Вы находитесь на странице: 1из 167

Софья Рашитовна Доринская

Омерзительное в психиатрии

© Доринская С., текст


© ООО «Издательство АСТ»

Вступление
После выхода моей первой книги «Эта сумасшедшая психиатрия»
начался настоящий скандал. В этой книге были рассмотрены реальные
причины психозов и эффективные методы их устранения с
восстановлением душевного здоровья, здравомыслия и
трудоспособности у пациентов.
Эта книга рассматривала такие методы лечения, которые не делают
человека вечным пациентом психиатрии, не делают его инвалидом и от
которых он не становится пожизненным наркоманом или зависимым от
приёма психиатрических препаратов.
Причём речь в книге шла не о каких-то новых неопробованных
методиках. Речь шла о давно известных причинах психозов и о методах
лечения, которые известны и которые может применить к своим
пациентам любой врач.
Книга была написана очень просто. В ней отсутствовала сложная
научная и медицинская терминология. Это было сделано специально,
чтобы её мог понять любой человек вне зависимости от образования.
Казалось бы – что тут такого?
Но буквально в первую же неделю после выхода книги начался шквал
истерических криков в сети Интернет от людей без аватаров, без
нормальных имён или с именами, по которым невозможно найти
реального человека, суть которых сводилась к одному – «НЕ ЧИТАЙТЕ
ЭТУ КНИГУ!». Её называли «вредной» и даже «опасной».
Как интересно!
Я думала, что в просвещённом XXI веке не могут звучать крики из
раннего Средневековья: «Не читайте вредную книгу». Но, увы, похоже,
область психиатрии так из Средневековья и не вышла. Менталитет
инквизиции никуда не исчез из этой области. Будем надеяться, что это
мракобесие ещё не окончательно поразило всех в сфере душевного
здоровья, включая Министерство здравоохранения.
Я очень не хотела писать книгу «Омерзительное в психиатрии».
Редактор подтвердит, что эта книга была написана с большим трудом,
чем предыдущая. О хорошем писать легче, чем о плохом.
В психиатрии много мрачных сторон. И я знаю, что далеко не все
психиатры являются приверженцами средневековых методов
воздействия на пациентов. И многие ищут безопасные и эффективные
способы помощи своим пациентам.
Но «бриллиантов» всегда очень мало. И потому они так ценны. И они
найдут рациональное зерно в этой книге.
К несчастью, низкосортных углеродов гораздо больше, чем алмазов.
Но раз первая книга вызвала такое волнение, то это говорит только об
одном: кое-кто очень не желает, чтобы люди знали правду. Кто-то очень
сильно этого боится! В таком случае надо раскрыть ВСЮ правду о
современном психиатрическом варварстве. Каким бы противным ни
было это занятие.
Я расскажу обо всех методах «лечения» в современной психиатрии. Я
расскажу о вранье псевдоучёных, которые пытаются оправдать эти
методы.
Есть простая и очевидная для любого более или менее здравого
человека истина, что если человеку травмировать или разрушить мозг
любым способом, то он останется слабоумным инвалидом или умрёт.
Это очевидно каждому здравомыслящему человеку. Кроме «светил»
психиатрии.
Написано огромное количество «научных» статей о том, как разрушение
мозга помогает улучшить психическое состояние пациентов. Благодаря
таким псевдонаучным статьям и диссертациям даже можно получить
учёную степень или даже Нобелевскую премию (как показывает
историческая практика), особенно когда степень научности твоего
словесного мусора оценивают такие же поборники средневекового
мракобесия.
Но суть от того, что мозг испортил или разрушил просто идиот или идиот
с учёной степенью по средневековому мракобесию, не меняется. Итогом
будет инвалидность, слабоумие и разрушенная жизнь пациента.
В этой книге психиатрические методы «лечения» будут рассмотрены с
точки зрения РЕАЛЬНЫХ ФАКТОВ, а не псевдонаучного словесного
мусора, коим изобилует психиатрия.
Знаете, что я совсем недавно услышала от одного из пациентов?
Психиатр пытался прописать ему пару нейролептиков. Знаете, как
«доктор» объяснял, зачем здоровому и адекватному человеку принимать
нейролептики? Доктор сообщил, что нейролептики учат клетки
правильно вырабатывать дофамин! Это так же научно и правдиво, как
то, что аметист очищает ауру. Это не слово врача. Это речовка
коммивояжёра наподобие тех, что торгуют в электричках пивом,
сухариками и журнальчиками.

Эта книга не будет только критической. Кому интересна только критика?


Я, рассматривая варварские методы воздействия, приводящие к
разрушению здоровья и психики, также буду рассматривать методы того,
как можно было бы поступить по-иному. Как можно было бы вылечить
человека или, по крайней мере, улучшить его здоровье, не доводя его до
состояния инвалида или наркозависимого.
И да, возможно, после выхода уже этой книги крики о её вреде и
призывы не читать её значительно усилятся.
Но теперь, дорогой читатель, вы можете посмотреть на этих людей. На
тех, кто так кричит сегодня, негодуя по поводу того, что написано в моих
книгах о БЕЗОПАСНОМ и ЭФФЕКТИВНОМ лечении психозов.
Это те самые существа, которые прописывают нейролептики детям, от
которых те умирают. Кто делает детям электрошок. Кто подсаживает
своих пациентов на нейролептики, с улыбкой рассказывая, что это
временно, на пару месяцев, зная, что через пару месяцев доза будет
увеличена в два раза, а ещё через несколько месяцев человек уже
никогда не сможет отказаться от приёма нейролептиков, которые
пожирают его жизнь, его здоровье и его память.
Это те люди, которые, в большинстве своём ради денег, своими
действиями, будь то назначение варварского лечения или пропаганда
этих грубых, псевдонаучных и античеловеческих методов, сделали
инвалидами и убили множество людей, которые обратились к ним за
помощью в трудной ситуации.
Что же, кричите! Кричите громче! Чтобы все смогли вас увидеть и
воздать вам должное.
Садисты, палачи и убийцы – вот ваши имена. Негодуйте громче!

Что же касается адекватных читателей, то прочтите эту книгу. Вы


узнаете всё о той области, которая называется «современная
психиатрия». И вы поймёте, почему некоторые орут как резаные: «НЕ
ЧИТАЙТЕ ЭТУ КНИГУ!»
Будьте просвещёнными людьми. Читайте книги. И составляйте о них
собственное мнение.
Чтобы иметь здравое мышление, человеку требуется несколько данных,
которые касаются того или иного предмета. Эти данные должны быть
сравнимыми. Разум человека может видеть разницу и выносить
суждение только тогда, когда есть с чем сравнивать.
Это как с ценой на какой-то товар. 100 рублей – это дорого или дёшево?
Если знать, что в соседнем магазине этот же товар продаётся по 50
рублей, то вы определённо знаете, что 100 рублей – это дорого. Но вы
это знаете, потому что можете сравнить цены.
Также вы можете сравнить товар. Он может быть меньше, он может быть
хуже, он может быть лучше.
Что касается области психиатрии, то это область, которую старательно
удерживают от возможности сравнения. С чем сравнивать? Больше нет
отраслей медицины или науки, которые занимались бы психозами и
душевным здоровьем.
Кроме препаратов, в ней всё бесплатно. Методы лечения одобрены
Минздравом. Все ходят в белых халатах. Её учреждения называют
«больницами».
И это тоже использование механизма сравнения, который является
частью интеллекта.
Но только это механизм обмана. Это то же самое, что обмер, обвес и
переписывание сроков годности на продукты в магазине. Нам пытаются
продемонстрировать, что психиатрия тождественна любой другой
отрасли медицины. Это делается специально, чтобы никто не увидел
разницы.
Однако разница есть. И в этой книге она описана. Теперь у читателя
получится сравнить медицину и психиатрию и увидеть разницу между
этими понятиями.
И уж точно, прочтя эту книгу, вы не попадёте в ловушку невежества. В
психиатрическую ловушку.

К читателям
Дорогой читатель!
Вы держите в руках книгу Софьи Доринской, врача-психиатра,
правозащитника и практика в сфере душевного здоровья.
Психиатрия с момента её основания являла собой тёмную область
бесправия, бесконтрольного изощрённого насилия и лишения прав
гражданина и даже человека.
Взявшая на себя великую ответственность – решать проблему психоза и
устранения психических отклонений, она за сотни лет своего
существования так и не смогла создать знание и практику, которые бы
могли определять причины психических расстройств и стать
эффективными в деле их лечения.
Область, которая не даёт результатов, которая не может вылечить своих
пациентов и, хуже того, приводит их в крайне паршивое состояние,
всегда будет порицаема.
Вследствие своей закрытости она также всегда будет неисчерпаемым
источником для слухов, для страшных историй и для крайне плохого
имиджа.
И никакая реклама, никакие белые халаты, светлые помещения и
улыбающийся персонал не изменят этого имиджа. Внешний лоск только
усугубляет ощущение дикой лжи и предательства, которыми веет от
психиатрических учреждений.
Даже во времена, когда психиатрия ещё не порицалась
общественностью так сильно, как сейчас, её выставляли в виде орудия
насилия и беззакония.
Ещё в XIX веке Уилки Коллинз в своём романе «Женщина в белом»
показал, как мошенник и убийца Персиваль Глайд вместе с графом
Фоско упекли в психушку владелицу огромного поместья Лиммеридж,
чтобы отобрать её деньги и недвижимость.
И в наши дни психиатрические больницы полны людьми, которые
находятся там только потому, что имели несчастье владеть квартирой
или домом. Их также лишили дееспособности, навесили ложный диагноз
и лишили всего.
Что поменялось? По сути – ничего.
Ненависть к людям, которые так поступают с другими ради наживы,
огромна. Уилки Коллинз в своём романе сжёг заживо Персиваля Глайда.
В своём музыкальном спектакле по роману «Женщина в белом», который
был популярен на Бродвее в начале двухтысячных годов, Эндрю Ллойд
Уэббер «переехал» Глайда поездом.
Как видите, прошло более ста лет. А тема всё ещё крайне актуальна.
Вспомним фильм «Полёт над гнездом кукушки» или даже диснеевский
мультфильм «Красавица и чудовище».
Психиатр везде представлен в виде подонка и мерзавца,
осуществляющего самые отвратительные и изощрённые преступления
против личности.
Что ж, давайте разберёмся в причинах такого положения дел. Ведь не
существует другой области медицины, которая имела бы настолько
плохой имидж!
Я не склонна уничтожать психиатрию как область так, чтобы «камня на
камне» не осталось. Я желаю найти причины и пути выхода из
сложившейся ситуации.
Уже много раз я говорила, что существование психиатрии вовсе не
является искусственно созданным и беспричинным. Проблема психоза
существует. И не существует иной области, которая согласилась бы
работать с психозами. Поэтому психиатрия как область, занимающаяся
проблемой психоза, нужна. Но только не в том виде, в котором она
существует вот уже несколько сотен лет.
Настало время полностью изменить эту область. Если этого не сделать,
то дальше лучше не станет. А вот ещё хуже вполне может быть…

Россия и Запад
Сразу хочу разграничить подходы к душевному здоровью в психиатрии
Запада и России. Точнее, западных стран и Советского Союза, поскольку
современная Россия в области психиатрии ничем не отличается от
Запада. Подход тот же.
Было время, не очень продолжительный период с точки зрения истории
человечества, когда и российские, и советские, и даже американские
врачи-психиатры стремились описать поведение и эмоции человека,
выявить связь проявления эмоций и различного поведения в
зависимости от обстоятельств, факторов, влияющих на жизнь, а также
состояния здоровья. А главное – найти методы, позволяющие улучшить
или полностью исправить это состояние.
И всё было на Западе хорошо и более или менее человечно ровно до
Второй мировой войны.
Во время и после этой войны западная психиатрия превратилась
полностью в фашистский инструмент селекции и уничтожения людей. У
идеи фашизма есть корни. И эти корни не в религии.
Откуда же происходит идея того, что одни люди лучше, а другие хуже?
Откуда возникает это порочное суждение о высших и низших расах? А
главное, почему эта идея так нравится психиатрической верхушке в
любой стране мира?
Даже в современной России ныне почивший главный психиатр успела
заявить, что северные народы имеют генетическую
предрасположенность к алкоголизму, тем самым вызывая ощущение, что
у них есть якобы «ущербность» по сравнению с другими
национальностями.
И ничто не остановило её. Ни тот факт, что на севере нет многих
питательных веществ, которые отвечают за нормальное
функционирование печени и выработку веществ, расщепляющих
алкоголь. Ни отсутствие тепла, ни совершенно иной режим дня и ночи.
Нет. С её точки зрения – это ущербные, ослабленные народы. Это очень
созвучно фашистскому понятию «неполноценная раса».
Это было в её докладе, который госпожа главный психиатр читала на
закрытой психиатрической конференции в 2004 году. Возможно, текст
этого доклада и сейчас можно найти в узких кругах психиатрической
«элиты».

Где источник взгляда на людей как на скотину?


Давайте вспомним незабвенного Чарльза Дарвина. Он выдумал теорию
эволюции. Но вот незадача… Он постоянно сетовал на то, что так и не
смог найти ни одной переходной формы, которая бы убедительно
доказала его теорию.
Не нашли ископаемого червяка с глазами.
По логике Дарвина, слепой червяк, чтобы перейти на более высокий
уровень эволюционной лестницы, должен был бы обзавестись глазами.
Но почему-то так и не обзавёлся. А знаете, почему? Потому что мутация
– это всегда уродство, которое не способствует, а препятствует
выживанию представителя вида. (Кстати, например, дождевые черви по
строению кровеносной системы стоят выше членистоногих, например
пауков. У дождевых червей замкнутая кровеносная система – как и у
животных, в том числе у человека, а у членистоногих – незамкнутая. То
есть артериальная кровь изливается в брюшную полость, там
происходит газообмен, и потом она собирается в вены. Получается, что
в этом случае в эволюции произошёл откат назад в строении одной
системы при резком усложнении всего организма.)
Жираф, «очевидно», является потомком какой-то безумной лошади,
которая вытягивала свою шею, чтобы брать с деревьев те плоды, что
находятся выше и являются более вкусными и спелыми. Вам не кажется
это примитивным рассуждением, этакой галлюцинацией, не имеющей
никакого отношения к реальному наблюдению?
«Труд сделал из обезьяны человека». Помните? И что нам приводят в
качестве примера истинности этого утверждения? То, что шимпанзе, как
считается, самый близкий вид к человеку, палкой сбивала бананы,
вставая на задние лапы, было представлено как одно из «убедительных
доказательств». Но на самом деле они просто вели себя определённым
образом в искусственно созданных условиях, когда нет другой пищи,
есть только бананы, которые подвешены под потолком, и палка. Это не
эксперимент. Это жульничество.
Но если внимательно рассмотреть тех же шимпанзе, то, во-первых, эти
животные всеядны. Бананы вовсе не являются основой их рациона. Эти
приматы также являются охотниками за мелкими животными и даже за
собратьями – обезьянами меньших размеров.
Теперь посмотрите: использование передних и задних конечностей в
беге, будь то бегство от опасности или охота за добычей, оказывается
гораздо более эффективным с точки зрения скорости перемещения,
нежели прямохождение на двух ногах. Некоторые животные могут
развивать скорость до 80 км/ч и более, используя передние и задние
конечности. Максимально возможная скорость натренированного
человека 45 км/ч. Причём животным для развития такой скорости не
нужно специально тренироваться в спортивной секции лёгкой атлетики.
А человеку нужно. Значит, прямохождение вовсе не даёт человеку
преимущества в скорости перед животными.
Идея о том, что прямохождение является результатом эволюционного
перехода от обезьяны к человеку, выглядит сомнительно.
Дарвин, растекаясь по своим туманным иллюзиям эволюции, так и не
заметил, что животные никогда не приспосабливают к себе условия
существования. Они никогда не тренируются. Они никогда не меняют
себя, чтобы достичь цели.
Вы когда-нибудь видели кошку, которая тренируется для выработки
какого-то навыка или для изменения своей внешности?
Мы все видели собак на тренировках, которые им устраивают люди. Но
нет ни одной собаки, которая сама по своей идее и желанию
тренировалась бы на полосе препятствий.
Увы, животные не развивают в себе качества с целью изменения
окружающих условий. Они либо приспосабливаются к изменившимся
условиям, либо гибнут.
Если вы постелите кошке мягкое полотенце, то она на нём будет спать.
Но если полотенце сомнётся, то она не будет его поправлять. Она не
будет его чистить, если оно испачкается.
Даже если оно сомнётся так, то станет совершенно неудобно на нём
спать, кошка будет укладываться вокруг смятого места, но так и не
станет ничего расправлять. Хотя теоретически она могла бы это сделать.
Соответственно, теорию эволюции нельзя считать исключительно
верной в первую очередь потому, что у животных отсутствует импульс к
изменению. Их поведение меняется только от степени сытости.
Все изменения, например появление новых пород собак, происходили
только от селекции, которую производил человек, обладающий более
сильным разумом, нежели животные.
Теория Дарвина была революционной и передовой в своё время. Кто-то
скажет: «А что, значит, теперь надо считать единственно верной только
теорию божественного сотворения?» Но почему нужно мыслить столь
узко, чтобы видеть только две возможные теории, одной из которых
около ста лет, второй несколько тысяч лет?
Учитывая прогресс современной науки, например, в области цитологии,
недалёк тот день, когда люди смогут создавать различные типы клеток и,
вполне возможно, различные виды растительных и даже животных
организмов. От простейших до сложных.
Так почему невозможно, чтобы всё, что мы сейчас видим в живом виде,
также было создано кем-то, кто имел соответствующие научные знания и
технологии?
Время покажет. Пока это ещё одна теория. Но если люди приняли за
факт теорию Дарвина, то почему бы не принять и эту?

Вернёмся к Дарвину.
Его теория эволюции содержала пару важных постулатов, которые
сделали возможным обесценить человека, его жизнь, стремления, что
явилось плодотворной почвой для развития идей фашизма и порочной,
человеконенавистнической идеологии психиатрии.
Словарь Даля определяет царство человека как особое царство,
отдельное от царства животных:
«ЧЕЛОВЕК – каждый из людей; высшее из земных созданий, одаренное
разумом, свободной волей и словесною речью… Как животное
отличается от растенья осмысленною побудкою и образует особое
царство, так и человек отличается от животного разумом и волей,
нравственными понятиями и совестью и образует не род и не вид
животного, а царство человека. Посему нередко человек значит
существо, достойное этого имени. Человек плотский, мертвый едва
отличается от животного, в нем пригнетенный дух под спудом; человек
чувственный, природный признает лишь вещественное и закон
гражданский, о вечности не помышляет, в искус падает; человек
духовный, по вере своей, в добре и истине; цель его – вечность, закон –
совесть, в искусе побеждает; человек благодатный постигает, по любви
своей, веру и истину; цель его – царство Божие, закон – духовное чутье,
искушенья он презирает. Это степени человечества, достигаемые всяким
по воле его».
И человека отличает от животных высокоразвитый разум и наличие
чести.
Да, да, именно чести.
Честь – это моральное и нравственное достоинство. Это то, что
вызывает и поддерживает общее взаимное уважение, доверие,
нерушимость слова и обещания и создаёт чувство гордости. Это
уважение и сохранение достоинства другого человека. Это репутация.
У этих понятий могут быть различные уровни проявления в разных
людях. Но определённо – это то, чего нет ни у одного животного.
Но Дарвин причислил человека в своей логичной, но, увы, ничем не
подкреплённой теории, которая даже идёт в противовес с обычными
наблюдениями, к животным. И теперь мы все «знаем», что человек
произошёл от обезьяны и что именно труд сделал из обезьяны человека.
И эта ненормальная обезьяна (также как та безумная лошадь, которая
тянула шею и стала жирафом) палкой сбивала бананы с пальмы, и
именно это сделало её человеком.
На мой взгляд, это крайне оскорбительно для всего рода человеческого.
И имя Дарвина, как источника идеи равенства человека и животного,
должно быть причислено к тем, кого всегда будут считать последними
отбросами человеческой цивилизации, к таким как Гитлер, Менгеле,
Муссолини и прочим. И далее вы поймёте почему.

К чему привело приравнивание человека к животному миру?


Раз уж человек стал животным, то к нему сразу начал применяться такой
«чудесный» постулат этой бредовой теории, как «естественный отбор».
Если раньше существовало такое понятие, как «человечность», то это
изменилось на «естественный отбор». И теперь появились люди второго
сорта, недочеловеки, люди лучшей породы и худших пород, люди,
достойные смерти ради выживания лучших. Это фашизм.
Что такое естественный отбор?
Это когда более слабые и больные животные становятся пищей для
других хищников. Таким образом, Чарли считал, что тот или иной вид
освобождается от больных и ущербных. Так вид избавляется от дурных
генов.
Теперь СИЛА стала чем-то наиболее важным и определяющим для
человеческого общества. Не разум и нравственность, а именно сила.
К чему привели эти, имеющие вид научности, идеи? К тому, что войну
стали считать чем-то естественным для человека.
То, что всегда являлось горем и страданием, вдруг стало «нормой». И
в первую очередь это стало критерием оценки нормы поведения в
психиатрии тех лет.
Выживают сильнейшие, а значит, лучшие. А тот, кто не выжил и был убит
в бою, тот – отстой и генетический мусор, и так ему и надо. Такая смерть
– благо для всей человеческой расы. Даже если это касается целых
наций. Такова «природа».
Но на самом деле такова природа больной психики и порочного
менталитета Дарвина. Не более. И далее вы увидите, что на то были
причины. Семейство Дарвина прославилось не только теорией
эволюции.

После заявлений Дарвина к людям начали относиться как к животным.


Причём на уровне правительств. Разумеется, это не прописывалось в
конституциях стран. Но действия, указы и вводимая практика в
отношении граждан становились всё более похожими на регулирование
поголовья, а не душ. Даже сейчас некоторые инициативы власть имущих
демонстрируют, что граждане некоторых стран не что иное, как ещё один
вид ресурса, который можно продать за деньги, например позволяя
фармкомпаниям проводить исследования побочных эффектов
препаратов на детях той или иной страны.
В моей практике, увы, были случаи, когда детям назначали препарат, в
инструкции к которому указано, что до 18 лет его нельзя назначать,
поскольку нет данных о воздействии и побочных эффектах. Но его
назначают ребёнку, например, в 6 лет. И самое интересное, что
назначивший этот препарат врач подробно описывает самочувствие и
побочные эффекты, возникшие у этого ребёнка. Для себя? Сомневаюсь.
Так собирают данные фармкомпании о воздействии препаратов на
детей.
Дарвин всем рассказал, что мы ничем не отличаемся от макак или от
свиней. Свиней режут и подают в виде жаркого. Больную или просто
бродячую собаку можно отравить или забить до смерти. А почему в
таком случае нельзя то же самое сделать с человеком?
Что такого особенного в человеке? Это всего лишь ещё один вид
животного. Иной тип мяса, если хотите.
Чарли Дарвин издох (будем применять к нему животную терминологию,
думаю, он не обидится) в 1882 году.
И после того как псевдонаучные, человеконенавистнические идеи
Дарвина стали популярными среди учёных и политиков, мир захлестнули
две страшнейшие мировые войны, унесшие жизни многих десятков
миллионов людей, разрушившие десятки миллионов семей,
разрушившие государства, приведшие к потере многих культурных
ценностей. Последствия даже Первой мировой войны до сих пор
сказываются на людях и государствах и, судя по всему, ещё очень долго
будут оказывать влияние на ситуацию в мире вплоть до возникновения
новых вооружённых конфликтов.
Возьмём, к примеру, Венгрию.
Итогом Первой мировой для Венгрии стал Трианонский договор. По
этому мирному договору Венгрия потеряла более двух третей своих
территорий и выход к морю.
Что это означает для такой страны, как Венгрия?
Эта страна древняя. Ей больше тысячи лет. Она вся состоит из семей и
родственных связей. И это очень крепкие связи. Потеря территорий – это
разрыв между семьями, между родственниками. Это была огромная
потеря для всей нации.
К чему это привело?
К тому, что, когда Гитлер собирал армии для похода на Советский Союз,
он поставил Венгрии ультиматум: если эта страна откажется воевать на
его стороне, то, во-первых, Германия прекратит закупать венгерское
продовольствие, а это основа венгерской экономики, и, более того, это
будет иметь военные последствия для Венгрии. А второе, что предложил
Гитлер, так это то, что, если Венгрия вступит в войну на стороне
Германии, он пересмотрит тот самый Трианонский договор в пользу
Венгрии.
И Венгрия вступила в войну на стороне Гитлера. Но Венгрия воевала не
за идеи фашизма и не ради процветания Германии. И не из ненависти
к Советскому Союзу. Венгры тоже воевали за Родину, за свою Родину. Я
сейчас не рассматриваю то, насколько правильным или неправильным
было решение Венгрии вступить в войну. Это дело историков. Но
Венгрия проиграла в войне, потеряла много своих граждан, и всё стало
ещё хуже.
Голоса о восстановлении Родины в Венгрии слышны до сих пор, и порой
они достаточно громкие. Кто может предсказать, учитывая современные
тенденции, к чему это ещё может привести?
Это итог Второй мировой войны. И это прямой результат идей о том, что
человек является животным и война как инструмент естественного
отбора является не только нормой, но и благом для человеческой
цивилизации.

Кто-то скажет, при чём же здесь психиатрия?


А притом, что, поскольку психиатрия не имеет своей определённой
медицинской специализации, её «светила» всё время занимались
философствованиями и строили из себя знатоков человеческой
природы.
Психиатрия действительно не имеет своей медицинской специализации.
У неё нет того органа или той системы органов, которые она лечит.
Всё просто. Гастроэнтерология занимается системой пищеварения.
Пульмонология занимается системой дыхания. Ортопедия занимается
костно-мышечным аппаратом. Офтальмология занимается глазами.
Неврология занимается нервной системой, разумеется включая
головной мозг.
Психиатрия занимается ДУШОЙ! Само слово «психиатр» означает «врач
души», от греческоих «психе – душа» и «иатр – врач».
Но вот незадача, душа – объект нематериальный, к медицине не
имеющий никакого отношения. Душой занимаются священники и
философы.
Такое разделение существовало тысячи лет. Медицина занималась
телом, а душа была областью религии. Но тут появляется Чарли Дарвин,
отрастивший уже к тому времени длинную седую бороду, и заявляет, что
человек является животным.
Разумеется, почти сразу эту идею подхватывает несколько шарлатанов
наподобие Вильгельма Вундта из Лейпцигского университета, которые
активно развивают эту идею в своих полунаучных трудах и даже
пытаются сделать себе на этом «научную» карьеру.
Увы, такое бывает, и нередко, даже в современном мире, когда некто
выдвигает безумную идею, которая чем-то похожа на правду или которая
была заказана и проплачена власть имущими или просто богатыми
монополиями, и активно делает себе «научную» карьеру, хотя на
поверку оказывается, что автор в действительности безграмотен в этой
области знаний.
Как, например, в случае с аскорбиновой кислотой (витамин С). Витамин,
который всегда способствовал наиболее эффективной профилактике
почечнокаменной болезни, вдруг, оказывается, по сообщениям
некоторых телевизионных врачей и не менее телевизионных кандидатов
медицинских наук, начал вызывать камни в почках!
А в итоге оказывается, что новоиспечённый телевизионный «гений» от
науки использовал в своих теоретических изысканиях биологию собак и
крыс. И совсем позабыл, что в человеческом организме иная биохимия!
Что же касается Дарвина и Вундта, то один вышел из семьи физиологов,
а второй сам был физиологом.
Здесь очень важно понимать, что понятие «физиолог» в современном
мире совсем не то же самое, что понятие «физиолог» в девятнадцатом
веке. Хотя некоторая схожесть в описании этой дисциплины всё же
сохранилась, но в большей степени сейчас эта наука изучает биологию,
а также жизненные и болезненные процессы в различных организмах.
В XIX же веке под «физиологией» понимали в том числе гипноз,
телепатию и иные «таинственные» явления человеческой психики. То
есть то, что сейчас называют парапсихологией.
И степень научности физиологии XIX века была такой же, как сейчас
парапсихологии. По крайней мере, если говорить о той части
физиологов, которые занимались тем, что сейчас называют
«психология».
Учитывая тенденции современности и стремления к просвещённости,
эти люди (физиологи тех лет) понимали, что, если они будут называть
себя магами и волшебниками, их никто не будет слушать и никогда им не
удастся сделать хоть какую-то более или менее серьёзную карьеру. Да и
инквизиция, которая оказывала гонения на колдунов и магов, была
отменена, например в Испании, только в 1834 году.
Поэтому безопаснее и выгоднее было называть себя физиологами.
И вот вдруг в области медицины появились «маги» и «чародеи»,
лечащие душу. Разумеется, и здесь они назвали себя по-современному
– психиатры.
Всё было бы весело, если бы это не имело ужасающих последствий для
всего человечества.
Западная психиатрия с большим рвением приняла идею о том, что
существует естественный отбор и половой отбор. Но главное, что война,
в соответствии с этими уродливыми теориями, является нормальным
поведением для человека!
Но вы же понимаете, если воевать и убивать – считается нормой, этаким
проявлением душевного здоровья, тогда что в таком случае является
отклонением?
Правильно, нежелание воевать, нежелание убивать, стремление к миру.
Это считалось психозом. До, и во время Первой мировой войны, и после
неё, и во время Второй мировой психиатрия считала стремление убивать
– нормой, а нежелание убивать – психозом.
Немецких солдат, которые отказывались воевать, вне зависимости от
причины направляли к психиатрам. И их «лечили» электричеством от
этого «безумия». В Первую мировую ещё не знали электрошока в том
виде, который существует сейчас. Тогда просто били людей током,
прикладывая электроды к различным частям тела, направляя ток по
разным «маршрутам». Разумеется, это было крайне болезненно. После
этого можно было остаться инвалидом, а если ток пропускался через
позвоночник, то и умереть.
Естественно, как и современный электрошок, это могло стать и
становилось причиной эпилепсии.
«Выздоровевшим» считался солдат, который снова был согласен идти
воевать. Он пришёл в норму. Он снова готов участвовать в естественном
отборе! Спасибо Дарвину и немецкой психиатрии. Не верите?
Прочитайте книгу «Люди за спиной Гитлера» В ней подробно, с
документами описана эта практика. Кстати, «Люди за спиной Гитлера» –
это название русского издания. Изначально книга называется
«Психиатры за спиной Гитлера».
На самом деле психиатрические пытки были настолько тяжёлыми, что
люди соглашались воевать и умереть, лишь бы не лечиться у немецкого
психиатра.
Омерзительно. Не правда ли?

Именно благодаря Дарвину в современном обществе процветают идеи


того, что все люди всегда обязаны быть физически сильными и
красивыми.
В самой этой идее нет ничего плохого, если только не её оборотная
сторона, смысл которой заключается в том, что люди физически слабые
и не очень привлекательные должны быть уничтожены. И это Чарли
Дарвин назвал «законом природы».
Но он, увы, как и все подобные полуфашистские исследователи, спутал
природу крыс с природой человека.
Правда, такая «путаница» была крайне выгодна правителям тех лет.
Человеколюбие и милосердие, а также взывания к разуму всегда
мешали войне.
Война – это для правителя возможность прославиться в веках и
пополнить пущенную по ветру им казну. Для производителей оружия –
это возможность сказочно разбогатеть.
Хотя периодически возникает крайне неприятная ситуация для такого
правителя, когда «пушечное мясо» никак не желает убивать другое
«пушечное мясо» и гибнуть по монаршему желанию.
Люди видели в других людях ЛЮДЕЙ. И это надо было вытравить.
Как воздух во второй половине девятнадцатого века требовались
«научные» открытия, говорящие о том, что человек – лишь ещё один вид
мяса. Животное, которое вполне можно отправить на бойню.
Чарли Дарвин и ещё несколько таких же «учёных» исполнили заказ в
лучшем виде.
Откуда берутся человеконенавистнические фашистские идеи? От идеи,
что человек – это животное, для которого естественным законом
является борьба за выживание, а также половой и естественный отбор.
Далее начинает работать очень серьёзная и хорошо подготовленная
машина связей с общественностью.
Как должен был выглядеть настоящий учёный муж XIX века? Конечно, у
него должна быть длинная седая борода. Если у него не будет такой
бороды, то он будет выглядеть несолидно или даже молодо, а это
делает его образ несерьёзным. А вот с бородой он выглядит как
умудрённый опытом и знаниями старейшина.
Поэтому и Чарли Дарвин, и Вилли Вундт старательно отращивали
бороды.
Далее они, конечно, должны были работать в научных учреждениях и
быть членами научных обществ. И конечно, они должны преподавать и
писать учебники.
И никто не заметит, что всё, что подарили миру эти мужички, – это
теории.
ТЕОРИЯ – лишь предположение. Конечно, это предположение имеет
научный вид и форму. И более того, на основании теории могут быть
созданы законы, и в неё может верить очень большое количество людей.
Но до тех пор, пока теория не подтверждена практикой, фактами,
доказательствами и неизменно работающими принципами, она не
становится ФАКТОМ.
Утверждать, что поваренная соль избавляет от веснушек если её
втирать в левую пятку, можно. И даже можно это назвать теорией
«солепяточной зависимости веснушек». Вот только всё это будет лишь
теорией, пока не будет описан реальный механизм влияния соли именно
через пятку на веснушки на носу и, главное, техника втирания соли не
будет всегда и практически без исключений устранять веснушки на носах
человечества. Хотя это может поднять продажи соли и сделать её
косметическим продуктом. Примерно так сейчас поднимаются продажи
соды.
Теории Дарвина – это, по сути, такой же вымысел. Более сложный и
имеющий более правдивый вид. Но всё равно не более чем вымысел.
Идея.
Безусловно, в его работе по классификации организмов есть смысл и
в его трудах определённо есть доля наблюдения за животным миром,
хотя его выводы и не абсолютны.
Но выводы, которые сделал сам Дарвин в отношении человека, –
выводы сумасшедшего. И именно благодаря его теориям естественного
отбора, борьбы за существование и полового отбора, стали возможными
такие псевдонаучные дисциплины, как евгеника и западное направление
психиатрии. А далее это привело к практике эвтаназии, принудительной
стерилизации бедных, больных, людей с психическими отклонениями
(учитывая то, что человек, не желающий убивать других, тоже считался
сумасшедшим) и целым мировым войнам, целью которых было
уничтожение «неполноценных» наций и народов.
А ведь это было не так давно. Ещё ста лет не прошло с тех пор. И мир, и
многие правительства, и политические движения, особенно
националистического толка, искренне верят в эти теории.
Некоторые элементы из всего этого уродства до сих пор можно
встретить в психиатрических больницах и психоневрологических
интернатах. Причём по всему миру. И в России, и в Канаде, и в США, и
в Европе.
До тех пор, пока существует идея, что человек является лишь одним из
видов животных, и до тех пор, пока научное сообщество не вернёт
изначальное определение ЧЕЛОВЕКА как особого вида жизни, который
образует своё, особое царство, отличное от царства растений и царства
животных, до тех пор будут возникать фашистские теории,
неофашистские организации и практика принудительной стерилизации и
эвтаназии.
Кому-то стало страшно? Кто-то посчитал, дойдя до этого места, что я
сгущаю краски, пугаю, но ничего такого в современном мире нет?
Такая реакция считается нормальной для человека. Люди, увы, по своей
природе не являются ни смелыми, ни стойкими. И чаще всего стараются
не рассматривать что-то, что не является понятным и приятным, глядя
на это непосредственно и рассматривая это таким, какое оно есть на
самом деле.
Смелые и стойкие люди обычно почти сразу становятся героями. Но
героев немного.
Что ж, вот вам пример принудительной стерилизации в
психоневрологическом интернате номер пять в Москве.
К нам случайно попала девушка, которая сбежала из этого ПНИ. Она
пришла жаловаться на то, что из ПНИ за плохое поведение жителей
(молодых людей школьного возраста) отправляют в психиатрические
больницы в наказание, где их по несколько недель держали в
бессознательном состоянии на нейролептиках.
В разговоре также выяснилось, что многие девушки подверглись
принудительной стерилизации в этом ПНИ.
И никто не обратил на это внимания, никто не стал слушать этих
несчастных.
Фашистский концлагерь с принудительной стерилизацией действовал (и
сейчас действует) в столице нашей родины – Москве.
При участии помощницы Уполномоченного по правам человека
Московской области Ольги Будаевой я организовала рейд в этот ПНИ,
чтобы выявить случаи принудительной стерилизации девочек.
Это был огромный, серьёзный скандал! Вы бы слышали крики директора
этого заведения. Она орала как резаная, что мы не имеем права никого
опрашивать и ничего выяснять.
Правда, мы специально направили к ней пару наших человек, чтобы
занять её, так сказать, делом. Пока её отвлекали, мы с оператором и
другими волонтёрами записали на видео обращение пострадавших от
принудительной стерилизации девушек.
Вскрылись вопиющие случаи насилия над людьми в этом месте.
Девушкам принудительно делали операции по стерилизации, без их
согласия, под угрозой наказания большими дозами нейролептиков.
Выявился случай, когда было сделано принудительное мертворождение
на шестом месяце беременности! Также стерилизовали девственниц.
Совсем молодых девочек.
Причём они не были лишены дееспособности. Они были просто
выпускницами детских домов, недвижимость, принадлежавшая им,
волшебным образом исчезла в недрах соцзащиты с момента выпуска их
из детдома и поселения в ПНИ. То есть это была целая схема по
устранению претендентов на жильё от государства, на которое они
имели право по закону. Всё просто. Стерилизация не позволяет иметь
детей и создаёт сложности в создании семьи. Наказание в виде
помещения в психушки и накалывания нейролептиками рано или поздно
приводит к разрушению нервной системы и психики. И жители ПНИ
становятся вечными узниками этого заведения, которое получает их
пенсии по инвалидности. ПНИ – это, получается, такой вид доходного
дома при Министерстве труда и социальной защиты.
Намерения и усердия, с которыми администрация этого ПНИ проводила
эти операции, напоминали намерения и усердия фашистских палачей из
концлагерей.
По этому случаю была проведена пресс-конференция и выпущено
множество публикаций в прессе.
И тут выяснилось, что, оказывается, в Канаде уже 30 лет как длилось
подобное расследование принудительной стерилизации двадцати
женщин. И именно наше расследование помогло поставить победную
точку в канадском деле.
Далее волна аналогичных расследований прокатилась и по Европе.
Это не была кампания, созданная кем-то. Правозащитники различных
стран получали жалобы от женщин о том, что их принудительно
стерилизовали в психиатрических заведениях различного типа.
Вам не кажется странным, что принудительная стерилизация происходит
именно в психиатрии?
Это говорит о том, что фашистская практика принудительной
стерилизации всё ещё популярна и применяется в психиатрических
учреждениях, как и в прежние времена. И не только эта практика.
Первый закон о принудительной стерилизации был принят Гитлером
в Германии. Лишали возможности иметь потомство людей, которые были
неполноценными в социальном плане и чьё размножение считалось
ненужным.
Как с собаками при селекции. Спасибо Дарвину!
В Германии принудительно стерилизовали более трёхсот тысяч немцев.
Вот так, живёте вы себе спокойно. Никого не трогаете, планируете пойти
учиться, найти работу, создать семью. А в какой-то день приезжает к вам
социальная служба и… исправляет всё это раз и навсегда.
«Милосердно» оставляя вас в живых, объясняя вам, что вы мясо второго
сорта, которое не должно размножаться. И всё это только потому, что
ваш отец был очень беден или ваша мать воспитывала вас одна и её
доходов еле хватало, чтобы вас прокормить.
Правда, такое «милосердие» длилось недолго. Через несколько лет вас
всё равно сожгли в концлагере, как ненужный отброс общества.
И вы думаете, что это происходило в тридцатых годах XX века только
в Германии?
Что вы! Это в первую очередь происходило в самой свободной и
демократической из всех стран – в Америке! И в Дании, и в Норвегии, и
в Швеции, и в Венгрии, и в Англии, и в Швейцарии, и в Польше, и
в Финляндии, и в Японии, и ещё в нескольких странах.
Принудительная стерилизация продолжалась и в семидесятых годах, и
в девяностых. И имеет место сейчас.
Это незаконно сейчас. Но делается, поскольку область психиатрии – это
место, где законы не действуют.

Семейство Дарвинов вовсе не было таким уж добреньким и


просвещённым, как нам кажется, когда мы смотрим на протрет «доброго
дедушки» Чарльза. То, что деда Чарли, Эразма Дарвина, приглашали
стать королевским придворным врачом, ещё не говорит о его учёности.
Да, кое-кого он излечивал, а кого-то нет. Но он был очень популярен
в Англии в своё время. Существовало бы в те годы телевидение, он стал
бы знаменитым «телевизионным» врачом, как некоторые ими стали в
наше время.
Популярность и научная грамотность – это разные вещи. И в наше время
существует огромное множество популярных врачей и даже людей с
учёными степенями, которые не могут никого вылечить. Которые не
могут увидеть разницу между биохимическими процессами в организме
человека и собаки. Но у них много друзей среди властителей.
Друзья во власти не делают врача эффективным. Он не становится
настоящим учёным благодаря таким связям. Он просто становится
популярным, и не более того. С точки зрения профессии популярность
ввиду близости к власти не даёт ничего.
И более того, власть имущие нередко попадают впросак с такими вот
популярными учёными и докторами. Они думают, что их лечат лучшие. А
их лечат как раз те, кто лечить вообще не умеет и не хочет. Они именно
потому и лезли всеми силами наверх, чтобы не иметь дел с реальными
случаями заболеваний. Одно дело проводить операцию на открытом
сердце или лечить пациентов в туберкулёзном отделении и совсем
другое дело выступать на телевидении, посещать обеды и вечеринки у
мэра или даже у министра.
Именно поэтому в то время, как все думают, что чиновники высокого
уровня имеют лучшее медицинское обслуживание, будут жить долго и
в добром здравии, тот или иной чиновник раз – и внезапно скончался.
Или долго и безуспешно лечился, лечился, лечился, и… долечился.
Царствие ему небесное.
Что можно поставить в доказательство порочности и слабой научности
Эразму Дарвину?
Конечно же, в первую очередь его устройство для «лечения» психически
больных. Эразм не выдумал ничего лучше, чем сделать стул, к которому
привязывали пациента и раскручивали его до определённой, довольно
большой скорости в несколько оборотов в секунду.
Фантастический научный метод! Сколько теории! Сколько исследований!
Какая серьёзная научная и исследовательская база стоит в основе этого
идиотского изобретения!
А знаете, что считалось признаком успешного завершения сеанса
терапии? Кровь, которая начинала идти из ушей и носа несчастного
пациента.
Почему именно это считалось мерилом завершения сеанса? Потому что
кровь забрызгивала дорогой костюмчик Эразма Дарвина. Вероятно, это
единственная реальная причина максимальной степени научности.
А что? С сумасшедшим можно делать вообще всё что захочешь! Он –
никто и ничто. У него прав меньше, чем у собаки. Особенно в Англии
в XVIII веке.
Хотя и сейчас ситуация ненамного лучше. Если вообще лучше.
Отношение деда к людям и пациентам явно передалось к внуку. Только
если дед измывался над психически больными людьми, то внучок решил
вообще всех людей приравнять к собакам. И самое печальное, что это
ему удалось.

Давайте просто сравним то, что делал Эразм Дарвин и настоящие


учёные того времени.
В то время как Эразм Дарвин издевался над людьми с психическими
расстройствами, а его потомок Чарли выдумывал
человеконенавистнические теории, одни учёные в той же Англии искали
причины болезней, психозов и смерти на кораблях, уходивших в дальнее
плавание, и эти поиски в итоге увенчались открытием цинги и
аскорбиновой кислоты, которая спасает людей.
Другие учёные открыли бледную трепонему, возбудителя сифилиса, и
нашли способы диагностировать это страшное заболевание на
начальной стадии и излечивать от него. И именно это резко сократило
количество психически больных в домах для умалишённых в той же
Англии и по всему миру, а не вращающееся кресло Дарвина.
Кто знает имена этих учёных? Кое-кого люди знают. Илью Ильича
Мечникова, например. А остальных? Пьера Поля Эмиля Ру, Эриха
Гофмана, Даниила Кирилловича Заболотного, Фрица Шаудина. Эти люди
внесли огромный вклад в спасение человечества от сифилиса,
страданий и психозов, которые тот вызывает. Игнаца Земмельвейса,
открывшего причину горячки рожениц, спасшего тысячи жизней и
объявленного сумасшедшим за своё открытие, принудительно
помещённого в психиатрическую больницу, где он и был убит через две
недели. Альберта Сент-Дьёрди (буквально с венгерского: Альберт
Свято-Георгиевский). Этот человек открыл витамин С.
Их открытия спасли многие миллионы жизней. И спасут ещё больше.
Кто знает этих людей, кроме узкого круга специалистов?
Зато все с детства знают фамилию Дарвин, благодаря теориям которого
погибли десятки, если не сотни миллионов людей. И ещё погибнут.

Почему плохое и разрушительное


популярнее созидательного и
хорошего
Почему имена учёных, создавших нечто, что спасает жизни миллионов,
никто не помнит, а порой и не знает?
При этом все знают имена псевдоучёных, чьи неподтверждённые теории,
став руководящими правилами для политиков, привели к гибели
огромного количества людей?
Почему все знают Джона Кеннеди, но гораздо меньше людей знает
Джеральда Рудольфа Форда-младшего? А ведь он тоже был
президентом США. И сделал гораздо больше созидательного и
полезного для человечества, нежели все Кеннеди, вместе взятые.
Что сделал Кеннеди? Поставил мир на грань исчезновения в ужасе
термоядерной войны. Вспомните Карибский кризис.
Что сделал Форд? Завершил войну во Вьетнаме, подписал Хельсинкские
соглашения по безопасности и сотрудничеству в Европе. Причём
инициаторами этого соглашения были социалистические страны. Он
улучшил отношения между СССР и США, что имеет первостепенное
значение для всей планеты. При этом ему ещё и пришлось справляться
с экономическим кризисом в США, который достался ему в наследство от
Кеннеди, Джонсона и Никсона.
Но его помнят те, кому это нужно по работе, а Кеннеди помнят все. И
более того, ещё и симпатизируют ему.
Почему так?
Почему такое множество людей помнят и чествуют психиатра Ю.С.
Николаева, построившего свою карьеру на морении голодом пациентов,
выдумывая «научную» базу, согласно которой рацион концлагерей
смерти должен считаться лечебно-оздоровительным?
И почти никто не помнит академика Мясищева Владимира Николаевича,
который действительно открыл, описал и доказал в клинической
практике, что голод является причиной психозов. Причём одной из
основных.
Ответ находится в самой природе человеческого разума, в
распределении приоритетов направления единиц внимания.
Что такое внимание? Внимание – это линия восприятия чего-то. Оно
содержит в себе интерес. Внимание состоит из единиц.
Это легко увидеть, когда вы смотрите интересное кино и кто-то при этом
что-то вам говорит, что менее интересно, но имеет некоторую важность.
И часть единиц вашего внимания направлена на фильм, а часть – на то,
что вам говорят в этот же момент.
И то, сколько единиц внимания было направлено на тот или иной объект,
определяет, сколько было воспринято информации и какой будет
ответная реакция. Порой бывает так, что вы смотрите, например,
футбол, а ваша жена в этот момент заходит в комнату и что-то вам
говорит. Что-то важное, с её точки зрения. Но поскольку большая часть
единиц вашего внимания находится «в телевизоре», то тот минимум
единиц внимания, направленный на жену, не позволяет порой вспомнить
ничего из того, что было ею сказано в тот момент, кроме самого факта,
что она что-то говорила. Внимания хватило только на то, чтобы отметить
факт её присутствия и того, что она издавала какие-то звуки.
Разумеется, поскольку вы умудрились прослушать и тут же забыть то,
что ваша жена считала важным, то далее будет расстройство или
скандал с её стороны.

И в этом проблема. Люди, поскольку не знают ничего о внимании,


пытаются общаться, не привлекая внимания собеседника. А потом
ссорятся и расстраиваются.
Частая ошибка родителей в их общении с детьми, причём ошибка,
приводящая к потере хорошего общения и понимания или даже общения
и понимания вообще, заключается в том, что родители нередко
общаются со своими детьми, не привлекая их внимания или когда
внимание ребёнка направлено на что-то другое.
Например, ребёнок мог увлечься игрой, а мама говорит ему что-то с
высоты своего роста, и поскольку «все взрослые говорят где-то там
высоко непонятные вещи», то это внимания ребёнка не привлекает. И он
«не слышит», и «не понимает», и «не помнит», что ему было сказано.
Или внимание ребёнка полностью захвачено какой-то
диссеминированной болью, и он начинает проявлять черты аутизма.
В любом случае с ребёнком надо общаться на одном уровне, глядя в
глаза. Как, впрочем, и с любым другим человеком, если вы хотите
добиться от него понимания того, что вы говорите.
Что такое шок? Это внезапно и полностью захваченные единицы
внимания человека. Они все направлены в момент удара (физического
или эмоционального). Они зафиксированы там. И из-за дихотомии, суть
которой заключается в том, что, с одной стороны, человек старается
избежать этого удара и не думать о нём, а с другой стороны, это удар и
боль, которые требуют к себе полного внимания, и из-за того, что всё
произошло внезапно или проявилось слишком сильно, это всё гораздо
выше уровня приемлемости для данного человека.
Менее интенсивная степень шока – психоз. Особенно когда речь идёт о
мутизме и кататонии. А также тогда, когда у человека имеются
выраженные в той или иной степени автоматизмы. Это всё нехватка
единиц внимания. Но это не полное их отсутствие. Это
отсутствие свободных единиц внимания.
У человека нет бесконечного количества единиц внимания. И если
большая часть единиц зафиксирована на чём-то, то остаётся их
меньшее количество или не остаётся ничего.
Внимание – это та часть восприятия, которая позволяет видеть одно и не
видеть другое. На этом построена вся наука иллюзионистов. Он
отвлекает внимание на что-то яркое или «важное», в то время как
настоящее действие, даже если оно происходит прямо перед вашим
лицом, оказывается незамеченным.
У внимания есть несколько приоритетов. В зависимости от
обстоятельств и психического состояния самого наблюдателя это может
быть интерес, это может быть страх, это может быть злость мщения или
азарт охотника, это может быть боль.
Если упростить это, то существует три основных приоритета внимания:
интерес, боль и опасность.

И наивысшей приоритетностью обладает боль, следующей по


значимости идёт опасность, и завершает этот список интерес.
Почему боль в приоритете? Потому что она требует немедленных
действий по её устранению. Боль говорит о разрушении организма и о
приближении к смерти. Поэтому, если у человека что-то начинает
болеть, это отвлекает на себя всё возможное внимание.
Почему далее идёт опасность? Опасность угрожает получением боли. И
здравому человеку лучше бы увидеть и избежать опасности или
устранить её до того, как она начнёт причинять боль.
Опасность также является напоминанием о пережитой боли в прошлом.
Причём как физической, так и эмоциональной.
Интерес активизирует единицы внимания только тогда, когда нет боли и
нет опасности.
И, увы, как ни странно, но здравомыслием является интерес.
Человек, чьё внимание приковано к боли, или к опасности, или даже к
угрозе появления опасности, не является здравомыслящим ни в коем
случае.
Когда он испытывает боль, он всегда в психозе. Когда его внимание
захвачено опасностью, он всегда в неврозе.
Но, как читатель успел заметить, из трёх компонентов, активизирующих
внимание, два связаны с болью и угрозами. И более того, эти два
компонента являются приоритетными по отношению к интересу. Именно
поэтому люди не являются ни смелыми, ни стабильными. Так работает
наша нервная система. Если мы начнём игнорировать боль и опасность,
мы быстро исчезнем. Вымрем, как мамонты.
Увы, грамотные специалисты по связям с общественностью и
медиахолдинги, зная этот механизм привлечения внимания, используют
его на полную катушку. Все слышали выражение «хорошая новость – это
плохая новость»?
Средство массовой информации не сможет привлечь большую
аудиторию, если оно не будет рассказывать об убийствах, причём
желательно знаменитых людей, или большого количества людей, или об
убийствах с особой жестокостью. Если оно не будет рассказывать о
катастрофах, о военных угрозах, о преступлениях, о скандалах, об
ухудшении ситуации в стране и за рубежом. Сделать СМИ, вызывающее
интерес, гораздо сложнее, чем просто рассказать об угрозах и потерях.
Здравомыслие и психическое здоровье существуют тогда, когда человек
спокоен, жизнерадостен и все его единицы внимания свободны. И он
направляет их на то, что вызывает его интерес.
В действительности боли и опасности в жизни не так уж и много.
Интересных вещей, явлений и людей гораздо больше.
И если бы опасность и угрозы не раздували до неимоверных масштабов,
мы имели бы спокойное, уравновешенное и здравое общество, в
котором можно было бы жить комфортно и безопасно.
Проблема в том, что механизм шока в той или иной степени в виде его
дихотомии проявляется почти всякий раз, когда мы получаем
угрожающие сообщения. С одной стороны, поскольку это угроза, это
мгновенно привлекает внимание. С другой стороны, поскольку мы всеми
силами хотим этого избежать и не иметь с этим дел, то полученные
данные остаются неоценёнными. А порой вообще нерассмотренными.

Что является самым важным из того, что большая часть людей смотрит
по телевизору или через иные каналы связи? Новости.
Новости считаются настолько важными, что их показывают почти на всех
каналах каждый час в прямом эфире, а порой и чаще.
Но действительной ценности в информации, распространяемой в
новостях, не очень много. Для того чтобы это понять, достаточно просто
не посмотреть новости в течение нескольких дней.
Если вы так сделаете, то обнаружите, что ваша повседневная жизнь не
стала менее интересной или менее информированной. Вы не потеряли
ничего. Более того, через пару недель такого отключения от «важнейшей
информационной линии», рассказывающей об ужасах современного
мира, вы обнаружите, что у вас освободились единицы внимания. И
реальная жизнь стала ярче и интереснее. Кроме того, вы станете более
эффективны в своей деятельности, и ваши удовольствия станут более
яркими, а мыслительный процесс более насыщенным.
Хочется привести один пример венгерских «новостей», которые
некоторые активисты распространяют в социальных сетях.
Суть новости состояла в том, что местная полиция выгнала из своих
домов сорок тысяч человек за долги перед банками и прочими службами.
Новость вышла в июле. Текст был именно такой: «Сегодня, 18 июля, из
своих домов полиция выгнала …» и так далее. И эта новость
сопровождалась свежей фотографией, на которой люди стоят возле
своих домов с полиэтиленовыми пакетами в руках, а рядом стоят
сотрудники полиции. Завершается «новость» тем, что авторы
публикации заявили, что в течение года из своих домов будут изгнаны за
долги более девятисот тысяч человек.
Ужас, правда?
Вот только правды в этом немного. В Венгрии проживает всего около
десяти миллионов человек. И никакой политик или чиновник в здравом
уме не будет создавать ситуацию, когда десять процентов населения
окажутся на улице с детьми и престарелыми родителями. Это
немедленно повлечёт за собой революционные настроения, поскольку
здесь, как я уже говорила, очень много родственных связей и они очень
крепкие. Где обидели одного, там обидятся ещё девять. Потому что они
все – родня.
Во-вторых, рынок недвижимости в Венгрии вовсе не такой же, как рынок
Москвы или России в целом. Здесь практически отсутствует
преступность, связанная с отъёмом недвижимого имущества. По одной
причине – это здесь никому не нужно. У всех есть свои огромные дома,
которые требуют ремонта, и это стоит дорого, а доходы у основной части
населения вовсе не огромные.

Поэтому отнимать дома просто невыгодно. Можно, но их сложно


обменять на деньги. Вы же понимаете, что те, кто не могут оплачивать
кредиты и коммунальные платежи, имеют вовсе не шикарную
недвижимость и далеко не в престижных районах.
И главное, на фотографии с места событий, которые, как утверждают
авторы этой «важнейшей» новости, актуальные, стоят деревья без
листьев. Летом в Венгрии деревья без листьев и люди в зимних куртках –
это нонсенс. Фотография явно сделана в зимний период.
Какую в действительности операцию проводила полиция – неизвестно.
Здесь и с притонами борются, и с наркоторговцами, а бывает, ищут
нелегальных мигрантов.
Новость определённо «состряпана». Ей придана какая-то неимоверная
значимость, но она на самом деле никакого значения не имеет.
Однако примечательна личность того, кто распространял эту новость.
Это был человек, который работал всего двенадцать-тринадцать дней в
месяц, который брал дорогие вещи в кредит и при этом имел
непогашенный долг по ипотеке.
Долг по ипотеке он мог бы уже давно выплатить, поскольку в пересчёте
на рубли он должен был отдавать ежемесячно за дом площадью более
ста квадратных метров по пять тысяч с учётом процентов. Смешная
ипотека, правда? При зарплате в тридцать пять тысяч рублей (если
пересчитать форинты по курсу) в месяц.
Но вместо того чтобы честно и своевременно оплачивать ипотеку,
вместо того чтобы получать дополнительное образование, искать
подработку, которую гражданин страны всегда может здесь найти, он
смотрел футбол, слушал всевозможные музыкальные шоу, которые по
франшизе показывают во всех странах, включая Россию, и читал
новости про то, как выселяют должников из домов.
В итоге он довёл ситуацию до того, что банк продал его долг
коллекторам. Штрафы же за несвоевременную оплату нивелировали
всё, что он успел заплатить за несколько лет до этого. Только не
думайте, что банк не шёл ему навстречу! Ему шли навстречу два года. И
даже коллекторы идут ему навстречу. Из дома его до сих пор никто не
выселил.
К чему здесь этот пример? Он демонстрирует, что у этого человека
единицы внимания направлены не на то, на что нужно смотреть, и
захвачены совсем не тем, чем нужно. И он, как зашоренный мул, идёт за
«морковкой» в виде сообщений, которые привлекают его внимание,
поскольку содержат данные об угрозе, а его жизнь становится только
хуже. И чем дальше, тем больше он выглядит как человек с
недостаточностью интеллекта.
Чтобы проявлять интеллектуальные способности, человеку нужны
единицы внимания.
Единицы внимания, как уже было сказано выше, позволяют получить
информацию и данные. И чем больше единиц внимания человек может
направить на изучаемый объект или ситуацию, тем больше информации
он получает и тем более правильные выводы он может сделать.

Если же единиц внимания мало, то человек не может получить


достаточное количество данных, а выводы, которые делаются на основе
неполных или однобоких данных, всегда ущербны. Окружающие, глядя
на поступки такого человека, начинают думать про него, что он идиот.
Что, в общем-то, так и есть.
Однако это можно исправить. Достаточно отключиться от того, что
привлекает наше внимание угрозами или болью, и здравомыслие начнёт
вновь проникать в нашу жизнь, делая её всё более приятной.
Как же вывести человека, чьё внимание зафиксировано на чём-то
слишком сильно, так, что он никак не может оторваться от новостей или
находится в состоянии мутизма, или кататонии, или даже в шоковом
состоянии?
Кстати, если вы понаблюдаете, за людьми, которые внимательно
смотрят ужасающие новости, они как бы находятся в гармонике
кататонии. Они обычно обездвижены. Это, конечно, не полная
классическая кататония, но, учитывая причины этих состояний, а именно
– зафиксированное внимание, здесь определённо есть некоторое
сходство. Гармоника – это термин из электроники, обозначающий
составляющую часть волны, или колебание внутри волны. Это
компонент определённого состояния, но не само состояние в полной
мере.
Всё, что вам нужно сделать в отношении себя или другого человека, чьё
внимание зафиксировано, это направить его единицы внимания на что-
то другое.
Нельзя направлять его внимание на что-то такое же или ещё более
ужасное. Нельзя «исправлять» это состояние другим шоком
(электрошоком или инсулиновым шоком). Это убьёт человека.
Направлять внимание надо на что-то, что не несёт опасности и не
выглядит угрожающим. На какие-то предметы вокруг человека.
Можно просто гулять в приятных местах, рассматривать красивые
предметы, есть вкусную и красиво сервированную еду. То, на что
обращать внимание и на что смотреть, зависит от состояния человека.
Понятно, что в состоянии шока тащить человека в ресторан или в музей
– глупо. Его нужно прямо на месте просить посмотреть на окружающие
предметы. Дать потрогать какие-то вещи. Дать что-то понюхать, что не
обладает резким или неприятным запахом. И разумеется, общаться
дружелюбно, мягко, ни в коем случае не используя громкий голос или
голос с озабоченными или угрожающими нотками.
Если человек просто подвержен автоматизмам (действиям, которые он
совершает ненамеренно и неосознанно) в поведении и в действиях, а
таких людей на самом деле довольно много, то, чтобы исправить его
состояние, необходимо в первую очередь выводить его на прогулки,
посещать приятные места.
И, как ни странно, очень помогает в этом рукоделие.

Что-то, что надо делать руками и для чего требуются знания и


мастерство, всегда вызывает множество единиц внимания к этому
действию и освобождает людей из их фиксированного состояния.
Очень хорошо влияет на детей с аутизмом плавание. Оно требует много
внимания. И оно появляется. Эта методика очень эффективно
применяется специалистами Национального государственного
университета имени П.Ф. Лесгафта в Санкт-Петербурге.
Хотя пока большая часть людей не знает, что такое внимание и каким
законам оно подчиняется, а именно что оно может быть основательно
зафиксировано на чём-то, и того, что основными фиксирующими
факторами являются боль и опасность, специалисты, которые знают это,
используют такие законы для извлечения прибыли и управления
людьми.
Именно поэтому мы помним всех мерзавцев и, увы, почти не помним, а
порой и не знаем тех, кто делал что-то действительно хорошее.
Исходя из этого, можно сделать много полезных выводов, что может
значительно улучшить вашу жизнь: сделать её более спокойной и более
радостной. Всё, что нужно сделать, это оценить – какая информация,
какие данные действительно ценны и полезны для реальной жизни, а
какие не имеют никакой ценности, но лишь привлекают к себе внимание,
поскольку содержат в себе угрозы или напоминания о боли, о
страданиях и о смерти.
И, сделав соответствующую оценку, проигнорировать источники пустых
угроз, захватывающих единицы нашего внимания, и обратить внимание
на то, что вызывает интерес в реальной жизни. На то, что мы можем
сделать или изучить или, например, чем развлечь себя и других.
Даже если просто заняться тем, что начать улучшать свою
компетентность в области профессии и смежных областях, приносить
радость своим близким и увеличивать свои доходы, можно значительно
улучшить свою жизнь и поднять уровень своего здравомыслия.
А в плане мотивации попробуйте рассмотреть тех, кто пустыми, но
беспокоящими сообщениями лишает вас единиц внимания и времени,
как людей и организации, которые просто лишают вас дохода. И это не
преувеличение. В то время как вы могли бы что-то изучить, что-то
создать, продумать какой-то проект или план, вы сидите и смотрите, как
где-то маршрутка попала под автобус.
И если вас не было ни в той маршрутке и ни в том автобусе, то какой
смысл смотреть об этом новости по нескольку раз в день в течение
почти недели? Попереживать?
Даже если это вас как-то коснулось и в этом дорожно-транспортном
происшествии пострадал кто-то из ваших близких или родственников, то
правильным действием будет пойти и помочь этим родственникам, а
если они погибли, то помочь с похоронами. Но уж точно не будет
правильным действием сидеть и смотреть телевизор.

Популярная глупость, приводящая к


смерти
В любой прикладной науке, а также в искусстве, чтобы достичь
определённых высот, требуются знания, исследования, наблюдения и
изучение множества смежных областей знания и практики.
Это довольно непростая задача. Для многих людей изучение какого-либо
предмета, а тем более нескольких, причём глубокое, основательное
изучение, а не поверхностное знакомство, является тяжким трудом. И
большинство людей, начинающих основательное изучение, зачастую,
осознавая, что осилить предмет не в состоянии, бросают его изучение.
Но не бросают сам предмет и довольствуются поверхностными
исследованиями и данными.
Это всё равно что изучать медицину по Википедии или по статейкам из
Кокрановской библиотеки.
Понимаете, никто не знает реальных авторов статей в Википедии. Её
авторы, как правило, имеют какую-то абракадабру из английских букв и
символов вместо имени. Никто не знает об их образовании, и нигде
нельзя получить подтверждение, что эти люди хоть чему-то учились в
своей жизни. Указываемые в этих статьях источники нередко бывают
псевдонаучными, глупыми, но при этом вполне подходящими под
стандарты Википедии. И разумеется, указываются источники только те,
которые были, так или иначе, известны авторам статей. А информацию
из других источников, о которых авторы статей Википедии не знали, вы
там никогда не найдёте.
Из статей Википедии можно только в общих чертах понять, в каком
направлении искать. Но в них крайне редко можно найти что-то
действительно полезное. Это «энциклопедия» ширпотреба. Даже не
«научпопа».
Хотя ожидать, что человек, зарабатывавший на порносайтах, сделает
что-то лучшее, чем порносайт, не приходится. Я имею в виду основателя
Википедии Джимми Уэйлса. Посмотрите на статью о пеллагре
в Википедии. Это не научная статья, а скорее домашнее задание для
школьника пятого класса. Объём научных данных о пеллагре и
никотиновой кислоте огромен, статья не содержит и тысячной доли
информации из этой области. И уж точно применить эти данные, чтобы
распознать пеллагру, не говоря уже о том, чтобы вылечить её, по такой
статье совершенно невозможно.
Читая статьи Кокрановской библиотеки, удивляешься беспамятству и
невежественности некоторых авторов. После прочтения этих опусов
создаётся впечатление, что о витамине С или о витамине D и прочих
узнали совершенно недавно. Статьи примитивные, очевидно
демонстрирующие, что авторы не знакомы с исследованиями и
научными трудами настоящих учёных-витаминологов, живших до эпохи
ширпотребовских библиотек и энциклопедий.
Простой пример. В статье о витамине С заявляется, что витамин С
малоэффективен при простуде. Но сказано, что в дозировке 8 граммов
он на ранних стадиях простуды «воздействует благоприятно». И
завершается этот опус словами: «Необходимо больше клинических
испытаний, чтобы урегулировать вопрос о возможной терапевтической
роли витамина С».
Если ты вчера родился и никогда ничего не читал об исследованиях
витамина С профессорами-витаминологами, о клинических испытаниях и
о неимоверном количестве пациентов, которые получали витамин С, и о
полученных результатах, то, вероятно, эта статейка и имеет для тебя
какой-то смысл.
Но, простите, на мой взгляд, уровень статьи по качеству гораздо хуже
популярных статей из глянцевых журналов. Причём и по степени
научности, и по количеству данных, и по изложению.
Учитывая же то, что Кокрановской библиотекой заведует в России
Казанский университет, то тут хочется вот что сказать. Дорогие
сотрудники КФУ! Вы переводите и популяризируете статьи о
витаминологии, которые «в подмётки не годятся» книгам и
исследованиям профессора Лепского Ефима Моисеевича. Вместо того
чтобы переводить чушь от малоизвестных авторов, вы бы сходили
в Казанский государственный медицинский университет. Это не очень
далеко от вас. Всего примерно в километре. На улице Бутлерова.
Возможно, там сохранились труды этого великого учёного и врача.
Ефим Моисеевич Лепский – автор уникальных монографий, основанных
на знаниях, на многолетних широкомасштабных исследованиях в
области витаминологии.
Вспомните труды профессоров Рысса, Черкеса, Ефремова. Вот где
настоящие знания. А не в Кокрановской библиотеке, и уж тем более не
в Википедии. Настоящие знания в угоду ширпотребовскому
«образованию» утрачены.
Понимаете, разница между трудами настоящих учёных и статейками из
бесплатных библиотек и энциклопедий такая же, как между
бриллиантами и акриловыми стразами.
«Витамин С малоэффективен при простуде». Какая чушь! Автор статейки
даже не удосужился выяснить – есть у пациента уже авитаминоз
аскорбиновой кислоты или гиповитаминоз этого витамина? Как питается
и в каких условиях живут и трудятся пациенты? Какие иные препараты,
например психиатрические или гомеопатические, принимают эти
пациенты? Отказываются ли они от мяса? Сколько раз в день питаются?
Есть ли у них болезни органов желудочно-кишечного тракта? Принимал
или принимает этот человек антибиотики? Ведь это всё факторы,
влияющие на усвоение витамина С.
Существует стадия, когда витамин С вообще может больше не
усваиваться человеком, и вы хоть 20 граммов аскорбиновой кислоты
заставьте его съесть, эффекта не будет, он не усвоится.
Это что за подход? Нет ни анамнеза, ни рассмотрения случая, ни
наблюдений. «Мы вот им дали аскорбинки, а они не выздоровели» – и
вся наука.
Уровень исследований как в анекдоте про Петьку, который оторвал
таракану передние лапы, свистнул и таракан убежал, а когда он оторвал
ему все лапы и таракан не убежал, он записал в качестве «научного»
наблюдения, что таракан без ног не слышит.

Учиться сложно. А порой очень сложно.


Почему, вы думаете, так много людей без образования или с «кое-как»
образованием? Потому что учёба на самом деле это очень серьёзный
труд. Учиться гораздо сложнее, чем работать физически, даже если
работа тяжёлая. Хотя учёба вовсе не является чем-то свершено
невозможным. Просто одни имели мужество и намерение и выучились. А
другие, увы, этого не имели или не понимали, зачем им это надо.
Вторая проблема, более узкая, но порой полностью разрушающая весь
смысл образования. Это ложные данные в образовании. Лживые теории,
похожие на правду. «Исследования» неэффективности витаминов,
которые проводятся в огромном количестве с единственной целью –
распилить бюджет Еврокомиссии. К слову сказать, существует
множество свидетельств, что крупные фармкомпании вносят
«пожертвования» чиновникам этой организации, как легально, так и не
очень.
В результате мы вдруг начинаем получать какой-то неимоверный поток
совершенно безумных данных, каких-то невообразимых «исследований»
на гранты Еврокомиссии, которые порой противоречат и физиологии, и
биохимии, и вообще здравому смыслу. Поэтому не стоит безоговорочно
верить данным от структур Еврокомиссии, таким как Биомед, Биомед 2,
данным проектов типа Горизонт 2020 или Горизонт 2040. Каждое слово,
сказанное и записанное как результат деятельности этих проектов,
должно проверяться и перепроверяться.
Хотите запутаться? Принимайте эти данные на веру, без проверки.
Просто доверяя тому, что исследования были рандоминизированными.
Неужели есть ещё люди, которые серьёзно думают, что проплаченные
фармацевтическими компаниями исследования действительно будут
рандоминизированными?
При этом рандоминизацию (случайный выбор) ни в коем случае нельзя
считать достаточным фактором надёжности исследований.
И что, что выбор случайный, если не рассматривается случай пациента
полностью и с учётом имеющихся научных данных? Петька в анекдоте
тоже ловил случайно попавшихся тараканов. Самое что ни на есть
рандоминизированное исследование. Да вот только вывод, что ноги
таракана являются его органом слуха, как был анекдотичным, так им и
остаётся.
Не надо забывать: музыку заказывает тот, кто платит. И это никогда не
изменится.
У фармацевтических гигантов есть деньги на очень хороших
специалистов в области связей с общественностью. И поверьте, лучшие
специалисты в области PR являются очень грамотными и обученными
людьми в самых различных областях. Эти люди очень хорошо учились и
порой уровнем своих знаний превосходят некоторых академиков. Хотя
могут и не иметь официальных учёных степеней.
Я несколько лет работала в сфере PR и имею достаточно серьёзное
образование в этой области. Курс, который проходила я, сейчас найти и
пройти невозможно, если только не искать преподавателя частным
образом. Но это почти нереально.
Фармацевтические компании платят огромные деньги не за то, чтобы
кто-то выяснил, что их препараты бесполезны, опасны, или не нужны,
или имеется гораздо более доступный, дешёвый, а главное
эффективный естественный заменитель их продукции, такой, как
витамин С, например.
У фармацевтических компаний есть акционеры. И акционеры
приобретали акции в расчёте на прибыль. Если прибыль упадёт или
будет значительно меньше ожидаемой, то компанию ждут судебные иски
от акционеров. А это увольнение директоров, штрафы в виде
компенсаций, так что это вообще никому не нужно.
Какой директор фармацевтического гиганта в здравом уме будет
финансировать исследования, которые могут навредить продажам?
Какой руководитель фармацевтического завода будет «рыть себе
могилу» как управленцу, создавая ситуацию, когда акции начнут падать в
цене, начнутся сокращения работников и миллиардные судебные иски?
Фармацевтические компании, особенно огромные, не нанимают в
руководство сумасшедших или дебилов.
И речь не идёт о грубом мошенничестве, хотя и такие случаи известны,
как, например, с психиатрическим диагнозом «синдром дефицита
внимания и гиперактивности» (СДВГ).
Было такое «исследование» в США, которое «доказало», что у больных
СДВГ детей мозг меньше по массе, чем у здоровых.
Знаете, что сделали эти, с позволения сказать, «исследователи»? Они
взяли детей, которым поставлен диагноз СДВГ и измерили объём их
мозга. И взяли детей без этого диагноза и тоже измерили объём их
мозга. И заметьте, в этом, вполне себе рандоминизированном,
исследовании у всех детей с СДВГ мозг оказался меньше по объёму, чем
у здоровых.
Ну что? Выходит, мы имеем очевидное доказательство реальности
существования синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Так?
Увы, горе-исследователи, а по-простому мошенники, измеряли мозг
детей с СДВГ, которым было по 5 лет, а «здоровым» детям было по 7
лет. И это единственная причина того, что мозг одних был больше, а
других меньше. Подобные «эксперименты» подробно описаны в книге
Брюса Вайсмана «Психиатрия – предательство, не знающее границ», а
также во многих публикациях, разоблачающих диагноз СДВГ.
И это один из многих примеров таких вот «исследований».
Кстати, подлог может быть и не таким грубым. Например, исследователь
в лаборатории может действительно думать, что работает со случайным
выбором. А компания по связям с общественностью, разумеется, всё
сделает, чтобы исследование никак не оказалось случайным.
Либо результаты исследования будут трактоваться определённым
образом.
Известны случаи, когда исследования показали один результат, но их
истолковывали так, что смысл становился совершенно
противоположным. Доходит до того, что совершенно и безоговорочно
положительный эффект называют резко отрицательным.
Это работа грамотных специалистов в связях с общественностью.
В чём смысл PR? В том, чтобы изменять точку зрения публики.
В то время как все считают что-то правильным и хорошим, а что-то
другое неправильным и омерзительным, специалист в PR, если он
вообще чего-то стоит, может это изменить. Причём мнение общества
поменяется на диаметрально противоположное.
Каковы инструменты для таких махинаций? Их огромное количество.
Люди, те же врачи, поскольку никогда не изучали техники продаж и
связей с общественностью, кроме самых примитивных азов, на занятиях
по менеджменту или маркетингу не в состоянии увидеть, как их водят за
нос грамотные в таких вопросах специалисты.
Вот небольшой набор инструментов специалиста по PR.
Упущенные данные. Отсутствие данных для сравнений. Использование
шокирующих формулировок. Использование наукообразных выражений
в описании совершенно пустых «исследований», которые противоречат
физиологии и биохимии человека. И всё это с одной целью – сделать
так, чтобы точка зрения врачей изменилась и они бы искренне считали,
что прописывание того или иного лечения тем или иным препаратом
является благом. Особенно если этот препарат опасен, вреден и не
только не излечивает болезнь, но и усугубляет её течение.
Поймите, технология связей с общественностью подразумевает
выяснение того, какой внешний вид, причёска, выражение лица и тон
голоса должен быть у человека, чтобы ему однозначно поверили именно
врачи! PR – это большая прикладная наука. Это не просто написание
статей для прессы. Это гораздо более глубокая и сложная область, в
которой дилетанты очень быстро тонут.
Грамотный PR сродни хорошему и эффективному гипнозу. Разница
между гипнотизёром и специалистом в области PR такова, что
настоящий специалист по связям с общественностью может
загипнотизировать не одного человека, а целый тип публики или даже
бо2льшую часть населения страны. И в этих словах нет ни капли
преувеличения. Такие технологии существуют.
Чтобы такой «гипноз» был эффективен, людям достаточно не
рассматривать данные, которые им «вливают в уши».
А для тех, кто пытается всё же как-то рассмотреть получаемые данные,
существуют ширпотребовские «энциклопедии» и «библиотеки», в
которых вы просто не можете найти достаточно данных для сравнения. А
то, что можете найти, скорее всего, будет соответствовать тому, что по
замыслу PR-компании вы должны услышать и во что должны
безоговорочно поверить.
Звучит дико. Но это не просто делается. Это уже сделано.
Уже некоторые врачи, особенно из молодых, заявляют, что аскорбиновая
кислота опасна и неэффективна и прописывают вместо неё
кодеинсодержащие препараты и нейролептики. И это не преувеличение!
И у них вообще не появляется совершенно никакой критической мысли о
том, что кодеин куда опаснее даже аспирина. А нейролептики вообще
ничего не могут вылечить.
У них напрочь пропадает способность наблюдать состояние пациента и
видеть, как оно ухудшается от кодеина и как оно улучшается от витамина
С. Но главное, они совершенно лишены способности сопоставлять
данные, которые они получили в академии и из медицинских учебников,
с тем бредом, который им продают PR-службы фармацевтических
компаний. Гипноз сработал.
Откуда эта глупость? Тотальная глупость!
Увы, это тоже механизм человеческой психики, который знают пиарщики
и не знают все остальные. Даже некоторые психиатры не в курсе. Если
человек принял данные, которые не были им оценены и проверены как
верные и правильные, то все прочие утверждения и убеждения, идущие
вразрез с этими данными, не будут восприниматься или будут
отвергаться, причём также совершенно без анализа и оценки.
Это, конечно, глупость. И высокоинтеллектуальный человек, а также
человек со средними интеллектуальными способностями, но знающий,
как работает этот механизм, вполне может отмести фальшивое данные и
увидеть правильные.
Но таких людей очень мало. И даже очень умные люди и врачи порой
попадают в эти специально и грамотно расставленные ловушки.
Вот пример нескольких из них.
Каролинский институт Швеции своим одиннадцатилетним
исследованием «доказал», что аскорбиновая кислота (витамин С)
вызывает камни в почках. Об этом писала Газета. ру в 2013 году в статье
«Витамин С портит мужские почки».
Для многих одного этого предложения бывает достаточно, чтобы
безоговорочно поверить в это. Для более дотошных написано
следующее:
«Более сорока восьми тысяч мужчин в возрасте от сорока до семидесяти
девяти лет в течение одиннадцати лет принимали по тысяче
миллиграммов витамина С ежедневно». В эту группу входили люди из
группы риска (больные сахарным диабетом, курильщики, кофеманы,
больные артериальной гипертензией и т. п.), то есть люди, у которых
риск возникновения почечнокаменной болезни повышен.
И у шестисот восьмидесяти их них возникли камни в почках.
И на основании этого специалисты крупнейшего в Европе медицинского
института, который наделён правом присуждать Нобелевскую премию по
медицине, сделали вывод, что витамин С приводит к образованию
камней в почках.
Казалось бы – вот! Доказательство вреда аскорбиновой кислоты! Теперь
все врачи будут бояться назначать витамин С, поскольку «доказано», что
он вызывает нефролитиаз (почечнокаменную болезнь).
Но это та самая иллюзия фокусника, который прямо перед вашим носом
машет красным платком в одной руке, а второй прячет ваши часы себе в
карман.
И мы видим красный платок. И только его. А потом долго удивляемся,
куда же делись наши часы?
Но давайте разберёмся, как создан этот настоящий обман.
Во-первых, намеренно использованы названия и значимость, которая
сразу настраивает зрителя на такое умонастроение, что столь
уважаемые специалисты из столь уважаемого и престижного заведения
не могут не только врать, но и ошибаться в принципе!
Во-вторых, в этом сообщении отсутствуют данные для сравнения.
Это мухлёж покруче базарного напёрсточного лохотрона!
У шестисот восьмидесяти мужчин возникли камни в почках из сорока
восьми тысяч. Сколько это в процентах? Это около 1,4 %.
Давайте посмотрим, сколько людей не из группы риска, по данным
Всемирной организации здравоохранения, заболевают почечнокаменной
болезнью в среднем по планете? Оказывается, показатель от одного до
трёх процентов. В среднем это 1,5 процента.
То есть показатель в 1,4 % ниже среднего значения! Надо же!
Теперь вспомним, что в исследовании принимали участие люди из
группы риска, которые, по медицинской статистике, заболевают
почечнокаменной болезнью в ШЕСТЬ РАЗ чаще обычных людей.
Выходит, если бы эти сорок восемь тысяч мужчин не принимали витамин
С, то из них должны были бы заболеть почечнокаменной болезнью
приблизительно (поскольку «исследователи» «забыли» указать процент
людей из группы риска, участвовавших в эксперименте) от 6 до 18 %. А
если бы витамин С действительно оказывал вредный эффект усиления
образования камней в почках, то процент заболевших должен был бы
превысить 18 %. То есть заболеть должны были как минимум восемь
тысяч человек и более.
Подведём итог. Если бы эти люди не принимали витамин С, то, по
медицинской статистике, у 6–18 % из них должна была бы появиться
почечнокаменная болезнь. По крайней мере, данные должны были
оказаться в этом диапазоне. Если бы витамин С вызывал камни в почках,
то показатель должен был быть выше 18 %.
А он составил всего 1,4 %. Что это доказывает? Что витамин С был
крайне эффективной профилактикой почечнокаменной болезни. Но никак
ни её причиной!
Вот такая подтасовка! Вот такое враньё!
Громкое имя медицинского института и упущенные данные для
сравнения. И показатель, указывающий на огромную пользу витамина С
вдруг стал обвинительным приговором для этого полезнейшего
вещества.
Таких примеров, увы, довольно много.
Чего стоят заявления, что никотиновая кислота (витамин В 3, или РР) «не
оправдала надежд в лечении сахарного диабета». Это полная чушь,
которую распространяют люди и даже некоторые врачи, никогда не
изучавшие толком действие этого вещества, никогда не применявшие
его в своей практике и не наблюдавшие его эффект. Они даже не
пытались выявить наличие дефицита этого вещества у пациентов и не
знают, по каким проявлениям можно этот авитаминоз увидеть. Правда,
почти все они могут повторить данные Википедии – «дерматит, диарея,
деменция». Но знание, что два плюс два равно четыре, не
свидетельствует о понимании математического анализа.
Врачей понять можно. Они боятся навредить. И этим пользуются
бессовестные торговцы от фармкомпаний. Они объявляют
естественные, нетоксичные и улучшающие здоровье витамины
опасными. Причём делают это достаточно грамотно, как показано на
примере «исследования» Каролинского института.
Кстати, по данным некоторых научных изданий, в последние годы из-за
проникновения в руководство этого института продажных политиканов
его репутация как исследовательского учреждения постоянно снижается.
Можете погуглить – то там, то тут появляются скандальные статьи, в
которых фигурируют чиновники данного института.
В научных учреждениях надо заниматься наукой, а не политикой и
торговлей.
Никотиновая кислота действительно восстанавливает
сахаррегулирующую функцию печени. И действительно люди,
страдающие инсулинозависимой формой диабета, принимающие
никотиновую кислоту, вынуждены корректировать приём инсулина в
сторону уменьшения доз.
И это факт. Факт, который нельзя игнорировать.
И да, бывают случаи, когда никотиновая кислота не снижает сахар в
крови. И да, бывает так, что люди, принимающие высокие дозы
витамина С, могут заболеть раком.
В чём причина? В том, что эти витамины неэффективны? Нет! Не надо
рассматривать биохимию и здоровье человека столь примитивно!
Мы же не автослесари! Мы же врачи!
Помимо нехватки витамина С и никотиновой кислоты у человека может
быть нехватка и витамина А, и цинка, и хрома. И это всё будет
способствовать возникновению и прогрессированию диабета и
возникновению рака и многих других болезней.
Нужно учитывать, какие инфекции, какие болезни желудочно-кишечного
тракта присутствуют у пациента, которые препятствуют усвоению этих
витаминов так, что даже приём высоких доз витаминов не оказывает
влияния, поскольку они не усваиваются или разрушаются ещё до того,
как попадут в кишечник.
Нужно учитывать, какие лекарства принимает пациент или какие
лекарства он принимал. Чем он был отравлен хронически на своей
работе? Что он ест? Возможно, рацион Освенцима окажется более
питательным, чем ежедневный рацион этого пациента, а такое бывает
сплошь и рядом. Ну и какие в таком случае изменения может вызвать
витамин С? Никаких.
Если мы хотим заниматься глупостями и получать случайные результаты
или не получать их вообще, то нам для этого надо искать и применять
простые, тупые решения. И никогда не рассматривать ситуацию в
полном объёме.
Если что-то, что объективно должно улучшать состояние пациента, но не
улучшает, значит, собран не весь анамнез. Не вся информация. Либо
присутствует какой-то неизвестный нам фактор. Такой, например, как
скрываемый пациентом приём наркотиков или невыявленные и
невылеченные паразитарные инфекции.

Простые решения бывают очень популярны.


Это естественно, поскольку, опять-таки, учиться тяжело. Людей, у
которых нет знаний в области медицины, фармакологии и
витаминологии, огромное количество. И очень мало кто действительно
желает в чём-то разбираться. А если и желает, то в море ложных
сообщений, примеры которых приведены выше, бывает порой очень
легко потонуть.
Поэтому, когда кто-то выдаёт одно простое и всем понятное решение,
которое одновременно справляется со всем спектром проблем человека,
общества и всей планеты, то это, при хорошей косметической обработке
специалистами – «косметологами» из области PR, немедленно
становится чем-то вроде «панацеи» в умах граждан.
И порой это доходит до безумия. До очевидного, опасного и никем не
останавливаемого безумия.
Вспомним психиатрические операции на мозге.
Всё началось с того, что некий Эгаш Мониш, доктор из Португалии,
придумал «лечение» душевных расстройств с помощью
трансорбитальной лейкотомии, то есть иссечения белого вещества
головного мозга.
Научной базы у этого метода калечащего «лечения», которое приводило
к инвалидизации пациентов и вовсе не делало их здравомыслящими, не
было никакой. Если только рекламные и PR-сообщения в прессе не
считать наукой. Мониш обнаружил, что обезьяны, которым удаляли
фронтальные части мозга, становились тихими и спокойными и не
реагировали больше на те ситуации, в которых они начинали нервничать
и вести себя слишком активно.
Если вы видели обезьян в реальной жизни, то успокоить этих существ
бывает крайне сложно. Почти невозможно. Но если им вырезать мозг, то
определённо вы их успокоите.
И наш «гений» Мониш «понял», что у психически больных людей тоже
надо вырезать те же самые части мозга, что и у обезьян!
А почему нет? Вспомните Чарли Дарвина. Человек, по Дарвину, кто?
Правильно – высокоразвитая обезьяна. Значит, обезьянье «лечение»
ему вполне подходит! Причём не только в техническом смысле, но и
в морально-нравственном. То есть относиться к нему можно как к
животному.
Разумеется, единственным научным фактом было то, что буйные
пациенты, пациенты, которые испытывали сильную тревогу и слишком
болезненно реагировали на жизненные ситуации, просто превращались
в овощи. Их превращали в тихих идиотов, которые в итоге заканчивали
свою жизнь, не осознавая уже ничего, в домах для немощных.
Ничего, кроме органического поражения головного мозга, такая операция
не давала. И разумеется, если её делали здоровому человеку,
испытывавшему банальный невроз, то он превращался в органического
сумасшедшего. И это исправить было уже невозможно.
Это всё в действительности похоже на действо какого-то мрачного
фильма ужасов, сценаристом и режиссёром которого был психически
неуравновешенный маньяк, да ещё и под действием наркотиков. Только
это всё было наяву.
И кстати, Мониш получил за это «открытие» Нобелевскую премию по
медицине. Как раз в Каролинском институте, который выдал
исследование, доказавшее эффективность витамина С в профилактике
почечнокаменной болезни, за исследование, которое «доказало», что
аскорбиновая кислота якобы вызывает камни в почках. Нам пора
осознать уровень порочности, с которым мы имеем дело.
Но Мониш прославился! И заработал кучу денег. Хотя всё, что он
сделал, – открыл двери для возможности калечить людей, вырезая у них
части мозга. И превращая жизнь пациентов и их родственников в ад. В
реальный ад.

Ярчайшим последователем и «усовершенствователем» открытия


Мониша явился Уолтер Фриман.
Этот подлец ухватился за «передовую» идею психохирургии Мониша
и «усовершенствовал» технику «мозгорезания», назвав её
«префронтальная лоботомия».
Такое бывает. Когда никчемный мошенник со слабым образованием и
отсутствием понимания и знаний в какой-то области неимоверно сильно
желает получить много славы и денег.
Бывает и порой встречается довольно часто. Секретарши приписывают
себе работу своих руководителей, чтобы получить награду, славу и
деньги. Или финансовые мошенники, которые не имеют вообще никакого
образования, кроме восьми классов средней школы, а не то чтобы
экономического, вдруг открывают тренинговые компании и начинают
учить бизнесу.
Или какой-нибудь биолог-аквариумист, не знающий о медицине вообще
ничего, начинает учить всех вокруг, как правильно лечить рак и как
опасно есть мясо, обрекая тех, кто ему поверил, на страдания и смерть.
И, несмотря на всю бредовость его «простых» идей, у него множество
последователей. Хотя любой специалист в психиатрии может,
рассмотрев речь и поведение этого человека, распознать в нём, увы,
безумного. Есть первая, паранойяльная, стадия параноидной
шизофрении. Человек, страдающий ею, очень убедителен, и его бред
становится очевидным только при тщательном изучении озвучиваемых
им фактов или когда на весь этот околомедицинский бред посмотрит
настоящий специалист в медицине.
Такова тенденция двадцатого и двадцать первого веков.
Разумеется, итогом таких действий становится развал области
деятельности и обучение мошенничеству.
Когда же такое существо лезет в медицину и в психиатрию, то мы
получаем лоботомию, как «уникальное средство» от всех психических
болезней.
Чтобы стать настоящим врачом требуется серьёзное образование.
Требуется постоянное самообразование в сфере медицины, в сфере
смежных медицинских специализаций и даже в областях знаний,
которые не относятся к медицине непосредственно.
Порой врачу приходится изучать и химию, и физику, поскольку ему
приходится иметь дело с последствиями влияния тех или иных
физических воздействий на пациента, которым он может подвергаться во
время работы. И по многим другим причинам.
Требуется способность наблюдать и вести случаи пациентов. Требуется
умение и достаточное мужество рассматривать состояние своих
пациентов спустя не только пару дней после операции или завершения
лечения, но и то, в каком состоянии они окажутся через несколько лет
после этого.
И только такой врач может отличить истинный метод от бредового.
Увидеть настоящего учёного или гения-практика и распознать мошенника
или неуча.
Все мы понимаем, что диплом ещё не гарантия знаний. Любимчики
профессоров, которые мило улыбались, приятно общались, не
создавали проблем в процессе учёбы, нередко могли рассчитывать на
хорошие оценки просто потому, что никто бы не стал заваливать на
экзамене такого хорошего мальчика.
Увы, порой бывает так, что красные дипломы получали те, кто имел
хорошие отношения с учителями, хорошо пел, правильно отвечал на
предмете «философия» и мог подтянуться столько раз, сколько требует
норматив. При этом основной предмет он знает, что называется, «строго
в рамках программы» или хуже.
А вот те, кому медведь на ухо наступил, кто не мог отличить Гегеля от
Канта и уже на первом круге стадиона сходил с дистанции из-за боли в
печени, но кто знал основной предмет «от Бога», выходят из академии с
троечными дипломами. И сливаются с теми, кто действительно знает
предмет плохо.
Фримен учился четыре года в Йельском университете, который в те
времена был просто колледжем. Затем он учился в медицинской школе
в Пенсильвании.
Но что делать в Пенсильвании практическому человеку? Лечить
пациентов? На этом славы не снискать.
Нет. Фримен рвётся в Вашингтон. И становится там ни много ни мало
первым практикующим неврологом.
А ещё через пару лет становится главой отдела неврологии аж
в Университете Джорджа Вашингтона!
Выскочка и карьерист, очевидно умеющий вести себя в обществе,
обладающий приятными манерами, способный произвести впечатление
на элиту общества, способный много выпить и удержаться в рамках
приличий на званых обедах и вечеринках.
Почему выскочка и карьерист, да ещё и неуч, мы увидим по результатам
его деятельности.
Смерть пациентов не останавливала Фримена.
Даже когда его лишили лицензии, после того как умер очередной его
пациент прямо на операционном столе, он привлёк Джеймса Уотса,
который обладал медицинской лицензией, чтобы продолжить свои
бесчеловечные эксперименты под прикрытием чужой лицензии.
Это похоже на маниакальное стремление резать мозги и делать из
людей идиотов.
Тут нужна небольшая ремарка. Смерть пациента на операционном столе
не является чем-то редким или из ряда вон выходящим, когда речь идёт
о срочных полостных операциях. А также когда речь идёт о
необходимости спасти человека, удалив опухоль или исправив какую-
либо травму.
Когда выбор стоит – дать человеку умереть или прооперировать его и
сделать хоть что-то, чтобы его спасти, в этом нет ничего удивительного
или экстраординарного.
Хирург не режет здорового пациента. И в большинстве случаев
нормальные врачи стараются избежать оперативного вмешательства и
решить вопрос, если это возможно, терапевтическими методами.
Операция – это всегда опасность смерти пациента. Это только в головах
некоторых законотворцев, очень далёких от медицинской практики да и
вообще от знаний биологии, сидит мнение, что сделать операцию это то
же самое, что выпускной клапан на цилиндре в автосервисе поменять. И
поэтому, если пациент скончался на операционном столе, врач
однозначно – убийца и должен пойти в тюрьму. Такие случаи всё чаще
можно увидеть в прессе.
Но в действительности бывали случаи, когда во время операции по
удалению небольшого жировика на шее при местном наркозе
выяснялось, что это не жировик, а аневризма. Причём крупного сосуда. А
уже вскрыли! А уже деваться некуда! И пациенту надо благодарить Бога
за то, что доктор знал, как справляться с этой ситуацией, и, хотя он
готовился удалять жировик, у него были под рукой инструменты и для
такого неординарного случая.
Поэтому, если уж приходится прибегать к оперативному вмешательству,
это всегда вопрос жизни или смерти. И это всегда вопрос вероятности, а
не гарантии. И оперативное вмешательство – это повышение
вероятности того, что человек выживет. Повышение вероятности! Но
вовсе не гарантия.
В случае с лоботомией дела обстоят совсем по-иному.
Психические расстройства не являются смертельно опасными. Их даже
болезнями не называют! Нет психических болезней. Есть психические
расстройства.
Соответственно, оперативное вмешательство при психическом
расстройстве – это, во-первых, вмешательство при отсутствии болезни,
во-вторых, это вмешательство при отсутствии патологии, требующей
хирургического вмешательства, и в-третьих, это вмешательство, не
имеющее целью спасти жизнь.
Это всегда эксперимент. Псевдомедицинский эксперимент на живых
людях.
А поскольку психические расстройства не являются смертельно
опасными, то смерть пациента на операционном столе при
психохирургической операции – это серьёзное преступление. Это
действительное, настоящее убийство.
Но разве может остановить такого, как Фримен, такая мелочь, как смерть
пациентов?
Конечно, нет! Ещё ни одного мошенника, трудящегося на ниве
психиатрии, ни разу не останавливали ни смерть, ни инвалидизация
пациентов, ни ужасающие последствия его действий.
Такого типа мошенников вообще редко что-то останавливает.

Тут хочется остановиться вот на каком моменте.


Это очень важное замечание, что психические расстройства не являются
смертельно опасными.
Откуда в таком случае столько смертей в психиатрических больницах?
Там уровень смертности очень высок. При некоторых психбольницах
даже устроены собственные внутренние кладбища.
Получается, что каждый раз, когда в психиатрии гибнет пациент, то это
повод для серьёзного расследования.
От чего может умереть в психиатрии пациент? От травмирующих
операциях на мозге, например. Не нужно думать, что если лоботомия
была запрещена, то её видоизменённые формы до сих пор не
практикуются в психиатрических заведениях.
Ещё от электросудорожной «терапии». Электротравмы мозга могут быть
смертельными.
Ещё от избиений персоналом или побоев от больных.
Ещё из-за передозировки психиатрическими веществами, которые все
являются нейротропными ядами, определённая дозировка или
сочетание которых через некоторое время гарантированно отправят
пациента на тот свет. Это вовсе не секрет и не редкость, что в
психиатрических больницах пациентам дают дозы, превышающие
максимальные и в два, и в четыре раза. Дают принудительно.
Отказаться от приёма препаратов здесь невозможно.
Ещё одна из наиболее частых и вероятных причин гибели пациентов –
невыявленные и невылеченные патологии. В психиатрии других врачей,
кроме психиатров, нет. Нейролептики смазывают, а порой и полностью
делают невидимой симптоматику даже очень серьёзных заболеваний. И
люди просто умирают от отсутствия обычной медицинской помощи,
находясь в застенках психиатрических больниц.
Но вернёмся к Фримену. Если бы тогда, в 1936 году, у него не просто
отобрали лицензию, но провели бы уголовное расследование и
потребовали бы предъявить научные доказательства его операций, то,
вероятнее всего, он попал бы на электрический стул. И лоботомии бы не
было.
Но, увы, он не только не был осуждён, но ещё и прославился.
Когда во власть и в элитарные слои общества приходят люди, чьи
моральные качества мало чем отличаются от морали и нравственности
помойной крысы, то всегда стоит ожидать появления «Фрименов»
в различных областях деятельности, наделённых максимальными
полномочиями.
Но естественно, таких людей кто-то продвигает. Свои видят своих.
И «родственные души» продвигают тех, кто им близок по менталитету.
Папаша семейства Кеннеди, Джозеф Кеннеди, который стал послом
США в Великобритании, сказочно разбогател во времена Великой
депрессии.
Пока вся Америка голодала и стояла в очередях за тарелкой супа,
Джозеф увеличил свой капитал с четырёх до ста восьмидесяти
миллионов долларов. По некоторым оценкам, это можно сравнить в
современных ценах с суммой в более чем три миллиарда долларов.
Кто обычно богатеет тогда, когда все вокруг умирают с голода или гибнут
в войне? Правильно, последние отморозки, для которых нет ничего
святого, у которых нет ни малейшего представления о совести и чести.
И это основатель клана Кеннеди.
У него была дочь. Её звали Розмари, и она считалась самой красивой из
всех дочерей Кеннеди.
Во время полового созревания Розмари начала себя «плохо вести». Что
такое, с точки зрения семейки Кеннеди, «плохо себя вести» – одному
Богу известно. То, что описывали в поведении Розмари, вполне
укладывается в обычное поведение пубертатного периода.
Молодая наследница богатых родителей, которая жила в монастырском
интернате, и у неё, какой кошмар, были перепады настроения! У кого в
период жизни от пятнадцати до двадцати лет не было перепадов
настроения и даже скандалов с родителями? Она сбегала из монастыря
по вечерам. Какое ужасное преступление для девушки в двадцать три
года!
Что же придумал Джозеф Кеннеди?
Он отправил её «полечиться» к «доброму доктору» Фримену на
операцию.
И доктор сделал эту операцию. Ей дали лёгкое успокоительное и
привязали к операционному столу.
Во время операции она проснулась. Фримен, разрезая части мозга,
задавал ей вопросы. Просил прочитать молитву «Господь благослови
Америку» и тому подобное. Операцию закончили, когда она больше не
смогла внятно отвечать. Эта способность была уничтожена.
Итогом операции стало интеллектуальное снижение до двухлетнего
возраста. «Добрый» доктор по указанию папаши сделал из неё полную
идиотку. Она больше не могла ходить, не могла говорить и всю
оставшуюся жизнь ходила под себя. Её жизнь превратилась в кошмар,
который, пожалуй, ни в одном романе ужасов не описать.
В таком состоянии она дожила до восьмидесяти шести лет.
А вы спрашиваете, почему на планете так неспокойно? Столько войн и
насилия?
А потому что у власти находятся люди, чья мораль ничем не лучше
морали семейства Кеннеди.

Сами понимаете, проведение таких операций людям, как из семейства


Кеннеди, – это не медицина. Это – промоушн! Это фантастических
масштабов продвижение.
И тут Фримен, видимо наслушавшись разговоров о том, что артисты
зарабатывают деньги и известность на гастролях (по другому это вряд ли
можно объяснить), купил себе автофургон, оборудовал его
операционным столом и начал разъезжать по городам и весям,
предлагая всем желающим пройти лоботомию всего за двадцать пять
долларов!
Никаких обследований! Никакого сбора анамнеза! Никаких наблюдений!
Никакой санитарии! А как известно, «добрый» доктор никогда не надевал
ни хирургических перчаток, ни даже маски.
Он просто приезжал куда-то, давал объявление и прямо на месте резал
мозги всем, кого он обманул и кто поверил, что этот «врач» может
помочь!
На операции приводили нервных родственников, кто-то по глупости
поверив в чудодейственность методики, сам ложился под нож этого
мясника, а кто-то приводил своих детей, чтобы исправить их поведение.
Операции проводили детям и в двенадцать лет, и в четыре года.
Бедные дети, обречённые на пожизненную инвалидность и безумие.
Это существо провело более четырёх тысяч операций в двадцати трёх
штатах. Всего в США в различных клиниках было проведено более
пятидесяти тысяч таких операций.
И ни у кого не возникло и тени сомнения в опасности, бесполезности и
антинаучности этой операции.

Здесь хочется провести разграничение между психиатрией Запада и


российской, советской психиатрией тех же лет.
В Советском Союзе тоже делали операции по лоботомии. Ну как же,
передовой метод из мирового опыта прогрессивных держав – и не
внедрить у нас. Как говорится, догоним и перегоним!
Но к счастью, у нас этим занимались всё же учёные, а не карьеристы-
шарлатаны. Всего в Советском Союзе было проведено около четырёхсот
таких операций. Разумеется, строго по показаниям и строго в тех
случаях, когда уже ничто не оказывало никакого влияния на состояние
пациента.
То есть операций было в сто раз меньше и назначали их не любому
невротику, а только там, где никто ничего уже не мог сделать, строго по
разрешению специальной комиссии и консилиума. Один врач никогда не
имел права принять решение о проведении такой операции.
На самом деле в том и разница между подходом оголтелого шарлатана,
стремящегося к лёгкой дешёвой славе и богатству, и подходом
настоящего учёного.
Метод, очевидно, спорный, который повсеместно продвигается, в СССР
вовсе не был принят с распростёртыми объятиями.
Но самое главное, пациентов, которым сделали лоботомию, наблюдали
не только в течение нескольких дней или недель после операции. Их
состояние оценивали и через несколько лет после вмешательства.
И именно подобное скрупулёзное исследование и наблюдение
последствий показало всю неэффективность, пагубность подобных
операций.
В СССР учёные поняли, что эту операцию нельзя проводить не только в
качестве метода лечения, но даже в качестве самой крайней меры, когда
уже ничего больше не оказывает влияния на улучшение состояния
пациента, поскольку такое вмешательство делало состояние даже
самого безнадёжного пациента ещё более тяжёлым.
И в 1950 году лоботомию запретили на законодательном уровне. Именно
по причине того, что это противоречит учению Павлова, Пирогова
и Корсакова. А это куда более высокого плана учёные и достигшие
высочайших высот медицины специалисты, нежели Мониши, Фримены и
прочая шелуха.
Лоботомию отвергли как грубое вмешательство, основанное на
сомнительной теории, которая рассматривает лишь локализованные
части и функции мозга, забывая о человеке в целом, не рассматривая
нервную систему и её работу как нечто скоординированное и
взаимозависимое. И которая вообще игнорировала прочие причины
психических состояний. Но главное, эта «теория» не имела наблюдений.
То есть были идея и тихие обезьяны после операции. И это посчитали
достаточным для того, чтобы калечить людей, превращая их в идиотов.
И вы спросите, почему это русские и советские врачи и учёные нередко
высмеивали и презирали американских? Вот именно за поверхностный,
неглубокий подход, не имевший длительных наблюдений и оценок
последствий.
Когда же лоботомию запретили в США? Со скрипом некоторые штаты
начали её запрет только в 1970-х годах.
Исчезла ли лоботомия в наше время?
Конечно, как грубая работа мясника, раскатывающего на
«лоботомобиле» и калечащего людей за четвертак, исчезла.
Но идея психохирургии жива до сих пор.
Вообще, большего варварства, чем психохирургия, и представить
нельзя. Но до сих пор то тут, то там, в стенах даже очень уважаемых
научных и медицинских учреждений, появляются новые «Фримены»,
предлагающие те или иные «гениальные» методы исправления
психических расстройств с помощью вырезания или прижигания участков
мозга, отвечающих за различные функции, либо «излечения»
физических болезней методом ваготомии.
Как, например, операции по вымораживанию участков мозга,
отвечающих за удовольствие у наркоманов.
И это тоже называют «чудодейственным» и крайне эффективным
методом лечения наркомании! Вот только последующие наблюдения за
пациентами, которые прошли через эту операцию, опровергают эти
утверждения. Наркотическая зависимость возвращается.
Ещё бы! Любой школьник знает, что мозг может передавать некоторые
функции утраченных небольших участков в другие отделы. И с
наркоманами, которым уничтожили центры удовольствия, поскольку
удовольствие является одним из сильнейших и важнейших механизмов
поощрения в живых организмах, происходит именно это.
Правильно, потому что проблема не в «неправильных» участках мозга.
Это большая и сложная проблема, имеющая у разных людей различные
причины. И тот факт, что эти причины не ищутся и не устраняются, а
просто режутся мозги, разумеется, приведёт к тому, что человек снова
пристрастится к наркотикам. Только если до операции, хотя бы
теоретически, этот человек мог бросить наркотики и более или менее
восстановиться до нормального состояния, то после уже нет. Этот
человек становится органическим психотиком, и всё, что его ждёт, –
деградация личности и слабоумие плюс странные нервные реакции, в
том числе и эпилепсия.
Ваготомия – это рассечение блуждающего нерва, что приводит к
уменьшению выработки желудочного сока. И у пациента, страдающего
гастритом или язвой желудка, снижаются болевые ощущения.
Но у гастрита и язвы, как и у прочих болезней желудка и кишечника, есть
причины. И нормально работающий блуждающий нерв точно не входит в
список причин этих болезней.
Пеллагра (авитаминоз никотиновой кислоты) является наиболее частой
причиной любых проблем с органами ЖКТ, исключая инфекции,
химические и механические повреждения. И это утверждение является
верным, поскольку приём никотиновой кислоты по аккуратно
поднимающейся схеме вкупе с щадящим и полноценным питанием
всегда приводит в норму работу этих органов.
Но когда иннервация органа разрушена, из-за нехватки желудочного сока
пища перестаёт нормально усваиваться. И причина, по которой у
человека болит желудок и кишечник, – нехватка питательных веществ –
усугубляется. И поскольку в кишечник поступает пища из желудка, не
подготовленная должным образом, это становится проблемой для
кишечника, усиливая вероятность развития инфекций, плохого усвоения
и повышенной нагрузки, что не может не привести к болезням и ещё
большим проблемам.
Популяризатором применения на людях ваготомии был тоже «светило»
американской медицины, некто Драгстед.
Но хуже того, в современных стандартах Минздрава эта варварская
операция присутствует и считается вполне допустимой. Хотя для
снижения уровня кислотности есть современные препараты, которые,
если не употреблять пожизненно, очень хорошо справляются с задачей
снижения кислотности, и они гораздо менее опасны, нежели ваготомия.
В конце концов, препарат можно просто прекратить принимать, и
кислотность восстановится. А ваготомия – это навсегда.
Здесь хочется сделать отступление.
Что это за мания такая – портить людей? Откуда берутся эти моральные
уроды, которые стараются сделать карьеру или нажить капиталы, делая
людей калеками и сумасшедшими, коверкая их жизни и превращая в ад
жизни их родителей и родственников?
На самом деле некоторые прививки типа АКДС, похоже, обладают тем
же эффектом, что и лоботомия Фримена. Дети, которые нормально
развивались до полутора лет, пройдя эту вакцинацию, останавливались
в интеллектуальном и речевом развитии и начинали деградировать
вплоть до полной потери речи и практически полного распада личности,
превращаясь даже не в зверьков, а в существа, которые себя не
обслуживают, едят только сладкие творожки, имеют неадекватные и
порой чрезмерные реакции, выстраивают предметы в одном порядке,
если и играют во что-то, то это всегда одна и та же игра.
То есть практически та же картина, как если бы этим детям сделали
лоботомию как раз в полтора года. И далее это не улучшается и не
исправляется.
В чём причина? Предположительно, в веществах, которые должны
удерживать штаммы в неактивном состоянии, концентрация которых, как
правило, в прививочном материале значительно превышает предельно
допустимую концентрацию. Имеются в виду формальдегид, алюминий и
ртуть. Но возможно, есть и иная причина.
Все эти вещества являются сильными нейротоксинами, которые
особенно сильное воздействие оказывают именно на детскую нервную
систему.
Конечно, поскольку всё же это не лоботомия, то витаминами, хорошим
питанием и развивающими программами логопедов и преподавателей
детей можно выводить из этого состояния, хотя реабилитация занимает
много месяцев, а то и несколько лет. И лучше бы не доводить ситуацию
и состояние здоровья и психики детей до состояния, когда требуется
серьёзная реабилитация!
Но, увы, вместо того, чтобы расследовать эту ситуацию с прививками,
вместо того, чтобы выяснить, что не так с ними и найти иное решение,
более эффективное и менее опасное, Минздрав предлагает сажать в
тюрьму тех, кто протестует против прививок. Гениальное решение!
Решение, достойное Фримена! Всех вакцинировать, а несогласных –
пересажать! Как будто именно для этого Минздрав и нужен.
На самом деле прививки нужны. И это очень важная область
профилактики заболеваний. И протестовать против вообще всех
прививок – это крайне нездраво.
Но почему надо превращать эту область в острый блок дурдома? Калеча
одних и угрожая преследованием тем, кто выступает против?
Может, Минздрав уже начнёт сотрудничать с настоящими врачами,
которые будут искать пути решения, а не со слабоумными и вороватыми
политиканами, которые всё, что умеют, так это мило улыбаться
министру?
Люди протестуют не на ровном месте. Проблема существует. И её
«решение» в виде уголовного преследования протестующих –
идиотическое решение. Тоже мне, НКВД из 1937 года! Хорошим
решением было бы создание иного метода вакцинации, который
исключил бы влияние нейротоксинов на детей.
Неужели в XXI веке, учитывая объём знаний и финансирования, это
невозможная задача?

Сама идея – резать мозги в отсутствие очевидной патологии, такой как


опухоль или аневризма и тому подобное, преступна.
Если сравнить это с чем-то более реальным, так это то же самое, как
если бы на вашем компьютере, к примеру, слетела операционная
система или в неё попал вирус. И ваш компьютер «сошёл с ума», не
реагируя на ваши действия и команды, или реагируя странными
решениями, или просто показывая пустой экран, как будто вообще
ничего не происходит. Но вместо поиска ошибки системы и её
переустановки либо вместо поиска вируса и его удаления вы вскроете
корпус компьютера и начнёте выкусывать кусачками ножки процессора,
скальпелем царапать и перерезать проводящие дорожки на печатной
плате и замыкать накоротко контактные площадки.
Как вы считаете, ваша проблема решится от таких действий? Это крайне
сомнительно. А вот то, что компьютер придёт в полную негодность, – это
гарантированный факт. И даже если вам удастся волшебным образом
установить заново операционную систему, ваш компьютер так и
останется «сумасшедшим».
Но, увы, это совершенно неочевидно для поборников психохрирургии.

Электротравма как решение всех


психических проблем
Первая половина двадцатого столетия оказалась плодотворной, для
появления мошенников из числа полных идиотов и маньяков в сфере
психиатрии.
Ещё один персонаж, который нашёл «средство» от психозов и всех
видов шизофрении, Уго Черлетти. Итальянский психиатр, «гений»
которого заключался в том, что он нашёл метод, как бить человека
электрическим током, чтобы получить максимально сильный эффект для
психики и при этом не убить пациента. Одно слово, «гуманист»
с большой буквы «Г»!
Его метод тоже был основан на огромной «научной» базе исследований,
наблюдений, знании человеческой психики поведения и причин
психозов. Примерно эта база была сравнима с той, которую использовал
Эразм Дарвин, когда создавал свой крутящийся стул, на котором затем
он начал делать деньги, продавая своё изобретение в дома для
умалишённых.
В чём состояла суть исследований этого очередного «гения»? А
вдохновила его на это открытие скотобойня.
Где же ещё искать вдохновения европейскому психиатру? На
скотобойне!
Понимаете, на скотобойне есть целая технология.
Чтобы зарезать свинью, её надо как-то нейтрализовать. Свинья
животное крупное, сильное, а если её напугать, то ещё и опасное.
Соответственно, бегать за свиньёй с ножиком бесполезно.
Устраивать стрельбу тоже. Не все могут иметь оружие, пули стоят денег,
да и из мяса выковыривать снаряды тоже дело, скажем так, не
технологичное.
Отравить свинью? Яд останется в тканях и может отравить того, кто
будет есть это мясо. Значит, вариант тоже неподходящий.
Ждать, когда свинья умрёт своей смертью? Долго будем ждать, да и
мясо будет далеко не высшего качества.
Соответственно, чтобы убить свинью, ей делают электрошок. Или как
сейчас это называют в психиатрии – электросудорожную терапию.
И во времена Черлетти именно так и поступали. В общем-то, и сейчас
этот метод используют на скотобойнях. И никто там не считает, что
животных таким образом лечат. Все знают, что это первый шаг к
убийству.
Боец скота прикладывал к голове свиньи два электрода, на которые
подавалось напряжение примерно в двести двадцать вольт, и разряд
оглушал животное так, что его можно было без сопротивления поднять
за задние ноги, вскрыть артерии и обескровить перед дальнейшей
разделкой.
Иногда одного разряда для свиньи мало. Но всё же животное, не
лишившись сознания, становится апатично-безразличным ко всему. Так
что второй удар и последующие процедуры можно выполнить
относительно легко.
И тут Черлетти «озарился»! Он нашёл способ лечить людей!
Электрошоком для свиней!

Вообще, для того, чтобы понять, что приносит мозговой ткани, как и
любой другой живой ткани, электротравма, умному человеку достаточно
почитать медицинскую литературу и брошюры по технике безопасности.
Менее умный человек, например не умеющий читать или понимать
прочитанное, мог бы провести эксперимент, который я настоятельно НЕ
рекомендую осуществлять. Он мог бы просто приложить оголённые
концы провода к своей ладони с внутренней и тыльной стороны и
пустить разряд в 220 вольт через свою руку. Если он это сделает очень
быстро, то почувствует боль и получит ожог кожных покровов в месте
прилегания провода.
Но если он пропустит этот заряд через руку несколько раз, например
предварительно обезболив руку, то между проводами в руке образуется
выжженная дыра.
Чтобы получить наглядное представление о том, что происходит с
тканями тела при электротравме, достаточно осуществить поиск по
картинкам по слову «электротравма» в поисковике Гугл или Яндекс. И
если не боитесь кошмарных сновидений, то можете рассмотреть то, что
бывает, если вас поражает электрический ток.
Но это всё для умных людей.
Вернёмся к идиотам в сфере психиатрии.

Черлетти начал практиковать электрошок на людях. Насколько же надо


было быть чёрствым чурбаном, чтобы спокойно смотреть на последствия
электрического удара через мозг?
Удар вызывал мгновенную потерю сознания и сильнейшие конвульсии во
всём теле.
Это то, почему сейчас это называют не «Электрошок»,
а «Электросудорожная терапия», или сокращённо «ЭСТ». Разряд
вызывает сильные судороги и такие конвульсии в теле, что пациента
приходилось удерживать.
Конечно, сейчас пациентов не держат за руки и за ноги во время сеанса
электрошока. Но не потому, что электрошок стал мягче. Электрошок стал
гораздо жёстче. Если Черлетти использовал напряжение в 80–100 вольт,
то сейчас его бравые последователи используют напряжение до 450
вольт.
Просто судороги от электрошока настолько сильные, что у пациентов
разрывались связки и даже доходило до переломов костей, в том числе
позвоночника. Представляете, насколько это сильный удар для всего
организма? Разумеется, известны и смертельные случаи от этой
«терапии».
Сейчас начали использовать вещества, вводящие пациента в
искусственную кому и миорелаксанты, которые расслабляют мускулатуру
так, что конвульсий и судорог не проявляется. Однако это не означает,
что организм получает меньший удар. Не ломаются кости и не рвутся
связки. Но последствия для человека и его личности –
катастрофические.
Электрический ток выжигает ткани мозга. Причём выжигает «как
получится». Никто не знает, какие именно нейроны и какие именно связи
будут выжжены.
Мозг разрушается. Происходят кровоизлияния, ожоги. Возникают кисты,
теряются функции.
Самым распространённым разрушением в результате электрошока
является потеря памяти частично или полностью.
Но теряется не только память. Теряются некоторые ощущения. Теряется
контроль над некоторыми функциями.
Но главное, как и любое иное разрушение мозговой ткани, электрошок
вызывает органический психоз и деменцию. Всегда. Это бывает не сразу
заметно. Но это происходит ВСЕГДА.
Крайне редко электрошок делают один раз. Психиатрическим
«коновалам» это кажется малоэффективным. Правильно! Уж выжигать
так выжигать! Чего мелочиться!
Какая же ненависть к людям и к своим пациентам должна быть у тех, кто
прикладывает электроды к вискам несчастных?
Или эти люди идиоты, которые не способны понять, что электротравма
опасна, и не способны наблюдать деградацию и проблемы пациента
после их мозговыжигательной «терапии»?
Знаете, что беспокоит поборников ЭСТ, выставляющих себя за «учёных»
в психиатрии? Они ведь делают электрошок даже беременным
женщинам! Их беспокоит, чтобы она не родила прямо на столе для
электрошока. И это всё, что их беспокоит!
Электрошок делают и детям.
В моей практике были люди, прошедшие несколько сеансов
электросудорожной «терапии». Случаи до маразма банальные. И
главное, относительно легко исправляемые, если бы ими занимались
настоящие врачи. Но, увы, эти несчастные пациенты попали к
психиатрам-элетрошокерам, и их здоровье и психика оказались в итоге в
крайне плачевном состоянии.
Когда пациентам назначают электросудорожную «терапию»? Тогда,
когда нейролептики не действуют на пациента. По-иному это называют
резистентностью к фармакотерапии. Ещё бывают случаи
непереносимости фармакотерапии.
И если нейролептик вас не успокоил или от лошадиных доз
нейротоксинов вам стало очень плохо, то – добро пожаловать на стол
для электрошока!
Это ещё назвали «психореаниматология». Степень цинизма этого
термина, учитывая то, что под ним понимается, зашкаливает!

Почему человек может стать резистентным, то есть невосприимчивым, к


психофармакологии? Почему одних пациентов аминазин «валит с ног», а
на других не оказывает никакого воздействия?
Давайте вспомним, что человеческий организм – это биохимическая
машина. И для того чтобы она работала и процессы были возможны,
человеку нужны вещества, участвующие в биохимических реакциях.
Что это за вещества? Это питательные вещества, это витамины,
минералы и микроэлементы.
Практически все психоактивные вещества, будь то нейролептики,
наркотики, антидепрессанты, анксиолитики, транквилизаторы и прочие,
опираются на собственную биохимию организма, встраиваясь в неё. Для
того чтобы нейролептики или антидепрессанты (и весь остальной
длинный список психоактивных веществ) начали оказывать влияние на
организм, они должны взаимодействовать с витаминами и использовать
их. И психиатрические вещества оказывают влияние на пациентов, у
которых есть в организме витамины и минералы, и прочие питательные
вещества. Было замечено, что пациентам, которые принимают высокие
дозы витаминов, чтобы успокоиться, нужны значительно меньшие дозы
нейролептиков.
И психиатрические вещества перестают оказывать эффект, когда
витамины и минералы в организме заканчиваются.
Это очевидно, когда у хорошо питающегося и принимающего витамины
человека, который по тем или иным причинам вынужден принимать
нейролептик или антидепрессант, нет необходимости в повышении доз
препарата или переходе на более тяжёлые вещества.
И в то же время, когда человек истощён или долго лежит в психушке на
пустых больничных харчах, не получая достаточного питания, он
вынужден принимать всё более и более высокие дозы препаратов,
поскольку обычных доз для обеспечения ожидаемого эффекта
становится недостаточно. И нередко это заканчивается резистентностью
к фармацевтическим препаратам и приводит врачей к решению начать
делать пациенту электрошок. Тем более, что Минздрав в своих
стандартах именно такую последовательность и предписывает.
Как сделать так, чтобы можно было снизить дозы принимаемых
нейролептиков или антидепрессантов, при этом не снижая их эффекта
воздействия? Элементарно – начать кормить человека хорошо и начать
давать ему витамины группы В, в большом количестве – по 50–100 мг в
сутки. И разумеется, потребуются такие вещества, как кальций, магний,
цинк и т. п., в дозах обычной суточной потребности или немного выше.
И именно так устраняется резистентность к фармакотерапии. Накормите
пациента и дайте ему витамины и минералы. И сделайте это не один
раз, а достаточное количество раз. И вы увидите, что уже в первые дни
такого питания нейролептики постепенно начнут действовать всё больше
и больше.

У нас был случай: женщина, следуя современной моде, старалась


похудеть.
Современную моду диктуют некоторые европейские кутюрье,
страдающие педерастией, или, говоря языком Международной
классификации болезней F66.1, которым ненавистны нормальные
женские тела и которые млеют от тел мальчиков.
Так вот, вернёмся к нашей пациентке. Она просто хотела похудеть,
чтобы в мире современной гомомоды быть в тренде.
Поскольку это дело не простое и в области похудательных методик есть
множество и неэффективных, и опасных вещей, люди теряются и
получают далеко не всю информацию о том, чем они занимаются.
Существует популярный и простой способ похудеть. Он почти не требует
ни расходов, ни трудных, изнуряющих упражнений, ни сидения на
диетах. «Идеальный вариант».
Известно, что зачастую объёмы и вес тела – это не жир, а изобилие
жидкости в теле. И это факт. Когда у человека мало животного белка в
рационе, когда у него имеется дефицит витамина В 12 (цианокобаламина)
и дефицит натрия, то жидкость выходит из кровяного русла, она там
просто не удерживается и выходит в различные ткани тела. И со
временем мы имеем раздутое и бесформенное тело.
И многие косметические процедуры, такие как обёртывание, массаж и
сауна, обычно убирают из тела излишки жидкости, а кремы улучшают
тонус кожи, создавая эффект похудения и подтянутости.
Но кто-то «умный» решил, что нет смысла ходить на массаж и платить
кучу денег за косметические процедуры. Что нет смысла обследоваться
и выяснять, нет ли у человека гипотиреоза и какие причины могли его
вызвать (а как известно, гипотиреоз способствует повышению веса и
накоплениям жировых отложений). Это долго, тяжело и дорого. Есть
простой и дешёвый способ – приём диуретиков.
Диуретики – это вещества, усиливающие мочевыделение. Это
лекарственные препараты, которые снижают, например, внутричерепное
давление и требуются для подготовки организма к каким-либо
медицинским процедурам. Приём этих веществ не может быть назначен
на постоянной основе, поскольку это опасно. Чем? Тем, что из организма
будут выводиться минеральные вещества и витамины быстрее и
в большем объёме, чем это допустимо.
Это будет приводить к обезвоживанию, что, при достаточном сроке,
неминуемо приведёт к спутанности сознания и даже к галлюцинаторному
бреду. А учитывая, что в основе проблемы имеется нехватка белка, то
это ещё и сильно ударит по здоровью.
В Советском Союзе были научные рекомендации по охране труда
(посмотрите «Справочник по профессиональной патологии» 1981 года
под редакцией профессора Л.Н. Грацианской и кандидата медицинских
наук В.Е. Ковшило) для работников, чья деятельность влечет за собой
повышенное потоотделение. Имеются в виду сталевары, банщики и т. п.
И в этих рекомендациях было сказано, что человек не испытывает
чувство жажды адекватное потере жидкости с потом. Это очень важное
замечание! Человек не хочет пить столько же, сколько воды он теряет.
И более того, питьё простой воды не исправляет ситуацию с потерей
электролитов (калия, натрия, хлора, магния). Поэтому человеку, который
сильно и часто потеет, нужно пить много минеральной или хотя бы
просто солёной воды.
Но это ещё не всё. В этих же рекомендациях сказано, что минимальное
количество белка, которое должны получать эти люди, – 120 граммов в
сутки. А это 600 г курятины или 1 кг иного мяса. И это минимум,
поскольку крупным мужчинам требуется не менее 200 г белка в сутки,
чтобы просто поддерживать своё здоровье в таких условиях работы. Не
лечиться и восстанавливаться, а просто поддерживать.
А тут мы уже имеем проблему нехватки белка и электролитов, поскольку
жидкость уже вышла в ткани, и всё это усугубляется приёмом диуретика
в больших количествах и длительное время.
И разумеется, грамотные врачи всегда назначают в виде коррекции
эффекта диуретика минеральные вещества, в частности аспаркам,
который является сочетанием калия и магния.
Наша несчастная принимала фуросемид. Это сильный диуретик. Его,
вообще-то, используют в реанимационных мероприятиях.
И разумеется, никто не рассказал этой женщине о том, что долго его
принимать нельзя, но главное, что надо было одновременно принимать
минеральные препараты или хотя бы всё тот же аспаркам.
И вот в какой-то момент случился психоз. Как обычно, началось всё со
стойкой бессонницы, которая всегда бывает при нехватке минеральных,
да и вообще питательных веществ, а вслед за ней последовал острый
неконтролируемый психоз.
Перепуганные родственники кладут её в психиатрическую больницу. И
разумеется, психиатры сталкиваются с тем, что у неё полная
резистентность к любым нейролептикам! Ну ещё бы! Диуретик вывел из
тела всё, на что могли бы опираться в биохимических процессах
нейролептики.
Но самое ужасное это то, что никто не стал собирать анамнез. Никто не
стал выяснять, что принимала эта женщина, как и чем она питалась и
какие события предшествовали её психозу.
Что делают дальше?
Десять сеансов электрошока!
И жизнь человека разрушена. Утрачена бо2льшая часть памяти. Психоз
стал менее острым, но уже стабильным. Утратилась чувствительность в
некоторых местах тела, в том числе и на лице. Появились постоянные
головные боли и ощущение в теле, как будто ты «не в себе».
И это не проходит ни через неделю, ни через месяц, ни через полгода.
Это ежедневный стабильный, постоянный кошмар.
Что надо было сделать, чтобы исправить физическое и психическое
состояние этой женщины?
Отменить фуросемид, дать обильное белковое питание на период в
несколько месяцев и прописать принимать витаминно-минеральные
комплексы в дозировке несколько большей, чем обычная суточная
потребность. Или хотя бы аспаркам. И в течение пары месяцев её
состояние вернулось бы к нормальному.
Но ей сделали электрошок. И сейчас уже ничего нельзя исправить.
Можно несколько «подлатать». Но привести в полную норму, как до
сеансов электрошока, вряд ли уже удастся, даже если реабилитация
займёт несколько лет.

Это ещё не весь маразм.


Поборники электросудорожной «терапии» говорят о том, что пациенту
должны делать ежемесячно поддерживающие сеансы ЭСТ.
Хочется спросить этих мошенников: «А что поддерживать вы
собираетесь?» Единственное, что могут поддерживать регулярные
сеансы электрошока, – это процесс образования дыр в мозгу и прогресс
деменции. И больше ничего!
Причём главный поборник электрошока, наш, российский, Черлетти-
Фримен, прекрасно осведомлён, что причиной психоза являются
нейроинфекции, опухоли, нейроинтоксикация, побочные эффекты
лекарственных препаратов от соматической патологии, а также
эндокринные нарушения. Но вместо того чтобы лечить пациентов от этих
реальных причин психоза, он предлагает выжигать им мозги!
А что, электрошок убивает нейроинфекции? Да нет. Как раз на
разрушенных тканях мозга инфекции будут плодиться и размножаться
ещё быстрее и активнее.
Или, быть может, электрошок излечит опухоли или улучшит
гормональный баланс? Нет. Ни в коем случае! К тому же будет
способствовать ещё большему разладу в работе систем и органов.
Но этот псих с настойчивостью маньяка с 1982 года продвигает
электрошок в СССР и в России.
Человек, который получил даже один сеанс электрошока, становится
предрасположенным к острому психозу на всю жизнь. Причём это не
просто предрасположенность, какая бывает после перенесённого
голода. Это, если так можно выразиться, мгновенная готовность. И
психоз оказывается куда более жестоким, опасным и куда менее
контролируемым и осознаваемым со стороны человека. Это можно
представить в виде затяжного приступа эпилепсии, который долго
длится, менее интенсивный, но с большим количеством неадекватных и
опасных действий.
Животных после электрошока убивают. А людей оставляют жить и
мучиться всю оставшуюся жизнь.
Были известны случаи, когда после нескольких сеансов электрошока
люди впадали в кататонию. Полностью переставали контролировать
себя и своё поведение. Деградировали в умственном плане до
четырёхлетнего возраста.
Электрошок – это верх цинизма, верх ненависти к человеку. Это
садистское измывательство над несчастными. Это к медицине не имеет
никакого отношения.

Если случилось такое несчастье, что вы или ваш родственник или


родственница попали в психоз, произошло что-то непонятное и начались
галлюцинации, неадекватное поведение, крики или попытки выбросить
из дома хорошие вещи или что-то подобное, не важно, по какой причине
это случилось, ни при каких обстоятельствах не соглашайтесь на
электрошок. Ни для себя, ни для вашего родственника. Вам ещё жить с
этим человеком. Тот мерзавец, который превратит вашего близкого
человека в беспамятного идиота, потратит на это меньше секунды,
чтобы пустить уничтожающий личность и память разряд тока. А вам
придётся быть с этим исковерканным человеком всю его оставшуюся
жизнь и понимать, что это вы способствовали тому, что с ним стало.

Что делать?
Во-первых, надо осознать, что психоз какого-то человека вызывает
сильное беспокойство у окружающих. И это обычно «вышибает» их из
разума. То есть, когда люди видят психоз, особенно внезапный,
особенно у своих близких людей, они сами теряют способность здраво
рассуждать и наблюдать. Увы, так это действует.
Здесь работает простой механизм. Разум – это та часть человека,
которая управляет действиями тела. И когда окружающие разумы
понимают, что у какого-то тела «управляющий» «сломался», то, во-
первых, это страшно. Страшно сойти с ума самим, а во-вторых, это
проблема контроля. Рядом появляется тело, чьи действия более здраво
не контролируются и которому управлять собственным разумом
невозможно. Это проблема. И она съедает почти все единицы внимания.
Окружающие люди в таком состоянии – имеются в виду близкие люди
человека, сошедшего с ума, – согласны на всё, лишь бы это
прекратилось. И если им в таком состоянии настойчиво предлагать
электрошок как быстрое и эффективное решение для этой проблемы, то,
скорее всего, они, как под гипнозом, на это согласятся. «Под гипнозом»,
потому что они не могут оценить то, что им говорят, чтобы принятое
решение можно было считать осознанным в полной мере.
И только потом, немного придя в себя, эти люди понимают, какой кошмар
произошёл и какие разрушения были допущены.
Порой некоторые поборники электрошока, пытаясь оправдаться перед
самим пациентом и перед его родственниками, заявляют, что
последствия, которые вызвало их «лечение», являются проявлением
изначальной болезни пациента. Хотя это полная чушь и наглая ложь.
Но им же надо что-то говорить, чтобы им самим за то, что они сделали,
«благодарные» пациенты и их родственники голову не проломили.
А бывают и такие, которые, зная, какими будут реальные последствия, и
зная, в каком состоянии находятся родственники, специально нагнетают
обстановку, утверждая, что дальше будет только хуже, и если срочно не
принять меры, а именно не сделать несколько сеансов электрошока, то
психоз усилится.
Садисты. Нет других слов для таких людей.

Но вернёмся к тому, что надо было бы сделать, если ваш близкий


человек начал проявлять признаки невроза или психоза, чтобы не
доводить всё до катастрофы.
Во-первых, вспомните предыдущие события, которые явно могли
привести к сильному неврозу или психозу:
– диеты (для похудения, «оздоровительные»), включая отказ от мяса;
– длительное питание пустыми углеводами, такими как варёные рис,
лапша и картошка;
– долго длящийся стресс;
– внезапная тяжёлая потеря или эмоциональное переживание;
– отравление;
– приём психоактивных веществ, включая наркотики и психиатрические
препараты;
– резкая отмена лекарственных препаратов (как психиатрических, так и
непсихиатрических);
– приём гормональных препаратов, особенно противозачаточных, либо
их резкая отмена;
– перенесённая тяжёлая болезнь;
– перенесённая серия идущих одна за другой болезней;
– приём большого количества тяжёлых антибиотиков;
– любое сочетание из вышеперечисленного, особенно отягощённое
тяжёлыми условиями, такими как сильный холод, жара, изнурительные
умственные и физические нагрузки.
Этот список неполный, но если что-то из этого имело место, то всё, что
нужно человеку, – это спокойная обстановка.
Это дружелюбное общение мягким, негромким голосом, несмотря ни на
какие проявления со стороны этого человека.
Это частое, хорошее и обильное питание. Приём пищи должен быть
каждые 2,5–3 часа, исключая период ночного сна, но иногда допустимо
поесть и ночью. Перерыв в 3,5 часа – это уже очень долго. Питание
должно содержать много животного белка, мяса, рыбы, птицы, икры
и т. п. Салатики и кашки, чай с печеньем – лишь небольшое дополнение.
Но ни в коем случае не основное питание!
Голод – залог психоза. Сытость – залог спокойствия и здравомыслия.
Чтобы успокоить такого человека, при условии, что его хорошо кормят,
дают витамины и относятся дружелюбно, не пугая и не ругая его,
потребуется примерно две-четыре недели. Две недели – это самый
минимум для самых лёгких случаев.
Идеально увезти такого человека из дома в какое-то спокойное и тихое
место. Но ни в коем случае не бросать его и не оставлять одного.
Конечно, есть такая ситуация, как острый психоз. Он возникает после
приёма наркотиков, резкой отмены нейролептиков, при остро
развившейся катастрофе в теле: онкологическая интоксикация, инсульт
и т. п. И острый психоз – это самое страшное: человек совершенно
безумен, он ничего не понимает, он опасен, действительно опасен для
себя и окружающих (особенно это относится к психозам наркоманов).
Понятно, что сейчас такому человеку вызывают психиатрическую
«Скорую» и увозят его. В больнице ему сделают укол нейролептика,
который, скорее всего, его успокоит. Но проблема состоит в том, что в
психиатрической больнице больше не выясняют причину психоза. Почти
в 100 % случаев психоза от приёма наркотиков мы видим диагноз
«шизофрения», и хорошо, если в больнице попадётся грамотный врач,
который перед назначением нейролептиков сможет провести мало-
мальскую диагностику психоза, ибо при инсульте доза нейролептика
может просто убить человека.
Давайте рассмотрим ситуацию, будто у нас есть гуманная психиатрия, у
нас есть деньги на огромный штат врачей, медицинских сестёр,
санитаров. Просто представим.
В острой стадии психоза человек не должен иметь возможности куда-то
уйти один без сопровождения. Простые меры безопасности, такие как
отсутствие рядом ножей, колющих и режущих предметов, а также
верёвок и прочего. В идеале, конечно, комната, обитая матрацами.
Ни в коем случае нельзя оставлять такого человека на попечение
агрессивных и неуравновешенных людей, которые вместо дружелюбного
отношения начнут избивать его, переводя психоз в более тяжёлые
формы и делая вашу работу по помощи этому человеку почти
невыполнимой.
Если помогающий вам человек во успокоение близкого, впавшего в
невроз или психоз, успокаивает его ударами, то этого трусливого садиста
надо гнать к чёртовой матери, не допуская его на пушечный выстрел к
человеку в психозе.
Особенно важно отсутствие рядом с человеком в психозе людей,
которые раньше были в плохих отношениях с ним. Например, если это
отец, который ушёл из семьи и который бил своего ребёнка в детстве и
юношестве. Такого «папашу» ни при каких обстоятельствах нельзя
допускать близко к его сыну, даже взрослому, который впал в психоз по
любой причине.
Бывали случаи, когда человек полностью выходил из психоза и
становился адекватным и ровно через сутки, как появлялся рядом с ним
вот такой персонаж в виде его садиста-папы или дяди, снова
проваливался в тяжёлый психоз. Причём здесь не важно, как общается
отец со своим сыном. Даже если тот демонстрирует дружелюбие,
человек, которого он избивал, всё равно сойдёт с ума в его присутствии.
В этом проблема психушек и агрессивных санитаров.
Человек, чья психика неустойчива и только-только пытается вернуться в
нормальное состояние, не может выдержать рядом с собой что-то или
кого-то, кто несёт угрозу. Если же это конкретный человек, от которого
пациент уже получал агрессию и боль, то для того, чтобы разрушить его
психическое состояние, достаточно просто присутствия этого человека
рядом, а порой и просто упоминания о нём.
Также, если есть подозрения на соматическую патологию, а даже если
нет подозрений, то человеку, попавшему в психоз, стоит пройти полное
медицинское обследование.
Причины внезапного, а также постепенно нарастающего психоза
следующие:
– опухоли головного мозга;
– инсулинома;
– паразитарные инфекции, особенно такие, как трихинеллёз, токсоакароз
и прочие. Глисты и лямблии при определённых обстоятельствах тоже
могут вызывать психотические состояния у людей со слабым здоровьем;
– болезни печени;
– болезни почек;
– гормональные нарушения;
– нейроинфекции;
– простатит;
– инсульт.
Список можно продолжить. Но это чаще всего встречающиеся причины.
У таких пациентов всегда есть какая-то болезнь. И её порой трудно
найти. Но её надо найти и вылечить. А бывает и так, что болезнь «лежит
на поверхности», да вот только никто не удосужился показать этого
человека нормальному врачу.
Практически всегда, когда пациент начинает получать адекватное
лечение, его психоз редуцируется.
И если так случилось, что ваш родственник или близкий человек всё же
попал в психиатрическую больницу и ему назначены нейролептики или
антидепрессанты, и вдруг выясняется, что они на него не действуют, то
добейтесь, чтобы ему начали давать витамин В 1 (тиамин) по 100 мг в
сутки, витамин В3 (никотиновая кислота) по 100–300 мг в сутки, витамин
С (аскорбиновая кислота) по 300–500 мг в сутки и начали хорошо
кормить. И через некоторое время, обычно в течение одной-двух недель,
хотя это индивидуально, нейролептики начинают действовать. Причём
настолько хорошо, что может потребоваться даже снижение доз.
Но ни при каких обстоятельствах не допускайте применения
электрошока. Это испортит всё и навсегда.
Можно ли реабилитировать человека после электрошока? Может быть, и
можно. На сегодняшний день этого не знает никто. Несколько улучшить,
облегчить состояние можно. Но, повторюсь, получится ли ему вернуть
прежнее состояние – неизвестно. И в любом случае реабилитация такого
пациента длится годами.
Нужны ли нейролептики? Скорее всего, нужны. Но если знать, как
обойтись без них, назначать только в случаях, когда без них невозможно
уладить ситуацию, и, самое главное, знать, что делать ПОСЛЕ приёма
нейролептиков. Сейчас же нейролептики – это вещества, которым, как
дустом, засыпают психоз и продолжают пичкать ими пациента только
потому, что не знают, что делать с этим пациентом после, потому что
сами нейролептики вызывают психоз. И конечно, нам не нужно столько
нейролептиков, сколько есть сейчас. Эти препараты имеют крайне
ограниченные показания к применению на крайне непродолжительный
срок.

Садисты и извращенцы
Согласитесь, что хочется верить, что среди тех, кто лечит психические
отклонения, есть люди, которые сами являют собой здравомыслие и
адекватность.
Но, увы, в сфере душевного здоровья сумасшедших много как в числе
пациентов, так и в числе тех, кто должен их лечить.
Было бы неверно утверждать, что все психиатры ненормальные. Это не
так. Есть такие, кто старается щадить пациентов и выбирает мягкие, не
калечащие методы лечения. Есть такие, кто полностью осознаёт
пагубность и электрошока, и накачивания пациентов нейролептиками, и
даже стараются по возможности снимать своих пациентов с препаратов.
Есть даже психиатры, которые отговаривают родителей давать своим
детям нейролептики. В современных условиях эти люди – герои!
И таким врачам – честь и хвала. И это не преувеличение. Это очень и
очень тяжёлая работа – снимать пациента с нейролептиков, да ещё и
выводя его в хорошее и здравое состояние.
Администрация лечебного учреждения и чиновники от здравоохранения
порой старательно создают массу неприятностей таким врачам. Эта
работа становится ещё более тяжёлой, когда главврач орёт на таких
врачей, лишает их премий, делает выговоры. А эти врачи просто
пытаются лечить, а не «сбывать» в тела пациентов фармпродукцию, за
сбыт которой главврач получил хороший откат, и в случае, если
продукция не будет реализована в тела пациентов любыми средствами,
то он ещё и получит «по шапке» от горздрава, который тоже может быть
в доле.
Если кто-то думает, что то, что я пишу, является преувеличением, то,
увы, я была бы рада, если бы всё обстояло не так. Но вы можете ради
интереса пойти на фармацевтические выставки. Оденьтесь в приличный
костюм и, подходя к стендам, представляйтесь главным врачом какой-
нибудь городской больницы из Каменска-Уральского или ещё откуда-
нибудь. И к вам сразу подойдут с предложением об откате в виде
процентов с каждой упаковки лекарств, которая будет закуплена вашей
больницей. Причём, если не желаете, чтобы эти деньги вам пришли
официально, чтобы не платить налоги, не объяснять – откуда
образовались эти деньги, фармфирма вполне может выдать вам их
чёрным неучтённым налом, даже если речь идёт о нескольких мешках.
Моему коллеге так однажды на такой выставке предложили, что если его
больница (которой у него никогда не было) закупит продукции не менее
чем на 100 000 долларов, то фирма оплатит ему и всей его семье
поездку на месяц на Канарские острова.
Разумеется, покупателем будет бюджет страны, а не главврач.
Вот так, запросто, за хорошие комиссионные продаётся наше с вами
здоровье.
Не злитесь на простых врачей и не ругайте их. Они от этих откатов не
имеют ничего, кроме административных взысканий.
В психиатрии всё ещё хуже.
Сложность заключается ещё и в том, что, поскольку психиатрия стоит
над законом, а она всегда стоит над законом, в неё начинают
стягиваться не только мошенники и взяточники, но и существа, которых
бы в нормальном мире либо сгноили в тюрьмах, либо самих навсегда
закрыли в психушках.
Садисты и извращенцы встречаются и среди врачей, и среди санитаров.
Нередко главврачи намеренно держат при себе несколько моральных
уродов, чтобы оказывать давление на пациентов. Этакий вариант
осуществления власти и контроля над пациентами и их родственниками.
Если будешь вести себя не так, как надо главврачу, то будешь иметь
дело с подручными, которые готовы вообще на всё. На любые самые
омерзительные поступки.
Например, был случай, и, как показывает практика, это вовсе не
редкость, когда женщину привезли в психушку и она отказалась
подписывать бумагу о добровольной госпитализации. И у неё были все
шансы выйти оттуда, поскольку она и выглядела, и говорила нормально,
и в больницу привезли её по ложному доносу от соседей. Бывают
«добрые соседи», делающие невыносимой жизнь окружающих, как
правило, ради завладения их жилплощадью.
Что сделал главврач, которому, разумеется, нужны заполненные койко-
места и тела, в которые надо сливать фармацевтическую продукцию? Он
отправил к ней санитаров «побеседовать». Санитары ей доходчиво
объяснили, что, если она не подпишет бумагу, всё равно останется в
психушке на неопределённое время, и всё это время они будут
ежедневно её насиловать.
«Собеседование» оказало эффект. Бумага была подписана, а жизнь
этой женщины разрушена.
Сколько таких подписанных бумаг о «добровольной» госпитализации
было подписано вот таким образом? Я знаю, что очень большое
количество. Можно сказать, почти все, которые нужны администрации.
Когда я была президентом Гражданской комиссии по правам человека
России, я записалась на приём к главному врачу Кащенко по поводу
одного из таких дел. Во время беседы он мне сказал, что знает о
нарушении закона, но что я им сделаю? Они будут делать то, что хотят.
Насилие, принудительные аборты, избиения и даже убийства,
осуществляемые путём увеличения доз нейролептиков так, что человек
сначала становится полностью невменяемым, а затем у него начинают
отказывать почки и печень или внезапно просто останавливается
сердце.
А вы не знали? У очень многих психиатрических препаратов остановка
сердца и внезапная смерть являются обычными побочными эффектами.
То есть, даже приняв одну таблетку, вы можете отправиться на тот свет.
Это всего лишь побочный эффект, а не передозировка. То есть всё
законно. Ничего себе, лекарство?!
Был ещё случай, когда один студент был уличён в педофилии, причём
гомосексуальной направленности. Это омерзительно, бесспорно.
Чтобы не отправлять его в тюрьму, родители отправили его в психушку.
Полечиться. От «недуга».
В общем-то, если психиатры считают себя специалистами в области
душевного здоровья и в области поведенческих процессов и реакций, то
стоило бы ожидать от них, что они как минимум знают причины такого
поведения, поскольку девиация налицо, а как максимум могут помочь
пациенту избавиться от этой напасти.
Не путём химической кастрации – тоже мне «лечение». А медицинскими,
психиатрическими методами вернули бы нормальную ориентацию и
устранили бы безумные импульсы в половом поведении.
Но они на самом деле ни черта не знают!!!
Но хуже того, что сделали в психушке с этим пациентом. Психиатр-
педераст насиловал его. Разумеется, не добровольно. Насилие шло под
угрозой увеличения доз нейролептиков (а это, как уже было сказано, –
смертельно опасно и неминуемо приводит к тяжёлым болезням,
слабоумию, причём довольно быстро) и применения электрошока.
Это что, ЛЕЧЕНИЕ? Да этого, с позволения сказать, «доктора» надо бы
держать в тюрьме строгого режима. Или в его же психиатрическом
застенке.
Я не выступаю за защиту педофилов-извращенцев. Этим людям, а их
поведение само по себе мерзко и преступно, ни в коем случае нельзя
давать возможность быть свободными в своих действиях.
Но давать законную волю вот таким «врачам» так же опасно, как
наделять легальными полномочиями насиловать людей извращенцев и
садистов.
И защититься от такого «доктора-извращенца», находясь в психушке с
диагнозом, практически невозможно. Факт изнасилования подтвердить
невозможно. Кто прибежит на место преступления с целью восстановить
законность и помочь жертве? Даже если пострадавший или
пострадавшая напишет-таки каким-то волшебным образом заявление в
полицию, то, простите, это заявление исходит от сумасшедшего. И всё,
что он пишет, – фантазия его больного разума.
И кому поверят? Пациенту, орущему, что его изнасиловали? Или доктору
с дипломом психиатра?
Даже если просто представить процесс расследования, то он получается
сложным и труднодоказуемым. И поверить доктору гораздо легче.
Задумайтесь, родители! Когда вы отправляете своего ребёнка, не важно
мальчика или девочку, в психиатрическую больницу, а потом не можете
понять, почему ваш ребёнок после «лечения» ненавидит вас и желает
либо вас убить, либо покончить жизнь самоубийством, скорее всего, ваш
ребёнок стал жертвой систематического насилия со стороны санитаров и
врачей, причём в самых омерзительных формах, которые порой даже
сложно представить нормальному человеку.
И как, вы думаете, ваш ребёнок будет относиться к вам, к людям,
которые отправили его в этот ад? Не удивляйтесь ничему. Ад Данте
выглядит куда приличнее, чем любая «образцовая» психиатрическая
больница.
И то, что ваш ребёнок или родственник, не рассказывает вам о том, что с
ним сделали, вовсе не означает, что ничего не было.
Во-первых, мало кто захочет делиться с близкими такой информацией. А
во-вторых, учтите, что над человеком с психиатрическим диагнозом
всегда висит дамоклов меч. Он в любую минуту может снова оказаться в
той же психушке, у того же «лечащего» врача, садиста-извращенца.
Который, разумеется, отомстит болтливому пациенту так, как вам и
в страшном сне не приснится.

Права и статус сумасшедшего


Давайте рассмотрим, что происходит с человеком, попавшим в
психиатрическую систему в качестве пациента.
Что такое расстройство психики, требующее помещения человека в
психиатрическую лечебницу?
Это признание того, что человек более не способен в силу своего
слабоумия и утраченного самоконтроля совершать здравые поступки и
управлять собой так, чтобы не представлять опасности для себя и
окружающих людей.
Такой человек, разумеется, получает свой психиатрический диагноз, при
этом совершенно не важно какой. И признаётся сумасшедшим.
Сколько прав у человека с психиатрическим диагнозом? Вне
психиатрической больницы – почти столько же, сколько прав у собаки
или другого животного.
Вы – никто. Вы ни за что не отвечаете. Вам разрешено кушать и ходить в
туалет. Но бо2льшая часть прав человека и гражданина – уже не
является чем-то, что принадлежит вам от рождения.
За убийство собаки наступает уголовная ответственность. Но сама
собака – существо бесправное, существующее исключительно благодаря
доброй воле окружающих людей.
Примерно на таких же условиях существует человек с психиатрическим
диагнозом.
Внутри психиатрической больницы у человека с психиатрическим
диагнозом прав меньше, чем у табуретки. Если табурет будет сломан, то
за него у психиатра могут вычесть деньги из зарплаты. А могут и не
вычесть, если табурет старый.
Если же доктор залечит пациента до смерти, то никаких вычетов из его
зарплаты не будет, если только эта смерть не ухудшит в значительной
степени статистику смертности в этой больнице.
Когда вы идёте на приём к психиатру или, ещё хуже, ведёте к нему
своего ребёнка, имейте всегда в виду одно непреложное правило: вы
идёте на лишение себя и своего ребёнка прав гражданина и человека.
Причём это случится раз и навсегда.
Психиатрические диагнозы не снимают. А даже если вы такой богатый,
что сможете купить несколько психиатрических консилиумов и экспертиз
и с вас снимут диагноз, всё равно в вашей истории останется запись
«был сумасшедшим». А это значит, что вы всё равно останетесь с
клеймом на всю оставшуюся жизнь.
Тот факт, что вас ещё не лишили дееспособности (а лишение человека с
психиатрическим диагнозом дееспособности – не проблема), ещё не
говорит, что вы можете распоряжаться собой и своим имуществом, как
раньше.
Что вы теряете? Сразу вы теряете возможность управлять
транспортными средствами и занимать огромное количество
должностей. Просто по факту того, что вы наблюдаетесь у психиатра.
Получив же полноценный психиатрический диагноз, вы больше не
можете распоряжаться собой в полной мере.
В любой момент в вашу квартиру могут вломиться санитары из
психиатрической «Скорой помощи» и увезти вас в психушку на
неопределённое время. Вы можете ставить железные двери, кодовые
замки. Можете кричать, что это незаконно и что вы нормальный. Можете
звонить в полицию. Можете делать всё, что захотите! Железная дверь
будет срезана, замки взломаны. Всё это делается по закону. Полиция не
будет защищать психа. Она поможет врачам извлечь из квартиры
«больного» пациента. И это может происходить неограниченное
количество раз.
В психушке вы не более чем желудок для таблеток и мясо для инъекций.
Увы, поскольку современные психиатрические больницы не
ориентированы на поиск причин психозов и излечение, то в большинстве
случаев психиатрическое заведение – это склад тел, которые, ещё не
умерли с технической точки зрения.
Вы можете возмущаться. Вы можете взывать к правам человека, к
здравомыслию, к человечности. Так же, как можете считать себя
Наполеоном, Кутузовым и т. п. Вы – никто в стенах психиатрии. Вы –
сумасшедший. И никто никогда вам больше не поверит. Ни единому
слову, ни единому доводу.
Вас изнасиловали в психушке? Это ваши галлюцинации. Прогресс
болезни, требующий увеличения доз нейролептиков или даже
нескольких сеансов электрошока. Никто не станет разбираться, были ли
вы правы. Сумасшедший всегда неправ.
Вас избивают санитары? Всё лицо в гематомах и сломано несколько
рёбер? Вы сумасшедший, страдающий аутоагрессией. Вы сами нанесли
себе побои. Санитары на самом деле просто не успели вас
зафиксировать, чтобы вы не разбили себе голову насмерть. Они вас
«спасли» от вас же самого! И если вы будете настаивать, что вы не сами
себе, например, сломали руку или нос, то в таком случае это тоже ваши
галлюцинации. Это тоже прогресс болезни, требующий увеличения доз
нейролептиков и однозначно не менее десяти или даже двадцати
сеансов электрошока.
Вы ничего уже никому никогда не докажете, если у вас есть
психиатрический диагноз!
Существует огромное количество людей, которые «откосили» от армии,
«закосив под дурака». И да. От армии они избавились. Но сейчас многие
из них с радостью пошли бы на любую войну, лишь бы избавится от
психиатрической зависимости.
Они инвалиды. Им платят пенсию. Хорошую пенсию. Более высокую,
чем тем, кто всю жизнь работал. Но они обязаны каждый месяц являться
к психиатру и получать укол нейролептика, от которого весь месяц им
плохо. Очень плохо. Но если они попробуют схитрить или не явиться на
приём, к ним приедет бригада санитаров и закроет в психушку на пару
месяцев на ежедневные уколы. Это похоже на жестокое наказание со
стороны государства для тех, кто не попал под призыв.
Ещё есть немало случаев, когда через психиатрию преступники уходили
от уголовной ответственности.
Психиатрия порой бывает сама очень странной и сумасшедшей. Ибо в
здравом уме никто не назовёт воровство болезнью. Но в психиатрии
такое запросто возможно. Он не преступник – он болен! Он
клептоманьяк!
И этого достаточно, чтобы даже хладнокровного убийцу спасти от
тюрьмы. Он не убийца. Он действовал в состоянии аффекта!
Но вопрос: является ли это «спасение» – спасением и не попадает ли
человек вместо тюрьмы в реальный ад?
Именно так и происходит. Насколько бы ни были тяжёлыми тюремные
условия, по сравнению с психиатрическими они всегда будут легче.
Даже если в некоторых случаях это не так, из тюрьмы можно выйти.
Из психиатрии выйти невозможно никогда.
И когда люди, ушедшие от уголовного преследования, понимают, в какую
трясину они попали, они пытаются найти способы снять диагноз или
доказать, что они не сумасшедшие. И не могут.
Чтобы доказать, что ты нормальный, надо объяснить в
правоохранительных органах, что ты дал взятку врачу и что твой диагноз
был липовым. Разумеется, отсидеть положенный срок в тюрьме.
Это, может быть, станет возможным после расследования и осуждения
врача, который за взятку выписал вам диагноз. И только тогда, после
всего этого, вы, возможно, станете свободным.
Но не обольщайтесь. Если у вас нет прямых улик, доказывающих, что
психиатр получил взятку, скорее всего, у вас ничего не получится.
Доктор тоже будет защищаться. И поверьте, он запросто докажет ваше
безумие, если захочет. Тем более, если вы уже получали
психиатрическую «помощь», скорее всего, это будет сделать уже совсем
не сложно, учитывая то, как разрушают нервную систему
психиатрические препараты.
В любом случае, получив психиатрический диагноз, ВЫ СТАНОВИТЕСЬ
по факту СОБСТВЕНОСТЬЮ ПСИХИАТРИИ. И, если потребуется, вас
могут лишить всех гражданских прав. То есть лишить дееспособности.
Лишение дееспособности является гражданской смертью. Вы больше не
можете ничего иметь, не можете ничем распоряжаться, не можете
делать, что захотите, не можете поехать, куда захотите, не можете
получать легально деньги. Не можете даже распорядиться самим собой.
Конечно, лишить дееспособности, в том числе и благодаря моей работе,
сейчас в России не так просто, как это было раньше. Но всё же всякий
раз, когда вы чувствуете, что вам трудно засыпать и вас начинают
преследовать тревоги и прочие невротические реакции, не спешите
бежать к психиатру. Жить в неврозе тяжело. Порой очень тяжело. Но это
ещё жизнь. После психиатрии вы потеряете всё.
Поймите, есть масса простых и безопасных с точки зрения прав человека
и гражданина способов улучшить своё состояние и устранить невроз.
В любом без исключения случае невроза и даже психоза будет
обнаружено длительное изнурение, серьёзный стресс (внезапный или
долго длящийся), голодание, диеты, исключение мяса из рациона или
иные причины нехватки питания, авитаминозы и гиповитаминозы,
отравление, физическое заболевание, травмы головы, контузии.
Запомните раз и навсегда: НЕ СУЩЕСТВУЕТ БОЛЕЗНЕЙ ДУШИ! ВСЕ
ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЗНИКАЮТ ОТ СТРАДАНИЙ ТЕЛА!
Всегда сначала возникает боль или угроза появления боли, и только
после этого начинается невроз или психоз.
Это правило остаётся верным, даже если боль не ощущается явно, как в
случае с инсулиномой, или нейроинфекцией, или с диссеминированной
болью при авитаминозах.
Начните нормально питаться. Пройдите обследования и вылечитесь.
Устраните стресс вокруг себя. Начните пить витамины. Хотя бы витамин
С в достаточном количестве и постепенно ваш невроз начнёт
уменьшаться.
Питание и витамины – не нейролептики и не обезболивающие. Поэтому
не стоит ожидать, что если вы два дня нормально питались и выпили аж
целых 300 мг аскорбиновой кислоты, то у вас сразу наладится сон и
наступит спокойная уверенность и жизнерадостность. Нет. На
восстановление может потребоваться от нескольких недель в лёгких
случаях до полутора-двух лет в тяжёлых случаях.
Но если вы пойдёте этим путём, с каждой неделей ваше состояние будет
становиться немного лучше и лучше. И вам не придётся идти к
психиатру.

Инсектицид как панацея от всех


душевных болезней
Кто-то может сказать, что в наши дни психиатрия наконец-то приобрела
знания о причинах душевных расстройств и её методы стали куда
гуманнее и более научными, нежели то варварство, которое описано в
предыдущих главах.
То, что в психиатрии, особенно советского периода, есть много научных
данных о причинах психозов и о том, как их эффективно и безопасно
лечить, – правда. Но научные данные надо изучать и понимать. Их надо
сохранять, преподавать и переизучать. А это трудно для большинства,
да и забывается быстро.
Гораздо легче применить западную модель психиатрии, в которой можно
быть неучем и посредственностью, но при этом считаться хорошим
психиатром и зарабатывать большие деньги.
На смену откровенно садистским методам «лечения» мозгорезов и
электриков со скотобойни пришли… химики…
Химики. Вероятно, из тех хиппи, которые варили на кухне всё новые и
новые виды синтетических наркотиков, которые ещё со времён Вудстока,
всемирно известного американского наркоманского рок-фестиваля,
прокурив марихуаной остатки мозгов, искренне считали, что наркотики
могут решить все проблемы души и психики.
Откуда нам с вами знать, что в лабораториях фармацевтических
компаний не сидят убеждённые наркоманы-шизофреники, главной сутью
работы которых являются идеи всё того же Вудстока: «Секс, наркотики,
рок-н-ролл»?
Америка позиционируется как свободная страна. И в этих вопросах тоже.
Чем наркоман-химик хуже обычного химика? Права человека и всё такое.
Понимаете? Совсем не исключено, что наркозависимые люди могут
являться сотрудниками фармкомпаний.
Вы знаете, например, что существует такая фармацевтическая фирма
«Джаз фармасьютикалз». Эта контора в начале своей деятельности
выпускала очень небольшой ассортимент «лекарств», и всё это
исключительно нейролептики и антидепрессанты.
Само название этой фармацевтической фирмы наталкивает на мысль о
сленговом выражении «поджазить», которое означает буквально
«повеселиться, употребляя алкоголь». Видимо, в этой конторе название
определяется примерно так же, только вместо алкоголя их клиентов
«джазят» антидепрессантами.
Но самое отвратительное, что некоторые фармфирмы мечтают, чтобы с
их продукцией так же «джазили» и все остальные, нормальные люди.
Это легальная наркоторговля. И ничего больше.
Хочется вспомнить небезызвестный фонд «Внимание», который активно
проталкивал в России ложный диагноз СДВГ (синдром дефицита
внимания и гиперактивности), но главное, они продвигали
«расчудесный» препарат, использующийся в качестве «лечения» этого
«страшного» заболевания, который назывался «Риталин» или
«Метилфенидат».
Это вещество использовали наркоманы в качестве искусственного
заменителя кокаина. Его так и называли «синтетический кокаин» или
«детский крек».
Почему детский? Потому что это вещество заставляли есть детей с
четырёх лет за то, что они слишком активны. Вот так, запросто, ваших
детей превращали в кокаиновых наркоманов. Просто вещество было
синтезировано в лаборатории, а не куплено на улице.
Знаете, что специалисты фонда «Внимание» отвечали, когда им
указывали на сходный с кокаином эффект «Риталина»? Они говорили:
«Его же не нюхают! Это же вещество в капсулах!» Как будто, если кокаин
или его синтетический аналог поместить в капсулы, он перестанет быть
наркотиком! Либо они сами идиоты, либо нас за идиотов держат.

Но в действительности традиция держать пациентов и всё общество за


идиотов и вешать им лапшу на уши – давняя традиция психиатрии.
Проблема не в том, что психиатрам требовались препараты, которые
позволяли бы успокоить пациентов. Проблема в том, что они, не краснея,
врут, что это «лечение».
Вспомним первый нейролептик, который ранее назывался торазин, а
сейчас называется аминазин. Изначально это было вещество, с
помощью которого травили насекомых и лечили глистов у домашних
животных. Что делает это вещество? Отравляет нервную систему так,
что человек, который его принял, становится апатично-
безынициативным. Именно это свойство некоторых инсектицидов группы
фенотиазинов породило эру нейролептиков. Торазин, а ныне аминазин
является фенотиазином. А ещё он входит в перечень жизненно
необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Как же без него!
Иное название таких веществ – «химическая смирительная рубашка»
или «химическая лоботомия». И это основная и, по сути, единственная
их функция.
Они ничего не лечат. В них нет механизма лечения. Чтобы лечить, надо
знать причину заболевания. Нейролептики ни на какую причину повлиять
не могут.
Всё, что делают нейролептики, – они корректируют поведение. Это ещё
одно название для таких веществ – «корректоры поведения». И это всё.
И это предел возможностей для таких препаратов.
С точки зрения улучшения имиджа средневекового варварства, коим
являлась и в большинстве случаев является психиатрия, введение в
употребление нейролептиков было большим шагом вперёд.
Теперь мозгорезы и электрики могли прописывать таблетки и ставить
уколы. Прямо как настоящие врачи! Теперь не нужно было избивать
пациентов. Можно было сократить количество санитаров в клинике.
«Волшебные» уколы и таблетки помогали справиться с пациентами
гораздо проще.
Кто-то скажет, что я преувеличиваю, делая подобные заявления. Но
давайте разберёмся в очередной раз, чем отличается психиатрия от
медицины?
Подходом к лечению.
Во-первых, в отличие от психиатрии медицина желает вылечить
пациента. Психиатрия же «знает», что это невозможно.
Медицина диагностирует, то есть ищет причину состояния. Психиатрия
навешивает ярлык. Диагноз психиатра лишь мнение врача, которое не
подкреплено ничем, что в медицине считается реальным
доказательством.
Объясню. Диагноз происходит от греческих слов «диа» – через
и «гнозис» – знание, или другая дефиниция – расследование. Таким
образом, диагноз – это установление причины состояния путём
исследования, расследования и анализа этого состояния с высоты
медицинских знаний.
Диагноз – это всегда знание причины состояния. Больное горло и кашель
– это НЕ диагноз. Диагноз – это либо атака вируса гриппа, либо иная
инфекция, либо что-то, устранение чего приведёт к улучшению
состояния вплоть до полного выздоровления.
Шизофрения – не диагноз. Это лишь набор симптомов, в том числе
поведенческих, нередко оторванных от физического состояния пациента.
Этот «диагноз» не даёт ни малейшего указания на причину состояния и,
соответственно, не позволяет думать об излечении. Соответственно,
шизофрения – это состояние. Но это не диагноз ни в малейшей степени.
Биполярное расстройство. Ранее называлось менее привлекательно –
«маниакально-депрессивный психоз». Что это? Это лишь описание
состояния, когда мания сменяется депрессией и обратно. Ни малейшего
намёка на причины.
Заметьте, я не отрицаю, что эти состояния существуют. Я лишь говорю о
том, что это название состояния, а не описание его причины. Состояние,
а не диагноз. Незнание причины не позволяет исправить состояние.
Люди, которые находятся в таких состояниях, ведут себя неадекватно, а
порой и агрессивно. И тут психиатрия использует корректоры поведения
– нейролептики.
Но дальше, после того как назначаются препараты, делающие человека
апатично-безразличным ко всему, не предпринимается никаких
действий.
Все врачи знают, что бороться с вирусами с помощью антибиотиков
невозможно и бессмысленно. Поскольку антибиотики эффективны
против бактерий. Но они не оказывают совершенно никакого влияния на
вирусы.
Нейролептики жёстко успокаивают любого, но они не имеют никакого
влияния на причину состояния «шизофрения».
Представьте, причиной психоза является нейроинфекция, которую из-за
авитаминоза невозможно распознать до тех пор, пока она не нанесёт
настолько серьёзный ущерб, что его станет видно при магнитно-
резонансной томографии. Такое, увы, бывает, и довольно часто.
Дайте такому человеку нейролептик, и он успокоится ненадолго. Ровно
на то время, сколько будет действовать нейролептик.
Устранена ли причина состояния? Нет. Она даже не определена.
Что будет дальше? Нейроинфекция продолжит поедать мозг пациента.
Он будет становиться всё более сумасшедшим. И нейролептиков, чтобы
его успокоить, будет требоваться всё больше и больше.
Либо какой-то паразит добрался до мозга. Возьмём токсокароз,
например. И вот перед вами человек, который омерзительно себя ведёт,
которого ненавидят все знакомые и окружающие, который говорит
злобные гнусности, а потом начинает плакать, что его никто не любит и
не понимает. А ещё он будет рассказывать, что у него иногда возникает
ощущение, что кто-то ползает в голове. Этот человек будет достаточно
сумасшедшим, чтобы поставить ему и шизофрению, и биполярное
расстройство. Тем более чтобы назначить ему нейролептики. Но
реальное состояние этого несчастного будет всё хуже и хуже, поскольку
нейролептики не лечат от токсокароза.
Итогом будет слабоумие и уже ничем не исправляемый психоз,
хроническая стойкая бессонница и ранняя смерть.
Настоящая медицина искала бы причину. Психиатрия просто, с помощью
химии или электрического тока, «замазывает» поведенческую
симптоматику. И всё.
Косметический «ремонт» мозгов. Или «запудривание» мозгов.
И вот возникает проблема – как проявить нейроинфекцию, которую не
видно из-за авитаминоза или недостатка в питании животного белка, а
это научно доказанный факт, провозглашённый даже Всемирной
организацией здравоохранения, что при нехватке животного белка и
витаминов организм может не вырабатывать антитела к инфекции, по
крайней мере, в количествах больших, чем референсные значения
(средние для соответствующего возраста, пола и местности). И, таким
образом, анализы «чистые» или ложноотрицательные, так что нет
причин говорить о наличии инфекции.
Но если очевидно, что пациент истощён, мало ест или имеет проявления
авитаминозов (которые доктору неплохо бы знать наизусть во всех их
проявлениях, в том числе и скрытых), то первым действием должны
стать кормление пациента и назначение ему высоких доз витаминов (в
соответствии с признаками того авитаминоза, на который они
указывают). Это через несколько дней или через пару недель может дать
повышенные показатели антител к той или иной инфекции в анализе
крови. Вот тут-то и появляются причины состояния и возможность его
вылечить. Это не универсальный ответ. Но это действенный
практический совет.
Вот так поступает медицина. Психиатрия же просто даст пациенту
скушать инсектицид.
К слову сказать, у многих психиатрических препаратов в качестве
обычного побочного эффекта есть внезапная смерть. Прекрасное
лечение! Ни одному здравому врачу в голову не придёт подвергать
пациента такой опасности, как назначать ему какие-либо препараты, не
выяснив причину и не установив диагноз. И уж точно, если речь идёт о
препаратах, которые могут просто убить их пациента. Кто не верит и кто
всё время требует от меня ссылок на источники, пожалуйста, возьмите
галоперидол, достаньте из коробочки инструкцию и прочтите его
побочные эффекты. Там есть «внезапная смерть».
Психиатрия вообще, как вы успели заметить, не отличается мягким,
осторожным и аккуратным отношением к человеку. Что вообще-то
должно быть нормой в медицине.
Больной человек уже слишком подавлен, чтобы выносить даже
незначительный антагонизм и грубость в отношении себя.
Попробуйте накричать на больного человека или угрожать ему
избиением, и ему станет значительно хуже, а если это пациент пожилого
возраста, то это действие может стать для него смертельным. Человек с
неустойчивой психикой или прошедший через электрошок, скорее всего,
впадёт в психоз на несколько дней.
Да, пациенты порой бывают сами и сварливыми, и вредными, и
неприятными в общении, и даже агрессивными. Но больному человеку
это простительно. Он испытывает страдания. Когда у тебя что-то болит,
не говоря уже об угрозе смерти, быть приятным в общении крайне
сложно. Только небольшое количество очень интеллигентных людей
способны держать себя в руках и оставаться в рамках приличий. Но даже
общение с ними, при всей вежливости и уважительности, может быть
тягостным.
Просто эти люди больны. Просто они испытывают боль. И тут не на что
обижаться или остро реагировать, если только вы – врач профессионал.
В психиатрии отношение к пациентам такое же, как к врагам государства
в концентрационном лагере.
Не всегда. Не везде. Повторюсь, не все врачи закоренелые садисты, как
порой нам их представляют некоторые правоохранительные комитеты.
Но ждать от врача, который должен что-то делать с пациентами в остром
психозе, особенно когда их у него на попечении в несколько раз больше,
чем допустимо и нормами, и просто способностью человека вынести
рядом с собой сумасшедшего, чтобы он был мягким, тактичным,
аккуратным и человеколюбивым, как минимум наивно.
Чтобы доктор любой специализации, и в особенности психиатрической,
любил своих пациентов, любил искренне и каждую минуту думал о том,
как улучшить их состояние, он не должен быть перегружен. Он не
должен быть сам голоден, он не должен сам быть больным, он не
должен утопать в проблемах, связанных с нехваткой денег. И главное, он
должен ЗНАТЬ причины психозов. Он должен иметь время для того,
чтобы разобраться со случаем каждого конкретного своего пациента. И
он должен уметь выводить человека из психоза и приводить его к
состоянию здравомыслия и трудоспособности, насколько это возможно в
каждом конкретном случае.
Он должен иметь настойчивость, хладнокровие и намерение.
Какая может быть настойчивость после десятого, не говоря уже о
пятидесятом пациенте за день? Какое может быть хладнокровие после
уже третьего острого буйнопомешанного за последний час приёма?
Какое может быть намерение после серии неудачных попыток помочь?
Поэтому, с одной стороны, психиатрия в её современном виде, особенно
её западная модель, является не чем иным, как пыточным концлагерем
для людей, которые неугодны обществу по причине своего неуместного
поведения. А с другой стороны, психиатрию держат в таком состоянии.
Врачей удерживают в положении, когда они не знают причин психозов,
когда они не знают, как с ними справляться, когда пациентов слишком
много и когда врачи не имеют ни денег, ни перспектив, а если они и
знают, как помочь, то дамокловым мечом над ними висят стандарты
лечения, и даже если врач знает, как помочь гуманно, и будет это
делать, его накажут.
Не существует системы поощрения за излечение и снятие диагноза. А
вот система наказаний всё шире и шире.
Неужели кто-то всерьёз думает, что бедный, подавленный, живущий и
работающий в тяжёлых условиях человек, осознающий отсутствие
перспектив, будет кому-то искренне помогать сделать свою жизнь и
мышление лучше? Тот, кто так думает, – псих в начальной, а возможно,
и в конечной стадии шизофрении (или ранней деменции, что одно и то
же).
Конечно, думать, что огромные зарплаты решат и исправят все – глупо.
Но, это тот фундамент, от которого можно оттолкнуться. И без которого
всё бесполезно. Голодный человек не будет ни здоровым, ни
доброжелательным.
Поэтому сначала врачи должны получить свою хорошую оплату, которая
в приличных странах на сегодняшний день составляет не менее 50 000
долларов в год. А уж после этого можно и назначать учёбу, и требовать
улучшений у пациентов, и вообще ожидать от врачей конструктивного и
плодотворного сотрудничества. И не опасаться того, что они станут
продажными агентами фармацевтических компаний.
А пока мы с вами видим бедного затюканного психиатра, которого
окружают сотни сумасшедших, включая начальство всех уровней,
которому фармацевтическая фирма предлагает простейшее «решение»
всех его проблем – нейролептик. Причём предлагает за деньги. Так что и
пациенты сидят тихо, и врач получает прибавку к нищенской зарплате.
Я не удивлюсь, если эта система создана специально на самом высшем
уровне медицинского управления. Уж очень всё гладко. И уж очень всё
соответствует «мировому опыту» распространения психиатрических
препаратов. Откаты врачам за выписанные рецепты, даже не за
купленные препараты, а просто за выписанные рецепты, являются
нормой и совершенно обычным делом во всём западном мире.
Кто в этой схеме страдает? Разумеется, тот несчастный, которому не
повезло заболеть или того хуже – сойти с ума.
Но так же страдает и врач.
Врач не торговка. Ему для самоуважения требуется нечто большее, чем
только набитый кошелёк. Ему ещё требуется видеть, что он
действительно помогает людям и что его помощь эффективна.

Эффективность в лечении
Это действительно фантастическое чувство, когда ты можешь помочь
пациенту!
Не просто временно облегчить его состояние. А взять и исправить то, от
чего он страдал долгие годы.
Сделать для человека нечто, что было для него невозможным.
Например, восстановить утраченную функцию. Или вернуть ему
интеллект.
Или сделать так, что ребёнок, который полностью остановился в
развитии в возрасте примерно полутора лет, вдруг начал догонять свой
возраст в интеллектуальном плане, да так, что его лечащие врачи и
психологи хором заявляют: «Это чудо!» Видеть лицо его матери, которая
впервые за восемь лет услышала от него слово «мама».
Это ни с чем не сравнимое чувство. Вряд ли есть что-то более
возвышенное.
И именно в такие моменты ты понимаешь, что ты специалист и
профессионал высшего уровня.
Не потому, что тебе выдали учёную степень, или наградили почётной
грамотой «За многолетний добросовестный труд», или дали
удостоверение о пройденных курсах повышения квалификации, или
вручили-таки «заслуженный» знак.
Ты профессионал потому, что ты можешь исправить состояние
пациента. Ты знаешь и можешь найти настоящую причину его болезни
или психоза, и ты МОЖЕШЬ вернуть ему здравомыслие и
трудоспособность, а порой и счастливую жизнь во всей полноте её
проявлений.
Как же стать специалистом такого уровня?
Самое интересное, что в психиатрии как в науке есть все данные для
того, чтобы можно было найти причину психоза и вылечить человека.
Конечно же, речь идёт не о Кокрановской библиотеке. В Советском
Союзе было проведено достаточное количество исследований, чтобы на
их основе можно было понять, что происходит с человеком и как вернуть
ему душевное здоровье и здравомыслие.
Сейчас, увы, эти данные, которые были накоплены за долгие годы
работы медицинских и исследовательских организаций, почти утрачены.
Из библиотек книги списаны и сожжены. А то, что, возможно, осталось
в Ленинской библиотеке, никому не известно, поскольку не фигурирует
ни в каких библиографиях или списках литературы. Имена
исследователей и профессоров забыты, а над их фотографиями стоят
«штампы», означающие одно: «Это великий профессор и исследователь,
который проводил свои изыскания в каменном веке, в доисторическом
периоде, которые, конечно, имели когда-то ценность, но прогресс
неумолим, и сейчас все всё знают лучше всех, а его устаревшие и давно
истлевшие труды никому не нужны».
Так что порой врачу даже в голову не приходит, что данные о том, на что
он смотрит в своём пациенте, уже почти сто лет как описаны, проверены,
и даже разработаны методы эффективного лечения.
Человеческое общество склонно забывать самое полезное и ценное и
заменять это на бессмысленное и бесполезное под звук фанфар марша
прогресса.
В нашей стране есть огромный опыт, который нам принесла Великая
Отечественная война. А также опыт послевоенного времени. Когда с
войны возвращались люди с ранениями, когда люди испытывали
сильный и долго длящийся голод, когда возвращались люди,
освобождённые из концентрационных лагерей, созданных фашистами –
психиатрами Германии.
Чтобы вновь получить такой опыт, нужны сходные условия и такого же
уровня специалисты, как в те годы. Но это слишком высокая цена, чтобы
устраивать нечто подобное снова. Мы, наши родители, однажды уже
заплатили эту огромную и ужасную цену. Тем более печально и не
укладывается в голове, что сделали с этими знаниями современные
манкурты из Минздрава и некоторых иных учреждений, которые
выбросили и вытравили из памяти многие из этих ценнейших данных, не
переиздав книги, списав и уничтожив их в медицинских библиотеках,
исключив эти данные из учебных программ для студентов медицинских
академий.
В отличие от, например, американской медицины, которая никогда не
сталкивалась с ситуацией такого масштаба и такой сложности и не имеет
ни подобных знаний, ни опыта, советская медицина и психиатрия в том
числе были поставлены перед необходимостью вылечить людей,
вернуть им здравомыслие и трудоспособность безопасно, эффективно и
не очень дорого. Страну надо было восстанавливать. И простые, тупые
американские решения «засыпать всех нейролептиками», «вырезать
мозги» и «выжечь мозг электричеством» в СССР были просто
невозможными и невероятными по своей глупости.
Советским врачам пришлось искать причины и методы исправления для
тяжелейших состояний. И очень много было открыто, много было
сделано и описано. Ценнейшие данные, которых нет вообще больше
нигде в мире. И эти данные сейчас в основном утрачены.
Кем? Поборниками американской и германской медицинской системы. Да
вот только и та и другая – «сопливые дети», ходящие под себя, по
сравнению со взрослым человеком, коим являлась советская медицина.
И всё, что они в действительности очень хорошо умеют, так это
выпрашивать денежную соску. И не более.
Всё, что остаётся врачу без данных, – назначить нейролептик, а если он
не помогает, то электрошок.
Но данные в действительности существуют. И пациенту можно помочь.
Причём зачастую не прибегая к нейролептику и уж точно без
электричества.
Не нужно думать, что получится вылечить вообще всех. Не стоит
расстраиваться, если кому-то не получается помочь достаточно быстро и
эффективно. Надо понимать, что врач не автослесарь по починке тел.
Увы, или к счастью, у тела есть «хозяин» – сам человек. В психиатрии
это называется «личность».
И ещё с конца 1940-х годов психиатрии известно, что личность человека
определяет и возникновение заболевания, и его течение, и ход
излечения.
Многим кажется, что все люди одинаковые. Но в действительности не
существует двух идентичных личностей во всём мире!
Людей привыкли разбивать на категории. Это удобно для социальных
служб.
Люди могут одинаково реагировать на те или иные раздражители. И
когда их низводят до полуживотного состояния, они становятся всё
более похожими друг на друга и личность каждого всё более и более
затуманивается.
Но тем не менее она существует.
И это то, почему психологи так и не могут найти универсальный ключ к
управлению поведением любого человека. Заявляют, что могут, но в
действительности, увы, они за 200 лет существования психологии так и
не смогли продвинуться в этом вопросе.
И это то, почему общение с пациентом, которое приводит к наиболее
полному пониманию, является ключом к улучшению его состояния.
Личность всегда сотрудничает с тем, кто желает ей помочь (не это ли тот
ключ, который так и не смогла найти психология?). Но она сотрудничает
только в том случае, когда она понимает, что ей помогают, и понимает,
как ей помогают. Понимает, почему в отношении неё предпринимаются
те или иные действия и как они ведут к улучшению её состояния.
Чем больше болезней, травм, голода, приёма наркотиков, психоактивных
веществ и несчастий пережил человек, тем сложнее «достучаться» до
его личности.
И почти невозможно это сделать, если имело место предательство со
стороны тех, кто заявлял, что оказывает ей помощь.
Неврозы и психозы делают очень сложным процесс общения с
личностью. При неврозах человек очень долго и много говорит. И врачу,
который ограничен во времени, крайне сложно порой пробиться через
этот поток слов. Сложно и понять, что же пациенту надо, и ещё сложнее
дать ответы на всё то неимоверное множество вопросов, которые
задают люди в неврозе.
Но в действительности не стоит углубляться в суть и подробности того,
что говорит пациент в неврозе. Как правило, для него самого эти
длинные речи не имеют особого значения, и он не сильно-то запоминает,
что говорил и что спрашивал.
Длинные речевые потоки, как устные, так и письменные, нужно
рассматривать как явный признак невроза, который можно использовать
в качестве важного индикатора процесса лечения и выздоровления.
Если лечение действительно хорошее и помогает пациенту, будь то
лечение физической болезни, устранение алиментарного истощения или
авитаминозов или даже психологические консультации, то поток
сообщений и их длина должны снизиться. При условии, что вы, как врач,
не игнорируете общение пациента.
Человек, который вышел из невроза, общается конструктивно и по делу.
И его сообщения не превышают обычных допустимых рамок. На письме
это не более двух-трёх абзацев. Может, немного больше, но чаще –
короче.
Почему психиатрические вещества не помогают в лечении неврозов и
психозов? Нейролептики и антидепрессанты притупляют у пациента
восприятие и самоощущение. Но если спросить этого человека,
беспокоит ли его что-то, то выяснится, что все тревоги и беспокойства
остались при нём. Они притуплены препаратами. Но не исчезли. И как
только человек перестаёт принимать психиатрические вещества, его
невроз возвращается с ещё большей силой.
Таблетка не заменяет общения. Таблетка не заменяет сбора данных о
состоянии. Она не делает ненужным и не заменяет постоянного
самообразования.
То, что ведёт по лёгкому пути, когда не нужны знания, не нужны
наблюдения и размышления, обычно ведёт в действительности к
провалу.
Опыт ещё не всё. Опыт может состоять из одних неудач. Опыт может
быть бедным на события.
Практика может изобиловать ошибками и ненужными и неэффективными
действиями, если человек не занимается самообразованием.
И да, если весь опыт врача сводится только к тому, как прописывать
аминазин и галоперидол, то тут проблем не избежать. И эффективным
такой врач не будет никогда.
И всё же. Если вы избавляете человека от боли, от страданий, от
компульсии постоянно смотреть в прошлое и копаться в своих неудачах,
то его личность начинает проявляться в большей степени, чем прежде. И
именно это делает вашего пациента способным, здравомыслящим и
благодарным вам.

«Терапия», приводящая к неминуемой


предрасположенности к психозу
В 30-х годах XX века ещё одно «светило» немецкой психиатрии по имени
Манфред Сакель, отчаявшись вылечить хоть одного своего пациента-
наркомана (а Сакель рекламировался как специалист в психиатрии и
неврологии, он обманывал пациентов в Берлине, утверждая, что лечит
от героиновой и морфиновой зависимости), вдруг узнал, что в лечении
диабета случился значительный прорыв, связанный с началом
использования инсулина.
Здравые люди, даже те, кто не имеет высшего медицинского
образования, поймут, что разница между героиновым наркоманом и
человеком, страдающим диабетом, такая же, как разница между
запойным алкоголиком и человеком, страдающим от язвы желудка. То
есть как небо и земля. Иная биохимия процессов. Иное страдание. Иной
механизм и болезни, и её лечения.
Но здравомыслие – это ни в коем случае не в Германии первой
половины XX века. И уж точно ни в коем случае в голове психиатра тех
лет.
Как и Мониш, как и Черлетти, как и Фриман, Сакель очень хотел славы и
денег. Вообще было замечено, что чем глупее человек, тем больше
славы великого учёного он желает для себя. И бывают среди вот таких
тупых людей довольно упёртые, которые просто своей
безапелляционной наглостью заставляют всех вокруг усомниться в том,
что он идиот, и даже задуматься: «А не является ли он действительно
учёным?»
Сакель начал вливать инсулин своим пациентам-наркоманам, чтобы
вылечить их от наркомании. Он не стал вливать в них серную кислоту
просто потому, что она не была связана с мировой сенсацией в области
медицины. А инсулин в то время был связан с большим и громким
открытием.
Это настолько же научно, как если, обнаружив, что йод как антисептик
помогает заживлению ран, начать вливать его литрами в пациентов с
язвой желудка или двенадцатиперстной кишки, ставя их на грань жизни и
смерти.
То, что от двух до пяти процентов пациентов от инсулинового шока
умирали, «истинного учёного» ни в коей мере остановить не могло. И вот
очередное «светило» психиатрической науки выпустило сенсационный
метод лечения шизофрении.
Что происходит при инсулиновом шоке?
Человеку вливают через трубку, которая введена через нос и пищевод в
желудок, раствор с инсулином.
Это приводит к очень быстрому падению уровня сахара в крови и к
предсмертному состоянию пациента. Возникает искусственная кома.
Что в этом терапевтического? С точки здравомыслия – абсолютно
ничего. Только серьёзный вред и разрушение, особенно если учитывать,
что человек в психозе, как правило, уже имеет очень ослабленное
здоровье, впрочем, как и любой наркоман, которого вот так решили
«полечить».
Но Сакель и ему подобные верили (а некоторые верят даже сейчас,
причём и в Министерстве здравоохранения, поскольку инсулиновый шок
введён в медицинские стандарты), что если человека поставить на грань
жизни и смерти, то он может вылечиться от шизофрении.
Им бы в бубны бить и злых духов отгонять. Меньше бы вреда было для
всех. И сумасшедший психиатр при деле, и пациенты живы.
Вообще идея, что сильный шок и предсмертное состояние, как и дикий
ужас, могут исправить психическое состояние, похожа на фашистское
безумие. Но эта идея очень популярна в психиатрии и отрабатывается
уже несколько столетий в различных формах.
Разумеется, не к чему иному, как к ещё большему психозу, это не ведёт,
если только смотреть на жертв этой идеи своими глазами, а не через
рекламные статейки изуверов.
Иначе бы расстрел безнадёжно больных в присутствии остальных
пациентов немедленно вызывал бы стойкое здравомыслие у последних.
Но, увы, так это не работает.
Как все тупые люди, Сакель так и не стал исследовать пагубные
последствия своего «гениального» метода. Зачем исследовать? Зачем
наблюдать? Ведь метод «гениальный»! А почему «гениальный»? А
потому что Сакель считал себя гением. Ну как иначе? Как можно
подвергать сомнению собственную гениальность? Сомнения в
собственной гениальности крайне пагубны для таких случаев острого
психоза.
Правда, умер он в бесславии, поскольку через пару десятков лет всем
стало ясно, что вливание инсулина обладает тем же эффектом, как если
человека отравить медикаментами или протухшей пищей, доведя
несчастного до коматозного состояния. И введение человека в кому не
делает его ни здравомыслящим, ни спокойным, ни мудрым, ни
трудоспособным.
Подобное падение уровня сахара, которое привело к коме, остаётся в
человеке как очень серьёзная предрасположенность к психозу.
Понимаете, человека искусственно отравили настолько сильно, что он
оказался на грани смерти. Причём отравили не ядом, а веществом
естественным – гормоном.
Организм – не ведро с кровью. У него есть свои системы анализа и
регулирования. И что обнаруживают эти системы? Что по каким-то
неизвестным причинам собственного гормона оказалось настолько
много, что организм чуть не умер.
Увы, эти системы не учитывают, что гормон мог попасть в тело извне.
Дело в том, что эти регулирующие системы ограничены только влиянием
на то, что происходит внутри тела. Они не видят и не влияют на то, что
происходит снаружи. Эти части мозга и нервной системы не
подконтрольны сознанию. Они работают внутри, обеспечивая
внутренние процессы выживания.
И когда они сталкиваются с такой катастрофой, они, разумеется,
начинают в авральном режиме справляться с этой ситуацией. И это
будут самые жестокие меры в отношении функций поджелудочной
железы, а если организм достаточно ослаблен и имеет иные
эндокринные проблемы, то это обязательно негативно скажется на
работе всей эндокринной системы.
Говоря простым языком, регулятор «сойдёт с ума». И именно это и
происходит.
Происходит разрушение и разбалансировка эндокринной системы. У
всех по-разному. Зависит от изначального состояния жертвы.
Здоровье людей после инсулинового шока постепенно, но неумолимо
начинает разваливаться на части.
Человек, чья эндокринная система разбалансирована и имеет те или
иные дисфункции, всегда испытывает неприятности с психикой. Он
всегда как минимум находится в неврозе, а как максимум – в остром
психозе. Ему трудно контролировать свои эмоции и, как следствие,
поступки.
Если не верите, то мужчины могут это на себе проверить. Купите в
любой аптеке препарат эстрогена (обычно это пероральные
контрацептивы типа «Жанин» или «Анжелик») и принимайте его в
течение недели. Через неделю вы будете вести себя как последняя
истеричка. Капризы, плаксивость, наваливающиеся состояния
безысходности, резкие смены настроения, извращения вкуса, возможно,
расстройства пищевого поведения (решите сесть на какую-нибудь
извращённую диету или пуститесь во все тяжкие обжорства) и тому
подобное. Конечно, я не рекомендую делать подобные эксперименты. Но
это показывает, как гормоны и проблемы эндокринного плана могут
вызывать неврозы и психозы.
Медицине давно известно, что эндокринная система всегда неразрывно
связана с эмоциями. Эмоция, если рассмотреть смысл и происхождение
этого слова, есть «преддействие», от латинского «emoveo».
У здравого человека механизм осуществления действия и поведения в
целом происходит в следующей последовательности: разум (или
сознательная часть) принимает решение на основании каких-то своих
выводов (на основании имеющихся данных, анализа прошлого опыта
и т. п.), это вызывает определённую эмоцию (которая соответствует
тому, какое решение принял разум, поскольку решения могут иметь
очень широкий спектр – от «купить красивые цветы» до «убить
нападающего бандита»). И только после соответствующей эмоции
происходит то или иное действие. Даже если всё происходит очень
быстро, то это всегда происходит по одной и той же схеме: «Решение –
эмоция – действие».
Именно поэтому мы, не зная, что замыслил тот или иной человек, видя,
какие у него в настоящий момент эмоции, можем понять, какого
характера будут его действия.
Счастливая женщина может сварить своему любимому мужчине кофе и
принести в постель. Женщина в гневе вполне может этот кипящий кофе
вылить на лежащего в постели.
И тут уж лучше понимать, что стоит говорить женщине, несущей горячий
кофе, а что нет.
Это, конечно, шутка. Но это то, как работает этот механизм.
У человека, чья эндокринная система испорчена, не получается
контролировать эмоции в полной мере. Тип эмоций ведёт к типу
действий. Эмоция – это импульс к тому или иному действию. Человек
начинает испытывать неадекватные эмоции и совершать неадекватные
поступки, и его поведение превращается в поведение сумасшедшего.
Это истина, доказанная практикой, поскольку, если эндокринная система
человека восстанавливается и начинает работать слаженно и
гармонично, то неадекватность исчезает как в эмоциях, так и в поступках.
Так происходит всегда. Исключений не бывает.
Факторов, влияющих на эндокринную систему, множество. Это и стресс,
и отравления, и приём гормональных препаратов и противозачаточных, и
нехватка йода, и хрома, и некоторых витаминов группы В, и особенно
витамина С.
Известно, что смерть близкого человека, к которому пациент
действительно испытывал очень большую любовь и привязанность,
может вызвать болезни и дисфункцию щитовидной железы.
Угрозы, стресс и изнурение, которые длятся достаточно долго, могут
вызывать искажения в работе надпочечников.
И исправлять нарушения в работе эндокринной системы – порой тяжкий
труд, требующий серьёзных наблюдений, знаний и опыта.
А тут – на тебе! Пришёл к вам человек за помощью, когда с высокой
долей вероятности у него уже имеются эндокринные нарушения, из-за
которых он ведёт себя странно, но вместо того, чтобы провести полное
обследование и назначить адекватное лечение, вы ему подсовываете
«инсулинокоматозную терапию», которая «взорвёт» его и так
ослабленную эндокринную систему. После такого «взрыва»
восстанавливать человека крайне тяжело и очень долго. А порой это
становится почти невыполнимой задачей. Надо понимать, что самому
пациенту его состояние доставляет массу страданий.
Тогда зачем всё это? Зачем эти бесчеловечные шоковые и коматозные
«терапии»?
Ну как же! А деньги? А слава? А Сакель?
Вот вам и «медицина» с «психиатрией».

Ломаем жизнь с детства!


Самое, пожалуй, гадкое, что можно придумать в качестве сценария к
какому-нибудь мрачному и омерзительному фильму ужасов – это
издевательства какого-нибудь садиста-маньяка из потустороннего мира
над детьми.
Когда мы живём обычной жизнью, не связанной с медициной и
психиатрией, и как обыватели не пытаемся искать экстремальных
развлечений или защищать права психиатрических пациентов или не
пробуем запрещённые вещества ради поиска новых ощущений, то
вокруг, в общем-то, всё довольно понятно и относительно просто.
Есть магазины, есть работа, есть зарплата, есть проблемы в политике,
есть какие-то амурные дела. И, в общем-то, жизнь не выглядит как-то уж
очень сурово. В основном всё более или менее хорошо. Бывают,
конечно, и «чёрные полосы», и «белые полосы». Но в основном всё в
пределах общепринятой нормы.
Но, увы, под картиной розового или серого спокойствия для многих
семей может наступать одна большая сплошная чёрная полоса, ведущая
в никуда.
Эта полоса начинается обычно от встречи с психологом, или с
психиатром, или с неврологом, который верует в психические
расстройства. Или с учителем, который тоже в них верит.
Ребёнок ведёт себя как-то не так. Плохо говорит, раздражителен, или у
него периодически могут быть судороги и даже припадки. Он имеет
неосторожность выстраивать предметы по мере их возрастания, или он
слишком активен. Или даже просто не выговаривает звук «р». И такое
бывает…
И вот этот ребёнок, который ещё растёт, чья нервная система ещё
только-только формируется и который вполне подвержен таким вещам,
как «болезни роста», когда органы и системы развиваются несколько
несинхронно и из-за этого может возникать некоторый дискомфорт или
даже временные дисфункции, попадает «на ковёр» к «Его Величеству»
психологу.
Не все психологи сволочи и садисты. Сразу оговорюсь, что есть много
очень хороших людей, которые работают психологами и стараются
помочь и детям, и родителям.
Но есть и совершенно иной контингент. И это глупые люди с явными
проявлениями мании величия, а порой и с патологической ненавистью к
детям и к их родителям. И если ребёнок не лебезит перед ними и не
смотрит им в рот с благоговейным трепетом, то это психологическое
существо сделает всё, чтобы исковеркать жизнь этому ребёнку и его
родителям.
Вы думаете, я сгущаю краски? Да, конечно, моя практика такова, что мне
довольно часто приходится спасать детей от таких идиотов-садистов,
место которым в остром блоке психиатрической больницы, которые, увы,
мнят себя богами – знатоками человеческой души, имеющими право
вершить детские судьбы. Причём «вершить» означает одно –
превращать в ад.
Вот цитата из заключения одного такого «психобога» с явной манией
величия и неприкрытой ненавистью к тому ребёнку, которого «божество»
только что обследовало:
«На обследовании в течение всего времени грубо неестественен в
проявлениях, весьма своеобразно, натянуто, вычурно демонстрирует
недоверие и почти высокомерную пренебрежительность к ситуации,
изредка приближающиеся к злобности; может спрашивать обоснование
полученным инструкциям, иногда создается впечатление, что всеми
силами старается скрыть свой интерес к тестам за негативизмом. Речь с
выраженным своеобразием (глухая, по интонации и речевым шаблонам
имитирует речь взрослого, которого будто отвлекли от важного дела),
нагруженность речи сложными словами (не всегда уместная)
контрастирует с аграмматизмами. Высказывания и мимика служат
реализации мгновенного аффективного пресыщения взаимодействием
(очень часто сморщенная гримаса отвращения, сглаживающаяся, как и
интонация, вне прямого контакта)».
Так и хочется спросить, а сама мадам клинический психолог в какой
манере общалась с этим ребёнком? Это данное опущено. Его в описании
обследования нет.
Ребёнок этому, с позволения сказать, «специалисту» явно не
понравился. И всё описание его «ущербного» психического состояния
похоже на мелкую месть этому ребёнку. Видите ли «это ничтожество»
посмело задавать вопросы типа: «Зачем нужны те или иные тесты?»
Хотя не такая уж эта месть и мелкая. Вот заключение, написанное мадам
психобогом:
«В обследовании когнитивной сферы на первом плане ряд нарушений
мотивационной стороны мышления вместе с его ригидностью и
некоторой аутизацией, а также признаки дефицитарности внимания и
слабость волевого ресурса (обусловленная в большей мере
выраженным пресыщением), сопровождающиеся неестественным для
возраста поведением, а именно: вычурной псевдовзрослостью,
подозрительностью и скрытностью на основе жестких субъективных
оценок ситуаций и отношений, аффективным пресыщением
взаимодействием и когнитивной нагрузкой (напряженное состояние с
оттенками злобности, негативизма). Рекомендуется безотлагательная
консультация детского психиатра».
Опа!
К психиатру его!
Поставьте ему диагноз – «злобный, сумасшедший шизофреник»! И пусть
всю свою жизнь лежит в психушках без права на создание семьи, без
права на работу, без прав гражданина и фактически без прав человека.
Пусть этот «поганый» ребёнок, который вместо того, чтобы смотреть мне
в рот взглядом преданной собаки и исполнять все мои идиотские
инструкции, изображал из себя взрослого и независимого человека,
теперь пройдёт через все круги психиатрического ада!
В действительности психушка плачет по самой мадам – клиническому
психологу. Ибо в её оценках присутствует явная неадекватность.
Совершенно бредовая оценка. Совершенно!
Как минимум этот психолог абсолютно не профессионален. Прежде чем
вообще рассматривать поведение, а тем более делать какие-либо
выводы, давать рекомендации и направлять к психиатру, надо
рассмотреть историю этого пациента. Собрать анамнез. Но психологи не
врачи, их не учили тому, как рассматривать людей. Их учили давать
оценки. Глупые оценки. Зачастую разрушительные оценки.
Но всё же, если начать рассматривать случай этого ребёнка, спрашивая
и выясняя по медицинским документам, что именно предшествовало его
современному состоянию, даже при не очень сильном углублении в
изучение бумаг на поверхность выплывает то, что этому ребёнку
некоторое время назад назначили несколько ноотропных препаратов. А у
этих препаратов есть один явный и очень часто встречающийся
побочный эффект – агрессивность, беспричинная раздражительность и
злобность.
Некоторые ноотропные препараты из тех, что принимал этот ребёнок,
применяются наркоманами для получения наркотического опьянения.
И вот тут причина негативного отношения к окружающим со стороны
этого ребёнка становится простой и очевидной. А главное,
исправляемой. Легко исправляемой. И не надо строить из себя обиженку:
«Ой, ваш ребёнок со мной плохо разговаривал! В психушку его!» И всё,
что нужно сделать, – помочь ребёнку избавиться от последствий приёма
этих веществ, устранить авитаминозы, улучшить питание и общение с
ним. Если он чем-то болен, то вылечить его физическую болезнь. И
постепенно всё придёт в норму. И весь его негативизм постепенно
сойдёт на нет. И это именно так делается.
Отдай его в психиатрию, и всё. Жизнь такого ребёнка будет разрушена.
Ему назначат нейролептики. Он не сможет нормально учиться, поскольку
под психоактивными веществами, как под наркотиками, изучать что-то
бесполезно. Он станет слабоумным через несколько лет, превратится в
этакое мычащее животное. Не потому, что он сумасшедший. Его доведут
до такого состояния психиатрические препараты и «лечебные»
процедуры в виде различных шоков.
Не правда ли, слишком жестокое наказание для ребёнка просто за то,
что он, видите ли, не понравился психологу?
Увы, проблема психологов заключается в том, что, когда у них не
получается, единственным решением для большинства из них остаётся
направление ребёнка или взрослого человека в психиатрию.
В моей практике я встречаюсь с огромным количеством случаев, когда
дети, которые ни в чём ни перед кем не провинились, попадали в руки
вот таких, с позволения сказать, «психологов» и были переданы детским
психиатрам. И вот что с ними происходит.
Поскольку ноотропные препараты в большинстве своём вызывают
агрессию, то к психиатру такие дети попадают уже агрессивными. Под
действием ноотропных препаратов они не могут контролировать свою
агрессию и раздражительность.
Бывает по-другому, когда ребёнок от психолога приходит не агрессивный
(поскольку ещё ничего не принимал), а просто имеет проблемы с
пониманием и с речью, или им уж очень недовольны учителя в школе из-
за его слишком активного поведения, так что сначала детский психиатр
или невролог, имея идею помочь ребёнку, который имеет некоторые
проблемы с вниманием и с речью, назначает ноотропные препараты.
Итогом становится не улучшение состояния, а значительное усиление
уровня агрессии и аутоагрессии. Таким образом, проблема не только не
уменьшилась, но ещё и усугубилась.
Теперь у психиатра, есть «все основания» назначить «буйному»
пациенту корректоры поведения.
Что такое корректоры поведения? Это нейролептики. Нейролептики
ничего не лечат. Они делают человека апатично-безразличным ко всему,
делая из него «безвредный овощ».
И вот перед нами очередной несчастный ребёнок, которому всего шесть
лет и который за свою непродолжительную жизнь успел попринимать
целых ДВЕНАДЦАТЬ(!!!) видов нейролептиков!
Двенадцать! Уму непостижимо! Это реальный и, увы, не единичный
случай.
Не всякий инвалид второй группы по психиатрическим заболеваниям за
всю свою жизнь успел принять столько видов нейролептиков. А тут
ребёнок шести лет!
И что? Разумеется, это уже вот в таком возрасте вызвало у него
позднюю дискинезию.
Что такое поздняя дискинезия? Это ятрогенное заболевание нервной
системы, которое возникает только от приёма нейролептиков. Это
разрушение нервных магистралей, при котором возникает дисфункция
прямой нервной передачи. Но поскольку центральная нервная система
должна как-то управлять организмом, она начинает искать «обходные
пути», чтобы отправить нервный импульс и получить ответ. И поскольку
она вынуждена направлять импульс по неправильным каналам, то это
начинает проявляться странностями в действиях тела. Это так
называемые экстрапирамидные расстройства.
У человека начинаются странные неконтролируемые движения.
Например, у него появляются взмахи руками, как крыльями. Это
происходит внезапно, поскольку человек это не контролирует. Он
начинает строить гримасы, высовывает язык. У него закатываются глаза.
Начинаются странные движения и подёргивания головы и многое другое.
Это всё – поздняя дискинезия. Иное название – тардив дискинезия.
Человек совершенно не в состоянии сознательно контролировать эти
движения. Это ужасно на самом деле.
Это считается неизлечимым заболеванием, и это стопроцентный
результат психиатрического лечения.
И вот он, этот несчастный ребёнок, которого добили нейролептиками до
поздней дискинезии уже в шесть лет.
Почему было так много разных нейролептиков? Не потому, что его
психиатр был изощрённым садистом. Нет. Просто он был редким
дураком. Он заменял один нейролептик на другой, потому что
предыдущий начинал вызывать тардив дискинезию. А по инструкции, в
случае появления тардив дискинезии надо заменить нейролептик,
который её вызывает, на другой. Вот он и заменял.
Проблема только в том, что нет нейролептиков, не вызывающих тардив
дискинезию!
А дурак он потому, что как вообще могла прийти в его голову идея
назначить маленькому ребёнку, нервная система которого ещё только
формируется, тяжелейшие препараты, такие как нейролептики?! Человек
в принципе начинает испытывать серьёзные проблемы со здоровьем и
мышлением, когда принимает любые психоактивные препараты. Его
нервная система вынуждена работать в неестественном для неё
режиме, когда она либо принудительно заторможена, либо когда
нервный импульс блокирован, либо когда восприятия значительно
снижены. Либо когда присутствуют все варианты.
И нервная система, таким образом, не может получать информацию от
внутренних органов и от внешней среды в неискажённом виде. Она либо
не получает данные, либо получает их в искажённом виде, либо в
неполном виде, либо не своевременно.
Она не может их синхронизировать так, чтобы иметь точное
представление, какие элементы полученных данных к какому моменту
времени относятся. Она «тонет» в ассоциациях, когда получаемые
данные, вместо того чтобы быть оцененными, вызывают данные из
какого-то прошлого и ассоциируются с ними.
Что значит неспособность синхронизировать полученные данные для
нервной системы?
У человека есть много восприятий. К примеру, человек укололся
булавкой. Это восприятие боли от повреждённых клеток, это само
движение, это прикосновение, это эмоция по этому поводу, это видео
восприятие, это восприятие света и цвета, это восприятие запаха,
положения тела и его частей и так далее. Множество элементов
восприятия.
И чтобы в нервной системе сложилась чёткая картина того, как началось
движение булавки, укол, боль и отдёргивание руки, все эти восприятия
должны быть точно расставлены во времени, а также синхронизированы.
И вот тут у нервной системы начинаются ошибки. Человек видит, как его
колет булавка, но не чувствует боли. Потом он может видеть руку серого
цвета, при этом какое-то движение кажется ему слишком быстрым, а
какое-то слишком медленным или даже «застывшим». Это сбой в работе
нервной системы, то, что можно легко обнаружить.
Чем это опасно? Помимо того, что ощущение боли может быть
расставлено во времени неправильно и это ощущение будет возникать
ЧЕРЕЗ некоторое время, например, просто от прикосновения к этой или
другой руке, это вызывает серьёзные сбои в регуляции деятельности
организма.
Единственная задача нервной системы – управление организмом. И она,
со сбитыми, с несинхронизированными восприятиями, когда полученные
данные превращаются просто в поток каких-то раздражителей, без
возможности создать «картину» для анализа, когда реакции замедленны
вплоть до временной их остановки, ещё пытается управлять телом.
Разумеется, получается у неё плохо. Она не реагирует или реагирует
неадекватно на угрозы. Не важно, какого рода эти угрозы.
Она может никак не отреагировать на возникшую в теле пневмонию, так
что диагноз станет виден только на вскрытии. Такие случаи бывали.
Человек на нейролептиках может оставаться безразлично спокойным в
присутствии человека с оружием, который имеет намерение нанести ему
вред или убить. Нервная система не распознаёт это как угрозу, а если и
распознаёт, то не реагирует на это должным образом, то есть адекватно.
Либо бывает ещё хуже. В момент угрозы извне человек безразличен и,
благодаря нейролептикам, принудительно спокоен. Но когда до нервной
системы таки «доходит» что происходило, она ассоциирует чувство
опасности и тревоги с теми окружающими событиями, явлениями и
предметами, которые были не в момент реальной опасности, а в момент,
когда это до неё «дошло». И человек начинает бояться улиц, других
людей, родственников, тарелок, одеял, окон и так далее.
Люди, разумеется, не всегда сразу умирают от приёма нейролептиков.
Хотя у многих подобных веществ имеется такой «милый» побочный
эффект, как внезапная смерть от одной таблетки.
Большинство всё же продолжают жить, и даже некоторое время их
здоровье остаётся в пределах некоторой нормы. Это происходит потому,
что основные функции тела, такие как дыхание и сердцебиение,
управляются теми отделами нервной системы, которые могут «держать
удар» и продолжают действовать, даже когда у человека проломлен
череп и серьёзно повреждены высшие отделы нервной системы.
Но в любом случае расстройство и несогласованность реакций нервной
системы приведёт к разрушению гармоничной деятельности
эндокринной системы. А это рано или поздно приведет к нарушениям в
жизнедеятельности всех систем и органов.
Люди, длительное время принимающие нейролептики и психоактивные
вещества, никогда не бывают здоровыми.

Современное Средневековье
Увы, притом, что медицина во всём мире, даже несмотря на оковы
страховых и фармацевтических компаний, всё же стремится к научному
подходу и поиску причин того или иного болезненного состояния,
психиатрия, к сожалению, вовсе не являет собой пример научного
подхода.
В Средние века было бы приемлемым указать причину смерти «болезнь
желудка». Неизвестно, что это за болезнь, являлась ли она причиной
смерти и как её нужно было лечить. У него постоянно была изжога, и
в итоге он умер. Это было бы нормой для раннего Средневековья и для
Древнего мира.
Мало знаний и о физиологии, и о биохимии. Не будете же вы вскрывать
живого человека, чтобы посмотреть – что там у него? А даже если и
пойдёте на такую жуткую меру, то вскрыв – что вы там увидите? Что
поймёте?
И долгая история изучения болезней, вскрытия трупов, вивисекции
животных, изучения биохимических процессов позволила медицине
накопить опыт и знания о том, как искать причины болезненных
состояний, а главное, как устранять эти причины и добиваться
выздоровления пациента.
И за каждым таким открытием, мелким или крупным, стоят смерти
людей. Бесчисленное количество мучительных смертей.
Почему медицинские знания – самые ценные из существующих? Потому
что каждое слово в них оплачено не золотом, а человеческими жизнями.
Многими и многими жизнями.
Где хранятся эти знания?
В головах практикующих врачей.
В книгах тоже они есть. Но пока книгу не прочли, стало быть, и этих
знаний нет в головах врачей, и практическое применение этих знаний
невозможно.
Простой пример. Современные врачи очень мало знают о витаминах и
авитаминозах. Можно сказать, вообще ничего не знают. За очень и очень
редким исключением, когда имеют место собственная инициатива и
поиски.
И я могу смело утверждать, что очень многие случаи, если не все, когда
человек при всех принятых действиях не идёт на поправку, когда
возникают рецидивы болезней, когда после оперативного
вмешательства или цикла лечения возникают осложнения, когда не
получается обычными средствами улучшить состояние того или иного
органа и когда в итоге такие пациенты умирают, – всё это прямое
следствие авитаминозов, которые были, которые манифестировали и
которые из-за отсутствия знаний у лечащих врачей не были распознаны,
и ничего не было предпринято для их устранения.
Разумеется, улучшению этой ситуации совершенно не способствуют
утверждения и статейки псевдоучёных-шарлатанов, чьи труды можно
встретить в знаменитых вульгарных интернет – энциклопедиях и таких
же библиотеках, которые неприкрыто и нагло врут об опасности и
неэффективности витаминов. При этом такие публикации совершенно не
содержат данных от настоящих учёных – профессоров и академиков,
исследовавших авитаминозы, вызванные ими болезни и открывших
эффективные методы излечения этих состояний.
Как недавно выяснилось, некоторые современные «звёзды» медицины,
которые выступают в основном на телевидении, не только ничего не
знают о витаминах, кроме того что написано в интернет-энциклопедиях,
но и самое смешное, перепутали физиологию человека и собаки! Увы,
несколько кандидатов наук и именитых докторов заявили, что витамин С
вызывает камни в почках. Но в своих статьях они умудрились написать,
что аскорбиновая кислота синтезируется в печени человека. Вот это да!
С каких это пор? У человека, обезьяны и морской свинки витамин С
в организме не вырабатывается. Так было сто лет назад, так есть и
сейчас. И с вероятностью 100 процентов так будет и дальше во веки
веков. А вот у собаки, да, витамин С вырабатывается в печени. И у кошек
он вырабатывается, и у свиней, носорогов и прочей живности, КРОМЕ
приматов (куда по биологической классификации относится тело
человека) и морской свинки.
До чего же дошла степень дремучести и безграмотности на уровне
самого подхода к изучению предмета? Если ты периодически
демонстрируешь свою физиономию в телевизоре, то это не означает,
что больше ничего не нужно изучать как следует. Что достаточно
«погуглить» и считать, что всему научился.
Популярные источники, целью которых является «освоение бюджета»,
редко содержат действительно ценные данные. Чаще всего это
превращается в шоу сенсаций, выдуманных на ровном месте менее
способными последователями дела Мониша, Фримена, Сакеля
и Черлетти.
У каждого серьёзного врача, который подходит к своему делу
профессионально, бывают ошибки и неудачи. Иначе не научиться.
Всякий человек ошибается во время учёбы и после, когда наступает
дело практики, каждый, даже при идеальном знании теории, допускает
ошибки в практике. Потому что теория относится к идеальному. А
практика – всегда вносит коррективы.
Человек с недостатком веса имеет теоретически идентичное строение
тела и органов, как и человек с избытком веса.
Но попробуйте добраться со скальпелем до аппендикса одного и
второго. Разница будет огромной. И в одном случае страдающий
дистрофией может умереть после операции (или даже во время
операции) из-за ослабленности организма, а второй может умереть по
иным причинам, поскольку путь к его аппендиксу таит подвохи
и «ловушки», попав в которые, только очень опытный врач может
справиться с ситуацией и спасти пациента.
А где взять опыт, если не резать пациента и не идти на риск, что он
может не проснуться после наркоза? Это вопрос к Следственному
комитету и прокуратуре.
Человек, который ошибается в ремонте сотового телефона, рискует
нарваться на претензию от клиента и не получить деньги за свою работу.
Врач рискует жизнью и здоровьем пациента.
Механически и специалист в ремонте радиоаппаратуры, и врач могут
ошибиться в своих действиях. И у обоих то, что они исправляют, может
прекратить своё существование в качестве работающего объекта.
Разница лишь в том, что у одного «умрёт» бытовая техника, а у другого
умрёт человек.
Но невозможно стать хорошим ремонтником, не испортив пару
магнитофонов.
И, увы, как ни старайся, будучи стажирующимся врачом, невозможно
всегда только излечивать. А врач является стажёром в каждом случае, с
которым он сталкивается впервые.
К чему я это всё говорю?
К тому, что врач, который получил опыт, порой горький опыт, является
более грамотным и умелым специалистом, чем тот, у которого не было
такого опыта. Поверьте, человек, который пришёл в профессию ради
помощи людям, который изучал свой предмет в самом сложном ВУЗе из
существующих на сегодняшний день, после смерти пациента или случая,
когда он был бессилен, очень долго и серьёзно обдумывает то, что
произошло. И это правильно.
Вся медицина стоит на неудачах. Всё великое медицинское знание,
накопленное тысячелетиями, построено на анализе смертей.
Мы не легковушки латаем. Мы людей лечим!
И если врачей наказывать за неудачи в помощи, то медицина останется
лишь теоретическим знанием. И ошибок, и смертей станет в сотни, в
тысячи раз больше. Потому что останутся только зелёные доктора,
вчерашние студенты, которые ещё не совершили ошибок, потому что они
ещё вообще ничего сложного не делали. А опытных специалистов
половину пересажают, а вторая половина предусмотрительно уволится
из профессии. Или уедет в западные клиники, где и платят больше, и
тюрьмой за попытку помочь не угрожают.
Поймите, врач не является источником болезни для пациента. И
наказывать его за неудачную попытку помочь больше, чем выговором, –
это идиотизм. Но этот идиотизм добьёт и профессию врача, и медицину
во всей стране.
Но так бывает. Когда министерство в какой-то отрасли своими
реформами полностью развалило всю работу и нормальное
производство, например, из огромной любви к коммерческим подкупам и
к международным организациям, чьи цели далеко не всегда
соответствуют целям укрепления этой отрасли в той или иной
конкретной стране, то начинаютcя репрессии в отношении рядовых
сотрудников. Это делается просто для отвода глаз. Чтобы все смотрели
не на министерство, а на рядовых сотрудников.
Мелкую сошку ломать легко. Особенно когда горит gluteus maximus
целого министерства.
И выслуживаться перед министром приятнее, чем перед теми же
врачами.
Да вот только отрасль горит. Горит синим пламенем. А такие «пожары»,
да ещё и в таких масштабах, крайне опасны для любого государства.
И в действительности, чем бороться с тысячами врачей, которые
помогают миллионам граждан, бывает легче поджарить окорока паре-
тройке чиновников, чтобы более никому неповадно было разваливать
отрасль, уничтожая знания и кадры, составляющие эту отрасль.
Медицина может стать одной их прибыльнейших отраслей экономики
государства. Она может конкурировать с энергетическими гигантами по
уровню доходов. Да, представьте себе. Может. Именно поэтому к
доходам медицины так активно присасываются страховые компании –
дочки энергетических гигантов.
Для этого надо-то немного. Возродить знания советской медицины.
Предоставить оборудование медицинским учреждениям. Предоставить
врачам это оборудование и знания. Исключить угрозы из врачебной
практики. И добиться эффективности, то есть результативности,
медицинского лечения.
Медицина, которая ИЗЛЕЧИВАЕТ, будет переполнена желающими в ней
лечиться.

О детях и психиатрии
Бизнес, который имеет намерение существовать долго и иметь прочные
позиции в мире, всегда имеет отдельный сегмент, ориентированный на
подрастающее поколение. На детей.
И наркофармбизнес тоже недалёк от этого принципа.
Вот только есть разница. Если какая-то сеть кафе создаёт образ доброго
клоуна и придумывает игрушки для детей в дополнение к семейному
обеду, наркофарма действует жёстче.
Ребёнок, чьи родители водили его в ресторанчик быстрого питания, где
ему периодически дарили милые новые игрушки, скорее всего, будет
испытывать тёплые чувства к этому месту и тогда, когда вырастет. На
это и расчёт. И скорее всего, в будущем он приведёт своих детей в этот
ресторан.
Психиатрическая наркофарма не заморачивается на эту умильную
идеальную картинку будущего. Её методы и действия примитивны и
просты, как удар молотком по голове. Они просто делают ребёнка с
детства наркозависимым, зависимым от их препаратов, так что всю
оставшуюся жизнь он будет их постоянным клиентом до самой смерти.
И поверьте, доходы фармацевтической наркофармы куда выше, чем у
самой большой и самой известной сети ресторанов быстрого питания.
Что кричат психиатры, и наркофармбизнес, и их агенты, чтобы
поддерживать поток детей в список тел, куда пожизненно, как в помойное
ведро, можно спускать любые отбросы фармпроизводства за счёт
государственного бюджета или за счёт родителей этих детей?
Они, как всегда, пугают общество страшными сумасшедшими детьми,
которые вырастут и станут маньяками и убийцами.
Вот только это самая бессовестная ложь, которую только можно было
выдумать. В действительности всё происходит как раз наоборот.
Недавно некий бывший учитель русского языка украл моё видео, чтобы
повысить рейтинг своего канала. Но дело не в том, что он вор, поскольку
взял то, что ему не принадлежит. Хуже то, что этот человек, не являясь
ни специалистом в области человеческого поведения, ни врачом-
психиатром, ни специалистом, знающим психиатрические
фармпрепараты и их действие, начал кричать о том, что детей с
отклонениями надо отправлять к психиатру.
Ко мне на канал пришло около 30 его бывших учеников с гневными
комментариями о том, что детей, которые ведут себя плохо, необходимо
поголовно отправлять к психиатру! Ведь если этого не сделать, то эти
дети могут начать убивать всех вокруг!
Полная ахинея. Но, похоже, эта идея довольно популярна в среде
людей, не окрепших умом.
Во-первых, не могу не отметить, что все эти бывшие ученики бывшего
учителя русского языка (а то, что это были школьники или вчерашние
школьники, было видно по их аккаунтам, которые в основном состояли из
видео о компьютерных играх), все как один писали свои комментарии
безграмотно с точки зрения русского языка и почти все использовали
матерные слова. В общем-то, сразу становится ясно, как их учил
русскому языку этот, с позволения сказать, «учитель». Так что правильно
его уволили из школы.
Во-вторых, это вообще-то похоже на фашизм. Уничтожим всех, чьё
поведение нам не нравится! Сдадим их в психушки, и пусть их оттуда
никогда не выпустят!
Почему фашизм? Потому что в фашистской Германии именно эту
функцию исполняла психиатрия. Всех бедных, всех людей со странным
поведением, включая представителей «неполноценных рас», отправляли
принудительно в психушки. А там либо кастрировали, либо отправляли в
газовые камеры. Тогда ещё фармбизнес не был развит, поэтому от
неугодных, которым нужна была социальная помощь, или от тех, кто
просто считался «неценным» для Германии, избавлялись с помощью
психиатрии. Это называлось «расовая гигиена».
Существует множество причин, почему ребёнок начинает вести себя
ненормально или неадекватно. В списке причин присутствует и плохое
преподавание предмета, отчего у ребёнка возникает невроз.
Да, именно так. Плохое преподавание предмета, когда учитель не
добивается понимания у детей, всегда приводит к неврозу, причём такой
невроз имеет свойство накапливаться и усиливаться.
Представьте себя на месте ребёнка. Вам начинают плохо рассказывать
о каком-то предмете. Вы не понимаете, что вам говорят. Но впереди
контрольная. А далее ещё хуже – ЕГЭ. И если вы не сдадите этот
предмет, то можете вообще не получить в своей жизни доступ к
официальному образованию и ко многим должностям выше
разнорабочего.
Да даже просто ожидание двойки и неприятного разговора с родителями,
когда самые близкие и дорогие люди начинают на тебя злиться и ругать,
это определённо вызывает невроз. Но причина не в плохих родителях.
Причина в отвратительном преподавании предмета.
Опять-таки не надо думать, что все учителя плохие. Вовсе нет. Но
одного-двух разгильдяев, непрофессионально относящихся к своему
предмету, вполне достаточно, чтобы свести с ума половину школы.
Это именно низкий уровень профессионализма учителя – не добиваться
понимания предмета у учеников. Такая задача бывает трудной, и очень
трудной, и современные учебники, порой с совершенно идиотскими
заданиями и объяснениями, делают труд учителя крайне сложным.
Но всё же есть учителя, у которых дети предметы понимают. И таких
учителей гораздо больше, чем тех, кто не в состоянии добиться этого. Но
есть и те, кто не умеет учить.
Причина не в том, что дети тупые, а в том, что преподаватель не
занимался такой важной вещью, как ПОНИМАНИЕ. Понимание – это не
объяснение и не мнение. Понимание – это ясное и точное знание,
представление о чём-то конкретном.
Вот простой пример.
Я намеренно заменю некоторые русские слова в следующем объяснении
на венгерские.
Попробуйте понять:
«А» потнбоуль, «Б» понтиг вышел вонат сшебешшейг 70 км/х. Тавольшаг
между понтокхейтвен километров. Через какой идёутан он элейрипонт
«Б», ха будет идти с алландошебшейг?
Если вы не знаете венгерского языка, то написанное выше для вас не
более чем абракадабра.
А теперь представьте, что эту абракадабру вам рассказывают (не давая
объяснений и не добиваясь вашего понимания) по 45 минут в течение
нескольких уроков. И скоро экзамен или контрольная. И впереди
гарантированная двойка и дальнейшие неприятности, которые за ней
последуют.
Вы БУДЕТЕ нервничать!
А теперь учтите, что вам не 30–40 лет и вы вполне можете пережить
такую мелочь, как двойка. А вам лет 6, или 8, или 10. И двойка кажется
чем-то крайне серьёзным, как для вас сейчас потеря работы при
отсутствии иных источников дохода.
И дело доходит и до тревожности, и до раздражительности, и до
кошмарных снов, которые будут сопровождать этого ребёнка ещё в
течение нескольких лет после завершения учёбы в школе. Вплоть до
недержания мочи.
А что было сказано?
Если просто объяснить, простым и понятным языком, что «понт» – это
пункт, «вонат» – это поезд, «шебешшейг» – скорость, идё – время,
эйлери – достигать, то всё становится простым и понятным:
Из пункта «А» в пункт «Б» вышел поезд со скоростью 70 километров в
час. Расстояние между пунктами 70 километров. Через какое время он
достигнет пункта «Б», если будет идти с постоянной скоростью?
И тут всё становится примитивно простым и понятным. И никакого
невроза из-за непонимания.
Увы, но существует определённое количество учителей, которые, по
всей видимости, считают, что дети должны знать значения слов и
терминов сразу от рождения. Но это, мягко говоря, не соответствует
действительности.
Вы видели детей, которые понимают одни предметы и не понимают
другие? Вы видели детей, которые понимают все предметы и получают
по ним «отлично» и «хорошо», кроме какого-то одного?
И в этом предмете дети демонстрируют тупость и растерянность. Из
этого рождаются целые теории о гуманитарном и о техническом складе
ума, который является врождённым или закладывается в генах.
Но на самом деле в тех предметах, где дети демонстрируют понимание,
учитель трудится над тем, чтобы объяснить детям понятно свой
предмет, а в том, где дети выглядят идиотами, учитель, увы, не
квалифицирован как учитель. Знать предмет ещё недостаточно, чтобы
быть учителем.
Учитель – это тот, кто может научить своему предмету. Всё стальное –
профанация.
Кстати, по количеству детей, находящихся в неврозе в какой-то
конкретной школе, можно вычислить учителя, который не способен
преподавать.
Есть простой способ найти учителя в школе, который не умеет учить
детей. Любой психолог может это сделать. Это может сделать даже
любой сотрудник администрации школы, не имеющий специального
психологического образования.
Вот простая технология:
1. Посмотрите, какие классы имеют проявления невроза или, сказать
проще, в каких классах хуже всего показатели по поведению.
2. Теперь найдите предмет, который преподают этим классам, по
которому у них самая низкая успеваемость. Это будут один или два
предмета.
3. И теперь обратите внимание на преподавателей этих предметов.
Нередко окажется, что оба этих предмета преподаёт один и тот же
человек.
Вот вам и источник невроза, плохого поведения, вопиющих случаев
избиений и даже более серьёзных происшествий в школе.
Замените этого учителя на того, который умеет приводить детей к
пониманию своего предмета, и у вас в школе наступят тишина и
здравомыслие. И это не теория. Это дельный практический совет.
Конечно, бывает так, что ситуация зашла слишком далеко и всё слишком
сильно уже запуталось. Но принцип в любом случае остаётся тем же.
Непонимание и угрозы приводят к неврозам и агрессивному поведению.
У детей это проявляется почти мгновенно. Устраните непонимание, и
исчезнут угрозы, а вместе с ними неврозы и агрессия.
Я уже много раз говорила, что школьные проблемы можно решить в
рамках самой школы и системы преподавания. И никакие
психологические консультации здесь не помогут. Хотя школьный
психолог, который понял то, что здесь написано, вполне может
вычислить некомпетентного учителя и исправить ситуацию с
психологическим климатом в школе, причём значительно.
Я вспоминаю наших школьных учителей. Сколько сил и умения они
вкладывали в свою работу! Как порой вне уроков и обязанностей они
объясняли то, что непонятно. Приводили примеры. Искали объяснения.
Причём старались делать это дружелюбно, с терпением и без попыток
обесценить личность ученика.
Конечно, иногда непонимание простейших вещей триста двадцать пятым
учеником выводило их из себя (люди есть люди), и кое-кто из них мог
поставить «б/о», что означало «без оценки», а также «большой осёл»
или «болван отупевший». Но в этом не было намерения унизить или
уничтожить. Все понимали, что это юмор, потому что сам ученик
понимал, что он не понимает что-то очень простое. И в итоге это не
отбивало желания учиться и не вызывало невроз и ненависть к учителю.
В конце концов всегда учёба приводила к успеху.
Поймите, дети, если они здоровы физически и не голодны, всегда
склонны к здравомыслию на уровне своего возраста. И если они впадают
в невроз или психоз и проявляют признаки умственной отсталости, то
этот невроз и психоз кто-то создаёт! Найдите этого человека и запретите
ему подходить к детям на пушечный выстрел! И жизнь в школе станет
снова приятной и счастливой.

Что ещё может делать поведение ребёнка неадекватным?


Ребёнка могут доводить до истерики другие дети, особенно старшие.
Это бывает и в школе, и в садике, и дома. Старшие братья и сёстры
могут в виде игры или просто так доводить более слабого ребёнка до
истерик. И это надо мягко пресекать. Объясняя старшему ребёнку, что
так делать не следует.
Бывает, конечно, ещё хуже. В моей практике был случай, когда ребёнка
возненавидел учитель начальных классов и даже начал настраивать
коллег против этого ребёнка и его родителей.
Это дурдом! Этот учитель, очевидно, сам в психозе. Как его пустили к
детям? Но тем не менее он намеренно доводил этого ребёнка до
истерик. Ребёнок в школе держался как мог, а дома приходил в
состояние острого психоза после таких «уроков».
И да, ребёнка уже наблюдали психолог и невролог, и оба настойчиво
направляли его к психиатру, поскольку «беспричинные» симптомы
психоза были налицо.
И что? Как решилась ситуация? Банально просто. Мы посоветовали
перевести этого ребёнка в другую школу, подальше от этого идиота,
считающего себя учителем.
Это было непростым решением, но ребёнка перевели в другую школу,
где не было ненавидящего его преподавателя, а работали нормальные и
адекватные люди, умеющие довести до понимания свои предметы. И
всё. И невроз, и психоз, и тупость на уроках исчезли. Ребёнок стал
нормальным без психиатрии.
Каковы ещё причины детского психоза?
Повторюсь, поскольку это очень важно знать, учитывая популярность
таких назначений у неврологов. Ребёнок может по совету невролога или
психолога принимать ноотропные препараты, которые практически
всегда вызывают неадекватное агрессивное поведение.
У нас был интересный случай. Папа одного из детей, который узнал о
таком эффекте ноотропных препаратов из моего видео, решил
попробовать таблетки, которые прописал невролог его сыну четырёх лет.
Причём он пробовал ту же дозу, что принимал его сын.
И в течение дня он почувствовал, что стал крайне раздражительным.
Агрессия нарастала так, что её было довольно сложно контролировать.
Когда он прекратил приём «детской дозы», то агрессия «волшебным
образом» прошла.
Стало ясно, что сумасшедшее агрессивное поведение его ребёнка было
вызвано не психозом, а ноотропным препаратом, назначенным ему
неврологом. И да, когда ребёнку перестали его давать, ребёнок стал
нормальным. Когда папа пришёл к врачу и сообщил ему об этом
эффекте, врач отмахнулся от него.
А что происходит, если не знать этого действия ноотропов?
Сейчас есть такое поветрие, идея которого заключается в «прокачке
мозга». Учитывая уровень знаний некоторых адептов этой тенденции,
там действительно без прокачки мозга не обойтись. Сложно жить без
мозгов. Вот они и экспериментируют с ноотропными препаратами, чтобы
улучшить мышление. Идея фильма «Области тьмы» многим не даёт
покоя.
Вообще идея того, что вместо обучения, получения образования, чтения
книг, прохождения практик и стажировок можно просто принять таблетку
и стать умным, становится очень популярной. Так легче. Но лёгкий путь
не ведёт к суперграмотности. Он ведёт к психозу и слабоумию.
Ребёнок плохо успевает в школе. Ему назначают ноотропные препараты,
чтобы «улучшить работу мозга». Это приводит к растущей
неконтролируемой агрессии. И что? Дальше этого агрессивного, этого
неуправляемого, этого сумасшедшего ребёнка отправляют к психиатру в
психиатрический застенок! Куда ещё таких? И затем ему прописывают
нейролептик, а то и десяток нейролептиков, и вот вам обдолбанный
нейролептиками овощ. Который, конечно, уже не агрессивный, но и, как
бы так сказать, «не вполне живой».
Но он не был «психически больным». Вероятно, он сначала столкнулся с
учителем, который не потрудился понятно объяснить предмет.
Разумеется, он начал проявлять неспособность к пониманию предмета
или нескольких предметов, которые преподаёт этот учитель. Далее для
улучшения когнитивных функций ему прописали ноотропный препарат, и
всё покатилось под гору.
Смотреть надо на результат действия, а не на мнения и не на
предположения. Если действие, такое как приём ноотропного препарата,
вызывает агрессию и не улучшает понимание, то это неверное решение.
Это всё на самом деле указывает на непрофессионализм со стороны и
невролога, и психиатра. Нельзя не знать и не учитывать влияние на
психику и поведение препаратов, которые вы назначаете. Нельзя
ставить диагноз и делать назначения, не учитывая уже принимаемые
препараты и особенно их побочные эффекты, способные изменить
психическое состояние человека.
Ну и, разумеется, физические болезни.
Ребёнок может просто болеть, например токсокарозом или
трихинеллёзом, отчего он будет время от времени проявлять вполне
реальное и очевидное безумие.
Понимаете, внешне он будет полностью адекватным и даже умным и
хорошо успевающим по предметам, но ненависть, которая исходит от
такого ребёнка, порой бывает поразительной. Так что ни у кого не
возникает ни малейших сомнений, что он сумасшедший или в него
вселился дьявол.
Вселился. Но не дьявол, а паразит, который, возможно, пожирает его
мозг. Когда кто-то или что-то жрёт ваш мозг, быть тихим, добрым и
адекватным невозможно.
Просто представьте, что вне зависимости от вашего желания в голове
появляется ощущение, что там кто-то шевелится и ползает. От одного
этого ощущения можно сойти с ума. Не говоря уже о наносимом ущербе.
Есть и более банальная причина детского психоза, на которую
практически не обращают внимания, но которая является одной из
самых распространённых.
Ребёнок может быть просто голодным.
В современных детских садах и школах, увы, не уделяют этому аспекту
жизнедеятельности достаточного внимания.
Как некоторые учителя, которые считают, что дети понимают слова,
термины и речь в целом по факту рождения, и посему не заботятся
разъяснять до полного понимания то, чему они обучают, так и некоторые
администраторы от образования, видимо, считают, что дети берут силы
на учёбу и жизнедеятельность из воздуха или питаются тайными
тонкими энергиями. Они совершенно не заботятся о том, что детям
требуется полноценное, разнообразное и достаточное питание, чтобы,
во-первых, расти, во-вторых, вообще поддерживать свою
жизнеспособность, в-третьих, не впадать в голодную или авитаминозную
астению, в-четвёртых, оставаться спокойными и рассудительными в
соответствии с возрастом, и в-пятых, иметь силы на усвоение знаний.
Это не какая-то суперсложная задача. Просто питания должно быть
достаточно. И дети в школе должны иметь помимо завтрака и обеда ещё
и нечто вроде шведского стола, куда любой из них может подойти на
перемене. И если ему хочется есть, то поесть дополнительно. Причём
«шведский стол» должен состоять не из печенья и конфет, а из
бутербродов с колбасой или с мясом, с зеленью. То есть перекусы тоже
должны быть питательными.
И, дорогие чиновники, не надо рассказывать, как в нашем «бедном»
государстве нет денег, чтобы кормить детей. Постыдитесь, вообще!
Ни для кого не секрет, что голод очень быстро вызывает невроз и
астению. Попробуйте на работе, когда от вас требуются действия,
требуется мыслительная деятельность, учёба и принятие решений, не
пойти на обед. Позавтракайте, но не обедайте.
И через некоторое время мысли замедлятся и мышление станет
тяжёлым процессом. Вы начнёте ошибаться. Память начнёт работать с
задержками, выдавая информацию, даже такую, которую вы очень
хорошо знаете, не сразу, а через несколько минут. Непонимание своё и
окружающих, некоторые звуки или повторяющиеся ритмы начинают вас
раздражать. Вы чувствуете вялость. Когда кто-то пытается вам
рассказать что-то важное, что вы должны понять и запомнить, вы
начинаете проявлять раздражительность и тупость.
«Батарейка кончилась». Надо срочно идти есть. Но даже это может не
сработать, если астения длилась довольно долго, пару часов например.
Тогда после еды не наступает бодрость. Наступает ещё большая
вялость. И восстановить мышление и нормальные психические реакции
получается только на следующий день.
А если такой режим длится годами, то к этому прибавляются
гормональные и нервные нарушения, и на восстановление нормального
состояния могут потребоваться месяцы и даже годы.
И при этом вам не надо расти. Ваш организм уже сформирован. Ему
надо только поддерживать жизнь и здоровье.
И вот дети, которым помимо всего ещё и тело своё надо выращивать.
И им дают какую-то тощую кашу и котлетку, наполовину состоящую из
хлеба и муки. И что мы ждём от таких детей? Гениальных рассуждений и
спокойствия? Нет. Мы получаем СДВГ.
Тот самый любимый некоторыми учителями, которые не умеют учить, и
психиатрами, не умеющими лечить, синдром дефицита внимания и
гиперактивности.
На уроке не слушает, отвлекается, на переменах бегает и дерётся. Вот
вам и дефицит внимания и гиперактивность. Состряпать «диагноз» –
дважды два!
Но только это ложь. Создание пожизненных клиентов
наркофармацевтического бизнеса. Думаете, чем «лечат» детей от
СДВГ? Синтетическим аналогом кокаина. Какая прелесть! А вы думали –
чем-то, что улучшает мозговую деятельность? Не будьте наивны. Тем
более что у этих детей с мозговой деятельностью всё в порядке.
Конечно, под кокаином гиперактивность исчезает. Вот только ни
внимания, ни ума не добавляется. И более того, резко возрастает
предрасположенность к наркомании. В дальнейшем такому
«вылеченному» ребёнку будет достаточно одной дозы любого иного
наркотика, чтобы сразу стать наркозависимым. Привет родителям!
Можете почитать в интернете истории семей, где ребёнок оказался
наркоманом. Воровство денег, вынос вещей, скандалы и битьё посуды –
это в общем-то мелочь. Такие дети нередко убивают своих родителей и
членов семьи в припадке синдрома отмены, когда им срочно нужна доза.
В моей практике я регулярно сталкиваюсь с тем, что детей не кормят как
следует в детских садах и в школах. Я знала частный детский садик, в
котором дети находились с утра до вечера, их кормили два раза в день
овсянкой! И всё!
Как я узнала об этом детском садике? Ко мне обратились родители, у
которых был ребёнок «полный псих» и плохо развивался. Агрессивный,
невнимательный и гиперактивный. Бил маму, бил папу в свои 4 года. И
всё казалось беспросветным.
Я посоветовала, забирая из садика, давать этому ребёнку варёную или
жареную куриную ножку. И о чудо!!! Ребёнок стал спокойным, перестал
бить маму и папу и даже начал улыбаться, чего не было уже очень
давно.
А потом выяснилось, что в этом садике, которому подходит название
«Счастливое детство в Освенициме», у всех детей и родителей такая же
проблема. Все дети – агрессивные и неуравновешенные. Вот тут и
выяснилось, что руководство садика с целью извлечения
дополнительной прибыли кормило детей всего два раза в день и
совершенно пустой кашей!
Были другие случаи. Не все дети едят всё, что им дадут. Есть дети очень
избирательные в питании. Что поделать, у всех свои особенности. А
также бывает, что пищу в детских садах и школах готовят настолько
невкусно, что часть детей её может съесть, а часть без тошноты даже
смотреть на неё не может.
Также не стоит забывать, что сейчас никто не знает, что одним из
проявлений пеллагры (авитаминоза никотиновой кислоты) является
снижение вкусовых ощущений. Еда приобретает для такого человека
вкус ваты. И ребёнка с пеллагрой накормить – большая проблема. Но в
этом-то и кроется опасность. Пеллагра может привести к смерти так же,
как и голод. И то и другое, особенно в сочетании, всегда вызывают
психоз.
И вот жил ребёнок. Совершенно сумасшедший. Демонстрировавший в
садике агрессию и умственную отсталость, гиперактивность и дефицит
внимания. При этом дома вполне понимал речь и имел неплохую память.
Конкретно в этом случае выяснилось, что то, что варили в его детском
садике, он не мог есть. И никого из воспитателей ситуация с тем, что у
них ребёнок целый день в течение нескольких месяцев вообще ничего не
ест, никак не озаботила! Хладнокровие, как у администрации концлагеря.
Создавалось странное впечатление, что это какой-то особенный
ребёнок, который может существовать без пищи. Правда, он постоянно
находился в психозе и проявлял умственную отсталость. Но проблема
была в невкусной еде и в наплевательском отношении воспитателей к
детям.
Когда папа начал ходить с этим несчастным ребёнком в небольшой
ресторанчик, где покупал ему шашлык, ребёнок проявил дикий аппетит.
И вкусную пищу принимал без каких-либо проблем. И практически сразу
состояние этого ребёнка начало улучшаться.
К несчастью, таких случаев довольно много. И в каждом из них уже
стояла толпа «знатоков» психиатрии из числа учителей географии и
школьного «парапсихолога», которые «увидели» в ребёнке болезнь
нематериального органа – души. И настоятельно, а порой и с угрозами
давили на родителей, чтобы те отвели своё «недоделанное» дитя к
психиатру.
И что ему назначит психиатр? Улучшение преподавания? Устранение из
его ближайшего окружения детей, которые его доводят до истерик?
Отменит ему ноотропные препараты? Займётся диагностированием и
лечением от паразитов? Кинется в школу или садик проверять, как его
кормят?
Нет. Он даже разбираться не будет и назначит этому ребёнку либо
нейролептики, либо антидепрессанты.
А вот эффект отмены этих веществ как раз и вызывает психоз и
безудержную агрессию вплоть до насилия и совершения самоубийства
или даже убийства. Все американские школьники-«стрелки» проходили
лечение антидепрессантами у психиатра. И начинали стрельбу после
«успешного излечения».
Примечателен случай, который произошёл в Москве в 2000-х годах.
В то время был осуждён один преступник за факт мошенничества.
Случай рядовой, примитивный и никому не заметный. Он стал заметным
через некоторое время.
Я уж точно не знаю, сам он по своей наивности захотел откосить от
тюрьмы, прикинувшись придурком, или это суд по каким-то своим
соображениям решил проверить его на вменяемость. Но в итоге его
отправили не в тюрьму, а в принудительную психиатрию. «Полечиться».
Всякий, кто думает, что через психушку может избежать тюрьмы, –
беспросветно глуп. Из тюрьмы можно выйти. Из психиатрии выйти
нельзя никогда. Став пациентом психиатрии, не говоря уже о
принудительной психиатрии, вы больше совсем не принадлежите себе.
Ваше тело теперь контейнер для освоения фармацевтического бюджета,
куда будет вкалываться и всовываться оплаченная из госбюджета
фармацевтическая продукция. И попробуйте воспрепятствовать! Сразу
узнаете, кому принадлежат ваше тело и жизнь. Вы – психиатрическая
собственность. Предмет. Вещь, если хотите. И вас кормят и не убивают
сразу только потому, что вы приносите доход. Ваши тела помогают
осваивать бюджет.
Но суть не в этом. Примечателен факт, что через некоторое время
случился фантастический случай «исцеления» этого преступника.
Фантастический, потому что в современной психиатрии излечений не
бывает.
Сложно сказать, к какой психической болезни отнести мошенничество.
Но видимо, в той психиатрической больнице это знали. И возможно, от
мошенничества его и вылечили.
Потому что в день, когда его выписали из больницы как
«выздоровевшего», он зарезал трёх человек.
Ушёл в психушку мошенником, вышел серийным убийцей.
Вот эффект современной наркофармацевтической психиатрии.
И это опять-таки не редкий случай. Если просмотреть новости об
убийствах, совершённых пациентами психиатрии, то выходит длинный
список ужасов.
Психиатрия не только не исцеляет и не приводит к здравомыслию. Её
действия ухудшают состояние пациентов так, что они становятся ещё
более агрессивными и способными уже на убийство.

Психиатрическая наркофарма
Что такое фармацевтический бизнес?
Это важный сегмент в области здравоохранения. Фармацевтика даёт
врачу инструменты для работы.
Поскольку это ещё и бизнес, то у него появляются иные, более важные
цели деятельности, нежели просто обеспечение медицины всеми
необходимыми препаратами.
Первая, и главная, задача руководства фармкомпании – обеспечение
определённого уровня прибыли для держателей акций.
Исполнительное руководство, разумеется, учитывает потребности
рынка. Но понятия «рынок» и «медицина» не равнозначны. Это не одно и
то же.
Фармкомпании получают тысячи процентов на вложенные инвестиции. У
современных фармацевтических препаратов, как правило,
себестоимость в сотни раз ниже оптовой цены.
Существует правило, что, сколько человеку ни давай денег, он всегда
будет стараться потратить больше, чем зарабатывает. А значит, ему
всегда будет не хватать денег. И владельцы фармкомпаний не
исключение из этого правила.
Медицина как рынок становится для них слишком узкой, требующей
больших вложений в исследования и апробацию.
Почему? Потому что медицина – это реальная область знаний,
требующая соответствующего подхода.
И тут на помощь фармацевтическим кошелькам приходит современная
психиатрия.
Поскольку в ней на сегодняшний день из медицинской составляющей
остались только белые халаты и кареты «Скорой помощи», при этом
напрочь исчезли обследования, физические исследования, поиск
физических причин психозов (которые ещё были известны советской
психиатрии) и вообще какая-либо доказательность диагнозов, то она
превратилась в широчайшее поле для фармацевтического мусора. Но
мусора прибыльного.
Что такое диагноз психиатра в наши дни?
Всего лишь мнение.
Ничем не подкреплённое мнение, если только диплом психиатра не
считать достаточным основанием для подтверждения диагноза у
пациента.
На Западе в середине двухтысячных годов некоторые общественные
группы провели интересный эксперимент, доказывающий отсутствие
научности и медицинских принципов в психиатрических «диагнозах».
Один и тот же человек побывал на приёме у десятка психиатров. Он
жаловался им на проблемы с психикой и всем называл одни и те же
симптомы, которые для чистоты эксперимента были заранее написаны
на бумаге и выучены им наизусть.
«Пациент» ходил на приём к этим докторам со скрытой камерой. И что?
Все психиатры поставили ему разные диагнозы и назначили разные
препараты!
Видеоотчёт об этом эксперименте был шикарной комедией!
Вот так всё просто! Вы приходите к врачу, он вас недолго слушает и
сразу ставит однозначный «диагноз» и прописывает «лечение». Ни
обследований! Ни истории жизни последних лет! Ни сбора анамнеза! Ни
вопросов о питании и об условиях жизни! Никаких вопросов о состоянии
здоровья вообще! Даже не было вопросов о том, есть ли рядом с
пациентом кто-то, кто намеренно унижает и подавляет его или создаёт
невыносимую обстановку для жизни и работы!
Это что – наука? Это что – медицина? Это даже не знахарство. Это
псевдонаучное широкомасштабное шарлатанство.
Никто из этих, с позволения сказать, «врачей», не начал разбираться в
случае этого «пациента». Никто не стал искать физическую патологию.
Никто не послал его на обследование органов, дисфункции которых
могут вызывать неврозы и психозы, никто не спросил, какие препараты
принимал этот человек.
И никто, таким образом, не распознал в нём шутника! Вот вам и знатоки
человеческой природы!
Все послушали, с умным видом поставили ничего не значащий диагноз и
назначили таблетки, которые ничего не лечат. Но получили деньги с его
страховки за приём и вознаграждение от фармкомпании за выписанный
рецепт.
Чем это выгодно фармкомпаниям? Широтой ненаучного и шарлатанского
рынка. Она безгранична!
От психических расстройств как от «злых духов» можно разработать
миллион препаратов. Будут ли они влиять на духов, неизвестно.
Поскольку наличие злых духов наука ещё не доказала. Как она не
доказала наличие души и наличие существующего отдельно от тела
такого явления, как «психика». Но если эти препараты будут обладать
наркотическим эффектом, то определённо они будут иметь успех. Во-
первых, потому, что они вызывают эйфорию или успокоение, а во-
вторых, потому, что они вызывают зависимость. И если клиент не примет
таблеточку от «духов», то те скрутят его так, что мало не покажется.
Правда, это будет не действием «духов», а синдромом отмены
психиатрического фармпрепарата. Но эти детали будут утаены от
пациента.
Болезни нематериального органа «душа» совершенно равнозначны
болезням, вызванным «злыми духами».
И вот в сфере психиатрии появляется огромный рынок, который
наполняется таблетками, «лечащими душу» пациента.
Нейролептики, антидепрессанты, успокоительные и весь спектр
синтетических аналогов нелегальных уличных наркотиков.
Что они делают? Ничего. Ничего хорошего.
Мы знаем, что одним из самых прибыльных видов бизнеса является
наркоторговля. С ней борются правительства, полицейские и даже
армейские подразделения всего мира. Или почти всего мира.
Нелегальная наркоторговля очень опасна на всех уровнях для тех, кто
ею занимается. От боссов до уличных дилеров.
Однако уровень доходов настолько велик, что люди готовы идти на риск
ради таких денег.
Фармацевтические компании поступили умнее. Они сделали
наркоторговлю легальной.
Зачем скрываться от полиции и государства, когда можно всё
зарегистрировать официально? С продажи можно платить налоги. Всё
сертифицировано, одобрено соответствующими министерствами. И
полиция не имеет к тебе никаких претензий. И не нужно давать взятки
полицейским чинам, поскольку полицейский бюджет наполняется
налогами от твоей законной наркоторговли.
И теперь ты – не наркоторговец: преступник и отброс общества. Ты –
уважаемый бизнесмен, который создаёт лекарства для людей! И доходы
твои, поскольку тебе не надо прятаться, во много раз выше доходов
любого самого крупного наркокартеля!
Тебе не надо скрываться. Государственным людям не нужно утаивать
знакомство с тобой. Все двери высшего общества для тебя открыты.
Ведь ты торгуешь лекарствами (от злых духов)!
Понятно, что через медицину наладить сбыт наркотиков сложновато. Но
через психиатрию – область, в которой диагнозы ничем не подкреплены
и в действительности ничего не значат – это сделать элементарно.
Никаких барьеров и заслонов. Система поощрения дилеров на разных
уровнях практически идентична нелегальной наркоторговле. Зато товар
ни на одном этапе ничем не разбавляется, то есть поступает конечному
потребителю идеально чистым.
Мне много раз возражали коллеги, заявляя, что нейролептики и
антидепрессанты не являются наркотиками.
Это всё пустая болтовня. Уж простите. Давайте рассмотрим сходные
черты наркотиков и психиатрических препаратов.
Наркотики: разрушают здоровье, приводят к блокированию нервной
системы, искажают движение нервных импульсов, вызывают
зависимость, вызывают эйфорию, вызывают чувство благополучия,
вызывают одеревенение чувств, вызывают слабоумие.
Психиатрические препараты: разрушают здоровье (в побочных эффектах
нарушение работы эндокринной системы, диабет и даже внезапная
смерть), приводят к блокированию нервной системы (их называют
химическая смирительная рубашка), искажают движение нервных
импульсов (и это доходит до поздней дискинезии), вызывают
зависимость (ещё бы!), вызывают эйфорию (у многих антидепрессантов
и, как нас теперь просветили уличные наркоманы, нейролептиков есть
этот эффект), вызывают чувство благополучия (это факт, особенно в
начале приёма), вызывают одеревенение чувств (это наступает через
некоторое время после чувства благополучия), вызывают слабоумие.
И в чём разница? В химической формуле? В названии? В том, что это не
курят и не нюхают, а принимают в виде таблетки?
Эффект для пациента идентичен.
Мне в своей работе приходилось сталкиваться с тем, что некоторые
психиатры люто ненавидят своих пациентов, особенно наркоманов,
которые обратились к ним за помощью.
Я не знаю почему. Или им надоела работа, или сам доктор впал в
острый психоз. Некоторые из таких, с позволения сказать «врачей», в
медицинских закрытых группах прямо высказываются, что наркоманов и
психов надо травить до смерти нейролептиками. И в качестве довода
говорят, что это неисправимые уроды, а порой используют фашистские
заявления, что это «жизнь, недостойная жизни».
Тут понимаешь, что знаменитая фраза доктора Лектера из фильма
«Молчание ягнят», сказанная в отношении его покойного пациента
Бенджамина Распейла, который страдал всего лишь маниакально-
депрессивным психозом: «Смерть для него была лучшим выходом,
поскольку терапия ему всё равно не помогала», не звучит так уж дико в
среде психиатров.
Шутка о том, что в психушке психом считается тот, у кого нет диплома
психиатра, не лишена смысла. Совсем не лишена.
Во всяком случае, принудительные оргии с пациентами они устраивают.
У нас были свидетельства об этом от пациентов и от младшего
медицинского персонала, причём больших и «уважаемых» дурдомов
Санкт-Петербурга и Москвы, а также других городов.
И порой «элита» психиатрии в виде главных врачей психиатрических
лечебниц помимо официальной наркоторговли опускается до
сотрудничества с бандитами, становясь важной, а порой и ключевой
частью криминальной цепочки. Но об этом чуть позже.

«Дурдом» в медицине
Со временем и психиатрия стала для фармкомпаний слишком узкой. И
беспринципность, граничащая с преступлением, начинает искать всё
более прибыльные рынки сбыта.
Нельзя сказать, что это деятельность только менеджеров по продажам
фармацевтических компаний. Надо понимать, что фармбизнес имеет
основной доход из государственных бюджетов.
А значит, на их продукцию, которая делает людей апатичными, есть
спрос на самом высоком уровне.
Население, состоящее из индивидуумов, имеющих собственное мнение
и могущих активно действовать, порой сильно пугает некоторых
правителей.
Свободные люди могут действовать и могут отказаться подчиняться в
случае, если они не согласны с решениями власти или не понимают,
почему принимаются те или иные решения.
А поскольку современные правители большинства стран не всегда
отличаются честностью и искренним служением народу, то некоторым из
них есть что скрывать.
Каков механизм того, чтобы из свободных людей сделать зависимых и,
главное, апатично бездействующих и легко управляемых?
Во-первых, лишить их образования. Уровень образования падает по
всему миру. И это не нечто, что происходит само по себе. Над
ухудшением образования трудятся многие правительства и их
институты. И разумеется, своих детей они учат там, где хорошее
образование ещё можно получить.
Люди, образованные и способные размышлять и выносить суждение,
опасны. Потому что они свободны. И их трудно обмануть. Ими трудно
манипулировать.
Люди же, которых не учили думать, а дрессировали, как попугаев,
отвечать на вопросы ЕГЭ, не могут свободно думать. Манипулировать
ими просто, как дважды два!
Те, кто не согласен с этим утверждением, может провести в отношении
самого себя простой опыт. Возьмите пару учебников из разных областей
знаний. Ну, к примеру, учебник по банковскому делу и учебник по
психологии.
И попробуйте изучать первый учебник с целью понимания и применения,
особенно применения, а второй с целью сдать экзамен. Не тратьте на
это месяц. На эксперимент достаточно одного-двух часов.
И если вы делаете это честно, то обнаружите, что предмет, который вы
изучаете ради применения и понимания, не изучается быстро. Каждый
абзац, который вы читаете и пытаетесь понять, а главное, применить в
своей жизни и деятельности, вне зависимости от того, являетесь вы
сотрудником банка или нет, начинает вызывать у вас образы ситуаций,
которые вы не понимали и решений для которых у вас не было. Теперь
вы знаете, как применить эти данные в жизни в отношении банков и их
услуг и в отношении собственных финансов, вы в состоянии оценивать
данные, видеть то, что применимо, а что является глупым или
нелогичным.
Однако также вы обнаружите, что предмет, который вы изучаете ради
сдачи экзамена, перестаёт быть оцениваемым. Вы не изучаете и не
анализируете. Вы не ищете отсутствия логики и не обращаете внимания
на неприменимые данные или на данные, применение которых выглядит
как минимум глупо. Вы просто заучиваете даты, название
психологических школ, имена их основателей и суть их психологических
теорий.
Вы совершенно теряете из виду то, что весь текст учебников по
психологии (по крайней мере тех, что были у меня) изобилует словами
«теория», «гипотеза», «до сих пор не получены подтверждения»,
«Скиннер предполагал», «некоторые считают», «эксперименты точно не
доказали» и тому подобные вещи. Ваша задача просто всё выучить,
точнее, запомнить и донести свою память до экзаменатора. От вас не
требуется думать об этом предмете. Да вы и не сможете. Вам некогда
размышлять. Вы должны всё выучить к экзамену!
Таким образом, человека с детства учат не мыслить, а, как попугай,
повторять. И таким людям не нужно объяснять и приводить доводы,
доказательства и аргументы. Достаточно, чтобы в информационных
сообщениях регулярно появлялись слова «это делается на благо
народа», «это улучшит жизнь», «у нас лучшее в мире правительство»,
«мы живём в лучшей стране». И разум, который не привык сопоставлять
данные и анализировать, будет принимать, как под гипнозом, что всё,
что делается «лучшим в мире» правительством в «лучшей» стране,
делается «на благо народа». А что именно делается и к чему это
приведёт, это уже не анализируется.
Это действие на перспективу. Чтобы в ближайшие 20–30 лет в стране
остались люди исключительно вот с таким шаблоном мышления.
Что же делается для того, чтобы те, кто уже получил образование, стал
неактивен и рабски послушен?
Есть такая вещь, как интроверсия. Это состояние, когда внимание
человека направлено внутрь своего разума, эмоций и воспоминаний. Это
когда человек поглощён проблемами и болью. Боль – это фактор,
который быстрее всего и больше всего поглощает внимание человека,
так что даже просто напоминание о ней приковывает к себе внимание.
Вспомните правило «хорошая новость – это плохая новость». Потому
современные СМИ так любят освещать убийства и катастрофы. Это
приковывает внимание к их новостям, а значит, рейтинг будет высоким и
люди будут смотреть оплаченную рекламу.
Как сделать так, чтобы люди целого государства перестали
интересоваться делами правительства, чтобы оно могло делать всё, что
захочет?
Помимо уничтожения образования такое правительство уничтожает
медицину и позволяет разгуляться наркоторговле.
Если не согласны, посмотрите на отсталые страны Африки, которыми
правят диктаторы и преступники. В них нет доступного образования, в
них нет медицины, и в них распространена наркоторговля.
К чему приводит уничтожение медицины? К страданиям. Люди
испытывают боль от своих болезней, а также они становятся очень
заняты помощью больным родственникам. Им не до политики. Жизнь с
постоянной болью ужасна. Но самое важное в этом то, что внимание
человека направлено на боль и переживания, а не на окружающую
действительность. Это плотная пелена на глазах и вообще на
способности понимать и анализировать. Внимания такого человека
хватает только на то, где взять деньги на еду и на жильё. И это в лучшем
случае.
Наркотики легальные психиатрические или нелегальные делают то же
самое. Сознание отравленного человека плотно затуманено. Такой
человек не способен на понимание происходящего и не может оказывать
организованный протест.
К несчастью, опыт Африки всё больше кажется привлекательным для
правителей стран, считающих себя цивилизованными.
Но поскольку на руинах развитой цивилизации нельзя сразу действовать
примитивно, то этому придают научность и некоторый социальный лоск.
Что такое проблема «душевной болезни» и «лечения души»?
Это то положение дел, когда не нужно искать. Когда не нужны знания.
Когда не нужны наблюдения. Когда не нужно думать и разбираться
(кроме как в бланках отчётности для получения денег из цепких рук
страховых компаний).
Не нужно даже разбираться в методах лечения, поскольку нечего лечить.
Душа, как известно, объект нематериальный, поэтому можно прописать
любую психиатрическую таблетку практически с идентичным
результатом, точнее, его полным отсутствием для улучшения здоровья
пациента, и при этом имея вполне определённый наркотический или
притупляющий восприятия и реакции эффект.
Эффективность в лечении – это наличие результата.
Результат – это не ощущения пациента и не побочные эффекты
препарата. Результат – это полное излечение, восстановление
трудоспособности так, что неоптимальное состояние к пациенту не
возвращается, притом что медицинское или медикаментозное
воздействие прекращено.
А этого как раз в психиатрии и не бывает.
Самое порочное, что такой подход развращает медицину в целом. Это
ведёт к её полной деградации. Это как раковая опухоль, которая
начинает разрушать один орган тела, а затем прорастает метастазами в
другие части организма, убивая его целиком.
Психическая составляющая здоровья – это наименее изученный аспект
медицины. Точнее, аспект, который из-за появления отдельной
специализации, психиатрии, не связывают с физическим состоянием
пациента.
Это так же, как если бы был врач по насморку отдельно, по кашлю
отдельно, а по высокой температуре отдельно. И каждый занимался бы
только устранением профильной симптоматики. Первый лечил бы от
насморка, второй от кашля, третий активно прописывал бы
жаропонижающие. И никто из них так и не задумался бы над тем, что это
симптомы, указывающие на одно-единственное заболевание, такое как
грипп, например.
Это примитивный пример. В медицине такое бывает, когда вместо
анализа всех симптомов и нахождения причины – настоящего
заболевания, некоторые врачи в рамках своей компетенции, начинают
просто бороться с симптомами. Если в медицине это бывает время от
времени, то в случае с психиатрией, это все 100 % случаев.
Порой проявлением болезни являются только плохое эмоциональное
состояние и некоторые неприятные ощущения в некоторых органах. И
когда врачу лень разбираться, он прописывает обезболивающие и
успокоительные. Но это не лечение!
Это очень простой выход, и главное – соответствующий стандартам.
И вот, помимо психиатров, большое за это «спасибо» Минздраву,
нейролептики и антидепрессанты начинают прописывать направо и
налево неврологи, терапевты, педиатры, хирурги, акушеры и
представители прочих медицинских специализаций.
Тут срабатывает механизм тупого упрощения. Он всегда срабатывает,
когда представителей какой-то отрасли подавляют, унижают и платят
гроши, угрожают увольнением или даже тюрьмой.
Люди, которым показывают, что они ничтожества и при этом угрожают им
за то, что они делают, склонны к снижению интеллекта и активности.
Склонны к снижению энтузиазма.
В состоянии такого раздавливающего стресса врач склонен не
наблюдать, не искать и не думать. И тут ему «на помощь» прибегает
представитель наркофармы, который предлагает «решение» для всех
проблем и врача, и пациента.
Это всё выливается в то, что, если у пациента что-то болит, – дадим ему
обезболивающее, и на этом лечение закончилось. На практике это имеет
несколько более сложную форму, но суть именно такая.
Ни поиска того, что болит, ни поиска причины, ни отслеживания
динамики, ни, разумеется, излечения. И повезёт тому пациенту, у
которого само заживёт. И не повезёт тому, у кого начнутся вторичные
болезни, психоз, которые в итоге приведут ксмерти.
Полностью деморализованный врач будет поступать именно таким
образом.
Деморализованный учитель тоже.
Боевой дух создаётся хорошим доходом, уважением и гарантией
хорошего будущего. И тогда человек – а врач тоже человек – будет
испытывать энтузиазм, искать и стараться вылечить пациента.
Но это не выгодно ни госбюджету, ни фармацевтическим фирмам.
Это выгодно учителям, врачам и пациентам. То есть народу.
Опять-таки госбюджет не имеет права оперировать понятиями
выгодности в таких вопросах, поскольку правительство не коммерческая
фирма, а управление государством. Бюджет не собственность
министров, это деньги граждан, принудительно с них собранные. И
министерская должность – не вид элитной проституции, где за взятку
можно организовывать сбыт любых ядов и наркотиков населению.

Можно в качестве примера описанного выше отношения к состоянию и


лечению пациентов привести один случай.
К нам обратилась женщина, которая недавно перенесла тяжёлый грипп.
Увы, болезнь не прошла гладко и бесследно: у пациентки начались
частые головокружения и периодически начало очень неприятно
стрелять в ухе.
Она пошла к неврологу. И невролог прописала ей препарат «Лирика»!
Это ни много ни мало противоэпилептическое средство!!!
По силе воздействия противоэпилептические препараты порой
превосходят нейролептики.
Эта женщина имела опыт приёма психиатрических препаратов. Она
мужественно смогла отказаться от их приёма, хотя это было крайне
непросто. На отказ от антидепрессанта у неё ушло несколько месяцев.
Она очень хорошо знала на собственном опыте, насколько невыносимой
становится жизнь, когда вынужден принимать психоактивные вещества,
от приёма которых нельзя отказаться. И насколько трудным является
процесс отказа от приёма таких веществ.
Разумеется, она указала неврологу на недопустимость такого
назначения. Зачем принимать человеку без эпилепсии
противоэпилептический препарат? Где поиск причины состояния? Где
настоящий диагноз, который даст ответ на причину головокружений и
неприятных ощущений в ухе?
Ответ был преисполнен научности, логичности и здравомыслия!
Невролог сказала ей: «Это же детская таблеточка! Что вы волнуетесь?
Никому от неё ещё хуже не стало».
Ничего себе «детская таблеточка»! Давайте просто посмотрим, что за
таблеточки предлагается попить людям с головокружениями и детям.
Вот список побочных эффектов из инструкции к этому препарату.
Инфекции и инвазии: нечасто – назофарингит (который, кстати, может
вызывать боль и «стреляние» в ушах).
Со стороны системы крови и лимфатической системы: редко –
нейтропения (угрожающее жизни состояние, внезапно и остро
развивающееся из-за снижения числа циркулирующих в крови
нейтрофилов).
Нарушения метаболизма и питания: часто – повышение аппетита;
нечасто – анорексия, гипогликемия.
Психические расстройства: часто – эйфория, спутанность сознания,
снижение или увеличение либидо, раздражительность, усиление
бессонницы, бессонница, дезориентация; нечасто – деперсонализация,
аноргазмия, беспокойство, депрессия, ажитация, лабильность
настроения, подавленное настроение, трудности в подборе слов,
галлюцинации, необычные сновидения, панические атаки, апатия; редко
– расторможенность, приподнятое настроение.
Неврологические расстройства: очень часто – головокружение,
сонливость; часто – атаксия (нарушение согласованности движений
различных мышц), нарушение внимания, нарушение координации,
ухудшение памяти, тремор, дизартрия (нарушение произношения
вследствие нарушения иннервации речевого аппарата), парестезия,
нарушение равновесия, амнезия, седация (состояние, когда отсутствует
или снижен уровень сознания и угнетены рефлексы), летаргия; нечасто –
когнитивные расстройства, гипестезия, нистагм (непроизвольные
колебательные движения глаз высокой частоты, порой до нескольких
сотен в минуту), нарушение речи, миоклонические судороги, ослабление
рефлексов, дискинезия (внезапно возникающие непроизвольные
движения в различных группах мышц), психомоторное возбуждение,
постуральное головокружение, гиперестезия (повышенная
чувствительность к чему-либо), потеря вкусовых ощущений, ощущение
жжения на слизистых оболочках и коже, интенционный тремор, ступор,
обморок; редко – гипокинезия, паросмия (расстройство обоняния),
дисграфия (нарушение способности писать слова и тексты).
Со стороны органа зрения: часто – нечеткость зрения, диплопия
(двоится в глазах); нечасто – сужение полей зрения, снижение остроты
зрения, боль в глазах, астенопия (быстрая усталость зрения), а также
сухость в глазах, отечность глаз, повышенное слезотечение; редко –
мелькание искр перед глазами, раздражение глаз, мидриаз (расширение
зрачка, как у наркоманов), осциллопсия (субъективное ощущение
колебания рассматриваемых предметов), нарушение восприятия
зрительной глубины, утрата периферического зрения, косоглазие,
усиление яркости зрительного восприятия.
Со стороны органа слуха и вестибулярного аппарата: часто – вертиго
(головокружение с болью); нечасто – гиперакузия (аномально острый
слух, болезненное восприятие звуков).
Со стороны сердечно-сосудистой системы: нечасто – тахикардия, AV
блокада I степени, приливы крови к лицу, снижение артериального
давления, похолодание конечностей, повышение артериального
давления, гиперемия кожи (повышение числа кровеносных сосудов на
коже); редко – синусовая тахикардия, синусовая аритмия, синусовая
брадикардия.
Со стороны дыхательной системы: нечасто – одышка, кашель, сухость
слизистой оболочки носа; редко – заложенность носа, кровотечение из
носа, ринит, храп, чувство стеснения в глотке.
Со стороны пищеварительной системы: часто – сухость во рту, запор,
рвота, метеоризм, вздутие живота; нечасто – повышенное
слюноотделение, гастроэзофагеальный рефлюкс, гипестезия слизистой
оболочки полости рта; редко – асцит, дисфагия (неспособность глотать
или трудности с глотанием), панкреатит.
Со стороны кожных покровов: нечасто – потливость, папулезная сыпь;
редко холодный пот, крапивница.
Со стороны опорно-двигательного аппарата: нечасто – подергивания
мышц, припухлость суставов, мышечные спазмы, миалгия, артралгия,
боль в спине, боль в конечностях, скованность в мышцах; редко – спазм
шейных мышц, боль в шее, рабдомиолиз (разрушение клеток мышц).
Со стороны мочевыделительной системы: нечасто – дизурия
(проблемы с мочеиспусканием), недержание мочи; редко – олигурия
(уменьшение отделения мочи почками), почечная недостаточность.
Со стороны репродуктивной системы: часто – эректильная дисфункция
(неспособность достичь эрекции); нечасто – задержка эякуляции,
сексуальная дисфункция; редко – аменорея (отсутствие менструаций),
боль в грудных железах, выделения из молочных желез, дисменорея
(болезненные менструации), увеличение молочных желез в объеме (вне
зависимости от пола!).
Прочие: часто – утомляемость, отеки, периферические отёки, чувство
опьянения, нарушение походки; нечасто – астения, падения, жажда,
чувство стеснения в груди, генерализованные отеки, озноб, боль,
патологические ощущения; редко – гипертермия (повышение
температуры тела).
Лабораторные показатели и инструментальные данные: часто –
увеличение массы тела; нечасто – повышение активности АЛТ, КФК
(креатинфосфокиназы), АСТ, снижение числа тромбоцитов; редко –
повышение концентрации глюкозы и креатинина крови, снижение
концентрации калия в крови, снижение массы тела, снижение числа
лейкоцитов в крови.
Эффекты, отмеченные при постмаркетинговом наблюдении
(частота неизвестна).
Неврологические расстройства: головная боль, потеря сознания,
когнитивные нарушения, судороги.
Со стороны пищеварительной системы: редкие случаи отека языка,
тошнота, диарея.
Со стороны кожных покровов: редкие случаи отека лица, зуд, синдром
Стивенса – Джонсона.
Со стороны органа зрения: кератит, потеря зрения.
Со стороны иммунной системы: ангионевротический отек,
аллергические реакции, гиперчувствительность.
Со стороны сердечно-сосудистой системы: хроническая сердечная
недостаточность, удлинение интервала QT.
Со стороны мочевыделительной системы: задержка мочи.
Со стороны дыхательной системы: отек легких.
Со стороны репродуктивной системы: гинекомастия (рост груди как у
женщин, так и у мужчин).
Прочие: повышенная утомляемость.
Интересно, как они пишут, «редкие случаи», хотя сказано, что «частота
неизвестна». Если частота неизвестна, то откуда они знают, что случаи
были редкими? Или это враньё для успокоения клиентов?
Вот и скажите, в здравом уме находится тот невролог, который от
головокружения и «выстрелов» в ухе после перенесённого гриппа
прописывает этот препарат, который тоже вызывает головокружение с
болью, имеет неимоверное количество опаснейших побочных эффектов
и может привести к потере зрения? И она это называет «детской
таблеточкой»! Что же они прописывают детям?
Кто-то спросит: «А что делать?»
Давайте вспомним, что уже сто лет как известно, что вирусные инфекции
приводят к авитаминозам. Особенно сильно к авитаминозу аскорбиновой
кислоты, витамина С. Пропиши пациенту по 300–500 мг витамина С
с каким-нибудь мультивитаминным и мультиминеральным комплексом, и
в течение нескольких дней или пары недель (в зависимости от тяжести
случая) всё само пройдёт. Без вышеописанных побочных эффектов и
угрозы умереть от отёка лёгких или впасть в кому от гипогликемии.
Или вот ещё случай.
Женщине в возрасте 82 лет прописаны три препарата: просульпин –
100 мг, серената – 50 мг и амитриптилин 25 мг в сутки.
Давайте рассмотрим, что же это за расчудесные препараты?
Действующее вещество просульпина – сульпирид. Это нейролептик.
Не будем вдаваться в подробности фармакодинамики, а сразу обратим
внимание на несколько важных моментов, на которые почему-то закрыл
глаза «лечащий» врач.
Первая серьёзная проблема – это то, что действующее вещество
данного препарата, а именно сульпирид, запрещено применять пожилым
людям. 82 года – куда уж более пожилой возраст?
Ещё одно противопоказание – артериальная гипертензия, которая тоже
есть у пациента.
А теперь к списку побочных эффектов сульпирида.
Со стороны нервной системы и органов чувств: головная боль,
головокружение, нарушения сна, сонливость, беспокойство,
раздражительность, возбуждение, пирамидные нарушения,
экстрапирамидный синдром, дискинезия, акатизия, тремор,
непроизвольные движения рта, оральный автоматизм, афазия
(нарушение речи), нарушение остроты зрения.
Со стороны сердечно-сосудистой системы и крови (кроветворение,
гемостаз): ортостатическая гипотензия, повышение артериального
давления, тахикардия.
Со стороны органов ЖКТ: сухость во рту, изжога, тошнота, рвота, запор,
повышение активности печеночных трансаминаз и щелочной фосфотазы
(к чему может привести повышение щелочной фосфотазы? К тетании, а
также к потере прочности костной ткани. Вы слышали о стариках, у
которых от незначительного падения ломается и не срастается шейка
бедра? Вполне возможно, что какой-то «добрый доктор» вот так же
прописал в качестве успокоительного и снотворного препарат
сульпирида или иной нейролептик и обрёк его на мучительное
доживание в лежачем состоянии с дикими болями и ежеминутными
мечтами о смерти).
Со стороны мочеполовой системы: галакторея, гинекомастия,
нарушения менструального цикла, фригидность, импотенция.
Аллергические реакции: кожная сыпь, зуд.
Прочие: злокачественный нейролептический синдром (в т. ч.
гипертермия), увеличение массы тела, потливость, обострение экземы.
Что такое злокачественный нейролептический синдром? Это системный
сбой в работе нервной системы, вызванный отравлением
нейролептиками. Это и лихорадка с повышением температуры, и
спутанность сознания до полного бреда, и проявления отравления, и
проблемы с дыханием, и утрата контроля над двигательными
функциями, и даже кататония. Ну и, разумеется, поскольку нервная
система осуществляет управление органами и процессами
жизнедеятельности, такое состояние смертельно опасно.
За что так бабушку не любим? А, доктор?
Но ведь это не всё. Что такое серената? (Как ни дурацкое название, так
антидепрессант.)
Действующее вещество следующего препарата, который назначили этой
бабушке, – это антидепрессант сертралин.
Давайте теперь почитаем списочек его побочных эффектов.
Со стороны нервной системы и органов чувств: сонливость,
головокружение, головная боль, инсомния (то есть бессонница),
спутанность сознания, амнезия, атаксия, дискоординация, гипер- и
парестезии, гиперкинезы, гипо- и дискинезия, экстрапирамидные
расстройства, судороги, мидриаз, нистагм, птоз (опущение верхнего
века), гипорефлексия, агрессивность, тревожность, психоз, амнезия,
апатия, деперсонализация, эмоциональная лабильность, эйфория,
галлюцинации, параноидальные реакции, сомнамбулизм.
Со стороны сердечно-сосудистой системы и крови (кроветворение,
гемостаз): артериальная гипертензия или артериальная гипотензия,
сердцебиение, боль в груди, анемия; редко – тахикардия, коллаптоидные
состояния (то есть состояния, угрожающие жизни).
Со стороны органов ЖКТ: сухость во рту, снижение аппетита вплоть до
анорексии (редко – повышение аппетита, возможно («возможно» – то
есть они не знают, научных данных нет), как следствие устранения
депрессии), диспептические расстройства (метеоризм, тошнота, рвота,
диарея или неустойчивый стул, запор), спазмы в желудке, боль в животе,
панкреатит, изменение печеночных тестов, гепатит, желтуха или
печеночная недостаточность, дисфагия, раздражение слизистой
оболочки ЖКТ, глоссит (воспаление языка), гипертрофия десен,
язвенный стоматит.
Со стороны респираторной системы: ощущение сдавления грудной
клетки.
Со стороны мочеполовой системы: задержка эякуляции, снижение
либидо, эректильная дисфункция, аноргазмия, нарушения
менструального цикла, гинекомастия, приапизм, дизурия,
гиперпролактинемия (резкое и значительное повышение выработки
гормона пролактина), галакторея (патологическое самопроизвольное
истечение молока, причём оно проявляется и у мужчин, и у детей).
Аллергические реакции: покраснение кожи, крапивница; отечность лица
или губ; кожная сыпь, генерализованный зуд, многоформная
экссудативная эритема.
Прочие: отеки (в т. ч. периорбитальные – то есть мешки под глазами),
артралгия, лимфаденопатия (увеличение лимфоузлов), повышенное
потоотделение, снижение массы тела, синдром отмены.
Помните, что предыдущий препарат нельзя применять при артериальной
гипертензии, а этот препарат как раз её вызывает. И как эти препараты
сочетаются в голове у доктора?
Следующий препарат, амитриптилин, – ещё один антидепрессант.
Видимо, доктору показалось сертралина мало. Вдруг бабуля выживет?
Вот его побочные эффекты:
Обусловленные блокадой периферических м-
холинорецепторов: сухость во рту, задержка мочеиспускания,
запор, кишечная непроходимость, нарушение зрения, парез
аккомодации, повышение внутриглазного давления, усиленное
потоотделение.
Со стороны нервной системы и органов чувств: головная боль,
головокружение, атаксия, повышенная утомляемость, слабость,
раздражительность, сонливость, инсомния, кошмарные сновидения,
двигательное возбуждение, тремор, парестезия, периферическая
нейропатия, изменения на ЭЭГ, нарушение концентрации внимания,
дизартрия, спутанность сознания, галлюцинации, шум в ушах.
Со стороны сердечно-сосудистой системы: тахикардия,
ортостатическая гипотензия, аритмия, лабильность АД (перепады
давления), расширение комплекса QRS на ЭКГ (нарушение
внутрижелудочковой проводимости), симптомы сердечной
недостаточности, обморок, изменение картины крови, в т. ч.
агранулоцитоз, лейкопения, эозинофилия, тромбоцитопения, пурпура.
Со стороны органов ЖКТ: тошнота, рвота, изжога, анорексия, ощущение
дискомфорта в эпигастрии, гастралгия, повышение активности
печеночных трансаминаз, стоматит, нарушение вкуса, потемнение языка.
Со стороны обмена веществ: галакторея, изменение секреции
антидиуретического гормона; редко – гипо- или гипергликемия,
нарушение толерантности к глюкозе.
Со стороны мочеполовой системы: изменение либидо, потенции, отек
яичек, глюкозурия, поллакиурия (частые позывы к мочеиспусканию).
Аллергические реакции: кожная сыпь, зуд, ангионевротический отек,
крапивница.
Прочие: увеличение размеров молочных желез у женщин и мужчин,
выпадение волос, увеличение лимфатических узлов,
фотосенсибилизация, повышение массы тела (при длительном
применении), синдром отмены: головная боль, тошнота, рвота, диарея,
раздражительность, нарушение сна с яркими, необычными
сновидениями, повышенная возбудимость (после длительного лечения,
особенно в высоких дозах, при резком прекращении приема препарата).
И вот ЭТО, называют «лечением». Что сделают эти препараты с
человеком, которому не повезло дожить до 82 лет? В лучшем случае
вызовут острый психоз и деменцию. В худшем – убьют. И это сделает
невыносимой жизнь не только этого человека, но и родственников,
живущих рядом.
Можно, конечно, воспылать ненавистью к врачу, который эти препараты
бабушке прописал. Он определённо последняя сволочь. Убивать людей
под видом лечения – это работа достойная доктора Менгеле и ему
подобных.
Однако проблема глубже. Уж слишком часто мы встречаем случаи, когда
врачи прописывают эти опаснейшие вещества старикам.
Современные врачи прописывают строго те препараты, которые указаны
в медицинских стандартах. Попробовали бы они прописать что-то, чего
там нет! Их тут же оштрафует «добрая» страховая компания за
недобросовестное оказание медицинской помощи. Как будто то лечение,
которое приведено в качестве примера выше, можно хоть сколько-
нибудь считать добросовестным.
Что такое медицинский стандарт? Это документ, стандартизирующий
процесс лечения той или иной болезни, разработанный и утверждённый
Минздравом.
Мы все периодически слышим, что в различных регионах растёт
смертность, а потом нытьё министра, что всё не так плохо.
У министра, может, и не плохо, она ещё жива.
Всё это наталкивает на неприятную мысль: а не является ли кампания
по созданию медицинских стандартов с системой штрафов и наказаний
за их неисполнение, с угрозами уголовного преследования врачей
вплоть до лишения их практики и дипломов об образовании, очередной
попыткой снизить «нагрузку» на пенсионный фонд?
Понимаете, чтобы пожилой человек был здоровым и сохранял
здравомыслие, он должен очень хорошо питаться и принимать весь
спектр витаминов.
Почему эта бабушка пришла к врачу? Точнее, почему родственники
привели её к врачу? Потому что у бабушки проблемы с артериальным
давлением, проблемы с пищеварением и – самое неприятное –
сосудистая деменция.
И всего этого можно было избежать, если бы бабушка хорошо питалась.
Если в её рационе каждый день по три раза было бы мясо, свежие
овощи, разнообразная и вкусная пища и также все необходимые
витамины и минеральные вещества, дефицит которых наблюдается в
тех или иных областях страны.
Конечно, остановить старение ещё никому не удавалось. Но стареть
можно по-разному.
Климакс может наступить в 60 лет, а может в 36. В чём разница? В
питании и в том, насколько тяжела жизнь. Хорошее питание усиливает
жизнестойкость так, что человек «хронически» сытый легче переносит
тяготы судьбы. А вот хронически голодный может отправиться к
праотцам оттого, что рядом кто-то внезапно чихнул.
Что такое ранний климакс? Это раннее старение, потеря
привлекательности, поскольку возможно, что таким образом тело
намеренно отталкивает от себя представителей другого пола,
демонстрируя неспособность к деторождению. Этакий заложенный
природой механизм. Начинаются болезни климакса – неврозы, а затем
остеопороз, снижение функций прочих органов и систем, ослабление
сердечно-сосудистой системы и далее по списку.
Наша практика показывает, что хорошее питание, когда мясо и свежие
овощи человек получает в изобилии, а также принимает полный набор
необходимых витаминов, климакс останавливается и даже обращается
вспять. Восстанавливается цикл, и гормональный уровень
восстанавливается до нормального, обычного уровня молодой женщины
даже на шестом десятке лет (причём ближе к шестидесяти).
Это говорит о том, что жизнь можно продлить, и значительно, если
человек хорошо питается и получает все необходимые витамины. Вот
так просто!
И вот мы видим два решения. Идиотское, античеловеческое и здравое,
человеколюбивое.
Первое – создать медицинские стандарты, применение которых
уничтожит претендентов на пенсии, и нагрузка на пенсионный фонд
станет минимальной. Экономия в чистом виде! И социальный лоск
сохранён. Граждан не подвергают эвтаназии и не отправляют в газовые
камеры. Всё выглядит как «медицинская помощь». Вот только за спиной
врача стоит «автоматчик» в виде начальства и всевозможных структур,
который готов расстрелять доктора за любую попытку сделать шаг влево
или вправо от стандарта.
Второе – увеличить пенсии и ввести такую вещь, как докорм
пенсионеров и вообще людей в возрасте от 55 лет и старше. Докорм –
это мясо, продукты, богатые животными белками, это свежие овощи и
это витаминно-минеральные комплексные препараты. Все они вызывают
снижение заболеваемости среди этих людей, а, как известно, это самое
большое количество «клиентов» современной медицины. И тут также
прослеживается серьёзная выгода для государства.
Уменьшается количество заболевших, значит, уменьшаются расходы на
медицину. Начинается докорм граждан, значит, компании, производящие
продукты питания, начинают получать больше прибыли и больше
платить налогов. Это увеличивает количество рабочих мест, а значит,
увеличивает выплаты, в том числе и в пенсионный фонд.
А поскольку сейчас повышен пенсионный возраст, причём это сделано
волевым, но глупым образом, без учёта трудоспособности населения
в 55–65 лет, то восстановление трудоспособности людей в этом
возрасте является первоочередной задачей.
Что вы вводите уголовные наказания для работодателей, сбрасывая на
них нагрузку пенсионного фонда? Пенсионный фонд деньги получает, а
работодатели нет. И сколько миллиардов уже украдено чиновниками
ПФ? Много. Очень много. Непростительно много.
Чиновникам, как всегда, хочется и рыбку съесть, и чтобы само всё
исправилось.
Не исправится.
«Само» никогда ничего не происходит. Ни плохое, ни хорошее.
Но, вероятно, взятки от фармкомпаний и простецкое «первое» решение
берут верх над здравомыслием и человеколюбием. Да и вообще над
государственным мышлением.
Людям, которые работали всю жизнь и платили налоги, нужно помогать,
их нужно поддерживать и обеспечивать им хорошую старость, чтобы они
могли нормально жить, питаться и путешествовать. Иначе не стоит
ожидать, что молодёжь будет помогать строить государство и платить
налоги. Зачем? Если в итоге они вне зависимости от своего вклада и
заслуг останутся у разбитого корыта, как на их глазах у разбитого корыта
остались их родители.

Немного отвлечёмся. Посмотрите на результаты деятельности какой-


нибудь коррумпированной области, такой как, например, строительство
жилья.
Это вызывает не только то, что люди не могут купить себе жильё из-за
его дороговизны.
Это вызывает то, что строительство превращается в уродство. Города
переполнены высотными домами, где в близком контакте проживает
огромное количество людей. Такое жильё дешёвое. Дешёвое не для
граждан, а для строительных компаний, которые могут увеличивать свою
прибыль таким образом.
Но к чему это приводит?
Давайте рассмотрим этот вопрос с государственной точки зрения.
Скопление людей на малой территории с точки зрения безопасности
приводит к тому, что большая часть территории страны пустует и не
находится ни под чьим присмотром. А с точки зрения военной угрозы
попадание бомбы в район новостроек тех же Химок приведёт к огромным
потерям.
Муравейники – это хороший способ выживания для муравьёв. Но не для
людей.
И такие постройки невыгодны государству. Они попирают элементарные
основы санитарии.
Скученное размещение населения всегда способствует быстрому
распространению инфекций и может способствовать быстрому развитию
эпидемий.
У нас было несколько сообщений от людей, которые жили в
многоэтажных домах и регулярно, а то и по нескольку раз в год болели
гриппом. И когда они переехали в сельскую местность и стали жить в
собственном отдельном доме, они перестали болеть.
А ведь эпидемии бывают разными!
Вот и вирус из Китая подоспел.
И это всегда увеличение дней нетрудоспособности, это всегда нагрузка
на медучреждения. И это всегда расходы и потери, которые ложатся на
бюджет. Правда, кому-то расходы, а кому-то доходы.
Противопростудные и противовирусные препараты и вакцины
расходятся на ура!
Выходит, граждане купить жильё не могут или это для них превращается
в большую проблему или ещё хуже – в ипотеку. При этом из-за того, как
построено это жильё, их здоровье ухудшается, так что они не могут
нормально работать, бюджет теряет доходы, расходы увеличиваются, а
строительная компания в прибыли, и взяточники тоже.
Где государственное мышление?
Граждане страны, в которой правительство и его структуры перестанут
изображать из себя «частные лавочки», а станут настоящим
государственным управлением, которое может улучшать и
организовывать, делая жизнь легче и создавая больше возможностей и
свобод, будут самыми счастливыми на Земле.

Безнаказанное убийство
Вернёмся к скорбным вопросам медицины.
Выше, мы рассмотрели случаи с назначениями ужасных препаратов. Что
здесь хочется отметить особо?
Понимаете, яды бывают разные. Мы в основном знаем те, которые
приводят к достаточно быстрой смерти. Все слышали про вещества –
производные синильной кислоты: про тетродотоксин и боевые
отравляющие вещества, органофосфаты, блокирующие холинэстеразу,
так что мышцы не могут расслабиться и, соответственно, не могут
совершать дыхательные движения, что приводит к смерти.
Но есть и иные отравляющие вещества, оказывающие специфические
эффекты.
Понимаете, убивать людей незаконно. Убийство людей, особенно когда
речь идёт о массовом убийстве, всегда вызывает море негодования, и
это называется – геноцид.
Но убить человека можно так, чтобы юридически это нельзя было
считать убийством.

Для того чтобы понять смерть, стоит рассмотреть, что же такое жизнь.
Жизнь – это не биохимия и не органические ткани. Это лишь компоненты
жизни.
Чем отличается живой объект от неживого? Наличием осознающего
центра, или личности, наличием решений, эмоций, наличием интереса,
стремлений и жизнедеятельности, то есть деятельности по поддержанию
жизни или по достижению цели существования.
Если вы когда-либо имели несколько кошек или собак, то знаете, что
несмотря на множество сходных черт, присущих одному виду, все они
разные. У всех разное поведение, разные интересы и даже «стиль
общения». И они разные, даже если все живут в совершенно одинаковых
условиях.
Конечно, нельзя сказать, что у кошки есть личность в полном смысле
этого слова, особенно сравнивая её с человеком. Но всё же, на
примитивном уровне, там есть нечто, что очень похоже на личность, и то,
что придаёт этому животному существу индивидуальность. Если кто-то
этого не заметил, то плохо наблюдал.
Личность человека неимоверно многограннее и глубже. И она тоже
создаёт индивидуальность в каждом человеке.
Вы наверняка могли видеть двух совершенно одинаковых людей. Тот же
возраст, те же лица, они вообще могут быть близнецами и
воспитываться в одних и тех же условиях. И они при этом будут
совершенно разными людьми с точки зрения личности,
индивидуальности.
И именно от свойств личности зависят решения, эмоции, интересы,
стремление и образ жизнедеятельности.
И это всё свойства жизни.
Что не является свойством жизни?
Раздражительно-ответный механизм.
Робот не имеет личности и эмоций. Он не принимает решений, хоть
может показаться, что принимает. В действительности робот действует
по принципу «раздражитель – ответ». Он получает восприятие и
действует в соответствии с заранее установленной программой.
Искусственный интеллект, как бы он ни был развит, всё же является не
более чем программой, реагирующей на восприятия. И он не является
формой жизни, хотя жизнь может использовать его в качестве своей
составляющей.
Давайте теперь рассмотрим, что нужно сделать, чтобы убить человека и
при этом не попасть под статью уголовного кодекса об убийстве?
Правильно, оставить в человеке раздражительно-ответный механизм и
уничтожить личность, эмоции, способность принимать решения,
уничтожить интерес, стремления и оставить в нём жизнедеятельность на
минимуме, которого достаточно для осуществления естественных
отправлений или даже меньше.
Организм технически будет жив. И более того, он будет ходить и даже
отвечать на некоторые вопросы. Но человек как личность будет мёртв.
И вот для достижения такой смерти существуют особые виды ядов. Это
нейролептики и антидепрессанты.
Они отравляют нервную систему, блокируют нервную передачу. Но
делают это не как органофосфаты, а по-иному.
Дыхание сохраняется, сердце стучит. Но постепенно, а порой довольно
быстро личность человека, с её индивидуальностью, решениями и
эмоциями, интересами и обычной жизнедеятельностью, исчезает.
В этом, кстати, и заключается основная проблема отмены нейролептиков
и антидепрессантов. Это не только проблема химической зависимости.
Это проблема утраченной личности.
Если нейролептики и антидепрессанты принимались недолго, то
личность восстановить можно. Но если их принимают годами и
в больших дозах, то личность либо не восстанавливается, либо
восстанавливаются лишь её некоторые фрагменты. Как зеркало, которое
разбили, выбросив с девятого этажа на асфальт, которое затем частично
собрали и кое-как склеили.
Поэтому, хоть назначение нейролептиков и антидепрессантов и не
считается криминалом, всё же, по сути, это является убийством. Это
убийство личности. Это низведение человека до состояния ходячего
трупа.
Кто-то мне возразит, сказав, что есть люди, которые принимают
нейролептики и антидепрессанты годами, работают, живут как-то.
Такое возможно на минимальных дозах нейролептиков и
антидепрессантов. Но и в таком случае большая часть личности,
индивидуальности и интересов подавлена в человеке. Его жизнь
«автоматизирована» в большинстве аспектов. В большей степени такой
человек живёт и действует, как робот.
Вы знаете, такие люди очень часто обращаются ко мне с последним
криком души: «Верните мне жизнь!!!» И если ничего не предпринимать в
такой ситуации, то в большинстве случаев дозы психоактивных веществ
постепенно увеличиваются, препараты заменяются на более
сильнодействующие, и заканчивается всё полным угасанием личности.

Почему ещё это можно считать убийством, а не, например, побочным


эффектом, так это потому, что практически никто из психиатров и
неврологов никогда не говорит пациенту правду о развивающейся
зависимости от этих препаратов. А ведь синдром отмены этих веществ –
это не наркоманская ломка, которая, в общем-то, ерунда. Это
нарастающий ураганный психоз. И при попытке отказаться от
нейролептика, просто прекратив его приём, скорее всего, в течение трех-
пяти дней вы попадёте в острый блок психиатрической больницы со
всеми доказанными проявлениями буйного помешательства.
И думаете, что персонал психиатрической лечебницы допустит мысль,
что это пагубный эффект нейролептиков? НЕТ! Они скажут, что у вас
рецидив психической болезни, и увеличат дозы нейролептиков!
Только это ложь! Бессовестная, омерзительная ложь!
Вы убиты! Убиты с первой таблетки. И чем больше и чем дольше вы их
принимаете, тем больше «земли» насыпается в вашу «могилу» и тем
сложнее вам будет из неё выкарабкиваться. И в итоге это может и вовсе
не получиться.
Не верите? Есть определённое количество людей, не способных быть
лицом к лицу со страшной информацией. Но эти люди не проявляют
страх, а включают этакий защитный механизм и начинают обесценивать
и высмеивать данные, которые для них слишком страшны или очень
трудно понимаемы. Для них всё, что выше определённой планки
«приемлемости», не может быть, потому что не может быть никогда.
Таким людям я могу предложить проверить мои слова. Сходите к
психиатру, попросите прописать вам аминазин или галоперидол.
Попринимайте три-пять месяцев ежедневно галоперидола от 40 до 50 мг
в сутки и аминазина по 300 мг (это по одной таблетке три раза в день) и
попробуйте после этого срока просто прекратить приём этих
«расчудесных» препаратов. И если вы не умрёте от побочных эффектов
(а среди них есть внезапная смерть, и кома, и остановка сердца, и
прочие неприятные «мелочи»), то следующая пара недель превратится в
кромешный ад для вас. И скорее всего, вы уедете в психушку уже с
реальным психиатрическим диагнозом, даже если до приёма этих
веществ у вас с психикой всё было в полном порядке.
Если же вы попринимаете такие дозы от года и дольше, то пожизненная
психиатрия вплоть до инвалидности вам гарантирована.
Можно ли сойти с таких препаратов?
Я уже сказала. Потеря личности создаёт огромные сложности. Но сойти
с них можно.
Правда, есть одна серьёзная неприятность. Специалистов, которые
знают, как это сделать так, чтобы не заменять одни препараты на другие,
и так, чтобы после отмены приёма таких веществ состояние оставалось
стабильно хорошим, практически не существует.
Токсикологи, увы, детоксикацией от психиатрических веществ не
занимаются. Они вообще не берутся за такие случаи и всегда
отправляют желающего сойти с психиатрических препаратов к
психиатру.
Так что, если вы решите поэкспериментировать так, как описано выше,
знайте, что вы играете с реальной смертью. И не говорите, что
последовали моему совету. Я никому такое не посоветую.

«Пациент-ориентированная» медицина
Если вы хотите увидеть, что такое настоящее уродство и извращение
медицины, научности и такого понятия, как «ПОМОЩЬ», то посмотрите
на «пациент-ориентированную медицину».
Это то, как техники PR применяются для уничтожения медицины как
искусства и превращения кабинета врача в аптечный киоск.
Звучит благодушно: «пациент-ориентированная медицина»!
Интересно, а на кого медицина была ориентирована раньше? Что
является объектом медицины? Болезнь. Что является субъектом
медицины? Пациент.
Зачем создавать такое распрекрасное новое название? Похоже на
«масляное масло» и «новые новости». Тавтология в чистом виде!
Если всмотреться в суть того, что нам пропихивают под этим красивым
слоганом, то это не что иное, как самолечение, исключение или
ограничение присутствия врача в процессе лечения и практически
полная передача процесса течения болезни (поскольку это ни в коем
случае нельзя назвать процессом лечения) под контроль
фармацевтических препаратов, которые пациент может теперь сам себе
назначать симптоматически. А чтобы он не ошибся, его будут
инструктировать медсёстры и санитарки! И как ни странно, я опять не
преувеличиваю.
Больше нет сбора анамнеза. Нет анализа со стороны врача или
консилиума. Нет наблюдения за изменениями в состоянии пациента и
сравнения с тем, как протекает излечение болезни. Нет выбора терапии
по принципу «начинай с самого мягкого» и «не навреди». Нет идеи
поиска причины болезни и, соответственно, нет ни малейшей идеи о
выздоровлении.
Зачем? Здоровье никому, кроме пациента, не выгодно.
Это вот до какой степени глупо.
У вас болит голова? Принимайте таблетки от головы. После приёма
таблеток от головы у вас начался понос? Принимайте таблетки от
поноса. У вас появилась тревога за своё здоровье, потому что никто не
ищет причины, а просто «затыкает» ваши симптомы новыми
таблетками? Принимайте нейролептик. Чувствуете, что от болезни ваша
жизнь стала безрадостной? Принимайте антидепрессанты.
Вот это и есть – «пациент-ориентированная медицина».
Если вы думаете, что я утрирую, давайте рассмотрим труды по
«пациент-ориентированной медицине» тех, кто её продвигает.
Первое, на что мы наталкиваемся, – это на «труд» под названием
«Пациент-ориентированный подход – современный вектор медицины»,
который был написан кем? Конечно, фармакологом!
Вначале стоит посыл, что основным концептом «пациент-
ориентированной медицины» является: «Предоставляемая помощь
должна соответствовать индивидуальным предпочтениям, потребностям
и ценностям пациентов и учитывать пожелания пациента при принятии
клинических решений».
Тайский массаж, не иначе!
Какие у пациента есть потребности? В основном она одна, если говорить
применительно к медицине, – вернуть здоровье.
Медицина не занимается «индивидуальными предпочтениями»,
«потребностями», «ценностями», «пожеланиями».
Медицина определяет, какое состояние испытывает пациент в
настоящий момент, выясняет, как развивалось это состояние, и находит
его причину, что является диагнозом. И когда диагноз верный, то есть
найдена правильная причина, то устранение этой причины вызовет
процесс выздоровления и исчезновение болезненного состояния.
Причина – это то, что вызывает состояние. Болезненное состояние.
Причина – это также то, влияние на что изменяет состояние пациента.
Усильте причину, и пациент заболеет сильнее. Ослабьте или устраните
причину, и пациент выздоровеет.
Это не простой вопрос. Например, тот же грипп. Какова причина
болезненного состояния человека? Штамм гриппа? Очевидно – да. Но
вот вопрос: почему из двух разных людей, общавшихся с переносчиком
инфекции, один заболевает, а второй нет?
Это говорит о том, что очевидная «причина» не всегда вызывает
указанное состояние. А это уже ставит под вопрос абсолютность и
истинность причинности штамма гриппа.
Что происходит, когда вирус гриппа атакует человека? Поражаются
мембраны определённых клеток, что приводит к разрушению и гибели
этих клеток и размножению вируса.
Но мы также знаем, что если мембраны клеток не разрушаются и клетки
не гибнут от вирусной атаки, то сами вирусы живут очень недолго.
Выходит, проблема в защите клетки?
Когда клетка может постоянно восстанавливать свою мембрану? Когда в
организме присутствует достаточно много витамина С, но клетка
начинает сама «разваливаться», когда организм испытывает авитаминоз
аскорбиновой кислоты.
А не это ли является причиной?
Смотрите. Переловить или уничтожить все вирусы невозможно. Привить
от гриппа практически нереально, поскольку только официально
признано наличие 2000 его вариантов. Даже приём противовирусных
препаратов на один вариант вируса будет оказывать влияние, а на
другой нет.
И в то же время восстановить иммунитет, устранив авитаминоз
аскорбиновой кислоты, задача из простейших, приносящая очевидный
результат.
И тут нарисовалась «Кокрановское» мракобесие, которое рассказало нам
о неэффективности витамина С. Знаете, слов нет! Передо мной прямо
сейчас стоит несколько десятков книг советских профессоров и
академиков, чьи труды посвящены витаминам, их применению и
эффективности. Причём это не какие-то «рандоминизированные»
исследования. Это клинические исследования на большом количестве
пациентов в течение многих десятилетий с отслеживанием состояний и
факторов, влияющих на процессы выздоровления. Эти исследования не
заказанные и не проплаченные фармбизнесом и никем не
ангажированные. Если Кокрановская библиотека допускает публикацию
и хранение таких псевдонаучных статеек, рассказывающих о
неэффективности витамина С, то грош цена этой, с позволения сказать,
«библиотеке».
Понимаете, дать человеку даже несколько граммов витамина С и не
обнаружить в течение нескольких дней значительных изменений – это не
исследование.
У меня получилось более научное исследование, когда я записала видео
«Как не болеть гриппом – простое решение», я просто опиралась на
схему, о которой нам рассказал профессор в медицинской академии.
Прошло несколько лет. Это видео посмотрело почти полтора миллиона
человек на момент написания этой книги. Люди начали применять
простую витаминную схему против гриппа, а многие начали просто
ежедневно принимать витамин С в профилактических целях.
И мне постоянно идут письма и комментарии с благодарностью от
людей, которые выздоравливали от гриппа за один-два дня! И это только
при приёме витамина С.
Множество писем о том, что люди начали постоянно пить
профилактические дозы витамина С и в течение года ни разу не
заболели.
Пишут родители, что весь класс, привитый от гриппа, заболел, а их дети,
принимавшие только витамин С, – нет!
И это не организованная и проплаченная кампания по популяризации
аскорбиновой кислоты. Это инициатива самих людей!
И это говорит о том, что «исследования», статейками о которых забита
Кокрановская библиотека, если то, что они «состряпали», вообще можно
назвать исследованиями, имеют вид достоверности, но в
действительности совершенно недостоверны. Вносят в науку ложные
данные и приводят врачей в замешательство по поводу витаминов и
вообще такого понятия, как «здоровье». И я уверена, что у этой
кампании есть заказчики.

Продолжим наш увлекательный обзор «пациент-ориентированной


медицины».
Вот что мы встречаем в опусе мадам фармаколога:
« здравоохранение XX века: медицинские работники несут полную
ответственность за здоровье пациента;
• здравоохранение XXI века (в тексте, кстати, почему-то указан не XXI
век, а XI век. Может, это не ошибка?): из позиции «жертвы
обстоятельств» пациент переводится в позицию активного участника
лечебного процесса».
Опа!!! Самолечение граждане это и есть XXI век в медицине?! Я так и
вижу операцию на открытом сердце или любую другую операцию,
которую раньше из-за отсталого подхода, когда медицинские работники
несли всю ответственность за здоровье пациента, проводили под
полным наркозом.
Шиш вам на постном масле, а не наркоз! Вы теперь сами должны быть в
полном сознании, смотреть, что там вам режут, смотреть на показатели
приборов и советовать, как что правильно сделать. А ещё лучше взять в
руки ножик и помочь хирургу отрезать что надо.
Активней, граждане, надо участвовать в лечебном процессе! А то, ишь,
отоспаться решили во время операции!
Это, конечно, несколько преувеличенный пример. Хотя, нигде не сказано,
что хирургия не входит в понятие «пациент-ориентированной»
медицины. Но когда человек болен, ждать от него «активного участия в
лечебном процессе» может только идиот.
Представьте, что у вас температура 39 градусов. О какой активности
хоть в чём-либо вы мечтаете? Или вас так измучил понос с дикими
спазматическими болями в животе, что вы еле можете перемещаться от
кровати до туалета и обратно.
Но даже если бы вы и имели намерение активно в чём-то там
участвовать, то вопрос: у вас есть образование врача? А если нет, то
простите, но вы не можете мыслить в рамках предмета «медицина»? И
каким в таком случае будет ваше вмешательство?
Если вы не изучали электронику и никогда не работали на сборке
компьютеров, а вас попросят отремонтировать один из них, то, скорее
всего, вы даже аккуратно вскрыть его не сможете, не говоря уже о том,
чтобы догадаться, что именно вышло из строя и как это заменить.
Если вы не знаете устройства автомобиля, то не стоит пытаться сменить
маслосъёмные кольца. Скорее всего, вы до них даже не доберётесь. И
при всей вашей уверенности в том, что все несчастья с вашей машиной
именно в маслосъёмных кольцах, вы можете оказаться совершенно
неправы.
«Устройство» человека в миллионы раз сложнее, чем самого сложного
компьютера или автомобиля.
А болезненное состояние снижает уровень внимания и даже интеллекта
у любого человека настолько, что даже у врача, если он болен, очень
высока вероятность допустить ошибку в отношении своего состояния. И
всегда в такой ситуации нужен внешний здоровый и грамотный врач,
который несёт полную ответственность за состояние пациента. Я имею в
виду не уголовную ответственность, а ответственность врачебную.
Медицина самая консервативная сфера. И её главный принцип «не
навреди». Настоящая медицина никогда не станет «пациент-
ориентированной» или разделом фармакологии.
Важным моментом автор видит такую вещь, как персонализация. То есть
создание связи между историей болезни и базами данных лечебно-
профилактических учреждений, лабораторий, аптек и страховых
организаций. То есть как минимум два вида коммерческих структур
привязываются к истории болезни – аптеки и страховщики.
Интересненько!
Там есть ещё фраза: «Повысить удовлетворённость пациента
лечением». Я так понимаю, все болезненные процедуры, типа ФГС,
ректоскопии, лапароскопии, лучше сразу вычеркнуть из стандартов как
вызывающие дискомфорт у пациентов.
Госпожа фармаколог в своём тексте всё упирает на то, что развитие
побочных эффектов от лекарств зависит от генетических особенностей
конкретных пациентов. Это всё очень похоже на неприкрытую попытку
снять ответственность за побочные эффекты с производителей
препаратов и повесить её на пациентов. Типа «сами виноваты».
Генетика у вас такая!
Далее текст упирает на поощрение «самостоятельного контроля
эффективности лечения».
Тот, кто писал это, похоже, больных людей в глаза не видел. Зачем в
больницах существует младший медперсонал? Почему к санитарам
врачи относятся со всем уважением? Потому что им приходится
ухаживать за пациентами. Это тяжёлый и порой крайне неприятный, но
тем не менее очень нужный труд. Пациенты практически всегда вялые и
ослабленные, плохо следят за собой, порой воняют. Это нормально.
Когда у вас что-то болит или вы проходите курс лечения, состоящий из
тяжёлых препаратов или физиопроцедур, вам не до красоты и не до
«вечерних туалетов». И уж тем более не до контроля процесса лечения,
в котором пациент ВООБЩЕ ничего не понимает.
Вы думаете, болезни всегда протекают, как простуды? Кашель,
температура, приняли лекарство, и вот уже нет температуры, и дела
пошли на лад? Нет. Во многих случаях начало лечения вызывает
усиление негативной симптоматики. Усиление дискомфорта и боли. И
что? Пациент не удовлетворён? Но ведь это глупость!
Пеллагра – смертельно опасное заболевание. Есть предположение, что
затяжная пеллагра является причиной раковых заболеваний. И что?
Приём никотиновой кислоты не является приятным процессом, особенно
если её принимают в необходимой (а не в минимальной) дозировке до
полного устранения пеллагры. Это и покраснения, и зуд на коже, это и
сонливость, и вялое состояние, и даже головокружение, вызванное
расширением сосудов. А в тяжёлых случаях это ещё и усиление
раздражительности и даже агрессивности. Но если не принимать
никотиновую кислоту, то дальше пациента ждёт мучительная смерть от
вторичных патологий. Причём шансов на излечение будет крайне мало,
точнее, почти не будет.
Далее приводятся примеры партнёрства, суть которых в том, что
пациенты могут не посещать врача, а присылать в регистратуру
результаты измерения артериального давления и описание
самочувствия. И опять становится ясно, что автор никогда не
сталкивался с перепиской между врачом и пациентом. Регистратура
будет завалена длиннейшими опусами от невротиков. (А больной
человек почти всегда испытывает невроз.) Причём если человек болеет
и не занимается никакими более делами, то всё, чем он будет
заниматься, – это писать послания врачам. И медицина утонет в этом
потоке. И приведёт это к игнорированию сообщений от пациентов, и
действительно важные данные будут теряться и упускаться из виду (на
радость следственного комитета).
Далее, одним из принципов «пациент-ориентированного подхода в
медицине» является «приверженность – желание пациента выполнять
рекомендации и назначения врача и фельдшера».
А что, есть варианты? Пациент хочет выздороветь. И он будет
выполнять и рекомендации, и назначения. Он начнёт упорствовать,
только если лечение явно неэффективное или если врач не потрудился
объяснить пациенту особенности течения лечения.
Протесты пациентов против лечения бывают в основном (если не
исключительно) в отношении психиатрического «лечения». Бо́льшая
часть протестов против препаратов и процедур происходит именно в
этой сфере медицины. До драк доходит.
Проблема серьёзного противостояния пациентов и врачей бывает только
в одном случае – если лечение неэффективно. И всё. Без вариантов.
В конце методического пособия даётся рекомендация, над чем надо
работать врачу. И первый пункт это: «Увеличить время на
самообразование по вопросам клинической фармакологии и
фармаэкономики»!!!!!
Врач, хочу напомнить, – не торгаш пилюлями. При чём здесь
фармакологическая экономика? Как правильно брать взятки от
фармацевтических производств за прописываемые лекарства, неважно,
нужны они людям или нет? Как освоить бюджет, распределяя по
пациентам максимальное количество фармпродукции?
Врач наблюдает, врач смотрит на динамику. Врач ищет патологию и
наилучшие методы её излечения. Врач действует по принципу «не
навреди». Врач – представитель древнего учения о человеке и его
здоровье.
Это омерзительно и унизительно швырять ему в лицо: «Посчитай,
сколько на таблетках можно заработать»! Это как минимум преступно и
фантастически безнравственно.

Компоненты эффективной медицины


Периодически ко мне приходят вопросы о том, на какие данные я
опираюсь в своей работе. Некоторые требуют ссылки на исследования.
Кто-то ломает голову и никак не может понять, почему у меня получается
справиться с психозом, причём без применения варварских методов
психиатрии, описанных выше, включая психиатрические препараты.
Что ж, ругать методы психиатрии имеет полное право тот, кто может
справиться с психозом. Особенно это ярко видно, когда этого не может
сделать практически никто.
Некоторых людей настолько сильно интересуют ссылки на
исследования, на которые я опираюсь, что порой становится очевидно,
что эти люди даже подумать не смеют о том, что сам врач может быть
источником данных.
Витаминология – наука молодая, сырая, и главное, уже успела стать
позабытой. Исследований в ней было много, на большом количестве
пациентов, хотя исследовано далеко не всё. Да, есть стабильные данные
и законы, открытые профессорами и академиками Советского Союза и
зарубежных стран. Но многие исследования однобоки и недостаточны.
Не потому, что учёные мало работали или подходили к своему делу
«спустя рукава». Просто они решали одни задачи и не имели
возможности рассматривать предмет в других областях и в других
аспектах.
А потом, с падением СССР и исчезновением направленности в медицине
на восстановление трудоспособности, витаминология стала невыгодной.
Трудоспособность перестала быть мерилом здоровья, а заработок на
торговле таблетками, с тысячами процентов прибыли, оказался куда
более привлекательным, чем восстановление нормального состояния
здоровья с помощью простого приёма витаминов.
Исследования практически прекратились или перешли в странную
область, когда витамины начали извращать, превращая их в подобие
нейролептиков и ноотропов, которые уже не выполняют функции
витаминов, а порой могут наносить серьёзный вред здоровью.
Так откуда я беру свои данные? У меня довольно большая библиотека
старых медицинских знаний. Эти книги настолько редкие и ветхие, что их
почти невозможно найти в библиотеках.
Понимаете, мы все думаем, что книги, которые хранятся в
государственных библиотеках, сохраняются вечно. Но в
действительности это совсем не так. Новые здания библиотекам не
строят, а новые книги, с якобы более современными знаниями (которые
на поверку оказываются ничем), надо где-то размещать. И каково
решение? Самое простецкое и самое идиотское. Книги списывают и
в лучшем случае выбрасывают, в худшем – сжигают. И бухгалтерия
обычно бдительно следит за тем, чтобы старые книги были полностью
уничтожены. Бухгалтеров понять можно. Если книги с библиотечными
штампами всплывут в какой-то торговой точке, то это может стать
причиной проблем и подозрений, что госимущество списали не как
пришедшее в негодность, а с целью продать и нажиться. Это глупость.
Но в современной системе, когда сотрудник проверяющих органов лично
финансово заинтересован в том, чтобы поймать и оштрафовать,
возможна любая глупость.
И в итоге ценнейшие знания исчезают навсегда.
Люди думают, что всё, что когда-то было открыто, было описано, и вся
информация изучается и сохраняется. Это такая тотальная
успокаивающая идея. Реальность, увы, иная. Мы теряем ценнейшие
данные каждый день бесследно и навсегда. А на смену им приходят
домыслы псевдоучёных. Вот так исчезают области знаний. Вот так
гибнут культура и цивилизация.
Так получилось, что у меня оказалась довольно богатая практика.
Несколько тысяч человек уже прошли через процесс устранения
дефицитов витаминов и жизненно важных минеральных веществ.
Когда ты эффективен и можешь возвращать здоровье и здравомыслие
людям, то люди идут к тебе огромным потоком.
И конечно, если ты смог помочь человеку с гриппом, то за ним приходит
человек с язвой желудка. Если ты помог ему, то дальше приходит
человек с эпилепсией, а вслед за ним кто-то, кто уже стоит на грани
смерти.
Случаи становятся всё более сложными и всё более запутанными.
Поэтому не нужно думать, что моя работа лёгкая и приятная. Или что
мне «повезло». Только точные данные и жёсткое соблюдение правил
ведения случаев пациентов позволяют получать результаты.
Хотя, конечно, когда человек, который страдал много лет и которого не
мог вылечить ни один врач, вдруг заявляет о полном выздоровлении и,
разумеется, доказывает это медицинскими документами, то вот именно
это является самой приятной частью работы.
Господи! Знали бы вы, какие запутанные случаи приносят ко мне
пациенты! Так и хочется иногда спросить: «А почему вы пришли ко мне в
последнюю очередь? Когда вы побывали за последние 5 лет у 30 врачей
в 10 медицинских центрах, которые ни разу не задумались поискать
причину состояния, назначали такие препараты, которые ухудшали
состояние всё сильнее и сильнее, а потом вы попали к нескольким
психиатрам, включая профессоров, которые качали головой и все как
один назначили кучу нейролептиков».
И вот приходит человек с разрушенным здоровьем, с «на ладан
дышащей» печенью или почками, плотно сидящий на нейролептиках, у
которого уже начались необратимые экстрапирамидные расстройства и
начали проявляться признаки слабоумия.
И при всей сложности состояния и трудности работы с ним распутывание
такого огромного клубка и приведение этого человека в здоровое
состояние и в состояние здравомыслия даёт само по себе множество
ценных данных о течении процессов и о влиянии факторов друг на друга.
А когда через твои руки проходят тысячи человек, то появляются ещё и
статистические данные, позволяющие видеть закономерности.
Мало кто ещё может похвастать такой масштабной практикой, которая
почти всегда вызывает улучшения у пациентов.
Почему «почти» всегда? Потому что я не нахожусь на гособеспечении и
мои услуги стоят денег. И, увы, к сожалению, не все могут завершить
цикл. Но даже те, кому это не удаётся, всё равно отмечают
значительные улучшения в своём состоянии.
К каким результатам приводит устранение дефицитов витаминов? За
почти пять лет практики на момент написания книги были
зафиксированы следующие результаты помимо просто улучшения
настроения и самочувствия:
1. Исчезновение кист в различных частях и органах тела, в том числе
кист мозга и яичников.
2. Были случаи исчезновения эпилепсии у детей без применения
противоэпилептических препаратов. Применялась только витаминная
схема.
3. Нормализовалась работа щитовидной железы, так что необходимость
в приёме препаратов тироксина полностью отпадала.
4. Полностью исчезал психоз.
5. Исчезал аутизм.
6. Дети, даже с глубокой умственной отсталостью и неспособностью к
общению, начинали общаться и догонять (насколько это было возможно
в конкретном случае) свой возраст в интеллектуальном плане.
7. Люди с органическими поражениями мозга (из-за ударов и травм)
становились спокойными и адекватными.
8. Люди с тяжёлой зависимостью от нейролептиков смогли аккуратно
прекратить приём препаратов и вернуть себе ясность мышления и
естественную радость и полноту жизни.
Исчезновение дерматитов, гастритов, проблем со зрением, проблем со
всеми этапами пищеварения и усвоения пищи, головных болей и
бессонницы – это вообще нечто «само собой разумеющееся», когда
дефициты витаминов у человека полностью устранены.
Но дело не в «чудодейственной схеме». Витамины можно пить горстями
и не улучшить состояние или улучшить незначительно и так и не
получить стабильное хорошее состояние.
Чтобы работа врача была эффективной, он должен знать больше своего
предмета. Он должен уметь работать с документами и источниками. Он
должен знать, как действуют разные фармацевтические лекарства,
особенно как действуют нейролептики, антидепрессанты и ноотропные
препараты. Особенно как эти вещества действуют на эндокринную
систему и на работу остальных систем и органов.
Это может показаться само собой разумеющимся, но практика
показывает, что далеко не все врачи знают настоящее действие и
побочные эффекты этих препаратов.
Врач должен иметь знания о поведении человека, о его эмоциях и
действиях. И должен знать, как эти вещи связаны с разными отделами
нервной системы. Как показывает практика, этого не знают даже многие
психиатры.
Врач должен уметь «измерить» человека. Имеется в виду не его вес,
рост и объём талии. Это один из сложнейших вопросов – измерить
состояние человека как физически, так и психически. И по результатам
«измерений» (психометрии и физиометрии, в более глубоком значении,
чем сейчас известно это слово) врач должен уметь видеть изменения в
человеке. А для этого он должен понимать, что такое статистика,
администрирование и работа с документами.
В поликлиниках есть регистратура, а в ней администратор. Это
необходимо для нормальной работы медучреждения, но это совершенно
не то, что я имею в виду.
Это умение вести случай пациента.
Это умение общаться с пациентом и понимать его.
Вы заметили, что в современном мире люди стремятся всё меньше и
меньше общаться с другими людьми? Всё больше вместо живых людей
используют чат-боты. Если вы пытаетесь достучаться до какой-нибудь
службы поддержки, то вам придётся прорваться через сотни
автоматических ответов, и даже в этом случае вряд ли вы сможете
связаться с живым человеком. А если повезло и вы связались с кем-то
живым на том конце, то он либо будет отвечать кратко, либо, если ваш
вопрос ему не нравится или непонятен, вовсе прекратит вам отвечать.
Врачи не тратят времени и сил на объяснение пациентам их состояния,
причин и как действуют лекарства и процедуры. Врачи не отвечают на
вопросы либо делают это так, что это не вызывает понимания у
пациента. Но такой подход всегда ведёт к проблемам и к краху
деятельности. Или, по крайней мере, деятельность становится
неэффективной, поскольку отсутствует общение с
клиентами/пациентами, а значит, нет общей реальности и общего
понимания ситуации и того, как правильно нужно сделать что-то.
Это не «пациент – ориентированный» подход. Ни в коем случае. Врач не
идёт на поводу у пациента и не старается ему понравиться. Нет в
медицине необходимости нравиться пациентам. Это именно общение с
целью достижения понимания. Причём в первую очередь понимания у
самого врача относительно состояния пациента. Но разумеется, врач
должен добиться понимания у пациента, что именно делается и зачем.
Это умение быть стабильным и не избегать сложностей. А для этого
надо знать, что допустимо в администрировании случая пациента, а что
категорически недопустимо, поскольку то, что недопустимо, всегда
приводит к ошибкам и потере эффективности. И поверьте, большинство
современных врачей не знают этих принципов, и они попадают в
ловушку глупости, из-за которой совершают ошибки и в диагностике, и
в ведении процесса излечения.
Врач должен знать, как увидеть, что пациент, находящийся в психозе,
начал двигаться в сторону здравомыслия. Это невозможно «увидеть»,
поскольку человек, идущий от психоза к неврозу и от невроза к норме,
вовсе не выглядит хорошим и правильным с точки зрения общепринятой
общественной морали.
Увы, нервная система, «оживая», не проявляет приятного социального
поведения. Порой всё выглядит совсем наоборот. И только знание того,
как человек поднимается из полного психоза в нормальное состояние,
позволяет увидеть улучшения и правильно направить процесс помощи
пациенту.
Общественная мораль требует тишины и спокойствия. И нейролептики
обеспечивают их в отношении буйного помешательства. Но чтобы
человек мог подняться к душевному здоровью, ему придётся пройти
через омерзительное поведение. И окружающим надо быть готовыми к
этому и не сходить с ума самим при виде этих проявлений, поскольку
если это перетерпеть и просто продолжить правильный курс приёма
витаминов, обследований, лечения и организации здоровой жизни,
человек выйдет из этого состояния и станет нормальным. И это не
теория. Это статистика многих сотен случаев.
И у врача должна быть уверенность в том, что он не навредит и что он
улучшит состояние пациента. Эта уверенность базируется на
вышеописанных правилах. Знания дают уверенность. Знания,
практические и доказанные результатами, а не рандоминизированные
измышления дураков.
Только так можно достигать неизменно хороших результатов.
Неуверенность, незнание, неумение работать с вторичными источниками
данных, неспособность оценить важность и неважность информации,
неумение наблюдать и видеть изменения, а также неспособность быть
лицом к лицу с происходящим никогда не сделают врача эффективным.

Действительная обуза для бюджета, и


как ее устранить
Послушать высказывания некоторых современных чинуш, так возникает
ощущение, что граждане страны – это самая большая проблема и обуза
для государства. Порой некоторые высказывания и предлагаемые
«решения» вызывают ощущение, что если бы граждан не осталось, то
некоторым чиновникам жилось бы гораздо легче и проще. Ну что тут
поделать? Государственная должность сама по себе не дарует ум.
Граждане не могут быть обузой. Они и есть – государство. Они платят
налоги. Вообще, если внимательно всмотреться в процесс
общественных отношений, всё в стране делают именно граждане. Они
защищают страну, служа в армии, они сохраняют порядок, служа в
полиции. Они восстанавливают здоровье граждан, работая врачами, они
дают образование будущим поколениям, работая учителями.
Задача правительства и госслужащих – хорошо управлять. А это крайне
важно. Но, увы, как и в случае с плохими учителями, или плохими
врачами, или коррумпированными силовиками, а также дезертирами,
среди государственных управленцев есть и идиоты, и люди, которые
понятия не имеют о том, что такое управление, что такое
администрирование и что такое «организовывание». Именно такое слово
– организовывание, чтобы управление не создавало дополнительных
проблем и не увеличивало хаос и неразбериху, а делало процессы всё
более простыми и понятными, более лёгкими и быстрыми. И главное,
чтобы это не относилось только к сборам налогов и следственным
действиям в отношении граждан, но и улучшало положение граждан,
давало им больше преимуществ в международном масштабе во всех
отношениях. Введение стандартов не должно создавать
дополнительные рамки и барьеры. Стандарты должны давать больше
свободы и возможностей, а также возможность улучшать и развивать
область, в которую они вводятся.
Обузой для бюджета являются не заболевшие граждане, которые вносят
деньги в этот бюджет, а то, что расходует деньги впустую. И это вопрос
плохой организации. Нет ничего более разорительного, чем «чёрные
дыры» расходных статей типа «на что-нибудь» или «на что-то, что
ничего не даёт».
Попробуйте ввести в любой бюджет, будь то государственный, или
корпоративный, или даже семейный и вообще личный бюджет, статью
«прочие расходы». И теперь всё, что не было по ошибке или недосмотру
учтено в основном бюджете, ляжет на «прочие расходы». Вся коррупция
и все пустые траты пойдут именно по этой статье.
Лишних денег не бывает. Но их можно сделать «лишними», указав, что
их можно расходовать на что-то, что не имеет полезного результата.
Если результат не важен или не определён, то деньги можно дать в долг
человеку или организации, которые заведомо никогда их не вернут. Или
их можно проиграть. Или потратить на вещи, которые окажутся
ненужными и потом ещё лет двадцать проваляются в кладовке, после
чего уйдут на помойку. Я уже не говорю о том, что расходы, не имеющие
цели получить конкретный и реальный результат, всегда становятся
объектом для воровства и коррупции.
Как это видно в применении к медицине?
Психиатрия является огромной статьёй расходов, которая никогда не
окупается, а только увеличивает потребление. И в этой области не
существует конкретного и реального результата, который имел бы хоть
какую-то более или менее ощутимую ценность.
Давайте посчитаем.
В России, по данным института им. Сербского, около 14 000 врачей-
психиатров. Разбег зарплат, судя по данным из открытых источников,
колеблется от 25 тысяч и до 90 тысяч рублей.
Психиатры бывают разные. Есть рядовые, им платят поменьше, есть
руководящие сотрудники, им платят побольше. Есть главные врачи, а
это не менее 90 тысяч рублей в месяц. А есть ещё, например, целый
директор Института судебной психиатрии имени Сербского, который
получает более чем 2 миллиона рублей в месяц, то есть «кушает» за 50,
а то и за 100 рядовых психиатров. Его заместитель получает около
200 тысяч рублей.
Давайте для примерного расчёта возьмём среднюю зарплату в 40 тысяч
рублей и умножим на количество психиатров. 40 тысяч умножить на
14 000 получается 560 миллионов рублей в месяц. Это без налогов,
социальных выплат, отчислений в пенсионный фонд и т. п. В год
получается почти 7 миллиардов рублей.
Теперь давайте вспомним, что в России около 300 психиатрических
больниц (если считать вместе с диспансерами, имеющими стационары).
Содержание небольшого здания в 1000 м² обходится, в зависимости от
того, как оно эксплуатируется, в 100–200 тысяч рублей в месяц,
примерно. Но учтите, что есть психбольницы, занимающие сотни
гектаров и имеющие в своём распоряжении десятки зданий.
И это многомиллиардные затраты для бюджета.
При этом не будем забывать, что на одного врача приходится около 10
сотрудников иных профессий и должностей в психбольницах. И они тоже
получают зарплату. И эти расходы, соответственно, могут быть в 10 раз
выше расходов на зарплату врачей.
Теперь не стоит забывать о том, что в медучреждениях все получают
халаты, мебель, оборудование, питание. А это тоже стоит бюджетных
денег.
И содержание психиатрии в таком государстве, как Россия, в год
начинает обходиться в суммы с двенадцатью нолями. Это десятки
миллиардов долларов в год.
А вы говорите – Билл Гейтс! Смешно.
Илону Маску и не снились такие деньги!
Но самое главное – за что эти деньги платят психиатрам? За что-то
сравнимое с созданием и внедрением компьютерной операционной
системы в мировом масштабе? Или сравнимое с созданием нового типа
космических кораблей?
Нет. Им платят за назначение всем пациентам практически идентичных
по действию таблеток и уколов, которые лишь медленно убивают, но
никогда не возвращают ни здоровье, ни здравомыслие. Да. Именно так.
Но, простите, ограждение общества от людей, страдающих психозами,
столько не стоит. Не кажется ли вам, что нам продают за миллион набор
пластмассовых одноразовых тарелок?
Можно ли тут сэкономить?
Вполне!
Представим, что случилось чудо и психиатры вновь стали врачами. А
они, поверьте, это могут. И вместо того чтобы пичкать пациентов
нейротоксинами, они бы начали искать физическую причину психоза,
начали бы кормить пациентов ценной с точки зрения питательности
пищей и устранять у них авитаминозы.
В течение одного-двух лет большая часть пациентов психиатрии
выздоровела бы. И более не требовалось бы держать их под
постоянным контролем.
В течение следующих 2–3 лет выздоровела бы часть тяжёлых больных с
длительной историей психиатрического лечения. По крайней мере, были
бы восстановлены их социализация и способность к самообслуживанию,
а в некоторых случаях даже способность к простому труду.
Конечно, те пациенты, чей мозг безнадёжно разрушен травмами,
огромными дозами препаратов и электрошоком, не выздоровеют. Но
возможно, им надо быть не в психушках, а в домах для немощных, где за
ними будут просто ухаживать и кормить.
И что у нас останется? Останется лишь статистический прирост
психических расстройств, то есть количество впервые заболевших.
Их может быть 5 %, может быть 8 %, а может и не быть вообще, если
полиция будет эффективно бороться с наркоторговлей.
Соответственно, количество психбольниц, психиатров и прочего
персонала можно будет сократить уже в первые 3–4 года как минимум
в 10 раз.
Но такое возможно, только если психиатрия начнёт избавлять людей от
психозов, а не поддерживать в них психоз и не усиливать его, как это
происходит сейчас.
И это не так сложно. Если это могу сделать я, значит, теоретически,
может сделать и любой другой врач.
Куда же девать сокращённых врачей?
Во-первых, в стране не хватает специалистов в других областях
медицины. Но переучиться на иную специализацию вполне возможно.
Во-вторых, я уже говорила в своей предыдущей книге «Эта
сумасшедшая психиатрия», что если психиатрия начнёт излечивать
пациентов, то к нам поедут пациенты со всего мира за деньги лечиться.
Так что это вполне окупит содержание вообще всей эффективной
психиатрии.
Речь идёт не о том, что надо разогнать психиатрию. А о том, что её надо
оптимизировать, сделав в первую очередь ЭФФЕКТИВНОЙ.
И поверьте, и врачи будут при деле и при деньгах. И фармкомпании
будут сбывать свою продукцию, правда, в большей степени не
психиатрического толка, а препараты для обычной соматической
медицины. И бюджет будет освобождён от нагрузки. И доходы будут
расти.
И главное, проблема психозов будет взята под контроль и уж если не
исчезнет полностью, то снизится до уровня погрешности показателей.
Это возможно. Хоть задача и не из лёгких, но всё же это вполне
выполнимая задача.

Психиатрический терроризм
Психиатрия, как уже много раз говорилось, взяла на себя смелость и
обязанность решать проблему психозов. Но, увы, за долгие годы и уже
на самом деле столетия так и не смогла продемонстрировать
эффективность в этом вопросе, хотя у неё есть все инструменты для
этого.
Существует много заболевших психическими расстройствами людей, но
нет излечившихся.
Прогнозы именитых психиатров на будущее утверждают, что нас ждёт
увеличение числа психических расстройств. При этом и так ясно, что все
эти «прогнозы» не что иное, как намёк и давление на правительство с
целью увеличить финансирование психиатрии.
Но представители психиатрии забывают одну, в общем-то, простую
вещь. Когда кто-то обещает решить проблему, но вместо этого не только
не решает её, но и усугубляет, то такой человек или организация
становятся объектом для подозрений. Деньги они из бюджета берут, а
то, ради чего им их платят, они не предоставляют.
А тут целая отрасль не только не решает проблему психозов, которую
она должна решать, но всеми силами и безграмотными действиями,
всеобщим наплевательским отношением усиливает её. Усиливает
психоз у имеющихся пациентов, не занимаясь поиском причины и
заставляя принимать препараты, которые в итоге приводят к
разрушению нервной системы, и увеличивает прогноз по сумасшедшим.
Естественно, учитывая распространённость психиатрии, в отношении
неё начинаются подозрения и недовольства. Всё больше становится
очевидно, что это не медицина, а совершенно псевдонаучная
дисциплина, по крайней мере, в том виде, в котором она существует на
сегодняшний день. Учитывая же то, что она имеет дело с людьми и их
жизнями, то варварские методы психиатрии, которые никто в обычной
медицине и в здравом уме не назовёт лечением, разрушают жизни
людей. И это не преувеличение. Смертей в психиатрии, мучительных
смертей, всё больше, и всё больше гибнет именно детей. И это в той
области, где нет смертельно опасных заболеваний. В ней вообще нет
заболеваний. Есть только расстройства.
Не существует психических расстройств, которые были бы опасны для
жизни пациента. Шизофрения не вызывает остановку сердца.
Биполярное расстройство не является причиной камней в почках или
диабета.
Но существует масса смертельно опасных методов воздействия,
которыми орудует психиатрия ежедневно.
Дремучая невежественность некоторых психиатров в отношении работы
нервной системы, в отношении поведения человека и даже механизма
действия психиатрических препаратов порой просто удивительна.
Вера в излечение электрошоком сходна с верованием средневекового
инквизитора в очищение души огнём. И в чём разница? В уровне
технического прогресса? Но мировоззрение этого «врача» ничем не
отличается от мировоззрения инквизитора-палача. Вы же не думаете,
что инквизитор не подводил «научную» теологическую базу под свои
действия? Вот и психиатр, делающий деньги и карьеру на электрошоке,
пытается найти очень похожие на «научные» оправдания для своей
экзекуции.
Однако народные волнения и плохой имидж мало заботит психиатрию.
Самое страшное, чего она боится, это сокращение финансирования.
Видели бы вы истерики и психоз руководителей российской психиатрии,
когда возникла угроза, что им не надут 7,5 миллиарда дополнительного
финансирования из бюджета!
Дело было так. В 2006 году я обнаружила и продемонстрировала
мошенничество с Федеральной целевой программой «Социально
значимые заболевания» в подпрограмме «Психиатрия». И да,
правительство отказало в финансировании этой подпрограммы, и те 7,5
миллиарда рублей (250 миллионов долларов на тот момент), что хотела
отхватить психиатрия, ушли в другие отрасли медицины. В кардиологию,
во фтизиатрию, в эндокринологию, благодаря чему миллионы больных
людей получили реальную помощь, а не психиатрические наркотики.
Сегодня, думаю, пора вспомнить эту историю и показать, как психиатрия
получает своё финансирование.
Существует финансирование медицины из бюджета. Всей медицины. Но
часть заболеваний государство признаёт социально-значимыми для
того, чтобы обращать особое внимание на эти болезни и, как следствие,
выделять на них больше денег в рамках особых программ.
Этой особой программой и была «Программа по сокращению социально-
значимых заболеваний по 2007–2011 годы». Эта программа включала в
себя несколько подпрограмм по разным болезням: туберкулёз, сахарный
диабет, артериальная гипертензия и т. п. Надо сказать, что психические
болезни раньше не были социально значимыми. При СССР, при
экономике этого государства, когда нужны были трудящиеся и именно на
производстве строилось благосостояние общества, психическое
здоровье населения, выносливость, здравомыслие, психическая
устойчивость были необходимы. И врачи знали, что нельзя при
малейшем психическом отклонении (депрессия, послеродовый психоз)
давать человеку какие бы то ни было препараты психотолка. Ибо приём
таких препаратов никогда не проходит бесследно для человека, его
психики, психической выносливости, физического здоровья. И были
разного рода правила, законы, которые охраняли режим труда и отдыха
трудящихся, их питательный рацион, санаторно-курортные мероприятия,
часто без отрыва от производства (так называемые профилактории при
предприятиях). Но в новых условиях, при рыночной экономике и
построении благосостояния государстве на базе производства, мы
видим, что ресурсом для извлечения прибыли стал сам человек и его
психическое здоровье. Это очень просто: перестаньте заботиться в
государственном масштабе о регулировании труда и отдыха, создайте
условия, когда человек трудится на трех-пяти работах, когда отпуск не
выгоден, когда продукты очень дороги, а мясо вдоволь может позволить
себе не каждый, когда начинают процветать шарлатаны,
рассказывающие о пользе веганства и голодания, уничтожьте знания о
гипо- и авитаминозах, перестаньте учить этому врачей, уберите все
препоны к выписыванию изменяющих сознание препаратов, когда любой
врач по любому поводу может выписывать тяжелейшие психопрепараты
– и вы получите общество невротиков и психотиков. И конечно, после
этого можно будет признать психические расстройства социально
значимыми.
Так вот, в 2005 году психические расстройства вошли в ряд социально
значимых заболеваний, а в 2006 году появилась программа по
дополнительному выделению психиатрам из бюджета 250 миллионов
долларов. Надо сказать, что в этой программе было семь подпрограмм,
и психиатрическая стояла под номером четыре.
Какая же подпрограмма получала меньше всего денег?
«Артериальная гипертензия»!
Тогда как, по статистике, именно эта патология на тот момент являлась
основной причиной в смертности населения России.
Я начала разбираться в задачах, которые ставили перед собой эти
подпрограммы, а самое главное из того, что меня интересовало, – каким
образом бы считалось, что подпрограмма выполнена, то есть по каким
критериям бы оценивалось выполнение задач подпрограммы. И вот
здесь крылось самое интересное.
Такие подпрограммы, как «Сахарный диабет» или «Артериальная
гипертензия», считали количество вновь заболевших, количество
инвалидизированных и снижали это количество. Просто, чётко, понятно.
У психиатрии так не бывает. Подпрограмма «Психические расстройства»
говорила, что она будет снижать количество самоубийств. Ладно. Но
когда мы брали статистику Росстата по самоубийствам, выяснялось, что
она сама по себе снижалась с 1998 года. Проблема (показатель
эффективности) была высосана из пальца. Но какой статистический
показатель психиатры брали как критерий снижения самоубийств?
Здравомыслящий человек, разумеется, подумал бы, что количество
самоубийств. Но нет! Они считали количество повторных
госпитализаций! Также они собирались снизить число дней
госпитализаций в среднем на 1,6 дня.
Понимаете, если выписывать человека в пятницу, а не в понедельник, то
количество дней госпитализации можно снизить на целых 3 дня! А у них
выходило почти в два раза меньше.
В общем, по всему этому безобразию я написала доклад, который и
прочла на конференции по социально-значимым заболеваниям в РАН. В
доклад были включены ответы от главных специалистов Минздрава по
соответствующим направлениям, что подпрограмма «Туберкулёз»
недофинансирована в части выделения средств на лечение (то есть им
не дали денег на лекарства совсем), а ведь заболеваемость
туберкулёзом в России до сих пор превышает эпидемический порог, по
официальным данным. По подпрограмме «Артериальная гипертензия»
не получали помощь 1,8 миллиона человек (на них денег не выделили
вовсе).
Области медицины, занимающиеся опаснейшими болезнями,
недополучали финансирование в значительной степени. Зато
психиатрия, которая ничего не лечит, получала огромные деньги из
государственного бюджета.
После моего выступления и перепалки с представителем Минздрава в
президиуме деньги психиатрам не дали. Деньги были перераспределены
по нуждающимся подпрограммам, которые занимались реальной
помощью населению.
Правда, не могу утверждать, что руководство психиатрии не пыталось
мне отомстить за это. Пыталось. Ещё как.
Увы, ты не получишь благодарности от тех миллионов людей, которые
получили лекарства от туберкулёза и чьи жизни были спасены при
кардиологических заболеваниях, потому что люди не знают, кто пробил
финансирование этих областей медицины.
Зато те, у кого ты отобрал деньги, чтобы отдать их на спасение больных,
будут тебя люто ненавидеть.
Кто не верит в мощь государственного административного ресурса в
руках приближённого к власти преступника, тот не испытывал её на себе.
Надо сказать, что та дама, которая на тот момент было главным
психиатром, находилась в жуткой истерике. Ещё бы! Благодаря тому, что
мошенничество с Федеральной целевой подпрограммой, её детищем,
было раскрыто, она потеряла важное и довольно высокое положение в
правящей партии. Это был, пожалуй, самый серьёзный удар.
Будучи министром здравоохранения в своё время, она сделала всё,
чтобы уничтожить производство инсулина в России, так что около 20 лет
страна закупала препараты инсулина за рубежом. Сколько же денег она
получила за это? Помнится, на телевидении она появлялась только в
самых шикарных интерьерах, в мехах, в жемчугах и бриллиантах.
Строила из себя этакую «королеву» с местного рынка. Когда же ей
приходилось «опускаться» до общения с врачами в реальных больницах
и поликлиниках, манера держать себя и сама речь становились
совершенно барскими и хамскими.
Понимаете, я не против того, чтобы кто-то был властным и богатым. Но я
против того, когда богатство делается на обнищании других и, хуже того,
на уничтожении медицины и фактически на смертях людей.

В книге доктора юридических наук Петрищева Виктора Евгеньевича «Что


такое терроризм, или Введение в террорологию» указываются как на
заслуживающий внимания подход для определения явления
«терроризм» следующие критерии оценки:
1) применение силы (сюда также можно отнести устрашение);
2) наличие политической цели;
3) антидемократический характер;
4) общественная изоляция субъектов терроризма;
5) наличие организационной структуры.
Запомните эти пункты. Далее, я приведу пример некоторых действий,
которые осуществляют психиатрические верхушки в самых разных
странах и которые, как читатель сам может для себя решить, вполне
могут подходить под эти критерии определения терроризма.
Виктор Евгеньевич был руководителем Антитеррористического центра
СНГ и давно занимается вопросами терроризма, в том числе и
международного. И мне приходилось выступать на конференции,
организованной АТЦ СНГ, перед министрами внутренних дел нескольких
стран. Моё выступление было как раз после выступления Рашида
Нургалиева, на тот момент министра внутренних дел Российской
Федерации.
Суть моего выступления заключалась в анализе данных о руководстве
террористических группировок и влияния психиатрии на развитие и
деятельность террористических организаций.
Если кратко, то в руководстве практически каждой более или менее
крупной террористической группировки есть (был) психиатр. Это не
совпадение и не случайность. Этот специалист обеспечивал обработку
шахидов так, чтобы они, не задумываясь, осуществляли теракты,
взрывая самих себя, также в обязанность психиатров-террористов
входит подбор психоактивных веществ, которые гарантируют
подчинение и активность в бою, отсутствие чувства усталости,
неспособность анализировать получаемые приказы, а только готовность
их исполнять и гипертрофированное чувство жестокости к жертвам.
Это непростые задачи. Препараты надо подобрать. Надо знать период
полувыведения этих веществ в определённых условиях, так чтобы от
синдрома отмены бандиты-террористы не поубивали друг друга.
В конце концов, надо знать, как правильно осуществлять нарко-болевой
гипноз, чтобы на выходе получился шахид, готовый взорвать себя, а не
труп и не ходящий под себя слабоумный идиот. Надо и напряжение, и
ток подобрать, чтобы не переборщить с «лечебным» электрошоком, и
дозы наркотиков правильно подобрать. И внушение сделать правильно –
так, чтобы не наговорить лишних слов и в то же время чтобы будущий
шахид отождествлял ваши команды с собственными мыслями и
убеждениями. В общем, есть чем заняться.
Кстати, электрошок при создании шахидов ничем не отличается от ЭСТ,
которую проводят в обычных психиатрических больницах.
Тут нужен специалист-психиатр. Без него террор, который был бы
действительно страшным, ошеломительным и масштабным, не
получится.
А чтобы мои слова не были восприняты как безосновательные, давайте
рассмотрим персоналии:

Айман аз-Завахири: первый в списке разыскиваемых Интерполом


террорист являлся главным советником Усамы бен Ладена. Завахири –
психиатр и хирург по образованию. Он некогда был осужден за
терроризм в Египте и заочно приговорен к смертной казни. По мнению
эксперта по исламскому законодательству, адвоката Монтассера Зайята,
доктор аз-Завахири был для бен Ладена «тем же, чем мозг является для
тела… способным переделать мышление и склад ума бен Ладена и
превратить его из простого сторонника афганского джихада в искренне
верующего в джихад, экспортера идеологии джихада».
– Источники информации: Hoag Levinsand Tamri Shaheri, «Didn’t Bin
Laden Have His Own GreenBeret?», ABCnews.com, 21 мая 1999 г.;
«Wanted: Ayman Al-Zawahiri», Diplomatic Security Service, U.S.Department
of State; Michael Petrou, «Iraq funded attacks: Israel Petrou», The Ottawa
Citizen, 22 сентября 2001 г.

Кофер Блэк, в прошлом сотрудник ЦРУ, эксперт по терроризму,


утверждает, что аз-Завахири «представляет собой даже большую
угрозу», чем бен Ладен.
– James Hider, «Iraqis Drugged, Brain washed and Sentto Diefor bin Laden»,
The London Times, 21 марта 2004 года.

Абу Хамза: марокканский психиатр, один из высших руководителей и


идеологов «Аль-Каиды», которого считают вдохновителем серии
взрывов 11 марта 2004 года в Мадриде.

Доктор Масамицу Сасаки, президент группы «Аум высшая истина».


В Японии 20 марта 1995 года в Токийском метро была осуществлена
атака нервно-паралитическим газом, которая привела к гибели
двенадцати и тяжелому отравлению более 5500 человек.
Использованным веществом был газ зарин, разработанный нацистами
во время Второй мировой войны. Распоряжение провести атаку отдавал
Сёко Асахара, лидер «Аум», однако именно доктор Сасаки, президент
группы и психиатр, проводил подготовку членов «Аум», давая им
психотропные препараты, стимуляторы и галлюциногены, утверждая, что
это необходимо, чтобы стереть влечение к противоположному полу.
Свидетельства, предоставленные суду в феврале 1996 года, показали,
что доктор Сасаки превратил Асахару в наркомана, зависимого от ЛСД,
который после этого позволял себе «ненормальный секс». Другой врач
из «Аум», Ике Хайяши, показал, что он использовал барбитурат
тиопентал натрия (препарат, способный вызывать психотическое
состояние) и электрошок для «стирания памяти» у членов «Аум».
– Asahi Newspaper, Japan, 17 февраля 1996 г. (перевод на английский).
Десятки из членов «Аум» умерли в результате приема тиопентала
натрия.
– Stuart Yudoksky, M.D., What You Need to Know about Psychiatric Drugs
(Grove Weidenfeld, NewYork, 1991 г.), стр.165.
Более 2600 человек при обрядах посвящения в «Аум» принимали ЛСД.
– Yomouri Newspaper, Japan, 2 февраля 1996 г. (перевод на английский).

«Карлос Шакал» (Ильич Рамирес Санчес): уроженец Венесуэлы,


является одним из самых известных «революционных террористов»
в истории современного диверсионного движения. В 1969 году он
окончил Университет имени Патриса Лумумбы в Москве, где он проходил
подготовку по психологическому терроризму.
– Carl Staten, «Carlos Captured; Revolutionary Terrorist», Emergency Net
News, 10 октября 1994 г.

Доктор Азиз аль-Абуб (он же Ибрагим аль-Надир): психиатр, который


пытал на допросах заложников, захваченных в Бейруте (Ливан).
Считается, что аль-Абуб изучал методы политического перевоспитания,
«промывания мозгов» и другие методы психиатрического воздействия
в Университете Патриса Лумумбы в Москве в 1980-х годах. Он освоил
новейшие советские фармакологические разработки, нацеленные на
«поддержание человека в пассивном состоянии на протяжении
длительного времени и понижение его воли к сопротивлению». По
некоторым данным, сегодня аль-Абуб работает в системе
пенитенциарных учреждений Ирана. Это превосходное место для
подготовки десятков террористов-смертников с помощью препаратов и
других психиатрических методов.
– «The Soviet Strategy of Terror», The Heritage Foundation Reports, Chapter
2, «The Infrastructure of Terrorism», 1985 г.; Gordon Thomas, Journey into
Madness (Corgi Book, London, 1989 г.), стр.28, 35, 67.

И тут возникает вопрос. А при чём тут российская психиатрия?


Ну, во-первых, эта та же область знаний, учениками которой были
вышеописанные террористы. Это международная система знаний, как
подавлять волю и разум людей и превращать их в агрессивных психов,
при этом делая их безвольными и подконтрольными существами.
А во-вторых, давайте вспомним критерии определения терроризма,
описанные выше в этой главе из книги Виктора Петрищева «Что такое
терроризм, или Введение в террорологию».
По сути, терроризм – это стремление повлиять на власть и на политику
не с помощью демократических механизмов, гражданских инициатив,
выступлений в прессе и демонстраций, а с помощью угрозы насилия,
социальной дестабилизации, осуществления этого насилия в случае
отказа власти выполнять требования террористов. Это общественная
изоляция субъектов терроризма, и под это определение вполне
подходит психиатрия, поскольку это самая закрытая область медицины,
имеющая крайне негативный имидж в обществе, куда мало кто попадает
по собственной воле. И да, последний пункт – терроризм имеет
организационную структуру.
Он имеют силу, может угрожать власти и правительству. И периодически
это делает.
Вспомним угрозы всё того же главного психиатра Дмитриевой. Она
угрожала, что если психиатрию не будут финансировать или (ай, какой
кошмар!) начнут сокращать как сферу медицины, то она выпустит всех
сумасшедших на улицы.
Не она первая так угрожала. Главные психиатры разных стран
периодически выступают с такими угрозами, когда правительства
желают урезать им бюджет или реформировать их область.
А порой они так и поступают, что вызывает аврал и очень горячие дни
для полиции. Как это было в Америке в 70-х годах прошлого века.
Это угроза. Угроза обществу, угроза полиции, угроза власти. «Мы
выпустим на улицы сумасшедших, то есть, говоря юридическим языком,
людей опасных для себя и для окружающих». Одного этого достаточно,
чтобы рассматривать такую угрозу, не говоря уже о действии, как акт
терроризма.
Зная, как действуют нейролептики и антидепрессанты, а особенно
учитывая, что при отсутствии врачебного контроля больные могут
прекратить их принимать, и то, что синдром отмены может вызывать
острый психоз, а одним из главных проявлений синдрома отмены
антидепрессантов является безудержная агрессия, то опасность для
людей и общества становится вполне реальной.
Вспомните стрельбу в американских школах. Все стрелки принимали
антидепрессанты и находились в стадии отмены психиатрического
лечения.
И психиатры, угрожающие обществу выпуском пациентов из больниц,
делают то же самое, что делают террористы. Они накачивают пациентов
веществами, которые могут вызывать безудержную агрессию, и
угрожают, что выпустят, а порой и выпускают их на улицы. Если это не
терроризм, то что это?
И цель таких действий – влиять на власть так, чтобы психиатрии и её
руководителям дали денег, предоставили государственное
финансирование, позволяющее расширить влияние психиатрии и
увеличить количество пациентов, которыми теперь, если что, можно
пугать общество и правительство.
Самое смешное, что здесь нет ни капли преувеличения. Случаев, когда
после психиатрического лечения антидепрессантами люди, которые
были адекватными, но просто испытывали невроз, становились особенно
жестокими серийными убийцами, довольно много. И я говорю не только о
стрелках в американских школах, которые принимали антидепрессанты,
но уже есть достаточно таких случаев и в России благодаря увеличению
распространения психиатрических веществ и, спасибо Минздраву,
упрощению их выписки пациентам.

Есть такая психиатрическая ложь о доклинической и острой стадии


психических расстройств.
Человек попадает к психиатру с жалобами на бессонницу и на
небольшой невроз (раздражительность или тревожность). Искать
физическую причину, не говоря уже об авитаминозах, никто не
собирается, и ему назначают, например, антидепрессанты. Или
нейролептики, или противоэпилептические препараты. У каждого
доктора своё «творчество» и самые специфические представления о
том, что прописать.
И пациенту становится хуже, и он впадает в психоз. Когда психиатру
говорят: «Ему стало хуже!», «добрый доктор» заявляет, что это
манифестация болезни. То есть пациент был болен уже давно, но это
была латентная (скрытая) или доклиническая стадия болезни, а
препараты её проявили и перевели в острую стадию. Поэтому, чтобы
вылечить пациента, надо увеличить дозы препаратов.
Психиатры использовали в качестве оправдания ухудшений в
самочувствии и в психике своих пациентов схему течения некоторых
инфекционных заболеваний, которые, для того чтобы их вылечить, надо
препаратами перевести в острую стадию и тогда уже назначить
правильные медикаменты и медицинские мероприятия.
Вот только это к психиатрии не имеет никакого отношения. Механизмы
абсолютно разные.
Была целая война в мировом масштабе, чтобы развенчать эту дикую
ложь. Множество судебных исков, и доказательств, и кампаний в прессе,
чтобы производители фармпрепаратов начали указывать в инструкциях к
своим препаратам то, что их «расчудесные» таблетки вызывают психоз,
безудержную агрессию, суицидальные мысли вплоть до попыток суицида
и прочее.
Нам удалось показать всему миру, что психиатрия врёт. Нагло и без
стеснения.
Поэтому, увы, психиатрический терроризм существует.

Область медицины, от которой надо


защищать пациентов
Я была президентом Гражданской комиссии по правам человека России
с 2005 по 2009 год. Эта правозащитная организация занималась защитой
прав пациентов психиатрии, а также раскрытием преступлений в сфере
душевного здоровья и предупреждением нарушений прав человека в
психиатрии.
Я искренне верила в свою работу. И я была эффективна.
Что мы делали в эти годы? Мы спасали людей, которых упрятали в
психушки родственники и бандиты с целью отъёма жилья.
Обнаружилась простая и отработанная схема. Людей лишали
дееспособности. Причём могли помещать в психушку, а могли и не
помещать. Были случаи, когда человек даже не знал, что он уже лишён
дееспособности и всех прав гражданина ещё несколько месяцев назад.
Можете себе представить состояние человека, который вот только что
был ЧЕЛОВЕКОМ, имел жильё, имел работу, свободу перемещения, мог
распоряжаться собой и своей жизнью, как все. И вдруг раз! Ему
бесцеремонно скручивают руки и отправляют в психушку или сразу в
интернат. И там он узнаёт, что лишён всего.
Он не может нанять адвоката, он не может никуда пожаловаться. У него
прав меньше, чем у собаки. А всё из-за того, что у него была квартира
в Москве (и не только в Москве). И кому-то она очень приглянулась.
И такие люди не жили долго. Три, может, пять месяцев. Им назначались
нейролептики по такой схеме и в таких дозах, что постепенно отказывали
почки, печень, и «пациент», который был болен «квартирной
шизофренией», умирал.
При многих больших психушках есть кладбища. Там нет надгробных плит
и памятников. Только таблички с номерами. А сколько в
действительности людей похоронено под такой табличкой, не знает
никто.
Попав в психиатрию, особенно без прав человека, можно очень легко
«потеряться» и сгинуть так, что никто никогда не найдёт.
У психиатрии был очень сильный рычаг воздействия. А если учитывать
намерения психиатрической верхушки ввести обязательное
психиатрическое освидетельствование всех военных и государственных
чиновников, то это всё выглядело в какой-то степени попыткой захвата
власти антиконституционным путём. Но мы тогда сломали им этот рычаг.
Этот рычаг – лишение дееспособности. Лишение прав человека и
гражданина. Это фактически гражданская смерть и полное бесправие и
невозможность распоряжаться собственной жизнью.
И до 2009 года лишить человека дееспособности было возможно заочно,
без его участия, даже без его ведома, просто по мнению врача-
психиатра. Фактически по клеветническому оговору.
Этим пользовались и бандиты, и мошенники, и злобные корыстные
родственники.
Как пользовались этим бандиты, я уже написала.
Мошенники же отнимали честно купленные квартиры. Как? Так, что кто-
то из списка прежних владельцев заочно, а то и после смерти
объявлялся подкупленным психиатром недееспособным, а значит, не
имевшим права заключать сделку продажи квартиры.
Всё просто. Объявлялись родственнички покойного недееспособного,
заявляли, что умерший, который продал квартиру, был алкоголиком.
Разумеется, по их «описанию» проплаченный психиатр составлял
диагноз и бумагу в суд. Суд признавал покойного недееспособным на
момент заключения сделки, и всё. Выметайтесь из купленной вами
квартиры!
И мы остановили этот беспредел.
Конституционный суд рассмотрел нашу жалобу, основанную на многих
судебных делах и длительном расследовании, и решил, что невозможно
лишать дееспособности гражданина заочно и что судья лично должен
удостовериться во вменяемости или невменяемости человека, чью
судьбу предстоит решать.
Всё. Проплаченные психиатрические оговоры более не имели силы.
Лишение дееспособности покойников задним числом перестало иметь
смысл.
Сколько жизней мы спасли? Сколько преступлений предотвратили? Не
сосчитать. Огромное количество.
Не могу не отметить, конечно же, и стараний Независимой
психиатрической ассоциации, которая в 2011 году выиграла
Конституционный суд о частичной недееспособности, где человек,
лишённый дееспособности всё же имел многие права гражданина, такие
как ознакомление с документами (в том числе и уголовного дела), а
также найм адвоката и выступление в суде. Человек всё же мог
оставаться гражданином и защищать себя, хотя бы в суде более высокой
инстанции, чтобы оспорить лишение себя дееспособности! Ведь раньше,
если лишили прав гражданина, всё, какая апелляция? У вас нет прав
гражданина и человека! А от «котов» и «собак», на чьих правах
оставался человек, заявления в суд не принимаются.
Это самые яркие события.
Были реальные «бои». Целые операции по освобождению людей из
психиатрических заведений. Когда мы знали, что взяли кого-то из наших
волонтёров, приходилось спасать человека, выбивать его обратно. Это
была настоящая война. Кто кого: мы их или они нас.
Они незаконно помещали в свои психиатрические застенки наших
людей, а мы, скажем так, активно не допускали совершение этого
преступления. Можно ли было пойти официальным путём через суд? Да.
Можно было. Но не стоит забывать, что психиатры сразу начинали
накачивать заложника нейролептиками и могли сделать электрошок. А
суды могут длиться годами. Нам было не наплевать на наших людей,
даже если они помогали совсем чуть-чуть, например, раздавали
листовки.
И мы шли в психушки и жёстко забирали оттуда своих людей, уводили
физически. И что самое интересное, главные врачи, зная, что они
совершают преступление, в итоге отводили от нас свой взбесившийся
персонал, который начинал бои. Разумеется, они получали хороший
отпор. Правозащита в области психиатрии это вам не чайная вечеринка.
Там приходится действовать жёстко. Как в борьбе с любой структурой,
которая ставит себя выше Закона.
Также мы спасали людей, которые пришли с жалобами к нам. И мы
возвращали им через суды дееспособность и спасали людей от
закалывания аминазином и галоперидолом до смерти.
И мы информировали общество о преступлениях психиатрии.
Было много выставок, проведённых по всей стране, рассказывающих о
методах «лечения» психиатрии и о массовых преступлениях в мировом
масштабе, которые создаёт эта область якобы «медицины».
Мы поработали не зря.
Дав по рукам и врезав по зубам психиатрической верхушке и преступным
элементам в психиатрии, мы поставили серьёзный барьер, позволяющий
любому россиянину защищать свои права человека и гражданина, даже
если он уже попал в психиатрию.

Но остаётся главный вопрос. Психоз как явление правозащитной


деятельностью не исправляется.
Правозащита помогает там, где есть преступление, где есть нарушение
прав и когда психиатрия используется не для помощи пациенту,
находящемуся в психозе, а для лишения человека прав на имущество в
пользу третьих лиц.
Мы часто говорили о том, что психиатры снова должны стать врачами и
начать искать причины психозов, а не просто накачивать людей
психотропными препаратами. Однако существенно ситуация не
менялась. И я поняла, что здесь нужно брать ситуацию в свои руки. Как я
сама люблю говорить в ответ критикам: «Покажи класс, покажи, как ты
можешь решить проблему, а потом уже поучай других». И я засучила
рукава.
Есть и известные причины психозов, и вполне научные и эффективные
пути решения, приводящие к исчезновению и неврозов, и психозов.
Нельзя сказать, что это очень простые пути. Всё зависит от причин
психоза, от его силы, продолжительности, от того, насколько всё
испортили другие психиатры своим вмешательством в состояние
пациента. Но улучшения можно получить всегда. Я это точно знаю.
Поскольку имею дело уже с тысячами случаев улучшений и даже
полного исчезновения неврозов и психозов любого типа. Исключение –
органические повреждения мозга. Но даже в этом случае можно
добиться если не восстановления трудоспособности, то, по крайней
мере, спокойствия пациента, ночного сна, адекватности и некоторого
здравомыслия.
Поэтому я точно знаю, что все утверждения, что психоз неизлечим,
являются заявлениями никчемных профанов.
Излечим. Если уметь наблюдать, если учиться и знать медицинские
данные и если иметь стремление помочь своему пациенту.
Если не будет слишком поздно.

Липовая правозащита. Ложь в ответ на


доверие
Хуже психиатрических уловок и вранья, может быть, пожалуй, только
мошенническая «правозащитная» деятельность в этой сфере.
Увы, в 2009 году, после блокирования финансирования психиатрической
подпрограммы, о которой говорилось выше, из соображений личной
безопасности мне пришлось покинуть Москву, а затем и Россию.
Вернуться получилось не скоро.
Вернувшись, я обнаружила очень интересное положение дел!
Конечно же, речь сейчас пойдёт о «правозащитниках» в сфере
душевного здоровья. О Гражданской комиссии по правам человека
России.
От той организации, в которой я была руководителем, не осталось
ничего. Грамотных специалистов выжили. А то, что осталось… Некогда
могущественная правозащитная организация превратилась в
кастрированное убожество.
Но всё по порядку.
Почему вообще я решила написать о ГКПЧ? Потому что ко мне, к
человеку, который отошёл от правозащитной работы, начали поступать
жалобы от множества людей, которые обращались в ГКПЧ после моего
ухода и которым не только не помогли, но даже слушать не стали!
ГКПЧ с момента моего ухода и ухода действительно профессиональных
сотрудников не выиграла ни одного хоть сколько-нибудь важного
судебного процесса против психиатрии.
Президентом ГКПЧ внезапно стала моя бывшая секретарша, Татьяна
Мальчикова, которая до этого занималась продажей кондиционеров в
мелкой коммерческой фирме.
В 2015 году Татьяна Мальчикова выступила с законодательной
инициативой о внесении поправок в Кодекс административного
судопроизводства. Во вступительном слове Мальчикова заявила о том,
что срок рассмотрения дела человека, попавшего в психиатрическую
больницу, в действительности составляет десять дней и что это
недопустимо долго. Но в самих поправках Татьяна Мальчикова
предложила вообще убрать любые сроки подачи заявления в суд и
рассмотрения дела. По факту, если поправки Мальчиковой были бы
приняты, люди, попавшие в психиатрическое заведение, были бы
обречены находиться там без суда бессрочно, и это было бы абсолютно
законно.
Странная инициатива для правозащитника, протестующего против
карательной психиатрии. Это говорит либо о некомпетентности, либо о
совсем иных намерениях, нежели те, которые заявляются.
Дальше больше. Выяснилось, что, пока меня не было, Татьяна
Мальчикова и директор ГКПЧ Азгар Ишкильдин подделали документы и
приписали себе всю мою работу на посту президента ГКПЧ. То есть то,
что я сделала с 2005 по 2009 год, они представили так, что это сделали
они вдвоём за один год – с 2010-го по 2011-й.
Зачем? Чтобы получить золото и мировую славу в правозащитном
сообществе.
Они получили золотые медали Международной ассоциации саентологов
(МАС, по-английски IAS). Им их вручили в Лондоне.
Но главная проблема даже не в этом.
Проблема в том, что, когда на руководящие посты приходят тщеславные
мошенники с нижней планкой чести и интеллекта, дело, которое они
должны вести, разваливается и исчезает.
И это не пустые слова.
Сейчас, поскольку я занимаюсь помощью детям, которые попали под
гнёт психиатрического «лечения», причём это самое «лечение» не
помогает ни при аутизме, ни при гиперактивности, ни при нехватке
внимания, ни при плохом поведении, я вижу, как дети становятся всё
больше умственно отсталыми, принимая нейролептики, а аутизм
становится ещё более тяжёлым.
Но самое ужасное, что дети гибнут от нейролептиков. И всем в
психиатрии, кто наплевательски или за деньги от фармкомпаний
прописывают детям нейролептики, абсолютно всё равно, что ребёнок
станет инвалидом или умрёт.
Психиатры врут родителям, что нейролептики помогут. Они врут, что
«иного способа вылечить ребёнка не существует». Они врут, что от
нейролептиков можно легко отказаться. И они врут, что это совершенно
безопасно.
Нейролептики убивают. И очень быстро они убивают именно детей.
Раньше, чтобы прописать человеку антидепрессант, врачу-непсихиатру
требовалась медицинская комиссия, нейролептики же не имел права
выписывать никто, кроме психиатров. Число же психиатров было крайне
ограниченным, к ним направляли только в самом крайнем случае,
достать же психиатрические вещества можно было с огромным трудом и
только по спецрецепту. И почти невозможно было прописать
нейролептики ребёнку, если только это не самая крайняя форма
помешательства как следствие тяжёлой травмы или аборта, в
результате чего мало что осталось от мозга, и, поскольку вылечить его
уже невозможно, то, чтобы этот ребёнок просто существовал и не был
опасен для себя и окружающих, его глушили нейролептиками, чтобы он
был тихим.
Сейчас, спасибо Минздраву, нет ничего проще, чем достать
нейролептики. И ещё проще стало их прописать. Никакие комиссии не
нужны.
Детям теперь их прописывают чаще и быстрее, чем препараты от гриппа.
Никто не пропишет витамины – совершенно безопасные вещества. А вот
нейролептики – запросто! И плевать, что с этими детьми будет дальше.
Так вот, о «правозащитниках». Помимо идиотской законодательной
инициативы, эти люди сделали ещё кое-что.
Несмотря на то что я отошла от правозащитных дел, я периодически
мониторила проекты законов и приказов в области психиатрии.
И, обнаруживая нововведения, которые явно проталкивали
психиатрические наркотики детям, я немедленно направляла послания
в ГКПЧ, чтобы они начали с этим что-то делать.
Понимаете, у них есть юристы. Они собирают пожертвования на свою
деятельность. Я этим не занимаюсь. У них остались все ресурсы.
И, несмотря на ту подлость, которую совершили эти люди по отношению
ко мне, я ставила дело выше личных обид.
И что я получила в ответ? Хамские угрозы.
Ишкильдин и Мальчикова требовали, чтобы я не мешала им работать.
Они даже угрожали мне!
Вот только было совершенно неясно – над чем это они так активно
работают, что важнейшие дела, такие как работа по информированию
депутатов Госдумы и Министерства юстиции об опасности
распространения нейролептиков на детей, для них настолько
маловажные!
Итогом «тяжкого» труда ГКПЧ России на ниве «защиты прав» в сфере
психиатрии мы имеем:
1. С 15 июля 2013 года участковым врачам – вариант семейных врачей –
разрешили выписывать своим пациентам психотропные препараты.
Раньше это могла делать только врачебная комиссия. Также у них
появилось право выдавать рецепты на кодеиносодержащие препараты
больным с хроническим и затяжным кашлем.
2. С мая 2013 года начал действовать новый порядок проведения
профосмотров детей. В перечень добавлен осмотр психиатра.
Встретиться с психиатром малышам предстоит уже в возрасте одного
года, а затем – в 3, 7, 10, 14, 15, 16 и 17 лет. Это открывает широкий
доступ психиатров к детям. До мая 2013 года психиатры допускались к
детям только в особых случаях, по заявлению родителей, и никогда
осмотр у психиатра не был обязательным. Данный приказ Минздрава
нарушил два федеральных закона, где описываются правила
психиатрического освидетельствования.
3. С 1 июля 2013 года в России упростился порядок выписки рецептов на
наркотические и психотропные препараты.
4. 15 мая 2013 года был принят закон об обязательном тестировании на
наркотики детей в школах. Данилин – действующий психиатр,
радиоведущий, в своем блоге сообщил о том, что этот закон
катастрофическим образом скажется на детях, потому что в связи с
особенностями трактовки психических состояний в России детей,
заподозренных в употреблении наркотиков, будут лечить от
шизофрении.
Все дети, которые стали инвалидами, которые живут с поздней
дискинезией, которые стали умственно отсталыми и которые погибли от
нейролептиков, все эти дети могли бы быть здоровыми и живыми, если
бы ГКПЧ в лице указанных руководителей выполняла свои обязанности
за те пожертвования, которые они получали.
А знаете, какими в итоге «важнейшими» делами занимались эти люди
вместо того, чтобы спасать детей от принятия законов, упрощающих
распространение психиатрических препаратов?
Они собирали пожертвования в Международную ассоциацию
саентологов. Даже их юрист Ершов плюнул на правозащитную
деятельность и занялся сбором денег в МАС.
Причём это не благотворительность. Эти люди имели 10 % от собранных
в МАС пожертвований.
Татьяна Мальчикова является индивидуальным предпринимателем и
учредителем коммерческой фирмы «Центральная тренинговая
компания», которая благодаря получению золотой медали Свободы МАС
смогла стать популярной и зарабатывать больше денег на бизнес-
консультировании.
Речь идёт о сотнях тысяч долларов.
Вот сколько стоили жизни детей, которых не спасли от нейролептиков.
Что же касается самой Международной ассоциации саентологов, которая
считается спонсором ГКПЧ, то недавно известный журналист Тони
Ортега опубликовал в своём блоге документы, доказывающие, что МАС
и её фонды, включая личный фонд председателя МАС Дэвида
Мицкевича, получают деньги от фармацевтической компании.
Я посмотрела, что производит эта компания, владельцами которой
являются миллиардеры Дагганы. На первый взгляд список безупречный.
Препараты от рака, от ВИЧ, от различных вирусов, от гепатита С.
Но есть там один занятный препарат для лечения болезни Паркинсона,
который называется дуодопа. Обычно антипаркинсонические препараты,
содержащие леводопу, имеют очень небольшой список побочных
эффектов. Но этот препарат имеет тот же список побочных эффектов,
что и нейролептики. Производитель добавил в него вещество,
карбидопу, которое, по признанию самой фармкомпании, малоизучено.
Но его фармакологическое действие сходно с действием нейролептиков.
Карбидопа снижает выработку дофамина в периферических тканях.
Нейролептики обычно блокируют дофаминовые рецепторы.
Блокирование рецепторов и уменьшение выработки вещества оказывают
на организм идентичный эффект. И теперь совершенно неудивительно,
что среди побочных эффектов этого препарата есть злокачественный
нейролептический синдром, который в психиатрии нередко купируют с
помощью электрошока.
Болезнь Паркинсона, развиваясь, приводит к деменции. И больным
назначают нейролептики не в качестве лечения, а в качестве
корректоров поведения. И компания Дагганов решила не тянуть резину, а
сразу назначить и леводопу, и нейролептик в одном флаконе. А что
тянуть? Болезнь и так неизлечимая. Сразу поставить крест на пациенте,
чтобы он сам не беспокоился по поводу своей болезни и других не
беспокоил.
Что ж, по данным Журнала эволюционной биохимии и физиологии РАН,
данный препарат (леводопа+карбидопа) успешно тестируется как
средство, вызывающее шизофрению.
По данным компании «GBI Research», дуодопа является одним из самых
продаваемых препаратов от болезни Паркинсона в мире. Его продажи
составляют несколько миллиардов долларов в год.
Вот вам и правозащита в сфере психиатрии, купленная фармкомпанией,
выпускающей препарат, сходный по действию с нейролептиками,
который может вызывать шизофрению.

Я попыталась оспорить приказ Минздрава о профилактических осмотрах


детей. Я общалась по этому поводу с Министерством юстиции.
Очевидно, что этот приказ не проверяли как следует. Никому и в голову,
похоже, в Минюсте не пришло, что какая-то бумага из Минздрава может
грубо нарушать два федеральных закона. И приказ пропустили. И сейчас
он имеет силу Закона.
И, увы, чтобы отменить его, надо либо ждать, когда у министра
здравоохранения проснётся совесть даже не в смысле любви к детям, а
хотя бы в том плане, что законы нарушать нельзя, и министр отменит
свой приказ. Либо надо брать случаи нескольких уже пострадавших
детей и начинать суды с самого нижнего уровня, поднимаясь до
Верховного или даже до Конституционного суда, где на основании
предыдущих решений судов и рассмотрения случаев будет принято
решение об отмене незаконного приказа Минздрава.
Можно ли это сделать?
Можно. Вполне можно. Такая организация, как ГКПЧ, вполне в состоянии
найти специалистов, оплатить их труд и устранить практически все
приказы, которые упростили назначение психиатрических препаратов
детям.
Но пока этой структурой управляют дельцы, единственная цель которых
деньги, ждать улучшений не приходится.
Но вы, дорогие читатели, особенно те, кто пострадал от психиатрии, чьи
дети были искалечены или убиты приёмом нейролептиков, можете
сказать «спасибо» «правозащитникам», которые продали вас и ваших
детей за комиссионные.
Эти события описаны здесь, во-первых, потому, что ни одна ситуация не
происходит сама по себе. У Истории есть лица и имена.
А во-вторых, существует два подхода к проблеме: первый – решить её, а
второй – сделать на ней деньги. Липовые правозащитники не решают
проблему. Они мусолят её и, возбуждая публику, собирают
пожертвования на «решение проблемы», но им совершенно невыгодно,
чтобы ситуация разрешилась. Это означает конец финансирования.
Именно поэтому они убирают эффективных специалистов и заменяют их
на клоунов в шутовских побрякушках. Эти клоуны по дурости
собственной допустят такой обвал в области, что публике можно будет
ещё очень долго рассказывать страсти о психиатрических преступлениях
и пытках. Главное здесь – ни в коем случае не допустить разрешения
ситуации. Чем они отличаются от тех, кто под видом лечения
прописывает детям и взрослым легальные наркотики?
Ничем. Они в одной упряжке.

Решения. Цель этой книги


Для чего написана эта книга?
Это данные, открывающие глаза и повышающие ответственность
человека за собственную судьбу и за судьбу своих родных, друзей и
близких.
Современный мир давно находится в апатичной розовой уверенности,
что руководители страны всё знают, что у них лучшие советники-
специалисты, что все методы лечения проверены учёными, и особенно
проверены на безвредность.
И главные психиатры – это люди, которые знают всё о психических
расстройствах, и научный прогресс идёт только вперёд, поэтому ничего
плохого быть не может.
Увы, мы с вами засмотрелись на мир через розовые очки
безответственности. И на самом деле мир полон дураков на высших
постах, и в том числе в отраслях медицины. И безопасность для
здоровья пациента мало кого заботит. И деньги нередко решают вопросы
быстрее, чем человеколюбие и желание помочь.
«Розовые очки» человек надевает тогда, когда он понимает, что не
может ничего сделать с ситуацией или с областью, с которой он
столкнулся. И делая это, он сдаётся этой ситуации или области на её
милость. Делайте со мной что хотите, я всё равно не могу никак
повлиять на это.
Первым шагом к тому, чтобы можно было что-то сделать ещё, кроме как
лечь и притвориться мёртвым, это узнать, чем же является область или
ситуация на самом деле.
Чтобы не попасть в психиатрию, нужно понимать, что это такое и что она
не только ничего не лечит, но и может сильно навредить.
Чтобы не впасть в психоз, нужно знать, от чего он возникает, и
предпринимать действия по организации своей жизни, такие, которые не
позволят появиться факторам, вызывающим невроз и психоз.
Психоз проявляется внезапно только при приёме наркотиков. В иных
случаях ему предшествует длинная череда диет, голодовок, болезней
без излечения или без реабилитации, приём препаратов, меняющих
гормональный фон, авитаминозы, сильный стресс и угрозы со стороны
окружающих и т. д. И да, острый психоз возникает при катастрофе в теле
– инсульте, опухоли мозга или раковой интоксикации, но этим событиям
тоже предшествуют долгие события, если только инсульт не произошёл
внезапно от удара.
Невроз всегда предшествует психозу. И при появлении его симптомов
человек и его родственники уже должны начать принимать меры по
восстановлению здоровья человека.
Как проявляется невроз? Вялостью, снижением трудоспособности,
потерей или затруднением концентрации внимания, проблемами со сном
и раздражительностью. Такой человек склонен совершать глупые
ошибки и подводить окружающих. Его поведение выглядит не вполне
адекватным.
Это упрощённое определение. Но оно верное.
Невроз может длиться долго. И он может перейти в психоз, если
ситуация не только не решается, но и усугубляется.
На что нужно обратить внимание в первую очередь, если вы заметили
симптомы невроза у себя или у своего близкого человека?
В первую очередь на питание и отдых.
Оградите себя или этого человека от изнуряющих факторов, как
физических, так и эмоциональных и умственных. Утомление всегда
вызывает невроз.
Проинспектируйте рацион и режим питания этого человека. И вы
увидите, что он ест один-два раза в день и в его рационе почти нет мяса.
Веганы и вегетарианцы всегда находятся в неврозе, который внешне
проявляется повышенной раздражительностью и агрессивностью, а ещё
зацикленностью на вопросах питания и ненависти к людям, питающимся
нормальной пищей. Эта зацикленность порой граничит с психозом.
Обеспечьте, чтобы человек в неврозе прошёл полное медицинское
обследование. Он может быть болен. У него могут быть паразиты или
иные инфекции, вызывающие подавленное вялое состояние.
И у человека в неврозе всегда есть авитаминозы и гиповитаминозы.
Всегда. Без исключений.
Невроз – это интроверсия. Человек уходит мыслями в неудачи прошлого,
или его «заела рутина». Это тоже невроз.
Для того и существует культурный отдых и смена деятельности в виде
хобби, чтобы выйти из интроверсии, а значит, и из невроза.
Это всё, конечно, выглядит очень просто. Простота этих советов, как
показывает практика, для некоторых выглядит неубедительно. Не
потому, что они неправильные, а потому, что я не использую
тяжеловесную терминологию и не ссылаюсь на труды Скиннера или
Грофа и прочих таких же «светил» психологии и психиатрии. И не буду
ссылаться. Поскольку они умели свести с ума человека, но не имели ни
малейшего представления, как вернуть здравомыслие.
В том, чтобы сделать человека безумным, нет никакой заслуги и ничего
выдающегося. Заставьте человека поголодать недельку, а в конце дайте
ему пару таблеток ЛСД, и вот вам классический шизофреник. А вот
сделать так, чтобы он вновь стал нормальным и вернул свой интеллект и
адекватность на прежний уровень, придётся очень постараться.
Вышеприведенные советы основаны на большом количестве данных,
исследований и статистическом анализе реальных случаев избавления
от неврозов. Этих данных хватит на несколько книг.
Но можно всё это свести к очень простым советам, которые всегда
помогают выйти из невроза и не попасть в психоз.
Отдыхайте, хорошо питайтесь, избегайте утомления и стрессов, не
принимайте психоактивных веществ, не зацикливайтесь на чём-то
одном. Смотрите на жизнь шире. Лечитесь у хороших врачей.
Не верьте на слово. Проверяйте. Не слушайте байки о безвредности
нейролептиков и электрошока. Смотрите своими глазами на тех, кто
принимает психиатрические вещества, и на тех, кто прошёл ЭСТ.
Читайте данные, будьте в курсе.
И с неимоверно высокой долей вероятности, если вы это сделаете, вам
удастся не попасть в ловушку.