Вы находитесь на странице: 1из 24

МУРЗИЛКА

ЖУ Р Н А Л Ц К В Л К С М ЯН ВАРЬ

№1 АЛЯ школьников
МЛ АДШИХ КЛАССОВ 1952
ЮРИЙ ЯКОВЛЕВ Ряс. в - КОНОВАЛОВА

Холод градусов под сорок Но, взглянувши на дорогу,


В этот день стоял. Ленин говорит:
Первоклассников у Горок — Провожу ещё немного —
Ленин повстречал. Вон до тех ракит.
Холод жёг ребятам уши, Было весело ребятам
Брови побелил. Вместе с Ильичём,
— Что, замёрзли? — улыбнувшись, Но уже ракиты рядом
Ленин их спросил. Встали над плечом.
— Не замёрзли! — Ветер шалый Приуныли сразу дети,
Дул издалека. А Ильич, смеясь,
— Провожу я вас, пожалуй, Сделал вид, что не заметил
До того мостка. Он ракит сейчас.
Промелькнул за разговором Шёл счастливый и весёлый
Быстрый путь прямой. И в пути шутил.
И пора по уговору Так ребят до самой школы
Ильичу домой. Ленин проводил.
2
А. КОНОНОВ Рас. К. КАЩЕЕВА

ЕЛКА В СОКОЛЬНИКАХ
За ёлкой недалеко было ездить. Тут Время шло, а Ленина всё не было.
же, в Сокольниках, выбрали дерево по­ И тут ребята услыхали, как кто-то из
лучше, покудрявее, срубили и привезли в больших сказал вполголоса:
лесную школу. — Ну, в такую метель, конечно, не
Ребята видели, как прибили ёлку к приедет.
двум накрест сколоченным доскам, чтобы Ребята опять побежали к старому зав­
крепко стояла на полу. Потом монтёр Во­ хозу. Завхоз сказал строго:
лодя провёл проволоку для освещения — Не приставайте! Говорю: раз он
ёлки и подвесил к веткам электрические сказал, что приедет, значит приедет.
лампочки. Стали опять ждать. На дворе ветер
На следующий день, чуть не с самого свистит, сухой снег звонко бьёт в стёкла
утра, стали ждать Владимира Ильича окошек. Так за этим шумом и не слышно
Ленина. Ещё светло было на дворе, а ре­ было, как подъехала к школе машина.
бята то и дело спрашивали школьного Из машины вышел Владимир Ильич.
завхоза: Он поднялся по лестнице, разделся,
— А что, если Ленин не приедет? вытер платком мокрое от растаявшего
— А если метель опять будет, Ленин снега лицо. И сейчас же пошёл в боль­
приедет всё-таки или нет? шую комнату, к ребятам.
Завхозом был старый петроградский Те сразу его узнали: сколько раз они
рабочий. Он знал Ленина ещё до револю­ видели портрет Ленина! Но почему-то
ции. Потому-то именно его и спрашивали. растерялись сперва — стояли, не дви­
И он отвечал уверенно: гаясь с места. Глядели на Ленина и мол­
— Раз Ильич сказал, что приедет, зна­ чали.
чит приедет. Владимир Ильич ждать долго не стал.
Наступил вечер. Метель и в самом де­ Он хитро прищурился и спросил:
ле поднялась. Засвистел в соснах ветер, — А кто из вас в кошки-мышки умеет
сухой снег закружился по земле белыми играть?
змейками. А потом с неба повалили бе­ Первой ответила самая большая девоч­
лые хлопья. ка Вера:
Елка была уже убрана. Все игрушки — Я!
делали сами ребята. Тут были и медведи, — И я ! — закричал громко мальчик
и зайцы, и слоны. А лучше всех был ру­ Лёша.
мяный дед Мороз с белой бородой; сидел — Ну, тогда тебе и быть кошкой, —
он на ёлке — на самой верхушке. сказал Владимир Ильич.
И Владимир Ильич поднял её высоко на
руки:
— Не достать кошке мышку!
Потом мышкой был Сеня. Лёша пой­
мал его, схватил и стал мышкой, а Се­
ня — кошкой.
Играли долго, и всем стало жарко.
Тут открылась дверь, и в комнату во­
шёл большой серый слон. Ребята завиз­
жали хором. Правда, многие из них сра­
зу разглядели знакомый серый чехол от
школьного рояля. Но кто под чехлом?
Чехол медленно раскачивался, впереди
шевелился длинный хобот; передние ноги
слона были обуты в валенки, а зад­
ние — в ботинки. Если не придираться,
это было очень похоже на настоящего
слона. Слон, похрюкивая, прошёл вокруг
ёлки, помахал на прощанье хоботом и
опять вразвалку зашагал к двери. А за
дверью из-под чехла вылезли монтёр Во­
лодя и школьный сторож; оба были ма­
стера на разные выдумки. Вылезли они
из-под чехла и вернулись в комнату.
А там хохотали ребята, от этого хохота
подпрыгивал дед Мороз на верхушке
ёлки.
Много ещё весёлого было в тот вечер.
Кто-то из ребят крикнул:
— Теперь в жмурки! В жмурки!
Владимир Ильич вынул -платок, завя­
зал себе глаза.
Монтёр Володя скорей передвинул ёл­
ку в самый угол, и в комнате стало про­
сторно.
Ленин расставил руки и пошёл вперёд
на цыпочках.
Ребята разбежались кто куда.
Потом стали подкрадываться к
Владимиру Ильичу и кричать:
— Жарко!
А когда Владимир Ильич был совсем
близко, ребята кричали ему:
Ребята стали в круг. А ёлка посредине. — Обожжёшься!
Мышкой назначили маленькую Катю. А то присядут на корточках под самой
Лёша кинулся за Катей — её легко было рукой Ленина — он и не заденет, прой­
поймать. Но она ухватилась за Ленина. дёт мимо.
Тогда они начинают кричать: Катя перестала плакать, вытерла пла­
— Холодно, замёрзнешь! точком слёзы и сказала:
Ленин увидел, что все дети очень про­ — Ленин, а ты не уезжай от нас! Так
ворные, играют ловко и, видно, долго ему и живи тут.
придётся ходить с завязанными глазами. Ленин засмеялся:
Тогда он притворился, что пойдёт впе­ — Д а я и так неподалёку живу.
рёд, а сам мигом повернулся на носках Потом все принялись бегать вокруг
и схватил первого попавшегося, кто был ёлки. Маленькая Катя бежала рядом с
у него за спиной. Владимиром Ильичём. Он держал её за
Ребята закричали, как полагалось: - руку. У Ленина рука была большая, тёп­
— Узнай, узнай! лая.
В это время Надежда Константиновна
А пойманный смеялся и старался вы­
Крупская и Мария Ильинична, сестра
рваться. Это был мальчик Сеня.
Владимира Ильича, внесли в комнату
Владимир Ильич пощупал у него воло­
большую корзину с подарками. Эти по­
сы, провёл пальцем по лбу, по щекам.
дарки привёз ребятам Ленин.
— Сеня! Кому достался автомобиль, кому тру­
Сене было и жалко, что он так попал­ ба, кому барабан. Катя получила куклу.
ся, и приятно, что Ленин его запомнил. А Ленин как-то незаметно, под шумок,
Потом маленькая Катя читала стихи вышел из комнаты и уехал.
Пушкина, да сбилась. И заплакала. Вот какая была ёлка в Сокольниках
Ленин стал её утешать. в 1919 году.

ИЛЬИЧУ
Если б мы, Ильич, Ты б увидел,-
могли сегодня как в углах медвежьих
Сделать так, Ярко светит
чтоб ожил ты, «лампа. Ильича»,
Ты б увидел Как храним мы
новостроек сотни, землю и свободу,
Новые каналы То, что дал нам
и мосты. первый твой декрет!
Ты б увидел, Как в Москву
что не только Волхов — избранники народа
Нам покорен На Верховный
полюс ледяной! съехались Совет!
И — от самой южной
Что Москва теперь
магистрали
стоит на Волге, До холодных,
Как Ульяновск, льдом покрытых вод —
город твой родной! Всем руководит
Ты б увидел великий Сталин,
краснощёких, свежих Продолжатель
Пионеров — дела твоего!
ленинских внучат. Павел ЖЕЛЕЗНОВ
РАСУЛ ГАМЗАТОВ Рас. Т. ЕРЁМИНОЙ

Т А Н Я
Вам быль поведаю, друзья,
В стихах я по привычке.
В Махач-Кала живёт семья Время движется вперёд.
Аварца и кумычки. Быстро девочка растёт.

Просторный дом их рад гостям, И когда в кроватке летом


Д а вот одна кручина: Таня села в первый раз,
У Магомеда и Марьям Обе мамы всем об этом
Ни дочки нет, ни сына. Сообщили в тот ж е час.

А рядом русская семья Заалела мушмала,


Весною поселилась. Значит осень подошла.
И в той семье, светлей ручья,
Дочурка народилась. Берег Каспия в тумане,
Травы жёлтые в росе.
Стояли тополи в строю, Зубки режутся у Тани,
Небес синели дали. И об этом знают все.
Татьяной девочку свою
Вот пешком под стол впервые
Родители назвали. Удалось забраться ей.
И об этом все родные
Звезды вечерней лился свет. Говорили восемь дней.
Прибой ворчал медведем. В эти дни пришёл январь,
Пришли Марьям и Магомед И открылся календарь.
С подарками к соседям.
Сказали тихо, без прикрас,
Простые эти люди: Проснувшись,
— Отныне дочкой и для нас Таня заплела
Танюша ваша будет. Косички золотые.
6
Она жила, она росла,
Как девочки другие.
С друзьями шумными в лапту
Играла под окошком.
На сером ослике в саду
Каталась по дорожкам.
Она могла нарисовать
И розу и кувшинку.
Умела русскую плясать
И танцовать лезгинку.
К морскому берегу она
По тропочке спускалась,
И набежавшая волна
У ног её плескалась.
Насыпав в трубочку табак,
Усами скрыв улыбку,
Ей рассказал седой рыбак
Про золотую рыбку.

Берег Каспия в тумане. И к школьному порогу,


Улетают птицы. Вдоль клёнов и окон,
Скоро осень. Скоро станет Родители с ней в ногу
Таня ученицей.. Шагают с двух сторон.

Обе мамы к сентябрю И возле школы самой


Купили ей по букварю. Уже летят слова:
— У новенькой две мамы
А папы за неделю И — гляньте— папы два!
До первых школьных дней
Купили два портфеля
И подарили ей. И кто-то засмеялся,
Как майский ручеёк.
Но тут звонок раздался,
И начался урок.
Осенний день весёлый,
Неповторимый час.
Идёт учиться в школу Учительница встала
Танюша в первый класс. У грифельной доски
И ласково сказала:
— Счастливого начала, Подруженьки вдоль сквера
Мои ученики! Не на урок шагают.
Сегодня в пионеры
Фартучек у Тани белоснежный. Танюшу принимают.
Золотые с бантами косицы.
Девочка считается прилежной Пришёл директор школы.
И примерной в школе ученицей. С ним в зал вошли сияющий
Питомцы комсомола —
У неё тетрадки все наславу: Старшие товарищи.
Кляксам в них и двойкам не забраться.
И её отметками по праву Торжественная в зале
Четверо родителей гордятся. Настала тишина.
С портрета смотрит Сталин
На Таню. И она
Вновь город солнышком согрет, Волнуется немного,
В горах ручьи запрыгали. Как все друзья кругом.
Увёз в аул свой Магомед Широкая дорога
Танюшу на каникулы. Синеет за окном.
И жители аварского
Аула, в светлый час, Огнём пылает знамя,
Её встречали ласково, Как доблести пример.
Как принято у нас. И произносит Таня:
— Я, юный пионер...
Где небо синью красила
Предутренняя рань, Звучат слова крылатые.
Она по скалам лазила, Сомкнулся строй тесней.
Как маленькая лань. И, подойдя, вожатая
Плела венки под кручею Вручила галстук ей.
У речки, в тишине.
Была скакать обучена
На вороном коне.
И с птицами, как равная,
Попеть была непрочь...
Все говорили:
— Славная
У Магомеда дочь!

Потом взяла её Марьям


В кумыкскую долину.
Вставала Таня по утрам
С побудкой петушиной.
Училась рыбкою в реке
Нырять и плавать смело.
И на кумыкском языке
Простые песни пела.
Легко взбиралась по стволам.
В лапту играла, в жмурки.
Все говорили:
— У Марьям
Хорошая дочурка!
8
ГЕОРГИЙ ГУЛИА Рис. А. КОКОРИНА

САДКО С ЖИГУЛЕЙ
СКА З К А- БЫЛЬ

Плыл я как-то вверх по реке Волге. Садко. Одна машина землю огромными
Когда город Куйбышев оказался далеко ковшами захватывала и сбрасывала её
за кормой парохода, выросли перед нами в сторонку, подальше от себя. Другая ма­
две горы. Они стояли по обоим берегам шина размывала землю струями воды —
строгие и, я бы даже сказал, немного словно из орудия била. Третья — бетон
горделивые. Называются эти горы Ж игу­ мешала, грузила его на автомобили...
лёвскими воротами. А за «воротами», по Вокруг Гриши Янина были тысячи р а­
правому берегу Волги, тоже горы. Это и бочих. Одни строили плотину — путь воде
есть знаменитые Жигули. преграждали, другие возводили гидро­
В этих самых Жигулях, недалеко от го­ электростанцию, третьи шлюзы устраи­
рода Ставрополя, повстречал я Гришу вали. А через шлюзы эти будут итти ко­
Янина, сына бакенщика и рыбака Флегон- рабли ко всем пяти морям: на Каспий,
та Янина. Гриша и есть наш жигулёвский в Чёрное и Азовское моря, на Балтику и
Садко. в Белое море, поплывут корабли в Москву
Вам, конечно, знаком новгородский Сад­ и Ленинград, в Астрахань и Ростов-на-
ко? А если незнаком, то попросите рас­ Дону...
сказать кого-нибудь из старших или про­ На берегах Волги возводили железные
чтите сами былину о Садко. О нём го­ мачты, а к ним подвешивали электриче­
ворится так: ские провода. И уходили те мачты с про­
«...Проснулся Садко, купец богатый водами далеко-далеко — в Москву...
новгородский, Вот какое оно было, подводное царство
В океан-море, да на самом дне, у Жигулёвских гор! И всё это видит Гри­
Увидел сквозь воду — печёт красно сол­ ша Янин наяву, а не во сне...
нышко...». А недалеко от Гриши, на Дубошной го­
Жигулёвский Садко был ростом неве­ ре, вырастал город Портовый. Улицы слов­
лик и годами мал: всего пять лет от роду. но по линейке вычерчены, пролегли среди
А жил наш Гриша, словно Садко,— приволжских лесов. Вдоль улиц стояли
на самом дне морском. И когда он глядел новенькие дома: штукатурка только-толь­
на маковку высокой берёзы, то думал ко просыхала, сосновые лесенки всё ещё
всегда о воде. И он говорил про себя: пахли смолой. Это был новый, молодой,
«А она, вода-то, повыше берёзки запле­ но уже достаточно большой город.
щется...» — А как же это под водой живёт Гри­
А подводное царство, которое окружало ша Янин? — спросите вы удивлённо. —
Гришу, было удивительным: машины, ма­ И как это рабочие строили под водою?
шины, машины... Таких машин, разумеет­ Верно, Гриша жил на морском дне, и
ся, никогда не видывал сам сказочный всё это происходило на дне моря. Но дело

тт
ИА. В
в том, друзья мои, что моря тут ещё не Приятно было Грише: и дом будет но­
было. Его создавали люди, которые пло­ вый, и стоять он будет, как и старый, на
тину возводили. Вот и выходит, что Гриша самом берегу Волги...
Янин на дне морском жил. А мечтал Незаметно прошло время. Куйбышев­
Гриша о том времени, когда поплывёт он ская плотина была возведена, и разлилась
на лодке над теми местами, где родился преграждённая Волга по широким просто­
и рос... рам — целое море образовалось. Закрути­
— Гришутка, — говорил бакенщик сво­ лись на Волге турбины гидростанции, и
ему сыну, — во все глаза гляди, всё запо­ пошли по Волге пароходы вверх и вниз, ко
минай — такого ещё никто сроду не ви­ всем пяти морям: на Каспий и в Чёрное и
дывал. Азовское моря, на Балтику и в Белое
А Гриша спрашивал отца: море...
— Когда Волга разольётся морем, ты Плыл я однажды из холодного Белого
бакены зажигать будешь? моря к Чёрному, тёплому. И снова по­
— А как же!—смеялся Флёгонт Янин.— встречал Гришу Янина.
Без бакенов ни одна река не обходится. Наш Садко уже переехал со дна мор­
Бакен пароходам первый помощник. Б а­ ского на берег, в портовый город. И часто
кен указывает, где мелко и где глубоко. вечерами плавает Гриша по морским вол­
«Очень хорошо, — говорил про себя нам на виду у Жигулёвских гор, когда на
Гриша, — а то без бакенов очень скучно». Волге зажигаются бакены и светит, словно
— А где же мы жить будем? — спра­ солнце, великая гидроэлектростанция
шивал Гриша. у Могутовой горы. И плывёт тогда по вол­
Отец указывал ему рукой на гору. нам не сказочный, а настоящий, не выду­
— Видишь? Дубошная гора. Там, у са­ манный, а живой, загорелый, вихрастый
мого берега, будет и наш дом. Садко с Жигулей.
Г. СКРЕБИЦКИЙ Рас. Г. НИКОЛЬСКОГО

В ЗИМНМ
Е
ЛЕСУ

В воскресенье утром Серёжа зашёл


к Мите. На-днях в школе выпускался
новогодний номер стенной газеты, и прия­ та же или какая-нибудь другая белка и
телям поручили написать статью «В зим­ с удовольствием полакомится сушёным
нем лесу»: как живут зимою лесные оби­ грибком.
татели, чем кормятся и как спасаются от А вон на краю поляны, где из-под сне­
холода и от врагов. Митя должен был га торчат кустики брусники, весь снег
описать всё это, а Серёжа сделать ри­ истоптан, будто гуляли куры.
сунки. — Это тетерева здесь были, ягоды со­
Мальчики взяли лыжи, заплечный ме­ бирали, — сказал Митя.
шок, положили в него тетрадку, альбом Серёже хотелось зарисовать кустики
для рисования, карандаши и тронулись брусники и тетеревиные следы возле них,
в путь. но Митя уверял, что это ещё успеется. Ему
Лес начинался прямо за городом. не терпелось забраться как можно глуб­
В эту зиму ребята шли туда первый же в лес и найти что-нибудь редкое.
раз. В лесу им были знакомы каждая Скоро мальчики зашли в молодой осин­
тропочка, каждая полянка. Но теперь всё ник.
было укрыто снегом и имело совсем дру­ — Кто ж е это кору с деревьев обгло­
гой, необычный вид. Лес стоял неподвиж­ дал? — спросил Митя и стал рассматри­
ный, притихший. А над ним низко висело вать большие глубокие следы под деревь­
мглистое, лиловатое к горизонту небо. ями. — Неужели здесь были коровы?
— Гляди) сколько шишек под осиной — Не коровы, а лоси, — догадался
валяется,— остановился Серёжа. — З н а­ Серёжа.
чит, на этой осине кузница дятла. Здесь он — Правда, лоси, — обрадованно под­
шишки долбит. Дай-ка я зарисую. твердил Митя. — Вот бы кого посмот­
— Не стоит время терять. Кузницу реть!
дятла и так все видели, — возразил — Д а разве их увидишь? — вздохнул
Митя. — Поищем-ка лучше чего-нибудь Серёжа. — Они чуткие, наверное давно
поинтереснее. отсюда удрали.
— Хорошо, — согласился Серёжа. Мальчики долго рассматривали погрызы
Чем дальше приятели уходили от опуш­ лосей на деревьях, потом тихо пошли по
ки, тем больше им попадалось разных лесу в тайной надежде увидеть и самих
лесных находок. осторожных лесных обитателей.
Вот на молодой берёзке, между сучками, Но лосей нигде не было видно. Нако­
будто засохшие листья, темнеют сухие нец, достаточно приустав, ребята остано­
грибы. Это белка засунула их сюда ещё вились.
летом, да и забыла о своих запасах. Но — А ведь здесь мы с тобою были, —
придёт время, наткнётся случайно на них сказал Митя, осматривая полянку. —
Помнишь, ещё тетеревиное гнездо летом
нашли?
— Помню, под тем кустом.
Мальчики подошли к можжевёловому
кусту. На снегу возле него тоже виднелись
чьи-то следы. Они шли не сплошной це­
почкой, а с перерывами. Видно, зверёк
бежал скачками.
— Не хорёк ли это бежал? — промол­
вил Серёжа.
Приятели пошли по незнакомому следу.
Он вёл через вырубку, потом запетлял по
лесу среди деревьев и вдруг совсем исчез.
— Куда же он пропал? — . удивился
Митя.
— Здесь он! — крикнул отошедший
в сторону Серёжа.
След начинался под деревом.
— Нет, это не хорёк, — сказал Митя: —
хорёк по деревьям не лазает, а этот вон
сколько верхом прошёл. Давай-ка после­
дим, может и увидим, что за зверь.
И ребята, стараясь итти как можно ти­
ше, направились дальше.
Судя по следу, зверёк охотился. Он
тщательно обследовал старые пни и кучи
хвороста. А в одном месте сделал несколь­
ко больших скачков и поймал мышь. На
следу виднелась кровь.
— Только что перед нами здесь был, —
шопотом сказал Серёжа.
Вдруг Митя толкнул приятеля рукой.
— Смотри, смотри... — зашептал он.
Мальчики затаились, прижавшись к ста­
рой сосне.
Впереди между редкими стволами де­
ревьев бежал какой-то тёмный зверёк по­
меньше кошки. Добравшись до ёлки, он
ловко вскочил на дерево и, цепляясь за
кору, быстро побежал вверх.
12
На минуту он исчез в густых ветвях. ели опять показался тот ж е зверёк. Он
Но в следующий миг мальчики увидели, спрыгнул с дерева в снег и не спеша, мел­
как оттуда стрелой выскочила белка и кими скачками направился дальше в лес.
понеслась по веткам. За нею гнался тот Ребята следили за ним издали.
же зверёк. Оба пронеслись над головами Пробежав немного, зверёк забрался на
ребят, осыпая их снегом, и скрылись в вер­ ствол сухого дерева и спрятался.
шине соседней ели. Послышался короткий Мальчики долго ждали, не покажется
писк, потом всё смолкло. ли он. Но зверёк не появлялся. Тогда ре­
— Поймал, — шепнул Митя. бята, крадучись, подобрались к тому
Серёжа приложил палец к губам: мол­ месту, куда он скрылся.
чи, мол. Метрах в двух от земли в стволе тем­
Спустя несколько минут на верхушке нело дупло.
13
— Тут...—едва слышно сказал Серёжа. — Куница! — радостно воскликнули
Митя осторожно снял с себя заплечный ребята и принялись рассказывать, как они
мешок, развязал его и стал подкрадывать­ поймали зверька.
ся к дереву. Ближе, ближе, — вот уже Во время рассказа Митя потянул к себе
можно достать рукой. Но от волнения раскрытый мешок, чтобы показать, как
руки совсем не слушались. он ловил куницу. И вдруг из мешка упали
Собравшись с духом, Митя одним прыж­ на пол растрёпанная тетрадка, альбом и
ком кинулся вперёд и прикрыл отверстие карандаши.
дупла. В тот же миг он почувствовал, как Ребята переглянулись.
что-то с силой ударилось в мешок и бе­ — Андрей Иванович, — растерянно ска­
шено завертелось в нём. зал Серёжа, — куницу-то мы поймали,
— Попался! Помогай!—закричал Митя. а вот задание не выполнили...
Ребята крепко завязали шнурки мешка. — Какое задание? — сразу не понял
— Теперь скорей в школу, там клетка учитель.
есть, — взволнованно сказал Серёжа, — — Д а ведь нам поручили собрать ма­
а то как бы зверь мешка не прогрыз! териал и написать для стенной газеты
Мальчики поспешили в город. статью «В зимнем лесу». Мите поручили
Учитель Андрей Иванович был в живом писать, а мне — рисовать.
уголке. Он очень удивился, когда Серёжа — А мы прогуляли и ничего не сдела­
с Митей, запыхавшись, вбежали к нему,
но, узнав, в чём дело, сразу заторопился. ли... — грустно добавил Митя.
Он открыл большую железную клетку, Учитель поглядел на смущённые лица
затем развязал шнурки мешка и прило­ ребят и улыбнулся.
жил его к дверце. В ту же секунду из — Как ж е ничего не сделали? А это
мешка выскочил пушистый коричневатый что? — и он кивнул в сторону клетки. —
зверёк и заметался по клетке. Митя напишет о том, как живёт зимою
— Как же вы её поймали? — изумился в лесу куница, за кем охотится, где пря­
учитель. чется и отдыхает. А ты, Серёжа, нари­
— А кто это? — спросил Серёжа. суешь всё это, как видел собственными
— Неужели не узнаёте? Это куница. глазами. Отличная статья получится.

На ветру Но по льду Мы в поля


На первом холоде Ходить рискованно. И горы ближние
Старый дуб Проторим
Лишь охотники Дороги лыжные.
Роняет жолуди. С двустволками
А в саду, Ходят-бродят Навестим
За нашей школою, Между ёлками. Дубки и ясени,—
Иней сел Д а собака Ведь они
На ветви голые. Всю степь украсили.
Лопоухая
Под берёзами Пробегает,
Широкими Землю нюхая... И куда бы
Галки Мы ни ехали,
Наступай, зима, Нам деревья
Ссорятся с сороками. С морозами! Служат вехами!
Пруд застыл, Падай, снег,
На зелень озими! Сергей СМИРНОВ
И речка скована,
С. МАРШАК Рас. Ю. КОРОВИНА

МАСТЕР-ЛОМАСТЕР

Я учиться не хочу.
Сам любого научу.
Я — известный мастер
По столярной части!

У меня охоты нет


До поделки
Мелкой.
Вот я сделаю буфет!
Это не безделка.

Смастерю я вам буфет


Простоит с}н сотню лет.

'■■г

Вытешу из ёлки
Новенькие полки.

Наверху у в а с — сервиз,
Чайная посуда.
А под ней — просторный низ
Д ля большого блюда.
Полки средних этажей
Будут для бутылок.
Будет ящик для ножей,
Пилок, ложек, вилок.

У меня, как в мастерской,


Всё, что нужно, под рукой:
Плоскогубцы и пила,
И топор, и два сверла,

Молоток,
Рубанок,
Долото,
Фуганок.

Есть и доски у меня.


И даю вам слово,
15
Что до завтрашнего дня
Будет всё готово!

Завизжала
Пила,
Зажужжала,
Как пчела.

Пропилила полдоски,
Треснула и стала,
Будто в крепкие тиски
На ходу попала.

Я гоню её вперёд,
А злодейка не идёт.
Я тяну её назад —
Зубья в дереве трещат...

Не даётся мне буфет.


Сколочу я табурет,
Не хромой, не шаткий,
Чистенький и гладкий.

Вот и стал я столяром,


Заработал топором.
Я по этой части
Знаменитый мастер!

Раз, два —
По полену.
Три, четыре —
По колену.

По полену,
По колену,
А потом
Врубился в стену.

Топорище — пополам,
А на лбу остался шрам.

Обойдусь без табурета.


Лучше — рама для портрета.

Есть у дедушки портрет


Бабушкиной мамы.

16
Только в доме нашем нет
Подходящей рамы.

Взял я несколько гвоздей


И четыре планки.
Д а на кухне старый клей
Оказался в банке.

Будет рама у меня


С яркой позолотой.
Заглядится вся родня
На мою работу.

Только клей столярный плох:


От жары он пересох. Плохи гвозди у меня,
Обойдусь без клея. Не вобьёшь их прямо.
Планку к планке я прибью, Так до нынешнего дня
Чтобы рамочку мою Не готова рама...
Сделать попрочнее.

Как ударю молотком! Унывать я не люблю.


Гвоздь свернулся червяком. Из своих дощечек
Забивать я стал другой, Я лучинок наколю
Д а согнулся он дугой. На зиму для печек.
Третий гвоздь заколотил —
Шляпку набок своротил. Щепочки колючие,
Тонкие, горючие

Затрещат, как на пожаре,


В нашем старом самоваре.
То-то весело горят!
А ребята говорят:

— Иди,
Столяр,
Разводи
Самовар.

Ты у нас не мастер,
Ты у нас ломастер!
М. ИЛЬИН и Е. СЕГАЛ Рис. К. КАЩЕЕВА

ЧАСЫ
В ясную погоду такие часы хорошо р а­
ботают. Но что ж е это за часы, которые
работают только в хорошую погоду?!
Стали люди голову ломать, как бы при­
думать часы получше, чтобы они одина­
ково точно показывали время и днём и
У часов, как и у всех вещей, своя исто­ ночью, и зимой и летом, и в дождь и в яс­
рия, и даже не одна, а две. ную погоду.
Как до часов додумались, какие они То, что они придумали, можно и сейчас
были в старину, как они делались всё увидеть в санаториях и больницах, где
лучше и лучше — это первая история, принимают лечебные ванны. У этих часов
длинная. нет ни стрелок, ни кружка с цифрами, ни
А вторая — покороче. Это история того, зубчатых колёсиков внутри. Сделаны они
как вот эти именно часы, которые живут не из металла, а из стекла. Д ва стеклян­
на руке или в кармане, родились и начали ных пузырька соединены вместе в виде
свою жизнь на часовом заводе. восьмёрки. Внутри — песок. Когда часы
Первая история началась очень давно, работают, песок из верхнего пузырька
много веков тому назад. В старину, когда сыплется в нижний. Высыпался песок —
часов ещё не было, люди мерили время значит, прошло десять минут, пора из ван­
не по часам, а по солнцу. ны выходить.
Встало солнышко — пора и людям Были когда-то и другие часы — не пе­
вставать да за работу браться. Поднялось сочные, а водяные. Вода понемногу выте­
оно, прошло полдороги по небу — надо кала из дырочки, и люди смотрели, до
людям отдохнуть и пообедать. А спрята­ какой чёрточки она дошла. А около чёрто­
лось солнышко за леса, за горы, за синее чек были написаны цифры.
море — пришло время и людям по домам Возни с такими часами было много:
да на покой. воду надо было доливать да переливать.
Но, конечно, по солнцу трудно точно А толку от них было мало: время они по­
узнать, который час. На глазок ведь не казывали неточно.
поймёшь, какую часть своей дороги уже И вот, наконец, появились настоящие
прошло солнце. часы — со стрелками, с гирями, с зубча­
Чтобы делу помочь, люди придумали тыми колёсами. Гиря опускается и застав­
солнечные часы. В таких часах уже есть ляет Вертеться зубчатые колёса, а зубча­
стрелка. Д а только стрелка эта особенная. тые колёса приводят в ход стрелки.
Её в руки не возьмёшь. Когда солнце пря­ Первые такие часы были сооружены
чется за тучи, пропадает и стрелка, потому у нас в Москве пять с половиной веков
что это не настоящая стрелка, а всего тому назад часовым мастером, которого
только тень. Посреди циферблата — круга звали Лазарем.
с цифрами — торчит колышек. От колыш­ После этих часов появились в Мо­
ка ложится тень. Тень словно стрелка. скве и другие. Интересные часы были уста­
Солнце идёт по небу, и тень тоже идёт по новлены на Спасской башне в Кремле.
кругу — от цифры к цифре. Обыкновенно в часах вращается стрелка,
18
а циферблат неподвижен. А тут наоборот: А тем временем в соседнем цехе делают
стрелка стояла на месте, а циферблат вер­ из металла зубчатые колёсики, оси, стрел­
телся. Д а и стрелка была особенная — ки, круглые стальные коробочки — бара­
в виде маленького солнца. Когда цифер­ баны для пружин.
блат вертелся, одна за другой проходили Людей тут немного. Они только упра­
цифры под солнцем — стрелкой. вляют работой машин, а машины сами
Сначала делали только очень большие делают то, что нужно.
часы. Их нельзя было положить в карман На одном станке обтачиваются бара­
и взять с собой. Для них строили особые баны для пружин. К станку прикреплена
часовые башни. деталь, напоминающая воронку. В неё
Немало времени прошло, пока часовщи­ рабочий насыпает круглые кусочки метал­
кам удалось придумать маленькие кар­ ла — заготовки. Воронка прозрачная,
манные часы, с пружиной вместо гири. сквозь неё видно, как заготовки опускают -
На первых порах в ча­
сах не было стекла и
была только одна стрел­
ка — часовая. Её млад­
шие сёстры — минутная
и секундная стрелки —
появились позже.
Было время, когда ча­
сы делали вручную в
маленьких мастерских.
Возни с часами было
много, и поэтому стоили
они дорого. А теперь их
делают на больших за ­
водах не вручную, а на
станках, приводимых в
ход электричеством.
Если бы вы побывали
на одном из наших ча­
совых заводов, вы уви­
дели бы, как быстро по­
лосы металла превра­
щаются в часы.
Длинными рядами
стоят в просторном свет­
лом зале станки. Здесь
делают крышки, цифер­
блаты и металлические
кружки — «платины»,
на которых, как на фун­
даменте, укрепляются
различные части часово­
го механизма.
Полосу металла ре­
жут на куски. Эти куски
путешествуют от станка
к станку, а по дороге их
обтачивают, шлифуют,
сверлят в них разной
величины дырочки.
ся и сами идут в станок. А там за них кая лента — конвейер — и несёт от одной
берутся один за другим три острых резца. работницы к другой деревянные коро­
И когда кусочек металла выходит из бочки. В коробочках часы, или, вернее,
станка, он уже совсем не тот, что был: то, что будет часами. Каждая работница
он превратился в гладко обточенный ба­ к ним что-нибудь добавляет. Одна ко­
рабан. лёсико вставит, другая — барабан с пру­
На другом станке делают такие кро­ жиной, третья — циферблат, четвёртая —
шечные вещи, что их приходится брать стрелки.
не пальцами, а щипчиками, и рассматри­ Первая работница начинает с того, что
вать не простым глазом, а в увеличитель­ берёт в руки платину — металлический
ное стекло — в лупу. кружок с дырочками. А у последней из
Но лупа увеличивает не так сильно. рук выходят уже готовые часы. Их ход
Чтобы проверить, правильно ли сделаны
зубчики какого-нибудь крошечного колё- надо проверить. Для этого есть особый
сика, его кладут на столик прибора, прибор, похожий с виду на радиоприём­
увеличивающего в сто раз. На высоком ник, вынутый из ящика. Часы вставляют
стуле перед прибором сидит работница. в прибор и так и этак — головкой вверх,
Перед ней покатая доска, вроде парты, головкой вниз... Они тикают, а прибор за ­
с матовым стеклом посредине. Работница писывает карандашом на ленте то, что они
задёргивает занавеску, чтобы не мешал говорят. Запись показывает, правильно ли
дневной свет, и включает яркую электри­ идут часы.
ческую лампу прибора. Свет лампы падает Так они держат экзамен, перед тем
на колёсико, проходит сквозь ряд увели­ как начать свою трудовую жизнь.
чительных стёкол, отражается от зеркал Но это не последний, не выпускной экза­
и попадает на матовое стекло. Перед ра­ мен.
ботницей появляется увеличенное в сто Прибор-экзаминатор может и сам на­
раз изображение колёсика. врать, если он почему-либо испортился.
Тут можно заметить каждую невидимую Значит, и его работу тоже надо проверять.
простым глазом за ­ Это делает старый,
зубрину. Работница опытный мастер,
накладывает сверху внимательно про­
прозрачную бумагу сматривающий все
с чертежом и смот­ часы в первые же
рит, правильно ли дни их жизни.
по чертежу сделано Но и это ещё не
колёсико. выпускной экзамен.
Но вот все части Целый месяц часы
часов готовы. Те­ остаются на заводе.
перь надо, чтобы Их каждый день за ­
они собрались вме­ водят и следят за
сте. ними, чтобы узнать,
В огромном за ­ какой у них харак­
ле сборочного цеха тер, не слишком
стоят рядами длин­ ли торопливый или
ные предлинные медлительный.
столы. Вдоль сто­ Так часы прохо­
лов сидят работни­ дят долгий путь из
цы в белых халатах, одного станка в дру­
с лупами на лбу, гой, из рук в ру­
с щипчиками в ру­ ки, пока не попада­
ках. ют на руку или в
Вдоль каждого карман своего хо­
стола бежит широ­ зяина.
Рас. Н. ГОХБЕРГ

ПОД НОВЫЙ ГОД.


я. та й н Рис. П. КАРАЧЕНЦОВА

ЗОЛОТЫЕ СТРЕЛКИ
1 узоры расступились, и Люся увидела
кремлёвские стены, башни и на самой высо­
Люся живёт в Москве. Она ещё малень­ кой башне часы с золотыми стрелками.
кая и спит в кроватке с сеткой. А над кро­ — Я знаю, это самые главные часы. Да,
ваткой висит календарь, и папа каждый папа? — сказала Люся.
день отрывает от него по листочку. И вот — Конечно! — согласился папа.
один раз Люся сказала: А Люся продолжала:
— Папа, что ж ты весь календарь — По ним все люди на земле время
оборвал? Смотри, всего один листочек узнают. Д а, папа?
остался. — Конечно, — повторил папа.
— Не беда, — сказал папа, — скоро А Люся спросила:
Новый год! — Когда же Новый год придёт?
— Новый? — удивилась Люся. — Ку­ — А вот как золотые стрелки сойдут­
да же старый денется? ся! — ответил папа.
— Никуда не денется. Уйдёт — и всё! Люся долго ждала, но стрелки всё не
Люсе захотелось посмотреть, как уходит сходились. Тем временем окно снова за ­
старый год. Она кинулась к окну. Но окно тянулось узорами.
было затянуто ледяными узорами. Тогда — Папа, кто это выводит узоры на
Люся выпятила губы, приставила к ним стекле?
ладони ковшиком и давай дышать. И вот — Это дедушка Мороз!
22
— Какой дедушка Мороз? Она была рада, что это папа, но всё-та-
— Разве ты не знаешь? — сказал па­ ки ей хотелось увидеть настоящего деда
па. — Далеко-далеко в лесу, в ледяном Мороза, который живёт в ледяном дворце.
дворце, живёт дедушка Мороз... В шубе, И вот на другой День папа повёл её на
с бородой, с палкой... праздник в большой светлый зал с колон­
— С палкой? — переспросила Люся. — нами. Там медленно вертелась огром­
Значит, он злой, да? ная — вся в лампочках — ёлка. Под ней
— Что ты! — засмеялся папа. — Он стоял дед Мороз и творил чудеса: топнет
очень добрый. Он каждый год приходит ногой — прибежит Серый волк, махнёт
к ребятам с подарками... варежкой — прилетит Жар-птица...
— А ко мне он придёт? — спросила Люся обрадовалась и побежала вокруг
Люся. ёлки. Она долго там веселилась. Когда
— Придёт, если будешь себя хорошо вышли на улицу, уже стояла ночь. Но
вести. кругом было светлым-светло. На площади,
—■А я буду хорошо! — обещала Люся. прямо под открытым небом, стояла ёлка,
Ей очень хотелось увидеть деда Мороза, на неё падал снег, а под ней стоял дед
который живёт где-то далеко-далеко в ле­ Мороз и шутками веселил народ...
су, в холодном ледяном дворце... Вся Москва была в огнях, везде были
ёлки, и у каждой ёлки свой весёлый, за ­
2 бавный дедушка Мороз...
И вот Люся стала себя очень хорошо
вести. Всё ела, слушалась, чистила зубы. 3
И что же? Однажды, когда папы не было Когда пришли домой, Люся спросила:
дома, открылась дверь и в комнату во­ — Папа, который же из них настоящий?
шёл... дед Мороз! — Они все настоящие! — отозвался
Люся его сразу узнала. Он был в белой папа.
шубе, с бородой, с палкой — всё, как — Нет, ну вот который в лесу живёт,
папа говорил. В руках он держал зелёную в ледяном дворце, помнишь, ты расска­
ёлочку. Он пристукнул палкой и сказал зывал?
глухим голосом: — В лесу? — удивился папа. — Что ты,
— Здравствуй, девочка Люся! Ты хоро­ Люся, ведь это же просто сказка!
шо себя вела, я принёс тебе в подарок — Сказка?.. — протянула Люся.
лучшую ёлочку из моего леса. — Ну да! Только ты, дочка, не рас­
Дед Мороз нагнулся, чтобы поставить страивайся, в жизни ведь даж е лучше, чем
ёлочку, но тут полы его длинной шубы ра­ в сказке. Видишь, сколько кругом радости,
зошлись, и маленькая Люся снизу увидела сколько ёлок, сколько дедов Морозов!
папин тёмносиний костюм в полоску и — Правда, лучше! — сказала Люся. —
папины жёлтые туфли со шнурками. В сказке один дед Мороз, а в жизни — вон
Она запрыгала, закричала: сколько много!
— Это вовсе не дед Мороз! А это во­ Она легла на свою кроватку с сеткой и
все папа! Это вовсе папа! спокойно заснула.
— Ишь, какая глазастая, — усмехнулся А над её головой, за ледяными узорами
папа: — узнала всё-таки! деда Мороза, медленно двигались золо­
— Я не тебя, я твои ботинки узнала! — тые стрелки, те самые, по которым все
смеялась Люся. люди на земле узнают верное время...

На обложке рисунок А. Ермолаева—„В Музее В. И. Ленина “


Редколлегия: 3. АЛЕКСАНДРОВА, А. БАРТО. Л. ВИНОГРАДСКАЯ (редактор). Л. ВОРОНКОВА, А. ЕРМОЛАЕВ. Н. ЕМЕЛЬЯНОВА, В. ЛЕБЕДЕВ, С. МАРШАК,
Е. МАРТЬЯНОВА, С. МИХАЛКОВ. Л. ПАНТЕЛЕЕВ

Год издания двадцать восьмой Ц ена 1 р уб. Изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»
Адрес редакции: Москва, СущЕвская ул„ 21. Тел. Д 3-20-90, доб. 1-ОВ. А091ВВ Подписано к печати 8,'XII 1951 г.

Типография .Красное знамя. иэд-ва .Молодая гвардия.. Москва. СушЕвская, 21.

Вам также может понравиться