Вы находитесь на странице: 1из 4

Гришечкина Наталья Васильевна

Grishechkina Natalya Vasilyevna


Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского
Российская Федерация, г.Саратов

Тихонова Софья Владимировна


Tikhonova Sophia Vladimirovna
Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского
Российская Федерация, г.Саратов

Производство знания в цифровую эпоху

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект 17-33-01056 а2


«Мифы о прошлом в современной медиа-среде: практики конструирования, механизмы
воздействия, перспективы использования».

Аннотация. Производство научного знания в современном информационном обществе


опосредуется цифровыми технологиями, поэтому отражает всю специфику современной
социальной реальности и характеризуется, относительностью, изменчивостью,
фрагментарностью. Производство данного знания выходит за рамки и границы научных
дисциплин и социальных институтов, вследствие чего современная наука теряет свою
автономию, приобретая черты социальных, политических, бизнес-проектов. Процесс
познания начинает замещаться процессом производства знания, духовно-практическое
освоение мира трансформируется в экономическое. Субъектом познания в новых условиях
развития общества может стать каждый, при этом абсолютно добровольно, а иногда и
анонимно. В этой ситуации размываются границы пространства научного исследования, а
само жизненное пространство становится научной лабораторией. Развивается гражданская
наука, которая открывает широкие возможности для современной науки. Отсутствие четких
границ между наукой и бизнесом, частным и общественным, ремеслом и творчеством,
открытием и продуктом затрудняет определение гражданской науки как строго научной
деятельности. Актуальность выводов и новизна технических решений гражданской науки
бросают вызов науке академической, знание как изучение и открытие новых сторон, связей и
отношений мира уступает место производству, конструированию знания об объектах,
аналогов которым нет в природе.

Ключевые слова: производство научного знания, гражданская наука, неформальное


знание.

Production of knowledge in Digital era

Summary. Production of scientific knowledge in modern information society is mediated by


digital technologies that reflects all specifics of modern social reality as relativity, variability,
fragmentaition. Production of this knowledge is beyond also limit of scientific disciplines and social
institutes owing to what the modern science loses the autonomy, gaining features of social, political,
business projects. Process of knowledge is replaced by process of production of knowledge,
spiritual and practical discovery of the world is transformed to economic development. Everyone
can be subject of knowledge in new conditions of development of society absolutely voluntarily,
and sometimes anonymously. In this situation borders of space of scientific research are washed
away, and the life space becomes scientific laboratory. The civil science develops and opens wide
opportunities for modern science. The lack of a clear boundary between science and business,
private and public, craft and creativity, discovery and production complicates definition of civil
science as strictly scientific activity. The relevance of conclusions and novelty of technical solutions
of civil science throw down a challenge to academic science, knowledge as discovery of the new
sides, connections and relations of the world gives way to knowledge production, to construction of
objects, analogs which aren't present in the nature.

Key words: production of scientific knowledge, civil science, informal knowledge.

Цифровая среда обеспечивает пользователям доступные инструменты оперирования


информационным контентом и управления социальными интеракциями, активно включается
в диалог науки и общества, трансформируя процесс производства знания, делая его более
доступным и открытым. Становясь единой платформой и даже субстанцией социальной
жизни, цифровая среда стирает границы между людьми, социальными группами,
институтами, субъектом и объектом познания. Спецификой данной среды является ее
изначальная коммуникационность.
Процесс научного познания мира становится опосредованным цифровыми
технологиями; определенный базовыми основаниями социального развития, он приобретает
черты производства. Реалиями современного жизненного мира человека и общества
инициируются трансдисциплинарные исследования, ориентированные прежде всего не на
познание причин явлений, а на поиск методов управления эффектами развития техногенной
цивилизации. Цифровая среда способствует производству знания, которое тестируется
«здесь и сейчас», а поэтому отражает всю специфику современной социальной реальности и
характеризуется, относительностью, изменчивостью, фрагментарностью. Производство
данного знания выходит за рамки и границы научных дисциплин и социальных институтов.
Это означает, что современная наука теряет свою автономию на стыке с бизнесом и
общественностью. Знание как результат процесса познания трансформируется в знание как
продукт производства, а процесс познания начинает замещаться процессом производства
знания. Таким образом, процесс духовно-практического освоения мира трансформируется в
процесс экономический.
Субъектом познания в новых условиях развития общества может стать каждый, при
этом абсолютно добровольно, а иногда и анонимно. В этой ситуации размываются границы
пространства научного исследования, а само жизненное пространство становится научной
лабораторией. Такие практики как веб-краудсорсинг и волонтерство дают возможность
поучаствовать в исследовательских программах, даже если у желающего нет учёной степени.
Гражданская наука открывает широкие возможности для сбора более полной эмпирической
базы научного знания: от инвентаризации растений и животных, то исследований
собственной ДНК в домашних условиях и т.д.
Возможность возникновения гражданской науки связана прежде всего с развитием
цифровых технологий, которые обеспечили ее включение в институциональную ткань
социальных практик и обеспечили возможный доступ каждого к производству научного
знания. Такие формы гражданской науки как биохакинг, DYIbio (Do-It-Yourself Biology –
«самодельная» биология) не включены в институциональную структуру науки, хотя
обладают признаками организованного движения. Представители гражданской науки сами
создают нормы и стандарты своей деятельности, не подчиняясь никакому внешнему
контролю. Они осуществляют экспертизу знания на опыте в процессе решения конкретной
проблемы. То есть осуществляют экспертизу научных проблем на социальном и
техническом уровнях. Отсутствие четких границ между наукой и бизнесом, частным и
общественным, ремеслом и творчеством, открытием и продуктом затрудняет определение
гражданской науки как строго научной деятельности. Актуальность выводов и новизна
технических решений гражданской науки бросают вызов науке академической. Но если в
основе академической научной деятельности лежит изучение этого мира как открытие новых
его сторон, связей и отношений, то основой некоторых форм гражданской науки, например,
биохакинга, выступает производство, конструирование знания об объектах, аналогов
которым нет в природе. В связи с этим создаются условия для развития знания о возможной,
альтернативной реальности, которая внедряется в реальность объективную.
Интенсивное развитие технологий постепенно сближает биологическую, социальную и
технологическую среду существования человека, не только открывая новые возможности, но
и изменяя процессы социального конструирования знания. Процесс производства знания
становится социально распределенным, трансдисциплинарным, а само знание становится
гибридным, зависимым от контекста, интерсубъективным, ориентированным на практику и
решение конкретных задач. Наука утрачивает свою автономию в производстве знания. А
знание выходит за рамки научных дисциплин и границы науки как социального института в
целом. Это происходит под воздействием глобализации социальной реальности, создания
единого информационного пространства, технологизации жизненного мира.
Медиасфера социальных сетей является существенным сегментом пространства
познания для современного человека. Термин неформальное знание позволяет показать
личностный аспект познания, его реализацию до оформления в институциональные каноны,
диктуемые социальными институтами духовного производства – наукой, религией,
искусством. Индивиды, не инкорпорированные в эти институты, производят знание, которое
в отечественной теории познания традиционно называли обыденным, повседневным. Однако
вне- и доинституциональный аспект познания универсален, включая в себя и
мировоззренческие предпосылки познания, и его эмоционально-мотивационный аспект. До
того, как знание становится формальной структурой, корректно-организованным текстом,
индивиду необходимо пройти субъективный процесс понимания, весьма амбивалентный и
экзистенциально-окрашенный. М. Полани так характеризует этот процесс: «всякий акт
познания включает в себя молчаливый и страстный вклад личности, познающей все, что
становится известным, и этот вклад не есть всего лишь некое несовершенство, но
представляет собой необходимый компонент всякого знания вообще» [1, с.318]. Полани
подчеркивает включенность эстетических, эмоциональных и волевых мотивов в
субъективный процесс познания. Эту же мысль, говоря о коммуникативности современной
науки, выражает А.П. Огурцов, подчеркивая, что знание оказывается одной из функций
коммуникативного действия и сообщества, «личное знание» - видом компетенции, а в нем
вычленяются когнитивная база и прецедентные формы, коммуникативность знания
предполагает выявление различных форм дискурса – от экспликативного до экспрессивного.
[2, с. 202].
В этой связи интерпретация социальных медиа как симулятивной бодрияровской
гиперреальности, характерное для большинства философских исследований последних лет,
представляется односторонней. Действительно, сетевые коммуникации в социальных сетях
могут быть эпистемологически нейтральными, представляя собой простое тиражирование
информации, без освоения ее смысла. Однако это не означает тотального отсутствия
эпистемологической адекватности коммуникативных практик в социальных медиа. Между
информацией и знанием, при всем их качественном различии, нет непреодолимого для
субъекта рубежа: в процессе коммуникации информация непрерывно субъективируется,
становясь знанием, а знание объективируется (артикулируется), становясь информацией, эта
непрерывная конвертация и составляет эпистемологическую суть коммуникации. Циклы
этой конвертации многократно ускоряются в условиях Интернета (хотя эти скорости
неизбежно проигрывают росту объемов Интернет-информации), возможно, делая знания
более поверхностными, но все же расширяя их.
Переход информации в знание в условиях социальных сетей зависит от включенности
первой в прагматический контекст коммуникации, именно поэтому интернет-коммуникация
изменила массовые социальные движения, превратив их в форму когнитивной практики,
продолжающуюся во времени и пространстве. Эмоциональность современных социальных
движений подчинена когнитивности. Иначе говоря, характер востребованности знаний в
горизонтальной системе социальных отношений не когнитивно-мировоззренческий, как в
иерархических системах печатных масс-медиа, а аксиологически-праксеологический.
Коммуникативное знание локально (П.Бергер, Т.Лукман, К.Манхейм) в том смысле,
что оно сформировано в конкретном локальном социокультурном контексте на основе
разделения и осмысления социальными субъектами совместного опыта, т.е. укоренено в
жизненном мире. В условиях цифровой революции коммуникативная интенция тесно
связана с медиасферой – именно коммуникативное знание о канале-посреднике. Волонтеры,
привлекаемые научными институтами, и подписчики лидеров гражданской науки
приобщаются к проектам через сетевые площадки краудфандинга и включаются в их
проекты постольку, поскольку они ориентированы на контент социальных медиа, а не на
формальные научные знания.
Цифровая среда, тотально пронизывая ткань социальной жизни и погружая в себя
человека, создает новую ситуацию синкретической реальности, в которой нет четкой
границы между публичным и приватным, цифровым и реальным, физическим и
виртуальным. Цифровая коммуникация становится основным инструментом получения
знания. Такие явления как научный краудфандинг (crowdfunding), трайбфандинг
(tribefunding) представляют собой эффективные механизмы мобилизации личных и
общественных ресурсов для решения научных вопросов. В этих условиях становится
понятным парадокс, который отмечают исследователи-лингвисты. Языковые практики
демонстрируют рост числа носителей специальной информации и увеличение потоков
передачи экспертного знания при одновременном снижении «уровня экспертности людей,
задействованных с разных сторон в обмене специальными знаниями» [3, с.148]. Таким
образом, субъект познания в цифровую эпоху становится анонимным, неопределенным,
размытым.

1. Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М.,


1985. С.318.
2. Огурцов А.П. Философия науки. Двадцатый век. Концепции и проблемы: В 3
частях. СПб., 2011. Ч. 3. 336 с.
3. Ирисханова О.К., Мотро О.Б. Коммуникативное событие «обмен экспертными
знаниями»: опыт лингвокогнитивного моделирования. Вестник московского
государственного лингвистического университета. 2009. Вып.557. С.147-168.