Вы находитесь на странице: 1из 14

Вопросы психологии. 2018.

№ 1 1

НАРРАТИВ КАК ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ СРЕДСТВО


ПРОИЗВОЛЬНОГО СМЫСЛООБРАЗОВАНИЯ
М.М. ЕЛФИМОВА
Оренбургский государственный педагогический университет»
Исследование проблемы развития произвольного смыслообразования реализуется в дан-
ной работе через соотнесение культурно-исторической концепции и нарративного подхо-
да в психологии. Общей идеей выступает обретаемая человеком возможность движения
в зоне своего ближайшего развития через сотрудничество, опосредствуемое «орудиями-
органами», которые не только дают определенное представление о мире, но и порождают
в человеке новый личностный опыт, новые смыслы. В качестве такой знаковой структуры,
опосредствующей самоорганизацию смысловых образований и тем самым выступающей
инструментальным средством произвольного смыслообразования рассматривается на-
рратив. Подчеркивается, что отстраивая нарратив, субъект создает смыслы, начинает пе-
реживать себя как способного оказывать влияние на собственную жизнь, быть ее автором.
С опорой на идею Л.С. Выготского о единости и взаимообъяснимости структуры и функ-
ции проводится структурно-функциональное описание нарратива («авторская позиция»,
«экзистенциальный концепт (модус жизни)», «сюжетная схема нарратива», «позиция ге-
роя»). Через выделение существенной характеристики нарратива, – «двойного ландшафта»
(ландшафт смысла и ландшафт действия), – осуществляется переход от структурно-функци-
онального рассмотрения к процессуально-динамическому описанию произвольного смы-
слообразования. Создание собственной истории предполагает перемещение и «сшивание»
указанных ландшафтов, находясь на которых попеременно человек решает две основные
задачи: познания реальности/бытия и задачу на смысл. Итогом такого перемещения по лан-
дшафтам становится жизнеописание, подчиненное индивидуальному смысловому алго-
ритму личности. Поскольку смыслы представляют собой иерархические ступени смысло-
вых образований, движение, осуществляемое в зоне ближайшего развития, принимает
вид перемещения по «вертикали сознания». В силу разной степени готовности человека к
встраиванию этих образований в новую смысловую картину мира, требуется разная ори-
ентировка в сотрудничестве (коммуникативном партнерстве). Раскрывается механизм
повествования о себе как особого текстопорождения. Этот механизм заключается в попе-
ременном переходе от авторской позиции к позиции героя, через смену двух процессов
– означивание смысла и осмысление значения.

Ключевые слова: произвольное смыслообразование, нарратив, опосредствование,


зона ближайшего развития, ландшафт действия, ландшафт смысла, означивание смысла,
осмысление значения.

Быть в жизни или отбывать жизнь – смысла, а в его созидании, в смыслопоро-


парафраз двух фундаментальных позиций ждении, смыслостроительстве» (Василюк,
человеческого существования, описанных 1984, с. 24). Произвольное смыслообра-
Э. Фромом (Фромм, 2009). Что выбирает зование – это управление собственной
человек, что обеспечивает возможность сферой смыслов через ее осознание и пе-
его авторского присутствия в своей жизни? рестройку, осуществляемую в результате
Это краеугольный вопрос, прозвучавшие опосредствования (Холмогорова, 2001).
ответы на который не сделали его менее Отсюда и пересмотр целей психотера-
актуальным и исчерпанным. «Подлин- певтической, консультативной работы,
ная проблема, … ее критический пункт, которую, по определению А.Б. Холмого-
состоят не в осознании смысла ситуации, ровой, можно обозначить как «развитие
не в выявлении скрытого, но имеющегося произвольного смыслообразования и спо-
2 М.М. Елфимова

собности смены позиций в виде системы Е.Е. Сапоговой. Нельзя отрицать, что при
внутренних действий, составляющих реф- всей концептуально-методологической
лексивный акт» (Холмогорова, Зарецкий, мощности идей культурно-исторического
2011, с. 112). подхода практико-прикладной переход
Таким образом, средства и психотех- представлен ограниченным числом иссле-
нические инструменты работы с произ- дований. Такие попытки предпринимались
вольным смыслообразованием должны Т.В. Зайцевой (2001) в ее исследовании,
включать в себя механизм опосредство- где тренинг рассматривался как инстру-
вания, трактуемый как «систематическое ментальное действие, направленное на
присвоение особых психологических формирование зоны ближайшего развития
средств, в ходе которого происходит раз- личности его участников. Применялась
витие субъекта» (Хозиев, 2005, с. 25), в концепция планомерно-поэтапного фор-
результате чего человек начинает ощущать мирования действий П.Я. Гальперина для
себя способным оказывать влияние на разработки содержания и технологии про-
собственную жизнь, быть автором своей ведения тренинга коммуникативных уме-
жизни. Именно это противоречие и опре- ний (Погожина, 2012; Панкратова, 2005).
делило замысел нашего исследования: мы Изучались возможности использования
констатируем необходимость, с одной сто- ресурсов биографической рефлексии в
роны, субъектного отстраивания челове- условиях учебно-профессиональной дея-
ком смыслов своей жизнедеятельности, а тельности студентов-психологов посред-
с другой – поиска таких психотехнических ством рефлексивного биографического
средств, которые позволяют ему «идти за тренинга, направленного на развитие уме-
собой» и выступать экспертом примени- ний интерпретации и изменения жизнен-
тельно к той многомерной реальности, ко- ного нарратива при рефлексивном взаи-
торая отображается для него в имеющихся модействии в группе (Клементьева, 2015).
и вновь отстраиваемых смыслах. «Приме- Исследование проблемы развития
няя интериоризованное психологическое произвольного смыслообразования ре-
средство, человек приобретает способ- ализуется в данной работе через корре-
ность произвольно управлять своим пове- спондирование культурно-исторической
дением и своими психическими процес- концепции и нарративного подхода в пси-
сами, организовывать их в соответствии хологии. Обозначим положения и идеи
с собственными намерениями» (Венгер, Л.С. Выготского, которые обосновывают
2006, с. 33). Обратим внимание, принци- действенность имеющихся психологиче-
пиальным как раз и выступает то, что само ских практик и выступают основанием для
предложение такого психологического конструирования новых (Венгер, 2006).
орудия должно произойти не в воспита- 1. Особенность психических процессов
тельно-корректирующем формате, а при человека определяется их опосредствован-
«пересечении» человеком зоны своего раз- ной структурой: «Будучи включено в про-
вития в коммуникативном партнерстве. цесс поведения, психологическое орудие
Эффективность психологических пра- также видоизменяет все протекание и всю
ктик с позиции культурно-исторического структуру психических функций, определяя
подхода, идеи психологического орудия, своими свойствами строение нового инстру-
позволяющего человеку овладеть соб- ментального акта» (Выготский, 1960, с. 225).
ственными психическими процессами, Как только нейтральный стимул приобре-
собственным поведением, исследовалась тает функцию знака, структура операции
в работах А.Л. Венгера, Б.Д. Элькони- становится иной, поскольку структура тесно
на, А.Б. Холмогоровой, В.К. Зарецкого, связана с функцией. Овладение способом
Нарратив как инструментальное средство произвольного смыслообразования 3

употребления знака перестраивает струк- 4. Появление переживания проводит


туру операции. Это замечание Л.С. Выгот- границу и разделяет для субъекта мир на
ского было в дальнейшем акцентировано внешний и внутренний. «Переживание
А.Б. Холмогоровой (2001), которая выде- есть единица, в которой в неразложимом
лила два механизма развития: 1) образо- виде представлена, с одной стороны, сре-
вание внутренней схемы (схем) действия; да, то, что переживается, – переживание
2) способность к осознанию этой схемы всего относится к чему-то находящемуся
(схем) как основания собственного мыш- вне человека, – с другой стороны, пред-
ления, а также к ее изменению. ставлено то, как я переживаю это, т.е. все
2. Психологические средства присва- особенности личности и все особенности
иваются в результате интериоризации, т.е. среды представлены в переживании» (Вы-
превращению отношения между двумя готский, 1934, с. 97–98). Переживание
людьми в индивидуальную психическую определяется как динамическая единица
функцию: «…Каждая высшая психическая сознания – именно в акте переживания
функция неизбежно носит вначале харак- драматическая коллизия перестаивает и
тер внешней деятельности. Вначале знак изменяет структуру личности, становясь
представляет собой, как правило, внеш- актом развития (Вересов, 2007), актом
ний вспомогательный стимул, внешнее смыслопорождения.
средство автостимуляции, … корни такой Что касается нарративного подхода в
операции всегда лежат в коллективных психологии, то по определению одного из
формах поведения, затем знаковая опера- его основателей в терапии М. Уайта, нарра-
ция “овнутривается”» (Выготский, 2000, тивная практика – это работа в зоне бли-
с. 836). Однако, даже переместившись во жайшего развития (Уайт, 2010). Он отмеча-
внутренний план личности и став инди- ет, что идеи Л.С. Выготского способствуют
видуальной по своей форме, функция по новому пониманию процессов терапевти-
содержанию остается социальной: «Их ческих изменений и могут привести к даль-
состав, генетическая структура, способ нейшему развитию нарративного подхода.
действия – одним словом, вся их природа «Терапевт вносит существенный вклад в
социальна: даже превращаясь в психиче- простраивание опор (“scaffolding”). … Си-
ские процессы, она остается квазисоци- стема опор позволяет людям планомерно
альной...» (Выготский, 1983, с. 145). и постепенно, совершая доступные, реа-
3. Знаковое опосредствование обес- лизуемые шаги, двигаться от привычного
печивает человеку разумное и свободное и известного к тому, что возможно знать и
действие. Нельзя не вспомнить емкую делать» (Там же, с. 281).
метафору Л.С. Выготского о сути психи- Работа в рамках консультации, тре-
ческого развития человека – это соеди- нинга, взаимодействие клиента и консуль-
нение аппарата и ключа в одних руках, танта (тренера) связана с приобщением
своего рода переход к автостимуляции, клиента к «знаковым системам как средст-
овладению собой, как способности влиять вам построения способов культурного по-
на собственное поведение и деятельность ведения, овладение человеком самим со-
в соответствии со своими планами, наме- бой в процессе развития» (Сапогова, 2005,
рениями. «…Человек сам создает связь и с. 64), с обучением рефлексии как дейст-
пути для своего реагирования, он пере- вию, имеющему определенную структуру
стаивает естественную структуру, он под- (Холмогорова, 2001). В качестве такой
чиняет своей власти при помощи знаков знаковой структуры, опосредствующей
процессы собственного поведения» (Вы- сознание субъекта и способной выступить
готский, 2000, с. 597). внутренним средством самоорганизации
4 М.М. Елфимова

смысловых образований, мы будем рас- описаны в работах А.О. Преображенской


сматривать нарратив. «Строя автобиогра- (2006) и Е.Е. Сапоговой (2011). Соотнесе-
фический нарратив, субъект производит ние обозначенных функций с единицами
смыслы и символы, принуждает смысл нарратива дают возможность уточнить его
существовать через него» (Сапогова, 2006, структурно-функциональное описание и
с. 62). прояснить его возможности как инстру-
Чем же объясняются возможности ментального средства произвольного смы-
нарратива в качестве способа придания слообразования (табл. 1).
смысла, почему понять смысл становит- Авторская позиция в нарративе, по за-
ся возможным, как только расскажешь мечанию А.О. Преображенской (2006), яв-
историю? Движение в зоне ближайшего ляется структурообразующей, определяю-
развития предполагает необходимость щей присутствие смыслов, непрерывность
оторваться от того, что было привычно и и целостность. Данная инстанция отвечает
знакомо, подняться над непосредственно- за: 1) организацию событий жизненной
стью собственного проживаемого опыта истории; 2) «выкристаллизовывание» смы-
и подчинить его своим планам и намере- слов; 3) принятие ответственности челове-
ниям. И здесь необходимо учесть следую- ком за процесс.
щее. Сознание находится, как правило, в Позиция героя – это попытка автора
неструктурированном состоянии, к осмы- представления себя окружающим и себе
слению же опыта может привести только в том числе (а может и в первую очередь)
определенная структура, которую способ- определенным образом, (Там же). Ипо-
ны придать сознанию переживание, текст: стась героя – это выбор автора.
«… текст, то есть составление какой-то Экзистенциальный концепт – смысло-
воображаемой структуры (курсив мой – вой центр, прецедентный модус, которым
Е.М.), является единственным средством руководствуется человек, интерпретируя,
распутывания опыта; когда мы начинаем конструируя, планируя, с целью понима-
что-то понимать в своей жизни, и она при- ния, собственную жизнь (Сапогова, 2011).
обретает какой-то контур в зависимости Сюжетная схема нарратива – «бес-
от участия текста в ней» (Мамардашвили, сознательно принятая самим субъектом в
1997, с. 11). Какой тогда должна быть эта качестве логики совершающейся жизни
структура? Как она будет выглядеть? последовательность событий в повество-
«Как известно, и в органической при- вании, определяемая смысловым цент-
роде структура тесно связана с функцией. ром» (экзистенциальным концептом) (Там
Они едины и взаимно объясняют друг же, с. 42).
друга» (Выготский, 2000, с. 596–597). Переход от структурно-функциональ-
В таком случае, имея представление о ного рассмотрения к процессуально-дина-
функциях, можно отстроить структуру мическому описанию произвольного смы-
операции, равно как и наоборот. В своем слообразования посредством нарратива,
анализе мы будем двигаться от функции становится возможным благодаря одной
нарратива к выделению его структурной из его сущностных характеристик, выде-
единицы. Для этого мы воспользуемся ляемой сразу несколькими исследователя-
обращением к тем специфическим функ- ми, – все истории характеризуются нали-
циями, которые выделила в своем анализе чием «двойного ландшафта». Что имеется
Ю.Б. Турушева (2016) (структурирующая, в виду? «Нарратив, даже самый прими-
ценностно-ориентирующая, перформа- тивный, разворачивается в двойственном
тивная, темпоральная, транслирующая), и ландшафте… Существует ландшафт дей-
тем структурным образованиям, которые ствия, в котором развертываются события.
Нарратив как инструментальное средство произвольного смыслообразования 5

Та б л и ц а 1
Структурно-функциональное описание нарратива

Специфические функции нарратива (по Ю.Б. Турушевой) Структурные образования нарратива
п/п
Структурирующая – позволяет взглянуть на себя Авторская позиция
1 как на условно независимого от себя персонажа, (по А.О. Преображенской)
обеспечивает самодистанцирование, самоотстранение
Ценностно-ориентирующая – выступает фильтром, Экзистенциальный концепт (модус
направляющим сознание человека, фокусирует жизни) (по Е.Е. Сапоговой)
2
смыслы, через которые осуществляется ценностно-
смысловая ориентировка
Перформативная – реализует возможность авторского Авторская позиция
3
присутствия в собственной жизни (по А.О. Преображенской)
Темпоральная – устанавливает временной порядок Сюжетная схема нарратива
4 и смысловые связи между прошлым, настоящим (по Е.Е. Сапоговой)
и будущим
Транслирующая – наррация всегда подразумевает Позиция героя
5
лицо, слушателя, к которому обращается рассказчик (по А.О. Преображенской)

…Но есть и второй ландшафт, ландшафт посредством нарратива, он акцентирует


сознания, внутренняя речь протагониста, внимание на их отношении между собой.
включенного в действие. …Дуальность «Формулы эти не противоположны, но
ландшафта, говорит нам Греймас, является преемственны, одна оборачивается другой
сущностной составляющей нарратива…» и это восхождение, преображение есть не
(Брунер, 2005, с. 26). что иное, как условие рождения, зрелости
Эту же идею двойственности лан- личности» (Там же, с. 288).
дшафтов мы находим и у М.М. Бахтина. Подобная ситуация «раздвоенности»
Давая характеристику нарративному про- описывается и в работах Е.Е. Сапоговой.
изведению, он вносит уточнение: «Перед Очевидная вмененность человеку нака-
нами два события – событие, о котором пливать опыт в процессе своего сущест-
рассказано в произведении, и событие вования может реализовывать в разных
самого рассказывания (в этом последнем режимах – «жизненного опыта» и «экзи-
мы и сами участвуем как слушатели–чи- стенциального опыта» (Сапогова, 2014).
татели); события эти происходят в разные Жизненный опыт – это комплекс доступ-
времена (различные и по длительности) и ных сознанию, более или менее упоря-
на разных местах, и в то же время они не- доченных воспоминаний, переживаний,
разрывно объединены в едином, но слож- выводов. Он представлен описанием
ном событии, которое мы можем обозна- происшествий, эпизодов из жизни, раз-
чить как произведение в его событийной личных жизненных случаев реализатором
полноте» (Бахтин, 1975, с. 403–404). Б.С. или участником которых стал человек. Эк-
Братусь (1988) в своем анализе смыслоо- зистенциальный опыт – «комплекс персо-
бразования выделяет два поля (смысловое нально значимых концептов, … созданных
и действенное), или, как иначе еще он их как индивидуально значимое обобщение
обозначает, две формулы (формулу дея- содержания и смыслов неких уникальных
тельности, или бытия и формулу смысла) жизненных событий, случившихся с чело-
(Братусь, 1999). Далее, что принципиаль- веком и раскрывших свои значения только
но важно для нашего понимания вопро- ему» (Там же, с. 69). Экзистенциальный
са произвольного смыслообразования опыт образован теми же происшествиями
6 М.М. Елфимова

и случаями, но в нем «схвачены» такие собственно бытийного слоя сознания, про-


свойства пережитого, которые обеспечи- являющегося в значениях, программах ре-
вают человеку понимание самого себя, шений, действий (Братусь, 1988), т.е. всего
обращают его к себе как к субъекту соб- того, что составляет «“материал” истории»
ственной жизни. Проводя параллели, мы (Уайт, 2010). Восполнение пробела на лан-
предполагаем, что ландшафт действия – дшафте действия – это решение задачи на
это и есть работа сознания в режиме «жиз- означивание, или на значение. Ландшафт
ненного опыта». Переход же на ландшафт смысла – это «репрезентация сознания
смысла – это оформление человеком свое- самого автора» (Там же, 2010, с. 92). С по-
го «экзистенциального опыта», когда про- зиции автора решается задача на смысл.
исходит «сцепка» событий жизни в жизне- Ландшафт смысла «составлен из “отраже-
описание, подчиненное индивидуальному ния” событий на ландшафте действий, из
смысловому алгоритму личности. того, каким образом люди приписывают
Таким образом, создавая свою исто- смысл этим событиям, из их выводов о на-
рию, человек вступает на эти ландшафты мерениях и целях, придающих облик этим
и решает разные задачи – задачу познания событиям, … об их представлении о себе и
реальности/бытия и «задачу на смысл» отношении к себе в свете данных событий»
(Леонтьев А.Н., 1991). «В наиболее об- (Там же).
щем виде задача на смысл есть задача оп- Вступая на ландшафты, личность при-
ределения места объекта или явления в ступает к решению задач, но при всей их
жизнедеятельности субъекта. Она может специфичности и развитие сюжетной схе-
ставиться по отношению к собственному мы на ландшафте действия, и развитие на
действию (ради чего я это сделал или делаю ландшафте смысла постоянно синхрони-
или собираюсь делать; какие мотивы за ним зируется, находя отклик, с фабулой (Там
стоят, какие потребности или ценности на- же). Фабула – это вневременная тема,
ходят реализацию в этом действии и к ка- лежащая в основе сюжета; в нашем струк-
ким следствиям оно приведет), а также по турно-функциональном описании это
отношению к объектам, явлениям или со- экзистенциальный концепт (модус жизни),
бытиям действительности (какое место они общий замысел жизни. Смысловой рису-
занимают в моей жизни, в моем жизненном нок возникает не ситуативно, когда человек
мире, для каких аспектов моей жизни они только «здесь и теперь» соотнес свою дея-
небезразличны, как могут повлиять на нее, тельность, события и действия. Смысловой
какие иметь последствия)» (Леонтьев Д.А., рисунок «постоянно соотнесен, созвучен
2003, с. 259). Решение этой задачи стано- с более общим замыслом, причем нередко
вится возможным «лишь при обращении даже тогда, когда внезапность и чрезвы-
к анализу самой жизни человека, ее инди- чайность обстоятельств спутывает все нити
видуальной истории, приведшей именно бытия» (Братусь, 1999, с. 290). В смысловой
к такому, а не иному способу смыслового реалии, на ландшафте смысла явно или
опредмечивания, смыслового опосредство- смутно отражен весь смысловой ряд, вся
вания» (Братусь, 1988, с. 87–88). смысловая вертикаль данного человека с
Как на ландшафте смысла, так и на лан- ее иерархическими уровнями, поскольку
дшафте действия имеются пробелы, кото- смыслы не представляют собой однород-
рые должны быть заполнены (Уайт, 2010), ные образования (Братусь, 1999). Движение
т.е. стать насыщенными в своем описании, в зоне ближайшего развития принимает
или иначе говоря, должны быть решены вид перемещения по «вертикали сознания».
задачи на значение и на смысл. Репрезен- «Чем выше по иерархическим ступе-
тация позиции героя – это репрезентация ням смысловые образования, тем труднее
Нарратив как инструментальное средство произвольного смыслообразования 7

работа по их осознанию, поскольку все совершаются, во-первых, в условиях ком-


шире и неопределеннее становится об- муникативного партнерства и предпола-
ласть смыслопорождающей действитель- гают совместное построение нового дей-
ности, все сложнее и опосредствованнее ствия, во-вторых, сама схема построения
те связи и отношения, из которых завя- этого нового действия должна быть понят-
зывается динамическая смысловая систе- на, т.е. осознана человеком. Обратимся и
ма» (Братусь, 1988, с. 88). Однако именно прокомментируем каждое из указанных
здесь, на границе «прерывистости» и все условий.
чаще возникающих пробелов, и состоит- Самый чувствительный симптом, ха-
ся «приглашение в путешествие» по зоне рактеризующий динамику развития, опре-
ближайшего развития, зоне вариативности деляется возможностью перехода от того,
отстраивания смыслов. Ключевым момен- что человек умеет делать самостоятельно, к
том становится в этой ситуации та система тому, что он умеет делать в сотрудничестве.
опор, «строительных лесов», которые бу- Эта динамика «вполне совпадает с зоной его
дут предлагаться человеку консультантом, ближайшего развития» (Выготский, 2000,
тренером (мы берем сейчас ситуацию про- с. 430). «Движение» в зоне ближайшего
фессионального консультативного взаи- развития возможно только при реализации
модействия). Мы уже упоминали об этом принципа сотрудничества, как это обозна-
выше, когда обозначали задачи терапевта, чается Л.С. Выготским. Сотрудничество
как их видит М. Уайт. Этот момент обозна- (коммуникативное партнерство) предпо-
чается им как scaffolding (cкаффолдинг) – лагает готовность видеть другого человека
«процесс, который дает возможность … обладателем свободы иметь собственную
новичку решить проблему, выполнить смысловую позицию и предоставить воз-
задание или достичь целей, которые на- можность встать в преобразующее отно-
ходятся за пределами его индивидуальных шение к собственной жизнедеятельно-
усилий (возможностей)» (Wood, Bruner, сти (Слободчиков, Исаев, 2014). Создать
Ross, 1976, p. 90). Он представляет собой прецедент соучастия, «встречи и диалога
обращение к человеку с дозированной двух сознаний» становится возможным
помощью, ориентированной на тот или только, если в момент встречи признать,
иной элемент задачи, которая изначально что у Другого есть: «1) латентная (скрытая
располагается вне способностей (возмож- от наблюдателя) картина мира; 2) способ
ностей) «новичка». Опираясь на предлага- построения этой картины, способ связы-
емую ориентировку, человек приобретает вания атомов опыта в ощущение (знание)
возможность сориентироваться в элемен- собственной непрерывности и самото-
тах задачи и решить ее, при этом «пони- ждественности; 3) установка на преобра-
мание решения должно предшествовать зование этой картины на основе опыта
выполнению» (Там же), осознание схемы действия и взаимодействия; 4) установка
обеспечивает ее овладение (Холмогорова, на определенную форму предметного вза-
2001). Сама же «ориентировка составляет имодействия; 5) умение инициировать и
подлинный психологический механизм поддерживать эту форму взаимодействия»
сотрудничества, так сказать, «точку сопри- (Цукерман, 2006, с. 72).
косновения» … двух субъектов процесса Выдержанность обозначенных линий
практического … взаимодействия» (Бур- направленности в коммуникации с Другим
менская, 2012, с. 8). обеспечат консультанту возможность «рас-
Обратим внимание, решение задач на положить» себя в не экспертной, действен-
значение и на смысл при вступлении лич- ной позиции в отношении клиента. «“Де-
ности на ландшафты действия и смысла центрированность” терапевта означает, что
8 М.М. Елфимова

он не является автором мнения и позиции Важным моментом такого перемеще-


человека по поводу проблем и сложностей ния–исследования по ландшафтам смы-
в его жизни. Однако он оказывает влияние сла и действия является то, что совместно
на происходящее, задавая вопросы, ко- отстраиваемая участниками нарративной
торые дают людям возможность сформу- практики ориентировка начинает выкри-
лировать свою собственную позицию по сталлизовываться как принцип смысло-
отношению к проблемам и высказать то, вого действия, позволяющий «увидеть
что лежит в ее основе» (Уайт, 2010, с. 54). общее в частном», а если точнее, то «в уже
О пребывании в этой позиции консультан- обобщенном», занять позицию вненахо-
ту «сигналит» сохраняющийся на протя- димости и обеспечить переход на новый
жении всей коммуникации интерес к по- уровень самодетерминации. Этот принцип
вествованию другого человека, следование обнаруживается «посредством вторичной
желанию услышать его объяснение, без герменевтический работы сознания че-
интенции дать озвученному собственную ловека над доступным ему содержанием
оценку–объяснение, увлекаясь поиском жизненного опыта (“обобщение обобщен-
«правильных» интерпретаций от всеви- ного” или “понимание понятого”)» (Са-
дящего специалиста. Возникает позиция погова, 2014, с. 70).
со-участия, в которой человек идет за со- Констатируя разную степень генера-
бой, а не за предложенной ему консуль- лизованности смыслового содержания,
тантом гипотезой–установкой, сохраняя, Б.С. Братусь предлагает говорить о (1) неу-
тем самым, свое авторское отношение к стойчивых, ситуативных смысловых обра-
происходящему. «Человек обладает всеми зованиях, зависимых от внешних обсто-
данными для творчества самого себя, для ятельств и эпизодичных; (2) устойчивых
самоосуществления, для того, чтобы стать смысловых содержаниях, занявших кон-
субъектом собственной жизни» (Буякас, кретное место в общей смысловой структу-
2002, с. 30), и это возможно только в парт- ре (но, возможно, имеющих характер кли-
нерских, сотрудничающих отношениях. ше, некоего правила по умолчанию, «так
Сотрудничество становится невозмож- принято», традиции, а значит, они не но-
ным, когда у Другого отбирается авторство сят личностно значимый характер, не име-
собственной жизни, в таком случае исклю- ют отношения к подлинности человека –
чается продуктивность исследования соб- примеч. автора – Е.М.); (3) личностных
ственной зоны развития для человека. ценностях, наиболее общих, генерализо-
Коммуникативное же партнерство, созда- ванных смыслах жизни человека (Братусь,
ющее пространство рефлексивного акта, 1988). Насыщенное описание истории в
«исключительно продуктивно по своей плане бытия героя (ландшафт действия)
природе: в нем идет непрерывное движе- позволяет представить сознанию как мож-
ние в живой коммуникации мысли, кото- но больше элементов для решения задачи
рая не сводится к чему-то уже известному на смысл, виPдение которых обеспечивает
и понятному, а все время соотносится со новый уровень целостности, обобщен-
своим же собственным живым опытом, ности, оформляющейся на ландшафте
разворачивает и углубляет его. Характер- смысла через авторскую позицию. Таким
но, что в такой коммуникации не бывает, образом, вновь обнаруженное смысловое
как правило, никакого предварительного образование становится опорой, новой ори-
образа результата. Здесь и субъект, и веду- ентировкой поведения и деятельности, по-
щий погружены в сотворчество, и у того, и скольку задает общий принцип соотнесения
у другого совершается некоторое “прира- мотивов, целей и средств для каждой новой
щение себя”» (Буякас, 2000, с. 106). конкретной ситуации. «В одном случае
Нарратив как инструментальное средство произвольного смыслообразования 9

это будет оценка и отсеивание, селекция жизни, плодотворность, созидательность


некоторых способов достижения целей, деятельности» (Там же, с. 46).
в другом – изменение, смещение целей, Акт создания нарратива предполагает,
в третьем – прекращение самой деятель- что нарратор (субъект, создающий свою
ности, несмотря на ее успешный ход, и историю, нарратив) «должен провести ге-
т.п.» (Братусь, 1988, с. 97). По выражению роя из прошлого в настоящее таким обра-
Б.С. Братуся, степень присвоенности смы- зом, чтобы герой и нарратор в определен-
словой ориентировки составит абсциссу, ный момент соединились и стали одним
горизонталь смысловой системы. человеком с общим сознанием» (Bruner,
Все вышесказанное позволит подой- 1991, р. 69). Должна состояться внутрен-
ти к обозначению общей схемы работы, няя работа, направленная на устранение
опосредствованной нарративом. Развитие смыслового рассогласования сознания и
смысловой сферы будет «состоять в од- бытия (Василюк, 1984). «Для того, чтобы
новременном движении по вертикали и привести героя в точку, где он становится
горизонтали – к общечеловеческим пред- нарратором, нужна теория роста или, по
ставлениям, смысловой идентификации с крайней мере, трансформации» (Bruner,
миром и по линии перехода от нестойких, 1991, р. 69). Эту трансформацию опреде-
эпизодически возникающих отношений ляют два циклически совершаемых при
к устойчивым и осознанным ценностно- решении человеком сложных жизненных
смысловым ориентациям» (Братусь, 1988, задач процесса – означение смыслов и ос-
с. 98). «Если двигаться по горизонтали – в мысление значений (Слободчиков, Исаев,
рамках целей, мотивов, потребностей, мы 2014). Означение смысла, «вербализация
останемся в наличной ситуации и будем смысла, т.е. его воплощение в значениях»
обречены на движение по замкнутому (Леонтьев Д.А., 2003, с. 259), предполагает
кругу (Буякас, 2002, с. 32). Поэтому сов- задержку реализации программы дейст-
местное исследование зоны ближайшего вий, мысленное ее продумывание; в этот
развития, представленной ландшафтами момент происходит размещение себя на
действия и смысла, выглядит как попе- ландшафте действия. «Осмыслить зна-
ременный переход с одного на другой, и чение (вступление на ландшафт смысла)
приобретает вид движения по спирали. – это значит извлечь уроки из осуществ-
«Причем каждая ступень подъема по лест- ленной программы действия, взять ее на
нице уровней смысловой сферы и каждое вооружение или отказаться от нее, начать
усиление степени присвоенности данного искать новый смысл и в соответствии с
смыслового содержания не уничтожает во- ним строить программу нового действия»
все предшествующие смыслы и представ- (Слободчиков, Исаев, 2014, с. 159).
ления, но включает их в новые системные Далее мы соотнесем схему рефлексив-
отношения, собирает в новый узор, отделяя ного акта, предложенную Н.Г. Алексеевым
главное от неглавного, качественно меняя (2002) и дополненную В.К. Зарецким, с
“смысл их смысла” в жизни человека» (Бра- картой «простраивания опор» в терапевти-
тусь, 1988, с. 98). Подобная процессуально- ческих беседах (White, Epston, 1990; Уайт,
динамическая модель развития смысловой 2010), и уровнями решения человеком
сферы, в которой подъем по спирали замы- жизненных задач (Слободчиков, Исаев,
кался тремя плоскостями «смыслы – де- 2014) (табл. 2).
ятельность – культура», уже предлагалась Рассмотренное соотношение позво-
в исследовании М.Н. Мироновой (1998). ляет увидеть, что построение нарратива как
Итогом такого подъема становится «все рефлексивный акт, перемещенный в про-
более возрастающая осуществленность странство коммуникативного партнерства,
Та б л и ц а 2 10
Соотношение структуры рефлексивного акта,
уровней решения человеком жизненных задач и схемы работы нарративного практика
Уровень решения человеком сложных
Последовательность шагов в рефлексивном акте Карта «простраивания опор» терапевтических
жизненных задач
(по Н.Г. Алексееву, В.К. Зарецкому) бесед (по М. Уайту)
(по В.И Слободчикову, Е.И. Исаеву)
1) Остановка. Прекращение совершающегося Задачи низкого уровня дистанцирования.
мыслительного действия; в противном случае Обеспечивают отход на небольшое расстояние от
невозможно появление установки на его анализ. знакомого и привычного, от непосредственности
Хаотичное вспоминание и, следовательно, переживания событий в окружении человека.
продолжение того, что уже было (например: Вопросы этой категории побуждают человека
«Вот здесь я должен был сделать вот так-то»), придать смысл тем событиям, которые либо
поворачивает мысль на иное продолжение ранее Означение смысла незнакомы ему, либо остались неназванными
завершенного действия. «О какой рефлексии или прежде никак не обозначенными, а затем
может идти речь, если начинаются новые, подробно описать их.
относимые к старому предмету размышления
мысли. Их-то и надо остановить. Это, кстати,
наиболее трудная часть работы – как с другими,
так и в случае личностной рефлексии».
2) Фиксация. Ранее проделанные действия Задачи среднего уровня дистанцирования.
недостаточно остановить, с одной остановкой Обеспечивают отход на умеренное расстояние от
М.М. Елфимова

ничего нового не появится, их надо и удержать. знакомого и привычного. Вопросы побуждают


Для этого необходимо выделить узловые пункты людей устанавливать связи между конкретными
Осмысление значений
и характер (причинные связи) переходов между событиями, создавая ассоциативные цепочки.
ними. Это те вопросы, которые позволяют сравнивать,
проводить категоризации жизненных событий,
определять степень их сходства и различия.
3) Объективация. Работа над фиксациями; в Задачи средне-высокого уровня дистанцирования.
основном они достаточно хаотичны, их может Обеспечивают отход на существенное
быть много. Начинается их преобразование, расстояние от знакомого и привычного. Вопросы
сведение к некоторой целостной форме, к побуждают людей рефлексировать, оценивать
некоторому одному (что более предпочтительно) возникающие взаимосвязи, делать выводы
Означение смысла
или нескольким объектам. Выделение на основе созданных ассоциативных цепочек
(построение) объекта дает возможность работать событий.
с ним в различных контекстах, т.е. рефлексия
объективирует свои результаты, переводя
фиксации в онтологическую плоскость.
Та б л и ц а 2 ( о к о ч а н и е )

4) Отстранение. Суть этого функционального


этапа – исключить оценку своей или чужой Задачи высокого уровня дистанцирования.
деятельности по принципу «хорошо-плохо», Способствуют отходу на большое расстояние
которая может помешать нормальному от знакомого и привычного, побуждают людей
проведению рефлексии (на всех рассмотренных формировать и формулировать понятия,
Осмысление значений
этапах), уводя в сторону от сути дела, ведя к касающиеся собственной жизни и идентичности,
очередному «влипанию» в продолжение того, что путем абстрагирования полученных уроков
уже было и что теперь нужно отрефлексировать. и выводов, выделения их из конкретных,
Функционально этот этап сквозной, и он специфичных обстоятельств.
проходит через все другие.
Задачи очень высокого уровня дистанцирования.
Обеспечивают отход на очень большое
расстояние от знакомого и привычного.
Побуждают людей создавать проекты
5) Установление отношений. Изменение
Означение смысла дальнейшего жизненного продвижения со вновь
оснований мышления
сформулированными понятиями, касающимися
жизни и идентичности, учат предсказывать
исходы действий, а также планировать и
создавать алгоритм их осуществления.
Нарратив как инструментальное средство произвольного смыслообразования
11
12 М.М. Елфимова

в пространство «неэкспертного» расспра- 12. Выготский Л.С. Развитие высших психических


шивания, обеспечивает поступательную функций. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. 450 с.
смену двух позиций – авторской позиции 13. Выготский Л.С. Основы педологии. М.: Изд-во
2-го Моск. мед. ин-та, 1934. 211 с.
и позиции героя. Их цикличная смена, как 14. Выготский Л.С. Проблемы развития психики //
смена фокусов сознания, дает возможность Собр. соч.: В 6 т. Т. 3 М.: Педагогика, 1983. 368
человеку пересмотреть «логику совершаю- с.
щейся жизни» (сюжетную схему наррати- 15. Выготский Л.С. Психология. М.: ЭКСМО-
ва) и по-новому обозначить ценностно- Пресс, 2000. 1008 с.
16. Зайцева Т.В. Диагностика зоны ближайшего
смысловые ориентиры (экзистенциальные развития личности в процессе психологиче-
концепты) собственного движения. Таким ского тренинга: Автореф. дис. … канд. психол.
образом, через нарратив осуществляется наук. М., 2001.
конструирование/реконструирование зна- 17. Клементьева М.В. Биографическая рефлексия
чений и интерпретаций, что и позволяет как ресурс профессионально-личностного раз-
вития студентов-психологов // Образователь-
человеку оказывать влияние на собствен- ные технологии. 2015. № 4. С. 103–110.
ную сферу смыслов. 18. Леонтьев А.Н. О психологической функ-
ции искусства (гипотеза) // Художественное
1. Алексеев Н.Г. Проектирование и рефлексивное творчество и психология / Под ред. А.Я. Зися,
мышление // Развитие личности. 2002. № 2. М.Г. Ярошевского. М.: Наука, 1991. С. 184–187.
URL: http://rl-online.ru/articles/2-02/111.html 19. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа,
2. Бахтин М.М. Очерки времени и хронотопа в строение и динамика смысловой реальности.
романе. Очерки по исторической риторике // 2-е, испр. изд. М.: Смысл, 2003. 487 с.
Вопр. литературы и эстетики. М.: Худож. лит., 20. Мамардашвили М.К. Психологическая тополо-
1975. С. 234–407. гия пути. СПб.: Русский Христианский гума-
3. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, нитарный институт, 1997. 571 с.
1988. 304 с. 21. Миронова М.Н. Попытка целостного подхода к
4. Братусь Б.С. Личностные смыслы по А.Н. Ле- построению модели личности учителя // Вопр.
онтьеву и проблема вертикали сознания // Тра- психол. 1998. № 1. С. 44–53.
диции и перспективы деятельностного подхо- 22. Панкратова А.А. Условия формирования логи-
да в психологии / Под ред. А.Е. Войскунского, ко-психологических компонентов дискуссии
А.Н. Ждан, О.К. Тихомирова. М.: Смысл, 1999. и критерии их диагностики: Автореф. дис. …
С. 284–298. канд. психол. наук. М., 2005.
5. Брунер Дж. Жизнь как нарратив // Постне- 23. Погожина И.Н. Деятельностный группо-
классич. психол. 2005. № 1 (2). С. 9–29. вой тренинг – новый способ формирования
6. Бурменская Г.В. Понятие «ориентировочная сложных коммуникативных умений, разрабо-
деятельность» как средство анализа феноменов танный на основе метода П.Я. Гальперина //
психического развития в онтогенезе // Куль- Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2012.
турно-историч. психол. 2012. № 4. С. 7–12. № 4. С. 123–132.
7. Буякас Т.М. Личностное развитие в условиях ра- 24. Преображенская А.О. «Автор» и «герой» в ав-
боты самопонимания, опосредствованной сим- тобиографическом нарративе // Консультат.
волами // Вопр. психол. 2000. № 1. С. 96–108. психол. и психотерапия. 2006. № 1. С. 118–130.
8. Буякас Т.М. Проблема и психотехника само- 25. Сапогова Е.Е. Автобиографирование как про-
определения личности // Вопр. психол. 2002. цесс cамодетерминации личности // Культур-
№ 2. С. 28–39. но-историч. психол. 2011. № 2. С. 37–51.
9. Василюк Ф.Е. Психология переживания (ана- 26. Сапогова Е.Е. Автобиографический нарратив
лиз преодоления критических ситуаций). М.: в контексте культурно исторической психоло-
Изд-во Моск. ун-та, 1984. 200 с. гии // Культурно-историч. психол. 2005. № 1.
10. Венгер А.Л. Культуральный подход в психотера- С. 63–74.
пии // Культурно-историч. психол. 2006. № 1. 27. Сапогова Е.Е. Жизненный и экзистенциаль-
С. 32–39. ный опыт в автобиографических нарративах
11. Вересов Н.Н. Культурно-историческая пси- личности // Вопр. психол. 2014. № 1. С. 68–79.
хология Л.С. Выготского: трудная работа 28. Сапогова Е.Е. Событие в структуре биографи-
понимания // НЛО. 2007. № 85. URL: http:// ческого текста // Культурно-историч. психол.
magazines.russ.ru/nlo/2007/85/be6.html 2006. № 1. С. 60–64.
Нарратив как инструментальное средство произвольного смыслообразования 13

29. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология чело- 5. Bruner Dzh. Zhizn’ kak narrativ [Life as a narrative]
века: Введение в психологию субъективности. // Postneklassich. psikhol. 2005. N 1(2). P. 9–29.
М.: Изд-во ПСТГУ, 2014. 361 с. 6. Burmenskaya G.V. Ponyatie «orientirovochnaya
30. Турушева Ю.Б. Нарратив как культурный ме- deyatel’nost’» kak sredstvo analiza fenomenov
диатор развития личности: взгляд сквозь при- psikhicheskogo razvitiya v ontogeneze [The con-
зму культурно-исторической психологии // cept of «orienting activity» as a means of analyzing
Культурно-историч. психол. 2016. Т. 12. № 2. the phenomena of mental development in onto-
С. 24–32. genesis] // Kul’turno-istorich. psikhol. 2012. N 4.
31. Уайт М. Карты нарративной практики: введе- P. 7–12.
ние в нарративную терапию. М.: Генезис, 2010. 7. Buyakas T.M. Lichnostnoe razvitie v usloviyakh
326 с. raboty samoponimaniya, oposredstvovannoi sim-
32. Фромм Э. Забытый язык. Иметь или быть? М.: volami [Personal development in conditions of
АСТ, 2009. 442 с. work of self-understanding, mediated by symbols]
33. Хозиев В.Б. Опосредствование в теории и пра- // Vopr. psikhol. 2000. N 1. P. 96–108.
ктике культурно-исторической концепции // 8. Buyakas T.M. Problema i psikhotekhnika samo-
Культурно-историч. психол. 2005. № 1. С. 25– opredeleniya lichnosti [Problem and psychotech-
36. nology of self-determination of the personality] //
34. Холмогорова А.Б. Отечественная психоло- Vopr. psikhol. 2002. N 2. P. 28–39.
гия мышления и когнитивная психотерапия 9. Vasilyuk F.E. Psikhologiya perezhivaniya (analiz
// Моск. психотерапевтич. журн. 2001. № 4. preodoleniya kriticheskikh situatsii) [Psychology
С. 165–181. of experience (analysis of overcoming critical situa-
35. Холмогорова А.Б., Зарецкий В.К. Может ли куль- tions)]. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1984. 200 p.
турно-историческая концепция Л.С. Выгот- 10. Venger A.L. Kul’tural’nyi podkhod v psikho-
ского помочь нам лучше понять, что мы делаем terapii [Cultural approach in psychotherapy] //
как психотерапевты? // Культурно-историч. Kul’turno-istorich. psikhol. 2006. N 1. P. 32–39.
психол. 2011. № 1. С. 108–118. 11. Veresov N.N. Kul’turno-istoricheskaya psikhologi-
36. Цукерман Г.А. Взаимодействие ребенка и взро- ya L.S. Vygotskogo: trudnaya rabota ponimaniya
слого, творящее зону ближайшего развития // [Cultural-historical psychology L.V. Vygotsky: dif-
Культурно-историч. психол. 2006. № 4. С. 61–73. ficult work of understanding] // NLO. 2007. N 85.
37. Bruner J. Self-making and world-making // J. of URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/85/be6.
Aesthetic Education. 1991. V. 25 (1). P. 67–78. html
38. White M., Epston D. Narrative means to therapeutic 12. Vygotskii L.S. Razvitie vysshikh psikhicheskikh
ends. N.Y.: Norton, 1990. funktsii [Development of the highest mental func-
39. Wood D., Bruner J., Ross G. The role of tutoring tions]. M.: Izd-vo APN RSFSR, 1960. 450 p.
in problem solving // J. of Child Psychol. and 13. Vygotskii L.S. Osnovy pedologii [Basics of pedol-
Psychiatry. 1976. V. 17. P. 89–100. ogy]. M.: Izd-vo 2-go Mosk. med. in-ta, 1934. 211 p.
14. Vygotskii L.S. Problemy razvitiya psikhiki // Sobr.
References in Russian: soch.: V 6 t. T. 3 [Collected works: in six volumes.
1. Alekseev N.G. Proektirovanie i refleksivnoe myshle- V. 3 Problems of development of the psyche]. M.:
nie [Design and reflexive thinking] // Razvitie Pedagogika, 1983. 368 p.
lichnosti. 2002. N 2. URL: http://rl-online.ru/ 15. Vygotskii L.S. Psikhologiya [Psychology]. M.: Izd-
articles/2-02/111.html vo EKSMO-Press, 2000. 1008 p.
2. Bakhtin M.M. Ocherki vremeni i khronotopa v ro- 16. Zaitseva T.V. Diagnostika zony blizhaishego raz-
mane. Ocherki po istoricheskoi ritorike [Sketches vitiya lichnosti v protsesse psikhologicheskogo
of time and chronotope in the novel. Sketches on treninga [Diagnostics of a zone of the next devel-
historical rhetoric] // Vopr. literatury i estetiki. M.: opment of the personality in the course of the psy-
Khudozh. lit., 1975. P. 234–407. chological training]: Avtoref. dis. … kand. psikhol.
3. Bratus’ B.S. Anomalii lichnosti [Anomalies of per- nauk. M., 2001.
sonality]. M.: Mysl’, 1988. 304 p. 17. Klement’eva M.V. Biograficheskaya refleksiya kak
4. Bratus’ B.S. Lichnostnye smysly po A.N. Leont’evu resurs professional’no-lichnostnogo razvitiya stu-
i problema vertikali soznaniya [Personal meanings dentov-psikhologov [Biographic reflection as re-
according to A.N. Leontyev and the problem of the source of professional and personal development
vertical of consciousness] // Traditsii i perspektivy of students psychologists] // Obrazovatel’nye tekh-
deyatel’nostnogo podkhoda v psikhologii / Pod nologii. 2015. N 4. P. 103–110.
red. A.E. Voiskunskogo, A.N. Zhdan, O.K. Tik- 18. Leont’ev A.N. O psikhologicheskoi funktsii iskusst-
homirova. M.: Smysl, 1999. P. 284–298. va (gipoteza) [About psychological function of art
14 М.М. Елфимова

(hypothesis)] // Khudozhestvennoe tvorchestvo i and existential experience in autobiographical nar-


psikhologiya / Pod red. A.Ya. Zisya, M.G. Yaro- ratives of the personality] // Vopr. psikhol. 2014.
shevskogo. M.: Nauka, 1991. P. 184–187. N 1. P. 68–79.
19. Leont’ev D.A. Psikhologiya smysla: priroda, stroe- 28. Sapogova E.E. Sobytie v strukture biograficheskogo
nie i dinamika smyslovoi real’nosti [Psychology of teksta [Event in the structure of biographical text]
meaning: nature, structure and dynamics of the // Kul’turno-istorich. psikhol. 2006. N 1. P. 60–64.
semantic reality]. 2-e, ispr. izd. M.: Smysl, 2003. 29. Slobodchikov V.I., Isaev E.I. Psikhologiya chelove-
487 p. ka: Vvedenie v psikhologiyu sub”ektivnosti [Hu-
20. Mamardashvili M.K. Psihologicheskaja topologija man psychology: An introduction to the psychology
puti [Psychological topology of the path]. SPb.: of subjectivity]. M.: Izd-vo PSTGU, 2014. 361 p.
Russkij Hristianskij gumanitarnyj institut, 1997. 30. Turusheva Yu.B. Narrativ kak kul’turnyi me-
571 p. diator razvitiya lichnosti: vzglyad skvoz’ prizmu
21. Mironova M.N. Popytka tselostnogo podkhoda k kul’turno-istoricheskoi psikhologii [Narrative as
postroeniyu modeli lichnosti uchitelya [An attempt a cultural mediator of personality development:
at a holistic approach to creating a model of the a view through the prism of cultural-historical
identity of the teacher] // Vopr. psikhol. 1998. N 1. psychology] // Kul’turno-istorich. psikhol. 2016.
P. 44–53. V. 12. N 2. P. 24–32.
22. Pankratova A.A. Usloviya formirovaniya logiko- 31. Uait M. Karty narrativnoi praktiki: vvedenie v nar-
psikhologicheskikh komponentov diskussii i kriterii rativnuyu terapiyu [Maps of narrative practice: an
ikh diagnostiki [Conditions of formation of logiko- introduction to narrative therapy]. M.: Genezis,
psychological components of a discussion and cri- 2010. 326 p.
teria for their diagnostics]: Avtoref. dis. … kand. 32. Fromm E. Zabytyi yazyk. Imet’ ili byt’? [Forgotten
psikhol. nauk. M., 2005. language: To have or to be?] M.: AST, 2009. 442 p.
23. Pogozhina I.N. Deyatel’nostnyi gruppovoi tre- 33. Khoziev V.B. Oposredstvovanie v teorii i praktike
ning – novyi sposob formirovaniya slozhnykh kom- kul’turno-istoricheskoi kontseptsii [The mediation
munikativnykh umenii, razrabotannyi na osnove in the theory and practice of the cultural-historical
metoda P.Ya. Gal’perina [Activity group train- concept] // Kul’turno-istorich. psikhol. 2005. N 1.
ing – the new way of formation of difficult com- P. 25–36.
municative abilities developed on the basis of P.Ya. 34. Kholmogorova A.B. Otechestvennaya psikhologiya
Galperin’s method] // Vest. Mosk. un-ta. Ser. 14. myshleniya i kognitivnaya psikhoterapiya [Domes-
Psikhologiya. 2012. N 4. P. 123–132. tic psychology of thinking and cognitive psycho-
24. Preobrazhenskaya A.O. «Avtor» i «geroi» v avtobio- therapy] // Mosk. psikhoterapevtich. zhurn. 2001.
graficheskom narrative [«The author» and «hero» in N 4. P. 165–181.
the autobiographical narrative] // Konsul’tativnaya 35. Kholmogorova A.B., Zaretskii V.K. Mozhet li kul’-
psikhologiya i psikhoterapiya. 2006. N 1. P. 118– turno-istoricheskaya kontseptsiya L.S. Vygotskogo
130. pomoch’ nam luchshe ponyat’, chto my delaem
25. Sapogova E.E. Avtobiografirovanie kak protsess kak psikhoterapevty? [Can the cultural-historical
camodeterminatsii lichnosti [Autobiography as concept of LS. Vygotsky help us better under-
a process of self-determination of a person] // stand what we are doing as psychotherapists?] //
Kul’turno-istorich. psikhol. 2011. N 2. P. 37–51. Kul’turno-istorich. psikhol. 2011. N 1. P. 108–118.
26. Sapogova E.E. Avtobiograficheskii narrativ v kon- 36. Tsukerman G.A. Vzaimodeistvie rebenka i vzro-
tekste kul’turno istoricheskoi psikhologii [Autobio- slogo, tvoryashchee zonu blizhaishego razvitiya [
graphical narrative in the context of cultural-his- The interaction of the child and the adult creating
torical psychology] // Kul’turno-istorich. psikhol. a zone of proximal development] // Kul’turno-
2005. N 1. P. 63–74. istorich. psikhol. 2006. N 4. P. 61–73.
27. Sapogova E.E. Zhiznennyi i ekzistentsial’nyi opyt
v avtobiograficheskikh narrativakh lichnosti [Life Поступила в редакцию 9. VI 2017 г.