Вы находитесь на странице: 1из 275

Warhead Pet Hamster / Главный боевой питомец – Хомяк

Автор: 水杉
Издательство: jjwxc
Год выпуска: 2018
Количество глав: 91
Выпуск: завершён
Произведение имеет возрастное ограничение 18+.
Группа: BL-Новеллы♡
Альтернативное название: Chief's Pet Battle Hamster
Альтернативное название: 首领的仓鼠战宠[星际]
Планета была захвачена Татами и пострадала от разрушений последний веков. В
этом кризизе выживания некоторые люди пробудили силы, и они поняли, что эти
мутации могут сочетаться с их собственным сознанием и увеичивать их боевую
мощь в два раза.
Таких животных называют Боевыми Питомцами. Шу Сяохой несколько отличался
от других. Когда вторглись Таты, он стал хомяком и молчаливо ощутил
присутствие другого сильного существа.
Чэнь Чэндо наблюдал, как его спутники молча находят своих боевых питомцев и
удивлялся, где же находится его, пока однажды не увидел Шу Сяохой с ртом,
набитым дынными семечками в углу зала.
У других были боевые питомцы, у него был всего лишь питомец, верно...
Хомяк: Ты... не смотри на мой маленький размер. У меня есть БАФФ  (заклинание
временного увеличения характеристик)
 удачи!

Глава 1. Шу Сяохой всё ещё маленький серый хомяк.


Шу Сяохой вышел из расщелины. Пара крошечных чёрных глаз зорко измерила
окружающую обстановку и определила, что близлежащий полу-механический
зверь не обнаружил его и удалился. Шу Сяохой набрался смелости, чтобы
переместить своё маленькое пушистое тело, и быстро побежал в направлении
сумки с воздуха. У его четырёх когтей почти были остаточные изображения.
Немного пробежав, его маленький короткий коготь наконец соприкоснулся с этой
сумкой.

Просто и аккуратно он положил мешок с воздуха в небольшое пространство,


которое стало больше после того, как он превратился в животное. Пространство
было маленьким, только небольшая его часть осталась после того, как в него
была помещена воздушная сумка.

Шу Сяохой погрузился в щель рядом с ним, и позади него последовал звук оружия
от полу-механического зверя. Большой кусок гравия был взорван.

Вибрация от земли разрушила дыру, в которую вошёл Шу Сяохой. Если бы не его


быстрые короткие когти, он был бы похоронен внутри. Маленькое сердце Шу
Сяохой быстро билось. Он проследовал в трещину и пробурился в подземном
бомбоубежище.

Это бомбоубежище было местом, где собралось большинство выживших из этого


маленького городка, в котором находился Шу Сяохой.

Проведя некоторое время в бомбоубежище, Шу Сяохой кинул сумку в склад


боеприпасов, тем самым пополнив его, и некоторое время смотрел на оставшиеся
припасы. В последнее время кибернетических организмов было всё больше и
больше, запас огнестрельного оружия в бомбоубежище, очевидно, истощался
слишком быстро, и он не знал, на сколько ещё его хватит.

Шу Сяохой напряг свои когти и потёр своё лицо. Из этого склада он перекочевал
на другой склад бомбоубежища.

Соседний склад отвечал за хранение еды. Был большой выбор сыпучих


продуктов, а также запакованной еды. Всё это усиленно добывалось людьми,
выживающими каждый день, и одним из ответственных за эту работу был он.

Шу Сяохой не нужно было много, он поднимался вверх и вниз, собирая


сухофрукты, арахис, кукурузу, красные финики и тому подобное.

После того, как он положил эту еду в своё собственное маленькое пространство,
он покинул склад.

Эти продукты были обменным ресурсом за предоставление выжившим в


бомбоубежище подержанных оружий, сброшенных Воздушными Силами.

Дело не в том, что не хотел выходить на улицу и самостоятельно искать еду,


поскольку близлежащие супермаркеты либо уже были обнесены выжившими
ранее, либо были разрушены обрушившимися на них зданиями, а он просто не
мог управляться со своей маленькой силой.
Он также пытался найти еду в жилом здании, но, поев что-то нечистое, он был
разочарован, обнаружив, что его нынешнее маленькое тело не может справиться
с некоторыми из этих продуктов.

Следовательно, он может рассчитывать только на то, что он получит более редкие


и более сложные запасы аэродинамического оружия для обмена на продукты,
которые может выдержать его нынешнее тело.

Хомяк каждый день употреблял очень небольшое количество пищи. Он не брал


слишком много с продуктового склада. Этот обмен, на самом деле, был очень
несовершенным. В конце концов, пистолета в воздушном мешке было достаточно
для снабжения питанием десятерых людей, но этот хомяк всё ещё настаивал,
даже если никто не контролировал, и оставлял воздушные пистолеты, забирая
лишь небольшое количество еды.

Шу Сяохой очень хорошо знал о роли оружия для выживших в бомбоубежище.

Первоначально он был человеком в бомбоубежище, а не маленьким волосатым


светло-серебристо-серым с чёрным шариком с белым животом.

Несколько дней назад он и некоторые люди под прикрытиями других людей с


огнестрельным оружием вышли в ближайшее жилое здание, чтобы собрать
продукты.

Когда он побежал на балкон на втором этаже, чтобы переместить вещи, он был


сожжён внезапным светом, который спустился с неба.

Горящий белый свет зажёг его глаза, и его голова ужасно заболела. Он мгновенно
потерял сознание и упал на землю, как будто он умер. Поэтому другие люди не
вернули его в бомбоубежище.

Когда он проснулся, он уже был таким. Он был мягким и круглым, и его внешний
вид был особенно мал.

Шу Сяохой проснулся исключительно в жилом здании, и в этот момент


пробуждения его сразу же заперло полу-механическое животное. К счастью, атака
была заблокирована солнечной панелью, которая случайно упала с других
этажей. И таким образом он был спасён от того, чтобы стать пеплом, развеянным
ветром.

Паникующий Шу Сяохой встал и хотел убежать, но он увидел свои короткие


розовые лапы. Он не знал, что случилось, но, когда он увидел маленькую щель в
земле, почувствовал необъяснимое чувство, что может в неё проникнуть.

При непрерывных атаках полу-механического зверя Шу Сяохой пробурил весь


путь от поверхности до глубины земли. Он не только был похоронен в гравийных
глыбах, но и, к счастью, достиг бомбоубежища.
Однако после успешного побега Шу Сяохой посмотрел на огромное
бомбоубежище. Увидев людей и всевозможные вещи, он был ошеломлён. Он
вытянул руки и коснулся того, что стало его собственным телом.

После этого он принял тот факт, что после окончания бойни Татов он выжил и
стал хомяком. Хотя ему было грустно, но, по крайней мере, он был ещё жив.

Помимо наличия ловкой маленькой фигуры, достаточной для защиты себя, а


также небольшого пространства, в котором можно было бы хранить некоторые
припасы, он действительно не мог подобрать огнестрельное оружие для борьбы с
полу-механическими животными.

Теперь все люди на этой планеты защищались против своего общего врага –
Татов.

Таты позиционировали себя как высшую, по сравнению с людской наукой,


цивилизацию. Это была раса тиранов-захватчиков. Она смотрела на водные
ресурсы человеческой планеты. Даже не начав переговоры с людьми, Таты
сначала запустили на планету волну полу-механических зверей.

Эти наполовину механические животные являлись тяжелым оружием, цель


которого – очистить от маленьких цивилизаций эту полную ресурсов в глазах
Татов планету.

Первая волна полу-механических зверей сошла с низкой околоземной орбиты, как


ливни, и их число было чрезвычайно велико. После вторжения в атмосферу они
начали атаковать всех существ на планете.

Это попросту был конец мира, и все эффективные орудия на планеты были
активированы, но смогли лишь заблокировать некоторых полу-механических
зверей.

Однако технологии Татов были слишком продвинутыми, и некоторые виды оружия


с планеты даже не были активированы, став бесполезными, потому что
интеллектуальная система управления ракетами защищалась и теряла свою
эффективность.

Планета была опустошена и находилась в состоянии полного отчаяния. Полу-


механические звери убили большое количество людей. С тех пор планета была
вооружена, чтобы противостоять атакам этих полу-механических животных.

Каждый день было много частых воздушных поставок во все регионы, во все сети,
телевизоры, мобильные телефоны и даже оригинальные неограниченные
радиоприемники, но все те, кто мог принимать сигналы под помехами, слушали,
как использовать все виды оружия, анализировать слабые места и атаковать
слепые зоны, как эффективнее избежать преследования кибернетических
организмов.
Конечно, ещё было много людей, которые призывали к объединению всех сил,
которые можно объединить, чтобы ты не стал высокомерным, потому что у тебя
есть оружие.

В погоне за общим врагом и из-за кризиса уничтожения, несмотря на волнения,


вызванные вооружением всего населения, в целом, люди были единодушны.

Тем не менее, всё больше и больше полу-механических зверей были отправлено


Татами. Казалось, они нетерпеливы к защите людей, и сила атаки полу-
механических существ становилась всё более и более мощной. Они были
оснащены интеллектуальными системами обновления, использующими
человеческие ресурсы для самостоятельного ремонта и самостоятельного
обновления. В то же время их способность к отслеживанию также становилась всё
сильнее.

Всё больше и больше людей умирало, а число воздушных поставок становилось


всё меньше и меньше. В конце концов, в некоторых регионах, где нельзя было
обнаружить выживших, неизбирательная отправка огнестрельного оружия была в
значительной степени пустой тратой противодействия и ресурсами для
кибернетических организмов.

... ... ... ... ...

Шу Сяохой выкопался вдоль стены, чтобы забраться внутрь затонувшей каменной


пещеры внутри.

Подтвердив, что он больше не человек, Шу Сяохой, естественно, не посмел


остаться в простой кровати в бомбоубежище, опасаясь, что его могут неосознанно
растоптать люди.

В этой маленькой пещере была медицинская вата, полученная Шу Сяохой, она


была такой же большой, как два из двух его кулаков. Хотя они казались
маленькими, но теперь он и сам был маленьким хомяком. Внутри этой ватки было
сухо, мягко и очень удобно, так что Шу Сяохой проник внутрь. Так как он много
бегал по дороге, он немного утомился.

Когда он был удивлён, он услышал, как кто-то шепчет внизу. Шу Сяохой вытянул
голову и взглянул на двух самых влиятельных людей в бомбоубежище. Он знал
их, потому что они осмеливались отстреливать кибернетические организмы,
поэтому все выжившие в бомбоубежище также знали их, это были Ли Читянь и
Фань Дун.

Когда двое мужчин оказались здесь, Фань Дун оглянулся и решил, что поблизости
нет никого другого. Он вытащил из машины квадратное радио, похожее на жёсткий
диск компьютера. Когда он включил радио, изнутри донеслись аплодисменты.
Некоторое время Фань Донг настраивал радио, раздались разные смешанные
голоса.
Шу Сяохой поднял свои маленькие круглые ушки и попытался послушать новости
из радио.

Шу Сяохой едва услышал одну новость. Таты в космосе, казалось, были


уничтожены. Там не будет больше кибернетических организмов, кроме тех,
которые всё ещё бушуют на планете.

И было что-то, чему можно радоваться; восстановление нового города на пустоши


в городе Z, провинции X.

Шу Сяохой поднялся и попытался услышать больше новостей, но Ли Читянь


внезапно выключил радио и подарил холодный взгляд человеку, внезапно
появившемуся в этот момент.

Человек был ошеломлён этим угрюмым взглядом, затем он сделал комплимент и


улыбнулся, поприветствовав Ли Читяня, прежде чем поспешить на другую
сторону.

Когда человек удалился, Ли Читянь снова включил радио.

Затем, между звуками "цзыцзыцзы" Шу Сяохой услышал отрывок новости,


удивившей его.

Первую её половину Шу Сяохой не услышал. Кажется, белый свет того дня не был
случайным, но чем-то памятным, что было искусственно активировано.

Основное внимание было уделено второй половине. Было установлено, что белый
свет пробудил способность у некоторых людей. Теперь у людей появилась
возможность конкурировать с кибернетическими организмами. Однажды, подобно
тем кибернетическим организмам, которые стремятся убить планетные
организмы, человек сможет вырабатывать металлы, как и космический корабль
Тат.

Шу Сяохой держал свои маленькие когти в гнезде, чувствуя себя счастливым и


испуганным.

Был ли он одним из людей, упомянутых в радио, пробудившим силу?

Но до сих пор, кроме того, что он стал хомяком, с обеих сторон его рта было
зафиксировано лишь небольшое пространство, он не обладал атакующей силой...

Независимо от всего, сначала он должен был двигаться, отправиться в новый


город над пустынной землёй!

Шу Сяохой зарылся в гнездо и вытянул свои короткие когти, чтобы засунуть


маленькую вату в собственное маленькое пространство.

Глава 2. Сильнее, чем мой Мао Я?


У Шу Сяохой было немного вещей, которые он мог взять с собой. Он пошёл вдоль
стен по кругу, положив все запасные продукты и мелкие предметы, которые ранее
хранились в маленьких закоулках, в свою пространственную сумку.

После обсуждения с самим собой Шу Сяохой решил добавить туда же две гранаты
и винтовку, а также немного боеприпасов со склада оружия.

Положив лапу на свои пухлые щёки после того, как все предметы были
запакованы, он понял, что, хотя его пространственный мешочек полон и он мог
чувствовать это, не было никакого дискомфорта или веса, который был бы
ощутим.

Естественно, невозможно, чтобы Шу Сяохой самостоятельно дошёл до города Z,


это было бы долгое, утомительное и откровенно невыносимое путешествие.

Поэтому он внимательно следил за Ли Читянем и Фань Дуном. У них была


надёжная информация, так что они, определённо, найдут группу для путешествия.

Шу Сяохой обнаружил их после какого-то сражения и услышал, как Ли Читянь тихо


говорил с сигаретой во рту: — Десяти машин недостаточно, мы найдём ещё
несколько по пути. Сейчас главным приоритетом для нас является доставка
продуктов и оружия, люди могут бежать рядом с машиной, а не оставаться в ней.

Фань Дун ответил: — Брат Ли, тогда нужно ли нам выбирать всех людей со
способностями и опытом во владении огнестрельным оружием?

Ли Читянь вдохнул дым и случайно щёлкнул пальцем. Окурок достиг потолка


бомбоубежища, как пуля.

— В нынешней ситуации никто не скажет тебе правды. Все люди со


способностями выберут их сокрытие. Возьми с собой всех людей, поскольку вы
можете столкнуться по пути с кибернетическими организмами. Эти люди будут
определённо полезными, владеют они способностями или нет.

Шу Сяохой посмотрел на потолок бомбоубежища с окурком сигареты Марсианин,


всё ещё горевшим. Весь сигаретный фильтр стал частью цемента. Было ли это
способностью? Силовым типом?

Когда Фань Дун услышал слова Ли Читяня, он был ошеломлён на мгновение, а


затем внезапно понял.

— Брат Ли всё ещё мыслит всесторонне! Это такое долгое путешествие, что нам
наверняка пригодится некоторое пушечное мясо для помощи в блокировке
сложных ситуаций. Я пойду и устрою всё, чтобы мы пошли все вместе.

— Не говори глупостей, просто держи это у себя в голове! — яростно выговорил


Ли Читянь.

Фань Дун ответил смешком. — Хорошо, Брат Ли, я ничего больше не скажу. Я уже
ухожу.
Шу Сяохой, лежащий на крыше, потряс своим крошечным носиком и оцарапал в
гневе воздух. Но он тоже был беспомощен. Что он мог сделать, будучи маленьким
хомяком? У Ли Читянь была способность и умение хорошо стрелять, к тому же он
был храбрым и умелым в бою. Многие кибернетические организмы были убиты
именно его оружием. Люди в бомбоубежище, включая прошлого его, восхищались
им очень сильно. Когда Ли Читянь позовёт, естественно, все обязательно пойдут
за ним.

Крошечный хомяк мог только просить о сохранении своей жизни; он будет решать,
что делать с вещами по пути, на самой дороге.

Фань Дун кричал на людей, пока ходил, чтобы они паковались и готовились
выдвигаться. Затем он позвал несколько людей, у которых было больше силы,
погрузиться в грузовик. Они быстро выдвинулись в полдень, когда
кибернетические организмы заряжались.

Погрузка машины также была проблемной. Хотя машины могли проходить в


бомбоубежище, найденные ими грузовики не могли. Они были припаркованы на
ровной площадке перед входом в бомбоубежище. Использовать можно было лишь
маленькие машины и продвигаться на них шаг за шагом. Людям также нужно было
быть готовыми к атаке кибернетических организмов, которые могли появиться в
любой момент.

Шу Сяохой проник из щели в склад оружия. Он нашёл пакет с боеприпасами и


спрятался в нём. Естественно, он также был перемещён в огромный грузовик за
пределами бомбоубежища.

Он выглянул своей маленькой головой и заметил, что уже полдень. Хотя выход из
бомбоубежища был в лесу, редкие солнечные лучи всё же могли проникать туда.

Вскоре Шу Сяохой понял, что, когда солнечный свет падает на некоторых людей,
он излучает слабое свечение, имеющее разные цвета. Фань Дун был светло-
зелёным, а у шагающего Ли Читяня был коричневый цвет.

Шу Сяохой задумался, а не является ли этот цвет демонстрацией способностей?


Он посмотрел на себя сверху вниз. Солнце не светило на грузовик, поэтому он не
мог увидеть себя.

Было загружено более десятка грузовиков, но большинство из них было загружено


продуктами питания, тогда как только два имели в себе боеприпасы.

Не хватало не оружия, а боеприпасов. Фань Дун раздавал всем оружие и очень


небольшое количество боеприпасов. Однако тип оружия был разным для всех.
Фань Дун весьма разборчиво раздавал маленькие ружья тем, кто выглядел худым
и слабым. Большие пушки, ручные гранаты и тому подобное не давались; он был
действительно скуп.

Как-то все собрались. Ли Читянь вскочил на машину с боеприпасами, где был


спрятан Шу Сяохой, и махнул. — Поехали.
Как-то так более сотни людей просто покинули бомбоубежище.

Шу Сяохой, лежащий в машине, сжал свои лапки и почувствовал, что это


действительно некрасиво. Было на самом деле небезопасно для них вот так уйти.
Кибернетические организмы сканировали колебания жизненных волн и на
основании них атаковали. У них было так много людей, безусловно, они были
большой целью.

Конечно, ещё до того, как они прошли два километра, около полуразрушенного
офисного здания напротив них возникло около десятка механических организмов.

Все люди в панике сопротивлялись. Коллективно они попали пулями в нескольких,


ещё многие на их пути были стремительными, а атаки ионными орудиями
кибернетических организмов, к тому же, наносили удары по людям.

Шу Сяохой с тревогой лежал на крыше грузовика. И в его маленьких глазах


промелькнула вспышка, когда его взгляд упал на потрёпанное здание, за которое
цеплялись когти киборга.

— Если это здание напротив упадёт, оно убьёт по крайней мере нескольких из них!

Затем маленький хомяк по глупости посмотрел на противоположное офисное


здание, которое внезапно начало рушиться с пятого этажа. Тяжёлое здание из
тридцати этажей рухнуло и вбило шесть-семь кибернетических организмом в
землю.

Было ли это простым совпадением?

Передняя лапа Шу Сяохой поддерживала его маленькую выпуклую щёку. Угол


обрушения здания был настолько странным, что он не касался машин на этой
стороне, поэтому пострадали только кибернетические организмы.

Оставшиеся два организма также были убиты, и машины могли только


развернуться и переместиться на другую сторону.

Шу Сяохой потёр свои глаза и почувствовал себя немного сонным. Сродни чувству
слабости, вызванному простудой, Шу Сяохой упал в кузов грузовика.

Он не должен был заболеть, не так ли? Сможет ли он найти ветеринара в этой


ситуации?

Шу Сяохой с трудом пробурился на дно грузовика и, наконец, вытащил мягкое


гнездо из обезжиренного хлопка и зарылся в него. Он уснул с розовыми когтями и
коротким хвостом, всё ещё находившимися снаружи.

Он не знал, как долго спал. Шу Сяохой ощутил, словно он увидел фигуру, очень
большую и могущественную.

Мужчина бросил в организм пушку М4, но он всё ещё был в состоянии уклониться
от атаки кибернетического организма ионной пушкой. Затем он поднял ногу и пнул
врага в несколько раз выше, чем люди. Потом застрелил и уничтожил киборга. Он
наступил на его голову и легко вытащил из него оружие. Он нёс тяжёлое оружие и
атаковал кибернетические организмы с другой стороны...

И в мгновение ока более двадцати чужеродных кибернетических организмов


вокруг него были уничтожены таким образом. Мужчина отбросил оружие
организма в сторону и внезапно повернул голову, словно что-то почувствовал.
Направление его взгляда соответствовало местоположению Шу Сяохой.

Маленький хомяк был шокирован, а его мех почти встал дыбом. Взгляд этого
мужчины был острым и жестоким, казалось, он видел, как за ним подглядывали!

Первая реакция Шу Сяохой – прикрыть глаза, но его передние лапки были


относительно короткими, так что это действие казалось немного глупым. Шу
Сяохой мог только грустно опустить вниз свои лапки.

В этот раз взгляд мужчины казался менее пугающим, но Шу Сяохой всё ещё не
мог чётко увидеть его лицо.

Затем мужчина сказал. — Ты видишь меня? Я Чэнь Чэндо. Где ты? Я заберу тебя.

— Пи, пи, пи... — Шу Сяохуэй, который не мог говорить, мог только с


негодованием размахивать лапами.

Потом мужчина исчез из его поля зрения.

Лапы Шу Сяохой во сне закрутились, и он открыл свои маленькие чёрные глаза.


Он всё ещё мог ощущать мягкое прикосновение хлопка. Сейчас он понял, что
никуда не уходил.

Так что у него просто был сон, но почему тот мужчина сказал, что его зовут Чэнь
Чэндо? Кроме того, почему он упомянул, что заберёт его? Странно!!

...

Сражение на стороне Чэнь Чэндо было закончено, но он всё ещё стоял там. Ли
Хой подошёл, держа свои пушки. — Босс, с вами что-то не так?

Чэнь Чэндо откинул кибернетический организм, блокирующий путь, и спустился,


чтобы посмотреть на зевающего большого кота возле Ли Хой. — Ничего, я просто
ощутил своего боевого питомца.

Ли Хой сказал. — Какой это вид зверя? Он сильнее, чем мой Мао Я?

— Это леопард, а ты зовёшь его Мао Я. Ты действительно слишком большой. —


Чэнь Чэндо прикоснулся к голове Мао Я, и леопард заскулил на него, размахивая
лапами.

— Босс, не меняйте тему. Какой ваш боевой питомец?


Чэнь Чэндо легко избежал когтей Мао Я и пошёл прямиком к их машине. — Я не
видел, какой мой боевой питомец, но его духовная сила велика. Я с нетерпением
жду его.

— Я правильно говорил, что наш босс жесток. Как может не быть боевого питомца,
способного синхронизировать с ним? Это должен быть яростный парень,
например, слон или что-то сносное! — Ли Хой следовал чётко позади, а Мао Я
взмахнул своим хвостом и последовал за ними.

— Босс, где ваш боевой питомец?

— Он не должен быть слишком далеко. — Чэнь Чэндо приводил себя в порядок,


когда его спросили около машины. — Не говори глупостей. Очисть поле битвы и
не забудь забрать все ионные пушки.

Ли Хой пожал плечами и повернулся, чтобы привести команду для очистки. Теперь
все эти кибернетические организмы обновляются самостоятельно. Эти ионные
пушки не могли быть оставлены там. Ранее они встретили организм, оснащённый
четырьмя ионными пушками.

К сожалению, ионная пушка исчерпала бы энергию, когда она была удалена. Они
не могли перезарядиться, иначе, как здорово было бы использовать свои
способности и бороться с этими организмами? В настоящее время ими мог
пользоваться только их ловкий босс.

Когда Чэнь Чэндо отдыхал с прикрытыми глазами, он немного колебался. Кажется,


он нечётко слышал голос боевого питомца, способного синхронизироваться с ним.
Он казался немного маленьким и, к тому же, слабым.

— Пи, пи, пи?

Чэнь Чэндо потряс головой и засмеялся. В любом случае, было приятно ощутить
своего боевого питомца.

Глава 3. Снова писклявый звук.

Шу Сяохой проспал всю дорогу и, хотя он всё ещё был немного слабым, ему было
гораздо лучше. Он чувствовал, что машина продолжает двигаться относительно
плавно, и не слышал никаких выстрелов. Кажется, снаружи всё было мирно.

Определённый голодный хомяк потёр своё лицо лапками и достал из


пространственной сумки маленький мармеладный стебель, присел на корточки
рядом с гнездом и начал медленно покусывать его с рук.

Шу Сяохой нравился этот хрустящий и сухой красный мармелад, и было очень


здорово, что он его взял. Когда осталась только серединка, Шу Сяохой продолжал
держать её и сидеть на корточках некоторое время. Он не хотел есть его
полностью, но вкус этого мармелада очень сладок и освежающ, и он мог грызть
его своими длинными зубами каждый день.
Шу Сяохой сдержался, съев только один сушёный мармелад. После того, как он
выбросил оставшуюся серединку, он съел немного кукурузы, взял морковку и
некоторое время грыз её. Затем он похлопал своими двумя маленькими когтями,
удаляя крошки, и кропотливо вынул свой источник воды. Это была бутылка
минеральной воды, сверху которой находилась соломинка, из которой он изо всех
сил пытался попить.

Шу Сяохой держал бутылку прямо, а также осторожно и сильно сосал соломку.


Попив, он сложил вещи обратно в свою пространственную сумку и сел с большим
удовлетворением.

После этих дел Шу Сяохой выбрался из-под грузовика. Он не знал, сколько


времени он спал. На самом деле у команды был автобус, и люди были втиснуты и
зажаты небрежно.

Так что скорость команды значительно улучшилась.

Тем не менее, это слишком ужасно и совершенно небезопасно, поскольку автобус


слишком большой и также не особо гибкий транспорт, плюс в нём было слишком
много людей. Ионные пушки кибернетических организмов могут взорвать весь
автобус всего двумя или тремя атаками.

Эти люди... их мозги выкачены?

Эта ситуация не намного лучше прошлой, когда они бежали снаружи.

Шу Сяохой так волновался за этих людей, что смотрел на окружающую среду из


трещины. Несмотря на то, что вторжение Татов было менее половины месяца,
разрушительная сила кибернетических организмов была слишком сильной.
Здания на дороге были полностью покрыты следами ионного оружия.

Город, в котором они живут, числится в городах второго уровня и имеет


относительно большое население. Поэтому кибернетических организмов
захватчиков-Татов было довольно много, и они почти уничтожили весь город.
Возможно, их конвой – единственное безопасное убежище для оставшихся в
живых.

Сердце Шу Сяохой мгновенно сжалось. Кибернетические организмы атаковали


все источники жизни на планете. Он был просто маленьким хомяком. На самом
деле, смерть, безусловно, не так уж и плоха. После расправы над организмами
действительно было много людей, которые не могли противостоять скорби и для
которых самоубийство стало единственным облегчением. Шу Сяохой посмотрел
на свои короткие когти, он с трудом верил, что он сможет выжить только с этим.

Необъяснимо Шу Сяохой снова почувствовал мощную фигуру и услышал его


тихий голос.

— Ли Хой, я использовал метод, о котором ты сказал, для общения с боевыми


питомцами. Почему он вообще не реагирует?
Это тот, кто утверждал в его сне, что он Чэнь Чэндо?

Шу Сяохой сейчас бодрствовал, он был уверен, что не спал прямо сейчас!

Голос Чэнь Чэндо продолжал звучать.

— Как ты узнал, что это леопард? Как я могу не видеть, что за питомец у меня?

— Эй, иди нахер, его духовная энергия очень сильна, как он может быть робким?

— Эй! Шумно! — Шу Сяохой кричал на фигуру внутри своей головы.

— Говори громче. Эй! Я не могу чётко тебя услышать. — призывал собеседника


Чэнь Чэндо.

Шу Сяохой был не в настроении ответить ему, но, по крайней мере, его


ослабевшее сердце снова выздоровело, когда он продолжил смотреть на здания
по обе стороны дороги.

Проведя некоторое время за просмотром пейзажей из щели, Шу Сяохой внезапно


ощутил, что что-то не так. Кажется, что грузовик едет не только с большим
автобусом. Кажется, всё ещё были некоторые объекты, которые сопровождали их,
и, вероятно, поблизости словно были механические звуки бегущих животных.

Шу Сяохой прижался своим маленьким ухом к стенке грузовика и последовал за


звуками в его заднюю часть, где звуки стали ещё громче. В дополнение к звукам
бега был тяжёлый вздох.

Шу Сяохой осторожно выглянул из проёма грузовика, затем его маленькие чёрные


глаза упали на светло-коричневую голову большого быка в сопровождении двух
огромных глаз.

Шу Сяохой был шокирован, и он тупо соскользнул в грузовик.

«Б... большой бык, большой бык, который бежит почти так же быстро, как
машина!»

Что с ним произошло, пока он спал?

Неужели никто не превратится в такого хомяка, как он, а?

"Эй, хочешь сменить форму и попробовать это?"

Ли Читянь, сидевший на переднем пассажирском сиденье, может испытывать те


же чувства, что и его недавно найденный боевой питомец, бык. Когда он увидел
Шу Сяохой в поле зрения быка, Ли Читянь нахмурился.

— Мышь?

Пробормотав низкое проклятие, Ли Читянь повернулся к Фань Дун и сказал:

— В машине есть крысы. Когда дорога наладится, не забудь выбросить их. В такой
ситуации чума доставит нам неприятности.
Ли Читянь только закончил говорить это, а большой бык позади машины также
вскрикнул.

— Оу! Ауч!

Шу Сяохой был ближе всего к быку, и когда бык издал этот обширный звук, он
закричал прямо в его голову. Чувствуя себя тупым, Шу Сяохой вытащил немного
ваты из своей пространственной сумки и засунул её в уши.

Голос большого быка всё ещё не останавливался, он продолжал кричать.

В это время Фань Дун высунул голову из машины и закричал: — Ускоряемся и


бежим прямо к зданию, чтобы укрыться. Организмы идут!

Поскольку голос Фань Дун смешивался с ветром, он был ясно передан всем прямо
в уши ветром.

Люди, следовавшие за машиной, услышали предупреждение, в том числе Шу


Сяохой, находившийся в грузовике, уши которого были набиты ватой. Он
удивлённо почесал своими маленькими когтями воздух и выглянул на край
грузовика, снова высунув голову.

Затем он ошеломлённо наблюдал, как большой бык превратился в проблеск


света, который вырвался и слился с телом Ли Читянь, внезапно выпрыгнувшим из
машины.

Затем Шу Сяохой увидел, что свет на Ли Читянь становится всё более и более
интенсивным. Он видел, как тот шёл небрежно, но под его стопами образовались
глубокие ямы, прежде чем он прыгнул в другой фургон.

Ли Читянь обматерил огнестрельное оружие и выстрелил в малоэтажное здание


рядом с ним, чтобы разобраться с организмами, которые преследовали его.

Шу Сяохой был поражён внезапной переменой этого человека. Она просто была
слишком сильной. Хотя здесь не было такого существа, как Чэнь Чэндо из сна,
очень мощно было иметь возможность разобраться с двумя разными организмами
самостоятельно.

В конце концов, перед атакой звери были оснащены пушками.

Именно тогда в небе раздался резкий крик.

Шу Сяохой вздрогнул и огляделся, а в небе недалеко от них пролетел орел, и


пронзительные орлиные глаза пронеслись над их командой.

Шу Сяохой быстро вернулся к внутренней части грузовика. Он необъяснимым


образом почувствовал, что орёл, казалось, полностью видел его, и взгляд
совершенно отличался от большого быка. Большой бык просто наблюдал за ним
снаружи без каких-либо эмоций, но орёл очень пристально посмотрел на него.
Шу Сяохой просто хотел плакать без слёз. Орёл не должен был рассматривать его
как еду. Его даже недостаточно для того, чтобы сделать маленький укус.

В этот момент высокий мужчина вокруг Чэнь Чэндо облизнул губы и повернулся,
чтобы посмотреть на того. Он сказал: — Босс, мой чёрный орел увидел команду
впереди. Кажется, их окружает множество кибернетических организмов. Хочешь
пойти и помочь им, босс?

Ли Хой ударил высокого мужчину. — Босс общается со своим боевым питомцем!


Не отвлекай его!

В то же время Чэнь Чэндо также был очень беспомощен. Кроме того, что он
слышал тонкие скрипучие звуки, он действительно ничего не чувствовал от
другого.

Глава 4. Мимолётный взгляд.

Чэнь Чэндо отозвал своё сознание, пытаясь связаться со своим боевым


питомцем. Неважно, был ли он не в состоянии общаться с ним или нет. Чэнь
Чэндо оценил, что он не был достаточно близко к положению своего боевого
питомца или же не был достаточно опытным, чтобы манипулировать своим
сознанием для общения с тем.

Тем не менее, он смог приблизительно определить общее местоположение своего


боевого питомца. Это было как раз в городе перед ним, ему просто нужно было
идти и искать.

Чэнь Чэндо потёр свой затылок и посмотрел на двоих, которые начали спорить на
стороне.

– Не суетитесь, пойдём.

Он уже услышал слова Со Бинь, были выжившие, которых следовало сначала


спасти.

Команда Чэнь Чэндо ехала на модифицированном внедорожнике, покрытом


снаружи серебряной краской. Эта серебряная краска была чем-то новым, и она
могла в некоторой степени помочь избежать сканирования кибернетических
организмов на предмет жизни. Однако эту краску было очень сложно изготовить.

Чэнь Чэндо занял второе водительское кресло, Ли Хуэй и Со Бинь вдвоём сели на
задние сиденья, тогда как в багажнике лежал крокодил, которого никто не
осмеливался провоцировать, его звали Э Юй. Это был боевой питомец Ши Жуй с
холодным лицом, бывшего водителем. Характер Ши Жуй был похож на его
боевого питомца. Он не был многословным, но, когда приходило время драться,
он определённо был безжалостен.

Ли Хуэй, который всегда любит ворчать, в этот момент держал своего боевого
питомца Мао Я, леопарда.
Таким образом, большой леопард был прижат к ноге Ли Хой, словно не имея веса,
пока Ли Хуэй тискал его толстые лапы, играя.

Просто леопард время от времени раскрывал зубы и издавал гортанные звуки.

Боевой питомец Со Бинь – Чёрный Ястреб – летал в небе, и он также парил взад и
вперёд, прежде чем полететь назад. Он очень успешно принёс назад несколько
странных животных, приконченных затем пистолетом Чэнь Чэндо из окна. Затем
Чёрный Ястреб помчал к ускоренной машине команды.

Ли Хой почесал щёку своего леопарда и сказал.

— Ну же, все вы пытались угадать, что за боевой питомец у босса? Я думаю, это
может быть слон или чёрный медведь, вид с большой силой. Если это может
удвоить боевую мощь старшего брата, дорогие, нам не нужно будет изо всех сил
стараться в будущем, босс абсолютно легко решит это.

В прошлое каждый из них находил своих собственных боевых питомцев один за


другим, но лишь босс не ощутил пока что своего боевого питомца. Именно
поэтому они никогда не осмеливались задавать про это вопросы. Сейчас босс
наконец чётко сказал, что уже ощутил своего боевого питомца, они, естественно,
не имели никаких сомнений в угадывании.

Со Бинь долго размышлял и сказал. — Если это слон, нам придётся перейти на
тяжелый грузовик позже.

— Действительно, мы не можем позволить боевому питомцу босса бежать позади


машины. — сказал Ли Хой. — Но я не уверен. Он так сильно любит пушистых
животных. Время от времени он всё ещё любит трогать голову моего Мао Я.
Может быть, питомцем босса будет лев, тигр или кто-то такой.

Ши Жуй, обычно молчаливый, внезапно сказал. — Динозавр.

— ...

Чэнь Чэндо посмотрел на невыразительного Ши Жуй, подумав, что у этого парня


были подобные мысли.

— Хахахаха, разве это возможно? Что невозможно в наши дни? Может быть, это
будет всего лишь муравей. — Ли Хой быстро выпалил, потому что был счастлив,
однако чувствовал, что сделал довольно абсурдное предположение.

Чэнь Чэндо засмеялся и бросился к передней части конвоя. Затем его улыбка
мгновенно исчезла, и он сказал: — Готовьтесь к битве.

Они не знали, откуда все эти машины и люди прибыли. Всё же было небезопасно
эвакуироваться так, это было слишком опрометчиво, и цель слишком очевидна,
это просто поиск смерти!
Хотя их космический корабль был уничтожен, Таты модернизировал
кибернетические организмы, и все они стали саморазвивающимися, а их
охотничьи стратегии стали более смертоносными.

Эта команда до сих пор выживала, определённо, это было обдумано


кибернетическими организмами.

Чэнь Чэндо открыл дверь с пистолетом в руке, он уничтожил несколько чужих


животных, бросившихся на них. Трое мужчин быстро догнали его, и их питомцы
превратились в лучи света и растворились в их телах, увеличивая силу атаки.
Несколько человек также бросились со своим оружием.

Конвой был осаждён относительно низкоуровневыми кибернетическими


организмами, большинство из которых были оснащены одиночными ионными
пушками, вид которых устарел, поэтому они были быстро устранены Чэнь Чэндо.

Ли Хой крикнул в дверь. — Все должны разбегаться и собираться только через


определённые промежутки времени, не толпясь вместе, если вы хотите выжить!!

Однако эти люди, вышедшие из бомбоубежища, уже видели силу Ли Читянь,


который был в их глазах достаточно силён, чтобы защитить их.

Поэтому никто не слушал Ли Хой, и они всё ещё были вместе и толпились возле
здания Ли Читянь.

Ли Читянь сказал. — Это мои люди. Почему они должны слушать тебя? Помогли с
уничтожением нескольких кибернетических организмов и уже хотите завладеть их
сердцами?

Ли Хой посмотрел на Ли Читянь как на идиота. — Почему вы сначала не убежите


ради своих жизней? Разве вы не знаете, что это самый простой способ привлечь
зверей? Вы будете ими окружены!

— Такие тревожащие речи [1], почему Лаоцзы должен тебе верить? Даже если
больше кибернетических организмов придут, Лаоцзы в одиночку справится с ними!
— Ли Читянь вообще отказывался сдаваться, он только построил свою репутацию,
естественно, ему хотелось ковать железо, пока оно горячо. Более того, он даже
слился со своим боевым питомцем и уже удвоил свою боевую мощь.
[[Тревожащие речи – говорить что-то пугающее просто с целью поднятия тревоги,
преувеличивать вещи, чтобы испугать людей.]]

Когда Шу Сяохой услышал интенсивный звук выстрелов снаружи, он смело


выглянул с вытянутой головой. Однако, поскольку в его машине было оружие,
которое было самым важным в глазах Ли Читянь, поэтому в начале Фань Дун с
помощью энергии ветра проехал на машине до самого входа в подземный гараж.

Поэтому Шу Сяохой лишь смутно видел, как кто-то другой прибыл.

В то же время он также ощутил очень знакомые эмоции восторженности, словно


ощущение очень близкого человека, пришедшего его навестить.
Шу Сяохой потёр лицо вытянутыми лапками, на мгновение колеблясь. Когда
грузовик ненадолго застрял у входа в подземный гараж, он выскользнул из него.

Шу Сяохой не хотел слушать, но его маленькие чёрные глаза увидели на


расстоянии фигуру, которая была ему удивительно знакома.

Шу Сяохой осторожно прошёл вдоль стены, нашёл скрытое место и вытянул


голову в направлении, где стрельба постепенно прекратилась.

Непосредственно возле малоэтажного здания, где находился Ли Читянь, был


припаркован внедорожник, а вдоль дороги стояли четверо мужчин с оружием,
разговаривая с Ли Читянь.

Может ли это быть кто-то знакомый? Сердце Шу Сяохой стучало. После


нашествия кибернетических организмов он не нашёл никого, кого бы знал.
Одиночество было действительно невыносимым, особенно после того, как он стал
хомяком без причины. Страх одиночества действительно заставил его хотеть
найти кого-то, кого он знал, по крайней мере, в качестве дополнительной
психологической поддержки.

Поэтому Шу Сяохой проскользнул по хаотичной улице, и разговор нескольких


человек медленно дошёл до его ушей.

Ли Читянь довольно высокомерно сказал:

— Вы все следуете за мной. Видя, что ваша сила очень велика, мы будем все
вместе. Любой вид кибернетических организмов – не проблема. Ехать в новый
город легко и просто, и мы, определённо, сможем вести большой бизнес.

Чэнь Чэндо увидел, что человек не понимает текущей проблемы. Он выстрелил в


землю из пистолета в руке и закричал: — Любой, кто хочет жить, идёт в подвал и
прячется!

Голос был слегка знаком... хотя он немного отличался, был более серьёзным и
холодным, чем то, что Шу Сяохой слышал раньше, но он, казалось, был знаком с
этим голосом долгое время.

Он стал более уверенным, что это был кто-то, кого он знал. Шу Сяохой ускорился,
быстро перебирая короткими лапками.

Шу Сяохой, наконец, подбежал к окрестностям малоэтажного здания, моргая


своими маленькими глазами. Он наконец увидел человека, который держал
пистолет и носил боевую форму.

Он был знаком с его фигурой и движениями, хотя его красивое лицо он никогда не
видел прежде.

Шу Сяохой на мгновение остановился и внезапно вспомнил, что это был за


человек. Слегка подавленный, он повернулся к подземному гаражу и убежал. Он
не знает этого человека, не знает этого человека!
Сразу после того, как Шу Сяохой убежал на короткое расстояние, раздался звук
щелчка, и лучи ионных пушек устремились к нему.

Чэнь Чэндо холодно фыркнул. Вместо того, чтобы иметь дело с людьми, которые
верили в Ли Читянь как в спасительную соломинку, он повернулся, чтобы
разобраться с кибернетическими организмами, которые наводнили этот путь.

Шу Сяохой почувствовал себя некомфортно, когда этот маленький хомяк увидел


большую группу кибернетических организмов, бегущих по направлению к ним.

Ли Читянь был шокирован. Его фигура, стоящая на малоэтажном здании, дрожала


и кричала на толпу. — Не бойтесь, Лаоцзы здесь, никто из вас не умрёт, возьмите
оружие и отбейтесь!

Драматическая сцена потрясла всех и заставила их забыть, как отвечать.

После того, как Ли Читянь крикнул, он скатился со здания и спрыгнул вниз. Он


бежал до входа в подземный гараж, наступая на разрушающиеся здания. Затем
было выброшено несколько автомобилей, перекрывших вход в подземный гараж.

Шу Сяохой просто бежал в гараж и был почти убил машиной, брошенной Ли


Читянь.

Шу Сяохой был зол, с негодованием перебирая лапками, глядя на


заблокированных вход, и его маленькие чёрные глаза вспыхнули. Если бы только
ионная пушка могла поразить все эти машины за раз.

Затем взрыв ионных пушек действительно поразил нагромождение машин!

Шу Сяохой был напуган. Если то разрушенное здание было совпадением, то что


насчёт нынешнего случая?

Трудно вообразить, что его сила – тип психо, делающий всё правдой. Если нет, то
чем ещё это может быть?

В этот момент, однако, раздался голос Чэнь Чэндо. — Если у вас недостаточно
силы, сначала вы должны спрятаться!

Шу Сяохой слегка повернул голову и увидел, что Чэнь Чэндо несёт ионный
пистолет, извлечённый из кибернетического организма. После этого мужчина
отбросил ионную пушку в сторону.

После того, как вход в подземный гараж был открыт, он повернулся и пошёл,
чтобы избавиться от кибернетических организмов, толпящихся вокруг него. Но, как
только он обернулся, он, казалось, мельком увидел маленькую мышку?

После убийства нескольких кибернетических организмов Чэнь Чэндо потряс своей


головой и ощутил, что идея, пришедшая только что, была несколько смехотворна.
Но он не мог не подумать о том, что маленькая мышка выглядела чертовски
знакомой.
Глава 5. Шу Сяохой немного понимает.

Большинство из этих паникующих и растерянных людей бросилось в подвал.


Только немногих из тех, кто имел способности, остались. Сначала они не были
такими смелыми. Они последовали за Чэнь Чэндо и подняли оружие полумёртвых
кибернетических зверей, оставшееся позади. По мере того, как количество убитых
совместно полу-механических животных увеличивалось, они постепенно начали
самостоятельно бороться с некоторыми из этих чужеродных зверей.

Сзади было относительно безопасно, Шу Сяохой не последовал за хаотичной


толпой в подземный гараж. Вместо этого он спрятался в старой машине,
повреждённой Чэнь Чэндо, и выглянул, вытянув голову.

Шу Сяохой никогда не видел такой удовлетворительной сцены. Эти звери были


ничем в глазах этих людей со способностями.

Чэнь Чэндо в одиночку расправился с половиной этих полу-механических зверей.

Сердце Шу Сяохой кипело, когда он смотрел на эту сцену. Его два маленьких
когтя сжимались, а его нос постоянно слегка дрожал, когда он нервничал. Как он
хотел, чтобы он мог махать когтями и царапать их!

Однако Шу Сяохой посмотрел на свои маленькие когти, которые были даже не


такими большими, как десять центов. Печальный факт – ему, вероятно, пришлось
бы бороться с иглой.

Ли Читянь не слишком далеко убежал со своей кортежем и не привлёк слишком


много полу-механических зверей. Поэтому после битвы они были почти
истреблены им.

Остальные были разбросаны, что позволило тем, кто только начал изучать свои
способности, убить полу-механических зверей, практикуясь.

Время от времени Чэнь Чэндо также давал некоторые советы. Он относился с


уважением к тем, кто осмелился столкнуться с полу-механическими животными и
сражаться напрямую.

Понаблюдав за битвой, Шу Сяохой выпрямил взгляд, несколько обескураженный,


и пошёл в подземный гараж.

Несмотря ни на что, он всё ещё хотел иметь силы, чтобы бороться.

Шу Сяохой и настоящий хомяк немного различались. Например, его зрение не


было хомячьим. В тусклом свете подземного гаража он мог относительно чётко
видеть, что недалеко отсюда Ли Читянь и Фань Дун толпились у другого выхода.

Двое мужчин сидели за рулём машины с оружием и снаряжением, но выход был


слишком мал для неё.

У подземного гаража этого общего жилого района был капитальный ремонт ворот.
Они были размером с обычную дверь дома, в них мог въехать электромобиль, но
не обычный автомобиль, не говоря уже о большом грузовике, загруженном
вещами. Было достаточно хорошо, что большой грузовик удалось загнать в гараж.

Поэтому в это время двое мужчин спешили надеть что-то на быка – боевого
питомца Ли Читянь, готовые позволить ему вынести оружие наружу.

— Пи, пи, пи! — хомяк неосознанно захотел покричать.

— Здесь мыши? — сказал кто-то в темноте.

— Ты боишься мышей? Поблагодари Бога, это не полу-механический зверь,


забравшийся внутрь! — ответил другой.

— ...

Что ещё он мог сказать?

Шу Сяохой быстро спрятался в угол и смотрел, как Ли Читянь и Фань Дун выводят
быка наружу.

В этот момент Чэнь Чэндо привёл людей и зажёг несколько светящихся палочек в
тёмном подвале. Хотя он мог не осветить весь подвал, но смутно показывать вид
этих двух мужчин и быка, которые всё стремились вылезти наружу.

Люди, сбитые с толку драматическим представлением Ли Читянь, были ещё раз


шокированы этой сценой.

В это время взволнованный Ли Читянь насильно пробурился наружу со своим


быком.

Жаль, что он встретил несколько полу-механических зверей, которые остались на


входе и готовились сканировать подвал, где колебались жизненные силы.

Это был просчёт Ли Читянь. Он также думал, что все эти полу-механические звери
будут привлечены толпой на другой стороне. Он не ожидал, что они будут
модернизированы и что их интеллектуальная система найдёт другие выходы в
этом подземном гараже.

Вскоре после крика Ли Читянь был атакован ионной пушкой кибернетического


зверя, половина его ноги рассыпалась, и он упал в подвал.

Бык произнес "муу" и стал частью тела Ли Читянь. С некоторым усилием он


вкатился в подвал и спрятался под грузовик.

Фань Дун в панике отступил, но врезался в грузовик позади себя и остановился.


Прежде чем он смог послать ураган полу-механическим животным, он был
поражён ионным выстрелом прямо в грудь.

Шу Сяохой уставился на эту сцену. Несколько полу-механических зверей


спустились с выхода. Оригинальный вход не мог вместить такого большого зверя.
Но те, кто входил, неизвестным способом уменьшили свои размеры.
Один из пистолетов, которые держал Чэнь Чэндон, был брошен, пока Ли Хой и
остальные следовали за ним.

Ли Хой подошёл и нерешительно посмотрел на маленького полу-механического


зверя на полу. — Что ты о них думаешь, босс?

Чэнь Чэндо пнул тела полу-механических зверей на земле. Некоторые из них не


пострадали от их оружия, поскольку имели только очевидные порезы. Чэнь Чэндо
посмотрел на ионное оружие рядом с кибернетическим зверем, на котором
виднелись следы разборки и сборки.

— Эволюция? — воскликнул Со Бинь.

Чэнь Чэндо кивнул, у него было более ужасающие догадки, что эти полу-
механические звери могли эволюционировать в лидеров или кого-то наподобие.

Чэнь Чэндо жестом указал Со Бинь заблокировать вход. Полу-механические звери


могли сканировать на предмет жизни, но толщина грунта и бетона мешала их
точности.

В это время Ли Читянь не мог выбраться из-под машины. Он был атакован ионным
пистолетом, и его ноги сильно кровоточили. Он был в шоке. Бык, которого он
удерживал, тоже оторвался и застрял под грузовиком.

Чэнь Чэндо поднял руку, чтобы открыть грузовик, и коснулся головы быка. Бык
выгнулся навстречу его руке.

Ли Хо курил сигарету в уголке своего рта. — Босс, это не твой боевой питомец,
верно? Я никогда не видел, чтобы какой-либо боевой питомец выбирался двумя
людьми!

Чэнь Чэндо посмотрел на него, и Ли Хой немедленно заткнулся.

Шу Сяохой проскользнул за угол и посмотрел эту сцену. Ему стало немного


грустно. Он посмотрел на Ли Читянь на земле. Этот человек умирал. Этот бык
тоже умрёт?

Чэнь Чэндо сказал. — Он умирает. Профессор Вэй говорил, что, как только мастер
умрёт, боевой питомец, принадлежащий ему, также умрёт. С момента, когда их
сознания могут соединяться, жизнь и смерть мастера и его боевого питомца
переплетены. Неважно, кто умрёт, второй не останется жить. Поэтому каждый
боевой питомец заслуживает уважения.

Со Бинь присел на корточки и коснулся шеи Ли Читянь. Там не было никаких


признаков сердцебиения. Было так много крови, что его уже невозможно было
спасти. Самое большое, что они могли сделать, – только оказать первую помощь.
Но они не могли сделать этого ранее.

Шу Сяохой чувствовал себя немного тронутым внутри. Он скользнул вперёд и


посмотрел на Чэнь Чэндо со слегка вытянутой головой.
Затем Шу Сяохой внезапно ощутил, как его сердце сотряслось, словно его
сознание было соединено с другим человеком.

В тот момент Шу Сяохой внезапно усомнился, что он будет похож на этого быка;
он был чьим-то боевым питомцем, но таким маленьким хомяком. Если он умрёт,
кто-то также умрёт вместе с ним?

Внезапно Шу Сяохой немного испугался...

Прошлая связь между ним и Чэнь Чэндо, казалось, была на том же уровне
сознания. Он может быть боевым питомцем Чэнь Чэндо. Если он умрёт, к
несчастью, умрёт и этот крутой человек?

Чэнь Чэндо также ясно ощутил в этот момент существование своего боевого
питомца. В волне сознания его боевого питомца был явный страх. Чэнь Чэндо
подумал, что то, что он видел, ощущалось его боевым питомцем, поэтому твёрдо
выразился. — Не бойся, я не дам тебе умереть.

— Босс. — Со Бинь позвал его. — Этот мужчина мёртв.

В этот момент светло-коричневый бык внезапно поднял голову и дважды


застонал, его голова слабо опустилась, и его глаза постепенно закрылись.

Чэнь Чэндо вздохнул и встал. Это был первый раз, когда они столкнулись со
смертью боевого питомца.

После того, как Чэнь Чэндо привёл себя в порядок и проверил оружие с
боеприпасами на нижней части тела, он вышел из полуразрушенного подземного
гаража. Кто-то из толпы сразу сказал. — Подождите минутку! Что мы будем
делать, когда вы уйдёте? Если вы сделаете это, мы все умрём.

— Даже если у нас есть оружие, мы всё ещё не можем сражаться с этими полу-
механическими зверями.

— Давайте все пойдём за ними!

Ли Читянь, прошлая спасательная рисовая соломинка, исчез, а Чэнь Чэндо,


который уничтожил десятки полу-механических зверей, естественно, стал их
новой рисовой соломинкой.

Напротив, те, кто следовал за Чэнь Чэндо и убивал этих зверей, выжидающе
смотрели на них. — У нас есть способности. Мы не будем бременем, если будем
следовать за вами.

Чэнь Чэндо повернулся, и свет от осветительной палочки засиял на его лице.


Было темно. Он посмотрел на эту толпу. — Мы собираемся в гнездо полу-
механических зверей. Вы уверены, что хотите следовать за нами?

На какое-то время никто в толпе не говорил.


Чэнь Чэндо развернулся и вышел, но в толпе раздался другой голос. — Тогда
оставайтесь и обеспечьте нашу безопасность! Разве вы не спасли нас? Спасите
нас до конца!

Шу Сяохой посмотрел на говорившего. Он умственно отсталый?

Но, не дожидаясь реакции Чэнь Чэндо, один из пользователей способностей


насмешливо сказал. — Брат, ты зависишь от других? Какое обязательство есть у
человека, чтобы обеспечивать твою безопасность?

Ши Жуй, всегда бывший нетерпеливым, обернулся своим невыразительным


лицом и посмотрел на толпу. Вместе с проблеском на земле внезапно появился
свирепый крокодил. Он сделал стремительное движение своим мощным длинным
хвостом, а его огромный рот был полон острых зубов, пока он смотрел на этих
людей холодными и мрачными глазами.

Ши Жуй указал на крокодила и сказал спокойным, но бесчувственным голосом: —


Он голодный.

Все те, кто хотел пойти вперёд и помешать им уйти, отступили.

Шу Сяохой тоже боялся, но всё ещё тихо следовал за ними. Хотя Шу Сяохой
считался не очень умным, он знал, что есть вероятность, что он был боевым
питомцем Чэнь Чэндо.

Глава 6. Клейкие рисовые клёцки, крысиные пироги и мышиные шарики.

Чэнь Чэндо подошёл и похлопал Ши Жуй по плечу. — Сначала ты ведёшь


машину.

Невыразительный Ши Жуй оглядел людей в подземном гараже, а затем обернулся


и вышел. Крокодил на полу взмахнул хвостом, закрыл рот и выполз вслед за Ши
Жуй.

Чэнь Чэндо достал патрон из своего пистолета и посмотрел на Ли Хой. — Иди.

Внезапно Ли Хой, как ветер, подхватил человека, который только что высмеял
этих людей. Он протянул руку, схватил его за плечо и спросил: — Брат, как твоё
имя?

Молодой человек был шокирован скоростью Ли Хуэй и неосознанно ответил: —


Шэнь Ботао.

Лу Хой похлопал его по плечу и сказал. — Тао Тао, ты мне очень нравишься. У
тебя хорошие способности. Огненная способность очень редка. Она будет ещё
мощнее, если ты найдёшь своего боевого питомца. Кроме того, в этом гараже
много машин. Вы можете найти несколько автомобилей с радио и слушать больше
новостей. Прежде всего, попытайтесь связать своё местоположение с
радиостанциями, упомянутыми в гараже, и получите несколько воздушных
поставок. В это время у вас будет возможность поехать в новый город.
Люди, которые слушали их, сразу же уселись и с нетерпением посмотрели на
Шэнь Ботао.

Чэнь Чэндо сузил свои глаза. Их желание выжить было понятно. Но с этими
кровопийцами нельзя было мириться. Чэнь Чэндо снял свой пистолет "Гатлинг" и
бросил его молодому человеку по имени Шэнь Ботао.

Шэнь Ботао, держа в руках автомат, нетерпеливо посмотрел на мужчину: —


Даёте... даёте это мне?!

Ли Хой взял Шэнь Ботао за плечо. — Последний лазерный пистолет "Гатлинг",


тебе он нравится?

Затем Ли Хой сказал низким голосом. — Ты же понимаешь, что имел в виду наш
босс? Прежде чем отправиться в новый город, поработай с порядком. Заставь
обычных людей сражаться против одного-двух зверей. Ты понимаешь, что такое
война целой нации? Лучше положиться на людей, чем на себя, или ждать, пока
всё будет уничтожено.

Рядом Чэнь Чэндо привёл свою одежду в порядок и обернулся. — Ли Хой, пошли.

Ли Хой снова похлопал Шэнь Ботао по плечу, а затем последовал за Чэнь Чэндо и
вышел из подземного гаража.

Маленький хомяк всё больше и больше чувствовал, что команда Чэнь Чэндо была
более надежной, поэтому он внимательно следил за ней.

Темп этих нескольких людей был очень быстрым, он должен был сделать всё
возможное, чтобы не отстать от них, его четыре короткие лапки шевелились
быстрее, чем в любое другое время. Он также должен был быть осторожным,
чтобы его не заметил Чэнь Чэндо.

Он всегда чувствовал, что очень постыдно такому маленькому хомяку быть


боевым питомцем такого могущественного человека. Определённый хомяк не
знал, как объяснить это Чэнь Чэндо. Не было похоже, что он мог прибежать к
такому человеку и сказать, что он его боевой питомец, верно?

Когда Чэнь Чэндо запрыгнул на их внедорожник, усталый хомяк подумал: ему


нужно просто делать шаг за шагом.

Чэнь Чэндо взял другое оружие со стороны крокодила в багажнике. Профессор


Вэй специально усовершенствовал его для Чэнь Чэндо. Он никогда не
использовал это оружие, оно не было бесполезным для него, но слишком сильным
для обычных полу-механических животных. Использовать его на них было
немного расточительно. Тем не менее, он смутно чувствовал, что звери
развиваются очень быстро, и оружие скоро пригодится в бою.

Чэнь Чэндо с этим оружием сел на переднее пассажирское кресло. Он незаметно


нахмурился, затем посмотрел на Ши Жуй и сказал. — Поехали.
Ли Хой сказал. — Босс, разве сначала мы не поищем вашего боевого питомца?

Чэнь Чэндо посмотрел на дорогу и смутно улыбнулся. — Я не уверен, где он, но я


не спешу. Я сначала закончу задание.

Из-за замечания Чэнь Чэндо остальные трое в машине почувствовали себя


немного странно. Это не похоже на постоянное отношение босса к его боевому
питомцу!?

Внедорожник выехал и направился по своему первоначальному направлению.

Во время пути они встретили нескольких полу-механических зверей, которые были


легко ими убиты.

Пока не стемнело, Чэнь Чэндо указал на заправку по дороге и сказал. —


Останемся сегодняшней ночью здесь.

Ши Жуй кивнул и повернул руль, прямо ударяясь машиной о разбитую стеклянную


дверь. Он отвёз машину в супермаркет на заправке и остановился на месте.

После того, как люди покинули машину, хомяк, испытывающий головокружение,


шевельнулся и скатился, приземлившись под днище машины. Ему стало плохо из-
за запаха бензина. Шу Сяохой немного успокоился, а затем в темноте
переместился в угол стены.

В супермаркете на этой заправке не было еды. Стеллажи валялись на полу, и все


виды упаковок валялись там вперемешку со стеклом.

Чэнь Чэндо протянул руку к стеллажу и перевернул его. Другие слегка прибрались,
достали из машины сумку и взяли немного еды и воды.

Хомяк, прячущийся в углу, увидел, как четыре человека достали свою еду, и
осознал, что он голоден.

Шу Сяохой вынул сырое семя дыни из своего маленького пространства и обхватил


его двумя маленькими когтями, пока его зубы отгрызали кожу от дынного семечка.
Он жевал его, держа в лапках. Съев одно, он достал второе.

Шу Сяохой собирался откусить кожу от этой дынной семечки, когда вдруг ощутил
что-то странное. Он перестал шевелиться и осторожно поднял свою маленькую
голову. Его маленькие чёрные глаза смотрели на Чэнь Чэндо, бог знает сколько
времени стоявшего перед ним.

Когда Чэнь Чэндо вышел из подземного гаража, он почувствовал, что за ним


следит кто-то очень скрытный. Мужчина внимательно осмотрелся несколько раз,
но не нашёл никого.

Однако у него было смутное чувство, что он был знаком с существом,


следовавшим за ними, что заставило его заподозрить, что это был его боевой
питомец, из-за чего он всю дорогу молчал. Мужчина всегда чувствовал, что его
боевой питомец может недостаточно доверять ему, поэтому не планировал
удивлять боевого питомца, которого никогда не встречал.

Несколько сражений с этими полу-механическими зверями по дороге были


полностью завершены его руками, цель этих сражений была в том, чтобы
позволить его боевому питомцу засвидетельствовать силу мужчины. Это его
боевой питомец, ах, товарищ по оружию, с которым он будет всегда делить жизнь
и смерть, поэтому ему нужно проявить больше терпения.

Только когда Чэнь Чэндо остановился здесь на отдых, он подумал, что настало
время увидеть своего боевого питомца, поэтому он направился, следуя за
ощущениями, к углу стены.

Затем Чэнь Чэндо увидел клейкую рисовую клёцку в углу, обнимающую семечко
дыни, грызя его. Затем мужчина ещё раз с сомнением огляделся. Вокруг него не
было других животных, кроме этой волосатой клейкой рисовой клёцки.

Может быть, его боевой питомец знал, как скрываться?

Согласно словам Ли Хой, Чэнь Чэндо сказал своему боевому питомцу через
сознание: — Я вижу тебя, больше не прячься.

Шу Сяохой был шокирован голосом Чэнь Чэндо, внезапно возникшем в его


сознании. Его маленькие когти задрожали, а его любимое семечко дыни упало.
Первой его реакцией было сначала убежать.

Просто повернув свою голову, он заметил большого кота, заблокировавшего путь.

В маленьком зрении Шу Сяохой леопард, боевой питомец Ли Хой, был просто


невероятно гигантским котом. Его большой открытый рот был действительно
ужасным. Смелость хомяка была сломлена от испуга. Он внезапно отступил назад
и чуть не перевернулся. Он неосознанно закричал: — Пи!

Когда уши Чэнь Чэндо услышали это, он осознал, что не мог быть более с этим
знаком. Когда он взаимодействовал со своим боевым питомцем, он слышал это
дважды, но в первые два раза голос был немного тише, чем сейчас.

Чэнь Чэндо закрыл глаза и поднял руку ко лбу. Он задавался вопросом, был ли он
слепым или это просто совпадение. Как клейкая рисовая клёцка в углу может быть
его боевым питомцем?

Именно тогда боевой питомец Ли Хой, рассматривая хомяка в углу как забавную
вещь, вытянул свою большую лапу и прижал к земле волосатую рисовую клёцку.

Чэнь Чэндо увидел это, и его руки быстро поднял клейкую рисовую клёцку с земли
и заблокировали большие когти Мао Я. Мао Я взял его руку и укусил. После
долгого времени леопард не смог ничего прокусить и вяло ушёл.

Шу Сяохой вздрогнул в руке Чэнь Чэндо, он почти превратился из-за него в


крысиный пирог.
Чэнь Чэндо посмотрел на трясущуюся клейкую рисовую клёцку в своей руке. Она
была слишком маленькой, не больше яйца. У него было ощущение, что он мог
сломать её, просто приложив немного силы.

Щёки зверюшки должны были быть заполнены семенами дыни. В это время оно
отдалённо пищало. Чэнь Чэндо не удержался, протянув руку и ткнув в него.

— Пи! — Шу Сяохой инстинктивно заплакал, когда в него ткнули.

Затем в воздухе появилась штурмовая винтовка / пистолет с гаубицей и с


грохотом ударилась о землю. Трое мужчин сидели рядом и ели.

— Босс?

— Ничего. Продолжайте есть! — Чэнь Чэндо помешал всем троим подойти и


увидеть его азарт.

Чэнь Чэндо посмотрел на оружие на полу. Однако он не мог не протянуть руку и не


тыкнуть в определённую хомячью щёку снова.

Шу Сяохой с негодованием махнул лапой, но его сила была настолько мала,


близка к отсутствию, поэтому он не мог помешать кому-то вытянуть палец!

Затем в неконтролируемых писках Шу Сяохой выронил такой же пистолет и


несколько патронов. Внутри всё ещё оставался настил или всевозможные
сухофрукты, а также небольшая бутылка минеральной воды, из которой пил Шу
Сяохой.

Его маленькое хранилище собираются очистить!

Шу Сяохой разозлился. Он изо всех сил пытался вскочить и уставился на палец,


как только схватил его.

Чэнь Чэндо посмотрел на острые зубы клейкой рисовой клёцки на своей руке, но
не остановил её. Он был носителем способности металлического типа. Такие
маленькие зубки не смогут прокусить его палец.

Затем Шу Сяохой прикрыл свой рот двумя маленькими когтями и сел, чувствуя
себя обиженным. Эта рука, безусловно, была сделана из нержавеющей стали, все
его зубы пострадали, ах...

Если бы только что-то могло ударить этого человека по голове!

Агрессивно подумал хомяк.

Затем, совершенно случайно, на голову Чэнь Чэндо потолочное покрытие, более


двух метров в длину, состоящее из ПВХ, внезапно упало.

Видя, что оно собирается ударить его по голове, Чэнь Чэндо отошёл влево, чтобы
увернуться, и с лёгкостью избежал его.
Однако, когда Чэнь Чэндо просто переместился, другое потолочное покрытие
также упало, это был не лёгкий и невесомый объект, Чэнь Чэндо поднял ногу,
чтобы отбить его, в то же время он сжал свою ладонь вокруг мягкого мяча, словно
мышиный шарик безопасно свернулся в его руке.

Глава 7. Сжимая палочками для еды.

Чэнь Чэндо наступил на потолочную плитку, расправил ладонь и посмотрел на


маленькую клейкую рисовую клёцку. Он протянул вторую руку и использовал свою
металлическую способность, чтобы преобразовать две металлические палочки
для еды. Он слегка ткнул в маленькую клёцку и зажал её между палочками.

Она была действительно мягкой и гладкой. Она даже использовала свои


маленькие чёрные глазки, чтобы смотреть на людей. Даже клейкие рисовые
клёцки были не такими интересными, как эта...

Шу Сяохой, которого ущипнули за талию, был на мгновение ошеломлён. Он


посмотрел на Чэнь Чэндо двумя чёрными глазами. В дополнение к тому, что
мужчина только сейчас ткнул его в щеку, усы Шу Сяохой неудержимо дрожали.
Этот человек несколько отличался от увиденного. Казалось, у него было немного
тяжёлое играющее сердце?!

Чэнь Чэндо посмотрел на хомяка, находившегося с поднятой головой в


неподвижной позе, и уголок его рта слегка приподнялся. Хотя боевой питомец
сильно отличался от того, что он себе представлял, кто сказал, что боевой
питомец должен быть жестоким зверем? Самому Чэнь Чэндо не приходилось
полагаться на силу боевого питомца для борьбы с полу-механическими зверями.

.........

Три человека, услышав движение, подошли в тишине и уставились на своего


босса, тыкающего клёцку там и тут. Они необъяснимым образом почувствовали,
что их босс в последнее время находился под большим давлением. Раньше он
использовал специальное оружие от профессора Вэя, немного взбесился и разнёс
по пути бесчисленное количество полу-механических зверей. Теперь, кажется, для
него нормально тыкать клёцку палочками.

Трое перевесили взгляд на мягкого клейкого клёцку в руках их босса. Их глаза


сразу же заблестели, они видели в новом свете другого, отличного от их больших
животных. Хомяк перед ними был действительно удивительно маленьким и
милым.

Только несколько животных выжило в городе после очистки полу-механическими


зверями Татов.

Они также хотели потрогать, потыкать и зажать его палочками для еды, ах...

Со Бинь и Ши Жуй были более сдержанными, в то время как Ли Хой был типом
действия. Его волчьи когти вытянулись. Он хотел не только потрогать, но также
взять мышиный мяч.
У Ли Хой была высокоскоростная способность. Так что, даже если он не
использовал её нормально, его движения были относительно быстрыми. Чэнь
Чэндо, однако, убрал Шу Сяохой от этих волчьих когтей и предупредил.

— Только смотри, убери свои руки!

Чэнь Чэндо вставил металлические палочки в карман своей боевой формы, так
как они могут пригодиться позже.

Затем Чэнь Чэндо протянул руку и провёл своим пальцем по короткой шерсти Шу
Сяохой.

— Не бойся.

— ...

Босс, твой тон может быть мягче? Все их волосы встали дыбом. Был ли это тот
капитан, который яростно их тренировал!?

Хотя движение пальца этого человека не было сильным, может быть, даже
немного нежным, Шу Сяохой всё ещё постепенно опускал своё тело, пытаясь
избежать прикосновения.

Хотя сейчас он был хомяком, на самом деле он большой молодой мужчина. Когда
тебя трогают так, ах, это так странно...

Затем Шу Сяохой продолжал сжиматься при движении пальцев определённого


человека, пока он больше не мог сжиматься. На руке Чэнь Чэндо теперь
находился сплющенный мышиный шарик и крысиный пирог, который полностью
растекался по его ладони.

Так что Чэнь Чэндо остановился и засмеялся над сплющенным мышиным


шариком на своей ладони.

Выражение лица Ли Хой было чрезвычайно нетерпеливым.

— Босс, могу ли я коснуться его?

Чэнь Чэндо категорически отказался. Он посмотрел на предметы на земле,


которыми ранее были набиты щёки хомяка, и сказал:

— Уберите всё с земли.

Ли Хой посмотрел на землю, куда упала потолочная плитка. Она покрывала


половину пистолета, кучу патронов, а также небольшие пакеты с закусками и
некоторые крупы.

Чэнь Чэндо отнёс Шу Сяохоя к внедорожнику, а Ли Хой и остальные убирали вещи


с земли.
Хотя запасы Шу Сяохой были разбиты на кусочки, у него всё ещё было около двух
резервных ящиков. Поэтому, когда подошли три человека, Ли Хой с некоторым
сомнением сказал.

— Откуда всё это взялось? Разве это не хозяин хомяка подготовил всё для него?

Чэнь Чэндо нежно расчёсывал мягкую шёрстку на спинке сплющенного хомяка


кончиками пальцев.

— Это личная собственность моего боевого питомца.

Шу Сяохой, находившийся на ладони Чэнь Чэндо, услышал, как тот сказал это. Он
повернулся и встал, посмотрел на Чэнь Чэндо и потёр две короткие передние
лапы. Кажется, он не презирает его!!

Хомяк внезапно почувствовал надежду!

Эти три человека держали вещи и стояли на своём месте, наблюдая за Чэнь
Чэндо и хомяком, которого тот держал, когда питомец лежал на его руке при свете
осветительного стержня.

Чэнь Чэндо посмотрел на этих троих мужчин и сказал.

— На что вы, парни, смотрите?

— Хаха! Шутка босса такая смешная. Вы, двое, не согласны? Ха-ха-ха! —


внезапно сказал Ли Хой.

— Вы думаете, я шучу? — Чэнь Чэндо сузил свои глаза.

Шу Сяохой посмотрел на свою собственность, а три человека, в это время


державшие его семейную собственность, были шокированы. Особенно Шу Жуй,
обычно не проявлявший выразительности во всех ситуациях, чьи уголки рта
подёргивались.

После того, как они положили предметы, Шу Сяохой гибко спустился с Чэнь Чэндо
на землю и забрал все вещи в своё небольшое пространство.

Затем его маленькие щёки постепенно распухли.

— Пространственная способность? — Со Бинь удивлённо сказал, когда вещи


быстро исчезли.

Чэнь Чэндо слегка поднял свою бровь. Несмотря на маленький размер боевого
питомца его семьи, он мог хранить вещи самостоятельно. Пространственная
способность, в конце концов, являлась редкой.

— Но разве все способности боевых питомцев не подвластны их мастеру?

Чэнь Чэндо, естественно, знал это. Боевой питомец его семьи был действительно
странным. Он не только имел пространственную способность. Чэнь Чэндо также
чувствовал, что в этом маленьком клёцке было больше, чем одна способность. У
него была всё ещё неизвестная и мощная психо-сила.

В этот раз Шу Сяохой, покинувший Чэнь Чэндо, снова столкнулся с жаждущим Мао
Я. Маленькая активная добыча была самой лёгкой целью для зверя. Мао Я,
который сидел на корточках, тихо двигал своими лапами.

Крокодил, лежащий в багажнике внедорожника, также шевельнул своими лапами.


Чёрный ястреб сидел на крыше машины, поворачивая голову и двигая когтями, как
будто он был готов к охоте.

На самом деле у этих троих боевых питомцев не было гармонии. Они были
соответствовали своим мастерам, у Мао Я была скорость, крокодил был силён, а
чёрный ястреб был ветром. Эти три зверя не были сильнее друг друга, и ни один
из них ничего не мог сделать другому, поэтому они неохотно чувствовали себя
легко друг с другом.

Только в этот раз здесь был маленький боевой питомец, выглядящий легко
запугиваемым. Хотя это был кусок мяса, три зверя, не евшие никого живого долгое
время, имели голодный блеск в глазах, и инстинкт хищника немедленно
активировался.

Чэнь Чэндо немедленно сузил свои глаза и холодно взглянул на животных. Кто бы
ни осмелился сделать движение к его боевому питомцу, он абсолютно точно их
откинет.

В тот момент, когда все три боевых питомца двинулись, Чэнь Чэндо также
приготовился убить их всех за раз.

И хомяк, который упорно трудился, чтобы убрать свои вещи, поднял бдительно
голову и посмотрел на три боевых питомца, которые образовали треугольник. Они
были такими огромными, а он чувствовал себя действительно ужасно, особенно от
того, как ощущение охоты на жертву заставило его сердце дрожать.

Но идея в сердце Шу Сяохой бесконтрольно вспыхнула. Это не имело значения.


Они будут сталкиваться друг с другом.

В этой комнате с кремнем три зверя двинулось, а затем столкнулось с громким


звуком. Леопард, Мао Я, ударил Э Юй по голове первым. Скорость Мао Я была
слишком высокой, как и защита у крокодила. Мао Я потерял сознание на месте, в
то время как крокодил мгновенно перевернулся и показал свой белый живот.
Четыре когтя ястреба вцепились в него и оцарапали. Затем мощный хвост
крокодила скользнул по ныряющего чёрному ястребу, и тот сбросил несколько
перьев.

Чэнь Чэндо отозвал свою силу и посмотрел на эту хаотичную сцену, уголок его рта
дёрнулся.

Некий хомяк вздохнул с облегчением, увидев, что три зверя пока не представляют
угрозы. Он исчерпал все свои силы, и всё его тело оставалось неподвижным на
земле. Сразу после этой сцены он почувствовал, как необъяснимая сила
вырвалась из его тела, и всё его тело было пустым из-за отсутствия энергии.

Ли Хой и другие трое посмотрели на своих боевых питомцем ошеломлённо.


Головы Мао Я и Э Юй кровоточили. Чёрный Ястреб потерял несколько перьев,
пока маленький хомяк лежал на земле с открытыми чёрными глазами.

— Так победил этот хомяк? — Ли Хой держал в руках бессознательного Мао Я и


не мог не смеяться. Он сказал это, вытирая немного крови с головы леопарда.

Ши Жуй обнял своего крокодила и обмотал его повязкой. Со Бинь подобрал


чёрного ястреба своей семьи, который также потерял сознание. Они неожиданно
замолчали на некоторое время, когда услышали, что сказал Ли Хой, посмотрели
на своих слегка растерянных боевых питомцев и в унисон кивнули.

К счастью, три зверя только столкнулись друг с другом, и в этом не было большой
проблемы.

Только Чэнь Чэндо мог увидеть необычную внешность маленького клейкого


рисового клёцка на полу, и он даже не переставал собирать свои вещи. Мужчина
пошёл, чтобы поднять хомяка, потёр пальцами его крошечные круглые ушки.
После этого он собрал зёрна, которые аккуратно лежали в пакете, и высыпал их
на ладонь.

Шу Сяохой, вытянув лапы, медленно грыз их, но он всё ещё был очень уставшим.

Чэнь Чэндо посмотрел на хомяка, который спал с прищуренными глазами, пока ел


пшённые зёрна на руках. Мужчина протянул руку и потёр голову хомяка.

— Босс, как ты собираешься его назвать? — Ли Хой спросил, глядя на чёрную


линию на спинке Шу Сяохой в свете в свете осветительного стержня, и сказал. —
В противном случае назови его Хэй Бэй?[1]

[[Хэй Бэй = Чёрная Спинка.]]

— ... — что за собака!

Дремлющий хомяк повернул голову и уставился на него.

— На самом деле он серый. Назови его Сяо Хой, — сказал Со Бинь. [2]

[[Сяо Хой = Маленький Серый.]]

— ... — что за волк!

Определённый хомяк был слишком уставшим, чтобы смотреть на него.

— Пииииииии!

Меня зовут Шу Сяохой!

Чэнь Чэндо услышал этот слабый плач и сказал.


— Его зовут Шу Сяохой.

Шу Сяохой неожиданно стал энергичным. Он внезапно посмотрел на Чэнь Чэндо с


поднятой головой.

— Пиии!

Ты можешь меня сейчас понимать?

— Серый маленький хомяк [3]. Босс, ты действительно прямолинеен, — Ли Хой


почесал щёку Мао Я, сказав это.

[[Это имя главного героя, Шу Сяохой.

Шу – фамилия.

Сяо – рассвет / знать, что знают люди.

Хой – закат.

Естественно, хомяк подумал, что его услышали, а члены команды подумали, что
их лидер прямолинеен. Кто из них прав, узнаем позже.]]

Он всё ещё не понимал... Шу Сяохой дважды моргнул и закрыл свои глаза.


Пшённые зёрна в его маленьких лапках также упали.

Чэнь Чэндо посмотрел на мягкую клёцку, спящую на его руках, и подумал, куда же
ему следует его положить.

Глава 8. Вероятно, я бесполезный хомяк.

Чэнь Чэндо носил специальную тренировочную форму с более десятком


карманов. Он выбрал положение, наиболее близкое к своей груди, вынул
содержимое, затем сложил хлопковую ватку из аптечки и сунул её в карман, чтобы
он выглядел как гнездо, прежде чем положить в него мягкого, бессильного Шу
Сяохой.

Этой ночью Чэнь Чэндо спал, прислонившись к стене. Тёплое ощущение от


мягкого объекта на своей груди заставило его почувствовать себя сначала слегка
некомфортно. И, находясь в полусне, он всегда хотел протянуть к этому руку.

Ночь была мирной и тихо, и ни один полу-механический зверь не атаковал их.

На следующий день Шу Сяохой, достаточно проспавший, вытянул икры и открыл


глаза. Был рассвет, и свет проник сквозь ткань. Шу Сяохой повернул голову и
обнаружил, что он, кажется, в маленьком кармане.

Шу Сяохой встал на хлопчатобумажную ватку в своём гнезде и выглянул наружу,


прижав голову к откидывающейся части кармана.

Чэнь Чэндо снова отправился в путь. Шу Сяохой обнаружил, что выбранное ими
направление – это центр города.
Из-за того, что много людей обитали в городах, каждый город стал первой целью
атак Татов. И центр города – самая тяжело атакуемая зона.

Многие здания были почти разбомблены ионным оружием Татов, напоминая


пчелиные соты и угрожая обрушиться в любой момент. По дорогам было не так
легко идти, и повсюду были повреждены различные транспортные средства,
разбомбленные ионным оружием.

Маленькие чёрные глаза Шу Сяохой блестели от слез, он слегка повернул глаза и


перестал смотреть наружу. Он пережил катастрофу. В то время он жил в
пригороде и был туповат. Хорошо это или плохо, ему всё ещё было трудно
выжить. Когда он увидел такую жестокую ситуацию в центре города, в его сердце
всё ещё пребывали страх и ненависть.

В этот момент расстояние между человеком и хомяком было так мало, что Чэнь
Чэндо мог ощутить настроение маленького хомяка внутри кармана.

Он поднял палец и, открыв карман, потёр лоб, успокаивая хомяка.

Шу Сяохой посмотрел на Чэнь Чэндо, но с этого угла он смог увидеть только


сильную челюсть и выступающее адамово яблоко.

Он ощущал, что сердце Чэнь Чэндо очень сильное и решительное. Мужчина был,
словно устойчивая гора, позволяя ему медленно успокаиваться.

Шу Сяохой в ответ протянул лапку и почесал подушечки пальцев Чэнь Чэндо.

В этот момент Ли Хуэй тихо ругался:

— Если вы найдёте упавший космический корабль, вы должны выяснить, с какой


планеты-призрака он пришёл, и мы превратим её в пустую звезду!

Блять, даже если мы не можем сделать это сейчас, мы должны помнить эту
ненависть. Рано или поздно мы отомстим.

Когда Шу Сяохой услышал это, его усы задрожали. Он чувствовал это с самого
начала, команда Чэнь Чэндо была уже очень сильной. Они должны делать
некоторые задачи. Несколько человек подняли руки и бросили ноги [1]. Они были
искусны в использовании оружия. Очевидно, они не были обычными людьми ещё
до вторжения.

[[Интерпретация идиомы: один поднимает руку, а другой двигает ногой. Это легко
описать и легко выполнить.]]

Мало того, он также слышал, как Чэнь Чэндо сказал, что они отправляются в
гнездо полу-механических зверей, чтобы найти космический корабль Татов,
который вызвал эту планетарную катастрофу!

Чэнь Чэндо постучал пальцем по пистолету и промолчал.


На этот раз их миссия состояла в том, чтобы найти упавший военный корабль и
забрать все обломки. Больше всего их беспокоило, был ли на корабле передатчик
сигнала и отправил ли он сообщение до крушения. Если прибудет другой военный
корабль Татов, их планете, пронизанной дырами, будет очень трудно
противостоять ей.

Со Бинь, который тщательно возился с устройством, сказал:

— Босс, странно, что здесь меньше полу-механических зверей. С прошлой ночи на


нас не было много нападений.

Чэнь Чэндо облизнул свои сухие губы, вытащил ёмкость из нержавеющей стали и
открыл её.

— Тогда приготовимся к худшему сценарию. Может быть, профессор Вэй


действительно понял это правильно. Возможно, они собрались на разбившемся
космическом корабле.

В ухабистой машине Чэнь Чэндо постоянно наклонял бутылку из нержавеющей


стали с водой, не давая ни капле воды выплеснуться и передавая воду некоему
хомяку.

После того, как маленькие лапки Шу Сяохой подняли ёмкость с водой и он выпил
из неё, Чэнь Чэндо выпил половину бутылки на одном дыхании, а затем сказал:

— Со Бинь, иди в контакт № 3 и скажи ему, чтобы он поменял место падения


воздушных грузом на пять километров на юго-запад.

— Да, босс, — ответил Со Бинь.

— Трудная битва, к счастью, старший брат нашёл своего боевого питомца


раньше, чем ожидалось, — сказал Ли Хой.

Шу Сяохой, которого назвали, сжался. Какую роль он мог играть в битве, когда он
был таким маленьким!?

Чэнь Чэндо не ответил. Он вынул сжатое печенье, отломал маленький кусочек и


протянул его Шу Сяохой, у которого была вытянута голова.

Шу Сяохой медленно грыз печенье и внимательно слушал.

— Кстати, босс, ты уже пробовал? — спросил Со Бинь. — Боевой питомец может


быть полностью преобразован в энергетическое тело и интегрирован в наши тел,
чтобы улучшить нашу, мастера, боевую мощь. В общем, мастер становится в два
раза сильнее.

Им всем было любопытно, во сколько энергии может преобразоваться маленький


хомяк и сколько боевой мощи он сможет дать их старшему брату.

Чэнь Чэндо поднял свои брови и посмотрел на них в зеркале заднего вида.
— Почему вы такие любопытные? Посмотрите на умного Ши Жуй, спокойного
человека, но компетентного.

В этот время Ши Жуй бесстрастно повернул голову и монотонно произнёс:

— Босс, тебе лучше попробовать.

Хомяк быстро прогрыз сжатое печенье, потер остатки на своих маленьких когтях,
вытянул шею и посмотрел на Чэнь Чэндо. В его маленьких чёрных глазах было
некоторое замешательство и беспокойство. Он видел, как бык превратился в
энергию и интегрировался в тело Ли Читянь, но не знал, сможет ли он сделать то
же самое.

В конце концов, эти животные, называемые боевыми питомцами, были ли они


быками или этими тремя зверями, столкнувшимися друг с другом ранее, были
чистыми животными. Но он отличался, он на самом деле был человеком, ах!

Если Чэнь Чэндо сможет получить дополнительную мощь, конечно же, он будет
очень рад удвоить его боевые способности, каким способом помощи это должно
быть?

Рот Чэнь Чэндо дёрнулся, и мужчина посмотрел на несколько ожидающих пар


глаз, особенно на маленькие чёрные глаза его семейного боевого питомца.

Чэнь Чэндо протянул руку к своей щеке и почесал её, затем легко прикоснулся к
голове Шу Сяохой.

— Ши Жуй, найди место для остановки.

Ши Жуй повернул руль и направился в относительно хороший офисный зал.

Несколько человек вышли из машины и держались на небольшом расстоянии от


Чэнь Чэндо. Когда боевой питомец впервые становился энергетическим телом, его
разрушительная сила была огромной. Всё зависело от контроля мастера, сможет
ли он вовремя интегрировать энергию боевого питомца в свою энергию.

Шу Сяохой был помещён на ладонь Чэнь Чэндо. Он присел на корточки и нервно


сжал лапы. Затем его щелкнули по голове. Спокойный голос Чэнь Чэндо сказал:

— Не бойся.

Шу Сяохой кивнул своей маленькой головой.

— Кажется, IQ боевого питомца старшего брата выше, чем у моего маленького


Чёрного Ястреба, — произнёс Со Бинь.

— Ты только это понял? Наши боевые питомцы – свирепые хищники. Домашнее


животное старшего брата может хранить оружие и боеприпасы самостоятельно.
Это совпадение, что ты выбираешь самое мощное оружие среди популярных
сумок с воздуха, — ответил Ли Хой.
— Заткнитесь вы, двое! — сказал Ши Жуй.

Они немедленно прекратили разговор и посмотрели на странного мужчину с


хомяком с расстояния.

Процесс превращения боевого питомца в энергичное тело не сложен. Общение на


уровне сознания, а затем приказ ему трансформироваться, прекрасно.

Как лидирующий член, Чэнь Чэндо и Шу Сяохой вскоре вошли в состояние


объединения сознания. По сравнению с предыдущими двумя разами, на этот раз
он был более чётким и стабильным.

Однако, неважно, как сильно старались объединить свои сознания человек и


хомяк, Шу Сяохой никогда не давал отклика.

— Кранч [2], — вероятно, я бесполезный хомяк.

[[Неясные звуки хруста.]]

Чэнь Чэндо смог услышать писк с очевидной фрустрацией [3]. Он протянул руку и
коснулся талии Шу Сяохой.

— Будь хорошим, не грусти.

[[Фрустрация – состояние несоответствия желаний и возможностей (возможностей


меньше, чем желаний).]]

Услышав слова Чэнь Чэндо, Шу Сяохой становился всё более и более


подавленным. Он был партнёром, который не мог увеличить чужую боевую мощь.
Не говоря уже о том, что он был таким маленьким и его легко было убить. Как он
мог не сожалеть только из-за мощных слов Чэнь Чэндо? Можно было почти
сказать, что жизнь Чэнь Чэндо оказалась в смертельной опасности.

Три человека в отдалении немного подождали и посмотрели на дуэт с Чэнь Чэндо.


Но не было никакой реакции вообще. Затем они спросили:

— Что с тобой, босс? Если ты не знаешь, как это сделать, давай мы покажем, как
это делается?

Рука Чэнь Чэндо погладила шерсть хомяка, а затем мужчина произнёс:

— У нас разные виды способностей, поэтому его боевая мощь не может быть
интегрирована.

Эти трое людей молчаливо вздохнули из-за своего босса, который казался
слегка...слишком далёким.

Так жаль, что боевой питомец так мал, что не может быть обращён в
энергетическое тело, чтобы увеличить боевую мощь. Там также нет самозащиты
для боевой эффективности.
— Всё в порядке, босс. Мы защитим маленького серого хомяка с тобой, — сказал
Ли Хой.

Двое других кивнули. Хотя они чувствовали, что это грустно, они вообще не
дискриминировали Шу Сяохой. Боевой питомец был пассивным, чтобы он мог
принимать людей. Каким бы он ни был, это был их симбиотический спутник.

— На самом деле, старший брат, ты так жесток. Даже мы не можем, увеличивая


свою боевую мощь вдвое, быть сильнее, чем ты. Если ты увеличишь её ещё в два
раза, это будет против небес.

Шу Сяохой тихо подумал, что он не только хотел увеличить боевую мощь Чэнь
Чэндо в два раза, но также желал сделать её сильнее в три или четыре раза. Как
хорошо было бы крутиться вокруг всех полу-механических зверей?

Чэнь Чэндо, держащий своего боевого питомца в своей руке, внезапно ощутил
большое количество энергии. Все металлические объекты вокруг него взмыли в
небо. Мощное силовое поле кружило вокруг него и почти мгновенно вырвало
арматурные стержни с нескольких этажей.

Увидев, как целое здание начало трястись, Чэнь Чэндо внезапно стряхнул руками.
Всё металлическое, которое он неосознанно вытащил, перемешалось вместе,
формируя металлическую сетку, которая надёжно поддерживала здание, которое
должно было разрушиться.

— Вперёд! — крикнул Чэнь Чэндо, стиснув зубы.

Ши Жуй и Со Бинь быстро упаковались в машину и немедленно покинули здание.

Как только двое мужчин уехали, Ли Хой схватился за одежду Чэнь Чэндо, выбегая
на самой высокой своей скорости, и вынес его.

Когда все оказались в безопасности, сила Чэнь Чэндо достигла своего лимита.
Целое офисное здание потеряло свою поддержку и немедленно схлопнулось.
Здание, полное дыр, скоро разрушилось.

Чэнь Чэндо прислонился к двери машины, восстанавливая своё дыхание,


поспешно посмотрев на своего боевого питомца. В этот момент маленький хомяк
свернулся в мячик, и всё его тело непрерывно тряслось.

Чэнь Чэндо прикрыл мышиный шарик ладонью.

— Шу Сяохой, расслабься. Отдохни. Ты слишком устал. Закрывай глаза и спи.

— Босс, что с ним не так?

Увидев, что его питомец наконец успокоился, Чэнь Чэндо с облегчением произнёс:

— За короткое время он увеличил мою боевую мощь в четыре раза.


Они посмотрели на свернувшегося хомяка на ладони Чэнь Чэндо в ужасе. Конечно
же, боевого питомца старшего брата не следует судить исключительно по его
внешнему виду.

Глава 9. Над кем ты издеваешься?!

Чэнь Чэндо снова положил Шу Сяохой, который пытался заснуть, в свой карман.
Но после этого лапки маленького боевого питомца иногда дёргались на груди
человека. Затем всё его тельце начало дрожать.

Чэнь Чэндо нахмурился и достал хомяка из кармана. Малыш свернулся калачиком


на руке и наконец успокоился.

Чэнь Чэндо просто накрыл его рукой, сел в машину, откинулся на своём сиденье и
сказал:

— Следи, я первым отдохну.

Неожиданно выдержав такое большое количество энергии, Чэнь Чэндо также


должен был испытать большое давление. В то же время была некоторая духовная
усталость. Он положил маленького хомячка на грудь и накрыл его руками. Чэнь
Чэндо глубоко задумался, глядя на маленькие лапы хомяка. Шу Сяохой, похоже,
не нужно превращаться в энергетическое тело, когда он усиливает его боевую
мощь.

Спустя половину дня Чэнь Чэндо был разбужен Со Бинь.

— Босс, снаряжение здесь.

Чэнь Чэндо нахмурил брови и посмотрел вниз на своего боевого питомца,


прикрытого им. Казалось, что тот спит крепко. Он не знал, когда хомяк сунул
переднюю лапу в рот и укусил её, но, очевидно, он чувствовал себя неуверенно.

Чэнь Чэндо, с домашним животным на ладони, осторожно дважды почесал его


маленькую спинку, затем слегка выглянул в окно. Он мог видеть тень очень
маленького самолёта на очень большой высоте.

Самолёт маневрировал превосходно. Он постоянно менял направление в воздухе


и избегал ионных пушек, испускаемых группой полу-механических зверей,
следующих по земле.

Самолёт не может лететь слишком близко к земле, иначе это будет движущаяся
цель. Более того, самолёт, летящий в воздухе, был совершенно беззащитен, так
как его было легко обнаружить по полу-механическим зверям на земле.

Вот почему им пришлось бороться за рулём этого внедорожника, а не


выпрыгивать с воздуха в качестве десантников.

Если бы они прыгнули рядом, они были бы уничтожены полу-механическими


животными ещё до своего приземления.
— Пошлите подберём вещи, — сказал Чэнь Чэндо, постучав рукой по окну.

Ши Жуй проехал весь путь до установленного аэродрома. Чэнь Чэндо облизнул


губы, положил Шу Сяохой в карман, слегка коснулся мягкой клёцки в кармане и
успокаивающе сказал:

— Я вытащу тебя, когда изобью зверей.

Самолет пролетел весь путь и привлёк много полу-механических зверей. Чэнь


Чэндо последовал за ними и уничтожил кибернетических зверей, преследовавших
самолёт.

Самолёт кружил высоко над местом, о котором Чэнь Чэндо сообщил им раньше,
сбросил сумку с припасами, быстро поднялся и улетел в далёком направлении.

Чэнь Чэндо держал в руке боевого питомца своей семьи, наблюдая, как трио Ли
Хой разбирает там свои воздушные мешки. Если задумчиво взглянуть на
направление падения космического корабля Татов, то количество полу-
механических зверей, привлечённых самолётом, оказалось намного меньше, чем
ожидалось. Чем спокойнее и плавнее здесь, тем сложнее будет там иметь дело.

Шу Сяохой только что вытянул лапы и открыл глаза, когда несколько пар
нетерпеливых глаз уставились на него. Шу Сяохой был ошеломлён и сжал свои
лапы в шар.

— Пи! — что вы хотите сделать!?

Шу Сяохой не знал, что он повысил боевую мощь Чэнь Чэндо в четыре раза, из-за
чего некоторые люди смотрели на него.

Чэнь Чэндуо ткнул в его талию и откуда-то достал огромный орех. Он очистил
меньшую половину и протянул её Шу Сяохой.

— Сначала поешь.

Нос Шу Сяохой учуял ароматный запах. Хомяк сразу почувствовал, что его живот
пуст. Он вытянул лапы и взял орех, обнимая его и грызя.

Чэнь Чэндо осторожно погладил его шерсть, положил на крышу внедорожника и


начал собирать все виды огнестрельного оружия своими руками.

Шу Сяохой посмотрел, как он собирает их. Чем больше он на это смотрел, тем
больше ему завидовал. Он даже не жевал грецкий орех. Он присел на корточки,
слегка наклонив голову.

Когда Чэнь Чэндо закончил, он обернулся и увидел жадные глазки боевого


питомца своей семьи.

— Хочешь использовать оружие? — Чэнь Чэндо подумал о двух пистолетах и


пулях, спрятанных в собственном пространстве хомяка.
Шу Сяохой посмотрел на Чэнь Чэндо и поинтересовался, что тот мог сделать.
Какой пистолет он сможет поднять? Он сможет держать только пулю.

Грецкие орехи в его лапках стали неаппетитными. Некий хомяк понял, что он
действительно бесполезен. Мало того, что он не мог обеспечить боевую мощь, он
просто казался голодным и потерял сознание.

Чрезмерное использование неизвестных способностей привело к тому, что


сознание Шу Сяохой было неясным от начала до конца, поэтому у него было
неправильное понимание своих собственных способностей...

Чэнь Чэндо заметил удрученное настроение своего боевого питомца. Он протянул


руку и коснулся его шерсти. Затем поднял его и положил внутрь своего кармана.

— Босс, всё упаковано, — сказал Ли Хой.

Чэнь Чэндо кивнул и глубоко вдохнул.

— Поехали.

Сидя в машине, Чэнь Чэндо возился с ручкой от пули в руке.

Это был первый раз, когда Шу Сяохой видел, как Чэнь Чэндо использовал свою
металлическую способность, с близкого расстояния.

Чэнь Чэндо легко оторвал металлический снаряд пули, и порох внутри был
выброшен. После этого Чэнь Чэндо сплавлял металлическую головку пули и
снаряд. Комбинированный металл постоянно менял свою форму во время этого.

Наконец чрезвычайно маленькая версия пистолета появилась в руке Чэнь Чэндо.


Она была размером с половину его пальца.

Чэнь Чэндо схватил пистолет и ткнул им в глупого хомяка.

Шу Сяохой неосознанно принял его, его две короткие лапы свисали рядом с
карманом, держа миниган, и его маленькие чёрные глаза глупо смотрели на Чэнь
Чэндо.

— Теперь у тебя тоже есть пистолет, — сказал Чэнь Чэндо.

Шу Сяхой поднял взгляд на мужчину, а затем посмотрел вниз на миниган в своей


лапе. Определённый хомяк чувствовал себя обиженным.

— Пиииии! — над кем ты издеваешься?!

Но когти Шу Сяохой долго держали миниган. Он не выбросил его, но тихо


запихнул в маленькое место в своей щеке.

Низкий смех Чэнь Чэндо заставил его грудь трястись, и это заставляло Шу Сяохой
невольно дрожать.

Глава 10. Сотрудничество.


Чем дальше внедорожник углублялся в направлении зоны крушения, тем сильнее
Шу Сяохой чётко чувствовал напряжённое настроение Чэнь Чэндо.

Чёрный Ястреб Со Бинь парил над внедорожником, и Со Бинь торжественно


сказал:

— Босс, знаешь, что я видел глазами Чёрного Ястреба?

Чэнь Чэндо прищурился и предположил:

— Крепость.

После того, как домашнее животное его семьи повысило его боевую
эффективность, у него было некое восприятие металлических материалов в
определённом диапазоне, но он был ограничен расстоянием и энергией, поэтому
вообще не мог контролировать это.

Он мог чувствовать присутствие полу-механических зверей ближе к месту


крушения, как будто они были расположены в соответствии с определёнными
правилами, чтобы сформировать образец, с ионными пушками, направленными
наружу, другими словами, они сформировали крепость в настоящее время.

Со Бинь кивнул.

— Да, босс, там очень странное здание прямо в месте падения звёздного корабля.
Подожди, я нарисую это для тебя.

Как он и сказал, Со Бинь взял кусок бумаги и нарисовал большую фигуру ручкой.
Он передал это Чэнь Чэндо.

Шу Сяохой посмотрел на картинку с вытянутой головой. Если бы он не знал, что


"это" состоит из полу-механических зверей, он бы подумал, что это боевой замок,
построенный из блоков лего. Рисовкой "это" походило на детские мультфильмы.

Чэнь Чэндо взял ручку из руки Со Бинь и наугад нарисовал несколько точек в этом
слегка наивном здании, вся крепость сразу стала выглядеть иначе.

— Это точки выхода ионных пушек, — сказал Чэнь Чэндо, указывая на эти точки.
— Независимо от того, с какой стороны мы подходим к ним, мы будем находиться
в пределах диапазона этой огневой мощи. Мы будем живы всего три секунды.

Шу Сяохой на некоторое время поднял свой карман и почувствовал, что ему


холодно. Казалось бы, детский и смешной замок мечты, но он был слишком
опасным.

— Кроме того, из конструкции этой крепости видно, что в космическом корабле


могут быть выжившие Таты. Если наша позиция атаки будет найдена, крепость
может изменить форму или даже свою позицию в любое время, потому что всё это
построено из полу-механических животных.
После того, как Чэнь Чэндо закончил, он посмотрел на рисунок и сказал,
мгновение помолчав:

— Ши Жуй, найди место для парковки, Со Бинь, нарисуй более старательно.

— Да, босс.

Ши Жуй нашёл разрушенное жилое здание и остановил машину. Шу Сяохой вслед


за Чэнь Чэндо вышел из машины. Только тогда он увидел внедорожник с колеей
на колёсах. Неудивительно, что он может ехать на разных территориях.

Ши Жуй помог Со Бинь переместиться к разрушенной белой стене, и Со Бинь


нарисовал крепость кусочек за кусочком прямо на стене.

Чэнь Чэндо смотрел, как тот добавлял разные точки к определённым позициям
картины.

Когда весь рисунок был закончен, Чэнь Чэндо стоял там, обдумывая путь атаки.

В любом случае их шансы на успех были очень низкими, то есть они не знали,
изменится ли это в полдень, когда все полу-механические звери будут
восстанавливать свою энергию.

Чэнь Чэндо достал Шу Сяохой, выглядывающего из его ладони своей головой,


перебирая его шерсть своими пальцами и думая о пути.

Шу Сяохой был настолько мрачен, что в итоге он держал палец мужчины, и все
различные планы Чэнь Чэндо вылились ему в голову.

Шу Сяохой изо всех сил старался не отставать от мыслей Чэнь Чэндо, но это было
слишком много и слишком быстро. В скором времени голова маленького хомяка
закружилась.

Но, с одной стороны, Шу Сяохой подтвердил, что мобильная крепость была


крепкой, как железная стена.

Шу Сяохой молча подумал, что, независимо от того, сколько у них планов, было
бы лучше, если бы что-то неожиданное случилось с мобильной крепостью. Если
бы только была внезапная слабость в её защите или что-то в этом роде.

Идея Шу Сяохой была спроецирована довольно сильно, а затем смутно


воспринималась неким человеком в сознании хомяка. Чувство было очень
расплывчатым, как будто кто-то сказал что-то в его сознании подробно. Он
внимательно слушал, но не мог услышать никаких конкретных выражений, но
общее значение было приемлемым.

Чэнь Чэндо, держа в руке Шу Сяохой, засмеялся и ткнул пальцем в его талию.

— Что ж, это хорошая идея!


Шу Сяохой неуверенно ткнулся и повернулся к ладони Чэнь Чэндо. Он с
негодованием взмахнул своими маленькими лапками и сказал:

— Пи! Я просто хочу перенести крепость без происшествий! У нас будет шанс на
это, если что-нибудь случится!

Затем Шу Сяохой почувствовал, что вся сила его тела внезапно оказалась
высосана, и всё тело хомяка упало с судорогами по всему телу.

Чэнь Чэндо острым пальцем поднял голову Шу Сяохуэй.

— Будь хорошим, не используй это небрежно, пока ты не узнаешь собственные


возможности.

Шу Сяохой несчастно лежал там. Он понятия не имел, что сделал.

В этот момент инструмент на спине Со Бинь внезапно издал кричащий звук, и


голос вдруг прозвучал неопределённо:

— Да... вы люди? Спасите... помогите мне!

Какое-то время несколько человек были ошеломлены. Инструменты Со Бинь были


спутниковыми сигналами. В настоящее время спутниковый сигнал не давал ответ!

Так кто говорил?

Через какое-то время голос снова вернулся, но более чётким.

— Помогите, кто-нибудь здесь есть? Помогите мне.

Это детский голос!

Шу Сяохой, который был в ладони Чэнь Чэндо, сжал его палец передними
лапками.

Чэнь Чэндо потянулся к коммуникатору на спине Со Бинь и сказал:

— Привет?

— ...ум, здравствуйте, вы дядя из полиции? — рыдал ребёнок там.

— Да, кто ты?

— Меня зовут Пэн Пэн... У нас была автоавария... Мама и Папа потеряли
сознание...

Несколько человек, которые слышали это, смотрели друг на друга, не зная,


говорит ли ребенок правду или нет.

— Вы... можете ли вы прийти и... спасти нас? — плакал Пэн Пэн. — Я звонил по
телефону долгое время... Пожалуйста, можете ли вы прийти и спасти нас?

— Пэн Пэн, не плачь. Ты ранен? — сказал Чэнь Чэндо.


Пэн Пэн шмыгнул и ответил:

— Нет, но я застрял. Я не могу шевелиться.

— Ну, не торопись. Жди там. Можешь ли ты сказать нам, где вы находитесь?

— Я могу отправить координаты, — сказал Пэн Пэн.

Затем на дисплее инструмента на спине Со Бинь быстро отразилась позиция Пэн


Пэн.

Несколько людей посмотрели на неё и замерли.

Шу Сяохой был знаком с городом. Он попытался поднять свою слабую маленькую


голову и посмотреть на экран. Когда он увидел это место, он был ошеломлён на
мгновение. Его маленькая лапа держала его голову, и он тяжело задумался. Его
два маленьких глаза полны недоверия.

Пи, эта позиция – не та локация мобильной крепости, в которую они собирались!

Чэнь Чэндо дёрнул ртом и произнёс мягким голосом:

— Пэн Пэн, можешь сказать нам, что вокруг тебя?

Пэн Пэн весьма сильно успокоился и сказал:

— Моя мама купила мне много строительных блоков... Я боялся, когда мой
телефонный звонок никем не принимался. Я сложил много замков.

Шу Сяохой моргнул и снова моргнул. Странная идея пришла к нему. Возможно ли,
что движущийся замок, сделанный из полу-механических зверей перед ним,
строился ребёнком? Как это было возможно?!

Голос Пэн Пэн вернулся.

— Будут ли строительные блоки блокировать ваше зрение? Я опущу их вниз.

Внезапно Со Бинь посмотрел на расстояние.

— Босс, часть мобильной крепости разрушена.

Голос Пэн Пэн вдруг ослабел.

— Мне жаль, я не могу опустить их снова. Я так устал. Могу ли я поспать?

— Эй, Пэн Пэн, не спи сейчас, — сказал Чэнь Чэндо. — Пэн Пэн?

Однако больше не было ответа.

Со Бинь на мгновение повозился и сказал:

— Босс, сигнал пропал.

Чэнь Чэндо кивнул.


— Продолжай рисовать, Ши Жуй, добудь снова стену.

На второй сломанной стене Со Бинь нарисовал часть разрушенной мобильной


крепости. Без этой части вся крепость имела очень большой разрыв и три огневых
точки были убраны.

Чэнь Чэндо создал в руке острый металл и нарисовал маршрут на стене, почти
избегая огня.

После этого он произнёс:

— Мы выдвигаемся в полдень. На этот раз у нас есть дополнительная цель. Мы


должны найти не только разбитый космический корабль, но и ребёнка.

— Да, босс!

Чэнь Чэндо достал пистолет-распылитель и аккуратно распылил редкий материал,


который мог скрыть колебания жизненной силы, на свой шлем и перчатки, а на
места, которые он не мог достать, распылил Со Бинь.

Хотя покрытие было обработано и проницаемо, прямо на тело распылять его


было некомфортно. Некоторым боевым питомцам оно явно не нравилось, поэтому
каждый из них превратился в свою энергетическую форму и включился в тело
своего человека.

Чэнь Чэндо посмотрел на Шу Сяохой, глядя ему в глаза.

Шу Сяохой, немного отдохнувший, почувствовал себя лучше. Он знал, что не


может превратиться в энергетическое тело. Он был очень послушным и коснулся
ладони Чэнь Чэндо. Он открыл свои две короткие передние лапы, закрыл свои
маленькие глаза и безупречно сотрудничал.

Что он будет делать, если случайно распылит это в нос и в итоге убьёт своего
маленького любимца? Хомяки невелики, но они также могли быть обнаружены по
колебаниям жизненной силы полу-механическими зверями.

Чэнь Чэндо просто вытащил повязку, какое-то время распылял это на повязку, а
затем использовал её, чтобы обернуть очень хорошо ведущего себя боевого
питомца, превратив его в мумию хомяка, приложив незначительные усилия, чтобы
ему было достаточно свободно.

Затем мумия хомяка была помещена в карман Чэнь Чэндо, так что с покрытием на
своей одежде, он сможет скрыть все жизненные колебания своего боевого
питомца.

Глава 11. Тёмные облака неудачи.

В полдень у полу-механических зверей был период подзарядки, в течение этого


времени они, хоть и будут атаковать засечённую жизненную форму, сами не будут
шевелиться.
Однако Чэнь Чэндо в это время нёс риск. Если бы существовали какие-либо
живые Таты, то обычаи зверей могли измениться.

Поэтому они начали первую пробную атаку, в ходе которой Ли Хой со своей
скоростной способностью вывел несколько человек в окрестности крепости
чужестранных животных.

Когда несколько людей не атаковали первыми, покрытие, защищающие от


колебаний жизни, имело определённый эффект и не вызывало нападения зверей.
Чэнь Чэндо приказал своим людям не действовать опрометчиво. Он закрыл глаза
и максимально увеличил свою индуктивную силу металла.

Намерение Чэнь Чэндо состояло в том, чтобы прояснить всю структуру крепости.
Лучше было узнать её слабые стороны, увидеть их местоположение и напрямую
использовать усовершенствованную версию бомбы С4.

Шу Сяохой схватился за край кармана Чэнь Чэндо, выглянул из-за щели между
повязками, которые были дважды обёрнуты вокруг него, и, как только Чэнь Чэндо
выпустил своё металлическое восприятие, смутно почувствовал странную вещь.

Словно внезапно он увидел удачу каждого. Например, он смутно чувствовал, что


Чэнь Чэндо, похоже, не повезло. Самым неудачным может быть Ши Жуй.

Затем Чэнь Чэндо внезапно открыл свои глаза, взял за руку Ли Хой и сказал:

— Вперёд!

В то же время Крепость, казалось, была в состоянии тревоги, и к ним


направлялось бесчисленное множество ионных пушек.

Ли Хой был шокирован, он, потянув несколько человек для быстрой эвакуации,
едва избежал нападений ионных пушек.

К счастью, позади них ни один полу-механический зверь не атаковал, и крепость


не шевелилась.

Когда Ли Хой вернулся на их прошлую позицию, Ши Жуй хмыкнул и опустился на


колени, его нога была поражена ионным оружием. В то время кровь постоянно
текла.

Чэнь Чэндо стиснул зубы, уселся на стену и закрыл глаза, чтобы стерпеть боль.

— Босс? — подошёл Ли Хой. — Тебя ранили?

Чэнь Чэндо махнул рукой, а на его голове проступили голубые вены.

— Иди и осмотри Ши Жуй.

Ли Хой вернулся к Со Бинь, чтобы заняться раной Ши Жуй.

Шу Сяохой посмотрел немного глупо между бинтами на подбородок Чэнь Чэндо...


затем на Ши Жуй, который лечил свои раны с холодным лицом.
Он чувствовал, что небольшой тёмного туман, нависший над их головами,
медленно рассеивается.

После исцеления ран Ши Жуй три мужчины подошли и спросили.

— Босс, что не так?

— Я был атакован психосилами, — сказал Чэнь Чэндо, терпя головную боль.

— Таты? — сказал Ли Хой.

Чэнь Чэндо покачал головой.

— Нет.

Чэнь Чэндо не рассказывал о странных событиях, которые он видел. Он не был


уверен, видел ли он это лично. Он подошёл к стене и нарисовал структуру
крепости.

Композиция была очень подробная. В центре крепости было что-то вроде


операционного стола, который был связан с многочисленными металлическими
проводами.

Чэнь Чэндо нарисовал круг в центре операционного стола.

— Здесь находится человек или вещь с психосилой и есть вероятность, что


крепость будет девятиэтажной или более, и это наша цель. Итак, в настоящее
время у нас есть два плана: либо немного почистить полу-механических зверей в
крепости и попробовать ещё раз. Или, во-вторых, открыть вход на внешнем краю
форта.

— Что вы выбираете? — спросил Чэнь Чэндо.

В любом случае казалось, что вторая схема более быстрая и стабильная, а


первую можно использовать после неудачи, поэтому три человека единодушно
выбрали второй вариант.

Когда Чэнь Чэндо собирался принять решение, Шу Сяохой, висевший у него в


кармане, чётко почувствовал, что тёмные облака над головой Чэнь Чэнуо и других
людей стали намного темнее, чем раньше.

Шу Сяохой спешил, энергично размахивая своей маленькой передней лапой через


повязку:

— Пи, пи, пи!

Вы не можете использовать второй вариант!

Голос Шу Сяохой был немного низким, а направление крепости продолжало


бесцельно стрелять ионными пушками, поэтому его голос был скрыт.
Шу Сяохой ещё сильнее взволновался. Он изо всех сил пытался выбраться из
повязки, которая была обёрнута вокруг него несколько раз. Он поднялся вдоль
одежды Чэнь Чэндо до самого плеча и схватил своими маленькими когтями его
ухо, закричав:

— Пи!

Чэнь Чэндо молчаливо слегка повернул голову и посмотрел на злого боевого


питомца. Мужчина протянул руку и спустил его.

— Голоден?

Шу Сяохой последовал за рукой Чэнь Чэндо и приземлился на лежащий на земле


кусок стены. Маленькие когти наступили на картину, которую Чэнь Чэндо только
что нарисовал, и обвели вокруг.

В этот раз Чэнь Чэндо ясно понял, что имел в виду боевой питомец его семьи. Он
был так взволнован и обеспокоен, что звуки превратились в простое предложение
в чужом сознании:

— Не используйте второй план!

Чэнь Чэндо поднял бровь и подобрал хомяка, который торопливо наворачивал


круги на земле, а также ткнул его в талию.

— Ты предлагаешь нам зачистить всех полу-механических зверей?

Шу Сяохой наблюдал, как чёрная удача над его головой Чэнь Чэндо начала
исчезать с ощутимой скоростью. Он с облегчением сел на ладонь мужчины и
кивнул своей маленькой головкой.

Чэнь Чэндо немного посмотрел вниз на рисунок на стене, снова замотал хомяка в
повязку и положил обратно в свой карман.

Ли Хой схватился за голову и сказал:

— Босс, ты всегда думал, что боевой питомец твоей семьи – счастливый


талисман. Или почему тогда ты слушаешь только его? В любом случае, рано или
поздно, все звери будут уничтожены.

Чэнь Чэндо кивнул и быстро принял решение о втором пути атаки.

План был интересным. В конце концов, теперь у них было больше информации, а
все звери не смогут покинуть крепость, и поэтому крепость не двинется.

Короче, это как игра в бильярд. Ли Хой со своей скоростью будет двигать её
вперёд. Чэнь Чэндо был главным в наступательной операции, пока другие
отвечали за его прикрытие. Затем, словно очищая лук, они будут разрушать
крепость, построенную полу-механическими животными, шаг за шагом.
В сочетании с положением слабых сторон крепости, нарисованным ранее Чэнь
Чэндо, для обстрела использовался снаряд С4 до конца, ионные пушки за
пределами крепости были ими разрушены, а после снятия внешних слоёв
атакующих оружием полу-механических зверей им показалась очень твердая
внутренняя структура, которая была сформирована из тел животных.

В то время в структуре этой звериной крепости не было наступательного оружия, и


несколько человек стояли перед этим большим перевёрнутым железным горшком.

Чэнь Чэндо поднял руку и начал постепенно опускать металлы своей силой. Эти
звери, казалось, потеряли способность сканировать жизнь полностью, и не было
никакого сопротивления, когда он разрушил металлическую структуру.

В этот момент прозвучал детский слабый голос.

— Дядя.... Я... Я вижу... вас, ребята!

Чэнь Чэндо только что снял последние слои зверей, и ситуация внутри крепости
стала отчётливо видна несколькими людьми.

Шу Сяохой посмотрел на ситуацию перед собой, дважды моргнув, чтобы жидкость


попала в его маленькие глаза.

В середине крепости пятилетний ребенок был пронизан многочисленными


проводами, а под металлической платформой, на которой он лежал, были
огромные глаза зелёного Тата, настолько обезображенного, что практически
осталась только одна голова, которой он смотрел на них.

— Дядя, спаси сначала мою маму... Папу... — сказал ребёнок мягко, прежде чем
его рот закрылся.

Чэнь Чэндо подошёл и потянулся к единственной руке ребёнка, которая не была


пронзена проволокой.

Со Бинь быстро огляделся вокруг платформы, сжал свои зубы и произнёс:

— Босс, этот Тат, похоже, пытается поместить свои мозги в голову ребёнка.

Это просто слишком сумасшедше, ах!

Шу Сяохой сжал свои зубы и уставился на полумёртвого Тата.

Со Бинь помолчал немного и сказал.

— Этот ребёнок обладает психосилой. Этот Тат использовал его, чтобы атаковать
тебя раньше.

Со Бинь усмехнулся.

— К счастью, мы использовали первый план. Наша позиция была


неопределённой, в противном случае мы могли быть заблокированы в его
сознании. Таты могут убить нас прямо с этим ребёнком.
Шу Сяохой внезапно осознал, что неудивительно, что, когда несколько людей
захотели выбрать второй вариант атаки, у них была столь сильная плохая удача.

Чэнь Чэндо держал руку ребёнка.

— Со Бинь, попробуй спасти его.

Со Бинь некоторое время изучал ребенка, нахмурился и сказал:

— Это немного сложно, но лучше было бы, если бы босс сделал это сам.

Чэнь Чэндо прищурился и кивнул, глядя на почти тысячу проводов.

В то время они не знали, умрёт или уже мёртв этот отвратительный Тат. Ребёнок
по имени Пэн Пэн внезапно открыл глаза и тупо огляделся, а затем слёзы начали
падать с уголков его глаз.

Ум, ограниченный Татом, начал возвращаться, а память о том, что он попал в


автомобильную аварию, исчезла...

Пэн Пэн, пробудивший свои ментальные способности, был более ранним, чем
другие дети. Многие вещи медленно воспроизводились в его голове.

Там не было никаких строительных блоков, только звери, привлечённые Татом...

Его отец и мать давно были убиты полу-механическим зверем. Мальчик был
вытащен из нижней части машины одним из них.

Чэнь Чэндо вздохнул и достал Шу Сяохой из своего кармана. Он натянул повязку


на хомяка и сунул его в руку ребёнка.

— Не бойся!

Шу Сяохой покорно выгнулся и извился в руке ребёнка.

— Пи, пи, пи.

Не плачь, Пэн Пэн. Мы спасём тебя!

Ладонь Пэн Пэн слегка шевельнулась. Он держал хомяка, похожего на мягкий мяч,
в своей руки и открыл свой рот.

— Спасибо, маленький брат...

Чэнь Чэндо подумал, что он зовёт сам себя. Чао Пэнпэн улыбнулся.

Глава 12. Хомяк роняет лошадь, не зная об этом.

Чэнь Чэндо не понял, но Шу Сяохой, который в то время находился в руке Пэн


Пэн, осознал.

Ребёнок, лежащий на платформе, был пронизан проволокой через большинство


нервных волокон в его теле. Контроль умственной силы не был таким точным,
поэтому он сказал эту фраза, в то же время та же идея пришла в голову Шу
Сяохой.

Хомяк поднял руку ребёнка, встал и с дрожащими лапами сказал:

— Пи!

Ты знаешь, что я человек?

Как только ребёнок захотел шевельнуть своим ртом, Чэнь Чэндо прикоснулся к его
голове.

— Пэн Пэн, я вытащу все провода из твоего тела позже. Это может быть слегка
больно.

Ребёнок моргнул, открыл рот и улыбнулся.

— Я не боюсь. Спасибо, большой брат.

Со Бинь сказал.

— Босс, сделай это как можно быстрее. Жизненные показатели ребёнка


снижаются, и я не знаю, как долго он был без еды. Большинство его органов
серьёзно истощились.

Когда Шу Сяохой услышал это, ему больше не хотелось общаться с ребёнком.


Хомяк держал большой палец мальчика своими маленькими лапками и молча
утешал его.

Чэнь Чэндо глубоко вдохнул, медленно закрыл свои глаза и поднял свою руку,
чтобы подвесить ребёнка. Затем он начал вырывать плотные провода, похожие на
паутину, пролетающие один за другим над мальчиком, а затем постепенно
вытаскивать их из тела ребёнка.

Шу Сяохой мог чётко ощущать дрожащее тело мальчика. Эти подобные паутине
провода проходят через каждую часть тела и воздействуют на его нервные
волокна. Если бы они были отрезаны, это можно было бы представить как
вырезание нервов человека.

Но ребенок не знал, смог ли он это терпеть или ему было очень больно. Он даже
не мычал.

Шу Сяохой неосознанно схватился за его палец и, увидев тёмный туман над


ребёнком, стал очень нервным, вытянул когти и закричал на
сконцентрировавшегося Чэнь Чэндо.

— Пи! Пи! — стой! Сначала остановись!

Это предложение было настолько интенсивным, что потрясло Чэнь Чэндо в его
сознании. Он немедленно прекратил использовать свою металлическую силу, и
летающие провода внезапно зависли в воздухе.
Со Бинь нервно проверил тело ребёнка.

— Босс, его сознание слишком слабое, возможно, он не сможет этого принять.

Чэнь Чэндо стиснул зубы. Они были всего лишь солдатами, и большинство их
медицинских знаний касалось первой помощи на поле боя. Остальные были
действительно очень ограничены.

Со Бинь сказал:

— Босс, он так несчастен. Может быть, мы должны позволить ему уйти спокойно...
Это будет лучше для него.

Никто не знал, слышал ли их ребёнок или нет, но его бескровные губы


шевельнулись. Хотя он не издал и звука, мысль посетила голову каждого.

— Я хочу жить... Много информации...внутри моей головы...

Потом были боли, которые чувствовал ребенок, это было безумно мучительно,
они задерживались в голове каждого, но затем были силой подавлены борющимся
духом ребёнка.

Трагическая встреча и сильные мозговые волны Татов позволили пятилетнему


ребёнку за короткое время развить множество неизвестных областей
человеческого мозга. Это также позволило ему понять, насколько важной была
информация, которую принесли Таты, когда принудительно передавали мозговые
волны.

Шу Сяохой держал палец мальчика между своих лапок, а его маленькое тело
непрерывно дрожало. Как он может помочь ребёнку?

Именно в этот момент Чэнь Чэндо ощутил что-то, похожее на чувство


благословения, льющегося в его сердце. Он вдруг понял, что делать с этими
проводами и немедленно использовал свои металлические способности,
контролируя провода и продолжая вытягивать их.

На этот раз процесс вытягивания явно отличался от его предыдущего контроля.


Подобные паутине провода были вытянуты в определённом порядке и с
определённой силой. Каждый раз, когда провод вырывался, ребёнок, лежащий на
платформе, дрожал.

Прошло полдня, прежде чем они смогли полностью вытащить тысячи проводов.
Со Бинь взволнованно посмотрел на данные прибора.

— Босс, он всё ещё жив, хотя прямо сейчас он слишком слаб, но больше нет
угрозы для его жизни.

Чэнь Чэндо, который вновь забрал свои силы, покачнулся. Точное управление его
металлическими способностями в течение длительного периода времени было
более утомительным, чем когда он убивал сотни зверей.
Только что, откуда пришло это чувство?

Чэнь Чэндо посмотрел на своего маленького боевого питомца, приютившегося в


руке ребёнка. Когда он увидел, что мягкое маленькое тело лежало неподвижно,
Чэнь Чэндо внезапно встревожился и немедленно протянул руку, чтобы забрать
Шу Сяохой.

Мягкое маленькое тело было в его руке, его маленькая голова свисала, маленькие
лапки свернулись, и он не двигался.

— Со Бинь! — крикнул Чэнь Чэндо.

Его голос был чрезвычайно настойчивым и жёстким. Со Бинь вздрогнул и


поспешил к нему.

— Босс?

— Взгляни, что с ним не так? — Чэнь Чэндо почти терзал свои зубы.

Со Бинь взглянул, застыл на мгновение и быстро начал проверять боевого


питомца своего старшего брата.

Чем больше удивлялся и нервничал Со Бинь во время проверки, тем чаще время
от времени он смотрел на своего старшего брата. После подтверждения
состояния Шу Сяохой он запаниковал, что надо проверить Чэнь Чэндо.

Чэнь Чэндо нахмурился и сказал.

— Не смотри на меня, я в порядке. Скажи мне, что с ним не так?

Со Бинь осторожно произнёс:

— Босс, кажется, он умирает!

— Блядство, Лаоцзы хорошо себя чувствует. Как он может умирать?!! — взревел


Чэнь Чэндо в редкой грубости.

— Босс, твой боевой питомец может отличаться от других.

Со Бинь проверил его снова, но у него относительно мало знаний об оказании


первой помощи, и он не был ветеринаром. Некоторое время он проверял и не
знал, что делать, поэтому ему пришлось покачать головой.

Чэнь Чэндо нахмурил брови, прикрыл своего боевого питомца и вышел.

Ши Жуй встал, чтобы последовать за ним, однако Ли Хой быстро оттащил того
назад.

— Пусть босс немного успокоится, — хотя хомяк был немного маленького размера
и найден чуть более трёх дней назад, видимо, их старший брат очень полюбил
его.
Чэнь Чэндо стоял снаружи со своим умирающим питомцем. Было уже темно и,
помимо тусклого света от звёзд, в этом разрушенном городе не было освещения.

Чэнь Чэндо сидел, скрестив ноги, и смотрел на маленькую клёцку с вытянутыми


лапками на своей ладони. Мужчина протянул руку и аккуратно почесал живот
хомяка.

— Будь хорошим и спи хорошо. Я приготовлю для тебя что-нибудь завтра.

Кто-то был чрезвычайно твёрд в своей вере, что его маленькая клёцка не умрёт.

Чэнь Чэндо большую часть ночи провёл на улице, прикрывая боевого питомца
своей семьи. К счастью, хотя температура на его ладони была невысокой, она
продолжала существовать. В позднюю половину ночи маленькая клёцка в его
ладони внезапно дёрнула своими лапками и наступила на его мизинец немного
прохладным когтём.

Чэнь Чэндо осторожно раскрыл свою прикрытую руку, и, прежде чем он смог это
внимательно рассмотреть питомца, слабый белый свет поднялся с земли и сошёл
на маленького хомячка на его ладони. Чэнь Чэндуо внезапно подумал о том, что
профессор Вэй сказал вначале: «Теперь, когда античность только вдохновляет
человеческие силы, вероятно, существует связь с землёй, которая говорит о том,
как эти силы могут быть получены.»

Чэнь Чэндо всё ещё ожидал, что боевой питомец его семьи проснётся, когда его
ладонь внезапно опустилась. Тело Шу Сяохой мерцающе вспыхнуло, а затем на
руки мужчине упал бледный, красивый и миловидный юноша, две его руки
прижались к чужой груди, бессознательно издав звук:

— Пи… я хочу попить воды…

Челюсть Чэнь Чэндо отвисла. Впервые он мог ясно понять значение этого
маленького писка. Он поднял руку и вытащил чашку из нержавеющей стали из
своего рюкзака и, открыв крышку, передал её некоему симпатичному человеку-
боевому-питомцу.

Попив воды, определённый боевой питомец фыркнул, нахмурился и положил


свою голову на грудь Чэнь Чэндо, засыпая.

Чэнь Чэндо посмотрел на его тёмную круглую голову. Его рука как раз собиралась
погладить волосы, которые выглядели мягкими, когда белый свет, окруживший
юношу, внезапно исчез. Руки Чэнь Чэндо стали светлыми, и этот человек вдруг
пропал. Мужчина схватил маленького сползшего боевого питомца и взял его в
руки.

Маленький Боевой Полковой Питомец стал хомячьим мячом и снова уснул в его
ладони.

Чэнь Чэндо держал хомячий мяч половину дня, медленно улыбнувшись уголками
рта и положив свою ладонь на питомца своей семьи.
Чэнь Чэндо, в конце концов, сел на улицу со своим боевым питомцем под
прикрытием. Когда он вошёл, он увидел взволнованные глаза трёх мужчин. Пока
остальные три питомца на земле смотрели на его руки горящими глазами.

Дым вырвался изо рта Чэнь Чэндо. Эти трое ублюдков до сих пор помнят его
боевого питомца, который ещё не восстановился.

Ли Хой оттащил Мао Я обратно за шею.

— Босс.

Со Бинь также схватил своего чёрного ястреба и прижал его голову к своему
рюкзаку.

— Босс, маленький серый хомяк, он...

— Он в порядке, блять, с твоим наполовину болтающимся уровнем. Возвращайся


к Профессору Вэй и улучши его!

— Да, босс!

Чэнь Чэндо посмотрел на ребёнка на платформе и сказал.

— Что насчёт Пэн Пэн?

— Он упал в обморок. Я ввёл ему некоторое лекарство, но мы должны отправить


его обратно как можно скорее. Его тело всё ещё очень истощено и нуждается в
хорошем отдыхе, — ответил Со Бинь.

— Отдохни, мы отправимся завтра.

— Да, босс.

На следующее утро, прежде чем Шу Сяохой проснулся, Чэнь Чэндо посмотрел на


его маленькую щёку с выпуклым мешочком, ткнул в него пальцем и получил зёрна
из выпавших предметов.

Затем он положил Шу Сяохой на свой рюкзак и освободил руку.

Чэнь Чэндо достал коробку для ланча и разложил ее на две плоские части
металла. Он начал измельчать мелкие зерна злаков. После тщательного
измельчения он снова замесил два куска металла в миску и налил в неё немного
воды. Он смешал её с измельчёнными зёрнами и замесил их в тесто.

Наконец тесто было растянуто в тонкую лапшу, сложенную на крышке коробки для
ланча. Он добавил огонь под металлическую чашу, кипячёную воду, а затем варил
в ней длинную и тонкую лапшу.

Шу Сяохой поманил аромат. Как только он открыл глаза, он увидел, как Чэнь
Чэндо размешивает лапшу в металлической миске металлическими палочками
для еды, встряхивает её и кладёт в меньшую металлическую миску. Когда он
проснулся, Чэнь Чэндо поставил перед ним маленькую миску.
Некий маленький серый хомяк только что открыл глаза, и у него была еда, он не
мог не моргнуть своими маленькими глазами. Он встал и сел на чужой рюкзак.
Своими маленькими лапками он схватил маленькую миску Чэнь Чэндо и вытянул
шею, чтобы поесть.

Чэнь Чэндо наблюдал, как Шу Сяохой непрерывно ест такую длинную и тонкую
лапшу... понемногу...

Когда Шу Сяохой удовлетворённо сглотнул, Чэнь Чэндо взял чашку с водой, чтобы
хомяк попил.

Хомяк изо всех сил пытался смыть остатки лапши в своей щёчной сумке. Хотя
лапша была восхитительной, казалось, что её было немного сложно доесть.

К слову о названии.

Хомяк роняет лошадь, не зная об этом. 

Ронять лошадь – слэнговое выражение, говорящее о том, что чья-то личность


была раскрыта.

Глава 13. Запугивание хомяка.

Фактически, Чэнь Чэндо ещё не выяснил, был ли Шу Сяохой хомяком, который


усердно совершенствовался в духе хомяка, или изначально был человеком. Тогда
он превратился в человека менее, чем на полминуты, и был виден под звёздами
как белое пятно...

Чэнь Чэндо подумал, стоит ли ему сунуть платье в рюкзак, или простыню, или что-
то в этом роде.

Чэнь Чэндо вздохнул и сказал мужчинам, которые ели на другой стороне:

— Ли Хой и Ши Жуй собирают обломки космического корабля. Со Бинь, свяжись с


№3, пусть он отправит истребитель.

— Да, Босс.

Шу Сяохой, объевшийся до глубины души, упал на рюкзак с выпученным животом.


Он сцепил свои короткие лапки перед грудью и радостно прищурился.

Чэнь Чэндо протянул свою руку и ткнул в его талию.

— Тебе достаточно?

Шу Сяохой вытянул свои маленькие лапки.

Чэнь Чэндо наполовину присел на корточки.

— Было вкусно?

Шу Сяохой яростно кивнул.


Чэнь Чэндо засмеялся, но сказал довольно серьёзным тоном:

— В следующий раз, если ты будешь использовать свою силу так безрассудно, как
пожелаешь, я отниму твою еду.

Хотя ребёнок, который в настоящее время лежал, был очень важен, но, если бы
это действительно был обмен одной жизни на другую...

Маленькие лапки Шу Сяохой дёрнулись, он перевернулся и встал, пища:

— Пи!

У меня есть собственные запасы зерна!

Чэнь Чэндо слабо улыбнулся. Хотя он не мог понять, что только что сказал его
маленький боевой питомец, сейчас эта мелочь означала сопротивление. Чэнь
Чэндо быстро ткнул пальцем в щёку Шу Сяохой. На этот раз его сила была
немного больше, и все вещи в маленьком пространстве Шу Сяохой были выбиты.

Шу Сяохой прикрыл щеки и с негодованием застыл.

— Пи! Пи!

У хомяков также есть хомячьи права!

Это ранило? Чэнь Чэндо сморщил брови, потянулся и вручил вещи, разбросанные
по земле, одну за другой. Шу Сяохой заполнил своё пространство и сердито
пискнул.

После того, как все вещи были возвращены, Шу Сяохой обернулся и вошёл в
рюкзак Чэнь Чэндо, сжимая все остальные вещи.

Чэнь Чэндо вздохнул и постепенно достал содержимое своего рюкзака. Наконец,


он вытащил маленькую мягкую клёцку, которая сжалась до основания его рюкзака.
Чэнь Чэндо мягко сжал маленькие лапы Шу Сяохой, пока тот сердито брыкался.

Если бы Чэнь Чэндо не обладал металлическими способностями и его пальцы не


были такими же твердыми, как нержавеющая сталь, Шу Сяохой действительно
хотел бы броситься и укусить его, пока он не истечёт кровью! Говорить о чём-то,
тыкая его в щёку. Это действительно издевательство над хомяком!

Пэн Пэн, мальчик, который только что проснулся, моргнул и посмотрел прямо в
его чёрные глаза. Его детский голос медленно произнёс:

— Большой Брат, способность маленькой мышки – действительно приносить


удачу.

Шу Сяохой, заключённый в чужую руку, с трудом обернулся и посмотрел на


ребёнка с вытянутой головой.

Мальчик посмотрел на маленькое тело Шу Сяохой и внезапно сказал.


— Большой Брат, маленькой мышке нужно колесо для бега.

Шу Сяохой был удивлён, мышь?!

— Пи! — разве ты не назвал меня вчера маленьким братом?! Это была всего
лишь моя галлюцинация?

Мальчик моргнул, и мысль пришла прямо в голову Шу Сяохой: "Маленький брат, я


боюсь, что тебя отправят как объект для исследований."

— ... — Шу Сяохой молчал. Быть хомяком было нелегко, он мог только стерпеть
это.

Шу Сяохой пожалел этого ребёнка, которого Таты использовали как сосуд. В


некоторой степени это было похоже на анализ и изучение. Более того, он не знал,
куда Чэнь Чэндо отправит ребёнка, но в его голове было много информации о
Татах, которая была связана с будущим людей. О нём должны хорошо заботиться,
верно?

Чэнь Чэндо легко держал Шу Сяохой в одной руке. Он взял что-то из своего
рюкзака другой рукой, вытащив единственную коробку молока вместе с плоским
гусеничным хлебом. Он передал их Пэн Пэн.

Мальчик посмотрел вверх на Чэнь Чэндо. Мужчина потрепал его по голове и


сказал:

— Ешь.

Ребенок протянул руку и взял еду, но не спешил кушать. Он нарисовал несколько


фигур и сказал:

— Вот так выглядит хомячье колесо. Мышь будет очень счастлива, когда будет
бегать на колесе, и она не станет толстой.

Слушая это, Шу Сяохой молча вытянул передние лапы и сложил их вместе.


Казалось, что он съел немного больше за последние два дня. До этого он мог
бегать по многим дорогам и везде искать взлетно-посадочные полосы. Но с тех
пор, как Чэнь Чэндо нашёл его, он почти не ходил по многим дорогам, так что,
действительно, стал ли он толстеть?

Ли Хой засмеялся, посмотрев на Шу Сяохой, и сказал:

— Это весело – становиться мягкой кучей.

Ребёнок с детским маленьким лицом торжественно сказал:

— Дядя, мягкую толстую мышку действительно приятно трогать, но она быстро


заболеет и умрёт.

— ... — Ли Хой коснулся своего носа и под своим слегка мрачным взглядом
повернулся, чтобы остановить Мао Я, который хотел снова броситься вперёд.
Чэнь Чэндо поднял руку и оторвал металлическую пластину от платформы.
Металл упал в его руку, как грязь. Это было простым куском и не совсем походило
на маленькую версию колеса обозрения.

Перед маленькими чёрными глазами Шу Сяохой металлические блоки быстро


изменили форму. Вскоре появилось большое беговое колесо размером с ладонь.
Структура была совершенно идеальной, без каких-либо швов и винтов.

Чэнь Чэндо поместил Шу Сяохой перед собой и ткнул своим пальцем в его талию.

— Попробуй побегать.

Шу Сяохой коснулся своего мягкого живота и спустился с рюкзака. Он переместил


своё мягкое, похожее на клёцку тело и взобрался В маленькое колесо. Как только
он наступил своей маленькой лапой, колесо переместилось. Шу Сяохой посмотрел
на двух мужчин и некоторое время строил своё сердце, прежде чем взобраться
наверх.

Наступив, Шу Сяохой необъяснимым образом почувствовал огромное влечение.


Его маленькие лапы не могли не начать бегать, и его чёрные глаза немедленно
загорелись.

Он пищал так, что едва мог остановиться.

Чэнь Чэндо посмотрел на маленького серого хомяка, почти ставшего тенью внутри
колеса для бега, и засмеялся.

— Босс, это вечный двигатель? — спросил Со Бинь, сжимая клюв Чёрного


Ястреба.

Лапы Шу Сяохой летели быстро, и всё его тело вращалось и падало. В тот момент
у него закружилась голова и он услышал безудержный смех нескольких людей
вокруг него.

Шу Сяохой хотел ругаться!

Но он снова бежал и взбирался внутри маленького колеса. Там не было выхода.


Это действительно было весело.

После долгого бега Шу Сяохой залез на плечо Чэнь Чэндо по его одежде, схватил
Чэнь Чэндуо за плечо и пискнул ему, чтобы спросить ребёнка о чём-то.

Чэнь Чэндо слегка повернул голову и ткнул пальцем в талию хомяка. Затем он сел
перед ребёнком и посмотрел на него, кусавшего хлеб, и сказал:

— Пэн Пэн, Тат послал сигнал внешнему миру?

Пэн Пэн моргнул, его чёрные глаза были устремлены в глаза Чэнь Чэндо, затем
его раздробленные мысли прошли дальше. Очень подробный дизайн
космического корабля Татов появился в голове Чэнь Чэндо.
Затем Пэн Пэн снова склонил голову и начал есть.

Чэнь Чэндо схватился за свою голову, количество информации было слегка


слишком большим, ему нужно было медленно решать проблемы.

Примечание переводчика: 

На этом пока заканчиваются переведённые на английский части. Остаётся ждать


продолжения от анлейтора. 

Глава 14. Злыдень! Контрол-фрик!

Чем больше взаимного доверия между мастерами и их боевыми питомцами, тем


легче будет соединять сознания друг с другом.

Чэнь Чэндо доверял своему хомяку из-за многолетнего боевого опыта и доверия
своих соратников. Вера Шу Сяохой в Чэнь Чэндо могла быть связана с попыткой
человека сделать для него лапшу из хлопьев и беговое колесо.

Короче говоря, определённый хомяк всё ещё имел очень высокое взаимное
доверие в тот момент, поэтому, когда Чэнь Чэндо закрыл глаза, чтобы изучить
подробную композицию космического корабля, присланную ему Пэн Пэн, Шу
Сяохой, который сидел на корточках на плече своего мастера, пассивно ощутил
огромное количество информации.

Хотя мыслительная способность хомяка была немного недостаточной,


мыслительная сила Чэнь Чэндо была очень активной. Маленький хомяк был
настолько пассивен, что мысли Чэнь Чэндо заставили его взлететь.

Шу Сяохой боролся с различными мыслями Чэнь Чэндо. Изначально космическая


наука и техника никогда не касались области Шу Сяохой, не говоря уже о более
высоких технологиях Татов.

Он действительно хотел уйти...

Почему Чэнь Чэндо продолжает следовать его мыслям?

Наконец, Шу Сяохой из-за головокружения упал с плеча Чэнь Чэндо, но был


быстро пойман и поддержан чьей-то рукой. Мужчина поднял бровь, когда увидел
отчётливые круги в глазах хомяка, и не смог удержаться от смеха. Это глупо и
мило...

Шу Сяохой сердито посмотрел! И не смотрите на того, кто это сделал!

— Босс, как ты? — спросил Со Бинь.

Чэнь Чэндо покачал головой.

— Кажется, мы можем только вернуться и позволить профессору Вэй изучить это.

Шу Сяохой пошёл по руке Чэнь Чэндо и забрался на его плечо снова. Он вытянул
лапы и заплакал:
— Пи... Пи!

Давай, поклоняйся этому хомяку, и я дам тебе счастливый Бафф! Это,


безусловно, сделает вас просветлёнными и поможет получить это за считанные
минуты!

Пэн Пэн, который жевал хлеб с опущенной головой, не смог удержаться, услышав
это. Он поднял голову, посмотрел на Шу Сяохой, затем прикрыл рот и засмеялся.

Шу Сяохой махнул на него лапой.

Что касается Чэнь Чэндо, он не мог сказать, каково было каждое слово в этом
потоке сознания. Но он всё ещё понимал значение.

Угол губ Чэнь Чэндо дёрнулся. Он повернул голову и посмотрел на Шу Сяохой,


который чуть не упал в обморок от спасения ребенка ранее, а теперь осмелился
выставлять себя напоказ, когда только пришёл в себя. Чэнь Чэндо протянул руку,
схватил его маленькие лапы и ткнул его маленькую щеку, словно царапнул.

— Снова используй свои силы, и я поправлю твой рацион!

Шу Сяохой прикрыл свою маленькую щёку своими короткими лапками и уставился


чёрными глазами на Чэнь Чэндо.

— Пи! — злой человек! Контрол-фрик!

Чэнь Чэндо был очень строг.

— В противном случае, если тебе больше не нужно колесо для бега, я могу за
секунду превратить его в металлический узел.

Хотя Шу Сяохой чувствовал, что Чэнь Чэндо немного беспокоился за него, но


такая злая угроза! Тогда пусть этот хомяк ослушается! Он не может сказать что-
нибудь хорошее?

После того, как Шу Сяохой превратился в хомяка, ему редко было легко и он
никогда не испытывал затруднений, чтобы переживать. Он родился с мужеством.
Он вошёл в воротник боевой формы Чэнь Чэндо. Его маленькие когти пронзили
шею Чэнь Чэндо, когда он бросился к спине мужчины. Он исходил всё до пояса и
живота, бегая по тугим мышцам человека.

Лицо Чэнь Чэндо почти позеленело. Когда что-то столь мягкое каталось по его
коже, это было так странно, что он почти не мог контролировать окружающий
металл, чтобы высунуть грязного хомяка изнутри.

Когда определённый хомяк достиг его талии, Чэнь Чэндо немедленно закрыл его
своей ладонью. Сжав зубы, он вынул хомяка и сильно ткнул его в живот.

Шу Сяохой, которого ткнули, запищал и закричал. Он наконец выбрался из руки


Чэнь Чэндо и соскользнул с неё. Он забрался внутрь рюкзака Чэнь Чэндо и нашёл
грецкий орех.
Четыре человека, которые наблюдали за скандалом между хомяком и мужчиной,
склонили головы и с удовлетворением рассмеялись, даже Ши Жуй. В то время как
трое нетерпеливых боевых питомца смотрели на рюкзак Чэнь Чэндо, как будто
они видели жирную добычу.

Чэнь Чэндо холодно фыркнул. Несколько человек дотронулись до своих носов и


быстро откинули злые намерения.

Со Бинь кашлянул и сказал:

— Пэн Пэн, с тех пор, как ты получил подобное сообщение, можешь ли ты


увидеть, как Таты общаются?

Пэн Пэн потряс головой. Не говоря уже о пятилетнем ребенке, который ещё не
учился в начальной школе, даже самый способный ребенок не мог понять эту
космическую технологию, охватывающую несколько световых лет. Это
действительно немного сложно даже для сильных людей. Несколько человек
посмотрели на Со Бинь так, будто он идиот.

Ребёнок просто немного повзрослел после травмирующих событий.

Со Бинь ощупал свой нос: "Не спрашивай, босс, или я позволю № 3 привести
профессора Вэя прямо к нам?"

Чэнь Чэндо как-то странно посмотрел вниз, на обломки корабля и покачал


головой.

Хотя вокруг них сейчас было безопасно, полностью тут не было так. Если с
профессором Вэй что-то случится во время пути, неприятности будут большими.

Чэнь Чэндо услышал звук от боевого питомца своей семьи, грызущего что-то в его
рюкзаке. Это было также чувство блаженства в душе. Внезапно он получил
некоторое необъяснимое понимание структуры космического корабля. Это было
похоже на стук в дверь. У сложных теорий в рюкзаке был прорыв.

Чэнь Чэндо стиснул зубы, пытаясь различить структуру передатчика данных, а


затем при помощи способности контролировать металл/золото разделил обломки
находящегося рядом космического корабля, разбивая один из упакованных в
ящики образов.

После этого Чэнь Чэндо схватил свой рюкзак и потянулся к непослушному хомяку
внутри.

Чэнь Чэндо действительно был зол, но мог только глубоко вздохнуть, когда
увидел, что Шу Сяохой изо всех сил пытается удержать свой грецкий орех и
осторожно смотрит на него с высоко поднятой головой. В следующий раз, когда он
увидит профессора Вэй, он определённо попросит профессора составить план
защиты его маленького боевого питомца.

Глава 15. Боевые питомцы-близнецы?


Связанный с Со Бинь истребитель вскоре совершил превосходный маневр в
воздухе, а на земле за ним следовала огромная группа полу-механических зверей.

— Босс, — плакал Со Бинь, прерывая зрительный контакт между Чэнь Чэндо и его
боевым питомцем.

Чэнь Чэндо не возражал против этой ссоры с боевым питомцем своей семьи и
вышел со своим оружием, чтобы очистить поле битвы.

Четыре человека и три боевых питомца вышли, оставив Шу Сяохой и Пэн Пэн.

Шу Сяохуэй положил грецкие орехи в своё пространство и беспринципно побежал


к Пэн Пэн.

— Пи? — хочешь увидеть это? Они отправились сражаться с полу-механическими


зверями.

Пэн Пэн кивнул.

Шу Сяохой два раза царапнул себя, чувствуя себя хорошо. И так, глядя на мелкий
чёрный туман над головой Пэн Пэн, Шу Сяохой вытянул лапы и раздвинул ноги.
Он сделал жест тайцзицюань [1] в форме хомяка и указал розовыми лапами на
Пэн Пэн.

— ... — "этот маленький брат такой забавный", - подумал Пэн Пэн, когда тот
пошатнулся.

Затем Пэн Пэн почувствовал, словно его духу стало действительно гораздо
лучше, даже в его руках и ногах появилось немного силы.

Мягкое нижнее тело Шу Сяохой:

— Пи? — можешь идти?

Пэн Пэн кивнул, поднялся с платформы и подошёл к Шу Сяохой.

Хомяк взобрался по его рукаву и сел на его маленькое плечо.

Чэнь Чэндо атаковал полу-механических зверей, окружающих их, где крепость


полу-механических зверей была центром. Его энергичная и смела фигура
наполнила Пэн Пэн поклонением, а его маленький рот приобрёл форму буквы "о".

Шу Сяохой был настолько завистлив, что не мог не достать свой миниатюрный


пистолет из своего небольшого пространства, чтобы держать его в руках. Его
маленькая голова была полна кипящей крови, и, когда его маленькие когти
коснулись пистолета, в его маленьком мозгу внезапно возникла идея. Если его
способность может быть применена этим мини-пистолетом, то это можно назвать
счастливым оружием!

Через некоторое время Чэнь Чэндо внезапно обнаружил, что сражение кажется
намного легче, чем раньше. Его атаки были почти сверхточными. Не то чтобы они
были недостаточно точными, но он мог почти поразить смертоносную точку зверей
своим оружием в этой битве.

Это не было технической проблемой, можно сказать, это произошло из-за


сверхвысокого уровня удачи. Обеспокоенный отсутствием безопасности для
маленького боевого питомца, Чэнь Чэндо стиснул зубы и бросился убивать всех
этих чуждых зверей.

Когда все чужеродные звери были истреблены, истребитель завис и нашёл


ровную площадку для приземления. Фэй Ан спрыгнул сверху, помахал Чэнь Чэндо
и сказал:

— Капитан Чэнь!

Мужчина помахал в ответ и, несмотря на приветствие, повернулся, чтобы


побыстрее достичь крепости полу-механических зверей. Затем он увидел, как
боевой питомец его семьи разговаривает с Пэн Пэн с мини-пушкой, которую
сделал Чэнь Чэндо.

Когда хомяк заметил приближение хозяина, он немедленно убрал пистолет,


сгрудился, внимательно посмотрел на него маленькими глазами, а затем
разразился большим зевком, не сдерживая его. В его маленьких глазах были
слёзы.

Чэнь Чэндо глубоко вздохнул. Он действительно думал, что некого хомяка,


который не мог контролировать свою силу, грубо поругает, как тот, кто его
тренировал раньше. Но, когда он увидел своего боевого питомца, пытающегося
сфокусировать свои сонные глаза, он подавил резкость, протянул руку и сжал
мягкую клёцку, в расстройстве засунув его в нагрудный карман.

Шу Сяохой прокатился внутри его кармана.

— Пи! — грубо!

— Не говори ерунды! Спи! — Чэнь Чэндо прикрыл карман.

Шу Сяохой снова зевнул и сжался.

Фэй Ан не видел хомяка, но зато в его глазах Чэнь Чэндо подошёл прямо к
ребёнку. Фэй Ан быстро последовал за ним и встал позади капитана.

Чэнь Чэндо одолел своего питомца в небольших сражениях. Затем он посмотрел


на Фэй Ан и слегка нахмурился.

— Ты пришёл лично?

Фэй Ан положил нечто в руку Чэнь Чэндо.

— Профессор Вэй отправил это вам. Кроме того, ребёнок очень важен. Я боюсь,
что могут случиться несчастные случаи, если я не приду лично. Как насчёт
ребёнка? Как он?
— Отлично, — Чэнь Чэндо помахал рукой. Маленький ребёнок, Пэн Пэн, понимая,
что его отправят, тихо спрятался за Чэнь Чэндо.

Фэй Ан посмотрел на худое лицо Пэн Пэн и протянул шоколадку.

— Хорошо, ты Пэн Пэн, не так ли? Хочешь шоколада?

Пэн Пэн покачал головой и посмотрел на него настороженно.

Шу Сяохой снова высунулся из кармана и почесал свою голову.

— Пи! — необходимо ли отослать Пэн Пэн первым?

Чэнь Чэндо надавил на его голову своим пальцем.

— Не разговаривай, спи.

Чэнь Чэндо наполовину присел на корточки и взял Пэн Пэн за руку.

— Не бойся. Старший брат сначала отправит тебя в безопасное место, и я


написал письмо профессору Вэй. Он позаботится о тебе.

Шу Сяохой боролся и махал лапами в сторону Пэн Пэн.

— Пи! Пи! — не грусти, Пэн Пэн, мы обязательно увидимся снова.

Пэн Пэн кивнул, его маленькая рука держалась за большую руку Чэнь Чэндо. Из-
за того, что он был слишком худым, его глаза казались больше, как только он
посмотрел на Чэнь Чэндо, большой объем информации был быстро ему передан.

Внезапно разум Чэнь Чэндо на мгновение померк, а затем последовала боль,


словно мозг раскрыли.

Шу Сяохой испугался, увидев, что чёрный туман внезапно распространяется


между ними. Он понятия не имел, что случилось. Он инстинктивно направился
чёрный туман и благословить их удачей.

Вовлечённый Шу Сяохой едва не выпал из кармана. Его маленькие лапы


схватились за край кармана и повисли на нем.

— Пи? — что случилось с вами двумя?

Детский голос Пэн Пэн прозвучал в их сознаниях.

— Мама сказала, это называется скопировать и вставить, готовьтесь к


неприятностям.

— ...

Шу Сяохой слабо пнул ногами и попытался спуститься из кармана. Чэнь Чэндо


положил палец на ягодицу хомяка и отправил его обратно.
Шу Сяохой, которого отправили в карман, не мог достать до ягодиц короткими
лапами. Он едва мог покрыть спину когтями. Его ткнули в ягодицы, и ему было
немного стыдно!

Чэнь Чэндо держался за голову и сетовал, что ему всё ещё везёт, иначе его
голова лопнула бы от огромного количества информации. Только при мысли об
удаче уголок его рта дрогнул, он поднял палец и через карман ткнул ягодицу Шу
Сяохой. Он был настолько запутан, что не мог не ругаться, и чувствовал, что, если
это будет продолжаться в течение длительного времени, его маленький боевой
питомец не сможет этого вынести.

Несколько человек наблюдали, как Пэн Пэн сажают на борт. У них были иные
задачи, и они не могли отправиться назад.

Перед тем, как Фэй Ан ушёл, он вдруг достал письмо для Чэнь Чэндо.

— Капитан Чэнь, эту инструкцию передал Профессор Вэй. Что касается


оборудования, вы наверняка сможете найти своего боевого питомца, если будете
его правильно использовать.

Капитан неизвестной лётной бригады махнул нескольким людям и поднялся на


борт самолета. На этот раз он улетел довольно плавно.

Чэнь Чэндо открыл письмо в своей руке. Он был мгновенно смущён, когда увидел,
что внутри. Посмотрев на устройство, он отложил инструкцию в сторону и
протянул руку, чтобы открыть его.

Чэнь Чэндо посмотрел на зелёные и красные точки и слегка сморщил брови.

— Босс, для чего это? — вся его команда приблизилась.

Со Бинь посмотрел на него и вдруг взволновался.

— Это устройство вышло? Оно основано на колебании сознания, чтобы найти


своего боевого питомца!

Показанные выше пары должны быть тремя из них, но странно, что Босс всё ещё
был изолирован от зелёной точки, в то время как другая красная точка мигает в
далёком месте на экране.

Это странно... Значило ли это, что боевой питомец не единственный? У Босса


боевые питомцы-близнецы?

Чэнь Чэндо посмотрел на свой слегка выпуклый карман. Его боевой питомец был
явно здесь. Что это за красная точка?

[1] Тайцзи, сокращение от «Тай цзи цюань», или «Тай чи чуань». Это сокровенное
китайское боевое искусство, которое практикуют как для обучения обороне, так и
для улучшения здоровья и медитации. Этот термин (тайцзи) относится к
философии сил инь и ян, связанных с движениями.

Глава 16. Этот самолёт собирается ударить меня по лицу!

В глазах Чэнь Чэндо отразился Ли Мэн, и Шу Сяохуэй, только что проснувшийся в


кармане из-за сильного импульса, изо всех сил пытался высунуться и спросить в
панике.

— Пи? — что происходит? что происходит?

Чэнь Чэндо помедлил и спрятал свои эмоции, после чего бросил инструмент Со
Бинь. Он мягко погладил Шу Сяохуэй по голове, а его голос был немного
подавлен.

— Ничего, хорошо поспи!

Затем Чэнь Чэндо посмотрел наверх и увидел направление улетающего


самолёта, после чего сказал:

— Ли Хуэй, давай отправимся за Фэй Ан.

Ли Хуэй на секунду замер, но немедленно пришёл в себя, протянул руку, чтобы


взяться за плечо Чэнь Чэндо, превращая Мао Я в энергетическое тело, а затем
побежал при помощи своей скоростной способности по направлению к отбывшему
самолёту Фэй Ан.

Со Бинь взял брошенный ему инструмент и посмотрел в сторону босса и Ли Хуэй.

— Ши Жуй, как ты думаешь, что случилось с боссом?

Лицо Ши Жуй было холодно, но он махнул рукой. Большой крокодил приманился,


взмахнул хвостом и подполз к хозяину, открывая свой рот.

Со Бинь увидел реакцию Ши Жуй, и это шокировало его сердце. Он отложил


инструмент и призвал Чёрного Ястреба, подобно Ши Жуй готовясь к битве.

Со Бинь мог видеть дальнее расстоянии при помощи зрения своего питомца и
воздушных способностей, поэтому в этот раз он смог чётко увидеть босса и Ли
Хэуй, а следующее действие Чэнь Чэндо ошарашило его.

Чэнь Чэндо сузил глаза, концентрируясь на своей силе контроля металла, и


жёстко заблокировал истребитель под управлением Фэй Ан.

Траектория полёта истребителя в воздухе очень сложная. Трудно сказать, было


ли это потому, что Фэй Ан знал, что его догоняют, или это привычный маршрут,
созданный для того, чтобы избегать полу-механических зверей. В любом случае,
сложная траектория полёта доставила Чэнь Чэндо значительные проблемы при
управлении самолётом.
Чэнь Чэндо сжал зубы. Без благословения Шу Сяохуэй он использовал все свои
силы, чтобы управлять самолётом. Наконец, истребитель на большой высоте
внезапно остановился и замер в форме змеи, после чего начал падение с
одинаковой скоростью.

Скорость падения не была обычной скорость свободного падения при крушении,


но очень равномерной. Очевидно, что это происходило под контролем Чэнь
Чэндо.

Всё случилось очень быстро. Сонный Шу Сяохуэй увидел, как истребитель


постепенно становился всё больше и ближе к ним, хомяк полностью проснулся и
очень испугался. Он поцарапал карман Чэнь Чэндо и нервно проплакал:

— Пи!!

Чэнь Чэндо слегка разжал челюсть и предупредил:

— Шу Сяохуэй, ты же не осмелишься использоваться свои способности?

Маленький питомец использовал много сил во время сражения. Если он


продолжит, он будет истощён и снова потеряет сознание. Кто знает, может ли это
уменьшить его жизнь! Все знают, что жизнь хомяка недолгая, не говоря уже о том,
что этот питомец пока не может поделиться своей продолжительностью жизни!
Чэнь Чэндо был глубоко обеспокоен.

Шу Сяохуэй вытянул лапки, выглядя обеспокоенным.

— Пи!

Самолёт может разбиться! Я немного помогу!

Чэнь Чэндо улыбнулся уголками глаз. Внезапно из его боеприпасов вылетела


пуля, слегка изменилась в форме и быстро связала лапки хомяка. Он сделал это
без послаблений.

Ограниченный в действиях, Шу Сяохуэй свалился назад в карман, просидев там


полсекунды, глядя на сверкающую металлическую проволоку на своих лапках.

Неизвестно, как у Чэнь Чэндо она появилась. Металл был очень мягким, но
хорошо держал. Выбраться не получалось.

Весь Шу Сяохуэй был полон гнева.

— Пи! Пи!

Блять! Блять! Блять! У него всё ещё есть хомячьи права?!

Чэнь Чэндо, увидев, что успешно устранил Шу Сяохуэй, улыбнулся уголком губ,
возвращаясь к более сильной фокусировке на контроле самолёта в воздухе, что
практически полностью истощало его способность. Его горло заполнилось кровью,
и ему стало тяжело, но он сглотнул её обратно.
К счастью, если у него что-то не так, он мог найти доктора ради лекарств. Если
что-то не так с его маленьким боевым питомцем, стоит ли ему поискать
ветеринара?

Ранее ночью питомец сам себя вылечил, но, очевидно, у него не было мысли, что
тот был человеком, поэтому мужчина всегда думал, что тогда была случайность...

Когда истребитель Фэй Ан был недалеко от них, Чэнь Чэндо посмотрел на Ли


Хуэй.

— Иди.

— Ах? — Ли Хуэй был шокирован картиной перед своими глазами.

— Возвращайся, — повторил Чэнь Чэндо.

— Ох! — действия Ли Хуэй были быстрее его мыслей, и он побежал назад,


держась за плечо босса.

Скорость Ли Хуэй была очень большой, а скорость самолёта под управлением


Чэнь Чэндо очень стабильна. Словно воздушный змей, улетевший на некоторое
расстояние истребитель снова возвращался в крепость.

В конце концов, на борту был Пэн Пэн, поэтому действовал Чэнь Чэндо от начала
и до конца стабильно, включая момент посадки на землю. Очень хорошая
посадка, не хуже, чем у управляющего самолётом Фэй Ан.

В это время Фэй Ан был смущён. Когда истребитель вышел из-под его контроля,
он подумал, что его атаковали инопланетные звери. Он был смущён, когда
военный шип Чэнь Чэндо коснулся его шеи.

— Капитан Чэнь, что...

Это сила Чэнь Чэндо? Может ли он на самом деле контролировать истребитель на


высоком уровне?

Кто ещё может быть его противником? Неудивительно, что ему так завидуют...

— Заткнись! — голос Чэнь Чэндо был холоден, пока его способности почти
истощились, а всё его лицо не слишком хорошо выглядело.

Фэй Ан выключил истребитель, заставляя себя успокоиться, спрыгнул вниз.


Стоило ему приземлиться на землю, как большой крокодил Ши Жуй быстро
подполз к нему с открытым ртом, молчаливо глядя на него своими
хладнокровными глазами. Кажется, что его собираются проглотить.

Со Бинь подошёл к нему и обезоружил его.

— Капитан Фэй, я знаю ваши способности окаменения. Если не хотите смерти от


Ши Жуй, лучше их не использовать.

Фэй Ан шевельнул губами и посмотрел на Чэнь Чэндо.


— Капитан Чэнь, могу я спросить, что не так?

Чэнь Чэндо стоял на истребители и смотрел на него снисходительно.

— Честно скажи мне, что случилось в Новом городе?

Фэй Ан удивился, но сказал так, словно ничего не случилось.

— Просто рутинные дела: спасение выживших отовсюду, подсчёт странников с


особыми способностями, налаживание связи и так далее.

Чэнь Чэндо спрыгнул и протянул руку, которой поймал устройства для


отслеживания боевого питомца. Он посмотрел на маленькую красную точку,
мигающую на нём, и сказал обыденно:

— Ты использовал это устройство?

Фэй Ан неосознанно облизнул губы и покачал головой.

— Я принадлежу к тем, у кого нет питомца. Но устройство отслеживания очень


точно изобрёл Профессор Вэй. Многие люди нашли при помощи него своих
питомцев.

Шу Сяохуэй, который наконец освободил свои лапы, с трудом вскарабкался по


карману и услышал всё. Когда разговор зашёл об устройстве отслеживания, хомяк
с любопытством повернулся в сторону инструмента. Посмотрев на него немного,
Шу Сяохуэй почувствовал, что что-то не так. Он посмотрел на Чэнь Чэндо...
хорошо, на его челюсть и горло с удивлением.

Чэнь Чэндо достал Шу Сяохуэй из кармана, мгновенно снял с его лап проволоку и
ущипнул маленькие розовые подушечки размером с зерно кукурузы, чтобы
убедиться, что шрамов не осталось. Затем он показал на определённую точку
экрана и сказал Шу Сяохуэй.

— По результатам анализа ты должен быть сейчас в том месте.

Шу Сяохуэй отодвину свою лапку и посмотрел на точку, которая была почти на


противоположном конце планеты.

— Пи?

Я хомяк с диаметрально противоположным домом?

Фэй Ан озадачился, указывая на маленькое животное, поддерживаемое ладонью


мужчины, и, на мгновение шевельнув ртом, едва сказал:

— Капитан Чэнь, вы... что это?

Чэнь Чэндо аккуратно разобрал инструмент, а затем потрогал мягкое и гибкое


тело Шу Сяохуэй.

— Мой питомец.
Глаза Фэй Ан расширились.

— Капитан Чэнь, вы... шутите?

Однако Фэй Ан был уже немного убеждён, неудивительно, что сила Чэнь Чэндо
столь могущественна, выяснилось, что у него двойной эффект...

Чэнь Чэндо холодно на него посмотрел.

— Можешь сказать мне, мой питомец явно передо мной, что за красная точка на
другом конце?

Фэй Ан смущённо посмеялся и странно посмотрел на Шу Сяохуэй.

Чэнь Чэндо не мог так долго найти своего боевого питомца, кто бы мог подумать,
что они столкнутся на этом задании?

Люди в Новом городе не знали этого. Они думали, что Чэнь Чэндо всё ещё
стремился найти своего питомца, поэтому они сделали это устройство
отслеживания питомца под личиной Профессора Вэя, чтобы обмануть Чэнь Чэндо
и отправить на полюс. Даже если тот узнал бы, что его в итоге обманули,
политическая ситуация в Новом городе решится, и он не сможет ничего, кроме
признания своей неудачи.

С другой стороны, подумал Фэй Ан, Чэнь Чэндо глупый. Должен ли он показывать
столь маленького и слабого боевого питомца? Или он верит, что сможет защитить
такую мелюзгу?

Фэй Ан почувствовал, что нашёл слабость Чэнь Чэндо, и паника в его сердце
медленно угомонилась. Хотя Чэнь Чэндо очень сильный, пока у него столь слабый
питомец, с которым он делит жизнь, не о чём волноваться.

Чэнь Чэндо посмотрел на странно спокойное выражение Фэй Ан и сузил глаза.


Военный шип снова коснулся чужой шеи.

— Скажи мне, что происходит в Новом городе? Что с Профессором Вэй?

— Капитан Чэнь, есть поговорка, что человек, который знает текущие дела, герой.
Я просто следую тенденции. Новый город собирается создать систему
централизации империи, но Профессор Вэй выступил против этого. Итак, он
временно заключён в тюрьму. Капитан Чэнь, вы должны быть гораздо более
дальновидным, чем Профессор Вэй. Смотри, ты лучше меня. Ты нашёл ребёнка и
принёс больше, чем я. Я виноват в том, что взял оплату за твою работу. Приношу
извинения.

Шу Сяохуэй был удивлён, он быстро проплакал:

— Пи!

Он хочет увидеть Пэн Пэн!


Чэнь Чэндо действительно хотел, чтобы тот отдохнул в гнезде... однако он не мог
контролировать своего питомца.

Прежде чем убежать, Шу Сяохуэй поднял лапы и нарисовал толстый слой чёрного
тумана для этого противного человека. Это проклятие намного проще, чем
счастливое благословение. Шу Сяохуэй вздохнул и скользнул вдоль спины и ноги
Чэнь Чэндо.

Примечание переводчика:

Сначала я нашла полностью переведённую новеллу на другом сайте и


обрадовалась, но потом вчиталась и огорчилась. Там явно переводили с гугла:
путали пол персонажей, даже расу гг (его назвали мышью, хотя он хомяк). К
счастью, я нашла ещё один вариант, но глав там меньше. Буду в первую очередь
ориентироваться на тот сайт, но, если уж совсем всё плохо будет, придётся
сношаться с тем неграмотным, выстраивая предложения больше по смыслу
предыдущих (как я делала тут, пока не наткнулась на более грамотный перевод).
К тому же, имя несчастного Чэнь Чэндо склонили во всех позах: он и Чэнджу, и
Чэнго, и Чэнюй...

А у вас какое мнение: лучше переводить реже, но лучше, или чаще, но с


вероятностью ошибочности в сюжете? :D

Глава 17. Найди ему молоток!

Когда Шу Сяохуэй соскользнул с тела Чэнь Чэндо, вся шея Фэй Ан была под
давлением военного шипа. Фэй Ан слегка нахмурился, а в его глазах вспыхнул
свет. Это может быть возможностью...

Если убить это крошечное создание, Чэнь Чэндо также умрёт! Когда он умрёт,
появится шанс сбежать.

Фэй Ан знал, что в голове Пэн Пэн очень важная информация. Стоит ему овладеть
технологией Татов, восстановление цивилизации планеты станет всего лишь
вопросом времени.

Фэй Ан всё ещё помнил выгоды, обещанные семьёй Бэй. Если он приведёт
ребёнка назад, он сможет стать первым командующим Имперской армии.

Чем выше риск, тем больше отдача. Фэй Ан мгновенно принял решение и
ломанулся к хомяку.

В то же время бдительный Чэнь Чэндо сузил глаза, и военный шип мгновенно


ударил Фэй Ан.

Военный шип издал резкий звук, похожий на удар камня о камень, Фэй Ан упал на
спину и покатился по земле. В это время тёмная энергия под его контролем
оттолкнулась от земли и превратилась в острые каменные шипы, устремившиеся
по направлению к Шу Сяохуэй.
Чэнь Чэндо быстро повернулся и поднял свою руку, оставшиеся руки от этих полу-
механических зверей на земле мгновенно превратились в наполовину жидкий
шар, обернувшийся вокруг хомяка.

Каменные пики, созданный Фэй Ан, поцарапали металлический шар, издав резкий
звук, а затем отскочили назад по странной дуге и ударили в крепость.

Крепость щёлкнула и сломалась пополам, а большое количество механических


рук упало вниз, попав точно по голове Фэй Ан.

Звук ударяющегося о камень металла продолжался какое-то время, а Фэй Ан,


которого завалило, пытался тревожно спрятаться под землю и намеревался
сбежать.

В это время Ши Жуй, способностью которого была сила, взлетел и ударил по


местоположению Фэй Ан. Могущественная сила Ши Жуй была подобна лопате,
прямо поднявшей окружающую землю и взорвавшей пытающегося сбежать Фэй
Ан.

Тем временем Чэнь Чэндо уже схватил металлический шар, в котором находился
Шу Сяохуэй, и словно держал в руке баскетбольный мяч, который лёгким
прикосновением открыл.

По сути, Шу Сяохуэй не был просто пойман в металлический шар, который был


создан Чэнь Чэндо за короткое время и имел прочную оболочку с
вентиляционными отверстиями, но внутренняя часть этого шара, защищающая
хомяка, была мягким металлом и контролировалась силой Чэнь Чэндо.

Хомяк внутри находился в бегущей позе, встроенный и зафиксированный в


наполовину шарообразном металле. Это можно сравнить со фруктовой мякотью в
желе, которая менее прозрачна.

Конечно, Чэнь Чэндо – психопат. Он использовал либо мягкий металл для


связывания, либо жёсткий, чтобы сковать его. Был ли он раньше надзирателем?

Однако Шу Сяохуэй был признателен, поскольку этот мягкий и эластичный металл


позволил ему уцелеть, когда его ударили.

Будучи освобождённым Чэнь Чэндо, Шу Сяохуэй, клубившийся внутри, выбрался и


поцарапал лапкой своего хозяина.

— Пи... пи!

Спасибо, псих... Чэнь Чэндо!

Шу Сяохуэй прыгнул на край металлического шара и повернул голову, чтобы


посмотреть на сражающегося с противником Ши Жуй.

Ши Жуй использовал свой кулак, а во время атаки можно было услышать


подавляющий звук.
Шу Сяохуэй повернулся и посмотрел на Чэнь Чэндо.

— Пи!

Давай пойдём к Пэн Пэн!

Чэнь Чэндо посмотрел в сторону Фэй Ан. Способности Ши Жуй оказались


возмездием для Фэй Ан, и тот не мог воспользоваться преимуществом, поэтому
Чэнь Чэндо пошёл к ним, держа Шу Сяохуэй в металлическом шаре.

Со Бинь обнимал Пэн Пэн в кресле второго пилота. Ребёнок мягко лежал на руках
мужчины, его глаза были плотно закрыты. Совершенно бессознательный, мальчик
стал ещё белее, а его дыхание ослабело.

Шу Сяохуэй паниковал, Чэнь Чэндо задал вопрос, касающийся и хомяка:

— Со Бинь, как он?

Подчинённый нахмурился.

— Босс, ему ввели успокоительное, и он впал в летаргический сон. Но у него


ментальные способности, поэтому успокоительное вредит ему гораздо сильнее, а
его тело слабо. Чем дольше он в коме, тем хуже это для его здоровья.

Шу Сяохуэй агрессивно схватился за металлический шар. То создание было кем


угодно, но не человеком! Чэнь Чэндо ясно сказал, что тело Пэн Пэн очень слабое.
Этот ублюдок всё равно накормил его успокоительным.

— И... Босс, Пэн Пэн, должно быть, сопротивлялся, — Со Бинь поднял рукав на
руке мальчика, показывая синяк и опухшее запястье, а также тонкую руку с раной.

В теле Пэн ПЭн множество маленьких проколов из-за огромного количества


паутинообразных металлических проводов, пронизывавших всё тело. Бледная
кожа, ушибы запястий, кровоточащие раны заставляли их чувствовать себя
опечаленными.

Мгновенно все осознали: Пэн Пэн – обладатель ментальных способностей, он


должен был почувствовать мысли Фэй Ан перед тем, как начал сопротивляться.
Как, должно быть, напуган был этот ребёнок в то время! Он только вырвался из
тигриной пасти Татов, но вошёл в волчье гнездо.

Нос Шу Сяохуэй дёрнулся, он вспомнил, как ребёнок сказал тогда:

— Маленький брат, я обеспокоен, что тебя отправят на исследование...

Мальчик волновался, что Шу Сяохуэй будут изучать, но они просто отправили


ребёнка к плохим парням, желающим исследовать его.

Чэнь Чэндо также очень злился. Он схватил металлический шар и неосознанно


приложил силу, оставив на том отпечаток пальца.
Это всё из-за него. Если бы он достаточно обеспокоился, он бы немедленно
арестовал Фэй Ан. Тот бы не взлетел на большую высоту, не говоря уже о
принудительном введении успокоительного Пэн Пэн.

Шу Сяохуэй развернулся к Фэй Ан, атакованному Ши Жуй, и махнул маленькой


лапкой.

— Пи!

Чэнь Чэндо, найди ему молоток!

Мужчина посмотрел на своего хомяка, протянул руку и погладил его по голове.

Хомяк... очень хороший, прямо такой, которого он хотел!

Самым нужным здесь был металл. Чэнь Чэндо протянул руку к крепости зверей,
превращая отдельные руки полу-механических тварей в огромный молоток.

— Ши Жуй! — позвал Чэнь Чэндо.

Ши Жуй обернулся и увидел огромный молоток в руке Чэнь Чэндо, его глаза
загорелись, и он протянул руку, чтобы поймать его. Рот Ши Жуй изогнулся в
невероятном угле, а затем он ударил Фэй Ан при помощи этого молотка.

Окаменевший Фэй Ан был шокирован этим огромным молотком. Он быстро


попытался спрятаться, но, к несчастью, большой крокодил вдруг подбежал и
укусил его бедро. Тело Фэй Ан, потратившего все силы, застряло в острых зубах
крокодила и не могло шевелиться.

В то же время молоток громко опустился. Рука Фэй Ан, пытавшаяся остановить


орудие, была раздавлена. Хуже того, Фэй Ан ударили в лицо, что пошатнуло его,
несколько зубов отломилось и вылетело.

Фэй Ан был брошен крокодилом, укусившим добычу за бедро, к Чэнь Чэндо.

Слишком сильно раненный, Фэй Ан не мог поддерживать окаменевшее состояние


и кричал от боли в кровоточащей руке, отсутствующие зубы создавали звук утечки
воздуха.

— Капитан Чэнь, пожалуйста, про... простите!

Чэнь Чэндо скрежетал зубами, глядя на него какое-то время, а затем мрачно
сказал:

— Фэй Ан, Пэн Пэн всего лишь пятилетний, у тебя есть хотя бы минимальные
границы человечности?!

— Да, я ошибся... Но, капитан Чэнь, этот ребёнок сумасшедший, он был без
сознания и хотел меня атаковать. У меня не было выбора. Я управлял
истребителям, если бы я не остановил его... мы были на высоте 10,000 метров!
Мы бы умерли!
— Пи пи! — Шу Сяохуэй агрессивно прыгал на руке Чэнь Чэндо.

Ты сумасшедший, вся твоя семья сумасшедшая!

Чэнь Чэндо посмотрел на истекающего кровью Фэй Ан, обернул металл на земле
в нить и обернул её вокруг руки Фэй Ан и укушенного крокодилом бедра, чтобы
кровь больше не вытекала.

Фэй Ан подумал, что ему поверили, поэтому собирался что-то сказать, но Чэнь
Чэндо наступил на его повреждённую руку. Лицо Фэй Ан полностью поменялось
из-за боли.

Чэнь Чэндо слегка наклонил свою голову.

— Фэй Ан, ты должен знать меня, я не хочу слушать маленькую чушь.

Фэй Ан побледнел, его губы затряслись.

— Кап... капитан Чэнь, это действительно из-за жёсткого сопротивления ребёнка.


Я... У меня не было выбора... Мой мозг почти взорвался...

Чэнь Чэндо сузил глаза и вдруг взял своего хомяка, находившегося на руке,
протягивая того Ли Хуэй.

— Возьми его и Пэн Пэн внутрь.

— Пи? — Шу Сяохуэй сопротивлялся.

Эй? Чэнь Чэндо, что ты делаешь???

Чэнь Чэндо не хотел показывать своему питомцу эти кровавые сцены. После того,
как Ли Хуэй увёл их внутрь, Чэнь Чэндо изогнул губы и затянул проволоку вокруг
тела Фэй Ан сильнее. Тот пытался снова стать каменным, кричал, но проволока
всё продолжала медленно погружаться в его плоть.

Чэнь Чэндо спокойным голосом поинтересовался:

— Хочешь что-то сказать?

Проволока намоталась на кости Фэй Ан, медленно тёрлась о них и издавала


шелест.

Лицо Фэй Ан исказилось, а его голос задрожал.

— В семье Бэй есть человек, который может извлекать память людей, неважно,
живых или мёртвых... поэтому, пока я мог притащить тело ребёнка назад...

— Что насчёт Профессора Вэй?

— Семья Бэй нужен его ум... не просто информация в его мозге, поэтому... он
просто заперт... я действительно не знаю, где он.
Чэнь Чэндо забрал проволоку назад, все раны на теле Фэй Ан потрескались и
сильнее закровоточили.

— Уходи!

Фэй Ан замер на мгновение, потом в спешке поднялся и побежал, опасаясь, что


Чэнь Чэндо вдруг передумает.

Но в это время Шу Сяохуэй, который не знал, как выскальзывать, просто увидел


эту сцену.

— Пи?

Он убегает?

— Хмм... — Чэнь Чэндо слегка сжал свои пальцы в кулаки.

Чёртов Ли Хуэй, как он присматривает за его питомцем?

Шу Сяохуэй припал к земле и взмахнул лапами.

— Пи!

Мы так легко его отпустили!

Однако Шу Сяохуэй посмотрел на чёрную тучу вокруг головы Фэй Ан. Забудь об
этом, этот человек, определённо, неудачлив. Он может встретить вскоре зверя.

Чэнь Чэндо, который видел дальше своего хомяка, заметил, что бежавший и
ползавший Фэй Ан был ударен внезапно появившимся зверем и мгновенно стал
летающим пеплом под выстрелом ионной пушки.

Чэнь Чэндо беззаботно развернулся и посмотрел на мягкий шар на земле.

Его маленький боевой питомец увидел его брутальный вид?

Глава 18. Маленький хомяк принимает ванну.

Чэнь Чэндо подобрал Шу Сяохуэй, маленького хомяка, немного испачканного из-за


бега по земле.

Мужчина неосознанно наклонил голову и нежно на него подул. Шерсть хомяка


приподнялась, а его тельце затряслось, и сам он посмотрел своими чёрными
глазами на хозяина.

Чэнь Чэндо потрогал его талию пальцем, но отреагировал Шу Сяохуэй на это


тремя секундами позже, сопротивляясь при помощи лап и крика, пытаясь
выбраться из руки Чэнь Чэндо.

— Пи! — психопат!

Чэнь Чэндо посмотрел на хомячий шар, сбегающий из его руки и быстро


направившийся в крепость. Этот маленький мягкий шар сказал, что он психопат...
Так что, он видел избиение Фэй Ан? В любом случае, брань лучше страха. Чэнь
Чэндо глубоко вдохнул и перестал об этом волноваться.

Чэнь Чэндо пошёл за Шу Сяохуэй в звериную крепость. Пэн Пэн лежал на


спальном мешке, который постелил Со Бинь. Мальчик ещё не проснулся, а его
дыхание было слабым.

Шу Сяохуэй прижался к маленькой руке Пэн Пэн, пытаясь своими конечностями


заблокировать её. Его тело было небольшим, но он очень сильно старался,
агрессивно крича:

— Пи!

Этот способ, определённо, не сработает, я протестую!

Чэнь Чэндо посмотрел на хомяка с растопыренными лапками, демонстрирующего


чисто белую шёрстку и мягкий живот, в том числе и яички...

Веки мужчины запульсировали. Он протянул руку и подобрал Шу Сяохуэй, держа


его в ладони.

— Что случилось?

Ли Хуэй смущённо потрогал свой нос.

— Босс, твой питомец слишком мягкий, я не осмелился сжать его слишком крепко,
поэтому он выскользнул.

По сути, он всего лишь немного подержал хомяка, но через боевые перчатки не


почувствовал мягкости питомца. Ли Хуэй не знал, даст ли босс ему ещё один шанс
увидеть и коснуться хомяка в будущем.

Тело слишком мягкое...

Голубые вены выступили на лбу Чэнь Чэндо. Неожиданно, в его голове


проскочило воспоминание о той ночи. Под звёздным светом обнажённое и чистое
тело боевого питомца было действительно мягким...

Слова подчинённого успешно привели его к принятию решения: в будущем он


никогда не даст никому Шу Сяохуэй. Это его питомец, другим трогать нельзя!

Шу Сяохуэй лежал в ладони мужчины, агрессивно сопротивляясь.

— Пи!

Он хочет уколоть Пэн Пэн иголкой!

Мужчина повернулся к Со Бинь.

— Ты собираешься будить Пэн Пэн?

Подчинённый кивнул.
— Да, его состояние очень плохое. Ингредиенты успокоительного отрицательно
сочетаются с его ментальными способностями. Ему лучше проснуться, чтобы
противостоять, но ваш питомец, кажется, сильно против... Босс, интеллект Шу
Сяохуэй действительно довольно высок.

Хомяк продолжал шевелить лапками и желал развернуться.

— Пи!

Должны ли вы использовать иглу?!

Чэнь Чэндо нахмурился, не зная, как объяснить Шу Сяохуэй про акупунктуру. [1]
Хотя Со Бинь был догроббером [2], он также служил как медик.

[[Акупунктура – то же самое, что и иглоукалывание, иглотерапия. Одно из


традиционных направлений медицины: специальные иглы воздействуют на
акупунктурные точки, тем самым способствуя лечению.

Догроббер – помощник генерала или адмирала, чья задача заключается в


"создании комфорта" независимо от способов и методов.]]

— Там акупунктурная точка в Хукоу, называемая точкой Хэгу...

Услышав это, хомяк прекратил сопротивление.

— Пи?

Акупунктура?

Чэнь Чэндо приподнял брови и погладил мягкий живот и бёдра Шу Сяохуэй,


кивнув.

Хомяк с удивлением посмотрел на Со Бинь. Тот не выглядел как человек,


способный использовать акупунктуру.

Под удивлённым взглядом питомца медик коснулся носа.

— Иглы для акупунктуры нет [3], поэтому я использую вместо этого иглу от
шприца, но не буду протыкать... глубоко...

[[Иглы для акупунктуры очень тонкие и цельные, прямо как волос, но иглы
шприцов толще и полые, то есть внутри у них есть полость с пустотой.]]

Шу Сяохуэй повернулся к своему хозяину.

— Пи!

Смотри! Я сказал тебе! Не дай ему уколоть!

Чэнь Чэндо молча смотрел на Со Бинь.

Подчинённый немедленно выпрямился.


— Босс, я, определённо, буду учиться медицине усерднее в будущем, — он явно
был огорчён. — Босс, нам нужен другой медик. Я могу выявить множество
заболеваний при помощи инструментов, но не могу их вылечить...

Чэнь Чэндо уклонился от ответа, присев, чтобы взглянуть на бессознательного


ребёнка.

Шу Сяохуэй схватился за пальцы мужчины и развернулся, чтобы перестать


лежать на спине. Он осторожно повернул голову и посмотрел вниз.

— Пи?

Разве мы не можем просто разбудить его?

Чэнь Чэндо немного помедлил и посмотрел вниз на маленький мозг своего


питомца. То, что он сказал, на самом деле имело смысл.

Пэн Пэн обладал ментальной способностью, если их мысли будут достаточно


сильны, они могут действительно разбудить его.

Затем Чэнь Чэндо высказал идею Шу Сяохуэй, и другие три человека застыли на
мгновение. Хотя это было немного странно, не было никакого вреда, если они
попробуют.

Тогда эти люди немедленно молча прокричали в своих сердцах.

"Проснись, Пэн Пэн, ты сможешь покататься на Мао Я, когда проснёшься, а также


оседлать крокодила, если захочешь. В это время я уведу Ши Жуй подальше", —
предлагал Ли Хуэй.

"Пэн Пэн, проснись, босс почти снял с меня кожу, я не могу вылечить тебя, мне
жаль," — просил Со Бинь.

"Просыпайся," — сказал Ши Жуй.

Чэнь Чэндо и Шу Сяохуэй даже не говорили, веки мальчика дёрнулись несколько


раз, а его глаза на самом деле медленно открылись. Когда он увидел этих людей,
то улыбнулся, и его маленький рот нежно приоткрылся.

— Большие братья, вы такие шумные...

— Этот ребёнок такой хороший, он проснулся, стоило нам прокричать! — улыбка


Ли Хуэй походила на цветы.

Со Бинь счастливо обследовал его.

Ши Жуй кивнул ему, натянуто улыбнувшись уголком рта.

Маленькое лицо мальчика покраснело, а его большие глаза сверкали при взгляде
на них. Он улыбнулся, показав две маленькие ямочки на щеке, и нежно сказал:

— Спасибо вам, большие братья.


После этого Пэн Пэн повернулся и посмотрел на главного мужчину

Во время борьбы он получил много информации от Фэй Ан. Тот мужчина хотел
преследовать его спасителей, поэтому мальчик желал немедленно предупредить
их.

Чэнь Чэндо потрепал его по волосам.

— Не беспокойся, мы знаем. Ты слишком слаб, не пользуйся больше своими


способностями.

Пэн Пэн кивнул, в оцепенении держа стакан с водой, предложенный Со Бинь.

— Хорошо, ему нужно сопротивляться, пока эффект препарата не пропадёт, а нам


лучше не беспокоить его, — сказал Со Бинь.

Шу Сяохуэй мягко лежал на ладони Чэнь Чэндо и прошептал.

— Пи.

Хороший мальчик, этот мальчик такой милый. Я хочу потискать его лицо.

Чэнь Чэндо посмотрел на лежащий на его ладонях мягкий шар. По сути, перед ним
был кто-то более послушный и пригодный для тисканья. Стоило хомяку закончить
говорить, как он свернулся, зевнул и заснул.

Мужчина сузил свои глаза. Этот питомец всё ещё пользуется своей силой...

— Пи.

Я хочу в душ.

Чэнь Чэндо услышал слабый голос своего миниатюрного боевого питомца. Он


намеревался серьёзно поговорить с ним о злоупотреблении способностями и
теперь испытывал временные трудности.

Но принять душ... как помыть столь маленького питомца?

Шу Сяохуэй медленно соскользнул с Чэнь Чэндо, достал из своего пространства


маленькую миску из нержавеющей стали, покачнулся и забрался внутрь.

Мужчина решил дать хомяку немного тёплой воды и мягкое полотенце или же
более впитывающий материал – хлопок...

Затем, когда он почти начал приготовления, Шу Сяохуэй достал сумку с вещами из


своего пространства.

Эта сумка попала в маленькую миску и почти опрокинула питомца внутри. Чэнь
Чэндо протянул руку и взял её. Он поднял сумку и посмотрел на неё. На упаковке
были милый хомяк и надпись из нескольких букв, означающая "песок для купания".
Чэнь Чэндо немного растерялся и внимательно посмотрел на инструкции выше.
Шу Сяохуэй сидел на дне миске, послушно сложив маленькие лапки и подняв
голову с нетерпеливым ожиданием.

Он очень сильно лелеял эту вещь, обнаруженную в супермаркете. К несчастью,


полка была сбита упавшей балкой и он подобрал только три пачки песка для
купания, который использовал лишь однажды.

Не то чтобы он не заботился о гигиене, но его силы было недостаточно. Когда он


использовал песок для купания в прошлый раз, он почти утонул в нём и впустую
его потратил.

Чэнь Чэндо выловил хомяка, сделал миску квадратной, затем насыпал туда два
сантиметра белоснежного песка для купания, после чего положил внутрь своего
питомца.

Хомяк, получивший новую версию ванны, взбодрился и бросился на белый песок,


начав кататься.

Частота копания лапок была столь быстра, что Чэнь Чэндо удивился, не было ли у
его хомяка также и баффа на скорость...

Мягкий шарик внутри вдруг перевернулся, выставляя белый животик, четыре


короткие лапки шевелились в воздухе, из-за чего его спина чесалась слева и
справа, а маленькие чёрные глаза наполнились светом.

Чэнь Чэндо высыпал песок на него. Шу Сяохуэй неосознанно пискнул, подтянув к


себе лапки и продолжая тереться.

— Ох... Босс, он такой милый! — сказал подошедший Ли Хуэй. Со Бинь рядом с


ним энергично кивнул.

Вдруг Чэнь Чэндо протянул руку, после чего над ванной Шу Сяохуэй появилась
пористая металлическая крышка, блокирующая вид другим. Мужчина воинственно
посмотрел на своих подчинённых.

Они немедленно развернулись, делая вид, что ничего не видели. Другими


словами, их босс казался немного жадным, почему он не позволял им смотреть
или трогать этого хомяка?

Они развернулись, чтобы посмотреть на своих питомцев. Их боевыми питомцами


были звери, совершенно не милые. Мао Я был посредственным во внешности, но
у него было немного высокомерия, как у леопарда.

Хомячий шарик в миске в целом затронут не был, продолжив свободно кататься


внутри, лежать на спине и тереться. Это было самым приятным моментом с тех
пор, как он стал хомяком.

Через пару минут Шу Сяохуэй стал действительно сонным, он закрыл свои глаза и
свернулся в мячик на стороне квадратной ванны.
Чэнь Чэндо открыл крышку и увидел свернувшегося питомца, из-за чего его взгляд
немного смягчился. Он достал из кармана впитывающий хлопок и сделал из него
небольшую подушку, после чего поместил в неё мягкого хомяка.

Мягкий шарик на его груди был тёплым и приятно пах после ванны...

Глава 19.1. Маленький хомяк-астронавт.

Чэнь Чэндо коснулся слегка вздутого кармана и повернулся, чтобы взглянуть на


Пэн Пэн. Со Бинь качнул головой в его сторону и мягко сказал.

— Состояние этого ребёнка действительно не внушает оптимизма.

Чэнь Чэндо кивнул и в небольшой задумчивости нахмурился.

Ли Хуэй погладил Мао Я, поднял голову и прошептал.

— Босс, что мы должны сделать дальше? Дать отпор?

Чэнь Чэндо сел и поднял руку зверя, ставшей в этот момент плоским квадратом.
Взглянув на стоящий снаружи истребитель, мужчина сказал:

— Я спасу Профессора Вэй. Пока он будет здесь, с ребёнком всё будет хорошо.

Ши Жуй поднялся.

— Я тоже пойду.

Им нужно вернуться ради спасения как можно быстрее, поехать туда,


определённо, невозможно, а в истребитель могут поместиться только двое. К
несчастью, их много, как и их боевых питомцев. Хотя те способны
преобразоваться в энергетическое тело, после долгого времени в таком состоянии
они начинают раздражаться, что вредит их способностям.

Чэнь Чэндо покачал головой и сказал без тени сомнения:

— Ты останешься здесь, чтобы присмотреть за Пэн Пэн и позаботиться о запасах.


Так я смогу действовать один, не волнуясь.

Оставшиеся люди не стали настаивать, опасаясь, что могут помешать своему


боссу, способному вернуть целый самолёт назад.

— Босс, если ты пойдёшь туда, то можешь столкнуться с серьёзным сражением.


Не опасно ли брать своего маленького питомца с собой? — Ли Хуэй потёр ладони
и льстиво сказал. — Могу я помочь тебе позаботиться о нём?

Чэнь Чэндо посмотрел на него с убийственными намерениями, и Ли Хуэй,


испугавшись, быстро сбежал подальше, крича:

— Ши Жуй, пошли, мы пойдём собирать материалы!


Чэнь Чэндо слегка прикрыл глаза, ему нужно было восстановить свою силу.
Восстановление силы похоже на физическое. Хотя не было нужды в еде,
требовалось время, чтобы она медленно восстановилась.

Немного восстановив силу, Чэнь Чэндо начал использовать свои способности,


чтобы разобраться с некоторыми металлами. Со Бинь с любопытством
прислонился и посмотрел на миниатюрный объект.

— Босс, что ты делаешь?

Чэнь Чэндо скрестил руки и внимательно посмотрел на металлическую проволоку


в воздухе. Несколько проволок взлетали и опускались на кусок ткани от
тренировочной формы, образуя сплошную форму, а затем проволоки постепенно
вплетались в крошечную цилиндрическую... броню?

Со Бинь сперва хотел посмеяться над этим: босс действительно растит своего
питомца как ребёнка.

Но в итоге он был шокирован. Он посмотрел на миниатюрные вещи, всё более и


более похожие на скафандр, и сказал с сомнением:

— Босс, это...

Чэнь Чэндо мог контролировать мягкое и твёрдое состояние металла. Этот костюм
был почти полностью сделан из металла, кроме внутренней подкладки,
являющейся тканевой, а у шлема было небольшое ветровое стекло.

— Боевой питомец и боевая броня, — сказал Чэнь Чэндо, а затем протянул


маленький доспех Со Бинь. — Добавь стабильное атмосферное давление внутрь.

— А? О, хорошо! — Со Бинь, осторожно контролируя способность воздуха, ввёл


его внутрь брони.

Чэнь Чэндо протянул руку и достал спящего питомца, всё ещё бывшего в
положении мягкого шарика, из кармана. Мужчина посмотрел на броню, в которой
он специально сделал лапки и шлем, молча вздохнул и положил прямо в неё
мягкий шарик.

А что касается функционирования каждой детали доспеха... это неважно. В любом


случае, нужно просто дождаться пробуждения прелестного боевого питомца.

После этого Чэнь Чэндо положил Шу Сяохуэй в доспехе обратно в карман и


вышел из крепости.

Со Бинь последовал за ним сзади, шаг за шагом.

Чэнь Чэндо посмотрел на него, и Со Бинь потрогал свой нос. Он лестно сказал:

— Босс, когда будешь свободен, можешь сделать броню для Чёрного Ястреба?

Чэнь Чэндо поднял бровь и посмотрел на него.


— Когда Чёрный Ястреб станет энергетическим телом, ты пойдёшь собирать его
доспех?

— ... — что ж, не все питомцы могут носить броню.

Со Бинь посмотрел, как Чэнь Чэндо сел в истребитель, и стал серьёзным.

— Босс, будь осторожен.

Чэнь Чэндо кивнул, надел шлем и закрыл кабину.

При взлёте Шу Сяохуэй спал и пинался лапками, но внезапная невесомость его


разбудила. Его шерсть полностью содрогнулась.

— Пи...

Чэнь Чэндо использовал свою способность напрямую, чтобы контролировать


истребитель, снял перчатки и вытащил полностью вооруженного питомца из
кармана.

— Проснулся? Всё хорошо, не нужно бояться, мы на самолёте.

Шу Сяохуэй вдруг откинулся назад и не понял, где он. Он вытянул лапы и


обнаружил, что его окружило что-то странное.

Чэнь Чэндо достал гладкий и аккуратный металл и положил его перед Шу Сяохуэй
в качестве зеркала.

Питомец, лежащий на ладони мужчины, увидел маленького хомяка-астронавта,


покрытого слоем металла. Замерев на мгновение, он протянул свои лапки и
покачал головой. Маленький астронавт в зеркале двигался с ним. На его гибкость
не влияло то, что было на нём.

— Пи!

Это так восхитительно!

Маленькие лапки Шу Сяохуэй взволнованно раскачивался, затем он быстро


достал мини-автомат, который дал ему Чэнь Чэндо, из своего пространства. Его
две маленькие лапки, покрытые металлом, крепко держали оружие, его маленькая
голова была поднята, он чувствовал себя героем.

На самом деле, в определённой степени, Шу Сяохуэй также был взволнован тем,


что у него наконец появилась одежда и он больше не был полностью голым.

Глава 19.2. Маленький хомяк-астронавт.

Во время регулирования высоты полёта Чэнь Чэндо посмотрел на своего боевого


питомца, который в азарте наворачивал круги. Мужчина не удержался от лёгкой
улыбки уголками губ, спрятанной за шлемом.
Хотя целью создания брони была защита маленького питомца, чтобы тот смог
устоять под давлением на большой высоте, было неожиданно приятно, что Шу
Сяохуэй настолько счастлив.

Самолёт Чэнь Чэндо не пролетел прямо через границу Нового города, но долетел
до близких к югу гор. Использовав свою силу для управления самолётом, чтобы
тот парил в воздухе, мужчина убил всех привлечённых истребителем зверей, а
затем приземлился.

— Пи?

Должны ли мы действовать ночью?

Хомяк был слегка взволнован. Он быстро осознал нынешнюю ситуацию: здесь не


было других людей или питомцев, Чэнь Чэндо взял его одного!

Мужчина выпрыгнул из истребителя и постучал по маленькой голове Шу Сяохуэй.

— Ты голоден? Мы сперва найдём место, чтобы поесть.

Маленький хомяк-астронавт прикоснулся к своему животу, да, он был голоден...


Местность зоны южных гор довольно сложна: там было много туннелей, а один
или два зверя неожиданно возникали время от времени.

Чэнь Чэндо обнаружил машину на обочине и починил её. Вытащив Шу Сяохуэй, он


снял с него броню.

В конце концов, эта металлическая броня немного тяжёлая: этот маленький


питомец устанет после того, как долгое время поносит её.

Шу Сяохуэй убрал понравившийся ему новый подарок в своё маленькое


пространство, погладил пальцы Чэнь Чэндо немного и смущённо сказал:

— Пи! — спасибо!

Чэнь Чэндо улыбнулся и ткнул в талию мягкого шарика.

— Тебе нужно поесть.

Шу Сяохуэй отвёл свои лапки, вытащил кучку разнообразных зёрен из своего


пространства и, дёргая носом, начал их покусывать.

Чэнь Чэндо завёл машину и отправился по дороге на северо-запад.

Шу Сяохуэй быстро догрыз белое ядро от последней кукурузной семечки,


посомневался немного и выбросил в итоге жёлтую часть. Белое ядро было
немного сладким, а жёлтая часть не была вкусной...

Когда показались здания Нового города, Чэнь Чэндо остановил машину. Шу


Сяохуэй соскользнул по рулю, приземлившись перед окном, и посмотрел
пристально на здания Нового города, в которых не было признака разрушения.
Чэнь Чэндо посмотрел на Шу Сяохуэй и мягко погладил его по спине.

— Хотя Новый город является надеждой, он не единственный.

Те, кто хочет построить имперскую цивилизацию в нём, имеют впадины в своих
головах. Шу Сяохуэй обернулся и посмотрел на мужчину своими маленькими
чёрными глазами.

Чэнь Чэндо указал на свою голову.

— Технологии Татов здесь. Это только вопрос времени, когда все звери будут
уничтожены. Раньше или позже, но все города медленно восстановятся, однако
некоторая ненависть никогда не будет стёрта.

Шу Сяохуэй моргнул своими маленькими глазами, вдруг осознавая, что Чэнь


Чэндо не положил свои глаза на так называемое создание империи. То, что он
видел, было более основательным.

— Пообщаемся позже, я отдохну.

Шу Сяохуэй посмотрел на Чэнь Чэндо, закрывшего глаза. Маленький лапки


сжались и продолжили прижиматься к окну, пока он смотрел через него. Хотя
мужчина сказал такое, в то же время было что-то успокаивающее в лицезрении
человеческих зданий, которые не были повреждены.

Однако Шу Сяохуэй присел на корточки, чувствуя, что что-то не так.

Его тело немного зудело... но он только принимал ванну!

Хомяк протянул лапки, чтобы очистить своё лицо, затем потянулся с трудом за
спину, но его тело было слишком круглым, а лапки – слишком короткими, он не мог
дотянуться до своей спины.

В этот раз Шу Сяохуэй глупо посмотрел на бледный белый свет, поднимающийся


от земли, который, проникнув через окно, вонзился в его тело.

— Пи..и!

Что это?

Шу Сяохуэй вздрогнул, прыгнул сверху и приземлился на второе переднее кресло,


но сразу после приземления он чуть не ударился носом. Протянув руку, он потёр
нос, чувствуя холод.

Этот хомяк посмотрел вниз и увидел две своих сияющих обнажённых бедра. Шу
Сяохуэй поспешно принялся вытаскивать вещи из своего маленького
пространства, он не эксгибиционист!

Мини-автомат... Не может прикрыть!

Скрепки... Бесполезны!
Жёлтое просо в мешках... немного не хочется, но лучше, чем ничего!

Тогда Шу Сяохуэй взял запакованное жёлтое просо, долгое время рылся в своём
маленьком пространстве и наконец вытащил белое полотенце для душа, которое
ранее он хотел использовать как одеяло.

Шу Сяохуэй посмотрел на Чэнь Чэндо своими маленькими чёрными глазами. К


счастью, мужчина спал и не видел эту смущающую сцену, как хомяк стал
человеком.

Однако Шу Сяохуэй только выдохнул с облегчением, как оказался зарыт в


полотенце... хомяк уныло запаковал свои запасы обратно.

Только половины минуты в человеческом теле... может ли время быть короче?

Глава 20. Странное недопонимание.

После небольшого времени замирания на втором переднем сидении Шу Сяохуэй


вдруг подпрыгнул, наступил на плечо Чэнь Чэндо, присел на него, уперевшись
лапками в бока.

Его маленькое тело тряслось влево и вправо на плече мужчины, не способное


подавить волнение.

Итак, пулемёт Гатлинга [1], гаубицы [2] и прочие орудия... Однажды он всё же
сможет использовать их! Может быть, когда-нибудь он также сможет полететь на
самолёте.

[[Оружие с вращающимся блоком стволов (пушка схемы Гатлинга) —


многоствольное автоматическое оружие с вращающимся блоком стволов по схеме
Гатлинга. Иногда его называют «револьверным пулемётом».

Гаубица — артиллерийское орудие со стволом средней между пушкой и мортирой


длины, стреляющее навесным огнём.]]

Чэнь Чэндо украдкой поосмотрел на Шу Сяохуэй, который находился на его плече.


Он мельком увидел Шу Сяохуэй, только что ставшего человеком. И, даже когда он
закрыл глаза, в это время он мог ясно воспроизвести дразнящую сцену в своей
голове.

По сравнению с жёсткими мышцами этих воинов Шу Сяохуэй стройный, его кожа


очень мягкая и белая, его талия тонка, а бёдра маленькие и деликатные. Его
волосы средней длины и слегка приподняты, а демонстрируемый лоб изящен. Его
нос покраснел пятнами, а в чёрных круглых глазах вспыхнул панический свет. Шу
Сяохуэй казался немного ошеломлённым, когда внезапно превратился в человека.

Когда Чэнь Чэндо увидел, как Шу Сяохуэй вытащил мини-пушку и пули из своего
пространства, мужчина подумал, что тот собирается убить зверей снаружи, и
почти протянул руку, чтобы остановить полностью обнажённого юношу.
К счастью, прежде чем он сделал это, пистолет и пуля были в спешке отброшены
в сторону, а затем квадратная жёлтая сумка с зерном оказалась прижата к талии,
пряча вид на часть, ум... которая была слегка меньше, чем у Чэнь Чэндо, но очень
изящная!

Горло Чэнь Чэндо слегка пересохло...

Затем Шу Сяохуэй наконец нашёл полотенце и в спешке завернулся в него.

Полотенце ненадолго зависло в воздухе, а затем упало, стоило на лице Шу


Сяохуэй появиться небольшой слабости и улыбке. Прекрасный молодой человек
исчез, а хомяк, свернувшийся в шарик, был придавлен полотенцем настолько, что
было сложно его заметить.

Затем маленький хомяк выполз при тайной помощи Чэнь Чэндо. Шу Сяохуэй
повесил свою небольшую голову, а его круглые уши, казалось, повисли, потеряв
энергию. Он поднял свой короткий хвост и круглые ягодицы, протянул свою
розовую лапку и собрал упавшие на кресло вещи.

Чэнь Чэндо почти прекратил дышать и не мог оторвать взгляд от Шу Сяохуэй в


течение этих 30 секунд. Однако времени действительно было слишком мало, хотя
это было немного получше прошлого раза, когда было всего 3 секунды. Чэнь
Чэндо чувствовал, что он всё ещё не удовлетворён.

Мужчина удивлялся, почему он хочет обнять и спрятать этого хомяка в своих


руках, хотя видел его всего дважды в человеческой форме.

Когда Шу Сяохуэй посмотрел на него, мужчина вдруг закрыл глаза и притворился


спящим.

Чэнь Чэндо не знал, что за ментальное путешествие пережил Шу Сяохуэй, но тот


медленно успокоил себя, а затем счастливо вскарабкался на его плечи...

Чэнь Чэндо улыбнулся в своём сердце, слегка вздохнул и открыл глаза,


поворачивая голову, чтобы посмотреть на хомяка. Ему нужно обсудить с
профессором Вэй как можно скорее изменения Шу Сяохуэй и белый свет,
поднимающийся от земли. Также ему нужно поговорить в подходящее время с
самим хомяком. Конечно, кроме того, нужно позаботиться об одежде или
простынях.

Шу Сяохуэй перестал метаться, присел на плечо Чэнь Чэндо и достал боб мун из
своего пространства, чтобы сгрызть его. Да, недавно он немного разозлился и
должен съесть боб мун, чтобы погасить огонь.

Чэнь Чэндо похлопал хомяка по спине, после чего открыл дверь, взял всё своё
оружие и пошёл по направлению к Новому городу под лунным светом.

Во время ходьбы мужчина вдруг остановился и подошёл к склону холма. Слегка


наклонившись, он подобрал что-то красное. Помыв это, он передал это Шу
Сяохуэй, который всё ещё ел боб мун на его плечах.
— Пи?

Что это?

Хомяк замер и потянулся в сторону ладони мужчины, шевеля своим маленьким


носиком, ощущая сладкий аромат в воздухе. Его лапки облокотились на неё и
схватили это, оказавшееся красной дикой клубникой размером с кончик пальца.

Шу Сяохуэй, не евший фрукты долгое время, схватил клубнику и укусил её. Дикая
клубника была немного прохладной и имела кисло-сладкий вкус, и хомяк стал
очень счастлив.

— Пи!

Это превосходно!

Чэнь Чэндо хохотнул, нашёл ещё несколько ягодок в траве и протянул их Шу


Сяохуэй в маленькой сумке.

Хомяк счастливо поместил их в своё пространство.

Мужчина протянул руку и взял Шу Сяохуэй, держа его в ладони.

Шу Сяохуэй лежал спиной на ладонях Чэнь Чэндо. Его задняя розовая лапка
неосознанно наступила на большой палец мужчины, а другая потянулась вслед за
ней. Сам хомяк продолжал грызть дикую клубнику, шевеля своим маленьким
хвостом.

Чэнь Чэндо не удержался от улыбки, гладя живот Шу Сяохуэй своим большим


пальцем.

После того, как хомяк закончил кушать, они подошли к защитной стене Нового
города. Шу Сяохуэй перекатился и быстро встал, глядя на высокую защитную
стену.

Новый город – первый город, восстановленный после несчастья. Целый город был
окружён десятиметровой защитной стеной.

Она была построена странниками (людьми с особыми способностями), и


выглядела она грубо. Но в определённой степени это предотвращало вторжение
зверей. Над десятиметровой линией обороны в будний день стояла команда
странником: бдительность и готовность к неожиданной атаке зверей была важна
всегда.

Чэнь Чэндо посмотрел на стену, слегка прищурился, а затем вернул Шу Сяохуэй


назад в карман, прикрыв его.

— Оставайся внутри и не вылезай.

— Пи.

Хорошо.
Затем хомяк через щель увидел, как Чэнь Чэндо тихо вскарабкался по защитной
стене, словно кот, но ситуация внутри защитной стены заставила их ненадолго
застыть из-за беспорядка.

Так много людей боролись в низких и заброшенных зданиях возле защитной


стены: хаотичные выстрелы звучали отовсюду, а способности мелькали везде,
ударяя находящуюся позади защитную стену.

Шу Сяохуэй разбил, словно пузырь, тоску по стабильной жизни Нового города и


сердито сказал:

— Пи... пи!

Разве эти люди не знаю о незаметности? Зачищены ли все звери? Закончилась ли


месть врагу за убитую планету? Эти люди сошли с ума??

Чэнь Чэндо успокоился и похлопал по карману.

— Не будь нетерпеливым.

— Пи!

Это легендарный город надежды? Шу Сяохуэй очень неудовлетворён.

Чэнь Чэндо ткнул в талию хомяка.

— Когда я позволю тебе прикрыть свои уши, не забудь сильно их прикрыть.

— Пи? — Шу Сяохуэй был смущён.

Затем он увидел, как мужчина поднял руку и собрал огромное количество металла
возле себя, включая беспорядочно летающие повсюду пули. После этого он слил
весь металл и раздел на две части: одна стала супер-огромным диском, а вторая
– супер-огромным молотком.

— Прикрой уши, — сказал Чэнь Чэндо.

Шу Сяохуэй посмотрел на огромный гонг и молоток и быстро спрятался в карман,


протягивая лапки, чтобы прикрыть свои круглые ушки, в то время как большая
ладонь мужчины также прикрыла всего хомяка.

Затем был произведён громкий шум: большой металлический молоток ударил по


гонгу, а бьющиеся друг с другом люди под защитной стеной оказались
шокированы внезапным громким звуком, и их головы закружились.

Звук ударов продолжал издаваться, быстрее сердебиения, в странном ритме.


Люди под стеной были расстроены и почти блевали кровью. Не говоря уже о
способностях, их уши почти потеряли слух, а сил стоять почти не было.

Когда выстрелы и использование способностей были остановлены, Чэнь Чэндо


выкинул гонг в открытое пространство под защитной стеной, и он глубоко
вонзился в землю, а большой молоток упал позади него.
Чэнь Чэндо нежно погладил Шу Сяохуэй.

— Ты в порядке?

Хомяк довольно гибко вытянул голову из кармана.

— Пи, — я в порядке.

И его маленькие глазки оживились при виде огромного гонга и молотка.

Чэнь Чэндо был тронут выражением Шу Сяохуэй. Он взял маленький кусочек от


металлического гонга, сделав из него миниатюрный гонг и молоток. Они были
утончённей большой версии и содержали рисунок из семян дыни.

Два крошечных предмета подлетели к Шу Сяохуэй. Застыв на две секунды, он


неосознанно протянул свои лапки и принял их.

— Дин~ — хомяк ударил лапкой с молотком по маленькому гонгу в другой лапке.

— Звучит чудесно! — Чэнь Чэндо польстил Шу Сяохуэй. И у него вдруг возникла


мозговая волна, вырезавшая мультипликационную версию хомяка, стучащего в
большой гонг.

Ночь была слишком темна, и Шу Сяохуэй не видел этого.

В итоге в Новом городе возник знаменитый слух: говорилось, что боевой питомец
непобедимого капитана Чэнь – гигантский хомяк, чей рост достигал пяти метров,
мягкий и милый, может использоваться как ездовое животное. Обычно он
находился в энергетическом теле и не выходил. Когда однажды он вышел, то убил
десятки зверей лично. Рельеф гигантского гонга под защитной стеной –
доказательство!

[[Пулемёт Гатлинга.]]

[[Гаубица.]]

Глава 21. Это напугало меня!

Чэнь Чэндо поддержал Шу Сяохуэй в своём кармане и спрыгнул с защитной


стены, после чего прогулялся по относительно тихой улице. Хомяк, убрав мини-
гонг и молоток обратно в своё пространство, схватился за карман мужчины.

Шу Сяохуэй было действительно интересно, как Чэнь Чэндо найдёт профессора


Вэй, поскольку мужчина выглядел так, словно чётко знал направление.

После поворота на нескольких перекрёстках Чэнь Чэндо вдруг остановился перед


очень ветхой хижиной, бывшей просто углом разрушенного здания. Две
сломанные защитные двери закрывали вход, словно дверь.

Мужчина просто снял дверь. Маленькая лампа освещала маленькую комнату, в


которой находился тонкий человек, прикрывший свои уши ладонью и указавший
второй на Чэнь Чэндо.
— Я знал, что человеком, способным так быстро остановить драку, должен быть
ты!

Он звучал очень громко, словно кричал.

Шу Сяохуэй потёр свои круглые ушки, посмотрев на этого человека с небольшим


интересом.

Чэнь Чэндо посмотрел на его уши.

— Звук был далеко отсюда, если ты не подслушивал, то был бы ли у тебя


беспричинный звон в ушах?

Шу Сяохуэй схватил карман мужчины. Что он подразумевал, хомяк не мог этого


понять.

Чэнь Чэндо положил дверь назад, заблокировав вход, и сел напротив человека.

— Чжань Вэй, где Дю Дю?

Чжань Вэй отступил назад, всё ещё прикрывая уши.

— Я глух, должно быть, ранен, ты не можешь услышать то, что хочешь.

Когда мужчина прокричал, что-то чёрное молча пролетело и направилось прямо к


карману Чэнь Чэндо.

Шу Сяохуэй был застигнут врасплох. Зубастое лицо внезапно возникло перед ним,
и он с трудом упал в карман Чэнь Чэндо, сжавшись в шар.

— Пи! — это напугало меня!

К счастью, мужчина довольно быстро отреагировал, быстро схватив это чёрное


что-то за крылья и не позволив ему упасть на одежду.

— Мышь Сяохуэй, ты в порядке? — мужчина изо всех сил ущипнул существо в


своей руке и спросил немного с тревогой. Он действительно не ожидал, что Дю Дю
вдруг побежит к его питомцу.

— Пи... — Шу Сяохуэй затрясся, слабо подполз и посмотрел на это существо под


светом небольшой лампы. То, что держал Чэнь Чэндо, было чёрной летучей
мышью. Она хлопала крыльями, всё ещё пытаясь бежать в направлении Шу
Сяохуэй.

Рот Чжань Вэй дёрнулся, и он понял намерение своего питомца... Он хотел


спариваться!

Чжань Вэй быстро протянул руку, желая вернуть своего питомца назад, и громко
сказал.

— Блять! Дю Дю, ты тупой?! Различай виды!

Чэнь Чэндо прищурился на него.


Чжань Вэй неохотно улыбнулся и продолжил говорить вслух.

— Знаешь, уже лето. У Дю Дю течка и желание спариваться. Он просто хочет


найти партнёра, ему понравился ты... Должно быть, он ошибся! Но ты должен
понять, сейчас так мало животных.

Хомяк задрожал, не найдя ничего забавного в словах того человека. Он был


немного напуган и раздражён, что за чёрт!

Этой летучей мыши определённо нужен не Чэнь Чэндо, а он!

Чэнь Чэндо также осознал это, поэтому прищурился на летучую мышь сильнее...
Терпение! Терпение! Разве это не странно? Каждый ответственен за уход за
животными. Более того, это животное также являлось чужим боевым питомцем.
Мы должны уважать всех боевых питомцев!

Когда поток мыслей Чэнь Чэндо был силён, Шу Сяохуэй мог их получить, поэтому
эти отрывистые мысли были ясно услышаны им. Шу Сяохуэй прекратил трястись и
посмотрел на жёсткое выражение своего хозяина, затем скатился прямо в его
карман, схватился за лапки и очень счастливо рассмеялся.

— Пи, пи! – ха ха ха...

Чэнь Чэндо подумал, что его питомец трясся от страха, поэтому он сжал зубы,
чтобы подавить гнев.

В это время летучая мышь вдруг укусила мужчину за руку, Чэнь Чэндо поднял
свою руку и вытянул кусок из бронированной двери, превратив его в клетку. Он
положил туда летучую мышь, чтобы это животное не продолжало кидаться на
него.

Ошеломлённый Чжань Вэй посмотрел на Чэнь Чэндо: его сила – ощущение


звуковых волн, он подслушивал все новости в Новом городе и видел очень много
пользователей способностей, но Чэнь Чэндо действительно первым, кого он
видел способным контролировать свою силу с такой точностью.

Чэнь Чэндо бросил клетку хозяину питомца.

— Следи за своей мышью! Я хочу купить у тебя информацию.

Чжань Вэй потёр свой нос, не ответив, обнял клетку и успокоил чёрную летучую
мышь, которая обиделась.

Чэнь Чэндо не возражал, достал из заднего кармана пачку сигарет и бросил её


информатору.

Глаза Чжань Вэй засияли, он достал сигарету и отложил клетку в сторону.

— Я просто слушаю слухи, но не знаю многого. Что хочет узнать капитан Чэнь?

— Профессор Вэй.
Лицо Чжань Вэй изменилось, и он прошептал.

— Та группа людей – ублюдки. Как они смогли бы получить свои способности без
профессора Вэй?

Чэнь Чэндо выглядел суровым.

— Что с ним случилось?

Чжань Вэй зажёг сигарету об этот небольшой источник света, глубоко вздохнул, и
его голос вернулся к его обычной громкости.

— Профессор всё ещё жив, но несвободен и не может больше заниматься


исследованиями. Кажется, он подавлен и не разговаривал несколько дней.

Мужчина нахмурился.

— Где он?

Чжань Вэй посмотрел на него.

— Капитан Чэнь собирается спасти профессора? Или тоже хочет его заточить?

Чэнь Чэндо холодно на него посмотрел.

Информатор вздрогнул.

— Кажется, тебе это не нужно.

С сигаретой в руке Чжань Вэй протянул клетку Чэнь Чэндо.

— Дю Дю может помочь тебе найти профессора.

Шу Сяохуэй моргнул. Что? Они собираются пойти с этой летучей мышью?

Чэнь Чэндо шевельнул своими губами и оттолкнул клетку назад.

— Нет, ты просто скажешь мне, где заперт профессор Вэй.

Чжань Вэй попытался открыть клетку.

— Ты не сможешь найти это место без Дю Дю и оставить его в клетке. Он должен


лететь.

Чэнь Чэндо сузил свои глаза.

— Если ты хочешь, чтобы позже я запёк его, можешь дать его мне.

Чжань Вэй замер и очень быстро произнёс:

— В контейнере за обрывом.

Чэнь Чэндо поднялся и вышел.


— Эй, эй, капитан Чэнь, подожди. Там так много контейнеров, ты знаешь, который
именно? И клетка! Сперва открой клетку!

После того, как Чжань Вэй закончил говорить, он просто увидел гаечный ключ,
падающий на его стол, и исчезновение Чэнь Чэндо.

Завернув за угол улицы, Чэнь Чэндо вытащил Шу Сяохуэй из своего кармана и


нежно его погладил.

— Испугался? Не бойся, я здесь.

Шу Сяохуэй лежал на ладони Чэнь Чэндо, всё ещё желая смеяться, и его мягкий
живот продолжал трястись. Под успокаивающим прикосновением он неосознанно
распластался по ладони.

Глава 22. Никто не может его увидеть.

Чэнь Чэндо держал Шу Сяохуэй, который распластался, словно блин. Мужчина


сильно нахмурился. Неужели он страшный?!

Летучая мышь выглядела уродливо: у неё были острые зубы, пугающие крики, и
она была на целый размер больше, чем его питомец! Для хомяка, определённо,
это был жестокий зверь. Чэнь Чэндо подумал, что Мышка Сяохуэй, определённо,
напуган, поэтому таким образом парализован...

Мужчина глубоко вдохнул и дважды провёл своими пальцами по спине Шу


Сяохуэй, шепча:

— Прости, я никогда не позволю ни одному питомцу приблизиться к тебе, не


бойся. После спасения профессора Вэй я сделаю для тебя попкорн.

Шу Сяохуэй вдруг поднял свою маленькую голову, и его круглые ушки также
поднялись. Он мгновенно превратился из блинчика-хомяка в обычный хомячий
шар и достал из своего пространства два кукурузных зёрнышка.

— Пи?

Может ли это обычное зерно стать попкорном?

Хомяк сконцентрировался только на попкорне, не обратив внимания на первую


половину слов своего хозяина.

Чэнь Чэндо увидел, что Шу Сяохуэй стал энергичным, его хмурое лицо немного
расслабилось, а пальцы погладили талию хомяка.

— Конечно.

Пока кукурузу правильно закрывают, попкорн, сделанный из обычных зёрен, будет


больше, а вкус – сильнее.

Шу Сяохуэй счастливо закружился по ладони Чэнь Чэндо и вдруг застыл,


уставившись на летящую в воздухе летучую мышь.
Ик! Эта летучая мышь снова здесь!

Шу Сяохуэй быстро зарылся в одежду мужчины и вскарабкался по его руке к


груди. Из-за воротника Чэнь Чэндо высунулась бдительная маленькая голова и
тайно изучила обстановку.

Чэнь Чэндо сузил свои глаза. На этот раз он не продемонстрировал никакого


милосердия и прямо связал летучую мышь стальной проволокой, после чего
уродливая летучая мышь упала прямо на землю.

Шу Сяохуэй схватился за воротник мужчины.

— Пи?

Он мёртв?!

— Нет, он в обмороке, — ответил Чэнь Чэндо, а затем посмотрел на угол


неподалёку. — Выходи!

Чжань Вэй вышел, коснулся своего носа и оскалился.

— Спасибо, капитан Чэнь, что не убили меня.

— Что ты хочешь? — спросил Чэнь Чэндо.

Чжань Вэй медленно подобрал своего боевого питомца и сказал.

— Мм... Капитан Чэнь, контейнер очень хорошо охраняется, по крайней мере


дюжиной странников [1]. Можете ли вы разобраться с этим самостоятельно?

[[Пожалуй, напомню, что странники – люди со способностями.]]

— Просто скажи уже, — мужчина игрался с острым ножом-бабочкой в своей руке,


и этот нож вращался так быстро, что можно было увидеть только белую тень.

Чжань Вэй сглотнул слюну и быстро положил летучую мышь в свою сумку, говоря:

— Сейчас контейнер находится на территории семьи Бай, которая захватила всех


странников, кроме военных. У людей, которые охраняют профессора Вэй, есть
ночное зрение и способность орлиного зрения. Поэтому я предлагаю вам сменить
одежду, прежде чем тайно проникнуть туда. Ваша одежда слишком приметная.

Чэнь Чэндо прикоснулся своей рукой, в которой не было ножа, к голове хомяка,
наступившего на его ключицу.

— Неужели ты думаешь, что смена одежды со мной сработает?

Чжань Вэй коснулся своего носа.

— Нет... нет никого в Новом городе, кому неизвестно ваше лицо.

Чэнь Чэндо повернулся и продолжил идти в сторону холма, где находился


контейнер.
Информатор позади него закричал.

— Вам лучше пойти на запад, хотя территория там нехорошая, людей там
меньше.

Чжань Вэй смотрел, как Чэнь Чэндо быстро исчез в ночи, вздохнул и освободил
чёрную летучую мышь.

— Почему я не могу сражаться, я мог бы пойти с ним.

Контейнером позади холма на самом деле была группа зданий. Первоначально


эти контейнеры были получены военными со склада в порту Хайчэн. После
небольшого ухода все контейнеры были соединены и стали первоначальной
резиденцией Нового города. Сперва там нашло приют большое количество
выживших.

Но после того, как была построена защитная стена, эти контейнеры быстро
забросили. Область Нового города была относительно широка, и первоначально
было много высотных зданий. После ремонта странниками, естественно, жить
стало удобнее, чем в контейнере. Особенно сейчас, летом, когда электричества не
хватает, а тепло от контейнера неприемлемо для обычных людей.

Как и Чжань Вэй, некоторые люди предпочитали жить в ветхих хижинах, а не в


контейнере.

Западная сторона, где, как сказал Чжань Вэй, слабая защита, на самом деле была
тем местом, где профессор Вэй инициировал взрыв древностей. Там находится
глубокая яма. Чэнь Чэндо нетрудно там пройти, но это потребует времени.

Шу Сяохуэй заметил, что мужчина не пошёл на запад. Он в удивлении повернул


голову и похлопал лапкой по шее хозяина.

— Пи? — ты пошёл в неправильном направлении?

Чэнь Чэндо покачал головой и немедленно протянул руку, чтобы поддержать Шу


Сяохуэй, который почти вывалился.

— Времени мало, мы пойдём на восток.

— Пи, — хорошо.

Хомяк вырылся из воротника мужчины и встал на его плечи в полусидящей боевой


позе. И он снова принял начальную позу Тацзицюань, после чего маленькие лапки
прижались к шее Чэнь Чэндо.

Мужчина слегка повернул голову, а когда он посмотрел на движение Шу Сяохуэй,


то засмеялся.

— Что ты делаешь?

— Пи, — шш! Тише.


Хомяк сконцентрировал своё внимание на молитве:

"Никто не может видеть Чэнь Чэндо, никто не может видеть!"

Шу Сяохуэй подумал, что это очень простая молитва, но, закончив её, вся его тело
внезапно парализовало.

Чэнь Чэндо сильно нахмурился и, протянув руку, поймал падающего хомяка.

Примечание от переводчика:

Большая часть этой главы была переведена во время грозы. У меня отключили
свет на час, но была открыта вкладка с будущей главой, поэтому я смогла
переводить в заметки.

Что ж, я романтично провела этот вечер, у меня даже была свеча. :D

Глава 23. У меня нет зёрен!

Шу Сяохуэй на ладони Чэнь Чэндо закрыл глаза и упал в обморок.

Он не виноват: он действительно не ожидал, что эта вроде как простоя молитва


высосет из него все силы, но это, с другой стороны, подтвердило слова Чжань
Вэй. Там на самом деле много странников, охраняющих профессора Вэй, и они
очень способные.

Чэнь Чэндо, держа хомяка, сильно сжал зубы. Этот маленький боевой питомец так
свободно пользуется своей силой, он действительно столь непослушен! Но Чэнь
Чэндо так сильно злился, потому что он беспокоился о Шу Сяохуэй.

Продолжительность жизни хомяка – это боль в его сердце… Чэнь Чэндо


предпочел бы, чтобы Шу Сяохуэй получил половину его жизни, но это не так.

Мужчина нежно ткнул размякшего хомяка, который находился без сознания.

— У тебя не будет попкорна!

Закончив говорить, он заметил белый свет, поднявшийся от земли. Беспокойство


и раздражение мужчины рассеялись, и он быстро достал из рюкзака большую
камуфляжную футболку. Чэнь Чэндо пристально смотрел на мягкий шарик на
своей ладони, все мышцы его тела были в напряжении.

Белый свет проник в тело маленького шарика-хомяка. Спустя секунду или две
Чэнь Чэндо почувствовал, как что-то гибкое и плавное упало на его руки, Чэнь
Чэндо быстро надел камуфляжную футболку на тело Шу Сяохуэй.

Но, может быть, лучше было не одевать его...

Рост Чэнь Чэндо составлял 187 сантиметра, и он был хорошо сложен, в то время
как рост его хомяка – всего лишь 170 сантиметров, поэтому камуфляжная
футболка была для него слишком большой. Она закрыла верхнюю часть тела Шу
Сяохуэй, но более соблазнительно обнажила бёдра.
Чэнь Чэндо почесал подбородок и попытался не подсматривать. Протянув руку, он
мягко прикоснулся к волосам на затылке юноши. В лунном свете он приблизился к
лицу Шу Сяохуэй и серьёзно на него посмотрел. У его хомяка было очень милое
лицо, и он выглядел на двадцать, однако в нём всё ещё ощущалась юность.

Хотя на этот раз продолжительность была больше, почти пятьдесят секунд, Чэнь
Чэндо всё ещё не был удовлетворен. Человеческая форма хомяка снова была
заменена мягким хомячьим шариком, который мужчина крепко держал, убрав
футболку обратно в рюкзак.

Чэнь Чэндо посмотрел на мирно спящего хомяка. Неважно, что это был за белый
свет, мужчина определил его как очень полезный для питомца.

Даже так, Чэнь Чэндо решил, что семейные правила должны быть установлены!

Поместив хомячий шар назад в карман своей военной формы, он продолжил


бежать в сторону контейнера. Странники, с которыми он встречался по дороге,
отворачивались или просто не видели его.

Чэнь Чэндо добрался до сложенного контейнера, до сих пор никем не замеченный.


Металлическая сила, которую он так долго копил, так нигде и не использовалась.

В это время Шу Сяохуэй проснулся в кармане, вскарабкался и высунул голову.

— Пи, — как я и говорил, никто не сможет тебя увидеть~

Чэнь Чэндо слегка погладил его маленькую голову.

Шу Сяохуэй опустил голову и взмахнул лапами, но вскоре его привлекли


сложенные контейнеры. Тут сотни больших контейнеров, как они могут найти
профессора Вэй?

— Пи, — это похоже на поиск иголки в стоге сена. Тебе всё ещё нужно положиться
на удачу.

Глаза Чэнь Чэндо сузились, и так долго копившаяся сила металла мгновенно
вырвалась, бесшумно отрывая каждый контейнер на полсантиметра от земли.

Человек не так далеко сказал:

— Эй, Ли, ты не думаешь, что контейнер, кажется, движется.

— Который? — спросил другой человек.

— Все.

— ... — Ли какое-то время молчал. — Должно быть, ты использовал свою


способность ночного видения слишком долго, у тебя начались галлюцинации?
Если не под действием землетрясения, как все контейнеры могут двинуться?

Тот, у кого была способность ночного зрения, подумал, что это, вероятно, было
его воображение.
Шу Сяохуэй не мог раньше ясно увидеть движение контейнеров, но смог понять
мысли Чэнь Чэндо, поэтому полностью оказался шокирован. Способность этого
человека немного пугала!

Хотя Чэнь Чэндо не мог видеть через металл, но небольшого подъёма достаточно,
чтобы почувствовать вес и форму содержимого контейнеров.

Тот, где находился профессор Вэй, находился посередине большого количества


контейнеров и был придавлен грудой других.

Для обычных людей было бы невозможно тихо спасти кого-то из дюжины


составленных контейнеров.

Однако каждый в Новом городе недооценивал способности Чэнь Чэндо, что не


было удивительно. Когда мужчина раньше ходил на миссии, он использовал в
основном различное тяжёлое оружие. Получив способность металла, Чэнь Чэндо
начал выполнять более опасные задачи, на которые с ним отправлялось
небольшое количество людей. Итак, почти никто не понимал, насколько
могущественен Чэнь Чэндо.

Однако у семьи Бай всё ещё было много сомнений по его поводу. Престиж Чэнь
Чэндо в армии и среди народа слишком высок, что определённо окажет влияние
на политическую обстановку Нового города. Убить мужчину было сложно, поэтому
он хотели использовать боевого питомца, чтобы соблазнить его.

Шу Сяохуэй увидел, как Чэнь Чэндо спокойно пошёл в определённом


направлении.

— Пи?

Ты действительно нашёл его?

Чэнь Чэндо кивнул, обошёл первые несколько контейнеров и открыл все


оставшиеся контейнеры, беспорядочно сложенные в кучу, а затем залатал дыру.

Пока он не достиг контейнера, где находился профессор Вэй, Чэнь Чэндо


остановился и нахмурился.

— Пи... пи! — это слишком беспощадно! Будучи запертым в таком месте,


маленьком и воздухонепроницаемом, человек может сойти с ума через несколько
дней.

Агрессивно сказал Шу Сяохуэй, посмотрев на самый нижний контейнер.

Но Чэнь Чэндо нахмурился не из-за этого.

— Пи? — что не так?

Чэнь Чэндо жестом указал Шу Сяохуэй на четыре угла контейнера:

— Бомбы на равновесие.
К счастью, прошлое движение было очень лёгким и стабильным... Иначе бы
контейнер и они взлетели бы на воздух.

Сердце Шу Сяохуэй ускорило ритм, и он попытался выскользнуть из кармана.

Чэнь Чэндо быстро схватил мягкий мяч, этот маленький хомяк снова хотел
использовать свою силу?!

— Твой попкорн был отменён, хочешь, чтобы я запер тебя?

Мой попкорн! Почему?

Чэнь Чэндо сжал маленькие лапки Шу Сяохуэй и сказал глубоким голосом:

— Разве ты не знаешь, что упадёшь в обморок, если будешь чрезмерно


злоупотреблять своей силой? Другие странники не будут такими! Прежде чем мы
решим эту проблему, ты можешь умереть из-за злоупотребление своей силой!

Шу Сяохуэй отчаянно хотел вырвать свои лапы, но Чэнь Чэндо крепко держал его
и не давал вырваться.

Он знал, что был хомяком и что его жизнь может быть действительно быть
недолгой, но по этой причине он хотел помочь.

Чэнь Чэндо взглянул вниз на Шу Сяохуэй и смягчил свой тон:

— Профессор Вэй внутри. После того, как он закончил проверять тебя, давай
обсудим использование твоей силы в будущем, хорошо?

Шу Сяохуэй молча кивнул и подтянулся.

Чэнь Чэндо нежно потёр его живот.

— Не бойся, можешь мне довериться, — неважно, нужно ли обезоруживать бомбу


или же поддерживать жизнь.

Шу Сяохуэй снова молча кивнул.

Чэнь Чэндо положил хомяка обратно в карман, а затем присел на корточки,


внимательно осматривая контейнер перед собой. Ниже контейнера был
маленький шарик, который мог противостоять небольшому колебанию контейнера.
Он должен удовлетворять простым требованиям деятельности профессора Вэй
внутри.

Вокруг этого шарика было множество линий, поэтому понять, которая из них
присоединялась к бомбе, было трудно.

Поэтому он мог только отделить бомбы в одно и то же время.

Это могло быть трудным для других, но не для Чэнь Чэндо.

Мужчина открыл свои ладони, вытащил большое количество металлических


проводов из окружающих контейнеров и медленно вонзил их в бомбы.
Шу Сяохуэй нервно наблюдал за эти, а затем со смущением обнаружил, что Чэнь
Чэндо обезвредил бомбы за короткое время.

Что этот человек делал до этого?

Чэнь Чэндо упаковал всю взрывчатку в свой рюкзак, а затем открыл контейнер.

Внутри было немного света, но в то же время оттуда вырвался холодный воздух:


чтобы профессор Вэй не задохнулся, семья Бай использовала способность льда.

Шу Сяохуэй прислонился к карману, чтобы посмотреть на легендарного


профессора Вэй, и был шокирован ненадолго.

Хомяк всегда думал, что этот человек либо физик, либо биолог. Он понятия не
имел, что профессор Вэй – доктор в белом халате и со стетоскопом на шее.

И это не воображаемый старый джентльмен, а человек лет тридцати, носящий


очки без оправы.

Этот профессор Вэй, который, согласно слухам, в течение нескольких дней был в
подавленном состоянии, не посмотрел на Чэнь Чэндо своими блестящими
глазами, но пристально взглянул на Шу Сяохуэй:

— Маленькая белая мышка?

Чэнь Чэндо ничего не сказал, вытащил хомяка и положил его на ладонь. Держа
его передние и задние лапки, он заставил Шу Сяохуэй распластаться по ладони и
протянул его профессору Вэй.

— Проведите ему медицинский осмотр.

Словно целью его спасения было дозволение вылечить его питомца.

Шу Сяохуэй немного застеснялся. Большой палец Чэнь Чэндо (неизвестно,


намеренно или нет), давил на его яйца... Затем стетоскоп профессора Вэй упал
ему на живот.

Немного послушав, профессор Вэй нащупал в кармане острый скальпель и достал


его.

— У тебя в животе камни, нужно сделать операцию.

— Пи! — Шу Сяохуэй, ползя и убегая, наступил на плечо Чэнь Чэндо и зарылся в


его воротник, дрожа.

У меня... у меня нет камней! Как он мог узнать это, просто используя стетоскоп?
Профессор Вэй действительно надёжен?

— Профессор Вэй! — Чэнь Чэндо выглядел немного сердитым.

Тот хохотнул и убрал скальпель.

— Просто шучу, но в его животе действительно что-то есть.


Глава 24. Чересчур причудливый ум хомяка.

Что-то в его животе? Шу Сяохуэй бдительно высунул голову из воротника Чэнь


Чэндо, а маленькие лапки неосознанно прикоснулись к мягкому животу.

— Что это может быть? — спросил Чэнь Чэндо.

Профессор Вэй нажал на свои очки и хохотнул.

— У меня только стетоскоп, как я могу знать, что это? Но я не уверен, что это не
ребёнок, эта маленькая белая мышка – самец.

На лбу Чэнь Чэндо проступили голубые вены. Нужно сказать, он также знал об
этом и намеренно прикрыл яйца маленького хомяка! Не говоря о том, что он не так
давно видел его человеческую форму.

Мужчина слегка выдохнул.

— Как нам выяснить это?

— Конечно, нам следует пойти в лабораторию, где оборудование относительно


совершенно. Но ты можешь сперва сказать мы, что белая мышка ела до этого, его
ситуация очень необычная, не похожая на обычных боевых питомцев.

— Пи! — я не маленькая белая мышка.

Прошептал Шу Сяохуэй, маленькие белые мышки в лаборатории... просто думать


об этом так пугающе.

Чэнь Чэндо хотел вытащить своего питомца из воротника, однако тот держался
так сильно, что ничего не получилось, поэтому мужчине пришлось спросить Шу
Сяохуэй в своём сознании:

"Что ты ел?"

"Дынные семечки, грецкие орехи, просо, бобы мун..." — Шу Сяохуэй очень


серьёзно перечислял всё, что ел после превращения в хомяка.

Чэнь Чэндо прикоснулся к его лапкам.

"Давай опустим, не нервничай".

Очевидно, что профессор Вэй говорил не об этой определённо обычной пище,


съеденной хомяком.

Профессор Вэй подошёл ближе, продолжая смотреть на Шу Сяохуэй.

— Это действительно твой боевой питомец? Я на самом деле такого не ожидал.

Хомяк молча покачал своими передними лапками и посмотрел на профессора


Вэй. Через какое-то время Шу Сяохуэй вдруг замер, и его маленькие лапки
дёрнулись к воротнику Чэнь Чэндо, после чего более осторожно взглянул на
пространство над головой профессора Вэй.
Ха, там огромная чёрная туча. Должно быть, этот человек будет неудачлив!

Хомяк, способный очистить чёрный туман плохой удачи, вдруг решил сперва
взглянуть на проблемы профессора Вэй, после чего он бы решил, нужно ли
очищать эту удачу.

Профессор Вэй с лёгкостью вышел из контейнера, но в тот момент, когда он


ступил на землю, вдруг повсюду раздалась тревога, а огромный прожектор
немедленно зажёгся и направился в его сторону.

Чэнь Чэндо быстро протянул руку и прикрыл хомяка. Если бы не его скорость,
глаза Шу Сяохуэй бы ослепли от столь сильного света.

Итак, это плохая удача профессора Вэй? Он подумал, что поборется с этим или
сделает что-то ещё.

Хомяк съёжился в шар из-за вины, а его маленькие лапки наступили на руку Чэнь
Чэндо.

— Пи... пи.

На самом деле... у профессора Вэй плохая удача, это моя вина.

— Это его дело! — предупредил мужчина. — Ты не должен использовать свою


силу!

Чэнь Чэндо нахмурился и посмотрел на огромный прожектор.

— Пи... пи?

Но... тревога прозвучала, Чжань Вэй сказал, что здесь много странников, можешь
ли ты разобраться с этим?

Большой палец Чэнь Чэндо с небольшой силой погладил мягкий живот хомяка,
после чего вытащил его из своего воротника и засунул в свой карман.

— Сильно держись за меня.

Шу Сяохуэй схватился за карман и посмотрел на мужчину, который слегка


шевельнул пальцами, чтобы прицелиться.

После этого он поднял контейнер и бросил его в сторону прожектора.

ВАУ!

На какое-то время все из-за шока забыли про необходимость атаковать, просто
смотрели, как Чэнь Чэндо бросил 40-футовый [1] контейнер так, словно это был
камень.

[[40 футов ≈ 12 метров.]]

Хотя странники при помощи своей силы могли бросить контейнер, но самое
большое – на два или три метра.
Но сейчас Чэнь Чэндо бросил его примерно на сотни метров.

Глаза всех повернулись вслед за контейнеров и увидели, как контейнер ударил


точно в прожектор, после чего мгновенно потемнело.

Глаза профессора Вэй последовали за контейнером. Когда контейнер уничтожил


прожектор, он перевёл взгляд обратно и вдруг улыбнулся.

Так пугающе!

Шу Сяохуэй затрясся и ощутил, что очки профессора Вэй сверкнули, а сам он,
казалось, мог в любой момент достать скальпель.

Это действительно человек, спасший человечество, а не Франкенштейн?

Через десять секунд тишины группа странников в спешке начала атаковать.

В одно и то же время в темноте прозвучало бесчисленное множество выстрелов.

Кто-то в темноте прокричал:

— Будьте осторожны, не раньте профессора Вэй!

Однако они были полностью бесполезны: эти пули мгновенно застывали, словно
кусочки фрукта в желе, а затем падали вниз, как дождь.

Многочисленные способности же были заблокированы при помощи поднятого в


воздух контейнера.

Когда Чэнь Чэндо приложил все усилия, сопротивление этих людей не было
замечено. И нельзя не упомянуть о том, что эти люди были шокированы первыми
действиями Чэнь Чэндо, из-за чего их атака была очень рассеянной.

В этом хаосе никто не мог достать их.

Бросив несколько контейнеров на расстояние, Чэнь Чэндо сказал:

— Давайте сперва отправимся в лабораторию.

Профессор Вэй сделал только два шага и вдруг вернулся назад.

— Стой, я забыл, что мне всё ещё нужно взять кое-что.

После этого профессор Вэй побежал к контейнеру и достал круглый аквариум.

Шу Сяохуэй посмотрел на аквариум, сияющий под сумеречным светом, и


поинтересовался:

— Пи?

Этот аквариум для рыбы для чего-то используется?

Чэнь Чэндо посмотрел на профессора Вэй с таким же интересом.


Профессор Вэй оскалился.

— Он используется для содержания моего боевого питомца. Это его любимый


дом.

Шу Сяохуэй с любопытством вылез и посмотрел на пустой аквариум для рыбы.


Склонив голову ненадолго, он вдруг почувствовал просвещение. Махнув лапками,
он сказал с возбуждением:

— Пи!

Я вижу! Питомец профессора Вэй – микроорганизм, поэтому всё ещё существуют


питомцы, которые меньше, чем я!

Хотя возможности хомячьего мозга небольшие, остаётся огромное пространство


для воображения.

Чэнь Чэндо посмотрел в восторженные глаза Шу Сяохуэй и на самом деле хотел


согласиться с ним, однако предположение его боевого питомца конфликтовало с
необходимости наличия разума: что за сознание у микроорганизма? У них даже
нет мозга.

— Пи? — Я прав? Спроси за меня!

Чэнь Чэндо протянул руку и прикоснулся к голове своего хомяка, в то же время


выбрасывая два или три контейнера. По сути, мужчина думал, что профессор Вэй
просто шутил. Когда он уходил из Нового города в последний раз, у профессора
Вэй всё ещё не было способности.

Но профессор Вэй сказал:

— Мой боевой питомец – рыба-ангел.

Не микроб... Рыба-ангел, звучало довольно неплохо...

Шу Сяохуэй немного расстроился, а затем посмотрел на пустой аквариум с


удивлением.

— Пи?

Где рыба? Неужели на этот раз они столкнулись с питомцем, способным


становиться невидимым?

На лбу Чэнь Чэндо проступили голубые вены.

— Профессор Вэй, я вспомнил ту декоративную рыбу, которую ты купил на


ярмарке.

Профессор Вэй кивнул.

— Точно, я купил Зебру на ярмарке.

Зебра... Это имя рыбы?!


Шу Сяохуэй захотелось узнать, как будет чувствовать себя рыба, которую
называют подобным именем. Есть ли какой-то способ пообщаться с другими
боевыми питомцами?

— Где рыба? — спросил Чэнь Чэндо.

Профессор Вэй довольно беспомощно ответил:

— Меня заперли, и Зебру заперли тоже.

Поэтому недостаточно спасти профессора Вэй, им следует спасти рыбу по имени


Зебра.

Иначе, если Зебра умрёт, профессор Вэй не выживет.

Шу Сяохуэй вдруг узнал причину чёрного тумана над головой этого человека, он
действительно неудачлив...

Чэнь Чэндо глубоко вдохнул.

— Сперва пойдём в лабораторию, затем спасём рыбу.

Примечание от переводчика:

Тот, кто пожелал мне побольше романтических вечеров, пожалуйста, больше не


желай мне их!

У меня отключили свет вчера вечером (в 6 часов) и вернули только в 11 утра


следующего дня. Мне было очень холодно, и у меня всё разрядилось, однако да,
главу я перевела. :D

Глава 25. Прозрачная анатомическая пластинка.

Это ночи было суждено стать хаотичной. Чэнь Чэндо схватил профессора Вэй за
плечо и тащил его всё время, пока они шли до лаборатории. Ноги этого
несчастного едва касались земли.

Вода из аквариума вылилась, намочив костюм профессора, но тот отжал одежду


обратно.

Шу Сяохуэй начал симпатизировать профессору Вэй. К счастью, сам он мал и


может поместиться в карман Чэнь Чэндо, иначе ему было бы очень некомфортно,
когда его бы перемещали подобным образом.

Профессор Вэй неожиданно повернул голову и улыбнулся хомяку, словно кот, его
глаза были наполнены весельем.

Почему... почему он снова смеётся?!

Шу Сяохуэй содрогнулся и почувствовал что-то нехорошее.

Он всегда думал, что профессор Вэй, который на самом деле был доктором Вэй,
однажды разложит его на анатомической пластинке.
В этот момент приблизились странники с огненными способностями, создав волну
воспламеняющего жара. Чэнь Чэндо оставил профессора Вэй за углом, а сам
решительно контратаковал.

Профессор Вэй поправил свою одежду, надвинул очки и произнёс низким голосом.

— Кто-нибудь читал опубликованный мной манул о пользовании силами? Если


использовать после огненной способности ледяную, большая часть атаки будет
компенсирована. Если же их совместить, два силы взорвутся, а сила атаки
удвоится.

Шу Сяохуэй закрыл своё лицо маленькими лапками, на самом деле желая закрыть
рот профессора.

Профессор Вэй, ты очень неудачлив, разве не боишься, что твои слова станут
правдой?

Затем, стоило только Чэнь Чэндо отразить волну взрыва, пламя и лёд
переплелись, ударяя в направлении мужчины.

...Ох, говоря о дьяволе!

Шу Сяохуэй распушился [1] и сполз на дно кармана Чэнь Чэндо, быстро достал
броню, которую мужчина сделал для него, и залез в неё.

[[Там "pouted his ass", то есть "надул свою задницу". Я предполагаю, что речь идёт
о шерсти (или анлейтор что-то не так написал), но, может быть, я чего-то не знаю.
Если есть какое-то устойчивое выражение/догадки на тему того, как это могло
быть переведено более благозвучно, пожалуйста, подскажите. :D]]

Затем рука Чэнь Чэндо прикрыла карман, после чего мужчина быстро
развернулся, подобрал фаталиста-профессора второй рукой, в то же время
выбрасывая цепь с якорем в соседнее здание, сильно потянул за цепь, и их
быстро утянуло.

Сразу за ними раздался сильный взрыв. Взрывная волна пошатнула устойчивость


Чэнь Чэндо, и он сбросил профессора Вэй на заброшенный уличный фонарь,
находившийся на обочине дороги.

Чэнь Чэндо оказался одним коленом на земле, продолжая держаться за карман на


своей груди.

— Хомяк Сяохуэй, ты в порядке?

— Пи... — Шу Сяохуэй лежал внутри кармана, слабо отвечая.

Он не был ранен, но в его голове раздавался громкий стук, а некоторые


воспоминания перемещались в его голове, делая невозможным отличить
реальность от иллюзии.
Это выглядело как сцены до того, как он стал хомяком: в то время с балкона
заброшенного жилого здания лился белый свет, – но одновременно с этим
казалось, что его на самом деле что-то ударило по голове.

Чэнь Чэндо, услышав слабый голос Шу Сяохуэй, обернулся к тому месту, где
произошёл взрыв, и жестокий свет зажёгся в его глазах.

Мужчина медленно поднялся. Неужели он спас слишком много людей с начала


происшествия, из-за чего все подумали, что он добряк?

Нежелание убивать не означает невозможность убийства. Даже если у него столь


высокая репутация, он всё равно не может остановить этих людей?

Чэнь Чэндо, который не хотел показывать перед Шу Сяохуэй жестокость, не мог


этого вынести.

Тогда он слегка поднял свою руку, вытягивая пулю из магазина, а затем отправил
её, быстро вращающуюся. Ему вообще не нужно было целиться: одной пули было
достаточно, чтобы сплести плотную сеть. Все странники даже не успели
среагировать, когда были застрелены ею.

Вокруг тут же стало тихо, а пуля, покрытая кровью, остановилась перед Чэнь
Чэндо, немного пробыла в воздухе, а затем упала на землю.

Мужчина осторожно вытащил своего маленького боевого питомца из кармана.


Когда он увидел, что Шу Сяохуэй был в броне, его рука немного помедлила, а
затем нежно коснулась её, осторожно снимая.

Просто Чэнь Чэндо не ожидал, что внутри неё съежился Шу Сяохуэй. Его
маленькие лапки твёрдо держали его голову, а всё его тельце тряслось.

— Хомяк Сяохуэй!

Этот зов прозвучал слишком отдалённо для хомяка, что-то, казалось, блокировало
его сознание.

Чэнь Чэндо вдруг развернулся и протянул руку, чтобы снять профессора Вэй с
уличного фонаря.

— Что с ним?

Профессор Вэй посмотрел на дрожащего Шу Сяохуэй.

— Может быть, он испугался тебя? — хотя это был не первый раз, когда
профессор Вэй видел Чэнь Чэндо, убивающего людей, он всё равно был
шокирован.

Тренированная машина для убийств... иногда это действительно ужасает.

— Прекрати издеваться! — тон Чэнь Чэндо был очень холоден.

— Давай дойдём до лаборатории, — серьёзно сказал профессор Вэй.


Чэнь Чэндо глубоко вдохнул и, держа Шу Сяохуэй, быстро двинулся вперёд.

В это время впереди на дороге торопившиеся странники семьи Бай и военные


столкнулись, стоя через дорогу друг от друга и готовясь сражаться.

Бай Хуни, лидер семьи Бай, посмотрел на Чэнь Чэндо, идущего в темноте, и его
лицо было очень неприглядным: этот мужчина был самым главным препятствием
на пути его желания построить империю.

В данный момент он самый могущественный человек, а также тот, кто может


контролировать всю военную мощь.

— Капитан Чэнь, — Бай Хуни улыбнулся мужчине.

Чэнь Чэндо даже не взглянул на него и прошёл прямо мимо двух противостоящих
сил.

Улыбка Бай Хуни застыла на его лице, а его ладонь слегка засеребрилась от
электричества. У него была громоподобная[2] сила, дающая больший урон и
ограничивающая металлическую силу Чэнь Чэндо. К несчастью, он знал, что его
сила гораздо слабее силы Чэнь Чэндо.

[[Она называется громоподобной, но это сила молний. Гром – страшно, именно


грому изначально приписывали вспышки света (молнии), поэтому у нас
громоотвод, а не молниеотвод.]]

...

Шу Сяохуэй смущённо открыл свои глаза, попытался шевельнуть своими лапками


и обнаружил, что вообще не может двигаться. Слегка повернув голову, он
посмотрел на свою лапку.

Он испытал шок, увидев, что его лапа была зафиксирована белой медицинской
лентой. Быстро посмотрев на другую, он убедился, что и она зафиксирована.

Шу Сяохуэй шевельнул своими задними лапами, которые тоже были


зафиксированы, но что-то находилось посередине его задних лап, что ощущалось
как марля, скрывшая его яйца и маленькую задницу.

— Маленькая белая мышка проснулась? — прозвучал голос профессора Вэй.

Шу Сяохуэй быстро повернул свою голову и увидел профессора Вэй в белой


маске, у которого в руках был пинцет с голубым ватным шариком.

В этот момент Шу Сяохуэй осознал, что ему очень знакома поза, в которой он
зафиксирован.

Это квадратная прозрачная анатомическая пластинка!

— Пи! — помогите!

Доктор Вэй действительно относится к ней как к маленькой белой мышке!


Сознание Шу Сяохуэй наполнилось блестящими глазами за очками профессора.

— Выглядишь очень энергичным. Полагаю, твоя голова больше не болит, —


сказал профессор Вэй.

— Пи! Пи! — Шу Сяохуэй закрыл глаза и закричал.

Чэнь Чэндо! Приди и спаси жизнь своего хомяка! Поторопись!!

В это время к нему прорвалось сознание Чэнь Чэндо: "Я здесь, всё хорошо, не
бойся. Давай сделаем проверку."

Шу Сяохуэй робко открыл свои глаза и увидел Чэнь Чэндо рядом с собой,
успокоился и посмотрел на профессора.

— Пи?

Мне нужно быть связанным?

— Не смотри на меня, я не делал этого, — сказал профессор Вэй и повернулся к


Чэнь Чэндо. — Нужно также зафиксировать шею, иначе как я проверю его?

Чэнь Чэндо посмотрел на своего хомяка.

— Можешь ли ты посодействовать?

— Пи? — ха?

Чэнь Чэндо нежно прикоснулся к голове Шу Сяохуэй.

— У тебя может быть что-то не с желудком, а с головой или щеками, поэтому
профессор Вэй проведёт тщательное обследование. Он намажет твои щёчные
мешочки и голову реагентом. Это связано с твоими способностями и... жизнью,
пожалуйста, потерпи.

— Пи... — Шу Сяохуэй прекратил сопротивляться и закрыл глаза.

Чэндо Чэндо не использовал медицинскую ленту, чтобы зафиксировать шею


хомяка, но забрал из руки профессора Вэй пинцет и нежно промокнул Шу Сяохуэй
реагентом.

— Чэндо так нежен, — сказал профессор Вэй.

Чэндо?

Шу Сяохуэй открыл глаза и обнаружил, что его протирает не профессор Вэй, из-за
чего расслабился.

Просто это был первый раз, когда Шу Сяохуэй услышал, как кто-то звал Чэнь
Чэндо "Чэндо". Это странно.

Шу Сяохуэй был протёрт реагентом, его голова стала голубой, как и щёчные
мешочки. Вся мягкая шёрстка на его голове стала мокрой.
— Закончил, — Чэнь Чэндо отложил пинцет в сторону.

Профессор Вэй поправил очки.

— Я должен его побрить. Эти волосы действительно мешают.

— Пи...

Я не хочу стать лысым хомяком...

— Ты не станешь, — ласково ответил Чэнь Чэндо.

Глава 26. Сжавшийся хомяк казался толще.

Шу Сяохуэй всё ещё доверял Чэнь Чэндо, но, немного успокоившись, увидел, как
профессор Вэй потянул за тонкую трубку.

— Помести это в его рот, — проинструктировал профессор Вэй мужчину.

Чэнь Чэндо ущипнул тонкую трубку и нахмурился: хотя она была тонкой, это всё
равно было слишком толсто для Шу Сяохуэй.

— Если хочешь, чтобы твоя маленькая белая мышка задохнулась, то не давай ему
трубку, — сказал профессор Вэй.

Чэнь Чэндо посмотрел на хомяка, и хомяк с влажной голубой шёрсткой


обвиняюще посмотрел на него в ответ. В его тёмных глазах даже можно было
разглядеть слёзы.

— Пи...

Голос стал более слабым и расстроенным.

Чэнь Чэндо глубоко вдохнул и прошептал.

— Хороший мальчик, я обещаю, это только один раз...

— Ты не можешь гарантировать. Если что-то в его голове нужно убрать, я не знаю,


сколько раз нужно будет снова прийти, — прервал его профессор Вэй.

Шу Сяохуэй моргнул, и его зафиксированные лапки начали сильно вырываться из


медицинской ленты...

— Пи!

Отпустите! Я не хочу проверки! Я не болен и буду жить хорошо, пока меня не


будут проверять! Все болезни вызваны проверками!

Софистика[1] была вытеснена...

[[Софистика – рассуждения, основанные на софизмах, которые являются


ложными по сути, но формально правильными умозаключениями. Это
сознательное применение в споре или в доказательствах неправильных, ложных
доводов.]]

Чэнь Чэндо посмотрел на борющегося Шу Сяохуэй, его глаза сузились, и он


посмотрел на непослушного профессора Вэй.

— Перед тем, как я вернулся, Пэн Пэн переместил всю информацию о Татах в
мою голову, но я думаю, что она довольно бесполезна. Может быть, я вскоре её
забуду.

— Как она может быть бесполезной! — профессор Вэй почти подпрыгнул.

— Кажется, я уже забыл часть. Знаешь, мой мозг недостаточно развит, а


количество информации столь велико...

Профессор Вэй немедленно стал серьёзным и сказал.

— Если ты на самом деле не хочешь вводить эту кислородную трубу, я могу


проверить герметизирующий клапан, но маленькая белая мышка должна
оставаться на месте три-пять минут. Если он не может замереть, я могу ввести
мышечные релаксанты.

— Пи!

Я могу сделать это!

Шу Сяохуэй немедленно прекратил сопротивляться и с нетерпением посмотрел на


Чэнь Чэндо своими маленькими глазами.

Чэнь Чэндо отбросил тонкую трубку.

— Не нужно инъекций, он справится.

— Хорошо.

Профессор Вэй взял анатомический пластинку и положил её в инструмент,


который немного был похож на печь, по мнению Шу Сяохуэй...

— Пи...

Мой живот зудит...

Чэнь Чэндо взял профессора Вэй за плечо и протянул палец, чтобы нежно
почесать живот хомяка. Кроме того, он слегка поправил марлю, чтобы она
идеально закрывала нижнюю часть тела Шу Сяохуэй.

Чэнь Чэндо убрал свою руку, когда Шу Сяохуэй неосознанно извернулся своей
талией.

Когда профессор Вэй поместил его внутрь, Шу Сяохуэй снова подал голос:

— Пи!
Я хочу поесть попкорн.

— Хорошо, я сделаю для тебя немного.

Услышав слова мужчины, Шу Сяохуэй почувствовал облегчение и прислушался к


очень лёгкому капающему звуку от инструмента.

— С этого момента не шевелись, — сказал профессор Вэй.

Голубоголовый Шу Сяохуэй немедленно замер, его голова и щёчные мешочки


перестали шевелиться, а всё его тело застыло.

Этот инструмент был преобразован профессором Вэй и мог сканировать


известные на данный момент и большинство неизвестных субстанций и
энергетических волн. Профессор Вэй посмотрел на огромное количество данных,
поправил очки и посмотрел на хозяина хомяка.

— Что случилось? — спросил Чэнь Чэндо.

Профессор Вэй указал на кривую данных.

— Голова этой маленькой белой мышки – бездонная дыра?

— Он хомяк.

Чэнь Чэндо вспомнил о том, что следует поправить наконец недопонимание


профессора Вэй, после чего посмотрел на кривые данных и нахмурился.

— Можешь проанализировать, что это?

Профессор Вэй кивнул. Эти данные были проанализированы и преобразованы


вскоре в изображение. Профессор Вэй посмотрел на результат и приподнял
бровь.

— Пистолеты, пули, гаубицы, металлическая броня, тактический жилет,


металлическая чашка... вода в бутылка, орехи, клубника... игрушечный пистолет?
Ролик? Гонг? Молоток?!

Весь инвентарь Шу Сяохуэй был отображён.

Хомяк не мог продолжать быть неподвижным после пяти минут.

— Пи?

Время закончилось?

Чэнь Чэндо вытащил пластинку с Шу Сяохуэй, посмотрел на его выпуклые щёчные


мешочки и поставил анатомический поднос.

— Можешь вытащить всё, что хранишь?

— Пи?
Зачем?

— Эти вещи влияют на результаты проверки.

— Пи, пи!

О, хорошо!

Чэнь Чэндо немедленно ткнул в хомячьи щёчные мешочки, он хотел сделать это
очень давно.

В этот же момент знакомые предметы упали на землю.

— ... — хомяк обвинительно на него посмотрел.

— Что? — спросил Чэнь Чэндо. Разве они только что не достигли соглашения?

— Пи! — я мог сделать это сам!

— Твои лапки связаны, а твои телодвижения ограничены.

Хомяк засопел, уставившись на мужчину маленькими глазами, и грустно сказал.

— Пи... пи!

Тебе не нужно доставать предметы из моего маленького пространства, тыкая


щёчные мешочки. Я могу контролировать это сознанием, делая это, когда захочу!
Ты тыкаешь мои щёчные мешочки каждый раз, они должны быть проткнуты.

Чэнь Чэндо замер и вдруг почувствовал вину из-за слов Шу Сяохуэй, хотя он не
делал это сильно.

Профессор посмотрел на предметы на полу и дёрнул уголком губ. Этот хомяк


отличался от обычных странников с пространственной силой: эти вещи хранились
в его щёчных мешочках и не поглощали его силы.

Профессор Вэй удалил эти предметы друг за другом с кривой результатов. В итоге
его глаза посветлели, он поднял брови и обернулся, взяв стеклянную палочку,
которую поместил в рот разговаривающего Шу Сяохуэй.

Шу Сяохуэй укусил стеклянную палочку и заплакал, поскольку она оказалась


слишком жёсткой для укуса.

Чэнь Чэндо нахмурился и посмотрел на профессора Вэй.

— Будь нежнее.

Увидев это, профессор Вэй отложил палочку в сторону.

— Я уже узнал, что в его щёчных мешочках, можешь освободить его.

Чэнь Чэндо осторожно отовал эти медицинские клейкие ленты и отпустил Шу


Сяохуэй.
— Что это?

— Фрагменты древностей слились с его щёчными мешочками, образуя в них


небольшое пространство.

— Как их вынуть?

— Они слились с его щёчными мешочками. Если хочешь их вынуть, то следует


отрезать щёчные мешочки.

Шу Сяохуэй был поражён, его маленькие лапы закрыли щёчные мешочки, и он


сжался в шар:

— Пи!

Почему отрезать!

Чэнь Чэндо подобрал Шу Сяохуэй, у которого задница и яйца были прикрыты


марлей.

— Как это повлияет на него?

Профессор Вэй хохотнул.

— В этом суть проблемы, — затем он зевнул, близился рассвет, а он ещё не спал.


Профессор Вэй снял очки и потёр глаза, откинулся на лабораторное кресло и
произнёс: — Я отдохну и расскажу, когда проснусь.

Чэнь Чэндо снова скрипнул зубами и уже почти начал говорить, когда профессор
Вэй вдруг подпрыгнул.

Шу Сяохуэй испугался. Его маленькие лапки продолжали держать его щёки, но он


поднял голову, чтобы взглянуть на профессора.

Ам... чёрный туман над головой профессора Вэй всё ещё довольно тяжёлый... Ха!
Он недружелюбно улыбнулся.

Профессор Вэй вздохнул и сказал.

— Зебра напуган. Хотя они не хотят его убивать, они пугают его. Это неприятно.

Шу Сяохуэй взглянул со смущением на профессора Вэй. Что за способность у него


и его рыбы?

Боевой питомец ведь удваивает силу хозяина?

Почему кажется, что у профессора Вэй нет силы?

Большой палец Чэнь Чэндо погладил талию Шу Сяохуэй, срывая марлю вокруг его
яиц. Некоторое время мужчина молчал.

— Профессор Вэй, знаешь, если хочешь спасти зе...своего питомца. Возможно,


только я могу это.
Профессор Вэй прикоснулся к носу, присел и сказал с закрытыми глазами.

— Это длинная история. Она должна была быть тайной, но сейчас нет
ограничений. Я могу рассказать тебе. В древних руинах были обнаружены
древности, которые могут содержать в себе силу, но я не знаю много об этом. Их
источником мог быть центр Земли или же Вселенная. Вначале ты и другие люди
были преобразованы при помощи эксперимента и стимуляции силы. Я не
участвовал в твоих последующих тренировках, но я почти догадываюсь…

Профессор Вэй немного помолчал.

— Ты являешься элитой Специальной Команды, грубый, но верный своему


первоначальному стремлению, однако другие...

Чэнь Чэндо медленно погладил шёрстку Шу Сяохуэй и невозмутимо произнёс:

— Слишком много чуши, просто переходи к делу.

Профессор Вэй улыбнулся.

— Позже я бросил исследовательскую группу и стал доктором, но планета


подверглась нападению со стороны Татов. Меня снова пригласили и пришли с
идеей детонации древностей. Она прошла успешно: у многих людей появились
способности, так что Таты не убьют их. Со временем, я верю, у каждого появятся
способности.

Профессор Вэй посмотрел на нахмурившегося Чэнь Чэндо и вздохнул.

— Древности были взорваны, и у меня не было времени, чтобы изучить, чем же


они были.

Таким образом, это подразумевало отсутствие у него знаний о том, что стало
часть щёчных мешочков Шу Сяохуэй!

Чэнь Чэндо собирался уйти вместе с хомяком.

Профессор не удержался от улыбки.

— Действительно нетерпеливый, я ещё не закончил.

Чэнь Чэндо обернулся и безразлично посмотрел на него.

Профессор Вэй кратко сказал:

— Одно известно точно: древности не повлияют на жизнь твоего маленького


хомяка, но могут сделать его способности всё более и более могущественными, а
пространство может стать больше.

— Не повлияют? — Чэнь Чэндо обратил внимание только на первую половину


предложения. Это означает, что продолжительность жизни не уменьшится и не
увеличится?
Профессор Вэй кивнул.

Маленькие лапки Шу Сяохуэй прикоснулись к большому пальцу мужчины.

— Пи.

Всё хорошо. Я счастлив вне зависимости от длительности моей жизни.

Шу Сяохуэй просто смущало то, что изначально он был человеком, а теперь


хомяк, так чья продолжительность жизни не изменится?

Чэнь Чэндо взгляну вниз, в маленькие чёрные глаза хомяка. Его большой палец
погладил голову Шу Сяохуэй.

— Он падает в обморок, когда его силы исчерпаны. В чём причина?

— Его физическое состояние слишком плохое. Может быть, он слишком толстый,


— ответил профессор Вэй.

Шу Сяохуэй выпрямился на ладони Чэнь Чэндо.

— Пи!

Он мохнатый и только выглядит толстым, когда съёжится.

Чэнь Чэндо не согласился с тем, что Шу Сяохуэй слишком толстый: его


человеческая форма худая, но физическое состояние может быть плохим. Это
следует натренировать. Ему стоит составить план тренировок для Шу Сяохуэй.

Глава 27.1. Три в одном.

После того, как Чэнь Чэндо создал примерный план тренировок в своей голове, он
успокоил маленького хомяка, катающегося по его ладони, которому сказали, что
он толстый.

— Ты совсем не толстый, просто мохнатый.

— Пи!

Профессор Вэй толстый, и его вес большего моего в тысячу раз!

Чэнь Чэндо улыбнулся и ткнул в талию Шу Сяохуэй пальцем, тем самым


перевернув маленького хомяка. Он сердито поднялся на задние лапки, топая по
руке слишком раздражающего Чэнь Чэндо.

Мужчина посмотрел на голубой реагент на голове Шу Сяохуэй, взял его за талию


и намочил ватный шарик, после чего аккуратно стёр вещество с головы и щёчных
мешочков Шу Сяохуэй и вытер его насухо марлей, впитавшей влагу.

Хомяк лежал на ладони Чэнь Чэндо, поворачивая голову согласно чужим


движениям.
После этого мужчина слегка потёр большим пальцем мягкий живот Шу Сяохуэй и
опустил свою ладонь к полу.

— Больше нет необходимости в проверки, можешь забрать свои вещи.

Шу Сяохуэй поборолся в руке Чэнь Чэндо и перевернулся, выползая из плена


чужой конечности и вытягивая лапы в сторону своих припасов.

Пока Шу Сяохуэй убирал свои вещи обратно в маленькое пространство, Чэнь


Чэндо кинул взгляд в сторону профессора Вэй и слегка указал подбородком в
другую сторону. Он хотел поговорить с ним наедине.

Профессор Вэй кивнул.

Чэнь Чэндо отошёл в другой конец лаборатории, и профессор Вэй неторопливо


пошёл за ним.

— Что-то не так?

Чэнь Чэндо посмотрел на Шу Сяохуэй, который находился среди кучи припасов.


Маленький хомяк только что соскользнул с приклада пистолета своими ягодицами
и прокатился по кругу на маленькой сумке с пшеном. Его лапы некоторое время
дёргались, а затем он с трудом перевернулся и продолжил собирать пшено и
оружие на полу.

Чэнь Чэндо отвёл свой взгляд и посмотрел на профессора Вэй, спрашивая


вопрос, который долго крутился в его голове.

— Профессор Вэй, будут ли древние объекты превращать животных в людей или


людей в животных?

Профессор Вэй посмотрел так, словно услышал шутку. Его глаза заинтересованно
блеснули.

— Гляжу на твою нежность и любовь к маленькому хомяку, которая очевидно


отличается от отношениях других людей к их питомцам. Ты настолько влюблён в
своего питомца, что хочешь превратить его в человека?

Чэнь Чэндо прищурился.

Профессор Вэй дёрнул уголками губ.

— Ты серьёзно?

Чэнь Чэндо кивнул.

— Хомяк Сяохуэй появлялся трижды, время превращения очень коротко, но с


каждый временем дольше. И он становится человеком только ночью, когда белый
свет поднимается от земли и внедряется в его тело.

Профессор Вэй посмотрел на маленького хомяка.


— Ты уверен, что он не человек со способностью превращаться в животное? В
Новом городе таких двое, но они не так превосходны, как твой хомяк.

Чэнь Чэндо покачал головой.

— Я уверен, что нет.

Профессор Вэй посмотрел на этот толстый шар, который удлинился, вытянув


лапы, чтобы собрать припасы.

— Тогда это странно... — после этого мужчина вдруг замер. Что-то промелькнуло
в его голове.

Чэнь Чэндо резко перенял испуг профессора Вэй.

— Профессор Вэй?

Профессор Вэй вдруг подошёл к Шу Сяохуэй, присел и посмотрел осторожно на


серебристо-серые линии на спине хомяка, шепча.

— Как это возможно...

Хомячий шар на полу поднялся, его передние розовые лапки повисли, а сам он
поднял голову, чтобы посмотреть на профессора Вэй, после чего повернулся к
Чэнь Чэндо.

— Пи?

На что смотрит профессор Вэй?

Профессор Вэй попытался схватить маленький жирный шарик на полу, желая


подтвердить догадку более явно.

Хомячий шар гибко извернулся и ускользнул, остановившись с другой стороны от


припасов, заблокировав ими большую часть своего тела и вытянув голову, чтобы
посмотреть осторожно в сторону профессора Вэй.

— Пи?

Что он хочет сделать?! Если профессор Вэй хочет снова связать его, он
разозлится!

Чэнь Чэндо протянул руку и с лёгкостью оттащил мужчину в сторону, посмотрев в


сторону прячущегося хомяка.

— Не обращай внимания, продолжай паковаться, — после паузы он продолжил. —


Бобы мун и пшено также можно превратить в попкорн.

Шу Сяохуэй немедленно проигнорировал профессора Вэй, поджал свою


маленькую задницу и зарылся в сумку с пшеном и зелёной фасолью.

Чэнь Чэндо схватил профессора за одежду и оттащил его в сторону,


прищуриваясь на него.
— Профессор Вэй, хомяк и маленькая белая мышка очень отличаются. Ты
определённо можешь различить эти два вида! Или ты подразумеваешь, что хомяк
также был маленькой белой мышкой, с которой ты экспериментировал?

Профессор Вэй посмотрел на Чэнь Чэндо, чьи глаза были холодными, и сказал.

— Конечно, маленькая белая мышка отличается от хомяков. Я сперва просто


шутил.

— Я хочу услышать правду, — сказал Чэнь Чэндо.

Профессор Вэй опустил голову и какое-то время покрутил стетоскоп, после чего
заговорил.

— Когда я всё ещё находился в институте исследований, там был хомяк, которого
использовали как экспериментальный объект. Было непонятно, как он смешался с
маленькой белой мышкой. Мы обнаружили это до того, как запустили
экспериментальный инструмент, но было слишком поздно его вынимать.
Поскольку все они были изначально грызунами, хомяк был прямо использован в
качестве экспериментального объекта. После начала первого запуска древних
радиоактивных волн хомяк был на пороге смерти, а его мозговые волны стали
очень слабыми. Вскоре после начала второго запуска он неожиданно исчез. Какое-
то время большинство людей думало, что активированная способность
маленького хомяка могла быть связана со скрытностью или пространственным
перемещением, но после длительной проверки стало ясно, что хомяк исчез
странно. Я только предположил, что маленький хомяк мог войти в квантовое
состояние и стать частью радиоактивных волн древностей, но большинство
подумало, что это фантастика.

Профессор Вэй взглянул на маленький толстый шар, который паковал все свои
предметы.

— Твой маленький боевой питомец, не считая того, что он тоньше, почти такой же,
как тот.

— Шу Сяохуэй – тот хомяк? — спросил Чэнь Чэндо.

Профессор Вэй покачал головой.

— Это невозможно. Хомяк в квантовом состоянии не может восстановиться. Твой


маленький хомяк слился с фрагментами древностей, тогда часть характеристик
квантового состояния хомяка в этих фрагментов перенеслась в него и изменила
первоначальную внешность Хомяка Сяохуай, сделав его внешне таким, как тот
экспериментальный.

Чэнь Чэндо кивнул, а профессор Вэй вдруг приблизился.

— Ты сказал, что ночью белая энергия входит в его тело? Я хочу измерить...

В этот момент хомяк побежал в их сторону.


Чэнь Чэндо вдруг протянул руку и ударил по плечу профессора Вэй, из-за чего тот
почти упал на пол, а его слова прервались. Голос Чэнь Чэндо прозвенел в его
ушах.

— Я действительно не знаю, что сказать о тебе.

Чэнь Чэндо думал, что профессор Вэй злой, когда он делал эксперименты, но
также это был человек, спасший целую планету и продолжающий спасать людей.

Профессор Вэй поднялся и поправил почти упавшие очки.

— Хохо! Я знал, что ты хочешь меня убить.

— Я думал, вы, ребята, просто слишком скучные, — Чэнь Чэндо присел и


подобрал Шу Сяохуэй. — Но спасибо.

Это был мужчина, потратившись так много времени на взрыв древностей ради
пробуждения странников, из-за чего закончилась односторонняя бойня звере. Тем
временем он улучшил ракеты и реактивные снаряды, сильно зависящие от ИИ, и
взорвал космический корабль Татов.

Профессор Вэй улыбнулся.

Глава 27.2. Три в одном.

Чэнь Чэндо, держа хомяка, приготовился уходить, желая приготовить для Шу


Сяохуэй превосходную песочную ванну, сделать ему попкорн. Он отправился на
ярмарку, чтобы посмотреть, было ли там что-то, что мог использовать хомяк,
тогда они могут отправиться спасать рыбу ночью.

Чэнь Чэндо, как обычно, положил Шу Сяохуэй в карман, который также довольно
естественно сцепился в него и вытянул голову, но в этот момент профессор Вэй
вдруг подошёл, прикоснулся к своему подбородку и посмотрел на Шу Сяохуэй.

— Ты часто вот так помещаешь его в карман?

Чэнь Чэндо посмотрел на него.

— Что-то не так?

Шу Сяохуэй вытянул голову, его маленькие глаза также наполнились


растерянностью. Тут, в кармане, очень безопасно, а также хорошо наблюдать за
сражением. В будние дни он, словно полевой репортёр, мог ясно увидеть
действия Чэнь Чэндо.

Профессор Вэй хотел ткнуть толстый шар, но Чэнь Чэндо остановил его:

— Что ты хочешь сказать? Не трогай его.

Профессор Вэй поправил очки и хохотнул.

— Тебе не жарко?
Чэнь Чэндо опустил взгляд на Шу Сяохуэй. Он привык к нему и не чувствовал
жара, но что насчёт хомяка?

Шу Сяохуэй посмотрел на него с тупым лицом. На самом деле... немного жарко, но


все чувствуют жар. Чэнь Чэндо всё ещё был одет в военную униформу, поэтому
он не воспринимал это серьёзно, но чувствовал небольшую сухость. Из-за этого
он ел бобы мун, чтобы охладиться, и клубнику! Его маленького пространство
сохраняло всё свежим: не было нужды беспокоиться о том, что клубника
протухнет и испортится.

Профессор Вэй посмотрел на Чэнь Чэндо и хомяка. Они такие забавные. Он снова
попытался тыкнуть в толстый шарик, но Чэнь Чэндо опять его остановил.
Профессор Вэй с жалостью отвёл руку.

— Он волосатый небольшой толстый шар, а сейчас лето. Когда он использует


свою силу, его легко ошеломить.

Маленький толстый шар?!

Шу Сяохуэй расстроился. Разве они не могут забыть об этом? Просто отпустите


эту ситуацию!

Шу Сяохуэй агрессивно высунулся из кармана Чэнь Чэндо. Он действительно


настолько толстый?

Чэнь Чэндо прикоснулся к его круглым ушам, успокаивая.

— Ты не толстый шар, просто немного круглый.

Профессор Вэй хохотнул, огляделся и нашёл новое маленькое керамическое


блюдо для испарений из кучи инструментов, после чего протянул его.

— Как правило, температура керамики относительно низкая.

Чэнь Чэндо вытащил Шу Сяохуэй и положил его на блюдце. Когда маленькие


лапки хомяка коснулись керамической поверхности, его тёмные глаза посветлели,
и он превратился в растаявшее мороженое. Четыре его маленькие лапки
вытянулись, а живот целиком соприкоснулся с керамикой. Шу Сяохуэй стал
растёкшимся хомяком.

Чэнь Чэндо посмотрел на "жидкого" Шу Сяохуэй. Впервые он стал хомячьим


блинчиком без прикосновения мужчины. Чэнь Чэндо потрогал спину хомяка.

— Прохладно?

— Пи~

Так комфортно~

Чэнь Чэндо улыбнулся. Может быть, ему стоит найти эксперта, чтобы спросить,
как вырастить хомяка.
В это время раздался стук в дверь лаборатории и чей-то крик:

— Отчёт!

После того, как они вернулись, сотни тяжело вооружённых солдат были
отправлены на улицу для охраны. Чэнь Чэндо поднял голову, держа Шу Сяохуэй, и
сказал:

— Войди!

Солдат открыл дверь и зашёл. Поприветствовал их, он быстро подошёл и сказал:

— Капитан Чэнь, профессор Вэй, командир Фан только что получил кое-что.
Позвольте мне отправить вам как можно скорее.

Чэнь Чэндо протянул руку и взял то, что держал солдат, – сложенный лист бумаги.
Солдат снова отдал честь, после чего быстро вышел и закрыл дверь.

Чэнь Чэндо открыл бумагу, но Шу Сяохуэй, всё ещё находящийся на керамической


блюдце для испарений, только слегка шевельнул головой, чтобы посмотреть на
это.

Это было очень чёткое распечатанное фото аквариума. Между водорослями


находилась прекрасная чёрно-белая рыба-ангел, похожая на зебру.

Шу Сяохуэй понял, что ничего удивительного в имени Зебры нет, это


действительно такой узор...

Просто эта рыба-ангел была в углу аквариума, а недалеко от неё находила


золотая арована[1], которая, кажется, была в несколько раз больше Зебры.

[[Пресноводная рыба.]]

Чэнь Чэндо передал бумагу профессору Вэй.

— Неудивительно, что я почувствовал, что Зебру запугали. Они были такими


подлыми.

— Пи? — прозвучал мягкий голос хомяка.

Есть проблема с арованой? Эта рыба хочет что-то сделать с Зеброй?

Чэнь Чэндо глубоко вдохнул. Мысли хомяка были действительно странными. В


своём сознании он терпеливо объяснил ему: "Арованы очень жестоки, а их
территориальное чувство очень сильно, поэтому они не подходят для
сожительства с другими рыбами. Рыбы-ангелы нежные и будут атакованы".

— Пи?

Что за способность у профессора Вэй? Может ли маленький Зебра защититься?

Чэнь Чэндо посмотрел на профессора Вэй и спросил прямо.


— Что у тебя за сила?

— Моя сила очень уникальна, и я также удивлён, — ответил профессор.

— Покажи мне.

Жидкий Шу Сяохуэй скользнул своими лапами и подвинул голову к краю


керамической испарительной тарелки, чтобы посмотреть на профессора Вэй.
Здесь было очень удобно, он хотел спать.

Профессор Вэй слегка поправил очки, прикоснулся к носу и кашлянул, после чего
наконец спокойно открыл рот и мягко вздохнул, из-за чего в воздухе вдруг
появилось что-то.

— ...

— ...

Чэнь Чэндо и Шу Сяохуэй посмотрели на рот профессора Вэй, затем повернулись


и очень серьёзно посмотрели на то, что повисло в воздухе. Через некоторое
время это упало на крышу и раскололось, издав очень слабый шум и ничего не
оставив после.

Чэнь Чэндо глубоко вдохнул и через какое-то время обрёл голос.

— Просто пузырь?

Профессор Вэй спокойно поправил очки.

— Не просто.

Профессор Вэй снова открыл рот и выдул длинную серию пузырей, отражающий
красочный свет, и они были больше первого.

Шу Сяохуэй засмеялся. Ничего смешного не было, но эта способность была


слишком неожиданной и интересной. Губы Чэнь Чэндо дёрнулись в улыбке.

— В чём особенность этих пузырей?

Они не просто хорошо выглядят и веселят.

— Поверхностное натяжение этих пузырей очень сильное. Хотя они нестабильны


в воздухе, мои эксперименты показали, что эти пузыри могут долго оставаться в
воде и, игнорируя влияние плавучести, не будут всплывать на поверхность, —
сказал академически профессор Вэй.

Шу Сяохуэй повернулся и продолжил смотреть на пузыри, что ещё не исчезли, с


керамического блюдца.

— Пи...

При особых обстоятельствах эти пузыри могут быть полезны.


Чэнь Чэндо также согласился с этим, возможно, их можно использовать при
погружении.

Профессор Вэй слегка щёлкнул по листку бумаги.

— Поэтому, если маленький Зебра был напуган, он выпустил множество пузырей.

— Думаешь, семья Бай только поместит в аквариум золотую аровану?

— Не беспокойся, даже если они поместят пиранью! Пока пузыри маленького


Зебры блокируют рыбу, неважно, какая рыба будет задыхаться из-за
невозможности достичь воды. И Зебра также может выдуть пузыри с водой. Даже
покинув аквариум, он может создать своё собственное водное пространство.

Чэнь Чэндо и Шу Сяохуэй тихо посмотрели на него.

Не нужно притворяться, ты нервничаешь, профессор Вэй.

Профессор Вэй прочистил горло.

— Конечно, это бесполезно, они могут придумать больше способов.

Чэнь Чэндо вытащил из его руки бумагу.

— Отдохни тут, я увижусь с командиром. .

В это время солдат за дверью снова прокричал отчёт:

— Капитан Чэнь, командир получил вызов Бай Хуни и позволил вам ответить.

Чэнь Чэндо кивнул, и солдат вошёл вместе с другим, таща инструмент.

Немного приведя всё в порядок, они передали мужчине телефон. Первоначальная


сеть беспроводной связи была почти разрушена полу-механическими животными.
Таким образом, они могут использовать только спутниковые сигналы, полагаясь
на единственный спутник, оставшийся для связи.

Чэнь Чэндо взял телефон и вскоре услышал голос Бай Хуни.

— Капитан Чэнь, ты видел фото?

Губы Чэнь Чэндо изогнулись в улыбке.

— Золотая арована мертва?

Голос Бай Хуни не прозвучал. Он посмотрел на золотую аровану, извлечённую его


людьми, и множество пузырьков в аквариуме. Борьба продолжалась.

— Ещё нет.

Чэнь Чэндо усмехнулся.

Бай Хуни быстро успокоился и с улыбкой произнёс:


— Это только начало. Что ты думаешь, если я воспользуюсь своей силой в
аквариуме? Что произойдёт с рыбой от 1000 вольт?

— Пи! — прошептал Шу Сяохуэй.

Этот мужчина такой подлый, что запугивает рыбу.

Шу Сяохуэй повернулся, чтобы посмотреть на голову профессора Вэй. Чёрный


туман всё ещё покрывал его макушку, однако профессор Вэй сказал причину, по
которой он упал в обморок. В основном, это было из-за его пухлости (хотя он
твёрдо отказывался признавать это), поэтому использование его силы не
представляло бы угрозы для его жизни.

Шу Сяохуэй поднялся с керамической поверхности, поднял одну из задних лапок и


протянул передние к профессору Вэй.

Увидев, что хомяк снова принимает начальную позу Тайцзицюань, Чэнь Чэндо
прищурился.

— Хомяк Сяохуэй...

Хомячий шар посмотрел на него.

— Пи!

Не злись! Я обещаю заняться спортом в будущем!

Палец Чэнь Чэндо прямо ткнул в голые яйца хомяка, выставленные из-за позы
боевых искусств. Перед тренировкой маленького хомяка мужчина не хотел снова
видеть его в обмороке.

Шу Сяохуэй вдруг скрутился в шар, держась за нижнюю часть тела. Его чёрные
глаза уставились на Чэнь Чэндо.

— Пи... пи!

Куда ты тыкаешь?!

Бай Хуни, не получивший ответа, какое-то время терпел, пытаясь оставаться


спокойным.

— Капитан Чэнь, ты знаешь, что мне нужно, я дам тебе три дня, — после этого он
повесил трубку.

— Пи? — что он хочет?

— Понятия не имею, — беспечно отозвался Чэнь Чэндо.

Некоторое время Чэнь Чэндо держал в руке керамическое блюдо для испарения,
превращая металлическую полку в провода, после чего несколько раз обвил ими
блюдце.

Шу Сяохуэй посмотрел на него с середины керамической поверхности.


— Пи?

Что ты делаешь?

— Я хочу сделать клетку, чтобы отнести тебя, могу ли я? — его целью было не
запирание его прелестного боевого питомца.

Шу Сяохуэй, не возражая, кивнул. Он всё ещё таял на керамической


испарительной тарелке, размазываясь по ней хомячьим блинчиком. Его сознание
медленно исчезало, и он почти спал.

Чэнь Чэндо ткнул талию хомяка.

— Скажи мне, когда захочешь выйти.

— Пи, — хорошо.

После этого Чэнь Чэндо вытащил отовсюду провода и быстро сплёл из них тонкую
клетку, которую повесил на правое бедро, где первоначально находился пистолет.

Шу Сяохуэй протянул лапки и схватился за бедро мужчины через клетку. Может


быть, это легендарное "обнять бёдра"[2].

[[Имеет то же значение, что и "получить чью-то защиту".]]

С тех пор, как он встретил Чэнь Чэндо, у него была комфортная жизнь.
Счастливый жидкий хомяк шевельнул своим маленьким хвостом и заснул.

Профессор Вэй посмотрел на заснувшего Шу Сяохуэй, после чего с небольшой


тревогой поинтересовался:

— Чэндо, ты сказал, что белый свет...?

— Он может восстановить силу Шу Сяохуэй, придя из-под земли.

Профессор Вэй потрогал подбородок.

— Это звучит немного похоже на мои мысли, — он серьёзно взглянул на мужчину.


— Может быть, я недавно исследовал это.

Чэнь Чэндо кивнул.

— Я спасу твою рыбу.

Они оба проигнорировали угрозы Бай Хуни.

Примечание от переводчика:

Я хотела перевести эту главу раньше, но моя мать решила сделать из меня
дачного секретаря (перепечатывать бумажную базу в эксель очень нудно, честно),
поэтому мои ручки были заняты не тем. 

Глава 27.3. Три в одном.


Чэнь Чэндо вышел из лаборатории, и шесть охраняющих снаружи солдатов
поприветствовали его. Мужчина кивнул и пошёл вниз по коридору. Эта
лаборатория не входила в сферу действия военной станции, но по прошествии
этого времени военные сильно усилили защиту вокруг неё множеством полностью
вооруженных охранников, а также несколькими очень сильными странниками.

Внизу была зелёная военная машина, дверь которой была открыта. Чэнь Чэндо
оглянулся, и командир Фан изнутри помахал ему:

— Проходи.

Чэнь Чэндо отдал честь и прошёл, наклонившись и сев в машину.

— Сэр!

Командир Фан взглянул на Чэнь Чэндо и бросил ему бутылку воды.

— Я слышал, что твой боевой питомец пятиметровой хомяк? А под защитной


стеной Нового города был отпечаток хомяка.

Чэнь Чэндо открыл бутылку, чтобы попить, и стал подтверждать или опровергать
это. Хотя он просто развлекался в тот раз, он не хоте объяснять это. Командир
Фан вздохнул.

— Ты, мальчик, злишься на меня?

— Как я осмелюсь?

Командир Фан хмыкнул.

— Конечно осмелишься! Произошедшее с профессором Вэй – случайность, и я


должен взять вину на себя, слишком мало охраны... Когда мы выяснили, что
профессора Вэй похитили, было слишком поздно. Я не осмелился делать многое
ради его спасения. В это время я был глубоко обеспокоен, а всевозможные
беспорядочные сражения продолжались. Я в пенсионном возрасте... Я сказал, что
моя должность должна быть передана тебе...

Веки Чэнь Чэндо дрогнули.

— Я пошёл назад, если вам больше нечего сказать.

— Пока я упоминаю это, ты хочешь ускользнуть. Раньше или позже весь военный
лагерь станет твоим. Кроме меня, среди оставшихся солдат у тебя высшее
звание, большая военная заслуга и твой престиж...

Чэнь Чэндо поднял ногу и выбрался из машины. Командир Фан втащил его
обратно.

— Ты, мальчик, не можешь позволить мне договорить?

Чэнь Чэндо сел назад, глядя на командира Фан, который похлопал его по плечу.
— Нынешняя ситуация не оптимистична. Вначале казармы были заняты
спасением людей и убийством зверей, внимания на политическую ситуацию не
хватало. Бай Хуни тайно контролирует всех невоенных странников в Новом
городе. Его цель очень ясна: создать централизованную систему империи,
сосредоточенную на нём.

— Все невоенные странники?

Командир Фан кивнул.

— Вокруг Бай Хуни, способным гипнотизировать других, странник с металлической


способностью. Обычных людей легко гипнотизировать, и некоторые люди в
Информационном Отделе и Отделе Воздушных Сил заколдованы, иначе они бы
отправили тебе новости раньше, говоря вернуться и проконтролировать ситуацию.

Чэнь Чэндо прикрыл рукой клетку, в которой находился Шу Сяохуэй, и слегка


нахмурился.

— Его цель, вероятно, состоит в том, чтобы позволить мне передать ему военную
мощь, а затем заставить профессора Вэй согласиться с его статусом императора,
— сказал капитан Фан.

Чэнь Чэндо покачал головой.

— Более того, он также хочет технологии Татов.

Командир Фан был шокирован.

— Вы не знали этого? — спросил Чэнь Чэндо.

Командир Фан кивнул и горько улыбнулся.

— Кажется, всему Отделу Информации нельзя верить. Я старый человек... Я


больше не могу справиться со всем.

— Вы просто ведёте себя так, — Чэнь Чэндо вообще не был тронут.

Командир Фан хохотнул.

— Ты маленький мальчик, не можешь позволить мне безмятежно прожить мой


старый возраст?

— Я ухожу. Я устал и хочу поспать.

Командир Фан ударил его.

— Дело профессора Вэй полностью твоё. Ты можешь мобилизовать всех солдат


по своему усмотрению, не волнуйся о технологиях Татов, просто сделай это.

Чэнь Чэндо кивнул, выпрыгнул из машины, затем махнул командиру Фан и быстро
ушёл. Командир Фан посмотрел на спину Чэнь Чэндо и слегка вздохнул. Стоящий
рядом телохранитель передал ему лекарство.
— Командир, вы не сказали капитану Чэнь?

Командир Фан закинул таблетку в рот и взял воду из рук охранника.

— Просто жду других дней.

— Но ваше лекарство заканчивается...

...

Шу Сяохуэй проснулся от звука воды, открыл глаза и вскарабкался, чтобы


обнаружить, что он в этот раз проснулся в аккуратной комнате. Подняв голову, он
осмотрелся и увидел Чэнь Чэндо, держащего кувшин с водой и поливающего себя.

Шу Сяохуэй моргнул, глядя, как вода скатывалась по сильному телу. Это тело
было мускулистым, накаченным, но не перекаченным, каждая точка этого тела
содержала силу, прямо как у здорового леопарда, прекрасного и полного агрессии.

Маленькое сердце Шу Сяохуэй подпрыгнуло, а после некоторого время


подсматриваний за Чэнь Чэндо он не мог не посмотреть вниз на свои маленькие
лапки, мягкий белый животик и маленькие яйца между ног.

Немного грустный хомячий шар сжал свои лапы. Не говоря о нынешнем времени,
когда он был первоначально человеком, его фигура также не могла сравниться с
телом Чэнь Чэндо, он действительно был слабым.

Чэнь Чэндо поднял голову и протёр лицо, после чего поднял кувшин с водой и
вылил на волосы, затем схватил полотенце со стороны и небрежно вытер волосы,
а после вылил всю воду на своё тело. Поделав это несколько раз, он достал
полотенце и вытер воду с тела.

Когда мужчина обернулся, Шу Сяохуэй увидел переплетение шрамов на его


спине, которые отличались от медового цвета кожи. Хотя эти шрамы выглядели
старыми, они были очень шокирующими.

Шу Сяохуэй подумал, что эти шрамы выглядели как ожог. Профессор Вэй сказал,
что Чэнь Чэндо был элитой особой военной команды, была ли эта рана
лопнувшей?

Чэнь Чэндо надел шорты, повернулся и посмотрел на окаменевшего Шу Сяохуэй.


Сомнения и шок в разуме хомяка были слишком сильными, и мужчина
почувствовал их. Чэнь Чэндо поднялся и подошёл, подобрав рядом лежащую
камуфляжную футболку и сказав:

— Это рана от электричества, она ужасна?

Голос Шу Сяохуэй слегка дрожал.

— Пи?
Было ли в то время больно? Почему тебя так сильно ранили, тебе всё ещё
больно?

Говорят, раны от электричества хуже, чем ожоги. Кожа непосредственно


обуглится, а большие куски кожи отойдут, что очень болезненно. На самом деле,
Чэнь Чэндо не ожидал, что кто-то спросит его, испытывает ли он ещё боль. Он
хохотнул и погладил Шу Сяохуэй по голове.

— Это было давно, я даже не помню, было ли больно.

Шу Сяохуэй нежно коснулся пальцев мужчины своей головой. Чэнь Чэндо


посмотрел на хомяка, у которого было плохое настроение.

— Хочешь принять душ?

Шу Сяохуэй посмотрел в сторону крана. Он хотел принять водяную ванну. Чэнь


Чэндо погладил спину хомяка.

— У тебя нет песка для ванны? Водяная ванна может вызвать у тебя болезнь, в
конце концов, твоё физическое состояние плохое.

Плохое физическое состояние... это ударило завистливое сердце маленького


хомяка, который только что видел сильные мышцы Чэнь Чэндо. Шу Сяохуэй
открыл рот и хотел укусить мужчину, но, учитывая твёрдость его пальца, мог
только сдаться, в ином случае пострадают его зубы.

Шу Сяохуэй послушно вытащил песок для ванны и понаблюдал, как Чэнь Чэндо
засыпает песок в маленькую ванна из нержавеющей стали, после чего забрался
внутрь и начал свободно кататься в ней. Чэнь Чэндо какое-то время смотрел на
него, а затем поднял немного песка и посыпал на него.

Приняв комфортную ванну, Шу Сяохуэй проголодался. Он встал в ванне, сложив


две маленькие лапки, и сказал со страстью в глазах.

— Пи!

Я хочу съесть попкорн!

Чэнь Чэндо потрогал маленькие лапки хомяка, после чего дал ему маленькую
металлическую миску с четырьмя видами попкорна, представив их:

— Кукуруза, боб мун, рис, пшено.

Шу Сяохуэй взглянул на жалкие четыре попкоринки.

— Пи!

Четыре – слишком мало.

Чэнь Чэндо смотрел, как Шу Сяохуэй, недовольный слишком малым количеством


попкорна, быстро запрыгнул в маленькую металлическую миску, обнял один
попкорн и начал есть.
— Попкорн слишком сухой, и тебе лучше есть поменьше, — сказал мужчина.

Хомяк был всё ещё занят едой.

— Пи!

Тогда я выпью больше воды!

Чэнь Чэндо улыбнулся, сидя на столе, и поднял руку, чтобы привлечь немного
металла, начав сжимать и растягивать его. Шу Сяохуэй лежал внутри маленькой
миски, его задние лапы коснулись края, его белый живот был выставлен, а сам он
смотрел на Чэнь Чэндо, грызя попкорн.

Этот металл был подобен пластилину и принимал разнообразные формы из-за


Чэнь Чэндо. Можно было увидеть, что мужчина пытается, о чём-то думая, а затем
медленно изменяет металл.

Сперва появилась платформа размером с половину стола, окружённая тонким и


плотным металлическим забором, а затем внутри платформы быстро появлялись
различные вещи.

Шу Сяохуэй посмотрел на маленькие цилиндры, лестницы, арочные мосты,


небольшие здания и даже качели, закреплённые цепями, несколько
последовательных колец, бегунки разных размеров и горки. Это была супер-
роскошная версия маленькой игровой площадки.

Шу Сяохуэй был шокирован, и попкорн, который он держал в лапе, упал на его


живот. Он был удивлён превосходными навыками управления и стиля Чэнь Чэндо.
Кроме того, согласно нынешней ситуации, ам... будет ли он слишком уставшим в
будущем?

Глава 28. Такой же вид, как у хомячьего гонга и молотка.

Чэнь Чэндо сосредоточился только на создании мини-площадки и не обращал


внимания на Шу Сяохуэй, который от шока уронил попкорн. Хомяк вздохнул,
вытянул лапы и положил попкорн на свой мягкий живот. Чтобы тяжело заниматься
спортом в будущем, ему нужно было есть, иначе у него не было бы сил для
тренировок.

Вскоре Шу Сяохуэй съел четыре попкорна и, чтобы восполнить влагу в организме,


достал бобы мун, после чего их съел. После Шу Сяохуэй наступил на одежду Чэнь
Чэндо, тихо сполз по столу и пошёл по следу запаха, чтобы найти ещё попкорна.
Это движущая сила его будущих упражнений, и он хотел сохранить его у себя.

Запах шёл от рюкзака Чэнь Чэндо, который находился на диване. Шу Сяохуэй


принюхивался, дёргая лапами и карабкаясь. Поднявшись на диван, хомяк немного
отдохнул и продолжил карабкаться по рюкзаку. Он взобрался наверх и обнаружил,
что рюкзак застегнут на молнию и силы Шу Сяохуэй недостаточно, чтобы её
расстегнуть.
Всё хорошо. Маленькая молния не может остановить его. Хотя зубы хомяка не
могли кусать металлическую руку мужчины, он с лёгкостью может раскусить
рюкзак. Тогда Шу Сяохуэй открыл свой рот и энергично заработал зубами, кусая
тактический рюкзак Чэнь Чэндо. Он состоял из плотной камуфляжной ткани и
заслуживал хомячьего укуса.

Постепенно Шу Сяохуэй нашёл ритм: маленькие зубы двигались быстро, издавая


гудящий звук, а маленькие лапки всё ещё крепко держали рюкзак.

Не теряя слишком много времени, Шу Сяохуэй прокусил дыру в рюкзаке и


выплюнул мусор изо рта. Его маленькая голова заглянула внутрь рюкзака, где
было темно и ничего не видно. Шу Сяохуэй поднял круглые ягодицы и зарылся в
рюкзак.

Хомяк вытянул голов в поисках запаха попкорна и наступил на что-то немного


мягкое. Он вытянул лапы и несколько раз шагнул, затем повернулся и посмотрел
на это что-то сквозь мерцающий свет из маленькой дырки, которую он прокусил.

Под его лапами оказались С4, завернутые в брезент, пластиковый взрывчатый


материал, который Чэнь Чэндо достал со сторон контейнера…Маленькие лапки
Шу Сяохуэй дважды содрогнулись, и он стиснул зубы: Чэнь Чэндо соединил
взрывчатку и еду! Это пугает!

Хомячий шар осторожно сдвинул свои лапы с пластиковой взрывчатки и старался


не трогать её. Рядом находилась сумка. Шу Сяохуэй не чувствовал запах
попкорна, но там пахло песком для ванны, как от его тела. Он вытянул лапы и
потянул эту вещь, оказавшуюся камуфляжной футболкой. Это была именно та
футболка, которой Чэнь Чэндо укрыл тело Шу Сяохуэй, когда тот стал человеком,
но этого хомяк не знал и подумал, что причиной запаха было то, что он
соприкоснулся с руками мужчины, а тот оставил на футболке запах песка для
ванны.

Но Шу Сяохуэй продолжал искать, затем он нашёл аптечку, компас, пищевую


добавку, сжатый спальный мешок… Наконец он почувствовал запах попкорна в
сумке внутри рюкзака. Шу Сяохуэй был счастлив, что наконец закончил, затем он
положил этот упакованный попкорн в своё маленькое пространство, наступил на
содержимое рюкзака и вытянул маленькую голову из дыры, которую он прокусил,
чтобы тёмными и яркими глазами тайно изучить мужчину.

Тренировочный полигон ещё не должен был быть закончен, и Чэнь Чэндо


продолжал его создавать. Тайно Шу Сяохуэй был в восторге и выбрался через
дыру наружу, встал на рюкзак, глядя на маленькую чёрную дырку, которую он
прогрыз, и наступил с силой маленькими лапками, пытаясь уничтожить улику, но,
очевидно, дыра сама по себе не восстановится.

Шу Сяохуэй на секунду почувствовал себя виноватым и сразу решил, что Чэнь


Чэндо не нужно использовать рюкзак. В будущем он поможет мужчине хранить все
эти вещи, насколько же обременительным является ношение рюкзака! Затем, без
вины, Шу Сяохуэй соскользнул с рюкзака. После этого броска Шу Сяохуэй
почувствовал себя усталым и немного сонным.

Чэнь Чэндо потратил больше часа, чтобы наконец построить роскошный полигон
для хомяка, повернул голову, чтобы посмотреть на Шу Сяохуэй, планируя
показать ему все тренировочные приспособления и обсудить с ним будущий план
треновок. Неожиданно, но маленькая металлическая чаша на столе оказалась
пустой. Где был его хомяк?

Чэнь Чэндо осмотрелся. Его нет ни на столе, ни на полу. Мужчина подошёл к


единственному дивану в комнате. Поверх него лежал его рюкзак, а рядом с
рюкзаком лежал пистолет, тот самый, который профессор Вэй разработал для
него. И его хомяк с маленькими лапами, держащими приклад пистолета, заснул
там. Насколько он любит оружие?

Чэнь Чэндо коснулся подбородка и повернулся, чтобы посмотреть на


тренировочную площадку, которую он сделал. Кажется, не хватало стрельбища.
Даже если не было пистолета, подходящего для маленького боевого питомца,
этот стрельбище просто использовалось бы для украшения, Шу Сяохуэй это
должно понравиться.

Чэнь Чэндо повернулся, снял американские горки со стороны тренировочного поля


и освободил место, на котором были уставлены несколько мишеней, превращая
его в небольшой тир. Затем Чэнь Чэндо вернулся, протянул руку и ткнул хомячий
шар. Шу Сяохуэй покатился и застрял в щели между прикладом и рюкзаком, но он
всё ещё спал.

Мужчина усмехнулся. Шу Сяохуэй спал после того, как он был сыт, не боясь
превратиться в толстый шар? Чэнь Чэндо снова ткнул его. Хотя весь хомячий шар
был маленьким, он был настолько мягок, что мог похоронить одну из костяшек
мизинца мужчины. Хотя у хомяка не было мышц, он был гибким. Неожиданно в
голове Чэнь Чэндо возникла человеческая форма Шу Сяохуэй... он также казался
достаточно гибким. Мужчина вздохнул, глядя на пушистый хомячий шар. Всё ещё
спит.

Чэнь Чэндо хотел разбудить хомяка едой. Он вытащил рюкзак и просто открыл
молнию, после чего увидел маленькую чёрную дырку рядом с молнией, которая
была прокушена. Мужчина протянул руку и просто потрогал её двумя пальцами.
Край отверстия был довольно аккуратным. Чэнь Чэндо улыбнулся и увидел, что
попкорн внутри исчез.

Чэнь Чэндо забрал рюкзак и положил его на пол. Он на мгновение задумался,


глядя на хомячий шар, чьи маленькие лапы сжимались, а маленький нос дрожал
от дыхания. Мужчину не волновал рюкзак. Камуфляжных рюкзаков было так
много, что он мог просто его поменять.

Он думал о том, что грызуны должны точить зубы, стоит ли ему покупать для Шу
Сяохуэй точильный камень?... И грызуны должны быть ночными животными. Если
Шу Сяохуэй хочет спать в течение дня, то он должен дать ему спать.
Чэнь Чэндо отказался от намерения представить тренировочную площадку Шу
Сяохуэй. Он непосредственно взял хомячий шар и положил его в керамическую
испаряющуюся посуду, которая была вымыта и высушена, после чего хомяк
бессознательно растёкся в блин, а его маленький подбородок оказался на краю
блюдца.

Чэнь Чэндо немного подвинул голову Шу Сяохуэй, чтобы она оказалась внутри, а
затем поставил керамическую тарелку для испарения в маленькую металлическую
клетку, которую он повесил на талию. Чэнь Чэндо, одетый в обычную спортивную
одежду, открыл дверь и спустился вниз, идя в офис вооружения, чтобы взять кое-
какие припасы. Ляо Циншань из отдела вооружения поприветствовал его с
улыбкой:

— Капитан Чэнь.

Чэнь Чэндо улыбнулся.

— Дядя Ляо, вдобавок к тому, что мне обычно нужно, дай мне что-то, что я могу
обменять на товары рынка.

Ляо Циншань кивнул, быстро упаковал два больших рюкзака для него и протянул
их.

— Это ваши припасы, печенье, лапша быстрого приготовления и другие


популярные вещи.

Чэнь Чэндо взял это, некоторое время поколебался и сказал:

— Дядя Ляо, у тебя есть большие полотенца или простыни, которые ощущаются
комфортно?

Ляо Циншань почесал голову.

— Обычных полотенец и простыней много, но у меня есть особое фабричное, оно


водонепроницаемо, огнеупорно и теплоизоляционно. Раньше это была подкладка
скафандра, но она немного маленькая.

— Хорошо, вытаскивай.

Ляо Циншань развернулся и прошерстил склад, вскоре достав рулон светло-


жёлтой ткани. Чэнь Чэндо вытащил его, он был мягким и не слишком большим, но
его было достаточно, чтобы сделать плащ. Тогда, если человеческая форма Шу
Сяохуэй снова появится, столь большой грязи не будет. Мужчина сложил ткань и
положил в рюкзак.

— Я возьму это.

— Хорошо, — Ляо Циншань сделал запись и попросил Чэнь Чэндо расписаться.

Мужчина вернулся в свою комнату, нашёл в шкафу бейсболку и маску, которую


можно надеть, а затем отнёс другую сумку на торговый рынок Нового города.
Кроме странников семьи Бай и военных солдат, в Новом городе всё ещё было
много выживших. Хотя семья Бай и военные ночью сражаются, днём странники
семьи Бай не будут небрежно конфликтовать с военными.

Причиной, естественно, было заставить людей лучше воспринимать семью Бай,


чтобы не было противостояний с народом, когда империя будет создана. В Новом
городе есть небольшой торговый рынок, и многие люди будут обмениваться там
материалами. Просто Чэнь Чэндо шёл изначально по знакомой дороге, но никого
не нашёл. Он оказался сбит с толку, но человек рядом с ним сказал:

— Братан, торговый рынок переместился, все ушли к защитной стене.

Чэнь Чэндо кивнул, благодаря, и пошёл в сторону защитной стены в направлении,


указанным человеком. Увидев отпечаток на большом гонге, оставленный им
самим, Чэнь Чэндо слегка приподнял уголки губ, а его пальцы прикрыли клетку и
нежно прикоснулись к спине Шу Сяохуэй, однако его улыбка не длилась долго, а
сам он замер от неожиданного удара.

— Посмотрите, посмотрите, такой же гонг и молоток, как у боевого питомца


капитана Чэнь, не пропустите, проходя мимо...

— Валик хомяка капитана Чэнь, деревянная резьба, глиняная статуэтка...

Под его пальцем Шу Сяохуэй вдруг поднялся, проснувшись.

— Пи?

Что случилось?

Затем он увидел большой хомячий отпечаток на гигантском гонге недалеко


отсюда. Знакомый гонг с резными семечками, знакомый молоток и огромный
круглый хомячий шар.

Шу Сяохуэй поразился.

— Пи?!

Итак, все люди в городе знают, что я такой (толстый) круглый?!

Глава 29. Жизнь так трудна.

Веки Чэнь Чэндо поднялись. К счастью, он только изогнул мультипликационную


версию хомячьего шара и мудро размыл некоторые детали, иначе бы его питомец
разозлился сильнее. Какое-то время задние лапы Шу Сяохуэй били по пальцам
Чэнь Чэндо, после чего он развернулся и забился в клетку, образуя шар.

— Не злись. Чем ты круглее, тем лучше выглядишь.

Чэнь Чэндо нежно погладил клетку и пошёл вперёд. Просто, чем ближе он
подходил, тем больше слухов слышал.
— Капитан Чэнь такой могущественный. Вероятно, в настоящее время
пятиметровый хомяк – самый высокий боевой питомец.

— Не просто самый высокий, он просто использовал звук гонга прошлой ночью,


чтобы разрешить битву, хах~

— Выглядит очень мягким и милым, я действительно хочу наброситься и потереть


его. И, определённо, попасть в ловушку этого мягкого живота удобно.

Погодите...пять метров? Хомяк снова был ранен. На самом деле, он был всего
лишь около пяти сантиметров, когда вытягивался... "Мне жаль разочаровывать
вас!" – Шу Сяохуэй сильно укусил клетку. Чэнь Чэндо ткнул хомяка.

— Всё хорошо, всё хорошо, чем выше контраст, тем безопаснее твоя жизнь.

Шу Сяохуэй снова ударил по пальцам Чэнь Чэндо. В это время они шли к этому
открытому пространству возле защитной стены, и до гигантского гонга оставалось
некоторое расстояние. Там было довольно много людей, словно в том месте у
людей было больше удачи: всё продавалось быстро. Поэтому там быстро
сменялись прилавки и люди стояли в очереди за ними. Шу Сяохуэй было
интересно, мог ли его бафф удачи передаваться через большой отпечаток?

Они следовали за потоком людей, блуждающих на рынке. Вероятно, это рыночный


эффект, вызванный питомцем Чэнь Чэндо: было действительно много товаров
для хомяков. Чэнь Чэндо стоял перед маленькой будкой, а девочка-подросток
напротив него смотрела на маленькую клетку, висящую у него на талии. Через
некоторое время у неё вспыхнули глаза:

— Маленький хомяк... Вау, вы не можете его так держать. Хомяки должны


находиться в больших клетках с водой, и вы должны заменить…

Маленькая девочка была очень взволнована и говорила быстро, произнеся


длинный абзац. Чэнь Чэндо терпеливо и серьёзно слушал, и чем больше он
слышал, тем больше обнаруживал, что, кажется, он слишком небрежно
воспитывает своего питомца. Шу Сяохуэй начал сомневаться в себе. Был ли он
действительно таким деликатным?

Тогда маленькая девочка сказала:

— Вы не можете сравнивать своего питомца с гигантским хомяком капитана Чэнь!


Хотя тот выглядит очень мягко и мило, его жизненная сила явно сильна.

Упомянув питомца капитана Чэнь, маленькая девочка вдруг с беспокойством


вздохнула.

— Я не знаю, нужно ли ему колесо. Колесо, в котором он смог бы бегать, может


быть таким же большим, как колесо обозрения. У капитана Чэнь не всегда может
быть возможность дать своему питомцу побегать в колесе обозрения. Кроме того,
ему нужно большое количество еды, а он может есть только кукурузу и ячмень. Я
не знаю, питательны они или нет, а песок для ванны... Где капитан Чэнь может
достать столь большое количество песка для ванны?

Чэнь Чэндо потёр свой нос и улыбнулся.

— Я хочу все твои товары для хомяков.

Маленькая девочка на какое-то время застыла и сказала ему, пока собирала


вещи:

— К сожалению, эти вещи являются расходными материалами. В будущем они


будут использованы. Продолжительность жизни хомяка составляет несколько лет.
Если вы воспитываете его осторожно, он может прожить дольше. Но вы не
бросили своего питомца в такие трудные времена, это настоящая любовь.

Чэнь Чэндо посмотрел на Шу Сяохуэй. Истинная любовь? Шу Сяохуэй был


озадачен из-за него.

— Пи?

Что случилось?

Чэнь Чэндо слегка приподнял уголок рта.

— Ничего.

Он взял все вещи, протянутые ему, а затем протянул свой большой рюкзак
маленькой девочке, которая, открыв молнию и заглянув внутрь, вдруг
запаниковала.

— Слишком много!

Чэнь Чэндо погладил её по голове.

— Просто возьми, как тебя зовут, где ты живёшь? Может быть, у меня будут
вопросы в будущем и я попрошу твоей помощи.

Маленькая девочка немного поколебалась:

— Меня зовут Пэн Сяолэй, живу в регионе С.

Она не сказала им точное место. Чэнь Чэндо кивнул.

— Спасибо, Сяолэй.

Увидев, что Пэн Сяолэй изо всех сил пыталась нести свой рюкзак, Чэнь Чэндо
протянул руку и помог ей. Пэн Сяолей улыбнулась ему, с неохотой поглядывая на
маленькую клетку на его талии, но, к сожалению, она могла увидеть только
светло-серебристо-серый шар.

— Пи...

Она хочет потрогать меня.


— Я знаю, — Чэнь Чэндо поинтересовался. — Ты хочешь, чтобы тебя потрогали?

— Пи?!

Как это возможно?!

Хотя сейчас он был хомяком, он всё ещё был мужчиной. Как его может небрежно
потрогать маленькая девочка? Пока они общались через сознания, маленькая
девочка помахала Чэнь Чэндо.

— Я пойду домой.

Затем она попала в толпу. В этот момент Шу Сяохуэй вдруг замер.

— Пи!

Выпусти меня!

Чэнь Чэндо слегка поднял руку, и в маленькой клетке появилась дыра. Шу Сяохуэй
вскарабкался на его плечо по талии, глядя в направлении удаляющейся Пэн
Сяолэй. Над головой ребёнка появился тёмный туман, которого он не видел из
клетки.

— Пи!

Чэнь Чэндо, она будет в опасности!

Чэнь Чэндо прищурился и быстро погнался в сторону, куда ушла Пэн Сяолэй. Шу
Сяохуэй вытянул лапы и положил все громоздкие вещи в своё пространство, а
затем вытянул лапу и попытался изменить удачу девочки, но было слишком много
людей, из-за которых было трудно прицелиться... Несколько прохожих получили от
него удачу.

Пэн Сяолэй двигалась в толпе так быстро, словно голец[1]. Когда мужчина догнал
её, она уже проникла в жилое здание на краю региона С, где только два этажа не
были повреждены и не могли быть отремонтированы. Внезапно раздался выстрел,
Шу Сяохуэй был шокирован, всё его тело затряслось, и у него возникло очень
плохое предчувствие.

[[Рыба.]]

— Пи?

Это...?

Чэнь Чэндо нахмурился, вытянул руки, взяв под контроль стальные прутья во всём
здании, которые повисли на кирпичах и земле жилого здания, и внезапно ударив
ими, открыв напрямую повреждённое здание. Ситуация внутри заставила их на
мгновение застыть в ошеломлении: кроме Пэн Сяолэй, там было несколько худых
детей, которые были связаны. Мужчина с пистолетом стоял среди руин и в ужасе
смотрел на Чэнь Чэндо:
— Ты… ты…

Чэнь Чэндо бросил стальной стержень, который, разогнувшись, вонзился в плечи


и бёдра этого человека, из-за чего тот застрял в полуразрушенной стене. В то же
время Чэнь Чэндо использовал свою металлическую способность, чтобы отрезать
веревки, которые связывали этих детей.

Чэнь Чэндо протянул руку и поднял Пэн Сяолэй, чей живот всё ещё кровоточил.
Шу Сяохуэй нервно спросил:

— Пи?

Как она?

Мужчина быстро достал жгут.

— Всё ещё жива.

Шу Сяохуэй нервно посмотрел на кровь и перевёл взгляд на голову маленькой


девочки, над которой всё ещё вился чёрный туман. Шу Сяохуэй спустился по
талии мужчины, наступил на его руку и побежал к тыльной стороне ладони, после
чего вытянул лапы и прижал их к запястью Пэн Сяолэй, стирая чёрный туман с её
головы, а затем быстро благословляя. Девочка кашлянула, открыла глаза и
приоткрыла рот.

— Не говори, — Чэнь Чэндо обработал её рану, но, прежде чем он смог наложить
на неё гемостатическую марлю, с удивлением увидел, что рана заживает. Хотя
лицо Пэн Сяолэй было бледным, она постепенно стала энергичной:

— Я в порядке.

Эти дети тоже собрались, плотно прислонившись к ней. Человек, закрепленный


стальной решёткой, закричал от боли, вопя:

— Кто ты? Я наказывал мою дочь, это не твоё дело!

Наказывал свою дочь?! Шу Сяохуэй разозлился, это такой способ наказать дочь?!
Выстрелить в неё?! Связать других детей?!

— Ты пытался убить её? — Чэнь Чэндо мрачно на него посмотрел.

Мужчина выплюнул сгусток крови.

— Она бы не умерла, даже если выстрелить в неё десять раз. Она пустышка. Не
взрослая, поэтому не может получить разрешение на поиск материалов... она всё
ещё хочет прятать обмененные товары... Мне нечего есть!

Человек ругался, и Пэн Сяолэй прошептала:

— Он не наш отец...

Она посмотрела на худых детей и сильно сжала рюкзак.


— Я не могу отдать ему эти вещи.

Мужчина ругался всё более и более грубо. Шу Сяохуэй не мог этого вынести и
шевельнул лапами, чтобы навести на того человеку чёрную удачу. Человек
ругался, пытаясь вырваться из стального прута, который его прикрепил к стене, но
приложил слишком много силы, и неустойчивая стена упала, разбив его под
собой.

Шу Сяохуэй повернулся к детям, им было по четыре или пять лет, и они


выглядели немного неловко. Чэнь Чэндо коротко проверил и обнаружил, что, хотя
эти дети были худыми, на их телах не было никаких ран. Он мягко посмотрел на
них:

— Пошлите со мной.

Пэн Сяолэй с сомнением посмотрела на него, держась за рюкзак.

— У нас так много людей...

Чэнь Чэндо стянул с лица маску.

— Неважно, как много, можно установить казармы.

— Капитан Чэнь?! — молчавший ребёнок вдруг засверкал глазами.

Пэн Сяолэй на мгновение замерла, она вдруг посмотрела на хомячий шар,


который всё ещё держался за руку мужчины.

— Тогда это...?

Гигантский хомяк из слухов?! Шу Сяохуэй поджал свои передние лапы, став


шаром, и сказал слабо:

— ...Пи.

...Жизнь трудна, вам не нужно говорить об этом.

Пэн Сяолэй, казалось, поняла слова Шу Сяохуэй. Она не сказала вторую половину
предложения, но вытянула руку с чёрным муравьём размером с кунжут на ладони.

— Это мой боевой питомец.

Шу Сяохуэй какое-то время смотрел на него. Вдруг его маленькие глаза


посветлели, и он встал с тыльной стороны руки Чэнь Чэндо. Он поднял брови и
встал, подбоченясь. Наконец-то появилось более маленькое животное!

Глава 30. Вынужден худеть.

Чэнь Чэндо посмотрел на сгрудившегося гордого хомяка и не удержался от того,


чтобы ткнуть его в маленькую талию. Шу Сяохуэй пошатнулся и упал, после чего
сердито обернулся и зарычал на Чэнь Чэндо, поднявшего брови.

— Ты использовал свою силу до тренировки.


Шу Сяохуэй развернулся и продемонстрировал свою задницу мужчине. Я не
слышу. Это проскользнуло мимо моих ушей. Думаю, мне стоит поспать. Шу
Сяохуэй, притворяющийся опоссумом, не выровнял своё тело и почти упал с
тыльной стороны руки Чэнь Чэндо, который подобрал хомяка и поместил его
назад в клетку.

Шу Сяохуэй погрузился в маленькую керамическую кровать и растянулся, как


крысиный пирог. В это время солнечный свет снаружи становился всё сильнее,
хомяку было немного жарко, и его глаза были немного ослеплены. Чэнь Чэндо
снял кепку и закрепил её на клетке, чтобы защитить хомяка от солнечного света.
Шу Сяохуэй почувствовал себя более комфортно.

Глаза этих детей были полны света от начала до конца, они смотрели на Шу
Сяохуэй, не моргая. Вид этого маленького лохматого животного был очень
привлекательным для них, но они просто смотрели, ничего не прося. Эти дети
были послушны и ничего не говорили. Чэнь Чэндо погладил по голове ребёнка
перед ним.

Пэн Сяолэй посмотрела на спрятанного маленького хомяка с большим интересом


и почувствовал, что было хорошо иметь хомяка в качестве питомца. Конечно, её
муравей Миллет[1] также был очень хорош. Шу Сяохуэй сузил глаза и посмотрел
на маленького муравья с дрожащими усиками, внезапно почувствовал
беспокойство.

— Пи... Пи?

[[Я решила не переводить имя, потому что муравей Просо звучит не так приятно.]]

Он такой маленький, наступишь ли ты на него или раздавишь случайно? Что если


ты потеряешь его? Хотя его можно найти по связи сознаний, как ты сможешь
найти его, если он упадёт в трещины в земле? Вскарабкается ли он сам?

Эта серия вопросов заставила Чэнь Чэндо слегка улыбнуться и посмотреть сверху
на клетку с хомяком.

— Сопереживаешь?

Шу Сяохуэй помедлил, он хотел укусить кого-то. Чэнь Чэндо протянул свой палец.

— Кусай небрежно.

Хмпф, кого это волнует! Шу Сяохуэй наступил на его пальцы. Пэн Сяолэй
осторожно поместила муравья в свой карман и несколько раз проверила его. Это
было то же самое, как когда Чэнь Чэндо подтвердил, что его маленький хомяк –
его боевой питомец. Он боялся случайно потерять или убить небольшое создание
даже сейчас.

Чэнь Чэндо нашёл две пули, у патрон корпус и высыпал порох, после чего удалил
из металла примеси и вытянул его в нити. Точная золотая сила контролировала
нить, чтобы связать её в маленькую клетку размером с большой палец.
Клетка имела форму бутылки, нижняя половина которой являлась непроницаемой,
а верхняя - относительно плотная и вентилируемая сетка. Щель очень маленькая,
что не даст маленькому муравью выпасть и не позволит ему задохнуться.
Наконец, Чэнь Чэндо вытащил из бутылочки цепочку и передал её Пэн Сяолэй,
которая удивилась:

— Что это?

Чэнь Чэндо указал на её маленький карман.

— Положи своего боевого питомца.

Глаза девочки загорелись, и она счастливо улыбнулась, достала Миллета из


кармана и осторожно поместила его в клетку. Маленький муравей лежал на
отверстии бутылочки и шевелил своими усиками. Пэн Сяолэй наклонила голову,
кивнула и посмотрела на мужчину, говоря:

— Миллет поблагодарил вас.

Шу Сяохуэй схватил палец Чэнь Чэндо и сказал:

— Пи!

Маленький муравей такой умный! Я хочу погладить его по голове.

Чэнь Чэндо не удержался от смеха. Он почувствовал, что его боевой питомец –


старший брат. Пэй Сяолэй повесила маленькую бутылочку на шею и с любовью
прикоснулась к ней.

— Пошлите, — сказал Чэнь Чэндо.

Чэнь Чэндо вышел из зоны С с этими детьми, прошёл мимо нескольких


патрульных солдат и рассказал им о детях в зоне С. Солдатам было стыдно. Чэнь
Чэндо похлопал их по плечу и позволил им разобраться с человеком, на которого
упала стена. Хотя, вероятно, он был мёртв, потому что стена ударила его голову
действительно сильно.

Вернувшись в казармы, Чэнь Чэндо передал этих детей в отдел логистики казарм.
В Новом городе было очень хорошее отношение к детям: у них будет лучшее
жильё и образование. Эти дети были ещё маленькими и не понимали этого. Таким
образом, они были запуганы этим человеком и жили очень тяжело в эти дни. Пэн
Сяолэй попрощался с детьми. Чэнь Чэндо похлопал их по головам и сказал:

— Вперёд.

Шу Сяохуэй лежал на маленькой керамической кровати и смотрел, как уходят


дети. На мгновение Шу Сяохуэй наступил на Чэнь Чэндо задней лапой:

— Пи?

Не спросишь, какая сила у маленького муравья?


Чэнь Чэндо пошёл в другом направлении, говоря:

— Давай сперва обсудим тренировки по улучшению твоей физической формы.

Его помощь была из лучших побуждений. Независимо от того, были ли у этих


детей способности, особенно у Пэн Сяолэй, маленькой девочки, которая уже была
взволнована и имела боевого питомца. Чэнь Чэндо не собирался спрашивать об
этом или использовать это. В противном случае нет никакой разницы между ним и
человеком, который был раздавлен.

Шу Сяохуэй моргнул, услышав слова Чэнь Чэндуо. Он принял невинный вид на


маленькой керамической кровати. На этот раз он не потерял сознание.

Затем Чэнь Чэндо отвёл Шу Сяохуэй в отдел информации и напрямую


подключился к спутниковым сигналам Ли Хуэй, передав ему некоторые
инструкции, чтобы тот приготовился отправиться с Пэн Пэн. Команда из 40
человек вернёт их с полевыми машинами скорой помощи. Шу Сяохуэй был
немного смущён:

— Пи?

Ты уверен, что человек по имени Бай не собирается перехватывать?

— Конечно, — сказал мужчина.

В голове у Пэн Пэн была информация о технологиях Татов. Бай Хуни не упустит
эту возможность, он также предпримет действия, если Ли Хуэй не позволят
вернуться. Лучше противостоять ему.

Чэнь Чэндо небрежно посмотрел на сотрудников отдела информации перед своим


уходом. Эти сообщения, переданные им, вероятно, будут сказаны Бай Хуни, как
только Чэнь Чэндо выйдет за дверь. Шу Сяохуэй был немного обеспокоен:

— Пи?

Будет ли Пэн Пэн в опасности? Сорока человек достаточно?

Чэнь Чэндо протянул руку в клетку и надавил на его мягкий живот.

— Этого должно быть достаточно.

Шу Сяохуэй начал сопротивляться и выскользнул.

— Пи!

Я всегда ощущаю, что у тебя некоторые планы. Ты планируешь сперва тайно


отправить Пэн Пэн назад, верно?

Чэнь Чэндо согнул пальцы и постучал по голове Шу Сяохуэй. Маленький хомячок


был довольно умён. Вернувшись в комнату, мужчина снял маленькую клетку,
висящую на его талии, и вытащил маленькую керамическую кровать с Шу Сяохуэй,
который стал на ней почти жидким.
Чэнь Чэндо посмотрел на его выпуклую маленькую щёку. Хомяк мгновенно стал
хомячьим мячом и использовал свои маленькие когти, чтобы схватиться за свою
маленькую щёку.

— Пи!

Я могу сделать это сам! Если ты снова ткнёшь меня, я разозлюсь!

Чэнь Чэндо с сожалением убрал руку и наблюдал за тем, как Шу Сяохуэй достал
из щеки те вещи, которые были обменены у маленькой девочки.

Чэнь Чэндо сортировал вещи по одному, все они были новыми, их упаковка не
была открыта. Вероятно, их забрали из зоомагазина, который обнаружила
маленькая девочка. Некоторых вещей было несколько штук.

Чэнь Чэндо вынул их, вымыл и высушил. Затем он установил всё, что могло
использоваться на специальной тренировочной площадке для маленького хомяка.
Тренировочная площадка была слегка переоборудована и расширена, чтобы
больше походить на особняк.

Слева направо на первом этаже находилась наклонная беговая дорожка, три


последовательных качели из цепи и волнообразная лестница. Под подъёмной
лестницей находились различные типы ходовых колес с вертикальным круглым
валом. Конечная точка – стрельбище, перед которым находилась платформа с
множеством миниатюрных пистолетов и доспехов, закреплённых небольшими
зажимами.

Мужчина до сих пор не создал высокоточной подходящей пули, которая может


использоваться для этих миниатюрных оружий, поэтому они до сих пор являлись
украшениями.

На открытом грунте была установлена большая миска для еды из нержавеющей


стали, в которой находился шлифовальный камень и недавно заменённый корм
для крыс, а снаружи был установлен чайник.

Лестница вела на второй этаж. Поднявшись по ней, можно увидеть доску для
балансирования, горку с двумя замковыми шпилями, небольшое керамическое
гнездо, керамическую миску слева и маленькую изолированную круглую ванну.
Справа имелось небольшое отверстие для соединения того же пола с помощью
вращающейся дорожки.

Закончив, Чэнь Чэндо ткнул жидкого хомяка в керамической кроватке:

— Давай, попробуй.

Шу Сяохуэй изо всех сил пытался встать и попасть в новый особняк. Чтобы в
будущем свободно использовать свои силы, Шу Сяохуэй шевельнул когтями и
бросился к... миске с едой! Там были зёрна, богатые витаминами, только что
высыпанные мужчиной и имевшие приятный вкус.
После плотной трапезы Шу Сяохуэй выпил достаточное количество воды, потёр о
лапы своё лицо и, наконец, бросился к тарелке для бега, как воин. Пельмешка-
хомяк взобралась наверх, оглянулась и почувствовала, что хорошее место. Стоит
ли сперва поспать?

Увидев мрачное выражение Чэнь Чэндо, Шу Сяохуэй потёр свои лапы и побежал.
Хомяк тихо жаловался, двигая четырьмя маленькими лапами. Он вовсе не был
толстым или даже немного худым, как в человеческой форме. Почему он стал
толстым хомяком и был вынужден худеть?

Шу Сяохуэй пробежал символически несколько кругов и хотел остановиться,


чтобы перевести дух. Его тело было сброшено с подножки[2], когда он просто
остановился, затем оно прокатилось два круга и внезапно оторвалось от беговой
тарелки… Шу Сяохуэй сидел, окаменевший, на полу особняка в течение трёх
секунд и, очевидно, не понимал, как он упал.

[[Узкая ступенька перед входом в автобус/автомобиль/трамвай.]]

Чэнь Чэндо нахмурился, почувствовал, что эта беговая "дорожка" не подходит для
упражнений, и собирался её убрать. Неожиданно Шу Сяохуэй, свернувшийся в
шар, быстро взобрался наверх и радостно перевернулся, чтобы снова побежать.

На этот раз он бежал быстро и ровно с сосредоточенными маленькими глазами и


двумя округлыми ушами. Его четыре лапы двигались быстро и почти невидимо
для невооруженного глаза. Ему не нужно было худеть, посмотрите на его
маленький электромотор! Он может пробежать три километра за минуты!

Глава 31. Счастливо зарываясь.

Чэнь Чэндо наблюдал за Шу Сяохуэй, который быстро бежал в колесе. Если бы


был провод, он мог бы генерировать электричество... Хотя Шу Сяохуэй в итоге
был сброшен, он был очень взволнован. Он счастливо поднялся с пола, как будто
нашёл истинный смысл жизни хомяка. Он побежал к чайнику и выпил воды, потёр
лицо, используя свои лапы, а затем побежал к следующему месту.

Взбираясь по высоким и низким ступенькам, Шу Сяохуэй бросился наверх,


наступил на верхнюю перекладину, а затем за пять секунд спустился.
Вскарабкаться на качели было немного сложнее, но Шу Сяохуэй почти поднялся
на подвесных цепных качелях в небо.

...

Чэнь Чэндо обнаружил, что смотрел на хомяка почти два часа... Сперва он
волновался, что Шу Сяохуэй не хочет заниматься спортом, но теперь он
беспокоился, что тот слишком устанет. Наконец, когда хомячий шар скатился по
вращающей горке со второго этажа в одиннадцатый раз, Чэнь Чэндо сказал ему,
пытаясь остановить:

— Хочешь отдохнуть?
— Пи ~

Хорошо ~

Шу Сяохуэй потёр лицо и быстро забрался в маленькую ванну на втором этаже,


катаясь в ней и весело закапываясь, из-за чего белый песок начал
разбрасываться. Через какое-то время маленькие лапы хомяка замерли. Он
сгрудился в клубок и уснул в ванне. Чэнь Чэндо поднял крышу особняка, вытащил
мягкий шарик из маленькой ванны и потёр пальцем мягкую голову Шу Сяохуэй.

Хомячий шар лежал на руке Чэнь Чэндо, а его задние лапы дважды неосознанно
пнули мужчину, который тихо рассмеялся и положил очень мягкий шарик хомяка
на маленькую керамическую кровать снаружи.

Шу Сяохуэй, заснувший в полдень, проснулся от ароматного запаха. Он вытянул


лапы на пальцах Чэнь Чэндо, пытаясь открыть сонные глаза, когда пальцы Чэнь
Чэндо ткнули его в талию:

— Проснись, поешь.

Что-то оказалось у рта хомяка, и тот неосознанно схватил это своей лапой. Еда в
этот раз казалась немного большой, и он не мог удержать её одной лапой. Шу
Сяохуэй наконец открыл глаза и посмотрел на еду.

— Пи~!

Креветка!

Шу Сяохуэй, держа креветку, быстро поел, после чего лёг на маленькую


керамическую кровать, моргнул маленькими чёрными глазами и снова уснул.
Вечером он наконец проснулся. Когда он поднял глаза, то увидел Чэнь Чэндо,
который полностью вооружился и снова надел боевую форму. Шу Сяохуэй
наступил на край маленькой керамической кроватки двумя маленькими лапами и
перевернулся, встав на саму кровать и спрашивая:

— Пи?

Собираешься действовать?

— Ты проснулся? — Чэнь Чэндо поддержал рюкзак, загруженный множеством


вещей, и сказал: — Пэн Пэн в пути, я иду встретить его.

Шу Сяохуэй дважды перевернулся.

— Пи?

Это безопасно? Ты будешь сражаться?

— Мы пойдём и посмотрим.

Когда он распространял эту новость, небольшая часть зашифрованной


информации добавлялась после каждой полосы. Эти пароли были хорошо
известны очень немногим членам специальной боевой команды. Со Бинь без
труда взломает его. Казалось, он послал сорок солдат и полевых спасателей,
чтобы встретить их, но это не было правдой.

Чэнь Чэндо протянул руку и предложил Шу Сяохуэй маленькую тарелку:

— Сначала съешь это.

Шу Сяохуэй посмотрел вниз, на маленькую миску, в которой находились две


нарезанные кубиками моркови размером с кукурузу и маленькая брокколи с
маленькой лапшой в середине. Этот человек... Шу Сяохуэй, держащий брокколи и
покусывающий его, был очень тронут.

После того, как Шу Сяохуэй поел, Чэнь Чэндо подобрал его с маленькой
керамической кровати и положил в маленькую клетку. Шу Сяохуэй плавно высунул
голову из его пальца:

— Пи.

Снаружи дождь? Я не чувствую, что мне жарко, и могу остаться в твоём кармане.

Чэнь Чэндо протянул руку и положил его в карман на груди. На этот раз вместо
использования хлопка он для Шу Сяохуэй маленькую плоскую алюминиевую
подушку. После того, как хомяк оказался в кармане, он не забыл то, что решил
ранее:

— Пи!

Дай мне все свои вещи, я понесу их для тебя.

Между ними не было никаких препятствий для общения, он мог немедленно


вытащить вещи, когда они понадобятся мужчине. Чэнь Чэндо положил палец на
живот Шу Сяохуэй:

— Хорошо!

Затем он распаковал свой рюкзак и рассказал о содержимом хомяку в различных


категориях. Эти вещи выглядели сложными, но не были неряшливыми.

— Пи...

Ты думаешь, вещи в моём пространстве все в беспорядке и неорганизованности?

— Хомяки любят складывать вещи, я понимаю, — сказал мужчина.

— ...

Шу Сяохуэй взмахнул лапами, чтобы убрать все вещи, затем надул щёки, выпятил
задницу и забрался на дно кармана. Чэнь Чэндо смешался с солдатами,
патрулировавшими Новый город, и проскользнул в более отдалённое место,
после чего прошёл через защитную стену и вышел.
Дождливая погода очень освежала. Шу Сяохуэй выглянул наружу. Эта сторона
Нового города была полна разрушенных зданий. Дорога была нелёгкой, но Чэнь
Чэндо двигался очень стабильно. Когда они прошли некоторое расстояние,
неожиданно несколько вооружённых человек вышло вперёд от разрушающегося
здания. После того, как Чэнь Чэндо сделал жест, эти люди убрали оружие и
приветствовали мужчину.

Чэнь Чэндо подошёл к ним и сказал:

— Пошлите.

Шу Сяохуэй быстро спрятал голову, маленькие тёмные глаза смотрели под


прикрытием кармана. По слухам, он не такой маленький, а супергигантский хомяк,
поэтому он не может раскрыть свою истинную личность случайно, особенно при
выполнении таких специальных задач!

Несколько человек прошли через полуразрушенное здание и спрятались после


того, как подъехали к заброшенной заправочной станции. Они окружили её и стали
бдительными. Чэнь Чэндо подошёл к заправке с Шу Сяохуэй и начал ждать.

Спустя какое-то время агент Шу Сяохуэй, который продолжал наблюдать, не мог


не спросить у Чэнь Чэндо, что они делают. Порыв ветра внезапно прокатился
возле заправочной станции, и вдруг появился Ли Хуэй, стоящий на коленях и
задыхающийся, его лицо было бледным.

Чэнь Чэндо быстро подошёл к нему, чтобы поддержать, Ли Хуэй схватил его за
руку и произнёс:

— Боже мой, босс, использование способности скорости на подобное расстояние


вымотало меня.

Шу Сяохуэй незаметно вытащил из своего пространства что-то из полевого


рациона, и Чэнь Чэндо передал это Ли Хуэй:

— Возьми что-нибудь поесть!

Ли Хуэй прямо сел на землю, затем с порывом ветра появился леопард Мао Я, и,
казалось, что-то было на его спине. После приземления Мао Я также сразу же лёг
на землю, мягко прислонившись к Ли Хуэй, который потёр уши леопарда.

Чэнь Чэндо распаковал рюкзак Ли Хуэй, вынул из него две пачки обезвоженной
сырой говядины, открыл её и передал Мао Я. Вот только янтарные глаза Мао Я
пристально смотрели в карман Чэнь Чэндо. Он не мог дождаться момента, когда
бросится ловить добычу, и даже облизнул рот языком, полным зазубрин.

— ... — Шу Сяохуэй почти рухнул.

Разве говядина не восхитительна? Он слишком маленький, его не хватит даже на


укус!

Ли Хуэй проглотил вяленое мясо, схватив Мао Я за шею, и потянул его назад:
— Мао Я, ты устал и парализован, прекрати желать хомяка. Хомяк босса
предназначен для ласки, а не для хищничества!

Всё ещё была тишина, Шу Сяохуэй посмотрел на Мао Я, который неохотно отвёл
взгляд и проглотил говядину. Чэнь Чэндо осторожно снял одеяло со спины
леопарда, внутри которого оказался Пэн Пэн. Хотя его лицо было бледным, но дух
был хорош, его глаза широко открылись при виде Чэнь Чэндо, и он весело
крикнул:

— Большой брат!

Чэнь Чэндо потёр его голову. Пэн Пэн, поприветствовав Чэнь Чэндо, посмотрел на
его карман, откуда Шу Сяохуэй, оправившись от окаменевшего состояния,
помахал мальчику. Ли Хуэй выпил половину бутылки воды на одном дыхании,
затем вытер рот и сказал тихим голосом:

— Со Бинь сказал, что Пэн Пэн нуждается в лечении как можно скорее, хотя его
дух хорош, его тело тяжело изнурено, может быть, едва…

Затем Ли Хуэй внезапно осознал, что Пэн Пэн обладает духовной силой, даже
когда он понизил голос, это скрыть не получится, и, наконец, он вздохнул и потёр
голову Пэн Пэн, который успокаивающе улыбнулся:

— Спасибо, брат Ли Хуэй, я не боюсь.

После этого Ли Хуэй обратился к Чэнь Чэндо:

— Босс, Ши Жуй и другие предположительно прибудут сегодня в полночь.

Чэнь Чэндо кивнул и похлопал его по плечу:

— После отдыха возвращайся, чтобы встретиться с Ши Жуй, и команда, которую я


отправил, тоже должна с ним столкнуться. Когда на них нападут, не забудь сказать
им, что чем больше бой, тем лучше.

— Да, босс, — посмеялся Ли Хуэй, а затем встал. — В любом случае, я отдохнул,


мне не нужно слишком быстро двигаться, чтобы вернуться, босс, я ухожу сейчас.

Ли Хуэй взял Мао Я и исчез в мгновение ока. Чэнь Чэндо поднял одеяло, в
которое был завернут Пэн Пэн, и быстро бросился к Новому городу. Ребёнок
свернулся в одеяле и уснул, но его лицо было бледным. Шу Сяохуэй вылез из
кармана Чэнь Чэндо и приземлился на руку ребенка, прижав свою маленькую лапу
к руке мальчика.

Хотя недавно был дождь, всё же было лето, но ребёнок был завернут в одеяло,
его руки были ледяными, и он был почти такой же толщины, что и палочки для
еды. Эта ситуация была слишком плохой...

Шу Сяохуэй, двигая задними лапами, приложил больше усилий, чтобы прижаться


к тыльной стороне ладони мальчика.
Не умирай, не умирай, ты должен держаться! Маленький брат благословит тебя
удачей!

Тратя слишком много сил, Шу Сяохуэй ослабел. Чэнь Чэндо взял хомяка, положил
его в карман и осторожно прижал его голову. Мужчина тайно вернулся с
мальчиком в город и тихо отвёл его в лабораторию профессора Вэй, но она
оказалась пуста, а профессор Вэй, который должен был заткнуться и подумать о
чём-то, исчез.

Чэнь Чэндо прямо положил Пэн Пэн на кровать профессора Вэй в гостиной,
вытащил одеяло и накрыл его им, а затем прошёл через лабораторию и открыл её
дверь. Охраняющие снаружи двери солдаты замерли на мгновение.

— Капитан Чэнь?

Они не видели, как он вошёл. Мужчина кратко спросил:

— Где профессор?

— Докладываю капитану Чэнь, профессор Вэй и директор Ляо из отдела


вооружения вышли.

— Куда они пошли?

— Просто спустились.

Чен Чэндо спустился по лестнице на открытое пространство, где находился


большой луг. Посреди травы десятки солдат охраняли его, но они не видели
профессора Вэй и директора Ляо.

— Пи?

На что они смотрят?

— В земле дыра, — ответил мужчина.

Дыра? Шу Сяохуэй заинтересовался. Чэнь Чэндо быстро подошёл к ней, и


солдаты поприветствовали его со странным выражением.

— Где профессор Вэй?

Солдат указал на дыру в земле:

— Он пошёл туда вместе с директором Ляо.

Чэнь Чэндо и Шу Сяохуэй вытянули головы и посмотрели вниз. Дыра была 1,5
метра в диаметре. Она была просверлена очень аккуратно, и её дно нельзя было
увидеть при темнеющем небе.

— Пи!

Эта дыра действительно хороша!


Чэнь Чэндо посмотрел на Шу Сяохуэй. Почему его тон был полон зависти? Хомяки
любят копать ямы? Мужчина подумал о куче песка для ванны, которую Шу
Сяохуэй ископал. В этот момент внизу раздался слабый голос:

— В следующий раз, когда будешь копать дыру, должен быть свет, слишком
темно!

Через некоторое время директор Ляо поднял профессора Вэй, и на плечах


директора Ляо появился ящер с длинным и узким телом, являющийся боевым
питомцем директора Ляо. Его способность – расширение системы почвы, которая
может быстро просверлить отверстие в земле.

Профессор Вэй, которого повседневно несли, не повредил свою одежду, а его


белое пальто не покрылось большим количеством пыли. Он поднял свои очки и,
увидев Чэнь Чэндо, немного удивился:

— Ты спас Зебру?

Чэнь Чэндо покачал головой.

— Ещё нет, завтра.

— О, хорошо, — ответил профессор Вэй.

— Что ты делаешь?

Можно было увидеть, что профессор Вэй очень взволнован. Он что-то передал:

— Искал это, эта вещь находилась глубоко. Спасибо директору Ляо.

Профессор Вэй держал в руке полупрозрачный камень, который немного походил


на кремень. Чэнь Чэндо не интересовался исследованиями профессора, он взял
мужчину за руку и сказал:

— Сначала вернись в лабораторию.

Профессор Вэй быстро последовал за ним.

— Что за спешка?

— Узнаешь, когда дойдёшь!

Чэнь Чэндо отвёл профессора Вэй прямо к Пэн Пэн. Профессор Вэй, увидев
умирающего мальчика, замер на мгновение и отбросил камень, который только
что выкопал, Чэнь Чэндо, подобрал ребёнка и бросился в другую комнату рядом с
лабораторией.

— Пи?

Профессор Вэй справится?

Чэнь Чэндо прикоснулся к его голове.


— Он очень хороший доктор.

— Пи?

Ты уверен, что он не Франкенштейн?

Чэнь Чэндо некоторое время молчал:

— …он много балуется.

Шу Сяохуэй зевнул и выбросил свою керамическую кровать из небольшого


пространства. Чэнь Чэндо прямо отложил камень в сторону и поймал её. Шу
Сяохуэй высунулся из кармана и пополз по руке мужчины, лёг на маленькую
керамическую кровать и заснул, стоило ему перевернуться.

Чэнь Чэндо посмотрел на хомячий мяч под рукой. Каждый раз, когда тот тратил
силу, он всегда приходил в себя от усталости, это не было чем-то хорошим.
Телосложение Шу Сяохуэй было слишком слабым, ему всё равно нужно
тренироваться. Поскольку маленький хомяк так любил бегать маленькими
кругами, возможно, ему стоит добавить питание своему боевому питомцу.

В этот момент хомячьему шару в керамической кровати, вероятно, что-то


приснилось, и он внезапно дважды встряхнулся. Чэнь Чэндо протянул руку и
погладил его по талии, но Шу Сяохуэй вытянул заднюю лапу и наступил на камень
рядом, который вдруг превратился в белый свет и исчез.

Под светом лаборатории белый свет не был очевиден, но Чэнь Чэндо всё равно
увидел его. Когда он собирался проверить, профессор Вэй внезапно вышел из
комнаты:

— Капитан Чэнь, это ребёнок, о котором вы говорили...

Вот только профессор ещё не закончил говорить, как Чэнь Чэндо вдруг протянул
руку и подобрал Шу Сяохуэй со стола, весь металл вокруг сгрудился вокруг него, и
маленькая металлическая комната мгновенно возникла и прикрыла эту пару.

В то же время исчез хомячий шар, а в руке Чэнь Чэндо оказался прекрасный


молодой парень, его щеки слегка вздулись, но он всё ещё спал. Мужчина
посмотрел на спящего обнажённого юношу, бывшего ранее хомяком,
благодарный, что оказался достаточно быстр. Но его рюкзак был отдан хомяку,
сейчас у него не было ничего, чтобы прикрыть Шу Сяохуэй!

Чэнь Чэндо задержал дыхание и начал отсчёт в своём сердце... будет ли на этот
раз время дольше, чем 100 секунд? И он уставился на белый песок для ванны
возле плеча Шу Сяохуэй. Вероятно, хомяк катался в нём, из-за чего немного песка
прилипло к его шее и осталось на ней.

Глава 32. Низкая продолжительность!

Из-за этого небольшого количества песка для ванны Чэнь Чэндо почувствовал,
что он хорошо отвлекается. Он думал, будет ли его хомяк чувствовать себя
некомфортно, когда песок для ванны застрянет возле плеча? Когда он вынул из
ванны спящий хомячий мяч, почему он забыл стряхнуть его шерсть...

Подумав об этом, Чэнь Чэндо бессознательно опустил голову, приближаясь к


плечу Шу Сяохуэй. Когда расстояние стало меньше двух сантиметров, голова
Чэнь Чэндо слегка коснулась коротких волос Шу Сяохуэй.

Чэнь Чэндо внезапно пришёл в себя, его губы изначально хотели коснуться плеча
Шу Сяохуэй, но он остановился. Он действовал раньше мысли и изменил
изначальное желание прикоснуться на дуновение. Просто потому, что он
ненадолго задержал дыхание, он немного сильнее подул, и даже сам Чэнь Чэндо
услышал звук ветра. Песок для ванны закружился в ямке ключицы Шу Сяохуэй,
взлетел и упал на пол. В то же время кожа хомяка в форме человека слегка
вздрогнула, а его шея слегка сжалась, он пробормотал во сне:

— Психопат, подуй на меня снова!

Этот голос полностью отличался от прежнего контакта Чэнь Чэндо с сознанием


хомяка. В прошлом голос Шу Сяохуэй превращался в волну сознания, а затем
входил в его сознание. Он мог понять значение, но слышал нечеловеческий голос.
И в этот момент эти простые пять слов позволяют ему визуализировать разговоры
в прошлом.

И поведение этого красивого боевого питомца в обычные дни теперь переносится


на тело Шу Сяохуэй в это время и становится всё более и более ярким. Слова
"милый" было недостаточно, чтобы описать внутреннюю оценку Чэнь Чэндо Шу
Сяохуэй в это время. Это можно было описать только как «чертовски мило».

Непобедимый капитан Чэнь внезапно взглянул на металлические крыши, чувствуя,


что, как сказал Шу Сяохуэй, он действительно должен был быть психопатом.

Просто продолжительность была меньше трёх минут. Какая плохая


продолжительность! Он стал психопатом за такой короткий период… и он был
очень счастлив стать психопатом.

Обратный отсчёт не продолжался до конца. Когда Чэнь Чэндо досчитал до 17, Шу


Сяохуэй, которого он держал на руках, превратился в хомячка, прокатившегося по
его ладони, чья короткая задняя лапка вытянулась и наступила ему на большой
палец.

100 - 17...

Чэнь Чэндо чувствовал, что должен быть счастлив, это время стало дольше. Будь
терпеливым, может быть, время будет становиться всё дольше и дольше. Чэнь
Чэндо, держа свой хомячий шар, удалил окружающую металлическую стену. Он
увидел ошеломлённое выражение лица профессора Вэй. Всего 83 секунды
профессор Вэй не реагировал. Что случилось с металлической стеной, которую
внезапно поднял Чэнь Чэндо? Почему он был изолирован до того, как закончил
спрашивать?
Чэнь Чэндо взглянул на всю лабораторию профессора Вэй и тихо отошёл в
сторону, очень близко к входу в лабораторию. В это время профессор Вэй наконец
отреагировал, его лицо превратилось из белого в чёрно-красное, его
оборудование… В эту эпоху всё оборудование было распродано! Когда металл
внутри был удален, оно превратилось в груду отходов!

— Капитан Чэнь! Как ты собираешься заплатить мне? — тон профессора Вэй был
спокоен, но его очки сверкали, а, взглянув на Чэнь Чэндо, он посмотрел на тело
Шу Сяохуэй и, казалось, планировал изучить этого хомяка в любое время.

Его голос не был громким, но его глаза были острыми. Шу Сяохуэй почувствовал
что-то и удивился. Он ударил Чэнь Чэндо по пальцу и открыл свои непонимающие
глаза. Чэнь Чэндо погладил его маленькую талию пальцами.

— Ничего, просто продолжай спать.

Хомячий шар двинулся, его голова легла на большой палец мужчины, а сам он
свернулся и снова заснул. Чэнь Чэндо быстро сказал:

— Профессор Вэй, после этой неприятности вы также знаете, что между нашими и
космическими технологиями всё ещё существует значительный разрыв. В
настоящее время мы освоили часть технической информации Татов. И мы
исследовали особые способности. При сочетании трёх аспектов наша
первоначальная технология может быть свергнута. Профессор Вэй, все ваши
инструменты будут уничтожены. Возможно, старое оборудование будет
препятствием для ваших исследований.

— ...

Чэнь Чэндо был прав, профессор Вэй почувствовал, что он потерял дар речи.
Затем Чэнь Чэндо сказал:

— Что случилось с Пэн Пэн внутри?

Профессор Вэй быстро отвлёкся, поднял очки и сказал:

— Его тело ужасно. Это чудо, что он ещё жив. Все части его тела не работают. Я
ввожу ему иглу для питания и жду, когда он поправится, потом ему сделают
операцию.

Чэнь Чэндо кивнул.

— Побеспокою тебя ещё.

Профессор Вэй ответил:

— Это то, что я должен сделать. Этот ребёнок слишком жалкий, но ты должен
быть морально подготовлен: неважно, какая операция серьёзна, риск велик, а
вероятность его смерти очень высока.

Чэнь Чэндо задержал дыхание.


— Я понимаю.

Возможно, Пэн Пэн тоже понимал это, поэтому он передал всю информацию в
голову Чэнь Чэндо. Столь маленький и столь умный ребёнок, все они надеялись,
что он сможет выжить.

— Профессор Вэй, я оставлю его тебе. Так далеко, никто не знает, что он в
городе, здесь всё ещё безопасно.

Профессор Вэй кивнул.

— Да, но этому ребёнку нужна некоторая живость. Тебе лучше привести сюда
несколько детей для игр с ним, не позволяй ему потерять его веру в жизнь.

— Хорошо, я приведу завтра несколько детей.

Пэн Сяолэй должна быть хорошим выбором.

После того, как Чэнь Чэндо быстро покинул лабораторию, он услышал, как
профессор Вэй внезапно крикнул изнутри:

— Эй, не уходи, где мой камень?

Чэнь Чэндо, который закрыл дверь лаборатории, внезапно ускорил шаг и быстро
исчез у выхода из лестницы. Когда профессор Вэй бросился к нему, он даже не
увидел спины мужчины. Солдаты, охраняющие ворота, посмотрели друг на друга,
и один из них спросил:

— Профессор Вэй, вы хотите позвать капитана Чэнь обратно?

Профессор Вэй поправил очки.

— Он не вернётся.

Чэнь Чэндо быстро спустился вниз, и директор Ляо был там, чтобы разобраться с
дырой, которую он просверлил со своим питомцем. Когда он увидел Чэнь Чэндо,
он поднял руку, чтобы поздороваться, Чэнь Чэндо подошёл:

— Дядя Ляо, я хочу кое-что спросить.

Ляо Циншань сказал с улыбкой:

— В чём дело?

Ящер, лежавший на плече Ляо Циншань, щелкнул на него хвостом.

— Как вы нашли камень? — спросил Чэнь Чэндо, глядя на дыру, которая почти
закрылась.

Ляо Циншань покачал головой.


— Я не знаю, профессор Вэй подтвердил, что этот камень находится под землёй,
мы обнаружили его, потратив много времени, было слишком темно, кроме моего
моего боевого питомаца, мы не могли ясно видеть. Спроси у профессора Вэй.

Чэнь Чэндо махнул рукой.

— Забудь. У меня всё ещё есть кое-какие дела, увидимся.

Ему, вероятно, нужно спасти рыбу, прежде чем он сможет увидеть профессора
Вэй...

Вечером Шу Сяохуэй проснулся, изо всех сил пытаясь вылезти из кармана. Хомяк
с затуманенными глазами выглянул наружу и так испугался, что расслабил лапы и
упал на дно кармана.

— Проснулся? — сказал Чэнь Чэндо, который шёл по высоте в десятки этажей по


стальной проволоке, словно это было чем-то обычным. Мужчина протянул руку и
осторожно постучал по хомячьему мячу в кармане.

— Пи?

О! Почему мы в воздухе?

Чэнь Чэндо указал на здание перед ними.

— Рыба профессора там, этаж слишком высок, и быть замеченным легко, если мы
пойдём по земле.

Шу Сяохуэй понимал, что, если они почувствуют угрозу, они будут действовать
порядочно или глупо. Если они убьют Зебру, профессор Вэй окажется в
опасности. Шу Сяохуэй, дрожа, наклонил голову и взглянул на ноги Чэнь Чэндо.
Ночью это было неочевидно. Наконец он увидел, что ноги мужчины были не в
воздухе, а находились на стальной проволоке, которая возникала вместе с шагами
Чэнь Чэндо вперёд.

Как только они подошли к тому месту, где Бай Хуни спрятал рыбу, за пределами
Нового города вспыхнули несколько молний, но Шу Сяохуэй, который крепко
держался за одежду Чэнь Чэндо, немного подождал. Не услышав грома, он
повернул голову и посмотрел на чёрный воротник Чэнь Чэндо, лапами указывая в
том направлении:

— Пи?

Там битва?

Мужчина посмотрел туда и кивнул.

— Ага.

...
В это время люди вместе с Бай Хуни пытались схватить машину скорой помощи
на поле боя, которую охранял Со Бинь. Но они не знали причину, по которой
появилось много зверей, окруживших их всех, когда они начали атаку. Бай Хуни
мог только сначала направить людей на сражение со зверями. Только обеспечив
его безопасность, он смог бы получить шанс захватить Пэн Пэн.

Хотя люди Бай Хуни и сам он обладали могущественными способностями, у них


не было большого опыта борьбы со зверями, а некоторые были не так хороши, как
солдаты, которые могли использовать только оружие. Ли Хуэй счастливо избивал
зверей, поинтересовавшись у Со Бинь:

— Ты привлёк всех оставшихся вокруг Нового города зверей?

Со Бинь пожал плечами.

— Это идея босса. Бай Хуни вместе с группой странников сконцентрированы


только на политической ситуации, накапливали припасы и никак не были связаны
со сражениями против зверей.

После того, как звери были убиты, почти все были измотаны, и две группы людей
встали по обе стороны от машины скорой помощи, чтобы встретиться лицом к
лицу. Бай Хуни выбросил электрическую дугу и, пнув ногой дверь машины скорой
помощи, вошёл в неё.

Неожиданно, но в машине не оказалось ни одного охранника. Бай Хуни протянул


руку и вытащил ребёнка, лежащего на носилках в машине скорой помощи, но,
прежде чем он прикоснулся к нему, его сильно ударили. Бай Хуни врезался в
стену машины скорой помощи, и машина чуть не подскочила.

Питомец Ши Жуй, крокодил, завернутый в одеяло и притворяющийся ребёнком,


выбросил свой сильный хвост. Крокодил, который так долго сдерживался, был
очень раздражительным. Повернув хвост, он быстро повернулся и попытался
укусить Бай Хуни. Только в это время Ши Жуй внезапно вызвал его, и крокодил
нехотя превратился в энергетическое тело и бросился прочь.

Бай Хуни был очень зол. Создав светящийся шар в руке, он выскочил из машины,
но там остались только многочисленные тела зверей и истощённые люди с его
стороны. Ши Жуй, Ли Хуэй и более 40 солдат полностью исчезли.

Глава 33. Надевая мяч с изображением смайлика.

Пока Со Бинь и другие сражаясь за пределами города, Чэнь Чэндо подошёл к


зданию с Шу Сяохуэй, но, прежде чем приблизился, внезапно остановился.

Шу Сяохуэй посмотрел на него.

— Пи?

Что случилось?
Чэнь Чэндо присел на корточки на металлической проволоке в воздухе и вытащил
свой тактический рюкзак. Шу Сяохуэй понял:

— Пи?

Хочешь, чтобы я нёс это? Без проблем.

Шу Сяохуэй почти приблизился, когда Чэнь Чэндо ущипнул его розовые


подушечки.

— Не в этот раз.

На самом деле, никогда. Если он снова столкнётся с ситуацией, когда Шу Сяохуэй


внезапно изменит форму во время сна, ему следует принять меры
предосторожности. Неважно, видел ли он голого Шу Сяохуэй, но видели ли его
другие... Шу Сяохуэй высунул голову и увидел, как Чэнь Чэндо достал из своего
рюкзака маленький жёлтый шарик с улыбающимся лицом.

Шу Сяохуэй было интересно. Чэнь Чэндо достал нож-бабочку, прорезал отверстие


в резиновом шарике, из-за чего газ изнутри вышел, а затем острый нож прорезал
длинную щель. Мужчина убрал нож, затем разорвал мяч по щели и вытащил Шу
Сяохуэя, который ещё не пришёл в себя, из кармана другой рукой, но, когда Чэнь
Чэндо пытался загнать его в мяч, Шу Сяохуэй поспешно засопротивлялся:

— Пи!

Что ты хочешь сделать?!

Чэнь Чэндо потёр его мягкий живот и объяснил:

— Не сердись, надень эту одежду. Бай Хуни имеет силу электричества. После
входа будет много ловушек. Этот мяч изолирует.

— Пи... Пи!

Какую одежду! Это очевидно мяч, хорошо?! Почему ты не наденешь мяч на себя?

Чэнь Чэндо указал на свою одежду.

— Я надел специальную защитную одежду.

Шу Сяохуэй взглянул на крутые чёрные вещи Чэнь Чэндо, а затем посмотрел на


мяч, который держал в руке мужчина. Неужели жизнь хомяка настолько
несчастная: кто-то может носить классную одежду, а он будет носить мяч?

— В ином случае, хочешь подождать снаружи? — пошёл на компромисс Чэнь


Чэндо.

Шу Сяохуэй сдался и свалился на спину.

— Пи!

Просто одень это.


Чэнь Чэндо посмотрел на хорошо воспитанного хомяка, который перестал
сопротивляться, и почесал ему шею.

— Хороший!

Затем Шу Сяохуэй был осторожно помещён в шар с изображением смайлика, и


маленькие чёрные бобовые глазки появились из той маленькой щели. Чэнь Чэндо
погладил маленький мяч:

— Потерпи, мы скоро вернёмся.

Чэнь Чэндо взял мяч и прикрепил его к шее скотчем. Шу Сяохуэй выглянул из
небольшой щели. Он увидел, как Чэнь Чэндо надел перчатки и достал из рюкзака
странный ремешок для шлема, после чего обзор Шу Сяохуэй был полностью
заблокирован. Шу Сяохуэй был расстроен, болтаясь в мяче:

— Пи… Пи?

На тебе шлем с изоляцией, к тому же, я внутри, почему я должен носить мяч?

Чэнь Чэндо похлопал по мячу через изолирующий шлем:

— Двойная страховка. Хомяк Сяохуэй, не мог бы ты попробовать поделиться со


мной своим зрением?

Шу Сяохуэй привлекло это предложение:

— Пи?

Я могу?

Чен Чэндо только видел, как Со Бинь использовал этот метод, то есть разделял
зрение со своим боевым питомцем – Чёрным Ястребом, поэтому Чэнь Чэндо и Шу
Сяохуэй попытались поделиться зрением в соответствии с методом, который
однажды упомянул Со Бинь.

Через некоторое время мужчина обнаружил, что его зрение было совершенно
тёмным, а вокруг было нечёткое и искривлённое пространство. Он получил зрение
Шу Сяохуэй... Маленькая лапа Шу Сяохуэя ущипнула маленькую щель мяча:

— Пи.

Ничего не вижу.

Затем Чэнь Чэндо увидел маленькие розовые лапки под углом Шу Сяохуэй. Это
было интереснее. Увеличенная версия лапы хомяка, и он хотел её ущипнуть. Чэнь
Чэндуо оценивал её в течение двух секунд, а затем продолжил пытаться снова.
Наконец, зрение Шу Сяохуэй внезапно изменилось, и он смог ясно видеть
ситуацию снаружи.

— Пи!
Неплохо!

Чэнь Чэндо похлопал по мячу, электрозащитный костюм был относительно


толстым, а мяч не очень воздухопроницаемым. Хотя ночь после дождя была
прохладной, Шу Сяохуэй внутри всё ещё чувствовал жар. Стальная проволока под
ногами Чэнь Чэндо внезапно хлопнула и упала на высокое здание впереди.
Мужчина внезапно побежал. В области Бай Хуни было немного стражников, он
был вполне уверен в себе.

Место на верхнем этаже, где разместили аквариум, не только снабжалось


электричеством Бай Хуни, но и подключалось к собранному им высоковольтному
электрическому оборудованию, поэтому, когда Чэнь Чэндо вошёл туда, в комнате
повсюду были металлические провода. Электрическая дуга, управляемая силой,
перемещалась между тонкими металлическими проволоками, и они сияли. А
аквариум с боевым питомцем профессора Вэй находился в центре этих плотных
металлических проводов, покрытых чёрной пластиковой дождевой тканью.

Пластиковая ткань от дождя была очень тонкой. Хотя она была изолирована, если
бы эти дуги коснулись и столкнулись друг с другом, образовались бы искры, а
высокотемпературного фейерверка было достаточно, чтобы сжечь этот тонкий
пластик. Бай Хуни был крайне не в себе. Если кто-то пришёл бы на помощь, эту
рыбу, скорее всего, ударило бы током.

Столкнувшись с этой угрозой, все откажутся от спасения. В конце концов, если бы


рыба была мертва, профессор Вэй тоже не смог бы жить, но на помощь пришёл
Чэнь Чэндо, который был знаком с такими электрическими системами. Глаза Чэнь
Чэндо слегка сузились, и он пробормотал:

— Они действительно братья.

— Пи?

Что ты сказал?

Чэнь Чэндо вывел стальную проволоку из окна и сказал:

— У Бай Хуни есть старший брат по имени Бай Хунцян. Однажды он принял
участие в эксперименте профессора Вэй вместе со мной, и у него появились
электрические способности.

Маленькая лапка Шу Сяохуэй сжалась.

— Пи?

Эти раны на твоей спине... Бай Хунцян был их причиной?

Чэнь Чэндо воткнул стальную проволоку глубоко в землю вдоль высокого здания и
кивнул, затем прозвучали устойчивые, не колеблющиеся слова:

— Я убил всех, включая Бай Хунцян, первоначальный владельцев особых


способностей.
Шу Сяохуэй вытащил дынное семечко.

— Пи?

Что случилось?

Чэнь Чэндо слегка наклонил голову и ткнул маленький шар возле шеи.

— Ты не боишься меня?

Шу Сяохуэй ответил, жуя семечко:

— Пи!

Нет! Ты боишься, что Бай Хуни придёт мстить тебе? Всё в порядке, я дам тебе
благословение и удостоверюсь, что он не найдёт тебя.

Чэнь Чэндо слегка хохотнул и нежно погладил хомячий шар, который сплющился и
отскочил назад, держа семечко и спрашивая:

— Пи?

Почему ты не продолжаешь говорить?

— Сперва мы спасём рыбу, а затем я расскажу тебе.

Чэнь Чэндо взял стальную проволоку и наложил её на одну из металлических


проволок, а затем дуги странным образом прошли вдоль проволоки и быстро
устремились к земле со вспышкой света. Семечко в лапе Шу Сяохуэй чуть не
упало, что случилось?

Чэнь Чэндуо сделал шаг вперёд, потянул ещё одну стальную проволоку и положил
её на металлическую проволоку впереди. Эта дуговая волна снова погрузилась в
землю. Вот это, сеть электрических дуг, над которой упорно трудился Бай Хуни,
оказалась сломана.

Чэнь Чэндо, который не пострадал из-за защитного костюма, подошёл к


аквариуму. Перед тем, как снять пластиковую дождевую ткань, Чэнь Чэндо
догадывался о плохом. Конечно, когда он сделал это, они оба были ошеломлены.
В большом аквариуме плавали десятки полосатых ангелов.

— Пи.

Это прелестно.

Шу Сяохуэй мог сказать только так. Более того, каждая рыба была крупнее его.
Благодаря наличию маленького муравья у Пэн Сяолэй, Шу Сяохуэй не чувствовал
себя очень подавленным.

Чэнь Чэндо оторвался от аквариума, потянул за металл, чтобы плотно обернуть


аквариум, и, когда он хотел понести аквариум на спине, Шу Сяохуэй сказал:

— Пи?
Позволь мне поместить его в моё пространство. Кажется, оно стало больше.

Чэнь Чэндо кивнул, Шу Сяохуэй махнул лапой, и аквариум оказался внутри. После
этого они вышли из окна, мужчина снял шлем и Шу Сяохуэй, который схватился за
смайлик и захотел выскользнуть. Чэнь Чэндо вырезал на мяче отверстие
размером больше монеты. Маленькие лапы Шу Сяохуэй оторвали край, и изнутри
вышла мохнатая голова с двумя маленькими круглыми ушками. Она такая милая...
Трудно устоять и не ткнуть.

Чэнь Чэндо протянул руку и придавил хомячий шар, а затем тот снова поднялся,
снова упал и снова поднялся. Когда Чэнь Чэндо собирался надавить в третий раз,
Шу Сяохуэй вытащил пистолет. Две розовые лапы держали мини-пистолет, а дуло
было обращено в сторону Чэнь Чэндо:

— Пи!

Психопат, я собираюсь застрелить тебя!

— ...

Ему захотелось даже сильнее ткнуть хомяка...

Мужчина приподнял уголок губ и сказал.

— Готов идти.

Чэнь Чэндо положил руку на стальную проволоку и сильно сдвинул её, и они
быстро выскользнули по ней. Шу Сяохуэй держал свой мини-пистолет и упал в
маленький шарик. Приспособившись к скорости, он вытянул голову изнутри. Его
мягкую шерсть на голове растрепал ветер. Шу Сяохуэй схватился за край мяча и
взволнованно запищал.

Чэнь Чэндо посмотрел на хомяка в маленьком мячике. На самом деле он нашёл


несколько других цветов. Стоит ли попробовать их все?

Примечание переводчика:

Я пытаюсь угнаться за несколькими зайцами и не могу поймать ни одного. В


сентябре начинается учёба, а мой интерес к этой новелле не очень велик
(простите, я не знаю, почему, объективно она очень хороша). Может быть, я
просто не успела отдохнуть за лето, а оно выдалось довольно нервным для
меня. :D

В общем, суть в чём. Я решила на 2 сентябрьские недели прям совсем отдохнуть


от этой новеллы, то есть пару недель глав точно не будет. Зато потом постараюсь
устроить небольшой марафончик. Любители Хомяка (я знаю, вы есть), простите.
Это не полгода, но вам снова придётся подождать. :D

Я решила сократить все ресурсные (время, силы) расходы на другие проекты и


сфокусироваться на "Неправильной Игре", пока желание работать с другими
проектами восстанавливается.
Глава 34. Рыбная школа профессора Вэй.

Профессор Вэй проснулся. Он делал полную проверку Пэн Пэн до середины ночи
и поспал только немного, поэтому, открывая дверь, он был очень зол, и его гнев
мог выйти за границы его очков без оправы. Солдаты-охранники неосознанно
отодвинулись. Профессор Вэй холодно посмотрел на Чэнь Чэндо и сказал:

— Что-то случилось, капитан Чэнь?

— Да, — кивнул Чэнь Чэндо, после чего проследовал за профессором Вэй в


лабораторию.

Оборудование в лаборатории было убрано, поэтому в это время лаборатория


была пуста. Во время прогулки по лаборатории слышалось небольшое эхо. Шу
Сяохуэй, который выбрался из мяча, схватил Чэнь Чэндо за карман, не зная, что
происходит:

— Пи?

Почему тут пусто? Что с оборудованием профессора Вэй?

Рот Чэнь Чэндо дёрнулся, прямо пропуская его слова, и произнёс:

— Давай сперва опознаем рыбу профессора.

Шу Сяохуэй в ответ махнул маленькими лапами и выпустил супербольшой


аквариум из пространства. Чэнь Чэндо вовремя вытащил металлический фиксатор
аквариума, чтобы обнажить рыбу внутри. Шу Сяохуэй посмотрел на подбородок
Чэнь Чэндо:

— Пи?

Должен ли профессор Вэй сам различить рыбу?

Профессор Вэй мгновенно протрезвел, а его белый халат создал ветер, когда он
подбежал к аквариуму.

— Зе...бра?!

Профессор Вэй был ошеломлён, когда увидел в аквариуме десятки полосатых


рыб-ангелов. Он действительно не мог понять, кто из них Зебра...

Чэнь Чэндо коснулся головы Шу Сяохуэй и подошёл к аквариуму, после чего


подключил питание к аквариуму, а затем сказал:

— Профессор Вэй, пожалуйста, убедись, что твоя рыба здесь. Если нет, я
попытаюсь найти другой способ.

У Шу Сяохуэй действительно было плохое предчувствие, когда он посмотрел на


чёрный туман, который не рассеялся над головой профессора Вэй, который встал
и поправил очки. Он изо всех сил пытался установить связь сознаний со своим
боевой питомцем – Зеброй, который принадлежал ему, чтобы заставить эту рыбу
выплыть из косяка. Неожиданно десятки рыб-ангелов бросились за его зовом.

Профессор Вэй молчал три секунды, переместился на другой конец аквариума,


где не было рыб, и попытался позвать снова. Все рыбы-ангелы снова поплыли...
Мужчина мог использовать только туз в рукаве... Он открыл рот, чтобы выплюнуть
пузырь. После этого все рыбы в аквариуме распахнули жаберные крышки и
выплюнули пузырьки…

Это довольно интересная ситуация. Шу Сяохуэй посмотрел на рыб-ангелов,


которые пытались предемонстрировать себя перед профессором Вэй. Хомяк чуть
не выпал из кармана от смеха. Чэнь Чэндо опустил голову и почесал мохнатую
голову Шу Сяохуэй. Профессор Вэй спокойно встал и посмотрел на десятки рыб-
ангелов. Через некоторое время рыбы разошлись и поплыли.

Профессор Вэй посмотрел на человека и хомяка и через какое-то время спокойно


сказал:

— Кажется, Зебра забыл, что он боевой питомец, и мне, вероятно, нужно


медленно его разбудить.

— ...

— ...

На самом деле Зебра не забыл, что он боевой питомец. Он просто был счастлив
быть начальником. Человек и хомяк смотрели на десятки танцующих в аквариуме
рыб-ангелов и сочувствовали профессору Вэй.

— Пи... пи?

Как профессор Вэй узнал, что рыба-ангел – его боевой питомец?

— У профессора Вэй в то время была только одна рыба.

Чэнь Чэндо почти покинул лабораторию, но вдруг к нему приблизился профессор


Вэй.

— Неужели капитан Чэнь кое-что забыл? Где мой камень? Если ты не можешь
вытащить его, просто оставь свой толстый хомячий шар мне на два дня!

Это связано с его безопасностью, поэтому Шу Сяохуэй спросил:

— Пи?

О каком камне вы говорите?

Чэнь Чэндо придавил его голову.

— Хороший мальчик, оставайся там, где ты есть, — затем мужчина обратился к


профессору Вэй. — Камень и древности сливаются.
Очки профессора Вэй ярко засияли, и он посмотрел на хомячий шар,
придавленный Чэнь Чэндо.

— Правда?

Чэнь Чэндо кивнул. Профессор Вэй улыбнулся хомяку, который снова высунул
голову. Учёный подбежал и вытащил Шу Сяохуэй из кармана Чэнь Чэндо с
волнением в глазах. Хомяк был поражён его глазами и сжался.

— Пи?!

Почему я думаю, что профессор Вэй хочет изучить меня? Он на самом деле
странный.

— Расслабься, у профессора Вэй есть свои принципы, — успокоил его Чэнь


Чэндо.

Профессор Вэй ходил на месте, поправляя свои очки и бормоча:

— Хотя всё так же, как я предсказывал, я всегда чувствовал, что что-то не так…

Затем профессор Вэй сел на оставшееся кресло лаборатории, откинулся на


спинку стула, нахмурился с закатившимися глазами и замолчал.

Сюй Цзыюэ тихо высунул свою маленькую голову.

— Пи?

Что не так с профессором Вэй?

— Это его обычный способ размышлять.

Чэнь Чэндо развернулся и тихо покинул лабораторию. Он отдал приказ в


несколько слов солдатам у дверей, которые ему отсалютовали. Чэнь Чэндо кивнул
и спустился вниз. Когда они вернулись на пост казарм, Ли Хуэй и Ши Жуй уже
вернулись. Их группа людей не пострадала, за исключением небольшой
усталости. Они были готовы вернуться на отдых после того, как доложились бы
Чэнь Чэндо. На самом деле, никто не воспринимал Бай Хуни всерьёз.

Тем не менее, Чёрный Ястреб, Мао Я и крокодил прикрепились взглядами к


маленькой добыче в кармане Чэнь Чэндо. Если бы их хозяева не ограничили их
при помощи сознания, они бы уже бросились к нему, чтобы съесть. Эта маленькая
добыча после долгого отсутствия выглядела всё более и более вкусной.

Розовые лапы окаменевшего Шу Сяохуэя задрожали, а два его круглых уха


бессознательно съежились и прижались к его маленькой голове. Хомяк полностью
потерял дар речи, почему они продолжают на него пялиться? Его мясо так
соблазнительно? У Чёрного Ястреба и Мао Я пасть маленькая, у крокодила такая
большая пасть, как крокодил думает?!
Со Бинь изо всех сил попытался схватить хлопающего крыльями Чёрного Ястреба
и беспомощно сказал:

— Боевой питомец босса всё ещё такой маленький, почему он снова потолстел?

Шу Сяохуэй, который продолжал окаменевать, получил 10 000 очков урона...

Затем маленькие чёрные бобовые глаза, блестящие от слёз, наблюдали, как


несколько человек хватают и утаскивают трёх глупых боевых питомцев. Чэнь
Чэндо посмотрел на Шу Сяохуэй так, словно внезапно глубоко задумался, и
протянул руку, чтобы схватить его рукой и утешить его сердце:

— Хороший мальчик, ты не толстый.

Шу Сяохуэй сформировал шар и оставил ему на обозрение круглую задницу. "Я не


хочу разговаривать", – говорила его поза.

— Они не заметили, что ты стал круглее, вероятно, потому, что у тебя стало
больше пространство.

На клейком рисовом шарике насторожились два круглых уха. Человек и хомяк


общались на уровне сознания. Поднятые уши не должны были слышать ни звука,
но свидетельствовали о настроении хомяка: ему было любопытно.

— Должно быть, твоя способность улучшилась. Другие боевые питомцы видят, что
твоя энергия увеличилась, а твой внешний вид – относительно слаб. Атака и
хищничество боевых питомцев сильны. Их стремление к мощной силе заставляет
их скучать по тебе.

Он почувствовал небольшой дискомфорт от этих слов и повернул голову.

— Пи?

Ты серьёзно?

— Полагаю, — ответил мужчина.

— ...

Значит, ты меня обманываешь?

Шу Сяохуэй обнял большой палец Чэнь Чэндо и открыл рот, чтобы покусать его.
Чэнь Чэндо другой рукой ткнул его в талию:

— Иди спать.

Человек и хомяк вернулись в комнату, где жил Чэнь Чэндо. Мужчина положил его
на стол, а затем Шу Сяохуэй осознанно вошёл в особняк и взобрался на беговое
колесо. Похудание – процесс непрерывный и терпеливый. Чэнь Чэндо улыбнулся,
вымыл руки и вымыл миску для еды, добавил корм для крыс в миску, а затем
вылил оставшуюся воду в чайник, чтобы снова добавить воду.
Чэнь Чэндуо переодел свой более толстый защитный костюм, затем спокойно
вынул маленькие шарики других цветов, которые упали в комнату, и открыл
отверстие с большой долларовой монетой на них. Маленькие мячи были
поставлены рядом и закреплены рядом со стрельбищем на первом этаже
особняка.

Шу Сяохуэй приостановил свой бег по колесу. После того, как хомячий шарик
перевернулся беговым колесом, он слегка повернулся к полу. Пять мячей,
соединённых там... кажутся интересными. Шу Сяохуэй потёр лапы и подбежал,
пытаясь взобраться наверх, однако в первый раз он плохо схватился: мячи были
скользкими. Шу Сяохуэй проскользнул под мяч, и его четыре лапы упали.

Шу Сяохуэй перекатился и вылез из низа шаров, его глаза снова вспыхнули и


расширились. На этот раз он довольно плавно забрался на первый мяч, забрался
внутрь, вытянул когти и пополз по краю, чтобы добраться до второго мяча.

Между входами двух шаров было расстояние. Мягкое брюшко оказалось

зажато между ними. Шу Сяохуэй выпятил свою маленькую задницу, а его задние
лапы начали бороться. Чэнь Чэндо, наблюдавший снаружи, достал металлические
палочки для еды, которые хранил раньше, и зажал мягкого хомяка.

Шу Сяохуэй, которому слегка зажали поясницу, пискнул и упал во второй шар,


развернулся в нём и высунул из края шара небольшую головку. Маленькие
чёрные глазки смотрели на него, укоряя:

— Пи!

Это чересчур!

Металлические палочки в руке Чэнь Чэндо мгновенно исчезли. Он встал,


раздеваясь, и сказал:

— Поиграй сам, я приму душ.

Шу Сяохуэй увидел кое-чью медовую кожу и сильные мышцы живота, маленькие


лапки задвигались и начали вращаться. Чем гордиться, находясь в хорошей
форме! Хомячий мяч, получивший стимул, продолжил подниматься по мячу. "Я
уверен, что смогу привести себя в форму, тренируясь," – решил хомяк.

Примечание от переводчика:

Это последняя глава на ближайшее время. Увидимся примерно через 2 недели!


Всем учащимся заранее желаю продуктивного (но не перегруженного) начала
учебного года и нормальных учителей/преподавателей. :)

А работающим желаю поменьше загруженности и дедлайнов, а также адекватное


начальство. :D

Глава 35. Раковина – это большая проблема.


Чэнь Чэндо вернулся из ванны и обнаружил, что хомячий шарик исчез. Он
осмотрел тренировочную площадку, и, конечно же, хомяк снова лёг в сферическую
ванну и заснул, его четыре маленькие розовые лапы сжались.

Чэнь Чэндо протянул руку, чтобы выудить Шу Сяохуэй, мягкая клёцка-хомяк


вытянула свой нос, его глаза с трудом открылись, но он снова заснул, издав
неопределённый голос. Большой палец Чэнь Чэндо нежно потёр живот Шу
Сяохуэй, и мужчина вышел на балкон.

Была уже поздняя середина ночи, и вокруг было тихо. Прождав полчаса, Чэнь
Чэндо, держащий хомячий мяч, с сожалением вернулся. Казалось, что был только
один шанс в день, что Шу Сяохуэй может стать человеком. Мужчина нашёл
керамическую чашку для чая, поместил в неё жидкий хомячий шарик, а затем
поставил эту чашку рядом с подушкой, после чего лёг прямо на кровать.

Когда Шу Сяохуэй проснулся, небо снаружи было уже ярким, он зевнул в чашке
для чая и поднял глаза, чтобы увидеть стандартное положение для сна
полуобнаженного Чэнь Чэндо. Шу Сяохуэй выскочил из чайной чаши, приземлился
на место рядом с краем кровати, огляделся и посмотрел в зеркало в стороне от
раковины. Спустя столько времени он действительно не знал, как выглядит в
качестве хомяка, поэтому побежал вдоль стены к раковине.

Шу Сяохуэй огляделся, наклонив голову, и посмотрел на угол между раковиной и


стеной, после взглянул на острые когти на своих четырёх лапах, схватился за
стену и вскочил. Он был действительно неожиданно устойчивым, а маленькое
мягкое тело словно влилось в угол стены. Шу Сяохуэй так гордился собой. Он
чувствовал себя агентом-хомяком!

После того, как он почти поднялся на высоту раковины, гибкая талия Шу Сяохуэй
развернулась, его передние лапы расслабились, а задние лапы сильно надавили,
после чего он упал на край раковины. Но он всё ещё не мог видеть зеркало на
такой высоте...

Шу Сяохуэй повернул голову и нацелился на кран из нержавеющей стали, вытянул


лапы и полез, но его маленькие лапки не наступили твёрдо, и он упал с крана в
керамическую раковину внизу.

В раковине не было воды, и Шу Сяохуэй не пострадал, но было кое-что


печальное: стенка раковины была слишком гладкой и слишком твёрдой, Шу
Сяохуэй не мог взобраться. Из-за этого каждый раз, когда он приближался к краю
раковины, он сползал. Даже если его маленькие лапки двигались почти
молниеностно, образуя остаточные изображения, было трудно бежать к краю
раковины с этой скоростью.

После бесчисленных тяжёлых спринтов и бесчисленных спусков Шу Сяохуэй


наконец… услышал, как Чэнь Чэндо подавил ухмылку в горле. На дне раковины
Шу Сяохуэй свернулся калачиком и закрыл лицо маленькими лапками, чувствуя
себя действительно глупо.
Когда Чэнь Чэндо протянул руку, чтобы поднять разочарованный хомячий шар, Шу
Сяохуэй в раковине внезапно отказался и выскользнул из его руки. В то же время
ему в голову пришла блестящая идея, его маленькая лапа взмахнула, разбросав
вокруг пучок зёрен кукурузы, и Шу Сяохуэй вылез по холму с ними.

Стоя на вершине холма из кукурузных зёрен, Шу Сяохуэй посмотрел на хомяка в


зеркале. Хм… цвет его шерсти был довольно хорош. После Шу Сяохуэй тихо
потрогал лишнее мясо на животе... вздохнул…

Чэнь Чэндо слегка прикоснулся к макушке Шу Сяохуэй и использовал металл,


чтобы сделать Шу Сяохуэй смотровую площадку рядом с зеркалом. Под ней был
закреплён вращающийся эскалатор, который доходил до пола. Смотровая
площадка была небольшой и изысканной. Шу Сяохуэй даже видел узоры,
вырезанные на перилах: там были изображены семена дыни.

Чэнь Чэндо протянул руку и положил хомячий мяч на смотровую площадку. Шу


Сяохуэй смотрел в зеркало, поэтому Чэнь Чэндо сделал такую сложную
смотровую площадку, просто чтобы ему было удобнее это делать?

...он был немного тронут.

Шу Сяохуэй взглянул в зеркало и, успокоившись, указал когтем в другую сторону:

— Пи?

Ты можешь сделать эту сторону горкой?

Чэнь Чэндо кивнул и создал спираль с пятью или шестью поворотами с другой
стороны смотровой площадки. Хомячий шар устремился вперёд и соскользнул с
горки, стремясь к столу, на котором располагалась тренировочная площадка.

Чэнь Чэндо умылся и почистил зубы, поместил Шу Сяохуэй на маленькую


керамическую кровать в маленькой клетке, которую закрепил на поясе, после чего
отправился в столовую военного лагеря на завтрак. Затем они пошли на поиски
Пэн Сяолэй, готовясь забрать маленькую девочку поиграть с Пэн Пэн.

Когда они выходили из столовой, охранник командира Фан внезапно остановил


его:

— Капитан Чэнь!

Чэнь Чэндо остановился и, глядя ему в лицо, нахмурился.

— Сяо Сюй? В чём дело?

Шу Сяохуэй не знал этого человека и спокойно ел картошку фри, которую взял из


столовой. Чэнь Чэндо последовал за Сяо Сюй к дереву, находившемуся недалеко
от столовой. Сяо Сюй остановился и глубоко вздохнул, серьёзно глядя на Чэнь
Чэндо:
— Капитан Чэнь, я должен кое-что сказать, когда вы собираетесь взять на себя
работу командира Фан?

Движение Шу Сяохуэй, готового съесть картошку, прекратилось, и он выглянул


через щель клетки, приподняв уши. Чэнь Чэндо посмотрел на Сяо Сюй холодными
глазами:

— Что ты имеешь в виду?

Сяо Сюй покачал головой.

— Капитан Чэнь, я не могу сказать большего. Но вы должны подумать об этом.

Как только станет известно, что командир Фан умирает, Новый город может стать
ещё более хаотичным. Теперь, когда вернулся Чэнь Чэндо, у этих людей
появились небольшие сомнения. Более того, когда он прибыл к Чэнь Чэндо один,
он в определённой степени нарушил приказ командира, и, если он расскажет
больше, это будет утечкой военных секретов.

— Посмотрим, возвращайся первым. Я позже пойду увижусь с командиром Фан.

Сяо Сюй кивнул и быстро ушёл. Чэнь Чэндо некоторое время молчал под
деревом, слегка сжал челюсти и внезапно сказал:

— Чжань Вэй, неважно, что ты услышал и узнал, держи рот на замке!

В это время Чжань Вэй, держащий свою летучую мышь Дю Дю, потёр уши.

Он не говорил о таких важных вещах, у него были принципы. Чжань Вэй потянул
Дю Дю за крылья:

— Командир Фан серьёзно болен. Я не знаю, что будет, когда позже эта новость
станет известна. Дю Дю, мы должны собрать больше информации.

Шу Сяохуэй сунул в рот последний картофель фри и встал:

— Пи?

Хозяин маленькой летучей мыши подслушал всё?

Чэнь Чэндо, предупредив Чжань Вэй, ответил:

— Почти.

Шу Сяохуэй подумал о летучей мыши, которая хотела сбить его с ног. Покачав
маленькими лапками, он сильно потёр лицо:

— Пи?

Что-то случилось? Я могу помочь?

Чэнь Чэндо повернулся и пошёл прочь.


— Мы сможем узнать ситуацию, только увидев командира. Давай сперва найдём
Пэн Сяолэй и отправим её к Пэн Пэн. Потом отправимся на встречу с командиром.

Шу Сяохуэй кивнул. Он беспокоился о мальчике. Пэн Сяолэй жила и училась в


школе, основанной военным лагерем. Она увидела Чэнь Чэндо вдали и, очень
счастливая, помчалась с несколькими детьми. Шу Сяохуэй посмотрел на
улыбающихся детей, почувствовав себя лучше.

— Капитан Чэнь! — Пэн Сяолэй поприветствовала его.

Чэнь Чэндо кивнул и сказал:

— Сяолэй, я хочу, чтобы ты сделала мне одолжение.

Пэн Сяолэй нервно посмотрела на Шу Сяохуэй:

— С хомяком что-то не так?

Чэнь Чэндо покачал головой и кратко рассказал о физическом состоянии Пэн Пэн.
Выслушав его, Пэн Сяолэй обеспокоилась:

— Он такой жалкий, я пойду с вами к нему.

Во время пути Пэн Сяолэй сильно хмурилась, а Чэнь Чэндо похлопал её по


голове:

— Не волнуйся, ребёнок не настолько плох.

— Пи?

Почему я чувствую, что Пэн Сяолэй, кажется, что-то скрывает от нас?

Пэн Сяолэй протянула руку, чтобы взять маленькую металлическую бутылку,


висящую на её шее, и улыбнулась, подняв голову:

— Да, с ним всё будет в порядке!

Они добрались до лаборатории. Чэнь Чэндо поприветствовал охранников и


толкнул дверь. В лаборатории профессор Вэй всё ещё сидел на стуле для отдыха,
его глаза блуждали по сторонам, как будто он не спал.

— Пи?

Профессор Вэй всё ещё думает?

Чэнь Чэндо кивнул, удивив Шу Сяохуэй.

— Пи!

Непостижимо!

Чэнь Чэндо отвёл Пэн Сяолэй прямо в гостиную, где Пэн Пэн спал в постели, у
него было маленькое худое и очень бледное лицо, и девочка, не удержавшись,
прикрыла рот и заплакала. Через какое-то время она шмыгнула и посмотрела на
Чэнь Чэндо:

— Капитан Чэнь, есть кое-что, что я вам не сказала, — она сняла с шеи
металлический флакон, который дал ей Чэнь Чэндо. — Наша с маленьким
Миллетом сила исцеляет.

— ...

— ...

Это огромный сюрприз!

Профессор Вэй, который был похож на блуждающую душу, внезапно заговорил:

— У него полиорганная недостаточность, ты всё ещё можешь его вылечить?

Глава 36. Он тоже может быть больше.

Пэн Сяолэй сказала, держа маленькую металлическую бутылку:

— Я не уверена, мои способности заставляют меня саму исцелять. Благодаря


способности Миллета я могу вылечить некоторые переломы и травмы других
людей, но он обладает более мощными способностями, я ещё не использовала
их.

Шу Сяохуэй внезапно вспомнил о детях, которых поймал тот злой человек, но на


их телах не было шрамов. Он подумал, что у нечестивца ещё осталось немного
совести и тот не бил детей. Оказалось, что Пэн Сяолэй исцеляла их раны. Шу
Сяохуэй вылез из маленькой клетки, схватил одежду Чэнь Чэндо и бросился ему
на плечи. Его маленькие чёрные глазки с уверенностью посмотрели на Пэн
Сяолэй, затем он поднял одну заднюю лапу и встал, благословляя девочку
удачей. Она была тронута действиями хомяка и застенчиво улыбнулась:

— Я сделаю всё, что в моих силах!

Она вытащила Миллет из маленькой металлической бутылки. Муравей на её


ладони вытянул щупальца и поднялся до кончиков пальцев девочки, которая
присела на корточки и ссадила своего питомца на пол. Профессор Вэй, который
был похож на блуждающую душу, тоже через некоторое время присел на
корточки, но теперь его мозг был немного хаотичным, он смотрел на муравья с
лёгким поражением: казалось, перед ним появилось бесчисленное множество
маленьких чёрных пятен, которые начали двигаться.

Профессор Вэй снял очки и потёр глаза. Он подумал, что недостаток сна повлиял
на его зрение, а маленькие лапки Шу Сяохуэй почесали ухо Чэнь Чэндо,
наблюдавшего за маленькими чёрными пятнами, проникающими через отверстия
в окнах:

— Пи?
Это всё муравьи?

Чэнь Чэндо почувствовал щекотку в ухе и, поймав Шу Сяохуэй, положил его на


ладонь, также присев на корточки и глядя на пол. Живот Шу Сяохуэй прилегал к
ладони мужчины, и хомяк вытянул голову, чтобы посмотреть на пол. Эти муравьи
были размером с Миллет, каждый держал небольшой полупрозрачный камень,
который был немного больше или примерно такого же размера, как его
собственное тело. И эти маленькие муравьи выстроились в ряд перед Миллетом,
а затем сложили все маленькие камни перед кроватью Пэн Пэн.

В это время профессор Вэй наконец сфокусировал взгляд и увидел, что это были
не чёрные пятна, а маленькие муравьи. Профессор Вэй покачал головой и
перестал смотреть на них, чувствуя, что у него закружится голова, если он
посмотрит на них ещё раз. Он поднял очки и сказал:

— Кажется, животные более точны, чем наши инстинкты.

И Чэнь Чэндо, и Шу Сяохуэй посмотрели на него. Профессор Вэй указал на груду


маленьких камней, которые были чистыми и прозрачными, как песок для мытья, и
сказал:

— Это такие же камни, как и тот, что я нашёл, он соответствует древностям.

Хотя Шу Сяохуэй не понимал, что имел в виду профессор Вэй, он подумал, что эти
маленькие полупрозрачные камни определённо были полезны. Итак, он
посмотрел на маленьких муравьёв, которые с надеждой продолжали присылать
камни. Эти маленькие муравьи продолжали собираться, а маленькие муравьи,
положившие камень, не уходили, а собирались вокруг Миллета. После того, как
последние несколько муравьев положили маленькие камни, Пэн Сяолэй и Миллет
начали излучать светло-зелёный свет, а затем все муравьи стали
энергетическими телами. Эта сцена ошеломила профессора Вэй, и он
пробормотал:

— Нет, теоретически человеческое сознание можно согласовать только с одним


животным. Как это может быть группа муравьёв? Мое исследование ошибочно?

Профессор Вэй неосознанно посмотрел на группу рыб-ангелов в аквариуме. Зебра


выплёвывал поток пузырей, тихонько взмахивая хвостом, сжимаясь до самой
внутренней части косяка рыб. Профессор Вэй поправил очки и повернул голову
назад. Может быть, ему стоит изучить феномен сгруппированных домашних
животных?

В это время группа муравьёв в состоянии энергетического тела не


интегрировалась в тело Пэн Сяолэй, как поступали другие питомцы, но слилась и
превратилась в гигантское энергетическое тело высотой с половину человека. Шу
Сяохуэй полностью удивился.

Он стоял на ладони Чэнь Чэндо, его две передние лапы дрожали, а маленькие
чёрные глаза были устремлены на гигантское энергетическое Миллета. Чэнь
Чэндо подумал, что Шу Сяохуэй испугался большого муравья, и нежно взял мягкий
хомячий мячик, потирая его и успокаивая:

— Не бойся.

Хомячий шар был таким мягким и удобным, совсем как бескостный. Шу Сяохуэй,
которого потирали по всему телу, сердито вытянул задние лапы и с силой ударил
Чэнь Чэндо по большому пальцу, чтобы прекратить потирания.

— Пи!

Психопат, я разозлюсь!

И он не испугался, его поразило то, что он снова стал самым маленьким боевым
питомцем… О, почему он не мог стать больше? Подождите~ Кажется, нет! Шу
Сяохуэй моргнул. Он тоже мог стать больше! Он мог стать человеком! Хотя
продолжительность этого только в секундах, но он был бы ростом в целого
человека, Миллет был только в половину роста!

Разочарованное сердце Шу Сяохуэй внезапно исцелилось, он потёр лицо и


продолжил смотреть на Миллета. Чэнь Чэндо смутно почувствовал мысли хомяка,
качая головой и смеясь. Он не знал, что во всём виноват он! Он вырезал хомяка
настолько большого, что слух о пятиметровом боевом питомце-хомяке
распространился повсюду, что глубоко взволновало мягкое сердце Шу Сяохуэй.

В это время гигантский муравей вытянул свои щупальца и положил на груду


маленьких камней, которая затем немедленно превратилась в белый свет и
отправилась в гигантское энергетическое тело муравья, становившееся всё толще
и толще и кажущееся твёрдым. Затем, под управлением Пэн Сяолэй, гигантское
энергетическое тело муравья положило щупальца на руку Пэн Пэн. Зелёный свет
непрерывно направлялся в тело мальчика по щупальцам.

Спящий Пэн Пэн был в бессознательном состоянии, и зелёный свет, посланный в


его тело, постепенно восстановил функции его тела, а также коснулся его
сознания. Его духовная сила вдохновляла и вторгалась в сознание каждого, но не
была агрессивной. Наверное, потому, что Пэн Пэн очень добрый. Духовная сила
только мягко текла в сознании каждого, не допуская ни вторжение в частную
жизнь, ни нападок на мышление, просто плыла так мягко, с необъяснимым
успокаивающим чувством. Затем глаза Шу Сяохуэй дважды моргнули и закрылись
из-за сонливости.

Он лишился всех сил и устал. Чэнь Чэндо нежно потёр живот Шу Сяохуэй, а
профессор Вэй, стоявший рядом с ним, внезапно упал. Чэнь Чэндо поднял его за
плечи, затем взглянул на Пэн Сяолэй и Пэн Пэн, который выглядел всё лучше и
лучше на кровати. Держа Шу Сяохуэй в одной руке и заснувшего профессора Вэй
– в другой руке, мужчина тихо покинул комнату.

Этот уровень духовной силы мало повлиял на Чэнь Чэндо. Он был обучен
сопротивляться различным снотворным или подобным снотворным препаратам.
Он отнёс профессора Вэй прямо к креслу для отдыха снаружи, а затем положил
Шу Сяохуэй в карман и вернулся, обнаружив, что Пэн Сяолэй тоже спала рядом с
кроватью Пэн Пэн...

Гигантское энергетическое тела муравья исчезло, группа муравьёв оказалась на


полу, очевидно, они болтались, касаясь щупалец друг друга, а затем уползали
прочь, как пьяные. Чэнь Чэндо некоторое время сидел на корточках и наконец
нашёл муравья Миллета, который, казалось, спал. Будет ли ему больно, если
прямо сжать его?

Хотя маленький муравей мог исцелить себя, Чэнь Чэндо не хотел, чтобы он был
ранен после того, как только вылечил Пэн Пэн. Чэнь Чэндо создал тонкую
стальную проволоку, взял маленького муравья и поместил его в небольшую
металлическую бутылку, которую Пэн Сяолэй повесила на запястье. Глядя на
девочку Чэнь Чэндо вытащил металл, благодаря которому был создан беспорядок
в этой лаборатории, чтобы тот поддерживал Пэн Сяолэй, образовав кровать. Чэнь
Чэндо нашёл одеяло и накрыл её им.

После того, как всё это было организовано, Чэнь Чэндо перевёл дыхание, оставил
записку для профессора Вэй и вышел из лаборатории. Солдаты снаружи
лаборатории были очень напряжены, а Чэнь Чэндо остро ощутил запах крови. Он
слегка прищурился и увидел окровавленные руки нескольких солдат, державших
пистолет. Он понял, не спрашивая, что эти солдаты, должно быть, почувствовали
успокаивающую духовную силу и поранились, чтобы не заснуть. Чэнь Чэндо
сказал:

— Вылечите раны.

— Да, капитан Чэнь!

Чэнь Чэндо похлопал их по плечу и покинул лабораторию профессора Вэй.

...

Чэнь Чэндо пошёл к месту, где жил командир Фан, командир Фан… делал
барбекю, но в воздухе стоял какой-то запах гари. Чэнь Чэндо посмотрел на
тёмные предметы в тарелках, и его веки дёрнулись. Хотя в настоящее время
запасов не было, а в Новом городе также проводилась реорганизация земель,
производство вскоре возобновилось... это всё ещё было пустой тратой, капитан
Чэнь немного не соглашался с этим. Кроме того, Шу Сяохуэй разбудил этот
странный запах. Он встал в кармане Чэнь Чэндо, выдернул маленькими лапками
карман и выглянул наружу:

— Пи?

Мы вышли из лаборатории? Это кто? Что он делает?

В это время командующий Фан взял жареный чёрный вертел, не зная, что это,
укусил его, а затем его брови сморщились, очевидно, вкус был не очень приятным,
но он всё же с трудом съел весь чёрный вертел.
— ...

Чэнь Чэндо остановился и взял второй вертел, который собирался съесть


командир Фан. Старый командир трудился большую часть своей жизни, что с
тратой еды! Командующий Фан сделал глоток воды и сказал:

— Взгляни, как эту рыбу нужно жарить. Я дважды провалился.

Один человек и один хомяк одновременно посмотрели на чёрный вертел в руке


Чэнь Чэндо и действительно не смогли понять, что это была рыба! Чэнь Чэндо
подошел к командиру Фан и встал перед ним, поднял вертел с рыбой на тарелке и
посмотрел на него. Это был маленький жёлтый горбыль, который не подвергался
предварительной обработке. Увидев, что Чэнь Чэндо взял кисть с соусом для
макания, командир Фан остановил его:

— Не надо, рыбу нужно жарить одну, больше ничего не добавляй, всё остальное
зависит от тебя.

Шу Сяохуэй слегка удивлённо посмотрел на этого седого старика. Будет ли


вкусно, если её приготовить на гриле? Чэнь Чэндо просто зажарил рыбу по
просьбе командира Фан, но он действительно хорошо готовил, рыба на гриле
оказалась немного желтоватой, но запах был очень ароматным. Хомячий шарик
чуть ли не пускал слюни. Командир Фан удовлетворённо улыбнулся:

— Я знаю, что ты можешь приготовить лучшее барбекю!

Затем командир Фан вошёл в дом и вышел с оранжевым котом. Хомячий шарик
был потрясён и осторожно сжался, оставив только тайно наблюдающую
небольшую половину своей головы, маленькие чёрные глазки осторожно
посмотрели в ту сторону. По сравнению с Мао Я, Чёрным Ястребом и тем
крокодилом кажется, что кошки – естественные враги грызунов! Посмотрев
некоторое время, Шу Сяохуэй внезапно встал и посмотрел на подбородок Чэнь
Чэндо:

— Пи?!

Кажется, что-то не так с оранжевым котом?

Глава 37. Маленький хомячий шар и большой кошачий блин.

Однако, когда Шу Сяохуэй сказал это, толстый большой оранжевый кот внезапно
поднял голову, и пара янтарных глаз посмотрела на хомяка, в то время как
толстая белая лапа протянулась вперёд. Шу Сяохуэй увидел это, расслабил лапы
и, взмахнув ими, втянулся обратно в карман. Командующий Фан обнял кошку и
потер её голову:

— Большой Апельсин, сегодня жареная рыба, жареная рыба Сяо До


восхитительна.
Шу Сяохуэй слушал, как оранжевый кот снаружи ест рыбу, и постепенно
успокаивался, после чего внимательно выглянул наружу. Чэнь Чэндо коснулся его
макушки:

— Не бойся, Большой Апельсин, выращенный командиром, ещё не ел мышей.

— ...

Шу Сяохуэй молча взглянул на большого оранжевого кота, который ел рыбу. Он не


ел мышей, но это не значит, что он не съест хомяка...

— Ты сказал, что с кошкой что-то не так? — Чэнь Чэндо продолжил жарить рыбу,
взял пучок фиолетовой капусты, отщипнул сверху небольшой кусочек и протянул
Шу Сяохуэй, который неосознанно взял его, укусил немного, а затем выбросил эту
горькую штуку.

— Пи!

Тёмный туман над головой большого оранжевого кота достаточно густой, чтобы
пошёл дождь. Чэнь Чэндо нахмурился, взяв свежеиспечённую рыбу, и подошёл к
командиру Фан. Кошачий рот боялся тепла, и командующий Фан разорвал
жареную рыбу, чтобы охладить её, а затем положил в лоток для кошачьего корма.
Чэнь Чэндо протянул руку и потёр ухо большой рыжей кошки:

— Командир, что случилось с Большим Апельсином?

Действия командира Фан на время приостановились, но он продолжил разбирать


рыбу. Вместо того чтобы ответить на вопрос Чэнь Чэндо, он задал свой:

— Был ли спасён боевой питомец профессора Вэй?

Чэнь Чэндо кивнул, присев на корточки перед командиром Фан, но ничего не


сказал. Тот взглянул на него:

— Как ты собираешься поступать с людьми Бай Хуни?

— Рубить траву и уничтожать корни! — сказал Чэнь Чэндо.

Командир Фан собирался ударить его по голове. Чэнь Чэндо не прятался, но


командир Фан на самом деле ударил его не по голове, а с силой по плечу:

— Их грех не стоит смерти.

Чэнь Чэндо поднял глаза, в которых отражалась какая-то холодность, и посмотрел


на него:

— Рано или поздно.

Он успешно вернул Пэн Пэн и спас Зебру, последние карты в руке Бай Хуни. Если
у Бай Хуни оставались амбиции, он должен был предпринять другие действия.
Люди в бараках были заняты восстановлением Нового города и его коммуникаций,
помощью выжившим и очисткой от зверей. Группа Бай Хуни знала только, как
копить припасы и строить империю. Если амбиции вынашивались слишком долго,
что-то неизбежно происходило, чтобы их можно было реализовать. Командующий
Фан вздохнул, взял полотенце и вытер руки:

— Ты… — после долгого молчания он снова заговорил: — Ты можешь делать, что


хочешь.

Он не мог позаботиться обо всех вещах, и потребовались бы самые большие


усилия, чтобы поддержать нынешнюю стабильность Нового города. После еды
большая рыжая кошка потёрла морду, мяукнула, взмахнула хвостом и нашла
тенистое место, чтобы растечься в большой мягкий кошачий блинчик.

Чэнь Чэндо встал и продолжил жарить другие блюда. За исключением рыбы, все
остальные ингредиенты были овощами. Он поджарил картофельные чипсы,
взглянул на оранжевый кошачий блин и невольно спросил:

— Что за сила у Большого Апельсина?

Командир Фан подошёл и стал ждать, держа в руках небольшой поднос из


нержавеющей стали. Услышав этот вопрос Чэнь Чэндо, он внезапно засмеялся и
покачал головой:

— У него нет никаких способностей, он только ест и спит. Он почти превратился в


слона.

Шу Сяохуэй ухмыльнулся в кармане Чэнь Чэндо. Теперь наконец он не был самым


круглым и толстым. Его поздравления! Шу Сяохуэй высунул голову из кармана и
испытал особую привязанность к старику. Командующий Фан почувствовал, что
карман Чэнь Чэндо сперва казался немного выпуклым и, казалось, что-то
двигалось внутри. Когда он увидел маленькую волосатую головку Шу Сяохуэй, он
на мгновение замер и вдруг рассмеялся: наверное, это был тот пятиметровый
хомяк. Сразу после смеха командующий Фан внезапно протянул руку и
торжественно сказал:

— Сяо До, позволь своему хомяку подойти сюда.

Одна рука Чэнь Чэндо была занята, и он прямо сказал хомяку:

— Иди.

Шу Сяохуэй передвинул своё маленькое круглое тело, вылез из кармана и попал в


руки командира Фан, который внимательно посмотрел вниз. Выражение его лица
было очень серьёзным, что заставило Шу Сяохуэй занервничать:

— Пи?

Что происходит?

Чэнь Чэндо положил жареные овощи в небольшой противень из нержавеющей


стали и посмотрел на командира Фан:
— С ним что-то не так?

Брови командира Фан искривились.

— Подожди.

Затем он подошёл к своему большому коту, держа Шу Сяохуэй, и поместил его


рядом с лапой питомца. Напуганный Шу Сяохуэй хотел убежать, расставив лапы,
но движение кошачьей лапы совсем не было медленным, и она точно придавила
тело Шу Сяохуэй. Чэнь Чэндо нахмурился:

— Командир!

Командующий Фан махнул рукой:

— Расслабься, всё в порядке.

Маленькое сердце Шу Сяохуэй вот-вот выскочило бы. Большой рыжий кот накрыл
его спину мягкой лапой. Он дёргал лапами и пытался бежать, но ему не удавалось
вырваться из-под кошачьей лапы: недостаточно силы.

— Пи!

Чэнь Чэндо, спаси меня! Я больше не скажу, что ты психопат!

Чэнь Чэндо действительно волновался. Как только он подошёл, то увидел Шу


Сяохуэй, которого держал за две лапы большой оранжевый кот перед своей
пастью.

— ! — конечности Шу Сяохуэй мгновенно опустились, и его тело стало жёстким, он


мог притвориться умирающим!

Командир Фан остановил Чэнь Чэндо:

— Не волнуйся, ничего не произойдёт!

Затем толстая розовая лапа большого оранжевого кота мягко прижалась к животу
Шу Сяохуэй, в то время как другая лапа зафиксировала его спину. Командующий
Фан кивнул:

— Я знаю, отпусти маленького хомячка.

Окаменевший Шу Сяохуэй с трепетом открыл свои маленькие чёрные глаза и


посмотрел на Чэнь Чэндо. Мужчина немедленно подошёл и протянул руку, чтобы
забрать хомяка, однако в этот момент большой рыжий кот высунул свой красный
язык и лизнул Шу Сяохуэй. У Чэнь Чэндо проступили голубые вены. Что это? К его
хомяку приставал толстый кот?

Шу Сяохуэй сжался в клубок и спрятался на ладони Чэнь Чэндо, чувствуя, что


пережил этот процесс от жизни к смерти, а затем от смерти к жизни. Пи, что
именно хотят сделать этот человек и кошка? Чэнь Чэндо сдержал гнев и потёр
спину хомяка. Они должны вернуться, чтобы принять ванну! Помыть ещё
несколько раз! Командующий Фан нежно посмотрел на Шу Сяохуэй:

— Сяо До, позаботься о нём, давай ему больше есть того, что он хочет.

— ...

— ...

Один человек и один хомяк внезапно замолчали. Хотя Шу Сяохуэй полностью


согласен с командиром Фан, он чувствовал, что этот тон казался немного
странным. Чэнь Чэндо взглянул на старика:

— Командир, что вы имеете в виду?

Командир Фан вздохнул и похлопал его по плечу:

— Ты не разделил жизнь с маленьким хомяком?

Чэнь Чэндо кивнул. Шу Сяохуэй тихонько высунул голову из щели между его
пальцами, прислушиваясь и опираясь на уши. Командир Фан сказал:

— Твоя жизнь очень долгая, но средний маленький хомяк проживёт несколько лет.
Тот, что у тебя в руке, будет жить два с половиной года.

Шу Сяохуэй обнаружил, что рука Чэнь Чэндо слегка задрожала... Чэнь Чэндо
нежно потирал мягкий живот Шу Сяохуэй, всего два с половиной года... Сначала
профессор Вэй дал ему лишь расплывчатый ответ, и он долгое время
беспокоился о продолжительности жизни своего хомяка. Теперь он неожиданно
получил утвердительный ответ от командира Фан. Чэнь Чэндо почувствовал, как
что-то застряло в его сердце, пронзив его настолько сильно. Должен быть способ!
Если он сможет позволить маленькому хомяку полностью стать человеком за эти
два с половиной года, всё будет хорошо!

Чэнь Чэндо очень хотел спросить профессора Вэй, как получить эти
полупрозрачные камни. Он также мог попросить Пэн Сяолэй о помощи. Поскольку
муравьи могли брать камни, они должны знать, где их искать. Девочке так
нравились хомяки, и она обязательно ему поможет.

Вообще, когда Чэнь Чэндо глубоко задумался, Шу Сяохуэй смог ощутить его
сознание, однако в это время ритм мыслей Чэнь Чэндо был немного хаотичным и
наполнен эмоцией, приближенной к грусти. Шу Сяохуэй был движим этой эмоцией,
поэтому не обращал внимания на то, что Чэнь Чэндо знал, что хомяк может
превратиться в человека. Шу Сяохуэй наступил на палец Чэнь Чэндо маленькими
лапками и сказал:

— Пи!

Эй, посмотри на мою короткую жизнь, относись ко мне хорошо! Хм... разве ты не
понимал, что я жаждал рыбу большой оранжевой кошки?
Чэнь Чэндуо посмотрел на хомячий мячик в руке и коснулся его круглых ушей:

— Командир, есть ещё рыба?

Командир Фан указал за спину:

— В комнате.

При этом он тайно радовался, что этот мальчик не понял проблемы. Чэнь Чэндо
тщательно приготовил рыбу для Шу Сяохуэй, и она была коричневой и хрустящей.
Мужчина немного покормил Шу Сяохуэй при помощи зубочистки. Шу Сяохуэй
очень послушно стоял на руке Чэнь Чэндо, взяв зубочистку маленькой лапкой и
поедая хрустящую рыбу. Мужчина наконец успокоился и внезапно посмотрел на
командира Фан:

— Откуда вы узнали продолжительность жизни маленького хомяка?

Командир Фан взглянул на небо:

— На небе тонкое облако, и я не знаю, пойдёт ли сегодня дождь.

— Командир, вы раскрылись.

— Будет очень жарко, если не пойдёт дождь.

Чэнь Чэндо повернулся, чтобы поднять большого оранжевого кота, и встряхнул


его:

— Командир, это ваш боевой питомец?

Командующий Фан взял оранжевого кота, нетерпеливо машущего лапами.

— Командир, что у вас и Большого Апельсина за способности? — спросил Чэнь


Чэндо.

Командующий Фан коснулся задней части шеи кота и наконец сказал:

— Предвидеть жизнь и смерть.

— ...

— ...

Эта сила немного пугала...

Глава 38. Командир Фан и Большой Апельсин.

Помимо первоначального удивления, Шу Сяохуэй с некоторым беспокойством


посмотрел на командира Фан и большого ленивого оранжевого кота. Способность
предсказывать жизнь и смерть – всегда нехорошо. Более плотный, чем у
профессора Вэй, чёрный туман над головой Большого Апельсина мог быть связан
с ней?
В прошлом Шу Сяохуэй видел судьбу человека. Он впервые видел такое ужасное
невезение у боевого питомца. Маленькая лапка хомяка схватила палец Чэнь
Чэндо, выражая ему свои опасения. Мужчина потёр его мягкий живот и несколько
раз сжал нижнюю челюсть. Вероятно, это было гораздо серьёзнее.

Командир Фан сжал толстые кошачьи лапы и поставил большую рыжую кошку на
землю. Большой Апельсин покачал круглым задом и снова вернулся к дереву.
Толстые белые кошачьи лапы выпрямились вперёд, а голова кошки упёрлась в
передние лапы. Прищурив янтарные кошачьи глаза, он продолжал лениво лежать.

Шу Сяохуэй высунул голову через палец Чэнь Чэндо, чтобы взглянуть на


командира Фан, а затем перевёл взгляд на большого оранжевого кота, над
головой которого мог пойти дождь, и изо всех сил попытался укусить Чэнь Чэндо
за большой палец, похожий на нержавеющую сталь. Шу Сяохуэй сказал:

— Пи!

Пойду посмотрю на чёрное облако большого оранжевого кота, ты должен быть


готов ответить мне в любой момент!

Чэнь Чэндо слегка нахмурился. Нос Шу Сяохуэй некоторое время дёргался, и он


снова сказал:

— Пи!

Если он захочет меня съесть, ты должен будешь поторопиться! Иначе я тебя не


отпущу, став хомяком-призраком!

После этого Шу Сяохуэй вырвался из его руки, соскользнул на землю по плечу,


талии, бедру и осторожно побежал к большой рыжей кошке. Размер туловища
большого оранжевого кота был очень велик. Шу Сяохуэй считал, что тот должен
быть похож на боевого питомца Ли Хуэй – Мао Я. Шу Сяохуэй подумал о своей
фигуре, пока приближался: если с той же скоростью продолжать идти... мм...
кажется, он не должен смеяться над ним...

Шерсть большого оранжевого кота была гладкой и мягкой, а её цвет отличался


особой красотой, отчего хомячку становилось очень тепло. В тот момент, когда он
собирался подкатиться к большому оранжевому коту, Большой Апельсин открыл
глаза, и его янтарные глаза пристально посмотрели на него. Шу Сяохуэй
осторожно изменил направление, и глаза большого оранжевого кота проследили
за ним, и в то же время волосатый хвост большого оранжевого кота поднялся и
слегка повернулся, а толстые белые кошачьи когти осторожно двинулись. Шу
Сяохуэй всегда чувствовал, что большой оранжевый кот кажется весёлым...

Шу Сяохуэй нервно потёр свою маленькую лапу, гадая, где он сможет взобраться.
Вероятно, только с макушки кошачьей головы он сможет увидеть чёрный туман. В
этот момент Чэнь Чэндо подошёл, протянул руку и надавил на затылок большого
оранжевого кота, а другой рукой протянул его под шею, нежно почёсывая.
Большой кот заурчал, раздвинул четыре лапы, слегка повернул мягкое тело и
поднял глаза, позволяя Чэнь Чэндо чесать его подбородок и живот.

Шу Сяохуэй наконец не беспокоился об этом. Он посмотрел на большого


оранжевого кота, которому тёрли его белый мягкий живот, и испытал сложные
эмоции. Хомячий шарик дёрнулся и побежал к макушке большого оранжевого
кота, протянул лапы и схватился за облако, которые мог видеть только он.
Кажется, оно отличалось от того, что он обычно видит.

Шу Сяохуэй потёр свои маленькие лапки, а затем поднял их, чтобы попытаться
избавиться от неудачи, однако обнаружил, что чёрный туман этого большого
оранжевого кота было гораздо труднее очистить, чем другие, и что он поглотил
почти все его способности, по-прежнему оставшись тёмным и нетронутым. Шу
Сяохуэй вытянул когти и потёр уши, после чего посмотрел на Чэнь Чэндо, который
всё ещё держал кота на руке, и коснулся его зубами:

— Пи!

Всё в порядке!

Чэнь Чэндо ослабил хватку на большом оранжевом коте и поднял Шу Сяохуэй.


Большой рыжий кот вяло фыркнул, зевнул и шевельнул хвост. Шу Сяохуэй встал
на его руку и сказал:

— Пи… пи.

Моё благословение не работает. Чёрный туман неудачи у большого оранжевого


кота настолько густой, что его невозможно очистить. В определённой степени
неудача – это несчастье.

Чэнь Чэндо кивнул и посмотрел на командира Фан в стороне.

— Командир, я хочу услышать, как вы предсказываете жизнь и смерть.

Командующий Фан указал на барбекю:

— Мы всё ещё говорим во время еды, не трать её зря.

Чэнь Чэндо повернулся, потянулся к маленькой пурпурной чашке командира Фан,


разливающего чай кунг-фу, положил туда Шу Сяохуэй и молча повернулся, чтобы
разобраться с ингредиентами. Никто, кроме него, не пил чай кунг-фу во время
барбекю. Командующий Фан поднял брови и сел перед столом.

Если посмотреть на маленького хомяка с маленькими лапами, небольшим носом,


маленькими влажными и блестящими глазами, а также с круглым телом внутри
пурпурной миски с песком, можно понять, что это пухлый питомец. Командир Фан
внезапно почувствовал хорошее настроение. Разве это не круглый чайный
питомец? Конечно, его невозможно заварить.

Командир Фан пил чай и самодовольно наблюдал за боевым питомцем. Большой


оранжевый кот под деревом перевернулся и поднял кошачью лапу, чтобы закрыть
глаза. Чэнь Чэндо подошёл к старику с небольшим подносом из нержавеющей
стали, взял еду с вертела палочками для еды и протянул её командиру Фан,
который взял палочки для еды, чтобы съесть жареные баклажаны и грибы. Чэнь
Чэндо положил жареную капусту в другую миску и протянул Шу Сяохуэй
небольшой кусок. Хомяк, лежа в чашке с пурпурным песком, ел жареную капусту,
которая была сладкой и хрустящей и очень ему понравилась.

Командир Фан впервые увидел такое милое маленькое животное. Он протянул


руку и поставил чашку на свою сторону. Шу Сяохуэй, который грыз капусту, поднял
маленькую головку и посмотрел на него, а затем продолжил есть. После того, как
командир Фан улыбнулся, он поднял глаза и увидел серьёзное лицо Чэнь Чэндо.
Было кое-что, что он должен был сказать парню: он должен передать ему военную
силу должным образом, даже если это будет сложно. Коммандер Фан налил чашку
чая и поставил её.

— На самом деле, в этом нет ничего особенного. Мы с Большим Апельсином


просто можем видеть жизненный цикл некоторых людей или животных.

Шу Сяохуэй вытянул голову из чайной чашки, чтобы посмотреть на командира


Фан, приподняв уши, чтобы послушать его. Командующий Фан протянул руку и
почесал голову Шу Сяохуэй, из-за чего маленький хомячий подбородок упёрся в
край чайной чаши. Маленькие чёрные глазки наполнились беспокойством. Чэнь
Чэндо спросил:

— А как насчёт продолжительности вашей с Большим Апельсином жизни?

Командующий Фан взял гриб и засунул его в рот. Через некоторое время он
медленно произнёс:

— Разве мы с Большим Апельсином не постарели?

Чэнь Чэндо дёрнул губами.

— Вам меньше 70! Вы растили Большого Апельсина всего семь или восемь лет.

Командующий Фан поднял глаза:

— Очень немногие люди могут дожить до 70 лет.

Командир Фан засунул в рот кусок капусты. Когда он жарил на гриле, он смыл
пряное масло, которое было очень освежающим. Старик сказал на вдохе:

— Нормально прожить короткое время. Моего лекарства почти нет. Без него
моему телу будет становиться всё хуже и хуже. Смерть придёт рано или поздно.

— Я достану вам все лекарства, а теперь есть и сила исцеления, — ответил Чэнь
Чэндо.

Командующий Фан на мгновение остановил руку и небрежно перевернул тарелку.


— Независимо от того, что у лекарства есть срок годности, исцеляющая сила не
обязательно будет мне полезна.

Чэнь Чэндо нахмурился.

— Что вы имеете в виду?

Командир Фан взял полотенце и вытер руки, опираясь на сиденье.

— Слышал о пассивных способностях? — командующий Фан поднял палец,


указал на большого оранжевого кота и сказал: — Мы с Большим Апельсином
умеем предсказывать жизнь и смерть – это пассивная способность, мы можем
чётко знать продолжительность жизни людей или животных, которых видим, и чем
больше существ мы смотрим, чем больше мы знаем, тем быстрее сокращается
продолжительность нашей жизни.

Веки Чэнь Чэндо дёрнулись:

— Почему вы не сказали мне раньше?

Чтобы построить новый город, командир Фан повидал столько людей, если бы он
знал раньше… Командир Фан сердито взглянул на него:

— Сколько раз я просил тебя забрать власть, ты, похоже, сбегал. Как я мог с тобой
поговорить?

— Мой опыт не подходит.

Он был обученной машиной для убийства, и иногда суждения, которые он


выносил, были экстремальными. Командир Фан усмехнулся:

— Возможно, твои суждения не будут хуже в нынешней ситуации, разве ты не


думал много раз, что моей решимости недостаточно?

Чэнь Чэндо взглянул на него. Хотя некоторые действия командира поначалу


казались нерешительными, мужчина внезапно понял это после осознания, какими
способностями обладает командир Фан.

— Влияет ли ваше решение на продолжительность жизни некоторых людей?

Командующий Фанг покачал рукой, сделал глоток чая и успокоил свой разум,
прежде чем сказать:

— Почему ты так думаешь?

— Продолжительность вашей с Большим Апельсином жизни не должна


сокращаться из-за знания продолжительности жизни других людей! Вы чётко
знаете, когда кто-то умрёт, поэтому найдёте способ это изменить: если он не умер
в установленные сроки, продолжительность вышей с Большим Апельсином жизни
сокращается. Я прав?

Командир Фан молчал.


— Изменялась ли когда-нибудь продолжительность жизни профессора Вэй?
Должен ли он был умереть несколько дней назад?

Шу Сяохуэй был шокирован внезапными словами Чэнь Чэндо, как тот пришёл к
такому выводу? Командующий Фан сел на сиденье, глубоко вздохнул и кивнул:

— Сначала я послал кого-то спасти профессора Вэй, но на полпути изменил своё


решение и отказался от спасения. Когда Фэй Ан вёл истребитель, чтобы встретить
тебя, я никого не посылал, чтобы его остановить.

Чэнь Чэндо сжал подбородок и медленно сказал:

— Потому что вы обнаружили, что, если придёте спасать людей и остановите Фэй
Ан, жизнь профессора Вэй будет окончена?

— Жизнь и смерть других людей не слишком сильно повлияли на меня и


Большого Апельсина, но профессор Вэй отличался. После того, как ты спас его, я
обнаружил, что жизни и смерти почти всех людей сильно изменились в Новом
городе. Этого я не ожидал, но мне повезло. Мне нечем жертвовать, мои старые
товарищи мертвы, но замешан Большой Апельсин.

Командующий Фан закрыл глаза после разговора, и вокруг него воцарилась


ужасная тишина. Шу Сяохуэй посмотрел на старика, который спокойно опирался
на сиденье. Мысли этого старика могли изменить жизнь и смерть многих людей.
Когда решение принято, любая мысль будет управлять жизнью и смертью других.
В то же время он чётко знал, кто родится, а кто умрёт. И независимо от того, кто
выживет, а кто умрёт, продолжительность жизни его и Большого Апельсина будет
короткой. В таких обстоятельствах любое решение, естественно, будет казаться
нерешительным. Это не нерешительность, это для общего блага...

Маленькие лапы Шу Сяохуэй сжались перед его грудью, чтобы прикрыть его
маленькое сердце. Ему всегда было очень скучно, но слёзы вот-вот собирались
пролиться. Чэнь Чэндо потёр мягкий рубец Шу Сяохуэй, положил его на плечо,
встал перед командиром Фан и выполнил торжественное военное приветствие.

Глава 39. Я утонувший хомяк

Рука Чэнь Чэндо упала на край чашки, куда был помещён Шу Сяохуэй, и он
коснулся края чашки одним пальцем. Через некоторое время он спросил:

— Как долго?

Командующий Фан поднял глаза и со смешком посмотрел на Чэнь Чэндо:

— Нет смысла спрашивать об этом.

Чэнь Чэндо почувствовал ком в горле:

— Командир!
— Не нервничай, у меня есть чувство меры. Скажи мне, ты хочешь взять на себя
ответственность? — сказал командир Фан, махнув рукой.

Чэнь Чэндо кивнул:

— Я возьму.

Командир Фан с улыбкой сузил глаза и налил чай из чайника:

— Значит, у нас есть ещё четыре дня, чтобы поговорить об этом. В Новом городе
ещё многое предстоит сделать…

Услышав первую половину предложения, Чэнь Чэндо рукой, держащей край


чашки, чуть не раздавил чашку с чаем. Шу Сяохуэй вытянул лапы и взял
указательный палец мужчины, чтобы утешить его. Но всего четыре дня... Ему тоже
было грустно. Чэнь Чэндо вздохнул, потёр указательным пальцем подбородок Шу
Сяохуэй и внимательно выслушал командира Фан.

Новый город встал на верный путь, очистка от зверей также проводилась


упорядоченно, и выжившие со всего мира постепенно собирались вместе.
Единственной серьёзной проблемой был контроль над огнестрельным оружием и
способностями. Согласно предсказанию профессора Вэй, почти у всех в будущем
будут способности, и, конечно же, будет много атакующих способностей. Если они
не получили способности вначале, это будет очень большой скрытой опасностью
в будущем, поэтому сейчас самой большой головной болью для командира Фан
была формулировка правила о контроле способностей.

Слушая, как командир Фан и Чэнь Чэндо обсуждают это, Шу Сяохуэй


почувствовал, что ничем не может помочь, поэтому он высунул голову, чтобы
посмотреть на Большого Апельсина под деревом. Он всё же хотел попробовать
ещё раз... Шу Сяохуэй встал из чайной чаши и спустился к столу вместе с рукой
Чэнь Чэндо, тихо ему сказав:

— Пи.

Я хочу побыть с Большим Апельсином.

Чэнь Чэндо посмотрел на него, кивнул, схватил хомяка за талию и положил на


землю. Узнав о командире Фан и Большом Апельсине, Шу Сяохуэй почтил их
жертву, поэтому чувство страха было отброшено. Шу Сяохуэй осторожно подошёл
к рыжему коту, посмотрел на его лапу, которая была почти такой же большой, как
его тело...

Шу Сяохуэй тихо протянул свои мини-лапы, нежно погладил большие кошачьи


лапы, затем быстро отошёл на небольшое расстояние. Большой Апельсин убрал
лапу, закрывающую его глаза, и открыл их. Он вытянул четыре лапы и зевнул. Шу
Сяохуэй посмотрел на красный кошачий язык и острые кошачьи зубы,
инстинктивно вздрогнул и тихо отступил. Зевнув, Большой Апельсин убрал лапы, и
всё его тело замерло, превратившись из большого кошачьего блина в большой
оранжевый шар. В то же время белые передние лапы вошли в белую пушистую
грудь, и он опустил голову, чтобы посмотреть на Шу Сяохуэй.

Шу Сяохуэй посмотрел на гигантского оранжевого кота, замер на три секунды,


посмотрел на свои маленькие лапки и наклонился, чтобы попробовать. Гм...
рожденный с короткими лапками, хомяк сдался. Но он также мог быть мячом! Итак,
хомячий мяч присел на корточки рядом с большим оранжевым кошачьим мячом.
Кот и хомяк использовали поведение для общения, которое даже не понимали.
Посмотрев некоторое время, Шу Сяохуэй почувствовал, что время пришло. Они
должны быть знакомы друг с другом. Затем Шу Сяохуэй попытался подойти
поближе и посмотрел на Большого Апельсина, чьи глаза не казались
агрессивными, поэтому хомяк снова приблизился. Пока он не сделал это, большой
рыжий кот по-прежнему выглядел так же и не двигался.

Шу Сяохуэй облегчённо вздохнул, встал, поднял заднюю лапу и выполнил стиль


тайцзи. Причина, по которой он использовал это действие, заключалась в том, что
ему было легче стоять твёрдо, когда он протягивал передние лапы вот так…
Маленькие лапы Шу Сяохуэй упали на мягкую шерсть Большого Апельсина, и
неожиданно погрузились в неё. Хомячий шар неверно оценил длину и толщину
шерсти большого рыжего кота...

Шу Сяохуэй, у которого на передней лапе не было опоры, споткнулся о белую


шерсть Большого Апельсина, оказавшись лежащим на белой лапе большого
рыжего кота. Большой Апельсин посмотрел вниз, и кошачья лапа перед его
грудью вытянулась, выталкивая висящий на ней хомячий мяч, а затем розовая
подушечка кошачьей лапы похлопала по спине маленького хомяка. Был ли он
утешен Большим Апельсином?

Шу Сяохуэй вскочил и снова принял позу, пытаясь помыть большого оранжевого


кота. Хомячий мяч подпрыгивал, пробовал двигаться во всех направлениях вокруг
него и наконец оказался почти измотан и парализован. Опустошённый хомячий
шар встал, посмотрел на командира Фан, вздохнул и собрался пойти к Чэнь
Чэндо, но на самом деле он упал, скатился и оказался в небольшой ямке из грязи,
образовавшейся после дождя прошлой ночью. Шу Сяохуэй дважды издал плеск.

Командир Фан, который говорил, внезапно остановился и немного удивлённо


посмотрел в сторону Большого Апельсина и маленького хомяка. Чэнь Чэндо
поспешно подошёл, чтобы поднять Шу Сяохуэй с земли, а сам хомяк стёр грязь со
своего лица. В то же время Большой Апельсин перебежал, но его скорость была
не такой высокой, как у Чэнь Чэндо, поэтому он ударил мужчину по икре. Увидев,
что Чэнь Чэндо поднял хомячий мяч, Большой Апельсин дважды обернулся вокруг
ямы, вытянул задние лапы, чтобы вытащить сухую почву, и закопал влажную яму,
как закапывал свои фекалии.

Чэнь Чэндо вернул Шу Сяохуэй к столу. Он как раз собирался вытереть того
полотенцем. Поскольку опасался, что Шу Сяохуэй пострадает, он не держал его
крепко, и тот внезапно выскользнул из его руки. Мягкий хомячий мячик упал прямо
в открытый чайник на столе…
Командир Фан снял крышку с чайника и хотел добавить горячей воды, но они оба
были слишком сосредоточены на разговоре, так что он забыл добавить воды и
закрыть крышку чайника. Конечно, хорошо, что командир Фан не добавил горячей
воды внутрь!

Шу Сяохуэй наступил на чайные листья в чайнике, половина его тела была


пропитана остаточным тёплым чаем, и он чувствовал чайный запах. Он
совершенно ничего не знал, в том числе и как он упал.

Чэнь Чэндо немедленно перевернул чайник и вылил мокрого хомяка. Командир


Фан поспешно передал салфетку. Чэнь Чэндо, держа пятнистого от чая Шу
Сяохуэй, тщательно вытер его. Грязь была смыта остатками чая, но влажный Шу
Сяохуэй выглядел очень жалко, а его шерсть прилипла к его дрожащему телу.
Хомяков нельзя мыть в воде... они могут простудиться!

Чэнь Чэндо стянул с себя одежду и положил Шу Сяохуэй себе на грудь, нежно
прикрыв рукой его тело. Слегка дрожащий хомячий мяч был прижат его
камуфляжным жилетом и прикреплён к груди тонким слоем ткани. Шу Сяохуэй
слышал сильное сердцебиение и чувствовал, как его согревают чьи-то грудные
мышцы.

Подошёл командир Фан:

— Всё в порядке?

Чэнь Чэндо покачал головой:

— Ещё не знаю.

Командир Фан обнял Большого Апельсина и с лёгким беспокойством посмотрел на


руку Чэнь Чэндо. Этот маленький хомяк был немного необычным. Когда
температура тела Чэнь Чэндо почти высушила воду на хомячьем шарике, Чэнь
Чэндо опустил свою руку и посмотрел на него. Казалось, в маленьких чёрных
глазках нет сознания! Сердце Чэнь Чэндо внезапно сжалось:

— Мышь Сяохуэй! Как ты? Ответь мне!

Шу Сяохуэй дёрнул лапами и очнулся от бессознательного состояния, его глаза


начали фокусироваться, затем, не зная почему, Шу Сяохуэй внезапно повернулся
и просунул голову в ладонь Чэнь Чэндо, даже уткнулся мордочкой в свои
маленькие лапы, оставив Чэнь Чэндо округлую талию. В то же время мужчина
услышал нетерпеливый голос Шу Сяохуэй:

— Пи!

Я в порядке! Не волнуйся!

Чэнь Чэндо вздохнул с облегчением и продолжил держать маленького питомца


перед своей грудью, но... Пальцы Чэнь Чэндо обвились вокруг мягкой, тонкой
талии Шу Сяохуэй, находящейся вне его пальцев.
— Мышь Сяохуэй, ты поменял окрас.

Шу Сяохуэй поразился, он повернул свою круглую талию, затем голову и с


удивлением посмотрел на Чэнь Чэндо, который слегка развёл ладонью, однако Шу
Сяохуэй мог видеть только свой мягкий живот, всё ещё белый мягкий мех и
розовую кожу. Чэнь Чэндо провёл пальцем по линии спины Шу Сяохуэй и
скользнул сверху вниз.

— Изначально ты был светло-серым, но теперь тёмно-серый.

Шу Сяохуэй скрутил своё тело и посмотрел на него. Маленькие лапки изо всех сил
боролись, и наконец он увидел небольшую спину. Шу Сяохуэй повернулся и встал
на ладонь Чэнь Чэндо, чтобы подумать о своём неудачном опыте. Споткнулся о
ровную землю, скатился в яму с грязью и упал в чайник. Хомяк сказал беззаботно:

— Пи?

Это, вероятно, знак неудачи.

Чэнь Чэндо слегка нахмурился, когда услышал это. Шу Сяохуэй сжал лапы,
подошёл к груди Чэнь Чэндо и снова сформировал шар. Его волосы ещё не были
сухими. Ему снова хотелось отдохнуть на груди. В это время командир Фан
коснулся головы Большого Апельсина и спросил:

— Сяо До, у твоего боевого питомца есть способности, отличные от твоих?

Чэнь Чэндо, продолжив прикрывать Шу Сяохуэй, кивнул:

— Его сила – это благословение удачей.

Командир Фан посмотрел на Большого Апельсина, почёсывая подбородок кота,


лежащего большой головой на его руке. Только что, когда маленький хомяк
скатился в грязевую яму, он и Большой Апельсин увеличили продолжительность
своей жизни на один день. Хотя продолжительность жизни маленького хомяка не
изменилась, это всё же принесло ему что-то плохое.

Этот хомяк был таким маленьким, и ему могла бы навредить череда неудач. Если
это и дальше будет происходить, в конечном итоге его жизнь сократится, поэтому
командир Фан решил не сообщать им о ситуации.

Шу Сяохуэй чуть не заснул на груди Чэнь Чэндо. Мужчина вытащил его и


осторожно потёр живот:

— Вытащи песок для ванны, тебе следует принять ванну как можно скорее.

Шу Сяохуэй лёг на ладонь, лениво взмахнул лапой и выбросил маленькую ванну и


песок из своего пространства, затем Шу Сяохуэй был ошеломлён, когда
посмотрел на мешок с песком для ванны, который собирался раздавить его. Он
явно хотел поставить его на стол!
К счастью, Чэнь Чэндо был достаточно быстр, удержав его, помогая избежать
столкновения, и в то же время другой рукой взяв мешок с песком для ванны.
Маленькие лапы хомяка тут же обняли большой палец Чэнь Чэндо:

— Пи!

Спасибо герою за спасение моей жизни!

— ...

"Тогда... ты хочешь выплатить мне гонорар?" – подумал Чэнь Чэндо. Неважно... он


должен действовать постепенно. Чэнь Чэндо насыпал для Шу Сяохуэй песок для
ванны, ничего не говоря, и положил мягкий шарик в ванну.

Глава 40. Отдел информации.

Однако Шу Сяохуэй был действительно истощён. Когда Чэнь Чэндо поместил его
в маленькую ванну, его две лапы несколько раз перелопатили песок, а его
маленькая голова ткнулась в него, после чего он заснул. У Чэнь Чэндо не было
выбора, кроме как самостоятельно поднять песок для ванны и нежно потереть Шу
Сяохуэй.

Спящий хомячий шар был очень мягким, но, поскольку ему мешали спать, он
время от времени пинал его лапами и неосознанно кусал пальцы. После того, как
хомячий мяч потирали в течение нескольких минут, мягкий мех наконец стал
чистым и сухим.

Думая о маленьком кусочке песка для ванны, застрявшем в шее Шу Сяохуэй в


прошлый раз, Чэнь Чэндо обвил пальцами хомяка и начал трясти. Белый песок
для ванны выпал из промежутков между его пальцев, а Шу Сяохуэй покачивался,
как клейкий рисовый шарик, становясь круглее и мягче, пока не закричал
невыносимо:

— Пи!

Стой, психопат!

— ...

Чэнь Чэндо помогал своему боевому питомцу, на этот раз он действительно не


понимал, как он мог быть психопатом? Четыре маленькие лапы Шу Сяохуэй
коротко сжались, он изо всех сил пытался приподнять тяжёлые маленькие веки, а
влажные маленькие чёрные глаза сердито смотрели на него:

— Пи!

Моя голова будет раскалываться!

Командир улыбнулся, почёсывая подбородок Большого Апельсина, который


лежал у него на коленях, как огромный баскетбольный мяч. Чэнь Чэндо
закашлялся и потёр пальцами живот Шу Сяохуэй.
— Я не буду беспокоить тебя, иди спать, — после чего он положил мягкого,
сладкого и ароматного хомяка в карман, из-за чего тот упал на плоский
алюминиевый лист и наконец заснул на нём.

Чэнь Чэндо убрал грязный рабочий стол и вошёл в комнату. Командир Фан с котом
на руках закрывал глаза, чтобы освежиться, и вскоре услышал звук изнутри.
Старик обрадовался, дважды покачав Большой Апельсин:

— Толстый кот, Сяо До готовит для тебя много закусок.

Большой Апельсин мяукнул, дёрнул хвостом, спрыгнул с ноги командира Фан и


двинулся своим пухлым телом в комнату, не зная, как эта округлая фигура была
такой подвижной.

...

Спящий Шу Сяохуэй необъяснимым образом почувствовал, что его спина немного


зябнет, у него закружилась голова, и он полез к отверстию кармана с
полуоткрытыми маленькими глазками, но оказался потрясён и сразу же проснулся.
В нескольких метрах в спешке летела знакомая чёрная летучая мышь. Кроме того,
он издавал странные звуки своим резким ртом. Шу Сяохуэй сразу же полез в
карман. Предыдущее невезение было ничем – самым страшным была эта
уродливая летучая мышь!

Просто летучая мышь не была близко к этой стороне, и Чэнь Чэндо поднял руку,
снова заперев его в клетку из проволоки. Уродливая милая летучая мышь просто
упала на землю, его крыло было прикреплено к проволоке клетки, и он смотрел в
направлении Чэнь Чэндо. Шу Сяохуэй тихо высунул голову, тайно наблюдая, и
посмотрел на жалкую летучую мышь, не зная, что сказать. Чэнь Чэндо увидел, что
хомяк проснулся, и посмотрел на него сверху вниз:

— Не бойся, я здесь, — затем мужчина слегка приподнял брови, протянул руку и


ткнул Шу Сяохуэй в голову. — Мышь Сяохуэй, развернись.

Шу Сяохуэй удивлённо посмотрел на него:

— Пи?

Что не так?

И в то же время Шу Сяохуэй повернулся, показывая свою спину. Чэнь Чэндо


посмотрел на светло-серую линию и провёл по ней рукой:

— Она снова побледнела.

— ...

Неужели он думает, что Шу Сяохуэй – одежда, которая может выцвести?!

В это время подбежал высокий и худой Чжань Вэй, поднял своего боевого
питомца и улыбнулся Чэнь Чэндо:
— Капитан Чэнь, вы меня ищете?

В то же время Чжань Вэй посмотрел на клетку: на этот раз она была


действительно хороша, похожая на птичью, с ручкой и калиткой с замком.
Казалось, что контроль над металлическими способностями у капитана Чэнь
улучшился. Чэнь Чэндо кивнул и сказал:

— Чжань Вэй, ты пойдёшь со мной.

Увидев, что Чэнь Чэндо идёт в направлении Информационного отдела Нового


города, Чжань Вэй взял клетку из проволоки и отступил на шаг:

— Мы можем поговорить здесь?

Сейчас половина сотрудников Информационного отдела принадлежит семье Бай.


Входить туда опасно.

— Ты осмелился прийти на военную часть, чего ты боишься? — спросил Чэнь


Чэндо.

Чжань Вэй потёр свой нос:

— Боюсь, ты убьёшь меня, чтобы сохранить секрет.

Чэнь Чэндо взглянул на него:

— Скажешь больше чуши, и я убью тебя сейчас!

Шу Сяохуэй схватился за карман и снова полез наверх.

— Пи!

Так жестоко!

— ...

Чэнь Чэндо протянул руку и ткнул Шу Сяохуэй в голову. Чжань Вэй заныл:

— Капитан Чэнь, о командире Фан я не сказал ни слова! Ты знаешь, как тяжело


каждый день хранить столько секретов в желудке!

Уголок рта Шу Сяохуэй дёрнулся: разве этот человек не слушал сплетни каждый
день своими ушами, как это могло быть сложным? Ему это явно нравилось.

— Не говори ерунды, заходи! — ответил Чэнь Чэндо.

Чжань Вэй последовал за Чэнь Чэндо в Информационный отдел, опустив голову.


Чэнь Чэндо отключил всю местную внешнюю связь и отвёл Чжань Вэй прямо в
центральную диспетчерскую, где министр Юань из Информационного отдела
посмотрел на Чэнь Чэндо с лёгкой паникой:

— Капитан Чэнь?
Чэнь Чэндо встал прямо перед камерой общего контроля и открыл внутреннюю
коммуникацию Информационного отдела:

— Я Чэнь Чэндо. Сейчас я издаю военный приказ об увольнении с должности


министра информации Юань Чжичэн. Чжань Вэй вступит в должность вместо него.
Этот приказ действует немедленно.

Первоначальная паника министра Юань превратилась в гнев:

— Чэнь...

Но, прежде чем эти слова были произнесены, Чэнь Чэндо поднял руку и прижал к
его шее шип. Министр Юань был похож на цыплёнка, которому перекусили шею,
он глотал слова и нервно смотрел на острый шип. После того, как Чэнь Чэндо
закончил говорить, он протянул руку и показал Чжань Вэй камере:

— Он Чжань Вэй!

Каким бы паникующим ни был Чжань Вэй, Чэнь Чэндо шаг за шагом шёл к Юань
Чжичэн, лицо которого выглядело бледным:

— Чэнь Чэндо! Вы идёте против воинского устава! Мой пост лично подтверждён
командиром, как вы смеете...

Чэнь Чэндо встал перед ним:

— Ты знаешь причину!

Лицо Юань Чжичэн изменилось, он стиснул зубы и отступил на шаг, избегая


армейского шипа.

— Чэнь Чэндо, я следую за тенденцией, ничего плохого! Новый город в будущем


станет империей! Сила семьи Бай превосходит ваше воображение. Вы пожалеете!

Чэнь Чэндо прищурился и внезапно потянулся, чтобы схватить министра Юань за


воротник:

— Что ты сделал?

Министр Юань поднял голову:

— Вам лучше отпустить меня, иначе система связи, которую вы так усердно
пытались восстановить, будет полностью разрушена!

В это время Чжань Вэй наконец закончил свою приветственную речь и, услышав
это от Юань Чжичэн, внезапно отреагировал:

— Капитан Чэнь, он знает все существующие линии Информационного отдела. У


Бай Хуни электрическая способность. Как только он расскажет Бай Хуни об этих
линиях, тот уничтожит всю существующую коммуникацию!
Шу Сяохуэй, съежившийся в кармане Чэнь Чэндо, опешил. Выжившие за
пределами Нового города могли спастись или быть спасёнными, полностью
полагаясь на существующие коммуникации. Их методы борьбы со зверями и
получение военного снаряжения были реализованы с помощью существующих
систем связи. Бай Хуни собирался разрушить это сообщение, он сумасшедший?!

Глава 41. Ловля хомячьего мяча.

Чэнь Чэндо мрачно посмотрел на Юань Чжичэн и отпустил руку, державшуюся за


его воротник. Юань Чжичэн думал, что спасён и Чэнь Чэндо хотел его отпустить,
но затем острая стальная проволока прошла через его руки и бедра. Капли крови
покатились по стальной проволоке, и Юань Чжичэн завыл, а всё тело оказалось
скручено. Чэнь Чэндо бросил его на стену и прикрепил к ней. Это было похоже на
жертвоприношение, по ногам этого человека текла кровь.

Почувствовав запах крови, Шу Сяохуэй на две секунды оказался ошеломлён, он


внезапно вытянул лапы, чтобы ухватиться за край кармана, и высунул свою
маленькую голову, увидев, как из шеи Юань Чжичэн хлынула алая кровь.
Стальная проволока Чэнь Чэндо была вставлена в чужую шею и напрямую
перерезала его сонную артерию. Глаза Шу Сяохуэй смотрели прямо на кровь.

Чэнь Чэндо внезапно потянулся, чтобы прикрыть свой карман, и прижал Шу


Сяохуэй, который высунул голову, вниз. В отличие от предыдущих раз, когда он
дразнился, в этот раз палец давил, и этому давлению нельзя было
сопротивляться. Шу Сяохуэй больше не высовывал голову. Он забился в карман,
а его маленькие лапки схватили палец Чэнь Чэндо, он вытянул язык и нежно
лизнул его. Просто кончик языка этого хомячьего шарика был таким маленьким, а
сила настолько слабой, что Чэнь Чэндо этого не почувствовал. Мужчина, которого
задели, побудив совершить кровавое действо, не хотел, чтобы его мягкий и
добрый хомяк увидел эту кровавую сцену.

Чжань Вэй был напуган: хотя он слышал о том, что капитан Чэнь убил десятки
странников той ночью, когда спас профессора Вэй, на самом деле он этого не
видел. В это время Чжань Вэй был напуган жестокой и аккуратной тактикой
убийства капитана Чэнь, сглотнул и сказал:

— Капитан… капитан Чэнь, что нам теперь делать?

Бай Хуни был таким сумасшедшим. Как только он решил разрушить линию связи,
он никогда не откажется от плана по спасению оказавшегося бесполезным Юань
Чжичэн. Теперь Бай Хуни мог разрушить эту линию в любой момент. Слова Чжань
Вэй ещё не были закончены, когда фигура Бай Хуни внезапно появилась на
экране центральной диспетчерской.

Бай Хуни изначально хотел поговорить с Юань Чжичэн. Неожиданно, когда связь
была установлена, он увидел, что тот прикреплён к стене и, очевидно, мёртв. Губы
Бай Хуни дёрнулись, а его лицо несколько исказилось. Он медленно сказал:

— Кажется, капитан Чэнь уже знает, что я собираюсь сделать?


Чэнь Чэндо сузил глаза и не ответил. Бай Хуни стабилизировал голос, поднял
руку, и его пальцы вспыхнули электрооптическим светом.

— Капитан Чэнь, вы забрали мою самую крупную карточку, ничего не сказав. Мне
нужно найти другую, как вы собираетесь расплатиться на этот раз? — он
вздохнул. — На самом деле, я не могу разрушить коммуникацию. Так много
солдат изо всех сил старались её сохранить, ведь линия связи была
сформирована после нескольких перестроек. Жалко, что она испортится. Моё
условие…

Бай Хуни не закончил: Чэнь Чэндо сразу отключил питание, и экран внезапно
погас. Лицо Бай Хуни ужасно исказилось. Он внезапно ударил ногой по столу
перед собой, глубоко вздохнул и крикнул:

— Иди сюда, отправь письмо Чэнь Чэндо, скажи ему, я дам ему день. Если он не
пришлёт мне то, что я хочу, военные дождутся ослепления, и в будущем они не
смогут восстановиться!

Чэнь Чэндуо посмотрел на свет, отражённый на экране, и повернулся к Чжань Вэй,


который поразился его бесстрастному взгляду:

— Капитан Чэнь?

Чэнь Чэндо вытащил палец, надавливающий на Шу Сяохуэй, и сказал:

— Объедини информацию обо всех странниках вокруг Бай Хуни и передай её мне
ночью.

Чжань Вэй быстро кивнул.

— Нет проблем.

Чэнь Чэндо повернулся и ушёл, а Чжань Вэй смотрел на это, а затем увидел
странную сцену. Хм... Кажется, что-то висело на пальце капитана Чэнь?! Что-то
волосатое... что это за белый помпон? Однако скорость Чэнь Чэндо была высокой,
Чжань Вэй не увидел этого ясно, а тот уже вышел из комнаты.

Шу Сяохуэй, который раньше находился в кармане, крепко схватил Чэнь Чэндо за


пальцы. Когда мужчина вытащил палец, он прямо вытащил хомячий мяч, как на
рыбалке. Чэнь Чэндо смотрел на него сверху вниз во время прогулки. Маленькие
чёрные глаза Шу Сяохуэй пристально смотрели на него, его маленькие лапы
сжались сильнее, а его мягкий живот прижался к пальцам.

— Ты обнимаешь дерево? — спросил Чэнь Чэндо.

Водянистые чёрные глаза Шу Сяохуэй пристально посмотрели на него.

— Пи!

Я не могу держаться за большое дерево, я просто обнимаю тебя!


Чэнь Чэндо поднял вторую руку, чтобы снять с пальца хомячий мяч, но тот не
пошёл на компромисс с ним. Четыре маленькие лапы были попарно переплетены,
крепко сжимая его пальцы, поэтому Чэнь Чэндо по-разному ущипнул мягкое
тельце, но ему не удалось снять хомячий шар. Мужчина не хотел сильно тянуть,
поэтому просто проигнорировал это, положил руку, на которой повис хомяк, на
сумку с пистолетом вокруг талии, чтобы продолжить быстро двигаться вперёд.

Шу Сяохуэй вздохнул, открыл рот и похрустел пальцами Чэнь Чэндо. Не было


никого с такими твёрдыми пальцами. Чэнь Чэндо замолчал, его пальцы с
висевшим на них хомячьем мячом ударились о сумку с пистолетом, а хомяк
перевернулся вверх и вниз вместе с его пальцами. Чэнь Чэндо посмотрел на
хомячий мяч:

— Ты думаешь, я плохой человек? Убийца? Поэтому ты хочешь меня укусить?

Шу Сяохуэй был ошеломлён, услышав это, и внезапно рассердился. Он поднял


голову и посмотрел на чьё-то… запястье. Голова, лицо или что-то ещё, он был
слишком мал, чтобы разглядеть. Маленький мяч чуть не подпрыгнул, произнеся
серию слов:

— Пи… Пи!

Ты слишком взволнован! Я просто хочу тебя успокоить, эта идея крутится в твоей
голове, я это чувствую, хорошо?!

Чэнь Чэндо улыбнулся.

— О чём я думаю?

Шу Сяохуэй всё ещё обнимал его за палец.

— Пи…

Ты хочешь использовать технологии Татов, чтобы собрать всех зверей...

Чэнь Чэндо кивнул. Шу Сяохуэй был раздражён, и его шерсть вот-вот взорвётся.

— Пи!

Ты истощён или такой же сумасшедший, как Бай Хуни? Сейчас сила Нового
города не может справиться с таким количеством зверей!

Чэнь Чэндо внезапно встал, поднял руку, где висел Шу Сяохуэй, посмотрел на
рассерженный хомячий шар и сказал:

— Мы можем с этим справиться.

Шу Сяохуэй снова ясно почувствовал, как идея Чэнь Чэндо вылетела из его
головы. Он дёрнул носом, взволнованно держась за палец Чэнь Чэндо, и чуть не
закричал:

— Пи?
Ты серьёзно?

Чэнь Чэндо кивнул.

— Пэн Пэн передал технологию Татов, есть способы изменить агрессивность


зверей, и, чтобы их сломать, нужна помощь профессора Вэй.

Шу Сяохуэй вздохнул с облегчением, расслабил лапы, державшие пальцы Чэнь


Чэндо, и упал на ладонь мужчины, внезапно поняв:

— Пи?

Ты изначально это планировал?

Чэнь Чэндо ткнул Шу Сяохуэй в талию и сунул его в карман. Было ли это по
умолчанию? Шу Сяохуэй внезапно начал оплакивать Бай Хуни: каким бы
сумасшедшим тот ни был, он не представлял угрозы. Чэнь Чэндо не воспринимал
его всерьёз, равно как и линии связи. Его беспокойство было бесполезным...

Затем они пришли в лабораторию профессора Вэй. У охранников у двери были


странные выражения лиц, и, когда они увидели Чэнь Чэндо, они отсалютовали:

— Капитан Чэнь!

— Что случилось?

Несколько солдат-охранников сказали:

— Сообщаем капитану Чэнь, что в лабораторию профессора Вэй только что


вошло много птиц.

Птицы? Шу Сяохуэй было немного любопытно, в это время Чэнь Чэндо толкнул
дверь и на мгновение оказался ошеломлён. Вся лаборатория была заполнена
птицами разного окраса. На стуле для отдыха в лаборатории Пэн Пэн,
возбужденно смеясь, держал белого голубя. Профессор Вэй увидел, что вошел
Чэнь Чэндо, и поманил его:

— Капитан Чэнь, идите сюда. Сначала я разобрался с феноменом группирования


питомцев, хотите попробовать?

Пэн Пэн пошёл им навстречу с маленьким красным лицом.

— Брат Чэнь, младший брат, посмотрите на моего питомца, это белый голубь!

Чэнь Чэндо потёр голову и присел на корточки.

— Как ты?

Шу Сяохуэй вылез из кармана и махнул лапами в сторону Пэн Пэн. Мальчик


энергично кивнул.

— Сестра Сяолэй очень сильная, я почти выздоровел.


Несколько маленьких попугаев с тигровой окраской летали вокруг профессора
Вэй. Он подошёл с ними.

— Маленькая девочка ушла в класс и придёт ночью. Этот ребёнок выздоровеет


после нескольких сеансов исцеления.

После того, как профессор Вэй закончил говорить, он посмотрел на Чэнь Чэндо и
маленького хомяка, который вылез из его кармана, и спросил:

— Вы бы хотели, чтобы ваш маленький хомяк вызвал группу хомяков для игры?

Глаза Пэн Пэн мгновенно загорелись, группа хомячьих мячей была бы,
определённо, забавной. Глаза Шу Сяохуэй тоже стали яркими: быть боссом было
бы определённо круто. Так же, как Миллет и Зебра, у них у всех была группа
мальчиков на побегушках, так здорово! Поэтому Шу Сяохуэй хотел выпрыгнуть из
кармана Чэнь Чэндо и последовать за профессором Вэй, но в этот момент Чэнь
Чэндо внезапно сказал:

— В соответствии с ситуацией, когда Пэн Пэн призвал так много видов птиц, моего
питомца также может поприветствовать множество грызунов. Должно быть,
больше всего выжило крыс. Планирует ли профессор Вэй позволить Мыши
Сяохуэй призвать группу крыс, чтобы использовать их в качестве
экспериментального материала?

Возбуждённый хомячий шар внезапно окаменел, а влажные маленькие чёрные


глаза посмотрели на свет, вспыхнувший в глазах профессора Вэй, и хомяк
бесшумно спрятался в карман Чэнь Чэндо. Этот Франкенштейн так раздражал!
Никогда ничего не ждите от него в будущем!

Глава 42. Кокетливая поза для сна.

Профессор Вэй расстроился, увидев, что он не обманул маленького хомяка. Чэнь


Чэндо протянул руку, чтобы успокоить маленький хомячий мяч, чьё маленькое
сердце наполнилось разочарованием, который сжался в его кармане. Мужчина
прямо поместил внутрь маленького металлического хомяка размером с палец.

Шу Сяохуэй посмотрел на круглого хомяка из нержавеющей стали, скатившегося


перед ним, и протянул лапу, чтобы поднять его. Миниатюрный резной хомяк,
похожий формой на монету, держал ружьё и прицеливался вперёд маленькими
глазками. Это была его копия, но в несколько раз меньше. Шу Сяохуэй схватил
круглого хомяка и неожиданно бросил его в пространство, а кто-то протянул к нему
палец и засунул спящего

в клубке металлического хомяка.

Шу Сяохуэй протянул лапу и поднял его. На первый взгляд, это был просто хомяк,
спящий в клубке, очень круглый шар, но этот хомяк просто не мог смотреть, когда
присмотрелся, потому что этот Шу Сяохуэй согнул мягкую талию, закрыл
маленькие глаза, обнял передними лапами задние, а его маленькая голова почти
упиралась в маленькие яички с белыми волосами... он всё ещё крепко спал!
Шу Сяохуэй взглянул на своё неописуемое положение. Хотя они были
маленькими, белые волосы не могли скрыть ощущение присутствия! Шу Сяохуэй
кипел, как кипяток! Неужели его поза во сне такая кокетливая? Это сфабриковано
самим Чэнь Чэндо! Если ему не удалось бы испортить металлическую
миниатюрную резьбу, он хотел бы разнести её прямо в щепки!

Шу Сяохуэй в раздражении бросил этого хомяка в пространство, после чего


вылетел из кармана Чэнь Чэндо и пробежал по груди к воротнику. Шу Сяохуэй лёг
на его ключицу, повернул свою маленькую задницу и протянул лапу, чтобы
ударить мужчину по лицу. Маленькая розовая задняя лапа наступила, оставив
только маленькую белую отметину на лице, но та исчезла сразу же, как была
убрана маленькая лапа. При этом хомяк сердито закричал:

— Пи!

Я хочу наступить на тебя, ненормальный!

Капитан Чэнь, которого пнули, улыбнулся, а его глаза смотрели на маленькие


ягодицы и маленький хвостик маленького хомяка. После того, как Шу Сяохуэй
ударил, он спрыгнул с капитана Чэнь и бросился к Пэн Пэн, который ухмыльнулся,
прикрыв рот.

Теперь мальчик контролировал свои ментальные способности. Он не вторгался в


сознание других, но знал, что этот маленький хомяк был маленьким мальчиком,
поэтому, увидев поведение этого маленького хомяка, подумал, что этот маленький
мальчик такой забавный!

Пэн Пэн, держа в одной руке белого голубя, а в другой – Шу Сяохуэй, подошёл к
стулу, чтобы поиграть. Белый Голубь склонил голову, а его глаза смотрели на Шу
Сяохуэй с лёгким любопытством. Хомяк удивился и почувствовал, что этот голубь
был сильным телепатом и чувствовал гораздо больше, чем любые другие боевые
питомцы, которых он видел в прошлом. Другими словами, хомяк был взволнован
своей нормальностью и протянул лапы:

— Пи?

Белый голубь дважды крикнул на него, как бы поздоровавшись.

Несмотря на то, что его пнули, довольный Чэнь Чэндо встал и посмотрел на
профессора Вэй.

— Профессор Вэй, помимо группового образа боевых питомцев, что ещё ты


изучил?

Профессор Вэй похлопал по рукаву белого халата.

— Голова Пэн Пэн умна и вместительна. Я думаю, что он может последовать за


мной в будущем, я буду его наставником, и его способности в будущем превзойдут
мои.
Шу Сяохуэй двойного назначения протянул лапы, чтобы возразить:

— Пи!

Абсолютно нет. Что, если он научит Пэн Пэн быть Франкенштейном?

Чэнь Чэндо взглянул туда и сказал профессору Вэй:

— Я поговорю об этом позже.

Профессор Вэй кивнул, поправил очки и сказал:

— Я также изучил, как построить космический корабль.

— ...

— ...

Это кажется немного банальным, серьёзен ли профессор Вэй? Человек и хомяк


посмотрели друг на друга, но Сяо Пэн Пэн улыбнулся. Профессор Вэй очень
серьёзно сказал:

—  Если вы дадите мне ещё месяц, я смогу подробно изучить двигатель Татов,
добавить свои улучшения, и космический корабль, который я построю, будет
лучше, чем у Татов.

Это отличная новость! Шу Сяохуэй взволновался, пробежал круг на стуле, встал и


махнул лапой в сторону Чэнь Чэндо, сказав:

— Пи!

Быстро скажи профессору: не изучай космические корабли, не исследуй военные


корабли! Меха! Ионная пушка! Лучше исследовать что-нибудь более мощное, чем
оружие Татов!

Чэнь Чэндо взволнованно взглянул на хомяка. Его боевой питомец не очень


большой, но действительно очень воинственный, и все его мысли о мести в
будущем. Чэнь Чэндо подошёл и поднял руку, чтобы дать Шу Сяохуэй
металлическую вещь, в точности похожую на ионную пушку, закреплённую на теле
зверя. Шу Сяохуэй на время замер, держа в руках необъяснимо полученную
игрушку, и посмотрел вниз... Мужчина вырезал хомяка в той кокетливой позе, о
которой он думал прежде! Он хочет взять эту штуку и ударить Чэнь Чэндо по
голове!

Пэн Пэн не видел миниатюрной резьбы на ионной пушке, но она вызвала его
интерес.

— Брат Чэнь, ты можешь сделать и мне тоже?

Чэнь Чэндо погладил его по волосам и дал ему ионный пистолет размером с
игрушечный. Пэн Пэн серьёзно повертел пистолет, склонив голову. Став
серьёзным, он обращал на него особое внимание, но в то же время не походил на
обычного ребенка, играющего с игрушечным пистолетом, а, похоже, серьёзно
изучал устройство этой ионной пушки. То, что сделал Чэнь Чэндо, не имело
основного режима атаки ионной пушки, потому что он не знал теории, а в
основном она походила на оригинальную ионную пушку. Чэнь Чэндо прямо
помешал профессору Вэй, взволнованному обсуждением с ним вопроса о том, как
построить космический корабль, сказав:

— Профессор Вэй, как ты относишься к контролю над зверьми?

Профессор Вэй замолчал, слегка поджал губы и снова посмотрел на Чэнь Чэндо.

— Ты готов сотрудничать?

Чэнь Чэндуо приподнял брови.

— Ты научился?

Профессор Вэй кивнул.

— Конечно, я изучил это в первую очередь. Как люди смогут жить, не решив
проблемы зверей!

Сказав это, профессор Вэй вышел. Чэнь Чэндо знал о причудливом стиле работы
профессора Вэй и не задавал вопросов. Он оповестил Шу Сяохуэй и последовал
за профессором, открыв дверь лаборатории. Несколько солдат отсалютовали.
Когда они увидели, что профессор и капитан идут наверх, половина солдат
последовала за ними. Чэнь Чэндо покачал рукой.

— Стойте рядом, а я последую за профессором Вэй.

Несколько солдат кивнули и снова повернулись к двери лаборатории. Профессор


Вэй отвёл Чэнь Чэндо прямо на крышу верхнего этажа, встал у крыши и указал на
гору вдали.

— Больше ничего, тебе нужно построить там башню. Строй как можно выше!

Чэнь Чэндо нахмурился.

— Ты уверен?

Профессор Вэй кивнул, посмотрел на небо, на котором высоко находилось


солнце. Его глаза за очками смотрели вдаль, и он сказал:

— Мы должны иметь возможность соревноваться с ними. В будущем эта башня не


только решит проблему зверей.

Чэнь Чэндо кивнул.

— Хорошо, дай мне немного времени.

Профессор Вэй усмехнулся.

— Не беспокойся, я сделал эскиз.


Чэнь Чэндо посмотрел на его улыбку и почувствовал, что набросок может быть не
лучшим. Когда они вернулись с крыши, Пэн Пэн всё ещё разбирал ионную пушку,
птицы улетели из комнаты, а большой белый голубь лежал на стуле, наклонив
голову и глядя на Пэн Пэн. Хомяк же уснул на стуле, полдень – подходящее время
для его сна.

Чэнь Чэндо взглянул ближе и внезапно улыбнулся, ткнув Шу Сяохуэй, который


свернул тело в мяч. Хомячий шарик пошевелил лапой и не проснулся. Чэнь Чэндо
снова ткнул пальцем, и хомяк наконец с трудом открыл глаза, смутно глядя на
мужчину, который указал на его лапу и маленький подбородок.

— Что ты держишь?

Шу Сяохуэй смущённо покачал головой и увидел, как задние лапы лежат на его
передних, и, что дальше… Пи! Шу Сяохуэй быстро отпустил задние лапы и упал,
растекаясь в хомячье печенье на стуле, плотно закрыв глаза. Он точно этого не
делал!

Глава 43. Это башня терминала.

Профессор Вэй наклонился, чтобы посмотреть на хомячий блинчик на стуле, и


спросил:

— Если бы его пожарили, это было бы вкусно?

Притворявшийся спящим хомяк открыл глаза и быстро вскочил. Может быть, этот
Франкенштейн его поджарит! Шу Сяохуэй проскользнул по пальцу Чэнь Чэндо в
карман и забился внутрь, где было хорошо, но немного жарко. Шу Сяохуэй
пришлось вытащить пистолет из пространства, чтобы охладиться. Пистолет был
металлическим и холодил лапу, но тяжёлым и угловатым, а металлическая
миниатюрная статуя маленького хомяка, держащего автомат, была слишком
маленькой: всего лишь как центовая монета. Поэтому он мог выбрать только
круглую миниатюрную статую хомяка, касающегося своих яиц.

После того, как Шу Сяохуэй вынул её, он взял её двумя лапами и некоторое время
грыз. Конечно, она не сломалась, но он должен был признать, что эта статуя была
очень удобной. Он не знал, какой металл использовал Чэнь Чэндо, но он
чувствовался приятным и был очень прохладным. К тому же, в кармане не нужно
было беспокоиться, что его увидят другие. Шу Сяохуэй обнял эту круглую
миниатюрную статую хомяка, касающегося своих яиц, и продолжил спокойно
спать.

Чэнь Чэндо приоткрыл карман и взглянул на двух хомяков, одного настоящего, а


другого – фальшивого. Уголок его губ дёрнулся, и он, не удержавшись, тихо
посмеялся. Если он сделает это громко, этот хомяк снова назовёт его психопатом.
После этого Чэнь Чэндо поднял голову и посмотрел на профессора Вэй, а затем
перевёл взгляд на аквариум.
— Кот командира любит есть рыбу на гриле. Я хочу спросить профессора Вэй,
ядовита ли рыба-ангел и могу ли я приготовить несколько на гриле? Может, она
придётся по вкусу Большому Апельсину.

Профессор Вэй попытался прикрыть рот Чэнь Чэндо, но тот оказался быстрее и
мгновенно уклонился от него. Пока профессор Вэй нервно шёл посмотреть на
аквариум, из-за слов Чэнь Чэндо рыбы-ангелы снова собрались вместе. Вся стая
рыб с трепетом смотрела в их сторону: хотя другие рыбы-ангелы не понимали
человеческих слов, Зебра мог руководить их мыслями. Рыбья жизнь тяжела: их
можно подать в качестве блюда в любое время!

Чэнь Чэндо приподнял брови.

— Что? Профессор Вэй не понял, кто из них твой боевой питомец?

На голосе профессора Вэй проступили синие вены: это была его самая большая
головная боль – стая рыб была слишком похожа. До сих пор, даже если он изучал,
как реализовать группировку боевых питомцев, он не мог отличить Зебру от них!
Сейчас, когда ему угрожал Чэнь Чэндо, Зебра не проявил инициативу, чтобы
сотрудничать с его сознанием. Профессор Вэй поднял руку и похлопал по плечу
Чэнь Чэндо эскизом башни, которая будет построена.

— Просто опирайся на этот эскиз, он не может быть хуже сантиметра! Капитан


Чэнь должен действовать как можно быстрее!

Чэнь Чэндо посмотрел вниз, хотя это был набросок, профессор Вэй был строгим,
так что этот набросок был очень изысканным и сложным... Если бы он раньше не
был связан с какой-то технологией Татов в Крепости Зверей, он мог бы не увидеть
значение этого эскиза, однако Чэнь Чэндо сразу понял необычную часть этого
эскиза с первого взгляда. Он посмотрел на профессора Вэй.

— Ты назвал это башней?

Профессор Вэй поправил очки.

— Башня терминала.

Чэнь Чэндо потряс этим наброском.

— Ты хочешь сначала построить терминал для космических кораблей?

Профессор Вэй посмотрел на Чэнь Чэндо с небольшим удивлением.

— Ты смог понять это? Да, у этой башни нет одной функции. Ты только что
построил её, — он думал, что Чэнь Чэндо сможет понять, только поговорив с
другими людьми.

Чэнь Чэндо отложил этот набросок.

— Я найду несколько человек, чтобы они её построили.


Шу Сяохуэй очень хотел спать. Он свернулся в кармане.

— Пи?

О какой башне вы говорите?

Чэнь Чэндо коснулся его головы через карман.

— Спи, ты узнаешь завтра.

Они решили, что сначала он должен найти способ снести эту гору. Так
называемое строительство башни профессора Вэй должно означать превращение
горы в башню, терминальную башню, которая может быть состыкована с
космическими военными кораблями!

Шу Сяохуэй пробормотал:

— Пи, — я не буду спать так долго...

Но он всё равно зевнул, положил голову на круглую спину миниатюрной статуи


хомяка и снова заснул. Пэн Пэн всё ещё серьёзно разбирал ионную пушку, и Чэнь
Чэндо потёр его голову, которую мальчик поднял, чтобы посмотреть на него.

— Брат Чэнь уходит?

Чэнь Чэндо кивнул.

— Ты ещё не поправился, не слишком утомляйся.

Пэн Пэн послушно кивнул, убрал все части ионной пушки и посмотрел на Чэнь
Чэндо, подняв свою маленькую голову. Чэнь Чэндо приподнял уголок рта и дал
ему множество металлических имитаций различного огнестрельного оружия,
затем похлопал его по голове.

— Я ухожу, я навещу тебя снова, когда у меня будет время.

Эти пушки имели гораздо более простую конструкцию, чем ионные, игра с ними не
утомляла Пэн Пэн. Чэнь Чэндо попрощался с профессором Вэй и направился
прямо в казармы.

Командир Фан издал военный приказ вскоре после его ухода. Теперь все военные
знали, что Чэнь Чэндо собирается сменить командующего. Хотя обряда ещё не
было, военная мощь от имени бригадного генерала полностью контролировалась
капитаном Чэнь, и вся военная база находилась под его юрисдикцией.

Чэнь Чэндо прямо попросил руководителей групп дать ему список солдат, у
которых уже есть активированные способности. Он последовательно проверил их,
выбрал тех, чьи способности можно использовать, и исключил тех, у которых были
задания сегодня. Всего осталось 300 человек. Чэнь Чэндо приказал этим
солдатам собраться на открытом месте казарм. Они быстро собрались на
открытой местности. Чэнь Чэндо собирался дать задание, но солдат у ворот
быстро подбежал.

— Докладываю капитану Чэнь! Министр отдела информации Чжань отправил


документ! Пожалуйста, просмотрите его!

Чэнь Чэндо взял его и открыл, чтобы взглянуть: это оказалась информация о
людях Бай Хуни. Уголок рта Чэнь Чэндо дёрнулся, Чжань Вэй всё делал очень
хорошо и быстро, но его метод сортировки новостей был немного невыносим: он
добавлял всевозможные сплетни. Количество людей при Бай Хуни, естественно,
было несопоставимо с военными, но преимущества Бай Хуни всё ещё были
очевидны. Согласно информации от Чжань Вэй, очевидным преимуществом были
боевые питомцы.

У 90% людей на стороне Бай Хуни были боевые питомцы, а вот среди солдат
таких людей было только 30%. Отчасти это было связано с тем, что текущие
задачи военных довольно отличались от действий банды Бай Хуни. Например,
Чэнь Чэндо всегда знал, что у него есть боевой питомец, но, очевидно,
сознательно не искал его: ему нужно было потратить много времени и усилий,
чтобы найти своего боевого питомца.

Если бы он не встретился случайно с Шу Сяохуэй, когда выполнял задание,


возможно, он смог бы найти время, чтобы найти его через несколько месяцев.
Поскольку у солдат есть свои принципы, они не могут откладывать свои задачи и
искать собственных питомцев, поэтому у многих солдат нет условий, чтобы найти
своих питомцев. Большинство боевых питомцев солдат было обнаружено во
время миссий.

Люди Бай Хуни отличались: большую часть времени они тратили на заготовку
материалов и привлечение людей. Он помогал своим людям найти их боевых
питомцев в первый раз, это также было для него способом привлечь людей,
однако даже в этом случае Бай Хуни осмелился совершить лишь несколько
небольших действий, угрожая военным пойти на компромисс, но никогда не
осмеливаясь фактически использовать силу для борьбы с военными. Это было
потому, что солдаты, даже если у них не было боевых питомцев и они не могли
удвоить свою боевую мощь, а только были способны использовать огнестрельное
оружие без способностей, оказывались сильнее, чем люди Бай Хуни, которые
мало практиковались. В конце концов, большинство из них сжалось внутри
безопасной защитной стены Нового города, и они были высокомерными
странниками, которые даже не сражались со зверями.

В это время триста солдат, которые сражались со зверями, могли использовать


оружие, обладали способностями, и у половины из них всё же были боевые
питомцы, когда они стояли так аккуратно, обладали внушающей страх силой.
Маленькие лапки Шу Сяохуэй пинались, и он почувствовал совсем другое чувство
холода в кармане! Может быть, это так называемая мораль? Шу Сяохуэй не мог
уснуть, в конце концов, он был хомяком-агентом!
Он изо всех сил пытался встать, только чтобы высунуть маленькие тёмные глаза,
и тайком выглянул. Взглянув, Шу Сяохуэй скатился на дно кармана и
почувствовал, что ему плохо. Помимо аккуратно расставленных солдатов на
улице было много питомцев! Пи! Оказывается, что, помимо трёх диких питомцев
Ли Хуэй и других, в этих бараках было так много разных диких питомцев! Тигры,
львы, волки… было так много диких боевых питомцев, и так много кошек, его
естественных врагов! И у этих кошек была форма тела, отличная от Большого
Апельсина, они были более спортивными, и у них были более острые глаза! С
одного взгляда он увидел как минимум трёх цивет[1]! Это, должно быть, главные
легендарные мышеловы среди котов. Кроме того, там была золотая змея,
высовывающая язык… Достаточно великолепная, достаточно красивая, если бы
зрачки