Вы находитесь на странице: 1из 8

1

Research Centre of the History and Archaeology of Crimea Научно-исследовательский центр истории и археологии Крыма
of V.I. Vernadsky Crimean Federal University Крымского федерального университета им В.И. Вернадского

“Demeter” Non-Profit Foundation Центр археологических исследований


Благотворительного Фонда «Деметра»

International Scholarly Conference Международная научная конференция

XIX XIX
BOSPORAN READINGS БОСПОРСКИЕ ЧТЕНИЯ
Cimmerian Bosporus and the World Боспор Киммерийский и варварский мир
of Barbarians in Antiquity and the Middle Ages. в период античности и средневековья.
Traditions and innovations Традиции и инновации

Simferopol – Kerch – 2018 Симферополь-Керчь – 2018

2 3
МАСЯКИН В.В.
(ИАК РАН, Симферополь)

УМБОН ЩИТА ИЗ СКЛЕПА ЮЛИЯ КАЛЛИСФЕНА1.

Склеп, из которого происходит рассматриваемый умбон щита (рис.


1, 1), содержавший мужское и женское погребение, был случайно открыт в
1894 г. (ОАК 1894, с. 44). Внимание исследователей было посвящено, глав-
ным образом, трем предметам, относящимся к погребальному инвентарю
мужского захоронения: золотому перстню с аметистовой геммой с изо-
бражением портрета императора Клавдия, золотой налобной пластине с
греческой надписью, содержащей имя Юлия Каллисфена и железному,
покрытому бронзовой обкладкой с рельефным орнаментом умбону щита,
Рис. 2. Горзувиты. План храмов, исследованных в 2017 г.
не однократно использовавшимся в реконструкциях исторических собы-
тий на Боспоре в римское время. Тем не менее, существуют различные
точки зрения относительно хронологии этого комплекса, основанные, пре-
жде всего, на представлениях о дате двух последних предметов. Исходя
из палеографического анализа текста, Л. А. Мацулевич датировал над-
пись на пластине началом II в. н. э. (Мацулевич, 1941, с. 79), О. В. Шаров и
М. М. Чореф предложили другую дату – вторая половина II в. н. э. (Шаров,
Чореф, 2015, с. 369)2. Также высказаны различные предположения, каса-
ющиеся культурной принадлежности и датировки умбона щита. М. М. Ка-
занский, отметив сходство умбона с находкой из фракийского погребения
в кургане Караагач, связал происхождение предмета с присутствием в
Крыму римских гарнизонов, в состав которых входили вспомогательные
подразделения, сформированные из фракийцев (Kazanski, 1994, p. 436).
По мнению А. А. Васильева умбон находит соответствия среди сканди-
навских находок периода В 2в – начала С 1а хронологии Европейского
Рис. 3. План храмов, открытых
1
Н.И. Репниковым на территории Работа выполнена в рамках плановой темы отдела археологии раннего железного века
могильника Суук-Су в 1905 г. (По: Института археологии Крыма РАН «Археологические памятники варварского населения
Репников, 1907. Рис. 83.). Крыма в 3 в. до н.э. – 6 в. н. э.» (№ 0832-2015-0003).
2
В настоящей работе учитывается только археологический контекст.

298 299
Барбарикума и связан с проникновением на Боспор германцев (Васильев, 2002, p. 441 – 442, № 1257). Военнослужащий с близким именем Ептатра-
2005, с. 38 - 39). О. В. Шаров, первоначально поддержавший предположе- лис из фракийского племени бессов служил в I Ульпиевой але контариев
ние о «римско – фракийском» происхождении умбона (Sharov, 2006, p. 11), (Zahariade, 2009, p. 323). Умбоны близкой формы, имеющие цилиндро - ко-
позже высказался в пользу его германской принадлежности (Шаров, 2011, ническую калотту с кнопкой в верхней части найдены и в других фракий-
с. 443, рис. 8, 9; Шаров, Чореф, 2015, с. 367 – 368, рис. 7, 9, 10). Основанием ских аристократических погребениях (Караново, Дългата могила, Микри
для этого послужила информация из отчета директора Керченского музея Доксипара, Лутрос, некрополь Траянополиса). Одновременно использо-
К. Е. Думберга о том, что в момент открытия склепа умбон имел длинный вались также и экземпляры без кнопки. В некоторых комплексах найдены
шип (рис. 1, 1 а), разрушенный находчиками (Шаров, Чореф, 2015, с. 363) . умбоны обоих вариантов. Высота калотты у них варьирует, но очевидно,
Таким образом, по мнению исследователя этот предмет относится к типу это не является хронологическим признаком.
германских умбонов с длинным шипом и датируется серединой – второй Происхождение рассматриваемых умбонов с цилиндро - кониче-
половиной II в. н. э. (Шаров, Чореф, 2015, с. 367 – 368). Однако не трудно ской калоттой связано с образцами, возникшими в позднелатенское вре-
заметить, что германские умбоны значительно отличаются пропорциями мя (период LT D1, первая половина I в. до н.э.). В эпоху Августа (27 г. до н.
каллоты и ранта, последний, как правило, значительно уже, чем у рассма- э. – 14 г. н. э.) щиты с подобными умбонами получили широкое распростра-
триваемого (Шаров, Чореф, 2015, рис. 9, 10). Представляется, что находку нение во вспомогательных подразделениях римской армии в связи с ком-
из склепа Юлия Каллисфена необходимо сопоставить с тремя умбонами, плектованием последних преимущественно из кельтов и германцев, ис-
имеющими аналогичную форму, близкий декор и выполненными в сход- пользовавших такие умбоны в предшествующий период (рис. 1, 5) (Pernet,
ной технике. Два из них происходят из погребения фракийского аристо- 2010, p. 109 – 112, pl. 122, 4; 230, 5; 25, е; Gaspari, Masaryk, Novsak, 2013, p.
крата второй половины I – начала II вв. н.э. в кургане Рошава Драгана 62 - 83). В I в. н. э. и особенно после создания провинции Фракия в 46 г. н.
(рис. 1, 2) (Буюклиев, 1980, с. 71, таб. 9, 92; Краеведческий музей Старой э. подобные умбоны получают распространение в местной среде в связи с
Загоры), место находки третьего, хранящегося в частной коллекции, не привлечением фракийцев в римскую армию в качестве ауксилиариев, где
известно (рис. 1, 3) (Nabbefeld, 2008, taf. 115, 732). Верхняя часть калотты они получили ряд местных особенностей, в частности кнопку в верхней
этих умбонов завершается выступом в виде кнопки. При внимательном части калотты. Умбоны такой формы с кнопкой за пределами Фракии не
взгляде на фотографию умбона из склепа Юлия Каллисфена можно за- многочисленны. В качестве примеров можно назвать экземпляры из двух
метить, что сохранившаяся часть выступа имеет закругление, что веро- погребений ауксилиариев времени Августа в Галлии (Berry-Bouy, Huismes)
ятно свидетельствует о том, что изначально калотта также завершалась и из лагеря Ксантен на нижнем Рейне, относящемся к I в. н. э. (рис. 1,
подобным выступом. Можно предположить, что шип появился позже в ре- 4). Последний также изготовлен из железа и покрыт бронзой (Nabbefeld,
зультате переделки или ремонта. В виде примера можно привести брон- 2008, taf. 33, 351).
зовый умбон из погребения 152 некрополя Нейзац в Центральном Крыму Уточнить датировку умбона позволяет анализ декора. Орнамен-
(Храпунов, 2003, с. 339, рис. 5, 2). В качестве близкой параллели умбону из тальные зоны разделены концентрическими окружностями в виде рельеф-
склепа Юлия Каллисфена М. Казанский указал на экземпляр из погребе- ного жгута. Верх калотты украшен розеттой, зона ниже розетты и рант
ния в кургане Караагач, также имеющий кнопку (рис. 1, 6) (Kazanski, 1994, заняты растительным орнаментом и изображениями птиц. Растительный
p. 436). Этот умбон найден вместе с богато декорированным шлемом в орнамент состоит из чашечки (calyx), образованной тремя листьями акан-
погребении конца I – первой половины II вв. н. э., принадлежащем аукси- фа, из которой в противоположные стороны расходятся побеги, образую-
лиарию, возможно, офицеру фракийского происхождения (Велков, 1928 щие S – видные узоры, между которыми расположены цветы, почки и пти-
– 1929, обр. 14, табл. III). Судя по одной из двух надписей, обнаруженных цы (рис. 2, 1) (Сокольский, 1955, с. 19). Такой орнамент (Rankenakanthus),
на предмете, он был изготовлен в первой половине I в. н. э. Во второй над- символизировавший возрождение и процветание, является одним из ха-
писи, относящейся ко второй половине I в. н. э. назван владелец с фра- рактерных проявлений искусства времени Августа, отражавшего провоз-
кийским именем Ефтатралис из центурии Пруденса (L’année epigraphique, глашенную идеологию «золотого века» (Aurea Aetas) (Künzl, 1996, s. 421

300 301
– 423; Istenič, 2003, p. 289). Наиболее известным примером этого мотива характерную для щитов ауксилиариев.
являются изображения на Алтаре Мира (Ara Pacis Augustae), построенном В этой связи находку из керченского склепа необходимо рассма-
в 13 г. до н. э., в которых аканф выступает символом Аполлона, покровите- тривать в комплексе с другими обстоятельствами, прежде всего, родовым
ля Августа (рис. 3, 4, 5) (Pollini, 2012, p. 271). Нашел отражение этот декор именем (nomen) погребенного, свидетельствующем о наличии у Юлия
и в произведениях торевтики, в том числе, в оформлении предметов воо- Каллисфена римского гражданства, и золотым перстнем с аметистовой
ружения, например, ножен мечей - гладиусов типа Майнц (Miks, 2007, taf. геммой с изображением императора Клавдия (41 – 54 гг.) работы масте-
192, A 445, B 300, 7), деталей военных поясов (cingulum) (Istenič, 2003, p. ра Скилакса (Неверов, 1994, с. 134 – 135, № 55). Находка в погребении
288 – 289, fig. 5). Одним из наиболее ярких образцов этого стиля является золотого перстня с императорским изображением рассматривалась ис-
оформление назатыльника офицерского шлема с маской августовского следователями в связи с предполагаемым участием Юлия Каллисфена
времени из Эмесы в Сирии (рис. 2, 4, 6) (Seyrig, 1952, pl. XXIII – XXV). Де- в событиях римско - боспорской войны 45 – 49 гг., или в качестве дипло-
кор последнего чрезвычайно близок орнаменту на серебряном блюде из матического подарка (Горончаровский, 2003, с. 168). Принимая во внима-
Хильдесхаймского клада, сокрытие которого связывают с событиями по- ние наличие у Каллисфена римского гражданства, необходимо отметить,
хода Квинтилия Вара в 9 г. н. э. (рис. 2, 3, 5) (Stupperich, 1995, s. 112, abb. что в раннеимператорское время привилегией ношения золотого перстня
20 - 22). Подобный же декор присутствует на надгробии кенотафа центу- обладали два сословия – сенаторы и всадники. Более того, по сообще-
риона XVIII легиона Марка Целия, погибшего в этом походе (рис. 3, 3, 6). нию Плиния Старшего (33, 3, 41) именно при Клавдии лица, которым было
Таким образом, можно предположить, что рассматриваемый умбон был пожаловано право ношения золотого перстня с изображением импера-
изготовлен в первой половине I в. н. э. тора, имели доступ к принцепсу. Исходя из этих обстоятельств и учиты-
В качестве дополнительного основания для датировки и опреде- вая «всаднический» характер погребального инвентаря (Трейстер, 2010,
ления статуса лица, которому мог принадлежать щит с рассматриваемым с. 527 - 526), можно предположить, что Юлий Каллисфен, так же, как и
умбоном, необходимо обратиться к материалам погребения 2 в кургане фракийский аристократ, погребенный в кургане Рошава Драгана, мог по-
Рошава Драгана, представляющего, кроме склепа Юлия Каллисфена, лучить римское гражданство в результате службы в качестве офицера в
единственный случай находки двух подобных умбонов в контексте. За- римской вспомогательной кавалерии. Таким подразделением могла быть I
хоронение, датирующееся второй половиной I - началом II в. н. э., при- Боспорская ала (ala I Bosporanorum), предположительно сформированная
надлежало фракийскому аристократу, имевшему римское гражданство и в правление Клавдия, возможно, в связи с событиями римско - боспор-
вероятно являвшемуся командиром подразделения вспомогательной ка- ской войны, дислоцировавшаяся в разные годы в Сирии, Мёзии и Азии,
валерии (Werner, 1994, s. 273; Негин, Камишева, 2016, с. 92 - 95). В погре- после 113 г. н. э. – в Паннонии и Дакии. В таком случае, не исключено, что
бении найден комплект наступательного и защитного вооружения, среди римские парадный щит и золотой перстень могут быть интерпретированы
которого выделяется парадный шлем с маской первой половины I в. н. и в качестве военной награды (Dona militaria). Случай получения награды
э. Учитывая, что шлем с маской и умбоны щитов выполнены в сходной от сослуживцев в виде щита (clypeus) и золотых колец, наряду с золотым
технике (железная основа, бронза с серебрением), можно предположить, венком, засвидетельствован в эпитафии Гая Юлия Мацера первой поло-
что эти предметы изготовлены в одно время и относятся к экипировке вины I в. н. э., служившего во вспомогательной кавалерии. Также, во вре-
офицера римской вспомогательной кавалерии. Вероятно, таким же обра- мя правления Клавдия щитами был награжден всадник Корнелий Валери-
зом можно интерпретировать и не орнаментированные умбоны близких ан (Maxfild, 1980, p. 120, p. 120). Исследователи отмечают, что подобные
форм, происходящие из погребений фракийских аристократов второй по- виды наград не характерны для официальной римской практики и воз-
ловины I - первой половины II вв., служивших офицерами в римских можно связаны с инокультурными, прежде всего, кельтскими традициями.
вспомогательных войсках, и получавших по окончанию службы римское Отметим, что среди военнослужащих I Боспорской алы зафиксированы
гражданство (Кабакчиева, 2005, с. 25). В некоторых из этих погребений выходцы из кельтского племени нантуантов и германского племени убиев.
зафиксированы и остатки щитов, имевших вытянутую овальную форму, Использование награды в виде погребального приношения зафиксирова-

302 303
но и в захоронении в кургане Рошава Драгана, в котором найден золотой muzeja u Zagrebu, 2013, Vol.46, № 1, p. 57 – 87.
дубовый венок (corona civica), также относящийся к категории dona militaria Istenič J. The Early Roman “Hoard of Vrhnika”: A Collection of Finds from
(Негин, Камишева, 2016, с. 92). the River Ljubljanica // Arheološki vestnik, 2003, 54, p. 281-298.
Kazanski M. Les éperons, les umbo, les manipules de boucliers et les
haches de l’époque romaine tardive dans la région pontique: origine et diffusion
ЛИТЕРАТУРА // Beïtrage zu römischer und barbarischer Bewaffnung in den ersten fier
nachchirstlichen Jahrhunderten. Lublin; Marburg, 1994, p. 429-485.
Буюклиев Х. Тракийският могилен некропол при Чаталка, Староза- Künzl E. Gladiusdekorationen der frühen römischen Kaiserzeit:
горски окръг. 1980. dynastische Legitimation, Victoria und Aurea Aetas. – Jahrbuch des Römisch
Васильев, О некоторых особенностях хронологии предметов воо- - Germanischen Zentralmuseums Mainz, 1996, 43, s. 383-474.
ружения германцев в Северном Причерноморье (этапы В 2 и С1) // Боспор- L’année epigraphique, 2002.
ские чтения VI, 2005, с. 37 – 43. Miks K. Studien zur römischen Schwertbewaffnung in der Kaiserzeit.
Велков И. Нови могилни находи // Известия на българския археоло- Rahden, 2007.
гически институт 5, 1928-1929, с. 13-55. Nabbefeld A. Römische Schilde – Studien zu Funden und bildlichen
Горончаровский В. А. Римско-боспорский конфликт 40-х годов I в. berlieferungen vom Ende der Republik bis in die späte Kaiserzeit. Rahden,
н.э. // ВДИ. 2003, № 3, с. 161 – 170. 2008.
Кабакчиева Г. Культура Фракии в римское время // Спасеные сокро- Pernet L. Armement et auxiliaires gaulois (IIe et Ier siècles avant notre
вища древней Фракии. София – Москва, 2009, с. 22 – 28. ère). Montagnac, 2010.
Мацулевич Л. А.. Кто был Каллисфен, названный в надписи, откры- Pollini J. From Republic to Empire. Rhetoric, Religion, and Power in the
той в Керчи в 1894 г. // СА, 1941, Вып. 7, с. 61―80. Visual Culture of Ancient Rome. University of Oklahoma Press, 2012.
Неверов О. Я. Античные камеи. СПБ., 1994. Seyrig H. Antiquités de la nécropole d’Emèse. Syria, 1952, 29, p. 205 –
Негин А.Е., Камишева М. Доспех катафрактария из погребения в 250.
кургане «Рошава Драгана» // Stratum plus. 2016, № 4, с. 91-119. Sharov O. Le Bosphore Cimmerien // Shchukin M., Kazanski M., Sharov
Сокольский Н. И. О боспорских щитах. КСИИМК, 1955, Вып. 58, с. O., Des Goths aux Huns : Le Nord de la mer Noire au Bas –Empire et a l’époque
14—25. des Grandes Migrations. Oxford (BAR –S 1535), 2006.
Трейстер М.Ю. Оружие сарматского типа на Боспоре в I–II вв. н.э. // Stupperich R. Römische Toreutik und augusteische Feldzüge in
Древности Боспора. 2010, Вып. 14, с. 484 – 561. Germanien: Der Fall Hildesheim //A rminius und die Varusschlacht. Geschichte
Храпунов И. Н. Новые данные о сармато-германских контактах - Mythos - Literatur. Interdisziplinäres Kolloquium in Osnabrück 6.-9.12.1990.
в Крыму (по материалам раскопок могильника Нейзац) // Боспорские Paderborn, 1995, p. 97-122.
исследования. Симферополь, 2003. Вып. III, с. 329 – 350. Werner J. Chinesischer Schwerttragbügel der Han-Zeit aus einem
Шаров О.В. К вопросу о «сарматской знати» на Боспоре в поздне- thrakischen Häuptlingsgrab von Catalka (Bulgarien) // Germania, 1994. 72, s.
римскую эпоху // Погребальный обряд ранних кочевников Евразии. Мате- 269-282.
риалы VII Международной научной конференции. Ростов-на-Дону, 2011, Zahariade М. The Thracians in the Roman Imperial Army: From the First
с. 217-233. to the Third Century A.D. I. Auxilia. Cluj-Napoca, 2009.
Шаров О.В., Чореф М.М. К вопросу о датировке tabula ansata с име-
нем Юлия Каллисфена // Stratum plus, 2015, №4, с. 357-378.
Gaspari A., Masaryk R., Novsak M. The shield boss from Emona
(Ljubljana): Celtic weaponry in an Early Roman context // Vjesnik Arheološkog

304 305
Рис. 1. Умбоны щитов. 1, 1а – склеп Юлия Каллисфена. 1 а – реконструкция О. В. Шарова. Рис. 2. 1 - Умбон из склепа Юлия Каллисфена, деталь. 2 – умбон из кургана Рошава Драгана,
2 – Рошава Драгана. 3 – место находки не известно. 4 – Ксантен. 5 - La Remise, могила деталь. 3, 5 – блюдо из Хильдесхаймского клада и деталь. 4, 6 – шлем из Эмесы и детали.
9. 6 – Караагач.

306 307
МОЛЕВ Е.А.
(ННГУ, Н-Новгород)

АРХЕАНАКТИДЫ – КТО ОНИ?

В истории Боспора проблема происхождения и характера власти


Археанактидов рассматривалась многократно. Основные версии были
высказаны еще в прошлом веке и наиболее подробно рассмотрены С.А.
Жебелевым [Жебелев 1953, с. 21-28] и В.В. Шкорпилом [Шкорпил 1918, c.
54-59]. Согласно им Археанактиды были: 1) аристократическим родом,
правившим тиранически; 2) аристократическим родом правившим оли-
гархически; и 3) просто древними правителями. Нас же будет интересо-
вать реальный характер власти этих правителей в глазах античных ав-
торов, а не классификация или типология их титулатуры, поскольку и в
самой Элладе этим последним вопросам внимание уделяли лишь немно-
гие ученые-эрудиты (Платон, Аристотель), а тех, кто писал историю (или
биографии) интересовало реальное положение дел в этой сфере и есть
все основания думать, что их заключения более соответствовали истине,
чем наши попытки подогнать их данные под античные (или современные)
политические теории.
В дискуссиях последних лет особенно активно развиваются две
идеи: о том, что Археанактиды были олигархическим родом или просто
безымянными древними правителями, восстановившими после разруше-
ния скифами эллинскую колонию в Пантикапее. Так, по мнению И.Е. Сури-
кова «наличествуют некоторые ньюансы, свидетельствующие… что прав-
ление Археанактидов представляло собой не тиранию, а олигархию…
одного знатного рода [Суриков 2012, с. 84]».
Первый ньюанс в заявлении автора проистекает из осторожно-
го предположения С.А. Жебелева, что власть Спартокидов – это может
быть олигархия одного знатного рода, возможно похожая на «династию»
Рис. 3. Умбон из склепа Юлия Каллисфена, деталь. 2 – умбон из кургана
Аристотеля. При этом сам С.А. Жебелев подчеркивает – «Государствен-
Рошава Драгана, деталь.3, 6 – надгробие Марка Целия и деталь. 4, 5 –
Алтарь Мира, детали. ный строй Боспора IV в. напоминает до известной степени (курсив здесь

308 309