Вы находитесь на странице: 1из 41

Мой Пятница

(My Man Friday)


Автор: Enahma
Переводчик: Катюха
Оригинал: на inkstained fingers
Пересказчик: Сон
Бета: E-light
Вычитка: Апис
Рейтинг: NC-17
Pairing: Гарри/Снейп
Жанр: angst, romance
Краткое содержание: Гарри должен жениться на Снейпе. Он пытается избежать брака. Снейп тоже не в восторге. Но
Дамблдор настаивает (как всегда) и как результат - несчастливый и вынужденный брак со всеми вытекающими отсюда
последствиями.
Предупреждение: спойлеры по пятой книге "Гарри Поттер и Орден Феникса".
Disclaimer: Все принадлежит Дж.К.Роулинг (ни на что не претендую)
Посвящение: Сей перевод посвящается нашей доброй фее, генератору идей, великолепному мастеру фанфикшна и
просто замечательному человеку E-light. Спасибо за все: помощь, поддержку и дружбу.

Глава 1
9 мая 1997г., пятница.
Холодно. Ему было смертельно холодно. Гарри прижался пылающим лбом к прохладной стене туалета. Только что его
сильно вырвало - Дамблдор вызвал к себе сразу после обеда - но легче от этого не стало, он чувствовал себя
отвратительно. В животе бурлило, желудок болезненно сжимался, его знобило.
Паника. Паника в чистом виде расползалась по венам. Ему было трудно дышать.
Предательство. Снова. И на этот раз более страшное, чем когда-либо. Они напали на него в единственном, как ему
казалось, безопасном месте - в Хогвартсе. Они перечеркнули все теплые и светлые чувства, которые он испытывал к
школе. Лишили веры в то, что о нем заботятся и оберегают. Отобрали последнюю иллюзию. Его детство.
Они хотели…они хотят заставить его жениться на Снейпе. На Северусе Снейпе - самом ненавистном и презираемом
преподавателе.
Мастер Зелий. Жестокий, холодный, ужасный и отталкивающий ублюдок. Человек, который ненавидит его всем
сердцем и даже хуже. Они настаивают, на том, что свадьба должна состояться как можно раньше. Сегодня, если точнее.
А для того, чтобы все сработало, им нужно, чтобы он еще и спал с этим уродом!
Нет, не "они". Это "он" - Альбус Дамблдор. И, может быть, некоторые члены Ордена. Возможно даже сам Снейп.
- Но я не гей! - вспомнил Гарри свой крик. Тогда он еще надеялся, что выбьет эту "замечательную" мысль из
директорской головы. - И мы ненавидим друг друга! - этот аргумент казался ему даже убедительнее первого. Но
Дамблдор только серьезно смотрел на него, и, казалось, не слушал, что ему говорят.
- Я все знаю, Гарри. Другого выхода нет. Извини.
Гарри не сдержался и всхлипнул. Он оказался в ловушке. Он ПОПАЛСЯ. И на этот раз выхода не было. Раньше капканы
ставил Волдеморт, но красноглазому уроду было далеко до Директора. Именно Дамблдор сторожит сейчас возле
туалета, чтобы затащить его к себе в кабинет. А там уже заждался Снейп - грязные волосы, кривой нос, желтые зубы,
землистая кожа, не говоря уж об остром языке, черном сердце и мстительной душонке. Полный набор. И он станет его
мужем. Человек, который ненавидит его так же сильно, как и Волдеморт, хотя им обоим Гарри не сделал ничего
плохого.
Похоже, Бог, действительно наказывает детей за грехи их отцов, и сейчас он платит по счетам Джеймса Поттера.
Отличная месть. Именно Сопливус будет тем, кто женится на Гарри Поттере, возьмет его в свою постель и…
От бессилья Гарри вцепился ногтями в стену.
Слезы с новой силой хлынули у него из глаз. Через час он будет женат. Еще утром он и представить не мог себе ничего
подобного. Он будет связан с мужчиной, со Снейпом, и нет ничего, что смогло бы остановить происходящее. Гарри
отнюдь не был глупцом. Он знал, что даже если устроит истерику, Дамблдор не изменит своего решения.
- Гарри, все это делается для того, чтобы сохранить твою жизнь…
- Я лучше умру! - собственные слова звенели у него в ушах. И он знал, что это правда. Он лучше умрет, чем женится на
Снейпе. Или любом другом мужчине. Он не гей. Ему нравятся девушки. Он мечтает только о них.
- Попытайся смириться с этим, Гарри. Не нужно сопротивляться. Так ВСЁ будет проще…
- Всё - что?
Гарри вспомнил свое замешательство и зарождающийся ужас.
- Сексуальные отношения между вами, - и тогда он понял, чем станет для него этот союз.
Союз!..
Нелепо!
Мысль о том, что до него дотронется мужчина, добила его окончательно - Гарри вырвало прямо в кабинете директора.

- НЕТ, - первое, что сказал Гарри, когда смог дышать. - НЕТ! Я не собираюсь жениться на нем. И тем более не
собираюсь С НИМ СПАТЬ!
- Гарри, ты не осознаешь, как сильно рискуешь…
- Да вся моя жизнь - сплошной риск!
- Ты должен это сделать. Если Волдеморт сможет добраться до тебя, он завершит ритуал, начатый на прошлой неделе!

Прошлая неделя… Выходные в Хогсмиде и нападение Упивающихся Смертью… Там Снейпу пришлось рассекретиться
перед своими "коллегами", спасая жизни студентов. В том числе и жизнь самого Гарри.
И все же, Волдеморт успел бросить в него заклятье, после которого он очнулся в госпитале. Теперь он был связан с
Темным Лордом.
- Когда Лорд закончит ритуал, твоя магия станет его. Он просто высосет из тебя магическую силу, и тогда ты умрешь.
Именно этого он добивается. Гарри, ты должен вступить в брак. Вам надо пожениться, пока он не добрался до тебя!
- Но почему именно Снейп? Почему, почему, почему? - он всхлипнул. Желудок снова судорожно сжался.
- Его Метка - это частица Волдеморта. Она поможет обмануть заклятье.

Гарри захлестнул гнев. Лучше уж Волдеморт! По крайней мере, заклятье обманывать не придется. Лорд, конечно,
жесток, но Снейп!.. Маниакальный ублюдок, получающий искреннее наслаждение от издевательств над Гарри. К
шестому курсу проявления его садизма стали только болезненнее и унизительнее. В сравнении с коварным и
отвратительным Снейпом Волдеморт выглядел вовсе не так подло.
Он просто хотел убить Гарри. И сейчас ему это казалось более… правильным.
Но Снейп…Снейп - это же совершенно другая история.
- Почему вы считаете, что Снейп не сделает то же самое?
- Я доверяю Северусу Снейпу…
- Вот уж не сомневаюсь! - перебил Гарри. - Зато я не доверяю ему! Я ненавижу его!
Он отчетливо помнил октябрьский урок зелий, когда его заставили выпить варево, сделанное Малфоем. Он должен был
стать невидимым… исчезнуть. Но исчезла только его одежда. Он стоял в кабинете, полном шестикурсников, абсолютно
голым. Ехидно ржал Малфой, смеялась Буллстроуд, даже Гермиона не смогла удержаться от хихиканья. А Снейп
откровенно ухмылялся.
На следующий день в "Пророке" появилась статья Риты Скитер об эксбиционистских наклонностях Гарри Поттера, с
коротким вежливым и "обеспокоенным" комментарием Фаджа: "Я беспокоюсь за Гарри. Видимо, стресс оказал на него
более серьезный эффект, чем предполагалось…".
"Ведьмополитен" посвятил ему целый разворот с детальным описанием инструмента Мальчика-который-выжил.
Снейп снял со Слизерина один балл "за маленькую ошибку".
И - улыбнулся.
Сложно было не догадаться, что все спланировано заранее. Снейп, как всегда, убил двух зайцев.
Гарри был жутко унижен.
И он никогда больше не посещал дополнительных уроков по Зельям.

Дамблдор тогда был недоволен Снейпом. Он даже попытался заставить того вернуть ученика назад. Но Гарри - он
отказался.
Ублюдок остался безнаказанным.
Впрочем, как обычно.

Отсутствие Гарри на уроках не мешало Снейпу и дальше издеваться над ним. Снятые баллы, язвительные замечания.
Последняя выходка мерзавца стоила Гарри места в квиддичной команде. Снейп сделал все, чтобы спровоцировать его -
и Гарри не сдержался и ударил ублюдка.
Его тогда исключили из команды и чуть не выгнали из школы. А Дамблдору пришлось использовать все свое влияние,
чтобы оставить Гарри в Хогвартсе.
До сих пор большинство однокурсников с ним не разговаривают - с Гриффиндорра были сняты все баллы.
И были статьи… "Мальчик-который-выжил - эмоционально нестабилен?"
Гарри помнил каждое язвительное слово, сказанное на квиддичном поле. Впервые после того самого урока зелий он был
по-настоящему счастлив, ведь Гриффиндор выиграл матч у Слизерина. И тут появился Снейп.
Мерзавец поминал его отца и крестного. Слова "высокомерный идиот" и "болван" обожгли душу расплавленным
металлом. Гарри до сих пор не мог смириться с гибелью крестного.
"Сириус, как мог ты оставить меня одного?"
Когда Снейп сказал, что Гарри точная их копия - такой же заносчивый и глупый, юноша не сдержался. Он ударил
Снейпа.

И теперь они с этим уродом должны пожениться. Пожениться!


- Нет.
- Гарри, это не навсегда. После гибели Волдеморта вы тут же разведетесь
- НЕТ!
- Пойми, для бракосочетания достаточно подписи Снейпа, в этом случае союз будет рассматриваться как брак по
договоренности. Но мне хотелось бы, чтобы и ты дал согласие. Ну же, Гарри, не ребячься.

- Хватит! Вы можете заставить меня вступить в брак, а Снейп может меня изнасиловать. Но я не буду сам подписывать
свой смертный приговор!
- Что ж… Тогда ты будешь отдан ему согласно браку по договоренности. Условия следующие. Брак длится до победы
над Волдемортом. Вы с Северусом будете заниматься сексом. Это нужно делать периодически. Скажем, раз в неделю.
Запрещены отношения на стороне - это может помешать магической защите связи. Северусу передается опека над тобой
до наступления твоего семнадцатилетия. Это означает, что к Дурслям ты не вернешься. О твоем браке мы сделаем
публичное заявление. Во избежание бестактных статей, я сам проинформирую газеты.
В этот момент его желудок снова свело - Дамблдор любезно проводил его до туалета.

Гарри, наконец, удалось подняться. Спотыкаясь, он дошел до раковины. Щеки пылали, хотя кровь стыла в венах.
Трясущимися руками он плеснул водой в лицо. Нужно попробовать успокоится и нормально дышать. Он несколько раз
глубоко вдохнул, но это не помогло.
Сердце билось пойманной птицей.
Он чувствовал, как капли пота стекают по спине. Он весь взмок, даже волосы стали влажными.
Ему было плохо. Совсем плохо. Его бил озноб.

С трудом, подняв глаза, он посмотрел в зеркало.

Там он увидел перекошенное ужасом лицо с темными кругами под глазами, с расплывшимися черными зрачками,
совсем закрывшими зеленую радужку. Для того чтобы разглядеть это, очки не требовались, да он их не носил.
Некоторое время назад Гарри заменил их контактными линзами - неосознанная попытка хоть чем-то отличаться от отца.

Он и представить себе не мог, что день его собственной свадьбы будет таким - грязным, полным ненависти и страха.

- НЕТ! - в отчаянье закричал он и ударил кулаком в собственное отражение. Зеркало рассыпалось мелкими осколками,
изранив его руку, но он даже не заметил.
- НЕТ! Никогда! - его снова вырвало. Слюной и желудочным соком, едко ожегшим горло и оставившим горький
привкус во рту, даже после того, как он его прополоскал.
- Гарри!

Похоже, Дамблдор услышал его крики и занервничал. Гарри находился здесь уже долго, но он все еще не был готов.
Еще нет. И не будет готов никогда.
- Почему? Почему всегда я? - прошептал он разбитому зеркалу, но оно молчало.

Он выпрямился, резко сжал и разжал кулаки, затем спрятал окровавленные пальцы в складках мантии. Он не может
вечно прятаться в туалете. Заставив себя принять спокойный вид, он тяжело вздохнул и открыл дверь. Директор окинул
его тревожным взглядом.
- Мне очень жаль, Гарри

- Нет, - холодно возразил он, - ничуть Вам не жаль, - и последовал за ним.

Длинный коридор закончился слишком быстро, и они вернулись в кабинет.

Снейп уже был там. А так же Хмури, Люпин и МакГонагалл, которые прямо-таки уставились на него. Гарри представил
себя со стороны - ну и видок! Весь заляпанный брызгами рвоты и крови, с бледным лицом и трясущимися руками - чем
не счастливый жених?
Правда его будущий… будущий - кто? муж? жена? супруг? партнер? - выглядел не лучше. Снейп заметно нервничал.
Вены на грязном виске вздулись и пульсировали. Гарри даже понадеялся, что Снейп взорвется, не дожив до конца
церемонии. Профессор был одет в обычную черную мантию, судя по оттенку, далеко не первой свежести.
И Гарри нужно будет прикасаться к этому человеку.
Он с трудом сдержал нервный всхлип.

К счастью, здесь был Люпин. Гарри чувствовал себя преданным всеми, и им тоже, но он позволил ему подойти и обнять
себя, потому что чувствовал - ему это необходимо. Ему нужно было тепло чужого тела, успокаивающее прикосновение,
рука на своем плече. Он так нуждался в сочувствии. Перед тем, как документы, обрекающие его на боль, будут
подписаны, прежде чем начнется новый, кошмарный виток его жизни, он хотел получить хоть немного тепла.
- Гарри, ты знаешь: я всегда буду рядом…
- Но я ведь не гей, Ремус, - простонал он и услышал, как Снейп саркастично фыркнул. Но ему было все равно. - И я
ненавижу его…
- Речь о необходимости, а не о сексе или любви. Как только ты победишь Волдеморта - вы сразу же разведетесь… -
ободряюще прошептал Люпин.
- Ремус, я не справлюсь…
- Справишься. Ты сильный.

- Нет, я слабый, - шептал он в ответ, чувствуя, как подгибаются колени, но больше не плакал.
Кто-то кашлянул, намекая, что уже пора.
- Ремус? Гарри? - поторопил их Дамблдор.

- Пфф, Альбус! Ты еще не привык к душераздирающим сценам, которые всякий раз устраивает Поттер, прежде чем что-
нибудь сделать? - голос Снейпа звучал раздраженно. И Гарри возненавидел его еще больше.
- Северус! - попытался одернуть его Дамблдор, но Снейп перебил директора:

- Альбус! Жениться на этом болване тоже не является моей мечтой. Мне точно так же противна эта идея, но, как видите,
я не жалуюсь.
Гарри высвободился из объятий Ремуса и развернулся к директору. - Я не буду этого делать.
Дамблдор вздохнул и посмотрел на покрасневшего Ремуса.
- Гарри, - заботливо проговорил он, - у нас есть разрешение Дурслей. Ты несовершеннолетний…
- Ну и что, - хмуро ответил тот, - через три месяца мне будет семнадцать, и я сразу же разведусь…
- ПОТТЕР! - Снейп помешал ему закончить фразу. - Когда же ты вырастешь, наконец! Мы здесь говорим не о своих
желаниях и не об удовольствии! Идет война и мы должны принимать не всегда приятные решения, чтобы победить! Мы
вынуждены состоять в браке до тех пор, пока Темный Лорд жив…

- Темный Лорд?! - выкрикнул Гарри и повернулся к Дамблдору. - Вы что, не понимаете? Вы отдаете меня прямо в руки
Пожирателю Смерти!
- Гарри! - хором воскликнули все, кроме Снейпа, который просто стоял и с ненавистью смотрел на него.
- Ты дурак, Поттер, - прошипел он и отвернулся.
- Дурак? - повысив голос, Гарри угрожающе придвинулся к Снейпу, заметив, что тот больше не возвышается над ним -
за последний год он почти догнал преподавателя в росте. - Дурак? - выплюнул он. - Хотите сказать, что вы не
ненавидите меня с тех пор, как я поступил в эту школу? Это не вы делаете все, чтобы исключить меня?! Это не вы
постоянно оскорбляете моего отца, которого я даже не знал?!! Это вы, вместо того, чтобы учить меня блокировке,
вторгались в мои мысли при каждом удобном случае. Это вы потом вышвырнули меня! Это вы послали Сириуса,
единственного, кто остался от всей моей семьи, на смерть! Вы заставили меня выпить неправильно приготовленное
зелье, чтобы унизить перед одноклассниками и всем миром! И лишь однажды я ударил вас - после того, как вы опять
обозвали моего отца, но теперь все обвиняют меня! О, как же я вас ненавижу! - Гарри оглянулся и заметил, наконец, что
всем присутствующим при сцене было крайне неловко.
- Если ты закончил…- начал Хмури, но Гарри перебил его:
- Я не собираюсь жениться на нем!
- Поттер, ты должен…
- Аластор! - директор повысил голос, обрывая спор и привлекая к себе внимание. - Северус, то, что Гарри сейчас сказал
про тот случай на поле - правда?
- Нет, я только… - начал Снейп, но Гарри гневно перебил его, крикнув:
- Нет, конечно, вы не говорили мне, что мой отец - придурок, вы только сказали, что я - такой же придурок, как и мой
отец! - Гарри бешено фыркнул и перевел взгляд на Дамблдора. - Я могу повторить это под Веритасерумом.
- Не стоит, Поттер. Вы в точности повторили мои слова, - голос Снейпа звучал очень холодно.
Макгонагал поджала губы, Хмури недоумевающе сдвинул брови. Люпин побелел от гнева и грозно шагнул в сторону
зельедела, но, посмотрев на Дамбдора, остановился.
- В таком случае, Северус, ты должен извиниться перед Гарри, и в дальнейшем воздержаться от подобного.
Холодный тон Дамблдора заставил Снейпа сдержать ярость. Хмури и Макгонагал одобрительно закивали.
Снейп заставил себя обернуться и быстро произнес:
- Извини за те слова, Поттер. Я признаю, что они были неуместны.
- А как насчет остального? Издевательства? Занятия по мыслезащите? - гневно спросил Гарри.
- Ты залез в мой думоотвод! - возмутился Снейп.

- А вы залезали в мои мозги каждый раз! И при этом совсем не объясняли, как защищаться!

- Поттер, заглядывать в чужой думоотвод - это серьезное правонарушение, - проворчал Хмури, но Гарри тут же
возразил:
- Как и рыться без спроса в чужих мозгах! - он еще никогда не чувствовал себя таким обманутым, хоть последний год и
был сплошным разочарованием.
- Все, Гарри, у нас нет времени на пререкания, - Дамблдор решительно оборвал спор. - Сейчас мы должны провести
церемонию. Но я надеюсь, что вы и сами сумеете разрешить ваши споры. Вы меня поняли?
- Вы настолько боитесь Волдеморта, что готовы отдать меня Снейпу. Но я не женюсь. - Гарри решительно скрестил
руки на груди. - Это мое последнее слово.
- Поттер! - Хмури не выдержал и закричал. - Ты что, не понимаешь, насколько все серьезно? Волдеморт собирается тебя
убить …
- Я не идиот! Я понимаю, о чем вы все думаете! Почему никто не хочет понять МЕНЯ? Я НЕ ХОЧУ жениться на
человеке, который меня ненавидит!
- Поттер, ты должен это сделать, - рявкнул Хмури. - Это всего лишь фиктивный брак.
- Но я… но мне же придется спать с ним! Теперь это называется фиктивным браком?

- Это брак по договоренности. Секс необходим, но не надо зацикливаться на этом. Многие люди занимаются сексом с
партнерами, которые им безразличны. Ты тоже сможешь это сделать. И у вас есть возможность лучше узнать друг друга.
Может, вы даже научитесь любить друг друга. Такое бывает в браках по договоренности.
Гарри в бешенстве открыл рот:
- ВЫ…
- Силенцио, - ответил Хмури, наложив заглушающее заклинание. - Альбус, пожалуйста, давай побыстрее закончим. У
меня мало времени.
- Спасибо, - выдохнул Снейп. Гарри вскипел от ярости, но не смог проронить ни звука.
Следующие несколько минут он провел как в тумане, слушая доносившийся из невообразимого далека голос Снейпа.
- Я, Северус Снейп, беру тебя, Гарри Поттер, в законные супруги. Я беру тебя со всеми достоинствами и недостатками.
Я буду помогать, когда тебе нужна будет моя помощь, и попрошу о помощи тебя, когда она будет нужна мне. Перед
лицом собравшихся здесь свидетелей я обещаю заботиться о тебе до окончания срока этого контракта.

Гарри поморщился. Такая коротенькая клятва и такая чудовищная ложь! Я помогу тебе, когда потребуется помощь -
настоящий Снейп, не так ли? Прямо образец спасителя.
- От имени другой стороны - Ремус, пожалуйста, - Дамблдор с сожалением посмотрел на Гарри.
- Я, Ремус Люпин, от лица Вернона Дурсля, который является официальным опекуном Гарри Поттера, отдаю тебя,
Гарри Поттер, в законные супруги Северусу Снейпу. Северус, прими его со всеми его достоинствами и недостатками и
заботься о нем до окончания срока действия данного договора.
Гарри прикусил губу, чтобы удержать рвущийся наружу беззвучный крик.
- Для вас теперь не будет дождей, потому что вы будете укрывать друг друга. Не будет холода, потому что вы будете
согревать друг друга. Не будет одиночества, потому что вы будете вместе. Сейчас вас двое, и на двоих у вас только одна
жизнь. Пусть красота окружает вас вечно, пусть счастье будет вашим другом, и пусть дни ваши будут долгими, а жизнь
- прекрасной. - Дамблдор благословил их, взмахнув палочкой в направлении к Снейпу и Гарри. - Вы женаты, Северус, и
условия вам известны.
- Конечно, директор, - кисло проговорил Снейп. - Поттер в курсе?
- Да. Я сообщил ему сегодня.
Гарри никак не удавалось сосредоточиться на разговоре. Если бы не заклинание, он рассмеялся бы в голос. Не будет
холода, потому что они согреют друг друга? ХА! Красота?! Счастье?!
Юноша упал в кресло, не обращая внимания на присутствующих. Он чувствовал себя полностью измотанным. Его
предали и использовали. Желание плакать куда-то пропало, наоборот, теперь ему хотелось смеяться над кучей дерьма в
которую превратилась его жизнь. Впрочем, она всегда такой и была. А сейчас стало только хуже - его женили, не дав
сказать и слова, и теперь ему уже ничто не поможет.
Он прекрасно догадывается, какое удовольствие сейчас испытывает Снейп. Какая замечательная возможность отомстить
сразу и крестному Гарри, и его отцу. Не говоря уж о том, что помог ему в этом никто иной, как Ремус! Прямо-таки
звездный час в жизни мерзкого урода.
Но он сам скоро пожалеет об этом. Одно дело - месть, и совсем другое - быть женатым на неопределенный срок…

Гарри видел, что Снейп совсем не кажется счастливым и довольным - скорее, наоборот. И - о Мерлин! - он тоже
вспотел. Юноша вздрогнул от отвращения. Скоро он окажется в спальне Снейпа и там… Его желудок снова болезненно
сжался. Он и Снейп… Они будут… будут… что? Одна мысль о прикосновении потного грязного ублюдка (интересно,
его нижнее белье такое же грязное?), вызывала омерзение. Наверное, от Снейпа несет зельями. И жутко пахнет изо рта.
А если эти грязные волосы коснутся его кожи, он… Гарри судорожно сглотнул, еле удерживая рвотный позыв.

Церемония закончилась - все документы были подписаны и скреплены печатями. Юноша услышал короткие
поздравления, а затем Снейп схватил его за руку и почти поволок за собой в подземелья.
Ужас Гарри ширился с каждым шагом.
Снейп закрыл дверь в свои комнаты и взмахнул палочкой:
- Фините Инкантатем, - заглушающие чары исчезли.
Истерически смеяться Гарри больше не хотелось. Он не мог даже связно мыслить, поэтому просто стоял и глядел на
Снейпа, ждущего от него гневных воплей. Юноша молча опустился на стул.

Подождав пару секунд, Снейп пожал плечами и направился к шкафу в углу комнаты. Достав бутылку огневиски, он
разлил золотистую жидкость в два стакана, один из которых поставил перед Гарри, а второй опустошил сам одним
большим глотком.

Гарри раньше никогда не пил и решил, что и сейчас начинать не стоит. Никакое спиртное в мире не сможет заставить
его хоть чуть-чуть захотеть Снейпа. Он раньше сопьется. Юноша замер в отвращении, пока Снейп, прищурившись,
рассматривал его.
- Это должно помочь, - пробормотал мужчина, кивнув на огневиски.
Гарри пожал плечами. Снейп поставил свой стакан и Гарри почувствовал напряжение, исходящее от него.
- Нам нужно принять душ, прежде чем… перед этим. Ты можешь пойти первым, - помолчав, сказал он.

Слова про душ удивили Гарри и дали ему слегка расслабиться. Звучит так, будто Снейп не набросится на него со своим
грязным и потным телом прямо сейчас, а сначала постарается хоть немного себя отмыть.
Снейп проводил его в спальню и показал ванную комнату. Коротко кивнув, Гарри скользнул внутрь - подальше от
профессорских глаз. Закрыл дверь и прислонился к ней, тяжело дыша. Паника вновь охватила его.

Это могло бы быть даже смешно, если бы это не была ЕГО жизнь.

Он в ванной абсолютно чужого человека готовится к первой брачной ночи. От бессилья он сжал кулаки. Контроль над
собственной жизнью утерян безвозвратно.
Меньше чем через три месяца ему будет семнадцать. И что? Ни семьи, ни крестного, ни поддержки со стороны - и женат
на Снейпе. Интересно, друзья уже в курсе?
Он медленно сполз на пол, все еще прижимаясь к запертой двери, подтянул колени к груди и замер. Его жизнь была
похожа на снежную Антарктику - пустая и безнадежная. И сам он промерз до костей.
Немного посидев, он все-таки взял себя в руки и осмотрелся. На полке было чистое сухое полотенце, но не было ничего
похожего на гель для душа или шампунь. Только кусок простого мыла, очевидно, хозяин ограничивался им. Понятно,
почему у него всегда сальные волосы - с таким-то отношением к личной гигиене. Ну, хотя бы, душ чистый - спасибо
домашним эльфам - и вода теплая.
Гарри не торопился и стоял под успокаивающими, смывающими тревогу струями довольно долго, а когда вытерся,
обнаружил, что переодеться ему не во что, поэтому просто накинул мантию и, прихватив остальную одежду, вышел из
ванной.

Снейп сидел на кровати, закрыв лицо ладонями. Он выглядел так же плохо, как и Гарри. Юноша почувствовал смутное
злорадство, но не смог насладиться этим чувством полностью, думая о том, что ему еще предстоит пережить.
Он кашлянул - Снейп поднял голову.
- Ты уже готов, - констатировал он и поднялся. Оба смотрели друг на друга с плохо скрываемым ужасом и ненавистью.
Гарри отшатнулся, и Снейп, тщательно следя, чтобы они ненароком не соприкоснулись, прошел мимо него в ванную.
Гарри положил свою одежду в кресло у кровати и постарался успокоиться.
Он стоял в ботинках на голую ногу и мантии. Больше на нем ничего не было. Холод подземелий медленно пробирался к
его горячему телу.
Гарри задрожал.
Он хотел сесть на кровать, но подумал, что не стоит. Ему еще предстоит лечь в нее. Чтобы чем-то себя занять, он
принялся осматривать спальню. На каминной полке стояли магические фотографии. На одной из них были мужчина и
женщина, кидавшие на него подозрительные взгляды - очевидно, семья Снейпа. Гарри помнил их по занятиям
мыслезащиты. Еще одна фотография изображала самого Снейпа с каким то черноволосым мужчиной. Они держались за
руки и выглядели молодыми и беззаботными.
У Гарри свело желудок от очередного приступа страха.
Снейп - гомосексуалист.
Ах, как же все плохо. Гарри Поттер, натурал, женат на гее и, следовательно, сам станет геем. Не нужно обладать особо
развитым воображением, чтобы представить заголовки завтрашних статей. Дамлдор ясно дал понять, что не собирается
держать их брак в секрете. Ему нужно, чтобы об этом узнал Волдеморт. Директору кажется, что так безопаснее.
Гарри затрясло, он еле удержался на ногах.
Он ненавидел свою жизнь. Он хотел умереть.
Родители Снейпа теперь были его родственниками, а Джеймс Поттер оказался свекром Северуса Снейпа.
Замечательно!
Подобные мысли вызвали сильное головокружение.

"Сопливус", - послышался Гарри язвительный голос отца. Ему стало больно. Если Снейп хочет отомстить за все
предыдущие годы, ему представился замечательный шанс. У него теперь есть все права. Теперь они родственники, и
Снейп - его муж. Значит ли это, что Гарри - его жена?

Что теперь будет? Гарри имел некоторое представление о гомосексуальных отношениях. Но мысль о сексе с мужчиной -
любым мужчиной, не обязательно Снейпом, - была для него кошмарна и абсолютно неприемлема. Это будет… О.
Он рухнул в кресло, прямо на свою одежду. Скоро он сам все узнает. Сегодня вечером он избавится от своей
девственности, но совсем не так, как предполагал раньше.

Гарри попытался успокоить себя мыслями о том, что ему повезло, что он не любит какую-нибудь девушку. Тогда
положение стало бы совсем невыносимым. Ему нужно будет очень постараться, чтобы не влюбиться в кого-нибудь,
пока он женат на Снейпе. Все равно из-за проклятья он не может заниматься сексом ни с кем, кроме Волдеморта.
Правда, оставалась надежда, что вместо Лорда этим с ним может заняться Снейп. Надежда, естественно принадлежала
Дамблдору, а не Гарри.

Он потер виски.
Гарри внезапно захотелось, чтобы Снейп поскорее вышел из ванной и сделал то, что собирался. Но тот, похоже, не
торопился.
К моменту, когда он вышел, Гарри настолько извелся, что его появление даже успокоило юношу. Волосы профессора
были влажными. Неужели он нормально вымылся? На нем красовалась длинная серая хламида и тапочки. Таким Гарри
видел его только один раз - во время ночной вылазки на четвертом курсе. Снейп, не церемонясь, улегся в кровать и
посмотрел на сидящего в кресле Гарри. Впервые в его взгляде не было ненависти.
- Ты когда-нибудь занимался этим?

Гарри покраснел и покачал головой.


- Нет, - беспомощно прошептал он, чувствуя, как волна ужаса охватывает его сердце.
- Но ты… хотя бы имеешь представление об этом? - в голосе Снейпа мелькнул намек на надежду.
На этот раз Гарри оказался более многословен:
- Не совсем, - и сразу поспешно добавил, - не о гомосексуальной части.
Когда Снейп поднял голову, чтобы посмотреть ему в глаза, он собрал остатки мужества и продолжил:
- Но я не хочу знать подробности. Вы можете просто… трахнуть меня - и покончим с этим.
Снейп поморщился.
- Поттер, совсем не обязательно я должен… быть сверху.

На лице Гарри явственно читалось отвращение.


- Я уже сказал, что ничего не хочу знать об этом. Вам достаточно просто… войти в меня и к-кончить. Без всяких там…
прелюдий.

Снейп тряхнул головой:


- Это не лучший способ, тем более, в ваш первый раз…
- Все равно, - гневно ответил Гарри.
- Несколько прикосновений, простой физический контакт, помогут тебе…
Гарри был уверен, что его лицо позеленело после слов "физический контакт". Пребывание просто в одной комнате со
Снейпом можно было рассматривать как "очень близко".
- Нет, - сказал он, содрогнувшись от отвращения. - Почему это вообще Вас волнует? Вы же ненавидите меня!
- Но… - Снейп выглядел несколько неловко. - Я не хочу причинить тебе боль.
- Вы причинили мне намного больше боли, чем может принести простой… половой акт. Давайте просто покончим с
этим, и все.
- Разреши мне сделать все, как нужно.

- Нет, - с яростью в голосе сказал Гарри. - Только без нежностей, поцелуев и объятий. Я ненавижу Вас. И мне не нужно
всего этого. Я не хочу оставаться здесь дольше, чем это необходимо. Сделайте то, что нужно, и чем быстрей - тем
лучше. Я все равно не стану геем!
Снейп вскочил на ноги:
- Ты дурак!

- Не смейте обзывать меня! - Гарри подался вперед. - Вы не имеете никакого права! Просто сделайте это, а когда
Волдеморт сдохнет, мы разведемся. Тогда я смогу жить нормальной жизнью, если в мире останется хоть одна девушка,
которая захочет выйти за меня после Вас!
- Хорошо, - голос Снейпа стал ледяным. - Раздевайся и ложись на живот.
- Я не буду раздеваться. На мне нет ничего, кроме мантии. Просто задерите ее, и все.
Спейп взглянул на него, но не стал протестовать.
- Прекрасно, Поттер. Ложись на живот.
Гарри был в таком ужасе, что споткнулся и почти упал на кровать. Юноша почувствовал, как к его спине осторожно
прикасается чужая рука и ощутил, что Снейп находится совсем рядом.
- Поттер, разреши мне сделать все, как полагается.
- Нет, - ответил Гарри и закрыл глаза. - Даже не пытайтесь. Только то, что необходимо - больше ничего. И выключите
свет.
- Если я подготовлю твой…канал пальцами…
- НЕТ! - пронзительно закричал Гарри. - Не смейте трогать меня! - он понимал, что его слова звучат нелепо, но ничего
не мог с собой поделать. Он был в ужасе.
Рука убралась с его спины. Гарри услышал "нокс", и почувствовал как его мантия медленно, неощутимо поползла вверх.
Матрас просел, и Снейп дотронулся до его бедер с внутренней стороны. Гарри взвизгнул.
- Я же сказал вам!..
- Поттер, раздвинь ноги, - приказал Снейп. Гарри поторопился выполнить то, что от него требуют, хоть и чувствовал
себя очень уязвимым в этой позиции. Снейп переместился и расположился у него между ног. Содрогнувшись от
предчувствия, Гарри уткнулся в подушку. Снейп замер.
- Продолжайте же, - прорычал Гарри.
Вздох, затем звук, как будто Снейп отвинтил крышку. Затем пара хлюпающих звуков, и затем - тишина.
- Что? - наконец спросил Гарри, не в состоянии сформулировать предложение полностью.
- Ты же не думаешь, что меня очень возбуждает, когда ты разыгрываешь жертву в постели, - грубо ответил Снейп, и
Гарри внезапно понял, что Снейпу нужно… возбудить себя, чтобы войти в него.

То, что Снейп не запрыгнул на него сразу же, успокаивало. Может, он не так уж и хотел вдавить в матрас сына Джеймса
Поттера.
Снова несколько тяжелых вздохов.
- Поттер, встань на колени, но оставь голову на подушке. Так тебе будет немного легче. - Гарри покраснел от смущения,
но не возразил. Темнота слегка помогала ему смириться с кошмарной ситуацией. - Я дотронусь до тебя, чтобы
опереться, - добавил Снейп.
- Давайте.
Снейп не двигался.
- Поттер, пожалуйста, позволь мне подготовить тебя…хотя бы немного…- сердито попросил он.
- Нет! Делайте же это! Давайте быстрее покончим со всем! - Гарри уже почти кричал от ужаса.
Снейп не ответил, но в следующий момент Гарри почувствовал, как что-то легко толкнулось в его отверстие. Он
инстинктивно напрягся.
- Попытайся расслабиться или хотя бы напрягай мускулы в обратном направлении. Если ты будешь сжиматься, я
поврежу тебя.
- Хорошо, - голос Гарри звучал решительно, но тело было напряжено, как тетива лука.
- Дыши, - мягко прошептал Снейп.
Давление на его отверстие не возрастало, и Гарри медленно начал расслабляться. Легкое прикосновение к левому бедру
заставило его вздрогнуть, но он остался на месте. Вздохнув, Снейп прижался немного сильнее, и в следующий момент
головка его члена вошла внутрь. Юноша задержал дыхание от болезненного вторжения, но Снейп не торопился, и, когда
Гарри инстинктивно попытался выпихнуть его, он нажал еще сильнее.
На этот раз Гарри не позволил себе зажаться. Он прикусил угол подушки и сдержал болезненный стон. Другая рука
Снейпа коснулась его правого бедра, и через несколько секунд он почувствовал, как мужчина полностью вошел в него.

Как больно! У Гарри перед глазами плясали красные круги, кровь стучала в висках, но он держался. Подушка под лицом
была совершенно мокрой.
"Господи, пусть все это закончится! - тихо молился он. - О, Господи, ну, пожалуйста!"

Снейп не двигался еще некоторое время, только поглаживал его бедра. Прикосновения раздражали Гарри, но он молчал,
потому что уверенности в собственном голосе у него совсем не было. Боль слегка притупилась, и Гарри вздохнул. И тут
все началось.
Сначала это были легкие толчки, которые становились быстрее и сильнее, переходя в глубокие движения. Гарри понял,
что его трахают. Случилось то, чего не должно было быть никогда.
Это было больно, почти невыносимо. Член Снейпа внутри был слишком большим, он не помещался, он разрывал его на
куски. Гарри оставалось только грызть подушку и молиться о том, чтобы все поскорее закончилось. В конце концов, это
прекратилось. Снейп задрожал и кончил. Выйдя также медленно, как и входил, мужчина опустился рядом.
- Все, - произнес он глухим голосом.

Гарри опустился на кровать и затих. Его задница горела огнем и пульсировала в унисон с сердцем, но он не позволил
себе долго лежать. Юноша скатился с кровати и начал поспешно одеваться.
Снейп остался лежать с закрытыми глазами.
У дверей Гарри на миг остановился и оглянулся. Снейп казался очень худым в своей ночной сорочке и был абсолютно
не похож на того человека, которого Гарри знал.
- До следующей пятницы, Поттер, - проговорил он.
Гарри выбежал из комнаты.
Добравшись, наконец, до Гриффиндорской гостиной, он упал на кровать, наотрез отказавшись говорить с кем-либо.
Глава 2
Следующий день был отвратительным.
Гарри чувствовал себя полным дерьмом. У него жутко болел зад. Сесть, не поморщившись, удавалось с трудом, но он
справлялся - ему хватало унижений. Мысль о том, что для поддержки магической связи, заниматься ЭТИМ ему
придется еженедельно, вызывала рвотный рефлекс.
Но Гарри молчал и держался.
За обедом Гермиона сообщила, что Снейп во время урока выглядел странно - как будто даже растерянно.
Гарри не поверил. Снейп - подонок. И этим все сказано.
Дамблдор утверждал, что сообщил прессе лишь самое необходимое, но газетные статьи были отвратительны. Ничего
другого Гарри и не ожидал. Он старательно не обращал внимания на "новость дня", но все равно слышал разговоры и
шепот.
Заголовки статей гласили:
"Гарри Поттер женат на бывшем Упивающимся Смертью!"
"Символ Волшебного мира - гей!"
"Гарри Поттер состоит в магической связи с Тем-Кого-Нельзя-Называть?"
"Гарри Поттер и Темная магическая связь!"
"Брак или Темная магия?"
И так - до бесконечности, с небольшими вариациями.
В прошлом году Еженедельный Пророк объявил, что Поттер - эмоционально неустойчивый обманщик, пытающийся
привлечь к себе внимание.
И теперь все повторялось.
Гриффиндорцы осторожно наблюдали.
Слизеринцы шарахались. Они вообще вели себя странно с тех пор, как Снейп раскрылся в Хогсмиде.
Студенты Хаффлпафа, казалось, ни о чем не догадываются.
В глазах райвенкловцев блестело понимание.
Но хуже всего были ехидные замечания, которые он не мог не слышать.

- Я думаю, что они трахаются уже не первый месяц…


- Кто бы мог подумать, что Поттеру нравится этот грязный урод?
- Между прочим, отношения между учителем и учеником запрещены. Хотя, Поттеру, как обычно, можно все…
Можно все?! Как будто он хотел, чтобы это ВСЕ было ему можно! К вечеру Гарри чувствовал себя, как Везувий перед
извержением.
- Гарри, это нужно было сделать, - заметила Луна в своей обычной манере, садясь за обеденный стол. - Снейп, к тому
же, еще не самый худший вариант, - добавила она и посмотрела на учителей.
- Представь себе Флитвика…- пробормотал Рон.
Гермиона не сдержалась и хихикнула. Дин, которой сидел рядом и слышал высказывание Луны, заржал в полный голос.
Сидящий напротив Невилл вздрогнул:
- Рон, это отвратительно.
Луна приподняла бровь и молча посмотрела на него.
- Отвратительно? Это дискриминация профессора? - воскликнула Гермиона и пожала плечами, еле сдерживая смех.
Луна оставалась совершенно серьезной, впрочем, как всегда.
Гарри, глядя на все это, не смог удержаться от горького:
- Вы говорите о моей жизни. Что ж, я счастлив, что хоть кто-то ею наслаждается! - он резко встал и вышел из Большого
зала.
Гермиона выбежала следом. Она что-то говорила, пытаясь извиниться, но Гарри было слишком плохо, чтобы слушать ее
оправдания.
Он добрался до кровати, накрылся с головой одеялом и лежал, пока не провалился в сон.
Весь следующий день он избегал любого общества.
В Большом зале, желая остаться в одиночестве, он сел за другой конец стола и чуть не ударил Рона, когда тот попытался
составить ему компанию. Рон продолжал настаивать, и Гарри опять ушел.
- Мы не хотели обидеть тебя, - грустно сказал ему друг, нагнав Гарри в вестибюле, - это была просто шутка.
- Это моя жизнь, - холодно ответил Гарри и отвернулся. - Для тебя - хороший повод посмеяться. Но Снейп мой… мой
муж, или как там это еще называется. Мы женаты. И ты знаешь, как я его ненавижу.
Рон остановил его, схватив за руку:
- Но ведь это только на бумаге! Чтобы защитить тебя!
Гарри развернулся:
- Ты так считаешь? - Он наклонился и прошипел другу прямо в ухо. - Тогда ты глубоко ошибаешься. Чтобы брак был
магически полноценным, мы должны трахаться!

Рон отшатнулся.
Гарри горько рассмеялся:
- А это имеет значение?
- Конечно, имеет, - Рон сглотнул, - пожалуйста, скажи мне, что ты хотя бы чуть-чуть… гей…
- Зачем? - надтреснутым голосом спросил Гарри.
- Потому что…потому что… - Рон протянул к нему руку. - Это было бы слишком несправедливо. Тебе пришлось
жениться на Снейпе, и у тебя нет даже шанса… попытаться извлечь хоть что-то приятное для себя из этой ситуации…
Слова Рона звучали очень серьезно и неожиданно взросло. Гарри вздохнул и его гнев иссяк.
- Как будто Снейп - мечта любого гея в Англии, - брюнет тряхнул головой. - Даже если бы я был "чуть-чуть геем", как
ты выразился, Снейп был бы последним в моем списке.

- Я тебя понимаю, друг, - Рон глубоко вздохнул.

Удивительно, но Гарри почувствовал себя немного лучше. Сочувствие Рона дало ему больше, чем все утешительные
слова в мире.
Вторая встреча со Снейпом прошла еще хуже. Проникновение было болезненнее, возможно из-за того, что не все
зажило с прошлой пятницы. И Снейпу потребовалось больше времени, чтобы кончить.
Гарри знал, что мужчина пытался быть осторожней - он был не настолько наивен, чтобы не почувствовать бережное к
себе отношение. И все же… Эти движения, казалось, разрывали юношу на части.
Их встречи что-то сломали в Гарри. Что-то важное, что, как он был уверен, и являлось мишенью Снейпа. Нет, это была
не физическая боль, которую он терпел во время и после соития, а что-то другое - важное, касающееся его личности. Его
внутренний мир.
Юноша чувствовал, что теряет жизненные силы. Ему не хотелось есть, он не мог спать. В результате ему не удавалось
сосредоточиться во время уроков.
Только постоянные придирки Гермионы заставляли его делать домашнее задание. Это помогало хоть как-то жить
дальше.
До следующей пятницы.
Когда он покорно мылся и шел на встречу со Снейпом.
Сейчас, стуча в знакомую дверь, он уже не ощущал ужаса, неизменно охватывавшего его в первый и второй раз. Он
чувствовал опустошенность, словно наблюдал за собой со стороны. Это не он стоял сейчас в темном подземелье, в
нелепо большой мантии и очках и ждал, пока ему откроют. Это не мог быть он.
Снейп выглядел помятым и более бледным, чем обычно. Он пропустил Гарри в комнату и, закрыв дверь, махнул в
сторону кресла, стоящего у камина.
- Садись, Поттер.

Гарри подчинился, злясь на то, что мужчина явно тянул время. Он постарался не впускать в сознание факт, что у Снейпа
заметно дрожали пальцы, когда он провел рукой по волосам.
Снейп почти упал на стул рядом с Гарри.
- Я не могу! - выпалил он, ошарашив юношу внезапным порывом. - Я больше не могу! - повторил он еще громче. - Я не
позволю тебе превратить меня в насильника, Поттер. У меня не встанет, даже если от этого будет зависеть моя жизнь! -
рявкнул он.
Гарри не услышал в его голосе обычной злобы - только тоску и раздражение. Это заставило его посмотреть в черные
глаза, и он вдруг осознал, что последние две недели совсем не видел Снейпа вне его комнат.
Снейп, казалось, находился на грани нервного срыва.
- Поттер, я не хотел жениться на тебе, - мужчина заговорил вдруг очень тихо. Каждое слово было пропитано горечью. -
Но теперь коллеги обвиняют меня в том, что я изнасиловал тебя и плохо обращаюсь с тобой, - он истерично рассмеялся,
- они даже не представляют, насколько правы, потому что сильному Гарри Поттеру нравится разыгрывать из себя
мученика. Он не думает об окружающих, и уж точно не задумывается обо мне…
Снейп помолчал.
- Знаешь, что? Я лично сдам тебя Темному Лорду. По крайней мере, я снова приобрету его доверие… И перестану
постоянно, каждое мгновение, чувствовать себя грязным насильником.
Гарри не знал, что ответить, он подтянул колени к груди и обхватил их руками.
- Это не моя вина, - наконец выпалил он.
Снейп выдохнул:
- Я знаю. Но и не моя, - он опять помолчал. - Пожалуйста, Поттер, - голос звучал хрипло, - не поступай со мной так.
- Что бы вы не предприняли, я не смогу ответить Вам взаимностью.
- Я могу сказать то же самое.
- Вы считаете, что я тоже насильник? - немного подумав, спросил Гарри.
- Нет. По крайней мере, не больше чем я, - Снейп присел возле кресла, в котором расположился Гарри и накрыл его руку
своей. - Поттер, я знаю, что был жесток к тебе, но… Ты можешь хотя бы постараться понять? Все сложилось не против
тебя, скорее, против меня, и ты.. ты… - он резко встал. - Я ненавижу тебя! - и отвернулся.
У Гарри почему-то сдавило грудь, когда он понял смысл горьких слов. Снейп стоял, не двигаясь, юноша чувствовал его
решимость.
- Я ненавижу это… - пробормотал он.
Мужчина оставался неподвижным.
- Я не хотел этого… - но Снейп тоже не хотел… И Гарри попытался представить ситуацию с точки зрения самого
профессора.

Издевательства над Снейпом начал Джеймс Поттер, а теперь Гарри - его сын, блестяще продолжает эстафету.
Отвращение боролось с ужасом.
Он потерял девственность и душу, но - как будто этого мало - ему предстоит отдать нечто большее.
Все это происходит здесь, сейчас, и они связаны так называемым браком.
Решаться было очень сложно. Но, если размышлять здраво, лучше еженедельно трахаться со Снейпом и оставаться
волшебником, чем отдаться Волдеморту и сгинуть от потери магии.
Гарри встал.
- Хорошо, - сказал он, сглотнув, - я сделаю это, - совершенно не представляя, о чем "ЭТОМ" он говорит.
Снейп обернулся.
Они смотрел друг на друга с отвращением, и подозрением, но во взглядах было что-то еще. Что-то, похожее на
смирение.
- Я счастлив, - сказал, наконец, Снейп, с сарказмом, но не оскорбительно. - На полке в ванной - пара флаконов с
разными смазками. Еще я сделал мазь, притупляющую боль - на всякий случай. Можешь использовать - она на той же
полке. И мы будем ээ… брать друг друга по очереди, но я не прикоснусь к тебе, пока у тебя все не заживет. Скажешь
мне, когда будешь готов. Договоримся, что тот, кто будет снизу, сам приготовит себя в ванной перед сношением.
Сегодня я покажу тебе, как это делается.
В течение следующего часа Гарри получил подробный урок сексуальной гигиены. О том, как использовать различные
виды смазки и правильно применять заживляющую мазь. Затем Снейп выдал ему ночную рубашку "использовать только
по пятницам", и отправился за дверь, чтобы приготовиться самому.
Акт прошел странно и неуклюже, потому что у Гарри полностью отсутствовал опыт. Он так нервничал, что дотянуться
до смазки, стоящей на тумбочке, не говоря уж о ее использовании, стало проблемой. Кое-как он справился, развернулся
к Снейпу и чуть не упал в обморок.
Ему действительно придется… отыметь своего преподавателя?

Снейп стоял на четвереньках с задранной до груди рубашкой, чтобы Гарри было удобнее. Юношу так сильно затрясло,
что встать на колени оказалось для него непосильной задачей. Тогда мужчина сам потянулся к нему, легким толчком
опрокинул на спину и раздвинул бедра. В следующий момент, его член накрыло что-то горячее и плотное. Гарри
распахнул глаза (когда он успел их закрыть?) и увидел в полутьме Снейпа приподымающегося и насаживающегося на
его член.
Это оказалось прекрасно! Так прекрасно… Гарри выгнулся дугой, он ненавидел себя, но ничего не мог поделать,
растворяясь в невероятных ощущениях, которые дарило ему тело Снейпа. Дыхание юноши участилось, он почувствовал,
что сейчас взорвется, и кончил, тяжело дыша. Но Снейп продолжал медленные движения, пока Гарри не откинулся на
простыни, вздрогнув последний раз. Затем мужчина осторожно слез с него и нерешительно тронул за плечо:
- Все. Можешь первым воспользоваться ванной.
Настроение Гарри не изменилось. Он был угрюм, и чувствовал себя потерянно. Все было еще хуже, чем раньше, а
экзамены неумолимо приближались. Гарри понимал, что если не возьмет себя в руки, то провалит сессию, но не мог
собраться. Профессора его щадили, и даже Гермиона оставила в покое, когда он написал необходимые сочинения и
прочитал обязательный материал.
Это не ускользнуло от внимания Снейпа. В следующую пятницу профессор не разрешил Гарри вернуться в
Гриффиндорскую гостиную, а оставил у себя в комнате.
- Поттер. Так нельзя. Пойми, наконец! Экзамены очень важны для твоего будущего! Соберись. Осталось всего две
недели.
Гарри поднял глаза на мужа, думая о том, что, кажется, сейчас они впервые нормально поговорят, а он слишком
смущен, чтобы сосредоточиться. Он смотрел на Снейпа, и в глазах у него ничего не отражалось.
- Я не могу, - выдавил он хрипло.
- Ты должен! Ты, идиот! Ты разрушаешь свою жизнь!
Гарри охватил гнев, он злобно дернулся:
- Свою жизнь?! Вы не имеете права в нее вмешиваться! Вы не имеете права читать мне лекции о будущем! Вы сами
разрушили мое будущее!
- Это была идея Дамблдора!
- Да? Издеваться надо мной перед к ꠈ ассом - его идея? - Снейп, видимо, понял, потому что побледнел. - Я хотел стать
Аврором, но Вы исхитрились избавиться от меня на Дополнительных Зельях! Вы выкинули меня с уроков по
мыслезащите! И все потому, что были идиотом, неспособным понять, что я - это я! Не отец и не крестный, а я! - Гарри
орал, как бешеный. - А теперь еще и это! Я говорил вам обоим - и вам, и Дамблдору, что не гей, и не стану им, но вы не
слушали меня! Но вы заставили меня на это пойти! ЭТО ест меня живьем! Вы противны мне, я против 㡰 н сам себе!
Когда я ем, меня тошнит! Когда я пытаюсь уснуть, я ощущаю Ваши руки на себе! Это отвратительно, я просыпаюсь, и
меня тошнит снова! Я НЕНАВИЖУ ВАС! - закричал он изо всех сил, повернулся и выскочил из комнат Снейпа.
Странно, но на следующий день он почувствовал себя намного лучше. Настолько хорошо, что даже смог нормально
позаниматься. Гарри взял книги и вышел на улицу. День был прекрасный - солнечный и теплый. Постаравшись
выкинуть из головы Снейпа, постель и предыдущий вечер, он присоединился к Рону и Гермионе на берегу озера.
Внутренний подъем, к сожалению, продлился недолго. В воскресенье утром, проснувшись от кошмарных видений, он
кинулся в туалет, и его опять долго и мучительно рвало.
В кошмарном сне он видел себя и Снейпа. Они в спальне, как в прошлую пятницу, трахаются, как животные, стоя на
четвереньках. Точнее, это он трахает Снейпа, и снова с наслаждением кончает.
Какой же мерзостью он стал… Испытывает удовольствие от ЭТОГО..
Он ненавидел свое тело, которое предавало его, свой член, чертова Снейпа, злобного Волдеморта и Дамблдора. Но
больше всего он ненавидел себя.
Гарри не пошел на завтрак. Вместо этого он смылся из гостиной в поисках укромного местечка, забился туда и провел
весь день, тоскливо размышляя о жизни. Когда Гермиона нашла его и начала доставать домашней работой и учебой, у
него даже не осталось сил, чтобы отправить ее подальше. В оцепенении он позволил ей отвести себя в Большой зал на
ужин. Обед и завтрак он все равно пропустил. Подруга проследила, чтобы он поел, и позже, в гостиной, не оставляла до
тех пор, пока не убедилась, что вся его домашняя работа выполнена.
Наступила последняя неделя перед экзаменами. Гарри все еще был не в состоянии концентрироваться и нормально
мыслить. Поэтому когда Макгонагал попросила его остаться после урока, ей пришлось трижды повторить вопрос, пока
он не понял:
- Профессор… Профессор Снейп позволил себе что-то лишнее? - спросила она.
Гарри горько рассмеялся:
- Профессор Дамблдор позволил ему это лишнее при Вашей поддержке и с помощью Люпина и Хмури. Всего хорошего.
Он вышел, не заметив печальный и обеспокоенный взгляд, которым проводила его декан факультета.
Прошла неделя, наступила следующая пятница - очередное свидание. На этот раз Снейп был сверху. Для Гарри это был
более приемлемый вариант. Мазь заживила анальные раны, помогли сведения о предварительной подготовке, поэтому
боли не было - только неудобство и беспокойство. И, главное - он не испытал оргазма. Впрочем, как и Снейп в прошлые
разы - очевидно, они оба были не в восторге от ситуации. Этот факт сделал следующие дни более терпимыми, поэтому
первый экзамен Гарри сдал лучше, чем ожидал.
Сессия закончилась, подошел к концу учебный год, и за два дня до окончания семестра Гарри снова оказался в кабинете
Дамблдора.
- Этим летом ты останешься с Северусом, - проинформировал его директор.
Гарри не протестовал - бесполезно, а из директорского кабинета ему хотелось убраться как можно скорее.
И вот наступил последний день учебы. Его друзья разъехались, и он остался в Хогвартсе один. Не считая Снейпа,
Дамблдора и Филча. Никогда за всю жизнь он не чувствовал такого одиночества. И все же…
Снейп его удивил. Профессор спокойно воспринял новость о совместном проживании. Не кричал, не бесился и оставил
Гарри в покое. Он даже воздерживался от сарказма, если юноша раздражал его - просто выходил из комнаты.
Первые две недели Гарри практически не покидал выделенную ему комнату. Когда он хотел перекусить или
попользоваться душем, он умышленно выбирал время, когда Снейпа не будет.
Наконец, когда у него были готовы все летние задания и сочинения, оказалось, что ему совершенно нечем заняться.
Гарри медленно, но верно начал впадать в депрессию.
Пятницы казались почти желанными.
"Все не так", - думал потом Гарри, вернувшись в собственную постель. Секс был коротким и холодным, оставляя у
юноши ощущение еще большего одиночества.

Шла третья неделя. В четверг Снейп заглянул к нему в комнату.


- Я собираюсь в Хогсмид. Если хочешь, можешь пойти со мной.
Вообще-то Гарри не хотел, но в любом случае это было лучше, чем валяться и плевать в потолок. Поэтому он кивнул и,
быстро одевшись, вышел в гостиную к Снейпу. Рассмотрев, во что он одет, Снейп приподнял бровь, но промолчал, за
что Гарри был ему несказанно благодарен.
- Сэр, зачем Вы идете в Хогсмид?
Снейп неприятно улыбнулся, словно показывая, что разговор с Гарри не доставляет ему большого удовольствия, но все-
таки ответил.
- Нужно купить кое-какие ингредиенты для зелий, а также зайти в книжный магазин… Может быть, тебе самому чего-
нибудь захочется… И мы можем пообедать в "Трех метлах". И не зови меня "сэр". Лучше - Снейп.
- Хорошо, - пробормотал Гарри в ответ.
До обеда больше не было сказано ни слова. В кафе они сделали заказ и опять погрузились в молчание. По дороге домой
депрессия накрыла Гарри с новой силой.
К себе в комнату он вернулся в полной тоске.
На следующий день лучше ему не стало, безразличие ко всему и депрессия полностью завладели им. Наступил вечер
пятницы. Снейпу предстояло играть активную роль. Гарри подготовил себя в промозглой душевой, одел ночную
рубашку и направился к кровати, где его ждал Снейп.
Опускаясь на колени в ожидании обычного вторжения, Гарри ощущал только опустошение, и это замораживало его
душу. Снейп, конечно же, что-то почувствовал. Во время соития он попытался коснуться безразличного члена юноши.
Тот в ужасе вывернулся из-под него и упал с кровати.
Гарри отчетливо расслышал отвратительный хруст, с которым сломалось его запястье. Когда Снейп зажег свет, он стоял
рядом с кроватью на коленях, баюкая сломанную руку, и пытаясь сдержать слезы.
Прежде чем Гарри успел что-либо сказать, мужчина достал свою палочку и залечил перелом. Снейп подождал, пока
дыхание юноши выровняется, и проводил до дверей в ванную, где Гарри снова вымылся и подготовил себя.
Вернувшись в постель, он очень тихо сказал:
- Мы должны сделать это. Пожалуйста, не трогайте меня больше во время… во время этого, хорошо?
Тот кивнул.
Но когда они закончили, Снейп не позволил Гарри сразу уйти, а, призвав влажное полотенце, аккуратно вытер его и
себя.
- Останься на ночь, - мягко попросил он, притягивая Гарри ближе и укрывая одеялом.

Гарри захотелось убежать, но рядом со Снейпом было тепло, а он так замерз… И руки, которые прижимали его к худой
груди, позволяя слышать каждое биение сердца, были такими сильными…
Снейп спокойными движениями гладил его по спине. Юноша, не удержавшись, потянулся и вдохнул запах тела
мужчины, приготовившись шарахнуться от отвратительной вони зелий и гнили. Но Снейп пах простым мылом и еще -
еле ощутимо - потом… К удивлению Гарри это было совсем не отталкивающе, а очень по-человечески и успокаивающе.

И Гарри придвинулся ближе, а Снейп, не переставая гладить его спину, закинул ногу на бедра юноши и прижал к себе
еще крепче.

На мгновение мальчик напрягся, ожидая почувствовать возбужденный член Снейпа, прижимающийся к его животу, но
ничего не случилось. Снейп был расслаблен, а его жест - полон доброты. Гарри тоже расслабился. И тогда он не смог
сдержать слезы, градом хлынувшие из глаз. Он уткнулся в ночную рубашку Снейпа, а мужчина обнимал его и
поглаживал, успокаивая, до тех пор, пока Гарри не успокоился и не уснул на полувздохе, в крепких объятиях.
На следующее утро Снейп разбудил Гарри немного раньше, чем тот привык.
- Завтрак на столе. Ты можешь ко мне присоединиться, - голос Снейпа прозвучал без обычного холода, что позволило
Гарри нервничать меньше.
Он все равно покраснел. Для того чтобы попасть в свою комнату, ему нужно было пройти через гостиную. На нем все
еще была ужасная пятничная ночная рубашка, тогда как Снейп был полностью одет и, видимо, уже ждал его, почитывая
какую-то прессу.
Мужчина не оторвал взгляд от газеты, пока Гарри не вышел из своей комнаты, переодевшись.
- Поттер, какие у тебя планы на сегодня?
Удивительно, но на этот раз использование собственной фамилии не показалось Гарри обидным. Возможно, исчезли
интонации, заставляющие ранее звучать ее оскорбительно. Он удивился про себя, отметив это.
- У меня нет планов на сегодняшний день, - вежливо ответил он, придвигая тарелку с кашей.
- Что насчет домашней работы? - спросил Снейп, намазывая масло на тост.
- Я ее сделал, - каша была сладковатая, но не очень.
Тонкий слой апельсинового джема последовал за маслом.
- Я могу дать тебе список обязательной литературы на следующий год. Если не ошибаюсь, то большинство книг ты
сможешь найти у меня, - Снейп махнул рукой в сторону бессистемно развешанных книжных полок, забитых книгами,
пергаментами, прессой, журналами, картинками, в рамках и без них, лежащих в полном беспорядке. - Если ты
хорошенько там пороешься…
- Спасибо, - на губах у Гарри заиграла неуверенная полуулыбка.
- Ты можешь, например, пойти на квиддичное поле, если захочешь, и потренироваться. Только сообщи мне заранее.
Гарри кивнул, соглашаясь:
- А я могу искупаться в озере?
- Да, но не забудь сначала сообщить мне.
Гарри открыто ухмыльнулся:
- Э… Снейп? Мне хотелось бы пойти купаться сегодня, после обеда…
Снейп поднял брови:
- Хорошо. Обед в два. Мы поедим и пойдем.
Мы? Гарри вопросительно посмотрел на Снейпа, но тот сосредоточился на последнем кусочке тоста.
После завтрака Гарри получил список книг и умудрился найти три из них в здешнем хаосе. Он нашел еще пять
необязательных, но с интригующими названиями, и читал до самого обеда.
- Ты готов? - спросил Снейп, после того как они закончили с едой, и Гарри схватил полотенце.
Снейп оказался довольно скучным спутником. Он просто сидел в тени и читал, делая пометки и время от времени
посматривая, где Гарри. На юноше не было ничего, кроме плавок, доставшихся ему от Дадли, что так и норовили
сползти с тощей задницы.
Гарри расстроился, когда заметил, что водой смыло одну из контактных линз. Немного нервничая, он подошел к Снейпу
и с извиняющейся улыбкой выдавил:
- Сэр…э, Снейп, у меня упала контактная линза… не могли бы вы призвать ее для меня?
Снейп округлил глаза, но просьбу выполнил и, приказав Гарри сесть рядом, сам водворил линзу на место.
- Я вижу, Поттер, тщеславие тебе не чуждо.
Гарри покраснел, но промолчал. Линзы были намного удобнее очков, которые он хранил до сих пор и иногда даже
надевал.
- Почему Вы решили пойти со мной? - спросил он вместо объяснения.

- Теперь ты под моей опекой. Утопишься в озере или сломаешь шею, летая на метле - Дамблдор убьет меня, - как о чем-
то незначительном сказал Снейп. - Ты готов вернуться, или хочешь…? - он показал на озеро.
- Я бы еще остался… - Гарри встал. И увидел, что Снейп опять уткнулся в книгу.
Следующие несколько дней Гарри провел в компании Снейпа. Юноша читал и занимался, а когда отправлялся к озеру,
Снейп сопровождал его и туда.
Мужчина явно старался подстроиться под его времяпровождение. Поэтому Гарри предложил ему свою помощь, и, к его
удивлению, Снейп согласился. Гарри приходил в лабораторию зельевара и делал, что ему говорят.
Отчуждение между ними не пропало, но враждебность практически исчезла. Разговоры стали вежливыми, они избегали
"скользких" тем, касающихся женитьбы или личного.

Гарри всегда спал у себя, кроме пятничных ночей. Снейп оставлял его в своей постели, после… сношений, которые
стало намного легче переносить. Эти ночи были такими странными…
Закончив заниматься сексом, они лежали под тяжелыми одеялами. Снейп прижимал юношу к себе, пока Гарри не
успокаивался и не засыпал, прижимаясь спиной к его груди, чувствуя ногу поверх своих бедер…
С течением времени постоянное отвращение к себе покинуло Гарри, оставив чувство вины, которое он пытался
игнорировать.
Он не виноват в том, что ему приходится жить в гомосексуальном браке с ненавистным человеком, не виноват, в том,
что его тело получает достаточно удовольствия от Снейпа, чтобы кончить. Он не виноват… но чувство вины не
уходило.
Это же чувство вызвало у Гарри нервный срыв однажды ночью. Снейп обнимал его до тех пор, пока слезы не
остановились. Гарри расслабился в его объятьях, и мужчина тихо спросил:
- Что не так?
- Это, - ответил Гарри, чувствуя, что Снейп грудью прижимается к его спине, ногой обвивая бедра. Одна рука мужчины
оказалась под его головой,턕 другая - вокруг груди, нежно поглаживая, успокаивая.
Рука замерла.
- Извини, я думал, это поможет тебе…
И Гарри почувствовал, что Снейп вот-вот отодвинется.
Юноша встряхнул головой и схватил мужчину за руку, чтобы остановить.
- Нет, не это. Не эта… часть. Так действительно хорошо и… это помогает. Но… все остальное. Секс. Я не гей, вы мне не
нравитесь, это не должно быть так… так…
- Как?
- Так хорошо, - прошептал Гарри надтреснуто.
- Тебе хорошо? - в голосе Снейпа прозвучало недоверие.
- Я испытываю оргазм каждый раз, когда я… э… сверху, - Гарри покраснел, сглотнул и сильнее сжал руку Снейпа.
- Испытывать оргазм во время занятий сексом не имеет ничего общего с "хорошо". Это просто физическая реакция
твоего тела, - мягко ответил Снейп. - Так же, как голод исчезает, если ты наполнишь желудок. Даже если еда тебе не
нравится.
- Но… секс, это нечто большее. Еда - необходимость. Секс - нет.
- Не в нашем случае, - напомнил Снейп, и Гарри кивнул.
- Все равно. Я чувствую себя… не знаю. Неловко, может быть. Это слишком интимно. Здесь должно быть что-то
особенное. Дар одного человека - другому. Не обязанность. Не отвратительная еда, которую нужно проглотить, чтобы
выжить.
Гарри развернулся, теперь они лежали лицом к лицу. Он видел, как сверкают глаза Снейпа в тусклом свете одинокого
светильника. Юноша неуклюже коснулся его груди.
- Извините.
- Не нужно, - Снейп прижал его крепче.
- Если бы не я, вы могли бы быть с кем-нибудь еще…
- Жизнь полна вещей, которые нужно делать, даже если они тебе не нравятся. Наш брак просто одна из них. Здесь нет ни
твоей, ни моей вины. Просто так случилось, что ты попал под заклятие, а я на этот момент оказался единственным
человеком, который способен тебе помочь…
- Но вы ненавидите меня…
- Я сделал это не ради тебя. Я сделал это для директора.
- Знаю. Я не настолько глуп. Мне просто хотелось сказать вам….спасибо. Что вы все равно женились на мне.

- Я обязан ему.
- Он ничего бы не сделал, если бы Вы отказались.
- Поттер, не надо этого делать, - раздраженно проворчал Снейп, напугав юношу.
- Не делать чего? - Гарри смущенно взглянул на него.
- Ты…ты заставляешь меня жалеть обо всем, что я когда-либо говорил и делал тебе…
Гарри смутился еще больше.
- Я просто хотел извиниться…
Сильные руки Снейпа обняли его.
- О, заткнись, Поттер.
Гарри прижался еще ближе и положил голову на плечо мужчины, уткнувшись лицом ему в ключицу.
- Вы знаете, что я не ненавижу Вас, - пробормотал он.
- Я тоже не ненавижу тебя, - Снейп потерся носом о волосы мальчика и засмеялся.
Гарри, подумав, рассмеялся вместе с ним.
- Почти романтично, не так ли?
- Спи.
Глава 3
День Рождения Гарри они провели на Диагон Аллее. Снейп затащил его к мадам Малкин и заставил полностью
обновить гардероб. Гарри не удивился, он видел, какие взгляды Снейп бросает на его слишком большую и потрепанную
одежду.
- Мой муж не будет ходить в обносках, - сказал Снейп, пресекая возможные возражения, хотя Гарри и не собирался
спорить.
Так или иначе, юноша подчинился, хотя счет оплатил сам, чем привел Снейпа в бешенство. Они вышли из магазина,
ожесточенно ругаясь, продолжая спорить прямо на улице. В качестве компромисса профессор купил ему учебники и
школьные принадлежности. И пригласил к Фортескью на мороженое.
Это был хороший день.
Но все хорошее имеет тенденцию заканчиваться - этой ночью Гарри приснился просто убийственный кошмар. Юноша
проснулся в поту, весь дрожа, от того, что его тряс Снейп.
- Нужно возобновить наши уроки по мыслезащите, - тихо сказал ему мужчина.
Гарри все еще находился под впечатлением и был слишком растерян, чтобы как-то реагировать. Снейп с минуту постоял
над ним, затем, очевидно, приняв решение, забрался под одеяло к Гарри, явно не собираясь оставлять подопечного в
одиночестве.
Жест Снейпа удивил Гарри, но не вызвал отторжения. Юноша уткнулся лицом в грудь мужчины, позволяя обнять себя.
"Он мой муж, ведь так? - думал он. - Может быть, я все-таки заслуживаю немного человеческого тепла…".
Было так хорошо ощущать поддержку. Это успокаивало, и Гарри понял, что с этого дня Снейп может считаться его
противником, но уже никогда не будет врагом.
- Если это тревожит тебя, я могу уйти, - прошептал мужчина ему на ухо, и Гарри понял, что опять плачет.

- Нет, все в порядке, - Гарри еще немного придвинулся и свернулся калачиком. - Я не понимаю, что со мной не так…
Эта… близость кажется мне одновременно и правильной, и неправильной.
- Ты должен перестать чувствовать себя виноватым за ситуацию, над которой не властен. Нет плохого в том, что тебе
хорошо, когда тебя обнимают. Это по-человечески. Ты был огорчен. Тебе нужно было утешение. Я предложил его тебе.
Это совсем не касается секса или того, что ты теперь гей…
- Тогда что это?
- Утешение. Возможно, забота.
Гарри больше ни о чем не спрашивал, хотя ответ Снейпа его удивил. Этот человек заботится о нем?
К началу учебного года Гарри чувствовал себя намного лучше. Он медленно привыкал к неожиданной ситуации,
сложившейся в его жизни. Снейп был прав: неважно, как он представлял ее раньше - жизнь оказалась полной проблем,
которые не могут нравиться. И нужно учиться с ними существовать. Брак со Снейпом - одна из таких вещей.
Рон и Гермиона были счастливы, что он снова улыбается и нормально (по сравнению с последними неделями прошлого
семестра) ест.
Они получали письма от Гарри с заверениями, что тот действительно хорошо себя чувствует, но не смогли успокоиться,
пока не увидели его здоровым и загоревшим.
- Я так рада, что ты в порядке, - сказала ему Гермиона, и Гарри усмехнулся.
- Снейп неплохо со мной обращался.
- Как вы… вдвоем? - Рон взглянул на него, и Гарри увидел невысказанный вопрос в глазах друга.
- Намного лучше, - серьезно ответил он. - Во всех отношениях.
- О, - Рон откинулся на стул. - Я понимаю, - добавил он смущенно. -А… где ты будешь жить во время учебного года?
- В общей спальне, естественно, - он улыбнулся выражению лица друга, и добавил, - мы все еще…не увлечены друг
другом, Рон.
Гермиона не выдержала и рассмеялась, а Рон сильно покраснел:
- Я понимаю.

- Я слышал, что ты стал лучше учиться, - как-то сказал ему Снейп в одну из пятниц.
С тех пор, как Гарри переехал из его комнат, они снова встречались только по пятницам. Но Гарри удивил их обоих,
оставаясь с мужем на всю ночь.
- Значит - спасибо, - зевнул юноша.
- Мне? - спросил Снейп с искренним удивлением в голосе.
- Естественно. Вы очень помогли мне. Сказали, какие книги нужно читать, проверили мои сочинения, намекнув, что
исправить, даже научили меня кое-чему по будущей программе… И, что гораздо важнее, помогли найти выход из
глупой депрессии…
- Которая возникла из-за меня, - закончил за него Снейп.
- Нет, - возразил Гарри, - виноват был Волдеморт. Затем - Дамблдор. А Вы были - есть - только еще одной жертвой
обстоятельств. Но все же Вы мне помогли. И теперь я Ваш должник.
- Чушь. Ты мне ничего не должен, - Снейп попытался выглядеть беззаботно, но голос прозвучал довольно смущенно.
Казалось, мужчина … тронут?
- Не будьте идиотом, Снейп. Мы оба знаем правду. Мы оба знаем, как вы оказались добры ко мне, когда… О, ну же! -
выкрикнул Гарри. - Я был совершенно разбит, Вы заметили и предложили свое участие… Вы знаете, о чем я!
- Любой сделал бы то же самое, - мужчина попытался пресечь благодарности.
- Но это были вы, - серьезно сказал Гарри. - Спасибо.
- Поттер, я…
- Даже не пытайтесь оправдываться. Я благодарен. Честно. Просто для информации - моих собственных родственников
никогда не беспокоило, что творится в моей душе. Вы были первым. Вы были первым, кто поддержал меня и дал мне
выплакаться. Вы были первым, кто успокаивал меня после кошмаров. Спасибо. Вам. Честно…
Снейп передвинулся и прочистил горло:
- Что я должен ответить?
- Я женился на идиоте, - пробормотал юноша в притворном раздражении и Снейп фыркнул. Гарри подтолкнул его
локтем:
- Снейп, это все еще Вы?
- Поттер, веди себя прилично, - рявкнул Снейп в ответ, еле сдерживая смех.
Гарри вздохнул:
- Вижу. Это вы.
- Что?
- Снейп, никто больше произносит мою фамилию так, что она звучит издевательством.
Мужчина снова фыркнул:
- А ты умнее, чем я думал.
- Это не комплимент - Вы всегда считали меня дебилом, - шутливо проворчал Гарри.
Снейп не ответил, только удовлетворенно уткнулся в шею мальчика. Гарри вздрогнул и захихикал. Юноша чувствовал
себя на удивление хорошо.
Он заснул, улыбаясь.
В гриффиндорской гостиной, где Гарри пытался сосредоточиться на сочинении по трансфигурации, стоял жуткий
галдеж. Через какой-то промежуток времени юноша поймал себя на том, что читает, точнее, просто смотрит на один и
тот же абзац, но ничего не понимает. А это была только первая глава учебника, МакГонаггал же задала им три. Гарри
еще даже не приступал к сочинению по ЗОТС, не говоря уж о заклинаниях, которые необходимо было выучить к
понедельнику. В это же день нужно будет сдать еще два эссе, а сейчас уже пятница.
Гарри не нравилось быть семикурсником. Несмотря на дополнительные летние занятия со Снейпом, он часто чувствовал
себя отстающим в учебе и очень уставал. Это еще без дополнительной нагрузки - квиддича и Продвинутых зелий.
Сейчас его даже радовало, что он не посещает этот курс. Гарри не представлял себе, как бы он реагировал на Снейпа и
его отвратительные комментарии в… сложившейся ситуации.
Шум в гостиной окончательно поднадоел и порядком действовал на нервы. Библиотека уже закрылась. В воскресенье
там тоже выходной, а это означает, что у него всего один день - суббота, чтобы позаниматься, не отвлекаясь. Он просто
не успеет подготовиться.
- Гарри! - он поднял глаза и увидел Гермиону, вопросительно на него смотревшую. - Уже почти десять. Ты не
опоздаешь?
- О! - взгляд Гарри метнулся к настенным часам. - Ты права, - он затолкал учебники и пергаменты в сумку.
Гермиона пригнулась к нему.
- Он… эээ… не рассердится на тебя?
Гарри стало смешно.
- Гермиона, это не урок, на который нельзя опаздывать. Время, конечно, позднее… Хотя он в любом случае будет там.

Гермиона, покраснев, смотрела, как Гарри, прихватив сумку с учебниками, идет к выходу.
- Ты можешь оставить вещи здесь. Рон отнесет их в спальню.
- Не нужно. - Гарри оглянулся. - Думаю, что знаю, где смогу позаниматься в эти выходные, - сообщил он и вышел.
Юноша плотнее прижал сумку к себе и заторопился в подземелье. Гарри опаздывал, но надеялся, что Снейп не
рассердится на него - ведь он всего лишь забыл о времени, пытаясь написать сочинение по Трансфигурации.
Снейп уже лежал в постели и читал.
- Я думал, ты забыл о нашем… свидании, - кисло произнес он.
Тот молча тряхнул головой и скрылся в ванной.
- Я занимался, - немного покраснев, сообщил он, залезая под одеяло.
Гарри не нашел ночной рубашки на обычном месте, поэтому остался абсолютно обнаженным, а свет все еще горел. К
счастью, Снейп не смотрел на него.
- Я не заметил, что уже поздно.
Снейп отложил книгу на прикроватную тумбочку. Он потушил свет и, достав смазку, покорно повернулся к Гарри.
- Сверху или снизу?
- Вы сверху. Я устал, к тому же на этой неделе - Ваша очередь, - он зевнул.
- Постарайся не уснуть, - раздраженно пробормотал Снейп. - Нокс.
Гарри захихикал в темноте.
- О, Вы разбудите меня, я знаю, - он перевернулся на живот и приподнял бедра.

Снейп что-то прошептал - Гарри не понял - и начал медленно смазывать себя. Гарри постарался выкинуть из головы все
мысли. Вторжение все еще было ему неприятно, а иногда и болезненно. Он знал, что внутреннее сопротивление все
усложняет, поэтому старался думать о чем-нибудь другом и расслабляться, но обычно ничего не получалось.
Гарри н 鄷 навидел все это. Хуже было только когда он сверху и испытывает оргазм.
После которого чувствует себя грязным и мерзким.
Снейп коснулся рукой бедра Гарри в поисках ночной рубашки, которую нужно было задрать. И. когда почувствовал, что
юноша обнажен - застыл.
- Рубашки не было на обычном месте в ванной. Извините, - прошептал Гарри, отчаянно краснея. Тот факт, что было
темно, значения не имел.

Снейп инстинктивно поглаживал его спину, и Гарри напрягся.


- Пожалуйста, не надо! - выпалил он. Снейп резко, как от ожога, отдернул руку.
- Извини, - пробормотал Снейп и переместился за спину Гарри.
- Просто, продолжайте. Я готов. Только… не трогайте меня, пожалуйста.
Позже они снова лежали, прижавшись друг к другу.
Гарри, лежавший, уткнувшись Снейпу в плечо, пока тот гладил его спину, наконец, выпалил.
- Я не понимаю, что со мной.
- Хмм? - Снейп открыл глаза.
- Мне нравится, когда вы касаетесь меня и гладите ПОСЛЕ… Или когда просто обнимаете меня. Но когда вы пытаетесь
сделать то же самое во время секса - это бесит.
Снейп тихонько фыркнул.
- Мне было интересно, когда же ты это поймешь, - сказал он, отодвигаясь от Гарри так, будто хотел заглянуть в глаза
юноше, хотя в комнате было темно. - Знаешь, человеческий мозг - странная вещь. Иногда кажется, что он неправильно
работает. Хотя на самом деле, всегда есть объяснение - как в твоем случае. Ты не можешь смириться с ситуацией - я про
твою женитьбу и секс с другим мужчиной - не только на сознательном, но и на подсознательном уровне. Поэтому секс
для тебя - источник стресса - нечто неприятное и нежеланное. Ты пытаешься обезличить его - разделить себя и секс. Это
и есть механизм защиты. Но при всем при этом, ты - нормальный человек, и тебе требуется, чтобы к тебе прикасались,
обнимали, поддерживали и успокаивали. Особенно когда ты расстроен или напряжен. В твоем случае - после кошмаров
или секса.
- Я так глупо себя чувствую.
- Не нужно. Это нормально.
- Я не согласен. Мне семнадцать лет. Мои сверстники… постоянно возбуждаются, а я…
- Поттер. Люди разные. Поверь, не все мальчики думают только о сексе. Есть более спокойные личности, которым
нужны глубокие чувства и эмоции, а не поверхностные сексуальные отношения. Возможно, ты один из них. А может,
если бы ты встретил девушку своей мечты - тоже ходил бы постоянно возбужденным. Вместо этого ты - с
непривлекательным взрослым мужчиной вроде меня. У нас были довольно… особенные отношения до свадьбы.
Основанные на ненависти и неприязни. Мы не пересекаемся эмоционально ни на каком уровне, мы просто терпим друг
друга. Поверь, но это тоже не помогает чувствовать себя сексуальным.
- Значит это… не уродство?
Снейп застонал в притворном разочаровании:
- Нет. Это абсолютно нормально.
Но Гарри настаивал.
- Вы уверены?

Он увидел, как Снейп приподнял голову и проницательно смотрит на него


- Конечно. Почему я не должен быть уверен
- Я не знаю… - Запинаясь, пробормотал Гарри. - Просто…
- Да?
- Я всегда хотел быть нормальным. Но никогда им не был. Но… я отличаюсь от других. Дома, в начальной школе, и
потом здесь - в волшебном мире… И сейчас… - голос юноши сорвался, но Снейп терпеливо ждал, когда он продолжит. -
Иногда мне кажется, что я действительно урод.
- Что ты имеешь в виду?
Гарри пожал плечами.
- Я думаю, что мой дядя прав. Он называл меня уродом. Из-за магии. Но, думаю, когда он узнает о моем теперешнем
положении… О женитьбе… - юноша отчаянно затряс головой.
-
- Но это же просто магглы! Почему тебя волнует, что они скажут?
- Потому что большинство людей - такие же. Я знаю. И не хочу оказаться в меньшинстве. Я не хочу отличаться!
Снейп перекатился на спину и потянул за собой Гарри. Теперь рукой он прижимал юношу к себе, а растрепанная голова
оказалась на профессорском плече.
- Ты отличаешься, Поттер. Что бы ты ни делал. И, наверное, всегда будешь отличаться. Но это не обязательно плохо.
Быть другим - не значит быть уродом. Это просто доказывает твою уникальность.
- Так мое поведение - нормально?
- Абсолютно.
Гарри облегченно вздохнул.
- Я вам верю. Хмм… можно мне провести здесь выходные?
Снейп усмехнулся.
- В этой кровати?
- Нет, - Гарри почувствовал, как краска заливает его лицо, - в Ваших комнатах.
- Ты хочешь провести здесь, у меня, выходные - сам, без принуждения Дамблдора?
- Мне нужно спокойное место, чтобы позаниматься, - Гарри ответил чуть более резко. - Это и мои комнаты тоже - по
документам, по крайней мере.
- Ты прав, - зевнул Снейп, больше не возражая, - теперь мы можем поспать?
Гарри придвинулся ближе и обнял Снейпа.
- Конечно.
Впервые после смерти Сириуса он чувствовал себя спокойно. В безопасности и в мире с самим собой.
Выходные Гарри провел, по его мнению, плодотворно, поэтому решил, что свободные дни в комнатах у Снейпа -
лучший вариант по сравнению с гостиной Гриффиндора. А что скажут об этом остальные, Гарри давно не беспокоило. С
самого первого дня все знали об их браке со Снейпом и на данный момент должны были уже привыкнуть к факту их
супружества.
Гарри удивляло, что женская половина Гриффиндора испытывала, казалось, искреннюю радость, узнав о его решении.
Он поинтересовался у Гермионы, в чем дело, и девушка улыбнулась.
- Мы, женщины, так романтичны. Нам хочется видеть тебя либо трагически страдающим, либо безумно счастливым..
Главное, чтобы отношения не были обычными - ведь это совсем не интересно.
- Гермиона, побойся бога, я женат на Снейпе! Это не считается необычным?
- О! Для наших нежных женских душ этого недостаточно. Вы двое слишком вежливы друг с другом. Вы не любите и не
ненавидите друг друга. Вы не ругаетесь. Не целуетесь. Это скучно.
Гарри развеселился:
- Поэтому большинству девушек нравится думать, что я влюбился в Снейпа, раз уж провожу свои выходные в его
комнатах?
Гермиона кивнула, и настроение Гарри поднялось еще больше.
- Тогда открою тебе тайну, Гермиона. Я хожу в подземелья, чтобы делать уроки. Ничем таким мы с ним не занимаемся.
Вообще. Никакого секса, кроме необходимого минимума. Мы даже не целуемся.
- Ты действительно знаешь, как испортить мне настроение, Гарри, - шутливо нахмурилась Гермиона.
- Странно…Снейп никогда не жалуется…. - они оба рассмеялись.
- Гарри, я завидую тебе, честно. Тебе не надо сражаться за место в шумной общей комнате или изворачиваться, чтобы
подстроиться под расписание Мадам Пинс…
- Знаешь, я лучше бы сражался за место, если это избавило бы меня от женитьбы на Снейпе.
Но когда Гарри подумал еще над последней фразой, он совсем не смог бы поручиться за то, что каждое слово в ней -
правда.
Глава 4
К началу ноября его успехи в мыслезащите явно продвинулись. Снейп был очень терпелив, и его инструкции
действительно помогали Гарри. Время от времени к ним присоединялся Дамблдор - проверить новые умения юноши. Но
самым важным стало исчезновение видений. Сам Снейп был удовлетворен результатами и однажды не отпустил юношу
после занятия, как обычно, а предложил чая.
Дамблдор считает, что мы готовы перейти к следующему этапу в изучении ментальных искусств, - сообщил он, отпивая
из чашки.
- Ментальные искусства? - спросил Гарри, приподняв в удивлении брови.
- Это общее название для таких вещей, как защита мыслей, овладение разумом другого человека, Артименси и
заклинание памяти. В зависимости от природы заклинаний они могут быть основаны на технологии записи памяти или
на ее стирании. Таким образом, заклинание "Обливейт"… - Снейп тряхнул головой и осекся. - Неважно. Ты будешь
изучать вторжение в разум и Артименси - искусство передачи эмоций, памяти или других ментальных слепков в чужой
мозг.

- Именно это сделал Вольдеморт, когда обманул меня насчет Сириуса… - чашка замерла в руке Гарри, когда он
произнес эти слова. Он не мог отогнать ни лживый образ пытаемого Упивающимися крестного, ни настоящую картину -
человек, проваливающийся в черную пелену, замедленно, как в маггловском фильме…
Снейп тактично кашлянул и, когда Гарри смог сфокусировать на нем взгляд, сказал:
- Точное наименование Артименси происходит от латинского слова арс, артис, которое обозначает не только искусство,
но и тактику, теорию. Либо - иллюзию. Это искусство иллюзии путем…
Гарри молча кивнул:
- А я был дураком, попавшимся на обман… - неслышно пробормотал он. Юноша был так расстроен, что даже не
заметил, как Снейпу неудобно.
- Я должен был предупредить тебя. Я заметил вторжение в твой мозг… оно могло быть только запланированной
картиной с соответствующими эмоциями… Я должен был сказать тебе, что не все в твоих видениях - правда.
- НО ВЫ НИЧЕГО НЕ СКАЗАЛИ! - вспышка гнева удивила Снейпа своей силой и горечью. - ВЫ НЕ СКАЗАЛИ НИ
СЛОВА! - Гарри вскочил на ноги и подлетел к кофейному столику. Лицо юноши оказалось в опасной близости от лица
Снейпа. - И если бы не Дамблдор, который сейчас приказал Вам учить меня этой…Артименси, вы бы никогда мне
ничего не сказали. - Он выпрямился и пожал плечами. - Конечно, я бы выяснил это и сам… Но уже слишком поздно.
Сириус мертв.

- Тебе нужно было предупредить меня о своем видении, но вместо этого ты забрался в кабинет Амбридж… - начал было
Снейп сердито, но его перебил разочарованный выкрик Гарри.
- Скажите мне, Снейп, только честно. Вот Вы на моем месте побежали бы к единственному профессору в школе,
который… который… - он не смог закончить свою мысль, поэтому только раздраженно махнул рукой. Мужчина молчал
и Гарри усмехнулся, не дождавшись ответа. - Вы хотя бы не врете, - сказал он. Фраза прозвучала скорее грустно, чем
обвиняюще. Он направился к выходу и, не оглядываясь, закрыл за собой дверь.
Странно, но происшествие не нарушило течение их совместной жизни, хотя оба теперь избегали разговоров на эту тему.
Разговоров не о смерти Сириуса, а об их взаимоотношениях раньше. Гарри не знал, что по этому поводу думает сам
Снейп, но для него мужчина, который стал теперь его мужем, не был Снейпом, бывшим профессором по Зельям. Он
стал Снейпом - другим человеческим существом вместо Воплощения Слизерина, которым казался раньше. На месте
безликого раздражающего преподавателя, перед Гарри оказался мужчина с набором серьезных проблем, похожих на его
собственные.
На данный момент конфликт был исчерпан. Гарри понял, что действительно доволен сложившейся ситуацией, каким бы
странным это не казалось. Его жизнь опять стала нормальной - в пределах его понимания, естественно. То есть - он
женат на Снейпе, мысли о Темном Лорде его практически не беспокоят и разговор про обучение ментальным
искусствам отложен на неопределенный срок. Их занятия сосредоточены только на мыслезащите, а от Снейпа он
получил огромный список литературы о вторжении в разум и Артименси, который он должен прочитать.
Хорошее настроение Гарри усиливали еще и грядущие Рождественские праздники. Даже если провести их предстояло
со Снейпом. Так уж получилось, что все его друзья разъехались. Рон уехал домой вместе с Ханной Эббот, собираясь
представить девушку родителям, как будущую жену. Гермиона отправилась с Терри Бутом, хотя разговора о женитьбе у
них пока не было - после окончания Хогвартса оба собирались продолжить обучение.
Поэтому вечером в канун Рождества Гарри стоял у двери в знакомые комнаты перед очень удивленным Северусом
Снейпом.
- Поттер? Что ты здесь делаешь? Сегодня вторник, если я не ошибаюсь, - мужчина приподнял бровь.

Гарри раздраженно тряхнул головой.


- Рождество - это семейный праздник, - терпеливо, как маленькому ребенку, объяснил он. - Теперь Вы - моя семья, я
проведу его с вами.
И впервые в жизни насладился зрелищем совершенно ошеломленного профессора Зельеделия. Темные глаза широко
раскрылись, губы двигались, будто мужчина собирался что-то сказать, но не мог произнести ни слова.
- Со мной? - через пару минут выпалил Снейп, совершенно дезориентированный..
- Конечно, - нагловато сказал Гарри и ухмыльнулся.
- Тогда - добро пожаловать, - Снейп взмахнул рукой. - Будь как дома.
Эти формальные слова неожиданно сильно задели Гарри.
Дом.
Он впервые по-настоящему осмотрелся. Гарри прожил в этих комнатах все лето, но никогда не воспринимал их, как
дом. Это было место, где он временно живет, и ничего больше.
А ведь у комнат здесь очень уютный вид: с книжными полками, беспорядочно развешанными по всем стенам, даже в
спальне, со старой, но удобной и красивой резной мебелью… На столах и в шкафах царил легкий беспорядок -
сложенные и развернутые пергаменты вперемешку с книгами, кучи документов, чернильницы, перья, ингредиенты для
зелий, пробирки, пустые, полупустые и полные, журналы по Зельям, газеты, а также литература по Темной Магии.
Гарри вспомнил, что этим летом Снейп опять пытался получить место преподавателя по Защите.
В гостиной висело фото, вырезанное из Пророка, подаренное ему Гермионой, на котором они со Снейпом ругаются
посреди Диагон Аллеи. Снимок был сделан в день Рождения Гарри, когда они спорили по поводу одежды. У Гарри это
вызвало неожиданно теплые воспоминания.
Фотографии Снейпа и темноволосого юноши - Эвана Розье, погибшего еще до первой победы над Волдемортом, на
каминной полке в спальне больше не было. Наверное, Снейп забрал ее в кабинет, или запер в ящик стола. Гарри она
никогда не мешала, но где-то в ноябре, обнаружив ее исчезновение, он спросил о ней.
- Не думаю, что нормальный женатый человек, имеющий хотя бы отдаленное представление о приличных манерах,
оставит на видном месте фотографию бывшего любовника.
- Но наш брак - фиктивный… - Гарри ошеломил такой ответ. - Это… просто временное неудобство.
- Фиктивный? - Снейп больше не выглядел безразличным, он улыбнулся, и даже глаза заискрились смехом. - Выглядит
совершенно настоящим. Даже больше, самый обычный брак, на мой взгляд - вежливые разговоры, обязательная постель,
нужные документы… в чем там еще состоит супружество?
- Любовь? - выдвинул догадку Гарри.
- Если бы дело обстояло таким образом, мистер Поттер, я был бы незаконнорожденным.
На лице Снейпа опять ничего не отражалось, поэтому Гарри, легко улыбнувшись, сообщил:
- Получается, мы действительно женаты.
Но тихий шепоток в голове добавил: "Любовь - вот важнейшее в браке".
Все же Гарри нравились эти комнаты. Рассеяно кивнув Снейпу, внимательно наблюдавшему за ним, пока он предавался
воспоминаниям, юноша сел в свободное кресло. Они читали, каждый свое, пока не настала пора традиционного
Рождественского ужина в Большом Зале.
И тишина была дружеской.

В этом году студентов, оставшихся в школе на Рождество, было только трое. Поэтому учителя и студенты сидели за
одним столом. Снейп усадил Гарри рядом с собой, с другой стороны от юноши оказалась МакГонагалл. Через его голову
велась дискуссия на политические темы, в частности, обсуждалась некомпетентность Фаджа. Гарри чувствовал себя
замечательно. Откинувшись на стуле, он слушал аргументы и пил горячий шоколад в огромных количествах.
МакГонагалл вела себя как всегда - она все больше и больше воодушевлялась, пучок волос на затылке начал
подрагивать, а Снейп, казалось, развлекался. Наблюдая за спором, Гарри не заметил обычных для этого мужчины
ненависти и раздражения. Их не было ни в голосе, ни в поведении. И теперь он гадал, что бы это могло значить.
Может, потому, что зельевар разговаривал с коллегами? Или Снейп действительно изменился? А может быть, это были
чувства самого Гарри? Изменилось его отношение к их совместному будущему?
У Гарри не было ответов на эти вопросы, но мысль о меняющихся чувствах к совместной жизни казалась довольно
интригующей.
У него что - правда изменилось мнение о Снейпе?
"Да", - молча признался себе Гарри. И эта мысль не показалась ему неожиданной. Все происходило слишком медленно и
постепенно, но Снейп уже не был ему неприятен. И даже больше - мужчина теперь не раздражал Гарри. Нельзя сказать,
что они стали очень уж близки. Слишком многого они не знали друг о друге, но они сумели достичь определенного
понимания, и Гарри это нравилось.
Например, в прошлую пятницу, в ванной, готовя себя к сексу, Гарри заметил флакончик с шампунем. Он догадался, что
это - последствие его совершенно невинного замечания. Юноша никогда не пытался как-то изменить привычки Снейпа.
Ни в преподавании, ни в еде, ни в вопросах интимного плана - просто считал, что не имеет на это права. И, как-то, забыв
взять принадлежности для душа, он пробормотал что-то об отсутствии шампуня в ванной. Гарри совершенно этого не
ожидал, но Снейп удивил его еще больше, сам воспользовавшись своим приобретением - волосы мужчины, пусть так не
ставшие холеными, больше не висели грязными прядями.
Возвращаясь к видам на будущее, Гарри растерянно подумал, что его супруг, несмотря на восемь месяцев совместной
жизни, все еще оставался "вещью в себе", и это ему не нравилось. Они занимаются сексом, пусть и раз в неделю, но
совершенно не знают друг друга.
Конечно, как только Гарри уничтожит Волдеморта, они разведутся.

Но что, если все затянется надолго? Он вынужден будет годами жить с человеком, которого не знает, практически с
посторонним. Да уж - перспектива… А если Гарри не переживет гибели Лорда? Кто знает, сколько времени у него
осталось? Хочет ли он жить так, как жил раньше? В вечном отрицании, убегая от фактов? Жить с чужаком?
Чужой - для Гарри это слово было противоположностью семьи. А отношения со Снейпом очень напоминали
родственные. Как с родителями или с братом. У них не было выбора, они не хотели друг друга, но все же… Им
пришлось общаться и принять свой брак как факт. Почти как семья - ее не выбирают, она просто есть.
Да. Это правда, он - не гей. Но у него есть муж, и это делает их семьей. Настоящей семьей.
Гарри вздрогнул.
Его мозг действительно смешно устроен. Так смешно - просто до шизофрении. Как что-то может одновременно казаться
правильным и неправильным? Что бы ни говорил Снейп по этому поводу, все-таки Гарри не ощущал себя нормальным.

- Поттер, о чем ты думаешь? - голос Снейпа вернул его в реальность.


- О нас, - прямо сказал юноша.
Снейп удивился и придвинулся ближе.
- Что-то не так?
Гарри поднял брови, взглянув на мужчину. Что это в его голосе? Неужели беспокойство?
- Нет, - немного смущенно ответил он, мотнув головой. - Я думал о нас и о нашей семье.

- Что именно? - голос Снейпа прозвучал как-то напряженно.


- Семья… Это что-то данное. Мы не выбираем семью, она просто есть. Как и… наш брак. - Гарри неуверенно посмотрел
на Снейпа. Он сомневался, что сумел правильно донести свою мысль.
Но Снейп кивнул, хоть и не сразу.
- Конечно, наш брак нельзя назвать ярким примером бессмертной любви и страсти, но ведь… Мы работаем над нашими
отношениями, - задумчиво закончил он.

- Да, - подтвердил Гарри, - именно так.


В этот момент Дамблдор, наконец, объявил об окончании праздничного ужина и пожелал всем спокойной ночи.
Снейп и Гарри молча вернулись в подземелья. Каждый думал о своем.
Этим же вечером, после душа, Гарри, вместо того, чтобы отправиться, как обычно, в свою комнату, решительно подсел
к Снейпу на кровать.
- Что… Поттер?
- Я просто хотел бы спросить, будете ли Вы против, если я останусь сегодня в Вашей постели?
Книга выскользнула из руки Снейпа и со стуком упала на пол.
- Поттер, что ты задумал? - спросил мужчина с тем самым подозрением, которого Гарри не ощущал по отношению к
себе уже довольно долгое время.
- Снейп. Это Рождество, - Гарри поднял книгу с пола и положил ее на тумбочку, - мы - семья, и… - он покраснел,
кашлянул и добавил, - заниматься с Вами сексом мне не сложно, я подумал, что спрошу…
Снейп ошеломленно тряхнул головой.
- Поттер, я не хотел бы оскорбить твои… хм… постельные навыки, но ты - далеко не идеальный партнер для таких…
эээ… занятий.
- Вы про то, что я слишком скован, да? - с любопытством спросил Гарри.
- Это сильное преуменьшение, мистер Поттер, - Снейп неожиданно взглянул на него очень серьезно.
Тишина.

Гарри не знал, что ответить, потому что слишком хорошо понимал, что именно кроется за высказыванием Снейпа, и это
расстраивало его. Он не был уверен, что способен сделать что-то, что могло бы улучшить ситуацию. Он не мог
прыгнуть выше головы, но все равно хотел хоть что-нибудь сделать.
Он смотрел в пол и слегка подрагивал, потому что холод подземелий уже пробрался к нему под пижаму.
Снейп, заметив, что юноша дрожит, чуть отодвинулся и приподнял одеяло:
- Забирайся. Я не хочу, чтобы ты простыл на Рождество.
Гарри, наконец, поднял глаза от пола и медленно залез в постель.
- Я знаю, что не идеальный партнер для секса, Снейп. Но я - единственно доступный и законный.
- Законный, - усмехнулся Снейп. - Я бы сказал, занудный…
Гарри округлил глаза.
- Вы же знаете, что мы не можем заниматься любовью на стороне, потому что иначе магическая защита брака рухнет.
- Да. Но для меня это означает только партнера по кровати, не хотящего секса со мной, и начальника по работе, за этим
наблюдающего, - голос Снейпа искрился смехом, и Гарри улыбнулся.
- То есть Вы признали, что Ваши возможности сильно ограничены. И что теперь ответите на мое предложение?

- Поттер, я ценю твою сегодняшнюю щедрость. Но. Наш секс мне не нравится еще больше, чем ты сам.
Гарри задумался.
- Я понимаю, что далек от идеала в этой области, но мне казалось, что раз Вы - гей, а я - мужчина, то…
Снейп искренне развеселился:
- Поттер, что за мысли! Представь, что тебя заставляют еженедельно спать с мисс Буллстроуд.
- Эй! - Гарри взвизгнул от возмущения. - Возможно, я не являюсь идеалом, но я не настолько ужасен!
- Так мисс Буллстроуд действительно отвратительна?
Гарри сделал большие глаза:
- Снейп! Вы что, ее никогда не видели?
- Для меня, Поттер, мисс Чанг также… эээ… несимпатична, как и она.
- Это я понял! - заверил его Гарри. - Значит, для вас я… отвратителен. Да… Действительно, это не улучшает наши
обстоятельства.
Снейп смерил юношу оценивающим взглядом и, тряхнув волосами, сообщил:
- Пожалуй, отвратительно - это слишком сильно сказано. Но, увы, Поттер, моей секс-мечтой ты тоже не являешься.
- Неужели внешность так важна для секса?
Снейп недовольно потер виски:
- Ну что? Мне рассказать тебе о птичках и пчелках? После восьми месяцев брака?
- Нет, - серьезно ответил Гарри. - Я просто хочу понять, как я могу… сделать наши отношения лучше.
- Что? - Снейп выглядел совершенно потрясенным. - Поттер, что с тобой?
- Снейп! Вы - псих. Я подумал…
- Он - подумал. Поверить не могу!
- Подумал. Что, если нам придется прожить вместе годы и годы?
- Хотелось бы надеяться, что ты скоро победишь Темного Лорда, - вставил Снейп, но Гарри отмахнулся.
- Я серьезно. Я не могу исправить свою внешность, но… может быть… есть что-то, что стоит обсудить. То, что я в
состоянии изменить.

Снейп продолжал тереть виски, потом отдернул руки и, наконец, схватился за переносицу.
- Вот что, Поттер. Я действительно, ценю твое предложение, но в этом нет необходимости. Ты сказал, что боишься стать
геем и…

- Это уже неважно, понимаете? Мы женаты, несмотря на то, что я говорю или думаю по этому поводу. Да. Мы оба
мужчины. Я должен был понять это раньше, но мне потребовалось время. Я боялся. Я был в ужасе. И не именно из-за
Вас, хотя это тоже не особенно вдохновляло, а из-за мысли, что мне придется заняться сексом с мужчиной - но Вы это
знаете, мы говорили об этом. Мне все еще не нравится сама идея, но наш случай - это немного другое. Я не гей, но
женат на Вас. А для Вас это нормальная ситуация, - он опять раздраженно мотнул головой. - Не могу объяснить так,
чтобы Вы поняли.
- Поттер, у тебя мысли развиваются в интересном направлении, - Снейп отнял руку от лица и вцепился себе в
предплечье, видимо, что-то решая про себя.
- Пожалуйста, я просто хочу, чтобы все сработало. - Юноша проглотил комок в горле. - Чтобы это получилось.
- Но почему? - казалось, Снейпу сейчас больно, и Гарри почувствовал робкую, идущую из глубины души приязнь.
- Потому что мы - семья.
Мужчина долго молчал. Гарри не хотел подталкивать его и откинулся на подушку, обдумывая сказанное. Он не
сомневался, что поступил правильно, высказавшись. Он сказал правду. Снейп - его семья, и Гарри совершенно не
против, чтобы они немного чаще занимались сексом. И пусть он понял это только через восемь месяцев, может быть,
кто-то сделал бы это куда раньше, но он - такой, какой есть, и измениться не может.
- Поттер… Нет необходимости что-то менять. Честно. Это и так сработало лучше, чем я предполагал.
- Вам не нравится заниматься со мной сексом.
- Естественно, нет! - раздраженно воскликнул Снейп. - То, что между нами происходит - что угодно, только не секс.
Совершенное безразличие, будто трахаешься с манекеном! Ты позволяешь мне иметь себя или делаешь это сам, но при
этом тебя как будто нет! Ты словно наблюдаешь за всем этим со стороны, но сам не участвуешь. А когда я хотел…
Впрочем, неважно, - он больше не кричал. - По крайней мере, это больше не похоже на изнасилование. И уже за это я
благодарен тебе.
- Не надо, - Гарри развернулся к мужчине, нашел его руку и сжал ее. - Я рад, что Вы казали мне это. Спасибо. Но я хочу,
чтобы Вы научили меня, как делать это по-другому. Хотя, - тут он внезапно покраснел, - не думаю, что я смогу
поцеловать Вас.
- Мне стало намного легче. Я уж боялся, что ты признаешься мне в вечной любви, - задумчиво произнес Снейп.
- Снейп! Я же серьезно!
Тот внимательно посмотрел на него, будто изучая.
- Серьезно?
- Абсолютно, - Гарри ответил, чувствуя, как сердце бьется пойманной птицей.
- Тогда иди ко мне, - прошептал мужчина, потянувшись к Гарри и привлекая его к себе.
Юноша непроизвольно напрягся, но Снейп не отпустил его. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу.
- Обними меня, как ты обычно делаешь после… Потом. Я не причиню тебе вреда.
Гарри слабо улыбнулся и обнял партнера в ответ.
- Так?
- Хорошо, - теплая рука поглаживала его спину, мягкое дыхание шевелило волосы, и Гарри через некоторое время
расслабился. Снейп, не переставая гладить его по спине, продолжил. - Если ты действительно хочешь, чтобы что-то
изменилось, ты должен постараться быть искренним. - Гарри кивнул, слушая, что ему скажут дальше. - Тебе нравится
такая близость между нами? - прошептал Снейп, слегка сжимая объятья. Юноша снова кивнул. - Тебе неприятно?
Чувство вины, тошнота?
- Нет. Я чувствую себя в безопасности. Мне хорошо.
Снейп медленно разомкнул объятие, чтобы дать им обоим возможность двигаться.
- Разденься. Сними пижаму.
Гарри задрожал, но послушно снял верхнюю часть.
- Вы не выключите свет?
- Нет, - Снейп встал, снял ночную рубашку.
Внезапно Гарри осознал, что мужчина перед ним теперь совершенно гол. Жутко покраснев от смущения и от страха, он
отвернулся. Неуклюже стянул с себя пижамные штаны, внимательно следя за тем, чтобы случайно не откинуть
покрывало.
- Я идиот, - пробормотал он.
В ответ прозвучал мягкий смех Снейпа. Матрас прогнулся, мужчина лег рядом. Гарри так нервничал, что дрожал всем
телом. Снейп подтолкнул его, возвращая в прежнее положение, и обнял. Оба были абсолютно обнажены.
Тепло и доброта понемногу снова успокаивали Гарри.
- Теперь обними меня опять. Только обними, ничего больше, - прошептал Снейп.
Гарри робко обхватил его рукой и начал поглаживать спину между лопаток, как он делал раньше, когда они так лежали.
- А теперь что ты чувствуешь? - последовал вопрос.
- Также. Хорошо. Защищенность. Немного нервничаю… - искренне ответил он.
- Чувство вины? Тошнота? Сожаление?
- Нет, - Гарри придвинулся чуть ближе. - Мне приятно. Тепло, - добавил он.
Снейп на мгновенье сильнее прижал его к себе.
- Так бывает, когда двое занимаются любовью. В основном люди считают, что секс - это желание, страсть и оргазм, они
используют его как оружие или для достижения собственных целей. Но это далеко не все, этим секс не ограничивается.
Это может быть просто хорошим и приносить покой. Может помочь партнеру чувствовать себя в безопасности. Может
показать, насколько сильно тебя любят и ценят. Или, как в нашем случае - заботятся.
- Вы заботитесь обо мне, - полуспросил-полуутвердил Гарри.
- Конечно, забочусь, - пробормотал Снейп.
Гарри почувствовал, что движения теплых ладоней стали более чувственными, более долгими, но не касались его
интимных мест. Ему захотелось ответить тем же, и он позволил себе гладить и ласкать спину Снейпа, затем выше, шею,
лицо. Мужчина удовлетворенно вздохнул и закрыл глаза. Это было так хорошо, что Гарри продолжил нежные
поглаживания, отодвинувшись чуть назад, чтобы отрыть себе лучший доступ. Снейп медленно сдвигал руку из-под
головы юноши, к лицу, пока нежная щека не оказалась прижата к ладони. Длинные пальцы зарылись в непослушные
волосы, когда другая рука погладила бедро и скользнула дальше.
Гарри задрожал, но не стал протестовать.
Снейп нежно поглаживал его округлые ягодицы и ниже, потом тронул внутри и Гарри опять задрожал. Но это была уже
не нервозность. Губы юноши пересохли, его рука исследовала живот Снейпа. "Он похудел", - с беспокойством отметил
Гарри.
Скользя ласками ниже, он задел что-то и покраснел. Но мужчина только улыбнулся.
- Продолжай.
Гарри не двигался. Тогда Снейп накрыл его руку своей и положил на полувозбужденный член.
- Это - тоже я, - просто сказал он. - Это часть меня, как и моя спина, шея или лицо. Мы только хотим успокоить друг
друга, помнишь? Не желание, не оружие, только доброта. Забота.
Гарри нерешительно погладил член, и Снейп снова вздохнул. Юноша с трепетом наблюдал за его лицом. Жесткие линии
разгладились, становясь другими, приобретая новое выражение - удовлетворение, покой и… радость? Согретый этими
чувствами, он гладил возбужденный орган и упругие ягодицы партнера снова и снова, легко и нежно.
Мужчина неожиданно повернулся на спину, придвинув его ближе, и крепко обнял, прижав так, что Гарри чуть не
задохнулся. Худощавое тело странно дрогнуло, одинокая слеза прокатилась по виску и исчезла в волосах. Снейп…
плакал?
Легким, скользящим движением он дотронулся до плеча мужчины. Объятие стало крепче, Гарри почувствовал, как
твердый член уперся в его живот. Неожиданно решившись, юноша прошептал:
- Вы можете взять меня, если хотите…
Но Снеп покачал головой, не открывая глаз:
- Я хочу, чтобы… ты взял меня… - прошептал он в ответ, - Если ты… можешь…
Гарри тронул влажный след, оставленный слезой и кивнул. Неважно, что Снейп не мог этого видеть. Он перекатился на
край, вытащил смазку из тумбочки, затем вернулся к партнеру. За это время Снейп не пошевелился, но следы на висках
выдавали его.
Гарри осторожно обнял его, почти накрывая тело мужчины своим.

- Все в порядке? - нежно спросил он, и тот снова задрожал.


- Да, - длинные ноги сплелись с ногами Гарри, сильные руки обнимали его, Снейп уткнулся лицом в плечо юноши.
Мгновение оба не двигались, наслаждаясь близостью.
Снейп чуть разжал руки. Гарри нежно ласкал и гладил худощавое тело, затем позволил рукам спуститься ниже,
скользнуть по бедрам и ягодицам, и - после недолгих сомнений - по стоящему члену. Он налил немного масла себе на
ладонь, согревая, и в следующий момент обхватил его рукой.

Он никогда не делал этого раньше, но не позволил сомнениям остановить себя. Он нежно двигал рукой, пытаясь
вспомнить, что нравилось ему самому, а другой рукой ласкал каждую частицу тела, до которой мог дотянуться.
Мужчина снова вздохнул, но не двинулся, не стер крохотные сверкающие капельки с висков. Гарри, немного нервничая,
передвинул руку от смазанного члена и коснулся дрожащим пальцем места за яичками, почти около отверстия.

- Я, - еле вымолвил он, но Снейп не дал ему договорить.


- Продолжай, ты не причинишь мне боли.
И он продолжил. Он проник внутрь мужчины, своего мужа, и это оказалось так же прекрасно, как если бы это его член
был внутри тесного кольца мускулов. Они стискивали палец юноши и окружали его, как объятие… Он ласкал своего
супруга там… пальцем, а затем еще одним…
- Я готов, - он услышал шепот и посмотрел на Снейпа.
Раньше все происходило совершенно по другому, и Гарри не был уверен, что Снейп захочет, чтобы он взял его так -
лицом к лицу, но прежде, чем он успел хоть что-то спросить, тот положил ноги ему на плечи. Все стало понятно без
слов. Гарри, лаская его бедра и ягодицы, бережно обнял плечи мужа и осторожно вошел в него.
Это было чудесно и совершенно по-новому, так не похоже на их прежние отношения. Гарри всегда было хорошо, когда
он брал Снейпа, но сейчас - он чувствовал - все стало совершенным, полностью законченным.
Его снова крепко обняли, и юноша, не совсем уверенный, как двигаться в этом положении, перенес упор на локоть и
интуитивно подтолкнул себя вперед. Оказалось, он все делает правильно, и он продолжил медленные движения,
представляя себе, как он ласкает это тело внутри. Его член погружался и выходил глубокими спокойными толчками, в
то время как рукой юноша гладил все, до чего мог дотянуться - плечо мужчины, его руку, бок, бедро, ягодицу. Гарри
кожей чувствовал колючие слезы. И это длилось и длилось до бесконечности, так долго… Он чувствовал что-то очень
дорогое и нежное в своей душе, и ему было так хорошо... Тепло и безопасность.
И ему хотелось, чтобы это продолжалось и продолжалось…
Гарри почувствовал, как мужчина напрягся, как его член трется меж их телами, и как почти болезненно сжались
мускулы, охватывая его собственный член. Внезапно двойное воздействие, эмоциональное и физическое, оказалось
слишком сильным. Юноша вжался лицом в волосы Снейпа и кончил. Это было прекрасно до боли в сердце и тепло,
тепло, тепло, и их предыдущий разговор вдруг обрел смысл.
Гарри обнял мужа, и целую минуту они лежали так, просто обнимая друг друга.

Позже, когда они осторожно разъединили объятья, Гарри поцеловал Снейпа в лоб и пошел за полотенцем. Смочил его
теплой водой и сначала нежно обтер своего партнера, все еще не открывающего глаз, а затем - себя. Закончив, он лег
рядом со своим мужем, накрыл обоих одеялом и подобрался ближе.
- Ты в порядке? - мягко спросил он. В ответ Снейп повернулся, обнял юношу и притянул его еще ближе.
- Как ты себя чувствуешь? - через некоторое время спросил он, уткнувшись носом в ухо тихо засмеявшемуся Гарри:
- В тепле. В безопасности. Замечательно.
- Чувство вины?
- Нет. Все было совсем… по-другому. А ты? Тебе было хорошо?
- Это было прекрасно, - совершенно не по-снейповски ответил тот.
И Гарри решил не расспрашивать, чтобы не давить на него. Снейп всегда был скрытным и замкнутым, его могло задеть,
что кто-то видел его слезы, поэтому больше юноша не задал ни одного вопроса.
- Счастливого Рождества, - сказал он вместо этого и повернулся так, чтобы спиной прижаться к груди Снейпа. Муж
обхватил его рукой и ногой, как делал всегда.
- Спасибо, - еле слышно прошептал он, но Гарри услышал и взял Снейпа за руку, крепко сжав ее.
- И тебе счастливого Рождества.
Глава 5
То, как они занимались любовью в Рождественскую ночь (даже в мыслях Гарри не мог назвать это сексом или
совокуплением), не могло не повлиять на их отношения. Теперь юноше стало казаться, что у него появилась семья.
Чувство вины пропало, и ни мысль о том, что он женат, ни воспоминания о вещах, которые они вытворяли ночью, не
казались больше постыдными.
Правда, их занятия сексом не стали чаще, порой Гарри ощущал себя неуютно в постели, и были вещи, которые он
просто не мог заставить себя сделать, например, поцеловать Снейпа в губы или сделать ему минет.
Но тот не настаивал, он принимал все и отвечал взаимностью на то, что Гарри готов был ему дать.
Изменения коснулись не только спальни, повседневная жизнь тоже стала менее напряженной. Теперь они вели долгие
серьезные разговоры - в основном о Волдеморте, планах Ордена или занятиях Гарри. Они беседовали об исследованиях
Снейпа в области зельеварения, а бывало даже, и на личные темы.
Они вместе читали и вместе занимались ментальными искусствами.
Как раз общие занятия изменились больше всего.
Пару дней спустя, после Рождества, Снейп остановил Гарри, шедшего с обеда, и настоял на том, чтобы Гарри снова
возобновил уроки.
- Ты достаточно хорошо знаешь теорию. Настало время заняться практикой, Поттер. Вторжением в чужой мозг.
- Вы о том, что я должен ходить по школе и пытаться залезть в мысли ничего не подозревающих студентов и
профессоров?
Снейп усмехнулся. Такого выражения на его лице Гарри не видел уже давно.
- Идиот. Ты будешь практиковаться на мне.
Гарри послал ему ответную усмешку:
- Во-первых, Вы слишком хороши в мыслезащите, раз уж держали на расстоянии даже Волдеморта, поэтому практика с
Вами мне ничего не даст. А во-вторых, я не желаю знать Ваши секреты.
- Я сам разрешу тебе пробраться в мою голову, до определенной степени, конечно. Придется воспользоваться
думоотводом… Но нам необходимо это сделать, - выражение лица Снейпа чуть смягчилось.
Гарри стиснул челюсти.
- Нет. Мне плевать, что скажет Дамблдор - я не собираюсь лезть в Ваши мысли.

- Поттер, это необходимо…


- Наш брак - тоже необходим. Вас заставляют отдаваться мне телом. И Я НЕ БУДУ насиловать еще и Вашу душу.
Только не вторжение в мозг.
- Почему? Ситуация в той же степени касается тебя, а я применил к тебе Вторжение!
- И это тоже унизительно! - раздраженно выкрикнул Гарри.
- Тогда почему ты отказываешься? - с искренним любопытством осведомился Снейп. - Это прекрасный шанс отомстить!
Гарри был так удивлен, что с минуту не мог вымолвить и слова. В отчаянии он тряхнул головой:
- Вы - псих! - наконец выкрикнул он. - Мы живем вместе! Мы спим вместе! Мы достигли какого-никакого
взаимопонимания! Почему же Вам кажется, что я захочу все выкинуть в помойку из-за детской обиды и ненужной
мести? - сконфуженное лицо Снейпа только разожгло его ярость. - Побойтесь бога, Снейп! У всех слизеринцев такой
извращенный ум, или это именно Ваша отличительная черта?
- Поттер, сбавь тон! - проворчал мужчина, и Гарри взмахнул руками.
- Не называйте меня Поттером! Вы ведь… ведь… - внезапно он все понял, и, буквально рухнул на ближайший стул. -
Мерлин… - выдохнул он/ - Вы правда думаете… - Он посмотрел на мужчину. - Вы и правда так думаете. Да?
- Конечно, - коротко ответил Снейп и отвернулся.
"Я доверяю Северусу Снейпу", - Гарри, как наяву услышал слова Дамблдора: "Но я забыл, что некоторые раны слишком
глубоки, чтобы вылечить их. Я думал, что профессор Снейп может победить свои чувства… Я ошибался". Гарри
многого не знал о жизни своего мужа, но сейчас понял слова директора лучше, чем когда-либо.
Снейп старше Гарри в два раза, он изранен и эмоционально истощен. Этот человек всю жизнь либо получал, либо
причинял боль, и основным мотивом в этом кошмаре была месть. Как страшно… но в этом весь Снейп.
Гарри не хотел мести, не хотел делать больно человеку, который согласился жениться на нем и жить с ним, несмотря на
собственные раны и чувства. Он не мог ненавидеть своего мужа. Сейчас юноша в полной мере осознал, какую жертву
принес Снейп, согласившись на их брак, и чувствовал растерянность. Нет, он не собирался винить себя за отношения,
бывшие между ними в прошлом, но теперь хорошо понимал, почему мужчина вел себя именно так.
Картина сложилась полностью, встав перед глазами, но тут настенные часы громким боем прервали его размышления,
напоминая, что время идет.
Гарри встал и подошел к Снейпу со спины. Тот стоял неподвижно, будто ожидая нападения, и юноша с огорчением
понял, что это действительно так.
Как мог нежно, он прижался к напряженной спине, осторожно обнимая худое тело, зарываясь лицом в жесткие черные
волосы, крепко прижимая мужчину к себе.
Этот умиротворяющий жест они использовали раньше только в постели, но сейчас все казалось правильным и
необходимым.
Подобравшись к длинным пальцам, он сомкнул руки и сжал их:
- Мне не нужна месть. Я не хочу причинять Вам боль. Знаю, что я - не лучший партнер для жизни, и еще менее
идеальный в постели. И раньше я никогда не говорил Вам, но думаю, что мне удалось принять наш брак… и… я
беспокоюсь о Вас, пусть даже в этом нет романтики…
Снейп судорожно вздохнул и попытался высвободиться из объятий, но Гарри не отпустил:
- Я не буду вторгаться в Ваш мозг. Да, Вы поступили так со мной, потому что мне нужно было научиться защите, но…
- Ты должен научиться вторжению, если хочешь победить Темного Лорда, - сдаваясь, прошептал Снейп. - Это
единственный способ…
- Я понимаю, - медленно ответил Гарри. - Понимаю, - повторил он. - Мне так жаль…

- Я БОЛЬШЕ НЕ БУДУ ЭТОГО ДЕЛАТЬ! - орал Гарри на Дамблдора . - Я не могу, я…просто не могу, пожалуйста, сэр,
не заставляйте меня…. Он как будто цепенеет после каждого раза, и он становится совершенно опустошенным… После
каждого урока я часами успокаиваю его! Он избегает смотреть мне в глаза, как будто ждет насмешек или чего похуже…
У нас…в наших отношениях и так куча проблем, и без этих уроков, я не хочу приносить в жертву… понимание,
которого мы достигли просто потому, что меня заставляют трахать его мозги. Вы лучше него знаете мыслезащиту, и вы
не так уязвимы, как он!
- Гарри, Профессор Снейп тоже отличный знаток Защиты…
- Сейчас это уже не имеет значения! Для того чтобы обучить меня Вторжению, ему приходится оставлять свой мозг
полностью беззащитным! Вы же знаете, о чем я! И даже пытаясь быть осторожным, я ничего не могу поделать! Все
равно, мне видны его воспоминания и, на прошлой неделе он перестал со мной разговаривать, когда я случайно увидел
кое-что очень личное… - Гарри почти плакал. - Я ведь знаю, что Вы тоже можете учить меня…
Юношу трясло. Дамблдор встал, обошел свой стол и помог ему добраться до ближайшего кресла.
- Гарри, я не могу. У меня слишком много секретов, от которых зависит все. Идет война, и мне очень жаль, но моя роль
слишком важна, чтобы рисковать. Я не могу допустить, чтобы мои тайны кто-то узнал. Даже ты.
- Сэр, я понимаю, но…
- Постарайся вести себя так, будто ничего не произошло. Профессор Снейп доверяет тебе, он скоро оправится и придет в
себя, но ему нужно время. Просто будь с ним рядом, дай почувствовать, что у него есть ты, тот, кто хочет помочь ему.
Гарри закрыл лицо руками:
- Я не удивлюсь, если он возненавидит меня еще сильнее, чем раньше.
- Он не ненавидит тебя…
- Вы ничего не знаете! - гневно выпалил юноша.
- Чего я не знаю?
- Ничего,- упрямо выплюнул Гарри. - Обо мне. О нем. О нас.
- Я стар и ношу очки, но я не слеп, - улыбнулся Дамблдор. - Он заботится о тебе, а ты - о нем. И это не просто временная
опека. Вы меняетесь, и ты уже изменил его больше, чем это удавалось кому-либо еще.
- Вы шутите! - Гарри обхватил себя руками. - Мы даже не любим друг друга!
- Я знаю. И все же - ты меняешь его. Ваши отношения меняют. Он более спокоен, более миролюбив, с ним стало проще
общаться. И у меня есть доказательства, - добавил Дамблдор, заметив, что Гарри собирается перебить его. - Теперь на
него меньше жалуются, и инциденты на Зельях случаются очень редко.
- С каких это пор? - с подозрением спросил Гарри.
- С сентября. Но это еще не все. Он стал больше времени проводить со своими коллегами, и иногда даже участвует в
необязательных мероприятиях. Я видел, как он улыбается и не раз. Он больше ест и лучше выглядит.
Гарри откинулся в кресле и вспомнил разговор, услышанный не так давно, в общей гостиной.
- Не знаю, что Гарри сделал с ним, но это даже пугает, - говорила Джинни, когда он уже собирался открыть дверь в
спальню семикурсников. - Снейп добавил Гриффиндору два балла за правильный ответ Колина.
- Два балла ничего не доказывают, - возразил Дин, уже два года, как ее парень.
Кто-то фыркнул, Гарри услышал голос Рона:
- Дин, ты что, не помнишь прошлые уроки Зельеделия? - рыжий смачно зевнул. - Снейп добавлял баллы только
слизеринцам, причем это длилось все предшествующие пять лет. И никому другому, даже Гермионе, хотя она всегда
правильно отвечала на вопросы и безупречно варила зелья!
- И это уже не первый случай, - продолжила Джинни, - в этом году наш факультет потерял на Зельях меньше пятидесяти
баллов, тогда как раньше мы теряли столько недели за две, и то при условии невероятного везения!
- Ага, или за один день, если чуть-чуть не везло, - пробормотал Рон, и все
рассмеялись.
- Он моет волосы, - торжественно объявила Джинни, как будто это являлось окончательным доказательством.
- Джинни! Ты следишь за Снейпом? - спросил Дин с легким намеком на ревность в голосе. Рон тихо заржал.
- Конечно, - как само собой разумеющееся, ответила та. - Гарри ничего не говорит, поэтому мы с Гермионой наблюдаем
за ними обоими, чтобы знать, все ли в порядке.
- Ты… - угрожающе начал Рон, но Джинни не дала ему продолжить.
- Вот что! Гарри после своей… свадьбы выглядел как будущий самоубийца. Естественно, мы боялись. Потом летом эта
статья о ссоре на глазах у изумленной публики. И мы решили приглядывать за ними дальше, но с сентября не
происходило ничего тревожащего, и…
- И вы решили, что это Гарри повлиял на него? - уточнил Дин.
- А кто же еще?
Раздался нервный кашель.
- Вы думаете, что они…они, - Дин резко выдохнул, - влюблены в друг друга?
- Нет, - просто ответил Рон. - Гарри не гей. Предпочтения Снейпа мне неизвестны, но я вижу, что они стали менее
одиноки.
- Гарри - натурал? - спросил Дин. - Но тогда…
- Это не наше дело, - внезапно Рон закрыл тему. - Дай, пожалуйста, свои лекции по Астрономии.
- Гарри? - обеспокоено позвал Дамблдор. Тот поднял глаза. - Извини, мне показалось, что ты сейчас был где-то очень
далеко.
- Я задумался, - Гарри встал. - Сэр, мне нужно идти, - он вздохнул, - но я все еще не знаю, что делать.
- Просто будь рядом.
- Я постараюсь.
Прошло три дня после разговора с директором, и Гарри вновь шел к знакомым комнатам. Его снедало беспокойство.
Наступила пятница - их день для секса, но впервые за последние месяцы это его ужасало. Прошлая неделя стала
кошмаром. В полной темноте муж быстро отымел его и ушел в гостиную. Гарри помнил отвратительный холод,
растекшийся в груди, а позже в ванной его вырвало.
Он убеждал себя, что не время терзаться глупыми чувствами, что все это необходимо, как бы ни было страшно и какие
бы эмоции ни вызывало.
Гарри открыл дверь. Гостиная пустовала, но из-под двери, ведущей в спальню, виднелась полоска света. Он глубоко
вздохнул и вошел.
Снейп, не отрываясь от книги, кивнул на приветствие и дальше просто игнорировал юношу, пока тот не вышел из душа
полностью раздетым и не улегся в постель. Так и не взглянув на Гарри, он погасил свет. То, что мужчина тоже разделся,
Гарри понял лишь по легкому шороху.
- Сегодня твоя очередь быть сверху, - произнес Снейп. - Смазка на тумбочке.
Гарри нерешительно прикоснулся к нему и понял, что Снейп уже стоит на четвереньках, готовый к быстрому
сношению, как это было у них до Рождества. Гарри ощутил протест. Не так! Не так безлико! Не так холодно.
Опустившись на колени позади мужчины, Гарри обхватил руками его худую грудь и быстрым движением перевернул
навзничь. Снейп оказался под ним, Гарри обнял его и, приблизив губы к уху мужчины, игриво прошептал:
- Мы сделаем все как надо, или вам придется оттрахать меня, как на прошлой неделе, - его голос обрел уверенность. - Я
больше не могу делать так, как мы… поступали раньше.
- Как надо? - голос Снейпа истекал сарказмом. - Тогда, - схватив юношу за волосы, он притянул его голову к
собственному паху, - ты начнешь с того, что отсосешь мне… - он ткнул Гарри лицом в свой полувозбужденный член.
Тычок был настолько неожиданным, что Гарри даже не мог сопротивляться, только сжал губы, борясь с комком желчи,
подкатившим к горлу. Высвободившись, наконец, он шарахнулся от Снейпа так далеко, как только мог, глубоко дыша,
чтобы справиться с рвотными позывами.
- Хорошо, - сказал он, когда, наконец, смог заговорить, - возвращаемся к старой схеме. Но сверху я больше не буду.
Молясь в душе, чтобы все поскорее закончилось, он покорно встал на колени перед Снейпом. Он совершенно не
подготовился, ни морально, ни физически, и только слабо надеялся, что мужчина, все-таки… все-таки не возьмет его
прямо так. Он понимал, что весь дрожит, но не мог успокоиться. И не мог просто взять и сбежать - секс все еще был
непременным условием для выживания.
Прикосновение оказалось на удивление нежным, Снейп притянул его к себе, укрыл их обоих одеялом и прижался
грудью к его спине. В следующий момент Гарри оказался в кольце сильных теплых рук.
- Гарри? - в голосе мужчины отчетливо слышалось беспокойство. - Ты в порядке?
- Нет. Не совсем, - все еще дрожа и запинаясь, произнес он.

- Я… Я не… Я… - кольцо рук сжалось крепче, шумный выдох защекотал шею, - я не хотел… Просто… Просто…
Гарри хотелось кричать и вопить, но вместо этого он тряхнул головой и стиснул зубы.
- Гарри…
Это стало последней каплей.
- НЕ НАЗЫВАЙТЕ МЕНЯ ГАРРИ! - выкрикнул он прежде, чем смог остановиться и подумать. Он вывернулся из
объятий и сел с краю. - Вы никогда не называли меня по имени. И это еще тяжелее.
- Поттер, я… - начал было Снейп, но Гарри уже себя не контролировал.

- Я знаю, что вы собираетесь сказать. Да, я видел в ваших воспоминаниях, что происходило между вами, Малфоем и
Розье. И не собираюсь ни с кем это обсуждать. Нет, я не испытываю отвращения к вам лично. Я знаю, что вы
ненавидите меня потому, что я оказался не в том месте и не в то время. Вы ненавидите меня, потому что вас ненавидел
мой отец! И все равно, вас вынудили жениться на мне и делиться своими воспоминаниями. Вы ненавидите меня - в этом
нет ничего нового… - он развернулся и прямо посмотрел Снейпу в глаза. - Но знаете что? С меня хватит, - он встал и
начал одеваться. - Согласно Магическому Законодательству, я теперь совершеннолетний, и никто, ни вы, ни Дамблдор,
не можете больше заставлять меня продолжать этот фарс - наш брак. Мне плевать, что сделает Волде 쎙 орт. Я сыт по
горло!
- Пойми… - голос мужчины сорвался, но это только подлило масла в огонь.

- Что?! - выкрикнул он. - Ради Бога! Мне семнадцать! Я - чертов подросток, которого смешивали с дерьмом все эти годы
и… и… - он дернулся, - но вам - тридцать восемь! Вы взрослый человек! Вы вдвое старше меня! Почему, ну, почему
именно я должен все понимать? Я старался! Я очень старался. Даже после того, что вы сделали со мной в прошлую
пятницу, и мне страшно было приближаться к Вашим комнатам, я все равно пытался! А Вы… Вы хотели… Просто из-за
воспоминания! Вы решили, что можете издеваться надо мной, хотя ни я, ни мой отец в этом не виноваты! - его голос
сорвался, и Гарри хрипло закончил. - С меня довольно. Завтра я начинаю бракоразводный процесс. Спокойной ночи, -
он открыл дверь, но Снейп остановил его.
- Поттер. Гарри, пожалуйста, подожди, - Снейп одел ночную рубашку и скользнул ногами в шлепанцы. Голос у него был
низким и утомленным. Мужчина подошел ближе. - Ты прав. То, что я сделал… - он вздохнул и отвернулся, - было…
отвратительно. Прости меня. Правда. И… Я не ненавижу тебя. Это не ненависть, я поступил так вовсе не из ненависти.
Гарри заметил, что губы Снейпа пересохли, что он судорожно сглатывает. - Мне… было… было стыдно, и… страшно. Я
боялся, что ты оттолкнешь меня.
- И сами отвергли меня, чтобы я не стал отталкивать вас? Замечательно, - проворчал Гарри. Снейп стоял, склонив
голову, и молчал.
Гарри застонал. Он все еще был раздражен, но все-таки заговорил:
- Хорошо. Я не буду требовать развода. Но больше - никаких споров и ссор в постели. Если хотите поругаться -
ругайтесь, но не в спальне. Для меня все это слишком тяжело и без… - он запнулся, когда почувствовал, что с него
стягивают одежду.
Вскоре он лежал на кровати в одном нижнем белье, заботливо укрытый одеялом. Голова юноши покоилась на плече
Снейпа, все еще остававшегося в ночной рубашке.
- Я влюбился в Люциуса Малфоя, когда мне было пятнадцать лет, - неожиданно заговорил Снейп, уставившись в
потолок. - Люциус был богат, красив и предпочитал девушек, тогда как я был беден, уродлив и вообще - грязный педик,
такой, каким ты видел меня в думоотводе. Я точно знал, что у меня нет ни малейшего шанса, поэтому, когда узнал, что
Эван разделяет мои предпочтения, на шестом курсе стал встречаться с ним. То, что ты видел в моих воспоминаниях,
произошло только однажды - Эван и Люциус таким образом уговаривали меня присоединиться к Темному Лорду. Это
был единственный раз, когда я дотронулся до Люциуса… И, как ты сам видел, для Эвана не составило проблемы
поделиться мной. Между нами не было любви, я любил Малфоя… - он горько рассмеялся. - Эти воспоминания
оказались такими грязными… Я думал о том, как читал тебе лекции о сексе и заботе с нежностью … - Снейп
задохнулся. - Первый раз я оказался с партнером, который думал не только о себе - в это Рождество.

Гарри затаил дыхание, когда до него дошел смысл сказанного.


- Той Рождественской ночью вы попали в собственные сети, - пытаясь разрядить обстановку, он погладил Снейпа по
руке.
- Можно и так сказать, - уголки губ мужчины чуть приподнялись. - До того раза я не знал, что секс может быть таким…
одухотворенным.
Гарри улыбнулся:
- Я рад, что смог помочь, - внезапно мысль, пришедшая ему в голову, заставила его напрячься. - Вы все еще любите
Люциуса Малфоя?
- Нет, - ответил Снейп с яростной уверенностью.
- Понятно… - напряжение потихоньку отпускало. Мысль о том, что Снейп представляет на его месте Малфоя во время
занятий сексом, оказалась неожиданно… неожиданно болезненной.
Снейп, наконец, повернулся и посмотрел на Гарри.
- Мне давно хотелось спросить, могу ли я называть тебя по имени? - он смущенно кашлянул. - Поттер - звучит как-то…
неправильно.
- Наверное, мешает близости, - юноша снова улыбнулся, - я не против, называйте меня Гарри.
- Тогда ты можешь звать меня Северус.

- Хорошо. Северус… - Гарри сморщил нос. - Так странно… Снейп звучит короче. И еще… о… ваш… твоих
воспоминаниях. Я знаю. Для тебя было невыносимо то, что я видел их. И, боюсь, ситуация может повториться. Мы
должны что-то придумать… может, обмениваться информацией? На каждое тревожное для тебя воспоминание я могу
рассказывать одну из компрометирующих меня историй… Или ты можешь сам проникнуть в мой мозг…
- Не нужно. Я видел достаточно твоих воспоминаний, - сказал Снейп. - Но… Все равно - спасибо. За то, что предложил.
- Я хочу, чтобы ты доверял мне, - прошептал юноша, слегка удивляясь себе.
- Я доверяю тебе, - эта простая фраза удивила его еще больше. Но этого было мало.
- Мне бы хотелось, чтобы ты теперь научился верить мне, - Гарри взглянул на мужа.
- Можно… я прикоснусь к тебе? - неуверенно проговорил тот.
Гарри кивнул.
- Нужно. Сегодня пятница.
Утро выдалось прекрасным, и Гарри с нетерпением ждал следующего урока - уход за магическими существами. Не то,
чтобы ему очень уж хотелось увидеть Хагрида или встретиться с его милыми монстриками, просто погода была
великолепной. Всю ночь шел снег, и утром земля оказалась окутана пушистым белым покрывалом, так и манившим
прогуляться или поиграть в снежки. Уход был последним уроком для Гарри и Рона, что давало возможность приятно
провести время после занятий.
- Гарри? - голос Снейпа, ворвавшийся в размышления, заставил его вздрогнуть.
То, что мужчина пошел на контакт вне их комнат, было странно само по себе. Конечно, они здоровались, но этим
обычно все и заканчивалось. Правда, иногда - очень редко, Снейп мог сказать ему пару фраз о переносе занятий. Тогда
они быстро передоговаривались на новое время и расходились в разные стороны. Гарри искренне недоумевал, почему
Снейп так упорно не хотел, чтобы кто-нибудь видел их вместе - все и так знали, что они женаты. Но он никогда не
спрашивал о причинах, принимая ситуацию такой, как есть.
- Да, Северус? - он посмотрел на мужа.
- Я просто хотел узнать, много ли тебе задано на эти выходные, или мы можем… э… отдохнуть в субботу.
Гарри мысленно пробежался по плану занятий:
- Нет. Такого, чтобы совсем уж серьезного - ничего. А что?
- Я подумал, что мы могли бы сходить в Хогсмид, пообедать…
У Гарри от удивления отвалилась челюсть:
- Но… но там будет полно народу, они… увидят нас вместе…
Снейп поджал губы:
- Ты говорил, что не будешь против, если тебя увидят… со мной…
- Конечно, я не против. Это ты никогда не хотел, чтобы нас видели вместе. А если мы завтра пойдем туда, вся твоя
конспирация полетит к чертям. Ты правда этого хочешь?
- Мистер Поттер. Мое предложение остается в силе.
- Мистер Снейп. Я принимаю его.

- Гарри, мне жаль, что в прошлую пятницу все так получилось, - сразу, как только они отошли подальше от любопытных
ушей, сказал Снейп.
- Ты уже извинялся. Я не сержусь. Ты был… вполне любезен потом и секс получился приемлемый. Не нужно ничего
объяснять, - попытался разрядить обстановку Гарри.
Снейп, все еще раздраженный, тряхнул головой:
- Я понимаю… Тебе непросто быть со мной рядом… и видеть, что ужасный и мерзкий Профессор Зелий, на самом деле -
жалкий, слишком эмоциональный, убогий, несчастный человек…

- Северус! - Гарри схватил его за руку.


Шел снег, было довольно холодно, а мужчина не одел перчатки. Гарри повернулся к нему, стянул варежки и взял его
руки в свои:
- Ты должен теплее одеваться. На улице мороз.
Снейп вспыхнул в замешательстве, отдернул руки и проговорил:
- Я не ребенок. И мне не нужны твои… советы…
- Извини, - грустно улыбнулся Гарри, - знаю, это кажется… Ладно, не будем об этом. И не говори мне больше, что ты
убогий и несчастный… - Гарри передернуло, и они пошли дальше, - всех нас можно так назвать в определенной
степени.
- Мне казалось, что я взрослый в свои-то тридцать восемь, но… но… Гарри, твоя доброта смущает меня! - выпалил
Снейп.
Это признание примирило обоих, они продолжили путь в уютной тишине. Мир вокруг них кружился в белом танце.
Гарри накинул капюшон, а волосы Снейпа вскоре покрылись тонким слоем снега. Гарри инстинктивно потянулся
смахнуть пелену, и, опуская руку, случайно задел лицо мужчины. Тот побледнел и отвернулся.

- Пожалуй, сегодня точно не мой день, - извиняясь, пробормотал Гарри.


Больше не разговаривая, они дошли до маленькой тихой деревеньки, запорошенной снегом.
- Как на Рождество… - восхищенно выдохнул Гарри, останавливаясь полюбоваться картинкой.
Снейп тоже остановился, не желая идти дальше без Гарри. Юноша обратил внимание, что Снейп какой-то нервный и
даже грустный, знакомые признаки горечи и раздражения появились на лице… мужа? Странно, но то, что Снейп - его
супруг, все меньше и меньше беспокоило Гарри.
- Северус, что-то не так? - тихо спросил он.
В ответ он получил вымученную улыбку:
- Нет.
- Скажи мне, - Гарри придвинулся ближе, - что тебя беспокоит? Я вижу это по твоему лицу. В твоих глазах… - он снял
варежку и теплым движением коснулся глубокой, почти сердитой линии, залегшей в уголке рта мужчины. - Не помню,
чтобы в среду видел какие-то тревожные воспоминания на занятиях по вторжению.
От этого жеста у Снейпа перехватило дыхание, он отшатнулся назад, но Гарри шагнул следом и решительно обнял его.
- Ты уверен, что все нормально? - снова спросил он, и беспокойство звучало в его голосе. - Мы можем вернуться назад,
если…
- Нет, - простонал Снейп так, будто его мучила боль, но из объятий не вырвался, наоборот, он притянул Гарри еще
ближе и обнял в ответ. - Я в порядке.
Гарри постарался унять свое беспокойство. Снейп вел себя так странно, что юноша попытался еще раз вспомнить, не
видел ли он чего-нибудь тревожного в голове мужа. Тот становился совершенно непредсказуемым, если дело касалось
воспоминаний или чувств…

Урок Зельеварения - Снейп, совсем еще юный, гордо смотрит на сваренное им правильное зелье…
Матч по квиддичу - Снейп играет загонщиком…
Сцена чьих-то мучений - Снейп наблюдает среди других пожирателей …
Их постель - Снейп прижимает его к себе…
Дамблдор предлагает лимонные дольки…
Хмури кричит на молодого Снейпа…
Люциус показывает новые метлы…
Вроде бы, все. Ничего тревожащего или необычного. Может, Снейп стыдится времени, проведенного в качестве
Пожирателя Смерти? Но Гарри много раз говорил ему, что прошлое его не волнует! Хотя… поведение Снейпа, когда
речь заходила о воспоминаниях… да, да, оно было непредсказуемым. Гарри всегда старался деликатно относиться к
тому факту, что Снейп заклеймен. Первый раз, когда он воочию увидел Темную Метку на плече мужа, случился через
день после Рождества (в само Рождество Гарри было не до этого), когда он проснулся в объятиях Снейпа, что само по
себе было довольно необычно. Впервые после совместно проведенной ночи он просыпался не один. Гарри было очень
хорошо, его голова уютно устроилась на предплечье мужа, но когда юноша открыл глаза, первым, что он увидел, был
страшный знак.
Снейп тоже проснулся и теперь пытался вытащить руку из-под Гарри, чтобы скрыть ужасное клеймо.
- Извини! - панически прошептал он и вскочил, прижимая к груди одеяло.
Гарри остался лежать совершенно голый.
Он покраснел и отвернулся, стараясь закрыться, не смея взглянуть на мужчину. Тут же одеяло вернулось на место, и
взволнованный Снейп, сам тоже обнаженный, начал закутывать его. Гарри не выдержал и засмеялся. Схватив мужчину
за плечи, он притянул его обратно в постель, невзирая на отчаянное сопротивление.
- Поттер, отпусти меня, - сказал Снейп, очутившись под Гарри, который сидел на нем, прижимая его руки к подушке.
Темная метка четко выделялась на бледной коже.
- Не беспокойтесь обо мне, - сказал Гарри, отпуская Снейпа, и скользнул рукой по его предплечью, нежно гладя
заклейменную руку. - Я знаю, что вы больше не Пожиратель… - и торопливо добавил, - извините, что назвал вас так в
кабинете Дамблдора.
Мужчина, конечно, запротестовал, но Гарри снова и снова повторял ему, что ничего не случилось, что он не испытывает
отвращения, что не оттолкнет его, что все в порядке.
- Ты же знаешь, что можешь на меня рассчитывать, - сказал Гарри и отступил, чтобы взглянуть мужчине в лицо.
- Гарри, я… - начал тот, но, видимо, не смог подобрать слова, поэтому тряхнул головой и начал снова. - Я…
- Северус? - Голос МакГонагалл прервал их, и Снейп развернулся, так что стало видно, что он здесь не один. - Гарри? -
она очень удивилась.
- Здравствуйте, профессор, - улыбнулся юноша.
МакГонагал перевела взгляд с него на Снейпа:
- Вы… вместе?
Гарри неожиданно хихикнул, когда понял смысл вопроса, но Снейп не растерялся и иронично заметил:
- Вы же были там, Минерва. Мистер Поттер и я - вместе. Причем официально.
- Но… - ее брови взметнулись вверх. - Конечно, Северус, - кивнула она. - Сейчас время обеда. Вы идете в "Три метлы"?
- Да, - ответил Гарри. - Северус пригласил меня на обед, - просто добавил он.
Обычно бледное лицо Профессора Зельеделия приобрело устойчивый розовый цвет:
- Я думал, что мы могли бы обсудить некоторые вопросы в непринужденной обстановке, - быстро ответил он. - Нам
есть, о чем поговорить.
Гарри вопросительно посмотрел на него:
- Но… мы можем обсудить их в любое время!
Снейп покраснел еще сильнее:
- Мне просто хотелось хоть раз выбраться из этой чертовой школы, - пробормотал он.
МакГонагалл рассмеялась:
- Тогда пошли.
В пабе было полно народа, и за единственным свободным столиком сидел друг МакГонагалл. Он сообщил, что его зовут
Мэт, и при более близком знакомстве оказался довольно серьезным и спокойным человеком. Вскоре трое взрослых
увлеченно спорили о каких-то магических теориях, а через некоторое время решили заказать выпивку. Мужчины
предпочли огневиски, МакГонагалл взяла свой обычный ликер. Гарри нацелился было на сливочное пиво, но Мэт уже
заказал три порции огневиски и ликер. Его не остановил даже недвусмысленный взгляд профессора Трансфигурации.
- Не нужно обращаться с ним, как с ребенком. Он взрослый человек, Минерва. Взрослый, совершеннолетний, к тому же
женатый, в отличие, между прочим, от тебя… - Мэт задумчиво потер щеку. - Может, мне нужно попросить Сама-
знаешь-кого, чтобы он наслал заклятие и на тебя, чтобы ты сказала мне "да" на мои бесчисленные предложения руки и
сердца…
МакГонагалл покраснела, Гарри хихикнул, и даже Снейп усмехнулся. С этого момента Гарри начал вслушиваться в
разговор и заметил, что оба мужчины намеренно вовлекают его в общение. Гарри расслабился (чему очень помогло
огневиски) и даже не заметил, как наступил вечер. Они чудесно проводили время, выпивая и беседуя, пока гул паба не
убаюкал Гарри так, что он почти задремал, облокотившись на Снейпа.
- Пожалуй, нам пора, - наконец сказал Снейп. - Минерва, не стоит беспокоиться, - он взглянул на коллегу, собравшуюся
проводить их. - С мистером Поттером я управлюсь и сам.
Они попрощались, и Снейп как-то умудрился выволочь Гарри на улицу.
- Мистер Поттер, да вы пьяны! -ухмыльнулся он в ответ на ошеломленное выражение лица юноши.
- Сам виноват… - он икнул и пошатнулся. - Я засыпаю… - и, споткнувшись, последовал за Снейпом. Тот обхватил его,
чтобы не дать упасть, и Гарри тесно к нему прижался. - Ты… милый, Снейп… - пробормотал он в волосы мужчины. -
Мне понравился этот… день… Он был… милым…
- Мне нужно было быть осторожнее, - проговорил Снейп, слегка раздраженно, - ты выпил слишком много.
- Все… чудесно… Мне хорошо… ты все равно… притащишь меня домой… - Гарри рассмеялся и уткнулся мужу в шею.
- Ты мило пахнешь…
- Очевидно, твой словарный запас сузился до одного слова, - проворчал Снейп, но Гарри было все равно.
- Милый? - Он усмехнулся. - А ты такой и есть… упс… - юноша споткнулся о собственную ногу. - Милый,
мииииилллллый, - промурлыкал он себе под нос.
- Поттер, заткнись. Мы почти пришли.
- Я думаю, что ты милый… и нравишься мне больше, чем Рон… наверное, хотя… он тоже милый… - Гарри покачнулся
и Снейп с трудом поймал его. Видимо, постоянные спотыкания мужчину окончательно утомили, потому что он
чертыхнулся и подхватил Гарри на руки.
- Мы скоро будем дома, - сообщил Снейп, и Гарри с энтузиазмом обнял его за шею.

- Отнесешь меня прямо в постель? - сонно спросил он. - Быть с тобой в кровати - тоже мило…
Следующим, что он почувствовал, была ужасная головная боль.
Глаза не открывались, ощущения были как после падения с метлы.
- Охххххх… - простонал он, и это усилие чуть не раскололо ему череп. - Господи, что…
Теплые руки обняли его:
- Голова болит, мистер Поттер?
О…
Воспоминания о прошлом дне медленно всплыли в памяти. Гарри зарылся в подушку:
- Голова… Я сейчас умру…
- Это уже не так мило? - в голосе чувствовалось добродушное подтрунивание, но юноша был не в состоянии оценить
юмор.
- Мне совсем хреново… - еле шевеля губами, прошептал он.
- Душ творит чудеса, - пообещал Снейп и сдернул с Гарри одеяло.
- Отдай! Мне холодно, - прохныкал тот, но мужчина выдернул его из постели и подтолкнул в сторону ванной.
- Я голый… - пробормотал смущенно юноша и попытался рассмотреть душевую, почти не открывая глаз.
- Знаешь, принимать душ полностью одетым было бы странным, согласись, - усмехнулся Снейп и помог Гарри забраться
под теплые струи. Беспокоило только то, что он сам последовал за ним.

- Я… я могу сам помыться… - пробормотал он в полном шоке, наконец-то широко распахивая глаза.
- Знаю, Гарри, - прошептал мужчина, мягко касаясь его руки, - но… я бы хотел… вымыть тебя…
У Гарри скрутило внутренности:
- Но… - он сглотнул.
Снейп, неловко отдернул руку, на его лице отразилось смущение:
- И-извини… - попытка улыбнуться не увенчалась успехом, - я просто…
Мгновение оба чувствовали себя ужасно.
Гарри глубоко вздохнул, и, отмахнувшись от убийственной головной боли, слегка улыбнулся:
- Я сказал глупость. Не уходи, - а когда Снейп застыл, он добавил. - Ты просто удивил меня. Но, наверное, это не
отличается от того, что мы делаем в спальне. И я… готов попробовать, - он притянул мужа к себе, - но медленно, и…
для нас обоих.
Не глядя ему в глаза, Снейп взял мыло и неторопливыми движениями начал намыливать Гарри, как он и просил -
медленно. Педантично, как у себя в лаборатории - пальцы, ладони, плечи. Он поднял руки юноши, осторожно
намыливая подмышки, переходя к животу, спине, потом к шее, ушам, лицу… Гарри расслабился под нежными
прикосновениями и довольно вздохнул. Действительно, то, что они делали, немногим отличалось от их занятий
любовью - нежно, мягко и… интимно. Руки Северуса скользнули в его волосы, Гарри чувствовал запах шампуня,
длинные пальцы массировали ему голову, он тихо застонал, потому что это было хорошо… так хорошо… Опустив лоб
на плечо Северуса, юноша задрожал. Позже мужчина медленно убрал руки, тюбик шампуня перекочевал к Гарри.
Он поднял голову и кивнул. Гарри старался быть таким же нежным, как и Снейп, когда мыл его длинные волосы,
массировал голову мужчины, легкими круговыми движениями натирая каждый сантиметр кожи, пока шампунь не
перестал пениться. Затем, взял мыло и мягко прошелся им до пояса Северуса, неловко остановившись. Было слишком…
интимно - мыть там… Конечно, он дотрагивался до "запретных" мест, но не часто. Сейчас был только февраль, с
Рождества прошло всего два месяца, и это значило, что они были вместе не больше восьми-девяти раз, а сверху он
оказывался только четырежды. Но, прежде чем он додумал собственную мысль, Северус забрал у него мыло и встал
перед ним на колени. Сердце Гарри остановилось, он отшатнулся к стене, но мужчина просто гладил его бедро - до тех
пор, пока он не открыл глаза.
- Гарри, пожалуйста, - юноша взглянул на него и после недолгих колебаний кивнул. Сильные руки снова начали
блуждать по телу, лаская все, до чего могли дотронуться - ягодицы, бедра, ноги, ступни, пальцы… и, наконец, Северус
взял в руку его член, гладя и обмывая его одновременно. Другая рука медленно коснулась яичек, лаская и их. Гарри
содрогнулся от удовольствия, и, чтобы не упасть, положил руку на плечо мужа.
- Ты в порядке? - Северус обеспокоено взглянул на него, и юноша молча кивнул, не в силах выдавить из себя хотя бы
слово.

Ласковая рука передвинулась к ягодицам, вымыв их знакомыми движениями, муж всегда делал что-то похожее, когда
готовил его к сексу, затем что-то горячее и влажное обхватило член Гарри, он всхлипнул и кончил в… в рот Снейпу,
опираясь обеими руками на его плечи, не сдерживая дрожи в коленях.
Северус помог ему сесть, а когда он открыл глаза, то встретился с глубоким черным взглядом, в котором плескалось
что-то, похожее на… страх? И голос его мужа был тонким и хриплым:
- Гарри… я… пожалуйста, не сердись на меня… - юноша обхватил себя руками, успокаиваясь, вспоминая, как нужно
нормально дышать.
Гарри понимал, почему Снейп извиняется. Он как-то пытался сделать это, но Гарри приходил в ужас, доходя чуть не до
истерики. Ему казалось, что это уже слишком. Слишком интимно, слишком незнакомо, слишком по-гейски, слишком
желанно… Но сейчас это оказалось заботой и взаимным слиянием, все было тепло и так правильно.

- Спасибо, - выговорил он, когда смог, и поднялся, помогая встать Снейпу. Гарри снова потянулся за мылом. - Моя
очередь, - сказал он, чувствуя, как разрастается в груди волнение, смешанное с тревогой, но не остановился.
Повторяя движения Снейпа, он вымыл длинные худые ноги; "Все еще очень худой", - подумалось ему, ступни и пальцы,
длинный возбужденный член, откликающийся на каждую ласку. Он мыл ягодицы Снейпа, потом ложбинку между ними
очень бережно и осторожно. Лаская другой рукой член, он прошептал смущенному Северусу, чтобы тот повернулся.
- Гарри, ты не обязан… - начал Снейп, но Гарри уже развернул его к стене, облокотился ему на спину, уткнувшись
лицом в шею, животом прижимаясь к его спине. Одной рукой он ласкал бархатистую кожу его члена, другой гладил
грудь и живот. И это было прекрасно. Мужское тело чуть вздрагивало под прикосновениями, и Гарри, отступив немного
назад, начал целовать его между лопатками. Северус уже хотел было повернуться, когда чуткие пальцы коснулись его
там, лаская, входя, подготавливая… И он прижался лбом к стене.
Гарри догадывался по тому, как напряжена спина Снейпа, что тот сконфужен, но когда он подготовил его, то ощутил,
как расслабилось тело под его прикосновениями. Юноша занялся собой, чтобы возбудиться, и когда оказался готов,
снова прижался к Северусу, прислонив лоб к пышущей жаром коже. Он очень нежно взял его, своего мужа, сначала
входя осторожно, затем убыстряя темп, а потом почти полностью входя и выходя из него, потому что знал, что именно
так нравится Северусу, и он делал это до тех пор, пока оба не кончили.

Они уже вытерлись и стояли одетыми в спальне, когда Снейп, виновато посмотрев на Гарри, сказал:
- Прости. Я не должен был толкать тебя на…
- Северус, все в порядке, - спокойно ответил тот. - Мне понравилось. Честно.
- Но…
- Послушай. Когда я решил попытаться в Рождество, то прекрасно понимал, что тебе… тебе нужно больше, чем
отведено по нашему расписанию. Я просто… не мог сказать тогда, что… Я не знал, как сказать тебе… что… Мы можем
заниматься сексом, когда ты захочешь. И… я не был уверен в твоем желании... заниматься этим со мной… больше, чем
необходимо, - Гарри покраснел. - Ты сказал… я тебе… не кажусь приятным, поэтому… - он пожал плечами,
окончательно смутившись.

Снейп подтолкнул его к кровати, сам сел на стул рядом:


- Я знаю, что тебе непросто заниматься сексом со мной. Просто чувствую. А с Рождества не прошло еще и двух месяцев,
к тому же, две недели назад… когда я умудрился… И мы занимались сексом прошлой ночью… - он замолчал.
- О чем ты хочешь мне сказать? - Гарри приподнял брови.
- Я не должен был этого делать. В душе сегодня.
- Ты хотел этого, не так ли?
- Да, но…
- Ты был очень нежен. Я мог бы остановить тебя, если бы захотел, но мне не хотелось. Я… догадывался, что тебе нужно
больше… внимания, но раньше ты никогда не показывал этого. Только, понимаешь, сегодня и я не был против, Северус,
- он тронул мужчину за руку, пытаясь донести свои чувства. - Пожалуйста. Я твой… мы женаты. Ты можешь заниматься
сексом только со мной, ведь нам нужно поддерживать магическую защиту, и поэтому тебе… - тут он понял, что все
время подчеркивает, что это необходимо только Снейпу, и поспешно поправился, - нам можно спать друг с другом
чаще. Я знаю, что не очень хорош в постели, а многие вещи меня заставляют просто цепенеть, но я… - он тряхнул
головой и робко улыбнулся.
- Гарри, брак вовсе не означает, что один из супругов должен подчиняться желаниям другого. Нам необходимо… то есть
я должен уважать и твои желания. Тебя не очень привлекает интимная сторона нашего союза, но в других отношениях, я
имею в виду - во всем другом, ты идеальный партнер для любого человека.
Юноша покраснел и попытался возразить, но на этот раз Северус не позволил ему:
- Дай мне закончить. Это утро было… прекрасным подарком. Но я не хочу повторения.
- Ты находишь меня настолько непривлекательным? - сконфуженно спросил Гарри.
- Я что, выглядел разочарованно? - улыбнулся Снейп. - Нет, Гарри. Мне нравится заниматься сексом с тобой. Но я хочу
уважать твою жизнь, твои желания или их отсутствие… И не хочу, чтобы такое повторилось, - добавил он очень твердо.
Гарри был растерян. Доброта Снейпа глубоко тронула его. Он чувствовал странное тепло, расходящееся по телу и
легкое головокружение…
- Спасибо… - прошептал он, не в силах разобраться в чувствах, прорастающих в глубине души
Глава 6
Но, как Гарри уже не раз убеждался, все хорошее быстро кончается. Он недолго наслаждался счастливыми днями - с
занятиями по Вторжению возникли проблемы, и к концу марта их уже невозможно стало игнорировать. Гарри
обнаружил, что совершенно не способен пробиться сквозь защиту Снейпа.
- Борись! Конечно, я выталкиваю тебя, но ты должен быть сильнее! - Снейп выражал свое неодобрение в обычной
манере - он орал. - Ты не можешь отступать при малейшем сопротивлении! Дави! Заставь меня показать свои
воспоминания, свои слабости!

- Но я не могу! - Гарри сидел на полу, не поднимая головы. Толчок, выкинувший его из мозга Снейпа, был так силен,
что юноша упал. - Я чувствую себя отвратительно! Я не хочу больше заниматься, не хочу вторгаться в твои мысли!
Снейп помог ему подняться и кивнул на кресло. Оба сели.
- Гарри. Тебе придется ломать внутреннюю защиту Темного Лорда, а ты не можешь пробиться даже сквозь мою. Но
ведь он куда сильнее.

- Ну и пусть, - упрямо пожал плечами Гарри. - Ненавижу среды! Каждый раз я чувствую себя дерьмом, а по ночам не
могу спать. И потом, чем дальше, тем хуже у меня получается.
- Все так. Но месяц назад у тебя были неплохие результаты…
- Северус… Я просто не могу. Не могу! - с нажимом повторил он, пытаясь донести свои чувства. - Я много думал и
понял, что мне просто не нравится это делать. У меня ничего не выходит, потому что я не хочу. Нет смысла применять
силу, когда желание врываться к кому-то в мозги отсутствует. А может, я не хочу вторгаться именно к тебе - не знаю.
Но так больше продолжаться не может. А Дамблдор отказал мне - у него какие-то важные тайны, - он кинул на мужчину
умоляющий взгляд. - Пожалуйста… Не заставляй меня.
Снейп с обеспокоенным лицом перегнулся через стол и уставился на Гарри, массируя переносицу, как делал обычно в
минуты волнения.
- Это безумие! - наконец рявкнул он. - Мы потеряли месяц только потому, что я тебе… слишком нравлюсь!
- Я ничего не могу поделать, - грустно прошептал юноша, - ты думал, что я выхожу отсюда и продолжаю ненавидеть
тебя, как раньше? После того, как мы провели несколько месяцев, общаясь по-человечески и занимаясь сексом? Я не
монстр! - последние слова он уже почти прокричал.

- Мне совершенно не нужно, чтобы я тебе нравился, ты, идиот! Я сыт по горло твоими нежными чувствами! - выкрикнул
Снейп, глаза его сверкали, а на лице явственно проступило разочарование. - Чтобы каждый из нас смог зажить своей
жизнью, нам надо… Мне нужно, чтобы ты победил Темного Лорда! А ты поймал меня в ловушку и теперь не желаешь
заниматься, делая наше положение все более безнадежным!
Гарри сильно побледнел, осознав смысл слов, сказанных ему сейчас мужчиной, и выпалил прежде, чем успел подумать:
- Да что с тобой происходит? Ты ведешь себя, как в мелодраме! Делаешь мне больно, потом извиняешься днями
напролет. Ты устраиваешь сцены, обзываешься, орешь на меня, а потом опять приходишь, обнимаешь и занимаешься со
мной любовью так, как будто мы и в самом деле… возлюбленные, или как там оно называется. Это действует мне на
нервы! Я тоже чувствую себя в браке не очень-то уютно! Но я хотя бы пытаюсь что-то предпринять, чтобы нам стало
лучше! Знаешь что, Снейп? Хватит, - Гарри понизил голос до шепота. - Я хотел быть добрым. Но если это у тебя другие
мысли на этот счет, мой ответ будет - иди к черту!
- Если ты о разводе… - пробормотал Снейп.
- Не беспокойся, не разведусь, - холодно ответил юноша. - Задача мне ясна. Всего хорошего, - и вышел.
Он действительно не понимал, что происходит. Ему казалось, что отношения налаживаются! Так и было - до этого. До
чего? Гарри не хотелось идти в Гриффиндорскую башню, и он нашел пустой класс, чтобы посидеть там и все обдумать.
Было сложно определить, в какой момент все переменилось.
Может быть, перед памятным февральским уроком, когда он увидел те воспоминания. А может, это случилось как раз
из-за самих воспоминаний? Но… тогда получается полная бессмыслица. Снейп мог измениться только потому, что
Гарри видел то… Но были же и другие случаи - возможно, именно в этом кроется причина? И перемены эти были к
худшему… Чувства Снейпа не стали положительными, скорее, наоборот. Гарри поежился, вспомнив ярость профессора,
когда он вышвырнул его из кабинета на пятом курсе.

И сейчас… Гарри почувствовал боль в груди. Как он сказал? "Ты поймал меня в ловушку, твой отказ заниматься делает
положение безнадежным!" Ловушка! Снейп сказал, что пойман в ловушку. Значит, он чувствует себя несчастным и
попавшим в безвыходное положение. И все потому, что не испытывает к нему никаких чувств. Да, неприязнь между
ними стала не такой явной, но прошлое нелегко забыть. Наверное, Снейп пытался бороться с ненавистью и жаждой
мести. Даже точно - пытался, Гарри сам видел - не совсем уж он идиот. Снейп старался быть добрым и нежным,
пригласил его на обед, называл по имени, но прежние чувства периодически прорывались, хотя мужчина очень хотел
запрятать их поглубже и…

Гарри закрыл лицо руками. Какая же глупость с его стороны - думать, что он сможет сделать их брак более сносным!
Идиотская затея! Он, Гарри Поттер, добавил свои проблемы к грузу, который тащил на себе Снейп, совершенно не
задумываясь над тем, что мужчина приложил массу усилий уже просто для того, чтобы смириться. Ну, к чему хорошему
может привести насильственный брак? Конечно, Снейп страдал и хотел покончить с их отношениями как можно скорее.
Он хотел вернуться к нормальной жизни и свободе. Гарри не мог его осуждать - он сам хотел того же. Хотел сам
распоряжаться своей жизнью.

И все таки… Все таки… Ему было больно. Он старался изо всех сил, но его старания были напрасны. Можно ли
улучшить то, что не может стать лучше по определению? Хуже всего, что ему действительно нравился Снейп - с этим
было сложно бороться. Неуклюжие похвалы, извращенный юмор, быстрота мышления и… и то, как он улыбается, как
чуть морщит нос и проводит по нему пальцами, когда нервничает. Гарри нравилось чувствовать его объятия…
нравились тактичность и доброта во время занятий любовью, его обеспокоенные взгляды, когда он понимал, что Гарри
испытывает дискомфорт, и то, как он реагирует, когда видит, что Гарри наслаждается происходящим.
Гарри точно знал, что это не любовь, потому что в его отношении к мужу отсутствовало желание - по всеобщему
утверждению, необходимый элемент чувства. Его сердце не начинало учащенно биться, он не трепетал в предвкушении,
и, что гораздо более важно, он не мог поцеловать Снейпа. Даже в мыслях он не ожидал от этого ничего хорошего, а ведь
все вокруг говорили, что поцелуи - главная основа нормальных отношений.
Нет, это не любовь. Но Снейп ему нравится, и то, что их брак не сложился, расстраивало всерьез. К тому же, неуместная
привязанность испортила долгие месяцы их работы и поставила под угрозу исход войны. Это уже не сожаления о
неудачном браке, здесь в опасности находятся жизни многих людей, его друзей, всего волшебного мира, и, к тому же,
ничего не подозревающих магглов. Цена слишком высока.

"Жизнь полна вещей, которые приходится делать, нравятся они тебе или нет". Так сказал Снейп в самом начале их
отношений. Если Гарри не сможет победить Волдеморта, то их жертва - его и Снейпа, окажется напрасной.
Он не подведет Северуса.
Приняв решение, Гарри встал и направился в их комнаты.
- Что тебе нужно? - Снейп сурово смотрел на юношу, открывая дверь в гостиную.
- Ты был прав, - просто ответил Гарри, - прости, что не понимал этого раньше… Я был эгоистом.
- Эгоистом? - брови мужчины прямо-таки взлетели вверх.
- Я хотел улучшить наши отношения вместо того, чтобы сконцентрироваться на своих… обязанностях.
- Что? - переспросил Снейп в полном замешательстве.
- Я должен уделять больше внимания ментальным искусствам. Можно попросить вас, если, конечно, сможете…
заниматься со мной чаще, чем раз в неделю. Рисковать всем, за что мы боремся… извините, что я не понял этого раньше
- чистейший эгоизм с мой стороны. Мне хотелось чего-то… чего-то хорошего для себя самого… - он решительно
тряхнул головой, - я был не прав. И простите, за то что вовлек вас в это… это…
Он не заметил, как Снейп приблизился, и внезапно оказался в кольце сильных и теплых рук.
- Нет! - Гарри вырвался и отступил. - Я все понимаю. Вам больше не нужно притворяться, что я вам нравлюсь. Честно!
Хотя бы не здесь, хорошо? Снейп, я буду сильным, обещаю.
- Гарри, ты ничего не понимаешь, - Снейп прищурился и отвернулся. - Хотя так даже лучше…

И Рон, и Гарри были в грязи и поту, устало тащась к школе и волоча за собой метлы. Они чудесно провели время,
тренируясь. Гарри хоть и не играл за команду, все-таки время от времени летал с ними для собственного удовольствия.
Разминки в итоге все равно превращались скорее в игру, поскольку руководил ими такой капитан, как Рон.
- Ты, друг мой, лучший ловец из всех, кого я видел, - Рон грустно нахмурил брови. - Просто ужасно, что ты не можешь
больше играть за нас. Если бы Снейп не был таким гадом… - он осекся на полуслове. - Извини, вырвалось.
Гарри рассмеялся и в шутку ткнул Молнией в спину Рона:
- Можешь закончить свою обвинительную речь. Давай, скажи "ты все еще играл бы". Знаю, Рон. Но он был гадом, и я
потерял последний шанс стать когда-нибудь профессиональным игроком в квиддич.
Рон остановился:
- У тебя… У вас с ним все в порядке? - обеспокоено спросил он.
- Это, конечно, не слишком тебя касается, но - да. У нас с ним все хорошо. Бывают разногласия, но мы неплохо
проводим время вместе. Почему ты спрашиваешь?
Рон почесал в затылке и робко улыбнулся:
- Не знаю, может я повзрослел, или что еще, но мне хотелось бы посоветоваться с тобой… в очень личном вопросе.
- Посоветоваться? Спрашивай - я рад поделиться своими соображениями, ведь мы друзья, - усмехнулся Гарри и
подмигнул.
- Вопрос очень щекотливый.
- Давай, выкладывай.
Рон кивнул.
- Ты уже знаешь, я обручился с Ханой, - Гарри, конечно, знал. - И она, и ее мама хотят, чтобы в августе мы поженились,
- Гарри снова кивнул. - Но… я не уверен, что тоже этого хочу. Понимаешь, мне восемнадцать, я хочу еще погулять,
перед тем… перед тем, как остепениться. Нет, я не собираюсь спать со всеми подряд, но я хочу выяснить, на что
способен. Найти работу, пожить немного один, как планируют Гермиона и Терри, - Рон посмотрел на друга, очень
надеясь, что тот понимает его. - Я… я завидую им, представляешь? С этой свадьбой, которая все надвигается и
надвигается… я чувствую себя, как в ловушке. Будто моя жизнь заканчивается! - рыжий стукнул себя по бедру во
внезапном приступе злости. Гарри, сам того не желая, обратил внимание на знакомую до боли формулировку. - Черт
возьми! - продолжал Рон. - Могу представить себе свое будущее! Мои дети один за другим рождаются, растут, идут в
Хогвартс, в то время как Ханна готовит бесконечные обеды на кухне, а я вкалываю в каком-нибудь задрипанном отделе
Министерства за смешную зарплату! И приходя вечером домой, утыкаюсь в "Пророк", пытаясь между делом вдолбить
детям в головы хоть немного ума… Я не хочу! Мне страшно!

- Но… Рон, что ты хочешь услышать от меня? - Гарри смущенно развел руками. - Я понимаю, чего ты боишься, и
понимаю твои опасения, но не думаю, что смогу чем-то тебе помочь.
- Нет, Гарри, - Рон нахмурился так, что его знаменитые веснушки собрались вместе. - Мне не нужны готовые ответы, я
хотел… хотел спросить, как выглядит брак… изнутри.
Гарри так удивился, что выпустил из рук метлу:
- Рон, ты здоров? У нас брак по контракту…
- А ты думаешь, почему я спрашиваю тебя? У нас будет так же, - очень грустно произнес рыжий.
Гарри не удержался и фыркнул, пытаясь скрыть легкий смешок.
- Перестань! И не впадай в панику. Даже если вы поженитесь этим летом, твой брак все равно никогда не будет похож
на мой. У вас нет такой разницы в возрасте, вы с Ханной уже давно любите друг друга, мы же со Снейпом до женитьбы
не могли похвастаться хотя бы нормальными отношениями. И даже сейчас - мы не влюблены. Как думаешь, двое
мужчин, один натурал, другой - гей, могут сравниться с гетеросексуальной парой, сознательно выбравшей друг друга?
Вот и подумай…
- Снейп - гей? - Рон вытаращил глаза.
- Я - идиот, - пробормотал Гарри, - надеюсь, ты понимаешь, что это только между нами? - он тревожно посмотрел на
друга.
- Могила! - поклялся тот. - Но я все равно хочу знать твое мнение.
Гарри задумался всерьез:
- Не представляю, чем это тебе поможет, но… Я попытаюсь объяснить. И не вини меня потом, если что-то не сработает.
- Нет, нет! - выкрикнул Рон отчаянно. - Но мне действительно нужна помощь. Не могу же я обратиться к Дину или
Симусу с их идиотскими шутками и бестактными намеками! Твой совет… у тебя есть практический опыт… - он
умоляюще посмотрел на Гарри.
Гарри надолго замолчал.
- Знаешь что… Ты лучше спрашивай, а я постараюсь ответить. Даже не представляю, что ты хочешь услышать от меня.
- Как ты думаешь, брак может стать счастливым, если пожениться так быстро? - сформулировал Рон вопрос.
- Может, но только если ты не хочешь избежать этого. Только приняв его как данность, ты получишь шанс. Но если ты
будешь чувствовать себя в ловушке, то всегда будешь стараться найти выход - и это измучает тебя.
- Но… Я люблю Ханну, а она любит меня!
- Я не знаю, насколько это важно. Просто… твои попытки уйти от брака и постоянная борьба с собой причинят боль
Ханне. Я не влюблен в Снейпа, но он тоже считает себя пойманным в ловушку, и это… это очень больно. Ты пытаешься
что-то сделать, но твой партнер противится всему, разрушая самые лучшие начинания… - Гарри внезапно взмахнул
рукой и отвернулся. Он не хотел обрывать разговор, так и не ответив Рону, поэтому, справившись с собой, уперся
взглядом в землю и торопливо продолжил:
- Рон, послушай, не женись на Ханне до тех пор, пока не примешь сознательное решение, исходящее только от тебя. А
если будешь настолько слаб, что не сможешь возразить ее матери и все-таки женишься - никогда не вини в этом Ханну.
Сожми зубы и прими ситуацию как есть. Это помогает, когда оказываешься в безвыходном положении, и все, что
остается - делать то, что от тебя требуется. Иначе ты разрушишь обе жизни - и ее, и свою.
Он развернулся, чтобы уйти, но Рон схватил его за локоть.
- Гарри… Я не знаю… как благодарить тебя за то, что ты мне все это сказал. Знаю, тебе тяжело было говорить об
отношениях со Снейпом, и…
- Все так запуталось! - выпалил Гарри раньше, чем смог подумать.
- Что? - с беспокойством спросил Рон.
Поймав себя на том, что массирует переносицу в лучших традициях Снейпа, Гарри отдернул руку и нервно сжал кулаки:
- Наши отношения. Снейп. Вся ситуация с этим браком… - он смущенно посмотрел на рыжего.
- Что случилось? - еле слышно уточнил тот.
- Ничего выдающегося, - Гарри пожал плечами, не зная, почему он вообще отвечает Рону.
Это не обсуждалось даже со Снейпом. И он вообще никогда не делился подобными проблемами. Но сейчас юноше
вдруг очень захотелось поговорить об этом с Роном. О чем? Он даже не мог понять, в чем заключается главная
сложность.
- Снейп ведет себя отвратительно. В смысле, более отвратительно, чем обычно, - Гарри вздохнул. - Думаю, он сыт по
горло и мной, и нашим браком. Но я… Рон… - он не знал, как сказать, - это безумие, но я… чувствую себя нормально и
даже… хорошо… я… я… не хочу, чтобы это заканчивалось.
- Чего не хочешь? - в глазах Рона стоял вопрос.
- Не хочу, чтобы закончился наш брак, - тут Гарри покраснел и задрожал. Он не представлял, как Рон отреагирует на его
признание.- Ты любишь его? - выдохнул рыжий, пытаясь выдавить из себя улыбку. - Проблема в этом? Ты любишь его,
а он - нет?
- Все так сложно… Трудно сказать, Рон. Ты почти прав, но не совсем. Я… я не влюблен в него. И я… - он покраснел
еще больше, - я не хочу его. В этом смысле. Но… да. Мне кажется, я… я люблю его. Он нежен и… заботлив. Он
помогает мне. Мне нравится быть с ним.
Рон сдвинул брови и задумался.
- Ты говоришь, что не хочешь, чтобы ваш брак закончился. Считаешь, что… то, что он тебе нравится - достаточное
основание для брака?
- Думаю, да, - Гарри улыбнулся, извиняясь. - Но… Мое мнение… Только потому, что я сам в таком положении, это еще
не делает меня знатоком человеческих отношений.
- Наверное, - Рон в смущении вертел метлу. - Я думаю… Мне кажется… что твоя… э… привязанность к Снейпу -
просто… последствия сложившейся ситуации. Гермиона что-то упоминала о каком-то синдроме, не помню названия,
когда жертва начинает испытывать симпатию к своим похитителям, если они заперты вместе …
- Ты… ты думаешь, это достаточная причина? - Гарри пытливо взглянул на друга.
Он очень хотел, чтобы кто-нибудь объяснил ему, что происходит, и слова Рона казались очень правильными.
- Да… Если сведения насчет этого синдрома - правда, то я не удивлюсь, если выяснится, что Снейп тоже скрывает
истинные чувства к тебе.
- О, Рон, можешь не сомневаться, скрывает. Разочарование, раздражение…
- Гарри… Мы говорим о Снейпе. Ты же не ждешь, что он рухнет на колени и начнет стихами объясняться в вечной
любви!
Гарри жутко покраснел, и порадовался про себя, что его друг никогда не изучал вторжение и не мог знать, какую
реакцию вызвали два слова "на колени".
Глава 7
Гарри нужно было позаниматься, но он не мог заставить себя провести выходные в комнатах Снейпа.
В субботу, встав с утра пораньше и даже не приняв душ, он сбежал в Гриффиндорскую башню, подальше от мужа.
Снейп сводил его с ума. Поведение мужчины было совершенно непредсказуемым - то он был в бешенстве, то, почти
сразу, говорил ему теплые слова. Поэтому он ушел, оставив Снейпа досыпать в одиночестве. Сказанное прошлым
вечером настолько сильно взволновало Гарри, что он беспокойно метался и ворочался всю ночь, не в силах заснуть.
Гарри чувствовал себя совершенно разбитым.
- Как бы я хотел никогда не встречать тебя…
Слова, которые сказал Снейп, думая, что он спит. Юноша был так удивлен, что не мог ничего ответить, и тот
продолжал:
- Ненавижу, я ненавижу… что ты делаешь со мной, Гарри Поттер…
Неужели Снейп всерьез считал, что крепкие объятья не разбудят его? Что он не услышит этих слов? Или… он хотел,
чтобы Гарри услышал…
- Я ненавижу тебя, я ненавижу тебя, я ненавижу тебя… - повторял Снейп снова и снова, так сильно прижимая юношу к
себе, что он почти испугался.
- Я ненавижу тебя, Альбус… Ненавижу тебя, Поттер… - твердил он, как заклинание, до тех пор, пока не уснул. Гарри
лежал в удушающем кольце рук, напуганный и расстроенный.
Снейп ненавидит его.
Эта мысль была так болезненна, что почти физически душила его.
Почему?
Что он сделал Снейпу, чтобы заслужить такую ненависть?
У Гарри кружилась голова, и время от времени ему приходилось останавливаться по дороге наверх, в Гриффиндорскую
башню, стоять, придерживаясь за стенку и успокаивать себя. В школе царила тишина - шесть утра, к тому же выходной.
Гарри был рад, что сейчас так тихо, и что он один.
Его мир разбился вдребезги, и он не хотел, чтобы кто-нибудь видел, как он страдает.
Рон… ему нужно поговорить с Роном. Рон поймет. Рон поможет. Или хотя бы выслушает.
Гарри вполз в открытый полусонной Полной Дамой вход и поковылял в комнату, надеясь найти убежище в кровати.
Почему его жизнь заполнена болью? Он заполз под одеяло и укрылся с головой.
- Просто сядь ко мне на колени, - сказал Снейп и помог Гарри развести шире бедра, в то время как сам откинулся на
спинку кровати и приглашающее раскрыл объятья. Когда Гарри сел, мужчина, обняв его, придвинул ближе:
- Положи голову мне на плечо…

Гарри сделал, как ему было сказано, немного нервничая из-за того, что Северус хочет использовать другую позу, но не
возражал. Он знал, что мужчина в любом случае будет обращаться с ним хорошо.
Теплые руки гладили его спину, ягодицы, плечи, в то время как легкие поцелуи покрывали его шею и ключицы, и
вскоре он расслабился, прижимаясь губами к плечу мужчины, целуя его. У Северуса перехватило дыхание, но руки не
остановились.
- Обними меня за шею и немного приподнимись на коленях… - мягко прошептал Северус, и Гарри услышал, как
мужчина взял в руки баночку, открывая крышку.
Северус был так нежен, так любил его… будто беспокоился о нем… И было так хорошо чувствовать, что его берут
именно так - когда лицо зарывается в волосы мужа, он ласкает шею и плечи мужчины, гладит голову, в то время как они
двигаются, увеличивая ритм, чтобы он подходил им обоим.
Он чувствовал себя так хорошо… Таким защищенным. Таким любимым.

Гарри сжался в комок, прикусив нежную кожу колена, чтобы заглушить собственные рыдания.
Ему надо поговорить с Роном. Ему нужен кто-нибудь… чтобы поддержать. Даже Гарри Поттер заслуживает, чтобы хоть
один человек беспокоился о нем, правда? И даже если ему хочется, чтобы этим человеком был Снейп, Рон все равно ему
поможет.
Просто… кто-нибудь… кому… небезразлично…
Почему он всегда остается один? Что он сделал, чтобы заслужить все эти несчастья и одиночество? Болезненные
воспоминания о лживых объятиях Снейпа только усиливали ощущение пустоты и разбитости. Почему муж его так
сильно ненавидит?
Гарри дрожал под одеялом. Выпустив колено и прижав к себе подушку, он рыдал в нее, пока не провалился в сон.
Когда он проснулся, в комнате никого не было, а судя по царившей тишине, башня вообще была безлюдна.
О… Ничего странного, в конце концов, это выходные, все в Хогсмиде… Нет… Гарри с трудом заставил себя выбросить
из головы мысли о Хогсмиде. Хогсмиде и Снейпе. Снейпе и себе… в душе, на следующее утро, после… НЕТ! Снейп
ненавидит его. Вот и все. Все вернулось на круги своя - он женат на человеке, который его ненавидит.
Гарри несколько раз глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Понятно, что сон не решает проблем. Мысли юноши
кружились вокруг одного - Снейп. Снейп, который для него потерян.

Гарри ощущал это, как утрату близкого человека - друга, брата, родителей. Или даже всех троих в одном лице, потому
что Снейп был для него всеми ими и даже немного больше, если подумать о сексе. Как будто от него отказался член
семьи - Сириус, например, хотя с Блэком они никогда не были даже наполовину так близки, как со Снейпом. Но… было
ли это близостью? Может, была элементарная глупость, которая заставила его принимать желаемое за действительное?
Он думал о Сириусе, своем крестном, который точно не стал бы им гордиться, увидев, как Гарри убивается из-за
Снейпа, но ничего не мог с собой поделать. У него уже почти была семья - опора, защита, но оказалось что это только
хитрость - шикарная игра лучшего шпиона Альбуса Дамблдора. О! Какой актер! Талант! Гарри ненавидел Снейпа за это.
В полном оцепенении он поднялся, деревянными руками снимая одежду, которая сейчас была помятой и влажной от
пота.
Он всегда был сильным… сильным после смерти Седрика, сильным после смерти Сириуса, после того, как заключил
брак со Снейпом… Но не сейчас. Пальцы юноши дрожали, когда он застегивал пуговицы, одевая рубашку. Нетвердыми
шагами, совершенно раздавленный, так и найдя в себе сил полностью переодеться, он добрался до кровати и упал на
нее. Все. Это был конец.
Он не знал, как долго пролежал в полулетаргическом состоянии, когда внезапный шум, резкие голоса и полные ужаса
выкрики выдернули его из транса. В комнату влетел Дин, весь в грязи, с испуганным лицом и дикими глазами. Его
трясло.
- Что случилось? - спросил Гарри, пытаясь не замечать, как болезненно сжалось сердце.
- Рон, - лицо Дина было белым под слоем грязи, - его похитили…
Прежде чем Гарри успел осознать кошмарную новость, вбежала Гермиона. Рыдая, она обхватила Гарри, почти повиснув
на нем:
- Гарри… Гарри! Они забрали его, они… забрали его! - она сжимала его из всех сил, - Волдеморт забрал его… только
его, никого больше… забрал… - Гарри чуть не задохнулся, - Гарри, пообещай! Не ходи за ним! - Она сжала руки еще
сильнее, - Пожалуйста… Это ловушка, они хотят тебя… Гарри… Гарри…
Он обнял Гермиону, успокаивающе поглаживая ее по спине, как будто та была маленькой потерявшейся девочкой:
- Шшш… Гермиона, успокойся… Успокойся, пожалуйста…

- Пообещай мне, что ты не… - ее голос был совершенно севшим от рыданий, - мы должны дождаться Дамблдора. Он
поможет Рону.
Слова Гермионы будто открыли ему глаза. Все так очевидно! Конечно же, это ловушка. Волдеморту нужен он. И Гарри
будет не Гарри, если не ответит на вызов! Похищение Рона - только начало. Если он сейчас ничего не сделает,
следующей будет Гермиона… или Невилл… или Луна, или еще кто-нибудь из Уизли… нет! Он не позволит этому
случиться.
И Дамблдор, и Снейп, оба считают, что Гарри не готов. Они не позволят ему отправиться туда. Они будут обращаться с
ним, как с ребенком, не разрешая руководствоваться собственными намерениями. Но после смерти Сириуса и
похищения Рона их противостояние с Волдемортом стало слишком личным. Гарри знал, что похищение было
совершено только из-за него и решил ответить на вызов.
Отчаяние.
Один.
Он это сделает. И сделает один.
Гарри успокоил Гермиону и отвел ее в больничное крыло, где мадам Помфри дала ей успокаивающее зелье. Сам он от
лечения отказался и, вернувшись, объявил всем, что хочет побыть один. В полном одиночестве он готовился к
последней битве. Нужно было собрать вещи - мантию, палочку и метлу.
Ночью никто не мог уснуть - все были слишком напуганы и встревожены. Засыпать стали только к утру. Дождавшись,
пока сонное дыхание наполнит родную башню, Гарри тихо встал, оделся, накинул мантию и, прихватив метлу, открыл
окно.
В следующий миг он уже мчался в воздухе, с каждой секундой увеличивая расстояние между собой и замком. Долетев
до Хогсмида, юноша снял мантию, свернул ее и спрятал в кустах вместе с метлой.
Если он правильно понял послание, скучать ему долго не придется. Он стоял и ждал, когда прибудут послы Волдеморта.
И оказался совершенно прав. Трое Упивающихся Смертью появились почти сразу - он почувствовал рывок в районе
желудка - действие портключа, а в следующий миг уже приземлился. Нельзя сказать, что очень удачно, но хотя бы
палочка осталась при нем.
Первым, кого он увидел, был Рон.
Гарри оцепенел. Его друг лежал на земле, весь в синяках и кровоподтеках, без сознания. Рядом стоял Волдеморт. Гарри
непроизвольно вздрогнул, когда увидел жуткое змеиное лицо своего врага.
- Гарри Поттер… Смотрю, вы намного умнее, чем считает один старый дурак, - непринужденно сказал Лорд. - Или
ненамного? - Гарри сжал зубы и промолчал. Волдеморт явно хотел что-то добавить, когда Рон пошевелился и открыл
глаза.
- Гарри… нет… - простонал он и болезненно поморщился. - Ты не должен был приходить…
- Мистер Поттер понимает меня гораздо лучше, нежели вы, мистер Уизли, не так ли?
Гарри не мог отвести взгляд от лица друга:
- Что они с тобой сделали? - прошептал он, пока тихий голосок в голове монотонно твердил: "Это твоя вина, это твоя
вина, это твоя вина…"
- Ты не должен был приходить… - снова простонал Рон. - Глупо…
- Какое ценное наблюдение, мистер Уизли, я поражен, - Волдеморт обернулся к Гарри. - Надеюсь, ты понимаешь, что
присутствие мистера Уизли меняет правила, не так ли, мистер Поттер?
- Отпусти его. Это только между мной и тобой.
- Нет, мистер Поттер. Больше никаких дуэлей с вами… и вашей палочкой, - рот Темного Лорда скривился в гнусной
улыбке, - и больше никакой честной игры.
- Отпусти его. Ты хотел видеть меня - я здесь, - твердо сказал Гарри.
- Но он тоже здесь. Под неусыпным наблюдением Люциуса и Беллатрикс. Что означает его неминуемую смерть, если
только ты вызовешь мое недовольство. Дай сюда палочку! - резко приказал Лорд, протягивая руку.
Гарри автоматически отступил назад, но пронзительный крик Рона остановил его. Кровь Гарри застыла от ужаса - его
друг бился под Круциатусом.
Он сделал самую большую ошибку в своей жизни, думая, что противник будет играть честно. Или… не думал вообще.
Им руководили боль и отчаяние.
Он должен был это предполагать.
Не в силах больше видеть страдания друга, Гарри бросил волшебную палочку к ногам Волдеморта.
- Подавись… оставьте его в покое… - прошептал он, впервые в жизни абсолютно уверенный, что скоро умрет.
Холодно… так холодно…
Мертвые глаза Рона…
Резкая боль пробегает по спине, выдергивая из беспамятства.
Рот открыт в попытке дышать, но воздух такой холодный… обжигающе ледяной…
- Ты не виноват, Гарри…
Ребра, каждая кость горит огнем. На руках нет живого места - занозы… Бедра…
Ноги… Они бьют его… Боль… осталась только боль… Он услышал отвратительный треск, когда Гойл нанес удар
тяжелым ботинком…
И холод… Изнутри - сжигающий огонь, но он не греет - холодно. Воздух твердый, будто в нем совсем нет кислорода…
Удушье.
- Ты снова наступил на те же грабли, Поттер. Ты - как открытая книга. Ты несчастен оттого, что мужчина, которого ты
любишь, ненавидит тебя. Ты хочешь поговорить с другом. Он здесь, этот рыжий придурок, поговори с ним, расскажи,
что именно заставляет тебя страдать.
- Рон, - всхлип из передавленного пульсирующего горла.
- РОН! - пронзительный охрипший голос, крик терзаемого мучительной болью тела.
- Расскажи ему, что ты любишь своего мужа, но безответно… расскажи, как Северус трахал тебя, как вы стали
любовниками, а потом он сказал, что ненавидит тебя…
Рыдания рвут душу на клочки. Боль тела смешивается с душевными терзаниями, делая мучения невыносимыми.
Он пытается сглотнуть желчь, собравшуюся во рту, но пересохшее горло не подчиняется ему, содержимое желудка
выплескивается…
- Проглоти, мальчик, проглоти все до капли. Тогда, может быть, твой драгоценный дружок поживет еще немного.
Инстинкты побеждают. Он задыхается от следующего приступа рвоты, рот наполнен ей - он не может, не может
дышать.
- Дыши, мальчик, тебе не впервой…
Рвота стекает в дыхательное горло, он захлебывается.
- Да… Да… Вот так, - стонет Волдеморт.
Он поворачивает голову и чувствует, как рвота медленно стекает с приоткрытых губ. Кашель не унимается, ребра жжет
огнем… кожа… легкие…
- Он лжет, Гарри… не верь ему… - голос Рона.
Гарри один, ему холодно. Он умрет, как и Рон. Это все из-за него, из-за его неспособности закрыть мозг, его глупости.
Это он. Он убил Рона.
- Ты не виноват…
Для того чтобы винить себя - не нужны слова Рона. Он сам знает, как велика его вина.
- Авада Кедавра… - другой голос. Мужской. Люциус?
Гарри рыдает так, что рвется сердце:
- Рон…
- Твоя очередь, Гарри Поттер.
- Рон…
Мягкое прикосновение чего-то очень сильного и могущественного - он поворачивается к врагу, своему мучителю,
будущему убийце… не вставая с пола, куда его кинули после…
- Северус?
У него нет палочки, нет сил, но все-таки Гарри смотрит в лицо мужчине и чувствует печаль.
Холодная рука прикасается к горящему лбу.
Печаль и горе… и любовь… все, кого он потерял - родители, крестный, друг, Северус…
Влажная ткань ласково убирает грязь с его лица, добрая рука вытирает следы рвоты.
- Хватит. Я хочу, чтобы все закончилось, - произносит Гарри и происходит что-то невероятное.
Волдеморт пронзительно кричит, срываясь на визг, страшный звук длится и длится, наполняя мозг Гарри странными
картинками - воспоминаниями Темного Лорда. У них обоих закрыты глаза, Пожиратели столпились вокруг в шоке.
Гарри не видит. Он не смотрит.
Все, что он сейчас чувствует, это тепло. Далекое тепло, как в объятьях Северуса. Он ощущает его везде, в себе, рядом,
вокруг, ему тепло-тепло… Взгляд ледяных глаз Волдеморта стал чем-то посторонним, не имеющим никакого
отношения к происходящему.
Лорд кричал и задыхался под взглядом Гарри, он горел изнутри, визжа от ужаса, до тех пор, пока не рухнул на землю.
Мертвый.
От его трупа поднялось странное дымовое облако в виде Темной метки, хорошо видной на фоне чистого неба.
Налетел легкий ветерок - и ничего не осталось. Просто труп, и лежащие вокруг Упивающиеся Смертью, кто в
конвульсиях, кто без сознания.
- Кончено… - прошептал юноша. - Холодно… Так холодно…
Сильные руки обняли его. Теплые, знакомые руки…
- Кончено… - эхом. - Все кончено.
Юноша, вышедший из больничного крыла мадам Помфри, был совсем не тем Гарри Поттером, которого все знали
раньше.
Молчаливый и холодный, вздрагивающий от любых прикосновений, избегающий их.
С тоской, застывшей в глазах.
С решительностью во взгляде перед визитом в кабинет Дамблдора.
- Я ухожу, директор, - твердо сказал он. - Я не могу здесь оставаться. Для меня тут ничего нет.
Дамблдор смотрел на него грустно, но понимающе.
- Через два месяца выпускные экзамены… - он попытался-таки удержать Гарри.
- Я не могу.
- Гарри, никто не винит тебя в гибели Рона.
- Я виню, сэр. Здесь слишком холодно…
- А Северус? Поговори с ним, мне казалось, вы нашли общий язык…
- Мы больше не женаты. Я получил документы о разводе в больничном крыле, пять дней назад. Нам не о чем
разговаривать.
- Гарри. Эти документы ничего не значат… Понимаешь… - Гарри не дал ему закончить.
- Нет, сэр. Я ухожу. Здесь меня больше ничто не держит.
- Северус беспокоится о тебе. Иди и поговори с ним, - Дамблдор смотрел на него, чуть ли не с мольбой. - Он…
- Он лучший актер, чем вы когда-либо могли себе представить, сэр, - он встал, давая понять, что разговор окончен. -
Надеюсь, в этот раз, вы позволите мне уйти? - Гарри помедлил перед дверью.
Дверь открыта, Гарри. И она всегда будет открыта для тебя.
Глава 8
Гарри много раз видел во сне эту дверь. Он даже пытался ее открыть, но ноги не слушались, он не мог подойти к ней.
Ему снились и другие двери. Ведущие в комнату Рона в Норе, в спальню Снейпа…
Люди, которых он потерял…
Он работал, хотя необходимости в этом не было. Весь первый год после гибели Волдеморта он вставал утром, шел на
учебу, потом на работу, потом падал и засыпал. На следующий год обучение закончилось, он начал работать полный
день, и так продолжалось до сих пор. Гарри работал на Гринготс. Ему предложили место одного из начальников охраны
Департамента волшебного банка в тот день, когда он пришел за деньгами, чтобы исчезнуть навсегда из волшебного
мира.
Почти в шоковом состоянии он все же принял предложение. Гарри работал в разных частях света, но никогда - в
Англии.
Время от времени приходили письма от Гермионы, Ремуса, семьи Уизли, и, что удивительно, от Ханны. В них звучало
одно и то же - никто его не винит, все любят и хотят, чтобы он вернулся. Его ответы были корректными и четкими.
Постепенно он донес до них, что строит новую жизнь, подальше от воспоминаний и чувства вины.
И просьбы вернуться прекратились.
Гарри действительно пытался начать новую жизнь. Он сменил имя, назвавшись Гарольдом Эвансом, взял девичью
фамилию матери, купил дом в Кейптауне, (штаб-квартира, как он называл его). Два года спустя он даже сделал попытку
встречаться с коллегой. Ничего не вышло. Гарри не знал, что помешало ему завязать более глубокие отношения, но он
даже не смог с ней нормально общаться, не говоря уж о каких-либо романтических отношениях. Девушка была умна, но
не самоуверенна, скорее, застенчива, хорошенькая, приятная и добрая, но…
Но все, чего он хотел на самом деле, так это вернуться обратно к Снейпу, в его объятия, и плакать, пока слезы не
иссякнут, позволяя мужчине обнимать себя. А потом заняться с ним любовью.

Возможно, он уже не был натуралом.


Были ночи, когда он разговаривал с Роном, после третьего-четвертого стакана огневиски спрашивая друга, не является
ли такая зацикленность на Снейпе последствием Стокгольмского синдрома. Конечно, он выяснил название в одну из
длинных бессонных ночей, когда ему нечем было заняться. Сомневаясь - а может, ему действительно нравится этот
мужчина. Рон никогда не отвечал, молчали и воспоминания. Просыпаясь на следующей утро с пульсирующей болью в
голове, Гарри тоскливо констатировал, что душ в одиночестве совершенно не помогает избавляться от головной боли.
Конечно, коллеги замечали, что он не в порядке, они советовали ему обратиться к специалисту, но Гарри не обращал
внимания.
Его глупость убила Сириуса и Рона. Он заслужил ту боль, которую испытывал. Эти чувства стали теперь частью его
души. Они сделали его лучшим Магическим Охранником банка. Всегда начеку - школа Хмури - и всегда на службе. Он
тщательно и скрупулезно делал свою работу, без устали концентрируясь на личной охране работников банка и его
клиентах, и работал он лучше, чем кто-либо другой, не испытавший горечи потерь.
Он жил, страдая от вины, принимая ее как наказание.
К концу четвертого года Гарри окончательно вымотался и начал делать ошибки. Пока незначительные, но он хорошо
представлял последствия, к которым они могли привести. Один из управляющих банка пригласил его к себе.
- Мистер Эванс, - вежливо начал гоблин, что не помешало ему выглядеть весьма решительно. - Я получил множество
прекрасных отзывов о вашей работе. От коллег, от вашего начальства - все они хвалили вас весь срок, что вы служите у
нас. Тем не менее, они беспокоятся, что вы серьезно перенапрягаетесь, и это сильно сказывается на вас. Поймите меня
правильно, мистер Эванс, я ни в коем случае не собираюсь делать вам замечания, но хочу предложить перевестись на
пару месяцев в другую область - до тех пор, пока вы не отдохнете и не приступите с новыми силами к вашей работе…
Гарри виновато опустил голову. Он хорошо знал, что в последнее время совершил ряд ошибок. Они висели на сердце
тяжким грузом, добавляя свою лепту в чувство вины.
- Что вы предлагаете? - сокрушено прошептал он.
Главный гоблин кивнул:
- У меня есть для вас интересное предложение, - он достал документ. - Сейчас февраль и две недели назад при
определенных обстоятельствах Хогвартс потерял учителя по Защите. Принимая во внимание тот факт, что сейчас
середина года, а желающих занять это место, скажем прямо, не так уж много, им нужна замена до июля. Я сразу
подумал о вас. Работая в банке, вы стали экспертом по технике Защиты. Вы легко сходитесь с людьми, об этом сказано в
вашем личном деле, и, возможно, работа в другой сфере поможет вам расслабиться.
- Спасибо за предложение, сэр, я очень ценю его, но вынужден отказаться, - Гарри хотел откланяться, но, встав со стула,
чуть не упал - колени подгибались. - Я не могу вернуться туда…
- Пятилетний контракт, подписанный с банком, не дает вам права отказаться. Работа в Хогвартсе - не предложение, а
обязанность. Я уже проинформировал Альбуса Дамблдора о вашем приезде, и он очень счастлив, что я нашел человека,
согласного присоединиться к ним на пять последующих месяцев. Конечно, ваша зарплата будет по-прежнему
выплачиваться банком, в том же размере, что и раньше.
- Сэр, почему вы это делаете? - Гарри смотрел на него, не в силах скрыть боль, охватившую его.
- Я должен Альбусу Дамблдору, - просто ответил тот. - С другой стороны, вы - ценный работник, я очень хорошо
отношусь к вам и не хочу потерять такого замечательного сотрудника. Мистер Эванс, вам необходимо поехать туда и
постараться принять ваше прошлое, иначе оно убьет вас.
- Я могу отказаться? - сделал последнюю попытку Гарри.
- Нет. Сегодня среда. В субботу в девять утра вы должны быть в офисе Альбуса Дамблдора. Он будет ждать вас.
Возвращаться в Хогвартс оказалось намного тяжелее, чем Гарри себе представлял. Здесь все было наполнено
воспоминаниями, с каждым шагом перед глазами вставали картины - Сириус, Рон… Северус. Память обрушилась на
него сразу, как только он аппарировал к воротам школы.
Гарри плотнее запахнул свою черно-красную мантию - это были традиционные цвета банка.
Холодный пронизывающий ветер рвал полы, кидая пригоршни мокрого снега в лицо, волосы моментально промокли,
уши замерзли. Гарри пригнул голову и, махнув палочкой, призвал чемодан. Жалея, что не наложил водоотталкивающие
чары - теперь уже было слишком поздно - он потащился по скользкой грязной дороге, прилагая максимум усилий,
чтобы не поскользнуться и не упасть, испачкавшись с головы до ног.
Ему и так предстоит слишком много унижений, чтобы добавлять к ним еще и нелепый вид.
Желудок сводило от мысли, что сейчас ему придется встретиться со своими коллегами - бывшими учителями.
Со Снейпом, своим бывшим супругом.
Его бросило в пот, хорошо еще, что лицо и так было мокрым, и это было не слишком заметно. Ноги отяжелели, руки
дрожали, колени подгибались, а сердце судорожно сжималось.
Гарри чувствовал, что он на грани нервного срыва.
Перед входом в замок юноша остановился и заклинанием удалил грязь со своих ботинок - не хватало еще начинать
первый день в Хогвартсе перепалкой с Филчем. Глубоко вздохнув, он направился в офис Дамблдора, выбрав длинный
путь в обход Большого зала.
Горгулья перед дверью в кабинет была все так же безобразна.
Гарри остановился перед ней, пытаясь понять, как ему войти, и уродливая статуя ожила и отпрыгнула в сторону,
открывая проход к закручивающейся спиралью лестнице.
Все произошло слишком быстро… он уже стоит перед знакомой блестящей дубовой дверью с медным кольцом вместо
ручки и прислушивается к голосам, доносящимся из кабинета:
- …и вы дадите эту работу совершенно незнакомому человеку!
Гарри почувствовал, как сердце ухнуло в бездонную пропасть. Голос Снейпа.
- Северус, у него прекрасные рекомендации. Пожалуйста, постарайся успокоиться, он прибудет с минуты на минуту.
Встреча назначена на девять, а сейчас уже почти ровно.
- Вы же знаете, что я достаточно компетентен, чтобы вести этот предмет!
- Я не хочу через год потерять тебя из-за этого проклятья.
- Но я могу снять его…
- Я не смог снять его! - резко возразил Дамблдор, и Гарри поразился.
Дамблдор - неспособен?! Он… злится?! Юноша не хотел больше подслушивать. Он уже взялся за дверное кольцо, чтобы
постучать, но прежде чем успел что-либо сделать, дверь распахнулась.
- Что за черт… - пробормотал Снейп.
Его палочка вылетела из кармана и сейчас была направлена на Гарри, так же как и палочка Дамблдора.
На мгновение мир словно остановился, и юноша понял сразу две вещи.
Дамблдор не знал, кто именно приедет, появление Гарри было для него такой же неожиданностью, как для Снейпа.
Старик выразился буквально, когда обещал, что дверь всегда будет открыта для него.
Он шумно вздохнул и нервно поежился под прицелом двух палочек. Снейп первым обрел способность говорить.
- Гарри? - он шагнул ближе, опустив руки, странное выражение появилось на бледном худом лице. - Это…
действительно ты?
- Да, - юноша неловко повернулся, не в состоянии определить чувства мужчины. - Да. Это я.
- Я… - Снейп двинулся к нему, нерешительно поднимая руки, словно для того, чтобы обнять Гарри, но остановился,
ладони поникли мертвыми птицами, походка стала неуверенной. Мужчина замер, вся его застывшая поза говорила о
боли. Гарри не знал, что можно сделать, он только подошел ближе и, схватив его за руки, держал и сам держался за
него. Они впились друг в друга глазами, забыв о времени и о присутствии Дамблдора.
Гарри откашлялся:
- Я новый учитель по Защите, - извиняющимся тоном сообщил он.
Резким движением Снейп высвободился из хватки Гарри и кинулся к двери.
- Извините, - пробормотал он, покидая комнату и оставляя юношу совершенно сконфуженным.
Дамблдор встал из-за стола.
- Это было… очень неожиданно.
Гарри развернулся к нему:
- Я был уверен, что вас проинформируют… - он все еще дрожал, - я…
Директор кивнул.
- Может быть, так было бы лучше, не знаю. Северус, наверное, сейчас уже на другом краю волшебного мира.
- Это из-за меня? Неужели он настолько меня ненавидит?
- О нет, Гарри, - лицо Дамблдора закаменело. - Но я не буду говорить об этом. Тебе нужно пойти к нему и самому
спросить все, что ты хочешь выяснить.
- Я… не могу, - мучительно выдавил юноша, - не могу позволить… опять причинить себе боль.
Дамблдор подвел его к дивану, оба сели.
- Гарри, ты сказал "опять", что ты хотел этим выразить?
Ненадолго потемнев лицом, Гарри позволил застарелому чувству вины и боли отодвинуть гнев:
- Не имеет значения. В любом случае, я это заслужил…
- Гарри! - Дамблдор схватил его за плечо. - Ты не виноват в смерти Рона!
- Вы же не знаете… я снова потерпел неудачу… в Защите мозга. И Волдеморт это использовал…
- Прекрати! - гнев отразился на лице старика, гнев и раздражение. - Мы, взрослые люди, умудренные опытом, потерпели
неудачу со всем вами! С тобой, с Роном, с Сириусом, со всеми жертвами проклятой войны. Но твоей вины здесь нет.
Как ты не можешь этого понять? Мы не смогли спасти людей, но их смерти - не наша вина. Виноваты Волдеморт и
Пожиратели Смерти, но не мы. Не я. Хотя моя ответственность - наибольшая! Но ты! Ты сделал для победы намного
больше, чем кто-либо еще! Ты, выросший в семье, которая не любила тебя. Ты, терпевший все, что мы, взрослые, от
тебя требовали. Ты, изучавший Защиту мозга, но по моей вине - недостаточно серьезно, что привело к гибели Сириуса.
Ты, женившийся на Снейпе, пожертвовавший всем, что у тебя еще оставалось, и в конце - потерявший друга. Разве
может быть какая-нибудь вина в твоих поступках? Я знаю, что сделал с тобой Волдеморт. Я знаю, как тяжело было
вытерпеть все это…
- Нет! - закричал Гарри, вскакивая на ноги. - Ничего вы не знаете! - он отвернулся от понимающих старческих глаз и
уставился в окно. - Вы не знаете, как тяжело было лежать в госпитале… два дня спустя… и… смотреть на документ,
который… который доказывал мне… что… что я никому не нужен …
- Какой документ? - неуверенно спросил Дамблдор.
- Бумаги о разводе, - прошептал Гарри. - Снейп даже не смог дождаться, пока я выйду из палаты…
Повисла звенящая тишина.
- Но… - мягко начал Дамблдор, - это не он… Это не его идея развестись, Гарри. Просто пункт брачного контракта. Вы
же не заключали нормальный брак, только фиктивный, в договоре указывалось, что он будет длиться до гибели
Волдеморта. Когда тот умер, брак автоматически закончился, и Министерство зарегистрировало развод.
Мир завертелся у юноши перед глазами.
- Это не его идея… - он попытался проглотить ком в горле.
- Нет, не его. Хотя мы оба думали, что ты счастлив избавиться от этого брака.
- Я… - Гарри тряхнул головой, борясь со слезами, - я не хотел развода… - он не мог узнать собственный голос,
настолько тонко он прозвучал.
Дамблдор положил ему руку на плечо.
- Ты должен поговорить с Северусом.
Гарри расстроено затряс головой.
- Он ненавидит меня, сэр. Чтобы я…
- Гарри, он тебя не ненавидит.
- Я сам слышал, как он это сказал.
- Он не ненавидит тебя. После твоего отъезда он чувствовал себя окончательно опустошенным. Он не ел и не спал.
Северус стал еще более замкнутым, чем до вашего брака. Иди к нему. Поговори с ним. Расскажи ему, что ты
чувствуешь.
- Нет… Я не могу…
- Гарри, мы живем только один раз. Иди и поговори с ним. Сейчас. Не тяни время.
- Я не могу! - Гарри пугала вероятность положительного ответа. Наверное, даже сильнее, чем страх быть непонятым. Он
не заслужил Северуса. Он не имеет права на счастье.
"Ты не виноват…"
Нет.
- Гарри, пойми - то, что ты наказываешь себя, не вернет тебе друга, - Дамблдор сжал его плечо. - Ты не несешь
ответственности за его смерть. Я надеялся, что со временем ты поймешь это и сможешь жить дальше, но чувство вины
до сих пор губит тебя. Частью это мой недосмотр, мне нужно было понять, как ты изранен в душе и что ты чувствуешь к
Северусу. Я отпустил тебя, не понимая, как эти два чувства связаны между собой, - он встал и помог подняться юноше. -
Я не хочу дважды совершать одну и ту же ошибку. Как директор я приказываю тебе пойти и поговорить с Северусом. У
тебя есть время до пяти, пока не начнется педсовет. Ступай.
И Гарри пошел.
Когда Гарри добрался до знакомой двери, ведущей в комнаты Снейпа, он уже весь дрожал. Неловко царапнув дверь в
попытке постучать, он открыл рот, чтобы попросить позволения войти, но обнаружил, что не может выдавить из себя и
звука.
Горло юноши пересохло, во взгляде плескался ужас.
- Что? - разгневанный Снейп распахнул двери, но увидев перед собой Гарри, застыл, вцепившись в косяк. - Что ты здесь
делаешь? - слабо спросил он.
Мужчина был бледен, в покрасневших глазах не мелькало и тени насмешки.
Гарри восстановил равновесие, опершись о стену, и открыл рот, но не смог ничего сказать.
Это невозможно - то, о чем просил Дамблдор.
Мир померк и закружился перед глазами, силы покинули юношу, он начал падать, но сильные руки подхватили его,
донесли до кресла и осторожно усадили.
Гарри услышал звук закрывающейся двери и скрип второго стула, придвигаемого ближе.
- Гарри? Ты в порядке?
Нет! Он не в порядке. Не был и никогда не будет…
- Дамблдор хотел, чтобы я поговорил с тобой, - прошептал юноша.
- О чем? - тихо спросил Северус.
Долгая пауза.
Гарри хотел рассказать ему о Роне, Волдеморте, о своих чувствах, но слова не шли с губ, как он ни старался.
- Я не хотел разводиться, - наконец выпалил он и уткнулся красным от стыда лицом в руки, дрожь стала
бесконтрольной, он соскользнул на пол, оказавшись на четвереньках, сгорая от непереносимого стыда. - Я не хотел
разводиться, - повторил он.
Гарри был уверен, что Снейп испытывает к нему отвращение, сейчас мужчина оттолкнет его и будет прав - он это
полностью заслужил.
Но сильные руки вернулись, Северус обнял его, приподнимая, опускаясь на колени рядом, лицом к лицу, оба плакали, и
Гарри снова и снова повторял:
- Я не хотел, не хотел, не хотел… Я не хотел этого…
- Я тоже не хотел, - прошептал Северус, - я думал…
- Нет, ты был неправ, оба вы были не правы, ты и Дамблдор, - "Он все такой же худой", - подумал Гарри, обнимая
мужчину, цепляясь за него так, будто от этого зависела его жизнь.
- Прости меня, я не знал…
- Я не хотел разводиться, - Гарри осознавал, что плачет навзрыд, но мысль, что он может больше не почувствовать этих
рук, этих объятий, наполняла его ужасом.
- Гарри, я люблю тебя, - слова прозвучали почти не слышно, когда Северус прошептал их в мантию Гарри, - Я люблю
тебя, я сделаю все, что хочешь, только не уходи больше…
Это было похоже на безумие.
Двое взрослых мужчин плакали в обнимку друг с другом, и Гарри никак не мог унять дрожь. Северус первым немного
пришел в себя и обратил внимание на промокшую уличную мантию юноши.
- Тебе холодно, - пробормотал он, стягивая с него одежду, остановившись только тогда, когда добрался до голой груди.
Он заставил Гарри встать, развязал шнурки и стянул с него ботинки, потянулся к ремню, снял брюки - Гарри остался в
одном нижнем белье.
- Ты красив, - сказал он, привлекая его ближе, - и замерз, - добавил шепотом, закутывая его в собственную мантию,
поднимая на руки.
Гарри приник к его груди, обнял за шею, не веря в происходящее. Чуть согнувшись под тяжестью его веса, Северус
отнес юношу в душ.
- Ты должен согреться, - сообщил он, открывая кран и ставя Гарри под восхитительно горячие струи.
- Я… - смог, наконец, заговорить Гарри, - я хочу, чтобы ты… Я…
- Я не побеспокою тебя, - Северус отступил назад, но Гарри потянулся за ним.
-Я… - он подтянул мужчину ближе, так что теперь оба оказались мокрыми.
Северус был полностью одет, Гарри увидел, как черные глаза округляются от удивления.
Закрыв душевую кабинку, Гарри прижал мужчину к стене, обнаружив, что теперь они одного роста, и, глубоко вдохнув,
прижался губами к губам Северуса впервые в жизни. Поцелуй получился неуклюжий и ужасно странный, но ему очень
хотелось показать, что он любит его, что принимает все стороны их отношений, что хочет отдаться ему полностью и по
собственной воле.
Чуть отодвинувшись, он увидел, как черные глаза начинают сиять от понимания, затем в них отразилась чистая, ничем
не замутненная, радость.
Стоя под струями воды, они целовались, как ненормальные, как подростки, впервые узнавшие радость любви.
Наконец Гарри немного отодвинулся, чтобы вдохнуть пару раз, но Северус рассмеялся и притянул его ближе,
прошептав:
- Я стою в собственном душе, полностью одетый, мокрый, со 斾 своим бывшим мужем, который зацеловал меня до
полусмерти.
- Я тоже люблю тебя, - сказал Гарри, скользнув рукой под одежду, неистово нашаривая теплую кожу вместо мокрой
неудобной робы.
Вскоре они боролись в кабинке, смеясь, и вместе стараясь раздеть Северуса. Снимая очередную вещь, они выбрасывали
ее наружу, пока оба не остались в одних плавках, запыхавшиеся от смеха, поцелуев и борьбы.
Гарри потянулся за мылом в попытке вымыть Северуса, но мужчина отобрал скользкий брусок и начал намыливать
юношу, безжалостно его щекоча, а тот целовал его в ответ с непередаваемым энтузиазмом. Добравшись до пояса,
Северус отбросил мыло и медленно запустил руки под ткань, спрашивая позволения.
- Да… - пробормотал Гарри, освобождаясь от последнего предмета одежды, чтобы открыть мужчине доступ к ягодицам.
Не почувствовав прикосновения, он со страхом взглянул на него:
- Что?
- Ты возбужден… - рука нерешительно придвинулась к члену юноши.
- Потому что я люблю тебя… в этом смысле… тоже, - сказал тот и покраснел.
Мир замер, только теплая вода продолжала литься.
- Значит… это для меня? - все еще не двигаясь, спросил Северус.
Вместо того чтобы подтверждать очевидное, Гарри стянул с мужчины плавки, высвобождая длинный бархатистый член
и начал ласкать его.
- Северус, возьми меня, - прошептал он, прислоняясь к стене, охватывая ногами его талию.
Мужчина покачал головой:
- Так будет не слишком удобно, - улыбнулся он, обнимая Гарри, - я хочу, чтобы ты сел ко мне на колени… Как это было
в последний раз…
Гарри чмокнул Северуса в нос, когда они опускались на пол. Юноша чувствовал, что сердце бьется все быстрее, но не
из-за смущения или неудобства, а потому, что слишком давно они не были вместе, слишком долго он мечтал об этом.
Он налил немного шампуня на ладонь, лаская член Северуса, пока тот осторожно готовил его. Чувства и желания
переполняли его, не в силах больше ждать, он отстранил руку мужчины и двинулся вниз, впуская его в себя.
Получилось немного резко, он тихо вскрикнул от внезапной боли, но все же принял его полностью, наклонился вперед и
начал целовать дорогое лицо, лоб, глаза, виски.
- Я люблю тебя… О, боже, как я люблю тебя, - он почти рыдал, а Северус ласкал его спину, ягодицы, бедра.
- Ты прекрасен и всегда был таким, - сказал он, не скрывая восхищения.
Затем Гарри придвинулся еще ближе, его член прижался к животу мужчины, руки Северуса обвились вокруг него, он
целовал его грудь, соски, шептал ласковые слова… Очень скоро наслаждение стало непереносимым, они оба кончили
почти одновременно.
Гарри прижимал голову Северуса к груди, пока не утихла их последняя дрожь.
Встать на ноги оказалось почти невыполнимой задачей, в основном из-за того, что Гарри продолжал целовать мужчину
везде, куда только мог дотянуться. Наконец, поднявшись, они снова стали мыть и ласкать друг друга.
- Гарри, у тебя кровь, - сказал Северус с беспокойством, почти в отчаянии, но юноша только пожал плечами.
- Это скоро пройдет, - прошептал он, чуть разворачиваясь, чтобы легонько укусить Северуса за нос. - Мой первый раз за
долгие годы.
- Я сделал тебе больно, - мужчина продолжал беспокоиться, но Гарри завладел его губами.
- Я просто слишком сильно хотел тебя, вот и поторопился. Но не волнуйся, скоро все будет хорошо, - пробормотал он в
рот Северуса, скользя мыльными руками по его члену, осторожно поглаживая его. Почувствовав, что тот снова
возбуждается, он решительно ускорил движения.
- Гарри, отпусти меня… - пробормотал Северус ему в шею, - у меня снова встает.
- Я так скучал по тебе… - шепнул юноша и опустился на колени.
- Остановись, - руки Северуса скользнули ему подмышки в попытке поднять, - я хочу тебя больше, чем…
- Я тоже, - Гарри отодвинул его ладони. - Я хочу показать тебе, как сильно я тебя люблю, - и лизнул стоящий член,
осторожно вбирая его в рот. Северус вздрогнул, но промолчал, пока Гарри ласкал и гладил его бедра и ягодицы.
Наконец он сомкнул руку у основания. Не очень хорошо представляя, что надо делать, он постарался сделать все -
лизал, сосал и осторожно покусывал. Тело Северуса напряглось, член встал полностью, Гарри осторожно проскользнул
пальцем во впадинку между ягодицами. Понимая, что мужчина скоро кончит, он внутренне приготовился и начал сосать
еще сильнее.
- А… Северус был вынужден схватиться за поручень, чтобы удержаться на ногах, когда оргазм настиг его.
Гарри чуть не подавился, но сумел проглотить, ведь это был Северус, его муж, даже если вкус показался ему странным.
Он не выпускал его изо рта, пока Северус не пришел в себя и не поднял его, целуя.
- Твоя очередь взять меня, - прошептал он Гарри, - я хочу тебя в постели… Как ты был со мной в наш первый раз, когда
мы занимались любовью…
И Гарри просто кивнул.
- Почему ты уехал? - спросил Северус позже, когда они лежали, обнявшись, как раньше. Гарри прижимался спиной к
груди мужчины, а тот крепко держал его.
- Я думал, ты ненавидишь меня, - сказал Гарри. - Если бы я знал… но мне было страшно и больно, я думал, что это ты
подал на развод…
- Моя ненависть давно ушла, Гарри…
- Откуда я мог узнать об этом? - Юноша прижался теснее. - Помнишь нашу последнюю ночь? Ты думал, что я сплю, и
сказал, что ненавидишь меня…
- О, нет… - простонал Северус, - ты не спал…
- Я все слышал. Ты сказал, что ненавидишь Дамблдора и меня… - сердце снова сжалось от нахлынувших воспоминаний.
- Я так сказал, потому что был напуган, - сильные руки прижали юношу ближе, словно страшась отпустить его снова. -
С каждым днем я влюблялся все больше и больше, меня терзали мысли, что все когда-нибудь закончится, и ты уйдешь.
Я… я владел твоим телом, но знал, что все остальное мне недоступно. Я был уверен, что ты никогда не полюбишь меня
и уйдешь, как только представится возможность, и это вызывало во мне жгучую ненависть. Ненависть к ситуации, в
которую мы попали, к Дамблдору, по чьей вине я страдал.
- Те слова причинили мне столько боли, что я был беззащитен перед Волдемортом.
- Любимый, я…
- Нет. Я вел себя, как идиот. Мне нужно было догадаться, но страх, что ты не поймешь, оказался сильнее. Здесь нет
твоей вины, не надо извиняться.
- Гарри, идиотом был я. Все те месяцы… я понял, что вот-вот полюблю тебя, а все неотвратимо к этому шло… я
чувствовал себя таким беспомощным… зная о том, что ты со мной только из-за заклятия…
- И я думал так же… - слабо шепнул Гарри, - даже до того, как ты сказал о своей ненависти ко мне. Однажды ты
проговорился, что чувствуешь себя пойманным в ловушку, и я был уверен, что ты о нашем браке, что ждешь - не
дождешься, когда все это закончится, чтобы освободиться от меня. Я так запутался… поговорил с Роном, - он глубоко
вздохнул, - и он как-то заставил меня понять, что я не хочу разводиться и не хочу прерывать наши отношения. Он так
хорошо понимал меня… - юноша грустно улыбнулся. - И это, в конце концов, убило его. Понимание.
- Темный… Волдеморт - вот кто убил его, - Северус споткнулся на имени мертвого врага.
- И я не смог спасти его. Потому что был идиотом! - выкрикнул Гарри и сел. - Кретином, который почему-то посчитал,
что Волдеморт будет вести честную игру! Я не пошел к тебе! Я начал действовать, не думая! Снова! - он опустил
голову, словно сдаваясь. - Ты был прав. Я придурок, который считал, что правил для него не существует.
Северус тоже сел и тронул Гарри за плечо:
- Нет… Это…
Гарри раздраженно дернулся:
- Мой идиотизм убил его! Я убил его!
- Гарри, прекрати! - Северус схватил его за плечи и сильно встряхнул. - Ты не можешь обвинять себя. Ты был всего
лишь страдающим ребенком, считающим, что никому не нужен - моя вина в этом тоже есть. Я был занят собственными
переживаниями, не понимая, как на тебя могут подействовать мои слова, мое отношение, то, что я делал с тобой… - он
развернул юношу к себе и заглянул в глаза. - Я знал, что ты считаешь меня семьей. Знал, что ты зависишь от меня, моих
действий, моего мнения. Но вместо того, чтобы отнестись к тебе с пониманием, я вел себя, как влюбленный подросток.
Если уж ты хочешь найти виновного, то это я - со своим непониманием.
- НЕТ! - гневно воскликнул юноша.
- Тогда, Поттер, скажи мне, только честно, что бы ты сделал, если бы те слова не были произнесены, и ты считал бы
меня своей семьей? - гнев Снейпа оказался сильнее эмоций Гарри.
- Уже неважно. Я…
- ПРОСТО СКАЖИ МНЕ, ЧТО БЫ ТЫ СДЕЛАЛ?
Гарри вздрогнул от резкого тона, но не отвернулся.
- Я остался бы в твоей постели, - прошептал он, широко распахнув глаза, - и если бы Рона все равно похитили, думаю,
что пришел бы к тебе… наверное. Я всегда был таким кретином… таким же, как тогда с Сириусом…
- Это разные вещи, не путай. Тогда мы ненавидели друг друга. Продолжай - ты бы пришел ко мне, и - что...?
- И ты бы остановил меня, - шепот стал почти неслышным.
- О, да, - мрачно подтвердил Северус. - Наверняка я бы остановил тебя, и тогда ты не пошел бы спасать друга, и его бы
убили гораздо медленнее, болезненнее, и… Волдеморт сейчас бы жил и здравствовал, убивая людей… - он протянул
руку к щеке Гарри и ласково коснулся ее. Голос смягчился. - Ты настоящий друг, Гарри, смелый и решительный. Ты
пошел один, не желая рисковать чужими жизнями, жертвуя собой ради него. И в результате победил Волдеморта.
- Мне казалось, что ты был там… - Гарри судорожно глотнул и взял ласкающую руку в свою. - Я чувствовал, что ты
рядом.
- Потому что я был там, Гарри, - и юноша вдруг ощутил чужое присутствие в голове, но не вторжение, а наоборот -
поддержку, оно не вырывало его воспоминания, а показывало свои, и он чувствовал, видел…
Северус расстроен весь день.
Гарри ушел от него посреди ночи, и он проснулся в одиночестве, в холодной постели. Он не видел Гарри за обедом, но
подумал, что тот отправился в Хогсмид с друзьями и вернулся к себе, чтобы закончить работу над зельями.
Минерва сообщает ужасные новости. Северус хочет найти Гарри и присмотреть за ним, потому что подозревает, что тот
попытается сделать какую-нибудь глупость. Минерва заверила его, что на спальни наложены чары и Полной Даме
запрещено выпускать из комнат кого бы то ни было - видимого или нет. Они оба уверены, что метла Гарри находится в
чулане, на своем месте - и это их самая серьезная ошибка.
Перед рассветом МакГонагалл будит Северуса и сообщает, что Гарри ушел.
Северус взбешен. Он безумно напуган мыслью о потере Гарри, о том, что может никогда больше не увидеть его, не
коснуться. И тут к нему приходит мысль о магической части их брака, позволяющей ему контролировать магию юноши.
Северус отдает Гарри свою волшебную силу, используя проявившиеся возможности. Он знает, что юноша жив, даже
когда метка исчезает с его предплечья и становится понятно, что Гарри победил.
- Я бы не справился без тебя! - взволнованно сказал Гарри.
- Ты победил. Смерть друга - не твоя вина. Волдеморт пытался повернуть твою любовь против тебя, но это погубило
его. Ты ни в чем не виноват, - Северус нежно провел по руке юноши.
Гарри опустил голову:
- Волдеморт пытался перевести магическую составляющую брака на себя, - чуть слышно прошептал он.
Рука Северуса замерла:
- Он… он… - и не смог дальше говорить.
Гарри закаменел от стыда:
- Знаю, я должен был сказать тебе прежде… прежде, чем мы занялись сексом… - голос юноши дрожал. - Но я… я
эгоист… Мне хотелось быть с тобой хотя бы еще раз в жизни…
- Хотя бы еще раз? - опустошенно повторил мужчина за ним.
- Понимаю, ты чувствуешь ко мне отвращение… - но больше ничего не успел добавить, потому что Северус сгреб его в
охапку и прижал так, что Гарри чуть не задохнулся.
- Хорошего же ты обо мне мнения… Но я не могу винить тебя, я был таким глупцом. Почему, ну почему ты не рассказал
мне все тогда? Ты уехал - один, в никуда, увозя с собой воспоминания об изнасиловании и думая, что я ненавижу тебя…
- Уже все хорошо, - пробормотал Гарри.
- Мы не знали… что он с тобой сделал.
- Потому что я… - Гарри покраснел, - даже крови не было. Он… сказал, что ты… хорошо подготовил меня для него… -
голос юноши осип от стыда.
- Чудовище, - прорычал Северус, прижимая Гарри к себе, целуя его шею, плечи, лицо, волосы. - Я люблю тебя, Гарри.
Забудь об этом кошмаре, тебе нечего стыдиться, - Северус снова и снова целовал его.
Губы мужчины были солеными от слез.
Гарри позволил Северусу уложить себя на спину, целовать и ласкать, и взять… Он не закрывал глаз, глядя на
худощавого мужчину с бездонными черными глазами, длинными, до плеч, волосами и орлиным носом. Он запоминал
каждую черту - некрасивый рот, выступающий кадык, костлявые плечи, явно выраженную линию ребер под бледной
кожей. Юноша смотрел на него и думал, что видит самого прекрасного мужчину в своей жизни.
Впрочем, так оно и было.
Гарри сжал колени на талии Северуса, позволяя ему входить еще глубже, чтобы чувствовать его любовь, его желание,
то, как он двигается в нем.
- Такой красивый, - сказал Северус и снова поцеловал так, будто хотел впитать его в себя, - и - мой.
Слова Северуса упали прямо в душу Гарри, он задрожал и кончил, хрипло прошептав:
- Твой.
И снова все закончилось, их тела были влажны от пота, и Северус чуть придавил его, перенося часть своего веса на
локти, нависая над Гарри. Их лица были так близки, что глаза тонули в глазах.
- Гарри, ты женишься на мне? - немного неуверенно спросил Северус, явно готовясь к худшему, но Гарри поцеловал его
в кончик носа и улыбнулся:
- Ты в любом случае мой муж. С документами или - без.
- Но я хочу жениться на тебе. Добровольно, без принуждения. Показать всему миру, что я люблю тебя, и… - он
запнулся, выражение безоблачного счастья исчезло с его лица. - Но если ты считаешь, что не нужно, я пойму. Можно
держать наши отношения в тайне…
Гарри прижал палец к губам мужчины, чтобы заставить его замолчать.
- Северус Снейп, я хочу жениться на тебе, на этот раз добровольно. Мы поженимся официально, чтобы я мог показать
всем, как я люб… - но Северус помешал ему продолжить, зажав ему рот поцелуем.
- Кстати, с каких это пор ты влюблен в меня? - спросил юноша, отдышавшись.
- С тех самых, как на Рождество мы впервые занялись любовью, - ответил Северус и покраснел.
Гарри хихикнул:
- Звучит романтично
- А по-моему, довольно жалко. Видимо, я так изголодался по ласке, что после первого же проявления нежности не мог
больше совладать с собой, - он перестал нависать над Гарри и положил голову ему на колени. - А ты? Когда ты понял,
что твоя любовь ко мне перестала быть платонической?
Гарри развернулся к мужчине и чмокнул его в щеку:
- Моя история менее романтична. Симпатию я почувствовал в то же самое Рождество, но что люблю, понял уже потом,
когда мы усиленно занимались проникновением в мозг. Точная дата мне неизвестна, - он улыбнулся. - Зато я точно
знаю, когда понял, что питаю к тебе настоящее чувство. Мне тогда приснилось, что мы занимаемся любовью. Когда я
проснулся, тебя рядом не было, и мне тебя так не хватало, что я застонал от боли. Все произошло в мае, на нашу
несостоявшуюся вторую годовщину свадьбы.
- Но я думал, ты - натурал…
- Я тоже так думал. И мне все еще не нравятся мужчины. Да и женщины… Нет. Моя сексуальность направлена
исключительно на тебя, - услышав недоверчивое ворчание, юноша добавил, - скажем, так - если бы у меня не было тебя,
но пришлось бы выбирать партнера, я представил бы женщину.
- Итак, мой любовник - натурал.
- У тебя был муж - натурал. И будет - опять. Ты совершенно неотразим - укладываешь в постель натуралов.
- Так странно… помнишь, что сказал Хмури?
Гарри хихикнул:
- О браке по договоренности и о любви? Помню. Получается, мы научились любить друг друга слишком хорошо. Я
даже отказался от своих сексуальных предпочтений, а ты - от предубеждений.
Снейп просиял озорной улыбкой:
- Остается надеяться, что мы сможем жить вместе не только в экстремальных условиях.
-Нууу… - протянул будущий новобрачный, - на крайний случай, сами что-нибудь организуем.
Юноша подмигнул и выскользнул из кровати. Время неотвратимо близилось к пяти, ему нужно было принять душ и
предстать перед общим школьным собранием.
Северус проводил его взглядом, в котором плясали и искрились ласковые смешинки.