Вы находитесь на странице: 1из 4

1 Кузьмина Елена Викторовна

Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского


Россия, г. Омск
kuzminahv@rambler.ru
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ТЕОЛОГИЯ
И РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
В статье рассматривается возможность измерения религиозной
идентичности с помощью сравнительной теологии как определенной мето-
дологии.
Ключевые слова: сравнительная теология; религиозная идентич-
ность; внутреннее измерение религии.

Elena Kuzmina
Omsk State University n.a. F.M. Dostoevskiy
Russian Federation, Omsk
COMPARATIVE THEOLOGY AND RELIGIOUS IDENTITY
In the article possibility of dimension of religious identity by means of the
comparative theology as a certain methodology is considered.
Keywords: comparative theology; religious identity; internal dimension of
religion.

Популярность темы «кризиса идентичности» нарастает и вот


уже обнаруживает себя в российской действительности. А.Н. Кры-
лов провел очень показательный анализ «звучания» темы иден-
тичности в Европе [1]. Его обращение к религиозной идентично-
сти обусловлено поискам констант, того, за что может закрепиться
«лоскутная идентичность» современного европейца. Сегодня мно-
гие люди не определяют себя религиозно. Вся проблематика вы-
страивается между двумя полюсами – социальной и индивидуаль-
ной идентичностью. Как определяют тебя другие, и как ты сам
себя определяешь? Если эти два образа совпадают, то человек
чувствует свою целостность. А если нет?
Перспективы звучат неутешительно. Европа утрачивает
символическое мировоззрение и мироощущение, исторически и

© Кузьмина Е.В., 2015


154
культурно связанные с христианством. Взамен предлагаются не
очень качественные суррогаты, ритуализация повседневности и
«западный человек» все больше и больше чувствует безысход-
ность своей болезни.
Вероятно, для россиянина постсоветской эпохи процессы,
динамически разворачивающиеся в мире, не так очевидны. Не-
сколько десятилетий идет возрождение религиозного измерения
человеческой жизни. Вероятно, гражданин РФ в своем религиоз-
ном самоопределении находится на стадии «неофита», со всеми
преимуществами и недостатками столь юного религиозного «воз-
раста» (непосредственность и интенсивность религиозного чувст-
ва при иногда недостаточном рефлексивном уровне).
Скорее для российской действительности более важным
становятся вопросы межрелигиозного диалога. Но теоретическое
осмысление принципов построения диалога, опять же, предпола-
гает развитую рефлексивную практику каждого участника, иными
словами «зрелую» теологическую систему с выраженной исследо-
вательской стратегией (устойчивая проблематика, методологиче-
ский и междисциплинарные аспекты).
Если религиоведение выросло из сравнительного метода, то
возможна ли «сравнительная теология» как сравнение различных
теологических систем. Сравнение предполагает общий знамена-
тель и вот оказывается, что современные исследователи, никак не
согласующиеся друг с другом в определении «религия», все-таки
могут дать устойчивое звучание «теологии», узнаваемое предста-
вителями различных конфессий. В него входит развернутое уче-
ние о Боге, о мире и о человеке, а также практическое применение
этих знаний в области решения вопросов современности.
Сравнительная теология по замыслу М. Мюллера – теорети-
ческий уровень, появляющийся после сбора и классификации всех
исторических религий [2, с. 19]. Кроме того, каждая «развитая» ре-
лигия, например, христианство в основных конфессиях, знает срав-
нительное богословие как обоснования этих конфессиональных
различий (догматическое, историко-культурное, каноническое).
155
Авраамическое основание христианства, иудаизма и ислама
также позволяет проводить сравнения. Параметрами для сравне-
ния могут стать представление о божестве (божественной приро-
де), о человеке, о характере самой связи между божественной и
человеческой природой.
Также публикации по сравнительной теологии показывают
насущность теологического диалога с индуизмом и другими вос-
точными религиями. Такое расширение предметного поля приво-
дит к постановке вопроса о сущности религии как таковой.
Теология может квалифицировать изменения, происходя-
щие как с идентичностью современного человека в целом, так и
изменения его религиозной идентичности в частности. Религия
утверждает человеческое «я» за границами этого мира, в истинном
мире, Царстве Божием. Этим самым снимается «напряжение» ме-
жду индивидуальным (личностным) и социальным полюсами бы-
тия человека. «Индивидуализация религии», или концепт «ано-
нимного христианства» – результат смещения акцента в сторону
«внутреннего понимания» религиозности. И, наоборот, излишняя
«социализация» религии, когда она начинает выполнять не собст-
венные «функции», а функции общества, культуры, политики,
приводит к деформации или, даже, утрате религиозного само-
ощущения человека. Человек теряет душу, становится неким био-
логическим существом, живущим «по законам природы». Тем са-
мым меняется и понимание «природы», она становится какой
угодно, но только не собственно человеческой, разумной и сво-
бодной.
История не обращается вспять. Сколько бы не говорили о
важности возвращения «к корням», человек и культура всегда
творчески перерабатывает содержание своей памяти. Возможно, у
этой памяти есть «коллективное бессознательное» – тот набор
идей, концептов, действий, которые хранятся до тех пор, пока не
понадобятся опять. Другой вопрос, может ли сам человек и его
культура моделировать свою «ситуацию» или он вынужден только
«реагировать» на вызовы современности. То есть, быть субстан-
156
циальным существом как выражались в темном средневековье.
А.Н. Крылов утверждает, что религиозная идентичность (для ев-
ропейца это все-таки христианское вероисповедание во всех его
европейских ответвлениях) может восстановить стабильность ми-
роощущения представителя европейской культуры.
А.Н. Крылов повествует также о появлении новых идентич-
ностей. Они нередко связаны с процессами трансформация тради-
ции. Возможно, что синкретизм идентичностей национальной, со-
циальной, культурной, религиозной может дать новый результат.
Религиозная идентичность «через страдания» и «через любовь» –
два основных типа, согласно нашему автору [1, с. 216]. Если со-
временность заимствует религиозные формы для моделирования
новых идентичностей, то страдание и любовь трансформируются
в «коммуникационные типы» в области антропологии…

Список литературы
1. Крылов А.Н. Религиозная идентичность. Индивидуальное и коллек-
тивное самосознание в постиндустриальном пространстве. – 3-е изд.,
доп. и перераб. – М.: ИКАР, 2014. – 356 с.
2. Мюллер М. Религия. Предмет сравнительного изучения / пер.
А.М. Гилевича. – Харьков, 1887. – 142 с.

157