Вы находитесь на странице: 1из 21

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО СУЩЕСТВУ И ПО ПРОИСХОЖДЕНИЮ

Все доказательства могут быть разделены на две большие группы — в зависимости от того,
исследуется ли в них истинность содержания оснований и правильность логической связи между
основаниями и тезисом или же исследуется происхождение суждений, входящих в доказательство,
источник, из которого эти суждения почерпнуты, условия, при которых они дошли до нас или
переданы нам, и т. д.
Те доказательства, в которых исследуется содержание оснований, а также логическая связь
между основаниями и тезисом, называются доказательствами по существу. В этих доказательствах
для удостоверения в истинности (или ложности) тезиса не требуется ничего, кроме рассмотрения
оснований по существу их содержания и кроме рассмотрения логической связи между основаниями и
тезисом. В доказательствах по существу для характеристики тезиса в качестве истинного или
ложного достаточно удостовериться в том, имеется ли необходимая логическая связь между
содержанием истинных суждений, которые играют роль оснований, и содержанием тезиса.
Те доказательства, в которых исследуется происхождение суждений, входящих в
доказательство, а также условия, при которых эти суждения дошли до нас, называются
доказательствами по источнику происхождения суждений, или генетическими (от греческого слова
«генезис», означающего происхождение).
Если бы каждое суждение, которое мы усваиваем в качестве истинного, принималось
нами только на основе доказательства по существу, то объём и разнообразие наших знаний были
бы гораздо меньшими, чем каковы они в действительности.
Существует ряд знаний, в которых убеждение в их истинности возникает в результате
нашей уверенности в том, что источники, из которых почерпнуты эти знания, не могут ввести
нас в заблуждение. Таковы в подавляющем большинстве случаев все усваиваемые нами в школе
знания, относящиеся к области геологии, географии, астрономии и т. д. Не только ученик, но и
учитель, опирающийся на учебник, по которому идёт преподавание предмета, не могут доказать
каждое своё утверждение по существу, т. е. путём рассмотрения одного лишь содержания суждений
и логической связи между этими содержаниями.
Никто из нас не мог побывать во всех уголках земпого шара, чтобы проверить путём
доказательства по существу все те истины, которые сообщаются, например, учебником геологии о
составе и строении земной коры в различных местах и о характере происходящих в ней процессов
образования и исчезновения гор, морей, материков и т. д. Конечно, многие из этих истин,
усваиваемых нами из учебника путём доказательства по источнику их происхождения, могли бы
быть проверены нами также и путём доказательства по существу их содержания, если бы мы только
могли посетить все изученные геологами места и убедиться, посредством обращения к наблюдениям
и к опыту, в истинности их утверждений.
Однако, необходимость удовлетворяться доказательствами по источнику происхождения
наших знаний обусловливается не только ограниченностью нашего личного опыта и неспособностью
— в границах этого опыта — проверить всё невообразимо огромное множество истин,
установленных наукой путём доказательств по существу.
Имеется ряд наук и отраслей знания, в которых, по самому характеру этих наук и этих
отраслей знания, многие доказательства всегда вынуждены остаться всего лишь генетическими, т. е.
доказательствами по источнику происхождения суждений. Во всех исторических науках для
доказательства огромного множества установленных в них истин нет других путей, кроме
удостоверения в том, что источники, из которых мы почерпнули эти истины, заслуживают доверия,
не могут нас обманывать или вводить в заблуждение. Никто из нас не был свидетелем, например,
Бородинской битвы, но мы знаем с совершенной достоверностью, что битва эта произошла 26
августа" 1812 г., что русской армией командовал Кутузов, а французской — Наполеон, что русские
войска отразили все атаки французов и нанесли армии вторжения смертельный для неё удар и т. д. п
т. д. Все эти и бесчисленное множество подобных истин оправдываются путём доказательства по
источнику происхождения наших суждений — посредством изучения, сопоставления, критической
проверки и сравнительной оценки дошедших до нас официальных документов, сообщений, докладов,
приказов, донесений, дипломатической переписки, дневников и записей очевидцев, воспоминаний
участников этих событий, публицистической литературы и т. д.

1
Поэтому генетические доказательства составляют особую группу доказательств, не сводимую
нацело к доказательствам по существу. Больше того: генетические доказательства по своему
значению для знания не только не уступают доказательствам по существу, но часто превосходят их.
Что может быть важнее для нашего знания и для формирования нашего мировоззрения, чем те
истины, которые мы усваиваем, изучая, например, вопросы истории общества? Но истины
исторических наук оправдываются только путём анализа и исследования источников, из которых они
могут быть почерпнуты, т. е. посредством доказательств генетических.
Генетические доказательства
Мы уже знаем, что вторую группу доказательств после доказательств по существу
составляют так называемые генетические доказательства, или доказательства по источнику
происхождения.
В генетических доказательствах истинность (или ложность) тезиса доказывается посредством
исследования: 1) условий возникновения тезиса и 2) условий его передачи от одних лиц, к другим.
Потребность в генетических доказательствах возникает всюду там, где особое значение
приобретает вопрос об источнике суждения, а также где имеет значение вопрос о том, совпадает ли
суждение, дошедшее до нас путём передачи, с первоначальным суждением, послужившим для него
источником.
Так, историк постоянно вынужден проверять истинность суждений, высказывавшихся
историческими деятелями, очевидцами, мемуаристами. Для этого он обращается к исследованию
источника этих суждений, осведомлённости, добросовестности и точности лиц, которые их
высказывали, и т. п. Судебное следствие проверяет истинность свидетельских показаний о том или
ином факте или действии, исследуя возможные умышленные или невольные искажения истины при
передаче суждений от одних лиц к другим и т. д.
Во многих случаях при решении вопроса об истинности или ложности суждения у нас
нет другого пути, кроме доказательства по источнику происхождения.
Генетические доказательства, как всякие доказательства, представляют либо установление
истинности тезиса (его оправдание), либо обнаружение его ложности (его опровержение).
Оправдание тезиса в генетических доказательствах имеет следующее строение. В первой
части доказательства устанавливается, что первоначально возникшее суждение в силу самих условий
его возникновения не могло быть ошибочным. Во второй части доказательства устанавливается, что
проверяемый тезис совпадает с первоначальным суждением, так как при передаче первоначального
суждения от лица к лицу суждение это не могло исказиться. В этой части доказывается, что: 1)
первоначальное суждение не могло измениться вследствие ошибок памяти; 2) лицо, сообщившее
суждение, не имело целью умышленно исказить его; 3) лицо это точно выразило смысл суждения; 4)
лицо, усвоившее суждение в чужой передаче, правильно поняло смысл переданного.
Если ответ на все эти вопросы получается положительный, то отсюда следует, что
проверяемый тезис действительно совпадает с первоначально сообщённым суждением.
В результате предшествующих исследований получается заключение об истинности тезиса.
Посредством генетических доказательств оправдываются только вероятные, но не
достоверные суждения. Степень вероятности суждений, доказываемых таким способом, вообще
говоря, колеблется в широких пределах — от весьма малой вероятности до вероятности, практически
граничащей с достоверностью. Чем больше звеньев передачи проходит сообщаемое первоначальное
суждение, тем легче могут возникать различные искажения его смысла, тем меньшей становится
вероятность доказываемого тезиса.

СБОР И АНАЛИЗ ИНФОРМАЦИИ


…(поиск информации не занимает много времени. Гораздо больше труда требуется для ее
осмысления и принятия решения).
… Совершенно очевидно, что для принятия любого решения мы должны располагать
необходимым объемом информации. Но сначала нужно провести различие между информацией и
процессом ее обработки. Иногда сбору и анализу данных придается чрезмерное значение. Даже при

2
наличии качественной информации всё равно можно прийти к неправильным выводам из-за плохих
процедур обработки этой информации.
Больше — не всегда лучше, когда речь идет о сборе данных. Вы не только рискуете снизить
качество информации, если раскидываете свою сеть слишком широко, но и теряете драгоценное
время. При прочих равных условиях большинство решений выигрывает в силе, если
принимать их раньше, а не позже.
… Как всегда, мы ищем компромисс между шириной охвата и глубиной расчета.
расчета
… Мы знаем больше, чем понимаем

…обстановка анализируется и оценивается, из нее делаются выводы.

АНАЛИЗ И СИНТЕЗ

ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ
Для того чтобы четко поставить задачу, определите параметры, которым должно
соответствовать ваше решение. Спросите себя:
Что я хочу получить?
Что я хочу сохранить?
Чего я хочу избежать?
Для того чтобы принимать мудрые решения, полезно выработать метод оценки
возможных вариантов, который учитывал бы как рациональные, так и эмоциональные
факторы.
Установите критерии, на основании которых вы сделаете выбор. Разбейте свое желание на
несколько компонентов, которые можно использовать как основу для сравнения - вместо того чтобы
ограничиться лишь беглым взглядом. Выберите критерии, по которым будете определять наилучший
вариант решения
Ясно формулируйте свои цели. Записывайте их. В длительном процессе поиска хорошо
сформулированные задачи с возможными вариантами решений помогут вам сделать правильный
выбор.
Слишком часто мы выбираем одно из возможных решений еще до того, как
сформулируем наши требования. Пусть ваши требования сами генерируют
альтернативные решения.

МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


… Каждая глава пособия содержит две части: вопросы и упражнения. Вопросы предназначены
для того, чтобы привлечь внимание студентов к различным аспектам той или иной проблемы и
помочь им осознать некоторые нетривиальные оттенки смысла изучаемых понятий. Упражнения
носят более практический характер и служат для закрепления и проверки усвоения основных
философских понятий. Авторы сочли полезным наряду с другими видами упражнений включить
анализ отрывков из трудов классиков марксизма-ленинизма, а также произведений различных
философов и ученых с целью развития у студентов способности к сознательной оценке различных
решений проблем философии, а также повышения их философской культуры. Разумеется, само
деление на «вопросы» и «упражнения» носит условный характер, ибо в каждом «упражнении»
содержится и определенный «вопрос», а любой из предлагаемых «вопросов» представляет собой
соответствующее «упражнение», или своеобразную философскую задачу.
… Материалы сборника могут использоваться в самых различных видах учебной работы: на
лекции, семинаре, экзамене, консультации и т. п. Больше всего возможностей в этом отношении
представляет семинар. Отдельные вопросы и упражнения, содержащиеся в сборнике, могут быть
включены в основой план семинара или предлагаться преподавателем устно в ходе семинарского
занятия как дополнительные вопросы. Будучи поставлены перед студентами, они вызывают обычно
живой заинтересованный разговор (NB – с клиентом состоялся состоялся живой заинтересованный

3
разговор), порой выливающийся в дискуссию. Большинство из этих вопросов собственно и возникло
у авторов в ходе семинарских занятий или при подготовке к ним за время их многолетней
педагогической деятельности.
Материалы сборника могут быть использованы и самими учащимися — студентами,
аспирантами, слушателями сети партийного просвещения, всеми самостоятельно изучающими
диалектический материализм — с целью более глубокого осмысления соответствующего
теоретического материала.

О науке в России
 Ещё в 1988 году М. Франк-Каменецкий говорил о необходимости перехода на грантовую систему
финансирования и замену иерархической структуры академии на западную модель, где во главе
исследований стоит не чиновник, а заведующий лабораторией, который получает лично грант и на
конкурсной основе сам набирает сотрудников под конкретные задачи [12][13].
 В России нет научного сообщества, но в огромном количестве имеются «учёные». Трудно сказать, что
они делают. Некоторые просто занимают места на которые не могут попасть выпускники вузов. Мне часто
приходится как редактору и рецензенту многих международных научных журналов читать рукописи статей
из России. Уровень до которого они опустились просто чудовищен[3].

О науке в США
 Учёный в США быстро привыкает к свободе и независимости. Востребованный учёный, способный
добывать гранты, сам себе хозяин и никто ему не указ. Поэтому из Америки никто не хочет возвращаться в
Россию, где какой-то, совершенно неизвестный своими работами академик или директор института,
решает за вас как заниматься наукой[14].
 В США тоже есть академия, но это просто собрание уважаемых людей. Они ничем не рулят и никогда
не распределяют финансирование[3].
 По сравнению с Россией у американских учёных, несмотря на жёсткую конкуренцию, есть три важных
преимущества[3]:

 — материальная база, позволяющая вести исследования в нормальных условиях


 — насыщенная научная среда, позволяющая быстро и не за тридевять земель найти любого научного
партнера или возможность с кем-то проконсультироваться
 — хорошая моральная атмосфера, где в научной среде гораздо меньше, чем в России, интриг,
подвергающих постоянному стрессу
О РАН
 РАН это застывшая феодальная структура. Первым делом следует разогнать Академию наук, лишив её
права рулить и распределять. Иначе никакое эволюционное реформирование не поможет. Чем дольше
настоящее революционное реформирование затягивается, тем завершённее процесс полного развала
науки в России[14].
 При правильном реформировании РАН многие наши академики останутся за бортом, потому что они
ничего не стоят. Они самовоспроизводятся, выбирая себе подобных. Они надувают щеки,
утверждая, что у нас такая система. А на самом деле это абсурд [4].

Из разных источников
… к самому пониманию отражения надо было применить принципы диалектики —
распространить диалектику на область познания. В. И. Ленин писал: «В теории познания, как и во
всех других областях науки, следует рассуждать диалектически, т. е. не предполагать готовым и
неизменным наше познание, а разбирать, каким образом из незнания является знание, каким образом
неполное, неточное знание становится более полным и более точным»24.

4
Отражение природы в сознании человека является не каким-то застывшим состоянием, не
мертвой копией действительности, а процессом углубления в сущность вещей.

… основное положение принципа партийности — необходимость отсечь все реакционные


философские выводы при сохранении и положительной оценке научного содержания

… Выработка все большего и большего соответствия наших представлений объективной


природе вещей — это и есть накопление и обогащение научного опыта. Степень достигнутого при
этом соответствия определяет меру истинности и тем самым надежности и устойчивости того, что
содержится в опыте. Никогда это соответствие не может быть полным и исчерпывающим. Между
субъектом и объектом всегда устанавливается взаимодействие, ограниченное теми или иными
рамками, теми или иными аспектами или сторонами. Поэтому, подчеркивает Ленин, опыт всегда
ограничен, неполон, относителен. Но в нем есть абсолютное содержание — уже достигнутое
частичное соответствие с объектом, которого, по словам В. И. Ленина, «не могут изменить никакие
будущие обстоятельства». Как раз это и служит залогом непрестанного поступательного движения
науки от одного успеха к другому — движения, в котором шаг за шагом устраняется все то, что
оказывается несоответствующим объекту, и накапливается все то, что находится в соответствии с
ним.

… Объективное содержание научных теорий определяется существованием объекта познания,


т. е. существованием реального, независимого от сознания человека внешнего мира. Отвечая на
вопрос, что такое объективная истина, В. И. Ленин указывает, что объективная истина — это такое
содержание наших представлений о познаваемом объекте, которое не зависит ни от человека, ни от
человечества.

… Объективная истина есть процесс, она достигается в науке не сразу, а постепенно. В. И.


Ленин раскрыл диалектику этого процесса в решении вопроса о соотношении абсолютной и
относительной истины. Абсолютная истина как полное, исчерпывающее знание слагается из
суммы относительных истин, содержащих в себе неполное и неточное знание. Борясь против
махистского релятивизма, В. И. Ленин показал, что диалектика познания истины хотя и включает в
себя момент релятивности, относительности наших знаний, но не сводится к нему (NB). В каждой
относительной истине содержится зерно объективного абсолютного знания, достоверность
которого подтверждается человеческой практикой.

… Что же касается позиции естествоиспытателей, которые, принимая природу за предмет


познания, не выясняют, является ли она единственным бытием, то это происходит либо потому, что
они обычно стоят на позициях естественно-исторического материализма, либо потому, что
социально-политические условия не позволяют им высказать свои материалистические взгляды.
Характерными в этом отношении являются рассуждения М. Борна. Во многих своих выступлениях
он доказывает, что предмет познания макрофизики и микрофизики составляет природа, различные ее
уровни и что принципиального различия в характере познания их нет. Однако он уходит от ответа на
вопрос о том, является ли природа первичной. Причина этому — его боязнь быть причисленным к
материализму или позитивизму. Логический позитивизм он считает несостоятельной философией,
материализм — устаревшим в силу его механицизма, диалектический же материализм для него
неприемлем по социальным причинам.

… некоторые ученые могут давать самые ценные открытия и вместе с тем, когда речь заходит о
философских выводах, обобщениях, делать реакционные выводы, широко используемые
идеалистами, теологами. Именно на этом основании Ленин пишет: «Ни единому из этих
профессоров, способных давать самые ценные работы в специальных областях химии, истории,
физики, нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит о философии. Почему? По той же
причине, по которой ни единому профессору политической экономии, способному давать самые
ценные работы в области фактических, специальных исследований, нельзя верить ни в одном слове,
раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя — такая же партийная
5
наука в современном обществе, как и гносеология. В общем и целом профессора-экономисты не что
иное, как ученые приказчики класса капиталистов, и профессора философии — ученые приказчики
теологов».
….В условиях господства в обществе идеалистических взглядов ученый либо уходит от
подобных выводов, либо вынужден делать идеалистические выводы, иначе он подвергается
нападкам, гонениям со стороны реакционных кругов общества. В. И. Ленин хорошо показал это на
примере с Э. Геккелем, написавшим книгу «Мировые загадки». «Популярная книжечка,— отмечает
Ленин,— сделалась орудием классовой борьбы. Профессора философии и теологии всех стран света
принялись на тысячи ладов разносить и уничтожать Геккеля». И все это было вызвано тем, что книга
пропитана духом естественно-исторического материализма, непримиримостью ко всей казенной
профессорской философии и теологии.
Подобная обстановка наблюдается и в современном капиталистическом обществе, и с ней
ученым приходится считаться, что очень хорошо выразил известный немецкий физик В. Гейзенберг.
«Ученый,— говорил он,— должен быть готов к тому, что благодаря новым экспериментальным
данным могут быть изменены и самые основы его знания. Но это требование по двум соображениям
снова представляло бы собой слишком большое упрощение нашего положения в жизни.
Первое соображение состоит в том, что весь образ нашего мышления формируется в нашей
юности, благодаря тем идеям, с которыми мы в это время сталкиваемся, или благодаря тому, что мы
вступаем в контакт с выдающимися личностями, у которых мы учимся. Этот образ мышления будет
оказывать решающее влияние на всю нашу последующую работу, и вследствие этого вполне
возможны затруднения в процессе приспособления к совершенно другим идеям и системам
мышления.
Второе соображение состоит в том, что мы входим в состав общества или коллектива. Это
общество связывают воедино общие идеи, общий критерий моральных ценностей или общий язык,
на котором говорят о всеобщих проблемах жизни. Эти общие идеи могут поддерживаться
авторитетом церкви, партии или государства, и даже если это не будет иметь место, все равно очень
трудно отойти от общепринятых идей, не противопоставляя себя обществу. Но результаты научных
размышлений могут противоречить некоторым из общепринятых идей. Без сомнения, было бы
неразумно требовать, чтобы ученый вообще не был лояльным членом общества, чтобы он
принципиально отказался от всех благ, которые можно получить, принадлежа коллективу...» 22
Исходя из этого, Гейзенберг предлагает обратиться «к старой проблеме двойственности истины»: в
науке проявлять интеллектуальную честность, а философские обобщения делать в соответствии с
тем, что требует общество. Это не что иное как, страх перед реакционерами и подчинение воле
господствующего класса.
Когда В. И. Ленин писал о необходимости внимательного анализа всего, что создано ученым, с
тем чтобы взять самое ценное и отсечь реакционное (личность также можно рассматривать, как
совокупность прогрессивных и реакционных взглядов), он как раз имел в виду именно такое
положение естествоиспытателя, которое так хорошо охарактеризовано Гейзенбергом.

…….«независимость» научного мышления от философии лишь кажущаяся. Ведь понятия,


используемые учеными, формируются по определенным законам, прямо или косвенно изложенным в
учебниках, по которым учится будущий естествоиспытатель, или в трудах признанных авторитетов
науки. Структура умозаключений и правила строгого логического вывода, без которых немыслим
действительно научный труд, не являются врожденными, как и не могут быть поняты в качестве
результата эмпирического обобщения. Стиль мышления классической физики несет явные отпечатки
и логики Аристотеля, и философии Декарта, и воззрений Локка (известно, что Ньютон находился под
сильнейшим его влиянием).
…Вместе с тем приходится констатировать, что путь ученого-естественника капиталистических
стран к подлинно научной философии, как правило, труден и тернист. Логика исследования и
развития всего естествознания толкает его к принципам материалистической диалектики. Но в
условиях обострения идеологической борьбы двух мировых систем эта дорога оказывается для него
перекрытой классовыми предрассудками, поддерживаемыми буржуазной пропагандой, а также
недоверием к марксизму, которое вызвано различными карикатурными извращениями принципов
марксизма.

6
… Кризис физики означал ломку старого стиля мышления в головах естествоиспытателей, он
заставил самих ученых искать новые методы мышления, новые принципы познания. Но то, что было
новым в методологическом, философском плане для большинства естествоиспытателей начала
нашего века, не было новым, вообще говоря, для философии. Диалектический материализм имел к
тому времени уже довольно основательную историческую традицию, а мышление
естествоиспытателей с трудом нащупывало принципы, которые уже были сформулированы
философами, и прежде всего в работах Маркса и Энгельса.

… Молекулярно-кинетическая теория, стремившаяся тесно связать процессы превращения


энергии со структурой материи (т.е. энергетические изменения невозможны без структурных
изменений материи. В этом и состоит суть взаимосвязи материи и энергии. Энергия – это
материальное движение, как показано ниже. А движение имеет материальный носитель)

… Распространение энергетических методов в физике никогда не угрожало материализму и по


самой сути своей не таило в себе ни малейшей опасности для него. Ленин подчеркивает:
«Превращение энергии рассматривается естествознанием как объективный процесс, независимый от
сознания человека и от опыта человечества, т. е. рассматривается материалистически».
Естествознание под энергией понимает материальное движение. Поэтому совершенно
бессмысленно говорить, будто понятие энергии «вытесняет» понятие материи, делает его
«ненужным», ибо понятие материи как раз и нужно для выражения свойства объективности
энергетических превращений, изучаемых наукой.

… Таким образом, каждый шаг в развитии науки опирается на идею неотрывности материи и
движения, которая в конкретном естественнонаучном исследовании часто принимает форму
следующего общего положения: если обнаруживается какой-то акт изменения состояния
некоторого наблюдаемого объекта, то нужно искать материальный источник этого изменения
(это применимо к личности человека. Например изменение взаимоотношений людей имеет, как
правило, материальную причину).

… Человеческие представления о пространстве и времени не просто относительны, но они


относительно верны; из них складывается истина абсолютная; меняясь, развиваясь, эти
относительные истины ведут к объективной истине, не зависящей ни от человека, ни от
человечества.

… изменчивость научных знаний о строении и формах движения материи не опровергает


объективной реальности внешнего мира

… само познание, его собственное развитие подчинено данному закону диалектики и полно
своих специфических противоречий.

… диалектичность самого процесса познания как в историческом, так и в логическом


разрезах — процесса, сотканного из таких противоположностей, как объективное и субъективное,
чувственное и рациональное, сущность и явление, синтез и анализ, индукция и дедукция и многие
другие.

…Подчеркивая, что научная теория является отражением объективной реальности, В. И. Ленин


указывал, что это отражение не является непосредственным, сразу выражаемым в цельном и
законченном виде, подобно зеркальному отображению. Оно строится путем последовательных
приближений, как сложная, развивающаяся, динамичная концептуальная система, элементы которой
далеки от чувственной осязаемости и наглядности. Напротив, они обладают крайне абстрактным
характером и как бы «отлетают» от чувственно данной реальности, уходят от нее. Однако в своей
целостности, организованной совокупности они, по словам Ленина, отражают реальность полнее,
глубже и вернее, чем живое созерцание, перед которым объект выступает прямо и непосредственно.
Конкретное в научной теории воспроизводится с помощью системы абстрактных элементов с
большой глубиной, полнотой и верностью, потому что в этих элементах выражается скрытая
7
сущность вещей, недоступная чувственному восприятию. Научные теории как раз и предназначены
для построения отображения сущности явлений. «Познание,— пишет Ленин,— есть вечное,
бесконечное приближение мышления к объекту.
Отражение природы в мысли человека надо понимать не «мертво», не «абстрактно», не без
движения, не без противоречий, а в вечном процессе движения, возникновения противоречий и
разрешения их».
Противоречия эти многообразны. Тут и противоречие между относительно сложившейся
структурой научной теории и вновь открытыми фактами, не укладывающимися в ее устоявшиеся
рамки; и противоречие между необходимостью создания все более абстрактных понятий,
образующих элементы теории, и возможной опасностью их превращения в чистейшую фантазию,
утратившую все связи с реальностью, в силу чего теория лишается научного значения; и
противоречие между необходимостью для теории прочно опираться на факты и естественной
тенденцией теории подыматься над ними, стремясь охватить все более широкую сферу реальности,
еще не вошедшую в орбиту опытного исследования, и т. д. (перечисление важных противоречий
научного познания).

…ценность любой научной теории, подтвержденной опытом,— в наличии в ней


объективной истины, т. е. знания, содержание которого не зависит ни от человека, ни от
человечества
…единственно верный, материалистический критерий — правильность теории, ее соответствие
объективной реальности. Только этим, а не вздорной, псевдонаучной идеей «экономии мышления»
должен руководствоваться естествоиспытатель, строя свои теории, пересматривая их в свете новых
фактов, разрабатывая новые концепции, идущие на смену прежним. Если уж употреблять выражение
«экономия» в применении к мышлению, то, подчеркивает Ленин, «мышление человека тогда
«экономно», когда оно правильно отражает объективную истину, и критерием этой правильности
служит практика».
Наука движется от одной ступени к другой, от одних теорий к другим и строит их так или иначе
не потому, что человек хочет мыслить все более «экономно» и допускать «наименьшую трату сил», а
потому, что перед человеком предстают все новые и новые материальные объекты и процессы, не
зависящие от его воли и желания, его сознания, его ощущений, и он вынужден менять свои
представления, приспосабливая их к материальным объектам и процессам. Если бы не существовало
вещей, независимых от сознания, то «экономнее» всего было бы оставить сложившиеся научные
представления совершенно неизменными, укладывая в раз навсегда принятую схему то, с чем имеет
дело сознание. Но наука постоянно изменяет свои понятия и теории, не считаясь ни с какой
«экономией».
…Конечно, отрицая «принцип экономии мышления» как гносеологическую основу науки,
материалист-диалектик далек от мысли, что познание должно осуществляться особенно трудными
путями, средствами, приемами, особенно сложными представлениями и теориями. Он, несомненно,
стоит за то, чтобы и средства и пути познания, и научные понятия, и теории были как можно проще.
… В ходе созидательной познавательной работы условие простоты никогда не применяется
само по себе, независимо от требования правильности, объективной истинности. Более того,—
первое целиком подчинено второму.

…Однако приход новой теории не есть появление такой теоретической системы, которая
располагается «рядом» со старой, просто примыкает к ней. Нет! Ленин подчеркивает не только то,
что новая теория своим появлением ограничивает область действия старой, но и то, что законы
старой теории подчиняются законам новой и эти последние являются более глубокими по
сравнению с прежними. Налицо процесс последовательного углубления знания. Обычно каждая
теория в пору своего расцвета стремится максимально или даже беспредельно расширить область
своего применения. Новая теория более или менее резко сужает эту область и в свою очередь
решительно устремляется на завоевание как можно более широкого круга явлений, пока
последующая теория не сделает с ней то же, что она когда-то сделала по отношению к своей
предшественнице.
… Таким образом, развитие научных теорий — это процесс их исторической смены, в котором
господствуют свои собственные закономерности — связь старых и новых теорий; ограничение сферы
8
действия старых теорий и расширение новых; подчинение законов старой теории законам новой;
углубление знания с появлением новой теории. Эти закономерности отвечают той характеристике
общего хода познания, которую дал ему В. И. Ленин в «Философских тетрадях»: «бесконечный
процесс углубления познания человеком вещи, явлений, процессов и т. д. от явлений к сущности и от
менее глубокой к более глубокой сущности».
Таким образом, развитие теорий, относящихся к одной и той же сфере реальности, есть не что
иное, как закономерный переход от одного уровня сущности явлений к другому, более глубокому. И
поскольку эта «лестница уровней» сущности бесконечна, бесконечен и процесс развития научных
теорий; он никогда не может окончиться. Этот процесс идет путем отрицания одних теорий
другими, но отрицания не «зряшного», как говорил Ленин, а диалектического, с удержанием,
сохранением всего положительного.

… наука, располагающая своим предметом и методами исследования

… Значение частных исследований для любой общественной науки, в частности и для


социологии, Маркс и Энгельс, а вслед за ними и Ленин усматривали в том, что они дают
богатейшие фактические данные для теоретических обобщений.
Являясь необходимым эмпирическим материалом для широких теоретических обобщений,
частные исследования имеют и самостоятельное значение: проведение их позволяет глубоко понять
сущность и особенности развития отдельных общественных процессов и явлений. Но для того, чтобы
эти исследования выполнили свою роль, они должны опираться на широкую социологическую
теорию, которая, давая целостную картину развития общества, определяет направление конкретных
социальных исследований, позволяет построить научную гипотезу и осуществить ее проверку.

…, В. И. Ленин одновременно характеризовал марксистский подход к теоретическому


исследованию. Этот подход он сводил к следующим методологическим приемам.
Во-первых, чтобы объяснить суть исторического процесса, необходимо исследовать хотя бы
одну реально существующую общественно-экономическую формацию, т. е. нужен конкретно-
исторический подход к обществу. К. Маркс останавливается на анализе современного для него, т. е.
капиталистического, общества. В. И. Ленин в полемике с социологами-субъективистами особо
выделял тот факт, что К. Маркс исследовал не «общество вообще», а конкретно-исторический этап
общественного развития — современное капиталистическое общество.
Во-вторых, необходимо сконцентрировать основное внимание на той стороне
исторического процесса, которая составляет его объективное содержание, т. е. на экономической
структуре общества. Такой подход впервые дал объективный критерий для разграничения важного и
неважного в сложной сети общественных отношений, позволил раскрыть глубинные
закономерности, определяющие сущность социального прогресса.
В-третьих, исследование формации должно строиться на всестороннем анализе всего
многообразия строго зафиксированных и проверенных фактов.
В-четвертых, целью исследования должно являться открытие закона развития
определенной формации. Так, К. Маркс в «Капитале» стремился раскрыть и раскрыл экономический
закон движения современного ему капиталистического общества. Очень хорошо характер научного
поиска, предпринятого К. Марксом, показывает В. И. Ленин. Он писал, что в 40-х годах XIX в К.
Маркс высказал материалистическую гипотезу и взялся за изучение фактического материала.

…К. Маркс, разрабатывая понятие капиталистической формации, не ограничился


отвлечением от нетипичных, несущественных сторон, свойственных европейским и
неевропейским буржуазным странам. К. Марксом было развито идеализированное
представление об этой формации как определенном строе, где капиталистические отношения
доведены до их логической завершенности и законченности.
Процесс образования логических абстракций всегда связан с идеализацией, с отвлечением
от несущественных сторон исследуемых процессов и явлений. Точно так же и придание
выработанной логической модели действительности формы идеально законченной конструкции
является одним из широко применяемых наукой методов логического исследования.

9
…в России научная деятельность все более имитируется и очень часто ее содержание
выхолощено. Публикации и оформления по новым правилам есть, а приращения знания нет. Или
же идет обратный процесс: инволюции, а то и прямой деградации, резкое понижение «планки»
требований к научным работам.
… обогащается очередным «шедевром», состоящим из банальностей или откровенного
плагиата.

…российские ученые демонстрируют самостоятельную разборку своего собственного


«дома» (буквально это выражается в планах продажи академической собственности), когда стащить
«бревнышко» и обменять его с выгодой кажется более выгодным, чем строить и сохранять само
здание. Диссертации есть, журналы есть, а институт науки, имеющий собственные правила
активно разрушается

… содержание образования, образования как творческого процесса, как диалога преподавателя


и учащегося намеренно разрушается

… Количественные, «валовые» показатели полностью затмевают проблему качественного


обучения

… считал, что у меня были некоторые важные новые философские идеи, Я хотел их выразить.
Теперь я понимаю, что главным образом пережевывал идеи Карла Поппера. Но я не отказался от
иллюзий, будто могу сказать нечто важное и оригинальное.

… сложном диалектическом противоречии между данным достигнутым уровнем


философского знания и исторической необходимостью его непрекращающегося развития.

… Возникает система, претендующая на абсолютное знание, но человеческое познание


прогрессирует и с исторической необходимостью подрывает данную философскую систему.

…Прогресс развития философии осуществлялся в борьбе противоположных направлений, в


диалектическом отрицании одних учений другими. Борьба материализма и идеализма приводила к
тому, что одни системы отрицали другие и вместе с тем критически усваивали накопленный ими
материал

…В противоположность буржуазному историзму с его плоским эмпиризмом, рассматривающим


историю философии как случайное и хаотическое нагромождение идей и теорий, марксистский
историзм подходит к ней как к системе развивающегося философского знания, как к закономерному
процессу, объективно обусловленному всем ходом исторического развития общества. С этой точки
зрения философские учения прошлого должны быть проанализированы диалектически, т. е., с одной
стороны, по их отношению к общему историческому процессу развития, а с другой — по их
конкретному содержанию, по их связи с данной эпохой, по той роли, которую они играли в условиях
своего времени.
…В современной буржуазной литературе мы встречаемся с двумя типами идеалистической
метафизики — догматической концепцией надысторической философской истины и с концепцией
абсолютного релятивизма и исторического скептицизма

… научные абстракции, несмотря на то что они суть абстракции, оказываются более


истинными, чем поверхностные эмпирически схватываемые отношения.

… Если эти установившиеся термины заменять какими-либо более или менее подходящими
русскими словами, то точность терминов исчезнет, изложение станет более расплывчатым.

… тщательно подобранная библиотека, которая была бы для рабочего лестницею вверх, а


каждая книжка - ступенью.

10
……Практика образует не только критерий истинности, но и основу развития теории.

…Особенно сильна связь содержания теории с идейно-мировоззренческими установками


и социально-классовыми интересами в области общественных наук, где проти

… Построение идеализированного объекта - необходимый этап создания любой теории,

… законы, формулируемые в рамках теории и относящиеся по существу не к эмпирически


данной реальности, а к реальности, как она представлена идеализированным объектом, должны
быть соответствующим образом конкретизированы при их применении к изучению реальной
действительности.

… Научные знания имеют жизненный смысл лишь в том случае, если они воплощаются в
жизнь

…Теория и практика образуют единство противоположностей, в котором практике


принадлежит решающая роль.

…Теория освещает путь практике, делает ее осознанной, научно обоснованной и продуманной,


устремленной к определенной цели

… Теория обща и абстрактна, поскольку раскрывает явление во всеобщности и целостности, и


потому она в определенной степени формальна, в то время как практика богата и конкретна

… теория превращается в практику, оживляется практикой, исправляется практикой,


проверяется практикой

… дал глубокий анализ и развернутую критику

Доказательства по существу и генетические доказательства (из учебника Асмуса)

Все доказательства могут быть разделены на две большие группы — в зависимости от того,
исследуется ли в них истинность содержания оснований и правильность логической связи между
основаниями и тезисом или же исследуется происхождение суждений, входящих в доказательство,
источник, из которого эти суждения почерпнуты, условия, при которых они дошли до нас или
переданы нам, и т. д.
Те доказательства, в которых исследуется содержание оснований, а также логическая связь
между основаниями и тезисом, называются доказательствами по существу. В этих доказательствах
для удостоверения в истинности (или ложности) тезиса не требуется ничего, кроме рассмотрения
оснований по существу их содержания и кроме рассмотрения логической связи между основаниями и
тезисом. В доказательствах по существу для характеристики тезиса в качестве истинного или
ложного достаточно удостовериться в том, имеется ли необходимая логическая связь между
содержанием истинных суждений, которые играют роль оснований, и содержанием тезиса.
Те доказательства, в которых исследуется происхождение суждений, входящих в
доказательство, а также условия, при которых эти суждения дошли до нас, называются
доказательствами по источнику происхождения суждений, или генетическими (от греческого слова
«генезис», означающего происхождение).
Если бы каждое суждение, которое мы усваиваем в качестве истинного, принималось
нами только на основе доказательства по существу, то объём и разнообразие наших знаний были
бы гораздо меньшими, чем каковы они в действительности.
Существует ряд знаний, в которых убеждение в их истинности возникает в результате
нашей уверенности в том, что источники, из которых почерпнуты эти знания, не могут ввести
нас в заблуждение. Таковы в подавляющем большинстве случаев все усваиваемые нами в школе
знания, относящиеся к области геологии, географии, астрономии и т. д. Не только ученик, но и
учитель, опирающийся на учебник, по которому идёт преподавание предмета, не могут доказать
11
каждое своё утверждение по существу, т. е. путём рассмотрения одного лишь содержания суждений
и логической связи между этими содержаниями.
Никто из нас не мог побывать во всех уголках земпого шара, чтобы проверить путём
доказательства по существу все те истины, которые сообщаются, например, учебником геологии о
составе и строении земной коры в различных местах и о характере происходящих в ней процессов
образования и исчезновения гор, морей, материков и т. д. Конечно, многие из этих истин,
усваиваемых нами из учебника путём доказательства по источнику их происхождения, могли бы
быть проверены нами также и путём доказательства по существу их содержания, если бы мы только
могли посетить все изученные геологами места и убедиться, посредством обращения к наблюдениям
и к опыту, в истинности их утверждений.
Однако, необходимость удовлетворяться доказательствами по источнику происхождения
наших знаний обусловливается не только ограниченностью нашего личного опыта и неспособностью
— в границах этого опыта — проверить всё невообразимо огромное множество истин,
установленных наукой путём доказательств по существу.
Имеется ряд наук и отраслей знания, в которых, по самому характеру этих наук и этих
отраслей знания, многие доказательства всегда вынуждены остаться всего лишь генетическими, т. е.
доказательствами по источнику происхождения суждений. Во всех исторических науках для
доказательства огромного множества установленных в них истин нет других путей, кроме
удостоверения в том, что источники, из которых мы почерпнули эти истины, заслуживают доверия,
не могут нас обманывать или вводить в заблуждение. Никто из нас не был свидетелем, например,
Бородинской битвы, но мы знаем с совершенной достоверностью, что битва эта произошла 26
августа" 1812 г., что русской армией командовал Кутузов, а французской — Наполеон, что русские
войска отразили все атаки французов и нанесли армии вторжения смертельный для неё удар и т. д. п
т. д. Все эти и бесчисленное множество подобных истин оправдываются путём доказательства по
источнику происхождения наших суждений — посредством изучения, сопоставления, критической
проверки и сравнительной оценки дошедших до нас официальных документов, сообщений, докладов,
приказов, донесений, дипломатической переписки, дневников и записей очевидцев, воспоминаний
участников этих событий, публицистической литературы и т. д.
Поэтому генетические доказательства составляют особую группу доказательств, не сводимую
нацело к доказательствам по существу. Больше того: генетические доказательства по своему
значению для знания не только не уступают доказательствам по существу, но часто превосходят их.
Что может быть важнее для нашего знания и для формирования нашего мировоззрения, чем те
истины, которые мы усваиваем, изучая, например, вопросы истории общества? Но истины
исторических наук оправдываются только путём анализа и исследования источников, из которых они
могут быть почерпнуты, т. е. посредством доказательств генетических.

… У каждой науки есть свой предмет, свои специфические приемы


исследования.
… История развития познания показывает, что предмет любой науки
находится в изменении. Если в XIX в. считали, что областью физики является изучение
движения молекул, то современная физика занимается не столько молекулами, сколько
электронами, протонами и другими так называемыми элементарными частицами, о которых
в прошлом столетии физика не имела никакого представления. Так же обстоит дело и в
других науках.
Изменение предмета науки подчинено закономерностям, которые
определяются спецификой изучаемого ею объекта, а также отношением
общественной человеческой практики к нему. Однако в изменении предмета той
или иной науки есть нечто существенно общее, присущее всем наукам. Это
общее, на наш взгляд, заключается в том, что в процессе развития той или
иной науки ее предмет одновременно и сужается, и расширяется. Сужение
предмета науки состоит в том, что происходит непрерывная дифференциация
наук, когда отдельные разделы какой-либо науки, прогрессируя в своем развитии,
становятся самостоятельными науками, обладающими своим предметом и
12
методом его исследования. Но это сужение предмета одновременно приводит (в
результате углубления нашего знания в сущность изучаемого предмета) к
обнаружению таких объектов, закономерностей, которые раньше не изучались
ею. И в этом смысле предмет науки расширяется.

… По своей теоретической форме всякое новое учение является развитием и


уточнением ранее выдвинутых принципов, положений, но в своем дальнейшем
движении оно приходит к результатам, отрицающим в какой-то мере эти исходные
принципы, которые критически переосмысливаются, наполняются новым
содержанием.

… Наивный характер этих представлений объяснялся ограниченностью опыта


человека того времени

… нигилистически относясь к критикуемым системам, не желая по существу


разобраться в их противоречиях, в аргументации и т. д.

… знание стремится развиваться в направлении превращения его в научное


по его языку и содержанию

… Одинаково думать и чувствовать люди не могут. У каждого человека свой социальный


опыт, свой уровень образованности, свои особенности осмысления происходящего.
Отсюда — огромный диапазон суждений о принимаемых решениях и совершаемых
действиях, разнообразие оценок исторических событий и социальных процессов. И, как
следствие этого, столкновение мнений, возникновение споров и дискуссий.

… Спор — это не только наука, но и тонкое искусство. Кроме логических аспектов у


него имеется множество трудноуловимых психологических, нравственных и эстетических
граней. Выявлять их и учитывать в споре позволяет лишь длительная практика. Чтобы научиться
плавать, надо забраться в воду. Чтобы овладеть навыками и приёмами спора, нужна длительная
интеллектуальная закалка, неустанная работа по совершенствованию культуры чувств и мышления.
… Знать правила спора надо не только для того, чтобы вести его самому. Каждый из
нас независимо от рода занятий время от времени превращается в слушателя, читателя,
зрителя. Тем самым мы становимся невольными участниками споров, которые ведутся
другими людьми. Вникнуть в суть обсуждаемых ими проблем, разобраться в доводах «за»
и «против», в хитросплетениях мысли поможет владение искусством спора.

…«Идея, вычитанная или услышанная... но не проведенная через собственную натуру, не


получившая отпечатка в нашей личности,— писал Белинский,— есть мёртвый капитал».
Истина усваивается прочно лишь тогда, когда она пережита, выстрадана, возникла в
результате самостоятельной напряжённой работы мысли.

… Паскаль выделял три главные задачи познавательной деятельности: «открыть истину,


когда её ищем; доказать её, когда нашли; наконец, отличить от лжи, когда её рассматриваем».

… Без прений, споров и борьбы мнений никакое движение невозможно (В. И. Ленин)

… Ведь источником любого движения является борьба противоположностей. В том числе в


мыслительной деятельности.
Ток в электрической цепи течёт лишь в том случае, когда на концах проводника имеется
разность потенциалов. Чем выше напряжение между анодом и катодом, тем интенсивнее поток

13
электронов. При равенстве потенциалов движения зарядов в цепи нет. Аналогичным образом обстоит
дело и с человеческой мыслью.
Для её плодотворного развития нужно столкновение различных мнений. «Лучший способ
выяснить, что верно, а что неверно, это не поучать других, а беседовать, обсуждать и спорить...». Эти
слова принадлежат Джавахарлалу Неру. И с ними нельзя не согласиться. Ведь только так можно
высечь искры новой информации, обеспечить приращение знаний, достичь взаимопонимания.
Спросите почему? Да прежде всего потому, что без выхода за рамки развиваемых воззрений трудно
оценить их достоинства. Здесь нужен критический взгляд со стороны. Всё познается в
сравнении. В том числе и правильность наших рассуждении. Никто не обладает монополией
на истину (речь именно о «монополии»—заранее обеспеченном, как бы автоматическом
владении истиной, а не о самом обладании истиной в том или ином случае). А вдруг я
ошибаюсь? А может, в изменившихся условиях требуется существенная корректировка
прежней точки зрения? Такое внутреннее беспокойство — признак высокой культуры духа. Очень
страшно, если спорящий придерживается принципа: существует два мнения — моё и неправильное.
Спор с таким человеком лучше не начинать..
Любители рассматривать мир через призму жёсткого одномыслия не терпят никакого
плюрализма мнений. Ни внутреннего—при общении со своим собственным Я. Ни внешнего
— в разговоре с другими людьми. Нам не надо разных мнений, заявляют они. Мы нуждаемся в
одном — хорошем и правильном. Поначалу, пишет журналист Александр Васинский, это
озадачивает бесспорной очевидностью. Никто против этого не возражает. Но как
узнать, какое мнение самое хорошее и самое правильное,— вот вопрос! Разве этому не
должен предшествовать свободный обмен разными мнениями, иначе говоря, конкурс
мнений? Лучшее мнение надо не назначать, а выбирать среди равноправных мнений-
претендентов, без чего при поиске истины никак не обойтись. «Не только в искусстве, не
только в нравственных, философских, общественных вопросах,— говорил Чернышевский,— ни одна
дельная мысль не может быть высказана, не подавая повода к возражениям, даже в математических
науках, столь точных и доказательных, истина никогда не принималась без противоречий со стороны
многих».
… Считая свою идею правильной, нельзя отвергать с порога конкурирующую с ней. Она тоже
может оказаться истинной. Или содержать момент истины. Вспомним, например, корпускулярную и
волновую теории света или фагоцитарную и защитную концепции иммунитета. Возникновение и
последующее сосуществование противоречащих друг другу представлений неизбежно. Каждая из
полярных точек зрения частично освещает суть дела. Высвечивает лишь грань истины. А
истина лежит глубже. Она рождается из диалектического слияния крайних мнений,
творческого синтеза содержащихся в них крупиц истины.
… Проблемы появляются тогда, когда мы становимся умственно ленивы. Обычно мы
ограничиваемся тем, что классифицируем вещи только на те, что нам нравятся, и те, что нам
не нравятся. Мы смотрим на вещи слишком просто. А ведь именно способность оценить
явление с разных точек зрения помогает принимать правильные решения. Но очень
часто мы костенеем разумом и попросту забываем, что все в наших руках, что мы сами
создаем наш жизненный опыт. Измените ваше мышление - и вы обогатите свою жизнь.

… Чтобы научиться более гибко интерпретировать события и явления, практикуйте рассмотрение


ситуации с разных точек зрения

…Зачем спорят люди? Какими мотивами руководствуются при этом? Главное назначение спора
— поиск истины. Через борьбу мнений, столкновение противоположных взглядов, выявление
заблуждений, устранение ошибок, установление взаимопонимания. Именно этим ценен спор для
познания и практики. И только при такой целевой установке он приносит пользу. Но нередко спорят
и по иным соображениям. Желание блеснуть эрудицией. Получить наслаждение от игры ума. Во что
бы то ни стало доказать свою правоту. Любыми средствами опровергнуть противника. Если такие
мотивы кладутся в основу спора, то он чаще всего оказывается бесплодным

…Спор может развиваться до тех пор, пока по его ходу встают и разрешаются вопросы
14
… А без исчерпывающего ответа на поставленный вопрос задавать новый
бессмысленно. …В споре, описанном в рассказе Шукшина, вопросы брались «с потолка», ставились
бессистемно, сумбурно, наобум. Назначение задаваемых им вопросов — ошеломить
противника, сбить его с толку, смутить, загнать в угол.
… злоупотреблять остротами в споре, особенно если обсуждаются серьёзные
научные или политические проблемы, нельзя. Тем более — прикрывать с их помощью
пустоту, бессодержательность ответа.

… Есть спор-диспут, спор-дискуссия, спор-полемика.


Диспут — публичный научный, литературный и т. п. спор. Дискуссия — обсуждение какого-
нибудь вопроса на собрании, в печати, в беседе. Дискуссия, которую ведут два человека, называется
диалог. Полемика (от греческого polemikos — воинственный, враждебный) — весьма острый обмен
мнениями по сложным проблемам науки, литературы, искусства, политики.
При проведении дискуссии, как правило, ставится задача достигнуть определённого
согласия в решении обсуждаемых вопросов. Полемика в большинстве случаев преследует
иную цель. Здесь важна не выработка взаимоприемлемых решений, а победа над другой
стороной, утверждение собственного мнения. В связи с этим противоположная сторона в
дискуссии обычно именуется оппонентом, а в полемике—противником. Однако в реальной жизни
дискуссия и полемика в чистом виде встречаются редко. Обычно дискуссия включает в себя
моменты полемики, полемика наполнена элементами дискуссии. Публичное обсуждение каких-
либо спорных вопросов может именоваться прениями (например, судебные прения) или
дебатами (парламентские или иные дебаты).

… в иерархии интеллектуальных ценностей, которые создало человечество, беседа с


интересным человеком занимает одно из первых мест.

… Это — развенчание претензий на владение истиной в последней инстанции. Указание на


незавершённость, относительный характер человеческих знаний. Призыв не
успокаиваться на достигнутом, а идти вперёд по бесконечному пути противоречивого
познания. Когда, заметил Генрих Волков, человек говорит: «Я знаю, что я ничего не знаю», это уже
много. «Такая позиция не даёт покоя, она толкает в путь, она заставляет пускаться на поиски. «Я не
знаю,— значит, я хочу знать, значит, я не принимаю на веру освящённые традицией догмы.
Решения мудрецов, как бы они ни были авторитетны, не моё знание, не мною добытое и
пережитое. Знать, что говорят другие, значит, обладать памятью, но не умом. Я должен
сам пуститься на поиски истины, должен не сидеть на плечах идущих, а быть в пути. И
если я в пути, значит, истина со мной, хотя и всегда впереди меня»».

… теоретическим предубеждениям, до некоторой степени закрывавшим ему глаза на


многозначащие явления

… Факт (от латинского factum—сделанное, совершившееся) — действительное, реальное,


невымышленное событие, явление, процесс…. Однако следует отличать факты от их интерпретации.
Факты могут быть верными, а интерпретация – нет.
… Безусловно истинным фактом может считаться лишь то, что выверено
практической деятельностью людей, их многовековым опытом, научными
экспериментами.
… был Шерлок Холмс. Его метод поиска истины прост: обращать внимание на всё,
что имеет хоть какое-то отношение к делу. На любые детали, на мелочи.
…Только взятые в целом, факты способны быть упрямой и доказательной вещью.
Выхваченные из контекста, оторванные от системы, могучие факты превращаются в
жалкие фактики. С их помощью удаётся обосновать всё что угодно. Даже абсурд

… Словесный сумбур без логической оси рассуждения едко высмеял А. К. Толстой

… обсуждается рабочая гипотеза, которая имеет свои плюсы и минусы..


15
… наш основной рецепт — сначала рассмотреть все аспекты проблемы, а потом сформулировать
вопросы, на которые нужно ответить

…критической оценке различных позиций


…оценке различных решений

…Моя задача собрать как можно больше фактов в надежде, что они со временем обретут смысл
(сказано о криминальном расследовании, но эту мысль можно применить к познанию)

… Я считал, что у меня были некоторые важные новые философские идеи, Я хотел их выразить.
Теперь я понимаю, что главным образом пережевывал идеи Карла Поппера. Но я не отказался от
иллюзий, будто могу сказать нечто важное и оригинальное.

… История состоит из ошибок, пристрастий и заблуждений участников.

… модели описывают некоторый изолированный процесс. В действительности же имеет


место много процессов одновременно, взаимодействуя друг с другом и с последовательностью
подъемов и спадов, они сопровождаются внешними потрясениями. Только в редких случаях
реальный ход событий напоминает изолированную модель.

… возникновения некой тенденции, которая пока еще не распознается. Когда же она начинает
распознаваться, то сам факт признания, как правило, усиливает эту тенденцию. … Тенденция
может поддерживаться инерцией, но она уже не усиливается иллюзиями, так что в конце концов
идет на спад – давайте назовем это периодом сумерек, или стагнации. В итоге потеря иллюзий, как
правило, вызывает развитие противоположной тенденции.

… Это становится уж слишком абстрактным. Можно ли нам рассмотреть какие-нибудь


конкретные примеры? (NB)

… независимо от полученного результата, наш анализ как ситуации, так и действий всегда
должен быть объективным и тщательным (NB).

… Программа несколько отличается от традиционной университетской программы. Уделяется


больше внимания независимым исследованиям. Преподавание, исследования и участие в
исследовательских проектах постепенно дополняют друг друга.

… Я организовал возможность критического изучения этого плана группой крупнейших


международных экономистов

… Здесь не существует простых правил, есть только точная оценка конкретной ситуации

… Его оценка позиции превосходила мою.


…Мы тщательно рассмотрели исходный материал и постарались вникнуть в тонкости различных
вариантов. Разумеется, мы не могли точно знать, где находится критическая точка, когда взялись за
работу. Любой ученый скажет, что для решения проблемы сначала нужно правильно ее
определить. В соответствии с принципом GIGO, который можно перевести как «хлам на входе —
хлам на выходе», качество результатов любого эксперимента не выше качества исходных данных и
параметров. Каков вопрос, таков и ответ.
…Таким образом, наш основной рецепт — сначала рассмотреть все аспекты проблемы, а
потом сформулировать вопросы, на которые нужно ответить

… Человечество перешло в современную научную эпоху, где данные стали подтверждаемыми


и сравнительно легко доступными,
доступными благодаря системе ссылок и каталогов.

16
… необходимо принять трудное решение о разумном ограничении количества дебютных
вариантов, так как нельзя объять необъятное. Мы должны научиться расставлять приоритеты.

…тот набор идей, который в нее закладывался

… Имей я возможность спорить с капитаном НКВД на равных, я мог бы ему сказать, что он
идет против логики, объявляя аксиомой положения, требующие доказательства

…Мы ошибаемся, учимся и совершаем меньше ошибок, приобретаем уверенность в себе,


больше доверяем своей интуиции и вновь повторяем этот цикл

… Тут встает старый вопрос: что делать? … Надо подойти научно. Первое – изучить
проблему, второе – принять решение, третье – начать действовать.

… Глубокая оценка позиции позволяет выявить ее особенности, что делает наши дальнейшие
решения обоснованными.

… Кстати, и в большинстве бизнес-школ вместо теоретического анализа применяют так


называемый метод кейсов — обучения на материале конкретных ситуаций.

… Ясное понимание своих «вкусовых» предпочтений и предрассудков не менее важно, чем


правильная оценка внешних факторов.
… выводы, полученные на основе научного эксперимента, считаются достоверными только
тогда, когда подтверждена воспроизводимость его результатов.
результатов Но проект Deep Blue, стоимостью
во многие миллионы долларов, был закрыт без проведения необходимой научной экспертизы,
подтверждающей «чистоту» эксперимента и достоверность выводов. О воспроизводимости
результатов говорить уже не приходится.

"Если вы хотите будущее, в котором студентам просто выдают факты, информацию, а они ее
зазубривают, тогда обучение онлайн вполне подходит. Но это ненастоящее образование", - говорит
спустя несколько месяцев глобального эксперимента один из профессоров Оксфордского
университета.
"Цель образования - научиться критически мыслить, обдумывать информацию, дискутировать,
ставить под сомнение факты, мнения, в том числе свое собственное, - продолжает профессор. -
Обучение по интернету не подходящая среда для достижения этой цели".

… Это центральный вопрос, на него замыкаются…

… Мы не сможем увидеть лес за деревьями, если углубимся в изучение листьев.

… целостный контекст, когда мы понимаем не только как устроены вещи, но и почему


они устроены именно таким образом.

… Современную историю пишут и обсуждают сторонники разных взглядов, а древняя


советская история представляет собой паутину мифов, лишь изредка основанную на
достоверных фактах. Легенды переходят из одного учебника в другой, пока мы не начинаем
принимать их за чистую правду. Еще более вредное заблуждение — уверенность в том, что
существует лишь один объективный ответ на большие и сложные вопросы (скажем, причину
начала Первой мировой войны часто связывают лишь с убийством эрцгерцога Фердинанда)..
… Иногда простого и однозначного решения не существует.
… Наше представление о будущем определяется не только нашим прошлым, но и тем,
насколько хорошо мы понимаем это прошлое.
прошлое

17
… Как дерево влагу, Гениалиссимус впитал в себя и переработал все лучшее, что было
создано предварительной литературой, после чего потребность в последней совершенно отпала.

…Наличие «убежденности» и «убеждений» всегда похвально. Но –до известных пределов.


Например, Бертран Рассел на вопрос о готовности умереть за свои убеждения, ответил «Нет. В конце
концов, я ведь могу и ошибаться

…ведь эмоции в расследовании любого уголовного дела - это великий враг, склоняющий к
ошибкам

… Помимо научной и литературной деятельности, Стэн и Карев, как и другие товарищи,


отдавали много времени преподавательской работе.

… Кроме общих фраз, мы ничего не узнали.

… При исследовании какого бы то ни было вопроса недопустимы субъективизм,


односторонность и поверхностность. Субъективизм — это неумение подходить к вопросу
объективно, то есть подходить материалистически, о чём я уже говорил в работе «Относительно
практики». Односторонность выражается в неумении рассматривать вопросы всесторонне, в
понимании только одной из противоположностей: например, когда люди понимают только Китай, но
не понимают Японии, понимают только коммунистическую партию, но не понимают гоминдана,
понимают только пролетариат, но не понимают буржуазии, понимают только крестьянство, но не
понимают помещиков, разбираются только в благоприятной обстановке, но не разбираются в
трудной обстановке, понимают только прошлое, но не понимают будущего, понимают только
отдельное, но не понимают совокупности, понимают только недостатки, но не понимают
достижений, понимают только истца, но не понимают ответчика, понимают только нелегальную
революционную работу, но не понимают легальной революционной работы и т.д., — одним словом,
не понимают особенностей различных сторон противоречий. Это и значит подходить к вопросу
односторонне или из-за частного не видеть целого, из-за деревьев не видеть леса. При таком подходе
невозможно найти метод разрешения противоречий, невозможно осуществить революционные
задачи, невозможно выполнить порученную работу, невозможно правильно развертывать борьбу
взглядов в партии. Сунь-цзы[11], разбирая вопросы войны, говорил: «Знай противника и знай себя,
и ты будешь непобедим». Он говорил о двух воюющих сторонах. Живший в танскую эпоху Вэй
Чжэн[12] говорил: «Выслушаешь всех — узнаешь истину; поверишь одному - останешься в
неведении»; он тоже понимал порочность одностороннего подхода. Однако наши товарищи часто
подходят к вопросам односторонне и из-за этого нередко попадают впросак.

Герой романа «Шуйхучжуань»[13] Сун Цзян трижды атаковал Чжуцзячжуан, но из-за незнания
обстановки и неправильного метода действий дважды потерпел поражение. Когда же он изменил
метод действий и, начав с разведки обстановки, разобрался в системе лабиринтов, расстроил союз
между селениями Ли-цзячжуан, Хуцзячжуан и Чжудзячжуан, устроил засаду в лагере противника и
применил метод, подобный использованию троянского коня, о котором повествует одно иностранное
предание, — его третья атака увенчалась успехом. В романе «Шуйхучжуань» содержится целый ряд
примеров применения материалистической диалектики, среди которых троекратная атака да
Чжуцзячжуан является одним из лучших. Ленин говорит: «Чтобы действительно знать предмет, надо
охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого
полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения»[14]. Нам
нужно помнить его слова.

Поверхностность состоит в том, что люди не учитывают ни особенностей противоречия в


целом, ни особенностей различных его сторон, отрицают необходимость глубокого проникновения в
сущность вещи и тщательного изучения особенностей противоречия, ведут наблюдение откуда-то
издалека, подмечают сугубо ориентировочно общие черты противоречия и тотчас же пытаются

18
разрешить его (отвечают на вопросы, разрешают споры, проводят работу, руководят военными
операциями). Такой подход к делу всегда влечет за собой печальные последствия.

Причина того, что наши товарищи, страдающие догматизмом и эмпиризмом, допускают


ошибки, заключается в их субъективном, одностороннем и поверхностном подходе к вещам.
Односторонность и поверхностность — это тоже субъективизм. Поскольку все объективно
существующие вещи в действительности взаимно связаны и обладают внутренними
закономерностями, а люди вместо того, чтобы правильно отразить это, рассматривают явления
односторонне или поверхностно, не познают их взаимной связи и внутренних закономерностей, то
подход этих людей является субъективистским.

… в период первого единого фронта она была ещё молода, и хотя она героически возглавила
революцию 1924-1927 годов, однако проявила незрелость в понимании характера, задач и
методов революции.

…Материалистическая диалектика считает, что внешние причины являются условием


изменений, а внутренние причины — основой изменений, причём внешние причины действуют
через внутренние. Яйцо, получив соответствующее количество тепла, превращается в цыпленка, но
тепло не может превратить камень в цыпленка, потому что основа у них различна. Влияние
различных народов друг на друга существует постоянно. В эпоху капитализма, особенно же в эпоху
империализма и пролетарских революций, взаимное политическое, экономическое и культурное
влияние и воздействие различных государств огромны. Октябрьская социалистическая революция
открыла новую эру не только в истории России, но и в истории всего мира. Она воздействовала на
внутренние изменения в различных странах и равным образом, притом с особой силой,
воздействовала на внутренние изменения в Китае. Однако эти изменения и в различных других
странах и в Китае произошли через внутренние закономерности самих этих стран и Китая. В
сражении между двумя армиями победа и поражение определяются внутренними причинами.
Победа является результатом мощи армии или правильного командования ею; поражение
обусловливается слабостью армии или ошибками в командовании; внешние причины
действуют через внутренние

(Мао. «О противоречии»)

…Он резко критиковал тех, кто видел в этом учении лишь произвольные фантазии…

…тормозило развитие науки, культуры, но оно не могло остановить развития..

…Положительное значение разработки диалектики как искусства полемики состояло в том, что..
…В идеалистической философии Платона имелись рациональные мысли.
…подвергнуть всю прежнюю историю новому исследованию
…подвергнуть полному пересмотру все окончательные истины в изучении органического мира и
выбросить за борт целые груды их

…у нас другая задача: не отключать, а напротив, включать мозги и постараться понять реальный

… Приведенные примеры показывают, насколько важно представить истину в динамике, в


становлении, проследить, какие противоречия в сфере теории и практики она позволяет разрешить.
Хорошо сказано об этом в комментарии Э. В. Ильенкова к соответствующему высказыванию Гегеля:
«Голый результат без пути, к нему ведущего, есть труп, мертвые кости, скелет истины, неспособный
к самостоятельному движению, как прекрасно выразился в своей «Феноменологии духа» диалектик
Гегель. Готовая, словесно-терминологически зафиксированная научная истина, отделенная от пути,
на котором она была обретена, превращается в словесную шелуху, сохраняя, однако, все внешние
признаки истины. И тогда мертвый хватает живого, не дает ему идти вперед по пути науки, по пути
истины. Истина мертвая становится врагом истины живой, развивающейся. Так получается

19
догматически окостеневший интеллект, оцениваемый на выпускных экзаменах на «пятерку», а
жизнью на «двойку» и даже ниже».
Итак, требуется не готовое понятие, не тренаж памяти, а движение к истине, уразумение
противоречия, разрешаемого этим движением. Мысль совершенно правильная, побуждающая к
творческому поиску форм и приемов преподавания, ориентированных на раскрытие диалектики
истины. Однако надо помнить, что усвоение знаний в современных условиях — многогранный,
сложный процесс, обусловленный многими параметрами. Это часть самой жизни с ее реальными
противоречиями и трудностями. Среди них — обилие информации, которую надо в той или иной
мере усвоить или хотя бы получить общее представление о ее характере. Из-за недостатка места и
времени в изложении любой науки приходится вводить много определений, понятий, аксиом и т. п.,
не анализируя ведущего к ним пути, т. е. истории их формирования.
Например, уже на первых семинарах по философии студентам рекомендуется изучать работы
К. Маркса «Тезисы о Фейербахе» и Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой
философии». Но разве можно рассчитывать на то, что нам удастся раскрыть историю всех проблем и
понятий, которые в этих работах рассматриваются? Здесь — на первых стадиях изучения —
приходится мириться с элементами формального восприятия части материала, простого
запоминания некоторых терминов, но затем в ходе дальнейшего изучения необходимо
позаботиться об их содержательном применении.
Вообще, с точки зрения оперативного накопления и использования информации нередко более
важно продемонстрировать «работу» понятия, т. е. его роль в систематизации старых и приобретении
новых знаний, в решении задач, нежели излагать его историю. Ведь принцип развития должен
применяться не только к прошлому, но и к будущему. Далее, разумеется, надо «ухватить»
противоречия, проблемы, лежащие в основе данной науки (было бы интересно подумать о проблемах
и противоречиях, лежащих в основе физики, политологии, социологии, этики и т.п). Но чтобы это
сделать, следует прежде всего выразить их в определенной системе понятий, в рамках
соответствующего понятийного аппарата. А для этого необходимо понятийным аппаратом овладеть.
И здесь нельзя обойтись без традиционных способов усвоения — запоминания определений и
терминов, систематизации понятий, возможно более четкого уяснения их смысла, подтверждения
правил примерами и прочего.
И, наконец, последнее соображение. Диалектический метод преподавания предполагает учет не
только принципа развития истины (ее исторического пути), но и принципа взаимосвязи. Требуется не
голый результат познания, а система, гармония истин, т. е. целостный организм в его плоти и крови.
Иначе говоря, мы добиваемся, чтобы слушатели усваивали каждое новое понятие в его логической
связи, в согласовании с другими понятиями данной теоретической системы, как клеточку единого
организма. Если, допустим, речь идет о понятии мышления, то его сущность должна выясняться в
контексте понятий «сознание», «опосредованное отражение», «самосознание», «абстрагирование»,
«идеальное» и т. д. Если рассматривается понятие социальной группы, следует раскрыть его
отношение к понятиям «класс», «организация», «историческая общность», «социальный слой»,
«коллектив» и прочее. Реализация принципа взаимосвязи или системности элементов знания
выступает как вполне реальный фактор, формирующий понимание науки.
… Метод изложения должен быть в своей основе диалектическим. Данное требование
относится к методам изложения и других наук, но философии — в особенной мере, ибо смысл и цель
ее преподавания не просто сообщение какого-то количества информации (быстро забываемой, как
показывает опыт), а приобщение студентов к диалектико-материалистическому методу
мышления.
Четко поставлена эта проблема Н. В. Венгеренко. «Если ограничить учебный процесс простым
изложением, то это постепенно вырабатывает у студента привычку к их некритическому
усвоению, привычку к статичному, метафизическому стилю мышления. Подобная методика
преподавания, находящаяся в противоречии с антидогматическим принципом развития, не решает
задачи формирования революционного мировоззрения. Необходима другая методика, которая
ставит целью учебного процесса овладение не готовой истиной, а методом, позволяющим
определить путь нахождения истины. Она позволяет вести занятия так, чтобы студент под
влиянием логики развития сам стремился познать, вскрыть сущность познаваемых явлений».
Применение диалектических принципов к изложению философии означает, что ее предмет, ее
проблемы рассматриваются в развитии, в преодолении трудностей и противоречий, как процесс
20
длительного и упорного научного поиска (это относится ко всем наукам об обществе и человеке),
полноценное осознание которого служит необходимым условием понимания и оценки завоеванных
таким путем истин. Конечно, декларировать подобное требование значительно легче, чем
осуществлять его в преподавании философии.

21