сократился (-20% по сравнению с 2000 годом), за исключением
автомобильной, судостроительной и мобильной телефонии. В целом экспорт все
еще составлял 38% от ВНП. Инвестиции сократились, что вызывает беспокойство
по поводу занятости (3% безработных). Но есть и положительные элементы:
положительное сальдо торгового баланса превышало 40%. Кроме того,

20
Республика Корея начала продвигаться в Китае и Азии в трех ключевых секторах:
автомобилестроении, судостроении и электронике.[21, С. 186]
С 2005 по 2007 год рост южнокорейской экономики имел стабилизационный
тренд. 2005 год - это год постепенного и значительного восстановления: тогда
ВВП увеличился на + 3,8%. Эти показатели обусловлены двумя факторами:
восстановление потребления домашних хозяйств (43% ВНП), в отличие от 2003 и
2004 годов; более медленное, чем ожидалось, замедление экспорта (33% ВНП).
Тем не менее, хорошее экономическое здоровье страны должно быть
квалифицированным: инвестиции в бизнес остались слабыми, а оживление
государственных расходов привело к дефициту, равному 1% ВНП, в отсутствие
более высоких налогов.[21, С. 190]
Во время мирового финансового кризиса современная Республика
поддерживала стабильную экономику и даже переживала экономический рост в
разгар кризиса. После двух лет экономической стагнации рост ВВП незначительно
увеличился до 3,1% в 2017 году и 2,8% в 2018 году из-за восстановления
потребления домашних хозяйств, улучшения сектора недвижимости и мер
финансового и денежного стимулирования. Однако, согласно прогнозам,
ослабление экспорта и стагнация инвестиций, а также неспособность
распространить сектор микросхем на другие отрасли, ограничат экономический
рост до 2,6% и 2,8% в 2019 и 2020 годах соответственно.[21, С. 193]
Республика Корея сильно интегрирована в международную торговлю и
финансы и впоследствии очень уязвима для внешних воздействий, особенно со
стороны Китая. Спустя более года после того, как две страны восстановили
двусторонние связи после противоракетного спора, запрет на поездки в Пекин не
был полностью снят и сохраняется глубокое недоверие друг к другу. Голосование
Национальной ассамблеи за импичмент президента Пак Кын Хе, обвиняемого в
коррупции, злоупотреблении властью и нарушении ее конституционных
обязанностей, привели к политической блокаде с сильными экономическими
21
последствиями. Благодаря различным пакетам стимулов государственные
финансы не ухудшились. Финансовый профицит был консолидирован в 2018 году
(2,4% ВВП), государственный долг остается устойчивым (40,4% ВВП), а
инфляция стабильна (1,5% в 2018 году и, как ожидается, вырастет до 2% в
ближайшие годы). Однако корпоративный долг составляет 110% ВВП, а высокий
уровень долга домохозяйств представляет риск для банковского сектора.[56]
Спустя полтора года после того, как либеральный кандидат Мун Чжэ-ин стал
президентом, его рейтинги одобрения быстро снижаются из-за структурных
проблем, таких как неразвитый финансовый рынок, старение населения,
зависимость от экспорта и снижение конкурентоспособности страны по мере
роста китайского производства вверх по рынку. Тем не менее, снижение
геополитической напряженности с КНДР может привести к повышению доверия
потребителей и бизнеса. После периода особой военной напряженности обе Кореи
возобновили диалог и поддерживают открытое общение по вопросам,
представляющим общий интерес, как показано на зимних Олимпийских играх в
Пхенчхане в феврале 2018 года.

1.3 Динамика участия Республики Корея в международном обмене

За последние десятилетия структура торговли Республики Корея по странам


сильно изменилась. В частности, как показано в приложении 3, в 2000 году
Соединенные Штаты заняли наибольшую долю в общем объеме торговли
Республики Корея – 22 процента, а за ними последовал Европейский Союз с 14,5
%. Доля Китая в 2000 году составила 10,7%. Но в 2017 году ситуация стала совсем
другой. Наибольшую долю торговли в общем объеме торговли Республики Корея
занял Китай с 24,8%, за которым следуют АСЕАН (16,6%), США (12%), ЕС (9,5%)
и Япония (4,7%)1. В двух словах, торговые партнеры стали более разнообразными
1
См. Приложение 3
22
в зависимости от страны, и быстрый рост доли Китая привлекает внимание.
Примечательно, что торговля Республики Корея в 2017 году зависит в большей
степени от Китая, даже больше чем она зависела от американцев в 2000 году. Это
указывает на то, что усилия страны по диверсификации своей международной
торговли не сработали должным образом, но она не должна останавливать свои
усилия по дальнейшему снижению чрезмерной концентрации торговли с одной
страной.
Кроме этого, в структуре региональной торговли Республики Корея
произошли значительные изменения, и развивающиеся страны получили большую
долю.
По сравнению со структурой торговли в 2000 году, в 2017 году Республика
Корея торговала гораздо меньше с развитыми экономиками и намного больше с
развивающимися странами. За последние два десятилетия доля Республики Корея
в торговле с развивающимися странами выросла с 46,7 до 66,4 процентов. После
мирового финансового кризиса 2008 года страны с развитой экономикой по-
прежнему сталкиваются с серьезными препятствиями для роста, в то время как
страны с развивающейся экономикой, похоже, сохраняют устойчивую динамику
роста. Соответственно, хотя Республика Корея не была застрахована от слабого
восстановления со стороны крупных стран с развитой экономикой, высокая доля
торговли РК с развивающимися странами в этот период, безусловно, сыграла
важную роль в снижении рисков негативных побочных эффектов кризиса.
Аналогичным образом, по регионам, с 2000 по 2017 год, РК торговала
значительно больше с Азией (52,9% ˂ 63,7%) и Северной Америкой (20,9% ˃13%),
и значительно меньше с Ближним Востоком (4,1%˂ 4,7%) 2. По данным МВФ, в
2018 г. рост Соединенных Штатов составил 2.9%, а в развивающейся Азии темпы
экономического роста составили 6.4%, что выше, чем в любом другом регионе
мира. Прогнозируя экономический рост в Китае, стоит отметить, что он будет
2
См. Приложение 4
23
ниже на 3 десятка процентов чем в 2018 году (6,6%), несмотря на налоговые
стимулирования со стороны государства и отсутствие дальнейшего повышения
тарифов в США. Ожидается, что в течение следующих десятилетий Республика
Корея продолжит свой рост внутрирегиональной торговли.[56]
С момента мирового финансового кризиса (2008 г.) южнокорейский
экспорт увеличивался в среднем на 3% ежегодно. Однако доля экспорта
Республики Корея в ЕС, имеет отрицательный наклон, снизившись на 4,2%, из-за
негативного влияния европейского кризиса суверенного долга. Хотя долговой
кризис оказал негативное влияние на показатели экспорта страны, южнокорейская
экономика смогла противостоять негативным последствиям благодаря большей
доле ее экспорта в развивающиеся страны. Доля стран с развивающейся
экономикой в общем экспорте Республики Корея выросла с 58,8% в 2007 году до
66,4% в 2017 году, что способствовало защите экономики от долгового кризиса.
Что касается экспорта Республики Корея в Китай в 2017 году, то они
достигли наибольшего значения в 142,1 млрд. долл. США, увеличившись на 14,2%
в годовом исчислении. Доля южнокорейского экспорта в Китай по сравнению с
общим мировым экспортом упала с 25,1 процента в 2016 году до 24,8 процента в
2017 году, но с 2005 года эта доля оставалась выше 21 процента. Соответственно,
даже небольшой сбой в китайской экономике, вероятно, окажет серьезное влияние
на южнокорейскую экономику. С 2000 по 2017 год среднегодовые темпы роста
южнокорейского экспорта в Китай составили 21,5 процента.
Экспорт РК в Соединенные Штаты достиг уровня 68,8 млрд долл. в 2017
году с темпом роста 3,2% в годовом исчислении. В 1971 году доля экспорта
Республики Корея в США достигла максимального уровня в 49,8%. Впоследствии
удивительно наблюдать быстрое снижение доли южнокорейского экспорта в
Соединенные Штаты в общем экспорте Республики Корея. Соглашение о
свободной торговле (KorUS) вступило в силу в 2012 году, что способствовало

24
увеличению незначительной доли США в южнокорейском экспорте, однако не
смогло тем самым снизить риск высокой зависимости от торговли с Китаем.
С вступлением в силу ССТ между Республикой Корея и ЕС 1 июля 2011
года - в разгар долгового кризиса в еврозоне - важно оценить влияние ССТ на
экспорт страны в этом контексте.[2] С августа по сентябрь 2011 года экспорт
Республики Корея в ЕС вырос, но стал отрицательным в октябре 2011 года из-за
растущей обеспокоенности долговым кризисом еврозоны. В целом экспорт
Республики Корея в ЕС достиг 56,4 млрд долл. США, прирост в 2011 году
составил всего 5%. Однако в последующих годах объем только снизился,
достигнув минимума в 47,3 млрд долл. в 2016 году.3
Что касается экспорта Республики Корея в Японию, то объем достиг 39,7
млрд долл. США с быстрым ростом на 40,9% в годовом исчислении, а торговый
дефицит Республики Корея с Японией сократился с 36,1 миллиарда долларов в
2010 году до 28,6 млрд долл. в 2011 году из-за последствий землетрясения в
Японии. Однако желание переориентировать свой экспорт в другие
перспективные страны Азии привело к снижению торгового обмена между
странами. Таким образом в 2017 году экспорт в Японию составил лишь 26,8 млрд
долл. США, что на 32,4% меньше чем в 2011 году.
Географическая структура импорта товаров Республики Корея имеет схожие
тенденции. В начале ХХI века все еще отслеживалось сильное зависимость страны
от Японии и США, объем поставок которых составлял почти 40% от всего
импорта страны. Однако доля США начала резко снижаться и в 2005 году
составила 11,8%. Несмотря на прирост в 66% импортируемого американского
товара в стоимостном выражении за последние 18 лет, доля США на состояние
2017 года составила 10,6%. Японский экспорт в страну также отмечается
положительной динамикой за весь анализируемый период, хотя его доля в общем
импорте Республики Корея стабильно снижалась, за исключением посткризисного
3
См. Приложение 3
25
периода (2009-2010 гг.). Таким образом, на конец 2017 года удельный вес Японии
в импорте РК снизился почти вдвое (11,5%).4
Республике Корея удалось снизить влияние других стран на свои
потребительские рынки. 4 из 5 основных торговых партнеров страны имеют долю,
не превышающая отметку в 12%. Соглашение о ЗСТ дало возможность ЕС стать
более конкурентоспособном на южнокорейском рынке, что привело к увеличению
своей доли на 2% (12% в 2017г.). Тем временем АСЕАН, с средним темпом
экономического роста в 6%, не отстает от своих конкурентов и имеет на ряду с
Европейским Союзом самую стабильную динамику. Доля Юго-Восточной Азии в
2017 году придерживалось на той же отметке в 11,2%.
Быстрорастущая экономика Китая не могла не воздействовать на импорт
Республики Корея, ведь на начало 2001 года он являлся только пятым по счету
торговым партнером (8%). В силу географического расположения стран, Китай
стал особо привлекателен для РК, занимая первую строчку уже в 2007 году
(17,7%). Последние три года отмечаются сильным приростом, достигнув пика в
2016 году (21,4%) и последующие снижение на 0,9 процентных пунктов в 2017
году.
Таким образом, за последние 18 лет Республика Корея занимается
переориентацией своей внешней экономической деятельностью в сторону
Азиатского региона, поддерживая тем временем свои отношения с Западом, что не
только улучшает диверсификацию своей торговли, но также повышает степень ее
открытость для мира.

4
См. Приложение 5
26
Глава 2. Внешняя торговля Республики Корея на современном этапе

2.1 Внешнеторговая политика Республики Корея

На протяжении большей части своей послевоенной истории Республика


Корея использовала многосторонние системы для управления своей
международной торговлей. Однако в последнее десятилетие страна все чаще
обращалась к соглашениям о свободной торговле, ставя ее в авангард глобального
перехода от широких многосторонних соглашений. Ее геополитическое
положение маленькой страны, зажатой между большими державами, всегда
выдвигало Республику Корея на передний план экономических сдвигов для
защиты своего крошечного рынка. Сегодня соглашения о свободной торговле
стали ключевой частью ее национальной экономической стратегии. Расширение
сети торговых сделок необходимо для повышения экономического
благосостояния Республики Корея при одновременном противодействии
конкурентному давлению со стороны японских и китайских фирм и адаптации к
демографическим изменениям в рабочей силе страны.
Республика Корея настойчиво заключает соглашения о свободной торговле
со странами, большими и малыми, чтобы поддержать свой быстрорастущий
экспортный рынок и не отставать от региональных конкурентов. Ее переговоры с
более мелкими торговыми партнерами обычно направлены на диверсификацию
доступа к рынку без ущерба собственных интересов. Например, соглашение о
27
свободной торговле РК с Сингапуром исключило экспорт сельскохозяйственной
продукции. Между тем его торговые соглашения с более крупными странами
частично отражают приоритеты ее национальной безопасности, в том числе
укрепление стратегических отношений с такими крупными державами, как Китай
и США. И эти усилия окупились. Примерно 70 процентов экспорта Республики
Корея имеют беспрепятственный доступ к зарубежным рынкам. [47]
Но экономика страны приближается к другому перекрестку, поскольку
социальное неравенство растет, сокращается частное потребление и замедляется
экспорт в ключевые отрасли, такие как автомобили и судостроение. Эти
изменения могут привести к тому, что Сеул изменит свою торговую стратегию,
например, путем поощрения увеличения числа малых и средних отечественных
предприятий, чтобы компенсировать снижение зависимости от чеболы. Тем не
менее, та же основная группа секторов, которая стимулировала чудесный рост
Республики за последние 50 лет, продолжит свое направление в сторону
соглашений о свободной торговли, по которым уже ведутся переговоры. [9;12]
Судостроительная отрасль, являющаяся основным продуктом
южнокорейской экономики, является одним из главных интересов агрессивной
политики страны. Низкая заработная плата и различие в качестве помогли сектору
процветать на начальном этапе. Южнокорейская судостроительная отрасль еще
больше выиграла от снижения конкурентоспособности Японии в период между
финансовым кризисом 1997 и 2008 годов и от глобализации, когда Сеул частично
приобрел некоторые верфи в Европе. Но сегодня судостроители в Республике
Корея и во всем мире все еще пытаются оправиться от спада 2008-2009 годов,
который вызвал длительное падение спроса на мировые перевозки и привел к
переизбытку судов. Низкие цены на нефть также наносят вред чеболам, таким как
Daewoo, которые строят морские нефтяные вышки в дополнение к своей основной
деятельности. В последнее время сектор пережил тяжелые увольнения и
значительные убытки, хотя правительство поддержало эту отрасль, предоставив,
28
например, Daewoo помощь в размере 2,6 миллиарда долларов в апреле 2017 года.
[54] По мере того, как глобальный судоходный сектор медленно восстанавливает
равновесие и восстанавливает свои силы, Республика Корея продолжит работу по
снижению барьеров для своей судостроительной отрасли на торговых
переговорах.
Ее будущее, однако, лежит в области электроники и высокотехнологичного
производства. Республика Корея будет поддерживать наступательную позицию в
этом секторе, ища новые рынки для своих технических продуктов, чтобы
конкурировать с давними соперниками, такими как Япония, и новыми, такими как
Китай. Сеул, как и Пекин, переживает период экономического перехода,
последствия которого, вероятно, будут наиболее ощутимыми в технологическом
секторе. Полагаясь на партнерские отношения и финансовые преимущества для
развития своей экономики, Республика Корея начинает делать упор на инновации
и креативность. Для этого страна может обратиться к малым и средним
предприятиям вместо чеболей. Для этого, вероятно, потребуются реформы, равно
как и решение проблемы высокого уровня безработицы среди молодежи в стране.
И после этих перспективных реформ Сеул может принять меры в будущих
торговых сделках, чтобы защитить свои небольшие компании в их стремлении к
инновациям.
По сравнению с другими «наступательными» интересами южнокорейский
автомобильный сектор является более сложным, поскольку он также представляет
собой и элемент защитной политики. Правительство внедрило стандарты
безопасности и защиты окружающей среды, чтобы не допустить иностранных
конкурентов на свой небольшой внутренний рынок. Но поскольку южнокорейский
рынок слишком мал, чтобы поддерживать своих автопроизводителей, Сеул также
работал над увеличением своей доли рынка за рубежом, уменьшая барьеры для
своих транспортных средств в ходе торговых переговоров. Экспорт пассажирских
транспортных средств в стране вырос после азиатского финансового кризиса,
29
почти в четыре раза с 2001 года, превысив 44 миллиарда долларов в 2014 году
(хотя с тех пор он упал, опустившись ниже 38 миллиардов долларов в 2016 году).
[21] При этом южнокорейские автопроизводители оказались в более прямой
конкуренции с компаниями в США, Европе и Японии. Некоторые торговые
партнеры РК могут возражать против ее нетарифных барьеров, особенно если они
повернут торговые потоки в сторону Сеула. Администрация президента США
Дональда Трампа уже выделила автомобильный сектор как один из недостатков
соглашения о свободной торговле, которое США подписали с Республикой Корея
в 2012 году, в связи с чем было рассмотрено новое соглашение об удвоении
количественной квоты для американских автомобилей и о переходе на
американские стандарты выбросов. [49] Проблемы, возникающие в связи с
наступательными и оборонительными интересами сектора, побудили Сеул в
значительной степени исключить автомобильную промышленность из
определенных торговых соглашений, таких как соглашение, заключенное с
Пекином.
Что касается ее более простых защитных интересов, сельское хозяйство по-
прежнему является наиболее чувствительным сектором, несмотря на его
небольшой вклад в экономику страны. Сеул опирается на высокие тарифы - почти
60 процентов - наряду с жесткими квотами и ограничительными правилами в
отношении импорта сельскохозяйственной продукции, чтобы изолировать свой
внутренний сектор, особенно рис, мясо и молочные продукты. [43] В предыдущих
соглашениях о свободной торговле Республика Корея вела переговоры о
постепенном открытии своего рынка, например, посредством графиков
поэтапного отказа от тарифных и нетарифных барьеров для отдельных фруктов и
овощей. Рис, с другой стороны, является постоянным исключением из-за его
центральной роли в усилиях правительства по поддержанию самообеспеченности
зерном. Теперь, когда фермерское сообщество страны быстро сокращается,
Республике Корея придется прибегать к технологическим достижениям, таким как
30
автоматизация, чтобы поддерживать свое внутреннее сельскохозяйственное
производство, каким бы небольшим оно ни было. Возможно, даже придется
либерализовать сектор. По сути, эти соображения могут быть учтены при
обсуждении соглашений о свободной торговле.
Сектор услуг в стране также находится под сильной защитой, поскольку он
в значительной степени уступает по сравнению с другими отечественными
отраслями промышленности и секторами услуг других развитых стран.
Производительность труда в сфере услуг в Республике Корея составляет примерно
половину от производительности в промышленности США и 70 процентов в
Японии. Однако по мере того, как экспорт обрабатывающей промышленности в
стране становится более зрелым, более мощный сектор услуг мог бы помочь
компенсировать отставание в автомобильной и судостроительной отраслях, а
также приспособиться к старению населения и росту неравенства в доходах. Имея
это в виду, Сеул попытался реформировать отрасль, чтобы стимулировать
производительность, поддержать малые и средние предприятия и поощрять
развитие современных отраслей, таких как здравоохранение, телекоммуникации и
юридические и финансовые услуги. Правительство также использовало
переговоры о свободной торговле, чтобы постепенно открыть свой сектор услуг
для зарубежных поставщиков в надежде на содействие структурным изменениям у
себя дома. Ее недавние торговые соглашения с Европейским союзом и США
являются примером ее стратегии по содействию торговле услугами в целом ряде
областей, включая экспресс-доставку, телекоммуникации и вещание.[4]

2.2 Особенности участия РК в международной торговле товарами

С начала ХХI века средний темп роста мирового товарного экспорта


составил 9,8%, увеличив свой объем на 77% в 2017 году. Высокую скорость
интеграции национальных хозяйств в мировом узле была нарушена финансовым
31
кризисом (2009 г.), из-за которого мировой экспорт снизился на 22,5% по
сравнению с предыдущим годом. Сокращение мировой торговли является
следствием глобального экономического спада, но крах системы торговых
кредитов, вызванный финансовым кризисом, был более значительным. Тем не
менее, мировая торговля восстановилась более быстрыми темпами, поскольку
мировой финансовый рынок спал благодаря быстрой координации политики
между основными развитыми странами, включая США. В результате глобальной
политики смягчения денежно-кредитной политики нормализовалась система
торговых кредитов, и мировая экономика восстановилась, а мировая торговля
снова стала нормальной. Мировой экспорт увеличился на 21,8% в 2010 году, а
затем увеличился на 20,2% в 2011 году. Однако финансовый кризис в Греции и
Испании в 2011 году вновь ударил по мировой торговле. Из-за экономического
спада в ЕС импорт стран-участниц, на которые приходится наибольшая часть
мировой торговли, повлиял на экспорт Китая и США, являясь ключевыми
торговыми партнерами европейского региона. С тех пор мировая торговля
продолжала оставаться вялой в долгосрочной перспективе: мировой экспорт
сократился в среднем на 5,0% в год с 18,33 трлн. долл. США в 2011 году до 16,01
трлн. долл. США в 2016 году.5 В связи с сокращением объема мировой торговли
сильнее пострадали отрасли, которые в большей степени зависят от экономики ЕС
и Китая, а также отрасли, которые более чувствительны к длительной вялости
экономики.
Спрос на сырье, такое как сырая нефть и железная руда, снизился из-за
медленного роста экономики ЕС и Китая, а экспортная цена на эти продукты
снизилась. Кроме того, замедление глобального экономического спада привело к
сокращению инвестиций в промышленном секторе, что привело к относительно
значительному снижению спроса на экспорт машин и оборудования.

5
См. Приложение 6
32
С другой стороны, электрическая и электронная промышленность,
крупнейшая экспортная отрасль Республики Корея, в 2007–2011 годах
зафиксировала среднегодовой темп роста в 7,4%, а в 2011–2017 годах годовой
спад составил всего 0,9%. Телекоммуникационное оборудование, особенно в
телекоммуникационной отрасли, продолжает расти с 2011 года, в отличие от
других отраслей, с быстрым расширением поставок мобильных телефонов в
странах с развивающейся экономикой, включая Китай.[47]
Кроме того, поскольку распространение мобильных телефонов и цифровых
телевизоров расширилось, а спрос на электронные компоненты, такие как
полупроводники и дисплеи, продолжал расти из-за быстрого развития ИТ-
технологий, объем экспорта электронных компонентов оставался относительно
стабильным. Как упоминалось выше, объем экспорта Республики Корея оставался
относительно стабильным по сравнению с ее передовыми конкурентами даже
после мирового финансового кризиса и послужил основной причиной ее
устойчивого роста в мировом экспорте.
После мирового финансового кризиса доля отрасли в мировом экспорте
несколько изменилась. Поскольку мировой экономический спад затянулся,
экспортная доля экспорта машинного оборудования снизилась с 9,3% в 2007 году
до 7,2% в 2017 году. Доля потребительских товаров длительного пользования в
автомобилях снизилась с 9,9% до 8,5%. С другой стороны, экспортная доля, такая
как текстиль (4,1 → 4,7%), продукты питания и напитки (3,6 → 4,5%) и сельское
хозяйство, лесное хозяйство и рыболовство (2,7 → 4,0%), казалось, росла
медленно, но относительно менее чувствительна к внутренним экономическим
колебаниям. Доля электротехнической и электронной промышленности, которая
является крупнейшей экспортной отраслью Республики Корея, снизилась с 17,3%
в 2007 году до 15,6% в 2011 году, но впоследствии быстро восстановилась,
достигнув 18,5% в 2017 году. Отрадно, что доля рынка электронных компонентов

33
и устройств связи, включая полупроводники и мобильные телефоны, продолжала
расти с 2012 года.6
Рассматривая структурные изменения товарного экспорта Республики Корея
на фоне мирового, стоит отметить, что средний темп роста в период с 2000 по
2017 год выше мирового и составил 12,9%. В последствии Республика Корея
занимает 6 место в мировом рейтинге товарного экспорта. После 2012 года
экспорт страны лишь незначительно сократился из-за снижения экспорта
некоторых отраслей, таких как точное машиностроение (в среднем на 8,0% в год)
и металлопродукции (в среднем на 3,8% в год), но, что более важно, похоже, что
это было искусственно вызвано основными отраслями промышленности. Экспорт
электротехнической и электронной промышленности стал основной причиной
замедления спада южнокорейского экспорта: среднегодовой прирост за этот
период составил 2,0% со 159,1 млрд долл. США в 2011 году до 172,6 млрд.
долларов США в 2017 году. В частности, экспорт электронных компонентов рос в
среднем на 2,7% в год, а экспорт телекоммуникационных устройств - на 1,3%. С
другой стороны, бытовые электроприборы и компьютеры показали, что экспорт
продолжает сокращаться, поскольку южнокорейские компании расширяют свое
зарубежное производство в Китае, Вьетнаме и Мексике, одновременно увеличивая
долю промежуточных закупок в этих регионах.[22]
Между тем, экспорт нефтепродуктов, судостроения и металлопродукции
резко сократился с 2012 года. Экспорт нефтепродуктов вырос с 24,1 млрд долл. в
2007 году до 51,9 млрд долл. в 2011 году, но затем резко сократился до 32,3 млрд
долл. в 2017 году. Экспорт отрасли судостроения снижался в среднем на 8,2% в
год, с 54,1 млрд долл. США в 2011 году до 38,4 млрд. долл. США в 2015 году, в то
время как производство стали в годовом исчислении сократилось на -7,6% за этот
период. Снижение экспорта нефтепродуктов и металлопродукции, по-видимому,
обусловлено главным образом снижением спроса в связи с вялой мировой
6
См. Приложения 7 и 9
34
экономикой и снижением экспортных цен на единицу продукции, как указано
выше. Кроме того, на судостроительную отрасль повлияло снижение объема
заказов и снижение цены за единицу продукции из-за ухудшения ситуации на
мировом рынке судостроения на фоне замедления экономического роста в ЕС.
Товарный импорт Республики Корея также отмечается положительной
динамикой на протяжении анализируемого периода (11%), что превышает
общемировой показатель в 9,6%. В начале финансового кризиса (2009 г.) 7 импорт
упал примерно в одинаковом соотношении (25,8% - Республика Корея и 23% -
Мир), то в последующем году рост южнокорейского импорта (31,6%) превысил
общемировой на более 10 процентных пунктов. Это свидетельствует о
зависимости внешнеторговой деятельности страны для ее экономического роста.
Что касается структуры импорта, то стоит выделить стабильность внутреннего
спроса на пищевые и химические продукты. Связано это с одной стороны, из-за
нехватки продовольствия для жителей страны, а с другой – из-за необходимости
поддержания промышленного сектора. Одна треть импорта приходится на
приобретении машинного и транспортного оборудования, которая
характеризуется отрицательной динамикой до 2014 года (27%), однако, за
последние 3 года этот показатель вырос на 7%. Внешний спрос на топливо
отмечается положительной динамикой до 2014 года, за исключением кризисного
года. В связи с востребованностью южнокорейских промышленных продуктов на
внешнем рынке, использование импортного сырья выросло с 23,7% в 2000 году до
33,4% в 2014 году. Однако, обвал мировой цены на нефть и последующие
ограничительные меры со стороны стран ОПЕК отразились в последующие 3 года.
Средний объем составляет лишь 23% от общего импортируемого.

2.3 Позиции Республики Корея в международной торговле услугами

7
См. Приложение 8
35
В международной торговле важность услуг не была признана в прошлом из-
за относительно ограниченного объема торговли услугами по сравнению с
торговлей товарами, однако из-за быстрой глобализации экономики в последние
годы важность торговли услугами становится все более важной. В случае условий
торговли услугами либерализация торговли услугами и расширение ЗСТ в
соответствии с Соглашением ВТО о торговле услугами (ГАТС) привели к
расширению передачи и инвестирования производственных ресурсов в сфере
услуг. Кроме того, доля сферы услуг в структуре занятости и производства в мире
неуклонно растет, а коэффициент международной торговли услугами, который
был признан сравнительным ресурсом, также быстро растет вместе с развитием
информационно-коммуникационных технологий.
В результате страны во всем мире заинтересованы в развитии сферы услуг
как нового фактора роста и прилагают различные усилия для повышения
конкурентоспособности сферы услуг посредством расширения инвестиций.
Однако в Республике Корея обрабатывающая промышленность занимает
лидирующее место в экономике страны, и государственная политика в основном
сосредоточена на производстве. В последние годы правительство признало
важность сферы услуг и предпринимает усилия по улучшению баланса своих
услуг путем подготовки различных мер для обеспечения международной
конкурентоспособности сферы услуг.
В случае Республики Корея, до 1990 года правительство сохраняло свой
профицит в секторе услуг из-за правительственных валютных правил, таких как
контроль заграничных поездок. Однако в 1990-х годах под воздействием
глобализации, а точнее либерализации миграционного процесса, баланс, сальдо
стало иметь отрицательное значение. Объем торговли услугами в Республике
Корея увеличился в 1,9 раза с 110,6 млрд долл. в 2006 году до 209,5 млрд долл. в
2017 году.8 Дефицит счета услуг Республики Корея был основным фактором,
8
См. Приложение 11
36
компенсирующим положительное сальдо в торговле сырьевыми товарами,
поскольку дефицит увеличился с 9,13 млрд долл. США в 2006 году до 34,47 млрд
долл. США в 2017 году. Экспорт услуг показал имел положительную динамику до
2014 года, удвоив свою изначальную стоимость в 59 млрд долл. США, но начал
снижаться с 2015 года, показав годовой темп роста в 5,57% за период с 2006 по
2017 год. Импорт услуг вырос в среднем на 7,98% за период с 2006 по 2017 год,
что способствовало увеличению дефицита счета услуг. Кроме того, за тот же
период импорт услуг имел исключительно положительную динамику, за
исключением кризисного года для всего мира. Поскольку платежи за услуги росли
быстрее, чем доходы от услуг, торговля услугами постоянно испытывала дефицит,
и в 2017 году этот дефицит достиг 34,5 млрд долларов. В результате дефицит
торговли услугами в значительной степени подорвал избыток цен на сырьевые
товары. Поскольку влияние дефицита торговли услугами на общий торговый
баланс увеличивается, решение проблемы дефицита услуг является важной
задачей в аспекте управления международным платежным балансом.
Рассматривая торговлю услугами в Республике Корея по основным
регионам, можно увидеть, что торговля с США, Юго-Восточной Азией, ЕС,
Китаем и Японией составляет большую часть объема торговли услугами.
Региональные различия в объеме торговли услугами связаны с размером
экономики, а также с географическим удалением от целевого района. Например,
доля торговли услугами с Китаем и Японией, которые географически и культурно
близки, высока, а доля торговли услугами с США и ЕС, которые являются
крупными географически, но далеки, также велика (см. Приложение). Объем
торговли услугами со странами Юго-Восточной Азии, которые географически
ближе и имеют все более крупные экономики, также увеличивается. С другой
стороны, торговля с Ближним Востоком, Центральной и Южной Америкой также
растет быстрыми темпами, но объем торговли услугами сам по себе является
низким из-за географических ограничений и отсутствия культурных связей.
37
Рассматривая тенденции экспорта услуг по секторам, по состоянию на 2017
г. доля транспортных услуг в сфере услуг составляла 45,5%, что значительно
выше, чем в других сферах. Этот аспект сохранялся в течение 2000-х годов,
однако за последние 2 года резко упал до 28%. В дополнение к транспортным
услугам, государственные и туристические услуги составляют большую долю
26,2% и 15,3%, соответственно, в 2017 году. В период с 2009 г. по 2014 г. услуги в
сфере строительства имели второй по значимости удельный вес в структуре
экспорта услугами (19%), после чего снизился до отметки в 10,7% в 2017 году.
В структуре импорта, общественные услуги занимали в 2017 году
набольшую часть (29%) вместе с транспортными услугами (24,5%) и туризмом
(25,1%). Использование зарубежной интеллектуальной собственности за весь
анализируемы период составляет порядка 8-9% от общего импортного объема.9
С точки зрения баланса по услугам транспортные услуги, строительные
услуги, финансовые услуги и государственные услуги находятся в избытке, в то
время как туристические услуги, телекоммуникационные услуги, страховые
услуги, компьютерные и информационные услуги, лицензионные платежи и
лицензионные услуги, культурные и развлекательные услуги показывают
дефицит.

9
См. Приложения 10,12 и 13
38
Глава 3. Тенденции развития внешней торговли Республики Корея

3.1 Проблемы во внешней торговле РК

Самая большая внешняя угроза Республики Корея - это ее крупная


экспозиция Китаю, крупнейшему торговому партнеру, на долю которого
приходится примерно четверть ее экспорта. Как и южнокорейская экономика,
китайская экономика также была ослаблена снижением спроса на ее экспорт; это
результат как структурного замедления, так и мирового финансового кризиса 2008
года. Таким образом, ее ослабленная экономика сократила потребление в Китае,
что является одним из ключевых элементов, вызвавших нынешний кризис
экспортеров, затрагивающий Республику Корея и другие страны,
ориентированные на экспорт. Снижение китайского спроса на южнокорейскую
электронику, транспортные средства и технику нанесло серьезный удар по
экономике страны.[6, С. 69]
Республика Корея предприняла шаги, чтобы уменьшить свою будущую
зависимость от Китая путем поиска альтернативных рынков для своего экспорта,
особенно в развивающихся странах. Здесь Республика Корея играет в длинную
игру. Она зарекомендовала себя благодаря участию в международных
организациях, оказании помощи и дипломатии, одновременно экспортируя свою
поп-культуру в форме музыки и телевидения, чтобы создать стабильный
потребительский рынок в будущем. Однако положительные экономические
эффекты от этой новой потребительской базы еще некоторое время не будут
ощущаться; следовательно, зависимость от Китая останется проблематичной в
обозримом будущем.
Кроме того, стоимость экспорта Республики Корея снижается более
быстрыми темпами, чем объем ее экспорта. Во многом это связано с девальвацией
валюты у крупнейших торговых партнеров Республики Корея; южнокорейская
39
валюта, вона, укрепилась, в то время как китайский юань и японская иена
потеряли ценность. Это делает южнокорейский экспорт более дорогим (особенно
для его крупнейшего импортера, Китая) и ставит в невыгодное положение и без
того напряженных отечественных производителей. Девальвация валюты среди ее
конкурентов делает экспорт страны менее привлекательным для импортеров,
потому что он стал сравнительно дорогим. В частности, высококачественные
японские продукты в области технологий и производства стали более
привлекательными для импортеров, поскольку стоимость южнокорейских
продуктов возросла. Правительство страны предприняло усилия по снижению цен
в попытке сделать экспорт более конкурентоспособным, но это снизило
прибыльность и не сделало много для стимулирования роста экспорта.[6, С. 71]
Кроме того, замедление мировой экономики повлияло на несколько
крупнейших экспортных отраслей Республики Корея. В частности, это негативно
сказалось на нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности
Республики, второй по величине экспортной отрасли страны. Снижение цен на
нефть, которые падают с июня 2014 года, привело к снижению стоимости
экспорта нефтехимической и переработанной нефти в Республике Корея. В 2013
году Республика Корея сообщила об экспорте рафинированной нефти в размере
52,78 млрд долларов, но в 2014 году общая стоимость упала до 46,9 млрд
долларов. К 2015 году экспорт рафинированной нефти из страны составил всего
30,7 млрд долларов.[7]
Четвертая по величине экспортная отрасль страны, судоходство и
судостроение, также страдает, поскольку сокращение мировой торговли ослабляет
спрос на судоходство, а низкие цены на нефть снижают спрос на нефтяные
танкеры. Три крупнейших судостроителя страны - Hyundai Heavy Industries,
Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering и Samsung Heavy Industries - в 2015 году
сообщили о совокупных убытках в размере около 5 миллиардов долларов и
подверглись массовым увольнениям для сокращения расходов. Кроме того,
40
крупные компании, такие как Hanjin Shipping, находятся на грани краха. В
попытке уменьшить будущий ущерб и потенциальные беспорядки вмешалось
правительство, и 31 октября объявило стимул для сектора судостроения. Стимул
включает в себя правительственный заказ на более чем 250 судов к 2020 году на
сумму около 11 триллионов вон (9,6 миллиарда долларов), 6,5 триллиона вон на
новое финансирование, 1,5 триллиона вон, вложенных в местные экономики
прибрежных городов, которые зависят от судоходной отрасли, и планы по
повышению прибыльности и глобальной конкурентоспособности южнокорейских
судоходных компаний и верфей.[6, С. 73]
Еще одной внешней угрозой для южнокорейской экономики является
повышение интереса Федеральной резервной системы США в декабре 2015 года,
первое подобное повышение за почти десятилетие; Согласно исследованию,
опубликованному Корейским институтом международной экономической
политики, повышение ставок в США, привело к оттоку иностранных инвестиций
на сумму около 3 триллионов вон в течение последующих трех лет. По мере того,
как инвесторы переводили свои деньги из Республики Корея в США, чтобы
увеличить свою прибыль, южнокорейская экономика подвергалась негативному
воздействию.[15, С. 220]
Однако дополнительное повышение ставки означает, что стоимость доллара
укрепляется по отношению к вону, что могло бы дать Республике Корея шанс
увеличить свой экспорт в Соединенные Штаты, поскольку импорт стал
сравнительно дешевым - еще один шаг к диверсификации за пределами Китая.
Несмотря на это, импорт США в целом снижался, и импорт из Республики Корея
не является исключением. Несмотря на постоянный рост в течение последнего
десятилетия, импорт США из Республики Корея за первые восемь месяцев 2016
года сократился почти на 2 процента в годовом исчислении, что эквивалентно
850,2 миллионам долларов США.

41
В дополнение к своим попыткам смягчить негативные последствия
глобального кризиса экспортеров, правительство страны активно поощряет рост
экономики услуг страны с 2014 года. Именно здесь, в развитии экономики услуг,
Республика Корея имеет большую возможность для будущего роста. Согласно
отчету, опубликованному Корейской ассоциацией международной торговли, на
долю сферы услуг Республики приходится около 59 процентов от общего ВВП
страны - самая маленькая доля среди основных членов ОЭСР, где в среднем 73
процента. В сфере услуг Республики Корея преобладают малые и средние
предприятия (МСП), и она неэффективна по сравнению с другими членами ОЭСР,
при этом показатели производительности вдвое ниже, чем в Соединенных Штатах.
Хотя страна имеет значительный бюджет на исследования и разработки, только
около 3 процентов расходуется на сферу услуг. Основными барьерами для этого
перехода являются нормативные акты - барьеры для входа остаются высокими, а
жесткие финансовые правила затрудняют инвестиции. Правительство объявило о
планах отменить нормативные акты, увеличить финансирование для стартапов и
сократить налоговое бремя для сферы услуг, но пока эти изменения не принесли
существенных результатов из-за культурных барьеров, политических разногласий
и медленного характера изменений.[15, С.224]
Акцент правительства на промышленный сектор привел к тому, что страна
превратилась из нищеты в 11-ю по величине экономику мира в течение двух
поколений. Однако это создало чрезмерную зависимость от производства.
Помимо того, что это внешняя проблема, зависимость от производства привела к
серьезным внутренним структурным проблемам для Республики Корея.
Основными экспортными отраслями страны являются те, которые
поддаются рентабельности и консолидации, что привело к группе крупных
конгломератов, или «чеболей». Топ-10 чеболей - включая Samsung, Hyundai и
Lotte - составляют примерно 75- 80 процентов национальной экономики.[44]
Понижающее давление на заработную плату привело к недавней череде
42
протестов, включая серию забастовок в Hyundai, которые создали серьезные
экономические трудности для компании и, как следствие, для всей экономики
страны. Обрабатывающая промышленность, ориентированная на чеболь, также
сдерживает рост МСП, что еще больше способствует чрезмерной зависимости
страны от этих конгломератов. Хотя чеболи, несомненно, внесли чистый позитив
в экономику Республики Корея, их известность и успех способствовали развитию
экономической среды, которая сильно зависит от производства, и это еще больше
препятствует развитию сферы услуг.[22, С. 38]
Здесь правительство находится в тяжелом положении. Чеболи держат
политическое влияние, и Республика Корея должна пройти грань между
конгломератами и общественностью. Чтобы вытащить деньги из казны чеболей и
вернуть их в экономику, правительство ввело 10-процентный налоговый штраф за
чрезмерные запасы. Это также способствовало налоговым льготам для компаний,
которые используют резервы для увеличения заработной платы, инвестиций и
дивидендов. Кроме того, чтобы стимулировать рост сферы услуг и более
здорового числа МСП, правительство также приняло законопроект, который
облегчит продвижение хороших работников и увольнение плохо работающих
работников.

3.2 Перспективы развития внешней торговли Республики Корея

В 1966 году общий объем торговли Республики Корея составил около 1


миллиарда долларов, а в течение полувека он превысил 1 триллион долларов.
Членство в клубе за 1 триллион долларов тем более важно, потому что
южнокорейская экономика достигла таких удивительных результатов в условиях
усиленного глобального экономического кризиса. Эффективная экономическая
политика Республики Корея продемонстрировала, что экономика может расти за
счет торговли. Несмотря на сногсшибательные торговые показатели, в будущем
43
торговая политика Республики Корея сталкивается с проблемами и
возможностями. В частности, страна сталкивается с проблемой оценки своих
торговых показателей не только количественных, но и качественных.
Соответственно, Республике Корея следует подумать о том, что необходимо
сделать для поддержания экономического роста и сохранения высоких
показателей в международной торговле.[8]
Во-первых, южнокорейская экономика должна продолжать
диверсифицировать своих торговых партнеров и продукты, чтобы снизить риски
внешних шоков. Если кризис не утихнет, это повлияет на южнокорейскую
экономику через торговые каналы, а также финансовые каналы. Как видно из
приложения 3 и 4, южнокорейская экономика прилагает огромные усилия, чтобы
минимизировать риск слишком большой зависимости от небольшого числа
торговых партнеров. Усилия по снижению чрезмерного воздействия сработали, но
экономика не должна успокаиваться.
Кроме того, хотя доля экспорта Китая-США-Япония-ЕС-АСЕАН в общем
экспорте страны имеет тенденцию к снижению, доля 2007-2011 годов, по-
видимому, останется на уровне около 65 процентов. Это означает, что Республике
Корея еще не удалось избавиться от своей высокой торговой зависимости от своих
пяти крупнейших торговых партнеров.
В 2018 году доля первой десятки экспортных товаров Республики Корея
составила 60,3 процента, что указывает на гораздо большую концентрацию
продуктов по сравнению с показателями других стран. Согласно отчету KITA, в
среднем, с 2016 по 2018 год, доля десяти ведущих экспортных продуктов
составляла 27,1 процента для США, 28,8 процента для Китая, 24,2 процента для
Германии и 34,7 процента для Великобритании. Доли этих стран были намного
ниже, чем у Республики Корея, которая составила 51,1 процента в отчете.
Соответственно, для МСП желательно повысить свою конкурентоспособность и
снизить концентрацию за счет экспорта различных товаров и услуг. Это легче
44
сказать, чем сделать, требуя более долгосрочных усилий и постоянной
приверженности со стороны правительства и МСП.
Во-вторых, южнокорейская экономика должна повысить
конкурентоспособность своего сектора услуг и увеличить долю своего экспорта
услуг в мире. Как видно из приложения 6, доля южнокорейского экспорта услуг в
мире снизилась с 2,1 процента в 2010 году до 1,7 процента в 2018 году, в то время
как Китай удерживает свои позиции с 4,5 процента за тот же период. В частности,
в течение последнего десятилетия (2007-2017 гг.), Согласно ВТО (2018 г.), доля
экспорта товаров из Республики Корея выросла с 2,6% до 3,1%, а доля экспорта
услуг выросла с 2,0% до 2,3%. Кроме того, среднегодовой темп роста экспорта
товаров страны составляет 3 процента, что выше, чем экспорт услуг, 1 процента.
Однако в то время как рейтинг Республики Корея по экспорту товаров
вырос с 7 по 6 место с 2010 по 2017 год, рейтинг Республики Корея по экспорту
услуг упал с 14 до 17 места. По данным Банка Кореи, в отношении баланса услуг
Кореи в период с 2000 по 2006 год он продолжал увеличивать торговый дефицит.
Как видно в приложении 2, достигнув своего пикового дефицита в 2006 году,
Республика Корея все еще сохранила значительный дефицит торговли услугами.
Экономические данные свидетельствуют о том, что сектор услуг способствует
созданию рабочих мест и экономическому росту. Тем не менее, торговая политика
Республики Корея до сих пор была сосредоточена на укреплении
производственного сектора, что привело к неизбежному увеличению разрыва
между товарами и услугами с точки зрения торгового баланса.
Безусловно, южнокорейская экономика не сможет поддерживать себя или
способствовать более сбалансированному росту в среднесрочной и долгосрочной
перспективе без повышения конкурентоспособности сектора услуг.
В-третьих, Республика Корея должна принять политические меры для
дальнейшего повышения эффективности своих ССТ. Должны быть внутренние
реформы, соразмерные с соглашениями о свободной торговле. Например, меры
45
внутренней реформы в распределительных услугах должны быть реализованы,
чтобы потребители чувствовали снижение цен в результате снижения тарифов.
Если потребители не получат выгоды от снижения цен, эффект статического
благосостояния не будет реализован, и, таким образом, неконкурентная структура
рынка в конечном итоге ослабит поддержку потребителей для дальнейшей
либерализации торговли. Внутри страны крайне важно сделать рынок более
конкурентоспособным, чтобы извлечь выгоду из ССТ и повысить коэффициенты
использования в действующих ССТ.[15] Согласно недавнему отчету KIEP, за
исключением соглашения о свободной торговле между Республикой Корея и
Чили, использование которого составляет около 95 процентов, большинство
существующих соглашений о свободной торговле имеют низкие показатели
использования. Например, корейско-индийское соглашение о свободной торговле
сохранило только 25-процентную ставку для экспорта.
Наконец, что не менее важно, Республика Корея должна продолжать
собирать внутреннюю поддержку политики ССТ. Она также должна усилить
политическую коммуникацию с различными группами и секторами в экономике,
включая противников ее политики ССТ. По мере продвижения либерализации
торговли естественно, что некоторые секторы выигрывают, а другие сектора
проигрывают, в то же время обеспечивая чистый положительный выигрыш для
всей экономики. Зачастую увеличение разрыва в доходах между победителями и
проигравшими приводит к конфликтам между секторами или группами в
экономике, которые могут играть негативную роль, препятствуя экономическому
росту и снижая выгоды для потребителей.
Поэтому важно подготовить механизм компенсации, а также содействовать
конкурентоспособности в конкретном секторе, на который негативно влияет
политика свободной торговли. Законные проблемы сектора должны быть
должным образом рассмотрены правительством, и должен быть достигнут
взаимный консенсус среди членов общества. В конечном итоге, политика
46
свободной торговли была незаменимой опорой экономического роста в
Республике Корея. Опираясь на уже заключенные соглашения о свободной
торговле, Республика Корея должна следовать инклюзивной и устойчивой
траектории роста при активной поддержке своих граждан для будущих
соглашений о свободной торговле. Она также должна продолжать находить новые
возможности для роста, внедряя такие меры, как содействие НИОКР, расширение
сети ССТ в Азии и других регионах и развитие технологий с высокой добавленной
стоимостью.[6]
Республике Корея нужна новая парадигма и стратегия либерализации
торговли, которая выходит за рамки ССТ. Она не нуждается в торговых
соглашениях, основанных на обмене преференциями и дискриминацией по
принципу «око за око», чтобы либерализовать торговлю. Внутренние рынки
определенных чувствительных секторов, таких как производство говядины и
автомобилей, должны стать открытыми для глобальных держав на двусторонней
основе для более эффективного, открытого и оспариваемого рынка, а также
укрепления глобальной роли Республики Корея.[11]
В АТЭС и G20 у Республики Корея есть платформа для демонстрации
лидерства в односторонних инициативах, которые ослабляют последствия
дискриминации в ее торговых соглашениях. Республика Корея может взять на
себя четкие обязательства по многосторонности преференций с течением времени,
а также обязательства по многостороннему особому режиму в торговле услугами
или их предоставлении. Поскольку южнокорейская экономика движется к новой
экономической модели, основанной на зеленом росте, появляется возможность
сформулировать свои обязательства по глобальной торговле таким образом, чтобы
это соответствовало ее стремлениям к свободной торговле зелеными
технологиями.

47
3.3 Торгово-экономическое сотрудничество РК и РФ

Ближе к концу 1991 года, после распада Советского Союза, все


официальные отношения между РК и СССР стали отношениями между
Республикой Корея и Российской Федерации. Почти 70 лет полного разрыва в
дипломатических отношениях закончились, и были установлены новые связи,
позволяющие людям свободно путешествовать. На первом этапе товарооборот
между Республикой Корея и Россией увеличился до 3 миллиардов долларов в
середине 1990-х годов. В течение первого десятилетия корейско-российских
экономических отношений торговля в основном сводилась к южнокорейскому
экспорту бытовых электроприборов (цветные телевизоры и холодильники) и
южнокорейскому импорту сырья (сталь, металлоизделия и древесина) из России.
В то время Россия только начала открывать свой рынок, поэтому осведомленность
о западных продуктах была ограничена, что облегчало доступ южнокорейских
потребительских товаров. Кроме того, обильные и дешевые российские
природные ресурсы и сырье нашли южнокорейские каналы продаж относительно
быстро. Поскольку в 90-е годы торговля между стран быстро росла, на ранней
стадии их взаимодействия другие экономические отношения застопорились на
этапе расследования. Например, несмотря на то, что южнокорейские компании
предпринимали различные попытки прямых инвестиций в Россию до заключения
соглашения о дружбе с СССР, это привело лишь к небольшим инвестициям.[41]
Частично это было вызвано нестабильной социальной ситуацией в постсоветской
России и институциональным хаосом после проведения радикальной реформы.
Тем не менее, основной причиной было отсутствие информации и знаний о
внутреннем рынке России и русском народе, что затрудняло осуществление
смелых инвестиций. После установления официальных дипломатических связей
правительства двух стран подписали соглашение, касающееся таможни и
взаимной защиты инвестиций, чтобы подготовить систематическое основание для
48
активизации интерактивных экономических отношений, и непосредственно вели
обсуждения проектов экономического сотрудничества с точки зрения
национальной политики. Были обсуждены планы по строительству эксклюзивных
промышленных комплексов для южнокорейских компаний на Дальнем Востоке
России и по созданию совместного проекта по разработке месторождения
природного газа в Восточной Сибирской Республике Саха, но в то время ни один
из них не был реализован.[17]
Экономические обмены между Республикой Корея и Россией постоянно
росли с начала 1990-х годов, за исключением резких спадов из-за экономических
кризисов, возникших в Республике Корея (1997) и России (1998). Однако в 2000-х
годах экономические отношения между двумя странами начали вступать в
полномасштабную стадию роста, поскольку экономическая ситуация в России
приняла благоприятный оборот и вступила в долгосрочную фазу подъема. Объем
торговли между Республикой Корея и Россией превысил 10 миллиардов долларов
в 2007 году и 20 миллиардов долларов в 2011 году.[33]
В течение 2000-х годов торговля товарами между двумя странами также
значительно изменилась. Экспорт южнокорейской автомобильной техники в
Россию резко увеличился до более чем 60 процентов от общего экспорта в конце
2000-х годов. Экспорт российской продукции в Республику Корея также
изменился. В конце 1990-х годов остров Сахалин начал экспортировать сырую
нефть и продукты переработки нефти, которые стали основными товарными
позициями России. В условиях стабилизации общества и экономического
процветания при администрации Путина (2000 г.) прямые инвестиции
южнокорейских компаний в Россию также начали расти. В частности, после
середины 2000-х годов южнокорейские компании осуществили инвестиции в
строительство крупных отелей и заводов по производству автомобилей и
электронных товаров, так что прямые южнокорейские инвестиции в Россию
превысили 2 миллиарда долларов.
49
Начиная с 2000-х годов, взаимодействие Республики Корея и России
усилилось, а экономические отношения стали более разнообразными. Сочетание
южнокорейского капитала, технологий и бизнес-ноу-хау с российским
производством позволило добиться замечательных успехов в нескольких
областях.[12] В этот период правительства Республики Корея и России обсуждали
вопрос о соединении Транссибирской магистрали и Транскорейской железной
дороги, прокладывая трубопроводы природного газа от российского Дальнего
Востока до Корейского полуострова. Хотя оба проекта провалились из-за
отсутствия сотрудничества с КНДР, они все еще занимают важную позицию в
текущем списке экономического сотрудничества между Республикой Кореея и
Россией. Сельское хозяйство было новой формой инвестиций в России, которую
испытывали частные предприятия Республики Корея в это время. В середине
2000-х годов, когда цены на урожай по всему миру росли, несколько
южнокорейских компаний арендовали и управляли крупными фермами на
российском Дальнем Востоке. Кроме того, русские сотрудничали с корейцами в
разработке первой ракеты-спутника, демонстрируя разнообразие их
экономических отношений. Этот проект, начатый в 2004 году по соглашению
между правительствами двух стран и разработанный южнокорейскими и
российскими исследовательскими институтами, окупился в начале 2013 года
благодаря успешному запуску спутника в Республике Корея.[17]
Экономические отношения между Республикой Корея и Россией
значительно расширились во многих областях в течение почти 30 лет после
установления дипломатических связей после 70-летнего перерыва. Следовательно,
статус России как партнера экономических отношений с Республикой Корея
значительно повысился. Сегодня Россия занимает десятое место среди торговых
партнеров Республики Корея, обеспечивая 2,3 процента всего объема торговли
страны. Так как автомобильный бизнес Республики Корея быстро рос на

50
российском рынке в 2000-х годах, Россия стала вторым импортером
южнокорейских автомобилей, сразу после США.[33]
Сегодня сырая нефть составляет 40 процентов импорта Республики из
России. В результате доля российской сырой нефти в общем объеме импорта
сырой нефти в Республику Корея увеличилась примерно до пяти процентов.
Поскольку Республика Корея начала импортировать сжиженный природный газ
(СПГ) из России в 2009 году, зависимость корейцев от российских
энергоносителей стала еще выше. За последние 30 лет объем торговли между
Республикой Корея и Россией в целом был сбалансированным, и в последнее
время импорт российской продукции в Республику Корея был незначительно
выше, чем экспорт из Республики Корея в Россию.[12]
До недавнего времени накопленный объем прямых инвестиций
южнокорейских компаний в России, превышающий 2 миллиарда долларов,
составлял менее одного процента от всех прямых иностранных инвестиций
Республики Корея. Учитывая эту цифру, инвестиционные отношения не были
такими же активными, как торговые отношения в тот же период времени. Это
было после середины 2000-х годов, когда прямые инвестиции южнокорейских
компаний в Россию быстро возросли, хотя это не было чисто южнокорейским
явлением, поскольку Россия становилась принимающей страной мира. В то время
как другие страны сконцентрировались на инвестициях в материальные ресурсы в
России, южнокорейские компании инвестировали в местное производство и
продажу обработанных товаров, включая автомобили. Тот факт, что
инвестиционные отношения между двумя странами по-прежнему состоят в
основном из инвестиций Республики Корея в Россию, а не из России в Республику
Корея, подтверждает, что инвестиционные отношения между странами еще не
активны. Несмотря на то, что Россия стала одним из наиболее важных кандидатов
на прямые иностранные инвестиции в мире, ее инвестиции все еще имеют
тенденцию в основном в странах бывшего Советского Союза и регионах Европы.
51
Только недавно Россия начала инвестировать в азиатские страны, такие как Китай
и Вьетнам, и, как ожидается, увеличит прямые инвестиции в Республику Корея в
будущем.[41;33]
Сегодня ведутся различные дискуссии о проектах экономического
сотрудничества между Республикой Корея и Россией, которые еще недостаточно
развиты, чтобы быть конкретными инвестиционными проектами. Например, две
страны обсудили планы совместной разработки и использования сырьевых
ресурсов, таких как нефть, природный газ и уголь; развивать сельское хозяйство
на Дальнем Востоке России; приобретать рыбные ресурсы; и обрабатывать лесные
продукты. Наряду с обсуждением сотрудничества в области железных дорог в
рамках проекта по соединению Транскорейской железной дороги с
Транссибирской магистралью, строительство портов, скоростных
автомагистралей, электростанций и мощных горнодобывающих предприятий
также входит в совместный бизнес-план Республики Корея и России. Кроме того,
уже давно ведутся дискуссии о совместном строительстве передающей сети для
обмена взаимной избыточной электроэнергией. Уже есть успешные примеры
предприятий, которые производят новые продукты, которые сочетают в себе
передовые научные технологии России и методы коммерциализации Республики
Корея. Хотя финансовые затраты и выгоды от реализации этих совместных
проектов трудно оценить, само их существование подчеркивает разнообразие,
своеобразие и значимость экономических отношений между Республикой Корея и
Россией.[17]

52
Заключение
В этом исследовании подчеркивается особенности внешнеторговых связей
Республики Корея и их роль в позиционировании страны в мировом хозяйстве.
После войны на корейском полуострове, правительство взяло вектор в
сторону укрепления своей экономики за счет внешнеторговой деятельности. В
1960-х годах государство проводило протекционистскую политику по защите
своего отечественного производителя. Стратегия «сначала рост через
индустриализацию», принятая на начальном этапе развития, имела смысл в
экономике с ограниченными ресурсами и широко распространенной бедностью.
Два десятилетия после Бреттон-Вудской системы до первого глобального
нефтяного кризиса в начале 1970-х годов представляли собой «золотой век»
международной торговли и инвестиций. В течение этого периода были доступны
не только поставки международного капитала на разумных условиях
заимствования, но и многие промышленно развитые страны могли поддерживать
рост своей экономики, что дополнительно стимулировало расширение мирового
рынка. Решения о либерализации обменных курсов и процентных ставок наряду с
фискальными реформами на начальном этапе усилий по индустриализации были
однозначно направлены на создание условий, способствующих международной
конкурентоспособности и поощрению сбережений. Такая тактика, как выборочное
распределение кредитов для поддержки секторов «потенциальных победителей»,
стимулировала конкуренцию, создавая рынки для своих продуктов и условия для
высокой прибыли, привлекая еще больше новых конкурентов.
Дальнейшая политика по либерализации рынка способствовала
полноценной интеграции южнокорейской экономики в мировом хозяйстве. В 1995
году Республика Корея вошла в «клуб триллионеров». Основными торговыми
партнерами на тот момент являлись США, Япония, страны Европейского Союза и
в меньшей степени страны Юго-восточной Азии, в частности Китай.

53
Понимая всю важность своей внешней деятельности, торговая политика
южнокорейского правительства основывается на заключение двухсторонних
соглашений о зонах свободной торговли. На данный момент подписаны ССТ со
всеми крупнейшими торговыми партнерами таких как Китай, США, ЕС, Япония и
не только. Эффект индустриализации связывают с ослаблением
сельскохозяйственного сектора и сектора услуг, на которых применяются
протекционистские меры.
Динамика товарооборота страны отмечается темпами выше общемировых,
что свидетельствует о высокой степени открытости южнокорейской экономики.
Однако это имеет и свои недостатки, ведь состояние как торгового баланса, так и
ВВП страны стали чувствительными к изменениям конъюнктуры мировых
рынков. Благодаря вмешательству со стороны правительства, процесс рецессии
после 2009 года не настигло страну, однако это не может не озадачить.
Основными южнокорейскими товарами, которые пользуются спросом на
внешнем рынке, являются автомобили, полупроводники, электронные аппараты,
суда. В следствии государственной поддержки промышленной отрасли, а также
поощрении создания конгломерата, Чеболи стали основной движущей силой
экономического роста страны не только удовлетворяя спрос на внутреннем рынке,
но также составляя сильную конкуренцию на мировом рынке. Обратный эффект
такого решения состоит в том, что благосостояние этих компании определяет
тренд благосостояния целой страны.
С момента либерализации национальной экономики торговля услугами
стала иметь отрицательное сальдо. Изначально это обосновалось тем, что
правительство контролировало зарубежные поездки своих граждан, однако
основной причиной является недостаточное внимание со стороны государства.
Транспортные, публичные услуги и туризм занимают более 60% всех оказанных
услуг. Правительство уже начала выстраивать свою политику по поддержке
третьего сектора экономики, отбирая ключевые конкурентоспособные сферы.
54
На современном этапе торговля Республики Корея сталкивается с такими
проблемами как:
 Существенный рост доли Китая как в экспорте, так и в импорте страны, что
противоречит ее политики по диверсификации торговых партнеров
 Девальвация национальной валюты, что приводит к снижению экспорта в
стоимостном выражении
 Замедление мирового роста, из-за которого спрос на нефтепродукты падает
 Пониженный спрос в судостроительной отрасли
 Зависимость от Чеболи, доля которых составляет 80% от ВВП страны
В настоящее время Республике Корея предстоит, во-первых, продолжать
свою политику по диверсификации как товаров, так и торговых партнеров для
снижения колебаний в своей экономике. Во-вторых, необходимо повысить
конкурентоспособность сектора услуг путем поощрения малого и среднего
бизнеса. В-третьих, правительство должно принять политические меры для
дальнейшего повышения эффективности своих ССТ.
Торгово-экономические отношения между Республикой Корея и Россией
значительно расширились во многих областях в течение 30 лет после
установления дипломатических связей после 70-летнего перерыва. Следовательно,
статус России как партнера экономических отношений с Республикой Корея
значительно повысился. Сегодня Россия занимает десятое место среди торговых
партнеров Республики Корея, обеспечивая 2,3 процента всего объема торговли
страны. Сегодня ведутся различные дискуссии о проектах экономического
сотрудничества между странами в области использования сырьевых ресурсов;
развития сельского хозяйства на Дальнем Востоке России и т.д.

55
Список литературы

Научная литература
1. Атюков И.Г. Динамика товарной и региональной структуры внешней торговли
Республики Кореи (1992-2014 гг.) // Экономические науки. 2016. № 137. С. 126-
131.
2. Атюков И.Г. Соглашение о свободной торговле. Опыт Республики Корея //
Экономические науки. 2018. № 169. С. 61-64.
3. Бочарникова М.В. Либерализация экономики Южной Кореи по американским
стандартам в 1990-е гг. И влияние на неё азиатского финансового кризиса 1997-
1998 гг // Вестник Томского государственного университета. История. 2017. №
45. С. 60-66.
4. Гладков И.С. Внешнеторговые связи европейского союза и партнерство ЕС с
Японией, Республикой Корея // Международная торговля и торговая политика.
2018. № 3 (15). С. 19-30.
5. Гордиенко Д.В. Обеспечение экономической безопасности Южной Кореи при
реализации глобальных интеграционных проектов // Восточная аналитика.
2017. № 3. С. 18-31.
6. Горожанкина А.А. Республика Корея: тенденции, возможности и проблемы
перехода на модель интенсивного экономического роста // Азия и Африка
сегодня. 2018. № 2 (727). С. 69-75.
7. Ковш А.В., Полхова Е.В. Япония и Республика Корея в контексте
трансформации транстихоокеанского партнерства // Общество: политика,
экономика, право. 2017. № 6. С. 63-64.
8. Корея перед новыми вызовами // Российская Академия Наук; Федеральное
государственное бюджетное учреждение Институт Дальнего Востока
Российской академии наук; Центр корейских исследований / Москва, 2017.

56
9. Костюнина Г.М. Южнокорейская политика участия в региональных торговых
соглашениях//Международная жизнь. 2017. № 3. С. 81-95.
10.Кузнецова Е.А. Соглашения о свободной торговле во внешней политики
Республики Корея // Современные научные исследования и инновации. 2016.
№ 6 (62). С. 894-896.
11.Латышов А.В. Тенденции внешней торговли Республики Кореи //
Международная торговля и торговая политика. 2018. № 2 (14). С. 104-112.
12.Латышов А.В. Торговая политика Республики Корея и особенности ее
торговых взаимоотношений с Россией в 2016 году // Международная торговля
и торговая политика. 2016. № 3. С. 64-71.
13.Манджиев И.Л. Экономическая роль Республики Корея в азиатском регионе и
на дальнем востоке России: обзор тенденции // Международный журнал
прикладных и фундаментальных исследований. 2017. № 5-1. С. 111-114.
14.Марк Блауг Теория международной торговли Хекшера – Олина // Издательство
Кембриджского университета. 1992. C. 185-191
15.Машарский К.Г. Специфика национальной инновационной системы
Республики Корея: перспективы и вызовы // В сборнике: Корея перед новыми
вызовами РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК; Федеральное государственное
бюджетное учреждение Институт Дальнего Востока Российской академии
наук; Центр корейских исследований. Москва, 2017. С. 218-228.
16.Можджер В.В. Теоретические подходы к управлению внешней торговлей //
Новости науки и технологий. 2018. № 2 (45). С. 22-29.
17.Нуриева А.Р., Гибадуллин М.З. Российско-Южнокорейские торговые
отношения в ХХI веке // European Social Science Journal. 2018. № 1. С. 128-134.
18.Оболенский В.П. Внешнеторговая политика в процессе открытия экономики //
Российский внешнеэкономический вестник. 2018. № 1. С. 78-90.
19.Оболенский В.П. От легитимного протекционизма к торговым войнам? //
Мировая экономика и международные отношения. 2018. Т. 62. № 9. С. 18-25.
57
20.Оболенский В.П. Открытость национальных экономик: мир и Россия //
Мировая экономика и международные отношения. 2017. Т. 61. № 10. С. 5-15.
21.Пак С.Ч. Политика Южной Кореи в сфере торговли и стратегия страны в
отношении региональных и глобальных инициатив экономической интеграции
на примере всеобъемлющего регионального экономического партнерства
(ВРЭП) и транстихоокеанского партнерства (ТТП) // Вестник международных
организаций: образование, наука, новая экономика. 2016. Т. 11. № 4. С. 177-
204.
22.Подоба З.С., Титова А.М. Чеболь как основа экспортно ориентированной
экономики Республики Корея // Азия и Африка сегодня. 2018. № 3 (728). С. 33-
40.
23.Портанский А.П. ВТО: перспективы после Буэнос-Айреса // Международная
экономика. 2018. № 2. С. 52-60.
24.Портанский А.П. О перспективах мегарегиональных торговых соглашений //
Мир новой экономики. 2017. № 3. С. 47-53.
25.Портанский А.П. От Бреттон-Вудса до Буэнос-Айреса // Торговая политика.
2017. № 3 (11). С. 32-45.
26.Портанский А.П. Признаки трансформации в системе глобальной торговли //
Год планеты Экономика, политика, безопасность. Ежегодник: Выпуск 2016
года. Москва, 2016. С. 20-30.
27.Портанский А.П. Признаки трансформации в системе глобальной торговли //
Год планеты Экономика, политика, безопасность. Ежегодник: Выпуск 2016
года. Москва, 2016. С. 20-30.
28.Портанский А.П. Приход Трампа меняет перспективы международной
торговли США и Канада: экономика, политика, культура // 2017. № 11 (575). С.
83-96.
29.Портанский А.П. Трамп разрушает сложившиеся правила и принципы мировой
торговли // Международная экономика. 2018. № 6. С. 7-18.
58
30.Портанский А.П., Давыдов В.Д. Транстихоокеанское партнерство: новые
стандарты для инвестиций и финансовых услуг // Деньги и кредит. 2016. № 7.
С. 21-24.
31.Потапов И.И., Власова К.В., Ромадин С.П., Скробачева М.С. Основные
тенденции в области торговли и экономический рост Южной Кореи,
основанный на развитии экспорта // Colloquium-journal. 2018. № 8-5 (19). С. 66-
67.
32.Синякова А.Ф. Развитие экономики Республики Корея после освобождения
через призму внешней торговли // КНДР и РК-70 лет Коллективная
монография. Москва, 2018. С. 178-187.
33.Сон Бьюнг Джик Структура внешней торговли Республики Корея с Российской
Федерацией // Проблемы Дальнего Востока. 2017. № 1. С. 49-59.
34.Сонг Б.Д. Внешнеэкономическая стратегия Республики Корея // Азия и Африка
сегодня. 2018. № 4 (729). С. 76-79.
35.Спартак А.Н. Мегарегионализм в условиях "пробуксовки" ВТО //
Международная экономика. 2019. № 2. С. 9-20.
36.Спартак А.Н. Современные трансформационные процессы в международной
торговле и интересы России: монография / А. Н. Спартак. - Москва: ИКАР,
2018. – 454 с.
37.Спартак А.Н., Французов В.В. Современные тенденции и риски в развитии
мировой экономики // Российский внешнеэкономический вестник. 2019. № 2.
С. 7-24.
38.Федоровский А.Н. Приоритеты участия Республики Корея в интеграционных
проектах // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право.
2017. Т. 10. № 4. С. 144-157.
39.Хасбулатов Р.И. 1.1 Торгово-экономические санкции, эмбарго, торговые
блокады в мировой политике: с древнего мира до их использования против
России // В книге: Международная торговля: вчера, сегодня, завтра Гришин
59
В.И., Хасбулатов Р.И., Спартак А.Н., Чжан Д.Юн., Лебедева Л.Ф. Посвящается
110-летнему юбилею Российского экономического университета им. Г.В.
Плеханова. Москва, 2017. С. 12-36.
40.Чирков А.Г. Проблемы и перспективы развития отношений между США и
Республикой Корея // Актуальные проблемы экономики и управления. 2017. №
3 (15). С. 84-86.
41.Шайхисламова Л.Ю. Анализ взаимной торговли Республики Корея и РФ //
Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2016. № 1-3. С.
47-49.
Электронные источники
42.Официальный сайт Всемирного Банка. [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.worldbank.org/ (дата обращения: 15.05.2019)
43.Официальный сайт ВТО [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.wto.org/index.htm (дата обращения: 21.05.2019)
44. Официальный сайт Корейского национального статистического управления
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kostat.go.kr/portal/eng/index.action
(дата обращения: 03.05.2019)
45.Официальный сайт корейской международной торговой ассоциации.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kita.net (дата обращения:
30.05.2019)
46.Официальный сайт МВФ [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.imf.org/external/index.htm (дата обращения: 17.05.2019)
47.Официальный сайт ЮНКТАД [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.unctadstat.unctad.org (дата обращения: 28.04.2019)
48.Adam Smith An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations //
London: Methuen & Co., Ltd. 1904 [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.econlib.org/library/Smith/smWN.html (дата обращения: 14.03.2019)

60
49.Alexia Fernández Campbell Trump’s new trade deal with South Korea, explained //
VOX. 2018 [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.vox.com/2018/9/24/17883506/trump-korea-trade-deal-korus (дата
обращения: 12.04.2019)
50.Bastable Charles F. Public Finance // London: Macmillan and Co., Limited. 1917
[Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.econlib.org/library/Bastable/bastbPF.html?chapter_num=2#book-reader
(дата обращения: 07.03.2019)
51.David Ricardo On the Principles of Political Economy and Taxation // London: John
Murray. 1821 [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.econlib.org/library/Ricardo/ricP.html?chapter_num=1#book-reader
(дата обращения: 03.03.2019)
52.Michael E. Porter The Competitive Advantage of Nations // Harvard Business
Review/ 1990 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://hbr.org/1990/03/the-
competitive-advantage-of-nations(дата обращения: 26.03.2019)
53.Nassau Senior Political Economy // London: Richard Griffin and Co. 1850
[Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.econlib.org/library/Senior/snP.html?chapter_num=6#book-reader (дата
обращения: 10.03.2019)
54.Song Jung-a Seoul offers Daewoo Shipbuilding $2.6bn lifeline // Financial Times.
2017 [Электронный ресурс]. Режим доступа:
https://www.ft.com/content/9382c134-0f79-11e7-b030-768954394623 (дата
обращения: 10.04.2019)
55.Theodore Levitt Exploit the Product Life Cycle // Harvard Business Review. 1965
[Электронный ресурс]. Режим доступа: https://hbr.org/1965/11/exploit-the-
product-life-cycle (дата обращения: 20.03.2019)
56.World Economic Outlook (WEO) // International Monetary Fund. 2019
[Электронный ресурс]. Режим доступа:
61
https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2019/03/28/world-economic-
outlook-april-2019 (дата обращения: 12.04.2019)
Приложение
Приложение 1
Объем экспорта, импорта, сальдо товаров РК, млн. долл. США
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Экспорт 172268 150439 162471 193817 253845 284419 325465 371489 422007 363534
Импорт 160481 141098 152126 178827 224463 261238 309383 356846 435275 323085
Сальдо 11787 9341 10345 14990 29382 23181 16082 14643 -13268 40449
Доля экспорта, импорта товаров РК от мирового значения (%)
Экспорт 2.7 2.4 2.5 2.6 2.8 2.7 2.7 2.7 2.6 2.9
Импорт 2.4 2.2 2.3 2.3 2.4 2.4 2.5 2.5 2.6 2.5
Объем экспорта, импорта, сальдо товаров РК, млн. долл. США
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Экспорт 466384 555214 547870 559632 572664 526757 495426 573694 604860
Импорт 425212 524413 519585 515586 525514 436499 406193 478478 535202
Сальдо 41172 30801 28285 44046 47150 90258 89233 95216 69658
Доля экспорта, импорта товаров РК от мирового значения (%)
Экспорт 3.0 3.0 3.0 3.0 3.0 3.2 3.1 3.2 3.1
Импорт 2.8 2.8 2.8 2.7 2.8 2.6 2.5 2.7 2.7
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=101 (дата обращения: 20.03.2019).

Приложение 2
Объем экспорта, импорта, сальдо товаров и услуг РК, млн. долл. США
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Экспорт 298126 291313 329276 375020 452356 487713 546648 615834 661999
Импорт 331170 319120 367010 405975 455992 491588 552309 616607 636309
Сальдо -33044 -27806 -37734 -30955 -3637 -3875 -5661 -773 25689
Доля экспорта, импорта товаров и услуг РК от ВВП (%)
Экспорт 35.0 32.7 30.8 32.7 38.3 36.8 37.2 39.2 50.0
Импорт 32.9 31.2 29.3 30.7 34.5 34.4 36.4 38.1 50.0
Динамика экспорта, импорта товаров и услуг РК (%)
Экспорт 17.2 -2.3 13.0 13.9 20.6 7.8 12.1 12.7 7.5
Импорт 21.8 -3.6 15.0 10.6 12.3 7.8 12.4 11.6 3.2
Объем экспорта, импорта, сальдо товаров и услуг РК, млн. долл. США
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017
Экспорт 659844 743627 856168 899711 938039 957078 955828 980306 998965
Импорт 593320 695703 795504 814624 828556 840702 858305 898882 962058
Сальдо 66524 47924 60664 85087 109483 116375 97522 81424 36907
Доля экспорта, импорта товаров и услуг РК от ВВП (%)
Экспорт 47.5 49.4 55.7 56.3 53.9 50.3 45.3 42.3 43.1
Импорт 42.9 46.2 54.3 53.5 48.9 45.0 38.4 35.4 37.7
Динамика экспорта, импорта товаров и услуг РК (%)
Экспорт -0.3 12.7 15.1 5.1 4.3 2.0 -0.1 2.6 1.9
Импорт -6.8 17.3 14.3 2.4 1.7 1.5 2.1 4.7 7.0

62
Источник: составлено автором на основе данных ОЕКД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://data.oecd.org/trade/trade-in-goods-and-services.htm (дата обращения: 25.03.2019).

Приложение 3
Доля экспорта товаров РК %
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
США 21.95% 20.85% 20.28% 17.73% 16.95% 14.59% 13.31% 12.35% 11.02%
Япония 11.88% 10.97% 9.32% 8.91% 8.55% 8.45% 8.15% 7.10% 6.69%
Китай 10.71% 12.09% 14.62% 18.11% 19.60% 21.77% 21.34% 22.07% 21.66%
ЕС 14.47% 14.18% 14.78% 14.09% 15.17% 15.62% 15.18% 15.14% 13.90%
АСЕАН 11.69% 10.94% 11.33% 10.45% 9.46% 9.65% 9.85% 10.43% 11.68%
Россия 0.46% 0.62% 0.66% 0.86% 0.92% 1.36% 1.59% 2.18% 2.31%

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017


США 10.40% 10.72% 10.16% 10.73% 11.14% 12.32% 13.31% 13.47% 12.00%
Япония 5.99% 6.04% 7.15% 7.08% 6.19% 5.63% 4.86% 4.92% 4.67%
Китай 23.85% 25.05% 24.17% 24.52% 26.07% 25.36% 26.03% 25.12% 24.78%
ЕС 12.85% 11.51% 10.15% 9.07% 8.77% 9.12% 9.22% 9.54% 9.52%
АСЕАН 11.27% 11.41% 12.93% 14.44% 14.65% 14.80% 14.20% 15.04% 16.60%
Россия 1.15% 1.66% 1.86% 2.03% 1.99% 1.77% 0.89% 0.96% 1.20%
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=24738 (дата обращения: 17.03.2019).

Приложение 4

Доля экспорта товаров РК в регионах мира, %


70.0%

35.0%

0.0%
2000 2005 2010 2015 2017

Азия Северная Америка Европа


Ближний Восток Другие

Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=24738 (дата обращения: 09.04.2019).

63
64
Приложение 5
Доля импорта товаров РК %
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Япония 19.8% 18.9% 19.6% 20.3% 20.6% 18.5% 16.8% 15.8% 14.0%
США 18.2% 15.9% 15.2% 13.9% 12.9% 11.8% 10.9% 10.5% 8.9%
АСЕАН 11.3% 11.3% 11.0% 10.3% 10.0% 10.0% 9.6% 9.3% 9.4%
ЕС 10.1% 10.9% 11.5% 11.1% 10.9% 10.5% 9.8% 10.3% 9.2%
Китай 8.0% 9.4% 11.4% 12.3% 13.2% 14.8% 15.7% 17.7% 17.7%
Россия 1.3% 1.4% 1.5% 1.4% 1.6% 1.5% 1.5% 2.0% 1.9%

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017


Япония 15.3% 15.1% 13.0% 12.4% 11.6% 10.2% 10.5% 11.7% 11.5%
США 9.0% 9.5% 8.5% 8.4% 8.1% 8.7% 10.1% 10.7% 10.6%
АСЕАН 10.5% 10.4% 10.1% 10.0% 10.3% 10.2% 10.3% 10.9% 11.2%
ЕС 10.0% 9.1% 9.0% 9.7% 10.9% 11.9% 13.1% 12.8% 12.0%
Китай 16.8% 16.8% 16.5% 15.5% 16.1% 17.1% 20.7% 21.4% 20.5%
Россия 1.8% 2.3% 2.1% 2.2% 2.2% 3.0% 2.6% 2.1% 2.5%
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=24741 (дата обращения: 12.04.2019).

Приложение 6
Темпы роста экспорта, импорта товаров %
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Республика Экспорт - -12.7% 8.0% 19.3% 31.0% 12.0% 14.4% 14.1% 13.6%
Корея Импорт - -12.1% 7.8% 17.6% 25.5% 16.4% 18.4% 15.3% 22.0%
Экспорт - -3.9% 4.9% 16.6% 22.3% 13.9% 15.9% 15.6% 15.2%
Мир
Импорт - -3.7% 5.1% 16.7% 22.2% 13.4% 15.1% 14.9% 16.0%

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017


Республика Экспорт -13.9% 28.3% 19.0% -1.3% 2.1% 2.4% -8.1% -5.9% 15.8%
Корея Импорт -25.8% 31.6% 23.3% -0.9% -0.8% 1.9% -16.9% -6.9% 17.8%
Экспорт -22.5% 21.8% 20.2% 0.7% 2.8% -0.1% -12.9% -3.1% 10.5%
Мир
Импорт -23.0% 21.4% 19.4% 0.7% 1.9% 0.4% -12.3% -3.0% 11.2%
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=101 (дата обращения: 16.04.2019).

65
Приложение 7
Товарная структура экспорта РК %
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Пищевые продукты и
1.4% 1.5% 1.3% 1.1% 1.0% 0.9% 0.7% 0.7% 0.7%
живые животные
Алкоголь и табак 0.1% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2%
Сырые материалы,
непищевые (за 1.1% 1.1% 1.0% 1.0% 1.0% 1.0% 1.0% 1.1% 1.2%
исключением топлива)
Минеральное топливо,
смазочные материалы и 5.4% 5.3% 4.0% 3.6% 4.1% 5.5% 6.4% 6.6% 9.1%
смежные материалы
Животные и растительные
0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0%
масла
Химикаты и смежные
продукты, не включенные в 8.0% 8.3% 8.5% 8.7% 9.1% 9.8% 9.8% 10.1% 10.1%
другие категории
Промышленные товары 17.6% 17.8% 16.6% 15.5% 14.6% 14.4% 14.3% 14.0% 14.1%
Машинное и транспортное
58.2% 57.6% 61.3% 62.5% 63.0% 61.0% 59.1% 58.3% 55.4%
оборудование
Смешанные промышленные
7.2% 7.5% 6.4% 6.2% 5.8% 7.1% 8.2% 8.7% 8.8%
изделия
Предметы потребления и
операции, не включенные в 0.9% 0.7% 0.6% 1.0% 1.2% 0.1% 0.3% 0.2% 0.3%
другие категории

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017


Пищевые продукты и
0.9% 0.8% 0.9% 0.9% 0.9% 0.9% 0.9% 1.0% 0.9%
живые животные
Алкоголь и табак 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.3% 0.3% 0.4% 0.3%
Сырые материалы,
непищевые (за 1.1% 1.2% 1.5% 1.4% 1.2% 1.1% 1.0% 1.0% 1.1%
исключением топлива)
Минеральное топливо,
смазочные материалы и 6.5% 7.0% 9.6% 10.5% 9.7% 9.2% 6.3% 5.5% 6.3%
смежные материалы
Животные и растительные
0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0% 0.0%
масла
Химикаты и смежные
продукты, не включенные в 10.3% 10.5% 10.9% 11.2% 11.8% 11.8% 11.2% 12.0% 12.3%
другие категории
Промышленные товары 13.2% 13.0% 13.8% 13.8% 12.8% 13.2% 12.8% 13.1% 12.5%
Машинное и транспортное
56.8% 56.6% 54.1% 52.5% 54.6% 55.0% 59.0% 58.7% 59.1%
оборудование
Смешанные промышленные
10.1% 10.0% 8.5% 8.8% 8.5% 8.3% 8.3% 8.0% 7.2%
изделия
Предметы потребления и
операции, не включенные в 0.8% 0.7% 0.6% 0.6% 0.3% 0.2% 0.2% 0.3% 0.1%
другие категории
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=24739 (дата обращения: 22.04.2019).
66
Приложение 8
Товарная структура импорта РК %
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Пищевые продукты и
4.0% 4.8% 5.0% 4.7% 4.1% 3.8% 3.7% 3.8% 3.8%
живые животные
Алкоголь и табак 0.3% 0.4% 0.5% 0.4% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2%
Сырые материалы,
непищевые (за 6.2% 6.4% 6.0% 5.7% 6.0% 5.9% 6.4% 6.7% 6.5%
исключением топлива)
Минеральное топливо,
смазочные материалы и 23.7% 24.1% 21.3% 21.6% 22.4% 25.8% 28.0% 27.0% 32.7%
смежные материалы
Животные и растительные
0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.3%
масла
Химикаты и смежные
продукты, не включенные в 8.4% 9.2% 9.3% 9.2% 9.2% 9.4% 8.9% 9.1% 8.4%
другие категории
Промышленные товары 11.4% 11.8% 12.6% 12.5% 13.7% 13.7% 13.7% 14.6% 14.9%
Машинное и транспортное
36.8% 34.0% 35.0% 35.0% 33.6% 31.6% 30.0% 30.1% 26.3%
оборудование
Смешанные промышленные
7.5% 7.9% 8.8% 9.1% 8.8% 9.0% 8.6% 7.7% 6.6%
изделия
Предметы потребления и
операции, не включенные в 1.4% 1.2% 1.2% 1.7% 1.6% 0.4% 0.4% 0.5% 0.3%
другие категории

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017


Пищевые продукты и
4.2% 3.8% 4.2% 4.1% 4.2% 4.4% 5.2% 5.6% 5.1%
живые животные
Алкоголь и табак 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.2% 0.3% 0.3%
Сырые материалы,
непищевые (за 6.3% 7.2% 8.1% 7.4% 6.7% 6.6% 6.0% 5.8% 5.9%
исключением топлива)
Минеральное топливо,
смазочные материалы и 28.4% 28.8% 33.1% 35.8% 35.0% 33.4% 23.7% 20.1% 23.0%
смежные материалы
Животные и растительные
0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3%
масла
Химикаты и смежные
продукты, не включенные в 9.7% 9.6% 9.1% 9.1% 9.1% 9.0% 9.9% 10.5% 10.1%
другие категории
Промышленные товары 13.4% 13.2% 12.2% 10.9% 10.7% 11.0% 11.5% 11.7% 10.7%
Машинное и транспортное
30.0% 29.0% 25.4% 24.6% 26.1% 27.0% 33.3% 35.1% 34.1%
оборудование
Смешанные промышленные
7.2% 7.4% 7.0% 7.3% 7.5% 7.8% 9.5% 10.4% 10.0%
изделия
Предметы потребления и
операции, не включенные в 0.3% 0.4% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.3% 0.2% 0.5%
другие категории
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=24741 (дата обращения: 22.04.2019).
67
Приложение 9
Товарная структура мирового экспорта %
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Пищевые продукты и
5.3% 5.7% 5.7% 5.7% 5.3% 5.2% 4.9% 5.1% 5.3%
живые животные
Алкоголь и табак 0.9% 0.9% 1.0% 0.9% 0.9% 0.8% 0.8% 0.8% 0.7%
Сырые материалы,
непищевые (за 3.1% 3.0% 3.0% 3.1% 3.2% 3.3% 3.4% 3.6% 3.6%
исключением топлива)
Минеральное топливо,
смазочные материалы и 10.4% 9.8% 9.5% 10.1% 11.2% 13.8% 14.7% 14.5% 17.8%
смежные материалы
Животные и растительные
0.3% 0.3% 0.4% 0.4% 0.4% 0.4% 0.4% 0.4% 0.6%
масла
Химикаты и смежные
продукты, не включенные в 9.0% 9.7% 10.4% 10.7% 10.7% 10.7% 10.3% 10.6% 10.5%
другие категории
Промышленные товары 13.6% 13.7% 13.8% 13.7% 14.0% 13.8% 14.1% 14.3% 13.6%
Машинное и транспортное
40.9% 40.3% 40.1% 39.2% 38.2% 36.5% 36.6% 36.1% 33.6%
оборудование
Смешанные промышленные
12.3% 12.6% 12.6% 12.3% 11.8% 11.4% 10.9% 10.8% 10.2%
изделия
Предметы потребления и
операции, не включенные в 4.2% 3.9% 3.6% 3.9% 4.4% 4.3% 3.9% 3.8% 4.1%
другие категории

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017


Пищевые продукты и
6.2% 5.7% 5.7% 5.7% 5.9% 6.1% 6.4% 6.7% 6.6%
живые животные
Алкоголь и табак 0.9% 0.8% 0.8% 0.8% 0.8% 0.8% 0.8% 0.9% 0.9%
Сырые материалы,
непищевые (за 3.5% 4.1% 4.4% 4.1% 4.0% 3.8% 3.5% 3.5% 3.8%
исключением топлива)
Минеральное топливо,
смазочные материалы и 14.5% 15.5% 17.9% 18.4% 17.7% 16.5% 11.6% 9.6% 11.4%
смежные материалы
Животные и растительные
0.5% 0.5% 0.6% 0.6% 0.5% 0.5% 0.5% 0.6% 0.6%
масла
Химикаты и смежные
продукты, не включенные в 11.5% 11.2% 10.9% 10.7% 10.7% 10.9% 11.3% 11.4% 11.4%
другие категории
Промышленные товары 12.6% 12.9% 12.9% 12.2% 12.1% 12.4% 12.7% 12.4% 12.4%
Машинное и транспортное
33.6% 33.7% 31.8% 31.8% 32.0% 33.0% 35.8% 36.6% 36.2%
оборудование
Смешанные промышленные
11.4% 10.8% 10.4% 10.8% 11.0% 11.6% 12.5% 12.6% 12.0%
изделия
Предметы потребления и
операции, не включенные в 5.2% 4.7% 4.6% 5.0% 5.3% 4.4% 4.8% 5.5% 4.7%
другие категории
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=24739 (дата обращения: 22.04.2019).
68
Приложение 10
Структура экспорта услуг РК %
2006 2007 2008 2009 2010 2011
Услуги, связанные с товарами 3.8% 3.2% 2.5% 2.5% 2.8% 2.7%
Транспорт 45.5% 46.9% 49.2% 39.7% 47.1% 40.9%
Туризм 10.0% 8.5% 10.7% 13.5% 12.4% 13.7%
Инфраструктура 12.2% 13.5% 15.0% 20.0% 14.4% 17.0%
Страхование 0.5% 0.6% 0.5% 0.5% 0.6% 0.6%
Финансы 2.4% 2.9% 2.4% 2.2% 2.0% 2.0%
Интеллектуальная
3.7% 2.5% 2.7% 4.5% 3.8% 4.8%
собственность
Телекоммуникация, ИТ услуги 1.3% 1.3% 1.0% 1.2% 1.2% 1.5%
Другие услуги 20.6% 20.6% 16.0% 16.0% 15.7% 16.8%

2012 2013 2014 2015 2016 2017


Услуги, связанные с товарами 2.7% 2.8% 2.8% 3.0% 2.9% 2.9%
Транспорт 40.2% 36.4% 34.2% 35.1% 28.8% 28.1%
Туризм 13.0% 14.1% 15.9% 15.6% 18.3% 15.3%
Инфраструктура 19.0% 19.6% 17.3% 12.5% 12.4% 10.7%
Страхование 0.5% 0.6% 0.7% 0.8% 0.7% 1.1%
Финансы 1.8% 1.2% 1.3% 1.7% 1.9% 2.5%
Интеллектуальная
3.8% 4.2% 4.6% 6.3% 7.0% 8.2%
собственность
Телекоммуникация, ИТ услуги 1.5% 2.1% 2.7% 3.6% 3.9% 4.9%
Другие услуги 17.6% 18.9% 20.5% 21.5% 24.1% 26.2%
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=135718 (дата обращения: 24.04.2019).

Приложение 11
Темпы роста экспорта, импорта услуг %
2006 2007 2008 2009 2010 2011
Республика Экспорт 12.8% 25.2% 27.5% -20.3% 14.4% 9.2%
Корея Импорт 17.6% 20.5% 15.3% -15.9% 18.4% 5.8%
Экспорт 17.6% 21.1% 19.0% -4.0% 9.5% 16.5%
Мир
Импорт - - - - - -

2012 2013 2014 2015 2016 2017


Республика Экспорт 13.9% 0.2% 8.1% -12.8% -2.9% -7.8%
Корея Импорт 5.4% 1.4% 5.0% -2.7% 0.0% 8.3%
Экспорт 4.5% 8.1% 7.0% 0.5% 3.8% 8.7%
Мир
Импорт - - - - - -
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=135718 (дата обращения: 24.04.2019).

69
Приложение 12
Структура импорта услуг РК %
2006 2007 2008 2009 2010 2011
Услуги, связанные с товарами 5.0% 5.1% 5.6% 7.7% 7.2% 9.2%
Транспорт 33.8% 34.9% 38.2% 29.2% 31.3% 29.9%
Туризм 26.7% 25.9% 19.5% 18.3% 19.2% 19.3%
Инфраструктура 1.9% 2.2% 2.7% 3.4% 2.4% 3.7%
Страхование 1.2% 1.2% 0.8% 0.9% 0.9% 0.7%
Финансы 1.0% 1.6% 1.8% 3.0% 2.0% 2.0%
Интеллектуальная
6.8% 6.3% 5.9% 8.9% 9.4% 7.2%
собственность
Телекоммуникация, ИТ услуги 1.8% 1.5% 1.4% 1.6% 1.5% 1.5%
Другие услуги 21.9% 21.5% 24.2% 27.1% 26.1% 26.7%

2012 2013 2014 2015 2016 2017


Услуги, связанные с товарами 8.5% 7.9% 7.7% 8.0% 7.6% 7.7%
Транспорт 29.0% 27.6% 27.7% 26.3% 25.7% 24.5%
Туризм 19.0% 19.6% 20.0% 22.4% 24.2% 25.1%
Инфраструктура 3.1% 4.4% 3.5% 2.3% 2.0% 1.4%
Страхование 0.7% 0.8% 0.6% 0.7% 0.9% 0.6%
Финансы 2.1% 1.9% 1.5% 1.5% 1.5% 1.5%
Интеллектуальная
7.9% 8.9% 9.1% 8.9% 8.4% 7.6%
собственность
Телекоммуникация, ИТ услуги 1.4% 1.7% 1.8% 2.5% 2.4% 2.6%
Другие услуги 28.3% 27.2% 28.0% 27.2% 27.4% 29.0%
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=135718 (дата обращения: 24.04.2019).

Приложение 13
Географическая структура экспорта услуг %
2005 2006 2007 2008 2009 2010
США 25.7% 24.2% 23.2% 17.9% 18.2% 16.7%
Япония 13.3% 11.7% 10.3% 10.9% 11.7% 12.4%
Китай 12.6% 12.7% 12.6% 14.4% 13.3% 15.9%
ЕС 11.6% 12.2% 12.4% 11.5% 9.5% 10.6%

2011 2012 2013 2014 2015 2016


США 17.4% 17.1% 17.5% 15.9% 15.2% 15.4%
Япония 13.2% 12.6% 9.7% 9.0% 8.1% 8.4%
Китай 14.6% 14.3% 17.8% 19.9% 21.4% 21.7%
ЕС 9.9% 9.4% 9.2% 10.2% 11.2% 11.9%
Источник: составлено автором на основе данных ЮНКТАД [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=135718 (дата обращения: 24.04.2019).

70