Вы находитесь на странице: 1из 257

Яна Франк

Будет сила, будет и воля.


Как получить доступ к собственным ресурсам
Заведующая редакцией А. Федорова
Руководитель проекта А. Рябчикова
Литературный редактор М. Трофимова
Ведущий редактор Е. Власова
Корректоры Н. Сидорова, Г. Шкатова

ББК 88.492
УДК 159.98
Франк Яна
Ф83 Будет сила, будет и воля. Как получить доступ к собственным ре-
сурсам. — СПб.: Питер, 2019. — 256 с.: ил.
ISBN 978-5-4461-1095-7
Мы уже выучили аксиому: все получится, если только достаточно сильно
захотеть! Стало быть, если ничего не получается, значит, мы просто недостаточно
хотим? А если мы хотим, но не хватает энергии? Где ее взять, как не растерять?
Отсутствие сил и здоровья повергает в уныние, душевные проблемы забирают по-
следние силы. Как выбираться из этих замкнутых кругов?
В этой книге описаны результаты многолетних поисков настоящих ответов и
практических рецептов: как же, наконец, прийти в эту точку, когда захочешь, вста-
нешь и сделаешь! И сможешь! Для работы над книгой использовались исследования
и статьи из области нейробиологии и собственный опыт работы с сенсомоторной
терапией и аппаратами нейрофидбека. У всех «мистических» проблем со здоровьем
на самом деле есть физические причины, и можно научиться их находить.

16+ (В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ.)

ISBN 978-5-4461-1095-7 © ООО Издательство «Питер», 2019


© Франк Я. текст, иллюстрации, 2019

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы
то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Изготовлено в России. Изготовитель: ООО «Прогресс книга». Место нахождения и фактический адрес:
194044, Россия, г. Санкт-Петербург, Б. Сампсониевский пр., д. 29А, пом. 52. Тел.: +78127037373.
Дата изготовления: 11.2018. Наименование: книжная продукция. Срок годности: не ограничен.
Импортер в Беларусь: ООО «ПИТЕР М», 220020, РБ, г. Минск, ул. Тимирязева,
д. 121/3, к. 214, тел./факс: 208 80 01.
Налоговая льгота — общероссийский классификатор продукции ОК 034-2014, 58.11.1 — Книги печатные.
Подписано в печать 02.11.18. Формат 70х90/16. Бумага офсетная. Усл. п. л. 18,720.
Тираж 5000. Заказ 0000.
Отпечатано в полном соответствии с качеством предоставленного электронного оригинал-макета
в типографии филиала АО «ТАТМЕДИА» «ПИК «Идел-Пресс».
420066, Казань, ул. Декабристов, 2. E-mail: idelpress@mail.ru
Спасибо!
Моей семье, моим друзьям, моим врачам и тренерам
и тепленьким кошкам! За поддержку, вдохновение,
терпение и за то, что вы так здорово учите меня своим
примером не ныть, а решать проблемы конструктивно!
Оглавление
  Прежде чем бросить эту книгу, прочитайте это!. . . . . . . . . . . . . . . . 6
  1. В поисках вдохновения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
  2. Что такое талант?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
  3. Что такое мотивация и где ее берут?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23
  4. Уговорить или заставить?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
  5. Человек в поисках удовольствия. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35
  6. И мозга с мозгою говорит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 37
  7. Что такое энергия и откуда она берется?. . . . . . . . . . . . . . . . . . 47
7.1. Про силы физические. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48
7.2. Про силы душевные. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55
7.3. Как выглядит энергетическое тело человека? . . . . . . . . . 61
  8. Душевные силы: откуда они берутся и куда деваются? . . . . . . . 66
  9. Эмоциональное расхламление. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 78
10. Н
 едообследованные болезни, психически больные
и симулянты. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .93
10.1. Надо действовать! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 95
10.2. Все начинается с традиционной медицины . . . . . . . . . . 96
10.3. Если традиционная медицина сдалась. . . . . . . . . . . . . . 97
10.4. Чем вам могли бы помочь главы о работе с телом. . . . . 100
10.5. Несколько слов о гормонах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 103
10.6. И о том, чего, может быть, действительно нет . . . . . . . 104
11. Бодиворк. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 106
12. Телесная психотерапия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 109
13. Сенсомоторная терапия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 118
13.1. Где больше не проходит или не распознается сигнал? . 119
13.2. Где нарушена коммуникация?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 121
14. Триггерные точки и их лечение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 124
14.1. Как именно их лечат?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 126
15. Фасции — всеми забытая важная материя. . . . . . . . . . . . . . . . 129
16. Психотерапия по мотивам работы с телом. . . . . . . . . . . . . . . . 131
16.1. Мое тело — мой храм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 134
16.2 Из чего сделано наше хорошее самочувствие. . . . . . . . 135

4
16.3. Дневник наблюдений за собственной природой. . . . . . 141
16.4. А как всем перезаниматься? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144
17. Здоровый образ жизни. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148
17.1. Феномен открытого окна. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 158
17.2. Попробуйте предположить что-то новое. . . . . . . . . . . . 159
17.3. Ангельские круги. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 162
18. Осталось захотеть! Или мы уже хотим?. . . . . . . . . . . . . . . . . . 165
18.1. Это — не наше желание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 166
18.2. Мы этого на самом деле не хотим . . . . . . . . . . . . . . . . 167
18.3. Мы хотим по неправильным причинам. . . . . . . . . . . . . 167
18.4. Того, что мы на самом деле хотим, мы боимся хотеть. . 169
18.5. Мы боимся получить то, чего мы хотим!. . . . . . . . . . . . 170
19. История про 50 импульсов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 174
19.1. Почувствуйте себя в новой ситуации как дома. . . . . . . 178
19.2. Зеркальные нейроны вам в помощь! . . . . . . . . . . . . . . 180
20. Аутоагрессия и самосаботаж. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 184
20.1. Забастовка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 184
20.2. Да, такое я ничтожество! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 189
21. К
 ак выйти из блокады, если она намертво прописана
в системе?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 197
21.1. Демистификация истории про нейронные связи. . . . . . 199
21.2. Влияние авторитета и эксперимент Милгрэма. . . . . . . . 201
21.3. Вы понимаете, как это плохо?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 206
21.4. Какие есть альтернативы?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 208
21.5. Что я потеряю, если перестану так делать? . . . . . . . . . 213
21.6. А нужно ли это сейчас?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 214
21.7. А как же выглядит альтернатива?. . . . . . . . . . . . . . . . 217
21.8. Нужны рецепты! Нужен подробный план! . . . . . . . . . . 218
21.9. Чемоданчик для экстренных случаев. . . . . . . . . . . . . . 220
21.10. Исправление ошибки — динамический процесс!. . . . . 221
21.11. В каждый из этих моментов мы растем. . . . . . . . . . . . 227
21.12. Но как же обойти защиту от дурака?. . . . . . . . . . . . . 228
22. Как это выглядит на практике?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 230
23. Нахрапом или микроскопическими шагами?. . . . . . . . . . . . . . . 239
24. Е
 ще рецепты для повышения мотивации и перехода
к активным действиям . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 245
Заключение. Хорошее требует времени. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 252

5
Прежде чем бросить эту книгу,
прочитайте это!
Дорогие скептики! Когда я впервые написала в своем блоге
о том, что пишу эту книгу, на меня посыпались обиженные коммен-
тарии: «Надеюсь, это не будет очередная книга о том, что двигаться
и гулять на свежем воздухе — полезно»? Я даже кому-то ответи-
ла, что непременно минимум 300 страниц будут исключительно
об этом, а оставшиеся сто будут состоять из призывов взять себя
в руки, заняться собой и не выдумывать. А, совсем забыла! Еще
нужно не забыть приправить эту книгу обвинениями в том, что все
болеющие, а также слабые и неуспешные — сами во всем вино-
ваты! И к тому же — они сами всех своих проблем хотели! Они за
ними прячутся от ответственности, в то время как все нормальные
взрослые люди просто ее несут. Только признаться в таком себе
и другим — невыгодно. Обзовут инфантильным нытиком и закидают
помидорами. Поэтому нужно прикинуться бедненьким и больным
и подвести под свою лень научную базу, что они и делают успешно.
А чтобы им больше сочувствовали и меньше подозревали в злых
умыслах, они регулярно демонстративно вздыхают на всю окру-
гу: «Ах, как я хотел бы быть более полезным членом общества
и иметь больше сил и здоровья!» Это классическая манипуляция,
старая как мир. Сделать так, чтобы было неловко и политически
некорректно предъявлять человеку претензии. Хотя ничего иного
он не заслужил.

Дорогие читатели! Если вы читали мой горячо любимый блог,


который я веду почти 20 лет, и мои книги «Муза и чудовище»
и  «Муза, где твои крылья?», то вы знаете, что я все свободное
время ищу ответы на эти «главные» вопросы. И для себя, потому

6
что я однажды тяжело болела и с тех пор периодически страдаю,
теперь уже от долговременных последствий лечения. И для вас —
моих читателей, которые пишут мне тысячи писем, просят обсудить
их проблемы в блоге, просят совета, рассказывают о своем горе.
Одна из самых часто обсуждаемых проблем — нехватка сил,
нехватка здоровья, нехватка энергии, мотивации, желания, сти-
мула. Люди жонглируют этими компонентами, складывая их во
всевозможные комбинации: то есть силы, а нет желания, а потом
есть желания, а нет сил. Или есть силы и желание, но здоровья не
хватает. Как в анекдоте, в котором то не с кем, то негде, то нечем.

Те, кто читают меня не в первый раз, знают, что я всем этим
людям очень сочувствую! И желаю им, чтобы они нашли выход из
всех этих замкнутых кругов. И я им верю, что они не ипохондрики,
не нытики и не вруны. Более того, я все это знаю, потому что сама
все испытала на себе. И мне тоже уже многократно было нечего,
нечем, не на что и незачем. И я знаю, что выход есть. Какую бы
комбинацию мы ни взяли — отсутствие сил вкупе с нехваткой мо-
тивации, наличие болезни плюс еще вагон других проблем, — для
любого расклада найдется человек, который смог и из такой стар-
товой позиции добиться значительного улучшения. И как только
кто-то говорит: «Да просто у него был миллион», тут же находится
и такой, который без миллиона справился!
Я уже выучила, что универсального рецепта здесь нет! Потому
что ситуация и мозаика из проблем и возможностей у каждого своя.
Но есть методы, как найти свой путь. Как откопать свой рецепт для
увеличения своего собственного потенциала. И есть очевидные
компоненты, из которых складывается возможность что-то делать.
Это здоровье, энергия, сила, воля, гибкость, цельность, открытость.
Вот об этом и будет книга.

7
Я написала это краткое вступление для тех, кто уже про-
бежался по оглавлению или по диагонали прочитал несколько
страниц и  страшно разобиделся. Да, мы здесь и о прогулках
поговорим, и о движении, и о свежем воздухе. И о хорошем пи-
тании, и о многострадальном подсознательном убегании от про-
блем, и  обо всех остальных банальностях, которые так устали
выслушивать все, кто не может сдвинуться с мертвой точки. Мы
должны рассмотреть все это, потому что оно имеет значение,
это все не просто так всплывает во всех «инструкциях по вы-
живанию». Про многие эти вещи мне удалось узнать побольше.
Я хотела понять, откуда берутся эти мифы и легенды, какое у них
научное обоснование. Что именно имеется в них в виду. А то,
например, о прогулках поют многие — но какие именно имеются
в виду прогулки? Сколько? В каких условиях? Какой именно те-
рапевтический эффект предполагается от них получить? Когда
он начинается и где заканчивается?
То же самое — с движением, зарядками, нагрузками. Одни
кричат, что неважно, как двигаться, лишь бы на боку не лежать.
Другие предупреждают, что можно сильно себе навредить, дви-
гаясь не оптимальным для себя способом. Третьи намекают, что
вообще не в движении дело, а все гораздо глубже. Кто прав? Кого
слушать? Так все же двигаться или нет? И сколько и как? А глав-
ное  — куда не ткни, есть люди, которым что-то очень полезно,
и  есть те, кому то же самое  — вредно. Как понять, полезно ли
мне? Как разобраться, действительно ли мне от чего-то плохо или
я просто уклоняюсь от неприятных задач? И какая мне польза от
чтения этих советов, если я не могу себя заставить сделать даже
лишнее движение? А если я все это в принципе ненавижу? А если
я знаю, что мои проблемы — точно не в этом? Может быть я как
раз гуляю и дышу прекрасно — но кто бы меня заставил за столом
посидеть и поработать?

8
Эта книга  — не о зарядках и диетах, а о том, как искать
и  найти контакт с собственным телом, ощущениями и чувствами.
И через это, в сотрудничестве со своим организмом и с собственной
природой, найти оптимальные решения. Надеюсь, что мне удастся
заразить вас оптимизмом и верой в то, что и вы можете заметно
улучшить качество своей жизни, получить доступ к ресурсам, до
которых сейчас еще не можете добраться и которые очень вам
нужны. Многие знания, которые озвучены в этой книге, я вынесла
из занятий «работы с телом» (Body Work) по разным методикам. За
время болезни я позанималась по нескольким из них, а когда писала
о своем опыте в блоге, обнаружила, что не многие об этом слыша-
ли, но многим было бы интересно попробовать. Я интересовалась
разными методиками, читала книги, ходила на курсы, где можно
было попробовать, и обнаружила в них повторяющиеся элементы.
Я не смогу здесь подробно описать работу ни одной из упомянутых
школ, но опишу базовые вещи, которым они меня научили.

Чтобы получить результат в таком серьезном деле, нужно


пускать в ход весь арсенал. И достижения науки, и тонкие мате-
рии. И силу духа, и чувствительность трепетной души. И надеж-
ду, и пробивную силу, и циничные голые факты. В последующих
главах я по порядку расскажу обо всех нужных компонентах всё,
что мне удалось узнать. Наберитесь терпения! На первый взгляд,
всего этого бесконечно много, но, если разобраться, становится
ясно, что это все  — разные рычаги одного и того же аппарата.
В какой-то момент все это сходится в единое целое и вырисовы-
вается стратегия, как все это привести в равновесие и раскрутить
до максимальной амплитуды. И так, чтобы оно красиво работало,
но не разлеталось во все стороны. Давайте попробуем?

9
1. В поисках вдохновения
Многие свои статьи и главы книг я начинала со слов: «Мне
повезло». Мне повезло, что меня с детства учили хорошо работать,
систематизировать свои знания и анализировать свой опыт. И что
я унаследовала от некоторых членов семьи склонность к тому, что-
бы переживать иногда так называемые «маниакальные эпизоды»,
которые отличаются большими приливами энергии и вдохновения.
Но мне не повезло в свое время тяжело заболеть. И несколько лет
жить в состоянии полной опустошенности. Говорят, что никому так
тяжело не даются депрессии и фазы уныния, как маньякам, знаю-
щим вкус зашкаливающих приступов энергии, счастья и оптимизма.
В моей семье были демонстрации потрясающей силы духа, когда
люди выбирались из тяжелейших болезней и реабилитировались
после немыслимых трагедий. К сожалению, навыки, подсмотренные
у  них, мне неоднократно пригодились. Были у  меня и  спутники
жизни, которые душили мои творческие порывы, подрывали мо-
тивацию, вселяли уныние и неуверенность в себе. Часто я полу-
чала поддержку от семьи, но также были периоды, когда такой
поддержки не было, а она бы так пригодилась в тяжелый момент!
Иногда у  меня был понимающий друг и  собеседник, а  зачастую
я была «одна на свете» и должна была все проблемы решать сама.

Я пережила различные взлеты и  падения. Узнала вкус на-


стоящих крутых полетов, когда эмоции зашкаливают, мир нахо-
дится у моих ног, и я ощущаю себя «царем зверей». Но и моменты
полного отчаяния, и  это было ощущение, когда кажется, что не
хватает сил даже для того, чтобы дожить до завтрашнего дня.
Просто лежа дожить.

Годы идут, а  жизнь меня учит по-разному. Я  уже изрядно


доломала свое здоровье, но и во многом его снова восстановила.
Нашла свой способ жить и работать. Узнала свои границы и научи-
лась с ними определяться. Приняла и смирилась со многим, но не

10
со всем. В некоторых вопросах я не готова сдаваться и намерена
бороться до последнего.

За последние 15 лет у меня было множество периодов, ког-


да на воплощение планов не хватало сил и здоровья. Некоторые
длились несколько недель, другие  — месяцы или годы. Между
тем я  снова и  снова болела. Меня вылечили от рака много лет
назад, но теперь меня настигают долговременные последствия
химиотерапии и многочисленных операций. Два года назад, ровно
к Новому году, я начала резко терять зрение. От момента, когда
я подумала, что «как-то я плоховато вижу» до «кажется, не вижу
ничего» прошло меньше трех месяцев. Ухудшаться начало зрение
в одном глазу, поэтому второй довольно долго компенсировал его
несостоятельность, и я не заметила, насколько все плохо. Когда
пришла к врачам, выяснилось, что это — очередное последствие
«химии», и глаз начали лечить и оперировать. И когда более или
менее починили один глаз, начал так же слепнуть второй.

Таким образом, я  два года прозанималась вплотную этой


проблемой, что сильно меня вымотало и деморализовало. Потому
что я — в первую очередь художник, и жизни без зрения не пред-
ставляю. Мне было очень страшно, и я страдала от того, что впер-
вые за последние 40 лет я практически не могла рисовать около
восьми месяцев! Раньше самый долгий перерыв в рисовании у меня
длился четыре дня! Даже когда я болела и лежала в реанимации,
мне приносили туда блокнотики и ручки, чтобы я могла хоть что-то
рисовать. А тут рисовать временно стало невозможным.

К тому же зрение удалось вернуть, но теперь я все вижу криво


и неоднородно, у меня сильно нарушилась координация движений.
И  пришлось находить новые способы рисовать более или менее
ровно. Из-за всех этих переживаний меня накрыло депрессией,
и  последние этапы лечения я  уже проходила в  очень «убитом»
состоянии.

Врачам удалось вернуть мне зрение, так что резкость моего


видения теперь соответствует примерно 60 % (это очень много,
с  этим можно жить и  работать), но то, что я  вижу, искривлено.
Чтобы скорректировать это искажение, меня отправили к невро-
логам, в «школу зрения», а также на занятия нейрофидбэком, где

11
я ­узнала, что человек в  состоянии на многое «надрессировать»
свой мозг. И во многом его можно «перепрограммировать». Начав
с глаз, я ­увлеклась этой темой, начала расспрашивать специали-
стов и читать книги по данному направлению. В первой половине
моей борьбы с болезнью я проходила психотерапию и долго изуча-
ла, что в этой области можно сделать для улучшения жизни каждого
пациента. Теперь передо мной открылся мир нейротрансмиттеров
и нейронных связей, и я узнала еще больше о том, как работает
наш мозг, из чего созданы наши блокады, ступоры и  слабости.
Как мы учимся, как снимаем стресс, какие химические процессы
вызывают у нас большие чувства и яркие эмоции.

Конечно, меня интересовала и  одна из главных тем моей


жизни: вдохновение, мотивация! Люди веками боготворят мисти-
ческие моменты, когда на них снисходит желание творить и вер-
шить великие дела. Потом «Муза» улетает, и жизнь превращается
в  ожидание ее возвращения. Всем хотелось бы узнать тайный
рецепт, как «призвать» ее каким-то волевым усилием. Но если
бы этот рецепт существовал… Эх... Его нет. Мы придумали, как
жить, пока «Музы» нет. Как работать, несмотря на то что иногда
вообще ничего не хочется и не можется. Как черпать хоть какое-
то вдохновение из того, что окружает нас всегда. Я сама написала
уже не одну книгу о том, как пережить, переждать, перетерпеть
время до следующего взлета. Есть и рецепты, которые иногда ра-
ботают и вызывают желанный эмоциональный подъем и желание
творить. Но все они  — ненадежны, не дают гарантии, работают
не у всех. И у всех у нас есть состояния, в которых не работает
вообще ничего.

При этом те же самые неврологи твердят, что и полеты, и вся


эта эйфория — «чистая химия». По сути, определенные события
приводят к  выбросу определенных гормонов, все это влияет на
наше настроение и тонус. Правда, и у них нет простого рецепта,
как включить и выключить все чувства по команде. Отчасти эту
задачу можно решить с помощью разных субстанций, изменяющих
состояние сознания. Мы все знаем, что существуют наркотики, от
которых человек делается очень воодушевленным и энергичным
незамедлительно. Но за такую легкую добычу нужно очень доро-
го платить — депрессиями, истощением, серьезными проблемами
со здоровьем и не только. С помощью многих наркотиков можно

12
полностью и бесповоротно сломать в себе естественные механизмы,
пробуждающие в нас волю, желание жить или способность полу-
чать большое удовольствие. Если это случится, чувство счастья
не получится больше вызвать вообще ничем — ни наркотиками,
ни работой с  собственными гормонами и  эмоциями. Некоторые
поломки необратимы.

Получается, что и здесь у специалистов нет универсальных


решений, волшебных таблеток или какого-нибудь агрегата, спо-
собного переключить человека с депрессивного режима на эйфори-
ческий. Но — с миру по нитке — я насобирала коллекцию советов
и рецептов, как можно воздействовать на собственное состояние,
сокращать фазы упадка до минимума, быстрее восстанавливаться,
реже падать на дно. А главное — мне стало понятнее, как работает
вся система вместе. Я начала видеть человека как единое целое,
сумму всех плюсов и минусов. Как океан, в котором с одной сто-
роны убывает, потому что с другой — приливает, в котором все
движется и колышется, но все вместе — это огромная мощь и все-
ленная, полная жизни.

В этой книге я  собрала и  упорядочила свою коллекцию


и приложила к ней некоторые упражнения, которые помогли мне
и многим родным и близким, а также читателям и участникам моих
семинаров. У нас у всех есть обязанности, желания и мечты. И глав-
ной преградой на пути к ним является то, что на все не хватает
рук, сил, мотивации, часов в сутках. Со всех сторон нам повторяют
премудрость: «Главное — захотеть; если захочешь, найдешь пути,
найдешь время и силы». Но как? Как захотеть всего? Иногда трудно
хотеть хоть чего-то. Где люди берут вдохновение, откуда берется
мотивация, воля, дисциплина, как это «взять и сделать»? Все со-
ветуют «встать и пойти», а мы читаем эти советы и продолжаем
вздыхать на диване.

Мне в последнее время все чаще удается делать то, что по-
настоящему нужно и одновременно хочется. И продолжать делать
хоть что-то, даже когда я болею, сил у меня мало, и настроение
не очень. Надеюсь, что и читатели найдут здесь много рецептов,
которые помогут им сдвинуться с мертвой точки и начать двигаться
в нужном направлении.

13
2. Что такое талант?
Талант у вас к тому, к чему есть интерес!
Я верю в существование таланта, но мне не нравится, когда
говорят, что «талант — это когда у человека что-то само получается
лучше, чем у других». Ни у кого ничего само не получается. Иногда
волей случая любой человек может неожиданно провести удач-
ную линию, нарисовать кривоватую, но невыносимо симпатичную
зверушку или картину, которая на редкость хорошо «держится»,
поражает своей композицией и идеей. При наличии определенных
физических данных кто-то может здорово прыгнуть и совершить
пируэт в воздухе, а потом очень красиво приземлиться. Каждому
может повезти — но иногда. Это не талант. Если художник не будет
работать и  развиваться, он после той волшебной линии выдаст
десятки обычных слабых рисунков, а акробат-самоучка в следую-
щий раз не так хорошо приземлится и сломает ногу. (И, возможно,
из-за этого возненавидит это дело навсегда и больше никогда не
повторит попыток.).

То, что регулярно получается лучше, чем у многих, — всегда


результат труда. И  результат, всегда пропорциональный вложе-
ниям. Спросите любого такого «талантливого», взрослого или
ребенка, сколько он занимается своим делом, и все станет ясно.
Да, со временем пропорции изменяются. Если человек вначале
прикладывает огромные усилия, он стремительно растет. Позже он
может вкладываться меньше и все равно получать хорошие резуль-
таты. Но это потому, что он уже наработал себе навык, «багаж»,

14
который серьезно помогает. По сути, изначально тут присутствует
результат больших вложений. Это как спортсмен, который в не-
которые периоды жизни тренируется не так много, только чтобы
поддержать форму. Но изначально он эту форму наработал тяже-
лейшим трудом, поэтому ему «есть что поддерживать».

Невролог скажет вам, что этот самый трудяга насоздавал


в своем мозге многочисленные богатые нейронные связи, на ко-
торых все и держится. И которые так легко расширять, потому что
они активные и хорошо проработанные. Спортивный врач скажет,
что мышцы и связки у спортсмена в хорошем состоянии, потому
что сначала он хорошо вложился в их рост и формирование, по-
том поддерживал форму, регулярно давал все нужные нагрузки,
ничему не позволил атрофироваться. Эндокринолог скажет, что
у центральной нервной системы выработаны все нужные рефлексы,
поэтому у тренированного человека многие нужные гормоны вы-
брасываются, стоит ему только подумать о своей работе. Все уже
действует на уровне автопилота. Но это не само так сложилось, это
сначала сделали. Просто мы со временем забываем, как нам было
трудно, когда тяготы работы затмеваются искрящими эмоциями от
ее результатов.

Большинство детей, у которых «лучше других» получается


рисовать, танцевать, кататься на скейтборде, когда-то просто лиш-
них сто часов портили бумагу, разбирали шаги и бились о стены,
поэтому они теперь опережают сверстников на эти часы обучения.
Они находят время на серьезные тренировки, но так же при каж-
дой возможности пробуют что-то маленькими шагами. Увлеченный
рисующий ребенок рисует везде — на уроках, в залах ожидания,
перед телевизором. Для паркурщика весь окружающий мир явля-
ется тренажерным залом и парком развлечений. Будущий акробат
с большими амбициями растягивается или качается, даже стоя на
остановке или в очереди.

Другой вопрос в  том, что у  большинства таких «выделив-


шихся» работа как-то даже не особенно напоминает работу. Она
больше похожа на удовольствие. Они много делают, много про-
буют, потому что им очень нравится, очень хочется, у  них есть
большая мотивация. И у этого состояния есть еще одно потряса-
ющее побочное действие: оно сильно прибавляет уверенности

15
в себе, психической стабильности. В то время как мои читатели
жалуются: «Потерпела неудачу на работе, третью неделю рыдаю»,
одержимые творцы запарывают эпические проекты один за другим
но тут же бегут дальше. Вынести неудавшееся на помойку и на-
чинать сначала! Вот единственное, что их интересует! Подумать,
узнать, что пошло не так, попробовать в следующий раз сделать
лучше. Плакать о своей неудаче? Им даже в голову не приходит!
Им попросту некогда грустить, ведь уже ждет следующая попытка!
И попробовать еще раз, справиться, получить, наконец, очередной
результат им так сильно хочется, что все остальные переживания
на фоне этой Великой Цели меркнут!

Вот и выходит, что один ребенок рисует раз в неделю в школе,


другой — два раза в неделю в художественной школе. А третий —
все время и на всем, что попадется под руку. При таком подходе он
в десятки раз быстрее успевает сделать все необходимые ошибки,
найти решение, исправить их, в следующий раз с самого начала
сделать правильно. Он преодолевает разные этапы развития, за-
дания становятся слишком простыми, начинает хотеться чего-то
более сложного, потому что он почувствовал, как это приятно —
расти и ощущать свой рост. И через какое-то время все говорят:
«Ну, у этого ребенка к рисованию талант».

Получается, что талант  — это живой интерес к  какому-то


делу, большое желание заниматься именно им. Кто больше хочет,
у того лучше получается. Часто говорят, что все равно нужна не-
кая предрасположенность. Например, хорошей балериной скорее
станет девочка, у  которой подходящая для этого комплекция.
А  если «данных» нет, то в  некоторых делах почти невозможно
преуспеть. Но и это правило действует далеко не всегда. Мы знаем
тысячи примеров, когда кто-то благодаря большой мотивации до-
стиг отличных результатов в каком-то деле, хотя для этого были
серьезные помехи. Вот уже нашли свое место в  жизни танцоры
и спортсмены, у которых не хватает рук и ног или совсем не такое
телосложение, как «принято» в этой области. Художники, которые
плохо видят, просто рисуют на больших форматах. Матисс нашел
способ гениально выражать свои мысли и чувства в картинах, хотя
в последние годы жизни его руки были практически неподвижны
из-за болезни. Он нашел простые формы, которые мог вырезать
из бумаги. Ножницами, которые к его рукам привязывали. Несо-

16
мненно, «хорошие данные» — это чудесно! Но опыт показал, что
очень часто из нескольких конкурентов побеждает тот, у кого было
больше упорства, даже если у других «природный потенциал» был
больше.

Спрашивается: откуда берется этот самый интерес?


Что это такое?
Говорят, что у  большинства детей (да и  взрослых) интерес
к  какому-то предмету можно пробудить. И  добавляют, что умеет
такое, например, хороший педагог. А что он делает? Он умудряется
вызвать любопытство, симпатию к своему делу. Как это сделать?
Невролог пытался изложить мне, что происходит, когда нам встре-
чается какая-то информация. Например, мы услышали слово. Любая
информация, поступающая к нам, анализируется мозгом. С тем что-
бы мозг мог решить, что с этим делать дальше. Нужно ли это, по-
лезно ли, сулит ли какие-нибудь положительные переживания. Или
наоборот — может быть, оно опасно, чревато неприятностями.

Все, что мы знаем, помним, когда-то слышали, на время по-


падает в нашу память. И либо со временем исчезает оттуда (потому
что не пригодилось), либо укрепляется там, потому что нашлись
разные другие знания, которые с этим как-то связаны. Тогда они
начинают дополнять некую картину. Все наши знания Вера Биркен-
биль в свое время изобразила как такую тучу из точек, которые все
между собой связаны чем-то вроде мостиков. Точки — это какие-то
куски информации, факты. А мостики — это ассоциации. Когда мы
получаем новую информацию, мозг ее анализирует. Сначала он
пытается выяснить, есть ли это в базе данных, поступала ли эта
информация ранее. Потом ищет все, что с нею связано.

Вот прилетело к  нам, допустим, слово «хпкщныопн». Оно


не вызовет никаких эмоций, разве что короткий момент недо-
умения и недоверия — это ни на что знакомое не похоже. Далее
оно пролетит через эту нашу сетку, как через сито. Ни за что
там не зацепится и снова вылетит. Вероятно, через пару минут
мы даже не сможем его повторить. И уж тем более у нас не воз-

17
никнет никакого интереса, никакой положительной эмоции. Так
для нас выглядят новые знания, когда нам начинают преподавать
какой-то незнакомый предмет. Прилетело нечто, ничего в  нем
интересного. Улетело, ну и ладно.

Представим теперь, что в ту же сеть прилетело слово «мо-


роженое». О! Тут наш мозг откликнется! С  этим словом связано
много интересного. Мороженое холодное — в связи с этим сразу
возникает множество ассоциаций: лето, удовольствие от поедания
чего-то холодного в жару, приятные ощущения. Там, где всплыло
лето, сразу происходит целый взрыв ассоциаций! Тут и каникулы,
и  пляж, и  развлечения, общение, друзья. Еще мороженое вкус-
ное — большинство людей любят вкус сахара, сливок, фруктов,
шоколада. Они сразу про все это вспоминают, и это — приятные
воспоминания. Еще покупка мороженого сама по себе — неболь-
шой праздник. Иногда родители идут с детьми гулять и покупают
им мороженое. Или дают им деньги, чтобы они совершили покуп-
ку сами. Еще мороженое — красивое! Оно бывает ярких цветов,
украшенное конфетками, в  красивом стаканчике. Нам нравится
видеть его на фотографиях и рисунках. Все это проносится в на-
ших головах за доли секунды. И в результате система выдает эмо-
циональный ответ. Радость. Мы это знаем, мы это любим, нам это
приятно. Но, как выяснилось, главная радость здесь не в том, что
это вкусно и красиво. Первым делом наш мозг радуется тому, что
мы это понимаем! Что это — знакомо, оно есть в нашей библиотеке,
оно понятно. Это уже радость, потому что незнакомое — опасно.

Оказывается, даже если мы сталкиваемся с не очень прият-


ными вещами, наша система все же немного радуется, обнаружив,
что это нам, по крайней мере, знакомо. Поэтому со временем нас
перестают так сильно пугать фильмы ужасов или столкновения
с неприятными явлениями: оживленной стрельбой в фильмах, па-
дающими предметами в быту, падениями на спортивной площадке.
Мы это много раз видели, мозг во многих разных плоскостях знает
и понимает, как с этим обращаться, что нам это сулит, чем опасно,
как защититься. Поэтому страха мало, «здравого рассудка»  —
много, человек реагирует на это более спокойно. Говорят же, что
любые проблемы можно решить, если только обладать всей нужной
информацией для принятия решения. Нас пугает неизведанное.
Наличие знаний — успокаивает. Поэтому непонятное слово — это

18
первым делом потенциальный враг. А что-то, с чем у нас есть много
ассоциаций, — «родное».

Соответственно, первое, что может сделать хороший педа-


гог, — это как-нибудь так преподнести новые знания, чтобы хоть
что-то в детях на них откликнулось. Отсюда — призывы объяснять
вещи «простым языком». Что это за простой язык такой? Это по-
пытки объяснить новое через что-то очень понятное, знакомое,
желательно, еще красивое и приятное. Для этого нужны практиче-
ские эксперименты. Потому что картинки с молекулами и формулы
сначала большинство детей пугают либо вызывают у них полное
отсутствие интереса, а на такие вещи, как конфетки, брошенные
в бутылку колы, и пену до потолка им смотреть весело. Про то,
что это все состоит из химических веществ, которые друг с другом
реагируют, они узнают позже. Для начала это — знакомые вещи
и  развлекающий результат. И чтобы мозг охотно интегрировал
новое в  свою сеть ассоциаций, а  не пропускал через себя, как
сито, надо искать понятия, для которых у нас уже есть в голове
много «зацепок».

Кстати, у любого учителя также есть «репутация» в глазах


каждого отдельного ученика. Посмотрите на маленького ребенка,
которому мама в  первый раз предлагает попробовать какую-то
незнакомую ягодку. На лице ребенка — вопрос и куча сомнений.
Что это? Оно вкусное? Сладкое? Горячее? Мама успокаивает,
говорит: «Попробуй!», может быть, даже подсказывает: «Оно
сладкое» (уже появился знакомый параметр). Ребенок нереши-
тельно открывает рот, пробует, ему нравится. В  следующий раз
он уже с большим интересом бежит пробовать то, что предлагает
мама. Та в свою очередь старается предотвратить разочарования.
Теперь она подсказывает: «На этот раз оно не сладкое, но тоже
интересное! Осторожно, оно горячее!» Опять же, репутация мамы
не пострадает, если что-то новое ребенку придется не по вкусу.
Важно, что она выдает как можно больше знакомых параметров,
чтобы описать незнакомое. Этим она снимает стресс: ребенок уже
знает, что оно горячее, несладкое, похожее на что-то знакомое.
Попробовать становится легче. Так преподносят знания хорошие
преподаватели. И в какой-то момент опыта и смелости становится
так много (а стресс, связанный с новизной, так снижается), что мы
сами отправляемся на поиски чудесного.

19
В какой-то момент мы накапливаем критическую массу опре-
деленных знаний, и  любое пополнение «библиотеки» вызывает
у  нас радость. Будто нашу коллекцию пополнили новым инте-
ресным экспонатом. Это — зарождение интереса. Когда пересма-
триваешь свои сокровища регулярно, они нравятся, потому что
вызывают приятные чувства и приносят пользу. Но они уже все
примелькались, хочется нового, хочется роста коллекции, разно­
образия, новых возможностей! И тогда просыпается жажда знаний,
желание узнать и попробовать еще. Человек начинает радоваться,
когда встречает новые знания из этой области, а со временем начи-
нает сам их искать! Или находит — в окружающем мире, в книгах,
в интернете. И радуется — что он это нашел, понял, что оно имеет
отношения к сфере его интересов, интегрируется в его библиотеку
знаний. Вот это — живой интерес.

В отношении каких-то физических «умений» (танцы, спорт,


ремесла) все работает так же. Человек встал на доску, она из-под
него уехала, он упал — плохое переживание. Если сначала помочь
ему встать на нее и поехать, будет лучше. Он еще не едет сам, его
держат за руки, но он уже почуял, что из этого может получиться.
Он мог бы сам стоять на этой доске и ехать (будто парить), рас-
правив руки, это — приятно, и красиво, и быстро, быстрее, чем
ходьба. Здесь помогают и зеркальные нейроны, о пользе которых
я напишу подробнее попозже. Пока мы сами что-то не умеем, мы
можем отчасти проникнуться радостью от мастерского исполнения,
глядя на то, как делают это другие. Поэтому дети смотрят фигур-
ное катание или балет и начинают тоже так хотеть. Поэтому часто
(хоть и не всегда) ребенок становится художником, насмотревшись,
как рисует кто-то в  семье. Мы видим, как бывает, запоминаем,
что это — красиво и приятно. Потом пробуем, потом учимся бы-

20
стрее и эффективнее, потому что многие простые фигуры мы уже
выучили, и поэтому новые шаги кажутся нам более легкими. Все
движения, ощущения тела, связанные с  выполнением каких-то
упражнений, боль, силу — все это тоже мозг помнит и связывает
между собой. Это такие же знания, кусочки информации, которые
складываются во все более сложную картину, по мере того как мы
учимся и растем. И здесь тоже растет букет из ассоциаций и ощу-
щений, которые возникают при дальнейших занятиях ремеслами
или, например, боевыми искусствами. Мы все лучше сопоставля-
ем свои движения с тем, что видим, чувствуем, знаем. Получаем
удовольствие от все более меткого попадания, сильного и чистого
результата. Танцор так же пополняет свою коллекцию сокровищ,
обращая внимание на всех танцующих вокруг. И так же поступает
спортсмен, художник, повар, портной.

Получается, что новорожденный — как чистый лист. Он еще


ничего не знает и не умеет. Ему все интересно, потому что изучить
мир — это главное задание, нужное для выживания. Но этот первый
барьер он преодолевает довольно быстро. В первые годы жизни он
научается есть, пить, обслуживать себя и вымогать разными спосо-
бами у окружающих все, что не может добыть сам. Далее человек
на чем-то фокусируется: что-то становится для него интереснее
остального. Некоторые сразу погружаются с головой в какое-то одно
дело, ощутимо забросив все остальное. Другие всегда интересуются
многими вещами одновременно. У тех и других есть свои проблемы.
Барбара Шер прекрасно «рассортировала» людей на «дайверов»
и «сканеров» и объяснила, что это просто зависит от склада пси-
хики. Одним удобнее так, другим — иначе. «Сканеры» — те, что
интересуются многими вещами одновременно, часто страдают от
того, что не могут уделить достаточно внимания одному делу. Мы
ведь знаем, что нужно приложить много усилий к обучению, чтобы
достичь в каком-то деле хороших результатов. А как прикладывать
достаточно усилий к десятку вещей одновременно? Также они слиш-
ком быстро теряют интерес к чему-то, прозаниматься одним делом
несколько десятков лет у них не получается.

Жизнь «дайверов» тоже не слишком безоблачна. Они концен-


трируются на одном деле, быстро добиваются хороших результатов,
и это чудесно. Но они при этом запускают другие области жизни.
Часто полностью теряют к ним интерес. Что тоже не очень хорошо.

21
Нужно уметь решать разные бытовые проблемы, чтобы быть при-
способленным к самостоятельной жизни. К тому же хорошо бы иметь
более чем одно «дело жизни», потому что это страшно и опасно —
ставить все на одну карту. Можно потерять в  жизни способность
заниматься какой-то работой, иногда целые профессии просто
исчезают. В конце концов, какое-то дело может просто человеку
наскучить, он может потерять тот самый драгоценный интерес. У че-
ловека должны быть хоть какие-то «запасные аэродромы».

Вот здесь и начинаются терзания: сколько интересов нужно


человеку? Сколько именно для него — слишком много? Как про-
будить интерес ко всему, чем надо бы интересоваться? Можно ли
заставить себя интересоваться чем-то, если «само по себе» это
не произошло?

И главное — что делать, если никакого интереса особо и нет?


Для многих вопросы вроде «что лучше: иметь один главный инте-
рес или десять?» — это «проблемы богатых»! Им бы хоть одного
чего-то по-настоящему захотеть! Хоть чем-то заинтересоваться. Они
годами борются исключительно со своей апатией и усталостью, и по-
настоящему им хочется только одного — чтобы все от них отстали.

На самом деле интерес хоть к чему-то есть у всех. Попало что-


то в вашу нейронную сеть, его там опознали, и что-то вспыхнуло.
Вот он, интерес. Другое дело, что иногда не удается удержать его
достаточно долго, чтобы успеть перейти к действиям. Потому что
не хватает мотивации.

Говорят, что интерес и мотивация — неразлучные близнецы.


Где один, там и другой. Мотивация просыпается там, где появил-
ся интерес. Интерес удерживается там, где к нему подключается
мотивация.

22
3. Что такое мотивация и где ее берут?
Мотивация — это движущая сила, которая заставляет нас что-
то хотеть. Некоторые думают, что желание и мотивация — одно и то
же. Но это не совсем так. Желание появляется, когда человек осо­
знанно чего-то захотел (и в идеале предпринимает какие-то шаги,
чтобы его получить). Мотивация же произошла от слова «мотив».
Самое простое определение этого слова звучит так: «Мотив — это
опредмеченная потребность». Это те обстоятельства, которые за-
ставили нас чего-то захотеть.

Еще говорят, что мотивом называется то, что выступает смыс-


лом деятельности. Так же Петр Успенский писал, что мотив — это
когда очень хочется жить по-новому либо совсем невыносимо жить
по-старому. То есть человека тяготит несостоятельность текущего
положения, либо он ожидает чего-то желанного от потенциальных
изменений.

Открываем словарь: мотивация бывает внешняя или внутрен-


няя, положительная или отрицательная. И управляет ею положи-
тельное или отрицательное подкрепление. Психологи и  ученые
много спорят о том, какое из них «лучше». Зачастую негативное
подкрепление очень эффективно  — все мы знаем, как человек
может научиться что-нибудь делать с первого раза, если его очень
сильно напугать или сделать ему больно. Очень неприятных пере-
живаний мы обычно избегаем, а  учимся мы очень быстро часто
«из-под палки». Но у этого вида «обучения» есть очень серьезный
недостаток.

23
Один невролог как-то попытался объяснить мне механизм
возникновения психической травмы у  человека. Его метафора
мне понравилась и показалась очень понятной. Представьте себе,
что наш мозг в сотрудничестве с нашей психикой постоянно пы-
тается защитить нас от всего плохого в жизни. Оградить от всех
опасностей и  перегрузок. Поэтому они вместе постоянно пишут
какие-то программы и  фильтры, через которые к  нам поступает
информация. Можно представлять их себе как защитные програм-
мы на компьютерах. Чтобы не перегрузилась память, чтобы не
запустились какие-то опасные сценарии, не открылись «дыры»,
через которые произойдет утечка энергии, их все время создают
и пополняют. Наверное, все слышали теорию, что мы используем
свой мозг только на 20 % от возможного. Что наш мозг на самом
деле в состоянии вместить в себя и переработать гораздо больше
информации. Но его якобы тормозят эти самые фильтры. Говорят,
что если человек одним махом все поймет, что только возможно
понять, все узнает и  осознает, он сойдет с  ума. Мозг-то может
вместить много информации, только наша психика может с  нею
не справиться! То же самое — с вещами, вызывающими сильные
эмоции. Здоровая психика защищает нас от переживаний, которые
нам слишком тяжело вынести.

Такие выводы ученые сделали потому, что они уже увидели


этот механизм в действии, на примере отдельных трагедий. Как
только что-то становится слишком тяжелым для психики, мозг уби-
рает это куда-то подальше. Либо создает программу действий на
случай беды, и она просто автоматически отрабатывается, когда
надо.

Отсюда удивительная способность человека полностью за-


быть что-то страшное, что с ним случилось. Дети часто забывают,
что их изнасиловали, или что они стали свидетелями страшного
преступления, или им когда-то причинили сильную боль. Взрос-
лые люди тоже могут полностью забывать эпизоды из жизни, если

24
воспоминания о  них представляют серьезную опасность для их
существования. Так, например, солдаты забывают тяжелые бои,
а  пострадавшие не могут вспомнить пережитые аварии или на-
падения. Но полное забывание  — это экстремальная мера, для
самых тяжелых случаев.

Более легкие (но все же страшные) переживания мы помним,


но мозг хорошо запоминает, что там было, что помогло, чем кон-
чилось. Потом он создает программы, заставляя нас отрабатывать
действия, которые быстрейшим путем выводят нас из зоны опас-
ности. Столкнулся с похожей бедой — и, не успев даже подумать,
начинаешь орать, бежать, драться, бросаться на землю. То, что
система создает некую программу, которая в следующий раз в ана-
логичной ситуации должна нас спасти, — прекрасно. Проблематич-
но то, что, во-первых, программа часто охватывает похожие, но
не идентичные ситуации, а во-вторых, обстоятельства меняются,
и  такая реакция становится не только ненужной, но и  вредной.
Но мозг категоричен! Защитная программа делается недоступной
нам, и пароль для доступа нам не выдадут никогда. Мы не можем
ее просто так отредактировать, а также не можем просто удалить.
Если оно туда прописано, оно — там. Это, конечно, делается «нам
на благо»  — наверное, что-то внутри нас знает, что мы можем
попробовать отредактировать эту программу, по каким-то нера-
циональным человеческим причинам. Но наш собственный ум нам
не доверяет. Он знает, что человек — эмоционален и ненадежен,
а иногда неадекватен, и поэтому в таких серьезных делах нельзя
давать ему администраторских прав.

Мы живем в  переплетении собственных психозащит, как


с операционной системой, в которой мы можем работать над чем
угодно, но при этом к системным файлам у нас доступа нет. Потому
что редактирование оных может привести к обвалу всей системы.
Из-за этого мы имеем кучу программ, которые очень сильно мешают
нам работать, но отключить их невозможно. Например, ситуация
давно изменилась, некоторые вещи уже перестали представлять
для нас опасность, мы самостоятельно живем и принимаем реше-
ния, но все еще начинаем рыдать, услышав определенное выска-
зывание. Или испытываем стресс в  какой-то ситуации, которая
казалась нам очень опасной, когда нам было пять лет, а сейчас
это не имеет никакого значения, но система все еще реагирует.

25
К тому же еще действия, которые мы заучили на основании
негативного переживания, часто отличаются своей жесткостью
и радикальностью. Чтобы точно не промахнуться, чтобы не было
никаких вариантов, при которых можно было бы пропустить удар,
психика частенько все блокирует и полностью уходит в отказ. Так
проще. То, что связано с  неприятностями, записывается в  ряды
врагов, и все. Лучше это убрать совсем и не соваться. Так частенько
возникают негибкие модели, вроде «Лучше я не буду есть совсем!
Таких вещей (людей, мест, мероприятий) я  полностью избегаю.
Доверять тоже лучше не буду совсем больше никогда, тогда никто
не сможет сделать мне больно». Эти методы часто работают, но
в долгосрочной перспективе приносят вред. Это как «волков бо-
яться — в лес не ходить», но только представьте, что в лесу растет
множество всего, что вам нужно для жизни, а вы туда — ни ногой.
Очень опасны и все стратегии, построенные на представлении, что
какая-то естественная часть нас — нам, вообще-то, враг!

В тех самых кабинетах у неврологов много занимаются во-


просом, как избавиться от таких «прошитых навсегда в голове»
рефлексов. Сделать это  — очень непросто. Вернее, на самом
деле,  — почти невозможно. Однако существуют методы, как
аккуратно обойти защиты и выбраться из таких тупиков, в кото-
рые мы отчасти сами себя загнали. Задача эта непростая, часто
занимающая гораздо больше времени, чем прививание самого
рефлекса. То есть травмировать человека можно легко и быстро,
а потом научить реагировать на схожие ситуации спокойно и без
истерик — трудно и долго. Об этом я подробнее напишу в одной
из следующих глав.

Тем не менее негативная мотивация (особенно разнообраз-


ное запугивание авторитетными личностями) может принести че-
ловеку большую пользу! Главное  — хорошо обдумывать каждое
слово, когда используешь такое мощное оружие! Все мы знаем
простые примеры вроде того, как человек не мог бросить курить,
пока врач не сказал, что если он немедленно не бросит, его ждет
очень серьезное заболевание. Как только становится известно, что
наше бездействие может вскоре привести к тому, что мы станем
прикованными к  постели, потеряем руку, ногу, зрение, работу,
семью, дом или еще что-то важное, как резко находятся и силы,
и желание действовать. Не всегда, но часто.

26
Вот еще один хороший пример: в моем блоге, под очередным
постом о  тяжелых заболеваниях, читательница в  комментариях
рассказала свою историю. Она тоже тяжело заболела и слегла. Про-
лежала в постели год, под речи врачей, что, если бы она больше
старалась, она могла бы снова научиться ходить и вообще вернуть
себе способность многое делать сама. Пока она так лежала, ей при-
ходилось надевать памперсы для взрослых, и в какой-то момент
она поняла, что они — очень дорогие и серьезно подрывают бюджет
семьи. Это было главным аргументом, чтобы попробовать встать
и  ходить самостоятельно, хотя бы до туалета. В  результате она
все восстановила, и теперь снова живет полной самостоятельной
жизнью. Страшно, когда лечение съедает все ресурсы семьи, но
здорово, что некоторых такой неприятный импульс смог подтолк­
нуть к столь решительным и эффективным действиям!

Но, повторюсь, даже с такой «полезной» негативной моти-


вацией нужно быть осторожными. Например, можно так запугать
человека тем, что у него вот-вот случится инфаркт, что он превра-
тится в ипохондрика и вообще прекратит шевелиться. Курить-то он
бросит, но и жить — тоже бросит заодно. Страшно же — врачи сами
убедили его, что он смертельно болен! Раз так, любое движение
может его убить! Либо негативное переживание может оказаться
таким тяжелым для человека, что он вообще «уйдет в отказ». Не
возьмется решать проблему, а решит, что все равно все потеря-
но — лучше тогда сразу просто лечь и ждать конца.

Про положительную мотивацию, или любимое всеми «по-


ложительное подкрепление», вроде все ясно: мы что-то делаем,
чтобы получить за это плюшку! Будь то похвала от важного для
нас человека, деньги, слава, внимание, всевозможные удоволь-
ствия. Но и здесь все не так просто! Иногда удовольствие, которое
нам обещают за сделанное, не так привлекательно, как его рас-
писывали. Иной раз не особо оно нам нужно и интересно. Очень
часто это нужно всем, но только не нам! Также за положительным
подкреплением зачастую прячут самую обычную торговлю, на-
шпигованную манипуляциями и шантажом. И формулировать все
запросы и здесь нужно очень аккуратно, иначе можно незаметно
скатиться из обещаний в угрозы, из позитива в негатив или про-
сто получить мотивы, которые на практике никого ни к чему не
мотивируют. С положительным подкреплением есть своя проблема:

27
к нему привыкают, и оно начинает хуже действовать. Все знают
анекдот про гречку, которой в первый день радуются, как празд-
нику, на второй — поменьше, на третий — уже не так уж и рады,
а на пятый она надоела, невкусная, и лучше бы дали мяса. Потом,
после нескольких голодных дней без гречки и вообще без всего,
снова наступает «Уррра, гречка-а-а!». Но факт остается фактом —
на фоне слишком хорошей жизни в какой-то момент жемчуг ста-
новится мелковат.

И еще одна проблема с мотивацией: многие люди приучены


стесняться своих истинных мотивов! Возьмите самый яркий пример:
крики о том, что «художник должен быть голодным» и хотеть денег
настоящему художнику нельзя! Желание заработать своим твор-
чеством на хлеб с маслом еще прощается. Но на Бентли и сумочку
Шанель — ну, нет. Это уже признак того, что человек продал душу
дьяволу, перешел на темную сторону, стал гадким капиталистом
и теперь будет только помогать плодить зло на земле, подпитывая
свои низкие желания! Наслушавшись такого, многие боятся при-
знаться себе и другим, что да, они хотят зарабатывать кучу денег!
Больше всего их стимулирует к работе хороший гонорар!

Задавленные комплексами, которые в семьях передаются по


наследству из поколения в  поколение, люди стесняются хотеть
быть красивыми, знаменитыми, успешными, счастливыми. Я как-то
была на презентации книги одного очень известного немецкого пи-
сателя, который рассказал, что он очень долго переживал, потому
что поймал себя на том, что хочет быть именно знаменитым! Он
хотел быть звездой! Чтобы его на улице узнавали, по телевизору
показывали, в журналах про него писали. И чтобы на его меропри-
ятия набирались полные залы поклонников. В его семье именно
таких людей было принято презирать, и он долго занимался «не
тем», упустил некоторые шансы, прежде чем взялся воплощать
свою мечту. Когда он сам себе разрешил делать первым делом
то, что принесет славу и известность, он стал каждый день про-
сыпаться и бросаться к письменному столу, как голодный зверь.
Чтобы поскорее воплотить все свои свежие идеи, написать новую
главу или составить план для новой передачи.

Так что положительная мотивация не потому положительная,


что в ней встречается что-то формально положительное (напри-

28
мер, «быть хорошим мальчиком»). Положительной мотивацией
может быть и что-то негативное — если для кого-то это исполнение
большого желания. К  сожалению, иногда действительно «зло-
действо» может доставлять кому-то определенное удовольствие.
Например, когда этот кто-то самоутверждается за чужой счет.
Или ему очень хочется мести. Тогда слезы жертвы становятся для
него положительным подкреплением. Довел успешно до слез один
раз — хочется еще! Многие сейчас подумают, что это не про них.
Чтобы получать радость от чужой боли, нужно быть отъявленным
садистом. Но это не совсем так. Бывает, что самые обычные, до-
брые и  отзывчивые люди не замечают, как для них становится
радостью чужая проблема. Это происходит с ними в такие времена,
когда им самим очень и очень трудно. Либо по отношению к ним
совершается какая-то дикая несправедливость. Но такое тоже
нужно замечать, и можно и нужно с этим работать, потому что по-
добные мотивы — не слишком хорошие, и результат от них может
на минуточку порадовать, а в целом оказаться скорее вредным.

29
4. Уговорить или заставить?
Иногда трудно разобраться, где подкрепление является по-
ложительным, а где — отрицательным. Я как-то встретила простой
ответ на этот вопрос: «Уговорить — положительное, заставить — от-
рицательное». Но на некоторых людей положительное подкрепление
не действует вообще. Только запугивание и прессинг. И иногда от
негативного подкрепления бывает огромная польза. Что, если чело-
века заставляют (или он сам себя), через силу и слезы, тренировать-
ся, чтобы разработать покалеченную ногу? При этом его всячески
пугают, что, если этого не делать, он станет тяжелым инвалидом,
никогда не сможет ходить. Ему трудно, неприятно, больно, поэтому
он не хочет заниматься (хоть и понимает умом благородность цели).
Сопротивляется. Его заставляют. Я видела таких в кабинетах реаби-
литации: их привозят иногда и говорят, что они оттуда не выйдут,
пока не позанимаются. Говорят, что некоторым пациентам помогает
только такое: чтобы в один прекрасный момент кто-то наехал и за-
ставил, очень грубо и безапелляционно. Потом, когда все становится
лучше, многие из них говорят тренерам спасибо и гордятся своей
дисциплинированностью. Но для начала они рыдают, отворачива-
ются и пинают физиотерапевтов. А их заставляют.

Это все негативное подкрепление: человека пугают, можно


сказать, шантажируют. Не будешь стараться — не сможешь ходить.
Но какая разница, какими именно словами его уговорят? «Ты ни-
когда не сможешь ходить» или «если ты будешь заниматься, ты
выберешься из этой коляски и пойдешь»? То и другое — обещание,
правдивое. И очевидно, что тут бьются за очень важное, хорошее
дело. Просто бьются любыми средствами, потому что это — важно.
И хватаются за то, что быстрее выдавливает из пациента наилуч-
ший результат, для его же блага.

Или другой пример: очень многие люди буквально истязают


себя (или хотя бы заставляют, причем регулярно через силу),
потому что они хотят кому-то что-то доказать. Результат бывает
плачевный. Потом эти люди сидят у психологов и жалуются, что
они потратили полжизни на то, чтобы заработать доброе слово от
родителя, супруга, старшего брата. Ими никогда не гордились,

30
а они так хотели услышать слова восхищения от важного для них
человека. Кому-то все время твердили, что он должен быть лучше.
Сколько женщин яростно делают карьеру или занимаются каким-
нибудь видом спорта, потому что кто-то сказал им, что вообще-то
женщины на такое не способны или при любых своих стараниях
они будут хуже мужчин. Многие заболевают из-за постоянных пере-
грузок и из-за того, что столько переживали об этом, так долго ис-
пытывали ярость, обиду, не могли смириться с несправедливостью.

Казалось бы, здесь уж точно сомнений нет. Чистый вред и не-


гативные эмоции, ничего хорошего. С другой стороны, я слушала
от таких людей каких-нибудь 20 лет спустя иные отзывы. Они го-
ворили: «С другой стороны, я сделал головокружительную карьеру,
чему сейчас очень рад. Теперь мне это в жизни очень помогает».
И добавляют, что сами бы они себя тогда точно не заставили. Жа-
луются, что вообще-то по своей природе они оболтусы. Если бы
их тогда не трогали, они бы так и провалялись на диване, ничего
особого не делая. Но тут что-то их задело, до такой степени, что
они бросились доказывать всему свету, что могут. И  доказали.

Некоторые приводят примеры: «Да, мой муж явно перегибал


палку, постоянно твердя мне, что я вообще не умею обращаться
с деньгами и не умею вести хозяйство. С мужем мы развелись и до
сих пор друг друга ненавидим. Но назло ему я так научилась об-
ращаться с деньгами, как никто другой! И хозяйство у меня в по-
рядке и доставляет мне удовольствие. Я собой горжусь». То есть
муж до сих пор — скотина, вынудивший женщину «прогнуться»,
но результатом его издевательств она, в  конечном итоге, очень
довольна.

31
Теперь они рады, что за время тяжелой жизни приобрели
полезные привычки. Научились хорошо и  тяжело работать, на-
учились дисциплине. И когда им говорят: «Ну можно же добиться
от человека роста другими средствами, менее зверскими!» — они
возражают. «Я точно знаю, что добрыми словами меня бы такое
сделать не заставили!»

Они сами подтверждают, что их мотивация тогда была непра-


вильной. Слишком все было негативно, враждебно и воинственно.
Они, по сути, пошли против собственной природы. Делали что-то
не ради себя, а чтобы угодить кому-то другому (или произвести
впечатление, добиться чего-то). Однако для достижения цели им
пришлось потрудиться, они бились очень мотивированно и получи-
ли хороший результат. Даже если некоторые, в придачу к резуль-
тату, получили заболевание, выгорание, несколько лет провели на
больничном или даже приобрели инвалидность, многие все равно
благодарны, что кто-то заставил их пройти этот путь. Ущерб есть,
он немалый, но и польза присутствует большая.

Сколько людей самозабвенно рассказывают, как родители их


что-то заставляли делать. Красочно расписывают, как они рыдали
в углу, как некоторых били, запрещали что-то очень желанное, шан-
тажировали, чем могли. И рассказывают об этом с гордостью. При
этом добавляют — «спасибо, что заставили». Есть мнение, что именно
это — правда жизни. В жизни не бывает все черно-белым, на 100 %
хорошим или плохим. Во многих явлениях одновременно сочетают-
ся плохие и хорошие вещи. Польза и вред. Слезы и благодарность.

Другие уверенно утверждают, что столь вредные вещи нужно


прямой дорогой нести к психиатру! Это — ненормально, и не надо
серь­езные сдвиги в  психике и  поломанные картины мира оправ-

32
дывать! Если человек говорит кому-то «спасибо, что ты меня му-
чил» — он психически нездоров! Здесь не радоваться надо, а бежать
к доктору! И когда говорят «ничего страшного, что я заболел и два
года лежал в  больнице  — зато суперспециалистом стал», то это
тоже безумное заявление, ни один здоровый человек так не скажет.

Одна из моих читательниц написала о  подобном коммен-


тарии: «Это же замечательно, человек даже в очень плохом со-
бытии нашел что-то хорошее. Молодец, позитивно мыслит!» На
нее набросились другие читатели: мол, так мыслят созависимые
и  травмированные, и  тут недалеко остается до тех, кто говорит
мужу спасибо за то, что он бьет. Где же правда? Хорошо или плохо
заставлять себя делать что-то, сжав зубы?

Я часто слышала еще один вариант: «Главное, чтобы это не


было войной против самого себя!» Но здесь тоже приводят очень
простые примеры. Когда кто-то голодает, чтобы похудеть, или из
последних сил тренируется в спортзале, говоря своему телу: «Я тебя
дожму, я  тебя похудею!», то здесь все однозначно, это  — война
с  собственным телом, которое ничего плохого не сделало, всего
лишь пытается сохранить себя. И мотивы тут, чаще всего, непра-
вильные. А если то же самое говорит человек, желающий вырваться
из инвалидной коляски? Раненый организм пытается съежиться,
устроиться поудобнее и заживать или уберечь себя от новых травм.
А его нужно расшевеливать. Кто тут против кого? И кто правее?

Еще один лозунг: «Не нужно травмировать себя». Это очень


умный совет, у специалистов есть для него хорошее обоснование:
вылечить человека от психологической травмы очень трудно, про-
цесс этот долгий и сложный, приходится работать с трюками, ибо
просто так, «без боя», мозг не соглашается расстаться со своей
блокадой (ведь он защитил человека от опасности). Поэтому здесь
говорят о  сомнительной пользе. Положительного результата до-
биться можно, но потом нужно будет полжизни от сопутствующей
травмы лечить — стоит ли оно того? Но человек плохо понимает,
где он просто немного надавил, в рамках «полезного и мобилизу-
ющего», а где уже серьезную проблему создал.

У немцев есть поговорка: «Если вы еще можете над этим по-


смеяться, то все нормально». Она хорошо перекликается с русской

33
фразой-продолжением «Это уже не смешно», которая предлагает
вам прикинуть, можете ли вы еще по этому поводу шутить? Пусть
даже и мрачно? Пока человек с самоиронией произносит: «О, да,
сегодня я  — ленивая скотина!» — это еще безобидно. Если же
кто-то с искренней горечью говорит о себе то же самое, при этом
испытывая к себе неприязнь или ненависть, — это вредно.

Как избежать такой вредности? Идеальный совет, конечно же,


будет самым сложным! Во всех случаях желательно постараться
полностью вывести свою мотивацию из области насилия над собой,
все каким-то образом переформулировать в  такие слова, чтобы
получилось доброжелательное обращение к самому себе. Самоиро-
ния допустима, но это должны быть добрые шутки, не окрашенные
негативными эмоциями, направленными против самого себя.

Например, возвращаясь к тому же примеру с реабилитацией.


Мозг против того, чтобы телу продолжали делать больно. Он — за
покой и конец страданий. Разум и врачи — за то, чтобы вы тре-
нировались и восстанавливали важные функции организма ради
своего же блага. Психика уходит в отказ: «не буду» и реагирует
яростью — «отстаньте все от меня». И конечно, здесь может ока-
заться действенным запугивание: «Ты хочешь в  30 лет превра-
титься в лежачего пациента?» Но лучше будет представить себе
такого маленького ребенка, который живет внутри нас и хочет на
ручки. И поговорить с ним. Ну пожалуйста! Потерпи, очень надо.
Зато потом мы своими ногами пойдем в парк, и вообще пойдем,
куда захотим, и будем делать много приятного.

А все остатки пинков и «подгоняний» хорошо бы перевести


в «героически-победный контекст». Не «Терпи, скотина ленивая,
а то совсем свиньей станешь», а «Терпи, казак, атаманом станешь!»
Или лучше еще оптимистичнее — аккуратно заменив слово «терпи»
на что-то более позитивное: «держись», «дерзай».

34
5. Человек в поисках удовольствия
В этом месте мне еще очень хочется написать про одно боль-
шое открытие, которое я сделала не так давно! Свою книгу «Муза,
где твои крылья» я начала с истории о том, как бывает страшно,
когда человек теряет вдохновение. Ко мне часто обращались такие
люди, у которых есть деньги, карьера, семья. Они живут в достат-
ке и вроде бы всего достигли. Но в какой-то момент они теряют
стимул к чему-либо, у них начинается депрессия. Им кажется, что
все не имеет никакого смысла, все уже сделано, все устроено, мир
и без них обойдется. Когда у человека начинается такое, возника-
ет тяжелое испытание для него и всех его близких. Все начинают
хотеть улучшений, бегать по врачам, уговаривать «заболевшего»
принимать антидепрессанты, пройти психотерапию и вообще ис-
кать какого-то решения. На психотерапии пациенту советуют ис-
кать любые мелочи, которые как-то радуют его, и хвататься за них.

Пока человек жил, работал и выдавал результаты, никто из


близких не заботился о вопросе, насколько его жизнь ему в ра-
дость. Многие считают нормальным, что жизнь взрослого человека
состоит из обязанностей и работы, ответственности и постоянного
решения каких-либо проблем. Мол, беспечные времена — это для
детей. Взрослая же жизнь полна трудностей, и это нормально.

И только когда он вдруг ломается, окружающие начинают


понимать, что радость бытия — это что-то важное. Я в той книге
писала длинное оправдание тому, что человек нуждается в каких-
то удовольствиях, а не только в трудных заданиях. И уговаривала
читателя признать, что человек в депрессии являет собой гораздо
большую проблему, нежели тот, кто пытается функционировать
и делать все необходимое для жизни и для семьи, но ищет пути,
как делать это с радостью.

35
В последнее время я прочла много книг и слушала лекции о том,
как работает мозг человека. И среди прочих прослушала большое
количество лекций профессора Вячеслава Дубынина. Он пространно
и интересно рассказывает о том, из чего, с точки зрения биолога,
устроены все наши душевные порывы. И вот в одной из лекций он
вдруг сказал, что «по сути, человек постоянно находится в поисках
удовольствия». Речь там шла о том, почему человек занимается сек-
сом ради удовольствия. Хотя многие считают, что прямое назначение
секса — размножение. И, по логике, человеку, как и большинству
животных, должно хотеться секса несколько раз в жизни, чтобы за-
чать и родить нужное количество потомства, и все. Ну, или, может
быть, раз в  год. Но человек все время ищет удовольствий, ярких
и разных, и секс — одно из них. Такое же нужное, как и все осталь-
ные. На этом месте Дубынин объяснил, что, действительно, жизнь
человека, по мере взросления, становится все труднее и сложнее. На
каждого из нас давят повседневные проблемы и заботы. И в целом
мы склонны реагировать на такое давление депрессией.

А самое крайнее проявление депрессии  — это суицид. По-


этому выходит, что человек постоянно ищет что-то, что его раду-
ет, убегая от депрессии, и  тем самым от своего потенциального
суицида. Мы подсознательно боимся попасть в ситуацию, когда не
захочется больше жить! И чуем, что решение кроется в удоволь-
ствиях! До тех пор, пока жизнь содержит в себе что-то радостное,
нам хочется продолжать!

Поэтому теперь у меня есть совсем уже научно обоснованное


оправдание нашим вечным поискам развлекушек. Это не каприз!
Мы это не из чистого гедонизма делаем и не потому, что мы такие
«нежные», избалованные и инфантильные, не хотим жить труд-
ной жизнью, а хотим, чтобы было приятно и легко. Это жизненно
важно! Жить должно быть хорошо! Поэтому нужно привыкнуть
рассматривать то, что нас вдохновляет и  мотивирует, как самое
драгоценное, что у нас есть! И все время пытаться это нащупать.
Что нас окрыляет? Чего нам еще по-настоящему хочется? Ради чего
нам не жаль стараться? И пусть это «ради чего» странное, смешное,
не очень популярное или одобренное обществом. Оно — важное,
и его надо очень сильно ценить!

36
6. И мозга с мозгою говорит
Моя лучшая подруга много лет объясняла мне, что я непра-
вильно разговариваю сама с  собой и  что формулировка решает
все. При этом она всего лишь ссылалась на самое известное из
правил: мозг не воспринимает частичку «не». Таким образом, для
него фраза «лишь бы не заболеть» равноценна фразе «лишь бы
заболеть». Сами понимаете, что последнее говорить себе  — со-
всем невыгодно.

На работу с  «не» у  меня ушло несколько лет. Наверное,


в первую очередь потому, что я не принимала всерьез такие со-
веты. Я была уверена, что решающими тут являются собственный
настрой и факты. А не какие-то внутренние диалоги с самой собой,
которые ничего не значат. Например, я очень не хочу заболеть, мне
предстоит выступление, оно очень важно. Я в любом случае буду
выступать и постараюсь все сделать наилучшим образом. И если
меня сейчас схватит сильная простуда, от этого — одни убытки.
Очевидно, что я буду делать то же самое — отменять такое меро-
приятие из-за простуды никто не будет. Просто придется высту-
пать, хрипя и сморкаясь, напившись не очень полезных таблеток
от температуры и боли. Так неужели не понятно, что я болеть не
хочу?! Неужели, при таком раскладе, мозг не в курсе? Ясно же,
что у  меня самые серьезные намерения, и  вообще, само собой
разумеется, что я хочу быть здоровой, бодрой и полной сил, а не
простуженной и расквашенной. В любое время, а в такой момент —
уж и тем более?

Тем не менее подруга продолжала меня убеждать, что все это


чудесно, но я  внушаю своему мозгу неправильную информацию
только потому, что отказываюсь поработать над своими форму-
лировками. Отчасти она не смогла меня убедить потому, что не-
достаточно рассказала о том, как все это работает. Окончательно
же меня убедили только в школе нейрофидбэка, где на эту тему
нам прочитали целую лекцию, обосновав все с точки зрения не-
врологии. Благодаря этому я  узнала многие интересные вещи,
о которых сейчас расскажу.

37
Существует иерархия достоверности. Например, человек
говорит одно, а делает другое. Чему верить? Говорят, что верить
нужно поступкам. Большинство людей в итоге так и делают. Если
кто-то говорит вам на словах, что он вас любит, ценит и уважает, но
при этом все время ведет себя неуважительно, делает вам больно
и предает вас, через некоторое время вы перестанете верить его
словам. Поступки важнее слов.

Такая же иерархия есть у мозга. Он больше верит словам, чем


чувствам. Призывы «прислушиваться к своей интуиции» и «верить
своим чувствам» возникли потому, что изначально человек скло-
нен им верить меньше. Отсюда — разные техники по преодолению
себя. Поэтому во многих системах человеку советуют разговаривать
с собой, убеждать и уговаривать себя. Часто врачи даже советуют
разговаривать с определенными частями тела, на полном серьезе!

Именно поэтому люди часто вслух говорят себе: «Ну, давай,


терпи, старайся, жми!» Многие пришли к  этому интуитивно, не-
которым подсказали. Но слова действительно действуют лучше,
чем если просто думать или хотеть то же самое. Именно поэтому
мозг может решить в пользу варианта «заболеть», если на уровне
чувств и мыслей я заболеть не хочу, а на словах все время говорю
(на его языке) «лишь бы заболеть».

В школе нейрофидбэка мне сообщили интересную новость.


Казалось бы, логично, что наш мозг знает все слова, которыми
мы разговариваем. И  так же нетрудно предположить, что он их
не только как-то распознает, но и  понимает! Ведь все сложные
ассоциации возникают в мозге! Но я все равно не задумывалась
о том, что наш мозг понимает человеческий язык и на этом языке
можно прямо взять и поговорить с ним! А оказалось, что можно.

Можно обращаться непосредственно к мозгу, а также к дру-


гим частям тела. Якобы мозг прекрасно различает их все, ведь он,
среди прочих, управляет всеми процессами в теле. Иногда связь

38
со своим телом несколько нарушена — с этим работают в школах
«работы с телом». Но в целом наша голова знает, где у нас что,
и с нею вполне можно об этом пообщаться.

Мне в свое время посоветовал поговорить со своим животом


хирург (уж они-то — реалисты и циники до мозга костей). Иногда
бывает так, что врачи во время операции сделали свое дело, и все,
по идее, должно включиться и заработать. Но тело в таком шоке от
самой операции, что замирает в каком-то оцепенении. Так проис-
ходит очень часто и с животом после тяжелых полостных операций,
и особенно если операция не первая. После пробуждения пациента
в животе просто наступает глухая тишина. Иногда такой живот пыта-
ются расшевелить с помощью лекарств, искусственно вызывающих
сильные судороги. Но это очень больно. Поэтому сначала пациенту
предлагают более мирный выход: поговорить со своим животом.
И убеждают, что это помогает! Надо поуговаривать его, попросить
начать работать. Поутешать, мол, с тобой сделали очень нехорошее,
но это уже прошло, теперь все будет лучше, нужно выздоравливать.

Так вот — если вы хотите поговорить со своим животом, так


и скажите: «Дорогой живот». Ваш мозг знаком с вашим животом
и  передаст ему ваше послание! Можно обращаться и  к  разным
частям своей личности. Представить себе маленького ребенка вну-
три себя и утешать его. Либо вообразить себе упрямого барашка,
который упирается, и  попытаться сдвинуть его с  мертвой точки
через ласку и уговоры.

Есть и правила для общения с собственной головой! И если


вам нужно поговорить о чем-то серьезном, лучше лишний раз по-
думать о выборе слов. Вы даже можете заготовить фразу, которую
будете использовать для дрессировки своего мозга, написать ее
на листе бумаги, проанализировать, исправить. И потом выучить.
Чтобы точно не промахнуться!

Про частичку «не» я уже написала. Мозг ее игнорирует. Вме-


сто «я не хочу заболеть» можно говорить «я хочу быть здоровым».
Вместо «я не буду» — «я отказываюсь».

Мозг склонен выбирать путь наименьшего сопротивления. Это


важная защитная функция, заложенная в него природой. Он один

39
из самых больших пожирателей энергии в нашем организме, и он
приучен экономить. Есть интересные исследования, доказываю-
щие, что во многих ситуациях мозг делает ровно одну попытку,
один шаг. И если удается получить хоть какой-то ответ или ре-
зультат, он немедленно перестает шевелиться дальше. Нев­рологи
шутят, что мозг — таки ленивейшая скотина, склонная как можно
меньше шевелиться и только потреблять больше сахара и жира.

Поэтому ему нужно предлагать очень простые фразы. Пока


вы сидите и фантазируете о том, как бы что лучше сказать, у вас
идет творческий процесс. Тут просыпается ваше красноречие,
хочется все как-то оформить красивее и  остроумнее. Когда же
вы будете давать команду мозгу, все будет очень прозаично. Он
возьмет самую первую, самую простую и  тупую интерпретацию,
какая придет на ум, и отработает ее. И все.

Помните анекдот про волшебницу-лягушку, которая встрети-


лась мужику на болоте? Она хвасталась, что может наколдовать что
угодно: «И то могу, и это». В ответ на это мужик спросил: «А мостик
можешь?» — а лягушка сказала «Ква!» и радостно сделала мостик.

Наше общение с мозгом будет протекать примерно так, как


в  этом анекдоте. Чтобы нам построили мост через болото, а  не
встали на мостик, нужно формулировать все однозначно и понят-
но. Чтобы было как можно меньше вариантов для неправильных
интерпретаций.

Мозг отлично понимает фразы, построенные по модели


«если — то». Не знаю, из-за этого ли модель «if-then» стала столь
популярной в программировании. Но голова отлично с этой кон-
струкцией работает. Фразы такого типа широко используются
в  работе со всякими вредными привычками. Например: «Если

40
я  это сейчас съем, я  поправлюсь». Или: «Если я  сейчас пропу-
щу поход в спортзал, у меня заболит спина». Внимание! Именно
в таких фразах очень велик соблазн вставить «не» — следите за
этим. (Например, первым делом здесь напрашивается «не пойду
в спортзал», но нужно заменить это на что-то вроде «пропущу».)

И говорите с ним короткими фразами. Не нужно расшарки-


ваться! «Не соизволит ли многоуважаемый джинн…»  — на этом
месте наш мозг уже соскучился и заснул. Тут все свои, не нужно
вступлений. Раздавайте короткие и  понятные команды. Специ-
алисты даже рекомендуют записать свою команду и посмотреть на
нее внимательнее — нельзя ли еще короче? Мозг хорошо понимает
короткое и ясное высказывание. А вам легко такую конструкцию
выучить и повторять.

Рассмотрим для примера приведенную выше фразу: «Если


я сейчас пропущу поход в спортзал, у меня заболит спина». Если
вы собираетесь регулярно повторять себе эту фразу, хорошо бы
ее укоротить. «Если я пропущу спортзал, заболит спина». Этого
достаточно. Помнится, Артемий Лебедев продвигал большой до-
рожный щит, на котором написано: «Фары и ремень!» Это — то же
самое. Никто не будет читать длинное предложение, когда нужно
смотреть на дорогу и сосредоточиться на вождении автомобиля.
Понятно же, о каких фарах и о каком ремне речь? Места для интер-
претаций мало, в отличие от истории с мостиком. Поэтому можно не
выпендриваться, а обращаться к мозгу с такими фразами, которые
ему хорошо даются.

Мозгу наплевать на грамматику. Вера Биркенбиль изобре-


ла систему, по которой новые языки изучаются очень быстро
и с легкостью. У нее даже есть метод, который называется «Де-
кодирование». Она предлагает разобрать фразу на любые понят-
ные куски, сначала не обращая внимания ни на какую грамматику.
Сообразить, где кончается одно слово и начинается другое. Потом
посмотреть, какое слово что-то напоминает или хоть как-то зна-
комо. В результате у вас может получиться что-то вроде «я был
находился в школе Германия». Криво-косо, но ясно, что это «я был
в школе в Германии». Грамматика нужна для тонкостей, но для по-
нимания простых вещей достаточно сказать их самыми простыми
словами. Поэтому не нужно гоняться за элегантными формули-

41
ровками, когда вы придумываете себе новые команды. Некоторые
фразы звучат топорно, примитивно. Но работают лучше, потому
что выражают главное четко и ясно.

Человек в состоянии что-либо сам себе внушить. Как выяс-


нилось, это не психологический феномен, а неврологический. На-
верняка многие сталкивались с таким предупреждением: если долго
что-то говорить вслух (даже если вы знаете, что это неправда), то
в какой-то момент вы сами в это поверите. Этот совет часто всплы-
вает применительно к отношениям супругов. Например, один супруг
говорит другому: «Да ты наверняка мне давно уже изменяешь».
Неважно, что на самом деле за этим стоит: если достаточно часто
такое произносить, в  какой-то момент говорящий действительно
начнет верить, что это так и происходит. Или банальное обвинение:
«Да ты врешь». Сначала это говорится просто так, потом один из
супругов начинает верить, что другой все всегда врет. Так люди
сами себя потихоньку и  незаметно «уговаривают» на то, что их
половина — ничтожество, врет, презирает, что-то плохое думает.
Еще один классический пример — когда человек пытается вызвать
жалость и внимание к себе и рассказывает, что у него и то, и это
болит. От таких разговоров его физическое состояние со временем
ухудшается, он слабеет и начинает чувствовать разные боли и не-
домогания, даже если изначально преднамеренно врал.

Почему это так работает? Потому что мозг — это не какой-то


глухой и слепой центр управления, который тупо рассылает сиг-
налы во все стороны. В мозгу постоянно происходит взаимодей-
ствие, он получает от других частей тела сигналы и отчеты, как
все работает, что человек ощущает. Поэтому обучение здесь про-
исходит в обоих направлениях. Если огрубить, это можно было бы
описать следующим образом. Когда нам больно, мы говорим «ай».
Мозг учит, что «ай» связано с болью. Если после многолетних под-
тверждающих практик начать вдруг говорить «ай» при отсутствии
боли, система будет пытаться пополнить недостачу («ай» есть,
а боли нет) и найдет или раздобудет (создаст) где-то боль, чтобы
картина сошлась.

По этой же причине работает эксперимент Биркенбиль: если


полторы-две минуты отчаянно улыбаться (пусть это будет гримаса
или оскал, но надо пытаться изобразить лицом улыбку), человек

42
начинает стремительно выбираться из приступа негативных эмо-
ций, и  настроение его улучшается, даже если проделать это на
пике ярости или отчаяния.

Так вот — если стоять на морозе и говорить себе (желательно


вслух!): «Мне жарко, как мне жа-а-арко-о-о», вам по-настоящему
станет теплее. Если вы делаете упражнение, и  оно отчаянно не
получается, нужно говорить себе: «Оно становится лучше с каж-
дым разом, с  каждым разом становится легче, я  уже чувствую
прогресс». И это поможет!

Нередко имеют значение детали. Например, мой тренер (ко-


торый занимался со мной реабилитацией после болезни) отучил
меня говорить: «Если я вот это смогу, то…» Он предложил заменить
слово «если» на «когда». Он заверил меня, что вопрос — смогу ли
я — это только вопрос времени. Соответственно, я начала говорить:
«Когда я  смогу…» Кстати, и  доктор Саймонтон в  своей системе
завел подобное правило — говорить и писать об улучшениях ут-
вердительно. Не «если я это переживу», а «когда этот этап моей
жизни закончится». Не «если когда-нибудь выберусь», а «когда
я выберусь».

Рисовать свое светлое будущее нужно еще до того, как оно


наступило, этим мы по-настоящему приближаем его наступление.
Потому что, когда мозг слышит, что тут к  чему-то готовятся, он
настраивает весь организм на то, что оно таки вскоре случится.
Посему, когда вы болеете, рекомендуется через какое-то время
умыться, причесаться и надеть красивую одежду. Чтобы мозг по-
думал, что скоро — «выход в люди» и начал быстрее приводить
тело в подходящее состояние.

Еще мозг отлично понимает картинки. У некоторых людей он


их любит даже больше, чем слова. Особенно это касается худож-
ников и людей, чья работа связана с визуальными образами. (Мы
потому и выбрали такую профессию, что наш мозг хорошо с по-
добной информацией ладит.) Также картинки проще воспринимать
легастеникам и всем, кому по каким-то причинам трудно читать.
Можно нарисовать себе картинки или вырезать откуда-нибудь
изображения, найти их в интернете и распечатать. Сделать себе
карточки-напоминалки, повесить перед носом табличку. Раздо-

43
быть тематические магнитики и прикрепить их на холодильник.
В общем, всячески обращаться к собственной голове с помощью
картинок.
Мы все еще гоняемся за удовольствиями. Помните, мы об этом
уже говорили? Страх и негатив иногда могут быть для нас мощным
инструментом, но все же наш мозг стремится обеспечить нас при-
ятными переживаниями и оградить от неприятных. Фраза, которая
заканчивается угрозой: «я умру» или «я заболею, не поправлюсь,
проиграю» работает хуже, чем обещание, что «я буду жить долго,
буду здоров, похудею, выиграю». Иногда дьявол кроется в  ме-
лочах, и  если есть возможность переформулировать что-то хоть
в немного более радужном свете, стоит это попробовать. Напри-
мер, я какое-то время билась за улучшения, работая с тренером,
и все время говорила: «Это должно получиться!» А он предлагал
заменить мои слова на: «Это получится!» Во-первых, мы ничего
невозможного там не пробовали, и если настойчиво повторять, что
получится, он был готов поручиться за то, что оно точно вскорости
получится. При этом утвердительное «оно получится» звучит оп-
тимистичнее. Во-вторых, «должно получиться» звучит так, будто
на меня кто-то давит (или я сама на себя давлю), а это «пахнет
стрессом», и лучше лишний раз не нервировать свое подсознание.

Рычаги управления есть везде


Еще раз: работа мозга построена на постоянном общении
с другими частями тела. Органы все время «отчитываются» о сво-
их успехах, присылают мозгу результаты разных анализов, и он
реагирует, исходя из обстоятельств. Из этого следует, что он тоже
умеет слушать другие части тела, а не только командовать ими!

Вспомним про эксперимент с улыбкой: если в приступе яро-


сти начать изо всех сил изображать лицом улыбку, у вас начнет
улучшаться настроение. Почему? Потому что улыбка — это очень
сложное движение, в нем задействовано множество мелких мышц
лица, и не только. Улыбка появляется в результате возникновения
определенного состояния, на фоне выброса определенных гормо-
нов, в связи с радостными ассоциациями. Если вдруг у человека
появляется улыбка, а всей остальной радости нет, мозг сначала
приходит в замешательство. Это какая-то ошибка? Вы продолжа-

44
ете улыбаться, изо всех сил удерживая гримасу. Через несколько
минут мозг сдается и начинает восстанавливать картину со своей
стороны. Раз улыбка все еще тут, а радости никакой нет и улыбку
отключить не удается — нужно подключать радость. И он включа-
ет для восстановления привычной картины хорошее настроение.

Этот эффект возможно использовать и для других, гораздо


более серьезных задач. Например, если из-за болезни или травмы
был поврежден какой-то нерв, и вследствие этого плохо двигается
рука или нога, то можно механически двигать этой конечностью
(другой человек может взять эту ногу и вертеть ею, либо сам боль-
ной крутить свою неподвижную руку или ногу). Весьма вероятно,
что мозгу будут прилетать сообщения от разных нервов, что эта
рука двигается. Это то же несоответствие: он приказа не посы-
лал, а движение есть. Часто такая практика приводит к тому, что
мозг начинает выдавать сигнал, который находит свой новый путь
к нужной части тела.

Настоящее выгорание еще называют нервным истощением.


При этом заболевании по-настоящему истощается нервная ткань,
врачи делают больному тесты и видят, что его нервы плохо прово-
дят сигнал. Из-за этого многие функции и реакции заторможены,
человек многого не может делать. Тут тоже может помочь этот
эффект. Если нет аппетита, нужно попробовать начать есть, пусть
даже через силу, потому что аппетит действительно появляется
во время еды.

Если не можешь уснуть, надо лежать и делать вид, что спишь.


По тому же принципу к людям возвращается способность ходить,
если поставить их на беговую дорожку в бассейне (в воде легче
удерживать собственное тело в вертикальном положении, если ноги
не держат, а движение беговой дорожки вынуждает к движению).

На основе этого феномена было придумано очень много но-


вых практик самовнушения, которые способны сменить настрой
человека за несколько минут. Например, многие перед каким-то
важным событием, презентацией, операцией на несколько минут
становятся в  «позу супермена»  — скрестив руки на груди, вы-
соко задрав нос. И внушают себе: «Я герой, я победитель, я все
смогу!» Чтобы настроение улучшилось, люди улыбаются и тянут

45
уголки губ и  брови вверх. А  чтобы приготовиться к  стычке, где
выигрывает более агрессивный и решительный, можно порычать,
побить кулаками в грудь, изобразить из себя Годзиллу. Сделать
очень суровое лицо. Там, где уместен восторг и яркое выражение
эмоций, многие уже заранее тренируются, подпрыгивая на месте
и делая радостные жесты.
На эту тему уже были проведены многочисленные большие
исследования. Например, одну группу людей заставили так дер-
жать палочку в зубах, чтобы поднимались уголки губ, и получалась
перманентная улыбка. Другой группе велели держать палочку
губами так, чтобы уголки губ опускались вниз, а лицо выгляде-
ло удрученным. Тем и другим предлагали смотреть одни и те же
комиксы и мульт­фильмы. Те, кто смотрел материалы с улыбкой,
потом оценили все просмотренное как более веселое. Люди с опу-
щенными уголками рта в большинстве своем шуткой не прониклись
и обнаружили в тех же историях много грустных моментов.
Вы можете сами придумать себе такие позы и жесты и по-
смотреть, что получится. Повторяйте избранное несколько минут
и наблюдайте, как изменяется ваш внутренний настрой. И чаще
ходите по жизни с улыбкой — от этого и сама жизнь станет веселее!

А теперь возьмите лист бумаги и попробуйте


заготавливать фразы для своего мозга.

46
7. Что такое энергия,
и откуда она берется?
Многие уже заметили, что наличие мотивации каким-то об-
разом напрямую связано с количеством сил, которое у нас есть.
При этом считают, что не хватает именно сил физических. Мол,
всего хочется, но у меня такая слабость, я так быстро устаю, чуть
что — все силы кончаются, и пока не посплю много часов, ниче-
го не могу. Другие же считают, что не хватает сил «душевных».
Вроде физические силы есть, все они могут, но через короткое
время не способны эффективно продолжать работу. Не получается
сосредоточиться, заставить себя продолжать что-то хоть минуту.
Ко всему приходится долго «морально готовиться», прежде чем
встать и сделать, некоторые час готовятся к тому, чтобы потом за
десять минут помыть посуду.

Врачи считают, что все истории, когда не хватает сил из-за


каких-то эмоциональных проблем (а само тело вполне способно
вынести нагрузку)  — это формы депрессии и  лечить этот недуг
нужно как депрессию. Но бывает действительно мало физических
сил, и  это не выдумка. Врачи называют этот феномен «энерге-
тическим статусом». Они говорят о количестве энергии, которое
есть в распоряжении у каждого человека. Но что же это такое —
жизненная энергия?

47
7.1. Про силы физические
После болезни я часто бывала у врачей-реабилитологов и там,
среди прочих, проходила тест под названием «Спироэргометрия».
С его помощью как раз и пытаются измерить, сколько у человека
сил, или «энергии». Тест этот довольно сложный, фиксируются
разные параметры, и  с  их помощью можно выяснить, какой из
органов «тормозит» человека, если сил мало. Там же я  узнала,
что существует термин «энергетическая судьба человека». Это то,
сколько сил человеку «на роду написано» или «выдано», и этот
запас у людей очень разный. Выяснилось, что и этот врожденный
запас — не приговор. Люди, у которых он очень маленький, могут
заметно увеличить его, причем сделать это можно в любом воз-
расте.

Этим вопросом, среди прочих, интенсивно занимался барон


Манфред фон Арденне. Он был немецким ученым и изобретателем
и являлся автором 600 патентов из области радиотехники и ме-
дицины. Причем на его счету  — серьезнейшие и  сложные изо-
бретения, которые революционизировали медицину. Он работал
над электронными микроскопами, разрабатывал химиотерапии,
но также занимался ядерной техникой, построил самый большой
ускоритель заряженных частиц в Германии. Он провел множество
интересных исследований, написал восемь книг, и  вообще био-
графия его весьма богата. Чтобы описать все его подвиги и при-
ключения, потребовалась бы целая отдельная книга (и такая книга
даже уже существует). А я здесь привожу его биографию по очень
важной причине.

48
Арденне был сыном богатых и влиятельных родителей и ге-
нием. В  школу он очень рано перестал ходить, потому что ему
там было скучно. Он все время опережал школьную программу
по большинству предметов. Правда, он признал со временем, что
в  школе ему было плохо, потому что он был аутсайдером. И  не
только потому, что он был «шибко умным», но и потому, что он был
слабеньким. Он рано заметил, что у него значительно меньше сил,
чем у сверстников. Это был тот случай, когда человеку очень хоте-
лось творить, изучать и строить. У него было много идей и знаний,
он очень любил учиться, но все время сталкивался с  нехваткой
сил. В 23 года он понял, что его запас сил действительно не со-
ответствует норме. Он слабее, чем большинство его сверстников,
и  постоянно испытывает нехватку энергии, хотя очевидно, что
его возраст в  тот момент был самый благоприятный для жизни,
а дальше будет только хуже. И тогда он всерьез занялся еще и этим
вопросом: как повысить уровень энергии человека.

В течение жизни он очень много узнал и написал по этой теме.


Он является автором двух терапий, из которых одна — «ступенча-
тая кислородная терапия», которая как раз и повышает уровень
энергии человека, улучшает заживление и способность организма
к восстановлению и много чего еще улучшает. Он сам, как вы, на-
верное, уже поняли из его биографии, свою энергетическую судьбу
изменил. Он стал человеком, полным сил, которых хватило на все
его свершения. Он до глубокой старости был очень энергичным
и живым человеком (и до последнего своего дня пребывал в ясном
уме) и умер в 1997 году в возрасте 90 лет, окруженный четырьмя
детьми, восемью внуками и тремя правнуками.

Сам Арденне занимался именно вопросом увеличения физи-


ческой энергии. Мотивации у него было достаточно, депрессиями
он не страдал. Он просто действительно был, что называется, хи-
лым. В своих исследованиях он пришел к тому, что один из самых
важных источников энергии для человека — кислород. Поэтому он
придумал способ, как на протяжении трех недель дышать концен-
трированным кислородом, сопровождая это приемом специальных
препаратов и упражнениями, чтобы надолго получить эффект —
повышенное насыщение артериальной крови кислородом. Он во-
одушевленно писал о том, как важен кислород для работы всех
органов и  как это печально, что наш организм совсем не может

49
производить кислород самостоятельно. Поэтому он полностью за-
висит от получения его из окружающей среды. Помимо прочего, он
утверждал, что именно насыщение кислородом приводит к тому,
что человек испытывает прилив сил, бодрость, желание активно
что-то делать. И, соответственно, вокруг этого крутилось большин-
ство его советов, связанных со здоровьем.

Он утверждал, что регулярное выполнение множества мелких


правил уже могут радикально повлиять на количество энергии
у каждого. Например, он замерял концентрацию кислорода и угле-
кислого газа в закрытых помещениях и обнаружил, что в закрытой
комнате размером примерно в 15 квадратных метров одному че-
ловеку через примерно четыре часа практически нечем дышать.
Если людей в помещении двое, время можно тут же смело делить
на два. Это был эксперимент с помещением, в котором работает
центральное отопление. При наличии печи или камина все сразу
становится еще хуже. Хорошая новость состоит в том, что проветри-
вание длиною в 15 минут снова значительно улучшает ситуацию.
Из чего следует, что зимой нужно проветривать любую комнату,
в которой сидит один человек, минимум раз в четыре часа, а когда
людей больше — еще чаще. А летом лучше всего вообще держать
окна открытыми значительную часть дня. (А в школах необходимо
при любой погоде выгонять всех детей на перемену, а  в  классе
раскрывать окна настежь на время перемены.)

Не менее серьезный опус с  приведением многочисленных


фактов он посвятил прогулкам на свежем воздухе, то есть на улице.
Важно, что нужно именно выйти на улицу. За пределы квартиры
или дома, в котором живешь, а не просто высунуть голову в окно

50
или выйти на свой балкон. И  гулять нужно не менее 40 минут,
чтобы включились нужные физиологические процессы, от которых
наступает прилив энергии. Помимо всего, прогулки длиною в пять
километров (что как раз в эти 40 минут и укладывается) являются
одним из самых действенных средств лечения депрессии. Не толь-
ко из-за того, что человек чувствует прилив сил из-за улучшения
кровообращения и снабжения кислородом, но и по многим другим
причинам. Тут играет роль и  равномерная ритмичная ходьба,
и  сменяющаяся картина, которую гуляющий человек невольно
видит вокруг себя, и разнообразные звуки и запахи, загружающие
нервную систему разными новыми впечатлениями.

Также он объяснял, как важно то, сколько кислорода человек


вдыхает. Разумеется, абсолютно каждый человек может увеличить
объем легких, улучшить эффективность работы сердца, если ре-
гулярно заниматься кардиотренировками (улучшать кондицию).
Но  хорошая осанка и  ровная спина, расправленные плечи уже
влияют на то, сколько воздуха мы вдыхаем с  каждым вдохом.
Поэтому полезны и простые упражнения, расправляющие спину,
и плавание, и танцы. И удобные хорошие стулья, и удобная одежда,
в которой нам свободно дышится, и удобная обувь, в которой нам
приятно и не лень лишний раз пройти тысячу шагов или подняться
по лестнице. Именно поэтому правильные тренировки не только
отбирают силы, но и придают энергии — на тренировке человек
дышит! Мышцы устают, а  общий запас энергии увеличивается.

Казалось бы, ничего нового. Дышать полной грудью, двигать-


ся, гулять, раскрывать окна — простейшие рецепты, о которых нам
твердят с детства. Но когда нас ими мучили советские воспитатель-
ницы, они нагоняли на меня тоску. Когда же ученый, горевший такой
замечательной идеей — прибавить человеку сил, — давал те же со-
веты, приводя множество научных фактов, подтверждающих целесо-
образность этих действий, это все звучало совсем иначе. Вспомните
многочисленные сцены из романтических фильмов: один хандрит
в  темной комнате, а  потом кто-то другой врывается, распахивает
окна, впускает в комнату солнечный свет. Вытряхивает больного из
постели, застилает эту самую постель, заставляет человека умыться,
поесть, попить и вымотаться из дома, и это действительно меняет
всю картину. Это он и есть — магический рецепт, как прибавить сил.
Или, по крайней мере, первый, который нужно пробовать.

51
Из этого следует интересное правило. Если у вас не хватает
сил на важные дела, постарайтесь имеющиеся силы потратить
на такие с  виду бессмысленные вещи, как прогулка и  немного
упражнений на свежем воздухе. Это может показаться расточи-
тельством  — тут не хватает энергии чашку помыть, а  я гулять
пойду на час? Но рецепт работает: может быть, не в первый раз,
но в третий — точно, вы там нагуляете достаточно сил на то, чтобы
после прогулки помыть не только чашку, но и  ложку, и  так все
потихоньку пойдет в гору.

Одна из самых интересных мыслей, которую я извлекла из


трудов Манфреда фон Арденне, была именно эта: если сил со-
всем мало, не пытайтесь потратить их все на работу и  «пользу
обществу»! Это кажется самым логичным: не могу сделать всю
работу, так хоть десятую долю сделаю. Ведь работа, повседнев-
ные бытовые задачи — это важно! Но это не совсем так. Если вы
все время будете делать 1/10 от всего, что нужно, у вас все равно
будет постоянно прибавляться проблем, пока вся жизнь не станет
непосильной. Поэтому вкладывать те жалкие остатки сил нужно
не в труд, а в восстановление себя и увеличение своих ресурсов.
В  лечение болезней, если они есть, и  улучшение физической
кондиции. Работы сердца, работы легких, силы мышц. Это как
последняя картофелина — можно ее съесть, а можно попробовать
вырастить из нее новый куст картошки. Съесть быстрее и проще,
но вырастить килограмм новой картошки — перспективнее.

Я как-то описала эту метафору в своем блоге и вызвала тем


самым массовые протесты! Многие писали: «Хорошо вам говорить!
А если я ничего не могу и еще последние дела брошу ради того,
чтобы заниматься собой, — они же не исчезнут никуда! Это означа-
ет, что они повиснут на моем партнере, членах семьи. Невозможно
спокойно заниматься своим здоровьем и благополучием, если это
постоянно происходит за счет родных и близких. На это я ответи-
ла, что была в такой ситуации, поэтому знаю, что человек, давно
испытывающий хроническую нехватку сил, и так уже повесил на
родных и близких все что мог. Ведь ему давно уже сил не хватает,
он давно уже многие дела побросал, и другие как-то нашли спо-
собы сделать их сами либо упразднить, отказаться. Эта проблема
уже существует, теперь нужно думать, как ее ликвидировать. Если
ничего не делать, сил не прибавится, и с большой вероятностью

52
при первых дополнительных трудностях — убавится. А если на-
чать улучшать собственное положение, со временем все станет
лучше. И  появится возможность по-настоящему снять какую-то
ношу с плеч родных и близких.

Подведу здесь промежуточный итог. Если не хватает именно


физических сил, можно увеличивать их количество за счет изло-
женного в следующих пунктах, из которых почти все кажутся про-
стыми и понятными, кроме одного. Сразу забегу вперед и скажу,
что это не совсем так. В пунктах вроде «гулять, дышать и двигать-
ся» — тоже множество нюансов, и половина успеха состоит в том,
чтобы разобраться, сколько этого вам нужно, чего не хватает и как
найти лучший путь для себя. Но об этом позже.

Сначала давайте просто перечислим базовые меры, которые


следует предпринять, чтобы ликвидировать нехватку физической
энергии.

• Если имеются физические заболевания, их нужно лечить. Если


они не выявлены, нужно обследоваться у врачей и выяснить,
существуют ли они. Потому что некоторые небольшие пробле-
мы со здоровьем действительно можно «вылечить» силой воли
или достаточно долго игнорировать, пока сами не заживут. Но
это очень ненадежный путь, и лучше так не делать. Сила воли
и оптимизм вам не помогут, если у вас есть настоящее заболе-
вание, для лечения которого требуются таблетки или операции.
Это тот случай, где «героизм» и «безграничное терпение» не
уместны и  не похвальны. В  некоторых случаях героизм даже
заключается именно в  том, чтобы пойти к  врачу, узнать всю
правду и решать проблему.

• Больше двигаться. Я  давно поверила в  теорию, что многие


болезни могли бы и не возникнуть либо легко вылечились бы,
если бы все люди достаточно двигались. Чем больше я узнаю
об этом, тем очевиднее, что абсолютное большинство совре-
менных людей двигаются недостаточно. Безусловно, и  здесь
есть вариант, при котором движения так много, что именно оно
вредит здоровью. Но что-то мне подсказывает, что мало кто из
читателей этой книги страдает именно от чрезмерно подвижного
образа жизни. Мы еще разберем этот вопрос подробнее в другой

53
главе, а здесь я просто напишу, что для начала про большин-
ство людей можно сказать, что им было бы полезнее двигаться
больше (и легендарные 10 000 шагов в день для каждого — это
обязательный минимум).

• Узнать больше правды о том, как надо двигаться, сколько, с ка-


кой частотой. Это значительно прибавит оптимизма, вот увидите!

• Больше дышать воздухом. Я уже нашла много разных исследо-


ваний, доказывающих, что один из главных источников энергии
для человека  — кислород. И  к  тому же многие эксперименты
показали, что средний современный человек получает его
маловато. Достаточно для жизни, но часто «на грани», и не до-
статочно, чтобы чувствовать себя всегда бодрым и полным сил.
Тут помогает только одно — следить за всем комплексом мер,
причем регулярно. Каждый день выходить на улицу хотя бы на
40 минут, каждые пару часов проветривать закрытые помеще-
ния, работать над осанкой, учиться дышать полной грудью, за-
ниматься любыми видами спорта или зарядок, увеличивающими
объем легких. Если этого не хватает, можно рывком улучшить
состояние, например, пройдя так называемую ступенчатую кис-
лородную терапию либо более короткие сеансы, помогающие
насыщать организм кислородом. Например, в барокамере (под
наблюдением и с разрешения врача).

• Выявить физические проблемы, которые ухудшают общее со-


стояние, хотя официально болезнью, требующей срочного ле-
чения, еще не являются. И пытаться их ликвидировать. У всех
эти проблемы свои, и здесь будет глава о том, как их выявить.
Это может быть для кого-то лишний вес, курение или вечно по-
баливающая рука или нога, требующая выполнения какого-то
мелкого курса упражнений. Нарушенный режим сна, непод-
ходящее питание, невыносимый режим работы, определенные
нагрузки, забирающие все силы.

54
• Отдельно вас ждет глава о психосоматических расстройствах.
И о том, что у всех у них есть физический источник, который
возможно найти и лечить.

• Искать «утечки» и ликвидировать их (в данном случае имеются


в виду именно утечки физических сил). Часто это что-то, что
болит при выполнении обычных, нужных в быту движений. Либо
какая-то физическая проблема, делающая трудными элемен-
тарные вещи. (Например, нехватка силы в конечностях, из-за
которой трудно ходить или поднимать руки и ноги, скованность
движений из-за заболеваний суставов и  укороченных мышц
и связок.)

• Искать эмоциональные факторы, которые забирают у вас фи-


зические силы.

Последний пункт — самый сложный! Потому что здесь начи-


нается переплетение разных областей, и нужно учиться отличать
одно от другого. Но и в этом разобраться можно, и совсем не так
трудно, как кажется.

7.2. Про силы душевные


С физическими силами вроде разобрались (и некоторым по-
кажется, что тут все просто), а что делать, когда не хватает силы
духа? Вроде человек крепок и здоров, природа одарила его ладным
сильным телом, а он лежит лицом к стене и деградирует. И никто
и ничто не может поднять его с этой лежанки, чтобы он начал что-
то делать. Что это?

Когда ситуация выглядит так, как описано в  предыдущем


абзаце, это таки депрессия, которую нужно лечить таблетками.
В моем блоге есть рубрика «вопрос-ответ», для которой читате-
ли могут присылать письма с  вопросами. Они описывают свою
ситуацию и проблему, я пишу свой ответ, пытаясь найти какие-
то решения, а  потом все это публикуется в  блоге, и  несколько
сотен читателей добавляют к  этому свое мнение. За последние
несколько лет я опубликовала таким образом более 1000 писем.

55
И значительную часть моих советов (я не считала, но мне кажется,
что это минимум 20 % публикаций) я вынуждена начать с чего-то
вроде: «Дорогой читатель, очень похоже, что у вас таки настоящая
депрессия, и дискуссии в интернете вам не помогут, пока вы не
пойдете к доктору и он не выпишет вам таблетки!»

Мне было очень важно написать это здесь, потому что до


сих пор многие пытаются лечить настоящую депрессию методами
из серии «возьми себя в руки», а это не может помочь. Почитай-
те статистики, посвященные депрессии. Всемирная организация
здравоохранения (ВОЗ) сообщает, что депрессией на сегодняшний
день больны 5 % человечества. И это с учетом того, что во многих
странах этот диагноз вообще не ставят, и в огромных слоях обще-
ства вообще не принято обращаться с  подобными проблемами
к  врачам. Даже в  западных странах, где это заболевание давно
признали таковым и успешно лечат, многие стыдятся пойти к врачу
либо уверены, что это — не про них. При этом депрессия — это
нормальное заболевание, у которого есть физиологические при-
чины (никакой мистики, и никакого «сумасшествия»), и оно хорошо
лечится лекарствами.

И предлагать человеку с депрессией «взять себя в руки и не


ныть» звучит так же, как если бы вы давали подобные советы
сломавшему ногу. «Больше двигайся, и  через пару недель само
пройдет!» Но ведь никто со сломанной ногой так не делает! Снача-
ла нужен гипс, а потом, когда кости срастутся, можно и двигаться,
это будет период реабилитации, и здесь действительно скорость
выздоровления зависит от пациента. То же и с депрессией: даже
если человеку пропишут таблетки, ему еще найдется над чем по-
работать самостоятельно  — после любой болезни нужно снова
входить в нормальную жизнь. И еще — думать о том, как бы все
так устроить, чтобы не заболеть вскоре снова. Но если кто-то еще
находится в фазе, требующей медикаментозного лечения, книги
по саморазвитию здесь не средство. (Разве что поддержка и вдох-
новение для грядущего следующего этапа выздоровления.)

Поэтому в  книге на эту тему обязательно должен присут-


ствовать и  такой совет: если вы испытываете патологическую
нехватку сил и  мотивации, первым делом рассмотрите этот ва-
риант! В интернете есть много опросников, посвященных теме.

56
Они легко находятся по запросам вроде «опрос, есть ли у меня
депрессия». Это очень грубый инструмент, не нужно полагаться
на него слишком сильно. Но если вы прошли опрос и вам выда-
ли результат с большим количеством пунктов в пользу депрес-
сии — очень вероятно, что она у вас есть. Серьезнейший пункт
в пользу антидепрессантов — любые мысли о суициде или порывы
к саморазрушению. Тут имеются в виду и попытки нанести себе
физические повреждения, и яростные мысли о самоуничтожении
через чрезмерные занятия спортом, работой. Если вы не уверены,
то лучше спросите врача.

Повторю и здесь то, что я регулярно пишу в блоге: диагноз


«депрессия» — это не приговор, не клеймо, и он не обозначает
никакие из видов безумия. Это обычное заболевание, которое под-
дается лечению лекарствами. И современные антидепрессанты —
давно не то, что так любят описывать в древних ужастиках. Они
ни из кого не делают «овощ» и не отбивают у человека никакие
естественные функции, они приводят в  норму. И  все остальные
советы из этой книги и из всех публикаций на тему «помоги себе
сам» вам все равно пригодятся на пути к выздоровлению. Но просто
не нужно пытаться лечить серьезные заболевания неподходящими
методами.

А теперь вернемся к  простой нехватке душевных сил. Тот


случай, когда депрессии нет, либо есть так называемая легкая де-
прессия, не требующая лечения таблетками. А просто жизнь как-то
так устроена, что все время на что-то не хватает сил, и непонятно,
откуда их взять. Тут можно заметно улучшить свое положение!

Но что это вообще означает: «Не хватает душевных сил»?


Первым делом это та история, когда «я очень хочу, но не могу
понять, почему не делаю!» Вроде хочу, мечтаю, регулярно пла-

57
нирую и обещаю себе. Но в решающий момент не могу сдвинуться
с мертвой точки и начать делать. Либо начинаю делать и бросаю.
Либо мне очень понятна острая необходимость чем-то заниматься
(от этого зависит здоровье, поступление значительных частей до-
хода), но тоже «не могу себя заставить». Другой вариант — это
когда дефицит сил не проявляется относительно к  конкретному
делу, а  распространяется на часть времени. Например: утром
просыпаюсь в бодром состоянии и с желанием жить, живу так до
обеда, и потом больше ничего не могу и не хочу. При этом физи-
ческие силы есть. Это видно, если случается что-то очень важное
и нужно вставать и бежать. Например, срочно забрать откуда-то
детей, помочь кому-то, или сваливается работа. Либо человек про-
сто продолжает работать, потому что он на работе, и пойти домой
спать нельзя. Но все замедляется, все делается с  мыслью «как
же я хочу спать» или «как мне все надоело, быстрее бы все это
кончилось». И если человека оставить в покое, он ляжет на диван
и будет смотреть сериал или копаться в интернете. Хотя, как уже
сказано выше, физических проблем нет, и в случае необходимости
он вполне еще мог бы бегать по городу часами.

Особенно заметно, что здесь что-то не так, если это нежелание


двигаться дальше включается рано — например, через 4 часа после
подъема. Большинство людей все же функционируют часов 8–10,
прежде чем наступит первый приступ усталости. А в целом мы из
24-х часов в сутки бодрствуем около 16, и из этого времени ощу-
щать отчетливую усталость от дня и жизни во всех ее проявлениях
считается нормальным в  течение около 4-х часов. Восемь часов
здоровый человек должен быть в состоянии активно и бодро идти
по жизни, испытывая мотивации достаточно хоть для чего-то. Если
не нравится работа, то все равно у такого человека присутствует
желание делать что-то другое — заниматься творчеством, спортом,
чем-то активным и продуктивным. И еще часами можно заниматься
чем-то более легким, не таким изматывающим, испытывая радость
от того, что день еще не кончился и есть возможность еще поделать
то и это.

Считается, что недостаток физических сил (при наличии силы


духа) исправлять гораздо проще, чем нехватку душевных сил. По-
тому что (правильно) есть желание и мотивация, а это — полдела
(если не 80 %) для успеха. Когда человек хочет, он из последних

58
сил будет делать маленькие шаги, снова и снова, пока не начнет
крепнуть. Будет поднимать свою легкую гантель, гулять, считая
шаги, хоть двести метров (планируя завтра осилить двести пер-
вый), делать свои пару приседаний. Потому что здесь количество
неизменно переходит в качество, и это еще прибавляет мотивации,
и дальше человек оказывается в замкнутом круге, но круг этот — на
редкость положительный! От стараний прибавляется сил, от этого
прибавляется мотивации, благодаря этому прибавляется стара-
ний. Когда человек испытывает душевный упадок, он точно так
же кружится по спирали, только путь его направлен сверху вниз.

Что же делать, если человек просто не хочет? Главный во-


прос этой книги: как же захотеть жить? И всего остального, чего
нужно бы хотеть? И  что предпринять, если уже хочется, но все
равно почему-то не получается сделать?

Давайте и здесь составим для начала очень грубый список


направлений, в которых мы будем копать
в последующих главах
Повторю еще раз, что стоит хотя бы задаться вопросом, нет
ли у вас депрессии. Пройти опросник, спросить знакомых, у кого
такое было, сравнить ощущения. Или для надежности проконсуль-
тироваться у врача. Если вероятно, что это «не оно», но все равно
отчетливая нехватка есть, переходим к следующим пунктам.

С энергией (будь она душевная или физическая) дела об-


стоят так же, как с любым другим ресурсом. Она куда-то утекает
и  откуда-то пополняется. Вспомните вечные школьные задачки
с бассейном, из которого в одну трубу с определенной скоростью
вода утекает, а через другую — втекает. И труб этих не две, а много
разных, через которые втекает и вытекает вода с разной скоро-
стью. И в итоге нужно считать, что получится: через какой про-
межуток времени опустеет наш бассейн. И есть ли шанс, что в нем
накопится лишнее? Или он будет всегда наполнен в одинаковой
степени, и между прибылью и потерями будет царить волшебное
равновесие.

59
Именно эту задачку мы здесь решаем на протяжении всей
книги. Мы будем искать и  разбирать все трубы, через которые
вливается и выливается. Выяснять, какие из утечек можно полно-
стью остановить, чтобы их было не так много и было бы легче все
контролировать. Какие притоки можно усилить, какие — добавить.
Из чего они сделаны, из-за чего включаются или отказывают.

Соответственно нужно выяснить, куда девается энергия. Если


утром всего хотелось, а через 4 часа уже не хочется ничего, значит,
произошло что-то, что сожрало все душевные силы слишком быстро!

Искать психологические блокады, которые мешают нам ак-


тивно чем-то заниматься. Они бывают двух видов: блокирующие
всю деятельность сразу либо направленные только на одно дело.
Однако, если это дело важное, мы часто и не предпринимаем
ничего другого, потому что «совесть не позволяет» заниматься
другими вещами, когда такое важное простаивает. Эти блокады
затыкают те самые трубы, через которые вливается энергия. Их
можно разблокировать, усилить приток сил.

Искать физические причины, которые приводят к чрезмерной


утомляемости нервной системы. Такие тоже есть.

Изучать, как устроена физическая сила. Как она растет,


убавляется, тренируется. Какие эмоциональные нагрузки влияют
на нее губительно.

Строить план, как принять некоторые меры по улучшению


положения, чтобы не замучиться окончательно от всех этих мер.

Научиться лучшему пониманию того, как устроена и действу-


ет вся система. Человек — не просто коробка, набитая жесткими
и  неподвижными кубиками. Он сложнейшая система, в  которой
ничто не стоит на месте.

Учиться слышать, видеть, понимать свои собственные душу


и тело. Не зря значительная часть этой книги посвящена восстанов-
лению контакта с самим собой. О многих поломках система давно
посылает нам сигналы и крики о помощи. Нужно только научиться
их замечать и распознавать.

60
Говорят, что ключ к первому импульсу «встать и сделать» —
это захотеть! Однако многие непрестанно жалуются, что они одно-
значно хотят! Но и это не сдвигает их с мертвой точки. Соответ-
ственно, вопросом «что мешает захотеть» мы займемся особенно
внимательно.

7.3. Как выглядит энергетическое тело человека?


Многие говорят, что у них от рождения мало энергии. И есть
другие счастливые люди, у  которых всегда ее было больше. Но
это не какой-нибудь паек, который каждому назначили при рожде-
нии и теперь выдают каждый день по карточке свои 500 граммов
(а у кого-то — килограмм, а у некоторых и 50 г не набирается).
Это нечто подвижное и сложное, что колеблется, проходит разные
фазы и зависит от множества факторов.

Тут очень хорошо подходит аналогия со смартфоном, хотя


он устроен гораздо проще, чем человек. Там тоже есть батарей-
ка, которую вы регулярно заряжаете, а потом носитесь со своим
телефоном по жизни. Иногда вы много чего-то делаете, и  у вас
садится батарейка посреди дня, вдали от дома. Тогда вы начина-
ете отключать разные энергоемкие процессы, включаете режим
энергосбережения, перестаете делать некоторые (не столь важные)
вещи, о которых знаете, что они «жрут» батарейку особо сильно.

Некоторые телефоны разряжаются чуть ли не за пять минут,


если охладить их на улице при сильном морозе. Хозяева таких
телефонов знают, что не нужно даже пытаться что-то делать в них
на улице в разгар зимы. Пять минут, и останешься без телефона,
до ближайшей встречи с розеткой. И оставляют его в сумке или
в  теплом кармане, потому что посмотреть почту на автобусной
остановке не так важно, как не пропустить звонок от нужного вам
человека. Они выучили особенность своего телефона и экономят
много энергии, последовательно придерживаясь простых правил.

Есть приложения, которые активно расходуют энергию, и вы


это знаете. А есть «дыры», про которые невозможно понять, где
они. И так мы пытаемся хозяйничать ресурсами нужного вам аппа-
рата, потому что это важно. Добравшись до розетки, вы вешаете

61
смартфон на зарядку. И знаете, что иногда десять минут очень для
вас важны. Но полчаса, конечно же, лучше. А еще нужно регулярно
полностью заряжать батарейку и так же полностью разряжать ее,
чтобы она не испортилась.

Видите, сколько тонкостей (и я  еще не все перечислила),


но это всего лишь смартфон, набитый парой десятков приложений.
А человек — гораздо более сложный. Таких приложений, программ,
защитных функций, реакций в нем ежеминутно включаются сотни.
Внутри нас есть целая химическая фабрика, «гормональное хозяй-
ство», есть чудо инженерии — опорно-двигательный аппарат, нерв-
ная система, иммунная, у всего этого есть свой разум, свое сознание,
своя память. И  свои защиты (большинство  — от нас же самих).

Я уже привела сравнение нашего энергетического сосуда


с  бассейном. Только в  данном случае еще было бы правильнее
изображать (или представлять) себе такой бассейн не в виде пря-
моугольного ящика, выложенного плиткой, а  как что-то гибкое,
например, сделанное из эластичного материала. Оно может рас-
тягиваться и сжиматься, и иногда на это можно повлиять, а иногда
оно зависит от обстоятельств, которые мы не можем изменить. Но
у  всех этих колыханий есть определенная логика! Ее во многих
случаях можно отследить! И тогда, разумеется, направлять про-
цессы в нужное русло.

Нам с  вами можно понять, как оно все работает, и  узнать,


что многие моменты слабости — это совсем не конец света и не
приговор. Иногда вы все сделали правильно, создали для себя
самые благоприятные условия, но все равно заболели или что-то

62
вас подкосило. И кажется, что все было зря и  ничего из ваших
стараний не помогло. На самом деле  — помогло, нужно просто
и в таких ситуациях уметь видеть различия. Понимать, что система
нормально работает, просто случилось такое вот обстоятельство.
Принять его как данность, понять, что вы проходите через такую
фазу, потом снова будет другая. И есть стратегии, как себя вести,
чтобы быстрее наступили улучшения.

Приведу пример: я  недавно жаловалась врачу. Я  устроила


себе прекрасный отпуск, несколько недель занималась творче-
ством, но не перетруживалась. Много занималась спортом, гуляла.
Правильно и вкусно питалась. В идеале как раз в такое время у лю-
дей здоровье — на высоте. И тут меня подкосил страшный грипп.
Одну неделю мне было очень плохо, вторая неделя была полегче,
но я все еще была больна. После этого я провела еще две недели
в  борьбе: состояние улучшалось на один-два дня, потом резко
ухудшалось, будто я все еще болею. Возвращался насморк, боль
в горле, и главное — это ощущение страшной разбитости, когда
все время хочется принять горизонтальное положение (и даже сидя
за столом, прикладываешься к  поверхности щекой и  не хочешь
подняться). Нет сил.

И я вопрошала у врача: «Ну как так!? Четыре недели! Месяц


целый я не могу избавиться от этой заразы! Где, где мой иммунитет,
который должен был защитить меня от этого? Я же его культиви-
ровала, как могла, а он?! А где хорошая кондиция? Где польза от
всего моего «кардио», где сильное сердце, где сила мышц, почему
я такая разбитая и пошевелиться не могу?»

А врач сказал, что он не видит причин укорять мой иммуни-


тет. Он честно работает. Причем, похоже, что даже не так плохо
справляется. Он сказал, что хороший иммунитет — это тот, который
борется! А тренируется и укрепляется он, когда мы сталкиваемся
с окружающей средой! В которой чего только не водится, и разные
вирусы и бактерии постоянно совершают нашествия на организм.
Вот он и борется. Вирус меня поразил явно очень зловредный. Но
видны все признаки честной борьбы: температура была высокая,
значит, организм сопротивлялся. Теперь вирус пытается снова за-
хватить власть, но иммунитет напрягается и снова отодвигает его
на шаг назад. Так как вся система подорвана, меня подкашивает

63
от любой перегрузки. Но я не падаю снова в постель на неделю
от каждого дуновения ветра, а борюсь денек, потом опять стано-
вится лучше.

Видимо, вирус был слишком агрессивным, и не удается по-


бедить его полностью за короткое время. Но организм сопротив-
ляется, и все (пусть маленькими шагами) становится лучше. Скоро
он победит. (А там погода станет лучше, солнышко будет светить
чаще и дольше, меньше будет факторов, подрывающих иммунитет.)
Сплошной оптимизм. А сетовать на то, что где он, мол, скотина,
ходит, когда работать надо, — несправедливо. Возможно, если бы
у меня не было такого отпуска и я не была бы в тот момент в та-
кой форме, я бы свалилась на более долгое время, получила бы
какое-нибудь осложнение, с которым разбиралась бы потом пол-
года. Однако я после двух недель начала снова заниматься своими
спортивными упражнениями (хоть и вполсилы), а так, может быть,
пропустила бы месяц.

С запасом энергии так же. Есть хорошие времена, есть пло-


хие. Когда человек проваливается в какую-то яму, на него все еще
работают накопленные ранее запасы. Потом они заканчиваются.
И путь восстановления может выглядеть по-разному. Ни у кого не
бывает бесперебойно безоблачной жизни. Вопрос в  том, как он
справляется с  тяжелыми фазами, на какой период времени вы-
ходит из строя.

И нельзя сравнивать свою энергию с  чужой, как игрушки


в  песочнице. Один человек успевает сделать сто дел в  день,
а я только три. Может быть, у того человека все эти сто находятся

64
в категории «удовольствия», поэтому он их делает c такой легко-
стью. А у меня — три из трех — самое ненавистное, для чего нужно
себя пересиливать правдами и неправдами каждый раз. И не будь
их, я бы другие сто успевала легко — те, которые мне нравятся.
Просто я не могу себе такого позволить, пока свою обязательную
порцию гадости не съела.

Нельзя завидовать бывшему профессиональному спортсмену,


что у него есть столько сил на ежедневные тренировки. То, что он
делает сейчас, для него, может быть, не нагрузка, а что-то вроде
завтрака, обеда и  ужина. Необходимые вещи, которые просто
делаются, чтобы было на что жить остаток дня. (И они приятные
и желанные.) Понятно, что рядом с ним человек, который никогда
ничего такого не делал и теперь приучает себя к трем наклонам
в день, выглядит иначе. Но это и не значит, что у второго сил нет.
Просто там сложная конструкция из врожденных данных, биогра-
фии и целей в жизни. Спортсмен какое-то время только спортом
и жил, у него он занимает иное место в жизни. Зато у неспортивного
человека другие вещи получаются с легкостью, которая спортсмену
может быть недоступна.

И это не значит, что судьбы обоих вырублены в  камне.


Спортс­мен, закончив свою первую карьеру, может отодвинуть
свои тренировки на второй план, сократив их до необходимого
минимума, и сесть писать книги. А человек, всю жизнь сидевший
за письменным столом, запросто может приучить себя к тому же
набору тренировок, не такому уж маленькому, чтобы на все осталь-
ное появилось больше сил и здоровья.

Всю эту картину нашей жизни можно менять бесчисленное


количество раз, искать оптимальный для себя вариант. Его можно
найти вдруг в 50 лет или в 80. Никогда не поздно. И даже если
кто-то вздохнет: «Жаль, что не получилось раньше», все равно
каждый год, прожитый с новыми силами — подарок, и нужно его
брать! Но следует при этом понимать, что ваша картина жизни
включает в себя все, что уже пережито. И это необходимо учиты-
вать, создавая свою систему координат, в которой вы потом будете
определять маркеры — «много» и «мало».

65
8. Душевные силы: откуда они берутся
и куда деваются?
Что вообще понимают под этим термином: «душевные силы»?
Когда их много, человек, даже слабый физически, демонстриру-
ет большую мотивацию, пытается хоть что-то делать, старается
улучшать свое физическое состояние. Часто такие люди, если
не занимаются непосредственно делом или улучшением своих
физических параметров, ищут решения. Они проявляют инициа-
тиву, находят ответы в интернете, спрашивают людей. Ходят по
врачам, узнают, какие есть меры для повышения их продуктив-
ности. Читают книги, пробуют на себе методы, там описанные.
Такие люди достаточно стабильны эмоционально. Неудачи и разо-
чарования не выбивают их из равновесия слишком легко. Если
что-то бьет по их мотивации, они быстро оправляются от удара
и снова готовы рваться в бой. Также они более стрессоустойчи-
вы. Как вы видите, и в отношении стресса имеются «замкнутые
круги». Стресс забирает у нас силы, и чем больше мы слабеем,
тем нам становится все труднее. Чем больше мы сдаем, бросаем,
не делаем, тем больше у нас неприятностей и стресса, тем хуже
наше состояние. В обратную сторону это выглядит так: человек,
проигнорировав стресс, продолжает решать проблемы. У  него
в  итоге рано или поздно случается успех. (И даже если это не
победа на всех фронтах, то, по крайней мере, он спас, что мог,
и смог избежать наихудшего исхода.) Любой успех мотивирует,
появляется уверенность, что трудности мы можем пережить.
После всех этих положительных переживаний следующие труд-
ности уже вызывают не такой сильный стресс, растет эта самая
стрессоустойчивость.

Психотерапевты часто рисуют своим пациентам такую диа-


грамму, на которой видны все эти хождения по спирали. И  со-
ветуют сделать фото их рисунка и дома периодически смотреть
на эту картинку, освежать ее в памяти. Я со временем ощутила

66
пользу от визуализации этой спирали, поэтому воспроизвела этот
рисунок:

Рис. 1. Стресс и мотивация. Хождения по спирали

Посмотрите на эту картинку. Пока все это — лишь умозри-


тельные конструкции, они не так реальны. Когда же мы смотрим
на рисунок, мы видим эту «лестницу наверх» или «пропасть». Это
может помочь прочувствовать, о чем идет речь. Говорят, что все
взлеты и падения начинаются в наших головах. Это не совсем так.
Бывают ситуации, в которых мы бессильны. Но все знают, что мы
сами вносим огромный вклад в то, что с нами происходит, созна-
тельно или неосознанно.

Я сама испытала на себе магическое действие книги «Возвра-


щение к здоровью» доктора Карла Саймонтона, когда врач-онколог
дала ее мне в  момент полного отчаяния. Я  думала, что я  выле-
чилась от рака, прошел год, и теперь в моей жизни будут только
рутинные проверки. А у меня обнаружили рецидив и сразу после
консилиума записали на тяжелую операцию (удалять 3/4 печени)
прямо на следующее утро. Мое отчаяние было связано с ощущени-
ем, что «еще раз я весь этот бой не переживу». Мне казалось, что
я собрала все силы в кулак, чтобы один раз пережить химию и все
операции. Но я не рассчитывала, что этот круг может оказаться
не единственным. Казалось, что сил больше нет, их негде взять,
и я больше не могу бороться.

67
Врач дала мне книгу, когда до самой тяжелой операции в моей
жизни оставались вечер и ночь. Я начала ее читать и ощутила, как
мой оптимизм буквально растет с каждой страницей. Позже я часто
вспоминала о той ночи и раздумывала о том, как это получилось.
Вся первая половина книги состояла из попыток доктора доказать
читателю свою теорию. Вначале была глава о том, что люди с оди-
наковыми исходными данными и разным душевным настроем по-
разному переносили свои болезни. Вплоть до того, что оптимистично
настроенный человек полностью выздоравливал. А другой, кто при
точно таком же диагнозе и таких же симптомах впадал в уныние, не
поправлялся, и в конце концов его состояние ухудшалось, и он уми-
рал. Далее было буквально полкниги примеров, как один человек
по пять минут в день каким-то способом старался бодриться, и это
вывело его на путь к победе. Примеры были хорошо подобраны.
В них описывались небольшие шаги, посильные для всех, и большие
результаты. Безусловно, это особенно хорошо работало, потому что
Саймонтон все это описал с высоты своего авторитета.

Годы спустя я была в центре Саймонтона и слушала его лек-


цию. И он сказал, что создание книги было осознанным решени-
ем — эту книгу написал он сам, а не его жена. Они работали вместе,
он был онкологом, а она — онкопсихиатром. И пациенты у них были
общие, поэтому была такая уникальная возможность сопоставлять
физические параметры с  психологическим состоянием каждого
пациента. Саймонтон говорил, что, напиши эту книгу психиатр,
она была бы в разы менее действенной! Это важно. Психиатр все
же у многих людей ассоциируется с психами, сумасшедшими или,
по крайней мере, лабильными людьми, которые что-то особенное
себе воображают. Людям кажется, что если проблема «психологи-
ческая», это намек на то, что она выдуманная, ненастоящая. И если
психиатр предлагает им представить себе что-то, это звучит как
попытка «заговорить зубы».

При этом то же самое, сказанное онкологом, звучит гораздо


убедительнее. Онколог — один из самых «неромантичных» врачей.
Онкологи не верят в чудеса, они верят в операции, химиотерапию
и облучение. Более того, не жалуют всяких шарлатанов, склоня-
ющих пациентов к альтернативным методам лечения. Потому что
в борьбе с раком нет времени на эксперименты. Такой врач несет
огромную ответственность: он должен быстро назначить то, что

68
лучше всего поможет. Все знают, что при активном онкологическом
заболевании люди могут терять жизненно важные органы за считан-
ные дни и недели. У врача-онколога большой авторитет, ему очень
доверяют. От него и совет — рисовать свое будущее процветание
и верить в свое излечение — звучит совсем не как шарлатанство.

О действенности советов от особо авторитетных личностей мы


еще поговорим подробнее в одной из последующих глав. А пока
я  только констатирую, что в  них  — сила гораздо большая, чем
многие могли бы подумать. Факт, что вера в эффективность того,
что человек делает, действительно может иметь очень сильное
действие. А теперь давайте попробуем потренироваться по при-
веденной выше иллюстрации.

Смотрите на спираль, по которой все катится в пропасть, или


на ту, которая представляет собой лестницу вверх. Не знаю, на-
сколько силен мой авторитет для читателей этой книги, но я могу
описать здесь опыт работы с врачами, которые смогли меня убе-
дить. Убедить в  том, что вы можете «зацепиться» за подобную
иллюстрацию умом и верой и осознанно подняться хоть на кусочек
вверх по лестнице либо притормозить, когда вы летите вниз.

Я уже описывала в  книге «Муза и  чудовище» эксперимент


из музея техники. Там стоит что-то вроде очень большого ведра,
на которое сверху надета воронка. Детям предлагается бросить
в эту воронку монетку в один цент, и монетка начинает кружиться
и кругами спускаться по спирали вниз, пока не провалится в чер-
ную дырочку. Всем детям нравится смотреть, как она катится. Но
жалко терять монетку. Поэтому они все в считанные минуты сооб-

69
ражают, как отлавливать ее, прежде чем она улетит безвозвратно.
Некоторые ловят ее уже на первых кругах. Другие — чуть ли не
за миллиметр до провала.

Мой психотерапевт приводил мне в пример эту игрушку и убеж-


дал, что любой человек, у которого эмоции вот так раскручиваются
по спирали, от выражения переживания до дикой истерики, могут
научиться останавливать это все, прежде чем провалиться в черную
дыру. И на каком этапе вы бы ни остановились — результат в любом
случае будет лучше, чем если вы провалитесь на самое дно. Там,
на дне, нас ждет полное опустошение. Разбитый человек, которому
хочется только лежать и чтобы никто его не трогал.

Я научилась останавливать этот необузданный поток. Имен-


но так  — представляя себе этих детей в  музее, которые звонко
хлопают по стенке воронки и  замирают, радостные, захватив
монетку. Потом, не отпуская стенки воронки, они медленно под-
нимают монетку к верхнему краю, передвигают ее через бортик,
вытаскивают. Она спасена. Вот прямо так можно визуализировать
свой полет в вагончике американских горок. И буквально сказать
себе: стоп. Это получится не сразу, но с каждым разом будет лучше.
Можно даже представить себя хлопающим по стенке этой воронки.
Прицелившись, поймать монетку. И все. Полет вниз остановлен.

С картинкой про стресс и мотивацию тоже так. Вот вы летите


по этой спирали вниз. Вас деморализует неудача. Вы еще больше
переживаете, вам еще хуже. Оттого, что вам плохо, все валится из
рук или вы побросали еще кучу важных дел. Ситуация ухудшается.
Стресс растет. На самом деле вы можете на любом этапе хлопнуть
ладошкой по стенке воронки и здесь (!) сказать «стоп» и перелезть
на другую картинку. И там, медленными шагами, как тот ребенок,
поднимать монетку, пока вы не вытащите ее из воронки.

70
Как случается и с тем ребенком, вы вскоре опять окажетесь
в полете. Но вы уже играете в другую игру. Теперь вы тренируетесь
останавливать монетку на более ранних стадиях. У вас появился
азарт. Вы ее бросаете, ловите, вытаскиваете, и после десяти кругов
вы уже виртуоз! Да, может быть, она еще пару раз провалится на
дно, и придется жертвовать новой монетой. Но это уже будет вос-
приниматься не так трагично. Вы знаете, что на один провал у вас
десять удач, и статистика улучшается с каждым кругом.

Кстати, кругов через десять детям таки надоедает играть


с этой штукой, и они идут смотреть на другие экспонаты. Так же
и вы можете распрощаться с этой спиралью, научившись управлять
собой в этих полетах. У вас будут еще и другие сложности. Но, по
крайней мере, этот круг вы уже покинете. И научитесь из него вы-
ходить, если опять случится туда попасть в будущем. И с каждым
разом будет легче, и потери будут меньше.

История про стресс и черную дыру привела нас к одной из


главных (и самых сложных) утечек душевных сил — это негативные
переживания. Не секрет, что положительные эмоции могут неимо-
верно заряжать нас энергией, а негативные — в буквальном смысле
слова опустошать. И мистики в этом никакой нет: стресс вызывает
выброс разных гормонов, например, адреналина, норадреналина
и кортизола. Так же, как разные положительные импульсы вызы-
вают у нас выброс эндорфина или серотонина.

На самом деле механизмы эти очень сложные и давно изуча-


ются неврологами. Целые комплексы привычек и  действий при-
водят к тому, что наш организм понимает, когда мы собираемся
спать, и начинает вырабатывать мелатонин, чтобы мы успокоились
и уснули. Что-то внутри нас может настраиваться на сотни ситуа-
ций. Поэтому мы говорим, что иногда «чуем приближение непри-
ятностей» или «ждем разрядки обстановки». Понимая по разным
признакам, что она скоро должна наступить.

71
Спокойствие Ярость Страх Отвращение Горе

Удивление Счастье Депрессия Заботы Презрение

Стыд Зависть Гордость Любовь

Вот иллюстрация, изображающая, где и как действуют разные виды эмо-


ций. Красный означает нагревание тканей, усиленное кровоснабжение,
острые ощущения, иногда — боль или спазмы. Синие и белые цвета —
застой, притупленные ощущения, чувство скованности, параличи.
(По системе доктора Томаса Ханна «Hanna Somatics»)

72
Уже нарисовано множество карт, на которых показано, в ка-
ких частях тела «манифестируются» конкретные эмоции.

Мы все знаем, что всплески эмоций могут забирать за корот-


кое время буквально все силы! Особенно отчетливо я это заметила,
когда тяжело болела и сил было мало. Часто достаточно порыдать
15 минут, и полностью теряешь трудоспособность. Остается только
желание лежать, невозможно сосредоточиться ни на какой деятель-
ности, на простейшие действия нет сил, в том числе и физических.
Большой скандал или страшное переживание могут забрать столько
сил, что даже поспать одну ночь не помогает. Человек просыпается
разбитым, иногда такое происходит несколько дней подряд. На-
стоящее горе может «убивать» недели и месяцы. А иногда человек
застревает в состоянии упадка на годы.

С другой стороны, маленькая радость может «окрылить» нас


на целый вечер. Также спасибо разнообразным химическим реак-
циям в организме — жить становится легче и веселее. Почему это
так? Потому, что определенные гормоны отключают у нас страх,
притупляют чувствительность к боли, делают энергичнее. И, став
на минутку супергероем, который мало чувствует страх и боль, мы
более легко и уверенно действуем.

Помимо ярких всплесков, которые взрывообразно разруша-


ют все наше внутреннее благополучие, есть и ядовитые эмоции,
которые постоянно понемножку отравляют нас. Их силу тоже не
следует недооценивать. Тут хорошим примером является исто-
рия про мужа, который убил жену за то, что она его «пилила».
Она этим занималась 25 лет с завидной регулярностью. Ему это
никогда не нравилось, но он как-то приспособился терпеть ее
нытье и  бесконечное высказывание претензий. Но однажды на
его работе что-то сломалось, и  у него выдался свободный по-
недельник. Таким образом, он оказался дома с женой на целый
лишний день. И  к  вечеру его терпение кончилось, наступило
состояние аффекта, и  он ее убил. Что случилось? Он к  этому
стрессу приспособился, но ему было трудно, и он все время был
на грани. Он научился выносить «пиление» пару часов в будние
дни и в два выходных. Когда же выходные удлинились на один
день, резервов не хватило.

73
Области, в которых часто манифестируются в виде боли
определенные эмоции.
(По системе доктора Томаса Ханна «Hanna Somatics»)

Затылок
Упрямство, узколобость, неумение
понять и принять чужую точку зрения.

Плечи
Нагрузки, заботы, ощущение
нехватки контроля или ясности.

Спина
Верх: ощущение, что вас не любят.
Середина: вина, сожаление, месть.
Низ: финансовые заботы, стресс.

Бедро
Нерешительность, страх принять
неверные решения.

Колени
Гордость, надменность, эго,
непреклонность.

Щиколотки
Вина, давление, заботы,
ощущение отсутствия прогресса,
невозможности продвинуться вперед.

74
С этими ядовитыми эмоциями такая же беда: вроде они нас
пилят уже 25 лет, можно было бы подумать, что мы привыкли.
Но стоит этой чаше переполниться немного, как человек может
полностью выйти из берегов. (Или из строя.) Тут тоже можно пред-
ставлять себе воронку и путь в нее. Только, к сожалению, решения
здесь требуются более радикальные. Чтобы не случилось в слу-
чае «лишнего выходного» сразу страшного убийства в состоянии
аффекта, нужно раньше избавляться от таких тикающих бомб.
То есть людям в примере с убийством не нужно было жить вместе,
нужно было на каком-то этапе просто разойтись, чтобы выйти из
этой воронки. Либо что-то другое должно было измениться, чтобы
«уровень пилежа» не был таким критичным все время.

Таким «медленным ядом» может быть ситуация, когда чело-


веку постоянно отравляют жизнь какие-то претензии, упреки, со-
мнения в себе, терзания, чувство вины, какие-то неразрешенные
ситуации. А может быть, и травма, которую нанесли когда-то давно,
и  она в  чем-то блокирует человека. Травмы бывают огромными,
когда случилась какая-то трагедия, грубое насилие, потрясение.
Но бывают и «мелочи», которым особо не придали значения. А они
десятилетиями портят всю жизнь. Например, человек всегда любил
и хотел писать, а учительница много лет в школе ругала за все сочи-
нения, говорила, что это все ужасно, никуда не годится и он никогда
не научится писать нормально. В результате он давно писать умеет
и хочет. Но вместо того, чтобы получать от этого удовольствие, — не
любит, боится, не делает этого, хотя ему хочется, и всем этим он
терзается. Так можно усложнить себе работу в любой профессии,
а можно и вовсе не пойти заниматься делом, к которому есть боль-
шой талант и которое могло бы стать любимым.

Также роль медленного яда могут играть всякие самоуничиже-


ния, негативные самовнушения, которые давно вошли в привычку
и которым особо и не придают значения. Они могут высказываться
окружающими (ты — никчемный человек, ты — в моем доме, ничего
ты не можешь, ни на что не годен), но и самим человеком. «Вы же
знаете, я — дура», «я знаю, что я никому не нужна», «я ни на что и не
рассчитываю, я ничего не хочу, ничего не требую, я вообще никто».

Есть еще и третья распространенная разновидность стресса,


которая может забрать все жизненные силы. Это череда больших

75
неприятностей. С ними очень трудно справиться, потому что это —
стихийное бедствие, нельзя никак предсказать, трудно подгото-
виться. Иногда все хорошо, потом случается что-то одно. Например,
кто-то сильно заболел, причем надолго. Не успевает семья как-то
разобраться с этой ситуацией (приходится взять на себя и поделить
между собой все его обязанности, он больше не может работать),
как сваливается что-то второе, потом третье. Растут расходы, идут
в  ход сбережения. Отдельные такие несчастья можно без труда
пережить, но когда их много и они приходят одновременно — это
ужасно! Такой стресс растет не по дням, а по часам, и, с одной
стороны, все это состоит из кучи несчастных случаев, которые
нельзя было предвидеть. С другой стороны, вскоре люди начинают
сами вносить вклад в ухудшения, просто потому что они в таком
шоке от происходящего, что не могут адекватно действовать. Это
одна из самых сложных ситуаций, которая хуже всего поддается
коррекции.

Тут работает только одно: привлекать к помощи всех, кто хоть


чем-то и хоть как-то готов помочь. Думать, что конкретно могло
бы помочь, потом думать, где это взять. Срочно учиться просить
и  принимать помощь. И  экономить везде, где только возможно.
Это касается не только денег, но и всего остального, любых энер-
гетических ресурсов. Избегать всего, что лишний раз утомляет,
расстраивает, забирает силы, подвергает опасности здоровье.

И здесь нужно снова вспоминать, как выглядит наш запасник


энергии в целом. Это не стакан, в который вылили и налили, —
это гораздо более сложное хранилище. Туда все еще что-то по-
ступает — всегда, даже в самые тяжелые моменты жизни. (Когда
перестает поступать, человек умирает.) Я помню моменты, когда
я болела и мне казалось, что не хватает сил даже на то, чтобы про-
должать лежать и жить. Это момент, когда сил — самый минимум,
но и в этот момент они еще есть и они откуда-то приходят. Пусть
мало, особенно в сравнении с их расходами, но они пополняются.

Более того, нужно помнить, что все входы и  выходы еще


существуют. Еще можно, хоть на минутку, подключить приток из
определенных источников. И многие дыры, через которые утека-
ет, тоже еще можно закрывать, хоть и ненадолго. Есть ситуации,
из которых нельзя выйти в ближайшее время надолго или окон-

76
чательно. Но можно — на час. На 10 минут. Если вас хоть что-то
еще вдохновляет и окрыляет и этим можно заняться хоть на час,
ищите возможность для этого. Даже если оно не очень вписывается
в общую картину катастрофы.

Когда произошла катастрофа на  Фукусиме, среди прочих


в одном из репортажей показали людей, которые, собрав в охапку
остатки пожитков, сидели и играли в игру го. Это была компания
старых друзей, которые собирались в течение десятков лет, чтобы
поиграть в определенные дни. Их дома были разрушены, их по-
селили во временном жилье, и они ожидали, когда их перевезут
в другое место. Между тем они помогали разгребать руины, спасать
пострадавших, искать пропавшие важные вещи. Но им также нужен
был тот островок нормальной жизни, которая была раньше, хоть
на час. Еще: среди самой жуткой войны люди вдруг собираются
погонять в футбол между бомбежками, чтобы отвлечься от войны.
От таких вещей не стоит отказываться, даже если и кажется, что
все горит, надо срочно решать проблемы, и отвлекаться в такое
время на «глупости» — нехорошо. Решать проблемы 24 часа в сутки
все равно не получится. Лучше выделить часть времени на вос-
становление сил, чтобы потом было на что воевать.

77
9. Эмоциональное расхламление
Действительно, многие ученые утверждают, что все коли-
чество наших душевных сил напрямую зависит от того, как мы
справляемся со стрессом и  негативными эмоциями. Они говорят
о так называемом «менеджменте эмоций» и «менеджменте стресса»
и уверены, что это — ключ к энергичной и наполненной жизни.
Это звучит бездушно, но в эмоциях и переживаниях тоже можно
«наводить порядок». Более того, рекомендуется делать это регу-
лярно. Существует и «расхламление» в чувственном мире — этот
термин применим не только к порядку в шкафу. (Также существует
и термин «эмоциональная гигиена».)

Кто пытался навести порядок в  доме и,  может быть, читал


об этом популярные книжки, знает, что есть разные методы «рас-
хламления». Все они сводятся к  тому, что нужно первым делом
оценить все, что имеется в наличии, рассортировать это, разложить
по полкам. И по ходу дела выявить ненужное, что занимает место
и отнимает ресурсы, может быть, даже портит все вокруг и отрав-
ляет вам жизнь, словом, то, что должно быть вынесено на помойку.
Примерно так же обстоят дела с эмоциональным расхламлением.
Здесь тоже прибавится много ясности, если просто разложить все
по «полочкам» и увидеть, что у вас есть. И чего не хватает.

Я понимаю, что в связи с «расхламлением» многим видится


первым делом шкаф с разноцветными кофточками. Но наша жизнь
больше походит на мастерскую (где мы сами мастерим свое сча-
стье). Поэтому нашим добром, которое мы будем разбирать, будут
трубы, краники, инструменты и вдобавок некоторые коробки с со-
мнительным содержимым (которые найдутся в любой мастерской
где-нибудь на дальней полке).

Про трубы вы, наверное, уже догадались. Это те самые, через


которые утекает и притекает энергия. Сколько их у вас? Какого они
диаметра? Вспоминаем задачку с бассейном — чтобы разобраться,
почему в нем вечно нет воды, нужно решить эту самую задачку.

В жизни человека такой «трубой», через которую притекает


энергия, могут являться разные вещи. Некоторые — совсем про-

78
стые, действующие очень прямолинейно. У вас забрали на пару
часов ребенка, вы отдохнули, сил прибавилось. Вас освободили от
каких-то обязанностей, уборку в квартире сделали, приготовили
еду, собрали кухню, покрасили стену, в магазин сходили. Вещи,
которые вы сами делаете, тратя на это физические и душевные
силы. Соответственно, когда вы все эти вещи делаете сами, они
превращаются в трубу, через которую утекает.

Есть обычные, небольшие дела, которые являются частью


повседневной жизни, поэтому не доставляют особого стресса. До-
машнее хозяйство, повседневные дела. А есть и монстры, через
которые буквально «все вылетает в трубу молниеносно» (отсюда
и выражение; это напоминает дымоход, в котором огромная тяга,
и все стремительно вылетает из печки в небо). Например, ремонт,
который делается годами и который всем надоел. Или какой-ни-
будь родственник, создающий кучу проблем, например, огромные
долги, большие неприятности. Или тяжелая болезнь — иногда за-
болевания или травмы могут привести к необходимости продавать
все имущество, мобилизовать все ресурсы всех, кто хоть как-то
готов помогать.

Скандалы, после которых вы снова и снова чувствуете себя


разбитыми, — это тоже источник серьезных утечек энергии. И даже
замечания, которые к скандалу не приводят. Но моментально от-
шибают хорошее настроение, вдохновение и желание продолжать.
Вот бывает так — сделал что-то, и ходишь радостный, от процесса
получил удовольствие, результат нравится. Пока не прошел мимо
кто-то (как всегда) и не сделал одно какое-то замечание, после
которого чувствуешь себя «как в воду опущенный». И от хорошего
настроения не осталось следа, только плакать хочется. Или лечь
и грустить.

Если что-то постоянно пробивает дыру в финансах, это тоже


стрессовый фактор. И  какие-то проблемы в  бизнесе, на работе.
Повторяющиеся стычки с соседями, знакомыми, родственниками.

Толщина и важность трубы определяется разными фактора-


ми. Например, одно и то же дело может доставлять вам огромный

79
стресс, тогда траты на него будут неадекватно большими. Если
что-то выполняется рутинно, оно почти не нагружает нервную
систему, мало отнимает сил. Некоторые вещи совершенно не по
праву оказываются в одной из этих категорий. Я писала об этом
в  своей книге «Муза и  чудовище»: для некоторых людей такие
дела, как «помыть посуду»,  — страшная трагедия. В  то время
как для большинства это дело, не стоящее даже упоминания. Что
угодно может оказаться в  категории «суперстресс», например,
если с этим связана какая-то травма (из детства, но и не только).
А иногда все еще проще — например, во время мытья посуды (или
от нагибания к духовке, или еще от чего-то простого) у вас что-
нибудь болит. Если выявить эту связь: «Я ненавижу печь, потому
что я ненавижу наклоняться у духовки», всю проблему можно ре-
шить. Так, при следующем ремонте установив духовку на уровне
стола, ведь такие уже давно продаются.

Но для начала надо честно разобраться, что вас сильнее всего


удручает, злит, расстраивает, причиняет боль и страдания. (Куда
это девать — вопрос следующий.)

Есть, конечно, и те трубы, через которые энергия вливается.


Не стесняйтесь  — перечисляйте все, что вас окрыляет и  вооду-
шевляет. Каким бы нелепым оно ни казалось. Иногда главным
источником радости является пройти утром мимо кондитерской
и помахать ручкой кому-то знакомому, который вечно там сидит.
Выращивание цветочков, уход за любимыми кошками (будь они
свои или уличные), слушание любимого радио. Зарядка, поход
в спортзал, чашка кофе с подругой.

Бывают очень значимые источники энергии: выспаться,


устроить себе день отдыха. Для некоторых это — получить какой-то
любимый заказ, который выполнять очень нравится и за который
платят много, при достаточно ненапряженной работе. Для кого-то
серьезнейшей подпиткой бывают и простые вещи: звонок от лю-
бимого ребенка или внука или визит. Приезд кого-то из родствен-
ников или, наоборот, отъезд. Тут тоже надо быть честным, чтобы
потом было с чем честно работать. Если для вас время, в которое
вы наиболее энергичны,  — это командировки мужа (пусть даже
муж  — самый лучший и  любимый), так и  запишите! Или время,
когда ваш любимый ребенок гостит у кого-то.

80
Некоторых людей заряжают энергией определенные события
(которые далеко не на всех так действуют). Этот фактор даже мо-
жет меняться много раз за жизнь. Например, одно время для меня
самым лучшим отдыхом было куда-нибудь поехать. А сейчас у меня
такая фаза в жизни, когда поездки мешают мне заниматься более
важными делами и приносят больше стресса, нежели радости. При
этом для других членов моей семьи отдых — спасение от всех бед!
Даже короткая поездка на три дня в соседнюю страну — как вол-
шебный эликсир. Для кого-то заниматься спортом — утомительно,
хоть и нужно. Для другого это — лучший отдых. Важно смотреть
на собственные ощущения.

То, после чего мы чувствуем себя сильнее, задорнее, у нас


растет желание жить и что-то делать, — пойдет в список с трубами,
через которые пребывает. Все, что вызывает ощущение опусто-
шения, усталости, угнетенности, тоски, — это будут трубы, через
которые энергия уходит. Запишите в табличку все, что придет на
ум, начиная с самых заметных и крупных вещей.

Возьмите лист бумаги, напишите список:


«Здесь утекают мои ресурсы».
И потом еще один список:
«От этого моих ресурсов прибывает».

81
Теперь переходим к главному, самому главному инструменту
расхламления! Это первое, за что надо хвататься. Мусорка!

Давайте серьезно — нельзя ли от этого избавиться? Многие


на этом месте горько ухмыльнулись. И  вздохнули, что от этого
не избавишься. От чего угодно можно, но от этого — нет. Иногда
так и бывает. Например, тяжелое заболевание нельзя просто так
вынести на помойку, хотя так хотелось бы. Нельзя избавиться от
больного ребенка, от ремонта, который уже наполовину сделан, от
мужа. Однако тут уже многие воскликнут: «Ну-у, от мужа иногда
вполне себе можно!» И от ремонта, в принципе, тоже. Допустим,
вы вдруг выясните, что он забирает 80 % ваших сил, а силы со-
всем уже на исходе. Может быть, стоит серьезно подумать о том,
как бы избавиться от такой «дыры»? Возможно, все варианты,
которые приходят на ум, — не очень привлекательны. Но если по-
думать честно — может быть, они все же более привлекательны,
нежели перспектива серьезно заболеть или провести в депрессии
ближайшие годы? Может быть, следует это как-то остановить на
время, пожить в наполовину отремонтированном жилье. И доделать
потом, когда будет больше времени? Или накопить за это время
денег и поручить другим? Или уже сейчас поручить кому-то, если
перешагнуть через барьеры, которые ранее мешали это сделать?
Может быть, нужно сделать это как-то иначе? Одни мои друзья
долго пытались делать ремонт, живя в нем. Пока не поняли, что
дороже, но очень важно съехать на какое-то время в другое ме-
сто и сделать все быстрее, в пустом помещении. Иногда это стоит
довольно заметной дополнительной суммы, но, если внимательно
прислушаться к собственным ощущениям, оно того стоит.

Тут уже надо смотреть в получившийся список с «расходами».


Что будет, если вы принесете что-то в  жертву? Где убудет? Что
легче? Как лучше лично для вас?

И давайте еще раз вернемся к помойке. Вот честное слово —


в нее можно положить гораздо больше разного, чем вы думаете!
Предлагаю просто примерить к этой помойке все, что у вас находит-
ся в списке «дыр», — про каждый пункт в отдельности подумайте
еще раз, нельзя ли от этого совсем избавиться. Не смириться, не
урезать, не отпихнуть на метр, не спрятать на антресоли, а совсем
расстаться? Точно нельзя? А если еще раз подумать?

82
Возьмите еще один лист, представьте, что это —
ваше мусорное ведро.
Запишите туда все, что вы готовы выбросить.
Вот сюда, пожалуйста!

Второе, что обычно рассматривают после мусорки (это не


лучшее решение, но лучше, чем жить с дырой, через которую выле-
тает ваша жизнь), те самые антресоли. Можно и гараж, у кого есть.
Сарай, подвал. Можно отвезти на дачу. В глубине души мы всегда
себе обещаем, что оно нам еще понадобится для чего-нибудь. Либо
обещаем, что оно пригодится позже. Сейчас нам не до этого, но
через год-другой, когда дети вырастут и ремонт закончится, мы
достанем гитару и снова будем на ней играть. На самом же деле
мало что возвращается из подвала. Но это хороший способ убрать
с  глаз долой то, что кажется невозможным выбросить. Начать
медленно внутренне расставаться, отвыкать. Привыкать к мысли,
что вы посмели с этим расстаться (или хотя бы убрать с парадного
места в вашей жизни). Это способ примерить, как оно — можно
ли без этого жить? Иногда это промежуточный шаг на пути к той
самой помойке. Просто страшно сразу так — выбросить. Хочется
сначала отложить куда-то, откуда еще можно вернуть.

Выпихивайте на антресоли проекты, которыми вы давно не


занимаетесь или занимаетесь в слезах, каждый раз проклиная все
живое. И  те, которыми обещаете себе заниматься каждый день,
но потом находите веские причины не заниматься. И  то, что вы
делаете, переживаете, выполняете, несете по привычке, хотя сей-

83
час это особенно трудно. Скажите себе, что это временно. Может
быть, потом, когда-нибудь, вы это еще снова сможете делать. Но
сейчас  — нет. Запишите в  список и  напишите срок, сколько вы
обещаете про это не вспоминать. И постарайтесь забыть про это.

Еще один лист для записей.


Здесь ваши антресоли. Что сюда положим?
Далее можно доставать ящик со всеми инструментами и про-
являть творческую мысль. Если чего-то не хватит, придумывайте
сами, что вам нужно. Годятся любые средства и методы, лишь бы
вам становилось легче.

Допустим, у  вас есть какая-то большая радость в  жизни,


мощный источник энергии, но поступает он в вашу жизнь только
маленькими капельками. Потому что вечно не до этого, что-то ме-
шает, нет времени, возможности, места, денег. Что можно сделать,
чтобы усилить этот поток? Чего добавить (вероятно, отхватив от
чего-то другого)? Может быть, вы очень любите что-то делать, но
не можете, потому что для этого вам нужен стол. А вы никак не
найдете для него места в доме. Возможно, нужно взять и найти —
вот прямо поставить задачу, поступиться чем-то — найти место, или
освободить его, или смириться с тем, что оно не такое оптимальное,
но впихнуть туда этот стол, чтобы наступило, наконец, счастье?

84
Или, может быть, вас питает общение с кем-то, но не полу-
чается общаться чаще и больше, несмотря на обоюдное желание?
Или вы на курсы какие-то хотели бы ходить, или уехать, или
наоборот — не уезжать. Думайте! Что можно сделать, чтобы это
исправить? Поройтесь в  интернете — вполне возможно, что не-
давно такие курсы появились рядом с вами. Рассматривайте и те
варианты, которые по каким-то причинам казались сначала не-
приемлемыми. А вдруг оно все же того стоит? Если это важно, но
дорого, и  на это всегда не хватало денег  — по случаю крайней
важности этого дела деньги ведь можно накопить, одолжить, вы-
делить? Поговорите об этом с семьей!

Так занимаются «эмоциональным расхламлением» на первом


этапе. Человеку предлагают разобраться, что его питает, а  что
«убивает». Какие ощущения и  насколько сильны. Очень многие
проблемы удается решить, даже если ранее их долго не решали,
если только увидеть, что это — важно. Иногда достаточно увидеть,
пусть даже просто написанное на бумажке, что вот это — значимый
источник потерь.

Во время такой «генеральной уборки» выявляется много


мелких, средних и больших подводных камней, которые мешали
свободно плавать. Что-то можно быстро убрать с дороги, другое —
так просто не подвинешь.

Если нашлись серьезные проблемы (или вы просто озвучили


то, что и так давно знали), а ответа «как с этим справиться» не
было и нет, надо размышлять об этом отдельно. Иногда помогает
разговор с психологом или с близкими людьми, способными рас-
смотреть ситуацию со стороны. Часто людей «топят» серьезные
и ответственные миссии: больные родители, супруги, взаимодей-
ствие с  которыми забирает все силы и  всю радость бытия. Дав-
но хромающие на все четыре ноги бизнесы, начатые серьезные
проекты, в которых ничего не движется, но и непонятно, как из
них выбираться (строительство дома, ремонты, начатое и  неза-
конченное образование, которое поперек горла стоит, но нельзя
же бросить на последнем курсе). На самом деле и с ними можно
как-то разобраться, если допустить некоторые варианты.

85
Мне часто пишут читатели, что «не могут бросить больную
маму, ведь так делают только последние сволочи». Другие чита-
тели их уговаривают, что «не жить рядом с такой мамой» совсем
не означает ее бросить. Можно платить деньги кому-то, кто будет
присматривать, помогать и ухаживать. А в это время жить полной
жизнью и зарабатывать еще больше денег, чтобы повысить уровень
жизни всех. А маму навещать и звонить. Это не предательство и не
зверство, а всего лишь одно из вполне хороших решений.

Или пишут о браке, в котором глубоко несчастны, и добав-


ляют — «не могу бросить». Аргументы приводят, не убедительные
для других. Пишут: «Не могу, потому что буду считать себя пре-
дателем». Им полезно разговаривать с теми, кто такое уже прошел.
Можно увидеть, что это не предательство, когда просто расходятся
люди, которым больше не по пути. Они прожили вместе некую
часть жизни, могут поблагодарить супруга за совместное время
и дальше идти своей дорогой. Это естественный процесс, все люди
развиваются, и не всегда — в одинаковом направлении. И иногда
есть очень сильное ощущение, что после завершения серьезного
этапа в  жизни перед человеком разверзнется какая-то черная
дыра, и все так и останется навсегда. Но люди, пережившие по-
добное, могут убедить этого человека, что ему это только кажется.
Пройдет некоторое время, потеря будет пережита, жизнь станет
лучше, найдутся другие попутчики.

Кстати, иногда во время подобных анализов своей ситуации


людей вдруг охватывает воодушевление. Они всю жизнь боялись
даже подумать о том, что мужа (работу, бизнес, стройку) можно

86
просто бросить. Но после того, как эта мысль в первый раз была
озвучена, они начинают понимать: «Да, хочу!» Спрашивается, по-
чему они раньше до этого не дошли? Может быть, потому что где-то
в глубине души чувствовали, что именно так и будет, и очень боя-
лись этого? Потому что теперь нужно набраться смелости и сделать
это. На самом деле на этом месте уже и не жалко сил, и человек го-
тов вынести весь путь выхода из своей ситуации ради облегчения,
которое наступит потом. Просто немного страшно принять такое
решение, поставить всех перед фактом, может быть, выслушать,
что окружающие не согласны с этим решением.

И конечно, найдутся те ситуации, из которых выйти нельзя,


которые не отдашь, не выгонишь, не снимешь просто так с плеч
и не отставишь в сторону. Тут тоже еще можно подумать: что са-
мое страшное в  этом? Что больше всего тяготит эмоционально?
Что больше всего вас выматывает, добивает, не оставляя никаких
сил на другое? Может быть, это все-таки как-то можно изменить?
Существуют ли решения этой проблемы? Кстати, если вы искали
решение такой проблемы в интернете или еще где-то некоторое
время назад и не нашли, поищите еще раз. В нашей жизни появ-
ляются замечательные вещи, которые придумали совсем недавно!
Также некоторые вещи, совсем недоступные по деньгам, могут
вдруг стать в разы дешевле. Допустим, потому, что большая фирма
начала производить их массово. Либо первые поколения нужной
вам вещи начали продавать дешево из вторых рук.

Итак: есть ли решение, сколько оно стоит, кто для этого нужен?
Может быть, можно найти помощь, деньги, идеи, которые хотя бы
облегчат ваши страдания? Перебирайте все возможности. В мире со-
временных технологий столько всего придумали. Никого не знаете?
Ищите соратников или советчиков через соцсети. Надо кучу денег?
Люди на что только не собирают деньги через интернет. Протезы,
коляски, перестройки дома, чтобы там мог лучше жить инвалид.
И бизнесы помогают спасать, и сады и огороды, и близкие сердцу
проекты. Подумайте: может быть, лучше собрать энтузиастов и из-
менить свою стратегию, научиться нести что-то вместе с другими?
Нежели безнадежно пытаться тащить все на собственных плечах?

87
Что нельзя выбросить, иногда можно отреставрировать
Кстати, есть еще одна важная деталь, о которой многие за-
бывают! Если от какой-то части жизни никак нельзя избавиться,
но она забирает много душевных сил, огорчает, пугает, можно
попытаться изменить к ней отношение. Внимание: опыт показы-
вает, что у всех в ответ на эту гениальную мысль первым делом
возникает чувство протеста! И прошлый положительный опыт не
особо меняет картину. Я сама — живой пример. Мне неоднократ-
но удавалось с помощью этого трюка значительно улучшить свою
жизнь. Но каждый раз, когда это высказывается применительно
к новой проблеме, я для начала расстраиваюсь и протестую. Это
сродни проблеме с заболеваниями, где немаловажную роль играют
психологические проблемы.

Пациентам кажется, что их считают ненастоящими, выду-


манными, хотя их боль и  страдания абсолютно реальны. Они
обижаются, потому что им представляется, что их проблемы обе-
сценивают. Мол, ты себе придумал проблему на ровном месте,
и стоит направить мысль в другую сторону, и проблема сама ис-
чезнет. С изменением отношения — то же самое. Люди начинают
оправдываться: «Но ведь у меня есть реальные причины, по ко-
торым я от этого страдаю! У меня — настоящие страхи, настоящий
стресс, для моих тревог и переживаний есть серьезные поводы».
Тут важно понимать, что этих тревог никто не отменяет — просто
можно попробовать добавить к ним и что-то положительное. И если
не удалось найти подход к этой проблеме с первого раза, можно
попытаться зайти с другой стороны.

88
Например: не нравится трудная дорога куда-то  — можно
попытаться рассматривать ее как приключение, вызов, квест.
И  с  азартом преодолевать трудности. Иногда даже просыпается
любопытство: какие еще трудности я  смогу разрулить? Правда,
некоторым эта очевидная идея не подходит и даже еще больше
портит настроение. Например, у меня так было. Когда я жалова-
лась, что не хочу много путешествовать, мне предложили рассма-
тривать это как приключение. А я в ответ рыдала, что мне сейчас
приключения не нужны, их не хочется. Мне хочется совсем других
вещей: сидеть дома, спокойно и эффективно работать, а не вкла-
дывать кучу сил в  какие-то поездки, после которых еще нужно
потом восстанавливаться. Здесь «нашла коса на камень», и с тех
пор я только ищу способы меньше ездить. Но во многих вопросах
мне удалось изменить отношение к делу. Например, когда врачи
посадили меня на строгую диету, мне казалось, что меня всего
лишили, отняли все радости жизни. Потом кто-то посоветовал по-
смотреть на все с другой стороны.

Представить свое тело — храмом. Рассмотреть, как он постро-


ен, из чего сделан. И нести в него только то, что ему подходит. Не
тащить в этот дом то, что все вокруг испачкает, испортит, сломает.
Это мне помогло. А подруге моей с похожим диагнозом — не по-
могло. Там психотерапевт рассматривал с ней продукты, которые
запретили. Они разбирали, что именно каждый из них испортит в ее
организме, потому что теперь у нее больше не работают нужным
образом почки и печень. Работали над образом врага, пока для нее
не стало немыслимым съесть что-то из своего «черного списка».

89
К некоторым делам можно приурочить какую-то награду.
Например, в  каком-то месте вас всегда ждет очень неприятная
встреча. Зато там, рядом, есть кафе, в котором подают что-то очень
вкусное. Специально туда не поедешь, но можно пообещать себе
туда заходить после каждого такого похода. Чтобы вас ждала хоть
какая-то радость в связи с этим заданием.

Иногда можно использовать нежеланные задания как источ-


ник вдохновения. Намучившись — нарисовать смешной комикс на
тему «как мне пришлось помучиться» или «опять весь мир против
меня». Или писать смешные рассказы на эту тему.

Если речь о чем-то малоприятном, что нужно делать для улуч-


шения своего здоровья, можно попытаться активно вдохновлять
себя мыслями о том, какое нужное и хорошее дело вы делаете для
себя. Расписывайте себе собственный вклад в будущее. Представ-
ляйте, какие замечательные вещи вы снова сможете делать, когда
в результате ваших стараний здоровье улучшится, а возможностей
прибавится.

И не забывайте, что человека могут эмоционально выматывать


проблемы не только душевные, но и  физические. Например, все
знают, как может выматывать боль. Но есть и менее выраженные
физические страдания, которые «давят на психику». Казалось бы,
если человек устал, у него что-то болит, то должно отказывать тело.
Но иногда тело вполне еще готово шевелиться (особенно если его
пнуть), а душа уходит в отказ первой. Это тот случай, когда говорят:
«Я вроде не так и устал, и ничего у меня не болит, не так плохо
себя чувствую — но почему я ничего не могу делать?»

90
Это — вечный процесс
Еще очень хочется напомнить, что все эти акции по «расхлам-
лению» и  исправлению всего и  вся не являются каким-то одно-
разовым проектом, который провернешь, и дальше навсегда все
будет хорошо. Раз мы уже провели параллель с уборкой и разбором
залежей, давайте продолжим сравнивать. Вы можете сделать гене-
ральную уборку, и иногда даже ремонт (большой или маленький),
отремонтировать всю квартиру или только одну стенку подбелить.
Но никакие акции не решат все ваши проблемы навсегда. Уборки
делаются в жилом пространстве, и после этого оно снова пачкается
и захламляется, потому что это и есть жизнь. Иногда что-то накап­
ливается, и тогда помогает только какое-то заметное изменение,
которое нужно решительно провернуть. Другие вещи достаточно
постоянно потихоньку разбирать, чтобы они не превращались
в гору мусора и хлама. За всем этим нужно регулярно ухаживать,
чтобы оно, все вместе, было в хорошем состоянии. Чтобы ничего
не запускать и нигде не набегало на целую катастрофу.

Точно так же дела обстоят с нашим эмоциональным миром.


Хорошо бы регулярно проходиться по всему и задавать себе во-
просы: все ли хорошо, стало ли что-то лучше или хуже в жизни?
Если да, то почему? Где набралось лишнего, что на меня все более
заметно давит? Некоторые мелочи можно разобрать с  такой же
легкостью, как помыть посуду. Поговорить с родными и близки-
ми, озвучить проблему, поискать решение, разрешить конфликт.
Другие же вещи требуют более серьезных вмешательств. Но и тут
молчание и смотрение в другую сторону — наихудший путь.

Тот самый список, который я предлагаю вам составить в этой


главе  — всего лишь одно упражнение. Я  уверена, что с  перво-
го раза вы забудете вписать туда многие вещи. А  о некоторых
из них вы просто не решитесь даже подумать. Если же какое-то
время походить с мыслями об этом списке, появятся еще пункты,
которыми захочется его дополнить. Или, возможно, что-то для вас
самих прояснится.

Очень часто люди что-то такое записывают и потом крутят-


вертят проблему на все лады. Никак не могут придумать решение.

91
Несмотря на то что они уже постарались посмотреть на нее отстра-
ненным взглядом или опросили не вовлеченных в нее — друзей,
знакомых, коллег. И тут выясняется, что не удается найти решение,
потому что сама проблема озвучена не вполне честно. Либо про-
блема совсем не в этом, но нам хотелось бы игнорировать столь
неприятный факт.

И даже если по такому списку удастся все хорошенько пере-


копать и  разобрать, это не отменяет необходимости регулярно
повторять эту «уборку». А  между делом  — на все посматривать
свежим взглядом, ухаживать, поддерживать в чистоте и порядке.
Так что приготовьтесь регулярно наводить порядок в своей душе!
Кстати, можно это делать вместе с  членами семьи либо делиться
с ними результатами. Потому что благополучие каждого отдельного
человека в семье важно для всех, ведь жизнь у них общая. Мы по-
любили в полушуточной форме разбирать такие вещи в рождествен-
ские праздники, когда вся семья часто встречается за столом, на
праздничный ужин. Такую традицию хорошо связать с обещаниями
и планами на следующий год. Все, что нужно, поскорее изменить,
чтобы следующий год начался иначе и  прошел лучше прежних.

Не зря психологи так часто говорят о  том, что существует


«гигиена чувств» и необходим регулярный уход за чувственным
миром. Это не какая-то сложная наука, просто нужно регулярно
обращать внимание на свое эмоциональное состояние. Так же,
как мы регулярно заглядываем в шкаф и перебираем все, напри-
мер, в начале сезона. Что-то выносим на помойку, что-то отдаем
другим людям. Обнаруживаем, что где-то нужно завести новое.
И это — бесконечный динамичный процесс, как и все остальное
в нас и вокруг нас.

92
10. Недообследованные болезни,
психически больные и симулянты
Все знают, что наше тело — это самое драгоценное, что у нас
есть, а здоровье — очень важный и трепетный ресурс. Новое тело
нельзя купить ни за какие деньги. Многие поломки в нем не ис-
правляются никакими средствами медицины. Лучше беречь его,
пока оно цело и невредимо. Все это так банально, что мне даже
неловко писать здесь эти слова. Тем не менее — болеют практи-
чески все. И, если присмотреться, абсолютное большинство людей
не берегут свой организм, по крайней мере до того момента, пока
не наступят серьезные неприятности.

Даже простейшие вещи люди не делают. Дорогие женщины,


читающие сейчас эти строчки, — сколькие из вас регулярно ощу-
пывают свои груди в поисках новых подозрительных образований?
Вы бы очень расстроились, узнав, сколько женщин до сих пор при-
ходят к врачам с последней (не поддающейся лечению) стадией
рака молочной железы. Хотя все больницы полны бесплатных
брошюр, напоминающих о необходимости этой простой процедуры.
И миллионы публикаций в интернете и женских журналах, теле-
визионные передачи и фильмы кричат об этом, а многие все равно
уверены, что это — не про них.

Очень многие даже не собираются лечиться, хотя у них уже


обнаружили какое-то заболевание и сообщили, что им нужно зани-
маться. Они до последнего игнорируют симптомы, терпят, отклады-
вают, убеждают себя и других, что сейчас не могут себе позволить
лечиться или что их страдания еще недостаточно сильны и не до-
стойны специальной терапии. При этом они с трудом функциони-
руют, жалуются на то, что все в  жизни становится сложнее, все
разваливается. Эмоциональный фон у них — все хуже. Но все это
не повод, чтобы серьезно взяться за улучшение своего здоровья.

Почему же это так?! Почему люди не занимаются здоровьем,


не дружат со своим телом, не хотят обращать внимания на серьез-

93
ные проблемы? При этом постоянно жалуются на разные неполадки
в жизни и якобы ищут решения и выходы. Но никак не свяжут друг
с другом два факта: что любые эмоциональные проблемы очень ча-
сто связаны с имеющимися проблемами со здоровьем. И бесполезно
лечить одно, если отказываешься обратить внимание на другое!

За время своей борьбы с болезнью я поняла одну очень важ-


ную вещь. Хорошее здоровье — это качество жизни. Когда меня
лечили, врачи нередко употребляли это выражение. Принимая
какие-то решения, они обсуждали: что даст пациенту лучшее
качество жизни? И измеряется оно в первую очередь возможно-
стями. Способностью есть как можно больше разного, спокойно,
без сложностей спать, передвигаться, обслуживать себя, ориен-
тироваться в  пространстве и  в  жизни. Поднимать иногда что-то
тяжелое, ездить на велосипеде, водить машину, гулять на улице
в любую погоду, путешествовать, заниматься спортом, творческой
работой, общаться с детьми и животными.

И во вторую очередь — отсутствием (или сведением к мини-


муму) факторов, которые постоянно давят человеку на психику,
забирают силы. Это такие вещи, как боль, зуд, разнообразные тики
или тремор. И ограничения: неспособность (полная или частичная)
видеть, слышать, чуять запахи и вкусы, двигаться. Необходимость
часто проходить какие-то процедуры, чтобы можно было какое-то
время потом «нормально жить», — перевязки, капельницы, диализ.

Высокое качество жизни — это то, что экономит нам огромное


количество энергии, позволяет все наше время и силы тратить на
то, что хочется делать, на работу, хобби, развлечения. И конечно,
на саморазвитие! Соответственно, чтобы повысить это самое маги-
ческое «желание жить», нужно работать с физическими недугами
и пытаться от них избавиться.

94
10.1. Надо действовать!
Если у вас есть какие-то проблемы со здоровьем, их нужно
решать. Действительно, иногда какие-то недомогания возникают
и сами потом исчезают. Но это касается мелочей, которые проходят
в течение нескольких дней или, максимум, недель. И даже с такими
вещами не стоит шутить — иногда какая-то недолеченная мелочь
может превратиться в огромную проблему. Лучше обратиться к вра-
чу и услышать от него, что здесь не помогает ничего, кроме вре-
мени (либо пройти необходимые процедуры, чтобы вылечиться).

Многие люди прекрасно все знают об этом, но не идут к врачу


и не ложатся в больницу, хотя проблемы уже довольно серьезные
и  все становится хуже и  хуже. Обычно это связано с  какими-то
страхами. Например, у кого-то был очень негативный опыт с боль-
ницами, и теперь они боятся туда попасть. Некоторые боятся крови,
иголок, боли. Страшных диагнозов и связанных с ними проблем
и расходов. Люди часто несут на себе ответственность за финан-
совое положение всей семьи, за все отвечают на работе. И увере-
ны, что им нельзя выбывать из повседневной жизни, уходить на
больничный, болеть. Они уверены, что без их активного участия
все развалится, семья разорится, дети останутся совсем без при-
смотра, фирма развалится. Они боятся остановиться.

А еще мы очень избалованы тем, как наше тело умеет вос-


станавливаться после серьезных проблем. Увидев несколько раз
в жизни, как тело само оправляется после довольно тяжелых ис-
пытаний, мы начинаем думать, что оно вообще со всем способно
справиться само. И нечего тратить время на врачей.

По всем этим причинам люди склонны игнорировать проблемы


со здоровьем. Некоторые искренне верят, что болезни сами рассо-
сутся, если достаточно долго не обращать на них внимания. Другие
прячут голову в песок, как страусы. Маленькие дети так же себя
ведут — закроют лицо газетой и думают, что их не видят, потому что
и они никого не видят. Многие вообще свое поведение объяснить
не могут. Просто отказываются говорить о недуге или замечать его,
потому что любая конфронтация с этим означает для них слишком
большой стресс. А пока просто об этом не думаешь — спокойнее.

95
И мы все знаем, что это неправильно, рано или поздно это
всем аукнется, все запущенное становится только хуже. Потом,
когда тело полностью откажется работать, будет много дорогого
и долговременного лечения, мелких шагов, огромных потерь. По-
этому нужно как-то прорабатывать этот вопрос. Пытаться смотреть
правде в глаза. И напоминать себе, что чем раньше возьмешься за
исправление, тем «дешевле» оно обойдется, во всех отношениях.

Если же вы читаете эту книгу, потому что у вас серьезные


проблемы с  мотивацией, вам ничего не хочется, мало стимула
что-либо делать, и при этом у вас есть какие-то болезни, которые
регулярно мешают вам жить, — можете считать, что неприятно-
сти уже наступили, и жареный петух уже клюнул вас. Вы начали
терять то самое качество жизни, и пора его спасать! Решайтесь!
Начинайте заниматься собой! Миритесь со своим телом, пока оно
не разобиделось на вас окончательно.

10.2. Все начинается с традиционной медицины


Мы живем в  такое замечательное время, когда традицион-
ная медицина развита, и для огромного количества проблем уже
найдено лечение! Врачи могут столь многое! Только нужно к ним
обращаться! Когда пациент отправляется к специалисту, практику-
ющему какие-то виды альтернативной медицины, его обязательно
спрашивают, где он уже был. Терапевты, проводящие «работу с те-
лом» (о которой будут последующие главы), всегда сначала сове-
туют каждому обследоваться традиционными методами. У пациента
должны быть исключены очевидные и страшные вещи, такие как
онкологические заболевания, доброкачественные образования,
инфаркт, инсульт, диабет и прочие заболевания, которые хорошо

96
лечатся лекарствами, операциями и разными процедурами, если
только их выявить и лечить.

Последующие несколько глав — для тех, кто уже прошел эту


фазу и у кого «обычные» врачи ничего не нашли. Именно такие
люди пишут мне очень часто. «У меня ничего не нашли, но я точно
знаю, что со мной что-то не то». «Я страдаю от боли, и эта боль
реальна, но никто не может найти причину, все известные науке
вещи врачи исключили!» «Меня лечат, но ничего не помогает!»

Что-то у человека по-настоящему болит, но этому «что-то» не


нашлось объяснения. Тот самый случай, когда человеку сделали
все анализы и подвергли всем обследованиям, а потом посовето-
вали обратиться к психологу или психиатру.

10.3. Если традиционная медицина сдалась


В последние годы «развелось» заболеваний, которым якобы
нет объяснения. В разных странах даже были придуманы разно­
образные диагнозы, которых вообще-то на свете нет, чтобы описать
ими очередное необъяснимое. Например, в  Германии появились
различные «болевые синдромы», которых раньше в каталоге диа-
гнозов не было. Необъяснимые боли без причины и непонятного
происхождения. Реальные, но неизвестно откуда взявшиеся.

Многие люди регулярно ощущают настоящую боль, голово-


кружение, тошноту, они не могут есть, спать, видеть, двигаться.
А им намекают на то, что они каким-то образом это себе придумали.
Часто даже прямым текстом предлагают пойти к  психиатру. По-
тому что, если человек ощущает, видит или слышит то, чего нет,
это галлюцинации. Симптом серьезных психических расстройств.
И лечить это нужно лекарствами, которые применяют при шизо­
френии и прочих тяжелых расстройствах психики.

Также под вопросом оказывается честность пациента: а мо-


жет быть, у человека вообще никаких проблем нет и он притво-
ряется? Ведь доказать нельзя. Если поломана нога, это видно на
рентгеновском снимке. После операции можно задрать кофточку,

97
показать — вот тут мне отрезали, и все посочувствуют. Вон какую
дырищу на животе сделали, человек пострадал. А тут — чудовище,
которое способен видеть только он. Даже если никто такое не гово-
рит вслух, многие испытывают желание оправдываться: «Честное
слово, оно существует!» А окружающие кивают головой: «Да, да,
мы верим», но на самом деле чувствуется, что верят не очень.

К тому же у многих начинаются разные социальные проблемы.


Потому что сотрудники, партнеры по бизнесу и знакомые начинают
сомневаться в адекватности человека. Он либо псих, либо симу-
лянт. Либо болен чем-то настолько редким и сложным, что лучше
не трогать его и не взваливать на него никакую ответственность.

И конечно, есть комментарии, которые подобные пациенты


слышать уже не могут! «Это они просто в такой форме привлекают
к себе внимание. Это — черта инфантильных людей. Он вырос, но
не хочет быть ответственным взрослым. Он хочет, чтобы его жале-
ли, как в детстве, погладили и взяли на ручки. Но никто не хочет
сюсюкаться с взрослым здоровым человеком, а он такой и есть.
Поэтому он придумал себе болячку, чтобы появился легальный
способ стать бедненьким. Взрослого больного человека жалеют».

Все это очень обижает людей. Многие боятся рассказать


окружающим, что у них такие проблемы. А иногда даже боятся при-
знаться сам себе. Настолько велик страх, что все вышесказанное
про них подумают.

Хельга Поль, основавшая одну из систем «работы с телом»,


написала целую книгу о лечении неопознанных заболеваний. Она
считает, что большинство таких «мистических» болезней — просто
болезни недообследованные. Она убеждена, что у любого такого
заболевания есть физическая причина (где-то в  теле найдутся
поврежденные ткани, которые являются источником симптомов).
И она придумала способы, как их найти, и продолжает работать
над этим вопросом. Вся эта боль не «воображаемая», она не ро-
дилась в мозге или в нервной системе, не является ложным, за-
блудившимся сигналом, отголоском какой-то химеры. Есть больное
место. В этом месте что-то не в порядке с субстанцией, поэтому
там возникли проблемы, которые по цепочке повлекли за собой
другие проблемы. Разница только в том, что повреждение иногда

98
находится не там, где его предполагают классические врачи, по-
этому и долго не находится.

Например, есть сколько-то известных причин, по которым


у человека может болеть живот. Их проверяют, по списку. Можно
сделать ультразвуковое исследование, колоскопию, гастроскопию,
назначить анализы. Поискать гастрит, панкреатит, язву желудка.
И если каталог отработан, врачи разводят руками. При этом бывают
сложные, комплексные расстройства, при которых боль в животе
может начаться из-за чего-то, что повреждено в ноге, в шее, в ухе.
Но такие болезни мало изучены, и  врачи не берутся искать их.
Потому что при таком подходе перед специалистом раскрываются
бездны: пока все переобследуешь, обыщешь, сопоставишь. И, по
сути, это гадание на кофейной гуще, потому что, если подходить
к вопросу таким способом, сразу получаешь бесконечное множе-
ство возможных вариантов. Никто за такое не берется в  нашем
быстротечном мире, ориентированном на эффективность и  про-
дуктивность.

Безусловно, традиционные медики уже нашли многочислен-


ные взаимосвязи. Если сорокалетний человек жалуется на боль
в левой руке, врачи, конечно, проверят, не развивается ли у него
инфаркт. Но каталог таких «взаимосвязей», которым пользуется
в повседневной практике врач, ограничен. И если что-то выходит
за его пределы, многие склонны капитулировать.

99
10.4. Чем вам могли бы помочь главы о работе с телом
Пациенты, болеющие непонятно чем, очень страдают. Они
обходят десятки врачей, которые ничего не могут найти, и  их
отчаяние растет. Им кажется, что никто не принимает всерьез
их проблемы, никто не хочет ими заниматься (что отчасти соот-
ветствует истине). Многие трагически говорят: «Лучше бы у меня
был рак, это, по крайней мере, что-то понятное, все знают, как
лечить». Они мучаются годами, и на эти мучения уходят все их
жизненные силы.

Зачем и почему я взялась писать в этой книге такой большой


пассаж об этих самых неопознанных заболеваниях и о системах
работы с  телом? Приведу немного цифр (статистика дается не-
мецкая, взятая из публикаций немецкой государственной службы
статистики; возможно, в  других странах показатели несколько
иные, но я думаю, что общие тенденции везде сходные).

В последние 20 лет появлялось все больше пациентов, стра-


дающих неопознанными заболеваниями. За этот срок почти не из-
менилось количество больничных, которые немцы берут в течение
года. И так же стабильно число людей, выходящих на пенсию из-за
потери трудоспособности (то есть из-за инвалидности). При этом
количество людей, неработоспособных по причине неопознанных
заболеваний, более чем удвоилось. Сегодня из-за таких болезней
становятся нетрудоспособными столько же людей, сколько и из-за
ортопедических проблем, сердечно-сосудистых и онкологических
заболеваний вместе взятых! Очень многих из них просто записали
(наверное, для удобства) в категорию различных видов депрессии.
По сути, нашли не слишком оскорбительный способ написать, что
у человека таки галлюцинации.

Медицина шагнула вперед, и  людей приучили обращаться


к  врачам. На сегодняшний день со своими проблемами обраща-
ются к специалисту 85 % больных. Только 15 % игнорируют свои
симптомы до последнего (то есть до экстренного попадания в боль-
ницу с серьезными проблемами или смерти). Однако из тех, кого
традиционные медики объявили безнадежными, к альтернативным
терапевтам идут только 10 %. По многим причинам. В первую оче-

100
редь, лечение у них не бесплатно, за многие виды альтернативных
терапий пока еще не платят медицинские страховки. Также люди
просто не знают обо всех методах лечения, коих развелось великое
множество. И  им трудно отличить работающий метод от шарла-
танства, к тому же в интернете предлагают большое количество
всяких чудо-средств, все не перепробуешь.

Однако те из пациентов, которые все же попадают к  аль-


тернативным терапевтам, работающим с  какой-либо из систем
«бодиворк»,уходят от них, как правило, излеченными. Полностью
освобождаются от своих симптомов неизвестного происхождения
более 90 % из них! И всем им удается поставить диагноз, то есть
найти физическую причину их страданий. На самом деле ничего
мистического в таких методах нет, главным образом они работа-
ют уже на стадии диагностики. Врачи альтернативной медицины
ищут, пока не найдут, часто там, где обычные врачи даже не до-
думались искать.

Большинство терапевтов, придумавших и  продвигающих


свою систему, начали искать новые пути, потому что у них у са-
мих была неразрешимая проблема. В поисках ответов они читали
книги коллег, уже разработавших какие-то методики, и первым
делом они пробовали излечить самих себя. А потом углублялись
в вопрос так, что это становилось главным интересом в их жизни.
Сначала они разгадали собственную загадку, а  потом помогли
сотням других людей. Они сами практикуют, но никакой врач не
способен перелечить всех. У них есть и последователи, но пока
их мало. И поэтому некоторые из них написали пособия, по ко-
торым предлагают пациентам поработать со своими проблемами
самостоятельно.

Все они признают, что некоторые вещи невозможно исправить


без участия компетентного и  опытного терапевта. Но во многих
случаях пациент способен помочь себе сам. Многие поломки паци-
енты даже полностью в состоянии найти и исправить собственными
силами! В конце концов, создатели новых систем сами тоже с этого
начали. Я прочитала ряд таких книг, они в чем-то схожи, как и сами
системы. В свое время я также прошла три таких лечения, каждое
длилось около года, поэтому я  представляю себе, как выглядит
работа с таким терапевтом.

101
Я не считаю себя компетентной, чтобы написать еще одну
книгу, обобщающую все эти чудесные знания. Но я  хотела бы
описать здесь то, что повторяется в  большинстве этих систем
и что, вероятно, является ключом к разгадкам. Может быть, кому-
нибудь эта информация поможет хотя бы сдвинуться с  мертвой
точки, локализовать источник своих страданий или даже начать
двигаться в  сторону улучшений. Кто-то, возможно, вдохновится
первыми успехами и  найдет в  интернете и  в  библиотеках недо-
стающие знания, чтобы вылечиться полностью. А кто-то поймет,
что это ему подходит, и  пойдет к  специалисту, чтобы там его
полностью избавили от страданий. Все терапевты подтверждают,
что здесь пациенты могут очень многое сделать для себя сами,
и некоторые даже смогли полностью самостоятельно решить свои
проблемы. И мне кажется, что это в любом случае очень важный
и полезный шаг — взять все в свои руки и начать искать решения
самостоятельно. Как минимум, это может принести очень много
интересных открытий в  отношении собственного состояния здо-
ровья (и не только).

Для тех, кто хотел бы поискать дополнительную инфор­мацию


за пределами этой книги, напишу, что я сама ходила на «посту-
ральную интеграцию», на «сенсомоторную терапию по Хельге
Поль» и на лечение по методу Фельденкрайз. Методы, о которых
я долго собирала информацию, прежде чем написать эти главы:
Ребалансинг, техника Александра, Интегративная двигательная
терапия и Кинестетика — школа «ощущения движения».

102
10.5. Несколько слов о гормонах
Эта книга — о мотивации, желании жить, о физических силах
и жизненной энергии. Здесь мы все время ходим вокруг вопроса:
физическое или психическое? Это надо лечить таблетками или
волшебным пенделем и пинком под зад? Я преувеличиваю? Мне
все кажется? В таком контексте нельзя не вспомнить про гормо-
ны. (Почему-то все охотно верят в  существование мистических
болезней и во всякое шарлатанство, но часто не хотят верить в то,
что многие симптомы могут быть просто следствием гормональной
дисфункции.) Я имею в виду не только разные физические рас-
стройства, но и непреодолимые настроения. Ощущение отчаяния,
чрезмерная раздражительность, агрессия, апатия.

Гормонов очень много, их воздействие на организм человека


чрезвычайно многогранно. Здесь не перечислить всего, что они де-
лают с нами. Все знают, что серотонин называют гормоном счастья.
Когда его много, человек испытывает эйфорию, когда мало — де-
прессию. А вы знали, что для выработки серотонина обязательно
нужен ультрафиолет? Отсюда — столь распространенные сезонные
депрессии в темное время года.

Адреналин приводит нас в «боевую готовность». Он бодрит


и делает человека более концентрированным, энергичным и актив-
ным. Но также тревожным и напряженным. Он мобилизует многие
полезные функции организма, увеличивает свертываемость крови,
уменьшает аллергические реакции и воспаления. Но его выброс
приводит также к исчезновению полового возбуждения и эрекции.

Дофамин служит важной частью «системы вознаграждения»,


потому что влияет на чувство удовольствия и удовлетворения. Он
также (наряду с окситоцином) играет важную роль в формировании
чувства любви и привязанности, в том числе материнской. И еще
он оказывает воздействие на способность человека переключаться
с одного вида деятельности на другой. Он участвует в процессах
обучения, нехватка дофамина может приводить к игнорированию
негативного опыта. (Из этого следует неспособность учиться на
ошибках.)

103
И конечно, окситоцин  — главный «гормон доверия»! Он
снижает тревогу и вызывает чувство спокойствия рядом с партне-
ром. Повышенный уровень окситоцина связывают с приступами
чрезмерной щедрости и  великодушия. Недостаток окситоцина
может проявляться в преувеличенном чувстве зависти и злорад-
ства. Окситоцин используют в лечении аутизма, потому что под
его  действием улучшается способность понимать настроение
других людей, смотреть людям в глаза и даже прощать им обман
и обиды.

Гормоны делают мужчин мужественными, агрессивными и ак-


тивными, а женщин — женственными, мягкими и иногда капризны-
ми. А иногда — наоборот! Из-за гормональных нарушений людям
иногда хочется плакать или смеяться, а иной раз и жить не хочется.
Это гормоны иногда помогают «отключить мозг» и  действовать
напролом или, наоборот, заставляют нас по сто раз взвешивать
простейшие решения.

Если вас терзают странные (и не свойственные вам) настрое-


ния, всегда подумайте и о том, что, может быть, нужно проверить
у врача гормоны.

10.6. И о том, чего, может быть, действительно нет


В заключение этой главы мне все же хотелось бы упомянуть
и те редкие случаи, когда болезнь действительно находится у па-
циента в голове.

Если вы чувствуете, что с  вами что-то не так, у  вас по-


настоящему болит, вы страдаете от симптомов, которые нельзя
просто так проигнорировать, а вам никто не верит, — послушайте
себя! Попытайтесь поговорить сами с собой. Попробуйте включить
логику. Проявите инициативу и любознательность. У врача много
пациентов, а человек сам у себя — один. Вы лучше других знаете,
что вы не псих и не шизофреник и что у вас имеется серьезная
проблема. Вы можете попытаться изучить ее собственными силами,
читать книги о разных нетрадиционных методах лечения. Можете
описанными ниже способами сами у себя что-то искать. Не сда-

104
вайтесь. Ищите терапевтов или собратьев по страданиям, которые
вас выслушают и помогут советом.
Если у  вас есть психосоматические заболевания, которые
обостряются в связи с какими-то психологическими проблемами, —
попробуйте посмотреть правде в глаза. Что это за проблемы? Как
от них уйти, как их решить? Иногда достаточно просто признаться
в них самим себе.

Я не зря упомянула в  заголовке этой главы и  психически


больных, и симулянтов. Они есть среди нас! И в этом тоже нет ни-
чего ужасного. Вы действительно можете страдать от заболевания,
которого нет! Вы даже можете успешно обмануть всех и убедить
их в том, что ваша проблема на физическом уровне существует.
Но врать себе — одно из самых неблагодарных занятий. Это ваша
жизнь, которой вы не живете, пока лежите на диване и не можете
дышать!

Я не хочу здесь обесценить ничьи проблемы, но хочу при-


звать к честному разговору с самим собой. Что у вас в жизни такого
происходит, в чем вы так боитесь участвовать? До такой степени,
что предпочитаете по-настоящему лежать и страдать, испытывать
настоящую боль? Вы боитесь пойти на работу? Потому что вам
много лет, и  вы никогда не пробовали делать то, что придется
делать на этой работе, а если попробуете, будете там самым стар-
шим и неопытным сотрудником? Вы боитесь насмешек? Отказов?
Вам сделали очень больно, и вы решили, что лучше уйти от жизни
и никак не участвовать в ней, нежели рисковать еще одним таким
поражением? Если ваш заботливый мозг придумал вам «отмазку»
в  виде несуществующего заболевания, тут можете разобраться
только вы. И лучше вам это сделать.

И, кстати, галлюцинации у людей тоже бывают. При тяжелых


формах депрессии или мигрени, из-за гормональных сбоев и из-за
психических расстройств — тоже. А также из-за опухолей мозга
и по разным другим причинам. Поэтому не отвергайте полностью
вариант, что вам или вашему близкому человеку таки что-то ме-
рещится. Это может быть тоже вполне реальным симптомом. Если
решиться назвать вещи своими именами.

105
11. Бодиворк
«Бодиворк»  — в  переводе «телесная работа» или «работа
с телом», в России она еще часто называется телесно-ориентиро-
ванной терапией.

В разных системах работы с телом почти всегда присутству-


ют пять базовых методов, которые используются для достижения
результата.

У некоторых видов терапии какой-то из них отсутствует либо


добавляются другие, свои. Но эти пять встречаются чаще всего,
поэтому я решила тут о них написать.
1. Телесная психотерапия.
2. Сенсомоторная телесная терапия.
3. Работа с триггерными точками.
4. Массаж и лечение фасций и соединительной ткани.
5. И только в последнюю очередь — ментальная работа по
результатам терапии!

Для начала приведу еще два тезиса, касающиеся заболева-


ний, которые не получается найти. Почему не удается их локали-
зовать? Очень часто врачи ищут в  неправильном месте и,  соот-
ветственно, ничего не находят.

По мнению Хельги Поль, одной из самых распространенных


причин является простая ошибка восприятия, которой страдают
все люди. Оказывается, мы плохо различаем боль, которая идет
изнутри или снаружи. Пациенты часто с уверенностью говорят,

106
что у них что-то болит внутри живота, в колене, в самом плече-
вом суставе, хотя повреждение ткани имеется на поверхности.
Выслушав их жалобы, специалисты лезут в  живот оптическими
инструментами, делают рентген и пункции суставов и ничего не
находят.

При этом причина часто находится в том же месте, где у па-


циента болит,  — но только не внутри, а  близко к  поверхности
кожи! Это касается и таких симптомов, как тошнота, головокру-
жение, нарушения равновесия. Причину таких расстройств тоже
принято искать в животе, в ухе, в голове, и не получается ничего
найти, если на самом деле источник беспокойства находится на
поверхности.

Вторая классическая причина — так называемые цепные ре-


акции. Об этом пишут и говорят практически все терапевты. Это
«классика жанра». Что-то в теле ломается, но организм мастерски
компенсирует проблему. Чтобы купировать симптомы, тело под-
страивается, где-то сгибается в нужную сторону, чтобы уменьшить
напряжение. Из-за этого что-то перекашивается в другом месте,
чтобы компенсировать и это, перекручивается третье, перестает
слишком размашисто двигаться четвертое. И в результате мы имеем
болящую шею, хотя все начиналось с проблемы в стопе. Здесь тоже
не удается найти источник проблемы, потому что врачам некогда
искать источники проблем на другом конце тела. Такие цепные
реакции бывают сложносоставными.

Например, из-за затвердения в животе человек неправиль-


но дышит. Из-за этого он неправильно говорит, иногда у людей
со слишком плоским дыханием голос звучит неприятно и звонко.

107
Они это сами чувствуют и сильнее напрягают голосовые связки,
пытаясь скорректировать звук. На выходе получается боль в горле
и пропадающий голос, иногда — затвердения в шее, из-за которых
болят нервы в районе шеи и лица. А причиной все еще является
затвердение в животе.

По таким цепочкам часто обнаруживаются неожиданные при-


чины для самых разных недугов: ухудшения слуха и зрения, шум
в ушах, боли в суставах. Неудивительно, что в таком случае оф-
тальмолог смотрит в глаз и не видит никаких проблем, равно как
и отоларинголог, ревматолог и все остальные не находят ничего
«по своей специальности». А искать причину проблем с глазами
в пятке и в животе — для большинства врачей слишком накладно.

Именно поэтому первое, о чем я здесь напишу, это — телес­


ная психотерапия.

108
12. Телесная психотерапия
Когда я в первый раз узнала, как именно работает телесная
психотерапия, — это было для меня большим сюрпризом! Я давно
увлекаюсь обычной психотерапией, и она всегда включает в себя
разговоры с  пациентом о  его переживаниях, прошлом, травмах
из детства, конфликтах в  настоящем времени. Тут у  человека
пытаются узнать, что его тяготит, пугает, занимает, что является
единственной отдушиной, где его скрытые слабые места, которые
он старательно прячет от мира.

И, конечно, в психотерапии много говорят о том, что душев-


ные проблемы могут самыми разными способами манифестировать-
ся на физическом уровне. Часто здесь мыслят метафорами: живот
болит, потому что человек пытается «проглотить» все свои про-
блемы, и они потом у него внутри бурлят. Горло болит, потому что
человек подавляет в себе крики протеста. Слышит плохо, потому
что старательно закрывается от неприятного, того, что слышать не
хочет. Или очень страдает от кого-то, кто на него кричит.

В телесной психотерапии все совсем иначе! Здесь работают


с  телом! С  него начинают, им занимаются, этим и  заканчивают!
Разумеется, терапевт и  тут слышит личные истории пациента,
рассказы о страхах и переживаниях и прочее. Но он старается не
принимать это в расчет, ибо оно здесь не является основой рабо-
ты. Как уже сказано, тут напрямую обращаются к телу. Для этого
первым делом на пациента смотрят (и предлагают ему самому по-
смотреть на себя). Все люди разные, у всех есть своя пластика.
Если присмотреться, можно увидеть, как человек скручивается,
пытаясь прикрыть какую-то часть. Или странно держит какие-то
части тела, потому что где-то есть лишнее напряжение. Больше
всего интересно, конечно, найти какие-то заметные перекосы.
У многих одно плечо выше другого, иногда все тело перекошено
по диагонали, часто  — в  каких-то неожиданных направлениях.
Например, одно плечо больше выдвинуто вперед, при этом бедро
отставлено назад.

В следующей главе я расскажу про сенсомоторную амнезию,


а также о том, как человека учат лучше различать собственные ощу-

109
щения и точнее выполнять некоторые движения. А здесь я забегу
немного вперед и расскажу, зачем это (среди прочего) нужно. Часто
пациента в начале терапии просят поднять плечо, а он поднимает
всю руку. При этом «поднять плечо» и «поднять руку» — это не одно
и то же. А нужно именно точно выполнить то, что попросили, так
проверяют, насколько у человека хорошая связь со своим телом.

Сама Хельга Поль очень интересно описала, как она нашла


собственную проблему. Она годами страдала от страшных болей
в разных местах — в спине, в шее, в руке. Ей ставили разные диа-
гнозы (для каждой из этих болей — по одному), и все равно ничего
не лечилось и  не улучшалось. И  тогда она начала сама читать
книги о системах вроде системы Фельденкрайза и пробовать то,
что там описано. В какой-то момент она попыталась выполнить за-
дание и поднять определенным образом руку. При этом выяснила,
что именно в этом движении одна рука очень сильно ограничена
по сравнению с  другой. Она начала пробовать, в  каком именно
направлении рука отказывается крутиться и подниматься. И на-
конец осознала, что тело ее перекошено. Она вскочила с дивана
и побежала к зеркалу, долго себя рассматривала и нашла все эти
перекосы. Одно плечо выдвинуто вперед, одно бедро — отставлено
назад, плечевые и бедренные суставы на разной высоте. Тут она
вспомнила, что все последние годы ей казалось, что на всех блуз-
ках кривая застежка. Что у всей одежды разные рукава и штанины.
А тут оказывается, что это просто она все время криво стоит!

После этого открытия она начала искать причину перекосов,


нашла в теле разные затвердения, укороченные мышцы — источ-
ники боли. Все это потихоньку разработала, и  все боли прошли
навсегда. Ее опыт показал, что любознательный пациент (местами
не без помощи книг и интернета, но все же) может полностью рас-
копать и вылечить такие проблемы сам.

Когда начинают работу с  пациентом, занимаются тем же


самым: сначала идут опросы, чтобы выявить, где ему физически
плохо. Если где-то что-то болит, просят подробно описать, как
именно оно болит. Здесь годятся любые описания, даже если они
кажутся нелепыми и смешными. Осмелев, люди рассказывают, что
им кажется, будто что-то чешется прямо под коленной чашечкой
или замирает в груди, камнем лежит в животе, давит на голову.

110
Если к этому прислушиваться со всей серьезностью, из этих опи-
саний можно очень многое понять. Если только не смеяться над
ними, а подумать: что могло вызвать именно такое ощущение?

Многие терапевты утверждают, что на самые серьезные про-


блемы любой пациент первым делом указывает сам. Физически
указывает! Он показывает пальцем, где ему плохо, хватается за
какие-то места, прикрывает их руками, поглаживает, приклады-
вает к ним кусочек теплого шарфа или прохладный стакан. Нужно
только обратить на это внимание.

Если вы хотите попытаться сами найти источники своих


неопознанных проблем со здоровьем, вы можете провести не-
большое расследование. Попробуйте постоять перед зеркалом,
рассмотреть себя, поискать, где что-то асимметрично или криво.
Включите логику — почему что-то поднято (куда оно подтянуто,
почему вы не можете или боитесь отвести какую-то конечность от
тела и.  т.  д.) Но помните, что это  — телесная психотерапия. Не
пытайтесь строить метафоры, думать о том, что это за выражение
душевной проблемы. Ищите проблему физическую! Что не тянет-
ся, где больно, почему тело в каком-то месте тормозит какое-то
движение. Какую часть (какой сустав, какую связку) оно пытается
защитить от перенапряжения?

Также можно попросить о помощи кого-то из родных и близ-


ких. Надеюсь, что в вашем окружении достаточно людей, которые
примут вашу проблему всерьез и помогут вам, не будут смеяться,
а также вертеть пальцем у виска. Спросите их, какие у вас есть
странные ужимки, которые они давно заметили. Есть ли что-то ха-
рактерное, по чему они узнали бы вас издалека: характерные позы,

111
в которых вы стоите или сидите, какая-то неровность в походке,
какое-то определенное движение, которое вы делаете как-то
странно, угловато, необычно. Помните (и напомните им), что це-
лью этого эксперимента не является никого обидеть или взрастить
ваши комплексы. Как только вы найдете что-то странное, вы уже
получите шанс это исправить (если оно вам мешает). Но главным
образом такое обнаружение внесет вклад в ваше расследование,
ведь вы ищете ту самую больную точку, из-за которой скривилось
все! Когда вы ее вылечите, все остальное само исправится! У кого-
то от попыток выправить что-то перекошенное улучшается осанка
и походка, у кого-то — голос, плавность или сила в движениях,
дыхание. У некоторых даже изменяется пищевое поведение, тяга
к определенным продуктам, весь образ жизни. Многих в ходе те-
рапии, неожиданно для них самих, начинает тянуть на улицу. Они
не хотят возвращаться с  прогулок домой, тянутся на солнышко,
испытывают потребность в движении. Потому что что-то в их жиз-
ни сдвинулось, они почувствовали облегчение и им хочется еще.
Главное  — начать работать в  правильном направлении! Очень
велик шанс, что тело «обрадуется» и подключится к работе!

В следующей главе будет много рассказываться о том, как


люди плохо различают, что именно они делают. Здесь же я  на-
пишу, что в  ходе этого расследования очень полезно пытаться
делать необычные и точные движения и внимательно наблюдать
за результатом. Попробуйте покрутить плечом (именно плечом,
не кистью, не всей рукой). Сравнивайте — получается ли это на
обеих сторонах одинаково. Очень многие проблемы выявляются
таким образом  — человек вдруг понимает, что он что-то может
сделать только одной рукой или ногой. Это повод для дальнейших
«раскопок». А почему? Что не так с этой рукой? Что ее тормозит?
Если вы почувствовали, что что-то не можете, пробуйте делать то
самое движение и прислушивайтесь — где вы чувствуете «тормоз»?
Например, вы не можете согнуться вперед и дотронуться руками
до пола. А почему? Что болит и не пускает? Ноги? Спина? Шея?
Пробуйте не только наклоняться вперед и назад, поднимать руки
и  ноги, нужно так же тестировать себя в  разных «спиральных»
движениях. Вы можете поворачиваться вбок и  тянуться рукой
вверх? Можете левой рукой тянуться вправо и  вниз? Насколько
вы можете обернуться назад (не отрывая ног от пола), чтобы по-
смотреть, что у вас за спиной?

112
Еще одно важное упражнение: если вы обнаружили, что
где-то скованны и неподвижны, попробуйте дышать глубже и про-
веряйте, не стало ли лучше на вдохе или выдохе. Так можно обна-
ружить спазм, связанный с неправильным дыханием или с каким-то
спазмом в животе.

Попробуйте разгрузить какую-то часть тела и посмотреть, что


будет. Например, вы не можете поднять хорошо руку в положении
стоя. А происходит ли то же самое, когда вы сидите? Если вы «от-
ключили» нижнюю часть тела (сев) и рука работает лучше, значит,
ее тормозит что-то, связанное с ногами или с осанкой в положении
стоя. То же самое — с другой половиной тела. Допустим, у вас пло-
хо поднимается или вращается нога. А станет ли лучше, если вы
попробуете руками держаться за что-то или навалиться торсом на
какую-то опору, например наклониться вперед и опереться на стол?

Я недавно смотрела фильм про фасции (и потом долго с вос-


торгом рекомендовала его своим читателям). В нем, среди прочих,
был показан эксперимент. В  ходе этого эксперимента замерили
подвижность шеи испытуемых. Потом основательно растягива-
ли ногу (мышцы на задней стороне ноги) и доказали, что после
этого улучшилась подвижность шеи. Так что такое действительно
может быть, и если вам кажется, что какое-то ощущение в ноге
отзывается в шее или плечах, не спешите записывать себя в ряды
сумасшедших. Эти связи существуют, и их выявление может стать
началом продуктивной работы.

И еще одна вещь, которую не делают классические медики, —


это трогать пациентов! Да, они прощупывают живот, щупают пульс,
тянут пациента за руки и ноги, испытывая подвижность суставов.
Но они не пытаются просто так потрогать пациента где-нибудь,
положить ему руку на плечо, на голову, на лоб, на руку. Вероят-
но, на это у современного врача просто слишком мало времени.
Однако и здесь можно заметить много интересного, если присмо-
треться. Подумайте о  тех, кому вы разрешаете себя потрогать:
ваши дети, спутники жизни, может быть, родители. Есть ли у вас
места, к которым вы не подпускаете никого? Имеются в виду не
интимные места, которые «просто так» трогать не принято, а те,
которые изначально ничем не примечательны. Кто-то вздрагивает,
если его потрогать за спину, за руку, за бока. Кто-то отдергивает

113
ногу, если кто-то касается его стопы, не переносит положенных
на коленку рук, говорит про какие-то части тела: «не трогай меня
тут, это действует мне на нервы». Подумайте  — что у  вас там?
Боль? Другие неприятные ощущения? Или какое-то ощущение,
из-за которого вы съежитесь и по цепочке заболит что-то другое?

В идеале результатом ваших исследований будут разные


находки: слабые, скованные места. Еще лучше было бы найти
какую-то цепочку. Например, рука плохо поднимается, потому что
изначально тянет в  животе. Это отличные новости, такую вещь
классический медик часто не находит, потому что это слишком
далеко друг от друга и для многих не звучит логично.

Прежде чем переходить к другим исследовательским методам,


напомню еще раз о том, что телесная психотерапия — это работа
с  телом. Попробуйте отставить в  сторону нетелесные проблемы.
Дайте телу шанс высказаться! Поговорите только с ним! Как уже
сказано, самым большим скептиком в  этой области была Хельга
Поль, потому что она изначально была психоаналитиком. И свято
верила, что если не разобраться с тем, что хочет нам сказать психи-
ка, физическая проблема никогда не разрешится! Она была уверена,
что можно найти то, что болит, и это лечить, но оно вскоре опять
вылезет и  заболит, если не заниматься обычной психотерапией.
Но жизнь научила ее иному. В  абсолютном большинстве случаев
телесную проблему удалось найти с  помощью ее метода и  выле-
чить, и  отдельная работа с  психологической проблемой вообще
больше не понадобилась. Во многих других случаях разрешение
психологической проблемы со временем пришло само. Этот путь
тоже возможен — что тело подводит хозяина к проблеме с головой.

Тут есть два объяснения. Первое: очень часто физическая


проблема действительно рождается из психической травмы. Но

114
чаще всего это — травма детства, и она давно уже не актуальна.
Серьезные же потрясения проявляются в  типичном выражении
посттравматического синдрома. От столкновения с чем-то, что на-
поминает травматическое переживание, человека начинает трясти,
он испытывает панику, у него возникают острые состояния вроде
сердечных приступов, холодного пота, головокружения. Но такие
расстройства  — редкость, и  их нужно лечить с  помощью специ-
альной терапии у  психиатра. Гораздо чаще встречаются мелкие
«поломки» в реакциях человека. Его когда-то сильно ударили, и он
с тех пор прикрывает этот бок. Упал на вытянутую руку и сломал
ее, с тех пор все прижимает руку к телу. Как выяснилось, подобные
мелочи не требует развернутой психотерапии. От них надо просто
отвыкнуть, забыть. Убрать их из повседневной жизни. И  ничего
страшного не случится, если не выявить тот первый случай, кото-
рый заставил вас все время наклонять голову: оно не догонит вас
и не будет преследовать в страшных снах. От этого можно просто
отучиться, оно мстить не станет.

Второе объяснение: очень часто никакой серьезной травмы


или трагедии за какой-то болезнью не стоит. Дело просто в дурных
привычках, в плохо отлаженной аппаратуре для работы, неподхо-
дящей мебели. Это звучит смешно, но уже неоднократно причину
всех страданий находили просто в неподходящем кресле, которое
досталось от бабушки и с детства было любимым. Но потом человек
из него вырос, и для него стало вредным сидеть в нем все время,
а  он решил использовать его для работы  — фатальная ошибка.
Мне также вспоминается дантист, описывавший свои мытарства.
Он был у  нескольких десятков врачей (это не поэтическое пре-
увеличение!) и уже подумывал о том, чтобы бросить раньше вре-
мени профессию, настолько невыносимы у него были боли в руке
и спине. И да, ему даже пришло в голову, что виной тому могло
бы быть его рабочее место.

Он должен был (как и все коллеги) работать с пациентами


в несимметричной позе, не опирая рабочую руку ни на что, с не-
удобным металлическим столом под другой рукой. Но это у него
проходило как данность, с которой ничего нельзя поделать. Все
в этой области работают с этой аппаратурой, и ни у кого так не
болят руки. И эти столы и кресла разрабатывались десятилетия-
ми, они потому и стоят таких неимоверно больших денег, что это

115
уже — самый удобный вариант. Лучше не будет. Что же делать?
Ведь других рабочих мест для этой работы не придумано.

На терапии для начала выявили, где источник его боли. Нашли


затвердевшие и больные места и начали их разрабатывать. Он на-
чал испытывать заметное облегчение. Все это время он продолжал
работать, и вдруг выяснилось, что не все его рабочее место — оли-
цетворение зла, а там просто есть некоторые небольшие проблемы.
Освободившись для начала от боли, он начал замечать момент, когда
она возвращается в те или иные места. Начал экспериментировать.
Например, заметил, что плечо начинает болеть, как только поднима-
ет его выше определенной точки. Огляделся, увидел, что стол можно
переставить так, чтобы он был пониже и плечо не нужно было бы
больше так задирать. Там, где рука болела из-за отсутствия опоры,
он нашел способ что-то придвинуть и опереться. И никто не обратил
внимания, что в некоторые моменты этот конкретный человек при-
двигает к себе некую полочку, чтобы опереться на нее. Постепенное
излечение от боли помогло выявить причины ее возникновения, и,
таким образом, все разрешилось само собой.

В случае с креслом — аналогично. Например, пациент жалует-


ся, что ему больно сидеть. Вместе с терапевтом они находят место,
из которого исходит боль, и начинают его лечить. Со временем боль
отступает, и пациент замечает какие-то тонкости. Например, что
на стуле он снова может сидеть сколь угодно долго, а если сесть
в любимое кресло, боль возвращается немедленно. Так тело мо-
жет само подвести хозяина к мудрой мысли, что, возможно, дело
именно в этом кресле.

Кстати, иногда психические проблемы являются не причиной,


а  следствием физического расстройства! Тут мне вспоминается
пример, когда пациентка изначально пришла лечиться от боли,
и  источник боли довольно быстро нашелся в  животе. При этом
терапевт при первой же встрече обнаружила, что у нее какой-то
очень высокий и неприятно писклявый голос! Между тем пациентка
рассказывала о проблемах с матерью: та никогда не принимала ее
всерьез, обращалась с ней, как с маленьким ребенком.

Они лечили проблему в  животе, из-за которой пациентка


неправильно и плоско дышала. Она начала дышать глубже, и со

116
временем ее голос стал заметно ниже и сочнее, исчез неприятный
напряженный визг. И тут она рассказала, что и в личной жизни
у нее произошло приятное изменение! Она дала матери какой-то
совет, и мать прислушалась к нему, сказав: «Ты звучишь прямо
как настоящий доктор». Вероятно, мать просто не могла принимать
всерьез то, что говорит дочь, пока та пищала слабеньким детским
голосочком. Как только дочь начала говорить сильным голосом
взрослого человека, изменилось отношение к сказанному.

Часто пациенты описывают, что они терзались комплексами


из-за чего-то, и у них из-за этого возникало множество социаль-
ных проблем. И  проблемы эти (к их собственному удивлению)
резко исчезли, как только удалось вылечить физический недуг.
Общеизвестно, что на социальное поведение человека и  на его
общее психическое состояние очень сильно влияет боль. Будь она
хроническая или приходящая приступами. Также напомню, что
болезни — один из самых страшных пожирателей жизненных сил.
И многие проблемы напрямую связаны с тем, что человек все время
испытывает отчаяние, нехватку энергии. Его раздражают любые
просьбы о помощи или предложения присоединиться к чему-то, что
требует активных действий. Потому что и так все тяжело.

Так что попробовать просто лечить проблему тела — иногда


очень хороший и  действенный путь. Эмоциональные проблемы
являют собой отдельную и важную статью. О необходимости разби-
раться с ними я уже написала много в предыдущих главах. Просто
здесь я хочу еще раз призвать вас попробовать абстрагироваться
от них. Не все болезни связаны с какой-то скрытой психической
травмой только потому, что обычные врачи найти их не смогли.
Часто причины бывают банальны и прозаичны. И вы можете найти
их сами, просто вложив в это больше стараний и времени. Но для
этого нужно осознанно посмотреть в сторону обычных вещей и по-
работать непосредственно с проявлениями телесными.

117
13. Сенсомоторная терапия
Чтобы поговорить о сенсомоторной терапии, я напишу снача-
ла о сенсомоторной амнезии. Этот термин уже используют очень
многие терапевты, и  придумано много (очень похожих друг на
друга) методов, которыми она лечится. Первым это расстройство
обнаружил и  описал Томас Ханна (Thomas Hannah). Он выявил
три нейромышечных рефлекса, которые наши тела вырабатывают
и  запоминают под давлением каких-то перегрузок и  стрессовых
ситуаций. Он дал им название стартового, стопового и  травма-
тического. Эта классификация напоминает реакции на страх:
все знают, что на него люди реагируют либо нападением, либо
бегством, либо замиранием. Тут так же. Стартовый рефлекс — это
когда организм настраивается на бой. Стоповый рефлекс — ког-
да замирает от ужаса. Травматический рефлекс — своеобразная
форма бегства. Например, когда после травмы человек начинает
подтягивать к  себе раненую ногу, чтобы защитить ее, избегает
каких-то движений, чтобы не пострадать снова.
Результат — хронические спазмы, которые человек сам уже
не может преодолеть. Часть нашего мозга, отвечающая за осоз-
нанные действия, теряет контроль над мышцами. Так называе-
мые субкортикальные (неосознанные) рефлексы берут контроль
на себя. Это расстройство и называют сенсомоторной амнезией.
Человек забыл, как командовать определенной мышцей. Однако
хорошая новость состоит в том, что это довольно легко лечится.
Симптомами сенсомоторной амнезии являются хронические
напряжения и затвердения в мышцах. В какую-то точку подается
напряжение, и мы не можем его отключить. Мышцы нас не слу-
шаются, местами мы плохо различаем, что именно мы чувствуем
в пораженных местах.
Хотя речь всего лишь о затвердении тканей, причем не любых,
а именно мышечных тканей, и иногда глубоких слоев кожи, послед-
ствий тут — богатейшая палитра. Увеличивается давление на нервы,
сосуды, органы, суставы. Может нарушаться обмен веществ, дыхание,
работа сердечно-сосудистой и иммунной систем. И вот мы уже имеем
в результате широкий спектр заболеваний, которые могут происхо-
дить из-за такого мелкого «перекоса». Чтобы обнаружить очаги сен-
сомоторной амнезии, терапевты делают с пациентами специальные

118
упражнения, пытаясь выявить, где у  пациента имеются проблемы
с контролем над своими движениями. Для лечения используются два
метода. Один называется пандикуляцией и включает активные дей-
ствия со стороны пациента. Другой — сенсомоторный фидбэк. Здесь
не обойтись без второго человека (в идеале — терапевта, но иногда
можно наладить работу и  с  непрофессионалом, если разобраться,
что именно вы пытаетесь исправить). Фидбэк — это обратная связь.
У вашего тела нарушена обратная связь с внешними раздражителями,
но вы умеете разговаривать и объясняться с тем, с кем работаете.
Поэтому возможно договориться и вместе искать поломку, а также
проверять, стало ли лучше.

13.1. Где больше не проходит или не распознается сигнал?


Если обобщить, то поиски очагов сенсомоторной амнезии
сводятся к  выявлению того, что вас плохо слушается. Для этого
существует множество специальных заданий, все их тут не перечис-
лить. Но выглядят они примерно так: пациента просят пошевелить
какой-то частью тела и для начала смотрят, обращается ли он вообще
к правильной части. Это звучит абсурдно, но попросите десяток от-
дельных людей покрутить плечом и бедром, и вы увидите, сколько
разных вариантов вам предложат. Один будет поднимать и вращать
ногу, другой будет вертеть всей верхней частью торса, оба уверенные
в том, что «крутят попой». Кто-то согнет ноги в коленях, пытаясь
вращать тазом, но вращательного движения так и не добьется. В от-
вет на просьбу пошевелить плечом очень многие поднимают руку
(хотя это — движение руки, а плечо тут задействовано только вто-
ростепенно). А есть и такие, кто вращают только кистью руки, как
это ни удивительно. Многие начинают задирать и отставлять от тела
локти, а кто-то попробует шевельнуть именно плечом и обнаружит,
что оно отказывается участвовать в этой затее.
У некоторых все так запущенно, что они даже уже и не пы-
таются шевельнуть нужной частью тела. Они знают, что она плохо
реагирует, и пробуют подходить к пораженной части издалека, по-
тому что самим указанным местом они уже совершенно не владеют.
Другие стараются сделать, что их просили, но обнаруживают, что
очень скованны в движениях.
Но для начала обычно умирают нюансы и тонкости. Напри-
мер, человека просят поднять плечо, и он это делает. Потом его

119
просят проделать то же самое, но не задирать плечо до самого
верха, а пройти только половину пути. Или треть, или четверть.
Но это оказывается невозможным. Хозяин плеча может только
«все или ничего» либо совсем не чувствует, насколько же он
сдвинулся. У многих четверть получается больше половины, и все
эти команды они выполняют невпопад. Многие не могут различить
свои ощущения — когда поднял больше, когда меньше. Такие же
проблемы — с вращением. Просто вверх и вниз — это еще понят-
ное задание. А вверх и вперед — тут уже наступает ступор. Еще
пациентов просят с  закрытыми глазами вытянуть перед собой
руку и потом перемещать ее, отклоняя от середины на какой-то
угол. Просят представить себе циферблат, в  середине которого
находится пациент, а  его рука  — это стрелка. Нужно показать,
где пять минут, где десять, сорок пять. Небольшая погрешность
тут, конечно же, допустима. Но вы не представляете, насколько
здесь можно ошибаться и быть при этом совершенно уверенным,
что показываешь все совершенно верно.
Также интересно находить другие несовпадения в том, что мы
делаем и что мы об этом думаем (или как мы это ощущаем). Многие
такие нарушения выявляются в спорте и в танцах. Один из самых
ярких примеров  — простые занятия вроде зумбы или аэробики,
где человек начинает повторять движения за тренером и проходит
разные фазы. Сначала у него совсем не получается (потому что он
просто не выучил последовательность движений). Потом последова-
тельность запомнилась, и кажется, что все стало хорошо. Но стоит
подойти поближе к зеркалу, как наступает большое разочарование.
Там, где нам казалось, что мы задираем руку высоко над головой, вы-
ясняется, что мы едва ею шевелим. Оказывается, тренер поднимает
колени высоко, а мы — едва отрываем ногу от пола. Еще интересно
тренироваться со степбордом, потому что там часто встречаются фи-
гуры, где за фиксированное количество шагов нужно пройти ровно
длину доски, иначе не получится сделать следующий шаг. Казалось
бы, простейшее задание  — научиться делать шаг длиною ровно
с  полдоски. Можно посмотреть, сколько повторений потребуется
телу, чтобы перестать промахиваться.
Собственно, с  пациентом проверяют как можно большее
количество движений и  смотрят, насколько он в  состоянии их
выполнить. Для этого его призывают по отдельности пошевелить
всем, чем можно. Плечами, головой, шеей, пальцами, коленями,
пятками. Втянуть или раздуть живот, скруглить спину и свернуть

120
грудную клетку вперед, расправить плечи назад, отводить в раз-
ные стороны руки и ноги, причем под разными углами. Проверяют
также мимические мышцы — как открывается рот, поднимаются
брови, получается ли скривить только одну половину лица, под-
нять и опустить уголки губ. Проверяйте все-все и ищите, что кон-
тролировать трудно, что в зеркале выглядит не так, как казалось,
исходя из телесных ощущений. Делайте движения, сначала не
глядя в зеркало, потом сравнивайте с отражением.

13.2. Где нарушена коммуникация?


Чтобы проверить, где нарушился сенсомоторный фидбэк, ну-
жен второй человек. Когда тест проводит терапевт, это выглядит
примерно так: например, терапевт жмет на вытянутую руку сверху
вниз, пытаясь пригнуть ее обратно к телу. Пациент жмет в другую
сторону, как бы сопротивляясь этому движению. Терапевт при
этом командует: жми сильнее, жми слабее. И тут часто выявляются
огромные несовпадения. Многие даже приблизительно не различа-
ют, сколько силы они к чему-то прилагают и где у них прилагается
половина или четверть прежней силы. Иногда нюансов в силе нет
вообще (жмут все время с одинаковой силой и не замечают этого).
Иногда даже путаются (когда сказано давить сильнее, ослабляют
давление). Пациентов просят давить, тянуть, наваливаться, упи-
раться против другого человека. Прислонившись спиной к спине или
уперевшись руками и ногами. Помните игру из детства, когда двое
ложились на спину, упирались друг против друга ступнями и со-
ревновались, кто кого «продавит»? Это тоже полезное упражнение
по борьбе с сенсомоторной амнезией.
Кстати, часто в самом начале всех этих проверок человека
осеняет, что ранее он не ощущал какую-то часть своего тела со-
всем! Когда его хватают за руку, давят на плечо, тянут за ногу,
он удивляется ощущениям. Многие буквально говорят своей руке
или ноге: «Где же ты раньше была?» Будто тактильные и физиче-
ские ощущения где-то бродили, покинув хозяина, и тут их вдруг
вернули на свое место.
Целью всех поисков является найти то место, где у вас ощу-
щения расходятся с реальностью (либо уже вообще не получается
что-то ощутить). Цель же тренировки  — устранить найденные
поломки. В данном случае — напомнить телу, как это делалось.

121
На этом месте можно вспомнить про хорошую новость, о которой
я  уже писала здесь. Провал в  памяти случился у  нашего мозга.
А он, наш мозг, как бы не совсем нам чужой. Мы можем с ним раз-
говаривать, посылать ему сигналы, учить его чему-то и напоминать
забытое старое.
Самые тривиальные упражнения  — самые действенные.
Я  помню, как я  хромала после того, как мне во время большой
операции повредили нерв на животе. Нарушился сигнал, который
голова посылает ноге, и я плохо поднимала ногу. Она слабо от-
рывалась от пола, мало поднималась и  опускалась на землю не
плавно, как здоровая, а резко падала вниз эдаким беспомощным
камнем. При этом я слышала громкий звук, будто что-то тяжелое
брякнулось о пол. И все лечение этой проблемы сводилось к тому,
что я  шла или бежала рядом со своим тренером, и  он твердил
мне: «Говори своей ноге, чтобы она поднималась выше! Командуй
ноге — подниматься! Изо всех сил шли ноге сигналы!» С обратной
дорогой было то же самое — нужно было не просто ронять ногу на
пол, а пытаться проконтролировать ее путь назад.
И тут мне говорили: «Держи ее, не отпускай, не роняй,
сначала держи на самой высокой точке, потом пытайся перенять
контроль над тем, как она опускается. Опускай на половину шага
и только потом — на весь. А потом — на четверть, еще на четверть.
А потом — на одну десятую. Пока не получится плавное, округлое
движение, которое ты контролируешь во всех фазах и  которое
можешь остановить в любой фазе».
Все это проговаривалось вслух, потому что (вы ведь помните)
мозг лучше всего воспринимает сказанное! Не в мыслях, а голосом.
Я пыталась усиленно посылать ноге сигналы — это можно описать
как «попробовать, постараться, изо всех сил думать об этом». Наша
голова умеет сообщать рукам и  ногам, что нужно делать,  — это
умение просто нужно шлифовать.

Кстати, очень полезно смотреть на себя в  зеркало и  срав-


нивать ощущения с  тем, что мы там видим. Еще очень полезно
снимать себя на видео, когда вы пытаетесь отработать какое-то
движение. Снимать можно на что угодно  — качество не имеет
значения. Например, на телефон. Если нет штатива, можно про-
сто сделать две прорези в пластиковом стаканчике, и будет вам
подставка для телефона.

122
Пытайтесь делать во время ходьбы маленькие шаги, а потом
все более длинные. Если вы где-то гуляете, и под ногами плитка,
пробуйте делать шаг длиною с плитку. Потом закройте глаза и по-
пробуйте повторить этот фокус не глядя. Отсчитайте десять шагов,
посмотрите, насколько вы промахнулись. Поднимайте руки на за-
думанное количество градусов (снова думайте о циферблате). Потом
посмотрите на себя на видео. Ну как, получилось? Вся терапия за-
ключается в том, чтобы пробовать, пробовать и еще раз пробовать.
Тренироваться, напоминать телу, как это делалось, прислушиваться
к ощущениям, пока вы их снова не услышите.
У головы тоже есть куча тактильных ощущений, которые тоже
могут сломаться. Мы не только слышим ушами и видим глазами.
Пациентам, у которых проблемы со слухом или с вестибулярным
аппаратом, терапевт массирует уши, спрашивая, каковы при этом
ощущения. Предлагают открывать и закрывать рот, глотнуть, за-
жав нос пальцами, чтобы выровнялось давление в ушах, массируют
точку между глазами, виски.
При работе с другим человеком делают то же самое. Догово-
ритесь, чтобы ваш партнер командовал, а вы бы пытались сделать
то, что он просит. Попросите его об обратной связи. Пусть он (не
всегда, но, например, в половине случаев) сообщает вам, где вы
ошибаетесь. Много? Мало? Совсем не туда? И пытайтесь подстра-
иваться — в этом и заключается вся тренировка.
Кстати, подсказка: обычно у детей прекрасно работает связь
с собственным телом, и они очень хорошо различают всевозможные
нюансы. Им очень быстро удается объяснить, что нужно делать в та-
ких играх, где надо упираться, препираться, толкать и тянуть. Если
у  вас есть в  семье дети, можно потренироваться с  ними. С  одной
стороны  — просить прокомментировать, что вы делаете. Спраши-
вайте: «Я сильно давлю? А сейчас — сильнее или слабее?» А также
просите их давить/тянуть сильнее и слабее и сверяйтесь со своими
ощущениями. Ребенок тоже может ошибаться или просто небрежно
относиться к выполнению задания. Но представьте, что у него чаще
всего все работает правильно, и попробуйте ему поверить.

123
14. Триггерные точки и их лечение
Триггерная точка  — это то место, где находится болезнь!
Это место является источником какой-то неопознанной боли,
и непосредственно его будут лечить. И излечение наступит, когда
точка перестанет быть триггерной. Во всех видах телесно-ориен-
тированной терапии работа с этими больными точками занимает
важное место. А остальные методы отчасти нацелены на то, что-
бы эти точки выявить. Описания этих точек есть в очень многих
системах альтернативной медицины, и описывают их везде очень
похоже. Якобы многие расстройства в теле приводят к тому, что
в каких-то местах мышцы схватываются хроническими спазмами,
в  результате в  соединительной ткани возникают затвердения
и онемевшие, болезненные места, которые организм со временем
полностью «выключает из жизни». Осанка, повседневные движе-
ния приспосабливаются к тому, чтобы это место как можно меньше
тревожили. И со временем все это приводит ко все большим пере-
косам, причем везде.

Суть лечения триггерных точек заключается в  том, чтобы


найти их на теле и потом лечить. Это обычно точки, которые при
нажатии реагируют острой болью. При этом часто в области этих то-
чек чувствительность снижена, некоторые пациенты в этих местах
ощущают онемение, говорят, что хуже чувствуют прикосновения
или им трудно в  этом месте прицельно напрячь или расслабить
мышцу, сделать мелкое движение. Но при этом стоит нажать на
нужное место, как пациент с криком подскакивает!

Казалось бы, если все так просто, чего стоит просто перена-
жимать все-все точки на теле и выявить нужные? На самом деле
к этому методу тоже прибегают. Но — в последнюю очередь. Если
другие не сработали. Представьте себе, сколько таких точек,
размером примерно с отпечаток пальца, находится на одном че-
ловеческом теле? Много! Пока все тело внимательно и вдумчиво
перещупаешь, пройдет немало времени.

Поэтому сначала пробуют другие методы. Первым делом тут


идут в ход результаты телесной психотерапии. Помните истории
о том, что человек прикрывает то, на что показывает пальцем, рас-

124
сказывая о своих страданиях? Опыт показал, что в 90 % случаев
точки эти находятся именно там. Поэтому часто удается сэконо-
мить массу времени, если просто 10 минут послушать пациента
и понаблюдать за ним и потом поискать точки там, где он сам же
и  «показал». Вы тоже можете проделать этот эксперимент с  со-
бой, опросив родных и  близких и  посмотрев на себя в  зеркало.
Понаблюдав за собой, вы можете сами найти те места, которые все
время вас тревожат — с них и начинайте.

Далее идет в  ход то, что я  описывала в  главе про сенсо-


моторную терапию. Тут тоже выявляются разные дефициты. Где
у человека что-то скованно, плохо двигается, что именно он пло-
хо чувствует. Если вы помните, тут ставилась задача как можно
точнее выявить, что именно плохо работает, какое место является
главным «тормозом». В районе этих мест тоже находятся все триг-
герные точки.

Если этот, самый очевидный путь еще не привел к великим


открытиям, начинается расследование, которое я тоже уже упомя-
нула в предыдущих главах. Например, плохо поднимается рука —
что могло бы быть причиной этого? (Если это не сама рука?) Может
быть, ее тормозит что-то в  животе, в  спине, в  бедре? В  мышце,
которая находится непосредственно под этой рукой? Можно искать
триггерные точки на местах, противоположных тому, что плохо
растягивается или двигается. Или пытаться представить, как вза-
имосвязаны разные части опорно-двигательного аппарата и  что
могло бы оказывать влияние на то или иное место. И только если
все перечисленное не привело ни к каким результатам, можно об-
ратиться к самой первой идее и систематично обыскивать все тело.

На самом деле такие точки находятся у  большинства лю-


дей, не обязательно для этого иметь страшную болезнь, которая
разваливает всю жизнь. Многие из них появляются и  сами со
временем исчезают, потому что люди неосознанно что-то делают
для своего здоровья. Иногда мы неосознанно замечаем какую-то
проблему и сами ее решаем. У тела ведь есть отличные механизмы
для восстановления себя. Многие хотя бы изредка занимаются
спортом, плавают, делают какие-то упражнения, активно прово-
дят время в отпуске. И благодаря этому болячки сами исчезают.
Также у многих неплохо работает контакт с собственным телом,

125
и  они такие точки сами находят. Например, потому что имеют
привычку регулярно разминать и трогать разные части собствен-
ного тела, проверять свои ощущения. И, если замечают какой-то
спазм, ­делают что-то, чтобы от него избавиться. (Интуитивно
додумываются заниматься самомассажем, растяжкой, немного
потренировать больное место.) Но есть и  запущенные случаи.
Когда проблему долго игнорировали, она начинает негативно
сказываться на всем. Вот тогда приходится искать триггерную
точку и лечить прицельно, и часто она не находится без помощи
специалистов.

14.1. Как именно их лечат?


Найдя такую точку, ее начинают лечить или, как говорят
терапевты, разрабатывать. Для этого затвердевшее и  больное
место массируют разными способами, нажимают, пытаясь про-
давить и проработать как можно более глубокие слои ткани. При
этом самое главное правило, которое бесконечно повторяют тера-
певты, — нужно это делать медленно! Здесь речь идет о довольно
сильных движениях, когда на больные точки давят, и  человеку
больно. Если делать все это быстро, мозг зарегистрирует это как
нападение и  начнет сопротивляться. Нужное место станет еще
жестче и больнее.

Чтобы этого не произошло, пациента все время призывают


расслабиться, дышать глубже, прислушиваться к своим ощущени-
ям. Часто говорят: «Дыши в боль». Это означает, что нужно делать
глубокий вдох, а на выдохе мысленно концентрироваться на том
месте, где больно. Это помогает терпеть — появляется ощущение,
что весь выдохнутый воздух проходит через это больное место,
и от этого терпеть легче. Все это — отвлекающие маневры, но они
очень нужны психике. Чтобы уговорить тело терпеть происходя-
щее или, может быть, даже получить удовольствие от лечебного
массажа (тут следует напоминать себе, что в этот самый момент
вас лечат, и с каждой минутой проблема становится меньше, и вы
выздоравливаете).

У этого массажа две функции: снять острую боль и  стиму-


лировать поврежденную ткань к  самовосстановлению. Делается
он следующим образом: после того как найдена нужная точка, на

126
нее начинают давить, медленно увеличивая давление. Если это
делает терапевт, он все время спрашивает пациента, насколько
ему больно. Представьте себе, что вашу боль вам предложили оце-
нить по десятибалльной шкале, на которой один балл — это «не
больно», а десять баллов — это настолько сильная боль, что вы
начинаете выгибаться, чтобы от нее уклониться. Мышцы невольно
сокращаются, дыхание сбивается, вы больше не можете эту боль
терпеть. Это неточная шкала, но она дает какое-то приблизитель-
ное представление о том, к чему нужно стремиться. Точку нужно
продавливать до тех пор, пока боль не достигнет уровня примерно
в  9,5  балла. В  любом случае, боль должна быть по ощущениям
«больше восьми». Но обязательно — меньше десяти!

Дальше  — самое трудное. (Терапевты  — люди опытные,


а если кто-то пытается делать себе такой массаж самостоятельно,
нужно следить за этим и тренироваться.) Добравшись до нужной
степени боли, нужно давить на точку с постоянной силой. Не уси-
ливать давление, но и не уменьшать в течение полутора — двух
с половиной минут. В идеале боль должна сама становиться мень-
ше. Если пациенту повезет, за первый же сеанс точку удается до-
держать до счастливого момента, когда она совсем уже не болит.
Обычно после успешного массажа нескольких триггерных точек
у  пациента сразу очень заметно уменьшается боль. Часто боль
удается полностью снять, по крайней мере, на время.

Чтобы боль не возвращалась, нужно вылечить имеющееся


воспаление или разработать затвердение. Многочисленные опыты
показали, что если медленно и осторожно выдавливать из ткани
жидкость, через некоторое время после массажа она возвраща-
ется туда, и  ее при этом становится больше, чем было. Это как
мочалка, которую выжали, и  она снова втягивает в  себя влагу
из окружающей среды, при этом она пружинит, втягивая больше
прежнего. От этого расклеиваются все слипшиеся и свалявшиеся
фасции (о которых будет следующая глава) и активизируются все
процессы в клетках. Если такой массаж делать регулярно, через
короткое время триггерные точки перестают «сигналить», ткани
в этих местах становятся более мягкими и гибкими, менее напря-
женными. Это процесс выздоровления. Когда во всех триггерных
точках исчезает боль, обычно пациенты начинают отчитываться,
что их хронические боли и симптомы отступили.

127
Человеческие руки — лучший инструмент для такого лечения.
Но любой терапевт скажет вам, что спазм в спине или в ноге можно
так же отлично раскатать обычной кухонной скалкой. Или бутылкой
из-под воды, набитой для веса песком. Или чем-то еще, гладким,
округлым, чем можно катать по больным местам и одновременно
надавливать. Еще очень хорошо годятся теннисные мячи. Очень
многие принадлежности для массажа выглядят как детские игруш-
ки, на которых есть вращающиеся детали — шарики или валики.
В продаже есть и многочисленные палки с ручками, которыми мож-
но самостоятельно массировать на себе труднодоступные места.

Также сейчас стали очень модными ролики для массажа фас-


ций. Это обычный ролик диаметром 15 см из пенопласта. Длина
у этих роликов — от 40 до 80 см. В большинстве случаев самого
короткого на все хватает. В  интернете много видео, показываю-
щих, как ими пользоваться. Роликами, к сожалению, невозможно
добраться до всех мест, но на многие части тела можно навалиться
собственным весом и потихоньку раскатывать их. В моей семье все
имеют такую штуку и частенько проводят на ней 20 минут перед
телевизором. Это совсем не утомительно, в отличие от всяких фи-
зических упражнений, и очень хорошо помогает от болей в разных
местах. Я таким роликом лечусь от всех болей в спине, снова и снова
появляющихся из-за моей сидячей работы.

Если такими вещами пользоваться регулярно, периодически


разыскивая и вылечивая новые больные точки в своем теле само-
стоятельно, может быть, дело и не дойдет до серьезных проблем.

128
15. Фасции — всеми забытая
важная материя
Про них вспомнили недавно, до этого они были каким-то
«изгоем» в медицине. Сами хирурги признаются, что вечно стал-
кивались с ними во время операций, но только отодвигали куда
подальше, чтобы не мешались, считая это какой-то ненужной,
мешающей работать материей. Только недавно все сообразили,
что это — важная и нужная материя, выполняющая в организме
необходимые функции.

Многие не понимают, что такое фасции, не могут себе это


представить. На самом деле все очень просто. Вы, вероятнее
всего, их видели. Вам приходилось купить говядины и  нарезать
ее, чтобы приготовить из нее ужин? Между мышечной тканью вы
видите упругие белые прожилки. Это оно! Фасции есть и в нашем
организме — и выглядят они почти так же.

Фасции находятся между кожей и мышцами и между разны-


ми мышцами. Про них уже снят длинный и интересный фильм под
названием «Фасции — загадочный мир под кожей», его можно по-
смотреть в интернете. Там видно, как они выглядят, показано много
кадров, снятых во время хирургических вмешательств, с большим
увеличением.

Там также показано, что происходит, если какую-то конеч-


ность полностью обездвиживают — например, если кто-то сломал
руку. Есть кадры, демонстрирующие фасциальную ткань до пере-
лома и после — через шесть недель, проведенных в гипсе. Вся эта
белая материя становится сухой, непрозрачной, будто она сва-
лялась в какое-то подобие войлока. Всего шесть недель, и такой
результат. Хорошая новость состоит в том, что даже в продвинутом
возрасте наступают заметные изменения к лучшему, стоит снова
начать активно двигать пораженной частью тела и делать упраж-
нения на растяжку и массаж.

Главное, что нужно фасциям для здоровья и  правильного


функционирования, — это движение. Когда движения не хватает,

129
они превращаются в затвердевшие ткани, малоподвижную массу.
Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Они вызывают боль,
могут давить на разные нервы, сковывать движение суставов и даже
нарушать работу внутренних органов. Мне было интересно, что это
за фасции такие, как они устроены, зачем нужны, когда кругом
вдруг появилось множество предложений: массаж фасций, зарядка
для фасций. Везде начали появляться статьи об их важной роли
в здоровье человека. И все, что описывают мануальные терапевты
и специалисты по работе с телом, явственно перекликается с тем,
что классические врачи рассказывают о  фасциях. Похоже, что
именно в них живет большинство тех самых затвердений, которые
становятся источником неопознанных болезней.

Фасции состоят из клеток — фибробластов, которых в этой


ткани немного. Но они (в идеальных условиях) в больших количе-
ствах производят коллаген. Наверное, вы уже знаете, что колла-
ген — это то, что делает любую соединительную ткань в организме
здоровой, гладкой, упругой, молодой и красивой. Все возрастные
явления, от которых все болит, портится и обвисает, связаны с на-
растающей нехваткой коллагена.

К производству коллагена фибробласты стимулируют движе-


нием и массажем. (Наконец кто-то подтвердил, что массаж — это не
только приятно.) Чтобы массаж приводил к выработке коллагена,
нужно медленно, но достаточно сильно давить на ткани. Это делают
всякими пенопластовыми роликами и инструментами, похожими на
скалки, чтобы получилось оказать на ткань достаточное давление,
не оставив на теле синяков и травм. Также давить всегда рекомен-
дуют медленно, постепенно увеличивая силу. Потому что в ответ
на сильное резкое воздействие мышцы напрягаются, так как нервы
сигнализируют об опасности. Ну и последний классический способ,
как привести в  движение фасции и  простимулировать их актив-
ность, — это обычные упражнения на растяжку.

130
16. Психотерапия по мотивам
работы с телом
Я уже приводила пример, когда работа с  телом привела
к разрешению каких-то психологических проблем. Напомню, что
телесно-ориентированная терапия — это один из немногих альтер-
нативных методов лечения, где психические проблемы для начала
отставляются в сторону. И пациент, и терапевт вместе занимаются
проблемами физического тела. Прекрасно, что в последнее время
так много обращают внимание на душевные проблемы каждого
человека. Но иногда телу нужно неразделенное внимание, пото-
му что у него — своя жизнь и свои, чисто физические, проблемы,
к которым требуется особое внимание.
Практически все терапевты в своих книгах описывают бес-
численные случаи, когда человек, проходя лечение, начинал
фиксировать улучшения во всей своей жизни. Часто больные
рассказывают, что им неожиданно удалось разобраться с какой-
то проблемой, которая давно мешала жить. Ко многим вдруг воз-
вращаются давно забытые физические ощущения, и  это также
возрождает воспоминания о  каких-то пережитых травмирующих
ситуациях, переживаниях. И им вдруг становится понятно, откуда
что-то взялось, с чего началось. Часто после этого людям удается
довольно быстро избавиться от гнета этих старых травм. Ведь для
облегчения этого гнета нужна, в первую очередь, ясность. А когда
понятно, чего боишься, получается, что и бояться уже нечего.

131
Напротив, сами психические проблемы зачастую являются
следствием проблем со здоровьем. Из-за хронической боли, сла-
бости, невозможности что-то делать развивается нервозность, де-
прессия, ощущение безысходности. Из-за нарушения равновесия,
приступов слабости, затуманенности в  голове может возникать
паника. Когда отпускают боль или другие нездоровые ощущения,
все это отступает.

Тем не менее, после того как с пациентом уже провели не-


которую работу, имеются успехи, а неопознанные болезни обна-
ружились и удалось приглушить их симптомы, с пациентом парал-
лельно проводят и обычную психотерапию. В первую очередь здесь
приходится вести работу с приоритетами: обсуждать, откуда что
взялось, и почему, и чему бы хорошо было отвести важное место
в жизни, чтобы все опять не повторилось.

Нередко выясняется, что все эти драматичные проблемы


со здоровьем  — результат весьма прозаичных дурных привы-
чек, которые есть у каждого. Кто бы мог подумать, что привычка
особенно неудачно скрещивать ноги по время сидения за столом
может чуть ли не парализовать человека? Такое тоже можно вы-
явить в разговорах, и для большинства таких проблем находится
простое решение. Например, я тоже любила скрещивать ноги во
время работы (к счастью, это не привело к страшным проблемам,
но я часто слышала, что это не очень-то хорошо). И излечение на-
ступило неожиданно и спонтанно. У меня есть степборд — это такая
доска, на которой можно делать упражнения, и я иногда отрываюсь
от работы на 10–15 минут и пляшу на этой доске, руководствуясь
всякими занимательными видео из интернета.

132
В какой-то момент я решила хранить эту доску прямо под рабо-
чим столом. Задвинула ее туда, и она оказалась у меня под ногами.
Имелось в виду, что ее легко можно вытащить при желании, одним
движением ноги, а когда она стала не нужна, также одним движени-
ем запихнуть назад. Но как только под ногами оказалась эта доска,
я, не задумываясь, поставила на нее ноги. Теперь я ставлю ноги на
эту ступенечку, когда сижу за столом, и скручивать их перестала,
потому что удобно бывает, только когда ставишь ноги ровно. Это
подсказка для всех, кому хочется избавиться от вредной привычки:
поставьте под ноги коробку, маленький стульчик, подставку или
такую же доску. И подумайте, нельзя ли другие проблемы решить
так же красиво и легко. Наверняка, можно найти много идей, если
проявить творческую мысль.

Вначале частенько бывает, что люди бьются не на жизнь, а на


смерть из-за мелочей. То же самое кресло, которое так не хочется
менять на нормальный стул для офиса, нежелание переставить
какой-то стол, сменить матрас, найти в сутках полчаса на упраж-
нения. Только когда человек не может больше сидеть, он понимает,
что «либо здоровье, либо кресло». И… нехотя отставляет кресло
на два метра в сторону и во время работы соглашается сидеть на
чем-то более подходящем.

Точно так же со временем, нужным на занятия спортом. Мно-


гие умудряются подружиться со спортом, с танцами, плаванием,
когда жизнь ставит их перед фактом: либо они находят на это
время пять раз в неделю, либо они семь дней в неделю, 24 часа
в  сутки не могут ходить, сидеть, писать, работать одной рукой,
водить машину или делать еще что-то полезное. Нужно мысленно
рисовать перед собой картину своей жизни, пытаться увидеть, что
в ней сложилось не так, и стараться это изменить.

Часто пациенты говорят, что готовы изменить свою жизнь,


и  им даже хочется это сделать. Но члены семьи не дают такой
возможности. Некоторые совсем не получают поддержки, родные
и близкие говорят что-то вроде: «занимайся чем хочешь, но толь-
ко если это не помешает другим делам». Если же новые планы не
помещаются в день, они не готовы поддержать, взяв часть обязан-
ностей на себя. Другие заявляют решительный протест, даже если
для них никаких забот не прибавляется. Например, многие сопро-

133
тивляются, если их партнер начинает соблюдать диету. Им кажется,
что «террор», связанный с едой, неминуемо распространится на
всех членов семьи. Кому-то самому не хочется двигаться (хотя он
тоже уже заподозрил, что надо бы), и его весьма раздражает дру-
гой член семьи, который начал бегать в спортзал и восторженно
отзываться о тренировках.

В таких случаях нужно учиться вести беседы с членами семьи


(а иногда — с работодателями, коллегами, партнерами по бизнесу).
Объяснять, что ваши планы и связанные с ними изменения — очень
важные. Они нужны сейчас, потому что вы уже чувствуете, как
ваше здоровье выходит из строя, и  вы хуже справляетесь с  по-
вседневной жизнью. И целью вашей работы является прибавление
энергии и силы. Поэтому, когда наступит успех (обратите внима-
ние, это очень важно — не «если наступит», а «когда»), всем от
этого будет лучше. Потому что у вас будет больше сил, душевных
и физических, чтобы, среди прочего, порадовать или поддержать
чем-то окружающих.

16.1. Мое тело — мой храм


Наше тело, или, как говорят мудрецы, смертная оболоч-
ка, — единственный сосуд, который у нас есть. В нем мы живем
всю жизнь, а когда он ломается, нельзя просто так переехать из
него в другой, более подходящий. И тут не помогут никакие день-
ги, никакие связи. Но человек носится от одного дела к другому,
игнорируя все крики тела о помощи до последнего. Убеждая себя
в том, что его тело — крепкое, оно еще может потерпеть. Пока не
наступает полная забастовка. А потом проблему трудно найти, по-
тому что все запущено, и не понятно, с чего начинать.

Многое можно починить, но это требует немалых вложений.


Конечно, когда тело совсем уже отказалось служить, никаких вло-
жений не жалко. Но важно не вернуться в исходное положение,
как только все пройдет. Иначе все проблемы вернутся к нам снова
и скорее, чем мы думаем.

Нужно понимать, что даже поддерживание всего в  том со-


стоянии, в котором оно находится сейчас, тоже требует система-

134
тических занятий, стараний. И  это важно, этому нужно отвести
определенное место в жизни, чтобы у вас было больше силы на
другие дела. Многие говорят: «У меня и так мало сил, если я начну
заниматься всякими зарядками, на жизнь не останется». Это не-
правда, если с помощью зарядки удастся улучшить здоровье, сил
на все остальное непременно прибавится! И  конечно, у  многих
с прибавлением сил появляются и новые желания: хочется делать
то и  это. Но это не значит, что здоровьем можно больше не за-
ниматься. Не отнимайте это время у вашего тела. Оно заслужило
пару часов в вашем дне, отведенных только на его благо.

16.2 Из чего сделано наше хорошее самочувствие


1. Сила

У всех людей разное количество сил, данных от природы.


У мужчин физических сил в среднем больше, чем у женщин. И мно-
гие силовые параметры зависят от того, что в нас генетически зало-
жено. Но, во-первых, силу (как физическую, так и душевную) мож-
но растить. В каждом. Во-вторых, нужно учиться трезво оценивать
свои силы. Одни люди не подозревают, на что в действительности
у них на самом деле хватило бы сил! Сидят, боятся, ноют вместо
того, чтобы взять и попробовать. Не используют свои собственные
ресурсы и не решают многие проблемы, которые могли бы решить.
В результате такого поведения сил убавляется. Потому что если
что-то не используется, организм решает, что оно не нужно, и пере-
стает мобилизовать необходимое количество ресурсов. (Лучше их
припрятать на черный день, зачем их выдавать хозяину, если все
равно ничего не происходит.)

135
Другие постоянно переоценивают свои силы. Думают, что
они вот с этим миллионом вещей справились, так справятся еще
и с тем десяточком. И так гнут и перегружают себя (свой организм,
и свою нервную систему) до тех пор, пока все не рухнет. Чтобы
растить силы (физические и  душевные), нужно учиться давать
себе нагрузку. Сила (как и многое другое) растет под давлением.
Но если пережать — что-нибудь сломается. И это — интересное
задание на всю жизнь! Находить такую меру, чтобы достаточно
было для роста, но и чтобы не поломать что-нибудь. В идеале надо
каждый день принимать какой-нибудь небольшой вызов. Но не
такой, чтобы десять смертей пережить каждый раз, а просто чтобы
пришлось совершать усилие. Давать нагрузку (трудно работать,
напряженно думать, учиться, ставить цели и добиваться чего-то,
доводить до конца, выходить из зоны комфорта) — это вещи, ко-
торые в целом увеличивают запас душевных сил. Но только если
связанный с этим стресс не начинает пожирать все нужные для
жизни ресурсы.

Есть разные упражнения для роста: попробовать или вы-


учить что-то новое, что трудно дается, раз в  жизни перебороть
себя и с удовольствием и красиво выполнить задание, которое вы
раньше всегда спихивали другим.

А про силу физическую все, вроде, понятно, но тоже не со-


всем. Многие думают, что сила нужна для того, чтобы поднять
100 кг. Это, конечно, тоже может пригодиться. Но на самом деле
сила нужна для этого в  последнюю очередь. Сила тела нужна
для того, чтобы вы хорошо несли это тело по жизни и  оно не-
сло вас. Сильный человек не «разлетается» при любом слишком
широком движении. Его тело собранно, и он гармонично и легко
двигается. Благодаря этому он не получает травмы от каждого
неосторожного движения. Он грамотно прикладывает силу, когда
нужно сделать что-то более тяжелое. Способен вынести тяжелый
день на ногах, длительный поход, тяжелый рабочий день. Он
может работать над чем-то интересным, заниматься хозяйством,
общаться с людьми, не сдавая, чуть что. Вот это — сила, которая
нам нужна для жизни.

И, кстати, очень хочется развеять один из самых знаменитых


мифов, связанных с силой и силовыми тренировками. Женщины

136
обычно любят говорить: «Я не хочу заниматься силовыми тре-
нировками, потому что боюсь слишком сильно раскачаться, это
некрасиво». Всех женщин я могу успокоить: чтобы раскачаться
до состояния тех самых культуристок, которых мы видим на
многочисленных фотографиях в  интернете, обязательно нужно
употреблять всякие гормоны и стероиды. Все, кто пробовал имен-
но нарастить объем и  массу, знают, что очень быстро человек
в  этом деле сталкивается со своими естественными границами.
Появляется немного рельефа, а  дальше ничего не происходит.
Именно поэтому многие берутся за всякие препараты — они очень
стараются, а на вид больше ничего особо не меняется, и многих
это разочаровывает. Все, кто своими силами и без помощи стеро-
идных и гормональных препаратов занимаются спортом, выглядят
очень красиво!

И еще мне хочется написать про знаменитую «мышечную


массу». Многие думают, что она измеряется теми самыми бугра-
ми и  горками, которые у  культуристов вырисовываются на всех
местах. У  меня в  свое время было большое отрезвление, когда
врач-реабилитолог объяснил мне, что прирост мышечной массы
(и, соответственно, ее потеря) измеряется исключительно одним
параметром: силой. Если у вас прибавилось сил, значит, и мышеч-
ной массы прибавилось. Если сил меньше, значит, ее убавилось.
Прибавление силы выражается в том, что вы можете поднять или
отжать больше килограммов в  спортзале, больше раз отжаться,
присесть, подтянуться. А все эти объемы (и изменения веса тела)
могут быть связаны с чем угодно. Там и нужное количество жира
имеет значение, чтобы выглядело красиво, и  количество воды
в  тканях. И  часто мышцы выглядят объемно, потому что сильно
укорочены. Плюс многих этих визуальных эффектов спортсмены
тоже добиваются с  помощью разных препаратов, отнюдь не по-
лезных для здоровья.

Так что не следует представлять себе «большие банки»,


когда вы читаете о том, что «нужно набирать и беречь мышечную
массу». И не стоит так уверенно говорить, что вам это не нужно,
только потому, что вы не хотите, чтобы у вас руки стали толстыми.
Мышцы вам очень нужны. Для силы. Сила вам очень нужна, чтобы
было легче жить. Хотите быть сильными, не выдумывайте всякие
глупые отговорки, которые к силе не имеют отношения, и занимай-

137
тесь какими-нибудь силовыми тренировками. А если у вас что-то
где-то, на ваш взгляд, слишком толстое, я готова поспорить, что
там лишнее что угодно, но только не мышцы!

2. Гибкость
Гибкость идет сразу после силы, потому что многие силовые
упражнения быстро приводят к довольно скованному состоянию
(как душевному, так и физическому). Насчет физического состо-
яния все слышали, что чрезмерно накачанный человек бывает
совсем не гибким. Постоянно сокращающиеся мышцы «тянут»,
и сильно перекачанные люди ходят с согнутыми в локтях, припод-
нятыми руками. Их мышцы иногда так «тянут», что подвижность
человека заметно ограничена. Это экстремальный пример. Но
в более простом варианте такое встречается очень часто. Мышцы
становятся слишком твердыми, скрученными в  вечном спазме.

Многие тренеры все время приговаривают: «Собери все


в кучу, держи все вместе, ходи собранно, тут подбери, там держи.
Не размахивай слишком широко руками, не вихляйся. Не делай
слишком широких движений, их труднее контролировать, легче
получить травму. Даже широкие движения делай аккуратно, вдум-
чиво, не разъезжайся». Это отличные советы. Но иногда они при-
водят к тому, что «собрать все в кучу» у нас получается довольно
хорошо, а «распустить» — не получается.

Важно двигаться под собственным контролем, чтобы части тела


не размахивались и  не разлетались слишком далеко, так, что их
потом не удержишь. Но телу обязательно нужна гибкость, поэтому
нужно все же иногда растягиваться, пытаться делать какие-то широ-
кие движения, отводить руки и ноги подальше от тела, выгибаться
всем телом в разных направлениях. Вот прямо сейчас — встаньте
и потянитесь! Это очень полезно. И чаще так делайте! (Берите при-
мер с кошек, они это делают каждый раз, когда встают.) А еще —
иногда просто приходится неожиданно сделать широкое движение.
Например, если человек падает или на него что-то или кто-то летит.
Бывает, что вдруг необходимо отскочить от проезжающего мимо ав-
томобиля или велосипедиста. Перепрыгнуть через овраг или лужу,
поймать что-то падающее. Если тело негибкое, от таких спонтанных

138
движений мы сразу получаем травмы. Чтобы такие события не могли
нам навредить, нужно все время к ним немного готовиться, улучшая
свою гибкость и скорость реакции.

В плане душевном у нас то же самое. Собрали все в кален-


дарь, научились следовать плану, считать калории, не отвлекаться.
И боимся отойти от этого хоть на шаг. А то как дашь слабину — так
все сразу разъедется, потом не соберешь. От этого теряется вся
спонтанность. Ну и вообще, с делами и шевелениями души — точ-
но так, как со связками. Иногда их таки надо учиться «тянуть»
и «отпускать» без того, чтобы сразу получилась тяжелая травма.
Потому что жизнь тоже нельзя вот так заковать в  точный план
и никогда не отклоняться ни на секунду. Когда-нибудь всякие об-
стоятельства вынесут вас на гребне волны «не туда». И надо также
тренироваться, чтобы делать это «не туда» в некоторой степени
под собственным контролем. И  «улучшать растяжку»  — чтобы
научиться отходить от своих железных планов на пару лишних
шагов, без потерь и боли. Потому что гибкость придает легкость!
И телу, и душе!

3. Баланс
Многим кажется, что баланс — это когда всего поровну и оди-
наково и ничего не «страдает». На самом деле так не получается,
потому что так ни в чем особо не вырастешь. А рост каждому чело-
веку нужен. Поэтому баланс заключается в том, чтобы у человека
все было представлено хоть в каком-то виде так, чтобы не возникло
заметного дефицита. Но при этом надо решить, что важнее, и этой
задаче отводить более важное место в жизни. А другие «упихать»
до минимума, чтобы не было проблем, но и не мешало. Это пра-
вило можно применять ко всему, начиная от спортивных занятий
и кончая едой, работой, развлечениями, общением. Не получится
наладить все так, чтобы было поровну, да и не нужно. Ведь многое
человеку нужно только иногда и  в  небольших количествах. Но
когда что-то совсем отсутствует в жизни, в какой-то момент многие
начинают тяготиться тем, что на месте важной опоры у них дыра.
А хорошо было бы иметь и работу, и отдых, и хобби, и развлече-
ния. Иногда — приключения, общение, любовь, романтику, семью,
рутинные задания, привычное, новое…

139
Также необходим баланс между душой и телом. Тому и друго-
му нужно уделять внимание. Порой жизнь наша заполнена только
физическим трудом или упражнениями, но иногда нужно полностью
отдаться чувствам и переживать их. Говорят же: «Одной только
духовной пищей сыт не будешь», но и «о высоком» совсем забывать
не стоит. И еще важно не доломать себя (а в этом мы — большие
мастера). Нужно учиться чувствовать, когда силы на пределе —
и физические, и душевные!

Как же за всем этим следить и не сойти с ума?

И отдыхать нужно, и усилия совершать, и двигаться, и думать,


и работать, и неважными приятными глупостями заниматься. Когда
об этом размышляешь, кажется, что от всего этого можно сойти
с ума. Как это вместить в одну жизнь или хотя бы запомнить? Но
когда этим живешь, все не так страшно. Здоровый организм сам
так устроен, что он просит отдыха, когда кончаются силы. И за-
крывается от излишних переживаний, когда эмоции на пределе.
А  когда отдохнул, восстановился, выспался  — хочется рваться
в  бой. Здоровому человеку, долго сидевшему на месте, хочется
движения. Тому, кто много прыгал-бегал, мечтается о  какой-то
спокойной деятельности, для которой не нужно вставать со стула
или с дивана. Когда болеем, приходится лежать и лечиться. Но че-
рез какое-то время мы и от этого устаем, и нам начинает хотеться
быстрее выздороветь, чтобы снова взяться за любимые дела.
К сожалению, у  многих эти простые механизмы сломаны.
Оказавшись в больнице, люди думают: «Наконец высплюсь» и «Не
хочу домой». Некоторые не хотят отрываться от работы, потому
что все, что ждет их за ее пределами, набито кучей проблем. Не
хотят двигаться, потому что им трудно, больно и неприятно. Однако
существует много разных вещей, которые непременно должны при-
сутствовать в жизни человека. Некоторые рисуют для их изображе-
ния «круги ресурсов». В различных культурах для их обозначения
существуют разные магические животные, представляющие ту или
иную сторону жизни человека, или полудрагоценные камни, расте-
ния, цвета, знаки. Эти списки не совпадают полностью. Но многие
элементы встречаются в большинстве из них. Я собрала здесь те
явления, которые чаще всего встречала. Вы можете посмотреть на
них и спросить себя, что из этого, по вашим ощущениям, развито
в вас хорошо. А что хромает и запущено.

140
Работа Отдых Творчество Рутины Секс Любовь
Семья Дружба Покой Приключения Деньги, доходы
Обучение Движение, спорт Духовное развитие
Стресс Праздники Общение
Время и пространство только для себя
Легкие, привычные задания Трудное, новое, требующее усилий.
Взаимодействие с природой Взаимодействие с большим городом
Рис. 2. Вещи, которые должны обязательно присутствовать
в жизни человека

Вы можете сами продолжать этот список, написать там то,


что, по-вашему, важно для гармоничной жизни человека.

16.3. Дневник наблюдений за собственной природой


Бывает, что-то идет не так, и  мы чувствуем это, но не мо-
жем разобраться, потому что жизнь быстротечна и  переполнена
событиями, а  заниматься самоанализом некогда. У  нас столько
всего происходит, что мы через неделю практически не можем
вспомнить, что у нас в жизни было, чем мы были заняты, как себя
чувствовали. Иногда мы помним, что болели, нам было плохо. Но не
получается найти какую-то причинно-следственную связь, чтобы
откопать причины и источники проблем. Во всем этом эффективно
помогают любые заметки и записи.

Я писала в  своей книге «Муза и  чудовище» (посвященной


организации труда и времени), что половина проблем разрешается
несколькими днями хронометража. Не нужно месяцами и годами
записывать все, что делаешь (хотя результаты могут быть очень

141
занятными). Достаточно позаписывать три дня, и уже выясняется,
что во многих вопросах мы обманывали себя либо ошибались. Ока-
зывается, мы всегда завтракаем час, а не 20 минут. Оказывается,
от дома до остановки топать пять минут, а  не две. Это  — всего
лишь эксперимент со временем. Со всеми остальными вещами —
так же. Стоит завести себе фитнес-браслет, как выясняется, что
наше представление о  том, сколько мы двигаемся, тоже может
сильно расходиться с реальностью. В один день вроде только по
делам сходил, а  приложение показывает, что вы поднялись на
25 этажей. В другой день вы были в спортзале и чувствуете себя
героем. А  по факту все свободное от спортзала время (то  есть
оставшиеся 22  часа) провалялись, и  суммарно движения у  вас
было очень мало. Многие люди говорят: «Я ничего не ем!» (но
поправляюсь неизвестно от чего). А стоит записать это «ничего»,
как выясняется, что не так там и мало. Другие говорят: «Да я все
время ем!», а если уточнишь, когда человек ел в последний раз
и сколько, тоже получаются иные результаты.

Любые записи проливают больше света на правду. Поэтому,


если у вас есть ощущение, что что-то выходит из-под контроля и вы
не понимаете, почему оно не сходится, начните что-нибудь запи-
сывать. Болит голова? Запишите это (смайлик поставьте, молнию
нарисуйте, или минус, или черный кружочек). Потом, через какое-
то время, посмотрите, сколько раз в неделю она болела, в какие
дни. Что в эти дни было еще? Может быть, какие-то взаимосвязи
сразу бросятся в глаза.

Мне многие пишут: «Я ничего не успеваю». А  потом пере-


числяют тысячу дел, которые они исправно делают каждый день.
Почему-то эти дела обесценились, их записали в «то, что делают
все» (будто оно от этого меньше сил и  времени занимает), или
начинаются сравнения с какими-то другими людьми, которые яко-
бы успевают больше. А  если посмотреть на собственный список
сделанных дел, окажется, что все неплохо. Но если прямо спро-
сить тех, у кого якобы дел сделано больше, то можно узнать, что
многое они не делают сами либо делают иначе. И выяснится, что
они даже намного меньше успевают, и  хорошо бы попробовать
подражать им в этом!

142
Если у вас есть ежедневник, вы можете попробовать запи-
сывать в нем не только дела и планы, но и любые наблюдения,
которые кажутся вам достойными внимания. Вы плакали? У вас
была ссора? Или было чувство радости, эйфория, несмотря на
конец тяжелого дня. Сделайте пометки, когда вы болели, когда
были в спортзале или пропустили его. Когда не получилось по-
обедать или удалось пару часов позаниматься своим любимым
хобби. Придумайте для этого какие-то аббревиатуры или услов-
ные значки (тут можно порыться в  библиотеках эмодзи). Еще
очень хорошую идею подали мои читатели: задания, которые
нужно выполнить, оценивать по пятизвездочной системе (или
по любой другой, которая вам нравится, например, сколько-то
баллов выдавать). Ставить делам оценку за то, насколько вам
понравилось их делать.

Так можно увидеть, сколько у вас в жизни приятных и люби-


мых дел, сколько ненавистных или скучных. Потом, через какое-то
время, будет очень интересно сесть и  проанализировать полу-
ченную информацию. Вы можете узнать, сколько у  вас в  жизни
стресса, на какие раздражители вы реагируете болезнями, многое
ли вас еще радует.

Рис. 3. День как живой организм

143
16.4. А как всем перезаниматься?
Допустим, вы выявили, чего вам в жизни не хватает, но вы
заняты, и сил мало. Просто добавить это в свою жизнь кажется не-
возможным. Вот вы привыкли сидеть за столом двенадцать часов
в день, зарабатывая деньги для всей семьи. В остальное время едва
удается сделать все самое необходимое и немного поспать. Где тут
взять какие-нибудь два часа на спортзал или час на бегание по
утрам? А силы? А мотивацию?!

У многих этим «лишним» делом является движение или что-


то связанное с движением или со здоровьем. Но не только. Есть
и такие, кто весь день бегает, а им бы посидеть спокойно, почитать,
повышивать. Психотерапевт Эда Буриш в свое время советовала
использовать такой прием: выделить на это дело десять минут
в  день. Или два-три раза в  неделю. И  первым делом потратить
эти десять минут не на активные действия, а на диалоги с самим
собой. О пользе этого занятия для себя и о том, как это важно.
Вспомним то, что упоминалось в начале этой книги: иногда о вещах
полезно просто мечтать. Через одну главу вас ждет история про
50 импульсов, которые нужно собрать, чтобы начать действовать.
Этими раздумьями вы их как раз и собираете.

А потом (когда появился первый порыв что-то сделать), на-


чинайте с малого. С зарядки на пять минут (да, такая зарядка при-
несет не очень много пользы, но все равно сдвинет вас с мертвой
точки). Некоторые вещи нельзя делать пять минут. Например,

144
в спортзал имеет смысл выходить хотя бы на полчаса, потому что
нужно еще до него дойти, переодеться, никто такое ради пяти
минут не делает. Тогда можно не ставить себе сразу задачу де-
лать это три раза в неделю — можно попробовать раз в неделю
или в две. Потом, может быть, захочется большего (и тут вы сразу
найдете, каким образом этого добиться). Смысл в том, чтобы это
занятие как-то интегрировалось в жизнь — пусть оно маленькое,
но надо решить его не пропускать. В какой-то момент вы начнете
все бросать, чтобы выполнить это задание. Это — важный шаг!

Через какое-то время такое дело станет рутиной. Будет про-


ще его каждый раз, не думая, сделать, нежели нарушать «режим»
и пропустить. От пропускания вы ощутите больше дискомфорта,
чем от выполнения. Это тот момент, когда дело стало менее энер-
гозатратным, оно перешло под контроль другого отдела мозга
и  оторвалось от эмоций. Именно про эти вещи говорят, что они
«тупо» отрабатываются. В  некоторых вещах именно «тупизна»
вполне приносит пользу — человек не анализирует их и не тер-
зается, а просто спокойно делает. Вот теперь можно посмотреть
на это дело новыми глазами, вспомнить, что оно еще и полезное.
Похвалить себя за то, что вы сумели найти для него стабильное
место в жизни. И можно начать поигрывать с мыслью, как бы вам
прибавить еще пару таких же занятий в  неделю. Например, на-
помните себе, что от более частых повторений будет больше ре-
зультата, а результаты повышают мотивацию. Ради такой цели не
жаль прибавить часик. Это один из простых путей, как потихоньку
внедрить новую рутину в свою жизнь.

На самом деле день, полный планов и  жизни,  — это тоже


что-то вроде живого организма. Однажды мы обсуждали с сыном,
как запихать больше вещей в чемодан, и обнаружили в этом сход-
ство с жизнью, в которую пытаешься впихнуть побольше планов.
Иногда (редко) так бывает, что везешь какую-то кучу совершенно
одинаковых штук в коробочках — например, всего лишь десяток
кружек в коробках. Они такие прямоугольные, ровные. Но стоит
сунуть их в чемодан, как место в нем заканчивается. Они своим
ровненьким кубиком все место и занимают. Когда запихиваешь в то
же пространство какие-то предметы неправильной формы и раз-
ной плотности, туда влезает в разы больше. По мере наполнения
чемодана включается фантазия, человек начинает заталкивать

145
носки и  футболки в  обувь и  промежутки между жесткими пред-
метами. Или что-то разбирать на мелкие части и распихивать по
углам. Выясняется, что в самые разные промежутки еще влезает
полхозяйства. Кстати, иногда эти ровные ряды с  кружками или
банками тоже можно разбавить чем-то. Решиться — и пооткрывать
коробочки, и позасовывать в них мелкие предметы, те же носки,
баночки с косметикой, украшения. И еще многое можно пристроить.

Так же с днями. Иногда все расписано ровными рядами, и ка-


жется, что ничего больше не влезет. Но стоит что-то подвинуть,
представить это в виде чего-то более гибкого, как выясняется, что
тут можно отхватить пару минут и там полчасика. И вдруг с другого
конца освобождается целый кусок!

Все знают, как это устроено: был день как день, и тут вдруг
собака заболела, ребенка нужно раньше забрать из сада, машина
сломалась. И все вдруг как-то передвигается и перетасовывается
и магическим образом успевается. Остается только вечером уди-
виться самим себе: как мы лихо! И  даже не так сильно устали.
В другой раз вдруг не можем сказать, на что мы ухлопали полдня.
Вроде были чем-то заняты, но ничего толком не сделали. Там по-
болтали, тут посидели. И страшно подумать, сколько можно было
успеть, если бы не пара таких зависаний непонятно над чем. Или
вернемся к чемодану?

Вам не доводилось встретить такое чудо, когда в  чемодан


сложили вещи, и осталось еще немного места? Потом все вытащили,
сложили снова — а оно не помещается? И так — несколько раз,
и каждый раз то половина вещей не влезает, то полчемодана оста-
ется пустым. Это и с днями так бывает. И наличием места и времени
никто этого объяснить не может. В один день как-то лихо все дела

146
переделали, в другой — застряли в одной точке, и после этого все
идет слишком медленно. Везде опаздываешь немножко, а потом
ничего не сходится. Иногда какой-то заряд бодрости помогает все
сделать быстро, и из-за этого высвобождается куча времени. Но
бывает, что от усталости хромает концентрация, и  простейшие
вещи занимают в полтора раза больше сил и времени. Как и с че-
моданом — никогда не ясно, что именно нарушило всю гармонию.
Либо одну вещь неудачно поперек положили, и все проблемы из-за
нее. Либо это сумма из кучи мелких неувязок.

Я это все пишу к тому, что содержимое вашего дня-чемодана


тоже не является пазлом, который сходится до миллиметра и всегда
только одним-единственным способом.

И когда у вещей растет важность (потому что у вас растет мо-


тивация), вдруг обнаруживаются какие-то пустоты, в которые они
вмещаются. Также пустоты могут образоваться из-за того, что вы
осознали малую важность других вещей и просто выбросили их за
борт, еще при этом и удивляясь, что они вообще у вас оказались —
такие ненужные. И  тогда не стоит ломать голову о  том, как что
успеть. Надо просто этого захотеть и попытаться впихнуть в свой
«чемодан», тогда все остальное как-нибудь само вокруг уложится.

147
17. Здоровый образ жизни
В последнее время это выражение (и аббревиатура ЗОЖ)
стало чуть ли не ругательством. Уж очень много стало людей, по-
мешанных на этом, а также принимающих за здоровый (полезный)
образ жизни что угодно. Тут пышным цветом расцветают и садизм
с мазохизмом, и маразм, и фанатизм. От этого у большинства лю-
дей ЗОЖ ассоциируется в основном с негативными вещами. Либо
с  пользой, но полученной только через тяжелейшие лишения
и самоистязания.
А ведь на самом деле слово-то ни в чем не виновато, и если
образ жизни действительно здоровый, он идет организму и хозя-
ину организма на пользу, да еще как! Мне кажется, что тут самое
главное  — помнить одно правило, о  котором все очень любят
забывать. Если что-то вам не нравится и не доставляет удоволь-
ствия, вы можете этим не заниматься «ради здоровья»! Совсем!
Многие видят в этом противоречие. Очень уж много кругом при-
меров, когда кто-то рыдал, выжимал из себя какие-то отжимания,
шаги, падал, вставал, набивал синяки и  шишки и  в  результате
получил какой-то очень крутой результат, которым очень доволен
и гордится. Но здесь многие путают три разные вещи. Поговорим
о них.

148
1. Реабилитация.
Тут действительно часто не до веселья, потому что нужно
восстанавливать какие-то функции, которые сломались. Это всегда
делается через напряжение и слезы. Потому что трудно, тело не
слушается, часто присутствует боль. К тому же слово «восстанав-
ливать» означает, что человек это когда-то хорошо умел, а теперь
не может совсем. Это очень тяжело психологически, потому что,
кажется, что что-то любимое потеряно, это было, а потом это от-
няли. И трудно пережить конфронтацию с собственным бессилием.
Недавно я еще мог вот так прыгать и бегать, а сейчас ногу поднять
не могу.

Но это ведь путь, который ведет обратно к любимому делу.


Обычно те, кто наиболее успешно реабилитируются, как раз изо
всех сил гребут к тому, что уже когда-то успешно практиковали.
Пытаются вернуть себе то, что раньше составляло заметную часть
от их радости жизни. Правда, есть и такие, кто обнаруживает лю-
бовь к чему-то только в процессе восстановления. Например, после
тяжелой аварии приходится искать себе новый смысл жизни, па-
циент начинает ходить по центрам реабилитации, ему предлагают
разные спортивные занятия, в которые он хоть как-то еще мог бы
включиться, и тут он впервые что-то пробует, и ему нравится. Так
многие начинают заниматься бодибилдингом или стрельбой из
лука, только оказавшись в  инвалидной коляске или лишившись
зрения. Но и тут нужно, чтобы то, к чему человек идет, каким-то
образом понравилось и доставило удовольствие. Тогда он будет
за это биться. И  такие восстановительные работы часто длятся
долго, иногда годами, но это все же проект, ограниченный во вре-
мени. И целью его является достижение такой формы, чтобы снова
заниматься разными вещами без боли, обрести вновь какие-то
функции, которые были утрачены. Это нужно перетерпеть, чтобы
потом снова включиться в нормальную жизнь. Это не образ жизни,
это — необходимая трудная фаза.

2. Настоящий мазохизм и саморазрушение.


Это не шутка — у многих людей существуют серьезные само-
разрушительные программы, с которыми они никак не работают.
Они просто находят для них выход в какой-то «легальной» форме
и практикуют самоистязание через спорт или то, что они называют

149
диетами. Действительно, есть серьезные психические расстрой-
ства, при которых люди испытывают желание как-то наказывать
себя или причинять себе боль и  страдания, чтобы притупилось
какое-то другое невыносимое чувство. У некоторых это какая-то
эмоциональная боль и невыносимый стресс, у кого-то — раздутое
до монструозного состояния чувство вины. Это те самые люди, ко-
торые попадают в стационар, потому что режут себе руки и глотают
стекла. Некоторые из них просто находят для себя такой выход,
который на первый взгляд кажется окружающим безобидным. Че-
ловека, якобы увлеченного спортом, не называют сумасшедшим
и не спешат уложить в «психушку». По крайней мере, сразу.

Также есть люди, которым кажется, что им в этом мире нет


места. По поводу того, откуда это берется, есть множество теорий.
Одним детям мама в детстве говорила, что жалеет об их рождении,
либо они своим появлением сломали ей жизнь. Другим ничего
такого не говорили, но поведением показывали, что им тут не
рады. Некоторые даже умудряются услышать сказанное в сердцах:
«Лучше бы ты тогда в детстве умер!», и это запускает огромную
лавину страданий. Психотерапевт Эда Буриш также считает, что
дети каким-то образом улавливают чувства своей матери, пока на-
ходятся в ее утробе. Если всю беременность мать жалеет, что не
сделала вовремя аборт, очень боится рождения ребенка, испыты-
вает страх и отчаяние, это сказывается на психике ребенка. Даже
если мать с появлением ребенка честно выполняет все свои обя-
занности, играет и общается с ним, хорошо за ним ухаживает и со
временем свыкается со своей ситуацией, и жизнь налаживается.

Существует выражение «тяга к смерти». Его используют при-


менительно к пациентам, которые в буквальном смысле будто бы
ищут что-то, что их может убить. Одни все время попадают в ава-
рии, потому что лихачат на мотоциклах и  автомобилях. Другие
занимаются слишком травматичными видами спорта, постоянно
придумывая что-то новое, что вообще-то в этом спорте делать не
рекомендуется. Путешествуют по дикой природе и лезут к каким-то
животным, про которых известно, что они очень кусачие, ядовитые,
вступают в схватки с человеком и обычно его побеждают.

В бытовом спорте эти люди сразу бросаются делать с собой все


самое худшее, что только можно. Цели ими сразу ставятся такие,

150
что обычному человеку они вообще недоступны. В ход пускаются
не только самые зверские тренировки, но и  часто сразу разные
препараты, стимулирующие рост всего на свете. Вскоре появляются
травмы, перетренировка и побочные действия от лекарств, но их это
не смущает — они гнут и жмут до победного конца! Так же действу-
ют те, кто якобы садятся на диету и вскоре втягиваются в пищевое
расстройство, и потом голодают, пока не сломают себе здоровье.
Это все часто заканчивается тяжелой болезнью, инвалидностью или
даже смертью. И если им посчастливится выжить, таких пациентов
первым делом отправляют на психотерапию — лечить ту проблему,
которая так гнала их в могилу.

И конечно, нельзя не упомянуть здесь и тех, кто использует


диеты и спорт как наркотик. Либо заменяет ими уже имеющуюся
зависимость. Делают они так потому, что этот вид саморазрушения
«социально признан». Все это — тоже не пример для подражания,
и совсем не образец хорошей мотивации. Безусловно, здесь при-
сутствует большое рвение, но мотивы — губительные и вредные.
Такое нужно лечить, а не хотеть.

3. По-настоящему здоровый образ жизни.


Это когда занимаешься вещами в свое удовольствие, и по-
этому утром хочется просыпаться и вставать. Когда жизнь — как
коробка конфет, иногда не знаешь, что сегодня выбрать или какая
попадется, но все они сладкие и  по-своему вкусные. В  идеале
здоровый образ жизни выглядит таким образом, что у  человека
есть любимая работа, есть интерес, мотивация и  силы ею зани-
маться. Там он растет и развивается, его ждут интересные задачи.
Рутина там тоже присутствует, но ей часто даже рады, потому что
она дает возможность отдохнуть от сложных ситуаций, где нужно
постоянно проявлять творческую мысль и решать новые задачи.

Помимо работы есть бытовая жизнь и жизнь социальная. Есть


дом, есть любимые люди, с которыми регулярно общаешься и с ко-
торыми тоже обмениваешься поддержкой и мотивацией. И еще есть
хобби, и если работа не состоит в том, чтобы прыгать и бегать весь
день, то было бы хорошо, если бы хобби оказалось как-то связано
с движением. (Или хотя бы одно из нескольких хобби.) И питание
чтобы было таким, чтобы еда была вкусной, но не вредной. И чтобы
от нее становилось лучше. А не тяжело и тошно, а может быть, даже

151
и больно. И чтобы люди ели, когда голодны, и не заменяли едой
что-то, к чему она не имеет отношения. И еще человек со здоровым
образом жизни должен достаточно спать, и отдыхать, и иметь воз-
можность иногда ничего не делать или переключаться на что-нибудь
бессмысленное и расслабляющее.

И конечно, во всем этом должна содержаться какая-то доля


стресса. Это  — часть нашей жизни. Но пусть его будет как раз
столько, сколько является достаточным для того, чтобы он немного
мобилизовал, но не портил здоровье и качество жизни.

Чтобы это все сработало, нужно найти тот вид движения и тот
вид еды, который доставляет удовольствие. Очень многие врачи
и тренеры твердят, что если вам какое-то спортивное занятие «не
лезет», вы можете им не заниматься. Если вы выжимаете из себя
что-то, бегаете, прыгаете, качаетесь, хотя у вас к этому занятию
ненависть, — вы доставляете себе стресс. На этом все оздорови-
тельные работы уже закончились. Постоянный стресс — вреден!
Особенно если он включается уже от одной мысли о предстоящей
тренировке, и вы туда плететесь с испорченным настроением, уже
мечтая о моменте, когда это мучение закончится. Оно не должно
быть вам противно! Оно может быть иногда тяжело. Когда мы
напрягаемся, мы растем. Но это должно быть усилие, которое со-
вершается с удовольствием, потому что вам сам процесс нравится.
Кто-то находит себя в танцах, кто-то — в силовых тренировках,
в плавании, беге. Но все описывают это так, что они «приплыли
к своему берегу», когда попробовали, и поняли — «это — мое!»
Вначале у большинства вообще ничего не получается. Они чув-
ствуют только отголоски того, что их ждет в  будущем. Еще не
прибавилось никаких сложных деталей, еще не приходится по-
настоящему напрягаться, чтобы где-то перейти на следующий
уровень. Но в целом занятие нравится.

Чтобы узнать, что вам подходит, нужно попробовать. Пока


вы это не проделаете сами, вы ничего не будете знать о том, на-
сколько это годится именно для вас. Одним людям очень скучно
бегать. Другие утверждают, что от бега у них сразу улучшается
настроение и «проясняется в голове». Равномерный бег в одном
ритме, монотонное повторение шагов хорошо расслабляет все
мышцы. Параллельно к этому бегущий чувствует, как постепенно

152
нарастает усталость, изучает свое состояние, ищет способы, как
можно дольше удержать свой темп и ритм. Кто нашел все это в еже-
дневной пробежке, тому совсем не скучно.

Мне долго рекомендовали регулярно плавать в  бассейне.


Я верю в полезность этого занятия, но мне в нем многое не нравится.
Мне часто кажется, что там холодно (осенью и зимой), и я боюсь
простыть. У меня становится красным лицо от перекиси водорода,
которую добавляют в  воду. От нее же осветляются мои черные
волосы. Мне это все не нравится. Пока я ворчала и отмазывалась
от бассейна, все эти рассуждения слушала мама и каждый раз до-
бавляла: «А я бы пошла». Наконец мы с ней сели и посмотрели,
какие в нашей округе есть бассейны, сколько стоят, когда открыты.
И в один прекрасный день она взяла и сама туда сходила (не до-
ждавшись, что я присоединюсь). С тех пор она несколько раз в не-
делю плавает и очень тоскует, когда бассейн закрыт. Нужно слушать
свои ощущения: если вам хочется что-то попробовать — пробуйте!
Если не находится соратник — попробуйте сами! Ни в одном спорт-
зале, бассейне, клубе никто вас не укусит.

Я в  свое время начала ходить на разные танцевальные


курсы, и мне там очень понравилось. Хотя в первое время я там
плясала, как медведь. Прогресс у меня наступал гораздо позже,
чем у других. Я видела там девочек, которые пришли позже, чем
я, но намного быстрее меня сообразили, как правильно двигаться,
легко запомнили связки движений. Тем не менее: что у меня было
с первого раза, так это — ощущение маленького праздника, когда
я там прыгала. Сначала я еще смущалась, понимая, что выгляжу
более чем нелепо. Потом поняла, что все танцующие заняты собой,
а тренер ценит саму попытку и готов учить каждого, по мере воз-
можностей. Домой я шла буквально вприпрыжку, в очень хорошем
настроении. Это было для меня аргументом, чтобы продолжить
занятия.

Еще я  с  первого раза полюбила силовые тренировки и  до


сих пор их люблю. Мне нравится, что я там занята своими делами,
никто меня не трогает, я сама могу регулировать свои нагрузки,
решать, сколько я хочу сегодня из себя выжать. Мой сын разделяет
мои спортивные увлечения. А другие члены семьи считают качалку
смертельно скучной. И предпочитают групповые игры: волейбол,

153
баскетбол. В итоге каждый занимается своими тренировками, когда
считает нужным, а иногда мы ходим вместе позаниматься чем-то,
что нравится всем.

Помимо того, что нужно искать свое любимое, нужно и даль-


ше продолжать прислушиваться к своим ощущениям. Например,
у меня было время, когда мне очень хотелось прыгать. Я не могу
это объяснить, но мне именно попрыгать хотелось. Я даже начала
все время прыгать на месте, стоя на остановках или остановив-
шись где-то. Я  начала ходить в  батутный зал и  около четырех
месяцев получала от этого огромное удовольствие. А потом об-
наружила, что мне это стало очень тяжело, и почему-то больше
не хочется этим заниматься. В это время я погрузилась в занятия
зумбой. Я увидела, что после одного или даже двух часов зумбы,
танцев или силовых тренировок я иду домой счастливая. А после
прыжков на батутах чувствую себя разбитой. К тому же я начала
замечать, что в самые обычные дни, несмотря на прекрасное са-
мочувствие, мне хочется пропустить тренировку. Заметив такое,
я сразу бросила батуты, и все врачи и тренеры подтвердили, что
так лучше.

К счастью, к этому моменту я уже научилась бросать подоб-


ные вещи без малейшего угрызения совести. Перестало доставлять
удовольствие — значит, не нужно это больше делать. Захочется
снова — пойду. Мне кажется, что тем и хороши большие спортза-
лы — там можно позаниматься разным и бросать одно, начинать
другое, если радость от чего-то прошла (может быть, временно),
или нашлось что-то более привлекательное. Говорят, что можно
вообще каждый день делать что-то другое — в один день бегать,
в другой прыгать, в третий — плавать. Организму все равно, лишь
бы было достаточно движения!

И еще — спортивные цели бросать можно! Вы решили про-


бежать марафон, и вам нравится к нему готовиться? Вот и хорошо!
А  если вы хотели попробовать, потренировались шесть недель
и поняли, что вы это дело ненавидите всей душой, — бросайте.
Мало ли, вдохновиться можно было с кем-то за компанию. Вы ни-
кому этот марафон не должны, в том числе и сами себе. Себе вы
должны только обеспечить больше радости бытия и  пользы для
здоровья и души.

154
Когда человек находит свой идеальный режим жизни, он
испытывает желание подвигаться, когда слишком долго сидел
за столом. Радуется своим тренировкам, которые входят в планы
и  ждут его. И  так же радуется, когда наступает перерыв между
ними. Потому что чувствует здоровую усталость и желание отдох­
нуть и восстановиться.

То же самое можно сказать в отношении питания. В целом


все знают, что есть полезно или вредно, об этом написаны сотни
статей и  книг. Но интересно еще читать блоги людей, которые
нашли подходящий для себя способ питания. Уже много лет попу-
лярны так называемые низкоуглеводные диеты. Они эффективны
(как все диеты, которых многие придерживаются) и  считаются
самыми невредными из экспресс-диет, потому что в них старают-
ся бороться за сохранение мышечной массы. Если присмотреться
к  ним внимательнее, суть их сводится к  тому, чтобы сократить
количество калорий, но при этом не перестать есть белки. Потому
что большинство людей, урезав калории, первым делом садятся
на что-то вроде «тортиковой диеты». (Это когда употребляются
500 калорий в день, но все тортиками.) Чтобы человек не терял
слишком много мышечной массы, ему рекомендуют есть много
продуктов с высоким содержанием белка. Пока их съешь, лимит
калорий оказывается уже почти исчерпанным, и  жиры и  угле-
воды практически уже «не помещаются». По сути, тех и  других
там остается совсем немного. Но кто-то решил урезать углеводы
в пользу жиров. Не знаю почему. Может быть, потому, что жиры
еще встречаются в полезных продуктах вроде творога, и им отдают
предпочтение, исключая вместо них из рациона сладкие фрукты
и сахар? В любом случае образовалась армия страждущих, кото-
рым плохо жить совсем без сахара. Они чувствуют себя вялыми,
плохо соображают на работе или просто очень скучают по своему
яблочку в обед. Но честно продолжают сидеть на диете, потому
что она якобы хорошая.

Потом кто-то обнаружил, что практически ничего не меняется,


если урезать жиры и за это позволить себе то самое яблочко и де-
сяток вишенок. По интернету прогремела волна: Вааау, нашлось
решение всех проблем: «low fat» вместо «low carb»! Опять же, если
внимательно посмотреть на все и посчитать, получится, что раз-
ница — в нескольких фруктах и одном йогурте в день. А сколько

155
было слез. А  можно было присмотреться к  ужасной диете и, не
дожидаясь никаких спасительных сайтов и книг, просто позволить
себе съесть эту мелочь и  успокоиться. Долговременный эффект
диеты уж точно не зависит от таких крошек. Если все остальное
в целом выполняется, она сработает и с небольшой погрешностью.
И вообще — радикальные диеты нужны в случае тяжелых забо-
леваний, или на них садятся на короткое время, чтобы достичь
какой-то спортивной цели. Если речь идет о питании на каждый
день, нужно искать модель, при которой съеденная гость ягод не
рушит все планы.

Тут тоже нужно слушать свое тело, экспериментировать, ме-


нять рацион потихоньку. Если у человека нет каких-то серьезных
заболеваний со строгими противопоказаниями, никого не убьет
один гамбургер, и фигуру он тоже никому не испортит. Но если его
есть каждый день — это уже другое дело. И все зависит от того,
что человек ест помимо этого. Кстати, когда люди начинают по-
настоящему прислушиваться к себе, они замечают, что организм
сам неплохо различает, что ему полезно или вредно. Если все время
есть фастфуд, от него появляется неуютное ощущение в животе,
начинает хотеться чего-то жидкого вроде супа или свежих овощей
и фруктов. Те, кто утешали себя приступами жора, признаются, что
на самом деле им совсем не нравилось ощущение переполненного
желудка, и часто от переедания им было откровенно плохо. Они
попадали в ловушку, и стресс, который они снимали с помощью
еды, через короткое время к ним возвращался, а от еды им ста-
новилось дурно. И с каждым разом она, как наркотик, помогает
хуже, доставляет меньше удовольствия и приносит больше непри-
ятных чувств.

Самые лучшие диеты — как спортзалы с большим количе-


ством возможностей. Там потихоньку следят за всем  — чтобы
и  белков было не слишком мало, и  все остальное встречалось,
и  при этом общее количество калорий держалось в  разумных
пределах. Но без голодовок и самоистязаний. И чтобы в рационе
было много продуктов, которые можно есть, не считая калории
(например, многие сырые овощи). И нет строгого плана, которому
нужно следовать до грамма. Только общие рамки и в них — им-
провизации, по ощущению. Обычно все, кто начинают пробовать
скорректировать свое питание, находят, где у  них чего-то не

156
хватает. Выясняют, в каких продуктах это содержится, и из них
выбирают свои любимые.

Так можно получить меню, которое вкусно и от которого хо-


рошо себя чувствуешь. Чтобы еда была праздником, но не смыс-
лом жизни и не врагом или непобедимым монстром. С едой тоже
нужно подружиться, а не воевать. Тогда все, с ней связанное, тоже
нормализуется.

Спать тоже нужно столько, сколько нужно организму. Неза-


висимо от того, что говорят другие. Кому-то хватает шести часов,
другим десяти мало. Если вам нужно одиннадцать  — лучше их
найти. Есть какие-то общие правила и советы, которые работают
для большинства, но первым делом нужно слушать свои ощущения.
Например, все говорят, что нельзя ложиться поспать на пару часов
ближе к вечеру: разрушишь ночной сон, голова будет болеть. При
этом многие прекрасно спят пару часов вечером, потом бодрствуют
еще 3–4 часа и спокойно засыпают ночью. Ничего у них не болит
и не ломается. Если вам такой перерыв обеспечит еще три часа,
в которые вы будете полны сил и мотивации — почему нет? Раньше
специалисты по сну говорили, что нельзя делать в постели ничего,
кроме сна. Нельзя тащить туда мобильные телефоны, планшеты
и компьютеры, книги, блокноты с ручками, вредно смотреть перед
сном телевизор и засыпать под него. Теперь немецкая специалист-
ка по расстройствам сна Гудрун Кляйн написала целую книгу о том,
что спать нужно так, как спится! Некоторым обязательно нужно
посмотреть что-то в планшете перед сном, кто-то спокойно засы-
пает под телевизор или спокойно выключает его, когда чувствует,
что готов уснуть. Если нервная система нормально справляется
с привычными раздражителями, можно годами читать или писать
перед сном, и отдых от этого не пострадает.
И одеваться нужно так, чтобы вам было удобно, не слишком
жарко или холодно, чтобы вы не простужались и  не парились,

157
ощущение от одежды на коже было приятное. Человеку, который
заботится первым делом о  своем здоровье, важно найти обувь,
в  которой он сможет долго ходить по городу, без того, чтобы
болели ноги. Он будет искать себе такие сумку или рюкзак, под
тяжестью которых не болит спина. Подбирать рабочее место так,
чтобы можно было удобно там сидеть с ровной спиной, глядя перед
собой в достаточно яркий экран. Все будет организовано так, чтобы
в первую очередь было удобно и не вредно для здоровья.
Здесь все очень просто. Если вам от вашего образа жизни
плохо, то он для вас — не здоровый. Если у вас наступили какие-
то перемены в режиме (чего угодно) и вы расцветаете, сил при-
бавляется, жить хочется, появляется ощущение, что все дается
легче вы меньше болеете, у вас меньше что-то болит, дольше на
все хватает сил — значит, вы живете «здоровее». Читать чужие
блоги и книги с рецептами может быть интересно и познавательно.
Но, в конечном счете, вам придется для всего искать свои рецеп-
ты, которые подходят лично вам. Главное, помнить, что если это
похоже на каторгу, то это — не оно! Если вам хорошо, то вы на
правильном пути!

17.1. Феномен открытого окна


Мне было очень интересно прочитать про феномен открытого
окна. Это когда профессиональные спортсмены или спортсмены-
любители заболевают всякими простудами, хотя они находятся
в очень хорошей форме. Подхватывают они всякую заразу с не-
имоверной легкостью сразу после тяжелой тренировки. Для этого
есть научное объяснение: на пике тренировки, в ответ на большую
нагрузку, растет концентрация лимфоцитов и «клеток-киллеров».
Как только нагрузка снижается, их число в крови резко падает.
(Потому что их слишком много было «выдано впрок» до этого.)

158
Оно восстанавливается до нормального после фазы отдыха, но до
этого момента образуется временное «окно», в  котором у  чело-
века снижен иммунитет. Потому оно так и называется: это будто
на время все окна открыты, инфекция может беспрепятственно
входить в «дом».

Естественно, опытные спортсмены пытаются принимать раз-


ные меры, чтобы избежать заболевания. Сразу после тренировки
они привыкают одеваться в достаточно теплую и сухую одежду,
хорошо питаются, достаточно отдыхают. Но часто этого оказыва-
ется мало. Удивило меня, что считается общепринятым рецептом,
чтобы уменьшить это окно! Нужно заниматься теми видами спорта,
которые нравятся. Чтобы стресс физический не сопровождался
еще и стрессом психологическим (а вместо этого компенсировался
удовольствием и связанным с этим выбросом гормонов счастья).

17.2. Попробуйте предположить что-то новое


Однажды мне позвонила знакомая и пожаловалась, что она
лежит в постели с простудой вот уже неделю, и теперь вдруг (ког-
да болезнь почти отступила) у нее сильно заболела спина. Моей
первой мыслью было: «Ну конечно, полежи неделю с утра до ве-
чера, все себе отлежишь». Но не успела я сказать, что наверняка
она скоро начнет двигаться, и все пройдет, как она добавила, что
теперь, из-за больной спины, совсем перестала вставать. И неиз-
вестно, сколько теперь лежать. Она уже была рада, что скоро мож-
но возвращаться к обычной жизни, как ее подкосила следующая
проблема. Я удивилась: а зачем лежать? Спросила, больно ли ей
ходить. Она сказала, что нет, спина скорее болит, когда лежишь.
Но сильно болящая спина — это ведь признак болезни? А когда
болеют — врачи велят лежать побольше. Мне очень понравилось
это «лежать побольше» — откуда оно взялось? Я уж чем только
не болела! Лежать и не двигаться врачи советуют в самых редких
случаях! А пытаться ходить и хоть как-то шевелиться призывают
даже после самых тяжелых операций.

159
Но подруга настаивала на том, что она точно помнит, как
нужно действовать при возникновении любой болезни. К неко-
торым привязываются какие-то древние ассоциации. Например,
«болеть» у них всегда ассоциируется с «лежать». С тех пор как
они это услышали, прошло сто лет, они выросли и повзрослели.
Но критично посмотреть на это высказывание им ни разу не при-
шло в голову!

Иногда за таким неправильным поведением не кроются даже


воображаемые советы врачей. Просто человек делает что-то не-
правильное, чтобы заглушить некий симптом, и потом повторяет
это снова и  снова. Например, некоторые едят больше разного,
когда их тошнит. Почему? А есть такое выражение: заесть тошно-
ту. Видимо, в первый момент нервная система так занята впечат-
лениями от поступающей в организм новой еды, что от тошноты
отвлекается. Но ведь это нелогично! Если в  живот попала еда,
с которой он не очень хорошо справляется, лучше не добавлять
ему еще и новых сложностей! И вообще, неизвестно, как ситуа-
ция будет развиваться. Загружать живот дальше едой — самый
нерациональный сценарий.

Некоторых мама в детстве лечила теплыми компрессами, от


которых становилось легче. Получив травму или воспаление, такие
люди прикладывают к ней что-то теплое, в худшем случае — даже
грелку. От этого у них возникает огромный отек, их разносит, и они
очень страдают. Обычно врачи даже советуют им приложить что-
то холодное, но они игнорируют совет, продолжая доверять тому,
что работало в детстве у мамы.

Вы не поверите, но в моем детстве (я выросла в Таджикиста-


не), девочкам запрещали играть в «лянгу», обосновав это тем, что
«будет грыжа». Лянга — это кусочек меха, к которому приделан
кусочек свинца. Игра заключалась в том, что лянгу пинали ногой,
чтобы она взлетела. По ней пытались много раз метко ударить,
чтобы она не коснулась пола. Подсмотрена эта игра в китайских
боевых искусствах (в одном из своих фильмов Джеки Чан виртуозно
играет в эту игру). И современные врачи говорят, что это очень
полезное упражнение. И для гибкости, и для координации, и для
равновесия, и для тренировки скорости реакции. Но у этой истории

160
есть еще более удивительная часть! Я знаю людей, которые до сих
пор верят, что игра в лянгу приводит к развитию грыжи. Причем
именно у девочек. (Притом что грыжа чаще всего возникает как
раз у мальчиков.) И приседать тоже вредно, колени растянутся.
А  когда много прыгаешь, мозг плещется в  голове и  стукается
о стенки черепа.

Анализируйте всякие мифы и древние методы лечения! Если


вам от чего-то не становится лучше или становится еще хуже,
поговорите с другими людьми, спросите, что они обычно делают
в  таких случаях. Или просто поройтесь в  интернете, там много
ценных знаний. О многих заболеваниях подробнейшим образом
написано, откуда они берутся и чем лечатся. О лекарствах и их
методах действия (а также побочных действиях) тоже много по-
лезного написано. Кстати, раньше врачи не любили шибко умных
пациентов, которые рассказывали им, как нужно лечить. Это было
связано с тем, что пациенты в основном получали свои ценные
знания от соседок и  бабок на лавке, и  все они были примерно
такими, как история с  лянгой. Сейчас люди читают Википедию
и приходят к врачу уже со списком умных вопросов. И врачи быва-
ют рады, что пациент подготовился. Часто такие любознательные
добавляют важные детали к  анамнезу, узнав, что те или иные
факты могут иметь значение. Если вы притащите из интернета
какую-то глупость, врач вам об этом сообщит и расскажет, как
дела обстоят на самом деле. Но не бойтесь спрашивать — никто
вас не осудит за то, что вы пытаетесь изучить свою проблему
и ищете решения.

161
17.3. Ангельские круги
В русском языке существует понятие «заколдованный круг».
В немецком есть аналогичное — «чертов круг», и у немцев имеется
антоним для этого выражения — «ангельский круг». Ангельские
круги — это когда первое становится лучше от воздействия второго,
а улучшение второго опять же улучшает первое, и так происходит
восходящее движение по спирали, пока все вместе не станет со-
вершенным. Прекрасная картина, не правда ли?

В отношении здорового образа жизни тоже существует та-


кой. Неврологи доказали, что не только дисциплина приводит
к  улучшению здоровья, но и  крепкое здоровье помогает быть
дисциплинированным. Соблюдать какие-то правила и выполнять
все по плану нам помогают хорошие экзекутивные (исполнитель-
ные) способности и хороший контроль импульсивности. Для этого,
в  свою очередь, нужно здоровье. Нас могут выбивать из равно-
весия проблемы с  гормонами, боль, страх, большой стресс. Чем
лучше мы питаемся, спим, живем, следим за здоровьем, лечим
появившиеся заболевания, тем лучше наш эмоциональный фон,
тем легче нам собраться и сконцентрироваться на чем-то (в том
числе — на своих целях). Чем проще спокойно выполнить план,
проследовать по пути, который задумали, перебороть стресс, тем
больше мы вкладываемся в улучшение своего состояния, тем проще
нам в дальнейшем его контролировать. Никто не застрахован от
появления совсем новых проблем. Но с каждой новой проблемой
мы справляемся лучше и легче, когда у нас уже есть опыт успеш-
ной работы с предыдущими.

Главный вопрос — как же запрыгнуть на эту чудесную кару-


сель и запустить этот ангельский круг в своей жизни? Неврологи
утверждают, что за экзекутивные функции отвечает тот же отдел
мозга, который отвечает и за так называемую рабочую память. Это
та часть памяти, которая позволяет нам «достать» из долговремен-
ной памяти несколько компонентов (якобы до семи одновременно,
но известны случаи, когда люди могли и больше) и как-то опери-
ровать ими. Например, отрабатывать их в определенном порядке,
сопоставлять их, размышлять о том, как одно повлияет на другое
и  как третье связано с  пятым. Это довольно сложная операция.

162
Нужно удерживать всю информацию в  активном состоянии, для
этого можно помогать себе всевозможными сигналами: визуальны-
ми, звуковыми, текстовыми. И нужно уметь концентрироваться: не
упускать одни части из виду, пока другие тянут на себя внимание.

С одной стороны, можно тренировать эти способности. Это


активизирует нужный отдел мозга, за счет чего улучшится и кон-
троль импульсивности. Например, играя в игры, которые развивают
именно этот навык. На первых местах здесь шахматы, го и мемори.
Но полезны и другие игрушки, где нужно помнить некий расклад
и пытаться просчитать, какие есть варианты развития игры. Также
полезна любая разработка стратегий (и вообще весь связанный
с этим процесс, рисование или написание плана, попытки потом
этот план как-то окинуть взглядом, рассмотреть, проанализиро-
вать).

Второе, что можно сделать, — обращаться ко всем вспомога-


тельным средствам, обращаться к этой части своего мозга на до-
ступном для него языке. Именно поэтому для «дисциплинирования
себя» помогают всевозможные планы, карты, нарисованные доски
мотивации, какие-то стратегии, где изображением и словами обо-
значены все пункты, которые нужно помнить и отрабатывать. Тут
годятся и рисунки, которые называют mind map — это такие «карты
мыслей», на которых написаны какие-то идеи (часто в кружочках),
разбросанные по всей плоскости, часто соединенные стрелочками
или линиями. Иногда они перемежаются с рисунками. Многие не
умеют рисовать, но используют для создания подобных вспомога-
тельных средств наклейки (коих сейчас рисуют и продают великое
множество). Информацию можно разбрасывать на листе как угодно,
лишь бы это было удобно для восприятия.

У меня для этой цели висит на стене большая белая (магнит-


ная) доска. Я пишу на ней планы, над которыми сейчас работаю,
ближайшие цели, которые не хотелось бы потерять из виду. Если
я пытаюсь приучить себя к какой-нибудь новой нужной рутине,
я  тоже пишу ее большими буквами на этой доске, иногда при-
крепляю рядом магнитами какие-то картинки, открытки. Эту до-
ску я вижу первым делом, когда просыпаюсь утром. И весь день
я  хожу мимо нее. Иногда я  останавливаюсь перед нею, когда
несу из кухни к своему рабочему месту чашку чая. Можно посто-

163
ять, почитать все написанное, напомнить себе, над чем я хотела
работать. Это все помогает ментально цепляться за свои цели,
крепче удерживать их в голове, там, где они встретятся с моей
силой воли.

В двадцать первой главе этой книги есть пассаж «В каждый


из этих моментов мы растем», где описано, как можно уговари-
вать свой собственный ум (настроенный крайне скептически) на
подвиги. Взрослый аналитический ум бывает очень придирчивым,
и его трудно на что-то уломать с помощью дешевых трюков и ма-
нипуляций. Зато ученые обнаружили, что честно и по душам по-
говорить с ним бывает очень полезным. Просто нужно напоминать
себе правильные вещи. В  данном случае стоит буквально напо-
минать себе о  существовании этих «ангельских кругов» (можно
даже нарисовать себе такой или склеить коллаж и  повесить на
видном месте). И чаще уговаривать себя, что стоит только начать
это движение вверх по спирали, как начнет становиться легче.
И каждый даже самый маленький шаг — это еще один вклад в то,
что следующий будет легче и эффективнее.

164
18. Осталось захотеть!
Или мы уже хотим?
Представьте, что вы разобрались со всеми источниками энер-
гии и наладили баланс между всем, что входит и выходит. Как мы
уже выяснили, абсолютного совершенства и абсолютной гармонии
навсегда не бывает. Но случаются долгие фазы вполне хорошей
жизни, без боли, без каких-то малоприятных симптомов болезней,
без авралов. А того, самого главного — все нет!

Силы есть, время есть, ресурсы есть, есть и  возможности,


необходимость, решение. А желания нет!

Вы ведь помните  — главное захотеть! А  «захотеть» что-то


никак не наступает! Вроде ничто не мешает включиться этому
волшебному чувству. Но крылья за спиной все не расправляются,
воодушевления не чувствуем. Где оно?

Некоторые люди годами всенародно заявляют, что они чего-то


хотят, но при этом ничего не делают. Сначала они не очень об этом
задумываются. Потом начинают тревожиться. (Ведь что-то здесь
не так — если я этого хочу больше всего на свете, то почему я это
не делаю?) Находят причины и поводы, почему оно не двигается.
Обещают себе, что у них закончится то и это, и вот тогда! Находят
помехи. Устраняют их. А воз и ныне там. Ну почему?!

Окружающие умники твердят: если ты захочешь, ты вста-


нешь и сделаешь! И добавляют, что если не делаешь — значит,

165
не хочешь! Не считая варианта, когда действовать, и правда, ре-
шительно «не на что» — свободных ресурсов нет. Но вот есть они,
ресурсы, объективно ощущается наличие сил, все остальные дела
делаются с довольно приличной мотивацией. Даже после выпол-
нения всех ежедневных заданий остаются свободные силы, и они
явно ощущаются. Время есть, и не проблема, чтобы освободить его
еще больше, если нужно. И главное — при этом человек уверен,
что он хочет! А он правда хочет? Тут есть некоторые варианты,
почему оно не работает.

18.1. Это — не наше желание


Мы его якобы хотим, честно и  всей душой. Но оно нам не
нужно, не вдохновляет, не радует. (Так же мы каждый раз в по-
ездке вспоминаем о какой-то вещи, но в следующий раз опять ее
в чемодан не кладем). Такие чужие желания очень легко выявить,
если начать копаться и допрашивать человека (или самого себя).
Сначала подумайте о себе. А зачем мне это нужно? Почему я это-
го хочу? А что будет, когда я это сделаю? Что наступит, чего я от
этого жду? Что такого радостного в  реализации этого желания?
Мне сейчас без этого плохо? Какое я могу себе представить даль-
нейшее развитие, если пройду первые шаги в этом деле? Куда оно,
в лучшем случае, меня приведет?

Вспомните картинку с сетью из нейронных связей и точек, ко-


торые радостно вспыхивают, если им попадается что-то знакомое.
Вы перебираете все «зачем» и «для чего», и ничего там не возго-
рается и не переливается? Иногда что-то вяло блеснет, но как-то
неубедительно? А  попробуйте теперь предложить собственному
сознанию варианты: «Я порадую маму (папу, брата, мужа, жену,
детей)». Или: «Мной будет гордиться (…)». Или: «Этого хотели все
в нашей семье». Может быть, теперь что-то вспыхнуло?

Это тот случай, когда мы чего-то хотим, потому что нам всю
жизнь внушали, что мы этого хотим. И  мы выросли с  этим, как
с собственным именем. Вот есть я, и есть желание всей моей жиз-
ни, само собой разумеется, что я этого хочу. Иначе быть не может.
А почему, собственно? Все у нас хотели? Очевидно, что это лучший
вариант для меня? Кому очевидно?

166
Покопайтесь, может быть, найдете, чье желание вы тут хо-
тели осуществить все это время? И отдайте ему назад, мысленно.
(А можно и на словах.) И успокойтесь.

18.2. Мы этого на самом деле не хотим


Это того же поля ягода. Только нас кто-то убеждал, что мы
хотим, и даже убедить не смог! Мы на словах хотим, а внутри у нас
все кричит: «Да не хочу я этого!» Просто мы отказываемся слышать
этот голос, потому что он сулит нам неприятности. Мы ведь не
хотим разочаровать папу и маму или оказаться единственным не-
адекватным человеком в семье, который такую прелесть почему-то
не хочет. Тут, как вы уже догадались, поможет только одно — рас-
крыть глаза и уши и увидеть/услышать свой внутренний протест.
А потом открыть рот и сказать: «Да я этого не хочу!»

18.3. Мы хотим по неправильным причинам


Хотим искренне и  всей душой. Правда. Очень! Потому что
кто-то важный для нас считает, что этого надо хотеть обязатель-
но, как же без этого! Он уверен, что все нормальные люди хотят!
А вы же не хотите показаться ему — важному, драгоценному — не-
нормальным или ненормальной! Или хотим, потому что, если мы,
наконец, не заставим себя это сделать, нас выгонят, лишат любви
и поддержки, предадут остракизму. Или очень хотим, потому что
опять же кто-то важный сказал, что мы на такое не способны. А мы
им покажем! Может быть, это вас просто не интересует, поэтому вы
и не хотите, не ваше это. Но вам говорят: «Это — отмазки слабых.
Ты просто не можешь, признайся, что у  тебя просто не хватает
сил/ума/терпения/дисциплины». И  в  ответ на это у  вас включа-
ется яростное желание: «Ну, я вам докажу, всему свету докажу!»
В таких случаях человек начинает что-то делать, часто даже очень
яростно и упорно, но как-то оно плохо идет, не лезет и движется

167
с трудом. Дается плохо, вдохновения не вызывает. И одновременно
есть вот это ощущение: «Я же этого хочу!» Иногда прямо до слез!

Такие желания характерны тем, что мы очень хотим получить


какой-то результат, но все обоснования крутятся вокруг других.
Я им докажу, они меня полюбят, не бросят, оценят наконец. Если
я не сделаю, я боюсь, что меня будут ругать, разочаруются, разлю-
бят, выгонят, покинут. Иногда это не люди, а какие-то глобальные
вещи. Например: «Если я не буду хотеть этого, на мне никогда ни-
кто не женится», или «никто никогда не даст мне делать карьеру».
Если мы чего-то хотим, «а иначе будет беда», неудивительно, что
мотивация на самом деле отсутствует. Это  — малоприятный об-
разец негативного подкрепления, от которого постоянно исходят
стресс и страх.

Интересный пример: женщина, которая очень хотела вый­


ти замуж и иметь детей, но все время вела себя так, что это не
складывалось ни с  какой стороны. Она все время совершала
действия, которые должны были привести к  развалу отношений
в обязательном порядке и никак не способствовали тому, чтобы
любимый захотел жениться. Но все время плакала: «Хочу мужа,
хочу детей». Наконец, после многочисленных скитаний, родила
трех детей, так и не став ничьей женой. И пожив так еще некото-
рое время, вдруг обнаружила, что ей очень хорошо живется, и она
чрезвычайно рада, что живет одна со своими детьми. Уже начали
поступать предложения от мужчин создать семью, нашлись те, кто
готовы были стать отцом всем ее детям, а она не хочет. Однажды
она озвучила это: «Я детей хотела, а  мужа  — нет! Я  просто по
молодости думала, что детей без мужа не дают!»

Вот так мы годами хотим, но не попадаем в Калифорнию (для


переезда в  которую надо английский учить), потому что там  —
море. Совсем забыв, что море есть и в собственной стране — про-
сто на другом ее конце. Вот запечатлелась в  детстве картинка,
что море и красивый пляж — это в Калифорнии, и сознание будто
отфильтровало остальные варианты, хотя они рядом и на ладони!

Некоторые годами сидят на месте после окончания школы


и никуда не поступают, хотя «хотят стать врачом». Не абсурд ли
это? Иди в мединститут, чего ты ждешь? Как иначе стать врачом?

168
Но потом что-то трогается, и выясняется, что не в этом дело. Он
хотел на «неотложке» ездить и  людей спасать, на адреналине,
в полевых условиях. А не годами анатомию учить, чтобы потом пол-
сотни пациентов каждый день принимать в кабинете. Человек этот
становится спасателем, и ездит, и спасает — оказывается, он этого
хотел. Или становится ветеринаром, потому что это, оказывается,
гораздо ближе к тому, о чем он мечтал. Или работает с детьми-ин-
валидами, не врачом, а социальным работником, физиотерапевтом,
педагогом. Он общаться больше с ними хотел, заниматься и гулять,
учить, помогать. А не в том смысле помогать, что посмотрел десять
минут, прописал что-то и к следующему пошел.

А в это время все перебирают стандартные фразы. Почему


человек может захотеть стать врачом? «Я хочу быть врачом, по-
тому что это престижно». (Что это вообще значит, для кого и для
чего это важно?) «Это надежные рабочие места, никогда не буду
безработным». (Полно способов остаться в  середине жизни без
работы и с дипломом врача.) «Уважаемая профессия». (Все про-
фессии уважаемые, если делать свое дело хорошо и с любовью.)
«Там точно много денег зарабатывают». (Однако полно мест, где
врачи бедствуют. И есть люди, которые заработали в сто раз боль-
ше среднего врача, просто выкладывая видео в интернет.)

К любому «хочу» можно найти такие же странные «потому


что». Рассмотрите свои, может быть, они тоже из этой серии? Со-
ответственно выяснится, что вы просто хотите немного другого, но
не нашли этому точного названия или не видите, что это название
находится в одном шаге от вашего.

18.4. Того, что мы на самом деле хотим, мы боимся хотеть


Это про тех, кто в  течение всего детства слышал, что бо-
гатые люди — это бездушные сволочи. А человеку хочется быть
богатым. Хочется зарабатывать кучи денег, иметь большой дом,
хорошую машину, блестящую карьеру. Но такого ведь хорошие
люди не хотят!

Это про того, кто вырос в семье художников, где все бого-
творят мастеров Ренессанса и всей душой презирают современный

169
«изобразительный мусор». А их ребенку хочется рисовать мангу.
Это злейшее из зол, антикультура, антиискусство, деградация
в чистом виде.

И про ту, кто хочет быть актрисой, в то время как все остав-
шиеся члены семьи стоят на коленях и молятся с утра до вечера.
Нет-нет, не порнозвездой, просто актрисой в кино. Но они же все
проститутки, голые там ходят перед камерой, и вообще, весь этот
мир — сплошной разврат. Или танцовщицей. А в балете же все
голые. А в стандартных танцах — тоже практически голые и всеми
частями тела вертят. Может быть, ваше желание даже произнести
страшно в присутствии ваших родителей? Муж знает, а родителям
сказать — невозможно? Или вы уже признались, но чувствуете
отторжение: «Кто-то из наших “испортился”, вон чего захотел».

Это — тот случай, когда нужно осознанно разрывать опреде-


ленные связи в голове. Стойкие ассоциации: вы думаете о своем
желании, и в мозге вспыхивают красные лампочки: «Проститутка!
Сволочь! Примитивное существо!» Как я  обещала, мы разберем
подробнее, что делать с  такими, крепко вживленными в  нашу
нервную систему, «горячими точками». Некоторые такие сигналы
отключить вообще невозможно. Но можно научиться обходить их
и прокладывать другие пути. Где все выглядит более оптимистично
и конструктивно.

18.5. Мы боимся получить то, чего мы хотим!


В моем блоге часто оставляет комментарии психолог, кото-
рая как-то написала о «семейном запрете на богатство», и на это
откликнулась толпа читателей! Тут всплывали старые семейные
истории, которые с трепетом передавались из поколения в поко-
ление. Вот жили все в бедности, но спокойно, и никого из членов
семьи не трогали. А потом дед разбогател, и его убили. Или были
богатыми, потом семью раскулачили, нескольких членов семьи
убили, и дальше ничего хорошего в жизни семьи уже не было.
Есть и другие страшилки: один кто-то свернул с общего пути
и тут же заболел и умер. Был наказан жизнью за свое инакомыс-
лие. Получил успех и  славу, но спился и  скололся, и  со всеми
так будет, кто тоже попробует музыкантом стать. А девушка — по

170
рукам пошла, навсегда одинокой осталась, или бесплодной, или
несчастной. И поделом ей, нечего было.

Не все такие истории — прямо о жизни и смерти. Барбара Шер


описывала гораздо более безобидную историю, которая, однако,
тоже мешала детям заниматься бизнесом много лет. Там кто-то
из родственников раз в жизни решился на частное предпринима-
тельство, закупил полный гараж мыла и не смог продать. Второй
попытки он не сделал, потому что уже при первой его так заклева-
ли, что единственным выносимым решением было — закрыть этот
гараж и не вспоминать о своем провале. С тех пор в семье была
легенда: у нас есть гараж, полный мыла, он всегда будет полон
мыла, потому что дядя (или, может быть, дедушка) купил и не смог
продать. Может быть, надо было продать это мыло по частям, за
другие деньги, в другом месте. Оно вообще могло стать антиквар-
ным и драгоценным за то время, пока отлеживалось в гараже. Но
никто ничего такого не решался пробовать. Гараж превратился
в заколдованный гроб, в котором похоронили единственную по-
пытку открыть свое дело. И вот дети этой семьи открывают бизнесы
и  разоряются. И  специалисты говорят им: так редко бывает, но
вы рано закрылись. Надо было изменить всего пару вещей, а не
сбегать, почему вы так быстро сдались? Некоторые уже курсы за-
кончили, уже скооперировались с кем-то, кто умеет вести бизнес.
Но ничего не складывается, они будто саботируют собственное
дело. Хотя это — дело мечты. Перед нами — страх превратиться
во второго такого дедушку и стать счастливым обладателем оче-
редного непродаваемого гаража с мылом.

Точно то же самое происходит с людьми, которые со всеми (хо-


рошими!) спутниками жизни расстаются по какой-то глупой причине.
Просто чтобы бросить его первым! (Потому что когда-то бросили их,
и они хотят избежать повтора этой трагедии любой ценой.)

А еще мне как-то писал читатель, успешно заработавший не-


мало денег, который не мог заставить себя их потратить. Он бук-
вально ходил на работу в одном и том же затасканном стареньком
свитере и в сношенных в пух и прах ботинках, но не покупал новые.
Ему предлагали разные варианты: сходить в магазин с ним вместе
или за него, вообще заказать все через интернет. Но нет. В истории
фигурировало упоминание семьи, в которой он вырос, — семья была

171
бедная. И он даже заявил, что немного смущается того, что он стал
таким богатым, значительно богаче своих братьев и родителей. И тут
опытные психологи сразу сказали: «Он подсознательно боится, что
семья его отвергнет. Самые важные для него люди почувствуют
неловкость и отчуждение, увидев, что их финансовое положение
настолько разное». На сайте было много вариантов объяснения:
что он начнет стесняться их или они его будут в этом подозревать
и упрекать. Что начнут со страшной силой тянуть из него все день-
ги и требовать отдать им. Выпрашивать огромные суммы, которых
у него нет, не веря, что он не настолько богат. Перестанут общаться,
сказав, что «мы теперь слишком разные». Почувствуют себя уни-
женными, неполноценными, потому что все их достижения кажутся
такими незначительными в сравнении с его успехом.

На самом деле ничего из этого еще не случилось, но страх


есть. Иногда этот страх есть еще до того, как человек заработал
много денег. Он все это видит перед своим мысленным взором, как
отношения с семьей и друзьями развалятся, как все его разлюбят,
если он будет успешен. И это его тормозит, хотя он на самом деле
горит своим делом, любит, хочет и  умеет. Это те люди, которые
вкалывают с утра до вечера, выдают результаты в сто раз лучше
других, но патологически не могут заработать денег. Или очень
хотят поступить в некий институт, но делают попытки пятый год,
и каждый раз в самый важный день случается стихийное бедствие,
не позволяющее явиться на вступительный экзамен. Или прекрасно
рисуют, но не показывают. И когда их спрашивают почему, говорят:
«Я боюсь, что это недостаточно хорошо!» А на самом деле они бо-
ятся, что очень хорошо, что будет успех и вместе с успехом придет
беда. Та, о которой предупреждают всех в семье до седьмого колена.

Тут заключается половина дела — раскопать эту самую причи-


ну. В связи с чем вы боитесь собственного успеха? Нужно откопать
этот страх, а потом работать с мыслью, что это — не единственный
сценарий. И вероятнее всего, та страшная история — всего лишь
несчастное совпадение нескольких очень неблагоприятных обсто-
ятельств. А ведь все могло быть совсем иначе. Может быть, того
дедушку убили бы и без богатства? Или все его дети и внуки бы
разбогатели, и никто бы их не убил. (Вероятнее всего, так и было
бы, ведь в целом убивают из-за финансового успеха совсем не-
многих, если посмотреть на всю статистику в целом.)

172
Тем, кто боится страшных сценариев, которые еще не на-
ступили (вроде того, что может сделать семья с внезапно разбо-
гатевшим), тоже стоит подумать, какие еще есть варианты? А мо-
жет быть, все будет отлично, все возгордятся тем, что хоть один
из них вырвался, и будут сообщать ему только, как они за него
рады. А вдруг никто ничего не попросит и не собирается, может
быть, это никому там и в голову не приходит. И стесняться никто
не собирался, наоборот, будут хвастаться, какой у них сын и брат
молодец. Может быть, он поможет им деньгами, немного, по мере
сил, и там счастью предела не будет. В общем — непродуктивно
бояться негативных сценариев, которые не наступили, и  может
быть, никогда не наступят. И даже если предчувствие вас не обма-
нывает — разве это повод отказываться от мечты и саботировать
собственные проекты, самые дорогие сердцу? Проблемы можно
решать по мере поступления. А пока они не наступили — надеяться
на лучшее и осуществлять свою мечту!

В целом уже известно, что самая сильная мотивация — вну-


тренняя. Это когда человек чего-то хочет сам, для себя, а не по-
тому, что кто-то или что-то давит извне. А для самого себя можно
хотеть чего-то, только если оно самому зачем-то нужно. Неважно,
для чего — для удовлетворения азарта, для удовольствия, любо-
пытства, потому что очень хочется результата, доказать другим или
себе или просто нравится процесс. Если оно на самом деле нужно
не вам, а кому-то от вас, все сразу усложняется. (Хотя и тут могут
быть достаточно веские мотивы, чтобы шевелиться.) Так что ищите,
зачем это нужно вам, почему от этого будет хорошо вам, почему
именно вы для себя это хотите. Побудьте «махровым эгоистом»,
иногда это полезно!

И вот мы уже разрешили себе хотеть того, что нам так важ-
но, и не хотеть того, что не нужно. Наше желание искреннее, не
выдуманное, наше, родное! Но все еще ничего не происходит. Ну
а теперь-то что не так? Подождите, все будет. Просто вы еще не
набрали нужное количество очков для перехода на следующий
уровень.

173
19. История про 50 импульсов
Это открытие ученые сделали уже давно. Только сначала не-
обходимых импульсов было пять, потом около 20, теперь их уже
50. О каких импульсах речь? Дело в том, что неврологи выяснили
между моментом возникновения какого-то желания, и  активным
действием должно случиться еще кое-что. Первого «хочу» недо-
статочно. Это, якобы, очередная защита от дурака, встроенная
в нашу нервную систему. Чтобы мы не срывались с места и не бе-
жали сломя голову куда-то, рубить с плеча и воротить великие дела
только потому, что где-то там вспыхнуло на секундочку желание.

Так действовать  — вредно. Человек бы так и  метался, как


собака на сене, если бы любая хотелка заставляла его бежать
в новом направлении. Поэтому в нас существует программа, со-
бирающая аргументы и включающая действие только после того,
как их набралось достаточное количество.

Похожие ритуалы есть и в реальной жизни. Например, есть


традиция, что людям, желающим принять иудаизм, раввин первые
три раза отказывает. Они должны прийти еще и еще, чтобы под-
твердить таким образом серьезность своего намерения. Некоторые
народные традиции требуют, чтобы просить руки и сердца невесты
приходили несколько раз. И развод не вступает в силу, пока же-
лание развестись не озвучат три раза. Так и здесь: заявление на
начало активных действий надо подавать мозгу в 50 экземплярах!
Примерно.

Сейчас уже известно, что речь не о какой-то конкретной циф-


ре, которая прошита в нашем мозге. Это — переменная, которая
может изменяться в зависимости от того, какой у нас был опыт.
Например, если мы часто покупаем вещи определенного вида, они
стоят не слишком дорого, обычно покупки нас радуют и не наносят
никакого особого ущерба, мы привыкаем к  тому, что совершать
такие покупки — безопасно. И начинаем с большей легкостью по-
вторять это действие. Теперь, если нам чего-то такого хочется, мы
уже не должны 50 раз подумать, мы принимаем решение быстро

174
и легко. Допустим, решение купить новую упаковку шпилек у нас
занимает уже не более секунды. Покупка тетрадки стоимостью
10  евро  — это уже более серьезная сделка, речь идет о  более
крупной сумме. Тут мы, может быть, думаем минут пять. Но после
того как в нашей голове вспыхнула критическая масса сигналов
«я это хочу», мы таки несем тетрадку к кассе. При покупке шкафа
все гораздо серьезнее.

Шкаф стоит дорого, место для него в квартире одно. Если мы


примем неправильное решение, будет трудно избавиться от не-
правильного шкафа, получить назад деньги. И потом нужно будет
снова искать и покупать новый, что связано с кучей сложностей.
Поэтому здесь мы уже сидим и выбираем часами. Находим фаво-
ритов, сравниваем их друг с другом. Откладываем все это дело,
чтобы вернуться к найденным вариантам на следующий день, по-
смотреть на все свежим взглядом. Мы советуемся с членами семьи
и друзьями, читаем рецензии других людей в интернете, собираем
информацию. Иногда откладываем покупку на дни и недели, чтобы
разобраться в своих чувствах. Хочу или не хочу? И только после
этого созревает решение: берем! После чего мы бодрым шагом
отправляемся в магазин. Или к компьютеру — делать заказ, вы-
бирать доставку, платить деньги, ждать, освобождать место для
новой вещи, которую скоро привезут.

Так же дела обстоят со всеми серьезными желаниями. Нуж-


но много импульсов «я это хочу», прежде чем человек встанет
и перей­дет к действиям. И сколько их, зависит много от чего. На-
пример, вам захотелось заниматься силовыми тренировками. Но
у  вас есть опыт с  чем-то похожим: вы уже пробовали встать на
лыжи, при первой же поездке в  снежные горы неудачно упали,
порвали мениск, потом долго хромали и в итоге с лыжами так и не
подружились. Или простыли и  болели самым тяжелым гриппом
в своей жизни. После таких переживаний умный мозг активизирует
сразу целую охапку новых защит. В  следующий раз вы дольше
будете сомневаться, прежде чем броситься в  подобное приклю-
чение. Мозг, среди прочих, пытается убавить энтузиазм, чтобы
вы не набрасывались на новые тренировки слишком яростно. Он
откладывает старт, чтобы вы успели поостыть, заставляет вас
«тормозить», чего-то ждать.

175
Тут тоже играют роль и всякие семейные истории, обвешан-
ные скрытыми страхами. И то, насколько высок риск. И негатив-
ный опыт, и мнение других по поводу этого вашего желания. Чем
больше рисков, тем больше импульсов потребует мозг, прежде чем
дать «добро» на старт.

Говорят, что есть клинические случаи, когда старт откла-


дывается так долго, что теряет всякий смысл. И если желание не
сменяется действием годами и десятилетиями, к этому добавляется
еще больше страхов, комплексов, отговорок. Да и стимул настолько
ослабевает, что никакое действие уже невозможно. И  тогда все
угасает или заходит в тупик навсегда.

Но в целом, если желание у человека действительно есть и он


здоров, не травмирован ничем до серьезных сдвигов в психике,
он должен набрать некое количество нужных сигналов. В среднем
таких сигналов нужно около 50, но иногда больше (если существует
много факторов, которые убавляют решимости) или меньше, если
подобная ситуация уже встречалась и действия привели к хорошим
результатам.

Что же считается таким импульсом? Все, что вызывает непо-


средственно это желание. Мы можем чего-то захотеть, когда видим,
как это делают другие, либо видим что-то, связанное с мечтой. Это
могут быть материалы для рисования, которые встретились жела-
ющему рисовать. Магазины с танцевальной одеждой для кого-то,
кто мечтает о  танцах. Магазин с  товарами, похожими на то, что
мы сами хотели бы продавать. Люди заходят в кафе и рестораны,
мастерские, театры, выставочные залы и думают: «Вот такое я хо-
тел бы иметь, тут хотел бы выставляться, в такое место хотел бы
приходить каждый день на работу».

Иногда кто-то рассказывает о  своей повседневной работе


(при личной встрече, по телевизору, по радио, на видео), и  мы
думаем: «Мне тоже хотелось бы, чтобы мои будни выглядели как-то
так». Или мы крутимся перед зеркалом, пробуем делать какие-то
шаги и представляем, как оно было бы, если бы мы выучили ту
сложную хореографию или примеряли бы перед этим зеркалом
платье для танцевального конкурса.

176
Интернет полон разных видео. В  них показывают процесс
создания чего-то, путешествия, интервью, людей, занятых разными
видами спорта, танцами. Многие, создавшие с  нуля совершенно
уникальные проекты, утверждают, что все знания они нашли на
ютюбе. Однако первым делом люди там находят вдохновение.
Сначала они просто смотрят что-то, что их развлекает. Потом
начинают интенсивнее копать в  каком-то направлении. В  конце
у многих есть коллекции закладок, вот они уже товары себе при-
смотрели, учатся, как выбирать помещение, как организовывать
мероприятия, как и чем они будут пилить дерево для своего нового
музыкального инструмента.

Хорошая новость состоит в том, что вы можете сами ускорить


процесс «созревания» до активных действий. Именно так: смотрите
все, что связано с вашей мечтой. Читайте об этом книги и статьи.
Смотрите блоги тех, кто уже делает. Вам в любом случае понадо-
бится любая информация, если вы собираетесь чем-то серьезно
заняться. Смотрите видео, разговаривайте с людьми, которых ин-
тересует та же тема. И конечно, с теми, кто уже делает то, о чем
вы пока только мечтаете.

Желание может укрепиться, если почувствовать какое-то


душевное тепло при соприкосновении с той средой, в которой вы
собираетесь вращаться. Больше всего на свете человека греют
любовь, дружба, поддержка, уют, успехи, уверенность в  себе,
чувство уверенности в каком-то окружении. Это все можно начать
культивировать в себе еще до начала нового проекта.

Если вы хотите учиться в каком-то вузе — сходите туда, по-


сидите во дворе, походите по коридорам. Представьте себе, что
сюда вы будете приходить каждый день годами, здесь вы будете
читать, здесь — выставляться, обедать, сидеть на свежем воздухе
на переменках. Подумываете о танцах? Зайдите в школу танцев
и  понаблюдайте через приоткрытую дверь за каким-то курсом.
Хотите свой магазин? Зайдите в  похожий, крутитесь там, пред-
ставляйте, как бы он выглядел, если бы был вашим.

Хотите гулять или бегать каждый день в  парке  — выйдите


в него один раз! Выберите хорошую погоду. Пройдитесь по аллей-

177
кам. Пока он кажется вам незнакомым и чужим. Представьте, что
этот парк мог бы стать вашим лучшим другом. Вы будете бегать
по нему осенью, морщить нос и ворчать, когда он станет совсем
невыносимым зимой. Будете радоваться первым зеленым листикам
весной, не хотеть идти домой летом. Осмотритесь по сторонам:
сейчас это просто парк. Когда вы начнете тут заниматься чем-то
важным для вас, вы изучите все его уголки и  детали. Где есть
фонтанчик, из которого можно попить? Где хорошие перила, на
которых можно растягиваться? Вот скамейка для отдыха, тут до-
рога идет в  горку, и  бежать будет труднее. Там есть лестница,
по ступенькам тоже можно бегать. Сейчас там ходят незнакомые
люди. Кого-то из них вы начнете видеть каждый день. Начнете
здороваться. Может быть, многие из них когда-то расскажут вам
что-то о себе. Когда вы станете здесь «старожилом», вы будете
знать все сплетни об остальных соседях, вас будут ждать. Если вы
пару дней пропустите, кто-то это заметит.

19.1. Почувствуйте себя в новой ситуации как дома


Бегун Усейн Болт рассказывал, что сначала в нем обнаружили
талант к спорту, и он начал бегать под руководством тренера, ему
хотелось добиться хороших результатов и  было приятно слушать
похвалы. Но через очень короткое время он начал ходить на трени-
ровки с радостью, потому что там для него образовалось что-то вроде
семьи. Все тебя знают, все с тобой обмениваются улыбками и эмоци-
ями, они в курсе твоих дел и планов, рады тебя видеть. Слушая это,
я вспомнила, как очень похоже на Усейна Болта отзывалась о своей
работе художница Кики Смит, только она называла семьей свои ра-
боты и материалы, ждавшие ее в мастерской. А великий иллюстратор
Мебиус жаловался, что не мог расстаться со старым и обшарпанным
столом и  стареньким радио, потому что они сопровождали его во
время рисования в течение 50 лет! Он приходил к своему рабочему
месту, включал радио, брал в руки карандаши, и ему становилось
хорошо. Он говорил: «Здесь мое место силы, здесь я счастлив».

Когда вы начнете делать то, что хотели, у вас тоже образуется


где-то еще одна маленькая семья, «место силы», дело, в котором
вы чувствуете себя как дома. Может, вы будете колесить по городу
с утра до вечера и научитесь любить его в любую погоду и в любое

178
время суток. Или вы будете каждый день работать в небоскребе
вашей мечты и обедать в кафе напротив, будете созерцать, как
изменяется в течение года городской пейзаж, который видно через
огромную застекленную стену. Посидите в этом кафе уже сейчас,
глядя на здание напротив. А скоро вы будете сидеть тут каждый
день, поглядывая на часы, и  спешить обратно на свое рабочее
место, за свой рабочий стол, на свою работу. Хотите?

Если вы куда-то начали ходить, может быть, только на про-


бу, не так регулярно и без большой мотивации, осмотритесь: кто
там встречается постоянно? Везде есть свои завсегдатаи, кото-
рые там дома. Заговаривайте с ними, знакомьтесь и дружите. Не
стесняйтесь! И у вас появится новый круг людей, которые рады
вас видеть, замечают, когда вас нет. И не нужно стесняться, что
вы — новичок, а там все опытные профессионалы. Я в свое время
нашла кучу друзей в новом спортзале, хотя сменила зал в тяжелый
момент жизни. У меня было несколько операций, я совсем поте-
ряла форму и многому по-настоящему разучилась. На всех курсах
я спотыкалась и путалась в собственных руках и ногах, выглядела
крайне неуклюже. Тем не менее, все охотно со мной болтали. Уз-
нав, что я болела, подбадривали меня, хвалили, когда удавалось
добиться прогресса, помогали. Вас могут принять в такую семью,
даже если вы — самый слабый. Не нужно быть никем особенным,
суперзвездой или героем, чтобы найти соратников.

Как мы видим, смотреть, хотеть, мечтать — это очень полез-


но. Но когда-нибудь придется переходить к действию! Начинайте
строить планы: что вы сделаете, когда, наконец, решитесь? Го-
ворят, что в этой фазе 80 % успеха зависит от того, есть ли у вас
четкое представление о том, что именно нужно делать. Как толь-
ко у вас созреет план действий, вы сдвинетесь с мертвой точки.
Это — важное звено.

Сделайте список: что вам нужно для старта, в каком порядке


нужно что-то собирать или отрабатывать, чтобы дело пошло. На-
пишите план действий. Он наверняка изменится, когда вы столк­
нетесь с реальностью и увидите, что вам на самом деле нужно. Но
необходимо уже иметь какие-то пункты, которые можно отрабаты-
вать хоть сейчас, если вдруг вас охватит непреодолимое желание
броситься в бой!

179
Если вы хотели искать новую работу, запишите, что надо
сделать для ее нахождения. Собрать и оформить резюме? Найти
адреса, куда его разослать? Разослать, получить приглашения на
собеседования, представиться. В некоторых местах нужно прохо-
дить тесты. К тестам, может быть, следует как-то готовиться. Вот
вам и план действий.

Хотите стать иллюстратором и продавать работы на стоке? Вы


выбрали, в каком именно направлении будете работать? Смотрите
успешные портфолио в  этом жанре. Соберите определенное ко-
личество работ для начала. Их нужно сделать. Вы уже придумали
темы, по которым будете рисовать первым делом? Чтобы начать
загружать работы на стоки, туда необходимо записаться. Тут тоже
быстро собирается целый список первых шагов, без которых ничего
не будет. В один прекрасный момент вы посмотрите в этот список
и поймете, что за первые десять пунктов уже можно браться хоть
сейчас. И начнете.

И не считайте импульсы, ведь мы так и  не знаем, сколько


именно нам понадобится в данной ситуации. Может быть, хватит
двадцати, или потребуются все 50 или больше. Можно только
пытаться набирать их больше и быстрее, чтобы скорее свершился
переход на следующую стадию.

19.2. Зеркальные нейроны вам в помощь!


Все уже слышали про зеркальные нейроны, которые воз-
буждаются во время наблюдения за тем, как что-то делает некто
другой? Изначально их функция состоит в том, чтобы маленькие
дети быстро учились всему от окружающих. Увидев что-то у других,
они сначала проявляют к этому живой интерес, им хочется самим
попробовать, потом они пробуют сделать то же самое. Про детей
говорят: «Обезьянничают». Они местами даже не знают, зачем
нужно какое-то действие, какие чувства оно вызывает, но пробуют
подражать. Кстати, часто это приводит к тому, что нужная эмоция
включается и у них (вспоминаем, как мозг сам может дополнить
недостающие эмоции, если, например, просто изобразить лицом
улыбку).

180
Бывает и наоборот: один человек смотрит на то, что делает
другой, и переживает все входящие в комплект эмоции, хотя сам
ничего не делает. Из-за этого мы так яростно болеем за спорт­
сменов. Нам действительно кажется, что это чуть ли не мы сами
там бежим, так мы сопереживаем бегуну. Это тоже плоды работы
зеркальных нейронов.

Из этого механизма можно извлечь для себя огромную пользу!


Каналы с танцами, зумбой, гимнастикой, силовыми упражнениями
смотрят сотни тысяч человек. При этом пробуют что-то по этим
видео сделать считанные единицы. А что там делают остальные?
Они вдохновляются. Причем, обратите внимание, хорошие видео
люди смотрят от начала до конца. Что они там делают три минуты
или пять минут? Они испытывают все то, что должны испытывать
танцоры! Здесь тоже включаются зеркальные нейроны, и  тому,
кто смотрит, начинает казаться, что это он так танцует. Очень ча-
сто люди признаются, что они даже чувствуют некое напряжение
в руках и ногах, начинают покачиваться в ритм музыки.

Именно благодаря зеркальным нейронам, во время просмотра


таких вещей с нами происходят две важные вещи. Во-первых —
мы практически испытываем то, что увидели, на своей шкуре.
Во-вторых  — полученные от этого впечатления производят на-
копительный эффект.

Когда мы просматриваем какой-то ролик, представляем


себе, что это мы выполняем то, что там показывают. И наш мозг
воспринимает это так, будто мы сами это делаем! От этого растет
вера в то, что мы тоже так можем! Нам становится менее страшно
попробовать. Разумеется, когда мы сделаем первый шаг, веро-
ятно, испытаем некоторое разочарование. Оказывается, в жизни
все труднее. Но это можно снова подлечить тем же способом. По-
занимавшись самостоятельно, можно снова смотреть на ночь те
же видео, ничего не делая. И уверенность снова вернется к нам,
потому что там опять все выглядит легко и красиво. Только по-
сле первых собственных попыток нужно напоминать себе, что
скоро мы сами так сможем в реальной жизни, и у нас все будет
выглядеть так же красиво и легко. Надо просто еще несколько
раз позаниматься.

181
Кстати, специалисты утверждают, что похожим образом рабо-
тают тренировки вроде зумбы в больших залах. Танцующие первым
делом смотрят на тренера, чтобы повторять за ним движения. Но
процесс их очень радует. Не в последнюю очередь благодаря тому,
что они уверены, что делают все, как он! Двигаются они сами, а ви-
дят они при этом — его! И их зеркальные нейроны сопоставляют
ощущения и выдают чудесную картину: «Вот как прекрасно у меня
получается!» Новички обычно становятся в последний ряд, и у них
нет шанса увидеть в зеркале себя. Они видят хорошо танцующего
тренера и нескольких более опытных участников, которым тоже
подражают. Только позже они передвигаются ближе к первым ря-
дам и начинают видеть себя в зеркале. Тут они понимают, что их
представление о себе несколько расходится с реальностью. Но это
уже неважно, потому что они уже втянулись, уже чувствуют себя
как дома и могут спокойно переходить к конструктивной работе
над собой.

А теперь — про накопительный эффект. Накапливается же-


лание пережить еще больше таких эмоций. Например, ощущение
от просмотра видео с танцами — приятное. Тот, кто смотрит видео,
понимает, откуда оно берется. Люди на видео улыбаются, и видно,
что им приятно этим заниматься. И он тоже так хочет. Благодаря
своим зеркальным нейронам ему удается частично подключиться
к  энергетическому потоку другого. Но он понимает разницу. Он
неподвижно сидит здесь, а тот человек весело скачет в красивом
зале, одетый в  яркие одежки, среди улыбающихся соратников.
В один прекрасный момент человек понимает, что он тоже хочет
по-настоящему стоять в том зале, среди людей, вот так вот оде-
тый, и так же делать под громкую музыку и мигание разноцветных
фонарей. И он идет.

Зеркальные нейроны будят в нас желания из серии «я тоже


так хочу», и они могут заставить нас сделать реальные шаги к цели.
Кстати, у детей это получается лучше. Наверное, потому, что у них
меньше всяких блоков. Они не понимают, что это нельзя, на то нет
времени, на третье нет денег. Они спрашивают: «А я тоже могу
играть в футбол? Я тоже хочу на фигурное катание!» Иногда роди-
тели идут навстречу и узнают, нельзя ли, действительно, записать
ребенка на балет или гимнастику, которую он попросил. Чтобы он
получил возможность попробовать, пока ему хочется. Те, с кем так

182
поступали в детстве, и позже с легкостью пробуют что-то новое.
У них легче включается «почему нет». Другим нужно учиться пре-
одолевать этот барьер. Им (часто совсем необоснованно) кажется,
что многие вещи они могут только смотреть на чужих картинках.
В  то время как ничего не мешает записаться в  ближайший зал
и делать такое «взаправду».

Попробуйте тоже осознанно отключать у  себя подобные


блоки. Если у вас загорелись глаза от просмотра какого-то видео
в интернете или от наблюдения за чьей-то деятельностью, задайте
себе вопрос: «Где бы мне тоже попробовать такое?» Вопрос «могу
ли я тоже так» вообще задавать не нужно. Можете! Конечно, мо-
жете! Почти любые знания и навыки нынче доступны всем, нужно
только найти то место, где этому учат. Если вам понравилось какое-
то ремесло, поищите в интернете ознакомительные мероприятия.
Очень часто где-то на выставках и тематических ярмарках людям
дают попечатать, порисовать, полепить. А  там наверняка будет
возможность спросить, что нужно сделать и сколько нужно запла-
тить, чтобы делать это регулярно.

Либо научиться и  потом заниматься этим самостоятельно,


может быть, даже со временем сделать из этого свой бизнес. За-
нятия в некоторых спортивных секциях оказываются значительно
дешевле, чем можно было бы подумать. Оборудование, которое вы
хотите приобрести, кто-то, может быть, уже отдает бесплатно или
за небольшие деньги. И вообще, условия могут оказаться самыми
благоприятными. Представляете, вдруг окажется, что мастерская,
где можно позаниматься чем-то для вас интересным, есть совсем
недалеко от вашего дома. И там всегда проходят занятия по вече-
рам, как раз, когда у вас есть время!

183
20. Аутоагрессия и самосаботаж
Многие люди систематически саботируют собственные пла-
ны, хотя прекрасно понимают, что происходит и какие это имеет
последствия. Другие регулярно чем-то подрывают и разваливают
собственное здоровье и благополучие. Психологи и умные знако-
мые могут сколько угодно говорить о том, что все мы — взрослые
люди и нужно брать на себя ответственность за свою жизнь. От
этих премудростей никому не легче. Люди по-настоящему хотели
бы жить лучше, понимают всю вредность программ, которые ими
управляют, а отказаться от них не могут. Что это?

20.1. Забастовка
Самое интересное, что очень многие «бастующие» — в про-
шлом перфекционисты, все делавшие лучше всех. Часто даже про-
слеживается закономерность — чем больше подвигов кто-то совер-
шал вначале, тем круче он потом уходит в отказ. Нередко у таких
людей большие проблемы, потому что родные и близкие возлагали
на них большие надежды, видели их потенциал. И теперь не могут
понять, как же так — он от всего отказался, не стал искать решения
и выходы, и вот уже пятый год сидит, зарывшись в какие-то глупости,
не желая больше выходить в свет и бороться за светлое будущее.
Говорят, что главный мотив здесь — страх потерпеть пораже-
ние. И неудивительно, что часто этот страх одолевает тех, на кого
сильно давили, расписывая, как от него ждут достижений. Многих
таких детей в детстве пугали — не будешь лучше всех, мы не будем
тобой гордиться, не будем тебя любить. Очень сильно тут действуют
фразы вроде: «В нашей семье все такие!» Выходит, что если ты не
такой — то уже и не «наш», и не член семьи. Так же часто кому-то
слишком рано достается ответственность за совсем недетские про-
блемы. У  кого-то родители  — наркоманы и  алкоголики, у  кого-то
болеют или все время заняты попытками прокормить семью на очень
тяжелых и плохо оплачиваемых работах. И такие дети или подростки
остаются наедине с младшими братьями и сестрами, фактически ис-
полняя роль их родителей. Иногда сами родители так беспомощны,
что дети берут на себя все взрослые задачи в их жизни. И у них как-

184
то все получается, все даже ценят их вклад, рассказывают, какой он
молодец, смолоду все взял на себя, сам за все ответил, всех вытянул.

А потом наступает провал. Дети, за которых он отвечал, вы-


росли, родители выздоровели или умерли. А  новую ответствен-
ность человек на себя брать не хочет. Будто он обещал себе, что
«надо дотянуть до этой черты, и все». Обязательство выполнено,
наступила свобода. И новое брать на себя больше не хочется. Для
самих себя таким людям обычно немногое нужно — они привыкли
жить скромно, лишь бы решить все проблемы других. А заводить
себе новых других им не хочется, слишком тяжело было в первый
раз. Вот и  получаются из этого люди, которые кого-то на себе
вынесли, а потом вдруг в новой семье не идут работать, не хотят
детей, не хотят ни за что отвечать финансово, рисков больше не
хотят. Только бы их оставили в покое.

Другие все делают и  готовы бы делать дальше, но у  них


в какой-то момент отбивают охоту близкие (или кто-то авторитет-
ный) постоянными придирками и негативными комментариями. По-
лучается, что, как бы человек ни старался, все мало, недостаточно,
могло бы быть и лучше. И тут человек решает, что лучше, наверное,
вообще ничего не делать — так хоть ничего не испортишь.

Казалось бы  — нелогично. Оттого что человек игнорирует


проблемы и не ищет выходов, он все усугубляет. Он ведь не глу-
пый, прекрасно это видит. Но здесь просто вступает в  силу так
называемое «запредельное торможение». Включаются механизмы
торможения, потому что силы раздражения достигли критической,
биологически допустимой границы. И нервная система, таким об-
разом, уходит от зашкаливающего стресса!

Человек не выдерживает напряжения и поэтому ищет и на-


ходит облегчение. Что там будет потом, если год или три года не
работать — неизвестно (может быть, вообще все само как-то на-
ладится). А страх не оправдать чьи-то надежды невыносимо давит
сейчас, и от него надо избавляться немедленно.

Это вообще довольно часто случается: что какие-то полезные


программы, задуманные мозгом для блага человека, выходят из-
под контроля и превращаются во вредные привычки. Например,

185
многие люди переживают из-за привычки слишком много есть,
заедать стресс и  физические перегрузки. Но ведь изначально
эволюция на­учила нас запасаться, готовясь к  голодным време-
нам. И  действительно, когда наступает война и  голод (а такое
уже бывало, и не раз), дольше всех живут те, у кого запасов было
больше. Просто сейчас, в  хорошие времена, еда стала слишком
доступной и  все поглощают ее по каждому поводу. А  организм
все еще приучен поощрять нас гормонами счастья, когда мы едим.
Наша древняя нервная система нас хвалит, когда мы запасаемся,
и поощряет к продолжению. Вот мы и едим, когда нам очень хо-
телось бы, чтобы нас похвалили. (А нас ругают, не замечают или
продолжают заваливать работой.)

Кстати, когда человек курит, мозг тоже поощряет его за это


действие! Потому что в тот момент он снимает стресс, никотин его
бодрит, моментальная реакция на курение вполне полезна для
организма. А то, что он в каком-то далеком будущем, возможно,
заболеет, никого не убеждает. Тем более что, может быть, он и не
заболеет, а когда это случится, трудно будет однозначно доказать,
что виновато было именно курение.

Так обстоят дела с прокрастинатором, о котором и шла речь


выше и  который годами не ищет работу, не заглядывает в  бан-
ковский счет и в почтовый ящик, чтобы не видеть, как там плохо.
С точки зрения нервной системы он все делает правильно: бережет
себя от стресса и слишком тяжелых переживаний. Что потом все
будет хуже, его в этот момент не интересует, поскольку это далеко
и непредсказуемо. А от стресса плохо сейчас.

Что же делать? На самом деле самосаботаж тоже можно сабо-


тировать. Конечной целью тут является сокращение до выносимого
того стресса, от которого мы так отчаянно бежим. Напомню, что мы
с вами — взрослые люди, обладающие собственной волей и умею-
щие общаться с собственным мозгом на общем языке. У нас есть все
для того, чтобы направить собственные действия в нужное русло,
принять решение, найти мотивацию и довести дело до конца. Про-
блема в том, что мы слишком часто выбираем неверные аргументы.

Все знают, что «соберись, тряпка» тут не работает. Когда


человеку говорят «не ной, все не так страшно», это тоже не ра-

186
ботает, потому что в ответ на это возникает только протест. Как
это — не ной? Все очень даже страшно! Легко сказать «просто со-
берись» — это трудно, ничего никуда не собирается! Долгосрочные
перспективы пугают, но некоторых уже недостаточно. Даже если
им грозит то, что через три месяца они вылетят из квартиры за
неуплату — это будет через три месяца. А закрывание от страш-
ных мыслей на эту тему приносит облегчение сейчас. И человек
выбирает моментальное облегчение.

Беда еще в том, что часто жизненный опыт утверждает нас


в наших неправильных мыслях. Например, все говорят, что нужно
работать, зарабатывать деньги, иначе придет беда. Нечего будет
есть, негде будет жить. Слушать все это страшно. Иногда нам
озвучивают какие-то сроки, в  которые нужно решить проблему,
иначе — беда. Три месяца, полгода, год. Но вот человек потерял
работу и не нашел новую. Сначала он переживал, потом заметил,
какое он испытывает облегчение, лишившись нелюбимой работы,
потом хотел подольше удержать это чувство, потом так и не заста-
вил себя начать искать. И вот прошли эти самые месяцы и даже год.
На улице он не оказался. Например, испугавшись надвигающихся
проблем, быстро нашла работу с более высокой зарплатой жена.
Или родители подкинули денег. Родственник пустил жить в свою
квартиру. И мозг запомнил урок: «Я ничего не сделал, стресса от
этого стало меньше, жизнь стала лучше, а обещанные проблемы
так и не наступили». Вот вам и положительное подкрепление —
фактически же жить стало легче! Он решил проблемы, которые
расходовали его энергию.

Да, это  — только начало. У  некоторых ничего страшного


не произошло, потому что не сразу закончились сбережения, но
когда-то они ведь закончатся. Родители могут перестать давать
денег, или их может не стать. Жена может уйти, родственнику
квартира вдруг потребуется самому. И тут человеку аукнется, что
он не позаботился о  настоящем решении, при котором его бла-
гополучие — в его собственных руках! Но для начала стратегия
«спрятать голову в песок» сработала, и мозг радостно записывает
этот опыт себе в копилку.

Это был очень простой и  прямолинейный пример. Бывают


примеры гораздо более странные, кажущиеся нам совершенно

187
абсурдными. Которые, однако, с точки зрения мозга, абсолютно
логичны. Психиатр Вольфганг Меркле приводил такую историю.
У человека был бизнес. Он совершил какие-то ошибки, просчитал-
ся и разорился. В связи с этим у него начался непростой период
в жизни, он очень переживал. Однако в то же время он встретил
женщину, и у них случилась большая любовь. Женщина его пожа-
лела и поняла, поддержала. Он снова поднял новый проект, и его
новая любовь внесла немалый вклад в его решимость. Он хотел
ради нее сделать так, чтобы в его жизни все снова стало хорошо,
денег прибавилось, новый работающий бизнес развивался.

А дальше  — жизнь налаживается, успокаивается, и  тут он


снова разоряет свой бизнес. И так — снова и снова. Причем тем же
способом. Казалось бы — тут ничего не мешает учиться на своих
ошибках, и в следующий раз поступать иначе! Но, оказывается,
очень часто человек даже в такой тяжелой ситуации запоминает
только приятное и  мозг зачем-то создает связи там, где их на
самом деле нет. Он мог повстречать свою любовь в любое другое
время, и все было бы так же чудесно. Но теперь в его нейронных
связях образовался мостик — во время банкротства все плохо, но
зато «посылают» чудесный роман. И он банкротится снова и снова
в поисках тех же переживаний большой влюбленности.

Подобные мостики можно научиться обходить, если только


их найти. Часто в ходе психотерапии специалисты обнаруживают
их довольно быстро. Негативное и позитивное подкрепление рабо-
тает с человеком достаточно просто, мы тут ничем не хуже собаки
Павлова. Соответственно, можно сразу прицельно искать, что у нас
хорошего или плохого связалось с какой-то ситуацией. Для этого
нужно попробовать вспомнить, когда это началось. Например,
любил человек петь, а потом перестал. Что случилось? Неудачное
выступление? Или ребенок пел на всю ивановскую, упражнялся,
думая, что он один. А потом обнаружил, что за ним наблюдают.
От подобных историй многие перестают петь на всю жизнь. Или
ребенок любил писать, но какая-то учительница постоянно ругала
его, рассказывая, как он бездарно пишет. После этого он вдруг
резко разлюбил писать, и хотя у него хорошо получается, любое
задание написать какой-то текст воспринимается как наказание.
Ищите, какое облегчение приносит вам самосаботаж. Вас не за что
больше высмеять или поругать? Вы больше не боитесь проиграть,

188
потому что даже не участвуете в соревновании? Не страдаете на
работе, потому что даже не идете на нее?
Иногда первый опыт связан не с саботажем, а с несчастным
случаем. У человека случилось горе, он тяжело заболел, зато раз
в жизни его все обхаживали и любили либо освободили от непри-
ятных обязанностей. Или вот так, неочевидно: переживал крах
своего бизнеса, зато в это же время случился самый бурный роман
всей жизни. Потом мозг пытается это повторить, потому что ему не-
ожиданным образом понравился «результат»! Я специально взяла
«результат» в кавычки, потому что в случае с большой любовью
и банкротством это не результат, а просто случайное совпадение
времени. Но мозгу могло показаться, что эти события взаимосвя-
заны. Однако подобное не всегда связывается в  неправильные
причинно-следственные связи! Но иногда бывает. (Поэтому нужно
искать и такой вариант.)
О том, как выйти из таких программ, въевшихся в наши ней-
ронные сети, подробнее в следующей главе. Но сначала — пого-
ворим еще об аутоагрессии и самоуничижении. Это того же поля
ягоды.

20.2. Да, такое я ничтожество!


Аутоагрессия бывает различной. Некоторые люди режут себе
руки или гасят о собственное тело сигареты, морят сами себя го-
лодом и прочими разными способами наносят себе серьезный фи-
зический ущерб. В таких случаях нужна скорая помощь, поэтому
с такими проблемами нужно ходить к психиатру. У специалистов,
оказывается, есть множество отработанных методов, как бороться
с такими проявлениями аутоагрессии, после чего можно искать сами
источники проблем и настоящие решения (но только тогда, когда,
по крайней мере, пациент уже перестанет разрушать свое тело).

Есть и  более мягкие формы, не настолько драматичные,


местами даже причудливые. Но они тоже могут серьезно портить
жизнь и забирать у человека много энергии. Некоторые люди сами
себя постоянно уничтожают вербально. Они произносят траги-
ческие речи о  своей несостоятельности, выдают целые каскады
самоуничижения в свой адрес. Навешивают на себя вину за все
плохое, что есть на земле, сами себя награждают самыми негатив-

189
ными титулами. Одни из них самобичуются тайно, закрывшись от
людей подальше. Другие — публично и показательно, иногда —
через дневники, картины и другие виды творчества.

Я видела и совсем гротескные сцены. Когда люди в букваль-


ном смысле становились на колени, падали на пол, хватали за ноги
тех, для кого эта сцена была предназначена. (Хотя вовлеченным
в ситуацию это было неприятно, никто ничего подобного от них не
требовал и не хотел.) Те, кто наблюдают это со стороны, обычно
говорят, что смотреть на такое неприятно, страшно, противно. Воз-
никает ощущение, что все это очень нелепо. Часто такое поведе-
ние называют невзрослым, потому что обычно такими средствами
пользуются трехлетки. Но у  людей зашкаливают эмоции, и  им
почему-то очень хочется сделать именно что-то такое. Обычные
слова кажутся им недостаточными, вероятно, потому, что ответная
реакция на них кажется человеку недостаточно выраженной, ему
хочется вызвать больше чувств.

А в самой мягкой форме это просто выглядит как постоянное


отпускание каких-то мелких гадких комментариев в свой адрес.
Все, что человек делает, он описывает какими-то пренебрежи-
тельными выражениями. Везде, где никто не собирался его ни
в чем обвинять, сразу берет всю вину на себя и добавляет: «Да,
я  такой: плохой, слабый, неумеха, неуклюжий». (Список можно
продолжать бесконечно.)

Почему все эти люди постоянно бранят себя? Первая при-


чина — страх, что их кто-то поругает. И самый простой способ из
детства, которым можно предупредить это поражение, поругать
себя первым. Некоторые и наказать себя сами норовят (и наказы-
вают). Парадокс, но им так спокойнее, потому что они не теряют
контроль над ситуацией. Они сделали что-то нехорошее и получили
за это наказание, но они точно знают, что их ждет. Надо только
принять на грудь испытание, и  после этого жизнь снова сможет
продолжаться, как будто ничего не было. Говорят, что этим часто
страдают люди, которым в детстве угрожали страшными распра-
вами, не сообщая, что именно будет. Например, говорили: «Вот
придет отец и такое тебе устроит!» Отец приходил поздно, когда
дети уже спали, мама, весь день пугавшая детей, уже думать за-
была о той истории, а дети лежат в темноте и дрожат. Все ждут,
что же будет: он сейчас придет в комнату и начнет всех убивать?

190
Или подумает до утра, и завтра всем устроит страшное наказание?
Если ничего не происходило, дети часто еще долго боялись, что
отец только думает о подходящем наказании и еще выдаст его — на
выходной или через какое-то время. Так же действуют наказания,
которые не имеют конца и края. Например, когда кто-то из родите-
лей перестает разговаривать с ребенком, и неизвестно, сколько он
так собирается молчать. День? Неделю? Год? Ну и классика жанра
из семей страшных тиранов: «Признай свою вину сам и раскай-
ся, тогда наказание будет меньше!» Так человек привыкает жить
в вечном ожидании какой-то расправы. И периодически пытается
избавиться от давления самостоятельно: придумав для всего раз-
вязку и самостоятельно же ее и исполнив.

А есть люди, вообще не умеющие обращаться с  добрыми


словами в свой адрес. Я в свое время очень удивилась, узнав, что
некоторые не выносят, когда им говорят комплименты за хорошо
сделанную работу. Они сами очень стараются все делать наилуч-
шим образом, но имеют дурную привычку принижать свои досто-
инства и чрезмерно скромничать. Даже ругать себя там, где все на
самом деле отлично. В детстве их никто ни за что не хвалил. Более
того, часто ругали, как бы они ни старались. Когда они вырастают
и  начинают делать что-то за пределами родного дома, коллеги
и начальство начинают их хвалить за хорошо выполненную работу.
И тут они понимают, что комплименты им невыносимы. Они злятся,
пугаются, им хочется свернуться калачиком и закрыть голову ру-
ками. Они огрызаются на людей: «Не нужно так говорить, я знаю,
что это неправда, не за что меня так хвалить». Настаивают на том,
что они — бездари и ничего хорошо сделать не могут. И, конечно
же, приводят этим людей в изумление.

Оказалось, что для психологов это знакомая картина. Уди-


вительно здесь то, что для такого человека ситуация, в которой
его ругают и обесценивают его работу, стала «зоной комфорта».
Это однозначно негативное переживание. Но оно стало рутинной
частью жизни, потому что повторялось изо дня в день. И с этим они
привыкли справляться. Это знакомое, родное, с ним вся психика
нашла способы примириться. На такое поведение уже настроены
многочисленные защитные фильтры, имеются заученные реакции.
А когда вдруг кто-то говорит что-то хорошее, хвалит, поздравля-
ет — это совершенно новая ситуация и человек не знает, что с нею
делать. Как на это реагировать, что отвечать? Надо ли улыбаться?

191
Открыто выражать свою радость? Или надо скромничать и гово-
рить, что нет, могу и лучше? Можно ли такие комплименты просто
принимать? Хорошо ли ими гордиться? Можно ли такую гордость
показывать? Столько вопросов — и огромный стресс!

Казалось бы, если человеку так спокойнее жить, пусть себя


ругает. Но все не так просто. Нельзя постоянно жить в искаженной
картине мира, дальше способствовать ее искажению и потом удив-
ляться, что все в жизни идет наперекосяк. Если человек неадек-
ватно реагирует на происходящее с  ним, окружающие замечают
это и  начинают считать его неадекватным. Они отгораживаются
от него, не хотят больше с ним связываться, не принимают в свой
круг и не приглашают участвовать в общей жизни. В результате не
складываются карьера, бизнес, социальная жизнь, отношения. По-
лучается, что постоянно стараешься, а результаты — очень плохие.
От этого у людей развиваются депрессии, отчаяние, разные болезни.
Так можно доработаться до ручки, пытаясь что-то сделать лучше
и больше, хотя дело совсем не в этом. Тут нужно менять отношение
к себе и к происходящему и начинать комментировать себя и свои
действия (вслух и не только) подходящими словами.

Все то же самое, кстати, действительно и для других областей


жизни, не только для работы. В поисках отношений, в социальной
жизни, в отношении здоровья тоже не полезно все время разводить
пессимизм и уговаривать себя на все самое плохое.

Художник Владимир Серебровский в свое время отучал меня


от фраз вроде «я тут намалевала» или «вот мои кривульки». Рису-
ющий человек (неважно, является ли рисование его профессией
или хобби) должен серьезно и уважительно относиться к собствен-
ному труду. Иначе и другие этого делать не будут, и он сам будет
испытывать по поводу своего творчества неправильные мысли.

Если картинка получилась неудачной, можно вынести ее на


помойку и пробовать нарисовать еще одну. Можно сказать: «Это
неудачная картина» или, как говорят художники, «неудачная ра-
бота». Это работа! Человек, увлеченный рисованием, творит, ищет,
старается, трудится. А не малюет, мажет или пачкает бумагу. Это
касается и  всех остальных, кто шьет, пишет тексты, или, может
быть, с детьми сидит, или наводит чистоту и порядок. Да, все мы
развиваемся через пробы и ошибки, разумеется, всем доводится

192
что-то запороть, разочароваться в результатах. Но это — работа,
развитие, созидательный труд, и  такие действия совсем не до-
стойны обзывания и ругательств.

То же самое касается фраз вроде «ой, я такая дура» и прочего,


что для многих становится привычной частью повседневной жизни.
И «я знаю — я на самом деле никто», «я всю жизнь была неуклюжей»,
«я знаю, не красотой славимся». Фраз таких — целый легион. Они
разрушают нашу самооценку. Заставляют со временем нас самих по-
верить, что мы — слабые, больные, тупые, ни на что не способные.

Предлагаю вспомнить в  очередной раз, что наш мозг  — это


смышленое нечто, что все время нас слышит, и (о, ужас!) даже читает
наши мысли и из всего этого делает какие-то свои выводы, учится,
формирует реакции, если надо. В том числе и реакции негативные.

На этом месте я  уже представила себе читателей, которые


тяжко вздохнули. Легко сказать — «больше так не делай»! Люди,
которые постоянно обесценивают себя и свои достижения и спо-
собности, выстроили вокруг себя защиту, потому что когда-то их
чем-то очень обидели. Либо в их детстве было что-то, что казалось
им опасным. Когда дети гоняются за любовью родителей, это не
каприз. Безусловная любовь родителей — единственная причина, по
которой они все для нас делают, пока мы маленькие и беспомощные.
Потеря этой любви ставит под угрозу все существование ребенка.
Поэтому страшно, когда у ребенка складывается иллюзия, что его
любят не просто так. А нужно выполнить какие-то условия, чтобы
продолжали любить и не отталкивали. И, конечно, такие пережива-
ния оставляют травмы, и потом от этого очень трудно избавиться.

Часто уже по тому, что человек говорит, можно легко распоз-


нать корни проблемы. Например — боится похвастаться чем-то, по-
хвалить себя, сказать что-то хорошее о собственных достижениях,
даже если есть за что хвалить. Это происходит потому, что таким
людям в  детстве говорили  — нужно быть скромным, хвастаться
и  выпендриваться нехорошо. Добавляя при этом: «Мы таких не
любим». Или «У нас тут никто так не делает». Подразумевая, что
«у нас» — это в семье, дома. Этим ребенку в очередной раз намек-
нули, что будешь так делать — не будешь с нами. Или, по крайней
мере, это так интерпретирует испуганная психика (хотя на самом
деле никто из дома выгонять его не собирался).

193
Некоторые боятся сказать что-то хорошее о творческой рабо-
те, потому что в семье было принято вообще не считать это серьез-
ным занятием. Я слышала от своего бывшего мужа чудесную фразу:
«Художник — это такое слово, которое придумали бездельники,
чтобы легально ничего не делать!» Он сам был врачом, из семьи
врачей. Такое отношение к самым разным профессиям встречается
у самых разных людей! Для кого-то бухгалтер — не человек, для
кого-то — повар, бизнесмен, продавец. О продавцах многие любят
говорить: «Они сами ничего не умеют, только наживаться на чужом
труде». О профессиональных танцорах слышала: «Им бы только
скакать». Когда кто-то услышит подобные комментарии у  себя
дома, он уже предчувствует, что его ждет, когда он сообщит, что
выбрал «эту чепуху» профессией. Вот он и прячется за фразами
вроде «ну я тут повозюкал».

Еще есть семьи (или школы), где на детей постоянно навеши-


вают большие ожидания. «Если бы это сделал обычный ребенок,
это, наверное, считалось бы неплохим результатом. Но от ребенка
из нашей семьи все уже ждут гораздо большего»! «Ты родился
в  семье гениев; после того, чего достигли твой дед, отец, брат,
ты должен принести домой Нобелевскую премию самое позднее
в  30  лет!» «Ты учишься в  элитной школе, все выпускники этой
школы делают минимум вот такую карьеру!» Люди с таким про-
шлым сами от себя чего-то ждут, даже если уже «официально»
разрешили себе этого не делать. Им говорят: «Молодец!» — а они
возражают: «Ну где там, от меня вообще-то ожидалось гораздо
больше». Их хвалят за отличную работу, а в голове у них крутятся
отголоски: «Для тебя это — самый минимум, меньше этого в нашей
семье уже с пяти лет никто не делает!»

194
А где-то, наоборот, не любят выскочек и  успешных. Един-
ственного любящего читать отличника в семье шпыняют: «Это наш
профессор, мы-то все тупые, не знаем, в кого он такой уродил-
ся!» Вроде похвалили, но тоже показали ребенку, что он, из-за
своих интересов и способностей, выпал из общего круга интере-
сов, и семья его не очень считает «своим». Ему нравится читать
и учиться. Но он опасается в этом признаться, потому что боится,
что за это его опять пнут. Иногда ребенок что-то хорошо сделал,
а ему, вместо того чтобы похвалить, с горечью говорят: «Ишь, вы-
пендривается». И тогда он отмахивается: «Да что вы, не такое это
достижение, это обычное же дело, каждый может». Боится, что его
признают «лучше других», и за это тут же предадут остракизму!

Главное, что такие блокады, которые человек приобрел в со-


всем еще юном возрасте и практически пронес через всю жизнь,
нельзя просто так выключить. Как я написала выше, настоящие
травмы вообще так устроены, что мозг регистрирует какую-то
значительную опасность для своего хозяина, запоминает первый
же метод, с  помощью которого удалось остановить всю лавину,
и намертво прописывает это в отдел жизненно важных программ.
Это не всегда умный и правильный выход, а просто первое, что
помогло выбраться из стрессовой ситуации либо сменить ее. Что
резко заставило окружающих изменить поведение. Опасность
в своем первозданном виде исчезла. Иногда это происходит не сра-
зу. Например, ребенок попадает в страшную ситуацию, страдает,
не может из нее выбраться. Потом, в какой-то очередной раз, он
внезапно заболевает или получает травму. И все забывают о том,
как его ругали или пугали, и окружают заботой. О! Вот и нашелся
рецепт выхода из этой переделки  — надо срочно заболеть или
ломать руки-ноги!

Либо, как я  уже описала, ребенок начинает сам себя на-


казывать, чтобы другие не наказали. Иногда, завидев бурное
раскаяние и самобичевание, родители действительно сами пере-
стают давить на него, либо удовлетворенно решив, что добились
результата, либо испугавшись, что перегнули палку, уж очень
страшно смотреть на то, как ребенок сам себя терзает. В любом
случае оно тоже сработало, и система заучивает, что это средство
помогает.

195
Похвастался — получил на орехи. Сказал: «Да я что, я во-
обще никто», — от него отстали, может быть, даже умилились его
скромности. Взял на себя инициативу  — был отруган за то, что
лезет вперед, ведет себя как выскочка. Тихо выполнял, что ска-
жут, — спокойно провел время, потому что никто не трогал и не
ругал. Долго учил уроки, готовился к контрольной и, довольный,
пришел домой с четверкой — получил большой нагоняй, потому
что что-то меньшее, чем пятерка, в этом доме никаким достиже-
нием не считается. В следующий раз еще сильнее старался, ночи
не спал, принес домой пятерку, но сказал, что мог бы лучше, там
все же была одна ошибка, которой можно было избежать. Полу-
чил хвалебный комментарий: «Вот так у нас подходят к учебе».
А психика все записала себе в блокнотик и пошла с этим работать…

Напомню красивую метафору, с помощью которой невролог


объяснял мне все эти процессы. Мало того, что где-то в  нашей
нервной системе намертво прописывается защитная программа.
Система также лишает самого хозяина доступа к ней. Это действи-
тельно можно себе представить так, будто нас лишили администра-
торских прав на нашем собственном рабочем компьютере. И место,
где лежат самые важные программы, запаролили, и  пароль нам
не дают! И давать не собираются! Залезть и отредактировать или
погасить весь блок — нельзя.

Тут запрограммирована крепкая защита от дурака  — если


человек начнет переписывать ее, не зная всех тонкостей и  не
учитывая всех условий, то такого можно нагородить! Лучше уж
вообще ничего не трогать! Следуя этой логике, мозг забирает у нас
контроль над всем, что эффективно защищает нас от потрясений.
Что же с этим делать?

196
21. Как выйти из блокады, если она
намертво прописана в системе?
Многие люди замечают, что некоторые сценарии мы отра-
батываем, будто в  нас прописана какая-то программа, которая
включается по определенной команде, и потом ее не остановишь.
Увидев это, кто-то пытается просто избавиться от нее усилием воли.
Иногда это получается, а иной раз начинает казаться почти невоз-
можным. Самый простой пример мешающего рефлекса, который
«прилепился», — это слова-паразиты. Вроде человек говорил нор-
мально и вдруг нашел какое-то словечко, которым начал заполнять
все пустоты в своей речи. Иногда это словечко начинает так часто
возникать в его речи, что человек сам это отмечает. Чаще кто-то
делает ему замечание, либо это становится заметным для него,
когда он увидит себя в записи, где спонтанно наговорил речь для
видео или подкаста. От такой привычки избавиться легко — стоит
немного последить за своей речью, как слово-паразит исчезает.
До появления следующего.

Это, кстати, тоже важно — следующий паразит непременно


появится. Может быть, не сразу, а через пару лет. Но все в жизни
человека постоянно меняется, и привычки — тоже. Есть такие, ко-
торые крепко в нас прописаны, и вытравить их почти невозможно.
Но наряду с ними в нас живут скопища каких-то рефлексов, кото-
рые появляются и исчезают под влиянием внешних обстоятельств.
Некоторые исчезают быстро, другие остаются надолго.

Особенно трудно избавиться от того, что является ответом на


травму или стресс. Потому что этот ответ наша психика придумала,
чтобы защитить нас, разгрузить, облегчить состояние. Но и это все
не вырублено в камне. Известно, что можно вылечить человека от

197
многих фобий, панических атак, неадекватных реакций на какие-то
простые вещи, и даже от посттравматического синдрома. Особенно
успешно этим сейчас занимается поведенческая психотерапия. Но
развелось и очень много дополнительных сервисов, готовых помочь
в этом деле. В том числе такие услуги предлагают центры нейро-
фидбэка и биофидбэка. Их аппаратура позволяет еще более четко
отследить, что именно происходит с вами в какие-то ответственные
моменты, а потом наблюдать за прогрессом в лечении. Что облегчает
корректировку поведения и поддерживает мотивацию.
Грустно и смешно, но в Германии есть успешная специалист-
ка по дрессировке собак, которая со временем взялась за людей,
обнаружив, что их поведение можно прекрасно корректировать
теми же методами. Многие мелочи исправляются примитивными
приемами, через положительное и  отрицательное подкрепление
и напоминалки. Причем эти мелочи уже можно прекрасно исправить
без специалиста. Например, хорошо работают мелкие приборчики
для исправления осанки, которые вибрируют, как только человек
в очередной раз начал сползать вниз и горбиться. Или напоминалки
в фитнес-браслетах, которые сообщают, что пора попить, встать
или сделать 250 шагов каждый час.
Гораздо сложнее все там, где вред от вашего рефлекса не-
очевидный и долгосрочный. То есть сейчас от него наступает мо-
ментальное облегчение, а потом когда-нибудь это приведет к раз-
витию заболеваний, развалу отношений, проблемам на работе. Тут
работает путь, основанный на построении новых нейронных связей
и прокладывании новых, обходных путей к определенным целям.
Давайте же разбираться, что можно сделать, если у человека
есть дурная привычка или какая-то неадекватная реакция на что-
то, и от этого нужно избавляться. Как уже было сказано, всякие
«больше так не делай» тут не помогают. Нельзя просто усилием
воли отключить (или прогнать со двора) цербера, который на­
дрессирован на то, чтобы вас защищать от чего-то страшного.

План действий тут примерно такой:

• Осознать, что это действительно вредный рефлекс, который


портит жизнь, и от него нужно избавляться. Заготавливать ар-
гументы, помогающие в этом.

198
• Подумать о том, какие будут альтернативы. Пытаться предста-
вить, как жизнь изменится, если изменится эта привычка. Что
будет вместо нее? Как будет выглядеть жизнь без этого вашего
верного спутника?

• Попытаться разобраться, от чего именно вас защищал этот


блок? Существует ли опасность до сих пор? Если нет, можно
спокойно избавляться и от блока. Если же в вашей жизни еще
присутствует то, от чего вы спасались, придется менять что-то
в жизни, чтобы не было больше необходимости от чего-то за-
щищаться столь вредными для себя методами.

• Избавляться от рефлекса через выстраивание новых нейронных


связей (и попытки забыть старые, которые ведут вас к верной
погибели).

• Стараться в любом случае выходить из старых схем, несмотря на


то что новые сначала не будут идеальными. Главное — вый­ти,
потом можно хоть полжизни решать, куда идти дальше.

Разберем теперь все это внимательнее.

21.1. Демистификация истории про нейронные связи


Это так загадочно звучит: создавать новые нейронные связи,
обходить старые. Сейчас очень модно об этом говорить, все пре-
подносят это как ключ ко всем загадкам. На самом деле создание
нейронных связей — это обучение. Мозг можно многому научить
и также от многого отучить. Мы не умеем стирать информацию из
мозга, как файлы в компьютере, — взял и убрал. Но эта функция
работает автоматически. Мы просто забываем то, чем не пользу-
емся. Соответственно, задача состоит в  том, чтобы некоторыми
вещами просто перестать пользоваться, научившись вместо них
хвататься за другие. Тогда «ненужное» со временем отступит на
дальний план и когда-нибудь за ненадобностью забудется. А новое,
более правильное, — закрепится.

Мы все знаем, что человека можно научить если не всему,


то очень многому. (Не считая некоторых моментов, где мы просто
сталкиваемся с пределами своих объективных возможностей.) Так-

199
же мы уже знаем, что прекрасно работает негативное подкрепле-
ние — с его помощью быстрее всего в нас можно что-то вколотить.
Но это — не лучший способ, потому что в ответ на негатив и боль
психика накопит еще и новых травм.

Значит, нужно учиться новому, подкрепляя мотивацию чем-


то положительным. Я опять подошла к ключевому слову, вокруг
которого крутится все в этой книге! Мотивация! Да, чем больше
мотивации, тем лучше, быстрее, эффективнее мы учимся! Где же
ее взять, когда речь идет об избавлении от вредных блокад?

Мы уже обсудили, что наш мозг — ленивая скотина, вечно


просящая сахара, жира и отдыха. К этому можно добавить еще одно
интересное открытие: он — зануда. Все мелкие кусочки информа-
ции, которые в него заложены, он вечно выдает нам как аргументы.
Причем тут он тоже действует по пути наименьшего сопротивления,
хватаясь всегда за то, что ближе лежит. Чем мы часто пользуемся,
то и выдвигается нами первым в качестве аргумента. Беда в том,
что мозг (как мы тоже уже выяснили) понимает смысл слов. И он
в них верит. Потому и срабатывает губительный сценарий: когда
человеку все время говорят что-то неправильное, либо он говорит
это сам, через какое-то время он начинает не только искренне,
но и безоговорочно в это верить. Неправдивая правда прижилась
среди часто используемых аргументов и выдается по каждому по-
воду. Из-за этого она получила высокий приоритет и уже не под-
вергается никакой критике.

Кстати, о критике: слушать ее и самостоятельно что-то кри-


тиковать — накладно для нервной системы, потому что связано со
стрессом. И этого мозг тоже избегает. Поэтому мы не ставим под
вопрос знакомые вещи, с которыми часто сталкиваемся. Они будто
уже прошли какую-то проверку и теперь спокойно живут на своем
месте, в полной безопасности.

Все это сводится к тому, что прокладывание новых путей —


это новая аргументация плюс придумывание решений и ответов.
И попытки не идти старым путем, уговаривание самого себя по-
пробовать пойти новым. Там, где делаешь шаг в неизвестность, —
стресс, поэтому нужно заготавливать «соломку», которую можно
будет подстелить, когда на вашем новом пути встретятся «кочки».
И поэтому проще всего (не так страшно) действовать, когда вам

200
предлагают четкий сценарий, рецепт, по которому точно все по-
лучится. А против занудного желания все исправить привычным
способом действуют уговоры с приведением множества аргументов:
почему одно для нас на самом деле плохо, другое — хорошо. И тут
настало время наконец сказать про наш мозг что-то хорошее. На
самом деле он — умный. Если приводить ему серьезные, веские
аргументы, логичные и убедительные, он прислушается.

21.2. Влияние авторитета и эксперимент Милгрэма


Все слышали про эксперимент Милгрэма. А  кто точно пом-
нит, в чем он заключался? На самом деле он включал в себя це-
лый ряд экспериментов и был посвящен подчинению авторитету.
Главный и  первый эксперимент выглядел следующим образом.
Участникам сказали, что будут изучать влияние боли на память.
В эксперименте участвовали экспериментатор, испытуемый и актер
(изображавший из себя другого испытуемого). Актер играл роль
ученика, который должен выучить некие пары слов из длинного
списка. Настоящий испытуемый должен был играть роль его учи-
теля. Ему велели проверять, как ученик запомнил слова, и  на-
казывать его за каждую ошибку все более сильным ударом тока.

Чтобы эксперимент выглядел правдоподобнее, роль ученика


и учителя якобы выдавали кому-то по жребию. На самом же деле уже
было предрешено, что испытуемый всегда выступает в роли учите-
ля, а актер будет строить из себя ученика. После этого «ученика»
демонстративно привязывали к креслу. «Учитель» получал демон-
страционный удар током. Он сидел в другой комнате перед неким
прибором с переключателем, с помощью которого он мог наносить
ученику удары током — от 15 до 450 Вольт. Также на переключа-
теле были написаны слова: слабый удар, сильный, очень сильный.

Далее «ученик» пробовал запоминать слова, а «учитель» на-


казывал его за ошибки. На самом деле актер только делал вид, что
получает удары током. Но он честно изображал, как ему больно.
«Учителю» было велено с каждым разом бить «ученика» все более
сильными ударами тока. При достижении 450 Вольт эксперимента-
тор требовал, чтобы «учитель» продолжал использовать последний
переключатель (450 В). После его трехкратного использования
эксперимент прекращался.

201
Если испытуемый начинал сомневаться и  переставал ис-
правно бить своего ученика током, его подбадривали специально
заготовленными фразами:
«Пожалуйста, продолжайте»;
«Эксперимент требует, чтобы вы продолжили»;
«Абсолютно необходимо, чтобы вы продолжили»;
«У вас нет другого выбора, вы должны продолжать».
Эти фразы произносились по порядку, начиная с первой. Если
учитель отказывался продолжать после последней фразы, экспе-
римент прерывался. Если испытуемый спрашивал, не получит ли
ученик повреждений, его заверяли, что ему больно, но удары не
приведут к долговременным повреждениям тканей. Также экспе-
риментатор заявлял испытуемому, что в случае каких-то проблем
берет всю ответственность на себя.
За участие в эксперименте испытуемые получали 4,5 долла-
ра, и их предупреждали, что деньги они получат в любом случае,
независимо от того, как пройдет и чем закончится эксперимент.
Результаты эксперимента оказались пугающими. 65  % ис-
пытуемых повышали напряжение до упора и  продолжали бить
своих учеников током, пока эксперимент не прерывали. Только
12 % остановились на напряжении в 300 Вольт, когда появились
первые признаки недовольства от учеников (которые стучали в сте-
ну и прекращали отвечать). Другие испытуемые при этом все же
продолжали бить своих учеников более сильными ударами тока,
хотя те по несколько раз стучали по стене и пытались не отвечать.

В чем был смысл этого эксперимента?


Перед его началом Милгрэм предложил своим студентам
делать ставки, сколько процентов участников дотянут до конца
и будут бить своих подопечных максимальными разрядами тока.
Студенты предположили, что так будут поступать 1–2 % испытуе-
мых. Каково же было их удивление, когда так поступило большин-
ство. Также были опрошены опытные психиатры, которые дали еще
более оптимистичный прогноз, предположив, что не более 20 %
испытуемых продолжат эксперимент до половины напряжения
(225 В) и лишь один из тысячи повысит напряжение до предела.

202
Что же заставило испытуемых поступать так жестоко? Ученые вы-
двигали разные предположения:
• Испытуемых гипнотизировал авторитет Йельского университета.
• Все испытуемые были мужчинами, поэтому имели биологическую
склонность к агрессивным действиям.
• Испытуемые не понимали, насколько сильный вред, не говоря
о боли, могли причинить «ученикам» столь мощные электриче-
ские разряды.
• Испытуемые просто имели склонность к садизму и наслаждались
возможностью причинить страдание.
Позже было проведено много подобных экспериментов в из-
мененных условиях, чтобы проверить достоверность этих пред-
положений. Все они не оправдались! Результаты не зависели от
авторитета университета. Пол испытуемых, как выяснилось, тоже
не имел значения. Также удалось опровергнуть теорию, что «воз-
можно, испытуемые не понимали, насколько они наносят вред
“ученику”». В одном из экспериментов «ученик» начинал кричать,
что он предупреждал, что у него больное сердце. Просил выпустить
его из комнаты, жалуясь на проблемы с сердцем. Это совершенно
не изменило поведение «учителей», те же 65 % продолжили бить
своих жертв током, доводя напряжение до максимума.
Ученые обследовали участников экспериментов и выяснили,
что в экспериментах принимали участие самые обычные среднеста-
тистические люди, представители разных слоев общества и разных
профессий. Среди них не было какого-то особо высокого процента
людей, склонных к садизму и насилию.
Спрашивается: что заставило людей вести себя столь жесто-
ко? Выяснилось, что на результаты опыта влияет то, кто именно
раздает инструкции и  «заставляет» испытуемого выполнять свое
задание! Испытуемый отказывался выполнять приказы человека
своего ранга. Безоговорочное послушание также заканчивалось,
когда испытуемый становился свидетелем конфликта авторитетов.
Противоречивые указания быстро сбивали его с толку, и он отка-
зывался выполнять что-либо вообще. В дальнейшем эксперимент
проводили с разными людьми в роли руководителя. То перед участ-
никами представал доктор в белом халате, то — человек в униформе

203
или хорошо одетый бизнесмен в костюме. Чем более внушительной
была подача руководителя эксперимента, тем больше послушание.

Феномен, который выявили по итогам, сформулировали


следующим образом: «Это исследование показало чрезвычайно
сильно выраженную готовность нормальных взрослых людей идти
неизвестно как далеко, следуя указаниям авторитета».

К чему я привела здесь эту историю? К тому, что во время


работы со своей мотивацией стоит учитывать эту информацию.
Мы больше слушаемся тех, у кого больший авторитет. Как я уже
писала, Карл Саймонтон опубликовал свою книгу только от свое-
го имени, хотя исследование они проводили вместе с женой. Но,
когда речь идет о таких аморфных вещах, как улучшение здоровья
через техники визуализации, пациенты больше верят онкологу,
нежели психиатру. У них срабатывает аргумент: «Если даже такой
циничный специалист, как онколог, говорит, что это не выдумка,
значит это наверняка работает!»

Мы верим героям-мотиваторам, потому что они рассказывают


о своем опыте. Я недавно видела рекламу семинара, посвященного
вопросу «как стать инфлуэнсером». Influence — «влияние». Соот-
ветственно, словом Influencer называются люди, которые способны
как-то повлиять на своих читателей, подтолкнуть их к  каким-то
положительным изменениям в  жизни. Сегодня этим занимаются
многие люди, не имеющие специального образования. И в рекламе
так и  было написано: если нет образования, вам нужна личная
трагедия! Человек, который сам пережил что-то очень страшное
и выбрался, — авторитет, потому что он знает, о чем говорит, он
сам испытал то, что описывает. Если нет своей трагедии, тогда
нужен опыт излечения тысяч пациентов (например, опытный врач
вещает с высоты своего авторитета). Еще лучше, конечно, когда
присутствует комбинация из того и другого вместе.
Нас также убеждают аргументы врачей, ученых, лауреатов
разных премий. Авторы книг (так как их мысли показались кому-то
достаточно ценными, чтобы потратиться на издание книги большим
тиражом). При этом могут совсем не убедить те же аргументы, если
их выскажет мама, сестра, спутник жизни, соседка… (Впрочем, если

204
соседка рекомендует вам диету, утверждая, что она с ее помощью
похудела на 10 кг, и вы видите, что она действительно похудела,
ее авторитет резко вырастет, потому что она тоже предъявила
личный опыт.)

Как можно использовать это для себя? Далее в книге я буду


описывать, как нужно собирать аргументы и убеждать свой мозг,
что тем или иным способом поступать — нехорошо или же как раз
необходимо. Если вы нашли какую-то информацию, но чувствуете,
что она вас не убеждает, вы можете помочь себе, найдя то же самое
в более убедительном источнике. Вы что-то прочитали у блогера,
который не кажется вам убедительным специалистом в данной об-
ласти? Проверьте факты, поищите эту тему в Википедии. Ищите
прицельно, что по такому поводу пишут известные психологи, нев­
рологи, другие врачи. Может быть, у вас есть знакомый психоте-
рапевт, психиатр, психолог или просто человек, мнению которого
вы очень доверяете, — что он думает по этому поводу?

Если вы сами хотите убедить кого-то (что я в принципе счи-


таю неблагодарным занятием, но вдруг), вспомните, что и ваши
дети, и мамы склонны слушать вас в последнюю очередь. Найдите
то же самое, напечатанное в медицинском издании, опубликован-
ное врачом, тогда, может быть, они поверят более авторитетному
источнику. Я долго пыталась поделиться со своим сыном знани-
ями, которые у меня есть в связи с бодибилдингом (я в течение
продолжительного времени интересовалась этой темой и  очень
многое об этом прочитала, а также испробовала на себе). Но все
это никак его не убедило. Через некоторое время он пришел ко
мне и с горящими глазами рассказал, что, наконец, один крутой
специалист рассказал ему, как все нужно делать. Он выложил мне
все то же самое, что говорила ему я! Но на этот раз информация
была высказана моему сыну каким-то очень красиво накачанным
амбалом в зале, и ему он поверил.

Слушайте разных людей, обращайтесь с одними и теми же во-


просами и темами для обсуждения к разным собеседникам. Ищите

205
аргументы в разных источниках. Даже если вы десять раз найдете
одно и то же, может случиться, что только десятый источник дей-
ствительно подтолкнет вас к решительным действиям, потому что
именно он почему-то покажется вам самым убедительным.

И еще  — рассматривайте честно свои аргументы! Самый


классический пример здесь — многострадальное желание бросить
курить. Социальная реклама везде напоминает курильщикам, как
это вредно для здоровья. Аргументы на большинство не действуют.
Зато 80 % бросивших курить признались, что окончательно приняли
это решение, осознав, что им жаль денег. Сигареты становятся все
дороже, кто-то посчитал, что можно было бы купить, если год от-
кладывать деньги, которые обычно уходят на сигареты. Но жалеть
деньги больше, чем здоровье, — как-то некрасиво и неумно. По-
этому люди не хотят признаться в этом не только другим, но и себе.
Однако если этот аргумент приведет вас к желанному результату —
почему нет? Признавайтесь сами себе, что вам жаль денег, что вы
завидуете тем, кто бросил курить, и тоже хотите сделать так. Что
вы хотите кому-то доказать, что на самом деле вам хочется славы,
комментариев и  лайков в  соцсетях, красивого платья и  туфель.

21.3. Вы понимаете, как это плохо?


Из моего самого первого в жизни сеанса психотерапии мне
хорошо запомнился один из первых вопросов, который задала мне
психолог. Она расспросила меня о  моих проблемах, попросила
привести разные примеры из моей жизни. Позадавала наводящие
вопросы и вскоре спровоцировала меня на ряд откровений. Через
15 минут я заливалась слезами, и она, положив мне в руки боль-
шую упаковку салфеток, спросила: «Скажите, а вы понимаете, на-
сколько ненормальны вот эти ваши отношения с этим человеком?»

206
Я замолчала и задумалась. Мне было плохо и грустно в моей
ситуации, я не знала, как из нее выйти. Но ненормальной она мне
не казалась. Более того, я была уверена, что это — нормальная
жизнь, как у  всех. Отчасти из-за этого я  и  не видела выходов.
Я думала, что все люди как-то так живут, и ничего. А я на стены
лезу. Я скорее была готова допустить мысль, что это я — ненор-
мальная. Но не мои отношения с семьей.
Поэтому я  искренне ответила, что нет. Я  не понимаю, на-
сколько это ненормально. Далее она рассказала мне, как это все
выглядит с точки зрения психолога и с высоты того, что считается
психическим здоровьем и  нормальными отношениями. Происхо-
дящее было очень сомнительно и  в  морально-этическом плане.
И распределение ответственности у нас было совершенно странное
и нелогичное. И то, как кто с кем обращается, и причины, по кото-
рым это делается. И выводы, которые приходится делать из про-
исходящего, и результат, и перспективы. Нормальное, здоровое,
где люди растут и развиваются, а не заводят друг друга в глухие
тупики, выглядит не так.
Она мне все разъяснила и все свои слова обосновала. Пока-
зала, что мы друг от друга добиваемся чего-то только через шан-
таж. Всего, чего другой так искусно добивается, отчаянно делать
не хотим. Постоянно загоняем друг друга в ситуации, в которых
другой чувствует себя глубоко несчастным. И разными способами
унижаем одновременно друг друга и самих себя.
Все это прозвучало логично, и  я впервые задумалась, что
да, это действительно так. То, что местами творится в моей семье,
никак нормальным назвать нельзя. Далее психолог расписала мне
прямой вред, который мы все получаем, продолжая вот так жить
друг с другом. Мы доламывали себя, друг друга и все, что осталось
от наших отношений. С каждым скандалом, с каждым поединком.
Она очень быстро привела меня к  мысли, что так дальше жить
нельзя, потому что это очень вредно. И тогда мы начали разгова-
ривать о том, какие есть альтернативы.

Чтобы взяться за серьезную работу по вытравливанию какого-


то рефлекса из собственного мозга, нужно убедить себя в том, что
это — нужно. Что этот блок (который мозг придумал, чтобы нас от
чего-то защитить) на самом деле вредный. Нужно выяснить, чем
это вредно. Почему нельзя оставить все, как есть, почему нужно

207
именно изменить отношение к  этому вопросу и  свое поведение
в этой ситуации. Нужно будет думать о том, куда идти. Но так же
нужно будет знать, зачем мы вообще уходим из привычного места,
почему оттуда пора валить и почему нельзя дальше там оставаться.
Если вы уже сами поняли, что какая-то связка из мыслей
и ваших реакций мешает вам жить, можете начать формулировать
задачу точнее. Обдумайте все происходящее несколько раз. За-
пишите аргументы за перемены. И аргументы против бездействия.
Если вы еще не до конца уверены, что вся эта битва вам нужна —
попробуйте разобраться еще раз. Обсудите вашу проблему с кем-
нибудь. С друзьями, родственниками, психологом. Иногда, кстати,
может быть полезным обсудить что-то такое с совершенно чужим
человеком, если вдруг у вас возникнет ощущение, что он что-то
понимает в этой материи. Совсем не вовлеченные в проблему люди
могут очень трезво и умно оценивать чужие ситуации. Сколько уже
было историй, когда у людей наступало прозрение после разговора
с незнакомцем в поезде или аэропорту, и они этого человека по-
том ни разу в жизни больше не встречали, и некому было сказать
спасибо за ценные мысли.

21.4. Какие есть альтернативы?


Чтобы человек мог оторваться от такой программы, нужно
предложить ему что-то взамен! Это вообще очень важный пункт,
о котором стоит очень серьезно подумать. Чем агрессивнее и раз-
весистее дурная привычка, которая портит нам жизнь, тем больше
дыра, которую мы ею прикрываем.
Если человек — трудоголик и бесконечно сидит на работе,
это связано не только с его жаждой денег, страхами, амбициями
и т. д. Это также означает, что его недостаточно привлекает все,
что ждет за пределами работы. Некоторым вообще домой идти не
хочется. (Многие это не осознают, пока не начнут серьезно раз-
бираться!) Кого-то дома вообще никто и ничего не ждет. Других
ждут  — проблемы, ссоры, недовольный супруг, дети, в  общем,
еще больше работы. Если забрать у такого человека работу, куда
он пойдет в освободившееся время? В пустую квартиру, где его
ничто не радует? Или домой, где его ждут скандалы? Надо тогда
новые увлечения искать (там, дома, или за пределами работы

208
и  дома), и  если дома скандалы, нужно либо разбираться, либо
разводиться и разъезжаться. Думаю, все знают, с каким стрессом
это связано для большинства. Потому и прячутся изо всех сил от
прямой конфронтации.
Но если трудоголику случается выгореть, тяжело заболеть,
лишиться трудоспособности, приходится первым делом решать
этот вопрос! Вот обстоятельства вышибли его из офиса, он больше
не может работать. А что делать, как жить? Где жить? С кем? Как
проводить свободное от работы время? Когда я оказалась после
болезни на курорте, меня отправили в группу таких пациентов. Они
сидели в кружочке, и им задавали каверзные вопросы: если вы не
на работе, вы будете сидеть дома? Вы можете дома отдохнуть? Про-
вести там время с удовольствием? Оставляют ли вас члены семьи
в покое? Приятно ли вам находиться с теми, кто там живет? Или
вы все время ссоритесь? Из-за чего? Или, может быть, кто-то все
время мешает? А куда вы пойдете, если решите выйти из дома, но
не пойти на работу? У вас есть идеи, куда пойти? Есть места вне
дома, где вам хорошо? У вас есть друзья и приятели, с которыми
вы иногда можете хорошо провести время?
Иногда люди долго ходят по кругу, думают, что ответить, не
могут вспомнить. Потом, на каком-нибудь третьем сеансе, говорят:
«Вот раньше у меня была мастерская, там я любил чинить велоси-
педы». В глазах при этом загорается какой-то огонек. Было дело
кроме работы, которое радовало. Что случилось? Тот сарай при-
шлось освободить. А дома чинить велосипеды стало невозможно
после женитьбы, а когда появились дети — и подавно. Но это —
уже отправная точка, начиная с которой можно искать решения.
Есть ли выносимая жизнь за пределами работы? Возможно, ответ
находится в каком-нибудь новом сарае (мастерской, арендованном
помещении), где можно было бы снова начать чинить велосипеды?

Частенько такие обсуждения приводят к  выводам, о  кото-


рых страшно даже подумать (именно потому, что придется согла-
ситься). Например, некоторым, чтобы снова появилось желание
возвращаться с работы домой, нужно, чтобы там перестал ждать
токсичный член семьи. И когда человек начинает серьезно думать
об этом вопросе, ему становится ясно, что чинить тут давно нече-
го, исправить нельзя, нужно расходиться, разъезжаться и строить
новую жизнь. А кого-то дома не ждет никто, даже токсичный род-

209
ственник, и надо пытаться восстанавливать разные другие части
жизни, которые мы выше записывали в красивые списки. Чтобы
появилось хоть что-то, кроме работы. Это все надо «заново отра-
щивать», иначе выход из трудоголизма будет выходом в черную
дыру, а это слишком тяжело и может стать началом новой беды.
(Например, тяжелой депрессии.)

Практически за каждой саморазрушительной программой


стоит какое-то безвыходное положение. Или, по крайней мере,
человеку так кажется. Жена терпит мужа, который бьет и обижает?
А если она уйдет, она не знает, где ей жить. Не может пойти на
работу, потому что некуда деть маленьких детей. Кто-то страдает
на работе, где все для него плохо. Но он якобы все узнал, и в его
городе есть только одна фирма, где можно работать по такой
специальности. Кто-то боится остаться один, другой боится, что
лишится важного для него личного пространства. Люди зависимы
от кого-то или чего-то в  финансовом и  территориальном плане.

Говорят, что нет совсем безвыходных положений. Но есть


такие положения, для которых нет приятного выхода. Иногда все
возможные решения — только малоприятные, связанные с какими-то
жертвами и неприятными побочными явлениями. И часто о них люди
даже думать не пытаются, потому что это будет новая неприятность.
А сейчас у них, по крайней мере, такая проблема, к которой они
уже привыкли. Однако и здесь лучше посмотреть правде в глаза.

Когда развалился мой брак, я даже подумать о разводе не ре-


шалась. В моей семье было принято терпеть до конца, независимо
от того, что творится дома. И меня приучили, что самое страшное —
это если бросит муж. Также было очевидно, что от моего мужа так
просто не уйдешь и придется пережить что-то страшное, прежде чем
он примет мое желание разойтись. Потом однажды подруга начала
говорить со мной об этой возможности. Сначала я в ужасе сказала:
«Ой, что ты, если я захочу развестись, он мне такое устроит, я это
не переживу!» Потом мы начали с подругой по пунктам разбирать,
что именно он мог бы сделать, и как с этим разбираться, чтобы я это
пережила. В итоге мы получили не очень веселый сценарий. (А по-
следующий развод оказался еще менее приятным.) Но я получила
ясную картину, что меня ждет впереди. Максимум четыре года войны
(таков закон в Германии) — и потом я буду свободна.

210
И тут я поняла, что я готова и хочу это пройти, чтобы после
этого наконец перейти к другим этапам жизни.
Точно так же можно пытаться представить себе, что будет,
если вы уволитесь с  нелюбимой работы, бросите учебу в  нена-
вистном вузе, переедете жить отдельно. Не смотрите только на
неприятности, которые последуют сразу после первых действий.
Подумайте о конечном результате. Сначала будет больно, страшно
и неприятно выслушивать комментарии родных и близких. А потом?
Потом вы найдете хорошую работу, которая будет доставлять удо-
вольствие. Потом вы будете свободны от вуза, который сжирал все
ваше время, хотя смысла в учебе вы давно не видите. Потом у вас
будет своя территория, на которой вы будете делать что хотите!
Привлекательная альтернатива может быть очень сильным моти-
ватором! А если вы не видите какую-то чудесную альтернативу,
хотя бы подумайте о том, что они в принципе существуют. Ваша
версия жизни — не единственная на свете.
Некоторые действительно не могут увидеть выход. Люди, при-
выкшие пафосно болеть и страдать, получать через это внимание
и заботу, они не знают при этом, как еще их получить. Они не могут
взять и перестать ныть, жаловаться и болеть. Потому что им не-
понятно, что тогда останется от их жизни, где они будут получать
утешение, которое им требуется. Если стать обычным здоровым
человеком, никто не будет жалеть, будешь просто бегать целыми
днями и  приносить пользу. Если кто-то получал любовь только
в ответ на нытье, он убежден, что, стоит ему перестать ныть, как
любви у него не станет! Совсем! Может быть, он и получал любовь
из других источников тоже, не только в ответ на свои стенания.
Но все, что поступало в ответ на болезни, было самым ярким. А где
такое еще взять здоровому, взрослому человеку? Таких людей
одолевают страхи: а вдруг дети вообще звонить и приходить пере-
станут, раз у меня все хорошо? А вдруг навалят на меня обязан-
ностей, начнут просить помогать строить дачу, сидеть с внуками,
еще что-то нежеланное — раз ничто этому не мешает?

А может быть, когда человек был здоров, с ним обращались


небрежно. Навешивали на него работу, которую он давно не хочет
делать, требовали что-то, не давали расслабиться и отдохнуть. И он
боится вернуться в  это состояние. С  этим вопросом тоже нужно
работать, потому что вечно страдать, чтобы получить простейшие

211
вещи, не выход. Тогда нужно разрабатывать стратегии — как вер-
нуться к нормальной жизни, но параллельно объяснить семье, что
эта жизнь человеку нужна самому? Появление у него ресурсов — не
повод их все сразу забирать. Это может быть очень страшно — ведь
это означало бы, что придется в первый раз в жизни дать отпор
семье! И затребовать что-то просто так, для себя!

Кто привык постоянно ругать себя и  все свои достижения,


понятия не имеет, что ему делать с  комплиментом. Это  — как
мартышка и  очки. К  разным местам прикладывает, но никак не
поймет, как же это носят и используют. Более того, в комплекте
с  похвалами, высокой оценкой такие люди ожидают получить
удар. Потому что где-то раньше, в важный для них момент, они
такой получали. Некоторые с помощью кокетства и прибеднения
вытаскивают из других добрые слова. Например, говорят что-то
про себя плохое, чтобы им возразили: «Ну что ты, ты ведь знаешь,
какой ты молодец». Они, соответственно, тоже других путей не
знают, как обратить внимание на свое достижение другими, при-
емлемыми словами. А некоторые радоваться вообще не умеют. На
полном серьезе — они не знают, что отвечать, когда им говорят:
«Ты молодец, хорошо сделал работу!» Что сказать? «Спасибо»?
«Да, я такой молодец, я знаю»? А когда говорят «Ты прекрасно
выглядишь»? Принимать комплимент? Какими словами? А это не
прозвучит нескромно? А так вообще можно, это не выглядит некра-
сиво? А что говорить? «Спасибо, я старалась?» или «Ой, спасибо.
А я-то вообще ничего такого и не делала»? Или «Да ладно вам»?
Или, может быть, в таком случае лучше просто промолчать?

«Вот недавно кто-то сказал девушке комплимент, а она в от-


вет на это молчала как рыба. Кавалер посмотрел удивленно. Навер-
ное, все-таки какого-то ответа ждал». Такими мыслями терзаются
люди, которые решили не говорить больше: «Да не говорите вы мне
такого, я же знаю, что на самом деле все плохо». А уж как после
этого жить — это вообще отдельная песня. Вот похвалили — это
вызвало огромный стресс. Как-то с горем пополам ответ нашли —
стресс вырос еще больше. Стоим, дрожим, терзаемся: и ответ был
дурацкий, и ситуация непривычная. И если сейчас кто-то меня от-
читает, потому что и комплимент был неоправданный, и реагирую

212
я на него нескромно — как тогда вообще выкручиваться?! Хочется
умереть на месте! Мы не без причины держимся за эту блокаду.
Нужно задать себе важный вопрос: что я потеряю, если перестану
так делать? Об этом — далее.

21.5. Что я потеряю, если перестану так делать?


Это как в истории с самосаботажем: если внимательно про-
анализировать ситуацию, выяснится, что изначально неправильное
поведение было предназначено для того, чтобы что-то исправить.
И это благополучно исправилось! Стресс снят, страх отпустил, от
опасности оградили. Если убрать эту защиту, снова наступит кон-
фронтация с врагом.

Например: человек все время болеет, зато его не гонят на


работу, дали пенсию и  отстали. Если он выздоровеет, придется
себя кормить своим трудом. А он не знает, как это сделать. Или
уверен, что не знает. Попробовал несколько раз что-то, это не
получилось, теперь страшно в это соваться. Теперь он не может
просто так расстаться со своей болезнью: она его обеспечивает!

Или кто-то заболел — его вдруг все жалеют. Пока он борется


с болезнью — хвалят за каждый шаг. Когда выздоровел — особое
внимание исчезает. Ну и правильно, оно больше не нужно, ситуа­
ция нормализовалась. Тогда он начинает придумывать разные
проблемы, за которые его очень нужно пожалеть. Его жалеют,
хотя всем давно ясно, что настоящие проблемы закончились, и он
выдумывает. Но он не может оторваться от этой игры  — так не
хочется расставаться с повышенным вниманием к своей персоне!
Если снова резко выздороветь, придется жить без внимания со
всех сторон! Многим это кажется трагедией!

Или еще хуже — ребенка дома били, строго воспитывали, что-то


заставляли все время делать. А когда он заболел — вдруг перестали
обижать, временно окружили заботой. Вот он и болеет все чаще —
это спасает его от выполнения тяжелых заданий и от наказаний. Он
тоже многое потеряет, если просто вдруг перестанет болеть.

213
Иногда жене кажется, что супруг ее хочет бросить, но его
личные убеждения не позволяют бросать жену, пока она болеет.
Вот она и болеет бесконечно, чтобы он никогда не смог ее бросить.
Совсем экстремальный пример: люди, которых в  детстве
насиловали или сексуально домогались. Часто они стремятся по-
толстеть, поэтому начинают много есть. Они надеются, что их
перестанут хотеть, если они станут толстыми и непривлекатель-
ными. Стать снова красивыми и заметными им попросту страшно,
им кажется, что это сделает их мишенью и притянет к ним снова
внимание хищников.
С различными обзываниями в  свой адрес  — то же самое:
можно задаться вопросом, почему я так делаю. Почему боюсь про-
сто признать, что я все делаю отлично, сказать о себе хорошее?
Или если вы все время говорите: «Я не смогу, я никто». С какой
опасностью для вас связано «могу» или «я  — очень даже кто»?
Начнут ожидать от вас чего-то невыполнимого? Требовать много
тяжелого? Навешивать большую ответственность? Обесценивать
то, что на самом деле хорошо и старательно сделано? Или, может
быть, сейчас уже давно никакой опасности нет? Это было в детстве.
Просто психика с тех пор пользуется старыми блоками, ничего не
меняя, потому что так удобнее. Из этого следует новый интересный
вопрос: а нужно ли это сейчас?

21.6. А нужно ли это сейчас?


Посттравматическое стрессовое расстройство — это очень
тяжелое состояние, которое иногда развивается у  людей в  ре-
зультате страшных потрясений. Суть его в том, что человек, на-
пример, пережил страшную битву на войне. И  теперь он давно
сидит в городе, никакой войны больше нет, но вдруг рядом что-то
хлопает — и солдат падает на пол и начинает биться в истерике.
Все давно прошло, а он продолжает воевать, ждать взрывов и вы-
стрелов в  любую секунду. Такое расстройство случается редко.
Но очень многие из нас переживают то же самое в легкой форме:
наша вой­на давно закончилась, может быть, десятки лет назад.
А мы все не соглашаемся вылезать из своего окопа.
Если травма идет из детства, можно рассмотреть всю ситуа-
цию и признать, что сейчас в таком поведении объективно больше

214
нет никакой необходимости. Если в детстве вы боялись, что кто-то
лишит вас своей любви, потому что от этого зависит ваша жизнь, то
теперь вы самостоятельны и отвечаете за свою жизнь сами. Вы сами
себя кормите и обеспечиваете себе кров над головой. И теперь вы
можете выбирать и иметь дело с теми, кто вас любит просто так,
не привязывая это к условиям. И может быть, вам станет понятно,
что многие из этих неприятных для вас вещей говорились кем-то
«просто так». Возможно, произносивший эти слова тоже защищался
от каких-то своих страхов или пытался манипулировать окружаю-
щими и делал это не самым лучшим способом. Тоже только потому,
что этот метод у него сработал и запомнился как эффективный.
Ведь никто на самом деле не собирался вас выгонять из дома или
убивать. Просто уставшая мама заметила, что угроза «папа убьет»
хорошо действует, и пользовалась ею.
Не все такие переживания — родом из детства. Но если вас
что-то травмировало уже во взрослой жизни, все равно ситуация
могла измениться. Со временем вообще все меняется, и наверняка
это уже произошло! И, вероятно, уже нет никакой необходимости
продолжать в том же духе до бесконечности. Это — первый шаг
к тому, чтобы отойти от какой-то вредной защитной реакции.
Кстати, если ситуация до сих пор такова, что от нее прихо-
дится защищаться такими вот абсурдными приемами (например,
в вашей жизни все еще присутствует страшный тиран и манипуля-
тор, абьюзер, садист или еще кто-то, оказывающий значительное
влияние на всю вашу жизнь), это серьезный повод подумать, как
из-под этого влияния выйти. Потому что дети не выбирают себе
семью и  условия жизни. А  взрослый  — выбирает. И  если ваше
окружение вас губит до сих пор, нужно от него спасаться.

Как вариант — это не обязательно должен быть тиран. Некото-


рые болеют, чтобы их освободили от каких-то обязанностей, потому
что не могут просто от них отказаться. Сколько людей как-то втяги-
ваются во что-то и вроде пытаются действовать «по-человечески».
Поженились, давай жить и работать, родили несколько детей, за-
теяли ремонт. И вот они пашут, все трудно, уже нервы на износе.
Но нельзя же спрыгнуть с этой карусели и бросить там остальных!
И работу бросать нельзя, всем нужно на что-то жить. И вот люди на
работе упахиваются, потом мучаются дома с ремонтом. Детей в это
время деть некуда. Свекрови их берут ненадолго, при этом всегда

215
жалуются и попрекают. И все тянут эту лямку, хотя силы уже на
исходе. У меня была такая читательница, просившая всю мою ауди-
торию обсудить ее проблему. Она на пике такой вот истории попала
в больницу и была счастлива. Там ей дали поспать, и она не хотела
домой. При этом просто сказать мужу, что она так дальше жить не
может, она не могла себе позволить. Считала это предательством,
малодушием, наглостью. Они-то все терпят. А  она, получается,
хочет поблажки. Это — неумение сказать «нет», обсудить с семьей
свои проблемы, попросить найти общее решение, с которым будет
немного легче жить. Но понятно, что такие сценарии обычно закан-
чиваются больницей или даже инвалидностью. Женщина, которая
жаловалась на эту историю, до больницы уже добралась!

Еще на этом месте вспоминается история немецкого парня-


спортсмена, который специально сломал ногу, чтобы у него была
веская причина уйти из спорта. На самом деле у  него с  детства
хорошо в спорте все получалось, потом он втянулся, его начали
продвигать по спортивной карьерной лестнице. И на каком-то этапе
ему все надоело, но никто не собирался его «выпускать» из этого
сценария. В него уже вложено столько работы и денег, на него воз-
лагаются надежды, есть потенциал. А он хотел работать в совсем
другой профессии, понял это, когда за него все уже решили. Если
бы он просто сменил такую наполовину реализованную карьеру
на попытку начать что-то другое, страшно представить, чего бы он
наслушался. А так он стал инвалидом, ему посочувствовали. И по-
хвалили за героизм, потому что он нашел в себе силы придумать
себе новое дело.

Но, по сути, это ведь ужасно и трагично, что человеку при-


шлось калечить себя, потому что поговорить о  своей проблеме
по-человечески с  самыми близкими людьми было невозможно!
Такие истории  — тоже повод серьезно задуматься, не пора ли
менять окружение или очень серьезно менять отношения с близ-
кими людьми. Прежде чем ломать ногу, давайте подумаем, может
быть, все-таки проще с окружающими поговорить? И пережить их
реакцию, даже если она будет не самой приятной?

Если же ситуация изменилась и блокады всего лишь остались


«по привычке», нужно переходить к следующему этапу. Ведь так
часто бывает, что и ремонт уже закончился, и человек, с которым
ссорились, давно перестал быть частью вашей жизни, а вы все еще

216
о чем-то рыдаете, просто по инерции. Понимание того, что защита
больше не нужна, потому что и  опасность из вашей жизни уже
давно исчезла, — важно. Но далее возникает еще один сложный
вопрос: а как же выглядит альтернатива?

21.7. А как же выглядит альтернатива?


Отвлекусь от темы травм и расскажу в этом месте историю из
совсем другой области. В Германии и, в частности, в земле Берлин
в какой-то момент заметили, что большое количество очень моло-
дых людей (в возрасте от 14 до 20 лет) заболевают венерически-
ми заболеваниями. Хотя в немецких школах есть целый предмет
«сексуальное воспитание», и  там разбирают все вопросы. Дети
уже в шестом классе узнают все о таких болезнях и каким именно
способом они передаются. Всех научили, что нужно пользоваться
презервативами, чтобы не заразиться, и даже обучили надевать
презервативы на банан, и вообще все наглядно показали. А под-
ростки пробуют заниматься сексом и в решающий момент слишком
часто делают это без презерватива. Как же так, почему?

Начали опрашивать тех, у кого эта беда случилась, и выяс-


нять, на каком моменте все сломалось. Оказалось, что дети расска-
зывают про тривиальные ситуации: например, начали заниматься
сексом, и вдруг оказалось, что ни у кого презерватива нет. Но не
нашли, что сказать, как выйти из ситуации. Многие буквально го-
ворили, что «вот, мы уже начали — что же теперь, прямо все бро-
сать и расходиться?» Выяснилось, что они теоретически знают, что
это — нельзя, а практически не знают, как это «нельзя» претворить
в жизнь! Они не понимают, как это организовать и провернуть —
вот они в один момент сидят на кровати и целуются, а в следующий
момент выясняется, что они не могут продолжать. А что говорить?
А обидится ли другой? А что будет, если они действительно оста-
новятся и отложат все на другой день? А вдруг возникнет нелов-
кая ситуация, они из-за нее разбегутся, а потом никогда больше
не встретятся, потому что им будет стыдно? Или девочка откажет,
а парень из-за этого порвет с ней отношения! С ними начали про-
рабатывать ситуации, показывать, что этот день и этот шанс — не
последний в жизни. Если у них серьезные намерения по отноше-
нию к данному партнеру, они еще завтра и послезавтра увидятся.
И в следующий раз все спланируют лучше. И отношения из-за этого

217
не испортятся. Более того, может быть, даже будет интереснее,
потому что пришлось еще немного потерпеть.
Это все — новые, незнакомые для детей сценарии, и с ними
начали буквально проговаривать в  школе диалоги. Какими сло-
вами отказать, как объяснить. Что сказать обнадеживающего,
чтобы было ясно, что это — не отказ, просто в этих условиях и вот
так — не получится. Проигрывали альтернативные сценарии, как
можно было бы ситуацию спасти, что можно сделать вместо этого.
Например, пуститься в ночное приключение и пойти на улицу в по-
исках автомата с презервативами. Или в кино пойти. После того
как с подростками начали работать в этом направлении, в первый
же год количество заражений сократилось на 30 %, а на второй
год — уже более чем наполовину.
Мне было очень интересно слушать и читать про этот опыт,
потому что здесь стало видно, что простой запрет или умные
тексты о том, почему что-то вредно и нельзя, не очень помогают.
Это хорошо, когда понимаешь, откуда берутся проблемы и как их
избежать. Но если человека призывают действовать совсем по-
новому, ему нужны стратегии выхода, рецепты, слова.

21.8. Нужны рецепты! Нужен подробный план!


Саморазрушительные программы возникают в ответ на какую-
то боль, внезапно и быстро. Но потом они закрепляются, шлифу-
ются и отрабатываются долгое время. Тут все ответы обкатаны, от
зубов отскакивают. Если же человек пообещает себе в следующий
раз не реагировать привычным образом, он может оказаться в пол-
ном ступоре. Если не отвечать привычным, то чем?

Мы только что рассмотрели пример человека, не умеющего


принимать комплименты. Добрые слова вызывают у него стресс, он
не знает, что отвечать. В буквальном смысле не знает, какие слова
здесь уместны. Таким людям приходится буквально заготавливать
и заучивать слова, которыми можно было бы ответить на ту или
иную фразу. Что отвечать на «молодец, ты отлично поработал»?
«Спасибо»? «Я старался»? «На меньшее мы не согласны»? Надо ли
поскромничать? Уместно ли тут кокетничать? Нужно ли отметить,
что я тоже доволен, но можно было и лучше? Правильно ли будет,

218
если выразить свою искреннюю радость по поводу услышанного?
Или лучше не делать из этого слишком уж яркий праздник? А то
подумают, что я тут ночами не сплю, только доброго слова от шефа
и жду. Или, может быть, пусть подумают? Такие вопросы терзают
людей, когда они что-то должны попробовать в первый раз, и у них
уже есть связанные с этим эмоциональные проблемы.

Рецепты нужны для всего. Например, кто-то решил избавлять-


ся от разных преувеличенных и  неопознанных болезней и  жить
активной и  самостоятельной жизнью. Но последние 20 лет он
в ответ на вопрос «как дела» рассказывал родственникам о себе
только миллион плохих