Вы находитесь на странице: 1из 17

Документ предоставлен КонсультантПлюс

Дата сохранения: 28.03.2021


Статья: Владение в российском праве: quo vadis? (Рыбалов А.О.)
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

ВЛАДЕНИЕ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ: QUO VADIS?

А.О. РЫБАЛОВ

Рыбалов А.О., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права


Санкт-Петербургского государственного университета.

В современном российском праве институт владения создан в основном судебной


практикой. В статье анализируется его современное состояние. При реформировании положений
о вещном праве необходимо сохранить понимание владения, сформированное судами с учетом
практических нужд и зарубежного опыта.

Ключевые слова: владение; опосредованное владение; прямое владение.

POSSESSION IN THE RUSSIAN LAW: QUO VADIS?

A.O. Rybalov

Rybalov A.O. (St. Petersburg, Russia), PhD in Law, Associate Professor of the Department of
Civil Law of the Saint Petersburg State University.

In the modern Russian law the institute of possession is coined by the case law. The paper analyses
its current condition. While reforming the property law we should keep in mind the concept of
possession, formed in the case law according to the practical needs and the international experience.

Key words: possession; direct possesson; indirect possession.

Как показала история недавних изменений гражданского законодательства, эти изменения


играли роль "профессоров", либо вводя новые для отечественного права институты, либо
закрепляя в тексте закона относительно недавно сложившиеся на практике. Дальнейшее
реформирование гражданского законодательства должно затронуть и проблему владения. Однако
складывается впечатление, что в части владения отечественная судебная практика уже
значительно опередила положения проекта Федерального закона N 47538-6 "О внесении
изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской
Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Проект).
Несмотря на то что в настоящее время в ГК нет общих положений о владении, как нет и самого
его легального определения, судебная практика последних лет, отталкиваясь от необходимости
разрешения реальных споров, возместила этот недостаток (да и недостаток ли?), фактически
создав достаточно развитое представление о владении. Было бы серьезной ошибкой
игнорировать эти достижения в процессе реформирования вещного права. Рассмотрим
некоторые возможные пути развития института владения с учетом как положений Проекта, так и
сложившейся практики и мирового опыта.

Безусловно, отправной точкой должно стать выяснение того, является владение правом или
фактом, ведь согласия нет даже на этот счет. Например, в странах общего права владение обычно
признается правом на том простом основании, что владение защищается законом: если лицу
предоставляется защита, это лицо обладает правом <1>. В современной же континентальной
цивилистике владение обычно понимается как фактическое состояние, рассматриваемое
независимо от наличия или отсутствия у лица какого-либо права на эту вещь <2>. В

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 1 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

континентальных кодификациях нередко прямо указывается на фактическую природу владения.


Например, ст. 3422 ГК Луизианы определяет владение как фактическое состояние, ст. 521-1 ГК
Каталонии и ст. 1909 ГТК Аргентины говорят о владении как о фактической власти над вещью.
Раздел "Основные вещные права" ГК Перу открывается таким определением: владение есть
фактическое осуществление полномочий собственника (ст. 896). Draft Common Frame of
Reference (DCFR) <3>, спроектированный Рабочей группой по созданию Европейского
гражданского кодекса и Группой по исследованию действующего частного права ЕС (документ
иногда напрямую применяется судами европейских государств, а иногда ложится в основу новых
кодификаций - см. новый ГК Молдовы), в ст. VIII.-1:205 определяет владение как "(наличие
прямого или опосредованного физического контроля над вещами". В комментариях
разработчиков DCFR специально отмечается, что владение не понимается как право на вещь <4>.

--------------------------------

<1> См.: Holmes O.W., Jr. The Common Law. London: Macmillan & Co., 1882. P 214 ("A legal
right is nothing but a permission to exercise certain natural powers, and upon certain conditions to
obtain protection, restitution, or compensation by the aid of the public force. Just so far as the aid of the
public force is given a man, he has a legal right, and this right is the same whether his claim is founded
in righteousness or iniquity. Just so far as possession is protected, it is as much a source of legal rights as
ownership is when it secures the same protection").

<2> Хотя и тут раздаются голоса в поддержку признания владения субъективным правом, в
том числе и на законодательном уровне (см., например, § 990 ГК Чехии).

<3> Модельные правила европейского частного права / Пер. с англ.; Науч. ред. Н.Ю.
Рассказова. М.: Статут, 2013.

<4> "Mere possession is usually not considered to constitute a right in rem in the movable.
Nevertheless, the position of a possessor is recognised as a legal position from which certain rights of
the possessor and other legal consequences may follow" (Principles, Definitions and Model Rules of
European Private Law: Draft Common Frame of Reference (DCFR). Prepared by the Study Group on a
European Civil Code and the Research Group on EC Private Law (Acquis Group) / Ed. by Chr. von Bar,
E. Clive, H. Schulte-Nolke et al. P. 4003 //
http://www.transformacje.pl/wp-content/uploads/2012/12/european-private-law_en.pdf).

Проект в ст. 209 ("Понятие владения") в рамках континентальной традиции также


устанавливает, что "владение означает фактическое господство лица над объектом владения
(статья 211) и сохраняется до тех пор, пока владелец имеет свободный доступ к объекту
владения" (п. 1).

По всей видимости, частное право и в самом деле прежде всего нуждается именно в
понимании владения как фактического состояния. Бесспорно, владение может быть правом <1>,
однако что будет являться юридическим фактом возникновения этого права и его содержанием?
Им будет владение как фактическое состояние. Поэтому с практической точки зрения в первую
очередь необходимо определить владение как таковое, владение как факт. Именно владение как
факт есть та величина, которая должна быть обнаруживаема во всех видах владения - независимо
от того, будем мы считать его фактом или правом. Поэтому владение именно как базовое,
"доправовое", "хозяйственное" понятие необходимо частному праву.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 2 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

--------------------------------

<1> Например, у давностного владельца есть именно право владения, вследствие чего оно
защищается исками и переходит к правопреемникам. Высший Арбитражный Суд РФ указывал:
"Следует отметить, что по общим правилам пункта 2 статьи 234 ГК до приобретения на
имущество право собственности в силу приобретательной давности, лицо владеющее
имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих
лиц. При таких обстоятельствах действующее законодательство защищает права давностного
владельца в период до приобретения права собственности, тем самым декларируя законность
владения вещью, что как следствие исключает какое-либо неосновательное обогащение на
стороне такого лица (давностного владельца) за пользование спорным имуществом" (
Определение ВАС РФ от 19 сентября 2012 г. N ВАС-10277/12). Как отмечается в п. 17
Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых
вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права
собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22), "давностный владелец
имеет право на защиту своего владения применительно к правилам статей 301, 304 ГК РФ", т.е.
по правилам о защите субъективного вещного права. Кроме того, лицо, ссылающееся на давность
владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим
имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является (п. 3); иными словами, "не
наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества
является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца" (п. 15
Постановления N 10/22). Таким образом, речь идет о преемстве в праве, немыслимом, если речь
идет просто о факте.

Признание владения фактическим состоянием, в частности, отражается и на представлении


о том, что может быть объектом владения. Казалось бы, раз объектами права собственности и
других вещных прав могут быть только вещи, то и объектом владения как "форпоста
собственности" тоже выступают вещи как объекты гражданских прав <1>. Однако фактический
характер владения свидетельствует о том, что "объект права" и "объект владения" могут
различаться. Например, судебная практика нередко признает возможность владения частью
вещи, притом что часть вещи не может выступать объектом субъективного вещного права. В
частности, ВС РФ исходит из возможности виндикации части участка, а значит, из возможности
завладеть такой частью <2>; и такой подход прежде всего сказывается на выборе способа защиты
права в том случае, когда ответчик незаконно занял часть земельного участка. Судебной
практикой признается возможность владения самовольной постройкой, т.е. вещью, которая по
прямому указанию закона не признается объектом гражданских прав: "В случае нахождения
самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного строительства,
ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало бы
собственником, если бы постройка не являлась самовольной" (Постановление N 10/22); "в случае
нахождения самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного
строительства, ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало
бы собственником, если бы постройка не являлась самовольной" (Определение Судебной
коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24 апреля 2018 г. N 19-КГ18-2).

--------------------------------

<1> На невозможность владения бестелесной вещью указывалось, например, в


Постановлении Президиума ВАС РФ от 17 июля 2012 г. N 1944/12: "Исходя из специфики
бездокументарной акции невозможно владеть ею как существующей в осязаемой форме вещью в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 3 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

виде физического обладания".

<2> См., например: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 20


февраля 2018 г. N 37-КГ17-13.

В полном соответствии с этим сложившимся подходом Проект в ст. 211 предлагает


установить, что "объектами владения являются вещи, включая наличные деньги и
документарные ценные бумаги" (п. 1); "вещи, ограниченные в гражданском обороте, которые
могут принадлежать лишь определенным участникам оборота, могут находиться во владении
других лиц, если иное не установлено законом" (п. 3); "владение частью недвижимой вещи
допускается, если можно определить границы этой части" (п. 4).

По всей видимости, основная трудность с владением как фактическим состоянием


заключается в понимании владения недвижимостью, права на которую подлежат
государственной регистрации. Классическое определение владения, приведенное еще в Дигестах,
говорит: это такое положение лица в отношении вещи, в каком нормально находятся
собственники в отношении своих вещей <1>. Статья 1140 ГК Италии до сих пор воспроизводит
этот подход: "Владение - это власть над вещью, которая проявляется в деятельности,
соответствующей осуществлению права собственности или иного вещного права" <2>, <3>.
Закономерно, что в современном частном праве появилось представление, что наличие записи в
реестре прав на недвижимость mutatis mutandis соответствует этому традиционному критерию:
если лицо, пусть даже без оснований, зарегистрировано в реестре в качестве собственника вещи,
это вроде бы и создает то положение, в котором находился бы по отношению к этой вещи ее
собственник; фактическое же господство над недвижимой вещью выражается в возможности
прибегнуть к помощи юрисдикционных органов для пресечения посягательств третьих лиц,
препятствующих в осуществлении действий по ее использованию и распоряжению ею <4>.
Подобное приравнивание записи к положению владельца называют "книжным владением".

--------------------------------

<1> Новицкий И.Б. Римское право: Учебник. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 95.

<2> Схожее определение дает, например, и ст. 896 ГК Перу: "Владение есть фактическое
осуществление одного или более правомочий собственника" ("La posesion es el ejercicio de hecho
de uno o mas poderes inherentes a la propiedad").

<3> Это положение, разумеется, будет отличаться в зависимости от физических


характеристик вещи. "Состояние это, смотря по роду вещи, принимает различный внешний вид:
для одних вещей оно совпадает с держанием, или физическим обладанием, для других - нет.
Одни вещи принято держать под личным или реальным надзором, другие - принято оставлять без
охраны и присмотра. Поселянин оставляет в открытом поле копны сена и снопы хлеба,
архитектор - строительный материал на месте постройки, но никто не делает ничего подобного
со своими ценностями, со своею мебелью и т.д. - всякий хранит их у себя в доме. Положение, для
первых вещей нормальное, оказывается таким образом для вторых ненормальным, т.е. таким, в
форме которого не принято выражать собственности на эти вещи..."; "...тот становится
владельцем, кто либо сам придаст, либо велит придать вещи такое положение, какое
соответствует собственности, и тем заявит себя в качестве лица, притязающего на
собственность". Напротив, владение утрачивается, "как только вещь попадает в такое положение,
которое не мирится с теми обычными способами и формами, в каких владелец привык ею

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 4 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

пользоваться" (Иеринг Р. Об основании защиты владения. Пересмотр учения о владении. М.:


Тип. А.И. Мамонтова и Ко, 1883. С. 144, 159, 168).

<4> Рудоквас А.Д. Приобретательная давность и давностное владение: Дис. ... докт. юрид.
наук. СПб., 2011. С. 357.

Однако право не может игнорировать столь серьезное состояние, как нахождение


недвижимости - независимо от содержания записей в реестре - в сфере фактического господства
другого лица, и не может не отличать нарушения, связанные с физическим отстранением
прежнего владельца от доступа к недвижимой вещи, от нарушений, не связанных с таким
отстранением. Соответственно, принятие концепции "книжного владения" повлечет умножение
сущностей без особой надобности. Вспомним, к примеру, п. 61 Постановления N 10/22: если
продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же
недвижимого имущества, суд удовлетворяет иск о государственной регистрации перехода права
собственности к тому лицу, во владение которого передано это имущество. Достаточно
очевидно, что и в случае принятия "книжного владения" суть правила останется той же: значение
будет иметь именно фактическое получение недвижимости <1>.

--------------------------------

<1> Можно вспомнить и о том, что "книжное владение" приведет к невозможности


приобретения по давности владения права на недвижимость, если право на нее зарегистрировано.
Между тем это может создать тупиковые ситуации.

В качестве одного из основных аргументов за "книжное владение" иногда приводится


утверждение, что фактическое владение недвижимостью слишком неуловимо: как, мол, увидеть,
кому именно фактически передана недвижимость, ведь даже акт передачи может быть составлен
в пользу нескольких лиц? Однако такое затруднение возникает как минимум не всегда;
например, обычно несложно определить владельца квартиры или земельного участка под ИЖС.
Во-вторых, порой нелегко определить и владельца движимой вещи, например стоящего в лесу
строительного вагончика. Кроме того, если исходить из сложности определения владельца
недвижимости, нужно помнить, что во многих случаях запись в реестре в качестве суррогата
владения не сможет помочь. Допустим, к кому предъявлять виндикационный иск? К тому, кто
указан в реестре, скажут сторонники "книжного владения". Но как быть с фактическим
оккупантом, который, видимо, в такой картине мира должен считаться ответчиком по
негаторному иску? Его в любом случае придется определять "вручную", столкнувшись с теми же
трудностями. Так что критерий определения владельца универсален и, как показывает практика,
не вызывает серьезных затруднений и в области недвижимости <1>.

--------------------------------

<1> Например, в одном из дел отмечается: "Материалами дела подтверждается, что


земельный участок не находится во владении ответчика (отсутствуют признаки владения
земельным участком: ограждения, контроль доступа, охрана, застройка объектами
недвижимости, сопровождающаяся установлением на участке знаков, свидетельствующих о
принадлежности земельного участка, об ограничении доступа на него, о границе земельного
участка, несении соответствующих расходов на земельный участок)" (Постановление АС
Северо-Кавказского округа от 29 июля 2016 г. N Ф08-5175/2016).

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 5 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

Кроме того, нельзя отождествлять владение и видимость правообладания. Презумпция


права собственности владельца (в частности, как основание посессорной защиты) основывается
на том общем предположении, что в большинстве случаев владелец имеет титул <1>. Но
именно "массовость" этого критерия и означает, что каждый конкретный владелец вещи вовсе не
обязан походить на ее собственника. Для владения необязательно, чтобы окружающие считали
владельца собственником; в некоторых ситуациях владение и вовсе не допускает предположения
о праве собственности, но от этого оно не перестает быть владением. Владелец должен лишь
восприниматься как лицо, фактически контролирующее вещь, или как лицо, ведущее себя
подобно собственнику, как "фактический собственник", пусть даже для окружающих
совершенно очевидно, что они имеют дело лишь с вором; более того, именно вор считается
типичным (и циничным) примером "настоящего" владельца. Иными словами, суть владения не
сводится к презумпции собственности; владение ни в коем случае не подразумевает "видимость
наличия титула" в качестве обязательного атрибута.

--------------------------------

<1> Например, владение движимой вещью может служить презумпцией права


собственности владельца: "Если движимые вещи находятся во владении должника, либо он
значится единственным правообладателем имущественного права (права требования,
исключительного права, доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью,
бездокументарных ценных бумаг и проч.)... конкурсный управляющий вправе исходить из того,
что имущество принадлежит должнику, и включить его в конкурсную массу" (Постановление
Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. N 51 "О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных
предпринимателей").

Если владение в его классическом понимании определяется как фактическая реализация


поведения, которое обычно легитимируется правом собственности, рассматриваемая отдельно от
такой легитимации (недаром же "nihil commune habet..."), то регистрация права в реестре
направлена принципиально на иную цель - она призвана манифестировать именно титул,
который не имеет никакого значения для владения как фактического состояния. Равно обретение
владения странно ставить в зависимость от решений государственного органа. Если лицо
отказалось от владения (утратив и саму вещь, и желание обладать ею), оно не может считаться
владельцем лишь потому, что в реестре сохранилась запись о его праве. Вспомним, что наше
законодательство признает возможность принудительной регистрации права на недвижимость (в
рамках исполнительного производства); с точки зрения "книжного владения" это, по всей
видимости, должно означать "принуждение к владению".

Концепция "книжного владения" пока не нашла поддержки в отечественной судебной


практике. В п. 58 Постановления N 10/22 указывается на то, что лицо, считающее себя
собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое
зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права
собственности. Таким образом, из двух лиц, одно из которых обладает вещью, а второе числится
в реестре, владельцем названо первое. Согласно же абз. 3 п. 57 Постановления N 10/22 в случаях,
когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в реестр прав на
недвижимость не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание
зарегистрированного права, исковая давность не распространяется. В этом случае запись в
реестре прав на недвижимость и владение также противопоставляются друг другу. Сравнительно
недавно ВС РФ подтвердил свою позицию в отношении "книжного владения": "Наличие в ЕГРП
записи о праве постоянного (бессрочного) пользования другого лица на земельный участок и
уплата им земельного налога, а также наличие действующего или прекратившего свое действие

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 6 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

договора аренды земельного участка сами по себе не подтверждают факт владения землей
собственником или уполномоченным им лицом" (Определение Судебной коллегии по
экономическим спорам ВС РФ от 27 марта 2018 г. по делу N 308-ЭС17-18062).

Проект находится в согласии с подходом, принятым сложившейся практикой. Как уже


отмечалось, ст. 209 (в ред. Проекта) устанавливает, что владение означает фактическое
господство лица над объектом владения и сохраняется до тех пор, пока владелец имеет
свободный доступ к объекту владения (п. 1), и владение вещью не подлежит государственной
регистрации (п. 4), т.е. никакой возможности "книжного владения" в Проекте рассмотреть
нельзя.

Серьезным вызовом для фактического владения явилась проблема так называемого


двойного владения. Что происходит при передаче вещи собственником в аренду или хранителю?
Владельцем остается арендодатель (поклажедатель) либо владельцем становится арендатор
(хранитель), а собственник владеть перестает? Признание владельцем лишь одного из названных
лиц, последовательно выводимое из "одинарного" понимания владения, может оказаться
неудобным практически. Например, это будет означать лишение лица, передавшего вещь в
аренду, возможности воспользоваться иском о признании зарегистрированного права
отсутствующим или возможности стать собственником способом, требующим владения (через
владение по давности); это приведет к несправедливому разрешению виндикационного спора: в
качестве ответчика не будет привлечено лицо, которое может дать пояснения относительно
происхождения вещи; непризнание владельцем арендатора (узуфруктуария, эмфитевта и т.д.) не
позволит ему воспользоваться теми способами защиты, которые предоставляются владельцу, и
т.д.

В свое время авторы Германского гражданского уложения (ГГУ) сочли, что римскую
доктрину, согласно которой совладение не допускается, стоит принести в жертву практическим
потребностям, которые "вызывают необходимость, чтобы в известном объеме посессорная
защита была предоставлена и тому лицу, которое во всяком случае не совсем порвало свое
фактическое отношение к вещи" <1>. Германская наука частного права создала категорию
опосредованного владения, которое в § 868 ГГУ определяется так: если лицо владеет вещью в
качестве узуфруктуария, залогодержателя, арендатора, нанимателя, хранителя или на основании
иного подобного правоотношения, в силу которого оно вправе или обязано по отношению к
другому лицу временно владеть определенной вещью, то последнее также является владельцем
(опосредованное владение). Лицо же, владеющее принадлежащей ему вещью, является
самостоятельным (прямым) владельцем вещи (§ 872). Иными словами, владелец, передавший
свою вещь во временное владение другого лица, не перестает владеть, но владеет опосредованно;
тот же, кому передана вещь, тоже владеет и считается прямым (непосредственным,
самостоятельным) владельцем <2>.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Основные вопросы владения в новом Германском уложении //


Вестник права. 1899. N 1. Январь. С. 102.

<2> Непосредственно в законе такое разделение владения также проводится, например, в ст.
791 Федерального гражданского кодекса Мексики: когда собственник - первоначальный
владелец передает владение узуфруктуарию, арендатору и т.д., такой владелец объявляется
владельцем производным; собственник же продолжает считаться владельцем, однако владение

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 7 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

его опосредованное. См. также ст. 905 "Владение непосредственное и опосредованное" ГК Перу:
непосредственным владельцем признается лицо, временное владеющее вещью на основании
титула. Опосредованным владельцем считается лицо, наделившее его этим титулом.

Однако сохраняется ли при двойном владении фактический характер владения? Для


положительного ответа на этот вопрос и необходимо, по всей видимости, более тонкое
понимание владения, нежели предлагаемое Проектом: "Владение означает фактическое
господство лица над объектом владения и сохраняется до тех пор, пока владелец имеет
свободный доступ к объекту владения" (ст. 209 ГК в ред. Проекта). Прежде всего, как нетрудно
заметить, понятие "фактическое господство" ничуть не яснее самой определяемой категории
владения. Кроме того, такой подход к пониманию владения действительно не позволяет говорить
о возможности двойного владения: например, собственник безусловно лишен возможности
свободного доступа к своей вещи в случае сдачи ее в аренду или передачи эмфитевту.

Двойное владение подразумевает возможность опосредованного контроля, или, если


воспользоваться терминологией Проекта, опосредованного господства над вещью, реализуемого
через производного владельца, осуществляющего над вещью прямой контроль, но владеющего
вещью не "как своей", т.е. признающего производный характер своего временного владения.
Такое опосредованное господство не утрачивает характер фактического состояния, поскольку
возможность осуществления контроля независима от наличия у опосредованного владельца
права на вещь <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 13898/11;


Определение ВАС РФ от 31 июля 2013 г. N ВАС-9317/13.

Наиболее, пожалуй, авторитетное изображение современной модели владения можно


видеть в Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law: Draft Common Frame of
Reference (DCFR). DCFR дает сложную картину видов владения. Владением признается как
оригинарное владение "как своим" (ст. VIII.-1:206 "Владение как своим"), когда лицо
осуществляет прямой или опосредованный физический контроль над вещами с намерением
поступать с ними как собственник, так и производное владение, основанное на правоотношениях
с этим лицом (т.е. не как своим), но осуществляемое владельцем в своем интересе (ст. VIII.-1:207
"Владение производного владельца"), В ст. VIII.-1:205 уже говорится о прямом и
опосредованном владении: прямое владение означает физический контроль, который
осуществляется лично владельцем; опосредованное же владение осуществляется через
производного владельца, который в свою очередь может обладать прямым или опосредованным
физическим контролем над вещами (ст. VIII.-1:207 "Владение производного владельца"). Статья
VIII.-1:208 говорит о владении через агента во владении. Под агентом во владении понимается
лицо, которое осуществляет непосредственный физический контроль над вещами без
специального титула от имени либо оригинарного, либо производного владельца и которому
оригинарный либо производный владелец вправе давать обязательные указания по поводу
использования этих вещей в их интересах. Агентом во владении, в частности, признается
работник оригинарного или производного владельца либо лицо, исполняющее сходные функции;
лицо также является агентом во владении, если оно случайно получает возможность
осуществлять и на самом деле осуществляет непосредственный физический контроль над
вещами для лица, оригинарного или производного владельца <1>, <2>. Аналогичная фигура
известна и российскому праву. Согласно ст. 1068 и 1079 ГК РФ не признается владельцем

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 8 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых


(служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного
контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем
источника повышенной опасности. На лицо, исполнявшее свои трудовые обязанности на
основании трудового договора (служебного контракта) и причинившее вред жизни или здоровью
в связи с использованием транспортного средства, принадлежавшего работодателю,
ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии, если будет
доказано, что оно завладело транспортным средством противоправно (п. 2 ст. 1079 ГК РФ;
Постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда
жизни или здоровью гражданина"). Сходное правило предлагает и Проект: "Не являются
владельцами лица, которые имеют доступ к объекту владения в силу родственных или трудовых
отношений с владельцем, в том числе работники юридического лица - владельца данного
объекта" (п. 3 ст. 210 в ред. Проекта).

--------------------------------

<1> § 855 "Лицо, осуществляющее для владельца фактическое господство над вещью" ГГУ:
если лицо осуществляет фактическое господство над вещью для другого лица в его домашнем
хозяйстве или в деятельности, приносящей доход, либо на основании подобного
правоотношения, при котором ему надлежит исполнять указания другого лица о вещи, то
владельцем является только другое лицо. Ср. ст. 897 ГК Перу: не является владельцем лицо,
которое в силу своих отношений с другим лицом обязано следовать его распоряжениям и
осуществляет владение вещью от имени этого лица и в соответствии с его указаниями.

<2> На основе DCFR совсем недавно были внесены изменения в молдавское


законодательство (Закон Республики Молдова от 15 ноября 2018 г. N 133 "О модернизации
Гражданского кодекса и внесении изменений в некоторые законодательные акты"), и теперь ГК
Молдовы разграничивает непосредственное (если фактическое владение осуществляется
владельцем лично или через его уполномоченное лицо) и опосредованное владение (ст. 304);
первоначальное и производное (осуществляемое не собственником, но с намерением обладать
вещами в своих интересах) владение (ст. 304.1), а также владение через уполномоченное лицо
(ст. 304.2), которое по своему положению совпадает с "агентом во владении" DCFR, - к таким
лицам относятся, например, работник владельца или лицо, выполняющее сходные функции;
лицо, которому владелец по практическим соображениям предоставил фактическое господство
над вещью; лицо, которое случайно получает возможность осуществлять и на самом деле
осуществляет непосредственное фактическое господство над вещью для владельца.

Итак, отраженная в DCFR классическая пирамида владения говорит о четырех видах


владения как фактического состояния (оригинарное, производное, прямое и опосредованное).
Кроме того, в самостоятельную категорию выделяется владение агента, которое можно было бы
называть держанием. Эту систему можно считать своего рода синтезом субъективной и
объективной теорий владения, предусматривающим и "владение как своим", и "(временное
владение в своем интересе".

Разные грани владения означают разные практические последствия. Например, по давности


владения право собственности может приобрести лишь тот, кто владеет не просто в своем
интересе, но именно "как своим", причем независимо от того, владеет он прямо или
опосредованно. Это логично, поскольку владелец должен добросовестно заблуждаться насчет
принадлежности ему вещи или по крайней мере не собираться ее кому-то отдавать. Иск об

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 9 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

истребовании имущества из чужого незаконного владения должен быть обращен прежде всего к
оригинарному владельцу, поскольку именно он может указать основания своего владения
(следовательно, и владения производного владельца), в то время как владелец производный свое
владение обосновывает ссылкой на первого. В то же время только прямой владелец должен
отвечать за вред, причиненный в результате использования вещи.

Обращаясь к отечественной практике, прежде всего отметим, что закон, а вслед за ним и
практика выделяют владение "как своим", т.е. в некоторых случаях становятся на сторону
субъективной теории владения. Одним из условий приобретения вещи по давности владения в
российском праве является владение вещью "как своей": согласно п. 1 ст. 234 ГК гражданин или
юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и
непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет
либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество.
При этом ВС РФ в одном из дел определяет владение "как своим" следующим образом: "то есть
вместо собственника" <1>. В современной практике ВС РФ владение вещью "как своей
собственной" для целей ст. 234 ГК не понимается как требование к владельцу непременно
считать себя собственником: "Добросовестное заблуждение давностного владельца о наличии у
него права собственности на данное имущество положениями ст. 234 ГК РФ не предусмотрено в
качестве обязательного условия для возникновения права собственности в силу
приобретательной давности" <2>, однако, безусловно, необходимо владеть, не признавая
чьей-либо власти над вещью. По этой причине, как отмечается в абз. 6 п. 15 Постановления N
10/22, ст. 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом
осуществляется на основании договора (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.),
т.е. в случаях производного владения.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28 июля 2015 г. N


41-КГ15-16.

<2> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 20 марта 2018 г. N


5-КГ18-3. См. также: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 22
октября 2019 г. N 4-КГ19-55.

Отечественное позитивное право не знает разделения владения на опосредованное и


прямое. Более того, в п. 1.5 Концепции развития гражданского законодательства Российской
Федерации <1> прямо указывалось, что "нет необходимости закреплять в ГК так называемое
двойное владение - опосредованное и непосредственное, а также противопоставлять владение и
держание. Отказ от опосредованного владения и держания позволит упростить применение
владельческой защиты". В соответствии с Концепцией и Проект в разд. II ГК РФ ("Вещное
право") предусматривает, что владение может быть только "унитарным": согласно п. 3 ст. 209 ГК
РФ (в ред. Проекта), если в отношении объекта владения существует несколько прав,
включающих правомочие владения, владельцем считается лицо, осуществляющее фактическое
господство над объектом владения. Пункт 2 ст. 210 ГК (в ред. Проекта) также устанавливает, что
владение одним объектом одновременно несколькими лицами не допускается, если иное не
предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа отношений между этими
лицами (впрочем, оговорка о "существе отношений" оставляет надежду на возможность
"выживания" в нашем праве двойного владения). Отказ от двойного владения иногда
обосновывается "чрезмерной сложностью" этой конструкции, которая может затруднить ее

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 10 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

применение судами.

--------------------------------

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена


решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского
законодательства от 7 октября 2009 г.).

Однако даже беглое ознакомление с судебной практикой показывает, что вопреки


приведенному утверждению отечественная правоприменительная практика охотно прибегает к
категории двойного владения. Например, владение арендодателя в судебной практике обыденно
именуется опосредованным: "Спорные помещения во владении истца не находятся, а находятся в
фактическом (опосредованном) владении города Москвы в лице ее уполномоченных органов и
непосредственном владении арендаторов" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление АС Московского округа от 30 июня 2017 г. N Ф05-8753/2017. В


Постановлении АС Поволжского округа от 16 июня 2015 г. N Ф06-22974/2015 суд пришел к
выводу, что "по смыслу абз. 2 п. 32 Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22
надлежащим ответчиком необходимо считать не только обладателя вещи, но и того, кто передал
вещь во временное владение, соответственно иск подлежит удовлетворению как за счет ООО
"ТРК", так и за счет лиц, во временное владение которых переданы спорные нежилые
помещения. При этом применительно к самостоятельному прямому владельцу ООО "ТРК" суд
исследовал обстоятельства, препятствующие виндикации (статья 302 ГК РФ), применительно к
производным владельцам (арендаторы, субарендаторы) - фактическое обладание".

Двойное владение оказалось востребованным по сугубо практическим соображениям.


Например, именно судебная практика выработала логичное правило о том, что передача
давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает
давностного владения (абз. 5 п. 15 Постановления N 10/22). Поскольку ст. 234 ГК для
приобретения права собственности совершенно недвусмысленно требует наличия владения, это
может означать только одно: признание возможности "двойного владения", когда могут
сосуществовать и прямой, и опосредованный владельцы <1>.

--------------------------------

<1> С учетом того что "целью нормы о приобретательной давности является возвращение
фактически брошенного имущества в гражданский оборот, включая его надлежащее содержание,
безопасное состояние, уплату налогов и т.п." (Определение Судебной коллегии по гражданским
делам ВС РФ от 20 марта 2018 г. N 5-КГ18-3), подобное толкование, безусловно, соответствует
смыслу закона.

Из Постановления N 10/22 при этом, на мой взгляд, следует (и совершенно оправданно), что
практика признает возможность производного владельца изменить характер своего владения -
превратившись из производного владельца в оригинарного. В п. 18 указывается, что "в п. 4 ст.
234 ГК РФ предусмотрено специальное основание для начала течения срока приобретательной
давности, которое не ограничено условиями пункта 1 указанной статьи. Если основанием для
отказа в удовлетворении иска собственника об истребовании имущества из чужого незаконного
владения является пропуск срока исковой давности, с момента его истечения начинает течь срок

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 11 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

приобретательной давности в отношении спорного имущества". Эта мысль получила


подтверждение и дальнейшее развитие в последующей практике ВС РФ, который высказался в
том духе, что давностное владение может начаться и в том случае, если вещь была получена
владельцем на основании договора и требование о ее возврате задавнено <1>. Таким образом,
производный (временный) владелец, отказавшись вернуть вещь ее собственнику, может
расцениваться как оригинарный владелец, поскольку он уже владеет "вместо собственника".

--------------------------------

<1> Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 января 2015 г. N


127-КГ14-9, от 28 июля 2015 г. N 41-КГ15-16.

Постановление N 10/22 дает нам и другой общеизвестный пример двойного владения. По


общему правилу, когда у ответчика отсутствует спорное имущество, предъявленный к нему
виндикационный иск не может быть удовлетворен (абз. 1 п. 32 Постановления). Однако если
спорное имущество ответчиком было передано третьему лицу лишь во временное владение, то
это лицо привлекается в качестве соответчика, но не заменяет ответчика первоначального (абз. 2
п. 32 Постановления) <1>. Таким образом, категория производного владения признана в
практике ВС РФ. Практика нижестоящих судов следует этому указанию <2>.

--------------------------------

<1> В Определении ВС РФ от 29 мая 2019 г. N 301-ЭС19-2351 указывается следующее:


вывод судов о том, что ответчик, передав автомотрису на ответственное хранение обществу
"Ремжелдортехпром" на основании заключенного с этим лицом договора на отстой специального
самоходного подвижного состава, утратил владение данной вещью, неверен и противоречит
нормам материального права и разъяснениям, приведенным в п. 32 Постановления N 10/22,
согласно которым владельцем, надлежащим ответчиком необходимо считать не только
обладателя вещи, но и того, кто передал вещь во временное владение. Владение спорным
имуществом обществом-хранителем является производным, временным, целиком зависящим от
воли ответчика, который оплачивает расходы на хранение.

<2> "Суд пришел к выводу, что по смыслу абзаца 2 пункта 32 Пленумов ВС РФ и ВАС РФ
от 29.04.2010 N 10/22 надлежащим ответчиком необходимо считать не только обладателя вещи,
но и того, кто передал вещь во временное владение, соответственно иск подлежит
удовлетворению как за счет ООО, так и за счет лиц, во временное владение которых переданы
спорные нежилые помещения. При этом применительно к самостоятельному прямому владельцу
ООО суд исследовал обстоятельства, препятствующие виндикации (ст. 302 ГК РФ),
применительно к производным владельцам (арендаторы, субарендаторы) - фактическое
обладание" (Постановление АС Поволжского округа от 16 июня 2015 г. N Ф06-22974/2015); "Суд
первой инстанции... установив, что спорные земельные участки были переданы ТУ
Росимущество в Саратовской области во временное владение ОАО, пришел к правильному
выводу, что требования администрации об истребовании данных земельных участков из чужого
незаконного владения ТУ Росимущество в Саратовской области и ОАО являются
обоснованными и подлежат удовлетворению" (Постановление ФАС Поволжского округа от 17
октября 2012 г. по делу N А57-10065/2011); "Суд кассационной инстанции с учетом специфики
объекта, в составе которого используется спорное имущество, согласен с выводами судов первой
и апелляционной инстанции о возможности виндикации имущества как у собственника, так и
арендатора, так как формулировка решения суда первой инстанции позволит разрешить вопросы
о возможном изменении способа и порядка его исполнения, а также на стадии исполнительного

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 12 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

производства устранит сложности изъятия конкретного имущества с территории режимного


объекта" (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 ноября 2013 г. по делу N
А42-6075/2012).

В настоящее время категория двойного владения широко используется и при рассмотрении


других исков - исков о признании зарегистрированного права на недвижимое имущество
отсутствующим. В практике сложился подход, согласно которому возможность обращения с
требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим
предоставлена лицу, которое является не только собственником спорного имущества, но и
одновременно лицом, владеющим этим имуществом <1>. Поскольку надлежащим истцом по
такому иску может быть только лицо, не утратившее владение, установление наличия
опосредованного владения становится решающим фактором <2>. Утрата же владения прямым
производным владельцем приводит к утрате "остатков владения" и опосредованным владельцем
<3>.

--------------------------------

<1> См., например: Определение ВС РФ от 24 апреля 2018 г. N 117-КГ18-13. Подобный


подход можно признать сложившимся: "Требование о признании права отсутствующим в
качестве самостоятельного способа защиты может быть предъявлено лишь владеющим
собственником имущества к лицу, которое этим имуществом не владеет, но право которого по
каким-либо причинам также зарегистрировано в ЕГРП, нарушая тем самым право владеющего
собственника, не связанное с утратой этого владения" (Определение ВС РФ от 4 декабря 2018 г.
N 14-КГ18-41); "Иск о признании права собственности отсутствующим может быть предъявлен
владеющим собственником к лицу, не владеющему спорным имуществом, но право которого на
это же имущество незаконно зарегистрировано" (Определение ВС РФ от 22 мая 2018 г. N
38-КГ18-8); "Таким образом, выбор способа защиты вещного права, квалификация спорного
отношения судом и разрешение вещно-правового конфликта зависит от того, в чьем фактическом
владении находится спорное имущество. Иск о признании права отсутствующим может быть
удовлетворен судом в случае, если истец является владеющим собственником недвижимости,
право которого зарегистрировано в ЕГРП" (Определение ВС РФ от 23 октября 2018 г. N
18-КГ18-163).

<2> См., например: Постановления АС Дальневосточного округа от 19 сентября 2017 г. N


Ф03-1407/2017, от 19 ноября 2018 г. N Ф03-4713/2018.

<3> См., например: Постановление АС Поволжского округа от 17 сентября 2015 г. N


Ф06-3681/2011, Ф06-3/2015.

Конструкция двойного владения, разумеется, действительно усложняет картину владения,


что, в частности, может привести к некорректному применению правил об исковой давности.
Например, при предъявлении задавненного требования о возврате помещения, переданного
гражданину по договору найма, истец может обосновывать отсутствие пропуска срока тем, что
имущество из его владения не выбывало, поскольку "при фактическом владении жилыми
помещениями гражданами, вселенными в муниципальный жилой фонд в установленном законом
порядке, срок исковой давности не может считаться пропущенным, так как со стороны
собственника (муниципалитета) сохраняется контроль над спорным имуществом через
опосредованное владение" <1>. Однако, поскольку в подобных случаях речь не о виндикации, а
об исполнении договорного обязательства о восстановлении фактического (прямого) владения

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 13 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

наймодателя, исковая давность начинает свое течение именно с момента его нарушения -
независимо от того, что арендодатель не утрачивал опосредованного владения. Кроме того, с
учетом приведенной выше практики ВС РФ можно говорить и об изменении ответчиком
основания, а стало быть, и природы своего владения: не вернув собственнику вещь, владелец мог
стать оригинарным владельцем, и тогда ссылка на опосредованное владение истца уже не
работает.

--------------------------------

<1> Постановление АС Северо-Кавказского округа от 18 апреля 2016 г. N Ф08-1374/2016.

На владении хранителя и перевозчика, на мой взгляд, стоит остановиться особо.


Традиционно их относят к временным владельцам; например, DCFR в ст. VIII.-1:207 ("Владение
производного владельца") говорит, что термин "производный владелец" означает лицо, которое
осуществляет физический контроль над вещами либо в собственном интересе, либо по воле лица,
владеющего вещами как своими (по всей видимости, имеется в виду все же не только
оригинарный, но и производный владелец в своем интересе, например арендатор) и за его счет
(что еще раз свидетельствует об отсутствии своего интереса во владении), однако с правом
удержания вещи до момента оплаты этим лицом долгов или издержек. Иными словами,
хранитель хоть и обладает вещью не в своем интересе, но признается владельцем, поскольку
имеет право удерживать вещь в случае неоплаты, т.е. за ним признается "потенциальный"
интерес.

По-моему, владение хранителя (перевозчика) необходимо все же отнести к отдельной


категории служебного владения, осуществляемого не в своем интересе, а в интересе того лица,
которое оплачивает услуги хранителя (перевозчика) <2>. Владение хранителя (перевозчика),
безусловно, обладает рядом серьезных особенностей. Нетрудно заметить разницу между
владением, предположим, эмфитевта и владением хранителя (перевозчика): прежде всего
бросается в глаза различная степень "интенсивности" как прямого, так и опосредованного
владения. Если в случае с хранителем (перевозчиком) оригинарный владелец действительно
"владеет чужими руками", поскольку производные владельцы должны следовать его указаниям,
то в случае с эмфитевтом ситуация принципиально иная: эмфитевт владеет в своем интересе,
противопоставляемом интересу собственника, который никаких указаний относительно владения
эмфитевту давать не может.

--------------------------------

<2> В случае же начала удержания характер владения просто поменяется, что, как было
отмечено выше, допускается практикой ВС РФ.

Серьезные сомнения вызывает, в частности, возможность самостоятельного участия


хранителя (перевозчика) в виндикационном споре: из хранителя плохой ответчик - вряд ли он
сможет содержательно пояснить что-либо по существу заявленных требований, особенно с
учетом того, что хранителю в принципе безынтересно обоснование права поклажедателя <1>; а
поскольку передать вещь хранителю (перевозчику) по договору вправе и лица, не обладающие
правом на вещь <2>, это означает, что хранитель (перевозчик) никакого права на вещь от
контрагента не получает. Таким образом, для хранителя (перевозчика) гораздо менее важен
результат рассмотрения спора, нежели, например, для арендатора или эмфитевта; поэтому
заявление эмфитевта о пропуске исковой давности при пассивности соответчика - оригинарного
владельца выглядит более естественно, нежели подобное поведение хранителя. По всей

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 14 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

видимости, для хранителя (перевозчика) скорее годится лишь роль третьего лица на стороне
ответчика; привлечение же его в качестве соответчика носит скорее ритуальный характер, с тем
чтобы легитимировать выдачу исполнительного листа. Решение этого вопроса, наверное,
относится к изменению процессуального законодательства, однако забывать о нем нельзя.

--------------------------------

<1> См., например: "Поклажедателем может быть лицо, действующее на основании закона
или договора и не являющееся собственником имущества" (Постановление Президиума ВАС РФ
от 16 апреля 2013 г. N 17450/12; Определение ВС РФ от 2 февраля 2015 г. N 309-ЭС15-133); "ни
рассматриваемый договор хранения, ни положения главы 47 ГК РФ не обязывают поклажедателя
и получателя переданного на хранение имущества одновременно являться его собственником; на
хранение может передаваться и чужое имущество" (Определение ВАС РФ от 31 июля 2013 г. N
ВАС-9317/13).

<2> См.: сн. 33.

Особенность владения перевозчика и хранителя отмечается в отечественной судебной


практике (хранитель называется именно владельцем: "при хранении имущество передается во
владение хранителя" <1>; "объекты хранения передаются во владение хранителя и переносятся в
его хозяйственную сферу") <2>. В частности, подчеркивается несамостоятельность их владения:
"Хранитель не обладает самостоятельным вещным правом в отношении имущества, переданного
ему на хранение, и по требованию поклажедателя обязан возвратить это имущество" <3>;
"Владение спорным имуществом обществом-хранителем является производным, временным,
целиком зависящим от воли ответчика, который оплачивает расходы на хранение" <4>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 г. N 15945/12.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 31 мая 2005 г. N 16872/04.

<3> Определение ВАС РФ от 15 ноября 2010 г. N ВАС-14270/10.

<4> Определение ВС РФ от 29 мая 2019 г. N 301-ЭС19-2351.

Из особенностей владения хранителя (перевозчика) судебной практикой делаются


практические выводы. Например, в одном из дел утверждается, что перевозчик не может
считаться лицом, имеющим интерес в сохранности груза по договору страхования груза,
поскольку договор транспортной экспедиции не подтверждает его права на груз, а других
оснований для владения грузом на момент его хищения заявитель не имел <1>. В другом деле
указывается следующее: истец обратился в суд с исковым заявлением к ответчику об
истребовании имущества из незаконного владения. Ответчиком было заявлено ходатайство о
привлечении к участию в деле в качестве соответчика ЗАО, поскольку спорное имущество
находится у ЗАО на основании договора хранения. Суд, упомянув п. 32 Постановления N 10/22 о
необходимости привлечения соответчиком временного владельца, отметил, что ЗАО, "являясь
хранителем спорного имущества, не обладает самостоятельным правом в отношении этого
имущества и по требованию поклажедателя обязано возвратить имущество, переданное ему на
хранение", у него отсутствуют материальные притязания на предмет спора, а потому
отсутствуют основания для привлечения ЗАО к участию в деле в качестве ответчика <2>. В

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 15 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

другом деле индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к администрации


муниципального образования о возложении обязанности возвратить рекламные конструкции.
Судами было установлено, что на основании муниципального контракта спорные рекламные
конструкции переданы на хранение. Установив, что предприниматель является законным
владельцем спорных конструкций, суды пришли к верному выводу о доказанности демонтажа
рекламных конструкций, принадлежащих предпринимателю на праве собственности, а также
факта опосредованного владения ими администрацией через хранителя и правомерно
удовлетворили заявленные требования. Отметим, что хранитель к участию в деле не привлекался
<3>. Таким образом, владение перевозчика (хранителя), по всей видимости, нуждается в
дальнейшем теоретическом осмыслении.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 11 мая 2007 г. N 5331/07.

<2> Постановление 17-го ААС от 29 июня 2010 г. N 17АП-3351/2010-АК.

<3> Постановление АС Северо-Кавказского округа от 31 мая 2017 г. N Ф08-2788/2017. В


другом деле истец обратился в арбитражный суд с виндикационным иском. К участию в деле в
качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета
спора, было привлечено, в частности, открытое акционерное общество. Исковые требования
удовлетворены, и в кассационной жалобе ответчик просил принять по делу новый судебный акт
об отказе в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что на момент рассмотрения
спора истребуемое имущество фактически находилось во владении акционерного общества на
основании договора хранения, заключенного обществом с ответчиком. Кассационный суд указал,
что акционерное общество, являясь хранителем, не обладает самостоятельным правом в
отношении спорного имущества и по требованию поклажедателя обязано возвратить переданное
ему на хранение имущество. В связи с чем исковые требования были обоснованно предъявлены к
ответчику (Постановление ФАС Уральского округа от 10 марта 2009 г. N Ф09-44/09-С6).
Определение ВС РФ от 12 декабря 2014 г. N 308-ЭС14-7705, как можно судить, отражает тот же
подход.

Итак, все известные современному праву оттенки владения знакомы российскому частному
праву. Отечественная правоприменительная практика в поисках определения владения пришла к
классическим для современного частного права представлениям о владении; даже в условиях
отсутствия законодательного регулирования она выработала категории оригинарного,
производного, прямого, опосредованного и даже служебного владения. Представляется
очевидным, что при реформировании вещного права эти наработки не должны быть выброшены
за борт. Напротив, только их дальнейшее развитие является единственно возможным путем.

References

Иеринг Р. Об основании защиты владения. Пересмотр учения о владении Jhering R. On the


Basis of the Protection of Possession. Revision of the Doctrine of Possession] (in Russian). Moscow:
Printing House of A.I. Mamontov and Co, 1883.

Модельные правила европейского частного права / Пер. с англ.; Науч. ред. Н.Ю. Рассказова
[Model Rules of European Private Law / Trans. from English; Ed. by N.Yu. Rasskazova] (in Russian).
Moscow: Statut, 2013.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 16 из 17


надежная правовая поддержка
Статья: Владение в российском праве: quo vadis?
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Рыбалов А.О.) Дата сохранения: 28.03.2021
("Вестник гражданского права", 2019, N 5)

Новицкий И.Б. Римское право: Учебник [Novitsky I.B. Roman law: Textbook] (in Russian).
Moscow: Wolters Kluwer, 2009.

Покровский И.А. Основные вопросы владения в новом Германском уложении [Pokrovsky


I.A. Key Possession issues in the New German Code] (in Russian) // Civil Law Review. 1899. No. 1.
January.

Рудоквас А.Д.. Приобретательная давность и давностное владение: Дис. ... докт. юрид. наук
[Rudokvas A.D. Acquisitive Prescription and Prescriptive Possession: Thesis for a Doctor Degree in
Law Sciences] (in Russian). St. Petersburg, 2011.

Holmes O.W., Jr. The Common Law. London: Macmillan & Co., 1882.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 17 из 17


надежная правовая поддержка