Вы находитесь на странице: 1из 13

и Е *

СТАТЬИ
. N

. к. и. Кориалов. . r i

.^ -г*

-V

Н А И ВН Ы Й И ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИА-
’ л н зм в и х О тн о ш ен и и к науке 7
1) ПОВЕДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА.
¥ ^ а

Стремление критически осветить, и пересмотреть проблемы


современной психологии с почки зрения методологических- пред­
посылок диалектического материализма вполне естественно
заставило сторонников этого движения прежде всего резко отме^
деваться от идеализма и умозрений традиционйой aMHBp^Miectíiísf5
психологии. Поэтому первый натиск был сделан именно на это
направление в психологи^Нужно сказать, что это была ^ ¿ б о ­
лее, легкая задача, тем бодес,-что эти идеализм и умозрение; так
называемой, эмпирической ткиХологии были -столь очевидны. V
Но для того, чтобы, расчистивши путь от идеализма, подвести
всецело материалистический фундамент под психологию, как
науку о поведении человека, для этого необходимо^'^ательж)
разобраться вНт>м‘ материализме, на основе которого мы соби­
раемся строить эту науку. Ведь, как известно, материализм
имеет два основных течения: н а и в н ы й м а т е*р и а л и з мг
называемый иногд а 1естественно-научным, механическим, вуль­
гарным, и д и а л е к т и ч е с к и й м а т е р и а л и з м , лежащий
в основе марксизма. Смешение положений этих двух материа­
листических направлений бполне легко и возможно, а; между тем
оно сплошь и рядом ведет к выводам, которые диаметрально про­
тивоположны. Наблюдающиеся сейчас такие явления. как полное
отрицание каких бы то ни было психических состояний, замена
ítx процессами нервной системы, объективирование-этих психиче­
ских состояний до полного их отождествления е физическими про­
цессами,— все это покоится на сгГлошном недоразумении
и является тем «чересчур-материализмом», который так отчетливо
- - ^ «г

выявил Н н ч м е н , противопоставивши основной формуле1" мар­


ксизма: «сначала материя, затем — сознание»', свою фор­
мулу — «сначала материя и никогда сознание» \ Сторонники
''этого «чересчур-материализма» не понимают, что материализм
этого порядка диалектически сплошь и рядом приводит прямо
к противоположным выводам, к идеализму.
В виду такой непоследовательности и путаницы в этом
вопросе, необходимо, с точностью разграничить, чем же отли­
ваю тся воззрения наивного материализма от такорых же воз­
зрений' диалектического материализма в их применении к психо-
'логии, как науке о поведении человека, и тем самым отгоро­
диться не только'от врагов справа —идеалистов, но и от друзей
слева., этих -«чересчур материалистов». ^
Остановимся сначала на различиях в области теории позна-
ЙИЯ.'-
Как известно, основным вопросом теорий познания является'
вопрос об отношении сознания и бытия. Что касается бытия, то
í: противоположность идеализму, утверждающему, что таковой
неновой является сознание, . материализм, как наивный, так
и диалщчтический, утверждают, что в основе бытия леЯсит
м а т е р и я . Но в д о время _ как диалектический материалист
мыслит эту материю не только как единственную о б т е к т и в -
н у ю реальности существующую н е з а в и с и м о от сознания
и оказывающую воздействие на наши анализаторы, но и как
реальность и з м е н я ю щ у ю с я в процессе постоянного дви­
жения, каковые^изменения и обнаруживаются в различных каче­
ствах и состояниях вещей, — в это время наивный ^материализм
понимает материю не научно, метафизически, к4к а б с о л ю т ­
н у ю и н еД4-3- м е н н у ю с у щ н о ^ , лежащую \в осЙове^, всех
качественных изменений вещей, пЬэтому наивный материалист,
не удовлетворяясь конкретно чадными наМ^клчестьами. и . свой ­
ствами вещей, всегда ищет за этими свойствами «первичную
oc*rô|y Всего сущего>^<.истинную Природу» материи и т. п. Вот
Это отсутствие диалектичности в воззрениях на материю, как на
относительную и изменяющуюся сущность, и является основным
отличием наивного материализма от диалектического в ‘вопросе
о бытии.
Наиболее отчетливо эта позиция наивного материализма
была выявлена когда-Yo F о л ь б а х о м в следующем его положе­
нии : «Мы не знаем ни с у щ но с т и, ни и с ной п р и р о д ы
материи, хотя мы в состоянгт«определить ^некоторые ее свойства
и качества, сообразно тому, как она влияет на днас» я. Здесь мы

1 См. Л о и и н. «Материализм, и эмпириокритицизм)), стр. 37, 48J М. 1920.


* Ей ч мен. «Tecíp. новой биологии и марксизм»,
* Цит. по «Истории философии в марксистском (кшмТгенйН», стр. 204
(курс. наш). М. 1924.
видим чрезвычайно" отчетливое различие, проводимое всяким
наивным материалистом между «сущностью», «истинной приро­
дой материи», «субстанцией», которую мы не можем познать,
и теми свойствами и качествами, «акциденциями», которые мы
можем определить, сообразно их влиянию на нас. Это и -есть то
пресловутое деление вещей на непознаваемую «веы(£> в себе»
и познаваемую «вещь для нас». И в этом своем разделении наив­
ный материалист обычно приходит к а г и о с г м ц и з м у, тогда
как сторонник диалектического материализма, отрицая что бы то
ни было непознаваемое* по самой своей природе, делит вещь лишь
на то, что в ней у ж е познано и что е щ е не познано наукой.
Так мы видим, исходный пункт различий между наивным
и диалектическим материализмом в понимании объекта позна:
ння— бытйя или материи — влечет неизбежно за собой разли­
чие и в- пределах познания этого бытия.
Но это различие не ограничивается только одним понима­
нием бытия, оно всецело распространяется и на понимание
сознания. Вопреки' идеализму, утверждающему, что сознание
есть первоисточник бытия, а бытие есть лишь только содержа­
ние рознанйЯ, ибо все, что мы воспринимаем, есть лишь не
больше, как только совокупность *Представлений, материализм,
как известно, выдвигает иное .положение, 'утверждая, что созна­
ние есть лишь отражение бытия, которое ни в коем случае не
является тождественным сознанию, как совокупности восприя­
тии, а, существует объективно, т.-е. независимо от сознания.
И здесь-то вот, в этом пункте начинается расхождение наивнот
материализма с диалектическим. Наивный материализм утвер­
ждает,1 что вещи; существующие независимо от сознания, суще­
ствуют такими, какими они. нам кажутся, что цвета, звуки, глад­
кость, пахучесть и т. п. присущи саджой вещи и н е зависят от осо­
бого строений нашего воспринимающего аппарата. Одним словом,
с точки прения наивного .материалиста, мир, бытие отражается
в сознании, как в зеркале, со всеми своими качествами и .свой­
ствами, как это кажется, всякому неизощренному в философии
человеку. Поэтому-то мьГ й называем еторонщиков этой точки
зренйя — наивными материалистами. .
Диалектический материализм полагает, что бытие не отра­
жается в сознании так же, как вещи в зеркале, что эти отраже­
ния имеют субъективный характер, обусловливаемый строением
воспринимающего аппарата; ‘ что вещь вовсе не есть совокуп­
ность. красного, звучащего, гладкого, пахучего и т. п., как'сущ е­
ствующего независимо от сознания, но что это красное, звуча­
щее и т. д. существует^ только субъективно, только в сознанци,
как восприятие предметов, тогда как объективно, вне^ сознания
имеются только колебания эфирных, воздушных волн и т. п., как
предметы восприятйя, которые, конечно, не являются тожде­
ственными нашим восприятиям предметов.
«NMkick

^ .А . раз наши восприятия предметов, .есть лишь не больше, как


только субъективные отражении независимо от сознайся суще­
ствующего бытия, то ясно, что без этого бытия йед и н^, может
быть сознания, ибо’ тогда нечему было бы и отражаться, как
одинаково без изменения бытия не было бы никаких изменений
и в. сознании. Так мы приходим’ к известной основной формуле
диалектического материализма, что «бытие определяет сознание».
Однако указанными выше различиями в теории познания не
исчерпываются расхождения во взглядах диалектического и наив­
ного материализма. Это есть лишь необходимые предпосылки для
дне менее существенных расхождений в области разрешения пси­
хологических проблем, В самом деле, первая теоретическая' про­
блема, которая обычно возникает при построении системы пси­
хологии, сводится к тому, — что же представляет собой та самая
психика, которая издревле и до нашего времени являлась неиз­
менным объектом психологлн г Если представители ндеалистиче-
4^ - *"
скои психологии обычно стоят в этом .вопросе .на дуалистическом
точке зрения уи рассматривают психику, как нечто по самой
своей ппироде отличное о% материи, представители как наив­
ною . jaw и дпалектическ#го- материализма стремятся интер­
претировать. это «психическое»*^ мошстпческоГГ точки зрения.
О днаф в этой своей интерпретации материалисты обоих напра-
. нлений не сходятся. : ‘
Наивный матепиа/шз.м, признавая только материю и ее дви­
жение, помимо того пространства, в котором существует и дви­
жется эта материя, всецело сводит, к этой материн и движению
и психику. Это справедливо для наивных материалистов всех*
веков, надирая с- Д.е .м о к р и т а и до ш^тедпего времени. В самом
деле, согласно «классикам» материализма — Д е м о к р и т у, Э л и-
к у р у и Л у к р е ц и ю . «природа духа чрезвычайно подвижна,
и .состоит она из телец мельчайших, ‘легчайших и круглы х»1:
согласно . французским .м атери али зм XV'III в., «материя может
мыслить" иди способна к той своеобразной модификации, которую
мы называем мыслью»', как определяет Г о л ь б а х , а по
д е - Л а м е т р и «мышление так малоотдешщо от организованной
материи, что^оно кажется мне таким-же свойством этой последней,
к а к , элекёричество^ сила движения, непроницаемость, расширяе­
мость ir -т. л .» а. ^Наконец., согласно немецким материалистам
XIX века—М о л е in о г г у —«.мысль есть движение, перемещение
мозтовою вещества» \ а по В ю х и е р у «мышление должно быть
рассматриваемо, цак особая форма общего, доижения природы» !-
,

— fa т i ■
/ k
1 Л у к р е ц и й . «О природе нетей», стр. 84. М. 1913.
* Ииг, по «Истории философии н марксистском освещении», стр. ДОЗ.
4 Цнт. по «Истомим Зжлогофии и марксистском освещении», crp. JJJ;
См. д с - Ла мс т ри. ^еЛовек^ашина». СПБ. 1911.
N 4 Мо ле ni отт. «Вращение житии и природе». СПБ. 1867.
* Бюх н е р . «Сила и материя». СПБ. 1907 г. ' v
'Игнорируй-'мкоторью частные различии между .ними форму.w
рбвками, мы можем сделать вывод, что наивный' материализм
дает двоякую формулировку психики: во-первых, «психика есть
свойство ор^низоваиной материи*» и, вовторых, — «психика
есть движение материи». Таковы воззрения на психику наивного
материализма. ~
Посмотрим, каковы воззрения на пейхикурДиалектического
материализма. Здесь прежде всего придется указать на то, что
насколько диалектический материализм всеце.ю. принимает пер­
вую из двух вышеприведенных формулировок наивных материа­
листов, что'«психика есть свойство организованной материи»,
настолько же^резко он отрицает вторую, что «психика есть
движение материи». Всего отчетливее это можно видеть в пру­
дах наших русских представителей диалектического материа­
лизма, — П л е х а н о в а , Л е н и н а , . Б у х а р и н а и др.. Плеханов
приводит оба эти определения психики неоднократно и почти вся­
кий раз противопоставляет, их друг другу, прй ч.е.м поскольку он
принимает из них первое, постольку отрицательного*! относится ко
второму. Так, в предисловии к «Л. ^й ерб аху» Энгельса, П л е х а-
н о выговорит: «Материализм вовсе не пытается свести все пси-
хические явления к движению материи, как это говорят его upo-i
тивники. Для материМисга ощущение и. мысль, "сознание есть
внутреннее состояние Лижущейся материн. Но никто из Мате­
риалистов, оставивших заметный след в- истории философской
мысли, не сводил сознания к д в и ж е н и ю и не о б и д е н я л
одного другим. Если матери^жсгы утверждали', что для ббъясне-
ни я •’Псих иче ск их явлений нек^ надобности придумывать особую
субстанцию — душу; если ониУу гверждали, что материя способна
«ощущать и мыслить», то эта способность материи им казалась
таким же основным, а потому и необдгяснимым^ее свойством, как
и движение» \ Л е н и н подтверждает ту же самую мысль,
говоря: «Не в том состоят взгляды материалистов', чтобы выво­
дить ощущение из движения материн или сводить к движению
^материи, а в V om, что ощущение признается одним из свойств дви­
жущейся материи»-Л Ту же самую мысль повторяет и Буха­
рин, что «дух есть особое свойство особо организованной
материи» Л - .—
Итак; следовательно диалектический материализм, принимая
первое определение'ТКжятия психики, даваемое наивным материа­
лизмом, что «психика/ есть свойство высоко-организованной
материи», в то же время категорически отвергает второе опре-
деЛение,что ттеихиканестк1ди4жегй^1*4

1 Плоха и и и. Предисловие ж «Фейербаху» Энгельса,‘стр. 10.- -


* Л е н и и. «Материалн»м и эмпириокритицизм»,, стр. 39.
*•’ Бухарин. «Теория исторического материализма», стр. 55.
4 См. мою статью об этом «По^.выменем ^Марксизма», M l, 1923 г.
Почему же диалектический материализм отрицает, это «све­
дение» психики к движению материи? Это.отрицание зиждется на
том, что свести психику к движению материи это значило бы
отождествить психику с другими1- свойствами материи, это зна­
чило бы прийти к учению о тождестве сознания и бытия, что
стояло бы в>Цгрямом противоречии с основной теоретико-позна­
вательной предпосылкой диалектического материализма, кото­
рая сводится к признанию «единства субъекта и объекта, а вовсе
не тождества их»
вот это-то качественное различие психики от движения
материи и других ее свойств на ряду с единством и неразрывной
связанностью этой психики с «материей й приводит к тому поло­
жению, которое со времени Фейербаха стало основным в диа­
лектическом материализме для понимания- того, * что 'именуется
психикой. «То, что для меня>или субъективно, — говорит Ф е й е р-
б а х, - есть чисто духовный, нематериальный, нечувственный
акд\ то само пс себе объективно, есть акт материальный, чув­
ственный. 'Гут не устраняется ни одна сторона антиномии.
И тут раскрывается истинное единство этих сторон» Эту мыедь
^Фейербаха П л е х а н о в выражает так: «Всякое данное психо­
логическое состояние есть лишь одна сторона процесса, другую
сторону которого составляет физиологическое явление»3, или,
как еще отчетливее формулирует Б у х а р и н, «психика есть
интроспективное выражение физиологических процессов»4.
О чем Же конкретно говорит это «различие в единстве»? Это
говорит о том, что если психика является свойством материи,
однако свойством таким, которое нельзя отождествлять ни
с каким другим свойством материит-то, чмудо-яятонкий психика—
есть свойство sui generis, а потому~всякое отрицание психиче­
ских явлений, не как, конечно, самостоятельных сущностей,
а как субъективной стороны физиологических процессов или же
отбждествление этих субъективных состояний с физиологине-
скими процессами, — все это стоит в прямом противоречии
с диалектическим материализмом, являясь выражением взглядов
наивного материализма.
Различие воззрений наивного и диалектического материа­
лизма в вопросе о возможности сведения психики' к движению
материи ведет к коренному различию и в разрешении, та-к назы­
ваемой, психо-физической проблемы. С точки зрения ^ наивного
^материализма дело обстоит просто: раз то, что именуется пси­
хикой, есть 'движсние материи, всецело подчиняющееся законам
механики, тогда тем самым психическое состояние ворсе не
1 Плеханов. «Основные вопросы марксизма», стр. 2?.
* Фе йе рбах. Собр. соч., т. X, стр. 220.
" Пл е х а и о и. См. ст. «Трусливый идеализм» и сборн. «От обороны
к нападению».
4 Б у ха р н и. «Енчмсниада», «Красная новь», № ti, 19^4. г. \
является только миттюсиекпеной стороной физиологических
процессов, как полагает диалектический материализм, а стано­
вятся самостоятельными сущностями и вводятся, как таковые,
в причинную цепь физических явлений, Поэтому вполне понят­
ным становятся столь интенсивные тяготения представителей
французского материализма к тому, чтобы доказать, что «чело­
век— машина и что во всей вселенной существует только одна
разнообразно модифицирующая с у б с т а н ц и я» \ как это на
протяжении всей своей книги того же наименования « Человек -
машина» доказывал д е-Л а м е т р и. И вполне грав был Э н г е л ь с ,
когда он, говоря об «ограниченности до-марксовского материа­
лизма», доказывал, что «материализм прошлого XVIII века был
преимущественно механическим, потому что изо всех естествен­
ных наук к тому времени достигла известной законченности
только механика твердых тел (земных и небесных), короче-
механика тяжести. Химия была еще в детском состоянии, в ней
придерживались еще теории флогистона. Биология была в пелен­
ках: растительный и животный организм был еще мало исследо­
ван, его отправления объяснялись чисто механическими причи­
нами. В глазах материалистов XVIII столетия человек был
машиной, как животные^! глазах Д е к а р т а ; это было исключи­
тельное приложение мерила, заимствованное у механики, к хими­
ческим и органическим явлениям,—т.-е, таким явлениям, в обла­
сти которых механические законы, хотя и продолжают, конечно.
дей<жвоватькчю отступают на задний план перед другими выс­
шими законами» 2.
Таким образом с точки зрения наивного материализма ника­
кой психо-физической проблемы не существует, ибо отожде­
ствление физического и психического сводится к одному замкну­
тому. причинному ряду материальных явлений. Возникающее
у наивного материалиста одно затруднение — это невозможность
измерить в каких-либо механических единицах психические явле­
ния, обычно объясняется наивными материалистами не чем иным,
как несовершенством научной техники, неспособной пока разре­
шить поставленную задачу.
По иному подходит к разрешению этой психо-физической
проблемы представитель диалектического материализма. Исходя
из того положения, что психика есть свойство материн, сводя­
щееся к интроспективному выражению физиологических явле­
ний, диалектический материалист не может, абстрагировавши ото
свойство материи, ставить в причинное отношение его к ма терии
в целом, куда включено и ого «интроспективное» свойство. Для
диалектического материалиста также нет психо-физической про­
блемы, но не потому, что он отождествляет психическое п <|>изи-1

1 Д о-Л а м о т р и. «Человек-машина», етр. 132. СПБ. ИМ1 i .


Э и г с л i. е. «Л. Фейербах», етр. ЗГ>.
.ческое, как это .делнет манимый материалист, а потому, что это
психическое есть.лишь субьектйнная сторона физического, и если
уже и можно говорить о какой-либо зависимости между обеими
этими сторонами материи субъективной и объективной, то разве
столько о функциональной зависимости, сводящейся по существу
к элементарном формуле, что «психика есть функция организма».
Причинная зависимость может быть лишь между двумя физи­
ческими явлениями и ни о какой причинности между явлениями
физическими и психическими или между двумя только психиче­
скими речи быть не может, а тем более не может быть речи
о каком-нибудь психо-физическом параллелизме или взаимодей­
ствии, ибо всякое взаимодействие и всякий параллелизм, хотя бы
и так называемый эмпирический, несомненно содержит в себе
скрытый дуализм, в то время как диалектический материализм
есть’ насквозь монистическое учение.
Таково коренное расхождение между двумя * рассматривае­
мыми нами материалистическими течениями в разрешении, так
называемой, психо-физической проблемы.
Но ^столь же коренное различие существует между двумя
¿этими течениями 1# в вопросе о социальном значении поведения
отдельной человеческой личности и человеческого общества.
Если с точки зрения наивного материализма, мы видели, все
к>ытие, а тем самым и мышление, сводится к материи и ее движе­
нию, то ясно, что никакого мировоззрения, кроме чисто меха­
нического, из этого построить нельзя. С точки зрения наивного
материализма природа представляет собой совокупность целого
ряда основных элементов, путем различной комбинации кото­
рых и образуются различные вещи и явления, подчиненные
ичсвоем движении всецело законам механики. Живые-.существа,
в том числе и люди, не составляют никакого исключения
и являются лишь искусно созданными машинами. «Человек-
машина», а «Животные— больше, чем машина», — так име­
нуются две основных кнш и д е - Л а м е т р и. Человек, это — авто­
мат, всецело и окончательно детерминированный в своем поведении
законами механики и главное—т о л ь к о з а к о н а м и м е х а-
ннки. Все его поведение является вынужденным и во всех своих
деталях п р е д о п р е д е л е н н ы м поведением.' Сам человек,
'ajo всегда лишь следствие и никогда причина. «Знаете ли вы», —
спрашивал де-Ламетри,... «почему я ценю людей?». «Потому что
я действительно считаю их машинами. Если бы это было иначе,
я не знаю, что ценного представляло бы. из себя общество» \
Таким образом для наивного материалиста общество ценно лишь
постольку, поскольку оно регулируется законами природы,
в частности1 механики. Отсюда и проистекала та «ограничен­
ность этого до-марксовского материализма», о которой говорит1
1 Д с -Л .1 м » i р и. «’UviimoK-M.íiiiHit.i», мысль 4t», eip. Ml.
S'
US***.

•Э и I- *.л ь с й которая заключились -«г отсутствии «истерического


вйй’ййда на вещи»,1 делавшего, ihj. -M e р и н г у , исшрищчело
вещества пеструю бессмысленную игру * идеальных мотивов
и целей» *. Поэтому-то бдни из наивных материалискт обра­
щались в фаталистов, полагай, что рок, фатум тяготеет над каж­
дым человеком в отдельности и над человечеством в его целом.
Другие превращались в крайних идеалистов, верящих в «духов-
/ную чудодейственную силу великих людей, которые творят
историю». В общем же. и целом они совершенно игнорируют
социологический основы поведения человека, переоценивая «все-,
могущее естествознание, которое одно только может. вывести
человечество из теперешнего мрака и очистить его от тепереш­
него позора-в сфере межлюдских отношений»
Диалектический материализм в этом вопросе стоит на иной
точке зрения. Он не может, подобно наивному материализму,
ограничивать пределы, подлежащие его ведению, только меха­
ническим, -т.-е. тем, что может быть Осязаемо, весомо и точно
измерено в каких-либо физических единицах. Э н г е л ь с прав;
когда он говорит, что «материализм, опирающийся исключи­
тельно на естествознание, составляет основу ^Человеческого зна­
ния, но еще не самое знан'И1| ибо нас окружает не только одна
природа, но и человеческое Общество, которое, подобно природе,
имеет свою историю развития, и свою науку» 4. «Естественно­
научный материализм совершенно упускает из виду, что люди
живут ujf только в природе, но также в обществе, что кроме
естественной науки-.существует еще социальная наука» '1, при­
бавляет к этому М е р и н г. Диалектический материализм, не про­
водя столь резкой грани между областью естественных и гумани­
тарные наук, .как это принято обычно, рассматривает весь миро­
вой процесс, как единый, где природа неорганическая, органиче­
ская и надорганическая, т.-е. человеческое общество, предста­
вляют собой лишь различные качественные формы проявления еди­
ного, скачками усложняющегося процесса. В этом мировом про­
цессе человек и человеческое общество' не являются просто меха­
ническими марионетками, поведение которых не оказывает ника­
кого влияния на ход этого процесса. Поведение отдельной лич­
ности, будучи конечно1 детерминированным социально-экономи-
-ческими условиями, тем не менее имеет значение в общественной
жизни, поскольку общественный процесс осуществляется посред­
ством поведения отдельных лиц,-поскольку каждый человек есть
необходимое звено в цепи исторических событий. 'Гак, от фата-

1 Энгельс, «Л. Фейербах», стр. 37. .


Ме р li и г. «Об историческом материализме», стр. Г7.
Павлов. «20-летмий опыт», стр. 10. ,
Л Интел i»с. «Л. Фейербах», стр. 38.
г' Me ринг. «Об историческом материализме», стр. 17.
, 111

МЭШ MiUWHWiX Mii'IVfHili.'tlCIXHI, МЫ ПРИХОДИМ К JK‘TV|)"WHW3My


шалектйческого магге^ма-шма. — —------ -•■- ---------------------
Все эти столь существенные различия, в методологических
предпосылках диалектического и нашного материализма опре-
леляюг собой столь же существенные различия обоих этих
направлений в понимании объекта и метода науки Ъ поведении
человека, т.-е. психолоо ■,<
Поскольку наивный материалист отождествляет психику
с движением матерйи, дя все таким образом к одному объек­
тивному ряду, вопреки идеализму, сводящему все к субъектив­
ному ряду, постольку в науке о поведении человека мы имеем два
основных направления: «объективную психологию» или рефле­
ксологию и «субъективную» или эмпирическую психологию.
«Объективная психология» предметом своего изучения берет по
преимуществу объективную сторону человеческой личности, т.-е.
ее соотношение с окружающей средой; -«субъективная психоло­
гия» таковым предметом считает субъективную сторону, т.-е. про­
цессы сознания. Так единый,. цельный, конкретный, живой чело­
век, у которого, мы видели, с точки зрения диабетического
материализма, «всШюе данное психическое состояние есть лишь
одна сторона процесса, другую сторону которого составляет
физиологическое явление», — этот органически цельный человек
был разъят на две части, на рефлексы и душевные способности.
рПрн чем чрезвычайно любопытны претензии того и другого
направления на то, что каждое из них изучает «цельную челове­
ческую-' личность», у одних мозаично складывающуюся из
рефлексов, у других — из способностей.
Надо ли говорить, что с точки зрения диалектического мате­
риализма оба эти направления являются односторонними: одни
игнорируют субъективную Сторону, другие — объективную, тогда
как только оба эти ряда в своем единстве (но не т о ж д е -
с т в е) дают действительно цельного человека., И не физиологи­
ческий рефлекс и не психическое переживание лежат каждое
порознь в основе поведения человека, а лишь‘то и другое вместе,
неразрывно слитое в акте р е а к ц и и , ' как основном проявле­
нии живого организма на раздражения окружающей среды.
Тем-то и отличается акт реакции от рефлекса и психического
состояния, что тогда-rKíttr первое есть лишь узко-физиологиче­
ское, а второе — узко-психологическое понятие, абстрагирован-
•ные из проявлений живого организма, реакция ость акт биоло-
¡ического. порядка, как выявление всех функций организма во
всей их целокупности, — где есть if физиологическая сторона
и ее «интроспективное выражение»; а в таком случае реакция
есть уже не абстракция, а цельный кусок поведения, человека
( чвокуииость-то ‘этих ракций, именно как цельных отрезков
поведения, где учтены и объективная и субъективная стороны про­
явлений человеческой личности, и составляет предмет науки
\
о поведении м м м и а , построяемой в полном соглвсии с метово-
||Ш р 1М предпосылками диалектического материализма, Это
есть необходимый синтез из тезиса — «субъективной психоло­
гии» и антитезиса — «объективной психологии». ) ■'
В заключение остановимся на ттонимамин методов науки
о поведении человека с точки зрения методологических предпо­
сылок наивного и диалектического м *риализма<.
Вопреки субъективной психологии, * ощей своим объектом —
изучение явлений сознания и потому с нощей своим основным
методом самонаблюдение, сторонники объективной психологии
единственно строго научным методом считают исключительно
объективный метод. Наилучшим образчиком этого объективного
метода давно и по справедливости считается метод условных
рефлексов И. П. П а в л о в а . Нужно отметить, что эта безуко­
ризненная объективность метода И. П. П а в л о в а обеспечена все­
цело самым материалом исследования — животными, не обладаю­
щими речью и, следовательно, не имеющими возможности поль­
зоваться своим самонаблюдением. И наука о поведении животных
может вполне обойтись без всяких данных самонаблюдения.
Несколько иное положение создается в отношении1 к чело­
веку. Что субъективное сбЕтоянйе, как «интроспективное выра­
жение физиологических процессов» по характеристике Б у х а-
р и н а, действительно существует, этого,«кажется, не отрицает
никто: ни представители диалектического материализма, как мы
видели#ыше, ни представители рефлексологии.1 А раз это так,
ясно, что эти субъективные состояния должны_~быть объектом
науки и изучения, ибо, если вступить на точку зрения И.П. Павлова,
что на основе субъективных состояний можно жить, на'их нельзя
изучать, это. значит безнадежно впасть- в агностицизм, при­
знавши эти субъективнее' состояния чем-то непознаваемым для
науки. А так как агностицизм есть самый заклятый враг диа­
лектического материализма и науки, ибо за это «непознаваемое»
укрывается всякая метафизика, поэтому ^Допустить непознавае­
мость субъективных состояний диалектический материализм
никак не может.. Каким же образом возможно научно познать
эти субъективные состояния? Способом «непосредственного
познания», каким является самонаблюдение, как это утверждает
эмпирическая психологий? Конечно, нет. Ибо до тех пор, пока
имеющиеся субъективные^ состояния остаются только субъектив­
ными, т.-е. являются достоянием субъекта, а никак не выявлены
в движении,' музыке, -слове ;и т. и., наука не может иметь с ними
дела. Только выявленные, объектированнЫе наружу они стано­
вятся достоянием тгаукн-Вот почему глубоко был прав тот уче­
ный, который говорил своим ученикам в лаборатории, что для
- - * у
,1.-

1 Су. Павлов. «20-летний опыт», стр. 157. Бехтерев. ('Рефле­


ксология)», стр. 78.
Проблемы современной психологии. 2
, ■ ■ I. • V
ннуки будет иметь значение не то, что t-жн нпблюдяют в микро­
скопе* a то, что они затем зарисуют, запишут, выскажут. То же
саму* имеет значение1 п для данных самонаблюдения, Только
будучи объективированными, т.-е. превратившись п словесные
реакции, они Moryf cTaib объекюм научною познания.
Но от эт<Ж ШъШчТшадат в слове данные самонаблюдения
вовсе еще не становятся достоверными, они становятся лишь
более конкретными объектами изучения. Вот здесь-то и розни-'
кает вопрос, какова же научная значимое ib в науке о поведении
человека этих словесных реакций, имеющих своим источником
самонаблюдение? Надо, ли говорить, что ответ на этот вопрос
будет всецело зависеть о, г того, каковы задачи ставит себе эта
наука о поведении человека. Если, мы согласимся с тем, что
основная задача этой науки сводится не к о п и с а н ию только
этого поведения человека, а главным образом к о б ъ я с н е н и ю
е г о , т.-е. к вскрытию тех механизмов^ ко юры ми регулируется
это поведение человека, как б по -сон иа ль ног с существа, то для
нас станет ясным ч o trc i на поставленный выше вопрос о роли
и значении данных самонаблюдения. Что в состоянии дать они?
Самое большее тюлько описание этих субъективных состояний
и то — описание, в каждом отдельном слуиае субъективнейшее
насквозь. Но, конечно, ни о каком вскрытии механизмов, ни об
анализе этих механизмом речи быть не может при такой интрос­
пекции. Поэтому натр окончательный ответ о роли этого метода
самонаблюдения или метода словесного отчета будет сводиться
к тому, не раз высказываемому мною положению, 1 что в науке
о поведении человека только объективный метод является един­
ственно строго-научным методом. Что же касается, метода само­
наблюдения, то он играет лишь вспомогательную роль, находясь
всецело под контролем объективного . метода, без которого все
эти данные самонаблюдения не имеют никакой научной ценности
и являются лишь не больше, как только материалом для худо­
жественного воплощения их в литературе, ’поэзии, музыке и т: п .'
Таковы вг своих основных чертах различия как в методологи­
ческих предпосылках, так и в понимании объекта и метода науки
о поведении человека между наивным и. диалектическим мате­
риализмом.
В заключение считаю необходимым ответить на столь часто
задаваемый вопрос, возникающий в связи с рассматриваемыми
нами проблемами: почему же наука о поведении человека должна
строиться именно на основах диалектического, а не наив­
ного материализма? В чем заключается преимущество тою, что
в основé научной дисциплины' буду т лежать методологические
предпосылки диалекта чес кого, :• не наивного материализма?

ТГмГ'ТТп:Гч^.(Л1с1101 мирком tv,1\ № 1, 1423


>
19
■' ' -N ' (
Для т а к о т , u p t o w n еиш дишнжтнческогп мa n*р и ал ам и
перед наивным материализмом имеется следующее основами*:
д и а д е к т и ч е с к и й м а т е р и а л и а м "и с е и е л о с т о и т
н а с т р о г о i н а у ч н о й т о ч к е а р е н и я, в т о в р е м я
к а к н а и в н ы ^ м tí''т е р и а л ir з м с т о й т н е с и е л о и а
ч'е т а ф л з и ч е с к о й. т о ч к е ^¿дтчнтия.
— --В-са^ом- д е ^ _ щ _ п р е д ь 1дуще 1(>г М!*1 уж ^м огти :,ида:ь, чти* а до
время, как диа лектический ш тер ш л и зм — в --^ гр (к е . _я_материи
’стоит всецело на строго-научной точке зрения, считая эту мате­
рию постоянно изменяющимся процессом, - находящимся в постоям
ном* движении («все движется, все течет»), в это время наивный
материализм стоит на метафизической точке зрения, считая
материю абсолютной и неизменнбй с у б с т а н ц и е й , леж а­
щей в Основе всех вещей и явлений.
- / ь

А это .ведет и к другому, граничащему' с метафизикой поло­


жению наивного материализма^, что познание этой материи, как-
субстанции, в eç истинной сущности и природе невозможно, ибо
мы познаем лишь ее некоторые свойства ir качества;, это т а г н о ­
стицизм наивного материализма стоит в прямом противо­
речии с диалектическим ¡материализмом, который не иризнае •
ничего непознаваемого по*своей природе и верит в поступа­
тельный ход научного знания.
Наконец, где особенно отчетливо выступает анти-научныч
характер наивного м атериализм а— это в разрешении обще
сдвеннтах вопросов. Игнорирование законов социологии и сведе­
ние всего к естественно-научным законам приводит наивный
материализм к ф а т а л и з м у , переоценке значения личности
в общественных явлениях, к отсутствию какой бы то ни быгк>
з а к о н о м е р н о с т и в историческом процессе.
Вот эта-то анти-научность, метафизичность наивного маге»
риализма и отделяет его резкой гранью от диалектического мате­
риализма, строгая научная выдержанность которого и приводи1’
к тому, что из всех философских мировоззрений диалектиче­
ский материализм является единственным строго научным миро
воззрением или, как иногда говорят, является «внутри-научной
философией». Вот эта-то полная согласованность с научными
данными диалектического материализма и побуждает класть его
- в основу п делать преддверием всех наук, ь то^ числе и чдукм
о поведении человека.
г