Вы находитесь на странице: 1из 162

КСЕНИЯ

ГАЛАНИНА
ФИЛОСОФИЯ
ЗА МИНУТУ

Издательство АСТ
Москва
ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

РАЗДЕЛЫ ФИЛОСОФИИ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

Часть первая. ЯЗЫК, ЗНАНИЕ, НАУКА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11


Я знаю, что ничего не знаю . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
Органон Аристотеля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
Парадокс лжеца. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16
Снег Тарского . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18
Я мыслю, следовательно, существую . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20
Tabula rasa . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22
Критика чистого разума . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24
Проблема индукции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26
Принцип экономии мышления . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28
Гипотеза лингвистической относительности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
Треугольник Фреге . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32
Языковые игры . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34
Кошка на рогожке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36
Проблема демаркации научного знания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38
Научные революции Куна . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40
Мозги в  бочке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 42
Трилемма Мюнхгаузена . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44
Герменевтический круг . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46

Часть вторая. БЫТИЕ, СУЩЕСТВОВАНИЕ, СОЗНАНИЕ . . . . . . . . . . . 49


Сферическое бытие Парменида . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 50
Ахиллес и  черепаха. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
Пещера Платона . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54
«Бритва Оккама» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56
Логический атомизм Рассела . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58
Esse est percipi. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60
Доказательство внешнего мира . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 62
Бытие-к-смерти . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 64
Корабль Тесея . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 66
Демон Лапласа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 68
Дуализм Декарта . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 70
Мельница Лейбница . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 72
Человек-машина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74
Призрак в  машине . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 76
Суперспартанец и  суперактер . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 78
Китайская комната . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 80
Философские зомби . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 82
Мир в  скобках . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84

Часть третья. ЧЕЛОВЕК, ЭТИКА, РЕЛИГИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 87


Благородный муж . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 88
Золотая середина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 90
Парадокс Эпикура . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 92
Гильотина Юма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 94
Категорический императив. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 96
Переоценка ценностей Ницше. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 98
Непротивление злу . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 100
Абсурдный человек Камю. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102
Самообман Сартра . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 104
Банальность зла . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 106
Зло и  агрессия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 108
Проблема вагонетки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 110
Онтологический аргумент . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 112
Пять доказательств бытия Бога . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 114
Пари Паскаля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 116
Теодицея Лейбница . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 118
Рыцарь веры Кьеркегора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 120

Часть четвертая. ОБЩЕСТВО, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА . . . . . . . . . . . . 123


Государь Макиавелли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 124
Утопия Томаса Мора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 126
Левиафан Гоббса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128
Естественный человек Руссо . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 130
Индивидуальная свобода по Миллю . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 132
Одномерный человек Маркузе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 134
Собственность  — это кража . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 136
Диалектика господина и  раба Гегеля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 138
Отчуждение Маркса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 140
Конец истории Фукуямы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 142
Третья волна Тоффлера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144
Открытое общество . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 146
Закат Европы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148
Восстание масс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 150
Homo Ludens Хейзинги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 152
Структуры Леви-Стросса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 154
Знание-власть Фуко . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156

ПОСТФИЛОСОФИЯ, АНТИФИЛОСОФИЯ, НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ . . 158


Согласно стереотипам, философия — это сложно, не-
В переводе с древнегреческого понятно, заумно, и  чтобы разобраться в этой науке
слово «философия» означает нужно очень много времени. Между тем любимое за-
«любовь к мудрости». нятие философов — развеивать стереотипы. Поэтому
Это определение подчеркива- в  этой книге мы постараемся развеять стереотип
ет, что философы не счита- о философии как о скучной науке. Потому что в дей-
ют себя мудрецами: ствительности философия — интересно, просто и до-
они стремятся к мудрости, ступно для каждого, даже самого занятого человека.
ищут истину, пытаются Мы готовы поручиться, что на разъяснение отдельно-
постигнуть мир и человека, го философского сюжета нужно не больше минуты!
но никогда не забывают Первую минуту мы предлагаем потратить на выяс-
о своей ограниченности перед нение того, что, собственно, представляет собой фи-
лицом предельных вопросов. лософия. Как ответил бы профессиональный фило-
соф, это трудный вопрос. Дело в  том, что в разные
века философы определяли эту науку очень по-разно-
му, то есть не существует одного-единственного пра-
вильного определения философии. Если воспользо-
ваться метафорой Людвига Витгенштейна, филосо-
фия  — это концепт, объединенный по принципу
семейного сходства. Представьте себе семейную фо-
тографию, где запечатлены несколько поколений од-
ной большой семьи. У  кого-то носы одной формы,
у  кого-то оттопыренные уши или глаза одного оттен-
ка. Все члены семьи похожи, но нет признака, кото-
рый объединял бы их всех. Так и с философией. По-
этому мы попробуем создать ее семейный портрет.
Принято говорить, что философия занимается
предельными вопросами. Предание гласит, что она
началась со знаменитого: «Почему есть нечто, а  не
ничто?» Довольно скоро к  нему присоединились
и  другие вопросы: что есть истина? что есть добро?
что есть красота? где пролегает граница между зна-
нием и  незнанием? что есть сознание и  как оно со-
относится с  миром? есть ли смысл у  человеческой
истории и  человеческой жизни? возможно ли спра-
ведливое общественное устройство? Все это фунда- Некоторые философы видели
ментальные вопросы, над которыми люди редко за- в философии особый вид
думываются в  обычной жизни, но от ответа на кото- терапии души. Они полагали,
рые их жизнь зависит. Задумываются над ними редко что цель философского
потому, что ответы на первый взгляд кажутся очевид- рассуждения прежде всего
ными, хорошо знакомыми. Философ же, сталкиваясь состоит в том, чтобы изле-
с  ними, предупреждает: «Постойте, здесь не все так чивать людей от их страхов,
просто, эта очевидность мнимая, здесь есть о  чем сомнений и заблуждений,
поразмыслить». Тем самым философ проблематизи- которые делают их жизнь
рует якобы очевидные вещи, он видит реальность не невыносимой, и указывать
само собой разумеющейся, а наполненной проблема- путь к безмятежности
ми и головоломками, которые нужно решить. и счастью.
Философы пытают разрешить их исключительно
теоретическими средствами — с помощью рефлексии.
Рефлексия  — это размышление, медитация, присталь-
ное всматривание в сущность феноменов, попытка вы-
явить их глубокий смысл, высветить их во всей целост-
ности, дойти до предельных оснований. Результатом
рефлексии становится творение философского концеп-
та. Философский концепт  — это не просто слово или
понятие, это ключ к  миру, разобранному на кирпичи-
ки. Он позволяет сложить из осколков пазл, наделен-
ный единым смыслом. Бытие, идеи, абсолют, tabula
rasa  — все это примеры философских концептов.
Можно сказать, философ подрывает очевидность
мира, разбирает его на части, а  затем собирает зано-
во с  помощью творимых им концептов, создавая но-
вую очевидность, которая затем снова будет кем-то
поставлена под сомнение. Таким образом, философия
никогда не может исчерпать себя, она бесконечно хо-
дит по кругу от одной очевидности мира к  другой.
Но только в  этом движении и  можно что-то понять
о  мире и  нас самих.
За долгую историю своего существования философия
Описанное разделение успела обратиться к самым разным предметам: начи-
философии на обособленные ная от мира в целом и заканчивая жареным картофе-
ветви окончательно закре- лем. Это неудивительно, ведь философия следует за
пилось только в XIX веке. человеческой жизнью  — такой многогранной и по-
До этого философы объеди- стоянно изменяющейся. Чтобы не потонуть во всем
няли проблематику онто- этом многообразии, философы объединили сходные
логии и гносеологии под типы вопросов и проблем в обособленные разделы.
названиями метафизики, Обычно выделяют пять основных разделов филосо-
первой философии, теоре- фии: онтологию, эпистемологию, этику, социальную
тической философии, а все философию и эстетику.
вопросы этики, эстетики, Онтология (иногда ее еще называют метафизикой)
социальной и политической организована вокруг вопросов о бытии: что действи-
философии относили к фи- тельно существует, что обладает подлинной реально-
лософии практической. стью, существует ли вообще подлинная реальность,
что есть бытие, какие бывают типы бытия, в чем
смысл бытия сущего, какие субстанции лежат в осно-
ве универсума. Кроме того, к онтологии также отно-
сятся исследования фундаментальных для понимания
мира концептов времени, пространства, причинности,
свободы, идентичности, сознания.
Эпистемология (гносеология, теория познания) ис-
следует возможность человеческого знания. Она ста-
рается ответить на вопросы, что можно знать, чем
знание отличается от мнения, существуют ли несо-
мненные основания знания, где пролегает граница
между научным и ненаучным знанием, каковы досто-
верные методы познания, что есть истина и достижи-
ма ли она.
Этика занимается исследованием моральных ос-
нований человеческих действий. В центре ее рассмо-
трения находятся добро и зло, долг, добродетели,
идеалы, ценности, счастье, законы нравственности,
справедливость, вина. Особое внимание в этике уде-
ляется вопросу, возможен ли такой принцип, прави-
ло, идеал, руководствуясь которым, человек всегда
сможет поступать наилучшим образом с нравствен- Метафизика дословно оз-
ной точки зрения. начает «то, что следует
Социальная философия изучает общество, поли- за физикой» — название,
тику, историю, культуру. В отличие от социологии и которое Андроник Родос-
политологии, она не столько описывает те или иные ский (I в. до н. э.) дал трак-
аспекты общественного и политического устрой- татам Аристотеля, следо-
ства, сколько концентрируется на фундаментальных вавшим в порядке изучения
вопросах: что лежит в основе общества, есть ли за «Физикой» и объединяв-
смысл у человеческой истории, существует ли про- шим вопросы о бытии как
гресс, где пролегает граница между общественным таковом, первых причинах
и индивидуальным, каковым могло бы быть идеаль- и неизменном. В современ-
ное общество. ной философии метафизи-
Эстетика стремится ответить на вопросы, что есть ка понимается двояко.
прекрасное, является ли оно универсальной категорией, С одной стороны, ее часто
что лежит в основании искусства, почему оно произ- просто отождествляют
водит на человека такой сильный эффект, как возмож- с онтологией. С другой
но творчество, что есть воображение. стороны, некоторые фило-
Эти большие разделы, в свою очередь, дробятся на софы видят в метафизике
множество отдельных направлений: философия созна- не просто раздел филосо-
ния, философия науки, философия истории, филосо- фии, но определенный спо-
фия музыки, философская антропология, философия соб мышления, который
религии, философия языка и т.  д. они пытаются преодолеть
Следует учитывать, что, хотя каждый раздел фи- и строить неметафизиче-
лософии занимается своей компактной и на первый скую философию.
взгляд ограниченной проблематикой, они находятся
в довольно тесной связи. Попытка ответить на вопрос
о том, что есть подлинная реальность, неминуемо
потянет за собой как минимум вопросы о том, отку-
да я знаю, что именно эта реальность подлинная, как
это знание изменяет мои действия в повседневной
жизни, что это означает для моего сосуществования
с другими людьми. По этой причине часто филосо-
фы, углубившиеся в одну сферу, неминуемо обраща-
лись и  к  другим.
Философия как отдельная сфера интеллектуальной
Особняком в истории фи- деятельности зародилась в Древней Греции в VI веке
лософии стоит философия до н. э. Естественно, и до возникновения философии
Востока — Древнего люди пытались понять, как устроен мир, и переводи-
Китая и Древней Индии. ли свои представления в мифы, религию, эпосы. Од-
Сюда относят философ- нако только когда человек поставил предание под
ские системы конфуциан- сомнение и решил, что сущность мира может быть
ства, даосизма, буддизма, постигнута исключительно в акте мышления с помо-
джайнизма, йоги. Особое щью абстрактных понятий и концептов, и началась
положение этих систем философия.
обусловлено тем, что, Соответственно, первым периодом в истории фило-
с одной стороны, они, софии стала Античность. Она охватывает философию
безусловно, ставят Древней Греции и Древнего Рима, начиная с VI века до
и пытаются решить н.  э. и заканчивая V веком н.  э. Античные философы
философские вопросы, пытались ответить на вопросы о том, что лежит в ос-
а с другой стороны, нове сущего, как далеко простираются границы чело-
в отличие от западной веческого знания, в чем состоит сущность человека и
теоретической традиции, смысл его жизни, что есть добро и красота, каково
они неразрывно связаны идеальное общественное устройство. Именно в Антич-
с религиозными культами ности вводятся основные философские концепты, по-
и практиками. является первая система строгих логических рассужде-
ний, оформляются основные этические направления.
За Античностью следует средневековая филосо-
фия, простирающаяся со II по XIV век. Ее отличи-
тельной особенностью является неразрывная связь
с  христианством. Это философия святых отцов, мо-
настырей и кафедр теологии. Поэтому ее централь-
ными проблемами становятся соотношение веры
и  разума, возможность рациональных доказательств
существования Бога, разработка христианской этики,
попытки переосмыслить античное наследие с точки
зрения догматики.
На смену ей приходит философия эпохи Возрожде-
ния, охватывающая XIV–XVI века. Основная ее идея —
гуманизм. В центр философии ставится человек  —
микрокосм, равный по своей сложности и значимости
всему универсуму. На первый план выходят вопросы
о природе человека, его месте в этом мире, его взаи-
моотношениях с другими людьми. Это дает толчок Философию также приня-
развитию этики, эстетики, философии природы, со- то делить на классическую
циальной философии и педагогики. и неклассическую. Класси-
XVII–XVIII века  — это период философии Ново- ческой называют прежде
го времени, или философии Просвещения. Религи- всего философию Просве-
озная Реформация и появление экспериментального щения, но иногда этот
естествознания разрушили картину мира, которая не термин охватывает всю
ставилась под сомнение в течение многих веков. философию от ее зарожде-
Вслед за этим философы были вынуждены в первую ния вплоть до середины
очередь решать вопрос о том, что вообще можно XIX века. Начало некласси-
считать несомненным знанием. В философии воца- ческой философии восходит
ряется эпистемология. Философы ищут источники к работам Ницше, Маркса,
и  достоверные основания знания, описывают прави- Кьеркегора, Фрейда, Шо-
ла научного метода, подвергают критике все, что пенгауэра, которые впер-
возможно: религию, науку, этику, общественное вые поставили под сомне-
устройство, саму философию. Утверждается абсолют- ние традиционные для
ное верховенство человеческого разума  — этого философии предпосылки
строгого, беспристрастного, справедливого судьи, и способы мышления.
способного, во-первых, проникнуть в самую суть ве-
щей, а во-вторых, безошибочно указать человеку, как
поступать, чтобы добиться наилучшей жизни для се-
бя и других.
С XIX века начинается эпоха новейшей филосо-
фии. Ее ведущим мотивом становится критическое
переосмысление идеалов Просвещения и отказ от
них на самых разных основаниях. Блистательная кар-
тина чистого разума разбилась об ужасающие ка-
таклизмы XX века. В философии появляются темы
историчности, смертности человека, иррационально-
сти, диалогизма, относительности, повседневности.
Поскольку отход от идей Просвещения идет по раз-
ным направлениям, начинается настоящее цветение
философских течений: позитивизм, философия жиз-
ни, феноменология, экзистенциализм, прагматизм,
аналитическая философия, герменевтика, структура-
лизм, постмодернизм.
Однажды Дельфийский оракул назвал Сократа мудрей-
Афиняне не любили Сократа. шим человеком на земле. Сократ удивился, ведь сам
Он казался им вздорным ста- он всегда утверждал, что единственное, что знает с до-
риком, вечно пристающим стоверностью  — это то, что он ничего не знает. Поэ-
со своими расспросами тому он решил пойти к  людям, которые считались
и ставящий всех в неловкое мудрецами, научиться чему-нибудь у них и тем самым
положение. В то же время его опровергнуть оракула. Он начал подходить к  филосо-
рассуждения пользовались фам, ораторам и  видным афинским деятелям и  спра-
успехом у молодежи, у него шивать у них, что есть добро, благо, красота, любовь.
было много учеников. Его собеседники не видели никакого подвоха и  начи-
Это раздражало афинян еще нали объяснять эти очевидные вещи. Однако в  ходе
больше, потому что их соб- диалога Сократ всегда перехватывал инициативу, зада-
ственные дети переставали вал каверзные вопросы, указывал на противоречия
проявлять уважение к автори- в рассуждениях. В итоге собеседник понимал, что Со-
тетам, ставили неудобные крат обладает обширными знаниями в  разных обла-
вопросы. В итоге Сократ был стях, а вот кто действительно ничего не знает, так это
обвинен в неуважении к богам он сам. Такие диалоги всегда заканчивались ничем:
и совращении юношества собеседники Сократа сбегали он него, так и  не найдя
и приговорен к смерти через ответа на поставленные вопросы. Единственный вывод,
отравление ядом цикуты. к которому они приходили, состоял в  том, что все их
А вы думали, что философ — представления, которые они считали великой мудро-
это безопасная кабинетная стью, являлись лишь набором стереотипов и нелепиц. 
профессия? Что же имел в  виду Сократ, когда говорил, что
ничего не знает? Он просто хотел пошутить над сво-
им собеседником? Хотя сократовская речь пропитана
Поскольку Сократ занимал иронией, шутка не была его целью. Конечно, в эмпи-
такую негативистскую пози- рическом смысле он был очень образован. Он знал
цию по отношению к знанию, современные ему логику, математику, поэзию, фило-
то он не написал ни одной софию, историю, географию и естествознание. Все же
книги. О чем писать тому, кто в  философском смысле он не мог назвать себя обла-
ничего не знает? Поэтому все дающим знанием  — настоящим знанием о  природе
его взгляды дошли до нас из вещей, о сущности бытия, о божественном и вечном.
работ его учеников, самым Перед лицом этих больших вопросов любое людское
знаменитым из которых стал знание ничего не стоит. Таким образом, Сократ впер-
Платон. Сократ — неизмен- вые указал на ограниченность возможностей челове-
ное действующее лицо его ческого знания. Сам он сравнивал себя с  оводом, ко-
«Диалогов».  торого Боги наслали на афинян в  напоминание о  че-
ловеческой ограниченности и  конечности.
Древние греки очень любили судиться и  были готовы
Чтобы правильные модусы на все, чтобы выиграть суд. Поэтому среди них большой
силлогизмов было проще за- популярностью стали пользоваться учителя мудрости —
помнить, средневековые софисты. За деньги они предлагали научить любого
философы придумали им рассуждать так, что его никто не смог бы переспорить.
имена в зависимости от Целью такого рассуждения не был поиск истины, нао-
типов высказываний, вхо- борот, они разработали множество приемов, которые
дящих в силлогизм. Неко- затемняли рассуждение и  позволяли обманным путем
торые из них получились прийти к  желаемому выводу. Естественно, философам
довольно поэтичными: это не нравилось. Ведь если можно доказать что угодно,
Barbara, Celarent, Cesare, то доказательство, истина, наука теряют всякую цен-
Baroko, Bramantip. ность. Поэтому Аристотель (IV в. до н.э.) разработал
так называемый органон  — учение о  правильных спо-
собах рассуждения, которое должно было предшество-
Силлогистика оставалась вать философии. Ядро органона составляла первая
главной логической систе- в  истории логическая система  — силлогистика.
мой вплоть до XIX века, Силлогизм  — это способ рассуждения, в  котором
когда Готлоб Фреге разра- от нескольких высказываний о  наличии или отсут-
ботал логику предикатов, ствии каких-то свойств у  объектов делается переход
которая стала более тон- к  выводу о  наличии или отсутствии у  них других
ким и точным инструмен- свойств. Например: Все люди смертны. // Сократ  —
том анализа рассуждений. человек. // Следовательно, Сократ смертен.
Это простой категорический силлогизм, он состо-
ит из двух посылок и заключения. В данном примере
силлогизм имеет форму «Все А есть В. Х есть А. Сле-
довательно, х есть В». Если внимательно присмотреть-
ся к  этой форме, то можно вслед за Аристотелем за-
метить, что, что бы мы ни подставили на место А,
В  и х, если посылки истинны, то заключение тоже
всегда будет истинным. Истинность этого умозаклю-
чения гарантируется самой его формой. Аристотель
назвал такие умозаключения правильными модусами
силлогизмов. Всего существует 24 правильных модуса.
Не так уж много для всего разнообразия умозаключе-
ний. Также Аристотель и  его последователи разрабо-
тали методы проверки силлогизмов, которые позволя-
ют отличать правильные модусы от неправильных
и  выявлять некорректные рассуждения.
Представьте, что вы приезжаете на Крит и спрашива-
Подобный парадокс был изве- ете у местного жителя: «Говорят ли критяне правду?»
стен в Древнем Египте как Он отвечает: «Все критяне  — лжецы». Как оценить
парадокс о крокодиле и ребен- это высказывание? Если высказывание истинное, то
ке. Крокодил крадет ребенка оно ложное, ибо наш собеседник-критянин сказал
у матери, которая занима- правду. Но если оно ложное, то тогда оно истинное,
лась стиркой у берегов Нила. ибо наш собеседник солгал. Перед нами знаменитый
Он обещает ей вернуть парадокс лжеца. Он был придуман древнегреческим
ребенка, если она честно философом Эпименидом еще в  VI  веке до н.э. Пара-
ответит на один вопрос: докс лжеца  — не просто занятная головоломка, он
«Собирается ли он вернуть показывает проблематичность одного из фундамен-
ей ребенка?» Расстроенная тальных концептов философии, науки, политики
мать в надежде на крокоди- и  повседневной жизни, а  именно концепта истины.
лову честность отвечает Традиционно истинность определяется как соответ-
«Нет». Ответ крокодила: ствие действительности. Если это так, то любое вы-
«Тогда ты не получишь ребен- сказывание либо соответствует действительности, то
ка. Ведь если ты сказала есть истинно, либо нет, то есть ложно, — третьего не
правду, то я не могу вернуть дано. Однако парадокс лжеца и подобные ему выска-
тебе ребенка, иначе твое зывания невозможно однозначно оценить с точки зре-
высказывание станет лож- ния их истинности или ложности, любая попытка
ным. Если же ты ошиблась, сделать это приводит к  противоречию. Чтобы избе-
то я не должен возвращать жать подобных противоречий, философы попытались
тебе ребенка». задать критерии истинности как можно более четко.
Впрочем, как это часто бывает в  философии, мнения
о том, каковы должны быть эти критерии, разошлись.
Прагматизм — философское Одни, как Альфред Тарский, создали для традицион-
течение, возникшее во вто- ного концепта истины строгую логическую основу,
рой половине XIX века которая, с  одной стороны, позволяла избегать пара-
в США. Его основными пред- доксов, а с другой стороны, была практически непри-
ставителями были Чарльз менимой за пределами логики. Другие полностью от-
Пирс, Уильям Джеймс казались от классических взглядов в  пользу представ-
и Джон Дьюи. Главный прин- ления о  том, что истинность  — это свойство
цип прагматического метода самосогласованности системы высказываний, как сто-
в том, что мерилом знаний ронники когерентной теории истины, или приравня-
выступает не действитель- ли истинность к полезности и эффективности знаний,
ность, а практика. как прагматисты.
Классическая, или, как ее еще называют, корреспон-
Семантика и синтакти- дентская, теория истины  — это теория соответствия
ка — разделы семиотики, между высказываниями и фактами реальности: выска-
науки о знаках. Семантика зывание истинно, если положение дел, которое оно
описывает отношение зна- утверждает, соответствует действительности. Этот
ков к их значению. Синтак- подход работает во многих случаях, однако существу-
тика — отношения знаков ют высказывания, которые в  него не укладываются,
между собой. как, например, парадокс лжеца.
Польско-американский логик и  математик Аль-
фред Тарский (1901–1983) попытался уточнить клас-
Хотя для логики и матема- сическую теорию истины таким образом, чтобы мож-
тики определение Тарского но было избежать возникновения парадоксов. Особен-
имело огромное значение, ность этих высказываний заключается в том, что они
его довольно сложно при- совершают акт самореференции, то есть описывают
менять к неформализован- сами себя. Примером саморефереции может быть
ным естественным языкам. предложение «Это предложение состоит из шести
Более того, некоторые кри- слов». Сама по себе самореференция не является чем-
тики Тарского считали, что то плохим, но, когда она затрагивает истинностную
разделение на язык-объект оценку высказывания, начинаются проблемы. На этом
и метаязык не решает про- основании он предлагает поставить запрет на семан-
блемы истины в целом, так тическую самореференцию, то есть самореференцию
как, если мы хотим дать ис- относительно истинности, и  уточнить категорию ис-
тинностную оценку выска- тинности, исходя из этого запрета. Его определение
зыванию метаязыка, то не- истины сводится к  одному: высказывание «Снег бел»
обходимо сконструировать истинно, если и  только если снег действительно бел.
мета-метаязык, и так На первый взгляд такое определение истины может
до бесконечности. Таким показаться тривиальным, если не заметить одной важ-
образом, проблема не ре- ной детали. Тарский различает здесь язык-объект и ме-
шается, но лишь перено- таязык. Фраза в  кавычках  — это предложение языка-
сится на другой уровень. объекта, того языка, высказывание которого мы хотим
охарактеризовать как истинное либо ложное. Но опре-
деление в  целом сделано на метаязыке  — языке вто-
рого уровня. Метаязык включает в  себя копию есте-
ственного языка, формальные логические аксиомы
и  еще некоторые вспомогательные инструменты, по-
зволяющие задавать категорию истины синтаксически,
а  не семантически. Согласно Тарскому, истинностные
оценки могут даваться только в  метаязыке, что и  по-
зволяет избегать парадоксов самореференции.
Маленькие дети часто любят задавать родителям ка-
Положение «я мыслю, следо- верзные вопросы: «А откуда ты знаешь, что Земля
вательно, существую» круглая?  — Так нас учили на уроках астрономии.  —
ни в коем случае нельзя рас- А откуда ты знаешь, что вам говорили правду? — Уче-
сматривать как силлогизм. ные доказали это разными способами. — А откуда ты
Существование не выводит- знаешь, что они не ошиблись? Ведь ученые тоже оши-
ся логически из акта мышле- баются». И  в  том же духе. Хотя игра назойлива, она
ния. Скорее, акт мышления не лишена смысла. Философ бы сказал, что ваш ре-
является залогом существо- бенок занимается поиском основания знания. Одна из
вания. Я существую, самых знаменитых попыток найти это основание при-
только пока мыслю. надлежала французскому философу Рене Декарту
(1596–1650).
Декарт обратил внимание, что часто утверждения,
Пытаясь найти основания принимаемые нами за знание, оказываются недостовер-
нравственности, русский ными. Он пожелал найти что-то, что было бы абсолют-
религиозный философ но несомненно достоверным. Это оказалось нелегкой
Владимир Соловьев задачей. Для начала он рассмотрел факты о  внешнем
(1849–1900) предложил мире, которые мы черпаем из собственного опыта,
собственную трактовку не- и пришел к выводу, что они недостоверны. Память нас
сомненной истины Декарта: подводит, восприятие обманывает, по большому счету
«Я стыжусь, следовательно, мы даже не можем доказать, что все происходящее во-
существую». круг — это не сон. Затем он перешел к рассмотрению
математических истин. Математика всегда была образ-
цом для всех наук, это хороший кандидат на достовер-
ное знание. Однако и здесь Декарт нашел нечто, в чем
он мог бы усомниться. Что если мир создан не всебла-
гим Господом, но Богом-обманщиком, злокозненным
гением, который пожелал, чтобы Декарт всегда оши-
бался, совершая даже простейшие математические опе-
рации? Предположение крайне эксцентричное, но до-
казать его ложность невозможно. И  вот Декарт уже
стоял на грани отчаяния, но тут ему пришла в  голову
следующая мысль: подождите, но ведь кто-то же сейчас
во всем сомневается, кто-то же обманут злокозненным
гением, и этот кто-то — это я, следовательно, я суще-
ствую. Я мыслю, следовательно, я существую. Ego cogi-
to, ergo sum. Это и  есть несомненная истина. Основа-
ние знания найдено!
Один из основных вопросов эпистемологии  — это
Спор о врожденных идеях вопрос об источниках человеческого знания. Откуда
был всего лишь частью берутся знания? Самый очевидный ответ — из опыта.
масштабного противосто- Однако существуют вещи, которые не даны человеку
яния эпистемологических в опыте напрямую, но тем не менее у нас есть знания
доктрин рационализма о  них, к  примеру числа, идеальные математические
и эмпиризма. Рационали- объекты, абстрактные понятия, нравственные прин-
стов представляли Де- ципы и  т.д. В  философии Нового времени вокруг
карт, Лейбниц, Паскаль, таких объектов развернулась целая баталия. Начало
а эмпириков — Бэкон, ей положил Декарт, заявив, что подобные идеи долж-
Локк, Юм. Рационалисты ны быть врожденными: Бог вложил эти идеи в  чело-
утверждали, что главен- веческий разум, они там находятся с  самого рожде-
ствующая роль в познании ния, а  потом просто актуализируются в  процессе
принадлежит разуму и ра- рассуждения.
циональным методам по- Против такого подхода выступил английский фи-
знания — интуиции и де- лософ Джон Локк (1632–1704). Его критика своди-
дукции. Эмпирики делали лась к  следующим пунктам: 1) ни одна из якобы
ставку на чувственный врожденных идей не является всеобщей и  необходи-
опыт и индукцию. мой, а  даже если бы и  была таковой, это еще не га-
рантия врожденности; 2) ни одна из них не проявля-
ется сразу после рождения, как этого следовало бы
Локк называл человече- ожидать; 3) если для их актуализации все равно тре-
ский разум не только tabu- буется рассуждение, то они ничем не отличаются от
la rasa, но и empty cabinet, приобретенных идей. Таким образом, никаких
что означает «пустой ку- врожденных идей нет. Человеческий разум  — это
хонный шкафчик». Тяжело tabula rasa, пустая доска, на которой нет ни одной
заниматься философией записи. Все идеи приходят из опыта. В уме нет ниче-
на голодный желудок! го, чего не было бы прежде в  чувствах. Сначала мла-
денец различает лишь смутные ощущения: холодно,
мокро, голодно, тепло и  т.п. Потом эти ощущения
складываются в  более сложные впечатления  — мама,
папа, еда, которые, все усложняясь, образуют идеи
о  внешнем мире, как пространство, тяжесть, движе-
ние. Идеи о  внутреннем мире рождаются из рефлек-
сии над деятельностью души.
Когда философы Нового времени схлестнулись
Поскольку, по Канту, явле- в схватке вокруг вопроса о том, что играет в познании
ния доступны восприятию главную роль  — врожденные идеи или опыт, неожи-
и осмыслению только благо- данное разрешение этой проблемы предложил немец-
даря тому, что они уже кий философ Иммануил Кант (1724–1804). Он сказал,
прошли через фильтр апри- что и  те, и  другие и  правы, и  неправы.
орных форм чувственности Безусловно, любое познание начинается с опыта. Он
и категорий рассудка, чело- лежит в основе всех синтетических (расширяющих зна-
век никогда не может полу- ние) суждений, составляющих базу любой науки. Одна-
чить доступ к реальности ко это не означает, что знание целиком происходит из
самой по себе. Отсюда рож- опыта: помимо ощущений и  впечатлений в  опыте при-
дается концепт вещи-в-се- сутствуют априорные (то есть независимые от опыта)
бе. Это нечто, стоящее за компоненты, которые вкладываются туда человеческим
явлениями и совершенно не- познавательным аппаратом. Задача выявить эти априор-
доступное для познания. ные компоненты опыта или, в знаменитой формулиров-
ке Канта, показать, как возможны синтетические сужде-
ния априори, отводится критике чистого разума.
Философия Канта вводит Критика чистого разума распадается на три разде-
два очень созвучных, но со- ла. В первом исследуются априорные формы чувствен-
вершенно разных концепта: ности  — пространство и  время. Они лежат в  основе
трансцендентальное и тран- всех восприятий. Мы не можем воспринимать что-ли-
сцендентное. Трансцендент- бо вне пространства и времени. Значит, они представ-
ное означает выходящее за ляют собой условия возможности всех явлений. Вто-
границы опыта. Трансцен- рой раздел посвящен априорным категориям рассудка.
дентны идеи чистого разу- Их всего 12: единство, множественность, целокуп-
ма. Трансцендентальное ность, реальность, отрицание, ограничение, субстан-
же — это познание, изуча- ция-акциденция, причина-действие, взаимодействие,
ющее условия возможности возможность-невозможность, существование-несуще-
априорного синтетического ствование, необходимость-случайность. Категории  —
знания. Поэтому Кант назы- это принципы, без которых мы не можем помыслить
вал всю свою концепцию ни одно явление. Если бы явления не подчинялись
трансцендентальной фило- категориям, эти явления не могли бы осознаваться
софией. Теперь вы можете нами, опыт бы распадался на отдельные осколки, ко-
говорить с любым филосо- торые мы не смогли бы собрать в  связные представ-
фом на равных. ления. В третьем разделе исследуются априорные идеи
разума: душа, мир, бог. Их основная задача  — регу-
лировать применение категорий, упорядочивать по-
знание и  придавать ему единство.
Откуда мы знаем, что если подбросить камень вверх,
Американский философ то он непременно упадет? Так говорит нам опыт: мы
Нельсон Гудмен (1906–1998) наблюдали несчетное количество раз, как за полетом
утверждал, что индукция камня следует его падение, и на этом основании заклю-
относительно прошлого опы- чаем, что так будет всегда. Это называется индукцией.
та тоже проблематична. Индукция  — важный метод повседневного и  научного
Чтобы доказать это, познания, в  ходе которого происходит переход от зна-
он выдумал слово «зелубой». ния об отдельных предметах и явлениях к обобщающе-
«Зелубым» может быть му утверждению о  целом классе предметов и  явлений.
нечто, что до момента Т Шотландский философ Дэвид Юм (1711–1776) по-
является зеленым, а после — ставил под сомнение достоверность индуктивного
голубым. Пускай Т — обобщения. В  опыте мы замечаем, что определенный
2018 год. Например, мы объект всегда сопровождается определенным действи-
делаем индуктивное обобще- ем. От этого через индукцию мы переходим к утверж-
ние об изумрудах: «Все изум- дению о предвидении того, что другие объекты, похо-
руды, которые мы наблюдали жие на первый, будут сопровождаться сходными дей-
до 2018 года, зеленые». ствиями. Однако такое заключение некорректно. Дело
Так же можно сказать: «Все в  том, что опыт может давать прямые и  достоверные
изумруды, которые наблюда- сведения только относительно тех объектов и того вре-
ли до 2018 года, зелубые», мени, которые он охватывал. Мы не можем распростра-
так как после 2018 года они нять его на будущее время и  на другие объекты. Юму
могут быть как зелеными, можно было бы возразить, что есть же законы приро-
так и голубыми. Стало ды, делающие нашу индукцию корректной: камни па-
быть, существуют различ- дают под воздействием силы тяжести. Юм, предвидя
ные варианты индуктивно- это, говорит, что мы вполне можем представить себе,
го обобщения одних и тех что законы природы неожиданно изменятся и что в бу-
же групп предметов, поэто- дущем связи событий станут иными. Значит, перенос
му индукция невозможна. прошлого на будущее происходит без какого бы то ни
было рационального основания, а  индукция  — недо-
стоверный способ рассуждения.
В современной логике ин- Юм понимал, что значение индуктивного обобщения
дукция называется не досто- огромно. Если бы люди не делали индуктивные выводы,
верным, а правдоподобным их опыт превратился бы в хаос и никакая деятельность
рассуждением, то есть ее не была бы возможна. Поэтому он не отрицал возмож-
можно успешно использо- ность применения индукции как таковой, и говорил, что
вать только при соблюдении в ее основе лежит полезная и важная привычка, побуж-
определенных правил, что дающая людей ожидать в будущем такого же хода собы-
и делает наука. тий, какой они воспринимали в  прошлом.
Человечество уже давным-давно смогло позволить се-
Следование принципу эко- бе роскошь содержать специальные организации,
номии мышления не всегда единственная задача которых  — заниматься познани-
ведет к достижению исти- ем. Однако так было не всегда. Изначально познание
ны в познании. Мах в со- было частью процесса приспособления организма
гласии с этим принципом к миру. Для достижения наилучших результатов орга-
отрицал существование низмы должны были затрачивать на познание ровно
атомов и молекул, посколь- столько энергии, сколько было необходимо для адап-
ку в его время они еще не тации. Иными словами, в  познании главенствовал
были доступны для наблю- принцип экономии мышления. Он состоит в  дости-
дения. Он считал их всего жении максимума знаний с  помощью минимума уси-
лишь теоретическими кон- лий. Примерами экономии мышления в  познании
структами, без которых могут служить выработка общих понятий для объеди-
вполне можно обойтись. нения различных представлений, формулирование за-
Развитие науки показало, конов, использование логически правильных форм
что он ошибался. рассуждений и  т.д.
Австрийский физик и  философ Эрнст Мах (1838–
1916) сделал принцип экономии мышления основой
Философия Маха также своей методологии. Согласно его концепции, поскольку
носила название эмпирио- единственное, к чему человек имеет непосредственный
критицизма и махизма. доступ, — это чувственный опыт, то познание и наука
должны сосредоточиться исключительно на этой сфере.
Более того, наука не должна стремиться проникать
в глубь явлений, ее задача — не объяснение, но чистое
описание. Это означает, что ученые не должны зада-
ваться фундаментальными вопросами типа «Что есть
время?» и  «Что есть пространство?». Наконец, когда
в соответствии с принципом экономии мышления раз-
ные представления объединяются под одним общим
понятием, не нужно вслед за философами начинать
искать за этим понятием отдельную сущность. По боль-
шому счету с помощью принципа экономии мышления
Мах стремился выдавить философию из научного по-
иска, поскольку она уводит науку от ее изначального
адаптационного предназначения.
Традиционно философы считали, что язык — это сред-
Далеко не все философы со- ство коммуникации наших мыслей, но сам процесс
гласны с гипотезой лингви- мышления от языка независим. Люди сначала форми-
стической относительно- руют мысли и  идеи, а  уже затем как бы переводят их
сти. Влиятельный лингвист в языковую форму. Понимание при этом представляет
и философ Ноам Хомский собой обратный процесс: человек воспринимает мыс-
(род. 1928) и его последова- ли, расположившиеся за внешней языковой оболочкой,
тели защищают так назы- которая легко отбрасывается. Это представление было
ваемую концепцию мыслеко- очень важным для философов, потому что они стре-
да, согласно которой люди мились исследовать общечеловеческие проблемы по-
мыслят на универсальном знания, этики, устройства мира и  надеялись найти их
врожденном мыслекоде, ко- универсальные решения. Поэтому они не могли допу-
торый затем переводится стить мысли, что категории, которыми они пользуют-
на разные языки. ся, как то: причинность, материя, субстанция, созна-
ние, — не являются выражением универсальных идей.
С развитием лингвистики и  антропологии в  конце
Знаменитый пример Уорфа, XIX  — начале XX  века такое представление было по-
показывающий, как языко- ставлено под сомнение. Лингвисты стали изучать языки
вые категоризации влияют американских индейцев, народов Африки и  Азии, ав-
на восприятие реальности, стралийских аборигенов, и эти языки очень сильно от-
касался слов, обозначающих личались от европейских. На основании исследований
снег. Если в английском их сравнительного языкознания два американских лингви-
существует не больше пяти, ста Эдвард Сепир (1884–1939) и  Бенджамин Уорф
в эскимосском — их больше (1897–1941) выдвинули гипотезу лингвистической от-
дюжины. Этот пример широ- носительности. Суть ее состоит в  том, что мышление
ко разошелся по учебникам и  восприятие реальности во многом предопределено
лингвистики и популярным грамматическим устройством языка, на котором гово-
статьям. При этом от статьи рит человек. Нет никаких универсальных категорий,
к статье число эскимосских описывающих реальность как она есть. Человек мыслит
слов для снега все возрастало. в тех категориях, которые подсовывает ему язык, и эти
И выяснилось, что это всего категории довольно сильно разнятся от языка к  языку.
лишь лингвистическая утка: Гипотеза лингвистической относительности оказала
у эскимосов не больше обо- большое влияние на мощнейшее течение в философии,
значений снега, чем у носи- получившее называние «лингвистический поворот».
телей другого языка, которые В ходе этого поворота философы самых разных направ-
сталкиваются с этим погод- лений пришли к идее, что философские проблемы мо-
ным явлением. гут и  должны быть разрешены посредством анализа
и реформирования употребляемого философами языка.
Когда философы обратились к  исследованиям языка,
Далеко не все знаки облада- одним из первых вопросов, вставших перед ними, был
ют и значением, и смыслом вопрос о значении языковых выражений. Обычно счи-
одновременно. Например, талось, что значение слова  — это объект (философы
выражение «нынешний ко- также называют его референтом). Значение слова «со-
роль Франции» не имеет бака»  — это животное собака. Естественно, несколь-
значения, так как обознача- ко разных слов могут указывать на один и  тот же
ет несуществующий пред- объект, как слова «собака» и  «пес». При этом если
мет, зато обладает смыс- знаки обладают одинаковым значением, то предпола-
лом. В то же время галось, что они должны быть взаимозаменяемы. Мож-
математический знак «х» но сказать: «Собака шла по улице» — или: «Пес шел
может обладать значением, по улице», никаких проблем при замене одного вы-
которое задается, например, ражения другим не возникает.
системой уравнений, но не Австрийский логик Готлоб Фреге (1848–1925) об-
выражает никакого смысла. ратил внимание, что это не всегда так. Например,
древние греки, наблюдая на небе Венеру, считали, что
они видят две звезды, которые они называли «Утрен-
С точки зрения логики зна- ней звездой» и  «Вечерней звездой». Хотя выражения
чением и смыслом обладают разные, они отсылают к  одному и  тому же объекту
не только слова и словосоче- и  имеют одно и  то же значение. Если взять выраже-
тания, но и повествователь- ние: «Утренняя звезда  — это Вечерняя звезда»  —
ные предложения в целом. и применить к нему правило взаимозаменяемости, то
Поскольку последние утвер- можно получить выражение: «Утренняя звезда  — это
ждают нечто о мире, то их Утренняя звезда». Хотя оба выражения совершенно
значение — «истина» или корректны, их нельзя назвать равнозначными: первое
«ложь», а смысл — описан- из них — констатация важного астрономического от-
ная ситуация. Если взять крытия, тогда как второе  — простая тавтология. Это
предложение: «Павлов от- затруднение навело Фреге на мысль о  том, что поми-
крыл и описал действие ус- мо значения знаки обладают еще одной фундаменталь-
ловных рефлексов», то его ной характеристикой, а именно — смыслом. Он опре-
значение — «истина», делил смысл как дополнительную информацию, кото-
а смысл — тот факт, что рую знак несет об обозначаемом им объекте. Так
Павлов открыл и описал дей- появился треугольник Фреге, вершины которого об-
ствие условных рефлексов. разуют знак, значение и  смысл соответственно.
При этом есть предложения, Открытие Фреге имело огромное значение для фи-
которые, как и слова, лише- лософии, потому что оно позволило распутать целый
ны значения или смысла. клубок противоречий, к  которым вели, как казалось,
совершенно легитимные способы рассуждений.
Хотя Фреге прибавил к значению знака еще измерение
Хотя Витгенштейн сам его смысла, это не избавило семантику от ряда серьез-
преподавал философию ных проблем. Во-первых, приравнивание значения
в Кембридже, он крайне слова к объекту сильно сужает поле слов, обладающих
отрицательно относился значением. Естественный язык состоит не только из
к карьере профессионального существительных, обозначающих конкретных людей
философа. За свою жизнь и предметы: есть еще глаголы, междометия, предлоги,
он успел побыть солдатом, наречия. Объявить их все не имеющими значения —
школьным учителем, сани- слишком радикальный шаг. Во-вторых, предполага-
таром, архитектором лось, что слово связывается со своим значением по-
и даже совершил поездку средством остенсивного определения, то есть прямого
в Советскую Россию указания на объект. Но представьте, что вам нужно
с серьезными намерениями объяснить кому-то значение короля в шахматах. Вряд
устроиться простым рабо- ли указание на объект  — замысловатую деревянную
чим на заводе. Также он фигуру — что-то прояснит. Объяснить значение шах-
успешно уговорил многих матной фигуры означает объяснить то, как она может
своих студентов бросить ходить и  каков ее ранг относительно других фигур,
изучение философии и за- то есть рассказать все правила игры в  шахматы.
няться чем-нибудь более по- Австрийско-британский философ Людвиг Витген-
лезным с его точки зрения. штейн (1889–1951) предложил рассматривать все сло-
ва в  языке по аналогии с  шахматными фигурами,
а  сам язык  — как совокупность разнообразных язы-
Не нужно путать языковую ковых игр. Языковая игра — это практика употребле-
игру с игрой словами, ния языка в  процессе человеческой деятельности, где
например каламбуром или слова и  действия связаны по каким-то правилам. Пе-
парафразом. Игра словами рекличка перед началом рабочего дня, признание
представляет собой всего в любви, пересдача экзамена по философии — все это
лишь один, далеко не самый примеры языковых игр. В таком случае, чтобы объяс-
показательный, вид языко- нить значение слова, нужно объяснить, как оно будет
вых игр. Согласно Витген- «ходить», то есть правила его употребления в  языко-
штейну, любая деятель- вой игре: в  каких ситуациях и  как люди его исполь-
ность, сопровождаемая зуют, в каких контекстах оно будет казаться странным,
речью, — это языковая когда его в  принципе невозможно употреблять.
игра. Такой подход открыл для философов новые пер-
спективы. Вместо абстрактных теоретических рассуж-
дений о  том, что есть, например, знание, они обра-
тились к изучению конкретных человеческих практик
познания и тому, как работает язык в этих практиках.
Английский философ Джон Остин (1911–1960) заме-
Другой известный пример тил, что в языке возможны парадоксы особого плана,
скрытого перформативного когда сказанное отрицается самим актом высказыва-
противоречия — утвержде- ния. Его знаменитый пример: «Кошка на рогожке, но
ние «Все дети Джона лысы», я  в  это не верю». Формально здесь не нарушены ни-
тогда как у Джона нет де- какие правила логики, но тем не менее это высказы-
тей. Как оценить это вы- вание кажется абсурдным. Человек не может одновре-
сказывание? Английский фи- менно утверждать что-то и  говорить, что в это не
лософ Питер Строссон верит, этого не знает. Остин называет такие парадок-
(1919–2006) доказывал, что сы перформативными противоречиями.
его нельзя назвать просто Перформативные высказывания — это высказыва-
ложным, ему вообще не мо- ния, произнося которые, человек не просто говорит,
жет быть дана истинност- но и  делает нечто. К  примеру, «Я беру эту женщину
ная оценка. Чтобы вклю- в  жены» или «Я нарекаю это судно „Королева Елиза-
чить это высказывание вета“». Сама фраза становится действием. Отличи-
в логический анализ языка, тельная черта перформативов состоит в  том, что они
логика должна допускать могут быть успешными или неуспешными. Например,
истинностные провалы, не- если один человек говорит другому «Я извиняюсь»,
возможные в классической а  другой отказывается принимать его извинения, та-
логике. кой перформатив неудачен. Перформативное проти-
воречие  — это тоже пример неудачи.
Традиционно философы оставляли перформативы
Своими работами о пер- без внимания, потому что они не утверждают ничего
формативах Джон Остин о фактах и, следовательно, не могут быть оценены как
заложил целое философ- истинные или ложные. Однако, с точки зрения Остина,
ское направление, получив- разница между высказываниями о фактах (констатива-
шее название «философия ми) и перформативами не так уж велика, точнее, любое
обыденного языка». высказывание о  фактах в  то же время представляет
собой перформатив. Парадокс с  кошкой хорошо это
иллюстрирует. Ведь если я утверждаю, что кошка лежит
на рогожке, я  не просто констатирую факт, я  также
утверждаю, что этот факт мне известен, что кошка
и рогожка имеются в наличии, что я могу о них судить.
Отсюда Остин заключает, что сами по себе кате-
гории истинности и  ложности мало что проясняют
относительно наших высказываний. Мало сказать, что
высказывание истинно, нужно еще посмотреть, на-
сколько оно успешно в  перформативном плане.
Одна из важных задач философии — прочертить гра-
Логический позитивизм ницу между научным знанием и  тем, что только ка-
(«Венский кружок») — фило- жется таковым. Философы предлагали несколько кри-
софское течение, возникшее териев, самыми известными из которых стали верифи-
в первой половине XX века кация и  фальсификация.
на кафедре индуктивных наук Идею верификации предложили логические пози-
Венского университета. Его тивисты. Научное высказывание верифицируемо, если
основными представителями возможно установить его истинность или ложность
были Мориц Шлик, Ганс через его сравнение с фактами. Высказывания, не под-
Райхенбах, Рудольф Карнап дающиеся верификации, бессмысленны, то есть нена-
и Отто Нейрат. Они видели учны. Такой подход хорошо сочетался с  бурным раз-
своей задачей отделение нау- витием экспериментального естествознания, однако не
ки от лишенной смысла фи- был лишен проблем. Дело в  том, что далеко не все
лософии с помощью логиче- научные высказывания можно с  легкостью проверить
ского анализа языка. на опыте. Например, что делать с  космологическими
теориями о возникновении и устройстве вселенной или
с  научными законами, повествующими о  бесконечном
Французский философ числе случаев? Они не поддаются эмпирической про-
Поль Дюгем и американский верке, и в то же время им нельзя отказать в научности.
философ Уиллард Куайн вы- Поэтому австрийский философ Карл Поппер
двинули тезис, согласно ко- (1902–1994) предложил в качестве критерия демарка-
торому попытка оценивать ции научного знания фальсификацию. Теория научна
научную теорию только лишь в  том случае, если она может войти в  противо-
по принципу ее отношения речие с  опытом, то есть она опровержима. Теория
к фактам — ошибка по двум всегда опирается на эмпирической базис, но его зада-
причинам. Во-первых, эмпи- ча — не только подтверждать теорию, но и предостав-
рические данные всегда лять потенциальные фальсификаторы  — ситуации,
нагружены языком теории, которые теория отвергает или запрещает. Грубо говоря,
которая с их помощью если теория может объяснить все возможные факты,
и должна проверяться. то она не может быть научной. Если же ее предсказа-
Во-вторых, научная теория ния могут быть ошибочными, она научна. На этом
никогда не является изоли- основании Поппер отвергал научность популярных в
рованным набором высказы- его время марксизма и  психоанализа.
ваний, но зависит от фоно- Критерий фальсификации также не лишен недо-
вого знания, манипуляции статков. Так, ненаучными оказываются, например,
с которым позволяют спасти ботаника, зоология и другие описательные дисципли-
ее от опровержения. ны, которые в  принципе не могут иметь потенциаль-
ных фальсификаторов.
Американский философ Томас Кун (1922–1996) счи-
Поскольку парадигмы равно- тал, что для разрешения проблемы демаркации науч-
значны, а научная революция ного знания необходимо обратиться к изучению исто-
представляет собой мгно- рии науки. В результате своих штудий он заметил, что
венное гештальт-переключе- наука в  своем развитии проходит через этапы «спо-
ние от одной парадигмы койного» развития, или нормальной науки, и  этапы
к другой, концепция Куна научных революций.
отрицает возможность В период нормальной науки в научной дисциплине
научного прогресса. господствует какая-то одна парадигма. Парадигма  —
Кун осознавал эту проблему это научное достижение, теория, работа, которая бе-
и утверждал, что прогресс рется учеными за образец и  кладется в  основу их дея-
все же имеется: с переходом тельности. Она определяет правомочность поставлен-
от одной парадигмы к другой ных проблем, методологию их решения, концептуальный
количество проблем язык исследований, тенденции дальнейшего развития
и точность их решения по- науки, научные ценности. Примерами парадигм могут
следовательно возрастают. служить «Физика» Аристотеля и  работы Ньютона.
Парадигма очень устойчива за счет того, что ее
разделяет и  навязывает как единственно верную все
Концепция Куна ведет научное сообщество. Стать членом научного сообще-
к релятивизму относительно ства можно, только разделив веру в парадигму, приняв
критериев научного знания. ее как руководство к действию. Таким образом, наука
Поскольку научное сообще- отождествляется с тем, чем занимается научное сооб-
ство само определяет, что щество, а теория признается научной, только если она
такое научность, исходя вписывается в  парадигму.
из принятой им парадигмы, Однако со временем в  принятой парадигме нака-
невозможно задать единые пливаются поломки  — научные аномалии. Это про-
и универсальные критерии блемы, решение которых парадигма предполагает, но
демаркации науки. ученые никак не могут их найти. Помимо этого рас-
тет число фактов, которые не могут быть объяснены
внутри существующей парадигмы. Постепенно уче-
ные начинают задаваться вопросами о ее основаниях,
пытаются найти какие-то альтернативные пути реше-
ния накопившихся аномалий. В  итоге, когда поломок
становится слишком много, происходит научная ре-
волюция, то есть тотальная смена парадигмы. Иллю-
страцией научной революции может служить переход
от ньютоновской физики к  теории относительности
и  квантовой механике.
Мозги в  бочке  — это название мысленного экспери-
Попытку преодолеть скеп- мента, ставящего под сомнение все человеческие зна-
тицизм предпринял Джордж ния о мире. Мы имеем семью, живем в определенном
Эдвард Мур. Он предлагал месте, ходим на работу, проводим время с  друзьями,
опираться в философии занимаемся хобби и  т.п. Однако нам сложно будет
на здравый смысл, согласно что-то ответить собеседнику, утверждающему, что все
которому человеческие тела, это нам только кажется, что наше знание о  внешнем
другие люди, предметы мире и  о себе самих  — это всего лишь иллюзия. То,
внешнего мира существуют что мы принимаем за реальность, это результат симу-
и сомнение в этом никуда ляции. На самом деле мы являемся участниками экс-
нас не ведет. перимента, в  котором наш мозг был отделен от тела,
помещен в бочку с питательным раствором и подклю-
чен к  суперкомпьютеру, эмулирующему картинку ре-
Американский философ альности. И  у  нас нет никакой возможности узнать,
Хилари Патнэм (1926–2016) так это или не так. Подобный сценарий был положен
выдвинул оригинальный ар- в  основу фильма «Матрица».
гумент против концепции Мозги в  бочке представляют собой пример ради-
мозгов в бочке. Он считал, кального скептицизма. Скептицизм как философское
что высказывание «Мы — направление возник еще в  Античности. Античные
мозги в бочке» заключает скептики считали, что невозможно утвердиться ни
противоречие, подобно об- в одной истине, так как любое положение является не
щему высказыванию «Все более достоверным, чем противоположное ему, а  по-
общие высказывания лож- тому лучше всего — вообще воздерживаться от каких
ны». По Патнэму, слова свя- бы то ни было суждений. В  философии Нового вре-
заны с обозначающими их мени скептицизм приобрел особую популярность
объектами, но в случае в  связи с  попытками философов найти достоверные
с компьютерной симуляцией основания знания и  разграничить истинные знания
связи быть не может, по- и  заблуждения. Одним из способов этого поиска ста-
скольку нет самих объектов. ло методическое сомнение во всех тех истинах, кото-
Если мы принимаем, что мы рые на первый взгляд кажутся несокрушимыми. Са-
мозги в бочке, слова «моз- мым ярким примером такого скептицизма стали рас-
ги» и «бочка» не могут обо- суждения Рене Декарта о боге-обманщике, внушающем
значать реальные мозги людям ложные представления о внешнем мире и даже
и бочку, а потому высказы- способном извратить законы математики. Идея бо-
вание «Мы — мозги в боч- га-обманщика и  была положена в  основание более
ке» ложно. современной метафоры мозгов в  бочке.
Однажды на охоте барон Мюнхгаузен оказался между
Альберт считал, что три- разъяренным львом и крокодилом, которые хотели им
лемма Мюнхгаузена воспро- полакомиться, и бежать было некуда, поскольку со всех
изводима в любой сфере, сторон его окружали ядовитые болота. Немецкий фи-
где существует требование лософ Ханс Альберт (род. 1921) считает, что в подоб-
достаточного основания, ное безвыходное положение попала и теория познания,
в частности — в этике и по- берущая свое начало в  философии Нового времени.
литике. Там он также пред- Она основывалась на идее, что знание может счи-
лагает заменить его принци- таться достоверным, только если оно надежно обосно-
пом критической проверки. вано. Этот принцип получил название закона достаточ-
ного основания. В  качестве его иллюстрации можно
вспомнить Декарта и его попытку основать все знание
Альтернативным способом на положении «мыслю, следовательно, существую».
решения трилеммы Мюнхга- Альберт обращает внимание, что требование доста-
узена мог бы быть реляти- точного основания проблематично: оно вынуждает нас,
визм. Релятивисты также от- подобно барону Мюнхгаузену, принять одну из непри-
казываются от поиска емлемых альтернатив. Первая альтернатива  — это уход
достоверных оснований зна- в дурную бесконечность. Когда мы требуем достоверно-
ния и истин самих по себе. го основания для какого-то положения, то, что бы мы
Знание для них имеет чисто ни предложили на его роль, вопрос об основаниях мо-
инструментальный характер. жет быть задан снова — уже по отношению к найден-
Что-то становится знанием, ному основанию. Таким образом, раз потребовав досто-
только если оно успешно верного основания, уже нельзя остановиться. Вторая
действует относительно че- альтернатива — порочный круг. Его суть состоит в том,
ловеческих потребностей что положение А  обосновывается через положение В,
и интересов. а  положение B в  скрытом виде обосновывается через
положение А. Третья альтернатива — волевое прерыва-
ние процесса обоснования через опору на догматиче-
ское положение, которое объявляется самоочевидным.
Такова трилемма Мюнхгаузена  — три неприемлемых
с  точки зрения рационального познания альтернативы.
Согласно Альберту, раз принцип достоверного ос-
нования не работает, нужно от него отказаться и  по-
ставить на его место принцип критической проверки.
Знание  — это не догмы, а  гипотезы, которые нужно
не обосновывать, а пытаться опровергнуть. Движение
к  истине и  прогресс знания возможны только через
постоянную критику.
Случалось ли с  вами, что после прочтения какой-то
Герменевтика — направле- книги вы совсем не поняли, о  чем шла речь? Фило-
ние в философии, теологии софам эта ситуация знакома не понаслышке. Поэтому
и методологии гуманитар- неудивительно, что их крайне интересовало, как
ных наук, центральная про- устроено понимание. Почему люди понимают одни
блематика которого — и те же тексты по-разному? Почему не всякое объяс-
истолкование и понимание нение приводит к  пониманию? Эти вопросы стали
текста. центральными в  работах немецкого философа Хан-
са-Георга Гадамера (1900–2002).
Он полагал, что понимание имеет структуру герме-
Для Гадамера хождение по невтического круга. Прежде всего абсолютно чуждое
герменевтическому кругу — и  загадочное для нас не подлежит никакому понима-
это не только способ пони- нию. Понимание возможно только благодаря тому, что
мания текста, но и модель у человека заранее имеются предрассудки относительно
диалога между исследовате- того, что он стремится понять, то есть он изначально
лем и его объектом, между обладает некоторым предпониманием, с  чем он имеет
людьми, между культурами. дело. Откуда оно берется? Из традиции, отвечает Гада-
Диалог не складывается из мер. Человек не обитает в  вакууме: его воспитывали,
двух протекающих рядом чему-то учили, он читал книги и  смотрел фильмы, он
монологов, это не утвержде- впитал ценности и общественные нормы. Все это встра-
ние одного мнения в проти- ивает его в традицию. Поэтому, начиная читать какую-
вовес другому или простое то книгу, он узнает в  ней себя, видит там то, что ему
сложение мнений. В диалоге близко. Грубо говоря, он понимает то, что он уже по-
оба участника открыты друг нял до этого. Он начал с себя и вернулся к себе. Таков
другу и меняют друг друга, первый проход по герменевтическому кругу. Однако на
создают общий горизонт по- этом понимание не останавливается. Далее человек дол-
нимания и общие смыслы. жен осознать свои предрассудки, освободиться от
Утрату способности вести своей предвзятости, тогда он даст тексту возможность
диалог Гадамер видел в каче- донести до него что-то новое. Когда он ухватит это
стве основной проблемы новое содержание, оно изменит его. Так он проходит
современной культуры. по герменевтическому кругу второй раз. Теперь нагру-
женный этим новым знанием, он снова может вернуть-
ся к тексту и увидеть его иначе. Таким образом, начи-
нается бесконечное движение по герменевтическому
кругу: от человека к  тексту и  обратно. При этом цель
состоит не в  том, чтобы выйти из круга в  абсолютное
понимание, а, наоборот, чтобы в  этот круг войти, так
как только в  круге понимание вообще возможно.
Первые древнегреческие философы считали, что у всех
Одно из возражений Парме- вещей в мире должна быть единая основа. За нее обыч-
ниду могло бы состоять но принимали один из базовых элементов природы: во-
в том, что в принципе мож- ду, огонь, землю или воздух. Парменид Элейский (VI в.
но помыслить то, чего нет. до н.э.) замечает, что элементы плохо подходят на роль
Мы вполне можем предста- основы всего сущего, так как они даны нам в чувствах,
вить себе русалку или драко- а  чувства часто нас обманывают. Первооснова мира
на — существ, которые должна быть чем-то, относительно чего нельзя ошибать-
не существуют в природе. ся, поэтому она может быть постигнута только разумом,
На это Парменид, скорее но не чувствами. Эту первооснову он назвал бытием.
всего, ответил бы, что раз Первое, что можно с достоверностью сказать о бы-
мы смогли их представить, тии: бытие есть, а  небытия нет. Раз небытия нет, то
то в каком-то смысле они его нельзя ни помыслить, ни представить. Мысль не
уже существуют, просто может быть пустой. Значит, мыслить можно только
не как физические объекты, о  бытии, из чего Парменид заключает: мыслить
а как герои сказок, напри- и  быть  — это одно и  то же. 
мер. Абсолютное ничто Далее Парменид начинает разворачивать свои на-
помыслить нельзя.  чальные положения. Если небытия нет, то невозможен
переход от бытия к небытию, то есть бытие не может
возникнуть и  разрушиться, поэтому оно вечно. Если
Парменид заложил прочную небытия нет, то не существует и пустоты, следователь-
философскую традицию но, бытие едино и  неделимо. Раз так, то у  него нет
отождествления бытия частей, которые могли бы перемещаться друг относи-
и мышления. Разные фило- тельно друга, потому бытие неподвижно и неизменно.
софы трактовали это тожде- Наконец, вечное, единое, неизменное бытие должно
ство немного по-разному. иметь совершенную форму, отражающую все его ка-
Пожалуй, самая знаменитая чества, а  именно форму идеальной сферы.
трактовка принадлежала Нельзя не заметить, что, хотя эти рассуждения ка-
Рене Декарту, положившему жутся логичными, они противоречат очевидным вещам:
тезис «Я мыслю, следова- люди, животные и  даже звезды рождаются, стареют
тельно, существую» в осно- и  умирают, птицы летают, собаки бегают, все подвер-
ву знания и философии. жено изменению. Как эти факты согласуются с тем, что
мир в своей основе — единая, неподвижная, неделимая,
неизменная сфера? Ответ Парменида прост: никак. Од-
нако дело не в том, что он ошибся, но в том, что чув-
ства — недостоверный источник познания, значит, все,
что люди видят в мире, — это иллюзия, а бытие имен-
но таково, каким он его описал.
Когда Парменид создал свою онтологию единого, веч-
Буквально в переводе ного, неподвижного, неизменного бытия-сферы, дале-
с греческого «апория» озна- ко не все философы приняли ее всерьез. Слишком уж
чает затруднение, безвыход- она противоречила повседневному опыту, отрицая
ное положение. Это прием возможность движения. Тогда один из его учеников
рассуждения, в ходе которо- Зенон (V в. до н.э.) решил доказать, что даже если
го у собеседника полностью принять прямо противоположные взгляды на бытие
выбивают почву из-под ног, и  сказать, что оно делимо, изменчиво и  невечно, то
показывая некорректность объяснить движение все равно невозможно. С  этой
его положений, но не предла- целью он придумал так называемые апории.
гают никакой позитивной Самая известная апория  — «Ахиллес и  черепаха».
концепции взамен. Представьте, что Ахиллес соревнуется в  беге с  черепа-
хой. Он уверен в  своих силах, поэтому дает ей фору.
Черепаха начинает ползти. Зенон утверждает, что Ахил-
Апории Зенона — это не лес никогда не догонит черепаху. Для начала он должен
просто забавные парадоксы. добежать до той точки, в которую черепаха уже дополз-
Они ставят очень важный ла, но, пока он бежал до нее, черепаха успела отползти
для физиков и математиков еще чуть-чуть, пока он бежит в  новую точку, черепаха
вопрос о природе простран- снова отползла еще чуть-чуть, и так до бесконечности.
ства и времени. Избавиться Другая апория называлась «Дихотомия». Она утвер-
от подобных парадоксов ждала, что движение никогда не может начаться, ведь,
удалось благодаря идее, что, чтобы дойти до финиша, нужно дойти сначала до се-
несмотря на бесконечную редины дистанции, а чтобы дойти до середины, нужно
делимость, пространство дойти сначала до четверти, а чтобы дойти до четвер-
и время непрерывны. ти  — сначала нужно преодолеть одну восьмую, и  так
до бесконечности. В  итоге сдвинуться с  места вообще
невозможно.
Еще одна апория под названием «Стрела» утвержда-
ла, что выпущенная из лука стрела всегда покоится.
Ведь если посмотреть на стрелу в  каждый отдельный
момент, то она всегда будет находиться только в одном
месте и  никаком другом, то есть в  каждый отдельный
момент времени она будет покоиться, а  не двигаться.
Таким образом, если принять постулат о бесконеч-
ной делимости бытия, времени и  пространства, то
придется признать, что движение невозможно, и  та-
кой подход ничуть не лучше парменидовской концеп-
ции бытия-сферы.
Платон (V в. до н. э.) — центральная фигура древне-
Доступ к миру идей имеют греческой философии, ученик Сократа. В центре пла-
в первую очередь философы, тоновской онтологии лежало разделение универсума
ведь именно они умеют от- на мир вещей и  мир идей. Мир вещей  — это чув-
влекаться от чувственного ственно познаваемый мир. Все в  нем является прехо-
мира и переноситься в об- дящим, изменчивым, несовершенным и  обманчивым.
ласть чистого мышления. Мир идей — мир умопостигаемых идеальных сущно-
Раз философы знают, как стей. Там обитают числа, идеальные математические
устроен мир на самом деле, объекты, понятия, ценности. Они не подвержены пор-
то, согласно Платону, че, изменению, разрушению. Во главе этих идей  —
они должны стоять во главе идеи красоты, добра, блага.
государства. Правда, когда Чтобы пояснить, как соотносятся мир идей и мир
сам Платон попытался вещей, Платон использует метафору пещеры. Пред-
наставить на истинный ставьте себе глубокую пещеру, свет в  нее проникает
путь сицилийского правите- только сверху и  падает на одну из стен. Внизу пеще-
ля Дионисия I, его постигла ры сидят узники. Они прикованы так, что не могут
участь освобожденного пошевелиться и  видят только ту стену, куда падает
из пещеры: Дионисий не за- свет. Через всю пещеру над головами узников прохо-
хотел слушать Платона дит дорога, по которой кто-то несет разные предметы
и продал его в рабство. и при этом переговаривается. Узники не могут видеть
их, они видят лишь нечеткие тени на стене и слышат
эхо голосов. Поскольку узники никогда не видели ни-
Платон создал одно из пер- чего другого, то они предполагают, что именно так
вых учебных заведений и  выглядит сама реальность, что тени  — это то, как
в истории человечества, вещи выглядят на самом деле. Однажды одного из уз-
где обучали философов. ников освобождают и выводят из пещеры. Сначала он
Оно носило название ослеплен светом солнца и не может ничего разобрать.
«Академия». Затем его глаза привыкают, и он понимает, как выгля-
дели предметы, тени которых он видел ранее. Если он
пойдет обратно в  пещеру и  расскажет, что он видел,
ему никто не поверит. А если он будет усердствовать,
то его могут даже убить.
Пещера  — это символ чувственного мира. Окру-
жающие людей предметы — это лишь тени, иллюзии,
несовершенные воплощения идей. Мир вне пещеры —
это истинный мир идей. Чтобы выйти из пещеры, че-
ловеческая душа должна подняться от области чув-
ственного познания в  область умопостигаемого.
Уильям Оккам (ок. 1285–1349) был средневековым
Схоластика — течение английским философом-схоластом. В  его времена
в средневековой философии, в схоластике господствовала так называемая доктрина
которое строилось на соеди- реализма, согласно которой в мире помимо вещей су-
нении религиозных христи- ществуют универсалии. Универсалии подобны плато-
анских догматов с рациона- новским идеям. Это умопостигаемые сущности вещей,
листическими способами которые включают в  себя все необходимые характе-
рассуждения, почерпнутыми ристики вещей и при этом обладают независимым от
в первую очередь из работ них существованием. Универсалии якобы существова-
Аристотеля. ли в Божественном уме еще до акта творения, и даже
Бог не смог бы изменить задаваемые ими необходимые
качества вещей, если бы пожелал. Тем самым онтоло-
Проблема статуса универса- гия крайне усложнялась: мир получался наполненным
лий была одной из цен- вещами и  еще дублирующими их универсалиями.
тральных проблем всей схо- Оккам выступил против такого усложнения и зая-
ластики. В ходе дискуссий вил, что гармоничную работающую онтологию вполне
вокруг нее средневековые можно построить и  без допущения существования
философы выработали три универсалий. Более того, он считал, что понятие уни-
позиции: реализм (универ- версалий противоречиво: ведь если универсалия дей-
салии обладают независи- ствительно отлична от воплощающей ее вещи, то
мым существованием), универсалию уже нельзя назвать сущностью этой ве-
номинализм (универса- щи. Если же это отличие носит чисто формальный
лии — общие понятия, характер, то зачем вообще прибегать к этим дублиру-
имена объектов), концепту- ющим сущностям. Значит, в мире реально существуют
ализм (универсалии — только индивидуальные вещи, а  универсалии  — не
это концепты, которые более чем общие понятия, имена вещей. Такая пози-
обладают существованием ция была названа номинализмом.
только как объекты челове- Подход Оккама состоял в  том, что не следует ум-
ческого разума). ножать сущности без необходимости. Этот методоло-
гический принцип впоследствии получил наименова-
ние «бритвы Оккама». Нужно отсекать все лишнее
и  стремиться к  наиболее простому объяснению, ско-
рее всего, оно-то и  окажется правильным.
Английский логик и философ Бертран Рассел (1872–1970)
Логический атомизм Рассела был большим поклонником принципа «бритвы Оккама»
представляет собой разно- в  философии. Результатом ее применения в  логике
видность так называемого и  онтологии стала его система логического атомизма.
нейтрального монизма, со- Рассел исходил из того, что у нас нет необходимо-
гласно которому реальность сти постулировать какие-то скрытые сущности, лежа-
не является ни материаль- щие в  основе мира. Мир на своем самом базовом
ной, ни ментальной по своей уровне состоит из независимых дискретных объектов.
природе, но мир имеет одну Они могут обладать какими-то свойствами или нахо-
нейтральную основу. диться в  определенном отношении друг с  другом  —
это атомарные факты реальности. Никакого более
глубокого уровня бытия за этими фактами и  объек-
Хотя Рассел сделал огром- тами нет. Это кирпичики, из которых состоит мир.
ный вклад в логику и фило- В языке атомарным фактам соответствуют атомар-
софию математики, широ- ные предложения. Пример атомарного предложения:
кую известность ему «Луна  — это спутник Земли». Атомарные предложе-
принесло не это. Он напи- ния истинны, если соответствующий атомарный факт
сал знаменитую «Историю имеет место. В  случае с  Луной и  Землей это означает,
западной философии», что существуют объекты под названием Луна и Земля
ставшую бестселлером и  они находятся в  таком отношении, что Луна обра-
и выдержавшую множество щается вокруг Земли. Атомарные предложения могут
переизданий. Также он был объединяться нами в  более сложные молекулярные
видным активистом в анти- последовательности. Однако никаких молекулярных
военных кампаниях и де- фактов нет. Поэтому Рассел считал, что для любой
монстрациях против ис- научной и  философской теории должен быть возмо-
пользования и разработки жен полный анализ, который приведет все ее выска-
ядерного оружия, за что зывания к базовым атомарным предложениям, которые
он несколько раз был за- уже легко поддаются проверке. Это позволяет изба-
ключен в тюрьму. За про- виться от парадоксов, неясностей и  пустых понятий.
движение гуманистических Важным следствием атомарного подхода к  миру
идей и свободы мысли и  философии стало расселовское утверждение о  том,
в 1950 году он был награж- что сознание и  материя  — это как раз такие пустые
ден Нобелевской премией понятия, логические фикции. Ни одно, ни другое не
по литературе. дано нам в опыте напрямую, и все предложения о них
в конечном итоге сводятся к атомарным предложени-
ям о чувственных данных. Поэтому, применяя «брит-
ву Оккама», Рассел заявляет, что нет никаких основа-
ний постулировать их независимое существование.
Откуда мы знаем, что окружающие нас вещи суще-
Остается вопрос: как быть ствуют? Например, что на пригорке напротив моего
с вещами, которые никем дома растет вишневое дерево? Я его вижу, могу по-
не воспринимаются в дан- трогать, могу сорвать пару ягод и  попробовать их на
ный момент? Они исчезают вкус, я  ощущаю запах его цветов. Другими словами,
и снова появляются, когда я знаю, что дерево существует, потому что восприни-
кто-то на них смотрит? маю его с  помощью чувств. Ирландский философ
Беркли понимал абсурдность Джордж Беркли (1685–1753) вывел из подобного рас-
такого предположения. суждения радикальную формулу: если знание о суще-
Поэтому уточнил: быть — ствовании вещей не отделимо от восприятия, то су-
значит быть воспринимае- ществовать  — и  значит восприниматься.
мым Богом. Бог — это выс- Вот как он это аргументировал. Эмпирики счита-
ший дух, производящий все ли, что каждая вещь обладает так называемыми пер-
идеи и впечатления и вкла- вичными и вторичными качествами. Первичные каче-
дывающий их в человеческое ства  — протяжение, форма, плотность  — не зависят
сознание. Божественное от нашего восприятия и  отражают вещь как она есть
восприятие никогда не пре- на самом деле. Вторичные качества  — цвет, вкус, за-
рывается и становится пах  — всецело зависят от восприятия. Значит, про
гарантией стабильного вещь можно сказать, что она на самом деле круглая,
существования всех вещей. но нельзя сказать, что она на самом деле красная.
Беркли указывает на непоследовательность этого под-
хода. То, что кажется нам ровной поверхностью, будет
Введение Божественного ду- дорожкой с препятствиями для муравья, а то, что ка-
ха спасало Беркли от обви- жется нам неподъемным бревном, будет легким гру-
нений в солипсизме (соглас- зом для слона. Значит, все качества зависят от вос-
но с., достоверно существует приятия.
только индивидуальное со- Даже если это так, то разве не должен существо-
знание, в то время как вать субстрат, лежащий в  основе вещей  — материя?
внешний мир, включая те- Про нее можно было бы сказать, что она существует
ло, материальные предметы независимо от восприятия. На это Беркли отвечал, что
и других людей, — это все- человеческое сознание имеет дело только с ощущени-
го лишь его содержания). ями и идеями, которые оно строит на их основе. Ма-
Поскольку солипсизм плохо терия — это всего лишь абстрактная идея, фиктивное
согласуется с повседневным понятие, которое разум собирает из многообразия
опытом, философы стара- восприятий и у которого нет реального носителя. Та-
ются избегать открытого ким образом, все существующее существует не само
утверждения этой позиции. по себе, а  только как объект восприятия.
Людям свойственно сомневаться, философам свой-
Мур не был первым филосо- ственно сомневаться вдвойне. Одним из основных
фом, использовавшим объектов их сомнения стал внешний мир со всеми его
наглядную демонстрацию вещами, процессами и людьми. Дело в том, что чело-
в качестве философского веку недоступны вещи сами по себе. В лучшем случае
аргумента. Еще в Антично- он работает с явлениями — опытом, который оформ-
сти философ Антисфен пы- лен его же собственным априорным аппаратом позна-
тался опровергнуть апории ния. Проникнуть в то, что стоит за этим опытом, нет
Зенона о невозможности никакой возможности. В худшем все, что у него есть,
движения просто тем, это данные сознания — ощущения, восприятия, идеи,
что встал и начал ходить. за которыми вообще не стоит никакой реальности.
Против подобных рассуждений выступил англий-
ский философ Джордж Эдвард Мур (1873–1958). Он
Людвиг Витгенштейн указы- утверждал, что мы с  легкостью можем доказать, что
вал, что аргументация Мура внешний мир существует. Для этого необходимо до-
построена на некорректном казать существование хотя бы двух вещей вне нашего
употреблении слова «знать». сознания. Это могут быть какие угодно вещи, напри-
Сложно придумать кон- мер две человеческие руки. Как доказать, что они
текст, в котором высказыва- существуют? Очень просто! Нужно поднять обе свои
ние «Я знаю, это моя рука» руки, показать их собеседнику и, помахав правой,
было бы осмысленным. Го- сказать: «Вот  — одна рука», а  потом помахать левой
ворить о знании можно тог- и добавить: «А вот — другая». Все, их существование
да, когда равновозможным доказано, и  из этого можно сделать вывод, что вещи
является его отсутствие. вне нашего сознания существуют.
Когда Мур потрясает перед Мур считает, что его доказательство удовлетворяет
собой рукой, невозможно всем формальным требованиям: посылки отличаются
представить, что он ошиба- от заключения, они истинны, и он знает об этом, на-
ется или не знает, чья она. конец, заключение логически следует из посылок. Ко-
По Витгенштейну, подобные нечно, он сам признает, что немногие философы бы-
высказывания — это прави- ли бы удовлетворены подобным доказательством. Его
ла, которые необходимо оппоненты сказали бы, что он не знает с достоверно-
принять при вступлении стью о  существовании своих рук, а  всего лишь при-
в языковые игры и практи- нимает его на веру, а  потому нужно еще какое-то
ки знания. Чтобы игра была дополнительное теоретическое доказательство. Со-
успешной, правила нельзя гласно Муру, это не так: возможно знать что-то, даже
ставить под сомнение. Так будучи неспособным доказать это. Знание о существо-
же нельзя назвать их соб- вании своих рук, даруемое нам здравым смыслом, как
ственно знанием. раз из их числа.
Немецкий философ Мартин Хайдеггер (1889–1976)
Описанное движение от про- считал, что за всю свою историю философия так и не
блематизации привычной дала ответ на вопрос о  смысле бытия, а  потому он
картины мира к пониманию должен быть поставлен снова.
смысла бытия — это беско- Из всего сущего только человек может задаться во-
нечное хождение по герме- просом о смысле своего бытия. Следовательно, и ответ
невтическому кругу. Ухва- необходимо искать в  анализе повседневного человече-
ченный смысл снова будет ского существования. Обычно человек не задается во-
зафиксирован в языковых просом о смысле своего бытия, а просто принимает те
структурах, которые кон- представления, которые разделяют люди вокруг. Од-
ституируют новую застыв- нако иногда его настигает настроение неустроенно-
шую картину мира, кото- сти и  заброшенности, которое проблематизирует
рая, в свою очередь, снова привычную для него картину мира. Оно проистекает
будет проблематизирована, из ужаса от осознания, что бытие человека  — это
и так далее. бытие-к-смерти. В  повседневности мы стараемся убе-
жать от этой мысли. Люди говорят: «Человек смертен»,
подразумевая, что этот человек — пока не ты сам. Они
Временность — это не сово- как бы отказывают смерти в  достоверности. Однако
купность моментов настоя- смерть — это не то, что ждет человека где-то там в кон-
щего, будущего и прошлого. це, но неотъемлемая часть самой способности быть.
Также она не тождественна Человек умирает все время, пока живет.
человеческой конечности. Этот ужас можно попытаться загнать внутрь, но он
Про временность вообще все равно будет давать о  себе знать через зов совести.
нельзя сказать, что она есть Совесть зовет человека от людской болтовни, заглушаю-
нечто. Человеческое бытие щей ужас перед бытием-к-смерти, назад к самому себе —
временно в том смысле, что к  заботе о  своей способности быть. Если человек при-
человек в своем существова- слушается к этому зову, то ужас разрешится в понимание
нии всегда выходит (экста- того, что смерть всегда лишь своя, а не чья-то чужая, что
тирует) из своей актуально- человек сам выбрал бегство от этого осознания, что вся
сти в настающее и бывшее. ответственность лежит только на нем самом, что он сам
В акте понимания он созда- есть ничтожное основание своего ничтожного бытия.
ет набросок бытия, который Это понимание полностью переопределяет для человека
наступает для него и в то же всю картину мира. Теперь он может решиться и сделать
время возвращается к нему выбор быть самим собой, то есть принять, что смысл
как уже бывшему. бытия  — это не нечто внешнее, высшее, даруемое ему
откуда-то сверху, но то, как он понимает сам себя
в своей целостности, то есть в своей временности. Имен-
но временность и  составляет смысл его бытия.
Древнегреческий миф о  Тесее гласит, что долгие
Разрешение проблемы иден- странствия привели его корабль в  негодность, поэто-
тичности имеет и вполне му он вынужден был заменять прогнившие части ко-
практические аспекты, так рабля на новые. Так постепенно, одна доска за другой,
как оно ложится в основу корабль полностью был разобран и  построен заново.
представления о юридиче- Возникает вопрос: если все части корабля были заме-
ской ответственности че- нены новыми, то является ли он все тем же кораблем?
ловека за свои деяния. Сама С одной стороны, хочется сказать, что это новый
идея привлечения человека корабль, ведь материал, из которого он состоял, пол-
к ответственности за пре- ностью изменился. Однако что если в корабле осталась
ступления, совершенные им пара старых досок? А  что если старых досок осталась
в прошлом, строится на половина? Совсем неясно, где прочертить эту границу
представлении, что это перехода от того же самого к новому. С другой сторо-
тот же самый человек. ны, можно принять позицию, что материал, из кото-
рого состоит корабль не важен, а важен сам факт, что
на этом корабле плавал Тесей, важна его форма и  его
Другой типичный пример имя, тогда это тот же самый корабль. Впрочем, и у этой
корабля Тесея — это госу- позиции есть своя слабость. Английский философ То-
дарство. Поколения людей мас Гоббс (1588–1679) предлагает представить, что
сменяют друг друга, меня- кто-то собрал все старые доски с  корабля и  построил
ются границы, формы прав- из них корабль заново. Теперь есть два корабля: старый
ления и законы. Можно ли и  новый, но какой из них  — корабль Тесея?
считать, что современная Этот миф иллюстрирует важную философскую
Россия — это то же государ- проблему идентичности вещи, бытия тем же самым.
ство, что и Россия в XX ве- Материя, из которой состоят вещи, постоянно обнов-
ке? Это не праздное любо- ляется, почему же мы считаем их теми же самыми
пытство, от ответа на вещами, что и раньше? Есть ли у идентичности какая-
подобный вопрос зависит то онтологическая основа или это только предмет че-
внешняя и внутренняя по- ловеческих конвенций?
литика государства. Проблема идентичности важна, так как аналогом
корабля Тесея выступает сам человек. От рождения до
смерти люди полностью изменяются физически, все
клетки тела несколько раз обновляются. Конечно,
многие скажут, что есть еще сознание. Но человек
может потерять память или страдать раздвоением лич-
ности. Представления и  воспоминания людей тоже
меняются со временем. Является ли старик тем же
самым человеком, что был в  молодости?
В обыденном сознании легко уживаются две идеи. Пер-
«Аналитическая теория вая состоит в  том, что все события имеют причины
вероятностей», в которой и  следствия. Вторая  — что человек обладает свободой
Лаплас предлагает свою воли. Эти идеи ложатся в основу философских концеп-
концепцию детерминизма, ций детерминизма и  спонтанеизма. Философы давно
вышла в 1812 году и была открыли, что они противоречат друг другу. С  одной
посвящена Наполеону Бона- стороны, если человек свободен, это означает, что его
парту со словами о том, действия появляются как бы из ниоткуда, следователь-
что все жизненные пробле- но, они полностью выпадают из причинно-следствен-
мы — это не что иное, как ных связей. Такое заключение не может быть принято
проблемы вероятностей. наукой. С  другой стороны, если свободы воли нет, то
Если принимать лапласов- человек не может нести и никакой ответственности за
ский детерминизм, то пора- свои действия. Тем самым подрываются основы этики
жение Наполеона в войне и  права. Поэтому философы часто пытаются пройти
с Россией было предрешено. между Сциллой детерминизма и Харибдой спонтанеиз-
Интересно, как бы он отнес- ма и  предложить какое-то их сочетание. Впрочем, не
ся к подобной точке зрения. все думают, что это в  принципе возможно. Одним из
ярких представителей последних был французский уче-
ный и  философ Пьер-Симон Лаплас (1749–1827).
Современная релятивист- Он сделал ставку на науку. Его концепция впослед-
ская физика больше не ис- ствии получила название лапласовского детерминиз-
пользует концепцию лапла- ма — самого жесткого детерминизма из всех когда-ли-
совского детерминизма. бо выдвигавшихся концепций. Он опирался на нью-
Она строит модели вероят- тоновскую физику и  считал, что все движения даже
ностных миров, в которых самых мельчайших частиц управляются ее законами
действуют статистические, так же, как ими управляются движения небесных тел.
а не жесткие закономерно- В мире царит абсолютная необходимость. Если какие-
сти. Правда, пока не вполне то события кажутся нам беспричинными, то это все-
ясно, насколько это помога- го лишь следствие ограниченных способностей наше-
ет разрешению проблемы го разума. Представьте себе существо, говорит Лаплас,
свободы воли. которое могло бы охватить своим разумом все силы,
управляющие материей, а  также знало бы скорость
движения и  положение каждого атома во вселенной.
Оно могло бы точно предсказать траекторию движе-
ния каждого атома так же, как мы с точностью пред-
сказываем траекторию движения планет. Для этого
демона ничего в мире не казалось бы случайным. Слу-
чай  — это оборотная сторона нашего незнания.
Когда Декарт нашел свою несомненную истину «Я
Субстанция (от лат. мыслю, следовательно, существую», первым делом
substantia — «лежащее встал вопрос, какова природа того Я, существование
в основе», «подлежащее») — которого удостоверяется в  акте мышления. Он при-
философская категория, знает, что до применения радикального сомнения ко
обозначающая сущности, всем истинам он полагал, что состоит из тела и души.
обладающие самостоятель- Однако в самом начале своего рассуждения он назвал
ным, автономным суще- все факты о  внешнем мире, включая факты о  соб-
ствованием, лежащие ственной телесности, недостоверными. Значит, Я не
в основе многообразия может быть тождественно с  телом, оно должно быть
явлений мира. связано с  душой, иметь чисто ментальную природу.
Таким образом, Я — это дух, интеллект, разум, ум,
вещь мыслящая. Мыслящая вещь сомневается, пони-
Из-за проблемы взаимодей- мает, утверждает, отрицает, желает, не желает, пред-
ствия между субстанциями ставляет, чувствует. Ее главное свойство  — осознан-
картезианский дуализм ность.
не пользовался у философов Так Декарт вводит дуализм двух субстанций души
особой популярностью. и  тела, материи и  сознания, которые лежат в  основе
Современные приверженцы универсума. Главные атрибуты тел  — протяжение
дуализма обычно говорят и делимость. Главный атрибут души — мышление. Эти
о дуализме свойств: созна- субстанции совершенно автономны друг от друга. Та-
ние и тело — это не две кое радикальное разделение сознания и тела, конечно
разные субстанции, а всего же, поставило перед Декартом ряд проблем. Во-пер-
лишь два параллельных, вых, возникает вопрос: где же именно тогда находит-
не сводимых друг к другу ся наша душа, если она не протяженна? Декарт неод-
набора свойств, которые нократно сам себе противоречит, говоря о  том, что
принимает единая основа душа помещается в теле, как кормчий в своем корабле.
мира. Значит, все-таки какая-то пространственная локация
есть. Во-вторых, неясно, каким образом можно объ-
яснить взаимодействие между полностью независимы-
ми субстанциями. Очевидно, что сознание оперирует
данными, которые ему доставляют телесные органы
чувств. Плюс оно способно отдавать телу приказы.
Декарт осознавал эту трудность и  потому позже стал
говорить о  шишковидной железе  — особом органе
взаимодействия между душой и  телом.
Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646–1716)  — немец-
Лейбниц критиковал карте- кий философ и  ученый, основоположник дифферен-
зианское понятие протяжен- циального исчисления. В  философии Лейбниц при-
ной телесной субстанции. держивался рационалистической теории познания,
Он полагал, что в самом по- был сторонником концепции врожденных идей и  со-
нятии субстанции логически здал многоуровневую онтологию, названную монадо-
заключена необходимость ее логией. В  одноименной работе он проводит мыслен-
единства, а поскольку тела, ный эксперимент о  природе мышления и  сознания,
по Декарту, бесконечно получивший наименование «мельница Лейбница».
делимы, они не могут быть Лейбниц предлагает представить себе сложный ав-
субстанциями. Согласно томат, машину, производящую мысли, чувства и  вос-
Лейбницу, тела не имеют са- приятия. По своим размерам она должна достигать
мостоятельного существова- мельницы, чтобы в  нее можно было зайти и  посмо-
ния, это лишь феномены, треть, что там происходит. Так вот, если наблюдатель
производимые монадами. зайдет в  эту мельницу, то он увидит только жернова,
колеса, шестеренки, но не найдет в  ней ничего, что
могло бы объяснить наличие сознания. Этот мыслен-
Современный австралий- ный эксперимент должен был показать, что мышление
ский философ Дэвид Чал- не может иметь механическую природу. По Лейбницу,
мерс (род. 1966) разделил мышление и  восприятие  — это свойства единых, не-
проблемы сознания на лег- делимых и  простых субстанций, лежащих в  основе
кие и одну трудную. Легкие всего сущего, а  именно монад.
проблемы связаны с вопро- Примечательно, что даже если не принимать лейб-
сами о том, как именно со- ницианскую онтологию монад, то более чем за три ве-
знание работает — как про- ка мельница Лейбница не потеряла своей актуально-
текает восприятие, как сти. Благодаря развитию современных нейронаук ни-
устроена память и т.д. Это кто не будет отрицать, что сознание как-то связано
не значит, что все они реше- с  работой мозга. Однако, когда ученые наблюдают за
ны, но они могут быть раз- теми процессами, которые происходят в человеческом
решены методами эмпири- мозге, они видят там нервные импульсы, химические
ческих наук. Трудная и физиологические процессы, но не видят там созна-
проблема сознания — это ния как такового. Сознание по-прежнему необъясни-
вопрос об онтологическом мо из работы мозга, и главное — совершенно неясно,
статусе сознания, то есть во- с  какого края можно подойти к  решению этой труд-
прос о том, как мозг может ной проблемы. Именно поэтому, несмотря на все до-
быть основой субъективного стижения науки в этой области, философские дискус-
опыта. Ответа на этот во- сии вокруг онтологической природы сознания не за-
прос пока не найдено. тихают.
Одним из центральных течений философии француз-
Гедонизм — этическая пози- ского Просвещения был материализм. Материалисты
ция, согласно которой чело- придерживались точки зрения, что в  мире не суще-
век должен стремиться ствует ничего, кроме материи. Чувства с несомненно-
к удовольствию и избегать стью свидетельствуют о существовании материальных
страдания. Именно исходя объектов. О  существовании же бестелесных субстан-
из удовольствия и страдания ций чувственный опыт ничего не говорит, а  раз это
определяется, что есть так, то разумно предположить, что они просто не
добро и зло. существуют. Естественно, материалистический подход
к миру обуславливает и определенную концепцию че-
ловека. Жюльен Офре де Ламетри (1709–1751) назы-
Ламетри пал жертвой вает ее «человек-машина».
собственных философских Обычно философы соглашались, что природа че-
взглядов. Как последова- ловека двойственна: с  одной стороны, он обладает
тельный гедонист, он ста- материальным телом, а  с другой  — имеет нематери-
рался брать от жизни все альную душу. Однако, если в мире существует только
и однажды на празднике, материя, ни о  какой двойственности речи быть не
устроенном в его честь, может, человек — тоже чисто физическое, материаль-
объелся трюфельного ное существо. Согласно Ламетри, человек  — это ав-
паштета, что привело к от- томат, самозаводящаяся машина, всецело подчиненная
равлению, которое перешло физическим законам. Душа — это химера, лишенный
в сильную горячку, закон- содержания термин, за которым не стоит никакой ре-
чившуюся смертью. ально существующей субстанции. Этим термином
обозначается та часть человеческого организма, кото-
рая отвечает за мышление, но это совсем не значит,
что мышление имеет нематериальную природу. Оно
зависит от устройства мозга и  подвержено влиянию
болезней, возраста, диеты и т.п. В основе всех мыслей
и  действий лежит физическая чувствительность. Из
этого следует, что действия и мысли человека всецело
детерминированы материальными причинами, нет ни-
какой свободы воли. Отсюда Ламетри также выводит
свою гедонистическую этику: человек-машина стре-
мится только к  удовлетворению собственных потреб-
ностей.
Хотя далеко не все философы симпатизировали карте-
Идея «призрака в машине» зианскому дуализму, согласно которому тело и  созна-
как категориальной ошибки ние — это две разные субстанции, он оказал огромное
служила для Райла под- влияние на самые разные концепции. Многие филосо-
тверждением бихевиоризма, фы вслед за Декартом стали одновременно принимать
то есть доктрины отож- два тезиса: тело имеет физическую природу, оно по-
дествления ментальных добно слаженно работающей машине, а  сознание  —
процессов с поведением. это чистое мышление, не имеющее физического суб-
страта, которое тем не менее способно руководить
телесной машиной. Английский философ Гильберт
Проблема подхода Райла за- Райл (1900–1976) назвал эту концепцию сознания
ключается в том, что далеко «призраком в машине» и подверг ее яростной критике.
не все ментальные состоя- Согласно Райлу, представление о сознании как неза-
ния возможно перевести на висимом центре управления человеческими действиями
язык поведенческих диспо- возникает из-за категориальной ошибки. Категориаль-
зиций. Возьмем, к примеру, ная ошибка происходит тогда, когда какие-то факты или
предложение «Оля предста- объекты представляют так, как если бы они относились
вила себе, как бы она выгля- к  одной категории, в  то время как они принадлежат
дела в новом платье». Пред- к  совершенно другой. К  примеру, представьте, что ре-
расположенностью к какому бенка впервые отвели в  зоопарк и  пообещали, что он
поведению оно может объ- увидит там зверей. Ему показали слона, верблюда, ло-
ясняться? шадь, тигра и т.д. В конце ребенок спрашивает: «А где
же звери?» Он думал, что «звери»  — это категория,
обозначающая вид животных, подобно «слонам» и «ти-
грам». Недоразумение разрешится, если объяснить ре-
бенку, что слоны и  верблюды  — это и  есть звери. Для
Райла утверждение, что одновременно существуют со-
знания и  тела, это такая же категориальная ошибка.
Сознание не является чем-то существующим наряду
с  телом, человеческое тело и  поведение и  составляют
сознание, как слоны и  верблюды составляют зверей.
Таким образом, когда речь идет о  ментальных со-
стояниях, как в предложении «Оля сегодня печальна»,
не следует думать, что в голове Оли протекают какие-
то субъективные приватные процессы, которые стано-
вятся причиной ее печали. Всего лишь имеется в виду,
что Оля предрасположена сегодня к  определенному
поведению, которое мы характеризуем как печаль.
Бихевиоризм был одним из самых влиятельных тече-
Поскольку функционализм ний в философии и психологии XX века. Как явству-
обходит стороной вопрос ет из его названия, он ставил в  центр рассмотрения
о природе сознания, то человеческое поведение. Его приверженцы считали,
он совместим практически что любые внутренние состояния и  процессы могут
со всеми теориями сознания, и  должны быть описаны чисто во внешних поведен-
кроме бихевиоризма. Поэто- ческих терминах. Это означает, что фраза «Он испы-
му Патнэму было важно по- тывает сильную боль» означает не то, что он испы-
казать несостоятельность тывает особое внутреннее состояние, но то, что он
последнего. Ментальные проявляет диспозиции к  определенному типу поведе-
состояния не могут отож- ния: стонет, стискивает зубы, корчится и  т.п.
дествляться с диспозициями Американский философ Хилари Патнэм (1926–
к поведению, поскольку они 2016) придумал аргумент, демонстрирующий некор-
являются причинами этих ректность такого подхода. Представьте себе двух че-
диспозиций. ловек. Первого можно назвать суперспартанцем. Он
чувствует жуткую зубную боль, но усилием воли не
позволяет ни единому мускулу дрогнуть на своем ли-
Функционализм строится це. Тем самым, несмотря на наличие у  него менталь-
на уподоблении сознания ного состояния боли, он не проявляет никаких дис-
своеобразной компьютер- позиций к  болевому поведению. Второй человек  —
ной программе, которая это суперактер. Он ничего не чувствует, но виртуозно
обрабатывает информацию, изображает любые эмоции: боль, отчаяние, счастье,
получаемую ею на входе, любовь. В  его случае диспозиции к  болевому поведе-
и выдает какой-то результат нию имеются, но не имеется никакой сопровождаю-
на выходе. щей их боли. Таким образом, сведение внутренних
ментальных состояний к  внешним поведенческим
проявлениям невозможно.
Сам Патнэм придерживался так называемой док-
трины функционализма в  философии сознания. Со-
гласно функционализму, сознание  — это черный
ящик. Мы не можем описать его природу, но мы мо-
жем описать то, что поступает в  него на входе, на-
пример чувственные данные, и  то, что он выдает на
выходе, например болевое поведение. Поэтому мен-
тальные состояния описываются как функциональные
состояния, то есть состояния, имеющие конкретные
причины (входные данные) и  следствия (выходные
данные).
Развитие компьютерных технологий и  разработок
Серл считал, что компью- в области искусственного интеллекта в конце XX века
терная метафора не позво- навело философов на мысль, что мозг может быть
ляет объяснить субъектив- рассмотрен по аналогии с  компьютером, а  созна-
ный характер человеческого ние  — по аналогии с  программным обеспечением,
опыта «каково это быть которое на него устанавливается. Так возникла ком-
кем-то», «каково это пони- пьютерная метафора сознания. Особое влияние на нее
мать нечто» и т.п., кото- оказало появление программ, которые могли пройти
рый и является центральной тест Тьюринга, то есть заставить своего собеседника
проблемой в философии сомневаться, имеет ли он дело с живым человеком или
сознания. с программой. Если программа ведет себя в точности
как человек, то почему нельзя предположить, что
и  человек ведет себя в  точности как программа.
Критики Джона Серла Американский философ Джон Серл (род. 1932)
указывали, что человека выступал против отождествления сознания и компью-
в китайской комнате легко терной программы с  оригинальным аргументом ки-
вывести на чистую воду. тайской комнаты. Представьте себе человека, сидяще-
Достаточно спросить у него, го в  закрытой комнате. Вы не видите, что в  ней про-
который час. Никакая про- исходит, но можете с  ним говорить. Вы говорите
грамма не может учесть, с  ним по-китайски. Он дает осмысленные, с  вашей
когда конкретно будет задан точки зрения, ответы. Согласно Серлу, вполне возмож-
вопрос. Чтобы ответить на но, что он не знает при этом китайского языка. Про-
него корректно, человек сто он, подобно компьютерной программе, следует
в китайской комнате должен определенному синтаксическому алгоритму, указыва-
иметь инструкцию, согласно ющему ему, какие выражения нужно ставить в  соот-
которой при определенном ветствие поступающей информации.
наборе символов на входе он Скажем ли мы про человека из китайской комна-
должен посмотреть на часы. ты, что он понимает китайский язык? Очевидно, нет.
Тем самым он получает се- Ведь он просто получает и выдает ничего не значащий
мантическую информацию, для него набор символов, поскольку ему предоставлен
и уже нельзя сказать, что он синтаксис китайского языка, но недоступна семанти-
не понимает по-китайски. ка. Значит, сознание не может отождествляться с ком-
То есть и про компьютерную пьютерной программой, потому что ей не присуще
программу можно сказать, понимание, сопровождающее человеческие менталь-
что она «понимает». ные процессы.
Тема зомби активно эксплуатируется массовой куль-
Дэвид Чалмерс, в работах турой. Неудивительно, что она нашла свое место
которого проблема предста- и в философии, а именно философии сознания. Правда,
вимости мира зомби занима- философские зомби сильно отличаются от тех крово-
ет одно из центральных жадных живых мертвецов, которых рисуют фильмы-
мест, создал зажигательный апокалипсисы. Философские зомби  — это существа,
«Зомби-блюз», который физически и  поведенчески полностью идентичные
он сам же и исполняет человеку, но не обладающие при этом сознанием. Они
на философских выглядят как люди, ведут себя как люди, говорят как
конференциях. люди, но у них полностью отсутствуют субъективные
человеческие переживания. Если такой зомби по-
скользнется и упадет, он скажет: «Черт побери», и по-
Американский философ трет ушибленное место, но ничего не почувствует.
Дэниел Деннет (род. 1942) Конечно, зомби не существуют, однако, если удаст-
в некоторых из своих работ ся доказать, что мир, населенный подобными существа-
заявлял, что философские ми, возможно помыслить непротиворечиво, что он
зомби не просто возможны, в  принципе мог бы быть возможен, это становится
но они существуют, и этими серьезной проблемой для материалистических, или, как
зомби являются сами люди. их еще называют, физикалистских, теорий сознания.
Сознание, по Деннету, Физикалисты говорят о  том, что в  мире не суще-
не обладает реальным само- ствует ничего, что имело бы нефизическую природу.
стоятельным существовани- Потому сознание может быть объяснено сведением
ем. Это всего лишь иллю- к  физическим процессам, протекающим в  мозге че-
зия, создаваемая мозгом ловека. Согласно такой позиции, мир зомби был бы
в процессе его работы. невозможен, ведь если он устроен в  точности, как
И люди видят эту иллюзию наш, и зомби представляют нашу точную физическую
только потому, что ее суще- копию, то они должны были бы обладать сознанием.
ствование было эволюцион- Если же мир зомби в принципе возможен, то в нашем
но выгодно. мире должно существовать еще что-то, помимо физи-
ческого, что и  объясняло бы сознание. Тем самым
появляется возможность для утверждения дуализма
между физическими фактами и  независимым от них
сознанием.
Так возможен ли мир зомби? Современные фило-
софы сознания пока не пришли к  единой точке зре-
ния: одни считают, что он возможен и  физикализм
ложен, другие приводят множество аргументов в поль-
зу его невозможности и  в  защиту физикализма.
Немецкий философ Эдмунд Гуссерль (1859–1938) счи-
Представление об интенци- тал, что изучению сознания мешает так называемая
ональности сознания естественная установка, характерная для наук и  обы-
Гуссерль заимствует денных представлений. Она ставит в центр рассмотре-
у австрийского философа ния не содержание сознания как таковое, но вопрос,
Франца Брентано (1838– откуда оно берется, каковы психологические процессы,
1917). Согласно Брентано, в нем протекающие, каково его соотношение с объек-
любые физические объекты тами внешнего мира. Согласно Гуссерлю, для объясне-
просто есть и все, а созна- ния сознания вообще не важно, существуют ли объек-
ние, в отличие от них, — ты на самом деле или нет, важен сам факт направлен-
это всегда сознание ности сознания на объект, его интенциональность.
о чем-то. Он отталкивался от идеи, что содержание созна-
ния  — это не предметы, ценности, цели и  т.п., но
особый субъективный опыт, в  котором они являются
Гуссерль полагал, что фено- человеку. Иначе говоря, в  сознании человеку даны
менология — это не просто только феномены. Феномен  — это схватывание объ-
отдельная ветвь философии, екта, прояснение смысла, сопровождаемое особой
но универсальная наука очевидностью и  щелчком «Ага!». Феномен не может
о действительности. существовать без своего объекта. Это всегда «созна-
В ее рамках должен был ние-о» чем-то. Значит, сознание не может быть пу-
осуществляться переход стым, оно не подобно комнате, в  которую мы поме-
от описания феноменов ин- щаем предметы. Сознание  — это поток феноменов,
дивидуального сознания и  оно существует только там, где существует интен-
к априорным содержаниям циональность.
сознания, очевидность кото- Гуссерль считал, что исследование феноменов со-
рых переживается всеми знания может быть научным, только если отойти от
одинаково (как истины ма- естественной установки и  отказаться от любых суж-
тематики и логики), а затем дений о внешнем мире. Естественная установка несет
и к первичному источнику с  собой множество стереотипов и  концепций, иска-
смыслополагания — транс- жающих то, как вещи даны нам в сознании. Поэтому
цендентальному Я, универ- нужно вернуться от нее к самим вещам, как они пред-
сальной субъективности, стают перед человеком в  их очевидности и  самодан-
конституирующей весь мир. ности. Как говорит Гуссерль, нужно заключить мир
Таким образом, феномено- в  скобки, только тогда вещи проявятся в  своем под-
логия должна охватывать со- линном беспредпосылочном виде как смыслы. Таким
бой все регионы бытия. образом, только через отказ от суждений о мире воз-
можно возвращение к миру — миру, который не про-
тивопоставлен сознанию, но сливается с  ним.
В центре этического учения китайского философа
Конфуций был первым в ис- Конфуция (552/551–479 до н.э.) было представление
тории Китая профессио- о  благородном муже  — цзюнь цзы. Его благородство
нальным преподавателем. определялось не его происхождением, но идеальным
У него обучались более трех сочетанием духовных и  нравственных качеств, кото-
тысяч учеников. При этом рые, в  свою очередь, должны были обеспечивать ему
в своей школе он на практи- право и  на высокий социальный статус.
ке применял свои идеи: Что же это за качества? Во-первых, сыновья поч-
к обучению допускались все тительность. Конфуций трактовал государство как
желающие, независимо одну большую семью, в которой правитель — это сын
от их происхождения, что Неба и  одновременно отец и  мать народа. Поэтому
по тем временам было про- сыновья почтительность была возведена в ранг всеоб-
рывной идеей. Ученик только щей добродетели: с почтительностью нужно было от-
должен был заплатить носиться к  каждому старшему  — по возрасту, по со-
символическую плату — циальному положению, по карьерной лестнице.
связку сушеного мяса. Во-вторых, гуманность. Благородный человек не
просто внешне следует формальным законам прили-
чия, но обладает внутренней любовью к  людям, ми-
Очевидно, в образе благо- лосердием, добротой. Это прежде всего проявляется
родного мужа Конфуций в  следовании золотому правилу нравственности: по-
видел прежде всего себя ступать по отношению к  другим только так, как ты
самого. Еще в молодости он хотел бы, чтобы поступали с  тобой.
пытался направлять малень- В-третьих, безорудийность. Благородный муж про-
ких людей, взобравшись тивопоставлен маленькому, низкому человеку, который
вверх по чиновничьей лест- не видит ничего, кроме своих эгоистических интересов.
нице. Однако эти попытки Благородный муж руководствуется не сиюминутной вы-
не увенчались особым успе- годой, а общей справедливостью, он преодолевает свои
хом, и он оставил их, по- слабые низменные стороны и поднимается к благопри-
святив себя преподаванию. стойности. Поэтому благородный муж должен направ-
Лишь во II веке до н. э., лять маленьких людей, как ветер направляет траву.
в эпоху Хань, он был при- Наконец, благородный муж познал свое небесное
знан «некоронованным ца- предопределение. Предопределение не тождественно
рем», «подлинным власте- року, парализующему волю человека, скорее оно по-
лином», а его учение казывает, как человек может прожить свою жизнь,
обрело статус официальной максимально реализовав себя. Поэтому благородный
религии. муж не прозябает на земле, ведя бессмысленное су-
ществование, но знает, в чем состоит высшая цель его
жизни, и  он прилежно и  настойчиво к  ней идет.
Все люди в мире каждый день вынуждены решать во-
Термин «этика» был прос о  том, как поступить в  конкретной ситуации
придуман Аристотелем. наилучшим образом. Аристотель считал этот вопрос
Он произвел его от понятия центральным для этики.
«этос» — «жилище», Согласно Аристотелю, в  своих поступках каждый
«очаг», «нора». По Аристо- человек так или иначе стремится к благу. Благо — это
телю, этика изучает высшая цель, руководящая всей человеческой деятель-
добродетели и их роль ностью. Чтобы достичь блага, человек должен посту-
в достижении счастья, пать добродетельно. При этом добродетель понима-
а также исследует, какой лась им не как набор каких-то хороших, правильных
нрав человека является качеств, присущих личности, но как способность
наилучшим. всегда поступать наилучшим образом при любых об-
стоятельствах.
Как же этого добиться? Придерживайтесь середи-
Аристотелевская этика от- ны, говорит Аристотель. Добродетелен тот, кто следу-
носится к числу так называ- ет мере между двумя крайностями. В любой ситуации
емых эвдемонических уче- возможны три образа действий, два из которых по-
ний, так как она ставит рочны: один — в силу избытка действия, а другой —
понятие счастья в центр в  силу недостатка, и  только третий образ действия,
своего рассмотрения. Сча- расположенный между этими крайностями, является
стье — это высшее благо, похвальным. К примеру, мужество лежит между стра-
главная цель человеческих хом за свою жизнь и  безумной отвагой, благоразу-
действий. Добродетельный мие  — между бесстрастием и  распущенностью, ще-
образ жизни — это путь дрость — между скупостью и мотовством, дружелюб-
к его достижению. ность  — между подхалимством и  вздорностью,
правдивость  — между хвастовством и  притворством.
Впрочем, Аристотель признает, что определить, где
находится золотая середина в  конкретной ситуации,
не так просто. Этика — это не бухгалтерия, а добро-
детельность  — не среднее арифметическое. Напри-
мер, благоразумие находится гораздо ближе к бесстра-
стию, чем к  распущенности. Таким образом, верное
видение золотой середины — это своего рода привыч-
ка, которая приходит только с  опытом в  результате
взаимодействия с  другими людьми.
Древнегреческий философ Эпикур (341/342–271/270
Самым главным благом до н. э.) говорил, что, несмотря на то что все люди
Эпикур считал человече- смертны, смерть не имеет к ним никакого отношения.
ский разум, поскольку он Его парадокс звучал следующим образом: когда мы
позволяет человеку делать есть, то смерти еще нет, а  когда смерть приходит, то
правильный выбор, чего из- нас уже нет. Значит, смерть не существует ни для жи-
бегать, что претерпевать вых, ни для мертвых, так как для первых она сама не
и к чему стремиться. Разум существует, а  вторые для нее сами не существуют.
учит нас, что нельзя жить Из этого парадокса он выводил этические след-
сладко, не живя разумно, ствия. Если смерти нет, то глупо ее бояться. Сама по
хорошо и праведно, и наобо- себе она не может причинить нам ни страдания, ни
рот: нельзя жить разумно, облегчения, потому что она есть лишь отсутствие
хорошо и праведно, не живя ощущений, а  все, что люди считают хорошим и  пло-
при этом сладко. хим, проистекает только из ощущений. Если же
смерть, которая всегда считалась самым страшным из
зол, перестает казаться таковым, то уж тем более не
Поскольку Эпикур клал может быть страшна и  жизнь.
в основу своей этики прин- Эпикур считал страх (перед смертью, богами, бо-
цип наслаждения, эта эти- лью) главным источником человеческих страданий,
ческая система получила а потому главным препятствием на пути к блаженной
название гедонизма жизни. Чтобы излечить человечество от страха, он
(от греч. «удовольствие», разработал «тетрафармакон» — четверолекарствие:
«наслаждение»). «Бог не внушает страха; смерть не внушает опасения;
благо легко достижимо; зло легко претерпеваемо».
Блаженство  — не то, что ждет человека после
смерти, но жизнь в здоровье, покое и безмятежности.
Чтобы его достичь, нужно руководствоваться принци-
пом наслаждения. То, что причиняет человеку стра-
дание и боль, это зло. То, что дарит ему наслаждение,
это благо. Нужно избегать страданий и  стремиться
к  наслаждению. Однако Эпикур не предлагает бро-
ситься в омут с головой и предаться всем возможным
удовольствиям плоти. Часто человеку приходится от-
казываться от наслаждения, если за ним следует боль-
шее страдание. И  наоборот, человек должен претер-
певать страдания, если они ведут к большему удоволь-
ствию. Поэтому в  конечном итоге блаженная жизнь
является не разнузданной, а  аскетичной.
«Все детки должны есть кашу по утрам, ты у  нас по-
Другое важное следствие ка ребенок, поэтому ты тоже должен съесть свою
гильотины Юма для этики порцию»,  — говорит мама капризничающему ребен-
заключается в том, что ку. «Биологическое предназначение женщины  — ро-
если моральные суждения жать детей. Образованные женщины рожают меньше
не тождественны сужде- детей. Поэтому женщины не должны получать обра-
ниям о фактах, то они зование»,  — говорят противники женской эмансипа-
не могут быть оценены ции. Кажется, что оба эти рассуждения построены
с точки зрения их истинно- одинаково, однако первое из них логически коррек-
сти и ложности. В этом тно, а  второе нет. В  чем же разница?
случае опять же не ясно, как Дэвид Юм в  «Трактате о  человеческой природе»
выбрать, каким именно мо- замечает, что нельзя переходить от высказываний
ральным предписаниям сле- о  том, что есть, к  высказываниям о  том, что до́лжно.
довать, а каким нет. Если дела обстоят определенным образом, это совсем
не означает, что они должны так обстоять. Чтобы умо-
заключение было корректным, посылки и  заключение
Хотя в философии не было должны иметь одинаковую логическую модальность.
придумано удачного спосо- В  рассуждении мамы про кашу это правило сохраня-
ба обойти гильотину Юма, ется, а в рассуждении противника эмансипации — нет.
она необязательно оборачи- Этот принцип впоследствии получил название ги-
вается катастрофой для льотины Юма. Она не просто позволяет уличить со-
этических учений. Некото- беседника в  использовании некорректных способов
рые философы просто при- рассуждения, она разрубает связь между высказыва-
знают, что этика — это ниями о  фактах и  высказываниями о  долге и  тем са-
не область разума и у нее мым создает огромную проблему для этики.
не может быть рациональ- Одна из задач этики — разработка и обоснование
ного обоснования, однако этических норм. Довольно часто это обоснование вы-
это не значит, что у нее нет глядит следующим образом: мир устроен так-то, поэ-
никакого обоснования — тому люди должны делать то-то. Это именно тот тип
оно просто лежит в других умозаключений, который запрещает гильотина Юма.
сферах. Получается, что никакое нормативное заключение или
заключение о  ценностях не может быть корректно
выведено из набора чисто фактуальных посылок. Тем
самым отрицается возможность рационального обо-
снования нормативных этических учений. Если же
подобные учения нерациональны, то возникает во-
прос, с какой стати необходимо следовать описанным
в  них этическим предписаниям.
Иммануил Кант полагал, что центральное место в эти-
Категорический императив ке занимают моральные законы, точнее, один мораль-
напоминает золотое прави- ный закон  — категорический императив. Он гласит:
ло нравственности: «По- «Поступай только согласно такой максиме, руковод-
ступай с другим так же, ствуясь которой ты в  то же время можешь пожелать,
как хотел бы, чтобы посту- чтобы она стала всеобщим законом». Это означает,
пали с тобой». Кант специ- что, размышляя над тем, как лучше поступить в  кон-
ально уточняет, что они не кретной ситуации, человек должен выбрать тот вари-
тождественны. Золотому ант действий, относительно которого он мог бы поже-
правилу нравственности лать, чтобы так поступали все и  всегда. К  примеру,
люди следуют как раз из продавец хочет обмануть покупателя и  продать ему
своих эгоистических инте- испорченный товар. Если придать его поступку уни-
ресов, они хотят, чтобы версальную форму, получится: «Обманывай всегда,
лично к ним относились когда тебе это выгодно». Если бы это правило стало
хорошо. Категорическому всеобщим законом, которому все обязаны следовать
императиву следуют из всегда и  везде, то люди бы постоянно друг друга об-
чистого чувства долга, манывали, перестали бы друг другу доверять и  само
потому что он не сулит человеческое сосуществование оказалось бы под во-
человеку никакой личной просом. Никто в здравом уме не хочет, чтобы это про-
выгоды. изошло. Значит, обман ради своей выгоды аморален.
Кант предлагает и  другую формулировку катего-
рического императива: «Поступай так, чтобы ты всег-
Кантовская этика очень су- да относился к человечеству и в своем лице, и в лице
рова, это этика постоянно- всякого другого так же, как к  цели и  никогда только
го преодоления себя. Кант как к  средству». Если кто-то относится к  другим лю-
признавал это, говоря, что дям только как к  средству для достижения своих це-
следование ей делает людей лей, то тем самым он отрицает их и свою собственную
достойными счастья, но не человечность, а  это разрушает фундамент, лежащий
оставляет им возможности в  основании этики и  человеческого общежития.
стать счастливыми в реаль- Кант обращает внимание, что часто люди действу-
ном мире. Из этого он за- ют сообразно с  моральными законами, но в  основе
ключал необходимость до- их поступков лежит личный интерес или естественная
пустить бессмертие души склонность к  доброте. Такие поступки, по Канту, не
и существование Бога, что- могут считаться нравственными. Нравственно посту-
бы те, кто жил добродетель- пает только тот, кого личные склонности и  ситуация
но, могли быть вознаграж- вынуждают поступить аморально, но он наперекор
дены за это после смерти всему из чистого чувства долга действует в  соответ-
высшим блаженством. ствии с  категорическим императивом.
Люди любят говорить о вечных ценностях. В то же вре-
Сверхчеловек — это не мя в  процессе истории человеческая жизнь сильно ме-
«улучшенная модель» челове- няется. Не должны ли ценности меняться вместе с ней?
ка. Про него нельзя сказать, Впервые о  переоценке ценностей заговорил немец-
что он добрее, благороднее, кий философ Фридрих Ницше (1844–1900). Он считал,
умнее и т.п. Сверхчеловек что современная ему цивилизация перестала верить
преодолевает человеческое в  ценности, лежавшие в  ее основе. В  знаменитом пас-
в человеке. Он является саже из «Веселой науки» безумный человек кричит тол-
выражением чистой воли пе: «Бог умер! Бог не воскреснет! И  мы убили его!»
к жизни, возвышающейся Речь идет о  христианском боге, воплощающем в  себе
над всем человеческим, весь сверхчувственный мир идей, идеалов, нравствен-
а потому и над всякой ных законов. Эти ценности начинают обесцениваться
моралью. вследствие того, что люди постепенно осознают: иде-
альный мир не осуществим в  пределах реального. На-
ступает эпоха нигилизма  — отрицания и  неверия,
Ницше был яростным кри- а вместе с ней настает время для переоценки ценностей.
тиком христианства и назы- Переоценка заключается в том, чтобы поставить под
вал себя Антихристом. вопрос саму ценность принятых ценностей. Она начи-
По мысли Ницше, христи- нается с исследования генеалогии морали, то есть исто-
анство построено на рессен- рии возникновения и  воцарения ценностей. Ницше
тименте и рабской морали. описывает два главных типа морали  — мораль господ
Иисус Христос был един- и  мораль рабов. Мораль господ  — аристократическая
ственным христианином, мораль, она возникает от переизбытка жизни и  энер-
он не хотел основать новую гии, «хорошее» и  «плохое» эквивалентны в  ней «бла-
религию и церковь, но толь- городному» и «презренному». Мораль рабов — мораль,
ко показать, как нужно навязанная жрецами, мораль слабых, мораль стада.
жить. Церковь же исказила Слабые боялись сильных, хотели отомстить им за их
его образ, подтасовала его жизненную силу, отобрать и  приручить ее. Ницше на-
учение и приспособила его зывает это рессентиментом. Именно он и ложится в ос-
для своих собственных нужд. нову рабской морали с ее идеалами терпеливости, сми-
рения, праведности, аскетизма и  понятиями вины,
нечистой совести, греха. Согласно Ницше, рабская
мораль победила, она задавила волю к жизни, заменив
ее болезнью, страданием, самоистязанием, короче  —
волей к  ничто. Но ее  век подходит к  концу. Грядет
пришествие Сверхчеловека, абсолютно свободного су-
щества, который не просто принесет новые ценности,
но перейдет по ту сторону добра и  зла.
В своей «Исповеди» Лев Толстой (1828–1910) призна-
Толстой не просто принял ется, что значительную часть жизни его преследовала
христианское учение, он его мысль о  самоубийстве. Он не видел в  жизни никако-
значительно переосмыслил. го смысла и  описывал себя как человека, загнанного
По его мнению, Церковь зна- волком в  колодец, на дне которого сидит дракон. Он
чительно исказила первона- знает, что его ждет неминуемая смерть, существование
чальное учение Христа, и его его полно страдания, но он держится за маленький
нужно очистить от ложных сучок, выступающий из стены колодца и не разжима-
наслоений. С этой целью он ет пальцы. Так он жил до тех пор, пока не обратился
предпринял собственный пе- к  учению христианства.
ревод и изложение Еванге- Согласно Толстому, ядро христианского учения —
лий, где полностью отказал- это проповедь Христа, изложенная в Евангелиях. Суть
ся от церковных догматов этого учения такова: человек  — не только плотское,
о непорочном зачатии, вос- но и  духовное существо; именно через дух в  челове-
кресении, Троице, назвав их ке проявляется божественное начало; главный способ
непостижимыми для разума его проявления  — это любовь. Поэтому любовь  —
чудесами, и сосредоточился это смысл и  сущность человеческой жизни, а  также
на этической проповеди верховный закон, руководящий ею. Закон этот дол-
Христа. В ответ Русская жен распространяться на всех без исключения.
православная церковь высту- В практическом аспекте это означает, что нельзя про-
пила с посланием, в котором тивиться злому, нельзя делать другому то, чего не
извещалось об «отпадении» хочешь, чтобы делали тебе, нельзя насилием отвечать
Толстого от Церкви. на насилие.
Толстой предвидел, что европейский мир катится
к  катастрофе, потому что в  этом мире царило наси-
Махатма Ганди положил лие. Он утверждал, что насилие всегда передается по
принцип непротивления злу цепочке: сначала одни люди под угрозой страданий
насилием в основу своей и смерти заставляют более слабых делать то, чего по-
политической программы следние не желают, потом более слабые, освободив-
во время борьбы Индии шись, в  свою очередь, начинают мстить и  заставляют
за независимость от Британ- несогласных с  ними делать то, что считают нужным
ской империи, тем самым и  полезным,  — а  затем цикл насилия повторяется.
доказав возможность его Единственный способ разорвать цепь насилия — дей-
эффективного применения ствовать по завету Христа, а именно, не отвечать уда-
на практике. ром на удар, но подставить другую щеку.
Французский философ и  писатель Альбер Камю
Камю настаивает, что аб- (1913–1960) считал, что существует одна-единствен-
сурдность не является свой- ная настоящая философская проблема, а  именно  —
ством любой жизни. Абсурд проблема самоубийства. Есть ли у жизни смысл? Сто-
рождается из напряженного ит ли она того, чтобы ее прожить?
осознания разлада между «я» Обычно люди думают, что самоубийцы расстаются
и миром, и, как только это с  жизнью, потому что она казалась им абсурдной.
осознание ослабевает, Камю предлагает остановиться и задуматься, что такое
абсурд поворачивается абсурд. С  этой целью он обращается к  древнегрече-
к человеку спиной. скому мифу о  Сизифе. Согласно преданию, Сизиф
был очень хитер, не уважал богов, обманом выведывал
их секреты, заковал в  кандалы саму Смерть, а  когда
В 1957 году Камю получил он умер и  попал в  Аид, он сумел обмануть Плутона,
Нобелевскую премию вернуться в  мир живых и  прожить еще долгие годы
по литературе за вклад на берегу моря. За это боги покарали его: после смер-
в исследование человека. ти он должен был снова и  снова вкатывать на гору
огромный камень, который каждый раз срывался
с  вершины. Сизиф выполняет тяжелый бессмыслен-
ный труд, но абсурдность его существования состоит
не в этом. Для Камю она складывается из трех вещей.
Во-первых, Сизиф был страстным человеком: он знал,
что боги покарают его, и  все равно выбрал прожить
свою жизнь именно так, как хотел. Во-вторых, Си-
зиф — бунтовщик: он спокойно принимает свою судь-
бу и в то же время не примиряется с ней, он не чув-
ствует себя виновным. Наконец, Сизиф свободен.
Конечно, он свободен не в  физическом смысле, по-
скольку не может никуда уйти, но у него нет никаких
иллюзорных надежд: он уже в  аду, он будет вечно
катить камень. Сам факт осознания этой неизбежно-
сти ставит его выше нее. Это и  есть подлинная сво-
бода. Страсть, бунт, свобода  — три атрибута абсурд-
ного человека.
При таком подходе абсурд не лишает жизнь смыс-
ла, наоборот, он придает ей величия. Только в абсур-
де и  стоит жить  — жить вопреки всему. Поэтому
абсурдный человек далек от самоубийства.
Французский философ Жан Поль Сартр (1905–1980)
В 1964 году Сартр получил основал философское течение под названием экзистен-
Нобелевскую премию по ли- циализм. Суть экзистенциализма заключается в  том,
тературе, но отказался что у  человека существование (экзистенция) предше-
от нее, объяснив свое реше- ствует его сущности. Представьте себе гончара, кото-
ние тем, что писатель, рый лепит горшок. Обычно у  него в  голове уже есть
по его мнению, не должен некий образ, который и составляет сущность того, что
быть зависим от каких-либо он вылепит. В  случае с  человеком такого образа нет,
институтов. потому что, согласно Сартру, нет бога, который зара-
нее наделил бы человека какой-то сущностью и  при-
родой. Поэтому человек сначала приходит в мир, а уже
В соответствии со своей фи- потом определяет, что́ он есть, причем определяет он
лософской позицией Сартр это сам. Нет никакого детерминизма, человек полно-
никогда не был кабинетным стью свободен в своем выборе самого себя. Оборотной
философом и всегда прини- стороной этой абсолютной свободы становится абсо-
мал активное участие в со- лютная ответственность: человек всецело ответственен
циальных движениях своего за то, что́ он есть. Более того, выбирая себя, он выби-
времени. В частности, в мае рает образ человека вообще, то есть, выбирая себя, он
1968 года он участвовал также выбирает и  всех людей. Поэтому ответствен-
в уличных демонстрациях ность человека за свои поступки огромна — она в ко-
наряду со студентами и даже нечном итоге распространяется на все человечество.
был взят под стражу за на- Тем не менее, человеческое сознание часто не вы-
рушение общественного по- держивает этой ответственности и  не хочет призна-
рядка. Президент Франции вать своей абсолютной свободы. Поэтому оно впадает
Шарль де Голль отдал распо- в  самообман: вместо того чтобы воспринимать себя
ряжение отпустить его со как свободную экзистенцию, оно стремится себя объ-
словами: «Вольтера не аре- ективизировать, сделать человека равным его социаль-
стовывают». ной роли: отец семейства, любящий сын, послушный
работник и  т.п. Человек в  самообмане верит, что его
поступки обусловлены этой социальной ролью. На-
пример, юноша, который не пошел на фронт и остал-
ся с  матерью, будет говорить, что поступил так, по-
тому что он любящий сын. Сартр настаивает, что
из-за самообмана последовательность причин и  след-
ствий здесь перевернута: этот юноша был любящим
сыном, потому что он остался с матерью, а не наобо-
рот. Свободное действие всегда первично, как бы со-
знание ни пыталось это от себя скрыть.
Когда люди сталкиваются с  человеком, повинном
Ханна Арендт была еврей- в  большом зле, они записывают истоки этого зла на
кой, и в 1933 году она была счет самой природы злодея. Злодей по своей природе
взята под стражу гестапо. агрессивен, кровожаден, порочен, ненормален, ему
После освобождения она эми- доставляют удовольствие страдания его жертвы. Абсо-
грировала из Германии лютный злодей — это абсолютный монстр, полностью
во Францию, однако, когда утративший человеческий облик.
Франция была оккупирована Когда немецко-американский философ Ханна
немцами, ее отправили в ла- Арендт (1906–1975) писала репортажи с  судебного
герь для интернированных. процесса над одним из высших чиновников СС Адоль-
В 1941 году ей удалось бе- фом Эйхманом, который состоялся в  Иерусалиме
жать из Франции в США. в  1961 году, ей пришлось поставить под сомнение
такое представление. Эйхман заведовал транспорти-
ровкой евреев в  лагеря смерти. Однако он не был
Книга о процессе над злодеем в описанном выше смысле. Он никогда нико-
Эйхманом вызвала мощный го не убивал, не получал удовольствия от чужих стра-
шквал критики. Многим даний, не был антисемитом, он был самым обычным
не понравился критический не очень умным человеком, которого больше всего на
подход Арендт к судебному свете интересовало его продвижение по карьерной
процессу и роли еврейских лестнице. В  этом нет ничего аморального. И  все же
лидеров в Холокосте. его действия — это воплощение абсолютного зла. Как
это возможно?
Арендт утверждает, что даже радиальное зло может
быть банальным. Человек, как Эйхман, может просто
выполнять свою работу, быть законопослушным граж-
данином, делать то же, что и  все вокруг, ни разу
в  жизни не задумавшись о  смысле и  содержании сво-
их действий. Эйхман отправлял людей на верную
смерть, но его никогда не мучила совесть. Не потому,
что ее у  него не было, а  потому, что из-за его огра-
ниченности и привычки мыслить стереотипами и ша-
блонами, подсовываемыми идеологами, он вообще не
рассматривал свои действия как ситуацию морального
выбора. Банальность зла проистекает не из злого
умысла, но из отсутствия мысли как таковой.
Существует расхожее мнение, что зло коренится
Лоренц считал, что, раз в  животной природе человека. Австрийский зоолог
агрессия сидит в биологиче- и философ Конрад Лоренц (1903–1989) решил иссле-
ской основе человека и ее довать это с  точки зрения биологии.
невозможно просто пода- Лоренц утверждает, что в  мире живой природы
вить, необходимо искать агрессия  — один из базовых инстинктов, необходи-
новые эффективные пути мый для выживания вида. При этом настоящая агрес-
торможения и разрядки сия существует не между хищником и  его жертвой,
агрессии. Сам он указывал а  внутри одного вида. Внутривидовая агрессия имеет
на возможность переориен- три цели: равномерное распределение особей по до-
тирования агрессии на заме- ступной территории, отбор наиболее сильных в  пое-
щающие объекты, развитие динках и  защита потомства. Целью агрессии никогда
спорта, укрепление личных не бывает уничтожение собрата, и в  ходе эволюции
связей между людьми, науку были выработаны мощные тормозящие механизмы,
и искусство как способы которые способны перевести агрессию в  мирное рус-
справиться с агрессией. ло. Лоренц называет их аналогами морального пове-
дения и  замечает, что чем опаснее животное, чем
легче оно может убить своего противника, тем эти
Согласно Лоренцу, из агрес- «моральные» запреты более развиты и  строги.
сии возникает не только Человек по своей природе — безобидное существо,
зло, но и любовь. Дело поэтому и  никаких сильных механизмов торможения
в том, что любовь и дружба, агрессии у  него развито не было. Он просто не мог
основанные на личном своими голыми руками причинить другому человеку
союзе, представляют собой много вреда. Однако все изменилось, когда первобыт-
один из самых сильных тор- ные люди изобрели оружие. Установленный в  ходе
мозящих агрессию механиз- биологической эволюции человека баланс между воз-
мов, появившихся в ходе можностями убийства и  слабыми запретами агрессии
биологической эволюции. был нарушен. Чтобы восстановить этот баланс, перво-
бытные люди разработали первые моральные принци-
пы — табу, страх перед которыми тормозил агрессию.
Таким образом, мораль  — это компенсаторный
механизм, приспосабливающий человеческие инстин-
кты к  требованиям общественной жизни. Проблема
заключается в том, что по мере развития человечества
этот компенсаторный механизм перестает справляться
со все увеличивающейся нагрузкой, что приводит
к  ужасающим последствиям в  виде войн, геноцидов,
террора, то есть к  возникновению зла.
Представьте себе неуправляемую вагонетку, несущую-
Утилитаризм — этическое ся по рельсам. К  вашему ужасу, сумасшедший про-
течение, согласно которому фессор привязал к этим рельсам пять человек. К сча-
ценность поступков опреде- стью, вы можете переключить стрелку и  пустить ва-
ляется исходя из их полез- гонетку по запасному пути. Но только вы заносите
ности. руку над переключателем, как замечаете, что к запас-
ным путям также привязан один человек. Как посту-
пить в  этой ситуации? Ничего не делать и  дать ваго-
Конечно, всегда остается нетке раздавить пятерых или спасти им жизнь ценой
вопрос: насколько спасение жизни человека, привязанного к  запасным путям?
пятерых — это более бла- Этот знаменитый мысленный эксперимент был
гая цель, нежели спасение предложен английским философом Филиппой Фут
одного? Представьте, что (1920–2010) для иллюстрации принципа побочного
этот человек является един- действия, принимаемого многими этическими кон-
ственным в мире, кому из- цепциями, в  частности  — концепцией утилитаризма.
вестен способ нейтрализо- Его суть состоит в  том, что ради достижения благой
вать биологическое цели этически допустимы поступки, которые могут
оружие, с помощью кото- иметь своим побочным действием нанесение вреда
рого сумасшедший профес- человеку, вплоть до его смерти. В случае с вагонеткой
сор собирается уничтожить переключить стрелку и пожертвовать одним ради спа-
все человечество. Если сто- сения пятерых  — это этически допустимое действие.
ящий у стрелки последует При этом принцип побочного действия имеет
принципу побочного дей- уточнение: если вред является не побочным эффектом
ствия и переправит вагоне- поступка, но прямым проявлением агрессии, то такой
тку на него, то тем самым поступок не может быть этически допустимым. Это
он обречет на гибель все иллюстрирует видоизменение эксперимента с  вагоне-
человечество. ткой, предложенное американкой Джудит Джервис
Томпсон (род. 1929). Представьте, что запасного пути
нет, но вы стоите на мосту и  рядом с  вами оказался
крупный прохожий, которого вы можете сбросить
с  моста и  остановить вагонетку. Согласно принципу
побочного действия, этот поступок не будет этически
допустимым, потому что смерть незнакомца  — не
побочное действие, но умышленная прямая агрессия.
Это становится понятным, если учесть еще одну аль-
тернативу: вы могли бы спрыгнуть с моста сами и спа-
сти пятерых ценой своей собственной жизни, но на
подобное самопожертвование мало кто решается.
В Средние  века философия была тесно связана с  ре-
лигией. Часто философией занимались представители
Из понятия Бога как того, различных монашеских орденов. Поэтому неудиви-
больше чего невозможно тельно, что большая часть их философских интересов
помыслить, Ансельм также была сосредоточена вокруг вопросов о  том, познава-
выводил основные боже- ема ли божественная природа с  помощью разума,
ственные атрибуты: можно ли доказать бытие Божие. Один из самых зна-
всемогущество и бесконеч- менитых ответов на последний вопрос принадлежит
ность. монаху-бенедиктинцу, епископу из Кентербери Ан-
сельму (1033–1109).
Доказательство Ансельма получило название онто-
Крест на онтологическом логического аргумента. Ансельм намеревался пока-
аргументе поставил Кант. зать, что если человек действительно понимает, в чем
Ансельм рассматривал су- именно заключается сущность христианского Бога, то
ществование как одно из он не может отрицать его существование. Бог по су-
совершенств, которым все- ти есть то, больше чего невозможно помыслить  —
совершенное существо всесовершенное существо. Теперь у  нас есть два ва-
обязано обладать. Однако рианта: либо Бог существует только как идея в головах
бытие не есть реальный людей, либо он существует объективно. Если бы Бог
предикат. Говоря, что вещь был только идеей, говорит Ансельм, то он не мог бы
существует, мы не добавля- быть всесовершенным существом. Ведь идея, облада-
ем нового содержания к ее ющая реальным существованием, безусловно, больше
понятию, а лишь утвержда- и совершеннее, чем просто идея. Следовательно, если
ем, что этому понятию со- мы принимаем, вслед за христианами, что Бог — это
ответствует реальный пред- абсолютное совершенство, то мы вынуждены при-
мет. Поэтому нельзя знать, что он существует. Что и требовалось доказать.
сказать, что реальная вещь Хотя онтологическому аргументу нельзя отказать
представляет собой больше, в элегантности, создается ощущение, что он строится
чем ее идея. Согласно зна- на каком-то софизме. Его вскрыл еще современник
менитой формулировке Ансельма  — монах Гаунило. Он указывает на то, что
Канта, «сто действительных понятия и  идеи не могут с  необходимостью обуслав-
талеров в моем кармане не ливать существование собственных объектов. Пред-
содержат в себе ни на йоту ставим, к  примеру, сказочный затерянный остров,
больше, чем сто возможных прекраснее и совершеннее которого нет на свете. Ес-
талеров». Значит, даже если ли следовать логике Ансельма, реально существующий
мыслить некую сущность остров был бы совершеннее всего лишь идеи такого
как высшую реальность, то острова. Потому он реально существует. Однако это
все же еще остается вопрос, не так. Хотя мы можем представить этот остров, из
существует она или нет. этого совсем не следует, что он существует.
Средневековый философ и  теолог Фома Аквинский
(ок.1225–1274) считал, что для обращения неверую-
Доказательства Фомы Ак- щих в  христианство важно иметь рациональное дока-
винского строились на осно- зательство бытия Бога  — такое доказательство, с  ко-
ве аристотелевской физики торым нельзя было бы не согласиться. При этом он
с ее концептами перводвига- полагал, что онтологический аргумент Ансельма Кен-
теля, первопричины и т.п. терберийского не работает. Доказательство бытия Бога
Когда же в Новое время под не может быть прямым, то есть строиться на анализе
влиянием работ Галилея самого понятия о  Боге как о  совершеннейшем суще-
и Ньютона произошла смена стве. Зато оно может быть косвенным: можно проана-
научной парадигмы и ари- лизировать, каким образом устроен мир, и на основа-
стотелевский подход к при- нии этого анализа заключить, что такое устройство
роде заменился эксперимен- с  необходимостью предполагает существование Бога.
тальным естествознанием, Фома Аквинский формулирует пять подобных до-
подобные доказательства казательств: от движения, от производящей причины,
Божественного бытия пере- от необходимости и  не-необходимости, от степеней
стали казаться легитимны- совершенства, от божественного руководства вещами.
ми. В философии воцарился Вот как выглядит доказательство от движения. Все
скептицизм относительно в этом мире движется. Очевидно, что движение имеет
того, что бытие Бога мо- причиной своего движения нечто иное. Исследуя при-
жет быть доказано рацио- чину движения одного предмета, мы видим, что его
нальными средствами. движет другой, и так до бесконечности, пока не дохо-
дим до перводвигателя, который сам не движется ничем
иным, но который движет все, оставаясь при этом не-
Учение Фомы Аквинского подвижным. Единственное, что подходит на роль этого
было положено в основу перводвигателя  — это Бог. Значит, Бог существует.
догматической теологии Все остальные доказательства строятся сходным об-
католицизма. Католическая разом. Доказательство от производящей причины пока-
церковь признала его свя- зывает, что Бог  — это первопричина всего сущего. Ар-
тым. За свой праведный об- гумент от необходимости строится на том, что Бог об-
раз жизни он был прозван ладает необходимостью сам по себе и сообщает ее всем
«ангельским доктором». вещам мира. Аргумент от степеней совершенства при-
ходит к  тому, что Бог  — самая совершенная сущность,
наделяющая благом и  совершенством все остальное.
Наконец, последнее доказательство указывает на то, что
все в  мире устроено целесообразно, хотя сама природа
лишена разума. Значит, ее направляет некое разумное
существо, являющееся конечной целью, то есть Бог.
Французский философ и ученый Блез Паскаль (1623–
Паскаль не случайно прибе- 1662) считал, что природа Бога для человеческого
гает к идее пари в решении разума абсолютно недоступна. Человек конечен и не-
религиозных вопросов. Он совершенен, и  познать разумом он может только то,
был великим математиком, что наделено такими же свойствами. Бог же бесконе-
и к области его математи- чен и  совершенен, поэтому его можно постигнуть
ческих интересов относи- только верой, но не разумом. Следовательно, говорит
лась теория вероятностей, Паскаль, доказать или опровергнуть существование
многие задачи которой по- Господа с  помощью рациональной аргументации не-
строены как раз на приме- возможно.
рах игры в орлянку, кости Впрочем, по мнению Паскаля, это не означает, что
и карты. рациональный путь к  вере в  Бога закрыт. Чтобы убе-
дить своих скептически настроенных по отношению
к  религии читателей в  существовании Бога, он пред-
Агностицизм — философ- лагает сыграть с  ним в  орлянку. Пускай орел  — это
ская концепция, утвержда- утверждение, что Бога нет, а  решка  — утверждение,
ющая, что поскольку что Бог существует. На кону в игре стоит вечное бла-
естествознание своими женство. Если выпадает решка, то есть Бог существу-
методами не может выяс- ет и вы в него верите, то после смерти вас ждет вечное
нить ничего о предельных блаженство, тогда как атеистов и агностиков ждут веч-
основаниях бытия, в част- ные муки в аду. Если же выпадает орел, и Бога нет, то
ности существует ли Бог после смерти людей ничего не ждет, просто верующие
и какова его природа, то проживут свою жизнь в соответствии с религиозными
подобные вопросы должны предписаниями, а неверующие — нет. Таким образом,
быть объявлены в принципе если Бога нет, то верующий особо ничего не теряет,
непознаваемыми. в  то время как, если Бог есть, верующий выигрывает
очень много, а  неверующий проигрывает все. Следо-
вательно, оказывается, что с  точки зрения разума ве-
рить в  Бога выгоднее, чем не верить.
Конечно, встает вопрос, какова цена такой веры.
Сам Паскаль признает, что подобный путь к вере в Бо-
га не может быть назван наилучшим. Сам он был глу-
боко религиозным человеком и  считал, что истинная
вера в  Бога  — это вера сердца и  вдохновения, а  не
холодный расчет разума.
В христианстве Бог — творец мира. Он обладает дву-
Лейбниц считал, что суще- мя обязательными качествами: он всезнающ и всеблаг.
ствует бесчисленное мно- На это критики религии могут ответить: если это так,
жество возможных миров. то как же он смог допустить, что в  мире существует
Все они отличаются друг зло. Это так называемая проблема оправдания Бога за
от друга по двум параме- зло в  мире. Готфрид Лейбниц назвал ее теодицеей
трам — порядку и многооб- и  попытался предложить ее решение.
разию. Наилучшим миром Согласно Лейбницу, все зло в  мире можно разде-
оказывается тот, в кото- лить на три вида: метафизическое, физическое и  мо-
ром наибольшее многообра- ральное. Метафизическое зло  — это онтологическое
зие сочетается с наивыс- несовершенство мира, его нельзя избежать, так как,
шим порядком, то есть не допуская его, Бог вообще бы не смог ничего со-
мир, в котором из наимень- творить. Даже всеблагой Бог не может создать мир,
шего количества законов лишенный несовершенств. Такой мир просто воспро-
выводится наибольшее ко- изводил бы Бога, а  не был бы его творением. Физи-
личество следствий. Наш ческое зло  — это боль и  страдания, которые иногда
мир именно таков. становятся неизбежными. Они кажутся людям чудо-
вищными, но это лишь проблема масштаба. Если пе-
рестать воспринимать мир с  эгоистической точки
Одним из критиков лейб- зрения человечества и взглянуть на него с более общих
ницевской теодицеи был позиций, то такое зло часто оборачивается благом,
Федор Достоевский (1821– а  мир совсем не кажется погрязшим во зле. Физиче-
1881). В «Братьях Карама- ское зло растворяется в  мировой гармонии. Мораль-
зовых» устами Ивана Кара- ное зло — это грех. Его всегда можно избежать. Оно
мазова он говорит о том, не имеет никакого оправдания, но повинны в  нем
что никакая мировая гар- только люди, а  не Бог. Моральное зло  — это оборот-
мония не стоит безвинно ная сторона их свободы. Кроме того, мир не стоит на
пролитой слезы ребенка. месте, он развивается, то есть движется к  совершен-
Тем самым оправдать физи- ству. Настоящее состояние мира должно рассматри-
ческое зло, допущенное ваться как промежуточный этап. Количество зла в ми-
в мир Богом, невозможно. ре будет все уменьшаться и  уменьшаться. Таким об-
разом, Бог не несет ответственности за зло в  мире.
Более того, поскольку он всеблаг, то выбрал к  творе-
нию наилучший из всех возможных миров.
Достаточно ли креститься, ходить в  церковь и  соблю-
По мнению Кьеркегора, дать пост, чтобы быть христианином? Достаточно ли
из-за того, что вера может соглашаться с догмами, чтобы быть христианином? Дат-
быть только негативной ский философ Серен Кьеркегор (1813–1855) считал,
и внутренней, ее нельзя что соблюдение обрядов и  знание догм ни на йоту не
перевести на язык слов. приближает человека к тому, чтобы быть христианином.
Следовательно, верующий Согласно Кьеркегору, христианство  — это не со-
не может объяснить неве- вокупность догм и религиозных предписаний, но спо-
рующему, что значит ве- соб бытия человека и  его общения с  Богом. Свой
рить. Поэтому невозможно идеал христианина Кьеркегор показывает на примере
убедить людей обратиться ветхозаветного Авраама. Он называет его рыцарем
в христианство. Можно веры. Вкратце история Авраама такова: он и его жена
объяснить им догмы, Сара были уже стары, но у  них не было детей. Бог
но нельзя вдохнуть в них явился Аврааму и пообещал дать им ребенка, если они
религиозную страсть. обязуются почитать его и  обрезать крайнюю плоть
Каждый должен сам по себе в  знак этого завета. Авраам согласился, и  у  них ро-
прийти к субъективной дился сын Исаак. Однажды Бог сказал Аврааму: возь-
истине веры. ми сына своего и  принеси мне его в  жертву. Когда
Авраам уже занес над Исааком нож, к  нему явился
ангел и  остановил его.
Центром своей философии Что особенного в  этой истории? Во-первых, Авра-
Кьеркегор полагал сократи- ам  — это парадоксальный, абсурдный герой. У  него
ческую иронию. Подобно есть все причины сомневаться в  том, что Бог от него
Сократу, использовавшему требует, но он все равно верит. По Кьеркегору, в хри-
иронию, чтобы показать стианских догмах нельзя не сомневаться и  истинная
ограниченность человече- вера — это вера не в согласии с ними, но вера вопре-
ских представлений о благе, ки сомнению в  них. Во-вторых, вера Авраама  — это
красоте и добре, Кьеркегор не холодный расчет разума, но страсть: любовь, страх
хотел указать своим совре- и  трепет. Истинная вера  — это всегда вера сердца.
менникам на их ограничен- В-третьих, рыцарь веры одинок. Даже если бы Авраам
ность в понимании христи- попытался поделиться с  кем-нибудь требованием Го-
анства и веры. В одной из спода, ему никто бы не поверил. Верующий всегда
своих работ он говорил, находится с  Богом один на один. Поэтому вера отри-
что все стремятся все упро- цает общество с его этикой и законами. В этом смыс-
стить, а его задача — ле вера может быть только негативной и  внутренней.
усложнить. Ему это удалось: Наконец, рыцарь веры готов к отказу от себя, к абсо-
путь рыцаря веры — истин- лютному самопожертвованию, но только в  этом акте
но трудный путь. и  рождается его истинное Я, утверждается его бытие.
Этика толкует нам о том, что все люди должны стре-
Сочинение Макиавелли миться быть благородными, честными, порядочными,
«Государь» было не просто щедрыми, добрыми и  т.п., но всегда ли эти качества
теоретическим трудом, полезны для тех, кто стоит во главе государства? Дол-
это было послание, адресо- жен ли, например, президент всем и  всегда говорить
ванное правителю Флорен- правду? Если нет, то где предел? Должен ли он всегда
ции Лоренцо Медичи. держать свое слово? Если да, то что делать, если си-
туация кардинально изменилась и  данное им обеща-
ние будет во вред его же народу?
Хотя государь может отсту- Один из самых знаменитых ответов на эти вопро-
пать от этических предпи- сы принадлежит итальянскому философу Никколо
саний для сохранения своей Макиавелли (1469–1527). Говоря кратко, позиция Ма-
власти, Макиавелли подчер- киавелли сводится к  тезису «цель оправдывает сред-
кивает, что для него вредно ства». Если государь хочет сохранить власть, то он
предаваться порокам, должен научиться отступать от этических предписа-
праздности, чрезмерным ний. Согласно Макиавелли, государю лучше быть
удовольствиям. Государь скупым, чем щедрым, жестоким, нежели милосерд-
должен жить довольно ным, хитрым, нежели правдивым. Государь может на-
скромно, его основными рушить свое собственное слово, плести интриги, под-
занятиями должны быть ставлять своих союзников, расправляться с  соперни-
военные упражнения. ками всеми средствами. Лучше, чтобы государя
боялись, а  не любили. Он должен действовать подоб-
но льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса — волков,
поэтому он должен действовать как лев, когда нужно
отпугнуть волков (тех, кто прямо покушается на
власть), и  как лиса, когда нужно обойти капканы
(сложные ситуации, из которых нужно выйти побе-
дителем). При этом хороший правитель должен уметь
это скрывать, то есть он должен быть превосходным
лицемером. Если государь будет таким, как диктует
этический кодекс, то это пойдет ему только во вред.
Если же он будет выглядеть таким, как диктует эти-
ческий кодекс, то это будет ему только во благо. Ко-
нечно, Макиавелли делает оговорку, что государь дол-
жен действовать подобным вероломным образом,
только если на то есть необходимость, в остальное же
время его поведение может вполне сообразовываться
в  этическими нормами.
Философы любят поразмыслить над тем, каким могло
Из-за того что многие бы быть идеальное государство — самое эффективное,
утописты, сами того справедливое, разумное. Описания таких государств
не осознавая, рисовали получили собирательное название утопий по однои-
не только неидеальные, менной книге Томаса Мора (1478–1535). Слово «уто-
но прямо тоталитарные пия» переводится как «место, которого нет».
государства, жанр утопии Утопия из книги Мора  — это островное государ-
породил жанр антиутопии, ство, расположенное к  югу от экватора. По своей
где вроде бы рациональные форме это республика. Жители Утопии живут боль-
и справедливые принципы шими семьями, каждая из которых ежегодно выбира-
государственного устрой- ет себе представителей, из которых формируется се-
ства высвечивались в их нат. Сенат принимает решения по всем общественным
страшном применении. делам, а  также выбирает князя, который правит до
конца жизни. В Утопии мало законов, и все они про-
сты для понимания, так что каждый сам может защи-
Для Томаса Мора «Утопия» щать себя в суде. В Утопии нет частной собственности
была не только рассказом и денег, все ее жители равны. Они носят одинаковую
об идеальном государстве, одежду, питаются вместе в общих столовых, все зани-
но и способом покритико- маются земледелием. Помимо земледелия каждый вы-
вать современное ему бирает себе одно из ремесел и  занимается наукой.
устройство Англии с его Жители Утопии очень добродетельны: они никогда не
сильным социальным рас- сидят в праздности, равнодушны к богатству, не при-
слоением, праздностью зна- даются низменным удовольствиям, заботятся о  боль-
ти, очень тяжким трудом ных, избегают пороков. В  Утопии узаконена свобода
земледельцев, абсолютной вероисповедания, и  ее жители очень религиозны.
властью короля и религиоз- Нарисованная картина, возможно, была бы пре-
ными гонениями. красной, если бы не одно но: жители Утопии мало
похожи на реальных людей — людей, которые подвер-
жены страстям, часто действуют иррационально, хо-
тят отличаться от других. Мор говорит о том, что тех,
кто нарушает заведенный порядок, утопийцы обраща-
ют в рабство и отправляют на самые грязные работы.
Причем нарушением порядка может стать измена же-
не или нежелание переселяться в  деревню. Утопия
явно обладает тоталитаристскими чертами, потому
что у  ее жителей нет права распоряжаться собствен-
ной жизнью по своему усмотрению.
Люди рождаются, живут и  умирают в  каком-то госу-
При таком подходе встает дарстве, подчиняются его законам, служат на его бла-
вопрос о свободе человека. го. Но так было не всегда. Когда-то люди не знали
Понятно, что суверен сво- государственности. Каждый был сам за себя. Почему
боден в своих действиях. же вдруг они решили объединиться? Откуда взялось
Но можно ли назвать сво- государство и  почему мы ему подчиняемся, хотя оно
бодными подданных? Гоббс нас ограничивает? Один из самых знаменитых ответов
оправдывает ограничения на эти вопросы принадлежал английскому философу
человеческой свободы тем, Томасу Гоббсу (1588–1679).
что, если бы власти сувере- Гоббс предположил, что в догосударственный период
на не было, каждый мог бы люди боролись за ресурсы всеми доступными способа-
оказаться рабом, то есть ми: грабили, убивали, насиловали. Он назвал это есте-
вообще лишиться свободы. ственное состояние человечества войной всех против
По его мнению, разумнее всех. Однако постоянная война изматывает и ослабляет.
претерпеть притеснения В конечном итоге всем хочется спокойной жизни в до-
со стороны власти, чем под- статке и  избавления от страха смерти. Так постепенно
вергнуть себя бедствиям в  головы людей начали закрадываться мысли, что было
войны. Пределы свободы под- бы хорошо, если бы все стремились к миру, что можно
данных определяются тем, поступиться какой-то частью своей свободы в обмен на
что не входит в заключен- благополучие, что лучше не делать другому того, чего
ный общественный договор. ты не желал бы по отношению к  себе. Из подобных
мыслей складываются первые естественные законы. Од-
нако никакие законы не будут работать, если все отдать
Образ Левиафана Гоббс за- на откуп доброй воли самих людей. Человек  — суще-
имствовал из книги Иова. ство слабое и  непостоянное. Поэтому законы должны
Левиафан — морское чуди- быть надежно гарантированы. Нужна сила, держащая
ще, созданное Господом. людей в страхе и заставляющая соблюдать естественные
Оно было настолько огром- законы. Такой силой становится государство. Люди до-
ным и страшным, что ни говариваются передать всю власть и  ответственность
один человек не смог бы одному лицу — суверену, который может использовать
совладать с ним. Всем, кто силу так, как считает необходимым для всеобщего мира
попытался бы заарканить и общей защиты. Все остальные становятся его поддан-
его, пришлось бы смирить ными. Власть суверена неограниченна, он не может
свою гордыню. Для Гоббса быть наказуем подданными, они не могут повлиять на
государство — это такой его решения, он является верховным законодателем
же Левиафан, человеческое и высшим судьей. Так появляется государство — Леви-
создание, перед которым афан, который своим могуществом и великолепием за-
люди склоняют голову. ставляет всех ему подчиняться и  почитать его.
Однажды французский философ Жан Жак Руссо
Руссо был одним из теоре- (1712–1778) решил поучаствовать в конкурсе, объяв-
тиков общественного дого- ленном Дижонской академией наук, ответив на во-
вора. В отличие от Гоббса, прос, способствовало ли возрождение наук и искусств
он считал, что обществен- очищению нравов. Вопреки всем ожиданиям ответ его
ный договор заключается не был отрицательным. Цивилизация, движимая развити-
между подданными и сувере- ем науки и  искусств, развращает человека. Именно
ном, но между равноправны- через цивилизацию человек приобретает все отрица-
ми гражданами для защиты тельные качества: праздность, тщеславие, погоню за
их жизни и собственности материальными благами. Человек в  его естественном
с сохранением их изначаль- состоянии совсем не таков.
ной свободы. Отдельные Естественный человек живет в  гармонии с  приро-
идеи из его трактата дой. Ему не нужно жилище, одежда и  орудия. Един-
«Об общественном догово- ственные его потребности — пища, отдых и размноже-
ре» были включены ние. Он боится только голода и  боли. Вокруг него нет
в «Декларацию прав челове- других людей. Естественное состояние человечества  —
ка и гражданина 1789 года». совсем не война всех против всех, как полагал Гоббс.
Естественный человек не знает зла и  насилия, потому
что он лишен пороков и  страстей. Его отличают две
Идея естественного челове- черты: стремление к самосохранению и чувство состра-
ка была положена Руссо дания ко всему живому. Естественный человек счастлив.
и в основу педагогики. Он не остался в безмятежности и одиночестве
В романе «Эмиль, или и  создал общество из стремления к  самосохранению,
О воспитании» он рисует говорит Руссо. Естественный человек заметил, что
идеал гуманистического иногда союз с  другими людьми позволяет ему лучше
воспитания, раскрывающе- добывать пищу и  спасаться от опасностей. Так люди
го естественные для каждо- начали объединяться в  семьи, которые постепенно
го человека любовь и со- разрастались. Появился язык, позволявший людям об-
страдание. К сожалению, щаться. И  вот в  один прекрасный момент кто-то до-
Руссо представляет собой гадался огородить участок земли и  сказать: «Мое!»
пример философа, который Этот человек изобрел собственность и  тем самым за-
не следовал своим собствен- ложил основу общества. Произошло грехопадение
ным идеям. Известно, что естественного человека. Он утратил свою естествен-
своих четырех детей он от- ную доброту и  заменил ее моралью и  законами. Спа-
дал в приют. саясь от войн и  насилия, которые повлекли за собой
возникновение собственности, он отказался от своей
естественной свободы и  надел на себя ярмо государ-
ства, обрекая себя на труд, рабство и  нищету.
Английский философ Джон Стюарт Милль (1806–
Милль предвидел возражение, 1873) полагал, что даже демократические общества
согласно которому существу- способны породить ужасную форму тирании  — ти-
ют мнения и образы жизни, ранию общественного мнения.
не вредящие другим членам Понятно, что люди, живущие в  обществе, прини-
общества напрямую, но под- мают на себя ограничения и  обязательства. Однако
рывающие его устои, а пото- они должны полностью подчиниться обществу, поте-
му подлежащие запрету. рять индивидуальные различия. Проблема в  том, что
Он утверждал, что привер- любое общество, даже демократическое, тяготеет
женцы подобного мнения к  тому, чтобы насильно навязывать свои представле-
не учитывают, что никакие ния и правила всем без исключения. Оно всегда стре-
убеждения не обладают абсо- мится сгладить любые индивидуальные различия
лютной истинностью, а по- и  принудить людей следовать тем образцам, которые
тому уверенность в них про- признаются большинством в  качестве достойного об-
истекает не откуда-то раза мыслей, жизни и  поведения. Поэтому, согласно
свыше, но только через по- Миллю, власть общества над индивидом должна быть
стоянное сравнение с проти- ограничена. Где же должна пролегать эта граница?
воположными убеждениями, Милль формулирует следующий принцип: общество
постоянное исправление, может вмешиваться в действия индивидов только в том
дополнение и критику. случае, если они причиняют вред другим его членам;
Поэтому желающие запре- во всех остальных случаях его мысли и действия — это
тить оппозиционные мнения его личное дело: никто не может принуждать индиви-
оказывают самим себе да делать или не делать что-то только на том основании,
медвежью услугу. что от этого ему самому было бы лучше. Этот принцип
невмешательства утверждает, что каждый человек явля-
ется неограниченным господином над своим телом
Концепция Милля имеет сла- и  мыслями, то есть той сферой, которая не имеет не-
бость в расплывчатом толко- посредственного отношения к  другим людям. Это
вании вреда. Не вполне по- и есть сфера индивидуальной свободы. По Миллю, она
нятно, о каком именно вреде слагается из трех компонентов: свободы совести и сво-
идет речь: физическом, эко- бодного выражения своих мыслей, мнений и  чувств;
номическом, моральном. Ес- свободы выбора того образа жизни, который наиболее
ли понимать вред макси- отвечает индивидуальным предрасположенностям
мально широко, то сфера и представлениям о счастье — в той мере, в какой они
индивидуальной свободы мо- не вредят другим людям; свободы общественных сою-
жет быть практически пол- зов и  организаций. Если эти свободы в  обществе от-
ностью подавлена сферой сутствуют, то, какова бы ни была форма правления,
общественного контроля. оно не может считаться свободным.
Немецко-американский философ Герберт Маркузе
Маркузе считал, что одно- (1898–1979) считал, что современные ему индустри-
мерной стала и философия. ально развитые общества являются царством техниче-
Когда неопозитивистская ски продвинутой, комфортабельной, мирной, демо-
аналитическая философия кратической несвободы, тоталитарными системами.
объявила большие философ- Он полагал, что тоталитаризм может быть результатом
ские проблемы бытия, созна- не только определенного вида политического устрой-
ния, свободы результатом ства и  политического террора, но и  особой формы
неправильного языкового упо- экономического и  технического контроля, который
требления и на этом основа- вполне совместим с  плюрализмом партий, свободой
нии отказалась от их иссле- прессы и  т.п.
дования, она тем самым Дело в  том, что технологическая цивилизация мо-
отказала философии в тран- жет существовать только за счет постоянной экспан-
сцендентальном измерении, сии производства. Экономика не будет работать, если
которое позволяло ей быть люди не будут хотеть покупать новые машины, новую
критичной по отношению одежду, новые гаджеты. Поэтому современная циви-
к обществу и политике. лизация репрессивно стремится навязать индивидам
потребности в  тех вещах, которые она производит.
Успех в этом предприятии может быть достигнут толь-
По Маркузе, сама же техно- ко в  том случае, если индивид сам будет полностью
логическая цивилизация мо- отождествлять себя с тем, что ему навязывается. Таким
жет подсказать выход из образом, современное общество полностью устраняет
царства несвободы. Техника сферу личной свободы  — внутреннего пространства,
может избавить человека от в  котором человек может оставаться самим собой.
необходимости трудиться Люди становятся одномерными: их личность всецело
и подчиняться навязанным исчерпывается тем, что навязано им обществом.
потребностям и снова обре- Выходит, что технологическая цивилизация водит
сти личную свободу. Еще людей по кругу: она сначала навязывает им опреде-
один способ — лишить че- ленные потребности, а  затем успешно их удовлетво-
ловека доступа к массовым ряет, в  результате чего любая критика или неподчи-
средствам коммуникации. нение системе кажутся социально бессмысленными.
Тогда, оставшись наедине В  итоге, хотя в  основе западных демократических
с самим собой, он смог бы институтов лежат принципы свободы мысли, слова
произвести самостоятель- и  совести, по сути они оказываются нейтрализованы
ную переоценку своих по- из-за отсутствия личной автономии, пространства не-
требностей. гативного мышления и  возможности оппозиции.
Французский философ Пьер Жозеф Прудон (1809–
Несмотря на всю критику 1865) начинает свою работу о  том, что есть собствен-
частной собственности, ность, с фразы, которая впоследствии стала афоризмом:
Прудон не является сторон- «Собственность  — это кража». Он считал, что соб-
ником общественной соб- ственность не имеет под собой никакого исторического
ственности и коммунизма. основания. Ни естественные права, ни захват, ни труд,
Он полагал, что коммунизм ни общественный договор не могут служить оправда-
построен на эксплуатации нием возникновению собственности. Согласно Прудону,
человека, отчуждении тру- они закрепляли за человеком только право владения, но
да, подчинении частной не собственности. Когда человек владеет чем-то, напри-
жизни государству, то есть мер участком земли, это значит, что он с  согласия об-
не является справедливым щества может на нем жить, обрабатывать его, ухаживать
общественным устрой- за ним, при необходимости оставить его и занять другой
ством. Он считает, что участок, но этот участок ему не принадлежит. Он не
за всеми людьми должно принадлежит никому и в то же время принадлежит все-
быть сохранено право владе- му обществу. Если человек заявит, что этот участок
ния, а на место государства земли  — его собственность, он тем самым крадет его
должна прийти анархия. у всех остальных членов общества. Тем самым собствен-
Только они могут сделать ность  — это кража, антисоциальное деяние.
возможной настоящую Прудон исходит из старой истины, что человек —
свободу. это общественное существо. Люди стремятся жить
вместе, причем инстинктивно они тянутся к  обще-
ственному устройству, которое было бы построено на
Для Прудона вором и парази- принципах справедливости, всеобщего равенства
том на теле общества явля- и свободы. Однако люди не сразу поняли, в чем имен-
ется не только собственник, но заключается общественная справедливость. Вместо
эксплуатирующий чужой признания в  другом личности, равной нашей, они
труд, но и тунеядец, кото- начали понимать под справедливостью право сильно-
рый отказывается от труда го и  право хитрого. В  результате родилась собствен-
вообще. Прудон предлагает ность, а  вместе с  ней и  все ее пороки: эксплуатация
не только отказать лентяям сильным слабого, общественное неравенство, тунеяд-
в содержании, но и отправ- ство, ростовщичество, поборы и т.п. Вместо того что-
лять их на принудительные бы объединять людей на справедливых началах, соб-
работы. Не ясно, впрочем, ственность разъединяет их. Где есть собственность,
как это предложение может там всегда будет война за нее, поэтому собственность
сочетаться с его же идеями непременно приводит к насилию и тирании. Согласно
уважения к другой лично- Прудону, общество либо погибнет под гнетом соб-
сти и свободы человека. ственности, либо должно избавиться от нее.
Немецкий философ Г. В. Ф. Гегель (1770–1831) пола-
По Гегелю, диалектика гал, что история  — это диалектический процесс осоз-
господина и раба — это нания Абсолютным духом самого себя. Диалектичность
описание того, как люди заключается в  том, что на каждом шагу Абсолютный
переходят от индивидуаль- дух проходит через триаду Тезис-Антитезис-Синтез. Те-
ного существования к суще- зис — это утверждение идеи. Поскольку в любой идее
ствованию совместному, то всегда содержится скрытое противоречие, за ним сле-
есть описание рождения го- дует отрицание — антитезис. Оба они вступают в борь-
сударства. Рабство и тира- бу, которая поднимает их на новый уровень — синтез.
ния тем самым рассматри- Синтез, в свою очередь, становится тезисом для следу-
ваются им как необходимые ющей триады, и  весь процесс повторяется заново на
ступени в истории, а пото- более выкосом уровне самосознания Абсолюта.
му они относительно оправ- Самая знаменитая иллюстрация этого процесса  —
даны. Тот, кто не прошел диалектика господина и раба, которая, с одной сторо-
через рабство, не может ны, описывает ступени развития сознания, а  с дру-
прийти к идеям свободы, ра- гой  — человеческую историю. Все начинается с  того,
венства и самоуправления. что в  определенный момент человек поднимается от
осознания внешних объектов к осознанию своего соб-
ственного Я. Получаем тезис — единичное самосозна-
Всеобщее самосознание — ние. Этого первобытного человека ждет неминуемая
это формы, в которых люди встреча с другим человеком, результатом которой будет
осознают себя причастными схватка за признание своего права на жизнь и свободу.
какой-то общности, а имен- Она заканчивается тем, что один, чтобы сохранить
но: семья, нация, отечество, свою жизнь, отказывается от своей свободы и  права
государство и т.п. на признание как равного, тогда как другой подчиня-
ет его. Получаем антитезис  — признание. Из призна-
ния рождается господство и  рабство. Теперь начина-
ется борьба между тезисом и  антитезисом. Господин
побеждает раба, подчиняет себе его волю, но раб сто-
ит выше господина. Он отказался от эгоцентризма
индивидуального самосознания и принял право госпо-
дина на жизнь и свободу. Господин же не сумел перей-
ти к  признанию. Он не видит в  рабе такого же чело-
века, как он сам. Поэтому он не может считаться
по-настоящему свободным. Он должен увидеть в  рабе
самого себя и освободить его, только тогда оба станут
свободными. Когда признание становится обоюдным,
рождается всеобщее самосознание. Это и  есть синтез.
Все знают, что Карл Маркс (1818–1883) критиковал
Поскольку частная соб- капитализм. Примечательно, что в сердце этой критики
ственность — это продукт лежали не только экономические, но и  философские
отчужденного труда мотивы. Она построена вокруг концепта отчуждения.
и средство его отчуждения, Рабочий отчужден от самого себя, он не обладает само-
преодоление отчуждения сознанием. Конечно, это не значит, что он не знает, что
возможно только через он рабочий. Это он знает, проблема как раз в том, что
устранение частной соб- только это он и знает. И для капиталиста, и для самого
ственности, то есть уста- рабочего рабочий представляет собой только рабочего,
новление коммунизма. но не человека. Капиталистическое производство
обесчеловечивает рабочего. Это и  есть отчуждение.
Маркс рассматривает его в четырех аспектах. Во-пер-
Философия Маркса называ- вых, отчуждение по отношению к продукту труда. Про-
ется историческим материа- дукты труда рабочего — это товары, от них зависит его
лизмом: решающую роль существование, но они ему не принадлежат, и  он не
в истории играет развитие имеет возможности их приобрести. Во-вторых, отчуж-
материального производ- дение от акта производства. Оно является для рабочего
ства. Это базис, на котором чем-то внешним. В  процессе производства рабочий
надстраиваются все другие и его труд принадлежат не ему, а капиталисту. Поэтому
общественные институты: в  труде рабочий не развивает свободно свою физиче-
политика, культура, наука, скую и духовную энергию, а изнуряет и разрушает себя.
религия, мораль. В его осно- Его труд не добровольный, а  вынужденный, принуди-
ве лежит диалектика произ- тельный. В-третьих, отчуждение от родовой сущности
водительных сил и произ- человека. По Марксу, сущность человека состоит в том,
водственных отношений. чтобы жить общественной, производительной жизнью,
Производительные силы — свободной сознательной деятельностью. Рабочий тру-
люди и орудия труда. Они дится не для ее реализации, а просто чтобы поддержать
динамичны. Производствен- свое существование. Сама жизнь оказывается лишь
ные отношения — форма средством к  жизни. Наконец, отчуждение человека от
организации труда и соб- человека. Поскольку продукт труда и сам труд рабочего
ственности. Они косны. От- являются для него чуждыми и  враждебными, таковым
сюда рождается конфликт, становится для него и тот, кому они действительно при-
в результате которого про- надлежат,  — хозяин труда, капиталист.
исходит социальная револю- Безусловно, отчужденное состояние рабочего не
ция и создаются новые про- может считаться справедливым. Поэтому рабочий дол-
изводственные отношения. жен преодолеть отчуждение, осознать свою человече-
В этом состоит сущность скую сущность и  в  результате этого осознания сбро-
исторического процесса. сить иго капитализма.
Философов всегда интересовало, что представляет со-
Согласно Фукуяме, Маркс бой человеческая история. Является ли она направ-
ошибся, когда считал, что ленным движением к  чему-то или ходит по кругу?
устранение различий между Можно ли сказать, что она универсальна или в  мире
господами и рабами возмож- существует множество замкнутых цивилизаций со
но только при коммунизме. своими законами развития? Неожиданный ответ на
Именно либеральная демо- эти вопросы дает американский философ Френсис
кратия создает истинно Фукуяма (род. 1952).
бесклассовое общество, по- Он считает, что история человечества универсальна,
тому что она отказывается направлена, осмысленна и  конец ее уже наступил. Как
видеть в человеке только же так? Человечество вроде бы продолжает существо-
представителя социальной вать, ведутся войны, меняются границы государств
группы и видит в нем пре- и формы власти. Фукуяма этого не отрицает, однако, по
жде всего человека в его все- его мнению, человечество уже произвело на свет иде-
общности. альную форму политического устройства, лучше и спра-
ведливее которой мы не можем ничего себе представить,
а  именно  — либеральную демократию. В  этом смысле
Фукуяма признает, что ли- История с большой буквы пришла к своему завершению.
беральная демократия не Он основывает свое утверждение на анализе событий
стала повсеместной и часто второй половины XX  века. В  это время происходит па-
не удерживалась у власти дение основных тоталитарных и авторитарных режимов,
надолго. Причина этого, многие страны переходят к  рыночной экономике и  де-
впрочем, заключается мократическому политическому устройству. По словам
не в каких-то ее недостат- Фукуямы, у этой либеральной революции были две при-
ках, а культурных традици- чины. Первая  — утверждение современной технологи-
ях народов, становящихся ческой цивилизации, которая повлекла за собой мощный
препятствиями на пути экономический рост. Результатом этого стала политиче-
демократизации. ская и экономическая унификация, равнение на наибо-
лее развитые страны  — страны со свободным рынком
и  демократией. Вторая причина сложнее. Вслед за Геге-
лем Фукуяма считает, что в центре политической жизни
лежит борьба за признание. Люди хотят не только пра-
ва на жизнь, свободу и частную собственность, но и все-
общего признания достоинства их личности. Только
либеральное государство способно сделать это призна-
ние универсальным, то есть предоставить его всем граж-
данам, поскольку они люди, а не потому что они члены
той или иной социальной или национальной группы.
Американский философ Элвин Тоффлер (1928–2016)
«Третья волна» — это считал, что история человечества далека от своего за-
футурулогическая книга, вершения. Наоборот, она находится в  самом начале
то есть Тоффлер попытал- своего пути  — на пороге новой постиндустриальной
ся нарисовать образ пере- цивилизации.
мен, ждущих человечество. Тоффлер описывал человеческую историю с  помо-
Поскольку с ее издания про- щью метафоры волн перемен. Первая волна  — это
шло уже более сорока лет, сельскохозяйственная революция, которая началась
сейчас уже можно видеть, примерно восемь тысяч лет назад и изжила себя к на-
что многие из его предска- чалу Нового времени. Вторая волна  — это промыш-
заний сбылись. ленная революция, пик которой пришелся на XVIII–
XIX  века. Наконец, третья волна  — постиндустриаль-
ная революция, начавшаяся в середине XX века. Волны
Тоффлер называл свое опи- не сменяют друг друга одномоментно по всему миру,
сание грядущего социаль- скорее, они набирают силу, достигают максимальной
ного устройства «практо- высоты, обрушиваются на человечество, а  потом по-
пией». В отличие от утопии степенно отползают. Таким образом, они находятся
и антиутопии, практо- в  постоянном движении и  перекрывают друг друга.
пия — это не лучший Что же несет с  собой третья волна? Кратко говоря,
и не худший из возможных изменения по всем фронтам: возобновляемую энергети-
миров, это практичный ку, рост наукоемких производств, распространение ин-
мир, не лишенный несовер- формационных технологий и использования искусствен-
шенств, но тем не менее ного интеллекта, уход от массовости и  стандартизации
более благоприятный для в  производстве и  потреблении, гибкость в  организации
человеческого существова- труда, появление индивидуальных медиа, торжество
ния, чем сельскохозяй- клипповой культуры, распад нуклеарной семьи, отказ от
ственная и индустриальная традиционных ценностей, становление экономики про-
цивилизации. изводителей для себя, распад национальных государств.
При этом третья волна повлечет за собой серьез-
ные социальные потрясения, подобные революциям,
прокатившимся по Европе в  XVIII–XIX  веках. Дело
в  том, что все эти социальные и  экономические из-
менения требуют и новых политических форм: власти
меньшинств, полупрямой демократии, децентрализа-
ции в  принятии политических решений, но ветхие
политические институты, созданные волной индустри-
ализации, будут стараться сохранить свои позиции,
что приведет человечество к  глубокому кризису.
Карл Поппер считал поворотным событием человече-
Для Поппера, наблюдавшего ской истории переход от закрытых обществ к откры-
появление тоталитаризма, тым. Он называл его настоящей революцией, которая
не было ничего хуже тира- началась еще в  Древней Греции, но до сих пор не
нии. По этой причине он может считаться завершенной.
яростно критикует истори- Различие между открытыми и  закрытыми обще-
цизм, лежавший в основе ствами лежит не столько в  способе их социальной
тоталитарных идеологий. организации, сколько в характерном для них способе
Историцизм полагает, что мышления. Для закрытых обществ характерно маги-
главные действующие лица ческое мышление. Причину любого общественного
истории — не конкретные изменения они видят в  действии сверхъестественных
люди, но избранные народы, сил. Социальные институты никогда не становятся
классы, нации, расы. Исто- объектом критического рассмотрения. В  нем нет ме-
рия — это закономерное ста личной ответственности, так как любое действие
и направленное развитие оправдывается ссылкой на традиции. Жизнь в  них
избранных к конечной цели регулируется жесткой системой табу. Такое общество
в виде идеального обществен- напоминает организм, где все члены неразрывно свя-
ного устройства. Выявление заны между собой. Открытое общество освобождает
исторических законов позво- критические способности человека. Оно основывает-
ляет делать предсказания ся на рациональной попытке улучшить условия жизни
относительно природы этого своих членов. В нем люди вынуждены принимать ин-
устройства. Согласно Поп- дивидуальные решения, то есть они получают свободу
перу, историцизм ненаучен, и ответственность за свою жизнь. Открытые общества
потому что он полностью абстрактны: для того чтобы взаимодействовать, его
извращает понятие научных членам не нужно находиться в  личном контакте.
законов и предсказаний. Открытые общества обладают одной важной ха-
рактеристикой: они позволяют противиться тирании.
Это становится возможным благодаря двум особенно-
Хотя Поппер утверждает, стям. Во-первых, они демократичны. Демократия не
что не существует никакой представлялась Попперу наилучшей или самой спра-
конечной цели и смысла ведливой формой правления, но только она предостав-
истории, а над людьми не ляла механизмы контроля за властью. Во-вторых, все
довлеет историческая необ- изменения в  этих обществах проводятся посредством
ходимость, кажется, что это социальной инженерии, то есть постепенной рацио-
утверждение противоречит нальной перестройки политических и экономических
его собственному описанию институтов для решения социальных проблем. Это
перехода от закрытых об- позволяет исключить превращение членов общества
ществ к открытым. в  заложников утопических идей властителей.
Хотя вслед за Гегелем и  Марксом идея истории как
Русский философ Николай всеобщего поступательного процесса, ведущего к  од-
Данилевский (1822–1885) ной цели, стала очень популярной, далеко не все фи-
также считал всеобщую лософы поспешили с  ней согласиться. Одним из кри-
историю человечества ил- тиков выступил немецкий философ Освальд Шпенглер
люзией и разработал свою (1880–1936). Шпенглер изучал историю культуры
собственную концепцию и искусства, в результате чего он пришел к выводу, что
культурно-исторических концепция всемирной истории предполагает опреде-
типов. Согласно этой кон- ленную картину мира, присущую далеко не всем куль-
цепции, Россия и славянский турам. Традиционная схема «Древний мир  — Сред-
мир стоят у порога за- ние века — Новое время» является продуктом культу-
рождения своего собственно- ры и исторической науки Западной Европы и поэтому
го нового культурно-истори- ориентирована прежде всего на историю Западной
ческого типа, совершенно Европы. По этой причине ее нельзя распространять
отличного от Западной на другие культуры. Античность, Западная Европа, Ин-
Европы. дия, Вавилон, Китай, Египет, арабская культура, куль-
тура майя  — это целые миры, равноправные и  неза-
висимые, которые развиваются в собственном темпе
Несмотря на справедли- и  создают особые культурные формы.
вость критики европоцен- Шпенглер описывает локальные культуры как жи-
тризма в исторических нау- вые существа высшего порядка, проходящие стадии
ках, концепция локальных становления, расцвета и  увядания. Стадию увядания
культур сталкивается с се- он называет цивилизацией. Это умирание, окамене-
рьезной проблемой: прини- ние некогда живых органических культурных форм.
мая ее, довольно сложно Когда культура входит в  стадию увядания, ареной
обьяснить процессы глоба- истории становятся мировые города, по отношению
лизации, протекающие к  которым вся остальная страна культуры нисходит
в современном мире. на положение провинции, имеющей своим исключи-
тельным назначением питать их остатками своего
человеческого материала. На место богатого форма-
ми, сросшегося с  землей народа приходит житель
большого города, новый кочевник, человек абсолютно
лишенный традиций, растворяющийся в  бесформен-
ной массе, человек фактов, без религии, интеллигент-
ный, бесплодный, исполненный глубокого отвраще-
ния к  крестьянству. Согласно Шпенглеру, Западная
Европа как раз вошла в  стадию цивилизации, а  по-
тому ее история близится к  закату.
В 1929 году испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет
«Восстание масс» во многом (1883–1955) выпустил книгу под названием «Восста-
оказалось пророческим. ние масс», где он описал феномен массового человека,
Ортега-и-Гассет предвидит порожденного европейской цивилизацией XIX  века.
возникновение тоталитар- Согласно Ортега-и-Гассету, общества всегда пред-
ных государств и неизбеж- ставляли собой единство массы и меньшинств. Мень-
ность насилия, которое вы- шинство  — это сообщество, которое чем-то выделя-
лилось во Вторую мировую ется. Масса  — это средний человек, он ничем не
войну, Холокост, социальные выделяется, ощущает себя таким же, как все, и  счи-
репрессии в СССР. Тем тает свою посредственность нормой.  При этом масса
не менее его предсказание всегда была пассивна. Представители меньшинств ру-
одичания не сбылось. Европа ководили ею. В начале XX века массовый человек вос-
оправилась от потрясений, стал против своего предназначения быть ведомым
и европейская цивилизация и  захватил власть. Это стало возможным благодаря
не погибла под натиском развитию либеральной демократии, науки и промыш-
варварских масс. ленности.  Они сделали жизнь значительно легче
и комфортнее. Европейский человек перестал дрожать
перед лицом смерти и  голода, ему стали доступны
Для Ортега-и-Гассета тер- многие материальные блага, для него были устранены
мин «массовая культура» социальные барьеры. В итоге родился массовый чело-
является оксюмороном. век — неблагодарная заурядность, переполненная чув-
Массовый человек неспосо- ством превосходства и  всесилия.
бен произвести и воспри- С точки зрения Ортега-и-Гассета, у восстания масс
нять то, что лежит в основе есть несколько губительных для европейской цивили-
любой культуры: целостную зации последствий. Во-первых, там, где торжествуют
систему идей, относительно массы, торжествует насилие, поскольку насилие — это
которой выверяются отдель- единственный способ, которым масса утверждает себя.
ные взгляды, и общий свод Во-вторых, массовый человек отдает решение всех
правил, к которым можно проблем и конфликтов на откуп государству, что при-
обращаться в споре. Он во- водит к поглощению им всякой независимой социаль-
обще неспособен к спору. ной активности, к  экспансии власти во все сферы
Единственное, что он мо- жизни. Общество вынудят жить для государства, чело-
жет, — силой навязывать века — для государственной машины. Наконец, массы
свою пошлость. Там, где ца- несут за собой новое варварство, одичание, утрату
рит пошлость, невозможна культуры. Ведь сознание массового человека герметич-
культура. но: оно плотно закрыто для любых чуждых ему идей,
а  потому он не в  состоянии впитывать и  перерабаты-
вать культурный опыт предыдущих поколений.
Голландский философ и  историк Йохан Хейзинга
Книга Homo Ludens (1872–1945) полагал, что в  основе возникновения
вышла в свет в 1938 году, и  развития человеческой культуры лежит игра. Куль-
и в ней явно чувствуется турный человек  — это прежде всего homo Ludens,
критический настрой человек играющий.
по отношению к фашизму. Хейзинга исходил из того, что игра представляет
Согласно Хейзинге, фашизм собой совершенно особый тип деятельности, не объ-
заимствовал внешние фор- яснимый ни из биологии, ни из психологии, ни из
мы игры (закрытые объеди- общества. Хотя игры, созданные людьми, очень разно-
нения, атрибутика, марши образны, в  них можно выделить следующие характер-
и т.п.), но убил ее суть — ные черты. Во-первых, игра свободна, не может быть
способность добровольно игры по принуждению. Во-вторых, игра воспринима-
себя ограничивать общими ется как «ненастоящая», она выпадает из обыденного
правилами и добропорядочно течения жизни. В-третьих, в  ней нет никакой пользы,
следовать им. После оккупа- она не следует никаким материальным интересам,
ции Нидерландов немцы играют всегда для удовольствия. В-четвертых, она игра-
отстранили Хейзингу от ется по правилам, которые мы не ставим под сомнение.
преподавания за его анти- В-пятых, она способна полностью захватить играюще-
фашистские взгляды. го. Наконец, она вызывает к  жизни общественные
объединения, стремящиеся показать свою отличность
от остальных людей с  помощью специальной атрибу-
Хейзинга считал, что совре- тики. Игровая деятельность обычно принимает две
менный спорт тоже начал формы: это либо соревнование (борьба, агон), либо
терять свою игровую сторо- демонстрация чего-то выходящего за рамки обычного.
ну. Из-за большей система- Согласно Хейзинге, вплоть до XVIII  века игра бы-
тизации, строгости дисци- ла способом существования культуры. Любые виды
плины и детализации деятельности, даже если они были направлены на
правил он стал серьезным удовлетворение самых базовых потребностей, стара-
делом, которым занимаются лись принять игровую форму. Он показывает, как игра
профессионалы. Более того, проступает в  таких разных областях человеческой
в отличие от архаических жизни, как религиозные культы, право и  судопроиз-
культур, где соревнования водство, военное дело, философия, наука, поэзия, му-
всегда были частью культо- зыка, изобразительные искусства, дипломатия. Однако
вых празднеств, современ- постепенно большинство видов человеческой деятель-
ный спорт оказался за рам- ности теряет свой игровой характер  — становится
ками культуры как таковой. серьезным. Цивилизация XX  века практически утра-
чивает способность к  игре, и вместе с  тем, по Хей-
зинге, она лишается подлинной культуры.
Когда в конце XIX — начале ХХ века произошел ска-
То, как работают структу- чок в  развитии этнологии и  социальной антрополо-
ры, можно увидеть на при- гии, исследователи столкнулись с тем, что традицион-
мере отношений родства. ные методы истории для них не подходят. Европейская
В традиционных обществах историография всегда занималась смотрением в  про-
именно через системы род- шлое и  из этого прошлого объясняла настоящее. Од-
ства и вступление в брак нако при изучении культур, например, индейцев Ама-
человек получал свою соци- зонии никакого прошлого, которое бы все объясняло,
альную идентичность. не наблюдалось. Как же изучать такие культуры?
Поэтому понимание их ра- Французский философ, этнолог и социолог Клод
боты было важно для иссле- Леви-Стросс (1908–2009) предложил их изучать так
дователей. Леви-Стросс вы- же, как лингвисты изучают языки. В  начале ХХ  ве-
явил следующую структуру: ка в  лингвистике господствовало течение структу-
отношения между дядей рализма, согласно которому в  основе языка лежит
и племянником будут для бессознательно усваиваемая говорящими структура,
отношений между братом проявляющаяся в  устройстве фонетики, граммати-
и сестрой тем же, что ки, морфологии, семантики. Она управляет всеми
и отношения между отцом конкретными употреблениями языка, даже если че-
и сыном — для отношений ловек никогда специально не занимался его теоре-
между мужем и женой. Если тическим изучением.
первые три типа отноше- Леви-Стросс считал, что культура  — это тоже
ний известны, то можно знаковая система и в ее основе тоже лежат подобные
предсказать и последний. структуры. Структура  — это некая матрица, задаю-
щая правила и  расположение элементов через их
отождествление и  противопоставление. Структуры
Во время студенческих вол- бессознательно впитываются всеми членами обще-
нений в Париже в мае ства и  воспроизводятся на всех уровнях: в  логике
1968 года одним из ведущих мышления, обычаях, фольклоре, мифах, системах
лозунгов стал «Структуры родства и табу, устройстве домов и городов, фасонах
не выходят на улицы!». одежды и  т.д.
Смысл этой критики состоял Этот подход был революционным для изучения
в том, что структурализм, общества и  культуры, потому что он стирал дихото-
ставший основной методоло- мию между социальными фактами, как, например,
гией гуманитарных и соци- устройство отношений родства, и  ментальными сим-
альных наук, был не в состо- волическими конструкциями, в  частности знанием
янии объяснить социальные и  мифами, объявляя их выражением одной и  той же
процессы своего времени. структуры.
Французский философ Мишель Фуко (1926–1984) от-
Согласно Фуко, современное крыл, что производство знания связано с  социальным
общество перестает быть порядком. Точнее, существует один-единственный по-
обществом дисциплины. рядок знания-власти. С одной стороны, знание и исти-
Люди становятся все более на пропитаны властными механизмами, что проявля-
независимыми и непохожими ется в  организации школ и  университетов, в  способах
друг на друга, они больше не признания научных результатов, в  демаркации знания
поддаются дисциплине. и  незнания. С  другой стороны, властные институты
Поэтому он верит, что на пронизаны способом функционирования знания опре-
смену обществу дисциплины деленной эпохи. Во-первых, власть пользуется тем же
должно прийти общество языком и способами рассуждения, адресуется к тем же
контроля, в котором власть объектам, что и знание конкретной эпохи. Во-вторых,
и знание будут организова- властные институты, как больница или тюрьма, сами
ны иначе. являются аппаратами познания. Таким образом, суще-
ствует порядок, который воспринимается людьми как
мировой порядок и  кладется в  основу и  научной кар-
Фуко предложил изучать тины мира, и  политической организации общества.
знание так же, как археоло- Фуко иллюстрирует работу знания-власти на приме-
ги изучают историю: начи- ре общества дисциплины Нового времени. Дисципли-
нать не с утверждения ка- ны — это методы, которые делают возможным контроль
кой-то единой теории, но над телом и  обеспечивают его послушание. В  XVII–
копать, снимать историче- XVIII веках они стали общими формулами политическо-
ские пласты, очищать от на- го и  научного господства. Идеальная модель общества
слоений. В ходе своей архе- дисциплины — паноптикум. Это проект тюрьмы в фор-
ологии знания он заметил, ме окружности, в  центре которой находится смотровая
что невозможно говорить башня. Каждый заключенный помещен в отдельную ка-
о каком-то едином концеп- меру, подвержен учету, наблюдению и  изучению и  при
те знания. То, как понима- этом никогда не знает, что происходит в  смотровой
лось и производилось зна- башне. Основная цель паноптикума — привести заклю-
ние в Средние века, ченного в состояние сознаваемой и постоянной видимо-
радикально отличается от сти, которая обеспечивает автоматическое функциони-
того, что было характерно, рование власти и ее обезличивание. Паноптикум стано-
например, для Нового вре- вится способом организации и функционирования всего
мени. Поэтому он предлага- общества: бюрократии, армии, полиции, фабрики, боль-
ет говорить о разных эпи- ницы и  в  то же время научного производства — лабо-
стемах — разных порядках ратории, школы, университета. По большому счету, це-
производства знания, воз- лые государства становятся паноптикумами, в  которых
никающих в разные эпохи. управляется и  изучается все население.
В начале книги говорилось о  том, что философия
Несколько иное понимание движется по кругу, в котором непрерывно чередуются
антифилософии предложил проблематизация принятых представлений и попытки
русско-немецкий философ выстроить картину мира на новых основаниях. Вы
и искусствовед Борис Гройс увидели, как это происходит, на примере нескольких
(род. 1947). По Гройсу, десятков проблем и  концептов, которые имели осно-
антифилософия, подобно вополагающее значение в  ходе истории философии.
антиискусству, предлагает Однако рассказ о философии был бы неполным без
в качестве объекта исследо- рассмотрения того, какое будущее ее ждет. По мнению
вания т. н. «реди-мейды». философов самых разных направлений, философия со
Вместо подъема в плато- второй половины XX  века находится в  кризисе. Они
новский мир умопостигае- рисуют три альтернативы его преодоления: постфило-
мых сущностей антифило- софия, антифилософия и  новая философия.
софы обращаются Адептом постфилософии был американский фило-
к повседневным практикам. соф Ричард Рорти (1931–2007). Он полагал, что клас-
сические проблемы философии проистекают из того,
что она говорит на языке бинарных оппозиций: субъ-
екта и  объекта, природы и  культуры, найденного
и сделанного. Отсюда возникают все эти бесконечные,
обреченные на провал попытки ответить на вопросы,
что есть истина, в чем состоит подлинная реальность,
как возможно достоверное познание. Язык бинарных
оппозиций был удобен для решения некоторых про-
блем, но это не значит, что концепты этого языка
отражают устройство самой реальности. Говорить
о  таком отражении вообще бессмысленно, так как
познание имеет своей целью не достоверное описание
вещей самих по себе, но наилучшее приспособление
человека к миру. Поэтому пора отказаться от старого
языка и заменить его новым, который позволит людям
эффективно решать проблемы и успешно действовать
в  мире. Следовательно, нужно выйти из философии
в  постфилософию, которая будет не бесконечно хо-
дить по одному и тому же кругу, но лишь давать праг-
матическую оценку языковых практик, как более или
менее полезных для решения насущных проблем.
Идея антифилософии вводится в оборот француз-
ским психоаналитиком и  философом Жаком Лака- Состояние современной
ном (1901–1981), а  затем подхватывается француз- философии довольно часто
ским философом Аленом Бадью (род. 1937), который называют постмодернизмом.
помимо Лакана называет антифилософами также Этот концепт ввел француз-
Паскаля, Руссо, Ницше, Кьеркегора и Витгенштейна. ский философ Жан Франсуа
Согласно Бадью, антифилософы обвиняли филосо- Лиотар (1924–1998) для обо-
фию в  том, что она претендует на статус чисто тео- значения того подозрения,
ретической мысли, постигающей истину как она с которым нынешняя эпоха
есть, хотя она таковой не является. Через критику относится к метанаррати-
ее языка и  концептов они показывали, что филосо- вам Нового времени — все-
фия  — это не только теория, но и  действие, акт объемлющим философским
самоутверждения, обеспечивающий самим филосо- системам, стремящимся
фам теплое место под солнцем культуры. Философ- свести все к одному основопо-
ский язык  — это нонсенс, ложь, пропаганда, имею- лагающему принципу. Пост-
щая своей целью скрыть этот акт. Поэтому понять модернизм делает акцент
что-то о мире только с помощью философского рас- не на единстве, а на разли-
суждения невозможно, необходим выход за рамки чии, несводимости и несоиз-
теоретического, акт другой природы: дать проявить- меримости.
ся воле к  жизни, дать показать себя мистическому,
обратиться один на один к Богу. Но дальше филосо-
фии остается только молчать.
К счастью для философов, по мнению Бадью, воз-
можна еще одна альтернатива  — новая философия.
Он полагал, что упадок философии начался в XIX ве-
ке, когда она утратила свою систематичность и стала
рассматриваться самими философами как служанка
либо науки, либо политики, либо искусства. Филосо-
фии пора перестать быть служанкой и  снова стать
самой собой, но для этого философы, подобно тому,
как это когда-то сделал Платон, должны найти для
нее новые основания, дать ей новый язык, сформу-
лировать новое определение бытия и  истины. А  это
означает пустить ее по совершенно новому кругу,
в  котором будут поставлены новые проблемы и  со-
творены новые концепты.
УДК 1(091)
ББК 87.3
Г15
Охраняется законом об авторском праве.

Галанина, Ксения Эдуардовна


Г15 Философия за минуту / К. Э. Галанина. — Москва: Издательство
АСТ, 2018. — 160 с.: ил. — (Всё, что должен знать каждый).
ISBN 978-5-17-983150-1 (ООО «Издательство АСТ»)
Человек наблюдает за миром вокруг на протяжении многих тысяч лет,
и обобщить когнитивный опыт такого объема непросто. Да и, пожалуй,
не стоит пытаться. Вместе с тем перечень экзистенциальных проблем,
которые пытаются разрешить многие поколения философов в самых
разных контекстах, — достижимая цель. И такой перечень имеет
прикладное значение, и он предлагается вниманию созерцательного
читателя.
Ксения Галанина — к. ф. н., сотрудник МГУ им. Ломоносова.
УДК 1(091)
ББК 87.3

Все, что должен знать каждый


К. Э. Галанина
ФИЛОСОФИЯ ЗА МИНУТУ

Создание коллажей Полина Полякова

Заведующая редакцией Юлия Данник


Ответственный редактор Ольга Лазуткина
Обложка и серийное оформление Яна Паламарчук
Обработка иллюстраций Андрей Копай-гора
Компьютерная верстка Юлия Анищенко
Технический редактор Татьяна Тимошина
Корректор Татьяна Бородоченкова
Общероссийский классификатор продукции
ОК-005-93, том 2; 953000 – книги и брошюры
Подписано в печать 11.10.2017
Формат 70х100/16. Усл. печ. л. 13. Бумага офсетная, печать офсетная.
Тираж 2000 экз. Заказ №
ООО «Издательство АСТ»
129085, РФ, г. Москва, Звездный бульвар, дом 21, стр. 3, комната 5
Адрес нашего сайта: www.ast.ru; e-mail: ogiz@ast.ru

© К. Э. Галанина, 2017
© ООО «Издательство АСТ», 2017