Вы находитесь на странице: 1из 90

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

На правах рукописи
УДК 550.4:504.05(533)

ХАЛИЛ АХМАД

БИОГЕОХИМИЯ АЗОТА И ФОСФОРА В ГОРОДСКИХ ЭКОСИСТЕМАХ


(на примере г. Кишинева)

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени доктора биологических наук
03.00.16. экология

Научный руководитель:
акад., проф. Ион Дедиу
Научный консультант:
Думитру Друмя, доктор
геолого-минералогических
наук

КИШИНЕВ
2004
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………………………..4

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ………………………………………………………………….……….8

Глава 1. Краткое описание физико-географических условий г. Кишинева………………….16

1.1. Климат……………………………………………………………………………….…..16

1.2. Почвенный покров и растительность…………………………………………………17

1.3. Водные ресурсы………………………………………………………………………..18

1.3.1.Озеро Valea Morilor……………………………………………………………………..18

1.3.2. Гидигичское водохранилище………………………………………………………….20

1.3.3. Озеро Valea Trandafirilor……………………………………………………………….20

1.3.4. Озера в парке Râşcani……………………………………………………………….….21

1.3.5. Малые водотоки………………………………………………………………………...21

1.3.6. Река Бык…………………………………………………………………………………22

Глава 2. Материал и методика исследований……………….……………………………….…23

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ……………………………………………………………….25

Глава 3. Азот и фосфор в компонентах окружающей среды муниципия Кишинев………….25

2
3.1. Азот и фосфор в почвенном покрове……………………………………………………25

3.2. Содержание азота и фосфора в донных отложениях…………………………………..30

3.3. Азот и фосфор в русловых донных отложениях основных водотоках города……….35

3.4. Гидрохимический режим азота и фосфора в водных экосистемах г. Кишинева…….42

3.5. Содержание биогенных элементов в поверхностном стоке г. Кишинева…………….43

Глава 4. Соединения азота и фосфора в аэрозолях города Кишинева…………………………45

Глава 5. Величина первичной продукции р. Бык и основных водоемов г. Кишинева………..46

Глава 6. Воздействие различных концентраций и соотношений азота и фосфора на Gamma-


rus kishineffensis в условиях техногенного воздействия……………………………………….50

ВЫВОДЫ…………………………………………………………………………………………...71

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ……………………………………………………….…74

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………………………………...75

РЕЗЮМЕ……………………………………………………………………...……………………87

REZUMAT…………………………………………………………………………………………88

SUMMARY………………………………………………………………………………………...89

СИМВОЛЫ И СОКРАЩЕНИЯ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В РАБОТЕ……………….……………..90

3
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Развитие научно-технического прогресса сопряжено с постоянно


усиливающимся антропогенным воздействием на окружающую среду. Наиболее
подверженными техногенному воздействию являются экосистемы городских ландшафтов с
высокими показателями плотности населения, интенсивным использованием земельных и
водных ресурсов для развития городской инфраструктуры. Процесс урбанизации является
объективным условием развития и в то же время оказывает значительное воздействие на
состояние окружающей среды. В процессе развития городских территорий происходят
серьезные изменения в функционировании экосистем, накопления и миграции химических
элементов в различных компонентах окружающей среды. В настоящее время этот процесс
приобрел глобальный характер, и экологические проблемы городов признаны одними из
основных направлений исследований [10, 11, 30, 81, 82].
Процесс современной урбанизации включает в себя два основных направления: с одной
стороны он приводит к концентрации населения на определенной площади и росту городских
поселений, с другой стороны - городское население старается сохранить природные черты
освоенных территорий, улучшить состояние наземных и водных экосистем, и в целом
экологическую ситуацию в природных комплексах в населенных пунктах. Несмотря на это,
городские экосистемы до сих пор остаются серьезным источником загрязнения окружающей
среды [10, 26, 112].
В последнее время исследования, направленные на изучение воздействия развития
городов на окружающую среду приобрели повсеместное развитие. Особое место в изучении
окружающей среды городов принадлежит выявлению условий миграции и накопления
химических элементов в различных компонентах городских экосистем, их воздействию на
развитие живых организмов, функционированию водных экосистем, которые являются
конечными пунктами в накоплении загрязнителей, мигрирующих в составе поверхностного
стока с различных участков городов.
Исследование биогеохимических процессов является неотъемлемой частью изучения
городских ландшафтов, которое должно проводиться на комплексной основе с анализом
основных компонентов окружающей среды урбанизированных территорий. Такой подход
позволит выявить участки накопления различных химических элементов в городских

4
экосистемах, определить уровень их накопления в живых организмах, выявить влияние
загрязнения биогенными элементами на состояние биологических объектов и разработать
рекомендации по оптимизации окружающей среды в городах.
Антропогенное воздействие в городских экосистемах сказывается по-разному в
различных частях окружающей среды. Наиболее интенсивная миграция химических элементов
происходит на склоновых участках покрытых твердым покрытием, которое в городах достигает
до 60% площади, в то время как участки пойм служат как ландшафты, где происходит
накопление мигрирующего материала, оказывающим значительное влияние на состояние
водных экосистем. Специфика таких процессов приводит к проявлению в городских
экосистемах такого глобального явления как «антропогенное евтрофирование», которое не надо
путать с таким явлением как «загрязнение водных экосистем», которое также широко развито в
городских экосистемах. Одной из отличительных черт антропогенного евтрофирования от
загрязнения является проникновение в водные экосистемы определенных веществ и в
особенности минеральных соединений азота и фосфора [37, 38, 124, 127, 128, 129]. Данные
элементы являются основными источниками изменения состояния водных экосистем,
функционирования сообществ организмов, условия их питания и т.д.
В настоящее время природные компоненты городских территорий подвержены
преимущественному поступлению минеральных форм азота NH4+, NO2– , NO3– и фосфора PO4–3.
Это явление отмечается в исследованиях многих авторов [12, 13, 23, 27, 31, 58, 63, 64, 117, 121,
126, 138]. Увеличение биогенных нагрузок в городские экосистемы особенно сказывается на
состоянии водных экосистем через увеличение биопродуктивности определенных видов
организмов, снижение биоразнообразия, изменение трофических связей и т.д.
Для типологической оценки состояния водных экосистем и разработки практических
рекомендаций по снижению уровня эвтрофикации, важное значение имеют исследования по
изучению их биомассы, изменению первичной продукции и других параметров, связанных с
обогащением водной среды соединениями азота и фосфора (основные биогенные элементы,
вызывающие эвтрофикацию). Важным компонентом исследований, направленных на изучение
выявления путей поступления этих элементов в водных экосистемах, являются
биогеохимические методы исследования, которые включают в себя сопряженный анализ
основных компонентов городских ландшафтов с последующим составлением баланса азота и
фосфора. Такой подход позволяет рассчитать количество данных элементов, достигающих

5
водных экосистем и дает возможность планировать мероприятия направленные на
регулирование поступления главных биогенов в водные экосистемы.
В этой связи оценка современного состояния основных компонентов окружающей среды
и факторов, ведущих к росту поступления азота и фосфора в экосистемы городских
ландшафтов, а также расчет баланса этих элементов, позволят оценить биогенные нагрузки на
водные экосистемы и выявить роль различных факторов в круговороте азота и фосфора. Данные
исследования служат основой для разработки мер по улучшению состояния городских водных
экосистем и их рациональному использованию.
Проведенные исследования позволяют разработать ряд мер направленных на достижение
хорошего экологического статуса водных экосистем города Кишинева в соответствии с
требованиями рамочной водной директивы Европейского Союза, а методологические подходы,
использованные в выполнении данной работы, будут применяться и при составлении планов
развития городских территорий в Сирийской Арабской Республике.

Цели и задачи исследований: Основной целью исследований являлась: оценка


современного уровня поступления азота и фосфора в городские ландшафты и их содержания в
основных компонентах окружающей среды, выявление факторов, определяющих
распределение этих элементов в основных компонентах окружающей среды города, а также
составление баланса исследуемых элементов, расчет их нагрузки на водные экосистемы с
прогнозированием возможных изменений их функционирования.
Для достижения поставленных целей были сформулированы и реализованы следующие
задачи:
- изучить содержание азота и фосфора (в первую очередь их минеральных форм) в различных
компонентах окружающей среды города (почвы, донные отложения, воды, биологический
материал, атмосферные осадки, и т.д.);
- оценить основные факторы, влияющие на содержание биогенов в различных компонентах
окружающей среды Кишинева;
-определить роль атмосферных осадков в балансе азота и фосфора для различных
функциональных зон города;
-выявить роль биологических факторов в аккумуляции азота и фосфора;

6
- провести исследования по содержанию азота и фосфора в заповедных территориях для
последующего сопоставления полученных результатов с таковыми в городских
экосистемах, для определения уровня техногенной нагрузки в городе;
- разработать рекомендации по планированию городских территорий с целью снижения
уровня биогенной нагрузки на окружающую среду в пределах городских территорий.

Научная новизна работы.

1. Впервые изучена миграция азота и фосфора в поверхностном стоке в различных


функциональных зонах города и проведен расчет его количественных характеристик.
2. Впервые составлен баланс биогенов в городских ландшафтах и рассчитано их
количество, достигающее водных экосистем, что дает возможность определить роль
антропогенного фактора в формировании биогенного баланса городских ландшафтов.
3. Впервые определены соотношения минеральных форм азота и фосфора в различных
компонентах окружающей среды г. Кишинева и изучено их воздействие на водную
тест культуру.
4. Определен уровень содержания азота и фосфора в основных компонентах
окружающей среды г. Кишинева.
5. Разработаны практические рекомендации, направленные на снижение биогенных
нагрузок на городские экосистемы.

Практическая значимость работы. Полученные данные могут быть использованы


Примарией г. Кишинева для планирования мероприятий по организации городских территорий,
а также при планировании мер направленных на реализацию плана действий по устойчивому
развитию муниципия. Результаты исследований также необходимы для составления планов по
реконструкции городских очистных сооружений, организации мест отдыха и реализации плана
по улучшению биоразнообразия в зоне муниципия Кишинева, развитию зеленой сети города и
созданию интегрированной базы данных о состоянии окружающей среды.
Используемая методология позволила получить новые данные по балансу азота и
фосфора в городских ландшафтах. Проведенные на ее результатах расчеты позволяют получать
данные по количеству биогенных элементов, достигающих водных экосистем. Такая

7
методология может быть универсально использована и для подобных работ в других городах, и
для составления прогноза возможного изменения состояния водных экосистем, а также
планирования городских территорий. Полученные результаты и использованная методология по
изучению воздействия биогенов на состояние окружающей среды в городе позволят развить
методологические аспекты проведения научных исследований направленных на улучшение
состояния городских экосистем.
Апробация работы и публикации. Данная работа была выполнена в лаборатории
Биогеоценологии Национального Института Экологии. Основные результаты опубликованы в 5
работах и доложены на Конференции молодых ученых Академии наук Республики Молдова
(2003г.), а также на конференции посвященной водным ресурсам, проведенной примарией г.
Кишинева в 2002 году. Диссертационная работа состоит из введения, шести глав, общих
выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Исследование изложено на 90
страницах машинописного текста, включает 10 таблиц, 22 рисунка, 153 источника литературы.

Обзор литературы

Одной из основных проблем связанных с состоянием окружающей среды в городских


экосистемах является избыточное поступление биогенных элементов (азота и фосфора),
которые обуславливают явление эвтрофикации водных экосистем. До начала 60х годов
изучение этого процесса проводилось в первую очередь в связи с необходимостью определения
типологии различных водных объектов, а также с развитием рыбохозяйственного комплекса.
Дальнейшие исследования начали проводиться в связи с широким применением азотных и
фосфорных удобрений в сельском хозяйстве и развитием животноводческих комплексов. Все
это обусловило активную миграцию этих элементов в окружающей среде, что начало приводить
к повсеместному евтрофированию водных экосистем находящихся на значительных
расстояниях от внесения минеральных и органических удобрений. В городах эта проблема
усугублялась эксплуатацией автотранспорта, использованием детергентов, сжиганием топлива,
накоплением мусора и.т.д.
Первые исследования по миграции азота и фосфора начались в 50-х годах прошлого века
в США. В СССР данные исследования начались примерно в это же время. Первоначальной
целью данных исследований являлось определение уровня и разработки критериев для оценки

8
антропогенного воздействия на окружающую среду в результате сельскохозяйственной
деятельности. Впоследствии исследования по миграции биогенных элементов в окружающей
среде проводились и для определения техногенной и естественной составляющей в их миграции
в основных компонентах окружающей среды, особенно в водной и расчету количества биогенов
достигающих водных экосистем [1, 4, 16, 20, 127, 128].
В 60-х, 70-х годах прошлого века были разработаны индексы антропогенного
евтрофирования [36, 37, 57, 61, 65, 77]. В 70-е годы значительно расширились исследования по
миграции азота и фосфора в окружающей среде. Были определены основные источники
поступления этих элементов и особо подчеркнута роль минеральных форм данных биогенов в
эвтрофикации водных экосистем. Кроме этого, также начались исследования по геохимии этих
элементов в различных типах культурных ландшафтов [3, 8, 21, 33, 47, 79, 88, 89, 100, 117, 122,
125].
Исследования по изменению гидрохимических показателей культурных ландшафтов
были проведены в работах Шилькрота [151, 152]. Для выявления антропогенной нагрузки было
предложено исследовать экосистемы с различным уровнем антропогенного воздействия с
последующим сравнением состояния водных экосистем в различных антропогенных
ландшафтах. В этих работах также предложены некоторые методологические аспекты
исследования процессов эвтрофикации водных экосистем.
В ряде работ [2, 9, 17, 18, 28, 29, 34, 43, 47] выявляются причины появления процесса
антропогенного евтрофирования водных объектов. Здесь же указывается на взаимосвязь
увеличения уровня трофности водных экосистем с экономической деятельностью человека на
водосборных площадях. На эту взаимосвязь указывают и многие другие авторы [47, 50, 66, 69,
74, 77, 78, 92, 102, 116, 141, 153]. В результате антропогенного воздействия возникают
изменения на трофическом уровне, которые приводят к существенному изменению в
функционировании как водных, так и наземных экосистем.
Последствия антропогенного поступления биогенных элементов в окружающую среду и
в частности в водные объекты детально рассмотрены в работах [23, 37, 38, 45, 46, 49, 51, 52, 61,
62, 67, 68, 72, 76, 90, 136, 144], где указывается, что проблема поступления биогенных
элементов и связанная с ним евтрофикация является первостепенной для водных экосистем. В
этих работах было установлено, что на начальных этапах увеличения трофности водных
экосистем сохраняется взаимосвязь между техногенной нагрузкой нутриентов и биомассой.

9
Нарушение в экосистемах начинается при определенной техногенной нагрузке, причем этот
процесс носит многофакторный характер и зависит от многих условий, как геохимической
обстановки в регионе загрязнения, климатических условий, характера антропогенной
деятельности и т.д.
В этих же работах предприняты попытки установить критические концентрации
биогенов, которые вызывают нарушение трофности водных экосистем в озерах. Так
установлено, что в неглубоких водоемах этот показатель для минерального фосфора ниже, чем в
глубоких (более 10 м) и составляет 0,1 и 0,3-0,4 мг/л соответственно.
Избыточное поступление биогенных элементов в компонентах окружающей среды ведет
также и к уменьшению биологического разнообразия с превалированием в биоценозе
определенных групп организмов. Так, например, структура фитопланктона изменяется от
преобладания диатомовых водорослей до состояния, когда эти водоросли заменяются сине-
зелеными. С увеличением содержания нутриентов в водной среде в составе зоопланктона
возрастает количество простейших, а среди зообентоса исчезают олиготрофные организмы.
Зависимость биопрдуктивности от содержания биогенов и в первую очередь фосфора была
установлена во многих малых озерах различных регионов Европы [14, 39, 51, 87, 90, 96, 101,
131, 134,137, 139, 140, 145, 148, 149].
Особое место при проведении биогеохимических исследований принадлежит изучению
соотношений концентраций азота и фосфора на развитие живых организмов [91, 98, 143, 146], а
также соотношений содержаний этих элементов, в первую очередь минеральных форм в
основных компонентах окружающей среды (почва, донные отложения, вода и т.д). В работах
[112, 113, 114] указывается, что в олиготрофных и мезотрофных водоемах соотношение азота и
фосфора составляет 30: 1, в сильно гумифицированных – 135: 1, а в евтрофрованных 15 – 25: 1,
в гиперотрофных 12 – 18: 1.
Исследования, проведенные в Санкт-Петербурге [133] показали, что процесс
урбанизации оказывает существенное деградирующее влияние на состояние и
функционирование экосистем. Полученные результаты позволили прогнозировать состояние
трофности водных экосистем и разработать мероприятия по управлению качеством воды в
водоемах.
В работах [12, 26, 35, 53, 65, 118, 120, 123] был изучен баланс биогенных веществ в
водных экосистемах с целью прогнозирования возможных изменений концентрации биогенов и

10
трофности водоемов. Особое место в этих работах уделяется разработке мер по снижению
уровня получения биогенных элементов на водосборных площадях и путей снижения уровня
антропогенного евтрофирования, а также предупреждению негативных явлений связанных с
этим процессом.
В работах Денисовой, Нахшиной [75] и Алекина [36, 57] выводятся уравнения по
прогнозированию гидрохимического режима, динамики органического вещества и биогенных
элементов в водных экосистемах в существующих и проектируемых водохранилищах.
Существенный вклад в изучении процессов миграции азота и фосфора в окружающей
среде и процессов эвтрофикации водоемов внесли работы, проведенные на Великих озерах в
США [1, 4, 19, 20], где впервые были рассмотрены вопросы взаимосвязи биогенной нагрузки на
окружающую среду в бассейнах озер и изменения их трофического уровня, что позволило
обосновать типологию озер в зависимости от биогенной нагрузки, глубины водоема и стока
поверхностного материала в водные экосистемы.
В работе Каплана-Дикса [88] приводится методология по моделированию
поверхностного стока биогенных веществ с водосборных площадей.
Значительное количество работ [12, 13, 24, 25, 32, 59, 64, 85, 95, 99, 104] посвящено
отдельным элементам процесса эвтрофирования. В этих исследованиях данный процесс
изучается как для ряда озер и отдельных водных экосистем, так и для целых регионов в
зависимости от антропогенной нагрузки, геохимических условий на водосборных площадях и
гидрологического режима водных объектов. В этом контексте исследования осуществляются в
направлении определения типичных признаков связанных с нарушением функционирования
природных экосистем. Значительное место в них уделяется и процессам изменения содержания
биогенных элементов в основных компонентах окружающей среды и на водосборных
площадях. Такие исследования необходимы для установления путей миграции биогенов в
ландшафтах и количественной оценке тех биогенных нагрузок, которые достигают водных
экосистем и воздействуют на водные организмы.
Одним из компонентов биогенного баланса для водосборных площадей является
количественная оценка поступления азотных и фосфорных соединений с атмосферными
осадками. Первые исследования в этом направлении начались в 60-х годах прошлого века для
нужд сельского хозяйства. Были определены фоновые концентрации питательных элементов в
различных природных зонах [40, 41, 42, 54, 55, 56]. В настоящее время значительная часть

11
исследований по атмосферным осадкам переориентирована на изучение антропогенного
воздействия. На необходимость такого подхода было указано еще в классической монографии
В.Вернадского [50], в которой большое внимание уделено атмосферным осадкам, как
существенному фактору, определяющему химический состав природной среды.
Значительный вклад в изучение химического состава атмосферных осадков, их
взаимосвязи с метеорологическими факторами, как и изучение состава аэрозолей атмосферы,
как источника загрязнения был внесен рядом авторов [40, 41, 71, 80]. В статье [40] представлены
результаты исследований составы атмосферных осадков в 23 городах СССР и установлены
основные метеорологические параметры, способствующие максимальному загрязнению
атмосферы в различных городах.
В работе Дроздова [80] обобщены результаты исследований химического состава
атмосферы на территории бывшего СССР, установлены основные закономерности между их
химическим составом и географической зональностью. Оценивается роль природных и
техногенных факторов в загрязнении атмосферы. Авторы определили количество хлора и азота
на единицу площади за определенное время. Согласно этим расчетам общее количество азота и
фосфора содержащих веществ поступающего с атмосферными осадками для юго-запада СССР
составляет примерно 150 кг/га в год.
В работе [79] приводятся результаты изучения химического состава атмосферных
осадков и их влияние на химизм поверхностных вод. Были установлены основные ингредиенты
атмосферных осадков, в том числе и азота. Так было определено, что для восточной части
Европы средняя нагрузка нитратного азота составляет 0,02 т/км 2 за год.
В работах [37, 79] сравнивается среднее содержание химического состава атмосферных
осадков европейской части бывшего СССР со средним химическим составом поверхностных
вод. Авторы делают вывод, что минеральные вещества атмосферных осадков составляют
примерно 30% от их концентрации в поверхностных водах.
За последние 30 лет значительно вырос интерес к исследованию химического состава
снежного покрова как индикатора техногенного загрязнения. Изучалось влияние точечных
источников загрязнения, также как и источников промышленного загрязнения, на состояние
прилегающих территорий. В статье [48] приводятся данные о загрязнении снежного покрова в
городских экосистемах, определены специфические метеорологические условия,
способствующие максимальному загрязнению атмосферы, при этом выделяются 3 основные

12
зоны по уровню загрязнения. Приводится анализ аналогичных исследований в других регионах,
важный для унификации методологических подходов и получения сопоставимых результатов.
Данные по физико-химическому мониторингу снежного покрова представлены в
монографии В. Василенко [48]. На основе богатого фактологического материала были
проанализированы возможности наблюдения за загрязнением снежного покрова, с целью
инвентаризации выбросов промышленных предприятий и контролю загрязнения на глобальном,
региональным и местном уровнях.
Значительное место в изучении баланса азота и фосфора принадлежит исследованиям их
содержания в донных отложениях водных экосистем. Работы в этом направлении продолжаются
примерно 60 лет.
В работе К. Мортимера [21] на основе лабораторных исследований было предположено,
что содержание растворенного кислорода в глубинных водах является основным фактором,
регулирующим диффузию азота и фосфора из донных отложений в воду. В данной работе
констатируется, что, если содержание растворенного кислорода в глубинных водах находится
на уровне 8 мг/л и выше, то верхняя часть донных отложений окисляется. В таких
геохимических условиях фосфор и азот находятся в слабо связанном состоянии, так как азот
находится в комплексном соединении, а фосфор сорбирован гидроокислами. В таких условиях
биогены поступают из воды в донные отложения. В условиях, когда концентрация
растворенного кислорода меньше 1 мг/л начинается поступление биогенных элементов из
донных отложений в воду.
Определенный интерес представляют работы по определению диффузии азота и фосфора
в донных отложениях пойменных участков [60, 105, 106, 107]. Было установлено, что этот
процесс имеет сезонный характер с максимумом во время интенсивного цветения сине-зеленых
водорослей.
В настоящее время значительное внимание уделяется изучению влияния донных
отложений на качество вод [104, 105, 106, 107, 108, 109, 130,132, 133, 142, 147].Были
установлены основные закономерности процессов накопления, трансформации и диффузии
азота и фосфора в воду из донных отложений. В этих публикациях был показан и механизм
диффузии азота и фосфора из донных отложений в воду, с определением основных факторов,
обуславливающих аккумуляцию фосфора в донных отложениях. В данных работах установлена

13
зависимость концентрации фосфора в верхней части донных отложений от интенсивности
разложения и минерализации органических веществ.
В промышленно развитых странах проблема диффузии азота и фосфора изучается в связи
с влиянием на этот процесс ряда параметров, таких как температура, pH , eH и др. и их роли в
переходе фосфора из донных отложений в воду [1, 4, 17, 20].Показано, что рост температуры
приводит к увеличению скорости диффузии. При температуре ниже 5 градусов переход фосфора
из донных отложений в воду и наоборот практически не происходит, в то время как
существенное ускорение этого процесса начинается при температуре свыше 15 градусов.

Что касается азота, то в лабораторных условиях было установлено, что этот элемент
переходит из седиментов в воду в виде минеральной формы NH4+[17,18]. Этот же вывод
делается и в других работах [106, 133].
В переделах Молдовы исследования по изучению роли донных отложений в
формировании биогенного баланса водных экосистем проводились на Дубоссарском
водохранилище [63, 125, 148]. В этих работах был установлен химический состав жидкой фазы
донных отложений и его сезонная динамика. Установлено, что содержание аммонийного азота в
жидкой фазе донных отложений на порядок выше его концентрации в воде водоема.
В последнее время водные экосистемы значительно загрязняются синтетическими
моющимися средствами, содержащими фосфорные соединения [16, 19, 23, 44, 83, 84, 86, 119,
135]. В работе Прунича [26] приводятся данные о поступлении фосфора в городские экосистемы
(Кишинева) с детергентами.
В работе В. Каплина [89] представлены результаты эксперементальных исследований о
разрушении детергентов в водной среде. Установлено, что при концентрации детергента в 1
мг/л его разрушение на 50% происходит за 5 – 240 дней в зависимости от типа моющего
средства.
Из проведенного анализа литературы можно сделать вывод, что изучение
антропогенного воздействия азота и фосфора на состояние экосистем проводится достаточно
широко и многосторонне во многих странах мира на различных водоемах и прилегающих к ним
площадях. Данные исследования охватывают различные аспекты природопользования. В то же
самое время необходимо отметить, что круговорот этих элементов в окружающей среде
проходит по-разному и зависит от многих факторов. Можно сделать вывод, что для каждого

14
ландшафта необходимо проведение специальных исследований с учетом местных факторов,
влияющих на миграцию азота и фосфора. В этом контексте проведение исследований по
биогеохимии азота и фосфора в муниципии Кишинев, который находится под все
увеличивающимся техногенным прессом, представляют несомненный практический и
теоретический интерес для составления обоснованных программ и планов действий,
направленных на уменьшение нагрузок биогенов на городские экосистемы. Кроме этого
методологические подходы нуждаются в постоянном усовершенствовании, а подсчитанные
нагрузки необходимо корректировать в зависимости от изменившихся условий и социально-
экономического развития города.
Краткий вышеприведенный обзор литературных данных и результаты собственных
исследований свидетельствуют об актуальности проблемы загрязнения окружающей среды
соединениями азота и фосфора, их миграции и превращениях, а также их влияния на
компоненты деградированных городских биоценозов и разработку методических приемов их
оценки и мониторинга. Исходя из этого, были определены основные задачи исследования:
- определить уровень содержания азота и фосфора в основных компонентах окружающей
среды города (почвы, водоемы и их донные отложения, растительность, фауна, атмосферные
осадки);
- установить качественные и количественные характеристики основных факторов, влияющих
на содержание азота и фосфора и их соотношений в различных компонентах окружающей
среды Кишинева;
- определить роль разных форм осадков в балансе азота и фосфора для основных биоценозов
города и их функциональных зон;
- выявить роль биологических факторов в миграции и аккумуляции азота и фосфора;
- исследовать содержание азота и фосфора в заповедных территориях Республики для
их последующего сопоставления с таковыми в городских экосистемах с целью уточнения
уровня техногенной нагрузки на биоценозы города;
- разработать рекомендации по планированию городских территорий с целью снижения уровня
биогенной нагрузки на окружающую среду в пределах городских территорий.

15
Глава 1. Краткое описание физико-географических условий г. Кишинева.

Территория города находится на юго-восточной окраине Кодр и западной части


Приднестровской террасы [7, 8, 30, 71]. Рельеф обследованной территории имеет комплексный
характер. Важным элементом рельефа является долина реки Бык и ее расчлененные склоны.
Основная часть города расположена на правой части долины реки. Расчленение рельефа
варьируется в достаточно широких пределах. В городской черте в северо-западной и в
восточной частях этот показатель достигает 2,25 км/км2. Средняя глубина расчленения
ландшафта составляет 100 – 120 м. Наиболее высокие участки приурочены к западной части
города и достигают 160 м [94].
Высокая степень расчленения рельефа в городской черте вызывает необходимость
организации территории города с целью регулирования потоков поверхностного стока для
снижения процессов загрязнения и заиления водоемов[93,94] . Проведение строительных и
земляных работ, а также уменьшение площади зеленых насаждений на территории муниципия
способствует значительному увеличению эрозионных процессов и поступлению
дополнительного материала в водные экосистемы.
В геологической структуре изученной территории преобладают породы сарматского
возраста представленные в основном глинами зеленого цвета с серым оттенком с прослоями
песка и рифогенного известняка. Мощность сарматских отложений на территории города
варьирует от 120 до 290 м [7, 8].
Четвертичные породы представлены элювиальными, элювиально-делювиальными,
аллювиальными, делювиальными отложениями, состоящими из глин, песчаников, глинистого
песка, песка и гальки [8]. Современные аллювиальные отложения особенно развиты в пойме р.
Бык и представлены глинами и песчаником с большим количеством остатков организмов.

1. 1. Климат

Климат Кишинева является умеренно-континентальным с мягкой, короткой зимой и с


жарким продолжительным летом. Среднегодовая температура составляет 9,5 градуса, годовая
норма осадков – 530 мм. И относительная влажность воздуха 71%.

16
В холодное время года климатические условия муниципия определяются переносом
воздушных масс с северо-западного направления. Из-за частого изменения движения
воздушных масс температурный режим в холодное время года является нестабильным. Средняя
температура холодного времени года составляет – 2,2 градуса.
В зимнее время года выпадает примерно 65-95 мм осадков, что составляет около 20% их
годового количества. Высота снежного покрова достигает 20-30 см, иногда до 40-50 см. В связи
с частыми оттепелями снежный покров является нестабильным.
Весна в Кишиневе наступает в начале марта, хотя интенсивное поднятие температуры
начинается только в апреле и в мае месяце достигает 15,8 градуса. Средняя продолжительность
весеннего периода в городе составляет примерно 70 дней, заканчиваясь примерно в первой
декаде мая.
Теплый и сухой летний период начинается примерно с 10 мая с небольшими
отклонениями в зависимости от воздушного переноса с запада и северо-запада. Самый жаркий
месяц – июль со средней температурой 24 градуса, в отдельные дни этот показатель может
достигать 40 градусной отметки. Количество дней с температурой выше 25 и 30 градусов
составляет 70 и 20 дней соответственно. Лето обычно заканчивается во второй декаде сентября
или начале октября, когда средняя дневная температура опускается ниже 15 градусов. Снижение
температуры с 10 до 5 градусов продолжается в течении примерно 30 дней. Окончанием осени,
считается снижение температуры ниже 0 градусов [93].

1. 2. Почвенный покров и растительность

Почвенный покров на территории города и прилегающих территорий достаточно


разнообразен и обусловлен географическими факторами почвообразования: климат,
растительность, рельеф, породы, близость подземных вод и т.д. В северо-западной части города
преобладают выщелоченные черноземы. На левом берегу реки Бык в средних частях склонов
развиты обычные черноземы. На периферии юго-западной части города почвы представлены
карбонатными черноземами. Этот тип почвенного покрова распространен и в нижней части
склонов долины р. Бык. В пойме реки развиты луговые почвы, которые часто слабо засолены.
Эти типы почв сохранились и в некоторых парковых зонах. Основная часть почвенного покрова
города сильно изменена и может быть классифицирована, как антропогенные почвы [69,125].

17
По флористическому составу [94], территория Кишинева и прилегающих территорий
находится на стыке трех флористических регионов: лиственные европейские леса (Кодры),
средиземноморские леса (участки дубрав юга Молдовы) и восточноевропейские степные
ландшафты [69, 126].
В пределах города древесная растительность в значительной мере представлена
лесопарковыми насаждениями. В парках и лесопарках примерно 2/3 деревьев представлены
интродуцированными видами (каштан, платан, сосна, туя, канадский тополь и т. д.). Травяной
степной и лесостепной покровы частично сохранились на участках непригодных для
строительства и сельского хозяйства или полностью разрушены.
Площадь зеленых насаждений в городе и пригородах составляет примерно 4150 га [93].
Парки составляют 150 га, лесопарки –2388 га, скверы – 145 га, аллеи – 17 га, посадки на улицах
740 га и пригородные зоны отдыха – 710 га. В флористический состав зеленых насаждений
входят как декоративные, так и естественные виды растений (липа, дуб, ясень, скумпия, акация
и др.).
Древесная флора включает примерно 200 видов. Травянистый покров представлен
примерно 250 таксонами. По существующим планам развития предусмотрено, что площадь
зеленых насаждений составит примерно 21 м 2 на человека [93].

1. 3. Водные ресурсы

Водные ресурсы муниципия представлены небольшими реками, протекающими по


городским ландшафтам, стоячими водоемами и подземными водами [28, 29].
Поверхностные воды муниципия представлены рекой Бык и его притоками,
пригородными озерами Гидигич и Яловены, а также озерами, расположенными в пределах
городской черты.

1. 3. 1. Озеро Valea Morilor

Водоем создан в 1950 году в результате сооружения плотины на ручье Дурлештский. Основное
использование водоема и прилегающей к нему лесопарковой зоны – рекреация. Проектная
площадь озера составляет 34 га, наибольшая длина 835 м, максимальная ширина 450 м.

18
Первоначальная глубина в приплотинном участке составила 7,5 – 8 м., в настоящее время 3,5 –
4 м.
Водное питание озера осуществляется в основном через Дурлештский ручей, который по
пути дренирует агроландшафты, жилые районы с. Дурлешть с большим количеством
несанкционированных свалок и сбросом хозяйственно-бытовых стоков, а также
густонаселенного района г. Кишинева. Другим источником питания озера являются родники и
ручьи, протекающие по ул. Парковая и также дренирующие район частной застройки с
несанкционированным складированием бытовых отходов. Другим источником питания
являются ряд мелких ручьев, сформировавшихся на оползневых склонах. Динамика
температурного режима представлена в таблице 1.
Таблица. 1
Динамика температуры воды [оС] озера Valea Morilor

Месяц 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Поверхностный слой 2.5 2.2 2.7 10.6 16.8 24.5 29.8 28.9 23.2 16.4 9.1 2.7
Придонный слой 4.7 3.7 4.8 10.2 15.1 19.2 26.1 15.7 20.3 13.7 9.0 3.1

Примерно такие же характеристики температурного режима характерны и для остальных


озер города.
Содержание растворенного кислорода в воде озера большую часть времени составляет
90-95% к норме насыщения, с максимумом до 150% к норме приходится на период массового
развития фитопланктона, когда численность клеток достигает 25-35 млн. клеток в литре воды. В
придонных слоях снижение содержания кислорода до 20% к норме насыщения наблюдается
лишь в летние месяцы. В остальное время его содержание в поверхностных и придонных слоях
не проводилось.
Общая минерализация воды в водоеме колеблется от 700 до 1070 мг/л. По соотношению
основных ионов водоем относится к смешанному гидрокарбонатно-сульфат-хлоридному или
гидрокарбонатно-хлорид-сульфатному классу группы магний-кальций или магний – натрий.
Объем озера составляет примерно 1500 тыс. м3, средняя глубина 1,9 метра, рН – 7,5 –7,7.
Общая площадь – примерно 30 га, водообмен 20 – 30 суток [138].

19
1. 3. 2. Гидигичское водохранилище

Водохранилище сооружено в 1962 году примерно в 15 км выше города Кишинева на реке


Бык. Основное использование – рекреация, орошение и рыбоводство. Водосборные площади
широко используются в сельском хозяйстве. Площадь водного зеркала 800 га, длина 8,5 км,
ширина – 1,8 км, в приплотинном участке средняя глубина 4,5 м, средняя – до 7 м. По своей
типологии водохранилище является непроточным водоемом многолетнего регулирования.
Полный объем – 31,3 млн. м3 температурный режим близок к таковому в озере Valea Morilor.
Содержание кислорода заметно колеблется в течение вегетационного периода. В поверхностном
слое содержание растворенного кислорода находится в пределах нормы насыщения. В
придонных слоях содержание кислорода подвергалось изменениям от 78 до 120% к норме
насыщения.
Общая минерализация колеблется в пределах 800 – 2000 г/л и по солевому составу вода
относится к сульфатно-хлоридно-натриевому типу с величиной pH примерно 7,5 [47].

1. 3. 3. Озеро Valea Trandafirilor

Каскад из трех озер создан в 1965 году и расположен в парковой зоне микрорайона
Ботаника. Водоем и прилегающая к нему лесопарковая зона используется в основном в
рекреационных целях. Питание главным образом атмосферное, хотя в бортах склонов имеется
большое количество родников и выходов грунтовых вод. Нижнее озеро, которое было
опробовано в результате работ, имеет площадь 6 га и объем – 200 000 м3, максимальная глубина
– 5 м, средняя – 1,5 м. Минерализация колеблется от 750 до 1150 мг/л, рН от 7,5 до 8,5.
Верхние озера имеют примерно такие же гидрохимические характеристики и несколько
меньше по объему.

20
1. 3. 4. Озера в парке Râşcani

Каскад водоемов расположен в северо-восточной части города Кишинева. Сооружен в


1962 году в парковой зоне и используется для рекреации. Исследования по качеству воды,
седиментов и почвенного покрова проводились на последнем озере. Его площадь составляет 4
га и объем – 100.000 м3. Максимальная глубина – 4 м, средняя 1,2 м. Водообмен – 14 –20 дней,
минерализация примерно 1000 мг/л, рН колеблется от 7,5 до 8,5. Температурный режим близок
к таковому в других водоемах.

1. 3. 5. Малые водотоки

Ручей Durleşti. Данный водоток является основным притоком озера Valea Morilor.
Степень освоенности водосбора более 80%, протекает по территории с. Дурлешть с населением
более 10000 чел. В этом же населенном пункте расположен завод бытовой химии,
автомобильные и др. предприятия. Длина водотока около 2 км и последние 300 метров
протекает по парковой зоне Valea Morilor. Значительная часть русла спрямлена, средняя
минерализация составляет примерно 1000 мг/л и рН 7 – 7,5. Количество взвешенных веществ в
летнее время достигает 150 г/л. На большем протяжении водотока его берега превращены в
несанкционированные мусорные свалки.
Ручей по улице Парковой. Данный водоток также является притоком озера Valea Morilor.
Начинается на выходе грунтовых вод в 50 м ниже ул. Хынчешть. Протяженность примерно 1
км. Освоенность водосбора составляет практически 100% и занята в основном жилым массивом
с преобладанием частной застройки с сильным загрязнением берегов бытовым мусором.
Последние 200 метров протекает по парковой зоне Valea Morilor. Минерализация воды в
устьевой части составляет примерно 900 мг/л, рН – колеблется в пределах 7,2 – 7,5,
максимальное количество взвешенных веществ до 100 г/л.
Ручей ул. Крутая. Является левым притоком р. Бык. Берет начало в агроландшафтах
(многолетние насаждения). Протяженность по сельскохозяйственным угодьям составляет около
700 метров, затем входит в лесопарковую зону – 1,2 км. И далее по участкам частной застройки
до впадения в р. Бык. Общая длина – 3 км. Участок в пределах города превращен в

21
несанкционированные мусорные свалки (примерно 80% длины). Средняя минерализация
составляет примерно 1100 мг/л, рН – 7,2 – 7,3, взвешенных веществ до 400 г/л.
Ручей Малая Малина. Этот ручей является правым притоком реки Бык, в которую
впадает в районе ж/д вокзала. Берет начало в агроландшафтах (МДК «Кодру»). Протекает по
участку частной застройки. По берегам и в русле отмечены практически повсеместно (более
80% общей протяженности) свалки бытовых отходов. За время проведения исследований
минерализация воды составила в среднем 1200 мг/л, рН 7,2 – 7,5 взвешенных веществ до 100
г/л.
Ручей Râşcani. Левый приток реки Бык. Длина примерно 2,5 км. Берет начало в
агроландшафтах (полевые культуры, частные огороды), а затем около 1,5 км протекает по
лесопарковой зоне Рышкановского парка. На этом участке течения расположено 3
искусственных водоемов. Минерализация водотока составляет 975 мг/л, рН – 7,7, содержание
взвешенных веществ в устье достигает 50 г/л.

1. 3. 6. Река Бык

Река Бык берет начало в юго-восточных Кодрах и впадает в р. Днестр выше города
Тигина. Длина водотока составляет 155 км, площадь водосбора 2150 км2. Из них в
сельскохозяйственном обороте находится примерно 55% площади бассейна, леса составляют
примерно 25%, в бассейне реки расположено 90 сельских населенных пунктов, 9 городских
поселений и 2 города. Общее население бассейна реки примерно 1 000 000 человек или 450 чел/
км 2.
Река протекает по Кишиневу с северо – запада на юго-восток на протяжении 22,5 км.
3
Средний расход воды составляет, примерно, 1,1 м / сек. Русло на значительном протяжении
спрямлено и частично забетонировано.
Минерализация колеблется от 870 до 1900 мг/л со средней величиной 1500 мг/л, рН 7,0-
7,5, среднегодовое количество взвешенных веществ достигает 130 г/м3.
Отбор проб воды в озерах проводился у слива дамб, ручьев в устьевых участках. Река
Бык опробовалась на створах: Гидигическое водохранилище, вход в город, ул. Оргеевская, пр.
Молодежи, ул. Измаильская, ж/д вокзал, выход из города, ниже сброса очистных сооружений.

22
Глава 2. Материал и методика исследований

На протяжении 2001 – 2002 гг., были проведены почвенные, гидрохимические,


гидробиологические и токсикологические исследования на основных водных объектах города, а
также проведено биологическое тестирование поверхностного стока основных функциональных
зон.
Результаты представленной работы основаны на анализе 60 проб из поверхностных слоев
воды, 76 проб донных отложений (жидкой и твердой фаз), 147 проб почвы, 24 проб
атмосферных осадков, 21 пробы поверхностного стока, а также исследований по первичному
продуцированию 4 основных озер города (Valea Morilor, Trandafirilor, Rîşcanovca, La Izvor).
Отбор проб проводился в течение вегетационного периода, кроме отбора снежного
покрова, который отбирался в зимнее время. Все этапы по подготовке, обработке, консервации,
транспортировке и хранению проб, а также их анализ проводились в соответствии с
общепринятыми методами исследования вод [80, 103, 112-115] и руководств по химическому
анализу вод суши [33, 36, 65]. Обследование озер проводилось путем отбора проб в их верхней,
средней и нижней частях. Вместе с отбором проб проводилось измерение рН, температуры, Еh.
Кроме этого описывались погодные условия, наличие видимых источников загрязнения и их
оценка, состояние берегов.
Пробы донных отложений отбирались с помощью дночерпателя Eckmаn-Bardge,
захватывающего поверхностный слой на 5-10 см [65]. Пробы отбирались в стеклянные банки, в
емкости с пробами воды закапывалось 2-3 мл хлороформа. Перед анализом пробы
фильтровались через фильтр «голубая лента». Жидкую фазу иловых растворов получали путем
центрифугирования пробы на центрифуге до 6000 оборотов в минуту в течении 13-15 мин.
Перед анализом полученная жидкость также фильтровалась через фильтр «голубая лента».
Отбор проб на р. Бык проводился на входе в город, в районе улиц Оргеевская,
Измайловская, выше и ниже очистных сооружений. Донные отложения отбирались вместе с
пробами воды. При их анализе проводилось исследование твердой и жидкой части.
Атмосферные осадки (снежный покров) измеряли в основных функциональных зонах
города. Пробы снежного покрова отбирались согласно методике Н.Глазовского [48, 53, 58, 59],
Проводился сбор проб снега сразу же после выпадения осадков, а затем через 15 дней сбор проб
проводился повторно на тех же участках. Пункты отбора проб рапологались в различных зонах

23
города: жилые массивы, парки, промышленные предприятия, автомагистрали. До проведения
анализа оттаявшие пробы снега фильтровались через фильтр «голубая лента». В воде
полученной в результате таяния пробы определялись минеральные формы азота и фосфора. Для
оценки техногенного воздействия атмосферных аэрозолей на городские экосистемы, количество
биогенных элементов накопленные за 15 дней соотносились с количеством годовых. Расчет
проводился исходя из годовой нормы атмосферных осадков для Кишинева в 550 мм [6, 32,80].
Подготовка к химическим анализам проводились в соответствии с ГОСТом 4212-76 [54-
57]. Для построения калибровочных графиков использовались стандарты института VITUKI,
Будапешт.
Ионы аммония анализировались фотоколориметрически с реактивом Неслера, нитрит
ионы с сульфаминовой кислотой и альфа-нафтиламином, нитратные ионы с салицилатом
натрия, фосфат ионы с молибдатом аммония, общий азот по методике Кьельдаля.
Расчет баланса биогенных элементов в городских экосистемах проводился исходя из
факта, что питательная среда для водных организмов представлена в основном минеральными
формами этих элементов [138]. Необходимо отметить, что для составления детального баланса
биогенных элементов нужно принимать во внимание и такие элементы баланса, как содержание
их в донных отложениях, подземных водах, атмосферных аэрозолях, и других компонентах,
значительно влияющих на состояние водных экосистем.
Статистическая обработка данных проводилась по Ciauşescu [5, 6]. Рассчитывались
минимальные количества повторностей определений для получения нужной точности
(примерно 1%). Рассчитывалась средняя величина, частота встречаемости определенных
значений, доверительный интервал и другие показатели [44, 67, 75, 102, 135].
Токсичность поверхностного стока определялалсь путем отбора твердого материала в
различных функциональных зонах города. После этого собранный материал замачивался в
объеме воды эквивалентном годовому количеству осадков, выпадающему в городе. Затем
водный раствор тестировался по критерию выживаемости подопытных организмов. Степень
токсичности определялась согласно Методическим рекомендациям [115].
Величина первичного продуцирования в обследованных водоемах определялась методом
темных и светлых склянок с экспонированием их в течение 24 часов на различных глубинах
исследованных водоемов [44, 67, 75, 102, 135].

24
Результаты и обсуждение
Глава 3. Азот и фосфор в компонентах окружающей среды муниципия
Кишинев
3. 1. Азот и фосфор в почвенном покрове
В соответствии с литературными данными [117], практически весь азот в почвах
ассоциирован с гумусом. Между содержанием азота в гумусе в и почве существует прямая
связь. Значительная часть азота в почве до 65-70% находится в виде органических соединений.
Минеральный азот, который используется растениями, находится в основном в виде
аммонийной или нитратной формы.
Целью данных исследований было определение содержания минеральных форм азота и
фосфора в горизонте 0-20 см и их распределение по профилю почв разных ландшафтов
г. Кишинева. Следует отметить, что почвенный профиль в городских ландшафтах сильно
изменен и почвенный покров в естественном виде практически не сохранился.
Как результат проведенных исследований можно констатировать, что до 90% всего
почвенного азота в лесопарковых зонах приходится на его органическую форму. Для фосфора
этот показатель составляет от 60 до 85 % и зависит от места сбора материала.
Анализы почвы (чернозем типичный), отобранной в заповедной зоне „Plaul Fagului”,
показали, что содержание общего азота достигает 2900 мг/кг, органического 2800 мг/кг, а
фосфора 520 мг/кг и 500 мг/кг соответственно. Полученные данные указывают на подавляющее
преобладание органических форм биогенных элементов. В почвах заповедной территории
минеральные формы составляют 3 – 4 % для азота и примерно столько же для фосфора.
В лесопарковой зоне озера Valea Morilor содержание минеральных форм азота
колеблется в пределах 15, 2 мг/кг в верхней и средней части лесопаркового склона до 35,30
мг/кг в его нижней части. Почти 65 % минерального азота в почвах составляет аммиачный азот.
Содержание минерального фосфора превышает таковое для минерального азота в 2 – 4
раза и колеблется в пределах 31,8 – 115,0 мг/кг. В пространственном распределении фосфора
(верхняя, средняя или нижняя части склона) не обнаруживается какой-нибудь четкой
закономерности. Вместе с тем некоторые изменения содержания данного элемента в почвенном
покрове лесопарковой зоны Valea Morilor отражают хозяйственное использование участков под
различные виды деятельности (огороды, парк, рекреация и т.д.).

25
Органические формы азота и фосфора варьируют в следующих пределах от 2080,3 до
2785,6 мг/кг и от 510,2 до 780,1 мг/кг соответственно. Соотношение между содержанием
минеральных форм биогенов в почвах лесопарковой зоны сдвинуто в сторону фосфора, тогда
как среди органической части азота превалирует над фосфором.
В лесопарковой зоне парка Valea Trandafirilor соотношения минерального и
органического азота и фосфора находятся примерно на таком же уровне, как и в парке Valea
Morilor. Вместе с тем, количественные характеристики разнятся. Содержание минерального
азота возрастает до 35,3 мг/кг, а минеральный фосфор доходит до 115, 9 мг/кг, в то время как
количество органических форм обоих элементов по сравнению с предыдущей лесопарковой
зоной незначительно снижается.
Значения содержания минерального азота и фосфора в почвенном покрове в
лесопарковой зоне Râşcani близки к таковым в других парковых зонах. Содержание
минерального азота здесь варьирует от 13,5 до 31,4 мг/кг, в то время как содержание
минерального фосфора достигает 170 мг/кг. Такие различия очевидно в первую очередь можно
объяснить сильной эрозированностью почв в обследованном лесопарке. Склоны парка
террасированы, засажены кустарником и, вероятно, при земляных работах, значительная часть
гумусового слоя была перемещена; почвообразующие породы, с высоким содержанием
фосфора, находятся близко к дневной поверхности.
Содержание органического азота в почвах лесопарка Râşcani примерно на 50% ниже, чем
в остальных изученных лесопарковых зонах. Содержание данного компонента колеблется в
пределах от 1330,2 мг/кг в верхней и средней частях склона до 1890,3 мг/кг в нижней части.
Количество органического фосфора также понижено по сравнению с предыдущими
лесопарковыми зонами и колеблется в пределах от 375,7 до 480,3 мг/кг также, увеличиваясь в
почвах нижней части склона.
Количество азота и фосфора в почвах изученных лесопарков в значительной степени
зависит от их использования. Различные типы растительного покрова по-разному влияют на
содержание данных элементов в почвах. На основе полученных данных можно сделать вывод,
что наибольшее количество биогенных элементов отмечено по искусственным кустарниковым
насаждениям (табл. 3.1.1).
В лесопарковой зоне Valea Trandafirilor содержание общего азота превышает 2500 мг/кг,
превышая, таким образом, величины для этого биогена на участках, где эрозионные процессы

26
Таблица 3.1.1
Содержание биогенных элементов в почвенном покрове под основными типами
растительности г. Кишинева в мг/кг почвы (2001-2002 гг.)

Тип Азот общ. Азот орг. Фосфор общ. Фосфор орг.


растительности
Кустарниковые 1670 1480 580 545
насаждения
Древесные 2750 2470 520 485
насаждения
Огороды 1800 1740 605 560
Луговые 2600 2560 470 390
участки

привели к перемещению гумусового слоя и его переотложению в пониженных участках


рельефа. Вместе с тем содержание минерального фосфора в почвах данной лесопарковой зоны
(Râşcani) является максимальным в ряду изученных городских ландшафтов.
Помимо почв лесопарковых зон города проводилась поверхностная почвенная съемка в
различных функциональных зонах города. Результаты проведенных исследований представлены
в табл. 3.1.2.
Как видно из полученных данных, (табл.3.1.2), количество биогенных элементов в
поверхностном слое почвы (0-10 см) несколько превышает таковое в лесопарковых зонах. При
этом минеральная составляющая в этих пробах превышает таковую в лесопарковых зонах.
Проведенные анализы указывают на повышенное содержание аммонийного азота в
поверхностном стоке с различных функциональных зон города по сравнению с лесопарковыми
участками. Очевидно, это связано с постоянно поступающими органическими загрязнениями.
Следует отметить, что на транспортных участках, а также на участках прилегающих к зоне ТЭЦ
в минеральной части азотных соединений содержание нитратного азота превышало таковое в
лесопарковых зонах.
Распределение биогенных элементов по профилю почв городских ландшафтов
проводилось в лесопарковых зонах, так как во многих функциональных зонах почвенный

27
профиль сильно изменен. В изученных почвенных горизонтах содержание минеральных и
органических форм азота и фосфора уменьшалось с глубиной (рис 3.1.1).
Таблица 3.1.2
Содержание азота и фосфора в почвенном покрове различных функциональных зон
г. Кишинева в мг/кг (2001-2002 гг.)

Функциональная азот Фосфор


зона общ. орг. общ. орг.
Жилые массивы 3700 3370 470 410
новой застройки

Частный жилой 3400 2650 320 200


сектор (нижняя
часть города)
Частный жилой 3800 3470 490 430
сектор (новые
постройки)
Транспортные 4700 3860 500 370
артерии

Промышленные 5100 4200 740 480


предприятия

Зоны отдыха 3800 3580 490 390

В верхних горизонтах (0 - 30 см) содержание минерального фосфора в 2 - 4 раза


превышает таковое для азота, в то время как на глубине 130 - 140 см концентрация азота в 2 - 4
раза выше, чем минерального фосфора. Примерно такая же картина отмечена и для
органических форм этих элементов во всех изученных лесопарковых зонах.
Приведенные данные по содержанию биогенных элементов в изученных почвах
отражают основные закономерности их распределения, которое определяется в городских
ландшафтах уровнем техногенной нагрузки, количеством атмосферных осадков,
использованием территории, ее близостью к источникам загрязнения, а также характером
растительного покрова.

28
Анализируя соотношения различных форм азота и фосфора в почвах, можно отметить,
что соотношения минеральных форм этих элементов колеблются от 1:3,5 до 1:6,8
соответственно. Что касается органических форм, то здесь соотношение в пользу азота и
колеблется в пределах от 3,5:1 до 8,0: 1 азота и фосфора соответственно.
(A)

NO-3
mg/kg
NH+4
150 N min.

P min.
100

50

0
15 35 55 120 cm

(B)

P org.
mg/kg
3000 N org.

2500
2000
1500
1000
500
0
15 35 55 120
cm

Рис. 3.1.1. Распределение биогенных элементов по почвенному профилю водораздельной части


лесопарковой зоны Valea Trandafirilor в мг/кг.
A-минеральные формы азота и фосфора; B-органические формы азота и фосфора.

Принимая во внимание, что минеральная составляющая в содержании азота и фосфора является


относительно невысокой, то соотношение общего содержания азота и фосфора колеблется в
пределах от 3, 4:1 до 6,1: 1 соответственно (табл. 3.1.3).

29
Таблица 3.1.3
Соотношения азота и фосфора в почвах склонов г. Кишинева

Водосбор Участки склона N mineral: P mineral: N mineral: N total:


N org. P org. P mineral P total
Valea Верхний 1:74 1:6 1:3,3 3,5:1
Morilor Средний 1: 143 1:5,3 1:6 3,9:1
Нижний 1:98 1:6,5 1:5 2,5:1
Râşcani Верхний 1:64 1:5,5 1:3,5 3,3:1
Средний 1: 133 1:4,7 1:5,6 3,5:1
Нижний 1:76 1:5,4 1:4,9 2,7:1

3. 2. Содержание азота и фосфора в донных отложениях

Донные отложения водоемов являются важным источником поступления биогенных


элементов в водные экосистемы, и тем самым оказывают значительное влияние на
гидрохимический и гидробиологический режим водоемов. Обмен биогенными элементами
происходит на границе донные отложения - вода посредством диффузии жидкой фазы донных
отложений в водные объекты и наоборот. Химический состав донных отложений, содержание в
них биогенных элементов существенно влияет также и на биологическую продуктивность
водных экосистем.
Сезонные наблюдения за изменением содержания азота и фосфора в донных отложениях
водных объектов города, изменяются в зависимости от времени года. Накопление
органического вещества, связано с интенсивностью жизнедеятельности микроорганизмов и
животных и имеет цикличный характер, как в твердой, так и жидкой фазе донных отложений
водных экосистем.
В исследованных водоемах содержание минеральных форм азота и фосфора
увеличивается от холодного к теплому периоду года. В холодный период года разложение
органического вещества замедленное. В это время отмечается преобладание аммонийного азота.

30
Как следствие этого происходит повышение содержания данной формы в водных экосистемах с
высокой нагрузкой органического вещества на водосборных площадях.
В течении года в иловом растворе изученных водоемов концентрация минерального
азота варьировалась от 2.34 мг/л в парке Valea Trandafirilor до 8,12 мг/л в парке Valea Morilor. В
летнее время эти показатели составляли от 4,72 мг/л до 15,96 мг/л соответственно. Пробы,
отобранные на эталонном озере в это же время, содержали 1,78 мг/л в зимнее время и 4,72 мг/л
в летний период или примерно в 3 – 4 раза меньше, чем в городских экосистемах.
Повышение содержания аммиачного азота в теплое время года, очевидно, обусловлено
интенсификацией процессов аммонификации в донных отложениях, которая выше в самих илах,
чем в придонном растворе. На это указывают и данные, полученные в конце 90х годов [26],
согласно которым содержание аммонийного азота в придонном слое воды превышало таковое в
жидкой фазе седиментов.
Содержание нитратного азота в жидкой фазе донных отложений, изученных водных
экосистем, находилось на незначительном уровне, и варьировалось от 0,02 до 0,06 мг/л.
Оно повышалось в холодный период и снижалось в теплое время года. Вместе с тем
количественные показатели NO3– варьировались в зависимости от водоема и в зимний период
составляли 0,24 мг/л в озере La Izvor и 1,37 мг/л Valea Morilor. В летний период эти показатели
снижались до 0,14 мг/л и 1,12 мг/л соответственно.
Содержание минерального фосфора в жидкой фазе донных отложений (рис.3.2.1)
изученных водных экосистем, как правило, в 10 – 22 раза выше, чем в водном слое. Такие
соотношения отмечены многими авторами [70, 112, 116]. Максимальное содержание этого
компонента в жидкой фазе отмечено в летнее время года, и наименьшее - от 0,05 мг/л в озере La
Izvor до 0,34 мг/л в озере Valea Morilor в зимний период. В летний период этот показатель
варьировал от 0,45 мг/л до 3,03 мг/л соответственно. Такое неравномерное распределение
фосфора, очевидно, связано с многолетним применением удобрений в водосборной площади
парка Valea Morilor, на сельскохозяйственных угодьях, а также отходов завода бытовой химии в
с. Durleşti, где производятся моющие средства и другие вещества, содержащие фосфор.
Усредненное содержание минерального азота и фосфора в жидкой фазе донных отложений озер
представлено на рис. 3.2.1.

31
20
NO-3
NH+4
15
N min.
10 P min.
5

0
Valea trandafirilor Riscani Valea Morilor

Рис. 3.2.1.Содержание минеральных форм азота и фосфора в жидкой фазе донных отложениях
основных озер города Кишинева в мг/л.
Как видно из данных приведенных (на рис. 3.2.1) наибольшее содержание минеральных форм
биогенных элементов приурочено к озеру Valea Morilor, водосборная площадь, которого в
наибольшей степени подвержена техногенной нагрузке как сельскохозяйственной, так и
муниципальной (торговая зона, рекреация).

60 NO-3
50
NH+4
40
30 N min.
20
P min.
10
0
Valea trandafirilor Riscani Valea M orilor

Рис 3.2.2. Содержание минеральных форм азота и фосфора в твердой фазе донных отложений
озер, г. Кишинева в мг/кг.
Содержание биогенов в твердой фазе донных отложений изученных озер близко по их
распределению в жидкой фазе. Максимальные количества биогенов также приходятся на
водные экосистемы (Valea Morilor).

32
Из полученных данных (рис. 3.2.3) видно, что в твердой фазе донных отложений
значительно преобладают органические формы обоих элементов, причем их содержание как
минеральной, так и органической части превышает таковое в почвенном покрове города.

6000
P org.
5000
P tot.
4000
N org.
3000
N tot.
2000

1000

0
Valea Trandafirilor Râşcani Valea Morilor

Рис. 3.2.3. Содержание органического и общего азот и фосфор в твердой фазе донных
отложений изученных озер, г. Кишинева в мг/кг.

Изучение содержания минеральных и органических форм биогенных элементов в


донных отложениях изученных водоемов показало, что их наибольшее количество обнаружено
в озере Valea Morilor, водосборная площадь которого подвержена интенсивному
антропогенному воздействию, включая использование водосборных площадей в
сельскохозяйственном производстве. Кроме этого, нынешнее широкое использование
изученных водоемов в рекреационных целях также обуславливает высокую биогенную нагрузку
на водные экосистемы.
В нижней части озера Valea Morilor была отобрана колонка донных отложений, анализ
которых показал, что содержание минеральных форм азота и фосфора увеличивается с глубиной
от 42,15 мг/кг (в слое 0-10 см) до 221 мг/кг (на глубине 55-65 см). Минеральный фосфор в этих
горизонтах составляет от 5,5 мг/кг до 11,4 мг/кг (рис. 3.2.4).

33
NO-3

P min.

NH+4
mg/kg
N min.
250
200
150
100
50
0
10 30 60 cm

Рис. 3.2.4. Распределение минеральных форм азота и фосфора по профилю донных отложений
озера Valea Morilor в мг/кг (твердая фаза)

Увеличение содержания азота и фосфора с глубиной, очевидно, указывает на


присутствие регулярного процесса минерализации органического вещества и сорбцию
минеральных биогенов из водной толщи. Органические формы азота и фосфора с глубиной
также указывает на интенсивное накопление органического вещества, минерализация которого
также протекает весьма интенсивно по всей глубине донных отложений (рис. 3.2.5)

P org.
P tot.
mg/kg N org.
5000
N tot.
4000
3000
2000
1000
0
10 30 60 cm

Рис. 3.2.5. Содержание органического и общего азота и фосфора в донных отложениях озера
Valea Morilor в мг/кг (твердая фаза).

34
Анализируя соотношения между различными формами азота и фосфора в твердой и
жидкой фазах донных отложений изученных озер, можно выделить несколько закономерностей,
которые отражают условия накопления, трансформации и диффузии различных форм биогенов
из донных отложений в воду. В жидкой фазе преобладает минеральная форма азота, а в твердой
фазе - органическая форма. Сравнивая полученные данные о соотношениях между общим
азотом и общим фосфором, можно отметить, что в жидкой фазе преобладает фосфор, а в
твердой фазе преобладают соединения азота, обычно это соотношение составляет 5:1.

3. 3. Азот и фосфор в русловых донных отложениях основных


водотоков города

В процессе выполнения работы были изучены ручей Durleşti, и ручей в парке Râşcani.
Распределение биогенов донных отложений, обследованных водоемов, отражает определенные
закономерности, которые во многом повторяют таковые в озерах, расположенных в руслах
изученных озер. Общая закономерность для водотоков заключается в увеличении содержания
соединений азота и фосфора от верхней части водотока к нижней.
Содержание минеральных форм азота и фосфора в жидкой фазе донных отложений
возрастает от верхней части водотока до нижней в 2-6 раза. Концентрация нитратного азота
увеличивается от 0,07 мг/л до 0,18 мг/л, концентрация аммиачного азота увеличивается от 1,43
мг/л до 3,2 мг/л и минерального фосфора изменяется от 0,09 мг/л в верхней части до 0,64 мг/л в
нижней части (рис. 3.3.1).

35
(A)
4
NO-3
3,5
NH+4
3 N min.
2,5 P min.
2
1,5
1
0,5
0
верхняя часть средняя часть нижняя часть

(B)
40 N org.
35 N tot.
30 Porg.
25
Ptot.
20
15
10
5
0
верхняя часть средняя часть нижняя часть

Рис. 3.3.1.Содержание азота и фосфора в донных отложениях различных участков ручья


Durleşti, в мг/л (жидкая фаза)
A-минеральные формы азота и фосфора; B-органические и общие формы азота и фосфора.
Содержание органических форм азота и фосфора в донных отложениях превышает
таковое в минеральной части. В ручье Durleşti количество органического азота в русловых
отложениях по течению увеличивается примерно в 20 раз, от 1,43 мг/л в верхней части до 30,72
мг/л в его нижнем течении, в то время как количество органического фосфора постепенно
уменьшается от верхней части к нижней.
В твердой фазе донных отложений этого водотока содержание минеральных форм азота
и фосфора увеличивается к его нижней части. Количественные показатели таковых значительно

36
выше в жидкой фазе, содержание минерального азота увеличивается в этом направлении,
примерно в 5 раз от 19,75 мг/кг до 96,13 мг/кг, в то время как, содержание минерального
фосфора растет от 11,43 мг/кг до 19,60 мг/кг. Органические соединения биогенов содержатся в
больших количествах по сравнению с минеральными соединениями в твердой фазе седиментов.
Их среднее содержание составляет 2895 мг/кг для азота и 587 мг/кг для фосфора (рис. 3.3.2)
(A)
120
NO-3
100 NH+4
N min.
80
P min.
60

40

20

0
верхняя часть средняя часть нижняя часть

(B)
3500 N org.
3000 N tot.
2500 Porg.
2000 Ptot.
1500
1000
500
0
верхняя часть средняя часть нижняя часть

Рис. 3.3.2. Содержание азота и фосфора в донных отложениях различных участков ручья
Durleşti, в мг/кг (твердая фаза)
A - минеральные формы азота и фосфора; B – органические и общие формы азота и фосфора.
Содержание органических форм азота и фосфора в донных отложениях увеличивается в
направлении с верхней к нижней части водотока. Количество органического азота

37
увеличивается от 5,7 мг/л до 6,57 мг/л соответственно, в то время как содержание органического
фосфора увеличивается от 30,14 мг/л до 80,56 мг/л соответственно в том же направлении.
В твердой фазе донных отложений водотока в парке Râşcani содержание обоих форм
азота и фосфора также увеличивается от верхней к нижней части. Количество минерального
азота увеличивается от 18,9 мг/кг до 54,8 мг/кг. Содержание минерального фосфора растет от 17
мг/кг до 45,7 мг/кг. Количество органического азота в донных отложениях увеличивается
незначительно от 2040,1 мг/кг до 2394,1 мг/кг, в то время как концентрация органического
фосфора изменяется примерно в 3 раза от 363,1 мг/кг до 936,4 мг/кг (рис. 3.3.3).
Распределение биогенных элементов в донных отложениях нижней части водотока Durleşti
(ниже озера Valea Morilor) в значительной степени определяется техногенным загрязнением
озера Valea Morilor. Содержание как минеральной, так и органической составляющей
значительно увеличивается в нижней части (ниже водоема) по сравнению с верхней и средней
частями. Эта же закономерность наблюдается и для ручья, протекающего по парку Râşcani.
Сходная картина по этим двум водотокам позволяет предположить, что такая же ситуация
присуща и другим водотокам, протекающим по лесопарковым зонам города Кишинева.
Анализ донных отложений р. Бык показал, что техногенный пресс на реку значительно
превышает таковой в лесопарковых зонах (рис. 3.3.4 и рис. 3.3.5). Так концентрация
минерального азота значительно увеличивается от входа водотока в город, где этот показатель
составляет менее 0,1 мг/л для нитратного азота, содержание которого увеличивается по всему
протяжению водотока примерно в 10 раз до выхода реки из города. Вместе с тем содержание
аммиачного азота в жидкой фазе примерно в 10 раз превышает таковое для нитратного азота,
причем это соотношение сохраняется на всех опробованных пунктах. Соотношение
минерального азота к органическому в жидкой фазе, на протяжении от входа в город до ул.
Оргеевская, составляет примерно 1:1. Ниже ул. Измаильская это соотношение увеличивается до
1: 6,5, а ниже СБО этот показатель составляет примерно 1: 4,5. Изменения соотношения в
пользу органического азота в жидкой фазе донных отложений, очевидно, указывает на
существенное увеличение органической нагрузки на р. Бык по мере ее продвижения по
городским ландшафтам, а внутриводоемные процессы не в состоянии минерализировать всю
поступающую органику с водосборных площадей.

38
(A)

60
NO-3
50 NH+4
40 N min.
P min.
30

20

10

0
врхняя часть средняя часть нижняя часть

(B)

3000
N org.
2500
N tot.
2000 Porg.
Ptot.
1500

1000

500

0
верхняя часть средняя часть нижняя часть

Рис. 3.3.3.Содержание азота и фосфора в донных отложениях ручья парк Râşcani, в мг/кг
(твердая фаза)
A -минеральные формы азота и фосфора; B – органические и общие формы азота и фосфора.

39
(A)
60 N org.
50 N tot.
40
Porg.
Ptot.
30

20

10

0
вход в город ул. Оргеевская ул. Измаильская ниже СБО

(B)

12 NO-3
10 NH+4
N min.
8
P min.
6

0
вход в город ул.оргеевская ул. Измаильская ниже СБО

Рис. 3.3.4. Содержание азота и фосфора в донных отложениях р. Бык, в мг/л (жидкая фаза)

A – органические и общие формы азота и фосфора; B- минеральные формы азота и фосфора

Содержание органических форм азота и фосфора в донных отложениях значительно


превышает таковое для минеральной части. В р. Бык количество органического азота в
русловых отложениях увеличивается примерно в 30 раз (от 1,53 мг/л в верхней части до 47,72
мг/л в его нижнем течении), в то время как количество органического фосфора увеличивается
всего в 2 раза (от 15 мг/л при входе в город до 29 мг/л ниже СБО). В твердой фазе донных
отложений реки Бык содержание минеральной формы азота и фосфора также увеличивается от
входа в город и по всему дальнейшему течению (рис. 3.3.5). Количественные показатели

40
значительно выше, таковых в жидкой фазе. Содержание минерального азота увеличивается в
этом направлении более чем в 6 раз (от 21,37 мг/кг до 134,57 мг/кг), в то время как содержание
минерального фосфора растет всего в 2 раза (от 12,41 мг/кг до 23,44 мг/кг).
(A)
6000
N org.
5000 N tot.
Porg.
4000
Ptot.
3000

2000

1000

0
вход в город ул. Оргеевская ул. Измаильская ниже СБО

(B)
160
NO-3
140
NH+4
120 N min.
100 P min.
80
60
40
20
0
вход в город ул. Оргеевская ул. Измаильская ниже СБО

Рис. 3.3.5.Содержание азота и фосфора в донных отложениях р. Бык, в мг/кг (твердая фаза)
A-органические и общие формы азота и фосфора; B--минеральные формы азота и фосфора.

41
Органические соединения биогенов содержатся в больших количествах по сравнению с
минеральными в твердой фазе седиментов (см. рис. 3.3.5). Соотношения минеральных и
органических форм составляет примерно 1: 10 в верхней части течения водотока, в то время, как
в нижней части и на выходе из города, это соотношение снижается в пользу минеральной части,
что очевидно обусловлено поступлением минеральных форм обоих элементов от выхлопов
автотранспорта, работы ТЭЦ и воздействием выпусков СБО и последующим сорбированием
минеральных форм тонкодисперсной фракцией донных отложения.

3. 4. Гидрохимический режим азота и фосфора в водных экосистемах


г. Кишинева
Биогенные элементы, попадая в водные объекты, включаются во множество
внутриводоемных процессов, которые снижают их концентрацию в воде за счет процессов
сорбции, трансформации и т.д. Особый интерес вызывают концентрации азота и фосфора,
которые могут вызывать эвтрофикацию, а также токсический эффект у водных организмов [26,
72].В настоящее время накоплено много данных [26, 47, 70, 72, 117, 126] о содержании
биогенных элементов в водной среде города. В этой связи проведенные исследования ставили
своей целью получение современной подробной информации о содержании соединений
биогенов в водных экосистемах муниципия. Полученные результаты представлены в табл. 3.4.1.
Таблица 3.4.1
Содержание минеральных форм биогенных элементов в водоемах г. Кишинева в мг/л
( 2001-2002 гг.)
Водный объект NH4+ NO2– NO3 – PO4–3
Valea Morilor 1.3 0.06 8.1 0.08
Valea Trandafirilor 1.3 0.09 9.0 0.11
La Izvor 1.1 0.12 4.6 0.04
Râşcani 1.0 0.14 10.0 0.04
Вход в город 0.8 0.05 1.6 0.2
Река Тракт. Завод 2.8 0.03 2.11 0.3
Бык ул. Измаил 1.8 0.03 3.4 0.9
Ниже СБО 7.4 0.51 2.1 0.8

42
Приведенные данные (в табл. 3.4.1) указывают на преобладание нитратной формы азота в
озерных экосистемах и повышенное, по сравнению с ними, содержание аммонийного азота в
воде р. Бык. Очевидно, это обусловлено интенсивными процессами минерализации
органического вещества живыми организмами в озерных экосистемах и пониженной
биологической продуктивностью речных.
Анализируя данные по содержанию минеральных форм биогенных элементов в водной
фазе донных отложений и поверхностных водах, можно сделать вывод, что жидкая фаза
донных отложений по концентрации минеральных форм азота и фосфора значительно
превосходит поверхностные воды. Если заиление в Центральной зоне Молдавии составляет в
среднем 2,5-3% в год [13], то можно предположить, что за время существования изученных
водоемов иловые отложения составляют примерно 40-50% от общего объема водохранилища.
Таким образом, сопоставляя полученные данные по содержанию минеральных форм биогенов в
водной фазе донных отложений и в воде водоемов, можно предположить, что примерно 2/3 их
общего количества поступает в воду из донных отложений.

3. 5. Содержание биогенных элементов в поверхностном стоке г. Кишинева

Основным источником поступления биогенных элементов в поверхностный сток


являются выхлопы автотранспорта, работы ТЭЦ, смыв твердых аэрозолей дождевыми и талыми
водами, муниципальной деятельностью.
Накопление поверхностного материала на территории города происходит крайне
неравномерно. Наибольшее его количество приурочено к нижним частям города в пойме р. Бык,
где на различных участках скапливается до 40 г/м2 в год в районе автовокзала, до 70 г/м2 в год в
районе ул. Албишоара и до 50 г/м2 в районе ж.д вокзала. На территории отдельных
промышленных предприятий (комбинат «Искож») скапливается до 100 г/м2 в год. Ситуация
усугубляется практическим отсутствием организованного отвода поверхностных вод в ливневой
канал.
Отбор проб по функциональным зонам города показал, что наибольшее количество
биогенных элементов накапливается в пойме р. Бык (табл. 3.5.1).

43
Таблица 3.5.1
Содержание биогенных элементов в различных функциональных зонах города
Кишинева в мг/л ( 2002 г.)
Функциональные NH4+ NO2 – NO3 – N min N tot PO4-3 P tot
зоны
Промышленные 1,36 0,06 1,37 2,79 16,45 0,094 0,356
предприятия
Транспортные 1,98 0,04 1,89 3,91 19,76 0,073 0,170
артерии
Жилые массивы 1,26 0,09 1,23 2,58 14,89 0,078 0,294
новой застройки
Жилые массивы в 2,17 0,12 1,75 4,05 18,47 0,097 0,296
нижней части
города
Парковые зоны 0,84 0,05 1,02 1,91 11,16 0,037 0,193
Среднее по городу 1,45 0.07 1,34 2,86 16,15 0,076 0,258

Как видно из данных приведенных (в табл.3.5.1), соотношение минеральной и


органической частей азота в поверхностном стоке составляет примерно 1:7 – 1:10. Такое
соотношение характерно для жидкой фазы донных отложений водотоков, подверженных
сильному органическому прессу. Что касается фосфора, то соотношения его минеральной части
к органической составляет примерно 1: 2,5 –1: 7,5 .
По содержанию минеральных и органических форм биогенных элементов в
поверхностном стоке функциональные зоны города можно распределить следующим образом в
порядке убывания:
- жилые массивы нижней части города;
- транспортные артерии;
- промышленные предприятия;
- жилые массивы новой застройки;
- парковые зоны.
Для выявления общей токсичности поверхностного стока было проведено его
биологическое тестирование с помощью рачка Дафния магна и представителя донных
ракообразных Gammarus kishineffensis. Полученные результаты показали, что наибольшая

44
токсичность поверхностного стока отмечена для автотранспортных артерий, а также на участках
прилегающих к ТЭЦ и нижней части города, где расположены Центральный рынок и
автостанция. Согласно Методическим указаниям по тестированию сточных вод [115] данный
сток можно оценить баллом 4. Это означает крайне неудовлетворительное состояние вод.
Согласно методологическим указаниям [115] для удаления и снижения токсикологического
эффекта на водные организмы такие объекты должны быть подвержены реконструкции.
Пробы, отобранные вблизи работающих предприятий, относятся к группе
среднетоксичных, и для улучшения токсикологического состояния поверхностного стока
необходимо проводить санационные работы. Поверхностный сток районов жилых массивов
новой застройки и парковых зон практически не обнаруживает токсических свойств.
Сравнение полученных результатов биологического тестирования поверхностного стока
и результатов его анализа на содержание различных форм биогенных элементов, показало, что
их площадное распределение совпадает друг с другом и величина токсичности совпадает с
концентрацией биогенов в этом компоненте.

Глава 4. Соединения азота и фосфора в аэрозолях города Кишинева

Проведенные многими авторами [26, 40, 48, 54, 55, 117] анализы атмосферных осадков
показали, что они содержат определенные количества минеральных и органических веществ, в
том числе содержащих азот и фосфор, которые оказывают существенное влияние на
биогеохимические циклы этих элементов в компонентах экосистем. Гидрологический баланс в
водных экосистемах города Кишинева поддерживается в основном за счет атмосферных
осадков, которые в различных функциональных зонах города обогащаются различными
количествами биогенов. Мигрируя по поверхности в составе водного поверхностного стока,
атмосферные осадки приносят определенное количество этих элементов в водные экосистемы,
тем самым значительно воздействуя на эколого-геохимическую и трофную обстановку в
водоемах.
Среднегодовая норма выпадения атмосферных осадков в городе составляет примерно
550 мм в год [69,93,94]. Общая площадь водного зеркала города составляет примерно 121 га.

45
Проведенные расчеты показывают, что это соответствует примерно 640 м3 в год прямого
попадания атмосферных осадков на поверхность водоемов и принимая во внимание общую
площадь муниципия Кишинев, то можно предположить, что всего выпадает примерно 65000 м3.
Согласно полученным данным среднее содержание минерального азота в атмосферных
осадках составляет 1,03 мг/л, из которых примерно 70% приходится на аммиачную форму.
Концентрация минерального фосфора в атмосферных осадках составляет в среднем 0,032 мг/л.
Приведенные количественные данные показывают, что биогенная нагрузка атмосферных
осадков на 1 га городской территории города составляет 6,7 кг для минерального азота и 0,22 кг
минерального фосфора.

Глава 5. Величина первичной продукции р. Бык и основных водоемов г.


Кишинева

Минеральные соединения азота и фосфора являются основными элементами питания


растительных организмов, как наземных, так и водных экосистем. Их содержание в воде
определяет уровень трофности водоемов и развитие фитопланктона. В этой связи, значительный
интерес представляют данные, показывающие способность водных организмов к первичному
продуцированию органического вещества в зависимости от уровня содержания минеральных
форм изучаемых элементов (в воде, донных отложениях, особенно в жидкой фазе).
В летний период на озерах расположенных в черте г. Кишинева (Valea Morilor, Valea
Trandafirilor, La Izvor) и на семи точках р. Бык были проведены исследования для определения
продуцирования первичного органического вещества. Также исследовалось и Гидигичское
водохранилище. Все обследованные озера являются искусственными, с высокой степенью
влияния родникового питания в их водном балансе. Изученные водоемы располагаются в
низинах. Водосборные площади заняты лесопарковыми насаждениями. Большая часть их
берегов пологая, в значительной части покрытая камышом и другой растительностью, которые
отсутствуют на участках дамб. Визуальные наблюдения обследованных водоемов показали
наличие большого количества нитчатых водорослей.

46
Гидигическое водохранилище расположено к северо-западу от Кишинева, на расстоянии
примерно 10 км от города и образовано в результате зарегулирования р. Бык. Площадь
водохранилища около 800 га, средняя глубина 4-5 м. Берега пологие, окружены незначительным
количеством лесопосадок, а также агроландшафтами виноградниками, садами. По левому
берегу развиты поля с пропашными культурами и садами. Берега и мелководные плесы сильно
зарастают макрофитами (рдесты, у берегов камыши) и др.
Продуцирование органического вещества фитопланктоном исследовали кислородным
методом (метод темных и светлых склянок) при суточной экспозиции в ясную, безветренную
погоду, что исключало возможность влияния на результаты исследования волнения на водоемах
с изменением прозрачности. Валовую первичную продукцию рассчитывали по разнице
количества кислорода в светлых и темных склянках на каждом горизонте. Далее, методом
трапеций, вычисляли суммарную валовую продукцию на различных горизонтах. Чистую
продукцию принимали за 80% от валовой продукции [15,31,39,62].
Все обследованные водоемы характеризуются отсутствием какой-либо значительной
кислородной стратификацией, хотя в придонных слоях на глубинах 2 - 2,5 м количество
растворенного кислорода было в среднем на 20% меньше, чем в верхних горизонтах водоемов.
В результате проведенных обследований установлено, что наиболее продуктивным
водоемом является Гидигическое водохранилище, где величины фотосинтеза оказались самыми
высокими. Валовый фотосинтез фитопланктона в поверхностном слое достигал 23,4 мг O2/л в
сутки (табл. 5.1), но уже на глубине около 2 метров фотосинтез затухает (ввиду слабого
поступления солнечного света) и можно предположить, что процессы деструкции
органического вещества становятся доминирующими.
Далее, по первичной продуктивности фотосинтеза, стоит озеро Valea Trandafirilor,
фотосинтез в котором, как и в случае Гидигического водохранилища, затухает на глубине около
2 м. При этом в поверхностном слое, фотосинтез в 1,6 раза ниже чем в Гидигическом
водохранилище (14,0 мг 02/л в сутки). Далее, в порядке убывания следуют озеро Valea Morilor –
12,5 мг 02/л в сутки и озеро La Izvor – 11,6 мг 02/л в сутки.

47
Таблица 5.1
Интенсивность фотосинтеза в основных водоемах г. Кишинева в мг 02/л в сутки
Глубина в Водоем
метрах
Гидигичское Valea Morilor Valea Râşcani La Izvor
водохранилище Trandafirilor
0-0,1 24,2 12,1 13,1 11,1 10,2
0,5-0,7 15,1 9,1 9,3 8,9 8,6
1,2-1,5 11,8 8,3 9,1 8,4 7,9
>2 10,2 7,1 8,4 8,1 7,6

Из составления данных о фотосинтезе рассматривается валовая и чистая первичная


продукция (табл. 5.2).
Таблица 5.2
Величины валовой и чистой первичной продукции основных водоемов г. Кишинева (2002 г.)

Средняя валовая Чистая первичная продукция (ЧПП)


Водоем первичная продукция
(ВПП), мг O2/л в Дж/л в сутки мг орг.
мг O2/л в сутки сутки в-ва/л
в сутки
Гидигичское 11,5 9,2 150,7 6,3
водохранилище
Valea Morilor 6,75 5,4 76,4 3,7
Valea Trandafirilor 4,93 3,9 55,9 2,7
Râşcani 4,51 3,7 51,2 2,3
La Izvor 1,1 0,9 13,1 0,6

Из представленных (в таблице 5.2) данных видно, что по своей продукционной емкости


сравнительный ряд для обследованных озер будет выглядеть согласно их расположению
(табл. 5.2)
Первичная продуктивность р. Бык была исследована на семи станциях в поверхностном
слое воды. Полученные величины по ВПП и ЧПП представлены (табл. 5.3)

48
Таблица 5.3
Величины валовой и чистой первичной продукции р. Бык в пределах г. Кишинева (2002 г.)
Средняя валовая Чистая первичная продукция (ЧПП)
Станция первичная продукция
наблюдения (ВПП), мг O2/л в Дж/л в сутки мг орг.
мг O2/л в сутки сутки в-ва/л
в сутки
Вход в город 1,05 0,83 11,70 0,63
ул. Оргеевская 0,86 0,69 9,80 0,47
пр. Молодежи 0,89 0,71 10,10 0,61
ул. Измаильская 0,48 0,38 5,3 0,26
ж/д вокзал 0 0 0 0
выше СБО 0 0 0 0
ниже СБО 0 0 0 0

Из данных приведенных в таблице видно, что по мере продвижения водотока от его входа в
городскую черту, его водные экосистемы становятся все менее пригодными для полноценной
жизни водных организмов. Об этом свидетельствует и закономерное снижение значений ВПП и
ЧПП. Начиная с участка железнодорожного вокзала и до последней контрольной точки – ниже
СБО, процесс первичного продуцирования полностью прекращается, и в воде преобладают
деструктиционные процессы, которые используют практически весь растворенный в воде
кислород на окисление поступающих в реку органических веществ.
Таким образом, в результате проведенных на основных водоемах и р. Бык исследований,
можно заключить, что озера и водохранилища города являются водными экосистемами с
высокой степенью эвтрофности и значительной продукционной способностью. Что же касается
состояния р. Бык, то исследования по ее продукционной способности в черте города Кишинева
показали, что оно является неудовлетворительным ввиду сильного токсического пресса,
оказываемого поверхностным стоком с различных функциональных зон города, промышленных
предприятий, расположенных в пойме реки и неавторизованными накоплениями бытовых
отходов с преобладанием органических загрязнителей.

49
Глава 6. Воздействие различных концентраций и соотношений азота и
фосфора на Gammarus kishineffensis в условиях техногенного воздействия

Как отмечено в аналитическом обзоре литературы, опыты на популяционном уровне на


представителях высших ракообразных пока не получили распространения в токсикологической
практике [61,110, 111, 112,170]. Проведенная нами работа является одной из первых попыток
использования популяционного уровня в оценке токсического действия загрязнителей. Исходя
из этого, вполне естественно, что мы первоочередное внимание уделяли методическим
вопросам проведения таких экспериментов и анализа получаемых данных.
Для проведения экспериментов были использованы типичные концентрации
минеральных форм азота и фосфора, встречающихся в городских водных экосистемах.
Проведенные анализы по содержанию изучаемых биогенных элементов позволили выявить их
соотношения в основных компонентах водных экосистем и тестировать различные
соотношения исследованных элементов на водные организмы.
Анализируя динамику изменения численности модельных популяций бокоплавов в
условиях разной степени действия различных концентраций и соотношений азота и фосфора,
можно выделить ряд закономерных черт. В процессе выполнения опытов было отмечено четыре
этапа популяционной ответной реакции на токсическое воздействие различных концентраций и
соотношений азота и фосфора (рис. 6.1). Первый этап продолжительностью 30 суток
характеризуется значительной амплитудой колебаний численности, причем количество особей в
популяциях не подчиняется концентрационной зависимости. Обращает на себя внимание
повышение численности в первые 10 суток эксперимента почти во всех вариантах опыта. К
этому времени происходило рождение молоди, и изменение демографического показателя
целиком связано с группой новорожденных бокоплавов.

50
Соотношение азота и фосфора 30: 1

180
количество организ., экз.

160
140
120
100
80
60
40
20
0
0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 сут.

контроль N:P 5 : 0,16 N:P 10 : 0,33 N:P 20 : 0,65 N:P 40 : 1,33

Соотношение азота и фосфора 15: 1

180
160
количество, экз.

140
120
100
80
60
40
20
0
0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 сут.

контроль N:P 5 0,33 N:P 10 : 0,66 N:P 20 : 1,33 N:P 40 : 2,65

Соотношение азота и фосфора 10: 1

180
160
140
количество,экз.

120
100
80
60
40
20
0
0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 сут.

контроль N:P 5 : 0,5 N:P 10 : 1,0 N:P 20 : 2,0 N:P 40 : 4,0

Рис. 6.1. Динамика численности бокоплавов G. kishineffensis в модельных популяциях при


различных концентрациях и соотношениях азота и фосфора.

51
Смещение пика размножения в отдельных вариантах обусловлено тем, что недостаточно четко
была проведена синхронизация популяций самок по их репродуктивному состоянию при
создании „стартовой“ популяции, используемой в эксперименте. В следующую за пиком
повышения численности декаду отмечается очень значительное падение плотности популяции,
как в контроле, так и в опытных вариантах. Второй пик размножения, уже не такой мощный, как
в начале опыта, приходится на 30 сутки эксперимента, когда наблюдалось некоторое
повышение общего количества особей (см. рис. 6.1).
Скорее всего, в начальном периоде эксперимента популяция обладает репродуктивными
возможностями, которые присущи ей в природных условиях, тогда как в опыте использовались
тест - организмы без предварительной акклимации. По мере нахождения бокоплавов в
лаборатории численность организмов в модельных популяциях приходит в соответствие с
условиями кормления животных, плотностью их посадки в экспериментальные сосуды и т.д.
Соответствующим образом меняются репродуктивные возможности животных, наблюдается
падение интенсивности размножения. Одним из ведущих факторов в уменьшении численности
является процесс каннибализма. Преимущественно каннибализм проявляют самцы, поедая
особей своего вида. В литературе отмечено, что крупноразмерные самцы удовлетворяют свои
пищевые потребности и за счет других возрастных групп [72, 73].
При совместном присутствии самцов с новорожденными, ювенильными бокоплавами и
самками, заметно падает численность всех трех групп уже после десятисуточного опыта.
Отмечено явление каннибализма и для самок, так как в варианте “ювенильные - самки“ заметно
уменьшение выживаемости неполовозрелых организмов.
Следующий выделенный нами этап в динамике численности непродолжителен, и он
характеризуется тем, что к этому моменту начинает проявляться токсическое действие
соотношений азота и фосфора в самых высоких из использованных концентраций (см. рис. 6.1).
В остальных вариантах опыта обсуждаемый демографический показатель практически
одинаков. Начиная с пятидесятых суток опыта, отмечается заметное токсическое воздействие в
еще более низких концентрациях азота и фосфора во всех трех соотношениях N:P 30: 1, 15: 1 и
10: 1. Такая закономерность продолжается вплоть до семидесятых суток, после чего происходит
падение численности в контроле и, из-за этого, показатели контрольного и опытного вариантов
вновь становились очень близкими.

52
Проведенные эксперименты и анализ динамики численности показал нецелесообразность
проведения экспериментов продолжительностью более 70 суток, во всяком случае, для данного
тест-вида. Наиболее интересным интервалом для выявления токсической нагрузки является
промежуток от 40 до 70 суток, когда численность тест - организмов в контрольных вариантах
еще достаточно высока, что позволяет выявить токсическое воздействие различных
концентраций и соотношений азота и фосфора на опытные организмы. Для того чтобы
регистрировать более отдаленные последствия антропогенного возмущающего воздействия на
уровне модельной популяции, необходим поиск тест - видов, для которых характерна более
высокая выживаемость и в меньшей степени нарушаются репродуктивные возможности особей
в лабораторных условиях.
При выражении значений общей численности особей в популяциях в процентном
отношении к контролю можно более четко проследить изменения параметров популяций под
воздействием различных концентраций и соотношений азота и фосфора (рис. 6.2). Плотность
организмов в популяциях при воздействии самых низких концентраций азота и фосфора
флуктуировала вокруг контроля и даже выше, на протяжении всего периода опыта, иногда
снижалось относительно него на 30-40 %. Аналогичным образом менялись показатели и для
более высоких концентраций при соотношении азота и фосфора 10: 0,33 мг/л, 10: 0,66 мг/л.
Эквивалентная концентрация 10: 1,0 мг/л в целом характеризуется сходной степенью влияния
на численность организмов, лишь в одном случае (экспозиция 50 суток) падение количества
особей было значительным и составляло примерно 60 % от контроля. Еще более высокие
концентрации азота и фосфора при соотношении 20: 0,65 мг/л, 20: 1,33 мг/л, и 20: 2,0 мг/л,
значительно снижают численность бокоплавов, лишь начиная с пятидесятых суток, а до этого
количество животных в этих вариантах также колебалась вокруг контрольного уровня (см. рис.
6.2).
Токсическое действие самых высоких концентраций азота и фосфора во всех трех
соотношениях 30: 1, 15: 1 и 10: 1, отмечается несколько раньше и, начиная с 20-40 суток
численность бокоплавов в этих вариантах, стабильно составляла менее 20 % от контроля.

53
Соотношение азота и фосфора 30: 1

200
180
160
в % от контроля

140
120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.
контроль N:P 5 : 0,16 N:P 10 : 0,33 N:P 20 : 0,65 N:P 40 : 1,33

Соотношение азота и фосфора 15: 1

160
140
в % от контроля

120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.
контроль N:P 5 : 0,33 N:P 10 : 0,66 N:P 20 : 1,33 N:P 40 : 2,65

Соотношение азота и фосфора 10: 1

160
140
в % от контроля

120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль N:P 5 :0,5 N:P 10 : 1,0 N:P 20 : 2,0 N:P 40 : 4,0

Рис. 6.2. Динамика численности бокоплавов G. kishineffensis относительно контроля в


модельных популяциях в различных концентрациях и соотношениях азота и фосфора.

54
На рисунках 6.3, 6.4, 6.5 показана динамика изменения соотношения возрастных групп в
популяциях. Уже в первой декаде опыта резко сокращается доля ювенильных организмов во
всех вариантах из-за их гибели, с одной стороны, и повышения доли новорожденных
бокоплавов после размножения родительских особей, с другой. Вплоть до 60 суток доля
ювенильных организмов остается очень незначительной. Лишь к 70-м суткам заметно
повысился процент неполовозрелой молоди, так как в группу “ювенильные“ стали поступать
выросшие и развившиеся организмы из группы “новорожденные“ и в сочетании с этим резко
падала численность новорожденных из-за их гибели. В структурной организации популяций (в
первые 30 суток опыта) можно отметить, что токсическое действие азота и фосфора в
концентрациях 5: 0,16 мг/л, 10: 0,33 мг/л (30: 1), 5: 0,33 мг/л, 10: 0,66 мг/л (15: 1) и 5: 0,5 мг/л,
10: 1,0 мг/л (10: 1) не сказывается на соотношении возрастных групп в интервале 40-70 суток.
Более высокие концентрации азота и фосфора 20: 2,0 мг/л, 40: 4,0 мг/л при соотношении
10: 1 приводят к упрощению структуры популяции, за счет полной элиминации созревающей
молоди. В растворе с концентрацией азота и фосфора 40: 1,33 мг/л (30: 1) доля ювенильных
организмов остается к 70-м суткам также достаточно низкой. Аналогично, раствор с
концентрацией азота и фосфора 40: 2,65 мг/л (15: 1) вызывал некоторые структурные изменения
в популяциях, отличные от контрольного варианта. На рисунке представлены данные только до
70-х суток опыта. В дальнейшем происходит резкое падение доли неполовозрелых бокоплавов в
популяциях, которые состоят, в большинстве случаев, только из половозрелых организмов,
абсолютная численность которых очень низкая. Такая возрастная структура не обеспечивает
пополнения популяции молодью.
Кроме отмеченных выше характеристик популяций, она обладает еще рядом
показателей, имеющих смысл только на групповом уровне. В экспериментах на коловратках и
низших ракообразных рядом авторов [13,61,91,111,143,150] было показано, что токсический
процесс на лабораторных популяциях приводит к изменению таких параметров как скорость
роста популяции, ее биотический потенциал, чистая скорость размножения и т.д.
Особенности размножения многих мелких планктонных организмов, которые
используются для такого рода экспериментов, позволяет проводить анализ и расчет ряда

55
показателей (чистая скорость размножения, репродуктивная ценность, время генерации,
скорость роста популяции и т.д.). Для популяций видов, представители которых размножаются

100 половозрелые
75
ювенильные
контроль

новорожденные
50

25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
ювенильные
5 : 0,16 мг/л

75
50
новорожденные

25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
ювенильные
10 : 0,33 мг/л

75
новорожденные
50
25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
ювенильные
40 : 1,33 мг/л

75
новорожденные
50

25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.3. Динамика соотношения возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях


при различных концентрациях азота и фосфора при соотношении 30: 1 (Общее количество
организмов для каждого варианта опыта и экспозиции принято за 100%).

56
100
половозрелые
40 : 2,65 мг/л
75 ювенильные
50 новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
20 : 1,33 мг/л

75 ювенильные
50 новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
10 : 0,66 мг/л

75 ювенильные
50 новорожденные
25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
75 ювенильные
5 : 0,33 мг/л

50 новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
75 ювенильные
контроль

50 новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.4. Динамика соотношения возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях


при разных концентрациях азота и фосфора при соотношении 15:1 (общее количество
организмов для каждого варианта опыта и экспозиции принято за 100 %).

57
100 половозрелые
40 : 4,0 мг/л 75 ювенильные
50 новорожденные
25
0
0 10 20 30 40 сут.

100 половозрелые
20 : 2,0 мг/л

75 ювенильные
50 новорожденные
25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
10 : 1,0 мг/л

75 ювенильные
50 новорожденные
25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
75 ювенильные
5 : 0,5 мг/л

50 новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

100 половозрелые
75 ювенильные
контроль

50 новорожденные
25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.5. Динамика соотношения возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях


при разных концентрациях азота и фосфора при соотношении 10:1 (общее количество
организмов для каждого варианта опыта и экспозиции принято за 100 %).половым путем, такой
подход вряд ли применим, и по этому мы определили популяционные показатели, оперируя
значениями численности.

58
В таблице 6.1 представлены показатели скорости роста модельных популяций. В первый
месяц эксперимента изменение скорости роста и удельной скорости роста популяций не носит
закономерной зависимости от концентраций токсикантов. Лишь самые высокие концентрации
азота и фосфора значительно уменьшают скорость размножения по сравнению с контролем. В
интервале 30-60 суток замечено, что удельная скорость роста более информативный показатель,
чем скорость роста. По этому параметру действие азота и фосфора в соотношении 10: 1 заметно
уже в концентрации 10: 1,0 мг/л и выше, в соотношении 15: 1 при концентрации 10: 0,66 и
выше, а в соотношении 30: 1 - во всех из испытанных концентраций.
Таблица 6.1
Влияние различных концентраций и соотношений азота и фосфора на среднюю скорость роста
модельных популяций (экз. / сут.)

Продолжительность экспозиции, с у т к и
фосфора в мг/л
Концентрации

0 - 30 30 - 60 0 – 70
Соотношение

Скоро Удельная Скорос Удельная Скоро Удельная


фосфора

сть скорость ть роста скорость сть скорость


азота и

азота и

роста роста роста роста роста

5: 0,16 - 0,53 - 0,67 - 0,48 - 0,63 - 1,23 - 1,23 - 0,67 - 0,84 - 0,87
30: 1 10: 0,33 1,93 2,42 1,83 - 2,77 - 3,55 - 3,55 - 0,34 - 0,43 - 0,42
20: 0,66 - 0,20 - 0,25 - 0,20 - 1,73 - 4,53 - 4,53 - 1,01 - 1,27 - 1-67
40: 1,33 - 0,90 - 1,13 - 1,09 - 1,47 - 2,77 - 7,07 - 1,06 - 1,32 - 2,32
15: 1 5: 0,33 - 0,90 - 1,13 - 0,93 - 0,40 - 0,76 - 0,90 - 0,66 - 0,82 - 0,97

10: 0,66 1,17 1,46 1,02 - 2,30 - 2,00 - 3,09 - 0,70 - 0,88 - 0,83
20: 1,33 - 1,00 - 1,25 - 1,05 - 0,97 - 1,93 - 2,80 - 0,74 - 0,93 - 1,20
40: 2,65 - 1,20 - 2,00 - 2,43 - 0,70 - 2,19 - 3,78 - 0,99 - 1,23 - 2,27
10: 1 5: 0,5 - 0,67 - 0,83 - 0,78 - 0,40 - 0,78 - 0,78 - 0,84 - 1,05 - 1,32

10: 1,0 - 1,00 - 1,25 - 1,06 - 0,40 - 1,10 - 1,10 - 0,67 - 0,84 - 1,07
20: 2,0 0,93 1,17 0,99 - 3,10 - 6,85 - 6,85 - 1,07 - 1,16 - 1,88
40: 4,0 - 0,90 - 1,13 - 1,36 - 1,77 - 3,33 - 12,9 - 1,14 - 1,43 - 3,44
Контроль - 0,50 - 0,63 - 0,58 - 0,40 - 0,75 - 0,75 - 0,56 - 0,70 - 0,81

59
Причем четко видно, что удельная скорость роста, определенная с учетом
среднеарифметической численности популяции за интервал времени, наиболее показательно
отражает концентрационную зависимость. Аналогичное заключение можно применить и для
показателя „скорости роста“ рассчитанного за весь период (70 суток) опыта (см. таб. 6.1).
Таким образом, предпочтительнее использовать удельную скорость роста (II), так как
удельная скорость роста и скорость роста определяются только начальной и конечной
численностью и при флуктуации плотности популяции в большой степени зависят от случайных
факторов.
Известно, что возрастная и половая структура популяции являются ее важнейшими
характеристиками, влияют на рождаемость и смертность. Соотношение разных структурно-
функциональных группировок в популяции определяет ее способность к размножению в
данный момент времени и показывает, что можно ожидать в будущем. Как свидетельствует ряд
литературных данных [111,140,143] наличие популяционных „мишеней“, выявляемых в
результате разной устойчивости возрастных, половых и репродуктивных групп, может
определенным образом сказываться на толерантности популяций как „единого целого“.
Естественно было предположить, что различные состояния популяции будут характеризоваться
разной устойчивостью к действию токсикантов. В последнее время получены некоторые
экспериментальные подтверждения этому.
В наших экспериментах (рис.6.6) показано, что устойчивость популяций, в которых
преобладают половозрелые организмы, более высокая. На рисунке 6.6 отражена динамика
изменения численности, выраженная в процентном отношении к соответствующим контролям.
Установлено, что изменения общей численности популяции для варианта с преобладанием
самцов и самок, в меньшей степени отличаются от контроля, чем в альтернативном варианте.
Такие популяции оказываются устойчивее и по показателям соотношения возрастных групп. В
целом, динамика процентного отношения новорожденных, ювенильных и половозрелых
организмов в опытных и контрольном вариантах, различается незначительно. Уже к 10 суткам в
популяции происходит заметное увеличение доли новорожденных животных, так как большое
количество половозрелых особей обеспечивает пополнение популяции (см. рис. 6.6).

60
Соотношение азота и фосфора 30: 1

160
140
В % от контроля

120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль преобладают половозрелые преобладают неполовозрелые

Соотношение азота и фосфора 15: 1

140
120
в % от контроля

100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль преобладают половозрелые преобладают неполовозрелые

Соотношение азота и фосфора 10: 1

200
180
160
в % от контроля

140
120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль преобладают половозрелые преобладают неполовозрелые

Рис. 6.6. Динамика численности бокоплавов относительно контроля в модельных


популяциях при различном соотношении возрастных групп в исходной популяции.

61
Фактически с этого момента времени процесс размножения родительских особей
приводит к тому, что популяция приобретает характерный ей многокомпонентный возрастной
состав и ликвидирует асимметричное возрастное распределение, связанное с преобладанием
взрослых особей, даже, несмотря на то, что элиминация новорожденных происходит гораздо
быстрее, чем других размерно-возрастных классов. И в дальнейшем большое количество
половозрелых животных обеспечивает близкое к контролю соотношение возрастных групп (рис.
6.7, 6.8). Для альтернативных вариантов, напротив, заметно усиление воздействия токсикантов.
Если в контроле почти на протяжении всего опыта наблюдалась многокомпонентность в
структуре популяции, то при воздействии азота и фосфора в различных концентрациях и
соотношениях структура популяции упрощается, она состоит только из наиболее устойчивых к
данным концентрациям половозрелых бокоплавов. Малое количество самцов и самок и
отсутствие резерва для пополнения половозрелой части популяции обуславливают такое
возрастное распределение и связанную с ним относительно более низкую толерантность к
растворам.
Таким образом, популяционный уровень интеграции биосистем позволяет смоделировать
различные состояния популяций и оценить их устойчивость к токсическим агентам. Это
особенно важно для оценки сезонной, годовой устойчивости таких биологических систем,
характеризующихся разным возрастным составом, и показывает дополнительные преимущества
популяционного подхода в экологической токсикологии. Возможность использования в такого
рода экспериментах высших раков, в частности гамарид, позволяет оценить устойчивость
популяций с разным соотношением в них половых групп, что весьма проблематично для видов
размножающихся в основном неполовым путем.
По показателям общего количества организмов в популяциях (см. рис. 6.8) отметим, что
варианты с преобладанием самцов оказываются более устойчивыми к действию азота и фосфора
в различных соотношениях. Наиболее наглядно это проявилось в варианте с соотношением
N: Р как 15: 1. В растворах, где соотношение азота и фосфора 30:1, несмотря на существенную
гибель организмов, все же заметно, что модель популяции, представленная в основном самцами
в ее половозрелой компоненте к 20-ти и 30-ти суткам все же несколько устойчивее. За
исключением некоторых экспозиций, аналогичная закономерность отмечается и для раствора с
соотношением 10: 1.

62
Контроль

100 половозрелые
75 ювенильные
50 новорожденные
25
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 30: 1

100 половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 15: 1


100 половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 10: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
25
новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.7. Динамика численности возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях


при преобладании неполовозрелых животных исходной популяции. (Суммарная численность
организмов для каждого варианта опыта и экспозиции, за 100 %).

63
Контроль

100 половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 30: 1

100 половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 15: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
25
новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 10: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
25
новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.8. Динамика численности возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях при
преобладании половозрелых особей в начальной популяции. (Суммарная численность
организмов для каждого варианта опыта и экспозиции принято за 100 %).

64
Вариант, опыта с преобладанием самцов, по сравнению с вариантом, где преобладают
самки, (рис. 6.9 и 6.10) характеризуется и более устойчивым возрастным распределением, так
как в целом соотношение возрастных групп в контроле и в опыте одинаково. Доля
новорожденных и ювенильных организмов мала, и в большинстве случаев преобладает
половозрелая часть популяции. Относительная толерантность в этом варианте опыта
достигается тем, что в ней отсутствует наиболее уязвимое к повреждающему действию
концентрации азота и фосфора звено новорожденных организмов. В альтернативном варианте
различия контрольного и опытных вариантов начинают быть заметными к 40-м суткам опыта,
учитывая тот факт, что продолжительность предкопуляции и копуляции равняется 3-5 суткам.
Один самец за 15-17 суток (продолжительность репродуктивного состояния самок) при удачных
обстоятельствах может оплодотворить до 3-4 самок и тем самым способствовать повышению
доли новорожденных особей в популяции, что и наблюдалось в контроле после 40 суток
эксперимента. В опытных вариантах процесс размножения не способен компенсировать
повышенную элиминацию самых молодых организмов.
Из изложенного в главе материала, вытекает вывод, что популяционный подход
при изучении воздействия различных концентраций азота и фосфора применим и к высшим
ракообразным, размножающимся половым путем. Показатели динамики численности
популяции, ее возрастное распределение, удельная скорость роста, время удвоения популяции и
ее максимально допустимая плотность или репродуктивный потенциал могут служить
критериями токсичности различных соотношений и концентраций биогенов в окружающей
среде и оказывать воздействие на их биогеохимический цикл. Различная структурно-
функциональная организация популяции (размерно-возрастная, половая) определяет степень
устойчивости их к токсическому действию различных концентраций и соотношений азота и
фосфора.
Также следует отметить, что возросший интерес к вопросам, связанных с реагированием
на токсическую нагрузку надорганизменных биосистем вызван нерешенностью многих проблем
в рамках традиционной водно-токсикологической и биогеохимической науки. Естественно, что
круг решаемых задач, теоретический, методологический, методический и экспериментальный
базис нового направления - экологической токсикологии (экотоксикологии), составления
биогеохимических циклов и т.д. равно как и ее составной части – популяционной

65
Соотношение азота и фосфора 30: 1 (40: 1,33 мг/л)

количество, в % от контроля
140
120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль преобладают самки преобладают самцы

Соотношение азота и фосфора 15: 1 (40: 2,65 мг/л)

140
количество, в % от контроля

120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль преобладают самки преобладают самцы

Соотношение азота и фосфора 10: 1 (40: 4,0 мг/л)

140
количество, в % от контроля

120
100
80
60
40
20
0
10 20 30 40 50 60 70 сут.

контроль преобладают самки преобладают самцы

Рис. 6.9. Динамика численности бокоплавов G. kishineffensis в модельных популяциях


при различном соотношении половозрелых групп в исходной популяции.

66
Контроль

100
половозрелые
75
ювенильные
50
новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 30: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 15: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
новорожденные
25

0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 10: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
25
новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.10 .Динамика численности возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях


при преобладании самцов в начальной популяции. (Общее количество организмов для каждого
варианта опыта и экспозиции принято за 100 %.).

67
Контроль

100 половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 30: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
25
новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 15: 1

100 половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Соотношение азота и фосфора 10: 1

100
половозрелые
75
ювенильные
50
25 новорожденные
0
0 10 20 30 40 50 60 70 сут.

Рис. 6.11. Динамика численности возрастных групп бокоплавов в модельных популяциях


при преобладании самок в начальной популяции. (Общее количество организмов для каждого
варианта опыта и экспозиции принято за 100 %).

68
экотоксикологии водных организмов в настоящее время только начинает разрабатываться.
Представленные результаты можно рассматривать как одну из попыток применения
популяционного подхода в экспериментальных исследованиях по биогеохимии азота и фосфора
через изучение их воздействия на состояние и различные физиологические функции
гидробионтов.
Основное положение в обсуждаемой проблеме связано с популяцией как совокупностью
структурно-функциональных (субпопуляционных) группировок и их реагированием на
токсические агенты. Отметим, что выявление механизмов повреждающего действия
техногенных загрязнителей на популяции возможно при использовании организменного уровня
организации биоты в плане определения наиболее уязвимого к их воздействию звена в
структуре популяции, то есть популяционной мишени.
Затронутая нами проблема устойчивости животных к различным концентрациям и
соотношениям минеральных форм азота и фосфора связана с тканевыми, физиологическими,
биохимическими и генетическими механизмами как комплексом биологических ресурсов
организма. В этой связи предлагается рассматривать токсикорезистентность как одно из свойств
живого организма, которое, как и все другие свойства, обеспечивает жизнеспособность
(дыхание, питание и др.) и обеспечивает устойчивость к действию естественных абиотических
факторов среды. Предпринята теоретическая попытка, выявить различия естественных и
антропогенных факторов среды в плане направленности их действия относительно
оптимальных значений.
Рассмотренные нами элементы структурно-функциональной организации популяции
гамарид представляют практически адекватное отражение качественной природной структуры
биосистемы, что подчеркивает общий характер применяемого нами подхода к оценке
геохимических параметров токсического действия полютантов, который может использоваться
практически для всех токсикологических тест объектов. Однако следует иметь ввиду и
неизбежную специфичность онтогенетических и половых аспектов реагирования организмов на
загрязнение. Любая из компонент – концентрация токсиканта, время пребывания тест
организмов в токсичных растворах, свойства токсиканта или биологического объекта может

69
вносить свой вклад в параметры „эффекта“, что показано на представленном в данной главе
материале. В связи с этим, следует и в дальнейшем ожидать получения неоднозначных
экспериментальных данных при подобном роде исследований. Добавим к этому, что
предпочтительнее использовать параметры хронической интоксикации для выявления
возрастных и половых аспектов токсикорезистентности к различным биогеохимическим
условиям окружающей среды и ответа живых организмов на возможные изменения
биогеохимических показателей.
Следует отметить, что „структура токсического эффекта“ на уровне популяций
определяется не только устойчивостью субпопуляционных группировок, но и их
функционированием и взаимодействием в условиях токсических нагрузок. Основные принципы
подобного подхода обусловили изучение репродукции гамарид, как одного из
основополагающих факторов обеспечивающих жизнеспособность популяций. По нашему
мнению, апробированные экспериментальные методики, выявленные механизмы воздействия
различных концентраций и соотношений азота и фосфора на различных этапах процесса
размножения, примененный в работе подход к оценке генеративной продукции и факторов ее
определяющих при интоксикации родительских особей могут служить основой для включения
параметров воспроизводства гамарид в систему „нормирования“ токсикантов в окружающей
среде.
Одним из перспективных методов в оценке опасности полютантов может служить
использование модельных популяций в токсикологических исследованиях. Следует отметить,
что применение для такого рода работ репрезентативных популяционных моделей,
включающих максимально возможное количество субпопуляционных группировок, наиболее
близко подводит исследователей к возможности экстраполяции лабораторного опыта на
естественные условия существования популяции в определенной эколого-геохимической среде.
Задачей сегодняшнего дня видимо следует считать поиск возможных тест-обьектов,
стандартизация экспериментов и нахождение наиболее значимых и отражающих токсический
эффект популяционных и эколого-геохимических параметров. Для этого, крайне важны знания
устойчивости популяций при различном соотношении субпопуляционных структур к
различным соотношениям биогенов типичных для определенного региона и вида

70
хозяйственной деятельности на водосборных участках исследуемых водоемов. Это даст
возможность хотя бы частично решать вопросы прогнозирования сезонных, годовых и
долгосрочных последствий загрязнения.
Учитывая многогранность поражающего действия токсикантов и сложность
биогеохимических процессов протекающих при функционировании популяций, в данной работе
не нашли или в неполной мере нашли отражение многие вопросы. Например, требуют серьезной
теоретической и экспериментальной проверки предположения об одинаковой природе
устойчивости гидробионтов к изменению традиционных абиотических составляющих и к
токсиканта антропогенного происхождения. Не раскрыты механизмы, определяющие
повышенную токсикорезистентность молодых бокоплавов по сравнению с более старшими
возрастными группами при некоторых экспериментальных условиях.
Подводя итог, отметим, что сложность надорганизменных объектов, невозможность
проведения адекватных экспериментов на природных популяциях, недостаточная изученность
их функционирования в “норме“ делают оправданным лабораторные популяционные
экотоксикологические исследования, основанные на эколого-геохимических подходах, которые
в ближайшее время, могут стать основой данного раздела экологии, токсикологии и
геохимической экологии.

Выводы:

1. Биогеохимический режим биогенных элементов в городских ландшафтах


определяется особенностями использования территорий под различные виды муниципальной
деятельности, степенью урбанизированности территории, гидрологического режима, а также
содержанием биогенов в поверхностном стоке.

2. Содержание минеральных форм азота и фосфора на водосборных площадях городских


ландшафтов находится на высоком уровне, превышая их содержание в почвах агроландшафтов.
В городских ландшафтах органическая форма содержания обоих элементов, как в почве, так и в
твердой фазе донных отложений значительно превосходит минеральную составляющую
(примерно 80-90%). В поверхностных водах среди минеральных форм преобладает нитратная

71
форма, в то время как в жидкой фазе донных отложений аммиачный азот составляет примерно
3/4 общего количества минеральных форм. Содержание минерального фосфора в жидкой части
донных отложений в 10-20 раз (в зависимости от степени техногенной нагрузки) выше, чем в
воде.

3. Поступление азота и фосфора в составе поверхностного стока с различных


функциональных зон города является существенным фактором увеличения содержания этих
элементов в донных отложениях и водах геохимически подчиненных ландшафтов.
Соотношение аммиачного и нитратного азота примерно 1:1, минерального азота к
минеральному фосфору примерно 11:1. С атмосферными осадками в окружающую среду города
попадает относительно небольшое количество биогенов.
Соотношение содержания минеральных форм азота и фосфора в поверхностном стоке к
атмосферным осадкам составляет 32:1, что указывает на определяющую роль миграции
биогенных элементов в геохимическом сопряжении ландшафтов городских экосистем

4. Исследования снежного покрова на территории г. Кишинева, показали, что содержание в


нем соединений азота и фосфора примерно на порядок превышают таковые в заповедных
территориях. Геохимические параметры снежного покрова позволяют сделать вывод, что талые
воды, которые также несут большое количество взвешенного материала, являются важным
источником поступления биогенов в водные экосистемы и оказывают существенное влияние на
их биогеохимический цикл в городских экосистемах.

5. Значительное количество биогенных элементов (более 90%) находится в виде органических


соединений азота и фосфора. Минеральная составляющая содержаний обоих биогенов
преобладает в жидкой фазе, где она составляет до 60-80% от общего количества. Содержания
обоих компонентов в донных отложениях озерных экосистем значительно превышают таковые
в текущих водотоках. Минеральные формы обоих биогенов преобладают над органическими
также и в поверхностных водах, в поверхностном стоке их соотношение примерно 1:1, как и в
атмосферных осадках.

72
6. Исследованные озерные водные экосистемы обладают высокой продукционной
способностью по величине фотосинтеза, а также по способности к продуцированию
органического вещества. Продукционная способность водных экосистем р. Бык значительно
ниже, чем в озерах, а начиная с нижней части города, речная вода практически полностью
теряет способность к продуцированию органического вещества.

7. В хронических экспериментах установлено, что каждому из использованных


соотношений азота и фосфора (30:1, 15:1 и 10: 1) соответствует специфическая картина
онтогенетической резистентности гидробионтов, и она зависит от концентрации токсиканта,
экспозиции и тест-обьекта исследований. В ряде случаев гидробионты младших возрастных
групп обладают более высокой способностью противостоять летальному действию
токсикантов, чем организмы старшего возраста. Однако, способность поддерживать в течение
относительно длительного времени детоксикационную направленность метаболических
процессов, вырабатывается по мере их роста и развития. В условиях хронического воздействия
соотношений азота и фосфора, онтогенетический ряд токсикорезистентности бокоплавов
выглядит следующим образом (в сторону увеличения): новорожденная молодь – ювенильные
особи – половозрелые рачки.

8. Токсический эффект воздействия различных концентраций и соотношений азота и


фосфора на различных этапах процесса размножения бокоплавов приводит к уменьшению
количества спаренных особей и яйценосных самок, вызывает повышенную гибель самок после
спаривания. В результате суммации воздействия азота и фосфора итог репродуктивного усилия
на уровне популяции (популяционная плодовитость) оказывается значительно сниженным в
некоторых концентрациях азота и фосфора при различных соотношениях N:P (30: 1, 10: 1).

73
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

по улучшению эколого-геохимической обстановки в г. Кишиневе

1. Провести мелиоративные мероприятия по удалению иловых отложений в озерах города и р.


Бык, а также провести дноуглубительные работы на р. Бык и основных озерах.

2. Установить жесткий токсикологический контроль за качеством поверхностного стока,


особенно в пойменных участках р. Бык и местах скопления автотранспорта, а также
проводить постоянные санационные работы на территории автотранспортных артерий и
территорий, прилегающих к промышленным предприятиям, особенно на участках, где
уровень токсичности по результатам биотестирования оценивается баллом 3 и выше.

3. На участках, где выявлен высокий уровень токсичности поверхностного стока, провести


работы по организации ливневой канализационной сети.

4. Увеличить водность реки Бык за счет пропуска 5 м3/сек из Гидигического водохранилища,


обладающего высоким продукционным потенциалом водных экосистем.

5. Для выявления техногенной составляющей в балансе биогенных элементов на водосборных


площадях городских водоемов, необходимо проводить их постоянный геохимический
мониторинг, используя при этом сравнительный материал с контрольных участков
(заповедные территории, расположенные в примерно схожих эколого-геохимических
условиях) в соответствии с требованиями водной Директивы Европейского Союза.

6. Определить и нанести на карту города зоны техногенного воздействия на окружающую


среду, используя данные по накоплению биогенных элементов в снежном покрове и
моделированном поверхностном стоке.

74
ЛИТЕРАТУРА

1. Austin E.R., Lee G.F. Nitrogen release from lake sediments // J.WPCF, 1973, 45, p. 85-116.
2. Botnariuc N., Murgoci A., Papadopol M. Ecosistemele acvatice şi productivitatea lor // Realizări
recente şi perspective în biologie, Bucureşti, 1972, p. 63 – 78.
3. Bumbu I. Protecţia naturii cu bazele geochimiei ecologice // Chişinău, 1997. – 165 p.
4. Byrnes B.H., Keeney D.R., Graetz D.A. Release of ammonium-N from sediments to water //
Proc. 15th Conf. Great Lakes Res., Michigan, 1972, p.71 – 75.
5. Сeauşescu D. Tratarea statistică a datelor chimico-analitic//. Bucureşti, Editura Tehnică,1982. -
97 p.
6. Ceauşescu D. Statistica aplicată în chimiea analitică // Bucureşti, Editura Tehnică, 1986. – 133 p.
7. Capcelea A. Republica Moldova pe calea dezvoltării durabile – realizări şi probleme// Chişinău,
1995. – 96 p.
8. Capcelea A. Bazele ecologice ale ecologiei în Republica Moldova// Chişinău, 2000. – 220 p.
9. Gavriliţa A. Apa - bogaţiea cea mai de preţ// Chişinău, 1994. – 137 p.
10. Dediu I. Relaţiile om-natură şi managementul ecologic. // Management ecologic şi dezvoltarea
durabilă. Chişinău, 1996. - p. 5 – 7.
11. Dediu I., Capcelea A. Problemele de bază ale protecţiei mediului înconjurător în Republica
Moldova // Ecologia şi protecţia mediului înconjurător în Republica Moldova. Chişinău: Ştiinţa,
1992. - p. 4 – 12.
12. Drumea D. Calculation of nitrogen and phosphorus loads from different target groups in the Bic
river basin// Problemele Actuale ale Contemporanietatii in Moldova, 2000, p. 61 – 69.
13. Drumea D., Busuioc C. Toxicitatea mediului acvatic al oraşului Chişinău. // Ecologia şi protecţia
mediului înconjurător în Republica Moldova. -Chişinău: Ştiinţa, 1992. - p. 39 – 40.
14. Drobot R. Hidrologie // Bucureşti, 1990. – 315 p.
15. Diaconu C., Şerban P. Sinteze şi regionalizări hidrologice // Bucureşti, 1994. -p. 380.
16. Feng T.H. Factors affecting phosphate adsorbtion equilibria in lake sediments // Water Res.,
1978, Vol. 12.
17. Fllos J., Swanson W.R. The release role of nutrients from river and lake sediments // J. WPCF,
1975, vol. 47.

75
18. Kamp-Nielsen L. Mud-water exchange of phosphate and other ions in undisturbed sediment cores
and factors affecting the exchange rates // Arch. Hydrobiol., 1974, 73.
19. Kimmel B.L Lind O.T. Factors influencing orthophosphate concentration decline in the water of
laboratory mud-water systems // Tex. J. Sci., 1970, 21.
20. Lerman A. Geochemical processes in water and sediment environments // New. Vork, 1979.
21. Mortimer C.H. Modelling of lakes as physicochemical systems present limitations and needs
modelling of marine sistems // Elsevier Oceanographic Series , Amsterdam, 1975, 10.
22. Neacşu P., Apostolache-Stoicescu Z. Dicţionar de ecologie // Bucureşti, 1982. - 678p.
23. Obuh P., Grabco N., Cocârţa P. Dezvoltarea algelor pe medii nutritive poluate cu detergenţi. //
Management ecologic şi dezvoltarea durabilă. - Chişinău, 1996. - p. 117-118.
24. Pârvu C. Îndrumar pentru cunoaşterea naturii // Bucuresti, Editura didactica şi pedagogică, 1981.
– 243 p.
25. Pişota I., Buta I. Hidrologie // Bucuresti, Editura didactica şi pedagogică, 1975. – 311 p.
26. Prunici P. Nutrienţii şi detergenţii în ecosistemele acvatice ale municipiului Chişinău // Autoref.
dis. doct. Şt. biol., Chişinău, 2000. -18 p.
27. Ropot V. Aspecte privind folosirea şi protecţia apelor în Republica Moldova. // Management
ecologic şi dezvoltarea durabilă. Chişinău, 1996. - p. 86-88.
28. Ropot V., Sandu M. Calitatea resurselor de apă ale Republicii Moldova. // Tezele primei
conferinţe ştiinţifice 'Apele Moldovei'. Chişinău, 1994. - p. 59-61.
29. Ropot V., Sandu M. Resursele de apă ale Republicii Moldova: problemele de utilizare şi protecţie
// Ecologia şi protecţia mediului înconjurător în Republica Moldova, Chişinău, Ştiinţa, 1992. - p.
48-50.
30. Roşcovan D., Aşevschii V. ş.a. Bazele instruirii ecologice şi protecţia mediului// Chişinău, 1996.
– 255 p.
31. Stănescu V. Hidrologia urbană // Bucureşti, Editura didactică şi pedagogică, 1995. – 99 p.
32. Sandu M., Lozan R., Ropot V. Metode şi instrucţiuni pentru controlul calităţii apelor //Chişinău,
Ştiinţa, 1992. - 157 p.
33. Toderaş I.C., Zubcova E.I. Hidrochimia // Chişinău: USM, 1991. - 44p.
34. Tufescu V., Tufescu M. Ecologia şi activitatea umană // Bucureşti, Editura didactică şi
pedagogică,1981. - 404 p.

76
35. Адлер Ю.П., Маркова Е.В. Грановский Ю.В. Планирование эксперимента при поиске
оптимальных условий // Москва, 1976. –280 c.
36. Алекин О.А. Основы гидрохимии // Ленинград, Гидрометеоиздат, 1970. - 444 с.
37. Алекин О.А., Драбкова В.Г., Кaплан-Дикс И.С. Проблемы эвтрофирования
континентальных вод. //Антропогенное эвтрофирование природных вод: Тез. докл. на
Третьем Всесоюз. Симпозиум по антропогенному эвтрофированию природных вод.
Москва, 1983. - с. 25-30.
38. Алекин О.А., Драбкова В.Г., Коплан-Дикс И.С. Антропогенное воздействме на малых
озерах // Ленинград, Наука, 1980. - 174 с.
39. Алимов А.Ф. Введение в продукционную гидробиологию // Ленинград, 1986. - 186 с.
40. Безуглая Э.Ю., Сонькин Л.П. Влияние метеорологических условий на загрязнение воздуха
в городах СССР. //Метеорологические аспекты загрязнения атмосферы. -Ленинград,
Гидрометеоиздат, 1971. - с. 241-268.
41. Безуглая Э.Ю., Сонькин Л.П. Влияние метеорологических условий на загрязнение воздуха
в разных городах // Атмосферная диффузия и загрязнение воздуха. -Ленинград,
Гидрометеоиздат, 1975. -с. 87-115.
42. Берлянд М.Е. Атмосферная диффузия и загрязнения воздуха // Гидрометеоиздат, 1975. –
186 с.
43. Богдановская В.В. Количественная оценка химического обмена биогенных элементов
через границу вода-осадок // Автореф. дис. канд. биол.н. Москва, 1993. - 24 с.
44. Брагинский Л.П., Береза В.Д., Биргер Т.И., Буртная И.Л., Комаровский Ф.Я., Щербань Э.П.
Экспериментальное тестирование токсичности водной среды и повышение
чувствительности биологических тестов. //Влияние загрязняющих веществ на
гидробионтов и экосистемы водоемов. - Ленинград, 1979. – c. 324-336.
45. Бусуйок К.А., Друмя Д.А. Изучение величин валовой и чистой продукции основных
водоемов г. Кишинева. //2-ой съезд гидробиологов Молдовы. Кишинев, 1991. - с. 15-16.
46. Бызгу С.Е., Кожухарь И.Б., Зубкова Е.И. Динамика химического состава иловых растворов
донных отложений Дубосарского водохранилища. //Биологические ресурсы водоемов
Молдавии. Кишинев, Штиинца, 1975б, 13. - с.14-22.

77
47. Бызгу С.Е., Кожухарь И.Б.,Горбатенький Г.Г. Влияние промышленно-бытовых стоков г.
Кишинева на гидрохимический режим реки Бык // Биологические ресурсы водоемов
Молдавии, Кишинев, Картя Молдовенеаскэ, 1966, 4. – c. 3-10.
48. Василенко В.Н. , Назаров И.М., Фридман И.Д. Мониторинг загрязнения снежного покрова.
Ленинград, Наука, 1985. - 181 с.
49. Васюкович Л.Я. Токсикологическая оценка азотосодержащих веществ в проблеме гигиены
воды. // Профилактическая токсикология, Москва, 1984.- c. 34 – 45.
50. Вернадский В.И. История природных вод. //Очерки геохимии. Москва- Ленинград :
Госгеолиздат, 1934. - с. 270-359.
51. Виноградов Г.А., Клерман А.К. Исследование механизма токсичности аммиака у
пресноводных ракообразных при низких рН среды // Экспериментальная водная
токсикология, Рига, 1985, 10. - с. 35-41.
52. Виноградова Г.А., Даль Е.С., Комов В.Т. Влияние солей аммония и закисления среды на
метаболические процессы у пресноводных животных. Изучение адаптации к аммонийному
загрязнению // Информ. бюл., Биология внутренних вод, Ленинград, 1973, 55. - с. 45-48.
53. Воробьева Н.А. Межгодовая и сезонная изменчивость запаса азота и трансформация его
соединений. // Процесы формирования качества воды в питьевых водохранилищах,
Москва : Изд-во МГУ, 1979. - с. 88-96.
54. Воронков П.П. Формирование химического состава атмосферных вод и его влияние на
почвенные растворы, и склоновые воды // Сборник работ по гидрохимии., Ленинград,
Гидрометеоиздат, 1963. - 118 с.
55. Воронков П.П. О гидрохимическом исследовании атмосферных осадков // Сборник работ
по гидрохимии. -Ленинград, Гидрометеоиздат, 1968. - с. 18-27.
56. Воронов П.А. Поступление азота в почву с атмосферными осадками в различных зонах
Европейской части СССР // Москва, Гидрометеоиздат, 1972. - 236 с.
57. Воронов П.А. Вопросы методологии гидрохимических исследований в условиях
антропогенного влияния . Ч.1. // Ленинград, Гидрометеоиздат, 1979. - 246 с.
58. Глазовский Н.Ф., Злобина А.И., Учватов В.П., Химический состав снежного покрова
некоторых регионов Верхнеокского бассейна // Региональный экологический мониторинг. -
-Москва, Наука, 1983. - с. 67-92.

78
59. Галкин Л.М., Мизондронцев Т.Б. Дифузия продуктов распада органического вещества в
толще донных отложений // Донные отложения, Москва : Наука, 1970, с. 171-179.
60. Галкин Л.М. Физические основы диффузии. Моделирование переноса вещества и энергии
в природных системах // Новосибирск, Наука, 1984. - с. 84-102.
61. Гапочка Л.Д. Об адаптации водорослей к токсическому воздействию // Экспериментальная
водная токсикология, Рига, 1986, 11. - с. 124-129.
62. Голубев А.А. и др. Количественная токсикология. Ленинград, 1973. - 233 c.
63. Горбатенький Г.Г. Биогенные элементы. // Загрязнение и самоочищение Дубосарского
водохранилища // Кишинев : Штиинца, 1977. - с.61-75.
64. Горбатенький Г.Г. Синельникова А.Е. Сток биогенных элементов // Экосистема Нижнего
Днестра в условиях усиленного антропогенного воздействия //Кишинев : Штиинца, 1990. -
с. 79-82.
65. Горев Л.Н., Пелещенко В.И Методика гидрохимических исследований // Киев, Вища
школа., 1985. - 215 с.
66. Гусева К.А. Факторы, обусловливающие развитие фитопланктона в водоеме. // Первичная
продукция морей и внутренних вод. -Минск, 1961. - с. 68-90.
67. Гусева С.С., Аксенова Е.И., Идрисова Н.Х. и др. Оценка качества водной среды методами
физиолого-экологического биотестирования. // Экспериментальная водная токсикология.,
Рига, 1991, 15. - с 165-172.
68. Данильченко О.П. Нарушение регуляции как показатель патологии. // Теоретические
проблемы водной токсикологии. Норма и патология . -Москва, Наука 1983. - c. 34-45.
69. Дедю И.И. Экологический энциклопедический словарь. // Кишинев, Главная редакция
Молдавской Советской Энциклопедии, 1990. – 406 с.
70. Дедю И.И. Экологические проблемы города // Вечерний Кишинев, 1986, 10 января.
71. Дедю И.И., Вавельский М.М. Влияние вредных выбросов в атмосферу на состояние
окружающей среды // Информационный обзор, Кишинев, 1992. - 48с.
72. Дедю И.И., Рогошевский Л.П., Буздуган В.К., Бусуйок К.А., Мошану В.А., Мелиян Р.И.
Экотоксикологические аспекты мониторинга водной среды // Социально-экономические
проблемы природопользования в Молдавской ССР, Kишинев, 1986. - с. 114-116.
73. Дедю И.И., Рогошевский Л.П., Буздуган В.К., Бусуйок К.А., Мошану В.А., Мелиян Р.И.
Зависимость биологических переменных прогностического экотоксикологического

79
мониторинга //5 Всесоюзной конференции по водной токсикологии, Москва, 1988. - с. 30-
31.
74. Денисова А.И., Нахшина Е.П. Процессы обмена биоэлементов в системе вода-донные
отложения в водохранилищах Днепровскгого каскада // Взаимодействие между водой и
седиментами в озерах и водохранилищах. Ленинград, Наука, 1984. - с. 106-120.
75. Денисова А.И., Нахшина Е.П., Новиков Б.И., Рябов А.К. Донные отложения в
водохранилищ и их влияние на качество воды // Киев, Наукова Думка, 1987. - 162 с.
76. Денисова А.И., Щебетаха Р.Г. Роль донных отложений в формировании гидрохимического
режима водоемов. // Круговорот вещества и биологическое самоочищение водоемов. –
Киев, : Наука думка, 1980. - с. 41-68.
77. Драбкова В.Г., Летанская Г.И., Макарцев Е.С., Сорокин И.Н. Особенности антропогенного
эвтрофирования малых озер в связи с преобразованием их водосбора. // Антропогенное
эвтрофирование природных вод. - Москва, 1977. - с.69-75.
78. Драбкова В.Г., Сорокин И.Н. Озеро и его водосбор - единая природная система //
Ленинград : Наука, 1979. - 196 с.
79. Драчев С.М. и др. Влияние антропогенных факторов на содержание биогенных элементов
и солевой состав водохранилищ Волги. // Биологические продукционные процесы в
басейне Волги. Ленинград : Наука, 1976. - с. 144-172.
80. Дроздова В.М. Химический состав атмосферных осадков на Европейской территории
СССР // Ленинград, Гидрометеоиздат, 1964. - 209 с.
81. Друмя Д.А., Бусуйок К.А. Величина первичной продукции р. Бык в пределах г. Кишинева.
// 2-ой съезд гидробиологов Молдовы. Кишинев, 1991. - с. 40-42.
82. Дука Г.Г., Скурлатов Ю.И. Химия и жизнь воды// Кишинев, Картя молдовеняскэ. 1989. –
124с.
83. Дурдоров П. Токсикологические тесты при регулировании сброса сточных вод. //Влияние
загрязняющих веществ на гидробионтов в экосистемы водоемов. Ленинград,1979. - с.213-
221.
84. Дынга А.К., Валуева Л.Н. Влияние солей аммония на размножение и рост Daphnia magna.
// Экспериментальная водная токсикология. Рига, 1972, 3. - с. 51-59.

80
85. Зиминова Н.А., Законов В.В. Аккумуляция биогенных элементов в донных отложений
Угличского водохранилища // Биология внутренних вод. Инф. Бюллетень, Ленинград,
Наука, 1980. - c.11-17.
86. Исакова Е.Ф. Оценка возможности приспособления дафнии к химическим соединениям
различной природы. // Экспериментальная водная токсикология. Рига, 1986, 11. c. 129-
137.
87. Камшилов М.М. Норма и патология в функционировании водных экосистем // Норма и
патология в водной токсикологии. Байкальск. 1977. - с. 13-16.
88. Каплан-Дикс И.С. Эволюция антропогенного круговорота биогенных элементов и водные
проблемы. // Изв. АН СССР. серия География, 1978. № 6. - с. 49-56.
89. Каплин В.Т. Превращение органических соединений в водоемах и водотоках. // Качество
воды и научные основы их охраны. Ленинград, 1976, 9. - c. 132-140.
90. Карпевич А.Ф. Норма и патология при влиянии на гидробионтов неядовитых веществ и
факторов среды.// Теоретические проблемы водной токсикологии. Норма и патология
Москва, Наука 1983. - c. 17-38.
91. Карпевич А.Ф. Теория и практика аклиматизации водных организмов// Москва, Пищевая
промышленность, 1975. -320 с.
92. Касимов Н.С., Батоян В.В., Белякова Т.М. Эколого-геохимические оценки городов.
// Вестник МГУ, сер. Геогр. 1990, № 3. - с 28-39.
93. Кишинев. // Кишинев, Молд. Сов. Энциклопедия, 1984. - 178 с.
94. Кишинев: Эколого-географические проблемы // Кишинев, 1993. - 191 с.
95. Кожухарь И.Ф., Бызгу С.Е. Окислительно-восстановительный потенциал воды и донных
отложений Дубоссарского водохранилища //. Биологические ресурсы водоемов Молдавии.,
Кишинев, Штиинца, 1975, 8. - с. 3-11.
96. Кокырца П.Н. Сине-зеленый пожар: Как бороться с цветением воды в реках и
водохранилищах Молдавии. // Наука в СССР. 1984. № 1. - с.74-76.
97. Кокырца П.Н., Ашевский В. И. Использование воды в животноводстве. Кишинев // Каpтя
Молдовеняскэ, 1989. –176 с.
98. Колупаев Б.И. О критериях физиологической нормы гидробионтов. // Теоретические
проблемы водной токсикологии. Норма и патология. -Москва, Наука 1983.

81
99. Коновалов Г.С., Манихин В.И. Методика исследования процессов обмена химическими
компонентами между донными отложениями и водой // Тезисы докл. 26 Всесоюзного
гидрохимического совещания, Новочеркаск, 1975. - с. 214-218.
100. Кузнецов С.И. Микрофлора озер и ее геохимическая деятельность // Ленинград: Наука,
1970. - 440 с.
101. Лиепа Р.А., Друвиетис И.Ю., Мельберга А.Г. Рудзрога А.И. Влияние различных
концентраций биогенных элементов на структуру микропланктона в контролируемых
экосистемах // Эксп. водная токсикология, Рига, 1984, 9. - с. 171-184.
102. Лукъяненко В.И. Принципы и методы биологического нормирования химических веществ
и оценки уровня загрязнения водоемов. // Влияние загрязняющих веществ на гидробионтов
в экосистемах водоемов. Ленинград, 1979. - с. 239-252.
103. Макрушин А.В. Биологический анализ качества вод // Ленинград, 1974. - 237 c.
104. Мартынова М.В. Азот и фосфор в донных отложениях озер и водохранилищ // Москва :
Наука, 1984. - 123 с.
105. Мартынова М.В. Донные отложения как источник поступления азота и фосфора в водную
массу. // Водные ресурсы, 1981, 1. - с. 165 -181.
106. Мартынова М.В. О роли донных отложений в эвтрофировании водоемов, обмен
соединениями азота и фосфора между донными отложениями и водой. // Водные ресурсы.
Москва, 1988. - с. 43-51.
107. Мартынова М.В. Роль донных отложений в круговороте азота и фосфора в Можайском
водохранилище. Основные вопросы методики исследования. // Процессы формирования
качества воды в питьевых водохранилищах. - Москва : Изд-во МГУ, 1979. - с. 49-67.
108. Мартынова М.В. Стратификация минерального азота в природной воде и илах
Можайского водохранилища. // Комплексные исследования водохранилищ. -Москва: Изд-
во МГУ, 1978. 4. - с. 115-135.
109. Мартынова М.В. Азот в илах. //Можайское водохранилище. Москва, Изд-во МГУ, 1979.
с. 159-170.
110. Мелиян Р.И. Некоторые механизмы воздействия пестицидов на популяции гамарид //
Фауна антропогенного ландшафта Молдавии, Кишинев, 1989. - с. 74-76.

82
111. Мелиян Р.И. Популяционные экотоксикологические исследования действия пестицидов на
бокоплава Gammarus Kishineffensis (лабораторные эксперименты) // Автореф. дис. …канд.
биол. н., Киев, 1990. - 20 c.
112. Методические основы оценки антропогенного влияния на качество поверхностных вод.
//Ленинград : Гидрометеоиздат, 1981. - 175 с.
113. Методические основы оценки и реглементирования антропогенного влияния на качество
поверхностных вод // Ленинград : Гидрометеоиздат., 1987.- 288 с.
114. Методические рекомендации по геохимической оценке загрязнения территроии городов
химическими элементами // Москва, Наука, 1982. - 87 с.
115. Методические указания по биотестированию сточных вод с использованием рачка Дафния
магна // Москва, 1986. - 28 с.
116. Мингазова Н.М. Эколого-токсикологическое изучение водоемов урбанизированных
территорий (на примере озер системы Кабань г. Казань) // Казань, 1984. - 68 с.
117. Мырлян Н. Ф., Настас Г.И. Эколого-геохимический атлас Кишинева // Кишинев,
Штиинца, 1992. - 113 с.
118. Налимов В.В., Чернова Н.А. Статистические методы планирования экстремальных
экспериментов // Москва. 1961. - 135 c.
119. Никулина В.Н. Биогенные элементы как лимитирующий фактор фитопланктона. // Труды
зоол. ин-та АН СССР , Ленинград, 1987, 151. - с. 67-75.
120. Новиков Ю.В., Ласточкина К.О., Болдина З.Н. Методы исследования качества воды
водоемов // Москва, 1990. - 321 с.
121. Оношко М.П., Хомич В.С. О содержание минеральных форм азота в водах и снежном
покрове некоторых обьектов техногенного воздействия Белоруссии. // Геологические
иследования земной коры Белорусии. -Минск : Наука и техника, 1980. - с. 38-42.
122. Опополь Н.И., Добрянская Е.В. Нитраты: (Гигиен. аспекты, проблемы.) // Кишинев,
Штиинца, 1986. – 113с.
123. Островский И.С., Овсепян А.К. Влияние разных концентраций ионов меди на смертность
бокоплавов. // Эксп. водная токсикология, Рига, 1986, 11. - с 87-93.
124. Попов В.В. Нитриты в биохимическом круговороте азота. // Автореф. дис. канд. геогр.н.
,М,б 1989. - 24 с.

83
125. Ропот В.М., Лозан Р.М., Санду М.А., Методические проблемы контроля содержания
химических веществ в окружающей среде // Социально-экономические проблемы
природопользования в Молдавской ССР. - Кишинев, 1986. - с. 137-139.
126. Ропот В.М., Ропот Б.М., Лозан Р.М и др. Почвы, гидрохимия и растительность бассейна р.
Бык // Изв. АН МССР., Биол. и хим. науки., 1990, 3. - с. 57-65.
127. Россолимо Л.Л. Изменение лимнических экосистем под воздействием антропогенного
фактора // Москва : Наука, 1977. - 144с.
128. Россолимо Л.Л. Проблема антропогенного эвтрофирования озер и пути ее решения. // Изв.
АН СССР, Серия Геогр., 1971, 1. - с. 35-48.
129. Руссо Р., Турстон Р. Токсичность аммиака и нитритов для рыб. // Влияние загрязняющих
веществ на гидробионтов в экосистемы водоемов . - Ленинград, 1979. - с. 276-285.
130. Рябов А.К. К вопросу сорбционно - десорбционных процессов на границе раздела иловые
отложения-вода. // Круговорот вещества и энергии в водоемах.-Иркутск, 1981, 5. - с. 127-
141.
131. Сиренко Д.А., Маляревская А.Я., Биргер Т.И. К установлению пороговых и биологически
опасных концентраций синезеленых водорослей в водоемах //Влияние загрязняющих
веществ на гидробионтов в экосистемах водоемов. -Ленинград, 1979. - с. 105-114.
132. Смирнова Л.А. Состояние и основные направления исследований обмена азотом и
фосфором между донными отложениями и водой. // Взаимодействие между седиментами в
озерах и водохранилищах. - Ленинград, 1984. - с. 218-238.
133. Стравинская Е. А., Кулешова Ю. И. Исследование процесса диффузии биогенных веществ
из донных отложений озера Сестрорецкий разлив. // Взаимодействие между водой и
седиментами в озерах и водохранилищах. -Ленинград : Наука, 1984. - с. 130-139.
134. Строганов Н.С. Загрязнение водоемов и биологическая оценка качества вод //Водные
ресурсы. , 1972 № 2. - с.34-52.
135. Строганов Н.С. Пожитков А.Г. Действие сточных промышленных вод на водные
организмы // Москва, 1964.
136. Строганов Н.С. Развитие водной токсикологии в СССР //Биол. науки, 1967. № 12. - с.7-21.
137. Строганов Н.С. Хоботьев В.Г. Некоторые аспекты воздействия химизма среды на
водоросли // Теория и практика биологического самоочищения загрязненных вод. -М. 1972.
- c. 61-64..

84
138. Территориальная комплексная схема охраны природы Республики Молдова, приложение
1Х // Киев, 1991. - 315 с.
139. Тодераш И.К. Функциональное значение хирономид в экосистемах водоемов Молдавии.
//Кишинёв, 1984. - 172 с.
140. Тодераш И.К., Зубкова Е.И. Функциональное значение популяций массовых видов
зообентоса в циклах биогенной миграции микроэлементов // Биопродукционные процессы
в водохранилищах - охладителях ТЭС. - Кишинев, Штиинца, 1988. - с. 149-165.
141. Топачевский А.В., Цееб Я.Я. Цветение воды как результат нарушения процессов
регуляции в гидробиоценозах. // Биологическое самоочищение и формирование качества
воды. Москва: Наука, 1975. - с. 88 -113.
142. Трифонова Н.А., Былинкина А.А. О влияние донных отложений на содержание биогенных
элементов в воде. // Гидрологические и гидрохимические аспекты изучения водохранилищ.
-Ленинград : Наука, 1977. - с. 134-174.
143. Филенко О.Ф. Лебедева Т.Д. Чувствительность и устойчивость водных организмов к
токсическим веществам. // Эксп. водная токсикология. Рига, вып.11 1986. - с 29-37.
144. Филов В.А. Люблина Е.И. Связи состава, строения и свойства химических соединений с
показателями токсического действия и их использование для предсказаний. // Основы
промышленной токсикологии. -Ленинград. Медицина 1976. - с.230-267.
145. Хоботьев В.Г. Роль водорослей в загрязнении водоемов и вопросы регулирования их
численности. //Влияние загрязняющих веществ на гидробионтов в экосистемы водоемов.
Ленинград, 1979. - с. 82-87.
146. Хоботьев В.Г., Капков В.И. Культивирование зеленых водорослей и использование их в
токсикологических экспериментах. //Эксп. водная токсикология ,Рига,1973,4. - c. 23-38.
147. Хрусталева М.А. Режим биогенных элементов в Можайском водохранилище. //
Комплексные иследования водохранилищ. –М.,Изд-во МГУ, 1973. вып. 2. - с. 71-90.
148. Шаларь В.М. Фитопланктон водохранилищ Молдавии// Кишинев: Штиинца, 1971. - 204с.
149. Шаларь В.М. Фитопланктон рек Молдавии // Кишинев: Штиинца, 1984. - 191с.
150. Шестерин И.С., Иванова Э.В., Лукина Т.М. Влияние физико-химических параметров
водной среды на токсичность соединений азота для рыб // Эксп. водная токсикология. Рига,
1987 , 12. - с. 15-22.

85
151. Шилькрот Г.С. Причины антропогенного эвтрофирования водоемов. // Итоги науки и
техники. – М, ВИНИТИ. 1975. - с. 71-79.
152. Шилькрот Г.С. Типологические изменения режима озер в условиях культурных
ландшафтов // Москва: Наука, 1979. -168 с.
153. Яровой П.И., Спыну К.И. Влияние биогенного загрязнения открытых водоемов на
состояние здоровья населения. // Охрана природы Молдавии. Кишинев: Штиинца, 1988. -
с. 34-38.

86
Халил Ахмад

Биогеохимия азота и фосфора в городских экосистемах (на примере г. Кишинев)


ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ СТЕПЕНИ ДОКТОРА БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК,
КИШИНЕВЕ, 2004. 90 p. табл. 10. Рис. 22. БИБЛИОГРАФИЯ 153.
Ключевые слова: питательные вещества, биогенные нагрузки, эвтрофикация, экосистема,
токсичность, отложения, почва, вода, онтогенез, популяционная модель,
токсикорезистентность, воспроизводство, миграция.
Резюме

Для регулирования процессов эвтрофикации экосистем, необходимо изучение не только


биогеохимических циклов при различных отношениях азота и фосфора в водных экосистемах,
но и ответных реакций гидробионтов на различные соотношения и концентрации этих
элементов.
В работе представлены результаты экспериментальных исследований по выявлению
концентраций азота и фосфора в различных компонентах городских экосистем и по оценке
влияния различных концентраций и соотношений азота и фосфора на развитие гидробионтов.
Выявлена специфика миграции и аккумуляции нутриентов в функционально - различных зонах
г. Кишинева. Определено влияние различных соотношений азота и фосфора на рост тест –
организмов в условиях хронической и острой интоксикации.
Установлены соотношения между минеральными и органическими формами нутриентов в
различных компонентах городских экосистем, а также оптимальные концентрации между
азотом и фосфором для максимального использования органического вещества исследуемыми
организмами (Gammarus kishineffensis). Достоверно доказана роль соотношений азота и
фосфора как регулирующего фактора состояния популяций гидробионтов. Установлено, что
каждому из использованных соотношений азота и фосфора (30:1, 15:1 и 10: 1) соответствует
специфическая картина онтогенетической резистентности гидробионтов, и она зависит от
концентрации токсиканта экспозиции и тест-обьекта исследований. Именно поэтому показатели
модельной популяции бокоплавов могут использоваться, как индикаторы токсичности среды.

87
Khalil Ahmad
Biogeochimia azotului şi fosforului în ecosistemele urbane
(pe exemplul municipiului Chişinău)
TEZA DE DOCTOR ÎN ŞTIINŢE BIOLOGICE, CHIŞINĂU, 2004, 90 p., TAB. 10, FIG. 22,
BIBLIOGRAFIE 153 TITLURI.
Cuvinte cheie: nutrienţi, sarcină biogenă, eutrofizare, ecosistem, toxicitate, sedimente, solul,
apă, ontogeneză, populaţie-model, efect toxic, reproducere, migraţia.
Teză de doctor în ştiinţe biologice la specialitatea 03.00.16 – ecologie. Institutul Naţional de Ecologie
din Republica Moldova
Rezumat
Pentru dirijarea procesului de eutrofizare a ecosistemelor acvatice este necesară studierea
ciclurilor biogeochimice, diferitori coraporturi dintre azot şi fosfor în mediul natural al ecosistemelor
urbane, cât şi a reacţiilor de răspuns a ecosistemelor, în special, şi a hidrobionţilor la diferite
concentraţii şi coraporturi dintre azot şi fosfor.
În lucrare sunt prezentate rezultatele cercetărilor experimentale cu privire la estimarea
concentraţiilor azotului şi fosforului în diferite componente ale mediului din spaţiul urban, evaluarea
impactului diferitor concentraţii şi coraporturi ale azotului şi fosforului asupra dezvoltării
hidrobionţilor.
Este relevat specificul migrării şi acumulării nutrienţilor în diferite zone funcţionale ale mun.
Chişinău, impactul diferitor coraporturi de azot şi fosfor asupra creşterii organismelor, studiată
contribuţia diferitori factori de mediu în acumularea nutrienţilor în ecosistemele urbane, rezistenţa
organismelor la diferite coraporturi ale azotului şi fosforului în condiţii de toxicitate acută şi cronică.
S-a stabilit coraportul dintre formele minerale şi organice ale nutrienţilor în diferite componente
ale mediului din ecosistemele urbane, concentraţiile optimale dintre azot şi fosfor în timpul utilizării
maxime a substanţei organice. Este dovedită existenţa factorului reglator al coraportului dintre N : P
asupra stării populaţiilor de hidrobionţi. Este demonstrat că în testele cronice, fiecare coraport dintre
azot şi fosfor (30:1, 15:1, 10:1), corespunde rezistenţei specifice ontogenetice a organismelor
determinată de concentraţia toxicantului în diferite componente ale mediului.
Se argumentează posibilitatea efectuării metodologiei aplicate în estimarea coraporturilor
detectate în diferite componente ale mediului asupra populaţiilor model de crustacee superioare. Aşa
indici populaţionali pot fi folosiţi ca indicatori ai toxicităţii soluţiilor.

88
Khalil Ahmad
Biogeochemistry of nitrogen and phosphorus in urban ecosystems
(on the example of mun. Chisinau)
THESIS OF PH.D. IN BIOLOGY, CHISINAU, 2004. 90 p.TAB.10. FIG.22. BIBLIOGRAPHY 153
TITLES

Key words: nutrients, biogenic loads, eutrophication, ecosystem, toxicity, sediments, soil, water
ontogenez, population model, toxic effect, reproduction, migration.

Dissertation on doctor in biological science, specialty 03.00.16 – ecology. National Institute of


Ecology of the Republic of Moldova.
Summary
Regulation of the eutrophication process needs studying of the biogeochemical cycles, different
ratios of nitrogen and phosphorus in water ecosystems and reaction of hydrobionts on different ratios
and concentrations of these elements.
Recent study presents results of analyzing of different components of urban on nitrogen and
phosphorus, estimation of ratios between mineral and organic forms of these elements, estimation of
migration of nutrients with superficial runoff from different functional zones of the town, experiments
on the evaluation of impact of different ratios and concentrations of nitrogen and phosphorus detected
in main components of urban ecosystems on development of tested water organisms. The impact of
different ratios of nitrogen and phosphorus is shown on such living functions of tested organisms.
Optimal ratio of nitrogen and phosphorus was estimated by survaving of Gammarus Kishineffensis.
Regulatory factor of water hydrobionts in approaching ratio of nitrogen and phosphorus to the natural
ones was shown.
Chronic tests experiments showed that every ratio of nitrogen and phosphorus (30:1, 15:1, 10:1)
corresponds to the specific ontogenez resistens of tested organisms and depends on the concentration of
toxicants, duration of experiments.
There was shown possibility of performing used methodology in estimation of different ratios
of nutrients detected in components of environment in toxicological experiments on the population
model of highest crustaceae, which can be characterized with certain specific reaction on toxic load.
That is why indicators of population could be used as indicators of the toxicity of solutions.

89
Символы и сокращения, используемые в работе

М. – метр N:P- азот: фосфор


р. – река сек. - секунда
т.д. – так далее G.- Gammarus
табл. – таблица дж. - джоуль
см. – сантиметр ул. - улица
мг/л – миллиграмм /литр пр. - проспект
кг. – килограмм O2/л. - кислород / литр
рис. – рисунок г. - город
min – минеральный др.- другие
org. – органический га. - гектар
tot – общий общ. - общий
г – грамм
ТЭЦ – теплоэнергоцентраль
Ж / д. – железнодорожный
В – во – вещество
Молд. – Республика Молдова
СБО – Станция Биологической Очистки воды г. Кишинева
экз. / сут. – экземпляров / в сутки
ВПП – валовая первичная продукция
ЧПП – чистая первичная продукция

90