Вы находитесь на странице: 1из 566

ИНИЦИАТИВНАЯ ГРУППА

ВОССТАНОВЛЕНИЯ
АВТОНОМИИ КАЛМЫКИИ
(1954–1956 гг.)

МОСКВА
Де’Либри
2020
УДК 94(470.47)
ББК 63.3(2)7(Калм)
И64

Ответственный редактор Л.Е. Кокшунова,


доктор биологических наук, почетный работник
высшего профессионального образования РФ.

И64 Инициативная группа восстановления автономии


Калмыкии (1954–1956 гг.) / Л.Е. Кокшунова, С.О. Городо-
виков, Б.М. Нармаев и др.; отв.ред. Л.Е. Кокшунова. —
М. : Де` Либри, 2020. — 564 с.

ISBN 978-5-4491-0871-5

Республика Калмыкия, расположенная на юге Европейской части


России, имеет славную историю, в которой было немало трагических
страниц. В июле 1920 года 1-й Общекалмыцкий съезд советов провоз-
гласил создание Автономной области калмыцкого трудового народа
в составе РСФСР. Через 15 лет Автономная область была преобразова-
на в Калмыцкую АССР. Однако во время войны, 27 декабря 1943 года,
Калмыцкая АССР была немотивированно ликвидирована, а калмыц-
кое население республики депортировано в Сибирь, на Север, Даль-
ний Восток. Репрессированные руководители республики разделили
участь своего народа, они не только не потеряли надежду на возвра-
щение на родину, но и вселяли уверенность в простых людей. Они по-
сылали множество писем в Правительство СССР о допущенной гру-
бейшей ошибке, из-за которой насильно был выселен целый народ.
Ядром борьбы за справедливость становится Инициативная группа
восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.). Эта книга по-
священа людям, которые сделали все возможное и невозможно, что-
бы Калмыкия вернула свои права.

УДК 94(470.47)
ББК 63.3(2)7(Калм)

© Л.Е. Кокшунова, текст, 2020


ISBN 978-5-4491-0871-5 © Де`Либри, издание, оформление, 2020
КНИГА ИЗДАНА ПРИ ПОДДЕРЖКЕ
МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ И ТУРИЗМА
РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

Авторами разделов книги являются: Л. Е. Кокшуно-


ва, доктор биологических наук, почетный работник высшего
профессионального образования РФ [«Резюме», «От авто-
ров», «Введение», главы I (в соавторстве с С. О. Городовико-
вым, майором военно-воздушных сил СССР), II, III, IV, V, VI,
VII, VIII (в соавторстве с М. А. Кокшуновым), X, XI, XII, XIV
(в соавторстве с М. А. Кокшуновым), XV (в соавторстве
с И. В. Кулешовой, кандидатом политических наук, членом
Союза журналистов России), XVIII, XIX, XXI, «Заключе-
ние», «Список литературы», «Приложение» (в соавторстве
с М. А. Кокшуновым)]; Д. Б. Пюрвеев , академик Российской
академии космонавтики им. К. Циолковского (глава IX);
Б. М. Нармаев, кандидат филологических наук (глава XIII);
Д. А. Сусеева (глава XVI); Л. Н. Ташнинова, кандидат биоло-
гических наук, заслуженный деятель науки Республики
Калмыкия в соавторстве с А. А. Ташниновой (глава XVII);
Г. Б. Гаряева (Эрдниева), заслуженный работник культуры
Республики Калмыкия [глава XX].
Библиография составлена Л. Е. Кокшуновой. Иллюстра-
ции подобраны М. А. Кокшуновым.
Ответственный редактор Л. Е. Кокшунова, доктор
биологических наук, почетный работник высшего профессио-
нального образования РФ.
ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
ОТВЕТСТВЕННОГО РЕДАКТОРА КНИГИ
ЛЮДМИЛЫ КОКШУНОВОЙ

Представленная вниманию читателя книга «Инициа-


тивная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–
1956 гг.)» будет востребована в читательской аудитории, по-
скольку недостаточно обобщающего материала о личностях
и их деятельности, способствовавших реабилитации калмыц-
кого народа, немотивированно репрессированного 27 дека-
бря 1943 года и депортированного в Сибирь, на Север и Даль-
ний Восток.
Мне посчастливилось с детских лет расти в кругу членов
Инициативной группы восстановления автономии Калмы-
кии (1954–1956 гг.), с некоторыми из них довелось жить в од-
ном доме. Некоторых членов Инициативной группы восста-
новления автономии Калмыкии я не видела в неформальной
обстановке, о них я знаю по литературе и публикациям раз-
ных лет в СМИ советского и постсоветского периодов.
В одной книге невозможно указать всех, кто вместе с чле-
нами Инициативной группы активно участвовал в благо-
родном деле восстановления автономии Калмыкии. Когда
представители старшего поколения рассказывают о том,
как, находясь в депортации, писали письма в ЦК КПСС о не-
обходимости реабилитации калмыцкого народа, удивля-
ешься их смелости, прозорливости.
Члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии (1954–1956 гг.) до выхода Указа о ликвидации Кал-
мыцкой АССР 27 декабря 1943 года были руководящими пар-
тийными и комсомольскими работниками республики. Они
полностью разделили участь своего многострадального наро-
да и, находясь в депортации, не теряли связь с народом, под-
держивали в простых людях веру в возвращение на родину.

4
Вступительное слово

Многие из членов Инициативной группы восстановления


автономии Калмыкии (1954–1956 гг.) прошли дорогами Ве-
ликой Отечественной войны, участвовали в крупнейших сра-
жениях, награждены боевыми орденами и медалями. Весной
1944 года, несмотря на свои боевые награды, они были сняты
с передовой и откомандированы в распоряжение военных
округов Сибири из-за своей принадлежности к необоснован-
но репрессированному калмыцкому народу. Это Лиджи Ин-
джиев, Давид Кугультинов, Басанг Надбитов, Морхаджи
Нармаев, Аксен Сусеев. Ока Городовиков и Басан Городови-
ков оставались в действующей армии до конца войны, оба
были удостоены звания Героя Советского Союза. Басанг Над-
битов и Морхаджи Нармаев летом 1944 года были повторно
призваны в армию.
Бем Джимбинов, Лиджи Инджиев, Давид Кугультинов,
Морхаджи Нармаев, Аксен Сусеев, Константин Эрендженов
были удостоены почетного звания «Народный поэт Калмыц-
кой АССР». Константин Эрендженов с 1937 года был политза-
ключенным и добывал золото на Колыме, его пребывание
под надзором НКВД продолжалось 20 лет.
Члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии (1954–1956 гг.), не призванные в Красную Армию
во время Великой Отечественной войны, участвовали в пар-
тизанском движении на территории Калмыцкой АССР, ча-
стично оккупированной гитлеровцами, были тружениками
тыла, как до депортации калмыцкого народа, так и в период
депортации.
Каждый из членов Инициативной группы восстановле-
ния автономии Калмыкии (1954–1956 гг.) был личностью,
оставившей след в истории калмыцкого народа. В книге,
представляемой вниманию читателя, собраны сведения
о людях, ушедших из жизни и малоизвестных широкому кру-
гу современного общества, особенно молодежи. Книга акту-
альна для подрастающего поколения, которое имеет право
знать и помнить о трагедии калмыцкого народа, о людях,

5
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

приближавших день реабилитации репрессированных кал-


мыков и восстановления автономии Калмыкии, известных
своей государственной, общественной и творческой деятель-
ностью, посвятивших жизнь народу, восстановлению кал-
мыцкой государственности во второй половине XX столетия.
Члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии (1954–1956 гг.) после возвращения на родину за-
нимались созданием институтов государственной власти,
восстановлением разрушенного Великой Отечественной вой-
ной и депортацией хозяйства, организацией переезда кал-
мыцких семей из спецпоселений Сибири, Севера, Дальнего
Востока на родину. Они организовывали в ближайших горо-
дах встречи возвращающихся на родину калмыцких семей,
обеспечивали их транспортом до места жительства, решали
вопросы размещения, организации питания и трудоустрой-
ства возвратившегося народа, но и, что чрезвычайно важно,
члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии занимались возрождением практически уничто-
женной самобытной культуры калмыков.
Деятельность членов Инициативной группы восстановле-
ния автономии Калмыкии (1954–1956 гг.) не осталась без
внимания Правительства СССР и сыграла важную роль в на-
ционально-государственной политико-правовой реабилита-
ции репрессированных калмыков.
Предлагаемая вниманию читателя книга посвящена
двум Великим Юбилеям нашей страны: 100-летию калмыц-
кой государственности и 75-летию Победы советского наро-
да в Великой Отечественной войне. Каждый из членов Ини-
циативной группы восстановления автономии Калмыкии
(1954–1956 гг.) внес посильный вклад в то, чтобы эти юби-
леи состоялись.
РЕЗЮМЕ

Герои книги до трагического дня 28 декабря 1943 года бы-


ли руководителями Калмыцкой АССР или принадлежали
к творческой элите своего народа. Треть героев книги сража-
лась на фронтах Великой Отечественной войны. Один из ге-
роев книги уже с 1937 года был политзаключенным, работал
забойщиком по добыче золота и на лесоповале на Колыме.
Руководители Калмыцкой АССР полностью разделили
участь своего народа, подвергшегося сталинским репрессиям,
который был безосновательно выслан из родных мест, в товар-
ных вагонах доставлен в самые отдаленные районы Сибири, Се-
вера и Дальнего Востока, где был расселен на спецпоселениях.
Бывшие руководители Калмыцкой АССР, будучи репресси-
рованными, находясь в депортации, не только не потеряли на-
дежды на возвращение на родину, но и вселяли эту надежду
в простых людей. Они посылали множество писем в Правитель-
ство СССР о допущенной грубейшей ошибке, из-за которой был
насильно выселен целый народ, о необходимости исправления
этой ошибки и восстановлении автономии Калмыкии.
Герои книги после возвращения в родные степи продела-
ли колоссальный труд по восстановлению автономии Калмы-
кии, большая часть территории которой пустовала в течение
13-летней ссылки калмыков. Начиная с января 1957 года, ге-
рои книги, входившие в Инициативную группу восстановле-
ния автономии Калмыкии (1954–1956 гг.), назначенные или
избранные руководителями Калмыцкой автономной обла-
сти, восстанавливали заново калмыцкую государственность,
разрушенную войной и депортацией. Представители творче-
ской интеллигенции, входившие в Инициативную группу
восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.), внес-
ли свой вклад в восстановление древней культуры калмыков.

7
ОТ АВТОРОВ

Наша книга посвящена Инициативной группе восстанов-


ления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.) — (далее — Ини-
циативная группа восстановления автономии Калмыкии),
которая состояла из бывших руководящих работников Кал-
мыцкой АССР и известных творческих работников республи-
ки. Термин «Инициативная группа восстановления автоно-
мии Калмыкии» взят авторами книги из документальной
литературы и периодической печати, где он используется
уже с конца 1956 года. На оборотной стороне групповой фо-
тографии Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии, сделанной в фотоателье города Москвы в декабре
1956 года, обозначено, что на фотографии члены Инициатив-
ной группы восстановления автономии Калмыкии. Из числа
членов этой Инициативной группы в ЦК КПСС были сфор-
мированы Оргбюро Калмыцкой областной партийной орга-
низации и Оргкомитет по Калмыцкой автономной области.
Наряду с членами Инициативной группы восстановления ав-
тономии Калмыкии в состав Оргкомитета были включены
сотрудники аппарата Правительства СССР и Ставропольско-
го крайкома КПСС.
Сегодня, к сожалению, уже нет в живых ни одного из чле-
нов Инициативной группы восстановления автономии Кал-
мыкии. У большинства из них остались дети, внуки, правну-
ки. Надеемся, что они будут читателями этой книги и узнают
много нового для себя о своих родителях, дедах и прадедах,
способствовавших реабилитации калмыцкого народа и вос-
становлению автономии Калмыкии.
Написание книги было бы невозможным без бескорыст-
ной помощи детей и внуков членов Инициативной группы
восстановления автономии Калмыкии, представивших в рас-

8
От авторов

поряжение редакционной коллегии бесценные документы


и фотографии из личных архивов.
Авторы книги выражают слова благодарности Юлии Са-
лаватовне Балматовой (Городовиковой), Василию Эдяшеви-
чу Цандыкову, Людмиле Карловне Чурбановой, Людмиле
Алексеевне Мусаевой (Менкеновой), Наталье Басанговне
Надбитовой, Данаре Аксеновне Сусеевой, Светлане Аксенов-
не Бимбаевой (Сусеевой), Ляле Дамбаевне Манджиевой, Эль-
зе Шургановне Килгановой, хранителям фондов и специали-
стам Государственного архива Российской Федерации,
Российского государственного военного архива, Центрально-
го архива министерства обороны РФ; Розе Бувайсовне Боли-
ковой, директору Национального архива Республики Калмы-
кия (далее РК), архивистам и хранителям фондов
Национального архива РК; Ирине Алексеевне Каруевой, веду-
щему научному сотруднику Национального музея имени
Н. Н. Пальмова РК. Авторы выражают искреннюю благодар-
ность всем, кто принял участие в подготовке данной книги.
Наличие воспоминаний современников, родственников не-
которых героев книги наряду с архивными материалами сде-
лало книгу откровенной, живой. Авторы признательны
и благодарны Николаю Джамбуловичу Санджиеву , Заслу-
женному работнику культуры Российской Федерации, Почет-
ному гражданину Республики Калмыкия, Секретарю Союза
писателей России, кандидату культурологии, написавшему
предисловие к книге. Светлая память о нем сохранится
в сердцах всех, кто с ним работал, общался или просто встре-
чался в его земной жизни.
Авторы признательны и благодарны Нарану Геннадьеви-
чу Кюкееву, заместителю Председателя Правительства РК,
сотрудничество с которым началось с обоснования установ-
ления мемориальной доски генерал-полковнику, Герою Со-
ветского Союза О. И. Городовикову в Москве, в Большом
Ржевском переулке, дом 11, и продолжилось в издании насто-
ящей книги.

9
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Авторы признательны и благодарны Федору Леонидовичу


Синицыну, доктору исторических наук, в научных трудах кото-
рого отражена история депортированных народов СССР в до-
военные годы, в период Великой Отечественной войны и по-
слевоенные годы.
Члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии заслуживают благодарности потомков за их
огромный труд по восстановлению Калмыкии, разрушенной
войной, депортацией, за то, что они смогли сплотить воедино
людей, вернувшихся из сталинской ссылки в «чисто поле»,
где не было жилья, работы, был недостаток питьевой воды,
продуктов питания. Члены Инициативной группы восста-
новления автономии Калмыкии после возвращения на роди-
ну независимо от того, стали они руководителями Калмыц-
кой автономной области, а позднее — Калмыцкой АССР, или
отвечали за работу какого-то предприятия, даже небольшо-
го, вместе с возвратившимся из ссылки народом смогли сде-
лать невозможное — возродить Калмыцкую АССР.
ПРЕДИСЛОВИЕ

«Испокон ведется на Руси:


Власть грешит, а каются народы,
Потому, калмык, меня прости
За свою былую несвободу».
Станислав Куняев

Жестокое испытание, выпавшее в годы Великой Отече-


ственной войны 1941–1945 гг. на долю несправедливо депор-
тированных народов нашей страны, останется нетленной
страницей в истории калмыков и других репрессированных
народов.
Прошло более 75 лет с тех трагических дней, но новые
и новые поколения калмыков мысленно пишут книгу — кни-
гу страданий и мучений, национального унижения и народ-
ного горя. Хотя и говорят, что время излечивает раны, пре-
ступно было бы предать это забвению.
Чуть более 60 лет прошло с тех пор, как калмыки вновь
вернулись к своим родным очагам. Сегодня основная часть
калмыков, проживающих в регионе и за его пределами, это
те, кто родился, учился, взрослел, прокладывал свою первую
борозду на житейском поле уже на земле своих предков. Для
этого поколения трагический отрезок жизни дедов, бабушек,
отцов, матерей, старших братьев и сестер мог оказаться за
пределами истории народа. Об этой трагедии до последнего
времени молчали политики, о ней не было информации
в школьных учебниках, на эту тему не принято было дискути-
ровать. Его, этого мрачного времени, как будто и не было.
А оно было. Оно до недавней поры, как немытое пятно, лежа-
ло на совести народа.

11
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Накануне 100-летия государственности Калмыкии, кото-


рое отмечалось в 2020 году, назрела необходимость написать
о людях, которые, еще, будучи репрессированными, выслан-
ными из родных мест, исключенными из партии, думали
о будущем калмыцкого народа, о его реабилитации, возвра-
щении на Родину, о восстановлении автономии Калмыкии;
они объединились в Инициативную группу восстановления
автономии Калмыкии, которую возглавил Ока Иванович Го-
родовиков. Военные заслуги и дружба с некоторыми членами
Правительства СССР позволили О. И. Городовикову избежать
сталинских репрессий, остаться жить и работать в Москве.
После смерти Сталина вокруг О. И. Городовикова стихий-
но сформировалась Инициативная группа восстановления
автономии Калмыкии (1954–1956 гг.) — (далее Инициатив-
ная группа), которая пополнялась новыми членами — быв-
шими руководителями Калмыцкой АССР, известными твор-
ческими работниками. В декабре 1956 года члены
Инициативной группы были приглашены правительствен-
ными телеграммами в ЦК КПСС, в Москву.
Каждый из членов Инициативной группы был известен
в своей сфере: государственная и общественная деятель-
ность, наука, литература и культура. И все они направили
свой личностный потенциал на благо своего народа, который
в период сталинских репрессий был оговорен и незаконно
осужден.
Не счесть, сколько калмыков погребено в сибирских сне-
гах, сколько детей потеряло родителей в пути к месту ссылки,
сколько родителей потеряло детей, не выдержавших трудно-
стей долгого пути в товарных вагонах, сколько умерших было
оставлено на станциях без должного погребения, сколько во-
просов, заданных калмыками и членами их семей другой на-
циональности в долгие годы ссылки осталось без ответа…
Прошло 13 долгих, тяжелых лет, и калмыцкий народ,
сильно сократившийся в численности, вернулся на родину.
Калмыки, вернувшиеся в родные степи, увидели полностью

12
Предисловие

разрушенное хозяйство, отсутствие жилья, работы, зачастую


нехватку продуктов питания. Второй раз на протяжении XX
столетия пришлось все создавать заново.
Долго боролись за свое освобождение и возвращение на
родину репрессированные народы. Не дожидаясь официаль-
ной реабилитации, представители этих народов стали хода-
тайствовать о возвращении их на историческую родину. Так,
например, 13 июня 1956 года представители калмыцкого на-
рода встретились с К. Е. Ворошиловым и передали через него
в президиум ЦК КПСС обращение и справку с просьбой о вос-
становлении Калмыцкой АССР в границах до 1943 года.
В Москву, в адрес Верховного Совета СССР и ЦК КПСС,
шел большой поток писем от калмыков — персональные
и коллективные. В них высказывались просьбы и предложе-
ния об организованном возвращении репрессированных
калмыков. Эти обращения в Правительстве СССР и ЦК КПСС
не оставались без внимания и сыграли важную роль в реаби-
литации репрессированных калмыков.
Книга написана в жанре справочника о членах Инициа-
тивной группы восстановления автономии Калмыкии (1954–
1956 гг.), позволяет представить становление Калмыцкой
автономной области, а с 1935 года — Калмыцкой АССР, одно-
моментное крушение калмыцкой государственности, выселе-
ние калмыцкого народа, его реабилитацию, возвращение на
свою малую родину, а затем восстановление национальной
автономии, возрождение экономики и культуры республики.
Перед нами — герои книги, работавшие до трагического дня
28 декабря 1943 года руководителями Калмыцкой АССР и те,
кто принадлежал к творческой элите своего народа. Все они
разделили участь своего народа, подвергшегося сталинскому
геноциду.
Многие члены Инициативной группы восстановления ав-
тономии Калмыкии (1954–1956 гг.) в 30–40-е годы XX столе-
тия стали заметными личностями на политической и куль-
турной арене Калмыкии и Советского Союза в целом. Они

13
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

были партийными и комсомольскими руководителями Кал-


мыцкой АССР вплоть до дня депортации калмыцкого народа,
не утратившими связь со своим народом, находясь на спец-
поселениях, каждый из них в силу своих возможностей при-
ближал День восстановления автономии Калмыкии.
Авторам книги удалось не только связаться с родными
и близкими членов Инициативной группы, которые предо-
ставили редакционной коллегии бесценные документы и фо-
тографии из личных архивов, но и встретиться с современни-
ками некоторых героев книги, а также взять у них интервью.
Примечательно то, что наряду с широким использовани-
ем архивных материалов, находящихся в Республике Калмы-
кия, использованы материалы из фондов Государственного
архива Российской Федерации, Российского государственно-
го военного архива, Центрального архива министерства обо-
роны РФ. Это поистине огромная работа, требующая не толь-
ко времени, но и материальных затрат. А ведь документы
Оргбюро Калмыцкой областной партийной организации
и Оргкомитета по Калмыцкой автономной области (образо-
ваны в декабре 1956 года) являются важными историческими
источниками, раскрывающими организационную и практи-
ческую работу по возвращению калмыков из ссылки, восста-
новлению автономии, возрождению экономики, культуры,
по созданию необходимых жилищных, бытовых условий на-
селению, территориальному и административному устрой-
ству Калмыкии.
Восстановление автономии Калмыкии потребовало, пре-
жде всего, организацию переезда калмыков, рассеянных по
просторам Сибири и другим спецпоселениям, встречу приез-
жающих людей, истосковавшихся по родной земле, создание
для них элементарных условий жизни, создание институтов
государственной власти, восстановления хозяйства, разру-
шенного войной и депортацией, тем более что большая часть
территории Калмыцкой АССР после выселения калмыков
в течение 13 лет депортации пустовала.

14
Предисловие

Для руководства восстановлением автономии Калмыкии,


развития ее экономики, воссоздания партийных, советских
и общественных организаций ЦК КПСС в декабре 1956 года
создал Оргбюро Калмыцкой областной партийной организа-
ции, а также Оргкомитет по Калмыцкой автономной области,
председателем которого стал Д. Б. Утнасунов, работавший се-
кретарем обкома ВКП(б) до упразднения автономии
в 1943 году.
В январе 1957 года Оргбюро Калмыцкой областной пар-
тийной организации и Оргкомитет по Калмыцкой автоном-
ной области приняли постановление о переселении и трудоу-
стройстве семей калмыков, в соответствии с которым был
утвержден план переселения и трудоустройства семей из вос-
точных районов СССР на 1957–1958 гг. и размещения их по
хозяйствам и районам Калмыцкой автономной области с уче-
том интересов вернувшихся семей и традиционных отраслей
народного хозяйства района.
Массовое переселение должно было начаться с апреля
1957 года и закончиться в декабре 1959 года. В каждую об-
ласть, край, где проживали высланные калмыки, выезжали
уполномоченные Оргкомитета по Калмыцкой автономной
области для организации переезда калмыков на родину. Чле-
нам Инициативной группы работалось легко, так как они
опирались на народ, вернувшийся домой, объединенный эн-
тузиазмом и патриотизмом. Кроме того, их работа по восста-
новлению автономии Калмыкии была не только легальна, но
и поддерживалась государством, которое в 1943 году соб-
ственноручно уничтожило Калмыцкую АССР.
Автономия Калмыкии, ее государственность восстанавли-
вались при отсутствии промышленной и строительной базы,
социальной инфраструктуры в регионе. Калмыки, вернувши-
еся после 13-летней ссылки, увидели свои села, поселки, сто-
лицу в руинах, даже в более плачевном состоянии, чем они
были во время войны и в момент выселения.

15
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Мне посчастливилось быть лично знакомым со многими


членами Инициативной группы, о других знаю по воспоми-
наниям их современников, по литературе и публикациям
в СМИ советского и постсоветского периодов.
В этой книге-справочнике о жизни и деятельности членов
Инициативной группы, невозможно указать всех, кто вместе
с ними активно участвовал в благородном деле восстановле-
ния автономии Калмыкии. Например, академик П. М. Эрдни-
ев рассказывал мне, что, будучи аспирантом, писал письма по
просьбе земляков в ЦК КПСС о восстановлении автономии
калмыцкого народа. Беседуя с представителями старшего по-
коления, перенесшего депортацию, узнаешь все новые и но-
вые факты из жизни калмыков на спецпоселениях, об их по-
пытках приблизить день возвращения на родину.
Несмотря на то, что опубликованные документы и фото-
графии в данной книге по содержанию являются в основном
личными, они — исторические источники и документальная
база по изучению истории того времени. В книге собраны
сведения о людях, ушедших из жизни, малоизвестных широ-
кому кругу современного общества. Книга также будет инте-
ресна тем, что в ней собраны библиография и документы по
вопросу об образовании Калмыцкой автономии после депор-
тации.
Книга предназначена не только для современных читате-
лей, поскольку им известны некоторые материалы о депорта-
ции калмыцкого народа, а сколько для наших детей и внуков,
чтобы они знали, как необоснованно был выслан целый на-
род. Авторы книги «Инициативная группа восстановления
автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)» считают своим долгом
гражданина, долгом калмыков представить читателю всю
правду из трагического прошлого своего многострадального
народа.
Члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии (1954–1956 гг.) после возвращения на родину за-
нимались не только созданием институтов государственной

16
Предисловие

власти, восстановлением хозяйства, но и возрождением


практически уничтоженной самобытной культуры калмы-
ков. Они оставили потомкам Калмыкию, как административ-
ную единицу нашей страны, ту часть Земли, куда пришли на-
ши предки в 1609 году, а также возродили и приумножили
творческое наследие, которое на века сохранит бесценные
крупицы информации, из которой будет составлено словосо-
четание «Республика Калмыкия».

Николай Санджиев ,
Заслуженный работник культуры
Российской Федерации,
Почетный гражданин Республики Калмыкия,
Секретарь Союза писателей России,
кандидат культурологии
ВВЕДЕНИЕ

«Но как бы круг порочный ни смыкался,


Как ночь над нами ни была глуха, —
От правды я своей не отрекался,
Не отступал от своего стиха!»
Давид Кугультинов

У любого народа известные люди, внесшие свой вклад


в историю и жизнь своего народа, не уходят без следа, их
имена и дела навечно остаются в памяти народной. Такими
известными людьми в истории Калмыкии и Советского Сою-
за были калмыки, не сломленные сталинскими репрессиями,
ехавшие в Москву и образовавшие вокруг генерал-полковни-
ка, Героя Советского Союза, человека авторитетного, как
у калмыков, так и среди военной элиты СССР, Оки Иванови-
ча Городовикова Инициативную группу восстановления ав-
тономии Калмыкии. В 1956 году члены Инициативной груп-
пы восстановления автономии Калмыкии были приглашены
правительственными телеграммами в ЦК КПСС в Москву
для решения вопроса восстановления территориальной авто-
номии Калмыкии и возвращения калмыцкого народа на ро-
дину.
Этот вызов в ЦК КПСС для бывших партийных и комсо-
мольских руководителей Калмыцкой АССР был ожидаемым
в отличие от Указа Президиума Верховного Совета СССР от
27 декабря 1943 г. о ликвидации Калмыцкой АССР и депорта-
ции калмыцкого народа в Сибирь, на Север, Дальний Восток
и некоторые республики Средней Азии. В период с января по
апрель 1944 года, кроме гражданского населения Калмыкии,
Ростовской области, Ставропольского края были сняты
с фронтов более 4105 военнослужащих калмыцкой нацио-
нальности и направлены в места спецпоселения калмыков.

18
Введение

Снятие офицеров и рядовых калмыцкой национальности


с фронтов Великой Отечественной войны и направление их
в распоряжение военкоматов областей и краев, где были раз-
мещены на спецпоселении депортированные калмыки, про-
должалось до апреля 1945 года. Многие из калмыков, снятых
с фронтов по национальному признаку, работали на строи-
тельстве Широковской ГЭС и хозяйственных объектах Широ-
клага, а также в других лагерях НКВД СССР. «Более двух ты-
сяч воинов-калмыков не скрывали свою национальность,
и их командиры не «меняли» своим подчиненным нацио-
нальность. В отчетной документации о личном составе по на-
циональностям военных частей, армий, фронтов, вплоть до
Генерального штаба Красной армии, была сохранена графа
«калмыки» с указанием фронтов, родов войск, военных зва-
ний и специальностей, которую аккуратно заполняли все го-
ды войны, в том числе и в 1944–1945 годах. Об этом было из-
вестно и наркому Берии, и его заместителю Чернышеву»
(Максимов, 2012).
«Основанием для депортации стало обвинение калмыц-
кого народа в сотрудничестве с гитлеровскими оккупантами
и «бандповстанческой» деятельности. …утверждения о «мас-
совом коллаборационизме» среди калмыков оснований не
имели. Бандитизм на территории Калмыцкой АССР также не
был из ряда вон выходящим: в 1943 г. в этом регионе зареги-
стрировали 16 «бандпроявлений*», в то время как в Ставро-
польском крае за тот же период их было 160, в Дагестанской
АССР — 112» (Синицын, 2011).
* По принятой в те годы терминологии, «бандпроявле-
ния» включали в себя нападения на офицерский, сержант-
ский и рядовой составы Красной армии, сотрудников НКВД
и совпартработников, а также нападения на государственные
и колхозные учреждения, в том числе с целью ограбления.
«Претензии к руководству Калмыкии и калмыцкому на-
роду целенаправленно раздули. После освобождения Кал-
мыкии, в феврале 1943 г. на пост главы Калмыцкого обкома

19
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

ВКП(б) вместо смещенного П. В. Лаврентьева был назначен


А. Ф. Ликомидов. Последний нашел себе единомышленников
в лице наркома госбезопасности Калмыцкой АССР А. П. Ми-
хайлова и секретаря обкома ВКП(б) по кадрам П. Касаткина.
Начиная с февраля 1943 года эти руководители вошли в кон-
фликт с другими руководящими работниками республики,
калмыками по национальности. В мае 1943 года конфликт
перешел в открытое противостояние. Ликомидов, Михайлов
и Касаткин обвиняли руководителей-калмыков и весь кал-
мыцкий народ в нелояльности, о чем сообщали советскому
руководству. В конце концов их деятельность повлияла на
принятие решения о депортации калмыцкого народа» (Си-
ницын, 2011).
Таким образом, 27 декабря 1943 года государство безосно-
вательно и в экстренном порядке уничтожило Калмыцкую
АССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 дека-
бря 1943 года «О ликвидации Калмыцкой АССР и образова-
нии Астраханской области в составе РСФСР» см. в «Прило-
жении»).
«Принимая во внимание отсутствие у советского руко-
водства предубеждения по отношению к калмыкам, следует
согласиться с мнением о скоропалительности и спонтанности
решения о депортации этого народа. За 2 с небольшим неде-
ли до их выселения (8 декабря 1943 г.) было принято специ-
альное постановление правительства, имевшее противопо-
ложное назначение, о выделении средств для восстановления
Калмыцкой АССР и оказания помощи калмыцкому народу»
(Синицын, 2011).
25 февраля 1956 года, в последний день работы XX съезда
КПСС, прозвучал секретный доклад Н. С. Хрущева, в котором
речь шла о важнейшем в жизни страны событии — разобла-
чении культа личности Сталина. Правительство СССР приня-
ло решение и об устранении ошибки государства по отноше-
нию к репрессированным народам.

20
Введение

Через 2 недели после исторического доклада Н. С. Хруще-


ва на XX съезде КПСС, т. е. 12 марта, на заседании Президиу-
ма ЦК КПСС состоялось обсуждение вопроса «О снятии огра-
ничений по спецпоселению с калмыков и членов их семей».
17 марта 1956 года вышел Указ Президиума Верховного Со-
вета СССР за №134/33 «О снятии ограничений в правовом
положении с калмыков и членов их семей, находящихся на
спецпоселении», п. 8 настоящего Указа снимались ограниче-
ния с калмыков и членов их семей.
Последующие Указы Президиума Верховного Совета
СССР «О снятии ограничений в правовом положении» отно-
сились:
№135/42 от 28 апреля 1956 года — к крымским татарам,
балкарцам, туркам, курдам, хемшилам и членам их семей;
№139/19/20 от 16 июля 1956 года — к чеченцам, ингушам,
карачаевцам и членам их семей.
Эти три Указа снимали спецпереселенцев с учета и осво-
бождали их из-под административного надзора МВД СССР,
но не давали права возвращения конфискованного имуще-
ства и не разрешали возврат в регионы, из которых они были
насильственно высланы.
Следующий этап работы по реабилитации репрессиро-
ванных народов — обсуждение и принятие 22 ноября 1956 го-
да на заседании Президиума ЦК КПСС (протокол №59,
п. VII) проекта постановления «О восстановлении нацио-
нальных автономий калмыцкого, карачаевского и ингушско-
го народов».
Государство на протяжении 13 лет сначала уничтожило
Калмыцкую АССР в декабре 1943 года и без каких-либо осно-
ваний репрессировало весь народ, а в 1956 году реабилитиро-
вало калмыцкий народ и восстановило его территориальную
автономию, хотя и в урезанном формате. Восстановление ав-
тономии не могло происходить без финансовой помощи го-
сударства, и государство эту помощь оказало. Как ни пара-
доксально, но это было именно так.

21
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Формирование Инициативной группы восстановления


автономии Калмыкии началось раньше 1956 года. Так, на-
пример, член Инициативной группы восстановления автоно-
мии Калмыкии (1954–1956 гг.) Б. О. Джимбинов в конце
40-х–начале 50-х годов писал письма в Правительство СССР
лично Иосифу Сталину о необходимости пересмотра вопроса
депортации калмыцкого народа; черновики этих писем хра-
нились в архиве его сына.
После смерти Сталина деятельность членов Инициатив-
ной группы восстановления автономии Калмыкии (1954–
1956 гг.) активизировалась. В конце 1956 года в ЦК КПСС
в Москву были приглашены члены Инициативной группы
восстановления автономии Калмыкии. Из приглашенных
членов Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии там же, в ЦК КПСС, были созданы Организа-
ционное бюро Калмыцкой областной партийной организа-
ции и Оргкомитет по Калмыцкой автономной области Став-
ропольского края; в состав Оргкомитета были включены
также сотрудники аппарата Правительства СССР и Ставро-
польского крайкома КПСС.
При написании книги использованы материалы из фон-
дов архивов (Государственного архива Российской Федерации,
Российского государственного военного архива, Центрального
архива Министерства обороны РФ, Национального архива РК,
Национального музея имени Н. Н. Пальмова РК); моногра-
фии; периодическая печать, представленная газетами и жур-
налами, издававшимися в СССР, Российской Федерации,
в Калмыцкой автономной области (позднее: Калмыцкой АССР
и Республике Калмыкия) в советский и постсоветский перио-
ды; документы из личных архивов; воспоминания современ-
ников, детей и внуков членов Инициативной группы.
Глава I.
ГОРОДОВИКОВ ОКА ИВАНОВИЧ
(1879–1960 гг.)

«Летом пятьдесят шестого года


Из различных мест родной страны
Ехали в Москву степей сыны,
Пушкиным воспетого народа».
Д. Кугультинов

Ока Иванович Городовиков… Имя этого военачальника


неразрывно связано с историей Красной армии и победами
советского народа в Гражданской и Великой Отечественной
войнах. Родился в 1879 г., действительную военную службу
прошел в 9-м Донском казачьем полку, в составе 43-го Дон-
ского казачьего полка участвовал в Первой мировой войне.
По расформированию царской армии воевал против белых
банд в красногвардейском партизанском отряде станицы
Платовской. После создания Красной армии вступил в ее ря-
ды и во время Гражданской войны прошел боевой путь от ря-
дового до начдива легендарной 1-й Конной армии и коман-
дарма 2-й Конной армии. Боевой опыт, полученный в годы
Гражданской войны, помогал О. И. Городовикову постоянно
повышать теоретические знания: в 1923 году он окончил выс-
шие академические курсы, в 1927 году — курсы усовершен-
ствования начальствующего состава, в 1930 году — курсы при
Военно-политической академии, и в 1932 году — Военную
академию им. Фрунзе. В 1938 году был назначен инспекто-
ром кавалерии Красной армии. До революции эту должность,
как правило, занимали великие князья, т. е. члены импера-
торской фамилии.

23
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Осенью 1941 года О. И. Городовиков вместе с генерал-лей-


тенантами П. А. Курочкиным и А. А. Романенко встречались
в Монгольской Народной Республике (далее МНР) с Хорло-
гийн Чойбалсаном — Маршалом МНР, Главнокомандующим
Монгольской народно-революционной армией, главой Пра-
вительства МНР.
В Монгольской Народной Республике с первых дней Ве-
ликой Отечественной войны был создан и действовал Фонд
помощи Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). В ок-
тябре 1941 года гражданами МНР был сформирован и от-
правлен в СССР 1-й эшелон с экономической помощью в виде
полушубков, валенок, теплой одежды, продовольствия
и многого другого, необходимого на фронтах Великой Отече-
ственной войны. В 24-ю годовщину Великой Октябрьской со-
циалистической революции монгольский народ послал Крас-
ной армии подарки: теплую одежду, продукты питания. Все
зимняя экипировка резервных дивизий под Москвой были
получена из Монголии. Монголия поставила РККА пятьсот
тысяч лошадей. Народ Монгольской Народной Республики
собрал деньги для создания танковой колонны и эскадрильи,
которые были переданы РККА 12 января и 25 сентября 1943
года соответственно. МНР взяла на себя вещевое и продо-
вольственное обеспечение подаренных РККА танковой ко-
лонны и эскадрильи. В начале 1945 года из МНР в СССР был
отправлен последний, 9-й эшелон с экономической помо-
щью; этот эшелон состоял из 127 вагонов.
Кроме 9 эшелонов с теплой одеждой, обувью и продо-
вольствием, из Монголии в Бийск пришел караван из тысячи
двухсот верблюдов с теплой одеждой и продовольствием. Ка-
раван шел три месяца — с ноября 1942 года. На обратный
путь сибиряки нагрузили караван своими продуктами: мука,
подсолнечное масло и др. (Семенов, Дашцэрэн, 1971; Попель,
1977).
В годы Великой Отечественной войны О. И. Городовиков
руководил формированием и боевыми действиями кавале-

24
Глава I. Городовиков Ока Иванович

рийских соединений. В январе 1942 года правительство высо-


ко оценило действия конницы в первый очень трудный пери-
од войны и оперативную работу инспектора кавалерии;
О. И. Городовиков был награжден орденом Красного Знаме-
ни. Его участие в двух войнах отмечено многими наградами,
среди которых и Золотая Звезда Героя Советского Союза, на-
гражден в 1958 году (Тюленев, 1972; Нимеева, Акиева, Ман-
джиева, 2006).
Отдавая всего себя служению Отечеству на военном по-
прище, О. И. Городовиков находил время и силы для участия
в общественной работе на союзном и региональном уровне,
занимался литературной деятельностью. Творческое насле-
дие О. И. Городовикова хотя и не очень велико, но значимо:
несколько книг о службе в любимой им коннице и несколько
книг для детей.
В 1940 году в связи с предстоящим 500-летним юбилеем
калмыцкого эпоса «Джангар» правление Союза писателей
СССР создало юбилейную комиссию во главе с А. Фадеевым
и замом О. Городовиковым. Такая комиссия была необходи-
ма, так как у предстоящего юбилея были и противники, кото-
рые находили в организовываемом празднестве религиозную
суть. 500-летие калмыцкого эпоса «Джангар» торжественно
отмечалось в масштабах все страны. О. И. Городовиков в чис-
ле почетных гостей присутствовал на этом празднике кал-
мыцкого народа.
О. И. Городовиков избирался депутатом Совета Нацио-
нальностей Верховного Совета СССР первого созыва (1937–
1946 гг.) и депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР,
второго созыва (1958 г.).
В начале 1946 года калмыки, находившиеся в депортации
в Сибири, очень ждали предстоящие выборы в Верховный
Совет СССР. «Часть из них не верила, что им будет предостав-
лено право избирать и быть избранными. Единственная на-
дежда на возможность избрания калмыка по национально-
сти возлагалась на генерал-полковника О. И. Городовикова,
хотя были сомнения даже при условии выдвижения его кан-

25
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

дидатуры, что «разрешат ли нам, калмыкам, голосовать за


него». Однако Городовиков, который являлся депутатом Со-
вета Национальностей Верховного Совета СССР первого со-
зыва (1937–1946), в 1946 году кандидатом в депутаты выдви-
нут не был» (Синицын, 2011).
После смерти И. В. Сталина О. И. Городовиков возглавил
Инициативную группу по восстановлению Калмыцкой авто-
номной республики. С ним, как с самым известным среди кал-
мыков человеком, встречались многие приезжающие в Мо-
скву калмыки. В те годы он жил в Большом Ржевском
переулке, в так называемом «генеральском доме», и пользо-
вался государственной дачей в Болшево. Приезжавшие акти-
висты находили его по этим адресам. Только у О. И. Городови-
кова была возможность связаться с членами Правительства
СССР, с некоторыми из них он воевал еще в 1-й Конной армии.

Послужной список
Оки Ивановича Городовикова:
• батрак-пастух с 7-летнего возраста в хуторе Эльмута
(1888–1903 гг.);
• служба в царской армии, последний чин: старший уряд-
ник, (1903–1907 гг.);
• сельхозрабочий и разносчик почты, станция Торговая
Царицынской железной дороги (1907–1908 гг.);
• крестьянин хутора Эльмута станицы Платовской Саль-
ского округа (1908–1910 гг.);
• станичный инструктор в казачьих лагерях и школе ста-
ницы Платовской Сальского округа (1910–1915 гг.);
• старший урядник, командир взвода 43-го Донского каза-
чьего полка (1915–1916 гг.);
• старший урядник, командир взвода 39-го отдельной
казачьей сотни станции Сулин, Пастуховского завода
(1916–1917 гг.);
• красногвардеец Платовского партизанского отряда ста-
ницы Платовской, командир взвода конных разведчи-

26
Глава I. Городовиков Ока Иванович

ков, командир эскадрона, воевал против атамана генера-


ла Попова (октябрь 1917 — март 1918 гг.);
• командир эскадрона в составе партизанских отрядов Бу-
денного, Думенко, воевал против белой армии генерала
Краснова (апрель 1918 — октябрь 1918 гг.);
• помощник командира 20-го кавалерийского полка,
второй помощник командира кавалерийской бригады
и временно командир кавалерийской бригады в составе
1-й карательной кавалерийской бригады, сражавшейся
против белой армии генерала Краснова (ноябрь 1918 —
январь 1919 гг.);
• командир 19-го кавалерийского полка в составе 4-й кава-
лерийской дивизии, командир кавалерийской дивизии
Конного корпуса Буденного, воевал против доброволь-
ческой армии генерала Деникина (февраль 1919 — июль
1920 гг.);
• командующий 2-й Конной армией, командир 6-й Чонгар-
ской кавалерийской дивизии 1-й Конной армии, воевал
против белой армии Врангеля (июль — ноябрь 1920 г.);
• в составе 1-й Конной армии воевал против повстанческой
Кубанской армии генерала Пржевальского и бандитизма
на Северном Кавказе (ноябрь 1920 — март 1922 гг.);
• командир 6-й Чонгарской кавалерийской дивизии в со-
ставе 1-й Конной армии, воевал против Махно и других
банд на Украине (март 1922 — июнь 1924 гг.);
• командир 1-го конного корпуса Червонного казачества
(октябрь 1925 —июнь 1932 гг.);
• заместитель командующего Среднеазиатского военного
округа (1932–1938 гг.);
• инспектор кавалерии Рабоче-rрестьянской Красной
fрмии (1938 г.);
• генерал-инспектор и командующий кавалерией РККА
(с июня 1941 г.);
• временно исполнял обязанности командующего 8-й ар-
мией Северо-Западного фронта (июль 1941 г.);
• организовывал оборону на рубеже Западной Двины;
27
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• руководил формированием кавалерийских частей;


• был представителем cтавки по руководству кавалерий-
скими рейдами в тылу противника и во время Сталин-
градской битвы;
• заместитель командующего кавалерией (1945–1947 гг.);
• в отставке (с 1947 г.).
Выборные должности муниципального,
окружного, республиканского, федерального
и союзного уровней, членство в руководящих
партийных органах:

• член Платовского объединенного Исполнительного Ко-


митета Рабоче-Крестьянских и Красноармейских депута-
тов (1917–1918 гг.);
• член Президиума Армавирского городского Исполни-
тельного Комитета Рабоче-Крестьянских и Красноар-
мейских депутатов (1921–1922 гг.);
• член пленума Армавирского городского Комитета ВКП(б)
(1921–1922 гг.);
• член Президиума Гомельского городского исполнитель-
ного Комитета Рабоче-Крестьянских и Красноармейских
депутатов (1922–1924 гг.);
• член пленума Гомельского городского Комитета ВКП(б)
(1922–1924 гг.);
• член Президиума Проскуровского окружного Исполни-
тельного Комитета Рабоче-Крестьянских и Красноар-
мейских депутатов (1922–1930 гг.);
• член пленума Проскуровского окружного Комитета
ВКП(б) (1925–1930 гг.);
• член Правительства УССР, Всеукраинский центральный
Исполнительный Комитет (1925–1932 гг.);
• член Правительства Узбекской ССР, Центральный Ис-
полнительный Комитет Узбекской ССР (с 1932 г.);

28
Глава I. Городовиков Ока Иванович

• член Совета Национальностей, депутат Верховного Со-


вета СССР первого созыва (1937–1946 гг.);
• заместитель Председателя юбилейной комиссии по
празднованию 500-летия калмыцкого народного эпоса
«Джангар» (1940 г.);
• руководитель Инициативной группы восстановления
автономии Калмыкии (1954–1956 гг.);
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, второго
созыва, 1958 год.

Государственные награды и звания


Оки Ивановича Городовикова:
Ордена:
• Золотая Звезда Героя Советского Союза (10.03.1958 г.);
• три ордена Ленина (14.06.1940, 14.02.1945, 10.03.1958 гг.);
• шесть орденов Красного Знамени (25.07.1920, 1922,
22.02.1930, 22.01.1942, 03.11.1944, 06.11.1947 гг.);
• орден Отечественной войны I степени (04.06.1944) — за
формирование кавалерийских соединений;
• орден 15 лет Казахской ССР;
• орден Тувинской АССР.
Медали:
• медаль «За оборону Сталинграда» (22. 12. 1942 г.);
• медаль «За оборону Москвы» (10. 07. 1944 г.);
• медаль «За победу над Германией в Великой Отечествен-
ной войне 1941—1945 гг.»;
• медаль «XX лет Рабоче-крестьянской Красной армии»;
• медаль «XXX лет Рабоче-крестьянской Красной армии»;
• медаль за победу над Японией;
• медаль «30 лет Советской Армии и Флота»;
• медаль «40 лет Вооруженных сил СССР»;
• юбилейная медаль «В память 800-летия Москвы».
Иностранные награды:
• орден Красного Знамени (МНР).
29
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Звания:
• член Союза писателей СССР.
Российский государственный военный архив (РГВА), Городови-
ков О. И., личное дело, ф. №37976, оп. 1, д. 46, л. 1, 1 об., 2, 2 об.

О. И. Городовиков, 1924 год.

Оборотная сторона фотографии О. И. Городовикова с его


личной подписью, июнь 1924 года.

30
Глава I. Городовиков Ока Иванович

Чойбалсан — Маршал МНР, Главнокомандующий Монголь-


ской Народно-революционной армией, Глава Правительства
МНР; генерал-полковник О. И. Городовиков, генерал-лейте-
нант П. А. Курочкин, генерал-лейтенант А. А. Романенко.
Монгольская Народная Республика, 1941 год.

Б. Б. Городовиков, О. И. Городовиков, Эренжен Кулишев.


Москва, Большой Ржевский переулок, февраль 1957 года.

31
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Вручение О. И. Городовикову звания Героя Советского Союза


и Золотой Звезды Героя. Награды вручает Председатель
Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилов.
Москва, 1958 год.

32
Глава I. Городовиков Ока Иванович

Торжественное заседание, посвященное 40-летию Первой


Конной Армии. В 1-м ряду слева направо: О. И. Городовиков,
К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, Н. С. Хрущев. Москва,
1959 год.

33
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Надгробный памятник О. И. Городовикову


на Новодевичьем кладбище Москвы.

Памятная доска на Доме во-


енных в Большом Ржевском
переулке №11. Дом, в кото-
ром жил О. И. Городовиков,
где в середине 50-х годов со-
бирались члены Инициатив-
ной группы восстановления
автономии Калмыкии (1954–
1956 гг.), именуемый 5-м до-
мом Реввоенсовета.

34
Глава I. Городовиков Ока Иванович

Фасад Дома военных в Большом Ржевском переулке № 11.


Мемориальные доски советским военачальникам: генералу
армии, Герою Советского Союза Н. Ф. Ватутину;
государственному и партийному деятелю, армейскому
комиссару 1-го ранга Я. Б. Гамарнику; генерал-полковнику,
Герою Советского Союза О. И. Городовикову.
Автор мемориальной доски О. И. Городовикову — скульптор
И. Н. Феклин, выпускник Московского государственного
академического художественного института
имени В. И. Сурикова при Российской академии художеств,
ученик Александра Рукавишникова.

35
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

3, 3 об., 4, 4 об. (Учетная карточка Героя СССР из картотеки


Героев СССР ЦА МО РФ).

36
Глава I. Городовиков Ока Иванович

37
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

38
Глава I. Городовиков Ока Иванович

39
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

40
Глава I. Городовиков Ока Иванович

41
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

42
Глава I. Городовиков Ока Иванович

43
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Государственный архив Российской Федерации: ф. — 10249, оп.


6, д. 8230, л. 8, 9, 10, 10 об., 11, 11 об., 13, 14, 14 об., 15, 15 об.

44
Глава I. Городовиков Ока Иванович

45
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Федеральное государственное казенное учреждение


«Центральный архив Министерства обороны Российской
Федерации», Городовиков О. И., ф. 33, оп. 686043, д. 44, л. 111.
Там же, ф. 33, оп. 717028, д. 155, л. 8;ф. 33, оп. 170462 сс, д. 28, л. 61.

46
Глава I. Городовиков Ока Иванович

47
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

48
Глава I. Городовиков Ока Иванович

Федеральное казенное учреждение «Государственный архив


Российской Федерации» (далее ГА РФ), Городовиков О. И.,
ф. Р — 7523, оп. 72, д. 821, л. 161 (присвоение звания Героя
Советского Союза с вручением ордена Ленина
и медали «Золотая Звезда»).

49
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

50
Глава I. Городовиков Ока Иванович

51
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив Республики Калмыкия (далее РК):


ф. П-1089, оп. 1, д. 126, л. 2, 5, 5 об.:
Переписка О. И. Городовикова с племянником
Б. Б. Городовиковым во время Великой Отечественной войны:

52
Глава I. Городовиков Ока Иванович

53
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

54
Глава I. Городовиков Ока Иванович

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 6.

55
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Вместо эпилога
Светлая память об О. И. Городовикове сохраняется в па-
мяти народной. Память об Оке Ивановиче в сердцах детей,
внуков, правнуков и праправнуков.
Его им увековечено в г. Москве на мемориальной доске
дома, где он прожил 20 лет, в Большом Ржевском переулке,
№11.
10 февраля 2020 года на стене этого дома, 5-го дома Рев-
военсовета, называемого в народе «Генеральским», была
торжественно открыта мемориальная доска. На церемонии
открытия присутствовали:
• Николай Тимофеевич Антошкин — генерал-полковник,
Заслуженный военный летчик Российской Федерации,
Герой Советского Союза, депутат Государственной Думы
Российской Федерации VI и VII созывов, Председатель
Правления Клуба Героев Советского Союза, Героев Рос-
сийской Федерации и полных кавалеров ордена Славы
города Москвы и Московской области;
• Бату Сергеевич Хасиков — Глава Республики Калмыкия;
• Сергей Александрович Половинкин — начальник отдела
монументов, памятных знаков и мемориальных досок
департамента культурного наследия города Москвы;
• Илья Николаевич Феклин — скульптор, автор мемори-
альной доски Оки Ивановича Городовикова;
• представители Управы ЦАО города Москвы;
• Наран Геннадьевич Кюкеев — заместитель Председателя
Правительства Республики Калмыкия;
• Чингис Николаевич Бериков — Глава Администрации
Республики Калмыкия;
• Салават Окаевич Городовиков — сын Оки Ивановича
Городовикова;

56
Глава I. Городовиков Ока Иванович

• Ока Викторович Городовиков — внук Оки Ивановича


Городовикова;
• Юлия Салаватовна Балматова (Городовикова) — внучка
Оки Ивановича Городовикова;
• правнуки и праправнук Оки Ивановича Городовикова;
• представители общественности Республики Калмыкия;
• уроженцы и жители Республики Калмыкия;
• москвичи и гости столицы.
Торжественную церемонию открытия мемориальной до-
ски генерал-полковнику, Герою Советского Союза О. И. Горо-
довикову вел генерал-полковник, Заслуженный военный
летчик Российской Федерации, Герой Советского Союза
Н. Т. Антошкин.

Увековечение памяти
Оки Ивановича Городовикова
Память об Оке Ивановиче Городовикове сохраняет народ
Калмыкии, России и республик бывшего Советского Союза,
об этом свидетельствует присвоение имени О. Городовикова
населенным пунктам, улицам и премии в Республике Калмы-
кия, а также посвящение ему литературных и музыкальных
произведений.

Населенные пункты и улицы


в Российской Федерации с названием
«О. Городовиков»:
• Республика Калмыкия: город Городовиковск, центр Го-
родовиковского района, площади, улицы, школа, музей
имени Городовикова;
• город Элиста: площадь Городовикова, на ней находится
памятник О. И. Городовикову;
• город Городовиковск, установлен памятник О. И. Горо-
довикову;

57
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• Республика Калмыкия, Кетченеровский район, поселок


Ергенинский: улица О. Городовикова;
• город Волгоград: улица О. Городовикова с памятным
знаком из мрамора;
• город Ростов-на-Дону: улица О. Городовикова;
• Ростовская область, хутор Мокрая Эльмута, где родился
и жил до Октябрьской революции О. И. Городовиков,
в честь него и его племянника Б. Б. Городовикова уста-
новлена мемориальная доска;
• Ростовская область, Пролетарский район, станица Бу-
денновская: переулок Городовикова;
• Ростовская область, Сальский район, с. Сандата: пере-
улок Городовикова;
• город Липецк: улица Городовикова;
• Московская область, Пушкинский район, п. Софрино:
улица О. Городовикова;
• город Кривой Рог (Украина): улица О. Городовикова;
• город Харьков (Украина): улица О. Городовикова;
• город Мариуполь (Украина): улица О. Городовикова;
• город Хмельницкий (Украина): улица О. Городовикова,
с февраля 2016 года переименована в улицу Петра Бол-
бочана;
• В Республике Калмыкия — Республиканская премия
имени О. И. Городовикова;
• Республике Калмыкия об Оке Ивановиче Городовико-
В
ве сложены легенды и песни на калмыцком языке;
• Народный поэт Калмыцкой АССР Давид Кугультинов
посвятил стихотворения О. И. Городовикову, например,
стихотворение «Шпага Городовикова» начинается таки-
ми словами: «Вы генерала помните Оку; пружинистая
легкая походка…».
Светлая память об О. И. Городовикове сохраняется в па-
мяти народной.

58
Глава I. Городовиков Ока Иванович

СТАРЫЙ ГЕНЕРАЛ
Дмитрий Голубков (1930–1972 гг.)

Памяти О. И. Городовикова

И в осеннее ненастье, и в мороз, и в зной


По Тверскому шел неспешно человек седой.
Он держался очень прямо, голову подняв,
Невысок, но всем заметен, строг и величав,
В сумрачной текинской бурке,
Тих и чернокрыл.
Смуглою большою птицей по аллее плыл,
Будто бронзу, бурку эту гордо нес старик,
Словно к пушкинской крылатке,
К ней бульвар привык.
И, как сабли, загибались длинные усы,
И глаза в очках таили искорки грозы.
Словно памятник воскресший славы боевой,
Он здоровался безмолвно с утренней Москвой…
И, оставив скучных нянек и докучных мам,
Радостно за ним скакали дети по пятам,
И пенсионеры, бросив шашки и «очко»,
С некой завистью следили, как он шел легко.
И пейзаж бульвара скудный разом оживал
В те часы, когда бродил здесь храбрый генерал.
Клены тяжко рокотали сонною листвой,
Словно их хлестал нагайкой всадник молодой.
Будто трубы Первой Конной, ветер пел в кустах,
И, дымясь, летело небо, словно рваный стяг…
Нынче пасмурно и сыро,
Белый снег обвял…
На бульвар не выйдет больше славный генерал.

59
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)
Глава II.
ДЖИМБИНОВ БЕМБЕ (БЕМ) ОКУНОВИЧ
(ОКОНОВИЧ)1
(1914–1986 гг.)

Бембе (Бем) Окунович (Оконович) Джимбинов — государ-


ственный и общественный деятель Республики Калмыкия,
ученый, писатель, журналист-международник, Народный
поэт Калмыцкой АССР (1985 год), председатель правления
Союза писателей Калмыкии, член комиссии по националь-
ным литературам Союза писателей РСФСР.

Образование:
• 2-я Икичоносовская школа;
• с 1935 года — учеба в Москве во Всесоюзном коммунисти-
ческом институте журналистики им. «Правды» (ВКИЖ);
• с 1959 по 1961 годы — учеба в Академии общественных
наук при ЦК КПСС;
• Защита диссертации в Академии общественных наук при
ЦК КПСС на соискание ученой степени кандидата исто-
рических наук.
Бем Джимбинов родился в 1914 году в хотоне Кердата
Большедербетовского улуса Ставропольской губернии в се-
мье крестьянина-бедняка. Детство Бема Джимбинова счаст-
ливым не назовешь. Когда ему было 6 лет, а младшей се-
стре —2 года, мать оставила их, не желая делить с ними нужду
и горе. Отец вскоре женился на другой женщине. Отец Бема
1
Бембе Окуновича Джимбинова современники, сослужив-
цы и друзья, как правило, называли Бем Оконович. Это изме-
ненное имя и отчество перешло в СМИ, в периодическую лите-
ратуру.

61
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Джимбинова был одним из организаторов колхоза в Кердате,


членом правления и заведующим хозяйством колхоза, за что
и погиб от рук враждебно настроенных классовых элементов,
противников объединения крестьян в колхозы. Бем Джимби-
нов учился в Кердатинской начальной школе, а затем — в де-
вятилетней школе–интернате (Алексеева, 2002). С детства
у него проявлялись способности к учебе, в школе он хорошо
овладел русским и калмыцким языками, позднее изучил анг-
лийский.
По окончании школы Бем Джимбинов работал 3 года
в редакции районной газеты «Ленина мер» («Ленинский
путь»). В 1930–1935 годах работал в редакциях респуб-
ликанских газет «Улан хальмг» и «Ленинский путь» заведу-
ющим отделом, выпускающим и ответственным секретарем
обеих газет. Путь в журналистику одаренного юноши начал-
ся с 16 лет, первые публикации появились в 1931 году. Он сво-
бодно писал на калмыцком и русском языках (Манджиев,
2004).
В 1935 году Бема Джимбинова направили на учебу в Мо-
скву во Всесоюзный коммунистический институт журнали-
стики им. «Правды» (ВКИЖ).
Будучи студентом, Бем Джимбинов начал работать в Те-
леграфном агентстве Советского Союза (ТАСС) при Совете
Министров СССР, где проработал более 12 лет: редактор Со-
юзной информации, ответственный выпускающий редакции
иностранного радиопрослушивания, заместитель заведую-
щего Бюро международной информации не для печати, соб-
ственный корреспондент. (Материалы Национального архи-
ва РК).
В период работы в ТАСС Бем Джимбинов дома переводил
на калмыцкий язык советские кинофильмы, которые пока-
зывали в кинотеатрах и клубах Калмыкии. Эти кинофильмы
очень ждали в Калмыкии. Кинофильмы тех лет были окном
в мир для жителей СССР, в том числе для калмыков, боль-
шинство из которых дальше своего села не выезжало, были

62
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

в основном необразованные, а кинофильмы показывали


жизнь за пределами их села, хотона, аула.
Бем Джимбинов получил две комнатки в коммунальной
квартире в Гарднеровском переулке. Московские студенты из
Калмыкии были частыми гостями семьи Бема Джимбинова.
Жена Бема Джимбинова, Надежда Федоровна Тростян-
ская, была образованным человеком, тем не менее, она не ра-
ботала, воспитывала детей: сына Станислава и дочь Светла-
ну. Станислав стал профессором Литературного института
им. А. М. Горького, членом Союза писателей, членом Союза
журналистов России. Дочь Светлана стала режиссером, теа-
троведом, работала режиссером театра им. Е. Вахтангова.
Когда началась война, Бем Оконович получил правитель-
ственную бронь, которая продлилась вплоть до 1945 года.
Коллеги любили и уважали Бема Оконовича за интеллект,
надежность, работоспособность. Сотрудники ТАСС участво-
вали в судьбе Бема Джимбинова в трудные для него годы вы-
селения калмыцкого народа. Жена Бема Джимбинова, На-
дежда Федоровна, находилась с детьми в эвакуации в Башанте
у родственников мужа и стала свидетелем выселения кал-
мыцкого народа. После выселения калмыков Бем Джимби-
нов был переведен в Омск как специальный корреспондент
ТАСС по Омску и Омской области. В Омск он выехал с семьей.
В Омске Бем Джимбинов пробыл недолго. Коллеги по ТАСС
помогли ему вернуться в Москву, на этом его депортация за-
кончилась.
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 444: «Начиная с 1948 года, Бем
Джимбинов обращался в ЦК ВКП(б) и лично к генеральному
секретарю Сталину, писал о необходимости реабилитации
калмыков и восстановлении калмыцкой автономии. Черно-
вик одного из таких писем сохранился и находился у его сы-
на. 1948 год был годом ужесточения режима спецпоселения
ссыльных народов. Так, например, за самовольное оставле-
ние места спецпоселения следовало наказание до 25 лет ли-

63
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

шения свободы. В это время корреспондент ТАСС и спецпе-


реселенец Бем Джимбинов сумел при содействии руководства
информационного агентства приехать из Омска в Москву
и встретиться с М. А. Сусловым».
М. А. Суслов помочь ему чем-либо не мог. К этому факту
есть предыстория. М. А. Суслов в 1943 году возглавлял Став-
ропольский крайком ВКП(б). После выселения калмыков
к Ставропольскому краю присоединили несколько плодород-
ных западных районов Калмыкии, в чем М. А. Суслов был
лично заинтересован.
Действия Бема Джимбинова, несмотря на то, что они не
дали никакого результата, все равно были первыми шагами
к реабилитации калмыков. Убедившись в безрезультативно-
сти предпринятых переговоров, Бем Джимбинов объединил-
ся с Окой Ивановичем Городовиковым, который не только
был награжден высокими правительственными наградами,
воевал в Великую Отечественную войну в звании генерал-
полковника (звание генерал-полковника присвоено в июне
1940 года), но и был дружен с некоторыми членами Прави-
тельства СССР. Сын Бема Джимбинова Станислав вспоми-
нал, как в послевоенные годы он с отцом ходил на Арбат, где
встречались и подолгу беседовали его отец и Ока Иванович
Городовиков. Ока Иванович часто гулял с сыном, который
был ровесником Станиславу.
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 444: «Вот что писал Б. О. Джимби-
нов в 1948 году Сталину: «Известно, что калмыков-буддистов
в СССР 200 тысяч человек, а буддистов на Востоке более
800 миллионов. Они не могут не интересоваться судьбами
своих единоверцев и единокровных братьев в стране побе-
дившего социализма. Еще на XII съезде партии Вы говорили:
«Если на Украине мы совершили маленькую ошибку, это не
будет так чувствительно для Востока... Стоит допустить ма-
ленькую ошибку в отношении маленькой области калмыков,
которые связаны с Тибетом и Китаем, и это отзовется гораздо

64
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

хуже на нашей работе, чем ошибка в отношении Украины.


Мы стоим перед перспективой мощного движения на Восто-
ке и должны нашу работу направлять, прежде всего, — по ли-
нии пробуждения Востока и не предпринимать ничего тако-
го, что могло бы хотя бы отдаленно, хотя бы косвенно
умалить значение каждой отдельной народности на восточ-
ных окраинах».
В своем письме Бем Джимбинов цитировал слова самого
Сталина и именно сказанные им в отношении калмыцкого
народа. Трудно представить более убедительный аргумент.
В личном архиве Бема Джимбинова, который после его смер-
ти хранился у сына Станислава, не сохранился ответ на это
письмо Сталину. (Воспоминания Джимбинова С. Б. об отце.
Личный архив Л. Е. Кокшуновой, Москва).
С 1950 по конец 1956 года Бем Джимбинов работал в ре-
дакции журнала «Новое время» и Советском Информбюро:
заведующий отделом и старший редактор отдела печати
Стран Юго-Восточной Азии.
По словам современников, Б. О. Джимбинов обращался
к Екатерине Алексеевне Фурцевой, которая была влиятельной
женщиной во властных структурах СССР. Перед Е. А. Фурце-
вой во время первой встречи с Бемом Джимбиновым предстал
удивительный калмык. Он был высокого роста, приятной на-
ружности, отлично образованный, с хорошими манерами,
одет со столичным шиком. Аргументы и красноречие Бема
Джимбинова произвели благоприятное впечатление на нее.
Е. А. Фурцева на протяжении многих лет оказывала поддерж-
ку этому удивительному калмыку в вопросе восстановления
Калмыцкой республики.
Наступил 1956 год, с которым связаны исторические со-
бытия: XX съезд КПСС, доклад Н. С. Хрущева на съезде и по-
следовавшее за этим решение о реабилитации репрессиро-
ванных народов.
Бем Джимбинов с другими активистами-калмыками об-
ратился к К. Е. Ворошилову, на которого они вышли благо-

65
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

даря Оке Ивановичу Городовикову. Стихийно происходило


формирование Инициативной группы восстановления авто-
номии Калмыкии.
У истоков Инициативной группы стояли Ока Иванович
Городовиков и Бем Оконович Джимбинов. Ока Иванович Го-
родовиков возглавил Инициативную группу восстановления
автономии Калмыкии благодаря своему статусу, связям
с действующими политиками.
В связи с позитивными процессами, происходившими
в стране после XX съезда КПСС и доклада Н. С. Хрущева на
съезде, все больше калмыков приезжало в Москву с одними
и теми же идеями реабилитации калмыцкого народа и вос-
становления автономии Калмыкии. В результате к Инициа-
тивной группе восстановления автономии Калмыкии присо-
единялись все новые и новые люди, это государственные
и общественные деятели Калмыкии до 28 декабря 1943 го-
да — до трагической даты в судьбе калмыцкого народа, а так-
же поэты и писатели.
В конце 1956 года в ЦК КПСС в Москву были приглашены
члены Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии, в числе их был и Бем Джимбинов. Бем Джимби-
нов, проделавший большую работу в составе Инициативной
группы, вошел в Организационное бюро Калмыцкой област-
ной партийной организации и Оргкомитет по восстановле-
нию Калмыцкой автономии.
В феврале 1957 года на заседании первого организацион-
ного пленума Калмыцкого обкома КПСС Б. О. Джимбинов
был избран секретарем обкома КПСС (Материалы Нацио-
нального архива РК).
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 445: «В конце 1956 года Б. О. Джим-
бинов вернулся в Калмыкию, работал секретарем Калмыцкого
обкома партии, входил в состав Организационного бюро Кал-
мыцкой областной партийной организации.

66
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

Б. О. Джимбинов в 1958 году был избран депутатом Вер-


ховного Совета Калмыцкой АССР второго созыва. В своем вы-
ступлении на первой сессии Верховного Совета Калмыцкой
АССР депутат Б. О. Джимбинов сказал: «Наша сегодняшняя
сессия является исторической не только потому, что она пер-
вая, но и потому, что она проходит вслед за историческим ак-
том Советского правительства и партии о восстановлении
Калмыцкой автономной области».
Б. О. Джимбинов курировал вопросы культуры. Вскоре
начал работать Калмыцкий драматический театр, возродил-
ся Государственный ансамбль песни и танца «Тюльпан», на-
чал издаваться альманах «Теегин герл» («Свет в степи»).
Б. О. Джимбинов возглавлял правление Союза писателей ре-
спублики».
Бемом Джимбиновым, секретарем Калмыцкого обкома
КПСС, было отдано много сил вопросу преобразования Кал-
мыцкой автономной области в автономную республику. По
этому вопросу Бем Джимбинов, секретарь Калмыцкого обко-
ма КПСС, обращался к секретарю ЦК КПСС Е. А. Фурцевой.
Кроме Фурцевой, его поддержали К. Е. Ворошилов, А. И. Ми-
коян и А. И. Кириченко.
Одновременно с вопросом преобразования Калмыцкой
автономной области в автономную республику Бем Джимби-
нов неоднократно поднимал вопрос о возвращении Калмы-
кии двух приволжских районов. Однако его усилия в реше-
нии территориального вопроса разбивались о стену
непонимания. Причина этого в том, что до 28 декабря
1943 года Астраханской области не существовало в составе
СССР, был лишь Астраханский округ в составе Сталинград-
ской области. После присоединения восточных районов Кал-
мыкии к Астраханскому округу была создана Астраханская
область. В решении территориального вопроса силы Бема
Джимбинова с противодействующими структурами были не-
равны. Следует отметить, что эти спорные районы до сих пор
в полном объеме Калмыкии не возвращены.

67
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Осенью 1959 года по решению ЦК КПСС Бем Оконович


Джимбинов был направлен на учебу в Академию обществен-
ных наук при ЦК КПСС, которую окончил в 1961 году (Коне-
ев, 2014). В период учебы в Академии общественных наук
при ЦК КПСС Бем Джимбинов защитил диссертацию на со-
искание ученой степени кандидата исторических наук
(Джимбинов, 1961).
После Академии общественных наук при ЦК КПСС
Б. О. Джимбинов работал старшим научным сотрудником
Института востоковедения АН СССР. Б. О. Джимбинов был
членом Союза писателей Калмыцкой АССР, членом комис-
сии по национальным литературам Союза писателей РСФСР,
членом комитета по связям с писателями стран Азии и Афри-
ки. Все это свидетельствует о том, что Б. О. Джимбинов состо-
ялся как писатель, журналист и критик (Джимбинов, 1998).
Его произведения переведены на языки многих народов мира.
В 1985 году Бему Оконовичу Джимбинову присвоили зва-
ние Народного поэта Калмыцкой АССР.

Творческая составляющая жизни


Б. О. Джимбинова:
• произведения Б. О. Джимбинова печатались на страни-
цах всесоюзных, российских и республиканских жур-
налов и газет, выходили отдельными книгами, а также
в сборниках в центральных и республиканских издатель-
ствах;
• всего Б. О. Джимбиновым было издано 12 книг поэзии,
прозы и публицистики, в том числе сборники стихов
и поэм на русском языке: «Друг степей», «Второе кры-
ло», «Вблизи и вдалеке»;
• О. Джимбинов составил и издал сборник калмыцких
Б.
сказок;
• председатель правления Союза писателей Калмыкии;

68
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

• член комиссии по национальным литературам Союза


писателей РСФСР;
• член Советского комитета по связям с писателями стран
Азии и Африки;
• член исполкома и Президиума Советского общества
культурных связей с Бирмой;
• делегат Первого Всероссийского и Третьего Всесоюзного
съездов писателей.

Послужной список Б. О. Джимбинова:

• работа в редакции районной газеты «Ленина мер» («Ле-


нинский путь»), Западного улуса Калмыцкой автоном-
ной области (1930 год);
• заведующий отделом, выпускающий и ответственный
секретарь редакции республиканской газеты «Улан
хальмг» (1930–1935 гг.);
• заведующий отделом, выпускающий и ответственный се-
кретарь редакции республиканской газеты «Ленинский
путь» (1930–1935 гг.);
• учеба во Всесоюзном коммунистическом институте жур-
налистики им. «Правды» (ВКИЖ) (1935–1937 гг.);
• ТАСС при Совете Министров СССР — редактор Союзной
информации, ответственный выпускающий редактор
редакции иностранного радиопрослушивания, замести-
тель заведующего бюро международной информации не
для печати, собственный корреспондент (июль 1937 —
февраль 1950 гг.);
• редакция журнала «Новое время», заведующий отделом
(февраль 1950 — май 1955 гг.);
• Всесоюзное общество по распространению политических
и научных знаний — лектор по международным вопро-
сам (май 1955 — май 1956 гг.);

69
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• Советское Информбюро, старший редактор отдела пе-


чати стран Юго-Восточной Азии (май 1955 — декабрь
1956 гг.);
• секретарь Калмыцкого обкома КПСС (февраль 1957 —
сентябрь 1959 гг.);
• аспирант Академии общественных наук при ЦК КПСС
(сентябрь 1959 — сентябрь 1962 гг.);
• старший научный сотрудник Института востоковедения
АН СССР (с октября 1962 года).

Выборные должности республиканского, федераль-


ного и союзного уровней, членство в республикан-
ских руководящих партийных органах:
• член бюро Калмыцкого обкома КПСС (февраль 1957 —
сентябрь 1959 гг.);
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, второй со-
зыв, 1958 год.

Награды Бема Оконовича Джимбинова:


• орден «Знак Почета», 1958 год.

70
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

Бем Оконович Джимбинов в период работы в ТАСС. Москва,


1940 год.

71
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Бем Оконович Джимбинов с женой Надеждой Федоровной, те-


стем Федором Сергеевичем Тростянским и троюродными се-
страми. Москва, 1940 год.

Бем Оконович Джимбинов с дочерью и сыном,


Москва, 1947 год.

72
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

Ока Иванович Городовиков и Бем Оконович Джимбинов.


Москва, 1959 год.

III съезд писателей РСФСР. Справа: Бем Джимбинов, Берды


Кербабаев, слева: Морхаджи Нармаев, Санджи Каляев.
Москва, 1970 год.

73
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: фонд П-1, опись 6, дело 3319, листы 1,


1 (оборот), 2, 3, 3 (оборот), 4, 5, 6, 10.

74
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

75
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

76
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

77
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

78
Глава II. Джимбинов Бембе (Бем) Окунович (Оконович)

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 69.


Глава III.
АЗЫДОВ ИВАН ФЕДОРОВИЧ
(1909–19831 гг.)

Иван Федорович Азыдов родился в 1909 году в семье кре-


стьянина-бедняка в хотоне Шарнут Сарпинского улуса.
Отец — Азыдов Федор Олинович, батрачил в течение 37 лет
у богатых людей бывшей Донской области. Мать до Великой
Октябрьской социалистической революции также работала
по найму у зажиточных людей хотона. Иван Азыдов с 10-лет-
него возраста, помогая отцу, работал по найму подпаском до
1922 года.
В 1922 году семья Азыдова Федора Олиновича перекоче-
вала из Котельниковского района Донской области в Шарну-
товский сельский совет Сарпинского улуса Калмыкии. С 1922
по 1929 годы отец Ивана Азыдова, объединившись с одно-
сельчанами, занимался сельским хозяйством. В 1929 году
при организации колхоза в хотоне Шарнут родители в числе
первых вступили в колхоз. Колхоз назывался — колхоз имени
Сталина. Отец в колхозе начал работать рядовым колхозни-
ком. За добросовестный труд отец в колхозе стал ударником,
работал полеводом. Его выбрали членом правления колхоза,
он им оставался до своей смерти, т. е. до декабря 1933 года.
После переезда в Шарнут Иван Азыдов поступил в Шар-
нутовскую начальную школу, в которой учился до 1924 года.
С 1924 по май 1929 года продолжил учебу в Малодербетов-
ской 7-летней школе-интернате. В период обучения в 7-лет-
ней школе-интернате в 1924 году вступил в ряды Ленинского
комсомола.
1
Документально установлен только год рождения (матери-
алы Национального архива РК), год смерти указан на основании
опросных данных.

80
Глава III. Азыдов Иван Федорович

По окончании 7-летней школы, т. е. в мае 1929 года, Ма-


лодербетовский улуском ВЛКСМ отозвал Ивана Азыдова
в свое распоряжение и назначил волостным организатором
улускома ВЛКСМ. В этой должности он проработал до авгу-
ста 1929 года. В августе 1929 года на улусной конференции
ВЛКСМ Иван Азыдов был избран членом пленума, а пленум
избрал его членом бюро Малодербетовского улускома
ВЛКСМ. В этой должности он работал до декабря 1929 года.
В конце декабря 1929 года Калмыцкий обком ВЛКСМ вы-
двинул Ивана Азыдова на судебную работу. С 1 января 1930
года Калмоблсуд назначил Ивана Азыдова нарсудьей 1-го
участка бывшего Маныческого улуса. В этой должности он
работал до марта 1930 года.
С 20 марта по 20 августа 1930 года Иван Азыдов учился
в городе Саратове на шестимесячных юридических курсах.
По окончании этих курсов его, как отличника, Нижне-Волж-
ский Краевой суд и прокуратура направили на учебу в Сара-
товский институт Совправа, где Иван Азыдов учился до октя-
бря 1930 года.
В октябре 1930 года Иван Азыдов был отозван с учебы
и назначен нарсудьей 1-го участка бывшего Центрального
улуса, где работал до назначения членом Калмоблсуда, т. е.
до июля 1933 года. В июле 1933 года Иван Азыдов стал чле-
ном Верховного суда Калмыцкой АССР. Будучи членом Вер-
ховного суда Калмыцкой АССР, он также являлся членом
Калмоблсуда, Калмглавсуда.
Кандидат в члены ВКП(б) с марта 1931 года; в члены
ВКП(б) вступил в марте 1938 года. В 1943 году окончил в Мо-
скве Высшую школу партийных организаторов при ЦК КПСС
(материалы Национального архива РК).
В период депортации калмыцкого народа местом для
спецпоселения Ивана Азыдова и его семьи был назначен не-
большой город Куйбышев Новосибирской области. В этом го-
роде семьи репрессированных калмыков жили компактно,
многие жили в землянках.

81
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

В 1956 году Иван Азыдов был вызван правительственной


телеграммой в ЦК КПСС, включен в Инициативную группу
по восстановлению автономии Калмыкии. Из калмыков,
проживавших на спецпоселении в городе Куйбышев, кроме
И. Ф. Азыдова, была в 1956 году вызвана правительственной
телеграммой в ЦК КПСС Л. К. Очирова. Вдвоем они выехали
в Москву, где были включены в Инициативную группу вос-
становления автономии Калмыкии.
Вскоре после заседания Инициативной группы по восста-
новлению автономии Калмыкии в Москве Иван Федорович
Азыдов выехал на родину, где занимался непосредственно
восстановлением республики, разрушенной войной и депор-
тацией. В ходе создания институтов государственной власти
в возрождающейся Калмыкии Иван Азыдов занимался вос-
становлением судебной и прокурорской системы, в которой
он работал до дня депортации калмыцкого народа.
В 1958 году народ Калмыкии оказал ему доверие, выбрав
депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР второго со-
зыва.

Послужной список и образование


Ивана Федоровича Азыдова:
• работа по найму подпаском (1919–1922 гг.);
• учеба в Шарнутовской начальной школе и в Малодербе-
товской 7-летней школе-интернате (1922–1929 гг.);
• волостной организатор и член бюро Малодербетовского
улускома ВЛКСМ (май-декабрь 1929 года);
• нарсудья 1-го участка Маныческого улуса (декабрь 1929 —
март 1930 гг.);
• учеба на 6-месячных юридических курсах, г. Саратов (20
марта — 20 августа 1930 года);
• учеба в Саратовском институте Совправа (август-октябрь
1930 года);

82
Глава III. Азыдов Иван Федорович

• нарсудья 1-го участка бывшего Центрального улуса (ок-


тябрь 1930 — июль 1933 гг.);
• член Верховного суда Калмыцкой АССР с июля 1933 года.
Член Калмоблсуда, Калмглавсуда (с 1933 года);
• Высшая школа партийных организаторов при ЦК КПСС
(окончил в 1943 году).

83
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: фонд Р-1, оп. 1, д. 16,


листы 1, 1 (оборот), 3, 4.

84
Глава III. Азыдов Иван Федорович

85
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

86
Глава III. Азыдов Иван Федорович

87
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 75.


Глава IV.
ГОРОДОВИКОВ БАСАН БАДЬМИНОВИЧ
(1910–1983 гг.)

Басан Бадьминович Городовиков родился в 1910 году в ху-


торе Мокрая Эльмута Пролетарского района Ростовской гу-
бернии (область Войска Донского) в семье крестьянина-бед-
няка. Отец Бадьма Иванович Городовиков и мать Омльтя
Бадмаевна Городовикова — уроженцы хутора Мокрая Эльму-
та Пролетарского района области Войска Донского (в по-
следующем — Ростовская губерния). В семье Бадьмы и Омль-
ты Городовиковых родилось 11 детей. Басан был средним из
11 детей. Все дети, кроме Басана, умерли в детском возрасте.
Отец Басана Городовикова был старшим братом Оки Ивано-
вича Городовикова — известного военачальника Красной
и Советской армии, генерал-полковника, Героя Советского
Союза. Ока Иванович Городовиков, т. е. дядя Басана Городо-
викова, безусловно, оказал влияние на выбор военной про-
фессии племянником. Неслучайно в 1927 году, в 17-летнем
возрасте, он стал по направлению Пролетарского райкома
комсомола Ростовской области курсантом Северо-Кавказской
кавалерийской школы горских национальностей. В 1924 го-
ду, еще до поступления в кавалерийскую школу, вступил
в члены ВЛКСМ. После окончания Северо-Кавказской кава-
лерийской школы горских национальностей Басан Городови-
ков прошел все ступени службы от командира кавалерийско-
го взвода до заместителя командующего войсками по боевой
подготовке и военно-учебным заведениям Прикарпатского
военного округа. Басан Городовиков, как и его знаменитый
дядя, начал военную службу кавалеристом; служил в этом
роде войск до ноября 1941 года.

89
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

В 1941 году в начале Великой Отечественной войны он


уже командовал 71-м кавалерийским полком 48-й отдельной
кавалерийской дивизии, которая в ноябре 1941 года, попав
в окружение в Крыму и не сумев из него прорваться, присое-
динилась к крымским партизанам. Из остатков 48-й отдель-
ной кавалерийской дивизии был организован 2-й красноар-
мейский партизанский отряд, которым Басан Городовиков
командовал с ноября 1941 по март 1942 года. С марта по июнь
1942 года был командиром 1-го партизанского района парти-
занского движения Крыма.
С июня 1942 по август 1942 года состоял в распоряжении
генерал-инспектора кавалерии Красной армии, т. е. О. И. Го-
родовикова. С августа 1942 по июль 1943 года воевал на За-
падном фронте заместителем командира и командиром
251-й стрелковой дивизии 20-й армии. С июля 1943 по июнь
1944 года командовал 85-й гвардейской стрелковой дивизией
10-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта. Июнь
1944 — июль 1945 года — командир 184-й Духовщинской
стрелковой дивизии 5-й армии 3-го Белорусского фронта.
184-я Духовщинская стрелковая дивизия 5-й армии 3-го Бе-
лорусского фронта под командованием генерал-майора Баса-
на Городовикова одной из первых перешла государственную
границу СССР, за что Басану Бадьминовичу Городовикову
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля
1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза
(Нимеева, Акиева, Манджиева, 2006).
С июля по октябрь 1945 года Басан Городовиков командо-
вал 63-й стрелковой дивизией 5-й армии 1-го Дальневосточ-
ного фронта. Октябрь 1945 — март 1946 года был в распоря-
жении Государственного Управления кадров (ГУК). Март
1946 — январь 1947 года Басан Городовиков — слушатель Выс-
ших академических курсов при Высшей Военной Академии
им. К. Е. Ворошилова. Январь 1947 — апрель 1947 года был
в распоряжении Государственного Управления кадров (ГУК).

90
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

С апреля 1947 по январь 1950 года Басан Городовиков —


командир 12-й гвардейской механизированной дивизии
128-го стрелкового корпуса 28-й армии Белорусского военно-
го округа, г. Брест.
В апреле 1950 года Басан Городовиков был откомандиро-
ван в распоряжение Дальневосточного военного округа, где
с апреля по июнь 1950 года служил заместителем командира
87-го стрелкового корпуса Дальневосточного военного окру-
га (ДВВО), г. Южно-Сахалинск. В июле 1950 года был назна-
чен начальником Управления боевой и физической подго-
товки ДВВО, г. Южно-Сахалинск. В этой должности служил
до ноября 1953 года. С 25 ноября 1953 года по 16 декабря
1955 года Басан Городовиков — слушатель основного курса
Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова. После
окончания Высшей военной академии имени К. Е. Вороши-
лова и вручения диплома Басан Городовиков был назначен
Первым заместителем командующего 8-й гвардейской ар-
мии Группы советских войск в Германии (ГСВГ); в этой долж-
ности он служил до 19 сентября 1960 года. Из Германии Ба-
сан Городовиков был переведен в Прикарпатский военный
округ заместителем командующего войсками по боевой под-
готовке и военно-учебным заведениям, что соответствовало
рангу начальника управления боевой подготовки и военно-
учебных заведений округа. В этой должности он служил с 19
сентября 1960 года до 7 марта 1961 года (Балакаев, 1995).
8 марта 1961 года Басан Бадьминович Городовиков был
уволен из кадров Советской армии в запас по статье 59 пункту
«б» (по болезни) с правом ношения военной формы одежды,
с направлением на учет в военный комиссариат Калмыцкой
АССР г. Элисты. Приказ подписан старшим офицером 1-го от-
дела 1-го управления ГУК подполковником Гусевым.
В следующей записи в личном деле от 9 марта 1961 года,
подписанной также старшим офицером 1-го отдела 1-го управ-
ления ГУК подполковником Гусевым, содержится выдержка
из постановления секретариата ЦК КПСС от 29.11.1960 года:

91
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

«Тов. Городовиков Б. Б. направляется в распоряжение Кал-


мыцкого обкома КПСС для использования на руководящей
партийной работе». Если сопоставить даты назначения на
службу в Прикарпатский военный округ и выхода постанов-
ления секретариата ЦК КПСС, то очевидно, что это поста-
новление секретариата ЦК КПСС вышло через 2 месяца
10 дней службы Басана Городовикова в Прикарпатском воен-
ном округе, где он продолжал еще служить до 7 марта 1961 го-
да, т. е. 3,5 месяца, после выхода постановления секретариата
ЦК КПСС (материалы Национального архива РК).
В 1937 году Басан Городовиков был принят кандидатом
в члены ВКП(б) в Военной академии им. Фрунзе; в члены
ВКП(б) принят в октябре 1939 года партийной организацией
115-го кавалерийского полка 8-й отдельной кавалерийской
дивизии.
Семейное положение. Жена — Горяева Нонна Санджи-Га-
ряевна, 1917 года рождения, уроженка с. Кануково Астрахан-
ской области. Дети: дочь Зоя, 1937 года рождения; дочь
Омельта, 1939 года рождения; дочь Бова, 1941 года рождения;
сын Басан, 1945 года рождения. Есть внуки и внучки, правну-
ки и правнучки.
Аналитический обзор боевых характеристик
личного дела Басана Бадьминовича Городовикова,
сделанный его коллегой по работе в Калмыцком об-
коме КПСС, секретарем Калмыцкого обкома КПСС,
советником Президента Республики Калмыкия,
кандидатом философских наук К. П. Катушовым:
«Осенью 1948 года на инспекторской проверке, проводимой
инспекцией Вооруженных сил, боевая подготовка дивизии
была признана плохой, а состояние боевой техники и во-
оружения — неудовлетворительным. Однако эти неудовлет-
ворительные оценки дивизии не послужили уроком для пе-
рестройки всей системы руководства боевой подготовки
частей дивизии со стороны тов. Городовикова, и на осеннем
инспекторском смотре в 1949 году дивизия снова получила

92
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

неудовлетворительную оценку по боевой подготовке. Основ-


ными причинами неудовлетворительных оценок по боевой
подготовке в течение двух лет является неорганизованность
и бесплановость работы самого генерал-майора тов. Городо-
викова и отсутствие боевого опыта. За время командования
дивизией тов. Городовиков работает рывками, дергает офи-
церский состав, в работе разбрасывается и стремится выпра-
вить недостатки исключительно за счет многочисленных бес-
плановых совещаний и указаний. Поскольку тов. Городовиков
в течение 2-х лет не справляется с командованием механизи-
рованной дивизии, его целесообразно перевести на препода-
вательскую работу».
«А каковы же заключение и отзывы старших начальни-
ков? Вот мнение командующего 28-й армией Чистякова:
“Тактически подготовлен, но ввиду того, что не в состоянии
руководить боевой подготовкой и жизнью войск, це-
лесообразно использовать на преподавательской работе. 15
октября 1949 года».
«Наконец-то, получив необходимый документ, в соответ-
ствии со спущенной ему директивой командующий войсками
Белорусского военного округа Маршал Советского Союза
Тимошенко 14 ноября 1949 года наложил на этой аттестации
резолюцию: «На строевой работе бесполезный, ничего орга-
низовать и провести в жизнь не может. Штабом не руково-
дит. Как дикарь, работает в одиночку. Должности командира
дивизии не соответствует. Целесообразно использовать на
преподавательской работе» (Катушов, 1995).
«Спустя два месяца дело переносится на рассмотрение
ВАК. Принимается соломоново решение: “Должности коман-
дира механизированной дивизии не соответствует”. И тут же:
“По должности заместителя командира стрелкового корпуса
аттестовать осенью 1950 года”. Председатель — Маршал Со-
ветского Союза В. Соколовский.
«И опять можно задать вопрос: что же случилось? С од-
ной стороны, в Белорусском военном округе было сделано

93
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

все, чтобы “очистить” Советскую армию от представителя


“народа-предателя”. А с другой стороны, он пошел на повы-
шение. Стал заместителем командира корпуса. Какие же си-
лы могли вмешаться в справедливое разрешение судьбы
Б. Б. Городовикова? Ответ напрашивается сам собой. Б. Б. Го-
родовиков еще в ходе разбирательства вокруг себя был на-
значен заместителем командира 87-го стрелкового корпуса
Дальневосточного военного округа, командующим которого
был в то время генерал-полковник Николай Иванович Кры-
лов. Это тот самый Крылов, с которым Б. Б Городовиков пер-
вым прорывал границы фашистской Германии и милита-
ристской Японии. Он и спас его от морального уничтожения,
не дал растоптать его воинскую и гражданскую честь» (Кату-
шов, 1995).
«В соответствии с принятым решением ВАК МВС СССР
под председательством маршала Соколовского осенью
1950 года состоялась аттестация Городовикова в должности
заместителя командира корпуса: “Генерал Городовиков
имеет достаточную оперативно-тактическую подготовку,
в обстановке разбирается и делает правильные выводы,
в принятии решений уверен и настойчив в их выполнении.
Уставы Вооруженных Сил знает хорошо и требует их беспре-
кословного выполнения. Часто бывает в войсках и оказывает
им помощь. Вопросами боевой подготовки войск занимается
много, умеет учить людей показом, боевую подготовку любит
и особенно огневую, строевую и физическую. Дисциплиниро-
ван, исполнителен, физически развит, авторитетом пользует-
ся. Идеологически выдержан. Морально устойчив. Вывод:
занимаемой должности соответствует. Учитывая его призва-
ние, можно использовать в должности начальника управ-
ления боевой и физической подготовки округа”» (Там же).
«Н. И. Крылов своим приказом от 9 сентября 1950 года на-
значил Городовикова начальником управления Даль-
невосточного военного округа по боевой и физической
подготовке. А аттестация на него в должности зам. командира

94
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

корпуса, в которой содержится предложение о возможности


использования Городовикова на вышестоящей должности,
была подписана командиром корпуса, генерал-лейтенантом
Онуприенко 22 сентября 1950 года. Находясь в новой долж-
ности и отвечая именно за тот участок работы, за который
был ”уличен“ в составе Белорусского военного округа, Б. Б. Го-
родовиков награждается высшим орденом страны — орденом
Ленина. Указ Президиума Верховного Совета СССР об этом
вышел 20 апреля 1953 года. Это была его первая послевоен-
ная награда, компенсировавшая все перипетии тех сложных
обстоятельств, из которых с честью вышел Б. Б. Городовиков»
(Катушов, 1995).
«Во всех последующих аттестациях Б. Б. Городовикова за-
мелькали выводы: ”Занимаемой должности соответствует”»
(там же).
«Так по-военному твердо, решительно отметая одно
обвинение за другим, была поставлена точка в этой драмати-
ческой схватке с генералом Городовиковым, не смирившим-
ся с несправедливостью, беззастенчивой попыткой скомпро-
метировать его в глазах армии. Эта точка была поставлена
в результате последовательной и твердой позиции генерал-
полковника Николая Ивановича Крылова, ставшего на защи-
ту чести и достоинства своего боевого соратника. Невольно
восторгаешься нравственной чистоплотностью в отношениях
этих двух сильных духом людей» (Катушов, 1995).

Послужной список
Басана Бадьминовича Городовикова:
• курсант кавалерийской школы горских национально-
стей, СКВО, г. Краснодар (1927 — май 1930 гг.);
• командир взвода 76-го кавалерийского полка 12-й кава-
лерийской дивизии, СКВО (май 1930 — июнь 1930 г.);
• командир взвода 30-го кавалерийского полка 5 кавале-
рийской дивизии, СКВО (июнь 1930 — декабрь 1931 гг.);

95
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• командир эскадрона 30-го кавалерийского полка 5-й кава-


лерийской дивизии, СКВО (декабрь 1931 — май 1935 гг.);
• слушатель Военной академии им. Фрунзе (май 1935 —
август 1938 гг.);
• командир 115-го кавалерийского полка 8-й кавалерий-
ской дивизии, I ОКА (август 1938 — октябрь 1940 гг.);
• слушатель оперативного факультета Военной академии
командного и штурманского состава ВВС СССР (октябрь
1940 — июнь 1941 гг.);
• состоял в распоряжении ГУК НВО (июнь 1941 — июль
1941 гг.);
• командир 71-го кавалерийского полка 48-й кавалерий-
ской дивизии, Крымский фронт (июль 1941 — ноябрь
1941 г.);
• командир 2-го красноармейского партизанского отряда,
Крым (ноябрь 1941 — март 1942 гг.);
• командир 1-го партизанского района партизанского дви-
жения Крыма (март 1942 — июнь 1942 г.);
• состоял в распоряжении генерал-инспектора кавалерии
Красной армии (июнь 1942 — август 1942 г.);
• командир 251-й стрелковой дивизии, Западный фронт
(август 1942 — июль 1943 гг.);
• командир 85-й гвардейской стрелковой дивизии, Запад-
ный фронт (июль 1943 — 4 июня 1944 гг.);
• состоял в распоряжении ГУК НКО (05.06.1944 —
09.06.1944 г.). Отозван с фронта для решения вопроса
о возможности дальнейшего использования в действую-
щей армии.
• командир 184-й стрелковой Духовщинской дивизии,
3-й Белорусский фронт (июнь 1944 — декабрь 1944 г.);
• 2-й Прибалтийский фронт (декабрь 1944 г.);
• лечение в госпитале по ранению (декабрь 1944 — фев-
раль 1945 гг.);
• командир 184-й стрелковой Духовщинской Краснозна-
менной дивизии, 3-й Белорусский фронт. Возвратился
после лечения в госпитале (февраль 1945 — июнь 1945 г.);

96
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

• 1-й Дальневосточный фронт (июнь 1945 — август 1945 г.);


• и. о. командира 63-й стрелковой Витебской Краснозна-
менной ордена Суворова дивизии, 1-й Дальневосточный
фронт (август 1945 — сентябрь 1945 г.);
• освобожден от должности и откомандирован в распоря-
жение ГУК для зачисления слушателем Высшей военной
академии (сентябрь 1945 — март 1946 гг.);
• слушатель Высших академических курсов при Высшей
ордена Суворова I степени Военной академии им. К. Е.
Ворошилова (март 1946 — март 1947 гг.);
• распоряжении Управления кадров Сухопутных войск
в
по окончании ВАК ВВА (март 1947 — апрель 1947 г.);
• командир 12-й гвардейской механизированной Мозер-
ской Краснознаменной ордена Суворова дивизии, Бело-
русский военный округ (апрель 1947 — январь 1950 гг.);
• заместитель командира 87-го стрелкового корпуса Даль-
невосточного военного округа (январь 1950 — сентябрь
1950 г.);
• начальник Управления боевой и физической подготовки
Дальневосточного военного округа (сентябрь 1950 — но-
ябрь 1953 гг.);
• слушатель основного курса Высшей военной академии
им. К. Е. Ворошилова (ноябрь 1953 — декабрь 1955 гг.);
• первый заместитель командующего 8 гвардейской арми-
ей, ГСВГ (декабрь 1955 — сентябрь 1960 гг.);
• заместитель командующего Прикарпатским военным
округом (назначен 19 сентября 1960 г.);
• рой секретарь Калмыцкого обкома партии (избран 30
вто
января 1961 г.);
• первый секретарь Калмыцкого обкома партии (избран
в сентябре 1961 г.).

97
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Выборные должности союзного и республиканского


уровней, членство в республиканских руководящих
партийных органах:
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, второй со-
зыв (1958 г.);
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, шестой со-
зыв (1975 г.);
• депутат Верховного Совета СССР, Совет Национально-
стей, девятый созыв (1974 г.);
• кандидат в члены ЦК КПСС, избран XXIII съездом пар-
тии.

Награды Басана Бадьминовича Городовикова


Ордена:
• орден Красного Знамени (1942 г., Крымский фронт);
• орден Красного Знамени (1943 г., Западный фронт);
• орден Кутузова II степени (1943 г.);
• орден Красная Звезда (1944 г.);
• орден Суворова II степени (1945 г.);
• орден Красного Знамени (1945 г., Белорусский фронт);
• орден Ленина и Золотая Звезда Героя Советского Союза
(1945 г.);
• орден Красного Знамени (1947 г.);
• орден Ленина (1953 г.);

Медали:
• медаль «За оборону Севастополя» (1942 г.);
• медаль «Партизану Отечественной войны I степени»
(1943 г.);
• медаль «За взятие Кенигсберга» (1945 г.);
• медаль «За победу над Германией в Великой Отечествен-
ной войне 1941–1945 гг.»;
• медаль «За победу над Японией» (1945 г.);

98
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

• медаль «XXX лет Рабоче-крестьянской Красной армии»


(1948 г.);
• медаль «40 лет Вооруженных сил СССР» (1957 г.).
Иностранные награды:
• орден китайский «ЮН-Квей».
Воинское звание генерал-майор присвоено 16.10.1943 го-
да постановлением СНК СССР. Воинское звание генерал-лей-
тенант присвоено 25.05.1959 года постановлением Совета
Министров СССР.

Национальный архив РК, Городовиков Б. Б., ф. П-1089,


оп. 1, д. 160, д. 172, д. 247.

Командир дивизии Б. Б. Городовиков с бойцами и офицерами


184-й стрелковой Духовщинской Краснознаменной дивизии,
3-го Белорусского фронта сразу после перехода государственной
границы СССР. Восточная Пруссия, апрель 1945 года.

99
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Генерал-майор, Герой Советского Союза Б. Б. Городовиков


на Дальневосточном фронте, Манчжурия, август 1945 года.

Маршал Советского Союза встречается с офицерами


и солдатами ГСВГ, Германия, г. Веймар, 1956 год.

100
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

Басан Бадьминович Городовиков и Эренжен Агильджанович


Сангаев – делегаты XXII съезда КПСС. Москва, 1961 год.
Фотография из личного архива Инги Кулешовой.

На даче С. М. Буденного. Слева направо сидят: С. М. Буденный,


Б. Б. Городовиков; стоят: М. Б. Пюрвеев, архитектор, компо-
зитор и Н. А. Санджиев, скульптор. Подмосковье, 1964 год.

101
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. П-1089, оп. 1, д. 2, л. 2-13, 43–44;


там же, д. 123, л. 10, 11. Там же, ф. П-1089, оп. 1, д. 10422,
л. 12-16, 28, 29, 38, 39, 39 об.

102
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

103
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

104
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

105
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

106
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

107
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

108
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

109
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

110
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

111
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

112
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

113
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

114
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

115
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

116
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

117
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

118
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

119
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

120
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

121
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

122
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

123
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

124
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

125
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

126
Глава IV. Городовиков Басан Бадьминович

Увековечение памяти
Басана Бадьминовича Городовикова
«Как тесно связана судьба генерал-лейтенанта Басана
Бадьминовича Городовикова с героическим и трагическим
прошлым Советского государства, как прочно она соединена
с перипетияадальной судьбы калмыцкого народа. Здесь лег-
ко просматривается все: от триумфа молодого 33-летнего ге-
нерала, дивизия которого первой прорвалась на территорию
противника, за что он был удостоен звания Героя Советского
Союза, до оскорбительного унижения его человеческого до-
стоинства и попыток увольнения из армии, которой он отдал
все свои недюжинные способности» (Катушов, 1995).
Память о Басане Бадьминовиче Городовикове сохраняет
народ Калмыкии, об этом свидетельствует присвоение имени
Б. Б. Городовикова Калмыцкому государственному универси-
тету и улице в центре города Элисты, на которой он прожил
17 лет. На улице Б. Б. Городовикова заложен фундамент, на
котором будет установлен его бюст. На Аллее героев в центре
города Элисты установлен памятник Б. Б. Городовикову, вы-
полненный во весь рост. На торце одного из жилых домов,
стоящего у дороги к железнодорожному вокзалу, калмыцки-
ми художниками выполнен портрет Б. Б. Городовикова в во-
енной форме с орденами и медалями.
Светлая память о Б. Б. Городовикове сохраняется в памя-
ти народной, сохранялась и сохраняется в памяти его пяте-
рых детей, внуков и правнуков.
Глава V.
ДЖИМБИНОВ АПУШ МУТЛОВИЧ
(1910–1992 гг.)

Апуш Мутлович Джимбинов — известный государствен-


ный деятель Калмыцкой АССР. Апуш Джимбинов родился
в 1910 году в семье крестьянина-бедняка в хотоне Кердата
Бюдермис-Кюбетовского аймака Большедербетовского улуса
Ставропольской губернии (позднее — Западный улус Кал-
мыцкой автономной области). Предки и близкие родствен-
ники Мутла Джимбинова — отца Апуша, были крупными
ското- и землевладельцами.
В семье Мутла Сенковича Джимбинова и Гиляны Ман-
джиковны Моголцыковой было трое детей: Ися, Апуш, Со-
фья. Мутл Сенкович умер, когда Апушу было 9 лет. У мальчи-
ка остались мама и две сестры. Троих детей поднимала одна
мать — Гиляна Манджиковна, которая была мудрая и стой-
кая духом женщина.
Апуш Джимбинов после окончания Кердатинской школы
в 1925 году поступил на рабфак в городе Саратов. Апуш
Джимбинов в числе первых калмыков стал студентом Мо-
сковского высшего технического училища (МВТУ) имени Ба-
умана, однако, не окончив его, ушел с четвертого курса
(Илишкин, 2000).
В 1932 году Апуша Джимбинова призвали в армию, слу-
жить он начинал на Дальнем Востоке красноармейцем 46-го
артиллерийского полка кавалерийской дивизии. Вскоре он
сдал нормативы на командира взвода и его назначили ко-
мандиром взвода того же полка. С должности командира
взвода Апуша Джимбинова перевели помощником команди-
ра батареи. Служил он в 8-й кавалерийской дивизии в Воро-
шиловск-Уссурийске. В 1935 году Апуш Джимбинов был пе-

128
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович

реведен командиром артиллерийской батареи 21-й КНАД


кавалерийской дивизии имени И. В. Сталина.
В 1938 году Апуш Джимбинов поступил в Артиллерий-
скую академию им. Ф. Э. Дзержинского, где учился до начала
Великой Отечественной войны. После окончания Артилле-
рийской академии в 1941 году он был направлен в действую-
щую армию (Илишкин, 2000).
Апуш Джимбинов войну начал в должности команди-
ра дивизиона 46-го артиллерийского полка на Брянском
фронте. С фронта его отозвали в Артиллерийскую академию
им. Ф. Э. Дзержинского, где он окончил курсы штабных ко-
мандиров. После окончания курсов Апуша Джимбинова на-
значили начальником штаба полка. В дальнейшем у Апуша
Джимбинова был карьерный рост: с должности начальником
штаба полка его назначили начальником штаба артиллерий-
ской дивизии, далее — начальником штаба офицерского пол-
ка, затем — начальником штаба 477-го Гвардейского полка
4-го Украинского фронта, в этой должности он воевал до кон-
ца войны. После окончания Великой Отечественной войны
Апуш Джимбинов продолжал служить в армии до 1947 года.
В 1947 году в связи с расформированием полка его перевели
начальником артиллерийского 63-го стрелкового батальона,
где он прослужил до 1953 года. В апреле 1953 года Апуш
Джимбинов уволился в запас, уехал в Москву, где устроился
работать на завод малолитражных автомобилей сначала на-
чальником сектора, затем начальником цеха и далее стар-
шим инженером.
Апуш Джимбинов входил в Инициативную группу восста-
новления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.), которую воз-
главлял генерал-полковник Герой Советского Союза О. И. Го-
родовиков. В декабре 1956 года Апуша Джимбинова, как
и других членов Инициативной группы восстановления авто-
номии Калмыкии, вызвали в ЦК КПСС, где на базе Инициа-
тивной группы восстановления автономии Калмыкии созда-
ли Оргбюро Калмыцкой областной партийной организации

129
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

и Оргкомитет восстановления автономии Калмыкии (Оргко-


митет по Калмыцкой автономной области). Всех членов Ини-
циативной группы восстановления автономии Калмыкии
(1954–1956 гг.) направили работать в Калмыкию.
В 1934 году Апуш Джимбинов женился на Гилане Карви-
ной — уроженке хотона Бага-Бурул, расположенного в непо-
средственной близости от Кердаты. Апуш Джимбинов и Ги-
лана Карвина были знакомы с детских лет; в Москве они
встретились уже в юношеском возрасте, когда Гилана после
расстрела отца приехала с целью избежать преследования
НКВД, как «член семьи врага народа». В Москве она посту-
пила в 1-й Московский медицинский институт, который
успешно окончила в 1941 году по специальности «лечебное
дело». После окончания института Гилана работала в Москве
в больнице на Таганке. В семье Апуша и Гиланы до войны ро-
дилось трое сыновей.
Родители Гиланы Карвиной были в Бюдермис-Кюбетов-
ском аймаке зажиточными людьми. Отец Гиланы — Лиджи
Карвенович Карвин (Карвенов), в 1929 году был арестован
и обвинен в контрреволюционной деятельности. В качестве
вины ему вменялась работа в период Гражданской войны
Председателем Управы Большедербетовского уезда, создан-
ном деникинцами. Советская власть оставила Л. К. Карвину
ту же должность, только она была переименована и стала на-
зываться «председатель Большедербетовского улусного ко-
митета». Л. К. Карвин был первым председателем Больше-
дербетовского улусного комитета. На высокую должность
в Большедербетовском уезде, а затем — улусном комитете
Л. К. Карвина назначали разные власти благодаря тому, что
он имел фундаментальное образование: окончил Ставро-
польскую учительскую семинарию, Киевский университет,
затем учился в университете в Санкт-Петербурге. Уже при
Советской власти Л. К. Карвин возглавлял Башантинский
техникум — на тот момент единственное в Калмыкии учебное
заведение среднего профессионального образования (Ман-
джиев, 2004; Манджикова, Башанкаев, 2005).

130
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович

Л. К. Карвин был расстрелян в 1930 году. 16 марта 1989 го-


да он был посмертно реабилитирован.
Впоследствии Гилана Карвина была ложно обвинена
и осуждена по политической 58-й статье на 10 лет заключе-
ния и 5 лет ограничения в гражданских правах. Гилану Кар-
вину освободили из Карагандинского лагеря в 1953 году. По-
сле XX съезда КПСС Гилана Карвина была реабилитирована.
Апуш Джимбинов воевал на фронтах Великой Отече-
ственной войны, занимал командные должности, в том числе
должности начальника штаба полка, артиллерийской диви-
зии, офицерского и 477-го Гвардейского полка. Апуш Джим-
бинов защищал Москву и принимал участие в боях под Харь-
ковом (Фотохроника ТАСС, фото И. Бурсакова, 1975).
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 432-436: «Враг дошел до Москвы,
блокировал Ленинград, вышел на берега Волги и проник на
Кавказ. В связи с коренным переломом, произошедшим в во-
йне, Сталин вернулся к своей практике искать врагов и нахо-
дить виновных. Ответственность за поражения первых лет
войны была возложена на некоторых командиров военных
округов и некоторые малочисленные народы Советского Со-
юза, в числе которых оказались и калмыки. И это несмотря
на то, что около 30 тысяч воинов-калмыков сражались на
фронтах Великой Отечественной войны, и две третьи из них
навсегда остались на полях сражений, сложив свои головы за
свободу и светлое будущее Родины».
Со слов Гиланы Карвеновны Карвиной, пересказано Люд-
милой Кокшуновой: «После освобождения из Карагандин-
ской тюрьмы, когда уже была восстановлена автономия Кал-
мыкии, Г. К. Карвина приехала в Элисту, прошлась по улицам
родного города. Единственный человек, который не побоял-
ся общаться с бывшей политзаключенной, обнял ее, был
Есин Эренценович Кокшунов — земляк, кердатинец, партий-
ный работник. В тот период он работал 1-м секретарем При-

131
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

озерного райкома КПСС. Есин Кокшунов и Гилана Карвина


стояли посередине улицы, обнявшись, и плакали» (Кокшуно-
ва, Джимбинов, 2017).
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 437: «А. М. Джимбинов в 1944 году
по национальному признаку был снят с передовой и направ-
лен в тыл, в Новосибирск. Капитан А. М. Джимбинов
в Новосибирске исполнял обязанности начальника штаба
полка резервной части.
В середине 1944 года ему удалось добиться возвращения
в действующую армию. Он был назначен начальником штаба
477-го полка гвардейских «катюш», который громил врага
в составе 33-й армии 4-го Украинского фронта».
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 437: «Апуш Джимбинов освобож-
дал Украину, Белоруссию, Польшу, Чехословакию. Был ра-
нен, получил контузию. Воевал он и в составе 18-й армии.
С 1946 по 1947гг. Джимбинов А. М. служил в Закавказ-
ском военном округе. В 1947г. был переведен начальником
штаба 63-го стрелкового батальона на Украину. Здесь под-
полковник Джимбинов А. М. проходил службу до демобили-
зации. (Фотохроника ТАСС, фото И. Бурсакова, 1975)».
После смерти Сталина, когда стали выходить из заключе-
ния на свободу политические заключенные, у калмыков, ре-
прессированных в декабре 1943 года по национальному при-
знаку, появилась надежда на реабилитацию и восстановление
автономии Калмыкии, с этой надеждой они стали приезжать
в Москву. Одним из мест, где они могли остановиться на ноч-
лег в Москве, была комнатка Апуша Джимбинова в комму-
налке площадью 9 м² в Танковом проезде».
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. — С. 438: «Апуш Мутлович Джимбинов
входил в Инициативную группу по восстановлению автоно-
мии Калмыкии. Инициативную группу по восстановлению
автономии Калмыкии возглавлял Ока Иванович Городови-

132
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович

ков. Члены Инициативной группы, в которую также входил


двоюродный брат Апуша Бем Окунович Джимбинов, подго-
товили письмо с историческими сведениями о калмыках.
Члены Инициативной группы обратились с письмом к Пред-
седателю Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Вороши-
лову, были у него на приеме и ставили вопрос о восстановле-
нии автономии Калмыкии. Спустя некоторое время эта же
группа лиц, к которой присоединились и другие калмыки,
вновь обратилась письменно с вопросом о восстановлении
автономии Калмыкии в Центральный комитет КПСС.
В декабре 1956 года были созданы Организационное бюро
Калмыцкой областной партийной организации и Организа-
ционный комитет по восстановлению автономии Калмыкии.
Апуш Джимбинов входил в состав Инициативной группы,
Оргбюро Калмыцкой областной партийной организации
и Оргкомитета по восстановлению автономии Калмыкии.
В 1957 году А. М. Джимбинов в связи с восстановлением
автономии Калмыкии приехал в Элисту, где его назначили
председателем Элистинского горисполкома; в этой должно-
сти он проработал более 5 лет. Работы было через край. В за-
брошенную Элисту возвращались калмыки, не хватало жи-
лья, первые возвратившиеся семьи жили в палатках,
в разрушенном здании бывшего Совмина, ютились в тесных
бараках и в неприспособленных для проживания помеще-
ниях.
Работать было трудно и одновременно радостно. Подни-
мали из руин свою столицу, строили Калмыцкую республику,
чувство сопричастности к великому делу возрождения помо-
гало преодолевать трудности. Был огромный энтузиазм на-
рода, который в будничном труде восстанавливал республи-
ку».
Постановлением Совета Министров Калмыцкой АССР от
24 июля 1964 года А. М. Джимбинов был утвержден замести-
телем начальника Управления снабжения и сбыта при Сове-
те Министров Калмыцкой АССР.

133
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Постановлением Совета Министров Калмыцкой АССР от


28 апреля 1970 года А. М. Джимбинов освобожден от занима-
емой должности в связи с переходом на другую работу (мате-
риалы Национального архива РК).

Послужной список
Апуша Мутловича Джимбинова:
• студент Саратовского рабфака им. Ленина (1925–1927 гг.);
• студент Московского высшего технического училища им.
Н. Э. Баумана (1928–1932 гг.);
• красноармеец 46-го артиллерийского полка 8-й кава-
лерийской дивизии, г. Ворошилов — Уссурийск (1932–
1933 гг.);
• командир взвода 46-го артиллерийского полка 8-й кава-
лерийской дивизии, г. Ворошилов — Уссурийск (1933–
1934 гг.);
• помощник командира батареи 46-го артиллерийского
полка 8-й кавалерийской дивизии, г. Ворошилов — Уссу-
рийск (1934–1935 гг.);
• командир артиллерийской батареи 21-й КНАД кавале-
рийской дивизии имени И. В. Сталина (1935–1938 гг.);
• слушатель Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзер-
жинского, г. Москва (1938–1941 гг.);
• Брянский фронт, командир дивизиона 41-го артилле-
рийского полка (октябрь 1941–1942 гг.);
• слушатель курсов командиров, г. Самарканд (1942–1943
гг.);
• Западный фронт, начальник штаба полка и дивизии
(1943–1944 гг.);
• Западный фронт, начальник штаба офицерского полка
(1944 г.);
• 4-й Украинский фронт, начальник штаба 477-го Гвардей-
ского минометного полка (1944–1945 гг.);

134
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович

• Закарпатский военный округ, начальник штаба полка


(1946–1947 гг.);
• Украинский военный округ, начальник артиллерийского
63-го стрелкового батальона (1947–1953 гг.);
• уволен в запас (апрель 1953 г.);
• начальник сектора Московского завода малолитражных
автомобилей (1953–1954 гг.);
• начальник цеха Московского завода малолитражных ав-
томобилей (1954–1955 гг.);
• инженер Московского завода малолитражных автомоби-
лей (1955–1957 гг.);
• председатель Элистинского горисполкома, Элиста, Кал-
мыкия (1957–1961 гг.);
• заместитель начальника Управления снабжения и сбыта
при Совете Министров Калмыцкой АССР, постановление
от 24 июля 1964 года;
• освобожден от занимаемой должности в связи с перехо-
дом на другую работу, постановление от 28 апреля 1970
года.

Боевые награды
Джимбинова Апуша Мутловича:
• орден Красной Звезды;
• орден Отечественной войны 1-й степени;
• орден Отечественной войны 2-й степени;
• медаль «За боевые заслуги»;
• медаль «За освобождение Праги»;
• медаль «За победу над Германией в Великой Отечествен-
ной войне 1941–1945 гг.».

135
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Апуш Мутлович Джимбиновсо со своей семьей


и близкими родственниками.
Слева направо: 1-й ряд — Эренцен Манджикович Моголцыков —
дядя А. М. Джимбинова, Джорж и Генрих — сыновья, Гилана —
жена А. М. Джимбинова; 2-й ряд –Зинаида Джимбинова —
племянница А. М. Джимбинова, А. М. Джимбинов,
Раиса Джимбинова — племянница А. М. Джимбинова.

Апуш Мутлович Джимбинов,


Великая Отечественная война,
фронт, 1943 год.

136
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович

Апуш Мутлович Джимбинов с сестрой Софьей,


Москва, 1947 год.

Апуш Мутлович Джимбинов с сыновьями (слева направо):


Джорж, Генрих, Анатолий, Москва, 1965 год.

137
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. Р-309, оп. 1 л., д. 347,


л. 2, 2 об., 5, 5 об.

138
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович

139
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

140
Глава V. Джимбинов Апуш Мутлович
Глава VI.
ИНДЖИЕВ ЛИДЖИ ОЧИРОВИЧ1
(1913–1995 гг.)

«Москва-красавица, привет тебе великий,


Столица Родины, надежда всех людей,
Несут сыновнюю любовь тебе калмыки
Из расцветающих тюльпанами степей».
Лиджи Инджиев

Лиджи Очирович Инджиев — народный поэт Калмыкии,


прозаик, драматург, переводчик, автор многих талантливых
книг, опытный редактор, организатор издательского дела
в Калмыкии, член Союза писателей СССР, лауреат государ-
ственной премии им. О. И. Городовикова. Будучи человеком
творческой биографии, он занимался также и общественной
работой.
Лиджи Очирович Инджиев родился в ноябре 1912 года
в селе Абганер Малодербетовского (ныне — Кетченеровско-
го) района в многодетной семье бедного крестьянина-ското-
вода. В 1924 году его определили в Малодербетовский дет-
ский дом. На заре советской власти детей из многодетных
семей бедняков зачастую определяли в детские дома, так как
родителям было трудно их содержать и прокормить.
В детских домах советская власть не только детей корми-
ла, одевала и обувала, но и обеспечивала им хорошее образо-

1
При написании главы использованы: 1) материалы Нацио-
нального архива Республики Калмыкия; 2) «Библиографический
указатель», изданный к 85-летию Народного поэта Калмыкии
Л. О. Инджиева, составитель — Манджиева Л. В., 2000; 3) текст,
посвященный 105-летию со дня рождения Л. О. Инджиева, с сайта
научной библиотеки имени Амур-Санана Республики Калмыкия.

142
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

вание и воспитание. Например, по распоряжению Ф. Э. Дзер-


жинского, из зарплаты каждого сотрудника НКВД в фонд
детских домов перечислялись 10%. Лиджи Инджиев, воспи-
тываясь в Малодербетовском детском доме, учился в школе
крестьянской молодежи в селе Малые Дербеты Сарпинского
района. После окончания Малодербетовской школы-семи-
летки в 1929 году Лиджи Инджиев некоторое время работал
инструктором Малодербетовского улускома ВЛКСМ. В ноя-
бре 1930 года Лиджи Инджиева делегировали от Сарпинско-
го района на областную комсомольскую конференцию в го-
роде Элисте. На этой областной комсомольской конференции
решением Калмыцкого обкома ВЛКСМ Лиджи Инджиев был
направлен на работу в редакцию областной комсомольской
газеты «Улан баhчуд». Таким образом, уже в 17-летнем воз-
расте Лиджи Инджиев начал работать ответственным секре-
тарем редакции газеты «Улан баhчуд». На страницах газеты
«Улан баhчуд» появились его первые пробы пера: очерки,
рассказы, стихи. В самом начале своей литературной дея-
тельности Лиджи Инджиев попробовал себя как поэт, писа-
тель и публицист.
В августе 1935-го года, т. е. в 22 года, Лиджи Инджиев по-
ступил в институт журналистики имени «Правды» в Москве,
где учился до октября 1938 года. В 1938 году Лиджи Инджиев
вступил в члены ВКП(б). После окончания института журна-
листики имени «Правды» он по направлению Калмыцкого
обкома ВКП(б) поступил на Высшие курсы редакторов-пере-
водчиков художественной литературы при ЦК ВКП(б)
и окончил их в марте 1939 года. В 1939 году Лиджи Инджиев
был принят в члены Союза писателей СССР.
В марте 1939 года отдел печати ЦК ВКП(б) направил Лид-
жи Инджиева в распоряжение Калмыцкого обкома ВКП(б).
С марта 1939 года по 1940 год работал редактором Калмыц-
кого государственного издательства. С июня 1940 года по де-
кабрь 1941 года Лиджи Инджиев работал инструктором отде-
ла пропаганды Калмыцкого обкома ВКП(б).

143
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

После окончания института журналистики имени «Прав-


ды» и курсов переводчиков художественной литературы
в творческой биографии Лиджи Инджиева был колоссаль-
ный подъем. В период с 1939 по 1941 год изданы три поэтиче-
ских сборника Лиджи Инджиева: «Радость», «Родник»
и «Наша сила». В эти годы он перевел на калмыцкий язык
произведения классиков Александра Сергеевича Пушкина,
Михаила Юрьевича Лермонтова, Тараса Шевченко, Максима
Горького и др. (материалы Национального архива РК).
Война ворвалась в жизнь молодого поэта, и он в декабре
1941 года добровольцем ушел на фронт, в действующую ар-
мию, в качестве рядового бойца. Через несколько месяцев
после прохождения курсов политработников Лиджи Инджи-
еву присвоено воинское звание лейтенанта. Лиджи Инджиев
служил офицером политотдела дивизии, секретарем бюро
ВЛКСМ артдивизиона, корреспондентом газеты «Красный ка-
валерист» 110-й кавалерийской дивизии, литературным со-
трудником газеты «За Отечество» политотдела 339-й стрел-
ковой Таманской дивизии.
Лиджи Инджиев участвовал в боях на Северном Кавказе,
в районе Буденновска, на Куме, участвовал в боях за осво-
бождение населенных пунктов Ставропольского края, Ро-
стовской области, Калмыцкой АССР, в частности — Башанты
и Яшалты. Участвовал в боях на направлениях: Ростов —
Матвеев Курган, Краснодар — Тамань — Крым. Участвовал
в десанте через Керченский пролив, в освобождении Керчи.
В мае 1944 года был демобилизован и выслан в Сибирь по
национальному признаку. Лиджи Инджиев разыскал в Сиби-
ри депортированных жену и сына Юрия, они были на спец-
поселении в г. Рубцовске. Лиджи Инджиев до июня 1956 года
работал экономистом на Алтайском тракторном заводе в г.
Рубцовске.
В июне 1956 года Лиджи Инджиев переехал в Москву для
занятия вопросами издания калмыцкой литературы и учебы

144
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

на литературных курсах Союза писателей СССР. Однако по-


ступить на Высшие литературные курсы не удалось.
Оттепель, наступившая после XX съезда КПСС, знамени-
тый доклад Н. С. Хрущева, буквально «взорвавший» страну
в последний день работы съезда, опубликованные Указы
Правительства СССР и РСФСР о реабилитации народов, ре-
прессированных в годы Великой Отечественной войны, в том
числе и калмыков — все это вернуло Лиджи Инджиева
в большую литературу. На этом эмоциональном подъеме он
начал работать над подготовкой и выпуском первой антоло-
гии калмыцкой поэзии, которая была издана в 1958 году на
русском языке в издательстве «Советский писатель» (Ман-
джиева, 2000).
В 1956 году Л. О. Инджиев принимал участие в работе
Инициативной группы по восстановлению автономии Кал-
мыкии, члены которой — бывшие руководители Калмыцкой
АССР, а также известные писатели и поэты — были вызваны
в ЦК КПСС из разных уголков страны правительственными
телеграммами. Лиджи Инджиев, как и другие члены Иници-
ативной группы по восстановлению автономии Калмыкии,
был введен в состав оргкомитета по Калмыцкой автономной
области и верулся в город Элисту.
В марте 1957 года Лиджи Инджиев назначен директором
Калмыцкого книжного издательства, избран депутатом об-
ластного Совета депутатов трудящихся. Будучи директором
Калмыцкого книжного издательства, Лиджи Инджиев актив-
но сотрудничал с газетой «Хальмг Yнн», выпуск которой после
13-летней ссылки калмыцкого народа возобновился 13 апреля
1957 года. «Во второй половине 30-х годов XX века в журна-
листскую семью вливаются новые сотрудники: Э. Ильджири-
нов, Д. Мукебенов, Л. Инджиев, Б. Дорджиев, которым сужде-
но уже после 1957 года стать творческим ядром газеты «Хальмг
Yнн», прямой наследницы калмыцких газет 20-30-х — начала
40-х годов XX века» (Дорджиева, Задорожная, Теленгидова,
2004; Шавалиев, 2004; Дорджиева, 2017).

145
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

В июле 1958 года Калмыцкая автономная область была


преобразована в Калмыцкую АССР. В августе 1958 года состо-
ялся III съезд писателей Калмыцкой АССР. На съезде было
избрано правление Союза писателей Калмыцкой АССР в со-
ставе: Б. Джимбинов, Д. Кугультинов, С. Каляев, Л. Инджиев.
В Союз писателей Калмыцкой АССР входили 12 членов Сою-
за Советских писателей. (Национальный архив РК, ф. Р-282,
оп. 1, д. 105, л. 4, 11, 12, 44, 80).

Послужной список
Лиджи Очировича Инджиева:

• инструктор Сарпинского райкома ВЛКСМ (август 1929 —


ноябрь 1930 гг.);
• секретарь редакции Калмыцкой областной комсомоль-
ской газеты «Улан баhчуд» (ноябрь 1930 — август 1935 гг.);
• студент института журналистики имени «Правды» (сен-
тябрь 1935 — октябрь 1938 гг.);
• слушатель высших курсов редакторов — переводчиков
при ЦК КПСС (октябрь 1938 — март 1939 гг.);
• редактор Калмыцкого государственного издательства
(март 1939 — июнь 1940 гг.);
• инструктор отдела пропаганды Калмыцкого обкома
ВКП(б) (июнь 1940 — декабрь 1941 гг.);
• военнослужащий в рядах Советской армии: рядовой боец,
офицер политотдела дивизии, корреспондент газеты
«Красный кавалерист» 110-й дивизии, секретарь бюро
ВЛКСМ-дивизиона, литературный сотрудник красноар-
мейской газеты «За Отечество» политотдела 339-й стрел-
ковой Таманской дивизии (декабрь 1941 — май 1944 гг.);
• экономист Алтайского тракторного завода им. М. И. Ка-
линина (июнь 1944 — июнь 1956 гг.);
• член Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии (1954–1956 гг.);

146
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

• директор Калмыцкого книжного издательства (с марта


1957 г.);
• член правления Союза писателей Калмыцкой АССР
(с августа 1958 г.);
• член редакции газеты «Хальмг нн» (с 1960 года);
• член редакции журнала «Теегин герл» (1969 -1991 гг.)
Боевые и трудовые награды
Лиджи Инджиева:
• «Орден Отечественной войны 2-й степени»;
• медаль «За Отвагу» (1944 год);
• медаль «За оборону Кавказа»;
• медаль «За победу над Германией в Великой Отечествен-
ной войне 1941–1945 гг.»;
• орден «Знак Почета» (1959 год);
• медаль «За доблестный труд»;
• медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения
В. И. Ленина» (1970 год);
• медаль «Ветеран труда» (1985 год) и другие юбилейные
награды, памятные знаки и почетные грамоты.

Инджиев Лиджи Очирович 1912 г. р.


Звание: лейтенант в РККА с 01.1942 года. Место призыва:
Элистинский ГВК, Калмыцкая АССР, г. Элиста.
Место службы: газета «На защиту Отечества» 339 сд.
ОПА.
№ записи: 21536356.
Архивные документы о данном награждении
I. приказ (указ) о награждении и сопроводительные доку-
менты к нему;
II. учетная картотека.

Медаль «За отвагу»

147
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Софья Мутловна Алексеева и Лиджи Очирович Инджиев —


поэт, писатель, переводчик, член Союза писателей СССР.
Москва, 1956 год.

Группа писателей и поэтов, в том числе Давид Кугультинов,


Лиджи Инджиев, Бем Джимбинов.
Москва, конец 70-х годов.

148
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

Национальный архив РК: ф. Р-309, оп. 1 л., д. 461,


л. 1, 1 об., 3, 3 об., 4.

149
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

150
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

151
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

152
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

153
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК, ф. Р-282, оп. 1, д. 105,


л. 4, 11, 12, 44, 80.

154
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

155
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

156
Глава VI. Инджиев Лиджи Очирович

Вместо эпилога1
Огромен и неоценим вклад Лиджи Очировича Инджиева
в развитие и становление национальной литературы, в воз-
рождение духовности и культуры своего народа. Л. О. Ин-
джиев издал несколько сборников стихов, поэм, переводов.
Творчество писателя занимает особое место в литературном
наследии старшего поколения калмыцких писателей. Твор-
чество Лиджи Инджиева отличается жанровым разнообра-
зием. Начав как поэт, он в 60-е годы выступил одним из за-
чинателей современной калмыцкой прозы. Роман
«Большевики»», «Дочь Ольды», сборник рассказов «Очаро-
ванные сердца» и другие выдержали несколько изданий
в Элисте и Москве. В них осмысливается исторический путь
народа и поднимаются актуальные проблемы современно-
сти. В архивах писателя был обнаружен и опубликован по-
смертно подлинный фронтовой дневник (Инджиев, 2002).
Поэтические сборники на калмыцком языке — «Годы и степь
моя» (1967), «Любовь и песня» (1978), «Голос сердца» (1981);
на русском языке — «Буря и деревья» (1970), «Легенда о ло-
тосе» (1987), «Чистое небо» (1988) — отличаются тонким ли-
ризмом и высокой гражданственностью.
Мысли и размышления Лиджи Инджиева отразились
в его произведениях: цикл философских миниатюр «Буддий-
ские божественные заповеди», повестях «Кулацкий бунт»,
«Моя родословная», «Лихолетье», «Портрет молодого поэ-
та», стихах «Баллада о степном роднике», «Миротворец»,
«Родная земля», «Поезд памяти», «Памятник Хлебникову»,
«Дума о Чингис-хане» и многих других.

1
Текст, посвященный 105-летию со дня рождения Л. О. Инд-
жиева, с сайта научной библиотеки имени Амур-Санана Респуб-
лики Калмыкия; приводится в сокращении.

157
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Через всю жизнь Лиджи Инджиев пронес любовь к род-


ной земле и своему народу. Его отличали высокая граждан-
ственность, душевная щедрость, творческая целеустремлен-
ность, талант литератора. Лиджи Инджиев оставил богатое
литературное наследие. Это — романы и повести, рассказы
и очерки, стихи и поэмы, переводы классических произведе-
ний мировой литературы, воспоминания и письма, представ-
ляющие большую историческую и художественную ценность.
Глава VII.
КИЛГАНОВ ЛИДЖИ КАРВЕНОВИЧ
(1906–1967 гг.)

Лиджи Карвенович Килганов родился в 1906 году, в селе


Бага-Бурул Большедербетовского улуса Ставропольской гу-
бернии в семье крестьянина-бедняка. В 2-летнем возрасте
остался без отца, а в 15 лет — без матери. Родители умерли
молодыми по болезни. После смерти матери жил в семье
старшего брата, который работал бухгалтером в том же селе
Бага-Бурул. Еще при жизни матери окончил три класса на-
чальной школы в родном селе. С 14 лет начал работать чаба-
ном по найму и работал до поступления в Башантинский
сельскохозяйственный техникум, т. е. до 1922 года. С 1922 го-
да по 1924 год — учеба в Башантинском сельскохозяйствен-
ном техникуме. В 1923 году, будучи студентом Башантинско-
го сельскохозяйственного техникума, вступил в комсомол.
В 1924 году Западный (Большедербетовский) улуском
ВКП(б) по рекомендации улускома ВЛКСМ отозвал Лиджи
Килганова с третьего курса техникума и направил его на уче-
бу в Москву в Коммунистический университет трудящихся
Востока. В 1927 году после окончания полного курса универ-
ситета Лиджи Килганов вернулся в Калмыкию, где был на-
значен 1-м секретарем Багацохуровского улускома ВЛКСМ.
Это была его первая руководящая работа.
В апреле 1928 года Лиджи Килганова перевели на работу
в Калмыцкий обком ВЛКСМ, где его сначала назначили за-
ведующим агитационно-пропагандистским отделом, а в авгу-
сте 1928 года избрали 1-й секретарем Калмыцкого обкома
ВЛКСМ. В 1928 году Лиджи Килганов стал членом ВКП(б).
В мае 1929 года Лиджи Килганова переводят на партий-
ную работу: сначала заместителем заведующего организаци-
онно-распределительным отделом Калмыцкого обкома

159
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

ВКП(б), а в октябре 1929 года — заведующим агитационно-


пропагандистским отделом Калмыцкого обкома ВКП(б).
В марте 1931 года Лиджи Килганов назначен заведующим
организационно-инструкторским отделом Калмыцкого обко-
ма ВКП(б), в этой должности он работал по март 1934 года.
С марта по октябрь 1934 года после реорганизации струк-
туры партийных органов Лиджи Килганов работал заведую-
щим советско-торговым отделом Калмыцкого обкома ВКП(б).
Лиджи Килганов работал 1-м секретарем Приморского
улускома ВКП(б) с октября 1934 по март 1935 года и 1-м се-
кретарем Лаганского улускома ВКП(б) с марта 1935 по март
1936 года. В марте 1936 года Лиджи Килганов возвратился
в Элисту, где его назначили заведующим отделом руководя-
щих партийных органов Калмыцкого обкома ВКП(б). В этой
должности он работал более года, т. е. до июня 1937 года.
В июне 1937 года произошел значительный карьерный
рост Лиджи Килганова, его назначили 2-м секретарем Кал-
мыцкого обкома ВКП(б). В этой должности он работал год,
т. е. до июня 1938 года.
С июня 1938 года до октября 1944 года Лиджи Килганов
работал в Москве на разных руководящих должностях. В Мо-
скву он был направлен на работу из Калмыцкой АССР как
Представитель Калмыцкой АССР при Президиуме ВЦИК
и работал в этой должности до января 1939 года. После пред-
ставительства Калмыцкой АССР Лиджи Килганов работал
директором Калмыцкого отделения в павильоне Поволжье
ВДНХ (ВСХВ) до сентября 1940 года. Далее в течение года
Лиджи Килганов учился во Всесоюзной Плановой Академии
до ее ликвидации.
В 1941–1942 годах Лиджи Килганов работал в двух Управ-
лениях, которые подвергались реорганизации и ликвидации
в самом начале Великой Отечественной войны, и во вновь соз-
данном отделе Совнаркома РСФСР, который, как и два реорга-
низованных Управления, занимались переселением и устрой-
ством населения, эвакуированного из прифронтовых районов.

160
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

С февраля 1942 по январь 1944 года Лиджи Килганов ра-


ботал заместителем начальника сектора, в последующем —
помощником заведующего секретариатом Совнаркома
РСФСР. В период работы в Управлении по эвакуации и в Со-
внаркоме РСФСР выполнял ряд ответственных мероприятий
по эвакуации населения из прифронтовых районов, переба-
зированию промышленных предприятий в восточные райо-
ны страны, участвовал в 1942 году в эвакуации населения из
осажденного г. Ленинграда.
В связи с депортацией калмыцкого народа 28 декабря
1943 года Лиджи Килганова перевели на работу из Совнарко-
ма РСФСР в Мособлкультпромсоюз начальником планового
отдела, где он проработал с января по октябрь 1944 года (ма-
териалы Национального архива РК).
В октябре 1944 года Лиджи Килганов был направлен из
Москвы на другое место жительства — в Ульяновскую об-
ласть. В Ульяновской области он так же, как и в Калмыцкой
АССР, и в Москве, был на руководящей работе. 3,5 года рабо-
тал помощником заместителя Председателя Ульяновского
облисполкома, затем около 2-х лет — начальником сектора
торговли промышленными товарами Ульяновского облис-
полкома. Полгода находился на инвалидности по туберкуле-
зу легких.
3,5 года, т. е. с апреля 1950 по сентябрь 1953 года, работал
начальником отдела торговли Ульяновского облкоопсоюза.
Более 3-х лет работал начальником отдела торговли, сбыта
и заготовок Ульяновского областного Совета промысловой
кооперации. На этой должности в декабре 1956 года его на-
шла правительственная телеграмма, в которой был вызов
в Москву, в ЦК КПСС.
Находясь в Москве в декабре 1956 года, Лиджи Килганов
вошел в состав Инициативной группы, Оргбюро и Оргкоми-
тета восстановления автономии Калмыкии.
В ходе создания институтов государственной власти в воз-
рождающейся Калмыкии Лиджи Килганов был назначен за-

161
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

местителем Председателя Калмыцкого облисполкома и ра-


ботал в этой должности с декабря 1956 по октябрь 1958 года.
С октября 1958 по май 1959 года он работал Председателем
Госплана. После Госплана Лиджи Килганов работал 2,5 года,
т. е. до января 1962 года, Председателем Президиума Верхов-
ного Совета Калмыцкой АССР.
Лиджи Карвенович Килганов неоднократно избирался
депутатом: депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР пер-
вого и второго созыва (1938 и 1958 гг.); депутат Верховного
Совета РСФСР по Калмыцкой АССР, пятый созыв (1959 год).
В апреле 1959 года на первой сессии Верховного Совета
РСФСР был избран членом Президиума и заместителем
Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР (долж-
ность неосвобожденная).
Кроме того, он неоднократно избирался членом Бюро
Калмыцкого обкома ВКП(б) (1928 — 1938 гг.) и членом Бюро
Калмыцкого обкома КПСС (1959 — 1962 гг.).
Семья Лиджи Карвеновича Килганова: жена — Анна Лео-
нидовна, сын — Геннадий 1931 года рождения, невестка — Та-
исия Александровна, внучка — Наталья.

Послужной список
Килганова Лиджи Карвеновича:
• работа по найму чабаном (1920–1921 гг.);
• учеба в Башантинском сельскохозяйственном техникуме
(1922 — 1924 гг.);
• учеба в Коммунистическом университете трудящихся
Востока, Москва (1924–1927 гг.);
• 1-й секретарь Багацохуровского улускома ВЛКСМ (сен-
тябрь 1927 —апрель 1928 гг.);
• заведующий агитационно-пропагандистским отделом
Калмыцкого обкома ВЛКСМ (апрель —август 1928 г.);
• 1-й секретарь Калмыцкого обкома ВЛКСМ (август 1928 —
май 1929 гг.);

162
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

• заместитель заведующего организационно-инструктор-


ским отделом Калмыцкого обкома ВКП(б) (май—октябрь
1929 г.);
• заведующий агитационно-пропагандистским отделом
Калмыцкого обкома ВКП(б) (октябрь 1929 —март 1931 гг.);
• заведующий организационно-инструкторским отделом
Калмыцкого обкома ВКП(б) (март 1931 — март 1934 гг.);
• заведующий советско-торговым отделом Калмыцкого
обкома ВКП(б) (март — октябрь 1934 г.);
• 1-й секретарь Приморского райкома ВКП(б) (октябрь
1934 — март 1935 гг.);
• секретарь Лаганского райкома ВКП(б) (март 1935—
1-й
март 1936 гг.);
• заведующий отделом руководящих партийных органов
Калмыцкого обкома ВКП(б) (март 1936 — июнь 1937 гг.);
• 2-й секретарь Калмыцкого обкома ВКП(б) (июнь 1937 —
июнь 1938 гг.);
• представитель Калмыцкой АССР при Президиуме ВЦИК
(июнь 1938 — январь 1939 гг.);
• ВДНХ (ВСХВ), директор Калмыцкого отделения в пави-
льоне Поволжье (январь 1939 —сентябрь 1940 гг.);
• учеба во Всесоюзной Плановой Академии (сентябрь
1940 —1941 гг.);
• Переселенческое Управление при Совете Министров
СССР, реорганизованное в Управление по эвакуации на-
селения из прифронтовых районов, отдел Совнаркома
РСФСР по хозяйственному устройству эвакуированного
населения, созданный на базе ликвидированных Управ-
лений, старший инспектор (1941–1942 гг.);
• заместитель начальника сектора, в последующем — по-
мощник заведующего секретариатом Совнаркома РСФСР
(февраль 1942 — январь 1944 гг.);
• начальник планового отдела Мособлкультпромсоюза
(январь 1944 — октябрь 1944 г.);
• помощник заместителя Председателя Ульяновского обл-
исполкома (октябрь 1944 — март 1948 гг.);

163
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• начальник сектора торговли промышленными товарами


Ульяновского облисполкома (март 1948 — декабрь 1949 гг.);
• начальник отдела торговли Ульяновского облкоопсоюза
(апрель 1950 — сентябрь 1953 гг.);
• начальник отдела торговли, сбыта и заготовок Ульянов-
ского областного Совета промысловой кооперации (ок-
тябрь 1953 — декабрь 1956 гг.);
• заместитель Председателя Калмыцкого облисполкома
(декабрь 1956 — октябрь 1958 гг.);
• Председатель Госплана (октябрь 1958 — май 1959 гг.);
• Председатель Президиума Верховного Совета Калмыц-
кой АССР (июнь 1959 — январь 1962 гг.);
• пенсионер союзного значения (с января 1962 года).
Выборные должности республиканского,
федерального и союзного уровней, членство
в республиканских руководящих партийных органах:
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, первый
и второй созыв (1938 и 1958 гг.);
• депутат Верховного Совета РСФСР по Калмыцкой АССР,
пятый созыв, 1959 год;
• член Президиума Верховного Совета РСФСР, с апреля
1959 года;
• член Бюро Калмыцкого обкома ВКП(б) (1928–1938 гг.);
• член Бюро Калмыцкого обкома КПСС (1959–1962 гг.).
Награды Килганова Лиджи Карвеновича:
• орден Трудового Красного Знамени;
• медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной
войне 1941–1945 гг.»;
• Большая Золотая медаль за успехи в социалистическом
сельском хозяйстве.

164
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

Похороны О. И. Городовикова. Гроб с телом О. И. Городовикова


несут: С. М. Буденный – маршал Советского Союза, трижды
Герой Советского Союза и Председатель Президиума Верховного
Совета Калмыцкой АССР, Л. К. Килганов — Представитель
Калмыцкой АССР. Москва, 1 марта 1960 года.

Сотрудники Верховного Совета (далее — ВС) Калмыцкой АССР.


В 1-м ряду сидят (слева направо): Э. А. Сангаев, зам. Председате-
ля Президиума ВС Калмыцкой АССР, Л. К. Килганов, Председа-
тель Президиума ВС Калмыцкой АССР, Л. К. Очирова, секретарь
Президиума ВС Калмыцкой АССР. Элиста, январь 1962 года.

165
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Л. К. Килганов с женой
Анной Леонидовной на
отдыхе. Сочи, 1962 год.

Л. К. Килганов, Председатель Президиума Верховного Совета


Калмыцкой АССР, Л. К. Очирова, секретарь Президиума Вер-
ховного Совета Калмыцкой АССР с депутатами Верховного
Совета Калмыцкой АССР. Элиста, 1962 год.

166
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

Национальный архив: ф. Р-309, оп. 1 л., д. 495, л. 3 - 6, 8, 8 об., 9.

167
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

168
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

169
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

170
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

171
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

172
Глава VII. Килганов Лиджи Карвенович

173
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 44.


Глава VIII.
КОКШУНОВ ЕСИН ЭРЕНЦЕНОВИЧ
(1908–1962 гг.)

Есин Эренценович Кокшунов уроженец хотона Кердата


Бюдермис-Кебютовского аймака Большедербетовского улуса
Ставропольской губернии, в котором компактно проживали
представители рода кереитов или керядов (Алексеева, 2002;
Манджиев, 2004; Хойт, 2008).
Есин Кокшунов родился в семье крестьянина-бедняка
Эренцена Онголдыковича Кокшунова. Мать Есина Кокшуно-
ва умерла, когда сын был совсем маленьким. Брат Эренцена
Онголдыковича, т. е. дядя Есина Кокшунова, был ламой, по-
лучившим образование в Тибете. В период гонений на лам
и других священнослужителей он ушел в Тибет. Есин Кокшу-
нов начал работать с 5–6 лет, он пас скот жителей хотона
Кердата. После Октябрьской социалистической революции
отец Есина создал небольшое собственное хозяйство, в кото-
ром работал вместе с сыном.
Есин Кокшунов окончил Кердатинскую начальную шко-
лу, в которой вместе учились дети бедных и богатых жителей
хотона. В Царской России в начальные школы страны на-
правляли на работу учителей — представителей прогрессив-
ной русской интеллигенции, способных не только обучать де-
тей грамоте, но и дать необходимые знания по разным
научным направлениям. Эти великие учителя несли знания
в народ. Они учили не только детей, но и учили грамоте их
родителей. Говорят, что если слово учителя отзовется хотя
бы в душе одного ученика, значит, не зря учитель прожил
жизнь. Великие, поистине Народные учителя, начавшие
свою просветительскую деятельность еще в царской России,
и продолжившие ее при Советской власти, совершили каж-

175
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

дый на своем месте, в своей небольшой школе, беспример-


ный подвиг: безграмотная многонациональная Русь освоила
грамоту, дала миру множество высокообразованных людей,
которые сделали мир богаче. В Калмыцкой степи ликвида-
ция неграмотности, а затем увеличение числа образованных
людей привели к переоценке ценностей в умах степняков,
что послужило основой для создания первой калмыцкой го-
сударственности в 1920 году.
«Как впоследствии вспоминал Есин Кокшунов, Кердатин-
ская начальная школа стала для него своего рода университе-
том: здесь он не только научился читать, писать, разбираться
в географии, истории, здесь он усвоил главную науку, кото-
рой следовал всю жизнь, — человек на любой работе должен
работать честно. И кто знает, каких высот в научном мире до-
стиг бы этот степняк, если бы он получил высшее образова-
ние — столь велика была в нем жажда знаний» (Балакаева,
2004).
Из воспоминаний Гиланы Карвиной, дружбу,
с которой Есин Кокшунов пронес через всю жизнь:
«Врожденные качества, особые природные данные стали за-
мечать однохотонцы, когда Есин достиг совершеннолетия.
Он был настоящим самородком. В нем постоянно бурлили
энергия, жажда жизни. Тонкий ум и бурлящая энергия дела-
ли Есина Кокшунова неотразимым. В умении ярко и образно
говорить на родном языке, душевно петь и задорно испол-
нять калмыцкие танцы никто во всей округе не мог с ним со-
перничать. Буквально все девушки были влюблены в этого
красивого и умного парня, украдкой вздыхали о нем, хотели
быть рядом с ним. Есин одним из первых вступил в комсо-
мол. И в том, что мы, 14-летние девчонки, дружно вступили
в комсомол, — была заслуга Есильдана — так мы ласкательно
называли Есина Кокшунова» (Соколов, 2000; Балакаева,
2004).
Жажда работы переплеталась с огромным желанием са-
мосовершенствования, тягой к знаниям, расширению круго-

176
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

зора, повышению образовательного уровня. Есин Кокшунов


активно участвовал в ликвидации неграмотности в степном
крае, помогал создавать штабы «красных кибиток». Есин, об-
ладая недюжинной смекалкой, быстро вникал в проблемы
организации коллективных хозяйств. Однохотонцы постави-
ли его работать учетчиком — завхозом в местном товарище-
стве по обработке земли.
В 1930—1931 годах учился на рабфаке в Саратове. Затем
в течение года работал в Цаган-Аманском сельском совете
Приволжского улуса Калмыцкой автономной области. В 1932
году был избран членом правления райпотребсоюза Запад-
ного улуса Калмыцкой автономной области.
В 1933 году Есина Кокшунова избрали председателем кол-
хоза «Пролетарская победа», где он проработал с 1933 по
1936 годы.
30-е годы для Есина Кокшунова были временем карьер-
ного роста и счастливым временем, когда он встретил свою
будущую жену Прасковью Менкенову. Она была родом из хо-
тона Бюдермис, который расположен рядом с Кердатой. Ее
предки служили в царской армии, были казаками. Прадед
Прасковьи, его звали Чон, участвовал в войне 1812 года и вер-
нулся с войны с одним глазом. На войне он дослужился до
сотника. От его имени родственники образовали фамилию
Чоновы. Менкеновы Бадма и Софья (Сююля) — родители
Прасковьи, — были середняками (Кокшунова, Джимбинов,
2017).
Есин Кокшунов уважительно относился к людям, пользо-
вался у них авторитетом, неизменно вызывал к себе симпа-
тии окружающих людей. В 23 года он стал членом ВКП(б).
С 1933 по 1936 годы работал председателем колхоза «Проле-
тарская победа» Западного улуса.
В 1937 году Есин Кокшунов был назначен директором
Сладковской МТС Западного улуса (района). В 1938 году был
избран первым секретарем Западного улусного комитета
ВКП(б). В этом же году он был избран депутатом Верховного

177
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Совета Калмыцкой АССР первого созыва от Абганеровского


избирательного округа, расположенного в Западном улусе.
В марте 1939 года Есина Эренценовича избрали членом
пленума и 2-м секретарем Калмыцкого обкома партии. На
посту 2-го секретаря Калмыцкого обкома партии он трудился
до самой высылки калмыков 28 декабря 1943 года.
Есин Кокшунов был делегатом XVIII съезда ВКП(б). Деле-
гация на XVIII съезд ВКП(б) от партийной организации Кал-
мыцкой АССР состояла из 3-х человек: 1-й секретарь обкома
ВКП(б) Калмыцкой АССР Петр Васильевич Лаврентьев, се-
кретарь Западного райкома ВКП(б) Есин Эренценович Кок-
шунов, председатель колхоза им. Калинина Сарпинского
района Лиджи Сарангович Манджиев. В Российском госу-
дарственном архиве фотокинодокументов и в Национальном
архиве Республики Калмыкия хранится фотография деле-
гации на XVIII съезд ВКП(б) от партийной организации
Калмыцкой АССР [материалы Российского государственного
архива фотокинодокументов, шифр А-4319, тема 18 съезд
ВКП(б)].
Из письма Петра Васильевича Лаврентьева, пер-
вого секретаря обкома ВКП(б) Калмыцкой АССР
(02.1939 — 27.02.1943 гг.): «До сих пор вспоминаю
Е. Э. Кокшунова. Ко времени моего приезда в Калмыкию
(1939 г.) он работал секретарем Западного улускома партии
и, как большинство калмыцких работников того времени,
был не столько теоретиком, сколько практиком. До улускома
партии он в течение ряда лет работал председателем колхоза
и директором МТС, его опыт в сельском хозяйстве был для
меня очень важен. Кокшунов был симпатичен мне и как че-
ловек, и как работник. У него была, как мне кажется, какая-
то врожденная, прямо-таки первозданная широта натуры
и доброжелательность к людям. Мы жили с ним на одной
площадке дома, который назывался в народе «шестой жил-
дом». В личном быту он был скромен, к нему постоянно при-
езжали его близкие и дальние родственники, знакомые

178
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

и другие люди, иногда только ночевали, иногда жили у него


несколько дней, квартировали, питались и т. д. И этот мяг-
кий по своей натуре человек неизменно твердо мне отвечал,
что иначе нельзя, что таков обычай калмыков — дом, как
и кибитка, должен быть открыт для всех.
Скажу более, этот мягкий с виду человек был не только
твердым в своих убеждениях, но еще смелым в своих поступ-
ках. Вскоре мы выдвинули Е. Э. Кокшунова на пост 2-го сек-
ретаря обкома партии и поручили ему ведать вопросами
сельского хозяйства. Есин не обманул наших надежд — он об-
ладал крепкой практической хваткой, работал много, упор-
но, добросовестно и плодотворно. В вопросах сельскохозяй-
ственного земледелия и особенно животноводства он был
для меня не только незаменимым помощником, но и посто-
янным консультантом».
Из воспоминаний Бамбы Бургустаевича Есинова,
ветерана Великой Отечественной войны и труда:
«Есин Эренценович был вежливым человеком. В те годы
я работал в отделе крестьянской молодежи и часто с ним
встречался. Помню, как Калмыкия готовилась отмечать
500-летие калмыцкого эпоса «Джангар». 1-й секретарь Кал-
мыцкого обкома партии П. В. Лаврентьев высказывал возра-
жения по поводу проведения этого мероприятия. Мол, это
попахивает религиозной сутью. И тогда Есин Кокшунов су-
мел переломить взгляды «первого», настоял и добился про-
ведения 500-летнего юбилея героического эпоса «Джангар».
Это был подвиг молодого партийного работника. Только за
это Есин Кокшунов достоин памяти калмыцкого народа»
(Соколов, 2000).
«Эпос «Джангар» мог бы и не увидеть свет в том виде ка-
ким мы все его знаем, если бы не напористость писателя Баа-
тра Басангова. Все человечество знает один вариант, создан-
ный Б. Басанговым и переводчиком С. Липкиным на основе
устных песен джангарчей» (Шагаев, 2011).

179
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

«4 июня 1935 года Президиум Союза писателей СССР при-


нял решение о переводе калмыцкого народного эпоса «Джан-
гар» на русский язык. К 1940 году был готов подстрочный
перевод Б. Басангова, и переводчик Семен Липкин сделал
стихотворный перевод эпоса на русский язык. Начиная
с 1935 года, Б. Басангов защищался от недоброжелателей из-
дания эпоса на родном языке, перевода на русский язык
и празднования 500-летия на уровне всесоюзного масштаба.
Некоторые ученые и фольклористы высказывали мнение,
что «Джангар» возник после прихода калмыков в Россию.
Б. Басангову удалось разыскать веские доказательства, что
эпос — более древнего происхождения. Профессора Котвич
и Галстунский доказали это» (Шагаев, 2011; Полянская, 2012).
«Торпедирование эпоса «Джангар» продолжалось посто-
янно. Б. Басангов и С. Липкин не струсили и обратились к пи-
сателю А. Фадееву. Правление Союза писателей СССР созда-
ло юбилейную комиссию во главе с А. Фадеевым и замом
О. И. Городовиковым. ЦК ВКП(б) и советское правительство
выделило для юбилея 920 тысяч рублей. Это большая сумма
по тем временам. Юбилей прошел на высоте. Однако среди
награжденных не было имен Б. Басангова и С. Липкина»
(Шагаев, 2011).
До совместной работы Б. Басангова и С. Липкина над эпо-
сом «Джангар» на русский язык были переведены отдельные
главы: в 1856 году — 1 глава, в 1864 году — 2 главы, в 1910 го-
ду — 10 глав (перевод В. Л. Котвича), в 1927 году — 2 отрывка
(перевод А. Пюрбеева и В. Винникова), в 1935 году — отрывок
(перевод С. Липкина).
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. С. — 458–460: «В 1940 году состоялось
не оцененное должным образом до настоящего времени,
важное в историческом, политическом, культурном, нрав-
ственном отношении событие: 500-летие калмыцкого герои-
ческого эпоса «Джангар». Большая заслуга в проведении
юбилея принадлежит партийным и государственным деяте-

180
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

лям республики, Оке Ивановичу Городовикову, членам орга-


низационного комитета во главе с Н. Л. Гаряевым, Союзу пи-
сателей СССР, калмыцким писателям.
Безусловно, если бы обком партии не поддержал инициа-
тиву проведения праздника, то не состоялось бы и само собы-
тие. Обком ВКП(б) и Совнарком КАССР обратились с пись-
мом в ЦК ВКП(б) и Союз писателей СССР с обоснованной
просьбой о проведении праздника калмыцкого героического
эпоса «Джангар» во всесоюзном масштабе. В документах,
обосновывавших значение калмыцкого эпоса, говорилось,
что по своим художественным достоинствам «Джангар» сто-
ит в ряду лучших эпосов мира».
Совет Народных Комиссаров Союза ССР 25 ноября
1939 года постановлением №1950 «О проведении 500-летне-
го юбилея калмыцкого народного эпоса «Джангар» разре-
шал СНК Калмыцкой АССР провести в мае 1940 года 500-лет-
ний юбилей калмыцкого эпоса «Джангар» (материалы
Национального архива РК).
Работы по подготовке к юбилею было много, и проводи-
лась она в таком масштабе впервые. Не успевали доставить
экземпляры книги «Джангар» в Элисту, не были готовы
к проведению праздника на местах. Намеченный на 28 мая
юбилей был перенесен на 6 сентября.
Юбилейные торжества начались 6 сентября 1940 года. На
праздник духовной культуры калмыцкого народа приехали
многие известные люди страны: писатели, деятели культуры,
общественные деятели. На сцену летнего театра поднялись
56 почетных гостей. Среди них — председатель оргкомитета
по проведению празднования 500-летия «Джангара», пред-
седатель СНК Калмыцкой АССР Н. Л. Гаряев, прославленный
сын калмыцкого народа О. И. Городовиков, известные совет-
ские писатели, поэты: А. Фадеев, С. Липкин, И. Сельвинский,
А. Караваева, В. Шкловский, А. Павленко, А. Новиков-При-
бой, художник В. Фаворский — автор иллюстраций к эпосу
«Джангар», профессор В. Кирпотин, гости из братских респу-

181
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

блик: Аскар Токмагамбетов из Казахской ССР, Адель Кутуй


из Татарстана, Хоца Намсараев из Бурят-Монгольской АССР,
деятели культуры и литературы Калмыкии — Б. Басангов,
Л. Инджиев, Д. Кугультинов, К. Эрендженов и другие.
В дни юбилея состоялся 8-й пленум Союза писателей
СССР в Элисте. Юбилейный пленум Союза писателей СССР,
посвященный 500-летию «Джангара», стал выдающимся со-
бытием в культурной жизни республики.
Открывая юбилейные торжества, 2-й секретарь Калмыц-
кого обкома партии Е. Э. Кокшунов сказал: «Этот день войдет
в историю свободного калмыцкого народа как один из неза-
бываемых счастливых дней». Действительно, нравственный
заряд, излучаемый тем юбилеем, сохранился и до наших
дней, он помог выстоять нашему народу в годы Великой Оте-
чественной войны, в годы сталинского геноцида».
Из воспоминаний Бамбы Бургустаевича Есинова,
ветерана Великой Отечественной войны и труда:
«В сентябре 1941 года было начато строительство железнодо-
рожной магистрали Астрахань — Кизляр. Дорога имела важ-
ное стратегическое значение. Когда строительство железно-
дорожной магистрали шло полным ходом, правительством
СССР было принято решение о консервации строительства.
Есин Кокшунов вместе с наркомом внутренних дел Калмы-
кии Нальжи Гаряевым подписали и отправили телеграмму
Иосифу Сталину с просьбой отменить решение о консерва-
ции строительства железной дороги Астрахань — Кизляр. Ре-
зультатом такой смелости стало завершение этой важнейшей
стройки. Через год после начала строительства по этой маги-
страли пошли первые поезда. Координация деятельности
разных ведомств на строительстве железнодорожной маги-
страли в военное время, способность отстоять его продолже-
ние, несмотря на решение правительства СССР о консерва-
ции, характеризуют Есина Кокшунова как человека смелого,
способного мыслить масштабно, видеть перспективу» (Соко-
лов, 2000; Балакаева, 2004).

182
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

Из писем Петра Васильевича Лаврентьева, перво-


го секретаря Обкома ВКП(б) Калмыцкой АССР
(02.1939 — 27.02.1943 гг.), написанных в 1970 году
Алексею Гучиновичу Балакаеву и в 1984 году —
Юлию Очировичу Оглаеву. В своих письмах П. В. Лав-
рентьев отвечает на главный заданный ему вопрос: «Почему
решение об эвакуации скота из Калмыкии было принято
поздно?». П. В. Лаврентьев: «Мы, т. е. обком и СНК Калмы-
кии, не раз ставили перед Москвой вопрос о разрешении эва-
куации скота из Калмыкии. Но ответа не получали. Вы долж-
ны понять, в каком сложном положении оказалось
руководство Калмыкии. Начать эвакуацию без решения Го-
сударственного комитета обороны было так же опасно, как
и ждать этого решения. Удалось связаться с т. Микояном. Он
ответил: «Руководствуйтесь правилами «70» и «40», может
быть, «60» и «30». Что это означало? Если фронт прибли-
зился на 70 км — эвакуировать имущество (скот, машины
и пр.), если на 40 — эвакуировать и население.
Но ведь вся трагедия была в том, что фронта как такового
перед Калмыкией не было. Наконец удалось связаться с т. Бу-
денным. Тот сказал: “Эвакуируйтесь”. Вот откуда пошло ре-
шение от 2 августа. Подчеркиваю, что как до 2 августа, так
и после, решения Государственного комитета обороны по
Калмыцкой АССР так и не было.
Очень и очень жалко, что не дожили до наших дней това-
рищи Н. Гаряев и Е. Кокшунов. В первую очередь расскажите
о тов. Е. Кокшунове. Он был 2-м секретарем обкома ВКП(б),
до 1939 г. работал секретарем одного из западных улусов. Вся
тяжесть эвакуации сельского хозяйства лежала на его плечах,
и он много сделал для этого.
А теперь о самом ходе эвакуации. Через Калмыкию, кро-
ме нашего скота, двинулись гурты Северного Кавказа, Став-
рополья, Ростовской области. Но вся беда в том, что между
нами и немцами не было фронта. Если, отступая на Север-
ный Кавказ и к Сталинграду, наши войска давали бои фаши-

183
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

стам, цеплялись за каждый рубеж, то на территории Калмы-


кии наших войск не было. Фашисты создавали небольшие
подвижные отряды, врезались вглубь степей, заворачивая
назад идущие на восток гурты скота. Скажу одно. Все же по-
ловину скота удалось перегнать за Волгу. Удалось эвакуиро-
вать около 75% населения Элисты. Но это стоило очень, очень
дорого» (Лаврентьев, 1970; Лаврентьев, 1984).
«Отгон скота из западных районов начали под видом пе-
регона на Черные земли, и только 30 июля — 2 августа назва-
ли этот отгон эвакуацией» (Гладкова, 2001).
«Беспокойные дни и ночи для Есина Кокшунова продол-
жались. Шла война, шел сбор денежных средств, теплой
одежды, продовольствия, а также отбор и подготовка лоша-
дей для кавалерийских соединений. Все эти трудности Есин
Кокшунов вместе с другими перенес, пережил» (Соколов,
2000).
Не смог Есин Кокшунов смириться с выселением калмыц-
кого народа. Для Есина Кокшунова стало трагедией и вели-
кой катастрофой неожиданное, немотивированное выселе-
ние калмыцкого народа из родных мест в Сибирь, на Дальний
Восток, Север, в Среднюю Азию. Есин Кокшунов разделил
участь своего народа, он вместе с семьей (7 человек) был вы-
слан в Красноярский край.
Есин Кокшунов и Нальжи Гаряев с семьями до выселения
в Сибирь жили в одном доме, который в народе называли
«шестой жилдом», их вывезли на одной машине и погрузили
в один товарный вагон. В промерзшем товарном вагоне в те-
чение долгих зимних дней и ночей Есин Кокшунов и Нальжи
Гаряев говорили о многом откровенно, плакали, поочередно
друг друга утешали, поддерживали, тем более что окружаю-
щие тоже нуждались в их поддержке. Есин Кокшунов видел
вокруг слезы невинных людей, слышал крики детей и стоны
стариков, в глазах которых были мольба и немой вопрос: «За
что?». И этот удар судьбы пришлось пережить.

184
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

Свое 35-летие Есин Кокшунов встретил в товарном ваго-


не, который нес его вместе со многими калмыцкими семьями
в холодные края, в неизвестность. Каждый товарный вагон
отапливался буржуйкой, на которую можно было поставить
чайник со снегом и вскипятить воду. Кружка чая была един-
ственной горячей едой на протяжении всей дороги до пункта
назначения. Во время остановки поезда на станциях из ваго-
нов выносили и оставляли на снегу тела умерших. В это же
время старались зачерпнуть больше снега, чтобы в вагоне
был кипяток. В этой длинной дороге в неизвестность голова
Есина Кокшунова поседела и стало сильно болеть сердце.
В одном вагоне с ним ехала известная певица Улан Барбаевна
Лиджиева, она в основном лежала, так как болели ноги. Же-
на Есина Кокшунова, Прасковья, относила ей горячий чай.
Дорога в неизвестность была для калмыков тяжелая. Каж-
дый из них вспоминал свою жизнь до выселения из родных
мест. А жизнь до депортации у калмыков была разная: кто-то
жил в Элисте, кто-то жил в сельской местности — в больших
и крошечных поселках, а кто-то жил в степи и круглый год,
в жару и стужу, ухаживал за скотом. Калмыки в основном го-
ворили на родном языке. Калмыки, депортированные из
сельской местности, оказались в русскоязычной среде без
языка. Они могли общаться только друг с другом лишь на
родном языке. Такая же ситуация была и с калмыками, при-
званными в армию из сельской местности в начале Великой
Отечественной войны, они ориентировались на активистов
из своих сел, которые знали русский язык.
13 лет жизни в депортации в русскоязычной среде помог-
ли калмыкам, особенно детям, выучить русский язык. Дети,
родившиеся в Сибири, хорошо знают русский язык и плохо
знают родной язык. Период адаптации калмыков к новым тя-
желым условиям жизни продолжался и в послевоенные годы.
Калмыки в спецпоселениях жили в крайней бедности, страда-
ли из-за нехватки продуктов питания, одежды и обуви, все
это привело к высокой смертности репрессированного кал-

185
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

мыцкого народа. Тяжелейшие социально-бытовые условия не


позволили большинству калмыков молодого возраста про-
должить обучение и получить высшее образование. В резуль-
тате этого у калмыцкого народа образовался целый возраст-
ной пласт, который в силу не зависящих от него причин не
мог получить образование, совершенствоваться и был занят
только физическим трудом. 13 лет депортации создали про-
вал в калмыцкой интеллигенции. После восстановления ав-
тономии Калмыкии не только дети, но и молодые калмыки
усиленно учились. Взрослые люди учились сначала в вечер-
них школах, потом в техникумах, институтах; многие оканчи-
вали институты заочно. Любознательность, тяга к знаниям,
характерные для калмыков, лежат в основе высокого образо-
вательного уровня, которого достигают в настоящее время
молодые калмыки.
Из рассказов родителей (пересказ 5-й дочери Еси-
на и Прасковьи Кокшуновых Людмилы): «В январе
1944 года папа пошел в совхозную контору устраиваться на
работу, но работы в тот период не было. Папа был вынужден
ездить на работу в Назарово, на шахту Назаровского угольно-
го разреза по добыче бурого угля.
Большинство калмыцких семей жили в землянках. Не-
смотря на полуголодную жизнь, тяжелый физический труд
на разных работах, отсутствие перспективы в будущем, кал-
мыки ждали окончания войны, возвращения с фронта род-
ных, позволяли себе немного радоваться: пели, плясали под
звуки домбры, слушали домбровые наигрыши; радио ни
у кого не было. Самым большим угощением для собравшихся
калмыков был черный чай с солью без молока и масла.
Папу директор Назаровского зерносовхоза принял на ра-
боту сначала рабочим, а вскоре заместителем директора по
административно-хозяйственной работе. Маму ежегодно
обязывали работать на сезонных работах, хотя она была
мать-героиня. В Назаровском зерносовхозе была начальная
школа, но маме не разрешали работать учителем, так как она

186
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

состояла на учете как репрессированная по политической


статье. Мамина мама, ее брат Эрдни и сестра Саня были вы-
сланы из Кердаты, и как другие жители Кердаты и соседних
хотонов, попали в Омскую область, Кормиловский район.
Маминых родных поселили в деревню 1-е Фоминки, в забро-
шенный дом без стекол в окнах и без дверей, к счастью в до-
ме была печка. Они с трудом перезимовали в этом доме, на
земляной пол насыпали солому и спали в этой куче. Эрдни
с первого дня сибирской жизни выполнял разные сезонные
работы, чтобы получить трудодни и прокормить семью.
Эрдни, получив адрес своей сестры из спецкомендатуры
Красноярского края в ответ на его запрос, написал своей
старшей сестре, т. е. нашей маме. Папа с мамой очень обрадо-
вались тому, что ее мама, Эрдни и Саня живы. Папа с мамой
решили, что нужно ехать в Омскую область и забирать их
к себе. Шел 1944 год, и родители решили, что туда лучше
ехать женщине, т. е. маме. Мама собралась в дорогу, попро-
щалась с мужем, детьми, поскольку неизвестно было: сможет
она вернуться в Назаровский зерносовхоз или нет. Мама ра-
зыскала своих родных в деревне 1-е Фоминки Кормиловского
района Омской области. Когда мама вошла в дом, бабушка
сказала одну фразу: «Дочка приехала» и ее сразу парализо-
вало. В Назаровском зерносовхозе с нашей семьей бабушка
прожила 5 лет. Дорога до Назаровского зерносовхоза была
очень дальняя, ехали на перекладных, питались сухими ле-
пешками, которые напекла в дорогу мама. Бабушку несли на
покрывале».
Воспоминания внука Михаила Кокшунова о ба-
бушке Кокшуновой Прасковье Бадмаевне: «Когда мо-
ей бабушки не стало, мне было 28 лет. Я не жил с бабушкой
лишь отдельные годы: 1-й год жизни, когда мама оканчивала
институт, в 3-летнем возрасте я жил с мамой в Москве и мама
возила меня в детский сад на улице Милашенкова, в этот год
бабушка болела, а мама училась в ординатуре во 2-м Москов-
ском ордена Ленина государственном медицинском институ-

187
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

те им. Н. И. Пирогова. Кроме того, в первом классе я учился


в школе-интернате в Москве на Севастопольском бульваре,
мама училась в аспирантуре. Остальные 25 лет жизни я про-
жил с бабушкой. Мама жила с нами, пока не вышла второй
раз замуж. Несмотря на то, что мама жила в первом микро-
районе, а мы с бабушкой — в центре Элисты, она два раза
в день приходила к нам: утром приносила продукты, после
занятий приходила второй раз и готовила сложные блюда
и делала мясные заготовки для следующего дня, которые
в умелых руках бабушки превращались в борщ, гуляш, пель-
мени. Так моя мама всегда жила на два дома.
Бабушка была очень смелая. Об этом рассказывали все
родственники. Мамина младшая сестра — тетя Саня, — рас-
сказывала, как они трое бедствовали, попав в ссылку в Ом-
скую область. Из вещей у них была только одежда, которую
они надели на себя, когда на рассвете к ним в дом пришли
конвоиры, чтобы погрузить в грузовую машину. Уходя из до-
ма, она захватила самую красивую вещь — набор столовых
приборов в коробке, подаренных ранее им моей бабушкой.
Бабушка не раз рассказывала мне, как ей удалось перед отъ-
ездом из деревни 1-е Фоминки Омской области обменять тру-
додни, заработанные дядей Эрдни, и этот набор столовых
приборов на зерно. Зерно бабушка размолола на мельнице
и напекла целый мешок сухих лепешек в дорогу.
Только отчаянно смелый человек мог поехать под Ста-
линград и по номеру воинской части найти там брата Алек-
сея Менкенова. Бабушка очень хотела увидеть брата Алексея,
танкиста, так как не была уверена, что еще когда-нибудь
с ним встретится. Дядя Алеша после восстановления автоно-
мии Калмыкии с семьей жил в совхозе «Ленинский». Он пе-
риодически приезжал навестить свою старшую сестру. В свои
поездки в город дядя Алеша всегда брал кого-нибудь из сво-
их детей, чаще других он брал с собой Васю или Люду. Ба-
бушкин брат, Алексей Менкенов, прошел дорогами войны,
был ранен и контужен; после окончания войны и выписки из

188
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

госпиталя нашел своих родных в Сибири. Бабушка рассказы-


вала, что у дяди Алеши было много орденов и медалей: как
боевых, так и трудовых. Она видела, как дети дяди Алеши
бегали по дому с его наградами. Все дети дяди Алеши и тети
Сани, т. е. двоюродные братья и сестры моей мамы, выросли
хорошими, трудолюбивыми людьми; они душевные, чело-
вечные и все любили мою бабушку, как любили ее брат Алек-
сей и сестра Александра».
Из воспоминаний дочери Людмилы: «Я всегда на-
ходилась рядом с родителями, слушала их взрослые разгово-
ры, запоминала без труда, хотя меня считали маленькой. Па-
па и в Сибири соблюдал обычай калмыков, согласно которому
дом должен быть открыт для всех. Каждый день в нашем ма-
леньком доме, кроме нашей большой семьи, были сибиряки
или калмыки, которые, как и наша семья, находились на
спецпоселении в Назаровском зерносовхозе. Папа вечерами
при свете керосиновой лампы проводил политинформации,
рассказывал о политике партии, о будущем страны, как он
его представлял, о том, что выселение народов из родных
мест — ошибка партии, которую все равно придется исправ-
лять. Бородатые сибирские деды и все мы внимательно слу-
шали папу. Все, что сибиряки слышали от папы или мамы,
было для них ново, они дальше Назарово или Ачинска нику-
да не ездили.
Сибиряки очень любили рассказы папы о Москве. Если
папа по вечерам проводил политинформации, то мама вне
периода сезонных работ весь день была дома, и сибиряки
приходили к ней о чем-либо ее расспросить или в чем-то по-
мочь. Сибиряки помогли моим родителям быстрее приспосо-
биться к тяжелейшим условиям жизни в Сибири.
На кладбище в Назаровском зерносовхозе покоится прах
дяди Эрдни, бабушки Сони и брата Валеры.
Мама, ее брат Алексей и сестра Александра были очень
дружны. Мамины брат и сестра не только любили и уважали
свою старшую сестру, они относились к ней как к матери.

189
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Уважительное отношение к старшей сестре Прасковье пере-


далось их детям.
Нина — вторая дочь моих родителей, — была любимой
дочерью папы. Нина от природы тихая, душевная, но в ней
был жизненный стержень, как и в наших родителях. Твер-
дость духа помогала ей побороть болезни, вырабатывать
стратегию жизни своей семьи в любых сложнейших ситуаци-
ях. Ее не стало в 61 год. Нина из 5-ти дочерей Кокшуновых
была лучшая. Нине посчастливилось встретить в жизни Са-
шу Каталаева, который был, как и она, щедрым душой, ис-
кренним, добрым. Они были созданы друг для друга, вместе
прожили счастливую жизнь, родили и воспитали 4-х детей,
передали им свои лучшие человеческие качества. Дети Нины
и Саши Каталаевых выросли достойными людьми.
С полной уверенностью можно сказать, что жизненная
позиция и традиции Есина Кокшунова продолжаются в его
внуках — детях 5-ти дочерей.
У мамы было несколько подруг, с которыми она дружила
с молодых лет. Она им часто звонила, и они обменивались
информацией по телефону. Днем мама никогда не спала. Она
два раза в день читала по полтора часа, несмотря на то, что
видела в последние 15 лет одним глазом с очками в +12 диоп-
трий. Внуки Есина и Прасковьи Кокшуновых помнят свою
бабушку сидящей с книгой за столом в очках и с лупой в руке.
Мамин любимый фильм — «Семнадцать мгновений весны»,
она помнила содержание всех серий и многократно его пере-
сматривала, любимая книга мамы — «Жестокий век» Исая
Калашникова».
Из воспоминаний Майи — 3-й дочери Есина
и Прасковьи Кокшуновых: «После окончания Медвед-
ской средней школы я поступила в Красноярский педагоги-
ческий институт на физико-математический факультет. Ког-
да папа приезжал ко мне, он всегда привозил мне продукты.
Папа в свои приезды ко мне встречался с Михаилом Улюм-
джиевым, который учился на одном факультете со мной, они

190
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

ходили вдвоем в кафе, разговаривали о жизни студентов,


о калмыках. Папа по-отечески относился к Михаилу Улюм-
джиеву. Мы, студенты-калмыки из Красноярских институ-
тов, ходили в гости к калмыцкой певице Улан Барбаевне
Лиджиевой. Она нам варила калмыцкий чай и пела песни на
калмыцком языке.
Помню папин отъезд в Москву. Потом мы узнали, что его
вызывали для обсуждения вопроса о восстановлении автоно-
мии Калмыкии. На вокзале в Красноярске он встретился
с Сангаевым Эренженом Агильджановичем, который также
был вызван в Москву».
Воспоминания 4-й дочери Есина и Прасковьи
Кокшуновых Клары об отце: «Мой отец был человеком
многогранным, немногословным, отдельными словами его
не охарактеризуешь. Он был очень справедливым, коммуни-
кабельным человеком, быстро сходился с людьми разными
по возрасту и социальному статусу. Папа был заботлив, не де-
монстрируя своей заботливости никому. Это качество оста-
лось на всю недолгую его жизнь, он всегда старался помочь
простым людям. Он помогал всем, чем только мог. Внима-
тельный, любящий, трудолюбивый отец, он на всю мою
жизнь таким останется в моей памяти. Его девизом было
«наработаться», и это стремление, переросшее в черту харак-
тера, он с лихвой передал детям и всем, кто работал с ним ря-
дом».
Из воспоминаний дочери Людмилы о Сибири:
«В 1954 году папу после его многочисленных писем в ЦК
КПСС восстановили в партии. О письмах в ЦК КПСС я знаю
из разговоров родителей между собой. Они говорили: надо
писать о том, что выселение калмыков — это ошибка, что це-
лый народ очернили и выслали из родных мест, что эту чью-
то страшную ошибку партии рано или поздно все равно при-
дется исправлять.
Когда пришло из Москвы письмо, в котором сообщалось
о восстановлении папы в партии, какой был праздник не

191
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

только в нашей семье, но и во всех калмыцких семьях Наза-


ровского зерносовхоза! Калмыки в нашем зерносовхозе гово-
рили: если Есина Эренценовича восстановили в партии, зна-
чит, мы все скоро вернемся на родину.
Папу назначили директором Заломненского леспромхоза
Каратузского района. Село Заломное было недалеко от Ми-
нусинска, оно располагалось в тайге. Из Заломненского ле-
спромхоза папу вызвали в Москву правительственной теле-
граммой. Папа с мамой очень обрадовались, потому что
считали, что вызов связан с возвращением на родину».
Из рассказов папы о работе Инициативной груп-
пы и Оргкомитета по восстановлению автономии
Калмыкии (пересказано дочерью Людмилой): «Ини-
циативную группу восстановления автономии Калмыкии
возглавлял Ока Иванович Городовиков. Он не был депорти-
рован, жил и работал в Москве. О. И. Городовиков дружил
с С. М. Буденным, К. Е. Ворошиловым и другими членами
Правительства СССР, каждый из которых мог повлиять на
судьбу калмыков, депортированных в Сибирь. В период рабо-
ты Инициативной группы папа был у О. И. Городовикова на
даче вместе с другими членами Инициативной группы. Вме-
сте с папой у О. И. Городовикова были Бем Оконович Джим-
бинов, Апуш Мутлович Джимбинов, Давид Никитич Кугуль-
тинов, Морхаджи Бамбаевич Нармаев и другие члены
Инициативной группы, запечатленные на знаменитой фото-
графии, сделанной в Москве в декабре 1956 года.
Папу вызывали в Москву правительственной телеграм-
мой без объяснения причины вызова. Папа рассказывал, как
встретились бывшие руководители Калмыцкой АССР, ликви-
дированной в 1943 году, через 13 лет в Москве; у всех на гла-
зах были слезы счастья.
Я помню, что папа выезжал два раза в Москву по вопросу
восстановления автономии Калмыкии. Когда уже был решен
вопрос о том, что папа в числе первых едет на территорию
Калмыкии и будет заниматься восстановлением автономии

192
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

Калмыкии на правах бывшего руководителя Калмыцкой


АССР и члена Оргкомитета по восстановлению автономии
Калмыкии, мы (папа, мама и я) собрали свои вещи и поехали
в Москву. По дороге из Заломненского леспромхоза мы сна-
чала приехали в Абакан, там должны были встретиться мно-
гие калмыцкие семьи перед отъездом в Москву. Наша семья
остановилась у Бадмы Эрдниевича Эрдниева и Гаджары Ша-
гитовны Гайфутдиновой, папа был с ними знаком с довоен-
ных лет, встречался с Бадмой Эрдниевичем в Москве в пери-
од работы Инициативной группы и Оргкомитета. В 1938 году
папа и Бадма Эрдниевич были избраны депутатами Верхов-
ного Совета Калмыцкой АССР первого созыва. Бадма Эрдни-
евич до войны был на руководящей комсомольской и пар-
тийной работе, работал начальником Управления по делам
искусств при СНК Калмыцкой АССР, перед депортацией был
Управделами Президиума Верховного Совета Калмыцкой
АССР.
Семья Эрдниевых жила в центре Абакана, в доме напро-
тив Хакасского обкома партии, рядом с педагогическим ин-
ститутом. Жена Бадмы Эрдниевича, Гаджара Шагитовна
Гайфутдинова, была депортирована вместе с ним в Сибирь,
хотя она могла не ехать вместе с мужем, так как Бадма Эр-
дниевич был выслан по национальному признаку, а Гаджара
Шагитовна была татарка. Они вырастили 3-х детей: Эрнеста,
Энгельсину и Гелю (Герензал). Геля родилась в Сибири.
Гаджара Шагитовна была человеком широкой души. Две-
ри их квартиры были открыты для всех. На столе всегда ды-
мился черный калмыцкий чай, стояли хлеб и маргарин.
К ним в дом часто заходили студенты-калмыки, особенно —
студенты пединститута, рядом с которым жили Эрдниевы.
Младшая дочь Геля особенно не вникала, как зовут того или
иного человека, — раз пришел к ним, значит, надо подать
ему чашку чая.
Перед отъездом наших семей в Москву квартира Эрдние-
вых Бадмы Эрдниевича и Гаджары Шагитовны стала практи-

193
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

чески штабом возрождающейся Калмыкии в Красноярском


крае. Калмыки шли сюда не только из разных концов Абака-
на, но и приезжали из прилегающих районов Красноярского
края. Все плакали от радости, вспоминали горестные страни-
цы депортации, пили калмыцкий чай, и все мечтали о воз-
вращении на родину.
Наша семья, семья Б. Э. Эрдниева, семья К. Ц. Чурбанова
и многие другие калмыки уезжали в Москву первой партией,
т. е. первым поездом. Я помню, как нас провожали калмыки
в Абакане. Сколько способен видеть глаз, столько калмыков
было на вокзале. Плакали все — и отъезжающие, и провожа-
ющие. Все верили в лучшее будущее. С какими трудностями
придется встретиться в ходе восстановления автономии Кал-
мыкии, никто не думал, а трудности были впереди, ведь по-
сле выселения калмыков ее территорию разделили между со-
предельными областями, создали Астраханскую область,
скот эвакуировали за Волгу, в освободившихся домах калмы-
ков жили другие люди, и т. д.
Приехавших в Москву членов Инициативной группы вос-
становления автономии Калмыкии разместили в гостинице
«Москва». Из окон номера были видны Красная площадь,
Спасская башня — сказка из книги ожила перед нашими гла-
зами. Бой курантов на Спасской башне вливал в души взрос-
лых и детей ощущение безмерного счастья. Мы, дети, пона-
чалу думали, что будем всегда жить здесь, рядом с Красной
площадью. Сказка закончилась, и мы поехали поездом в сто-
рону Калмыкии. В то время железная дорога не доходила до
Элисты, ехать нужно было до Ставрополя или Волгограда.
Железную дорогу дотянули до Элисты в 1969 году».
Манджиев Н. Ц. Кердата и кердатинцы. АПП
«Джангар», 2004. С. 468–469: «Е. Э. Кокшунов продол-
жил традиции калмыков, общественных деятелей 20-х годов
в деле восстановления Калмыцкой автономии. Он входил
в состав Оргбюро Калмыцкой областной партийной органи-
зации. Сложные задачи приходилось решать членам Оргбю-

194
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

ро после возвращения на родные пепелища. После сталин-


ской ссылки в Калмыкии пришлось заново создавать
социальную инфраструктуру, все сферы национальной куль-
туры, образования, науки, объекты промышленности, сель-
ского хозяйства, строительную индустрию, транспортную
и дорожные службы и еще многое другое.
Имя Есина Кокшунова осталось в памяти народа, ему по-
священы публикации, он стал одним из героев повести «Ли-
холетье» народного писателя Калмыкии Лиджи Инджиева».
Из воспоминаний Савхи Сагаевича Зунгруева, ве-
терана войны и труда: «Еще до войны, будучи 2-м секре-
тарем Калмыцкого обкома партии, Есин Эренценович приез-
жал на хлопковые плантации Уланхольского улуса, где я был
главным агрономом. Помню его изумление при виде рас-
крывшихся белоснежных коробочек хлопка и радость от то-
го, что степняки, бывшие кочевники, сумели вырастить эту
культуру. Долго он благодарил 1-го секретаря Уланхольского
райкома КПСС Эренжена Сангаева, бригадира Будукчи
Маркшаева, меня и всех хлопководов за геройский, как он
считал, труд. По его рекомендации я дважды выезжал на
курсы хлопководов в Дагестан. Кстати, хлопок по тем време-
нам приносил неплохой доход республике» (Балакаева,
2004).
Из воспоминаний Сергея Санджиевича Васькина,
ветерана войны и труда: «С Есином Эренценовичем Кок-
шуновым я работал почти с первых дней восстановления ав-
тономии Калмыкии. Меня направили к нему в район секре-
тарем по идеологии. Среди управленцев тогда было много
людей из соседних регионов. Когда встал вопрос об организа-
ции новых районов уже в составе Калмыкии, многие из них
в знак протеста покидали рабочие места и уезжали в неиз-
вестном направлении. Кокшунов не растерялся, тут же на-
шел выход и буквально на второй день после «саботажа»
представил на рассмотрение бюро райкома партии другие
кандидатуры. С. Зунгруева рекомендовал на пост директора

195
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

совхоза «Сухотинский», С. Батырева — директором совхоза


«Ергенинский». Чуть позже были назначены руководители
и остальных хозяйств.
За политическую дальновидность и умение мыслить по-
государственному Есина Кокшунова, 1-го секретаря райкома
КПСС, избрали членом бюро областного комитета партии.
Это был единственный прецедент в практике областной пар-
торганизации. После восстановления автономии Калмыкии
Есин Эренценович Кокшунов был избран депутатом Верхов-
ного Совета Калмыцкой АССР, заместителем Председателя
Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР» (Балакае-
ва, 2004).
Из воспоминаний Нины Владимировны Ипполи-
товой, члена Союза российских писателей, Заслужен-
ного работника культуры Калмыцкой АССР. Впечат-
ления о прочитанной книге Николая Манджиева
«Кердата и кердатинцы»: «Поселок Кердата возник как
аймачное поселение одного из дербетовских родов. Однако все
Кердату знают. В 1968 году по случаю 80-летия А. М. Амур-
Санана, государственного и общественного деятеля Калмы-
кии, одного из основоположников калмыцкой советской ли-
тературы, село Кердата, в котором он родился, было
переименовано в поселок Амур-Санан.
По счастливой судьбе Калмыцкий кочевой улус занял вы-
годное географическое пространство, где скрещивались пути
между Волгой и Доном, между Россией, Северным Кавказом
и Крымом. По царскому указу 1846 года о заселении дорог
в Калмыцкой степи вдоль трактов было образовано семь ста-
ниц.
Наряду со строительством дорог судьбоносным для кал-
мыков стало строительство школ. Впервые начальная школа
была открыта в Кердате в 1884 году по инициативе аймачно-
го схода. Школа содержалась на общественные средства.
Первые учителя из числа прогрессивной русской интелли-
генции И. М. Кейпель и В. М. Красноложский сеяли в народе

196
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

разумное, доброе, вечное. Именно в этой школе учились гра-


моте кердатинские дети, которые в последующем стали вы-
дающимися людьми в разных сферах жизни общества. Сча-
стье кердатинцев состоит в том, что они рано поняли пользу
образования, и это сознание стало их родовой традицией и в
царские, и в советские времена.
Многих кердатинцев я знаю лично, с кем-то доводилось
сотрудничать, с кем-то дружили семьями. Я очень внима-
тельно прочла главы о Б. О. Джимбинове, А. М. Джимбинове
и его сыновьях, о семье Г. К. Карвиной, Е. Э. Кокшунове и его
дочерях, К. П. Катушове, Э. М. Моголцыкове, Д. А. Павлове
и многих других. Сопоставляла их деятельность с вехами соб-
ственной биографии. 2-й секретарь Калмыцкого обкома пар-
тии в 40-х годах, Есин Эренценович Кокшунов, стал героем
повести Лиджи Инджиева «Харалта öдрмуд» («Лихолетье»).
Каждый, раскрыв книгу «Кердата и кердатинцы», сможет
не только получить исчерпывающую справку из жизни дей-
ствительно большого и славного Большедербетовского улуса,
но и продолжить повествование от собственного лица. Так,
создавая историю родных сел и городов, улусов и родов, мы
выполняем долг перед предшествующими поколениями»
(Ипполитова, 2004; Анкранов, 2004).
Из воспоминаний дочери Людмилы: «В Элисте, ког-
да папа уже болел, мы с семьей Васькиных жили в соседних
домах. Сергей Санджиевич приходил к папе и они тепло об-
щались. Папа очень радовался его приходу.
После смерти папы поддерживал нашу маму Улюмджиев
Михаил Бадмаевич, который был знаком с папой по Красно-
ярску, где он учился в пединституте.
Мне и Кларе оказывал моральную поддержку народный
поэт Калмыкии Давид Кугультинов, которого связывали с па-
пой душевные, теплые дружеские отношения еще с довоен-
ных времен, когда Давид был молодым поэтом. В докладе на
VIII пленуме Союза писателей СССР, проходившем в сентя-
бре 1940 года в г. Элисте в связи с 500-летием калмыцкого

197
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

народного эпоса «Джангар», лирическое дарование Давида


Кугультинова было отмечено как явление нового таланта
в калмыцкой литературе. Стихи в переводе на русский язык
получили хороший отзыв А. Фадеева и других почетных го-
стей юбилейных торжеств. Давид Кугультинов в 18 лет, т. е.
в 1940 году, был принят в Союз писателей СССР.
Давид Кугультинов считал нас — дочерей Есина Кокшу-
нова, — своими землячками, потому что он, наши папа и ма-
ма родились в близкорасположенных хотонах, которые на
карте представляют практически одну точку (Алексеева,
2002; Анкранов, 2004; Манджиев, 2009). Эта крошечная гео-
графическая область, объединяющая несколько рядом распо-
ложенных хотонов — Кердата, Бюдермис, Ахнуд, Бага-Бурул
и другие, — дала миру на рубеже XIX-XX веков множество из-
вестных людей: это государственные и общественные деяте-
ли, писатели, поэты, публицисты, ученые, просветители, каж-
дый из которых оставил заметный след в становлении
государственности калмыков, просвещении калмыцкого на-
рода, развитии литературы, искусства, науки, его интеграции
в многонациональную семью народов России».

Послужной список
Есина Эренценовича Кокшунова:
• с 5–6 лет пас скот жителей хотона Кердата;
• 1920–1926 годы — работа с отцом в небольшом собствен-
ном хозяйстве;
• 1927–1930 годы — учетчик-завхоз в местном товарище-
стве по обработке земли, хотон Кердата Западного улуса
Калмыцкой автономной области;
• 1930–1931 годы — учеба на рабфаке, г. Саратов;
• 1931 год — работа в Цаган-Аманском сельском совете
Приволжского улуса Калмыцкой автономной области;
• 1932 год — член правления райпотребсоюза Западного
улуса Калмыцкой автономной области;

198
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

• 1933–1936 годы — председатель колхоза «Пролетарская


победа» Западного улуса Калмыцкой автономной об-
ласти;
• 1937–1938 годы — директор Сладковской МТС;
• 1938–1939 годы — 1-й секретарь улускома (райкома) пар-
тии Западного улуса Калмыцкой АССР;
• март 1939 года — 27 декабря 1943 года — 2-й секретарь
Калмыцкого обкома ВКП(б);
• данным историко-этнографической электронной кол-
по
лекции Республиканской библиотеки Калмыцкой АССР
Е. Э. Кокшунов, будучи депутатом Верховного Совета
Калмыцкой АССР первого созыва, совмещал должность
второго секретаря Калмыцкого обкома ВКП(б) с долж-
ностью Председателя Президиума Верховного Совета
Калмыцкой АССР, что подтверждает стенографический
отчет от 2 ноября 1940 года IV юбилейной сессии Верхов-
ного Совета Калмыцкой АССР, посвященной 20-летию
автономии Советской Калмыкии;
• 1944 год — шахтер Назаровского разреза бурого угля
Красноярского края;
• 1944–1955 годы — заместитель директора Назаровского
зерносовхоза по административно-хозяйственной ра-
боте;
• 1955–1956 годы — директор Заломненского леспромхоза
Каратузского района Красноярского края;
• январь 1957 года — избран 1-м секретарем Приозерного
райкома КПСС Калмыцкой автономной области;
• октябрь 1958 года — избран заместителем Председателя
Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР (долж-
ность неосвобожденная).

199
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Выборные должности республиканского уровня,


членство в республиканских руководящих партий-
ных органах:
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, первый со-
зыв (июнь 1938 года);
• член Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР
с 1938 года;
• делегат XVIII съезда ВКП(б) с правом решающего голоса,
март 1939 года;
• член пленума Калмыцкого обкома ВКП(б) (март 1939 года);
• член Бюро Калмыцкого обкома ВКП(б) (1938 — 1943 гг.);
• член Инициативной группы восстановления автономии
Калмыкии (1954–1956 гг.), член Оргбюро Калмыцкой
областной партийной организации и Оргкомитета по
Калмыцкой автономной области Ставропольского края
(1956–1957 гг.);
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, второй со-
зыв (октябрь 1958 года);
• член Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР
с 1958 года;
• член Бюро Калмыцкого обкома КПСС (1957 — 1959 гг.).

Награды Есина Эренценовича Кокшунова:


• орден «Знак Почета», 1959 год.

200
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

Делегация от Калмыцкой партийной организации на


XVIII съезде ВКП(б), слева направо: секретарь Западного
улускома (райкома) ВКП(б) Е. Э. Кокшунов, 1-й секретарь
Обкома ВКП(б) Калмыцкой АССР П. В. Ларентьев,
председатель колхоза им. Калинина, Сарпинского района
Л. С. Манджиев, Москва, 10–21 марта 1939 года. Российский
государственный архив фотокинодокументов, шифр А-4319.

Е. Э. Кокшунов, депутат
Верховного Совета Калмыцкой
АССР, первый созыв, 1938 год.
Фото из удостоверения
депутата,
Национальный архив РК.

201
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Прасковья Бадмаевна Кокшунова — жена Е. Э. Кокшунова,


студентка Астраханского педагогического техникума
(в 1-м ряду слева третья).

Кандидаты в депутаты Верховного Совета Калмыцкой АССР


Кокшунов Есин Эренценович (слева), и Сангаев Эренжен
Агильджанович (справа) на встрече с избирателями.
Калмыцкая автономная область, 1957 год.

202
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

Встреча калмыков на родной земле в первую годовщину


восстановления Калмыцкой автономной области.
Слева направо сидят в 1-м ряду: Павлов Д. А. — четвертый;
во 2-м ряду: Сельвин Л. Ф. — первый, Моголцыкова Г. М. —
четвертая, Кокшунов Е. Э. — шестой, Джимбинов Б. О. —
седьмой, Павлова П. Д. — восьмая;
стоят: Джимбинов А. М. — третий, Лиджанов Г. Е. —
четвертый, Чурюмов Л. Д. — пятый, Инджиев Л. О. — девятый.
Элиста, 1958 год.

203
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Группа делегатов съезда женщин Калмыкии.


Слева направо сидят: Е. Э. Кокшунов — второй,
Н. М. Ункова — третья, П. Б. Кокшунова — пятая;
стоят: А. М. Джимбинов — третий, Элиста, 1958 год.

204
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

В редакции газеты «Хальмг Yнн» на знаменитом


редакционном диване,
слева направо: Бем Джимбинов (2-й секретарь
Калмыцкого обкома КПСС), Есин Кокшунов (1-й секретарь
Приозерного райкома КПСС), Виталий Закруткин (военный
корреспондент, писатель, литературовед), Басанг Дорджиев
(зам. главного редактора газеты «Хальмг Yнн»), Элиста,
август 1959 года.

205
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. П-1, оп. 6, д. 3594,


л. 1, 1 об., 2, 2 об., 3, 4, 5, 8, 9.

206
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

207
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

208
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

209
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

210
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

211
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

212
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 79.

213
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Вместо эпилога
Есин Эренценович Кокшунов — государственный и обще-
ственный деятель Калмыцкой АССР, 2-й секретарь Калмыцко-
го обкома ВКП(б) (1939–1943 гг.), член Инициативной группы
восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.), член
Оргбюро Калмыцкой областной партийной организации
и Оргкомитета по Калмыцкой автономной области Ставро-
польского края (1956–1957 гг.). Е. Э. Кокшунов сыграл вид-
ную роль в истории Калмыкии. Он был участником важней-
ших изменений в жизни своего народа и страны.
В период депортации калмыцкого народа Е. Э. Кокшунов
работал шахтером Назаровского разреза бурого угля, заме-
стителем директора по административно-хозяйственной ча-
сти Назаровского зерносовхоза и в 1955–1956 годах — дирек-
тором Заломненского леспромхоза Каратузского района
Красноярского края. Когда он уезжал из Назаровского зерно-
совхоза в Заломненский леспромхоз, провожать его пришли
не только калмыки, находившиеся на спецпоселении в Наза-
ровском зерносовхозе, но и местные жители: старики и люди
средних лет, не желавшие с ним расставаться. Сибиряки про-
щались с Есином Эренценовичем Кокшуновым, который ве-
черами в своем маленьком доме проводил для них политин-
формации, рассказывал много интересного о жизни за
пределами их совхоза, района, дальше которого они не выез-
жали, общение с которым стало в их жизни ярким событием.
После возвращения на родину в период восстановления
автономии Калмыкии Е. Э. Кокшунов, будучи I секретарем
Приозерного райкома КПСС и Заместителем Председателя
Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР, занимал-
ся восстановлением уничтоженной Великой Отечественной
войной и депортацией инфраструктуры Калмыкии. Е. Э. Кок-
шунов организовывал встречи возвращающихся калмыцких
семей на вокзалах Волгограда и Ставрополя. Вместе с коман-

214
Глава VIII. Кокшунов Есин Эренценович

дой руководителей Калмыцкой автономной области, ядро


которой составили члены Инициативной группы восстанов-
ления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.), неотложно ре-
шали вопросы обеспечения прибывающих калмыцких семей
продуктами питания, питьевой водой, жилыми помещения-
ми, медицинской помощью; сразу же продумывались вопро-
сы создания рабочих мест.
«Будь сегодня жив Есин Эренценович Кокшунов, его ни-
когда не мучили бы укоры совести за прожитые годы, за дела
и поступки на любой работе. Ему было всего 54 года, когда он
ушел в мир иной. Есин Кокшунов прожил яркую жизнь, про-
шел земной путь честно и чисто. Обладая проницательным
и прозорливым умом, он не смог вырваться за пределы свое-
го времени, зато для потомков оставил добрую память как
человек, умевший сеять добро и свет на степных просторах
родной Калмыкии» (Соколов, 2000).
Память о Есине Эренценовиче в сердцах людей, которые
когда-либо с ним встречались, в сердцах детей (5 дочерей),
внуков и правнуков, которых у него 35 (12 внуков, 23 правну-
ка) и 18 праправнуков.

Увековечение памяти
Есина Эренценовича Кокшунова:
• в городе Элисте, на стене дома №13 по улице Б. Городо-
викова, где прошли последние годы жизни Есина Кок-
шунова, установлена мемориальная доска;
• в городе Элисте, в 5-м микрорайоне, комплекс КГУ, одна
из улиц названа именем Есина Кокшунова.
Глава IX.
КОЛПАКОВА БООВА КИКЕЕВНА
(1910–1992 гг.)

Воспоминания сына Джангара Бадмаевича Пюрвеева,


академика Российской академии космонавтики, о матери,
о родительском доме: «Жизнь, как я помню с раннего дет-
ства, не бывает слишком хорошей или слишком плохой —
она разная, как судьбы человеческие. Так и родные люди —
кажется, что они всегда рядом с нами, слились с нами, с этой
жизненной разностью, а они вдруг предстают перед нами не-
ожиданно в разные и, по сути, загадочные для нас судьбы,
как и мы, становимся со временем сами. И в то же время не
стоит акцентировать или предаваться их иллюзиям и идеа-
лизировать, как тени прошлого, так и драматизировать гру-
сти и радости дня сегодняшнего. Это ведомо было и нашей
маме — Колпаковой Боове Кикеевне, с юных лет сполна ис-
пившей чашу горестей и радостей нашего народа. Как и мно-
гие судьбы целого поколения малого, но все испытавшего ге-
роического калмыцкого народа, в 14 лет встретившая
и поверившая в советскую власть, как осознанное начало
и надежду новой жизни: Надежду, Веру и Любовь. Казалось,
все только начиналось. Но начавшаяся уже в 1937 году массо-
вая репрессия народа, а затем вероломно нагрянувшая Война
и, страшная по цинизму и правовым понятиям демократии,
депортация народов, в том числе калмыцкого народа, в дека-
бре 1943 года в Сибирь, перечеркнула практически всю пре-
дыдущую жизнь этой 34-летней вдовы с 4-мя малыми детьми
и ээҗ — бабушкой.
Мама — Боова Кикеевна, — потеряла вмиг всех мужчин:
Героя Гражданской войны, командира 1-го Калмыцкого Кава-
лерийского полка, 1-го Председателя ВЦИК Калмыцкой
АССР, депутата Верховного Совета СССР Хомутникова Васи-

216
Глава IX. Колпакова Боова Кикеевна

лия Алексеевича — мужа родной сестры, который был снят


с должности и репрессирован как враг народа. Арестован
и сослан на Колыму в 1937 году блистательный поэт — род-
ственник — Константин Эрендженов. Начавшаяся Великая
Отечественная война забрала мужа, отца, друга — единомыш-
ленника и учителя Бадму Доржиевича Пюрвеева.
Оставшись наедине со своими мыслями и материальным
положением, на руках с 4-мя детьми и ээҗой, на фоне нео-
пределенного будущего — без Веры, Надежды, Любви, а те-
перь уже и без Вежд (Путей), молодая Боова тревожно всту-
пала в эту Жизнь. На одни воспоминания прошлого она
смотрела ныне со снисходительной тревогой человека, испы-
тавшего все, умудренного жизненным опытом, хорошо знаю-
щего родословную своих и чужих заблуждений, на другие —
с безнадежной грустью. Минувшего не воротишь, горьких
ошибок прожитого не исправишь, а прежнего ощущения ра-
дости дивных мгновений счастья юности не испытаешь».
Юность Боовы Кикеевны Колпаковой. Всему — увы! —
свое время. И из памяти сердца нет-нет да и всплывают с гру-
стью те далекие-далекие первые поэтические тревожные че-
тыре строчки, начала свободы самоотреченной юности,
которые лишь родились тогда, и далее прекратятся навсегда,
а искренность, навеянная впервые весной русской поэзии, за-
фиксированная на листочке страницы студенческой тетрад-
ки, со мною сохраняются навсегда:

Мне так трепетно зелень сережек ронять.


Мне проститься с березовым кружевом жалко.
Мне ли запах лозы - тревогу весны, не понять?
Я — сама солнечным лучиком вспыхнула жарко!..

А было это так, в 1924 году Боове исполнилось 14 лет, она


приехала в Ленинград к своей сестре Очке Колпаковне — же-
не Василия Алексеевича Хомутникова из Астраханского, тог-
да бывшего Калмбазаринского детского дома, где она только

217
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

что окончила школу-семилетку. Завысив свой возраст до


16 лет, Боова поступила учиться на подготовительное отделе-
ние (рабфак) Ленинградского Восточного института. Там она
неожиданно встретила земляка, бывшего воспитателя Астра-
ханского детского дома, Зулу Нохашкиева, который парал-
лельно с учебой подрабатывал статистом на съемочной пло-
щадке Ленинградской киностудии «Ленфильм». Однажды
он взял с собой и Боову.
Юная студентка своим хорошим голосом, танцами, пла-
стикой и актерскими задатками привлекла к себе внимание
режиссера киностудии Александра Висковского, который
сразу предложил сниматься в фильме «Минарет смерти»,
в роли наложницы бухарского шаха. В связи с тем, что репе-
тиции совпадали с занятиями в университете, юная Боова от-
казалась сниматься в кино, а благодаря упорной настойчиво-
сти режиссера, сразу же приметившего яркое дарование
Боовы, ему все же удалось уговорить Боову продолжить ки-
носъемки.
Сцены были не сложные, но нужно было хотя бы уметь
актерски грамотно вести себя: за богато накрытым ханским
столом правильно и изысканно уметь красиво кушать восточ-
ные сладости и фрукты, ходить всегда изящно и пластично,
при этом не путаться в широких шароварах, уметь плавно
и грациозно танцевать «Танец Шамиля», не сбиваясь на тем-
пераментную быструю лезгинку, любимый танец Боовы. Все
эти навыки и изыски актерского мастерства способной уче-
ницей усваивались мгновенно, что неописуемо радовало ре-
жиссера Александра Висковского».
Воспоминания Боовы Кикеевны об актерском периоде
юности: «Будучи не актрисой, а естественной самой собой,
для меня было удивительно и странно смотреть на себя со
стороны, в картине, где я танцую. Помню даже, я в изумлении
закрывала свое лицо руками в недоумении — я или не я».
«Однажды, летом 1925 года, на моей репетиции «Танец
Шамиля» присутствовал сам Сергей Есенин, красивый такой,

218
Глава IX. Колпакова Боова Кикеевна

голубоглазый с золотой копной волос (он был знаком с Алек-


сандром Висковским и часто захаживал к нам на репетиции,
на съемки в то время). А на мою лезгинку он специально при-
ходил посмотреть несколько раз к Александру Висковскому;
после моего исполнения танца знаменитый поэт Сергей Есе-
нин так галантно обнимал и изысканно целовал мои малень-
кие ручки, что даже позже я стеснялась об этом кому-либо
рассказывать. Правда, после этого Сергей Есенин у нас на
съемках больше не появлялся, лишь позже мы от Александра
Висковского узнали, а потом и в газетах прочитали, что он
покончил жизнь самоубийством. Александр Висковский про-
сил о посещении Сергеем Есениным наших съемок нигде не
упоминать, а меня, персонально удостоившейся чести внима-
ния самого Поэта, просил никогда об этом никому не гово-
рить. И я эту тайну свято оберегала, лишь в конце 80-х, пове-
дала об этом сыну».
Воспоминания сына Джангара Бадмаевича Пюрвеева,
академика Российской академии космонавтики, о матери,
о родителях: «Так, Боова Кикеевна Колпакова в 1924 году (ей
исполнилось 14 лет) одной из первых калмычек открыла
страницу истории калмыцкого кино в фильме «Минарет
смерти» у режиссера Александра Висковского. После фильма
«Минарет смерти» юная Боова Колпакова снималась в дру-
гих кинокартинах: «Северное сияние» (1926 год) — роль де-
вочки-нанайки, «Декабристы» (1927 год) — роль прислуги
в доме декабриста И. А. Анненкова, «Хабу» (1928 год) — пред-
ставительницу народов Севера. Профессиональной актрисой
Боова Колпакова становиться отказалась и не думала об этом,
хотя ей все пророчили будущее и славу. Юная Боова мечтала,
как и вся страна, расти и поднимать культуру всей страны,
в частности — культуру Калмыкии. После рабфака она
в 1927 году поступила в Ленинградский экономический техни-
кум, который в 1929 году окончила. После его окончания мо-
лодая комсомолка Боова уехала в родной степной край, чтобы
принять участие в культурном строительстве в Калмыкии.

219
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

В Калмыкии она встретила такого же красивого, яркого,


талантливого и целеустремленного юношу, учителя Бадму
Доржиевича Пюрвеева, с которым она ездила по всей Кал-
мыкии: просвещали и сплачивали в «красных кибитках» го-
рячую, жаждущую деятельности молодежь. Проводили в до-
ма электрические сети и радио, мастерили различные
приборы и приемники детекторные, организовывали хоро-
вые и танцевальные ансамбли, колесили по республике
с концертами».
Воспоминания сына Джангара Бадмаевича Пюрвеева,
академика Российской академии кКосмонавтики, о депорта-
ции калмыцкого народа. Семья Пюрвеевых в депортации:
«Вечером 28 декабря к нам вошли двое военных в белых ту-
лупах с автоматами. Нас в доме было 5 человек: 4 малолет-
них детей и наша ээҗ — бабушка (папина мама). Маму, заме-
стителя председателя райисполкома Юстинского района,
зачем-то накануне отправили сдавать несколько голов коров
калмыцкой породы скота в соседний астраханский район. На
дворе уже шумела пурга, так что вошедшие с мороза в дом
солдаты занесли в дом холод, на что ээҗ замахала руками
и запричитала по калмыцки: «Шулугар, юудян хаатн, китн
орулжянат!» Ничего сначала непонимающие солдаты топта-
лись валенками у порога, потом сообразили, и один из солдат
вышел. Он тотчас вернулся с молоденьким лейтенантом, ко-
торый, вытащив из планшета какую-то гербовую бумагу, пы-
тался объяснить: всем куда-то надо ехать. Ни ээҗ по-русски,
ни лейтенант по-калмыцки не могли сговориться. Ээҗ выта-
щила из комода треугольники писем с фронта, и мамины
партийные бумажки. Да все напрасно. Тогда лейтенант стал
вместе с солдатами сам запихивать и укладывать в багаж ве-
щи, и дал понять, чтобы теплее одевали детей. Ээҗ сразу все
поняла: везут в холода и далеко. Наконец часа через полтора,
под плач и крики детей, усадили нас всех в наполненную
людьми и вещами крытую брезентом военную машину, и це-

220
Глава IX. Колпакова Боова Кикеевна

лый караван таких машин повез людей на ближайшую стан-


цию километров за пятьдесят.
Ехали долго по холоду и ветру. Наконец караван груже-
ных машин подъехал к какой-то станции, где стали машины
развозить людей к холодными продуваемым товарным ваго-
нам, где с кузова машин выгружали людей. Кругом стояли
шум, крики, плач и неразбериха, кто-то кого-то искал. Нача-
лась погрузка в вагоны, сначала размещали в вагоны семьи
с детьми, потом стариков и пожилых, нас поместили в двухэ-
тажный товарняк с печкой-буржуйкой посередине, мы сразу
забрались на второй этаж нар, где сгрудились в кучу, чтобы
согреться вокруг нашей ээж. Баяра наша все время плакала,
ожидая чуда — найти в этом хаосе маму, мы хоть и были по-
старше — крепились, но слезы застилали глаза. И когда шу-
мы поисков и криков уже стали затихать, мы интуитивно на-
пряглись — нам показалось, у крайних эшелонов товарняка
заслышали далекий-далекий звук, напоминающий только
один в мире родной голос. Мы напрягли слух. Наконец отда-
ленные звуки стали приближаться к нашему товарняку. От-
даленный уже родной голос приближался. И вот, наконец,
у нашего вагона послышалось почти безнадежное причита-
ние, переходящее в шепот охрипа, скороговоркой: «Болд,
Миня, Джангр, Байр, ээҗ мана. Та энд бянут?» «Бяяня! Бяя-
ня! Мама — Мадн энд!» — вскричали мы, спрыгивая с нар!
Что тут было: слезы и крики, мгновения радости, детского
и просто человеческого счастья на миг! Эти мгновения сча-
стья от встречи с матерью сливались с криками и гудками
трогающихся составов, по прихоти и ошибкам существующей
в СССР системы осознанно увозящих безвинные народы
в трагическую безвестность — в суровую депортацию бес-
крайней морозной Сибири.
Немотивированное, неожиданное выселение из родных
мест народов, в том числе калмыцкого, выполнялось с согла-
сия Равнодушных людей, стоявших у власти, страшнее Рав-
нодушных людей нет ничего, ведь благодаря Равнодушию

221
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

существуют у социальной системы убийства и предатель-


ства — по Бруно Ясенскому. Поэтому поезд — Длинный как
Беда — умчался с Криком под Уклон.
Жизнь семьи Боовы Кикеевны Колпаковой и Бадмы До-
ржиевича Пюрвеева до войны была наполнена энтузиазмом,
планами и мечтами. Вся их жизнь, как и жизнь миллионов
людей, были полностью перевернуты Великой Отечественной
войной, социальными бедствиями, охватившими страну, и по-
влиявшими на судьбы всей Планеты и Человечества. Ушел на
фронт и погиб Бадма Дорджиевич — муж, друг и единомыш-
ленник по жизни, отец 4-х малолетних детей и сын ээҗ — ба-
бушки. А осознанная депортация калмыцкого и других наро-
дов страны в декабре 1943 года в Сибирь, в самый разгар
войны, полностью перечеркнула еще складывающиеся в со-
знании целых народов страны представления о справедливо-
сти и правовых принципах демократии Советской Власти,
продемонстрировавшей ложность в своей основе.
И вся, казалось, уже осмысленная наперед, жизнь Боовы
с детьми, в 34 года ставшей вдовой с 4-мя детьми и ээҗ — ба-
бушкой, далее сложилась сложно и не так просто. Пережили
Ашхабадское землетрясение 1948 года, во время которого Бо-
ова потеряла самую младшую дочку Баяру, а сама, тяжело
пострадавшая, вместе с бабушкой была отправлена на изле-
чение в больницу. Троих ее сыновей: Болда, Мингияна
и Джангара пораскидали по детским домам, пока не выздо-
ровели в больницах мама с Ээҗей и не собрали всех детей,
вновь восстановив семью. Семья Пюрвеевых, благодаря му-
жеству и героизму Боовы Кикеевны и ээҗ — Сюли Доржиев-
ны, — выжила, встала на ноги».
Константин Эрендженович Эрендженов и Боова Кикеевна
Колпакова.
В период восстановления автономии Калмыкии судьба
соединила Боову Кикеевну Колпакову с известным поэтом
Константином Эрендженовичем Эрендженовым. У них было
много общего в юности и молодости. Оба стремились полу-

222
Глава IX. Колпакова Боова Кикеевна

чить образование. Оба были активистами ликвидации негра-


мотности в Калмыкии. Боова Кикеевна в 1920–1930 гг. была
активисткой организации «Красные косынки». Она проводи-
ла просветительную работу главным образом среди женщин
калмычек: разъясняла равенство прав женщин с мужчина-
ми, важность соблюдения санитарно-гигиенических правил,
организовывала чтение книг и газет, агитировала за ликви-
дацию неграмотности и оседлый образ жизни. Организация
«Красные косынки», как активная форма политико-прос-
ветительной работы, оказывала большое влияние на разви-
тие культуры и быта трудящихся калмыков.
17 марта 1933 г. решением Калмыцкого обкома ВКП(б)
всем ВУЗам страны, где обучались студенты и аспиранты
калмыцкой национальности, были разосланы официальные
письма с просьбой рассмотреть вопрос о возможности со-
кращения сроков обучения для некоторых студентов. Для
развития народного хозяйства, образования и культуры мо-
лодой республике требовались квалифицированные специа-
листы. Так, из Саратовского государственного университета
им. Н. Г. Чернышевского на писательскую работу были при-
глашены К. Эрендженов и С. Каляев. Из Саратовского инсти-
тута Красной профессуры отозвали Н. Манджиева, из Астра-
ханской совпартшколы — X. Сян-Белгина. Все они вели
работу по подготовке к I Всесоюзному съезду советских писа-
телей. Прибыв в Элисту после третьего курса института,
К. Эрендженов год работал заведующим отделом культуры
и искусства газеты «Улан хальмг» («Красный калмык»).
До высылки калмыков Боова Кикеевна работала замести-
телем председателя райисполкома Юстинского района. Во
время Великой Отечественной войны под бомбежкой эвакуи-
ровала калмыцкий скот в Казахстан. С Боовой Кикеевной
Константин Эрендженович прожил до конца дней и воспи-
тал приемных детей — Болда, Мингияна и Джангара Пюрвее-
вых, оставивших заметный след в истории калмыцкой куль-
туры» (Лиджиев, Лиджиева, 2012).

223
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Воспоминания о Константине Эрендженове и Боове Кол-


паковой Народного писателя Калмыкии А. Г. Балакаева //
Известия Калмыкии. — 1997. — 3 апреля: «Когда Константин
Эрендженович вернулся из Ленинграда, где он преподавал
калмыцкий язык в калмыцкой студии Ленинградского госу-
дарственного института театра, музыки и кинематографии,
он по моему приглашению — тогда я был главным редакто-
ром издательства, — стал работать редактором художествен-
ной литературы. Хороший знаток поэзии, он помог многим
поэтам в доработке своих книг. Бывали и забавные случаи.
Осенью 1963 года вышла из печати первая книга романа
К. Эрендженова «Береги огонь». Нас, работников издатель-
ства, своих сослуживцев, он пригласил домой — отметить вы-
ход своего нового произведения. Было весело, Константин
Эрендженович рассказывал много смешных историй, на ко-
торые был большой мастер. Бова Кикеевна, его жена, потче-
вала нас от души. В самый разгар веселья я заявил:
— Константин Эрендженович, вы написали прекрасную
книгу, люди будут читать ее с огромным интересом. Но в ней
есть один недостаток.
— Недостаток? — насторожился Константин Эренджено-
вич. — Какой?
— Скажу. Скажу. Только дайте слово, что не обидитесь.
— Как тут не обидеться, — вмешалась в разговор Боова
Кикеевна. — Все хвалят книгу моего Кости, а ты один умник
нашелся, недостаток обнаружил. Нет, даже не начинай гово-
рить!
— Пусть говорит, — настаивал хозяин дома.
— И скажу, — ответил я, понимая, что переборщил. — Еще
раз повторяю: — Вы, Константин Эрендженович, написали
отличную книгу, но. . .
— Говори, говори! — Не вытерпела даже Боова Кикеевна.
— В такой хорошей книге ничего нет о любви. Разве книга
без любви бывает? Книга без любви, что джомба без молока
и соли.

224
Глава IX. Колпакова Боова Кикеевна

— Правильно говоришь, — неожиданно поддержал меня


Константин Эрендженович. — Там была любовь... Много
любви... Теперь ее нет.
Вскоре я предложил Константину Эрендженовичу пое-
хать на Высшие литературные курсы в Москву, чтобы вдали
от домашних дел работать в полную силу над своими произ-
ведениями. Он сомневался, примут ли его туда из-за возра-
ста, так как ему было за 50, а возрастной порог был 35 лет.
Ректор Литературного института им. М. Горького
В. Ф. Пименов был моим преподавателем и хорошо относил-
ся ко мне. Я позвонил Владимиру Федоровичу и рассказал
о К. Эрендженове, его трудной биографии и о том, что он
в свое время не смог получить образование. Несмотря на свой
преклонный возраст, наш поэт попал на Высшие литератур-
ные курсы. Вскоре Боова Кикеевна оставила свою работу
и уехала вслед за мужем в Москву».
Воспоминания сына Джангара Бадмаевича Пюрвеева,
академика Российской академии космонавтики, о семье:
«Вернувшись на Родину после депортации, семья дружно
влилась в постсибирскую перестройку. Выросли, стали спе-
циалистами, известными в республике и за ее пределами, де-
ти. Старший сын, Болд Бадмаевич Пюрвеев, стал одним из
организаторов и танцором Калмыцкого Государственного
ансамбля «Тюльпан», заслуженным артистом Калмыцкой
АССР. Сыновья Боовы и Бадмы Пюрвеева, Мингиян и Джан-
гар, окончив Московский архитектурный институт, стали из-
вестными архитекторами, многое успели сделать для подъе-
ма архитектуры и строительства родной Калмыкии,
Мингиян — как государственный деятель — Главный архи-
тектор республики, а Джангар — как архитектор и ученый —
Главный архитектор города Элисты.
Братья Пюрвеевы участвовали в возрождении духовности
и культуры Калмыкии, искренне внося свое сердце и душу
в танцевальное, театральное, изобразительное, литературное
и музыкальное искусство республики, понимая, что сегодня

225
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

каждый специалист не должен быть узким профессиона-


лом — он несет ответственность и за смежные формы воз-
рождения духовности народа, где он своими знаниями может
быть полезен. Все сыновья унаследовали от родителей твор-
ческий пыл и одаренность. Все трое творчески одаренные
личности: артисты, архитекторы, художники, литераторы,
поэты, музыканты. Мингиян стал известным не только архи-
тектором, но и композитором, чьи профессиональные музы-
кальные произведения в разных жанрах композиции зани-
мают достойное место в калмыцком музыкальном творчестве,
а пронзительно трагические мелодии «Торга», «Тогрун шо-
вун», «Цаган Цасн» стали калмыцкой классикой музыкаль-
ной мелодики, и стали всенародными».
К сожалению, Болд и Мингиян Пюрвеевы трагически
и очень рано ушли из жизни. А самый младший из них —
Джангар Пюрвеев, до недавнего времени, до последнего дня
жизни, продолжал общее дело братьев и Республики, подни-
мая Планку Науки и Творчества на мировой Космический
Уровень.
Академик Российской академии космонавтики Джангар
Бадмаевич Пюрвеев стоял у истоков развития Мировой Кос-
могонии. Он был автором Концепции и Руководителем автор-
ской группы великих ученых Мегапроекта «Эволюционная
модель Космопланетарной интеграции планеты Земля в Но-
осфере» (представляющую реализационную модель великой
идеи В. И. Вернадского и французов Тейяра П. де Шардена,
Э. Леруа «Переход Биосферы в Ноосферу»), разрабатывавшу-
юся плеядой великих ученых ЮНЕСКО в течение 45 лет.

226
Глава IX. Колпакова Боова Кикеевна

16-летняя Боова Колпакова, молодая «культштурмовичка»,


пропагандистка Советской власти
и образования в Калмыкии.

227
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Боова Кикеевна Колпакова


с мужем Бадмой Доржиевичем
Пюрвеевым и 5-летним
первенцем Болдом —
волонтеры «красных кибиток»,
пропагандисты Новой Жизни
в калмыцких степях.

Семья Пюрвеевых: в 1-м ряду (слева направо):


Боова Кикеевна Колпакова, ээҗ — Сюля Доржиевна (мать
Бадмы Доржиевича Пюрвеева);
во 2-м ряду сыновья (слева направо): Болд, Мингиян,
Джангар. Киргизия, г. Фрунзе, 1955 год.
Глава X.
КУГУЛЬТИНОВ ДАВИД НИКИТИЧ
(1922–2006 гг.)

«Я помню прошлое. Я помню


Свой голод. Больше я не мог.
И русская старушка, помню,
Мне хлеба сунула кусок.
Затем тайком перекрестила
В моем кармане свой ломоть.
И быстро прочь засеменила,
Шепнув: «Спаси тебя господь!»
Давид Кугультинов

Давид Никитич Кугультинов родился 13 марта 1922 года


в хуторе Абганер Гаханкин Западного улуса Калмыцкой авто-
номной области (ныне с. Эсто-Алтай, колхоз имени Карла
Маркса Яшалтинского района Республики Калмыкия) в се-
мье школьного учителя. Его отец окончил Ставропольскую
мужскую гимназию; он продолжал свое образование и даль-
ше, так как мог себе это позволить, поскольку происходил из
зажиточной семьи. Новорожденный мальчик был 1-м ребен-
ком в семье и был наречен именем Дава.
Дава стал 1-м внуком Эмке Джамсуевича Кугультинова,
трудолюбивого и зажиточного крестьянина-скотовода.
В 1931 году дед был раскулачен и сослан с семьей на Урал.
После раскулачивания деда, по словам Давида Кугультинова,
«мы все оказались детьми «мироеда-кровососа», как выра-
зился один бездарный калмыцкий писатель. Моего деда, со-
сланного на Урал, убило деревом на лесоповале, бабушка
умерла, наевшись золы в состоянии голодного психоза. Отец
и мать были осуждены Советской властью. Я был обречен пи-

229
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

сать стихи и быть гражданином этой державы. Я понимал ис-


тинность девиза: «Все должны быть счастливыми», и поэзия
должна служить, как говорил Шопенгауэр, эвдемонологии —
науке быть счастливыми всем». После раскулачивания
и ссылки на Урал деда и бабушки Давид вместе с отцом и ма-
терью чудом остались жить на родине, им удалось перебрать-
ся в совхозе №107 «Таңhчин Зəңг» Западного улуса (ныне —
совхоз «40 лет ВЛКСМ» Приютненского района РК). В совхоз
№107 «Таңhчин Зəңг» отца приняли на работу учителем
школы, очень скоро он стал заведовать школой-семилеткой.
В совхозе №107 «Таңhчин Зəңг» Дава пошел в первый класс.
Он учился у своего отца, который старался развивать его спо-
собности, пытался вырастить порядочного сына. Здесь Дава
начал писать свои первые стихи. Стихи мальчика были напе-
чатаны в многотиражке совхозного политотдела. Впослед-
ствии Давид Кугультинов не без иронии сказал: «Эти стихи
давали повод воображать себя большим поэтом».
После переезда семьи Кугультиновых в Элисту Давид
учился в средней школе №1 г. Элисты. Уже в восьмом классе
Давид входил в ученический «Тайный союз вечных друзей»,
где его избрали президентом. По доносу одного из учеников
было заведено дело на его членов и в первую очередь на пре-
зидента «Тайного союза вечных друзей» Давида. Шел
1937 год. К счастью, благодаря вмешательству учителя шко-
лы В. П. Козлова дело «Тайного союза вечных друзей» было
закрыто. У В. П. Козлова был большой авторитет, неслучайно
он впоследствии был избран секретарем райкома партии.
В 1939 году Давид Кугультинов поступил в Калмпедин-
ститут города Астрахани. Его стихи печатались на страницах
республиканских газет. В 1940 году вышел первый сборник
стихов Давида Кугультинова, который назывался «Стихи
юности». Знаменательным событием в жизни Давида Ку-
гультинова было празднование в сентябре 1940 года 500-ле-
тия калмыцкого народного эпоса «Джангар». На этот вели-
кий праздник в жизни калмыцкого народа приехало много

230
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

гостей. Давид Кугультинов воочию увидел известных совет-


ских писателей, поэтов: А. Фадеева, С. Липкина, И. Сельвин-
ского, А. Караваеву, В. Шкловского, А. Павленко, А. Новико-
ва-Прибоя, художника В. Фаворского — автора иллюстраций
к эпосу «Джангар», профессора В. Кирпотина, гостей из брат-
ских республик: Аскар Токмагамбетова из Казахской ССР,
Адель Кутуй из Татарстана, Хоца Намсараева из Бурят-Мон-
гольской АССР и многих других.
В дни празднования 500-летия калмыцкого народного
эпоса «Джангар» в Элисте состоялся VIII юбилейный пленум
Союза писателей СССР, посвященный 500-летию «Джанга-
ра». 500-летие калмыцкого народного эпоса «Джангар»
и юбилейный пленум Союза писателей СССР стали выдаю-
щимися событиями в культурной жизни республики (мате-
риалы Национального архива РК).
В докладе на VIII пленуме Союза писателей СССР, прохо-
дившем в г. Элисте в связи с 500-летием «Джангара», ли-
рическое дарование 18-летнего поэта Давида Кугультино-
ва было отмечено как явление нового таланта в калмыцкой
литературе. Стихи в переводе на русский язык, опублико-
ванные в первом сборнике поэта «Стихи юности», полу-
чили хороший отзыв Александра Фадеева и других писате-
лей и поэтов — гостей юбилейных торжеств, участвовавших
в VIII юбилейном пленуме Союза писателей СССР.
В 18 лет Давид Кугультинов благодаря своему яркому та-
ланту был принят в Союз писателей СССР.
Со второго курса Калмыцкого педагогического института
Давид Кугультинов был призван в Красную армию. Служил
старшиной, позднее — младшим лейтенантом в составе совет-
ских войск на территории Монгольской Народной Республики.
После начала Великой Отечественной войны подал про-
шение о направлении на фронт. С 1942 по май 1944 года слу-
жил политработником в составе 2-го Украинского фронта
и корреспондентом дивизионной газеты 252-й стрелковой
Харьковско-Братиславской орденов Красного Знамени и Бог-

231
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

дана Хмельницкого дивизии. Принимал участие в форсиро-


вании Днепра, а также в Корсунь-Шевченковской операции.
Давид Кугультинов в мае 1944 года был снят с передовой
за принадлежность к калмыцкому народу и сослан в Сибирь.
Работал преподавателем в автомобильном техникуме в горо-
де Бийске.
В апреле 1945 года был арестован и осужден по политиче-
ской статье 58/10 за стихи и выступления в защиту калмыц-
кого народа. Давид Кугультинов в апреле 1945 года был не
только арестован и осужден по политической статье, но и ис-
ключен из рядов КПСС и Союза писателей СССР.
Только в сентябре 1956 года Давид Кугультинов был реа-
билитирован, восстановлен членом КПСС и членом Союза
писателей СССР.
Начиная с лета 1956 года Давид Кугультинов принимал
активное участие в работе Инициативной группы по восста-
новлению автономии Калмыкии во главе с О. И. Городовико-
вым (Суксукова, Манджиева, Шуваринова, 2002; Есенова,
Жемчуева, 2004). Несмотря на работу по восстановлению ав-
тономии Калмыкии, к которой Давид Кугультинов подклю-
чился летом 1956 года, несмотря на переезд в Калмыкию еще
в течение целого года его продолжали считать писателем го-
рода Норильска.
Норильск — город, где он 10 лет отбывал срок, будучи
осужденным. Это город, где он встретил свою единственную
любовь, Аллу Григорьевну, которая в тот период была комсо-
мольским вожаком завода №25. Алла Григорьевна не побоя-
лась связать свою судьбу с политическим заключенным, на-
столько велико было обаяние его таланта. Давид Никитич
и Алла Григорьевна пронесли через всю свою долгую жизнь
чистую любовь, зародившуюся в адском месте, уважение друг
к другу. Алла Григорьевна по своему уму, обаянию, интелли-
гентности, утонченности натуры была достойна Давида Ни-
китича. Она полностью посвятила свою жизнь Давиду Ники-
тичу. Давид Никитич и Алла Григорьевна были для всех

232
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

окружающих примером людей, которые не могут жить друг


без друга. Они были созданы творцом как настоящие поло-
винки единого целого.
«С творчеством Давида Кугультинова — народного поэта
Калмыкии, Героя Социалистического труда, лауреата Госу-
дарственных премий СССР и РСФСР — связаны самые значи-
тельные успехи калмыцкой литературы в XX веке. На его до-
лю выпали труднейшие испытания этого века, которые он
мужественно перенес вместе со своим народом» (Дорджиева,
2002).
На протяжении жизни Давид Кугультинов трижды пере-
нес политические репрессии. Первую репрессию он пережил
в 8-летнем возрасте, когда были раскулачены и высланы на
Урал его дедушка и бабушка, которым не удалось выжить,
вернуться в Калмыкию и увидеть своих сына и внуков.
Вторая политическая репрессия в жизни Давида Кугуль-
тинова — депортация калмыцкого народа в декабре 1943 го-
да, и связанное с этим событием снятие его в мае 1944 года
с передовой за принадлежность к калмыцкому народу.
Третья политическая репрессия — в 1945 году, когда он
был арестован по доносу, осужден по статье 58/10 на 10 лет за
стихи и выступления в защиту калмыцкого народа.
Летом 1956 года Давид Кугультинов приехал в Москву,
встретился с Окой Ивановичем Городовиковым — впервые
после 1940 года, когда в Калмыцкой АССР праздновали
500-летие «Джангара», когда его 18-летнего начинающего
поэта, студента второго курса Калмыцкого педагогического
института, представили генерал-полковнику О. И. Городови-
кову.
Приезд Давида Кугультинова в Москву был для него
счастливым событием. Во-первых, он вдохнул воздух свобо-
ды после Норильского горлага, во-вторых, он шел по широ-
ким улицам столицы, в третьих, он услышал от земляков, что
уже работает Инициативная группа по восстановлению авто-
номии Калмыкии под руководством О. И. Городовикова.

233
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Волна безмерной радости захлестнула вчерашнего ссыльного


и заключенного, ограниченного в правах калмыка. Давид Ку-
гультинов сразу же присоединился к Инициативной группе
по восстановлению автономии Калмыкии. Он принимал ак-
тивное участие в ее работе не только в 1956 году, но и в после-
дующие годы, когда автономия Калмыкии была восстановле-
на первоначально в виде области в составе Ставропольского
края и лишь летом 1958 года в виде Калмыцкой АССР.
1957 год был годом активной работы всех членов Инициа-
тивной группы по восстановлению автономии Калмыкии на
местах: в Элисте, в крупных поселках и на фермах, где насчи-
тывалось с десяток семей. В 1957 году Давида Кугультинова –
одного из основоположников калмыцкой литературы, изби-
рают ответственным секретарем Союза писателей Калмыкии.
Будучи ответственным секретарем Союза писателей Калмы-
кии, Давид Кугультинов непосредственно занимался восста-
новлением калмыцкой литературы, переводами произведе-
ний калмыцких писателей на русский язык. Перед Давидом
Кугультиновым, как и перед другими калмыцкими поэтами
и писателями довоенных лет и периода после возвращения
из ссылки, стояла задача осуществления переводов класси-
ков мировой литературы на калмыцкий язык и переводов
произведений калмыцких литераторов на русский язык для
последующего их издания в местной печати и московских из-
дательствах.
В сентябре 1957 года Давид Кугультинов уезжает на учебу
в Москву. В течение 2-х лет он — слушатель Высших литера-
турных курсов при Литературном институте им. М. Горького.
По окончании литературных курсов Давид Кугультинов по-
ступает в Литературный институт им. М. Горького, за 2 года
выполняет учебную программу института и оканчивает его
экстерном с отличием.
Интервью Давида Кугультинова: «Я сдал 50 экзаме-
нов за 30 дней экстерном и получил диплом с отличием.
У меня была школа, и эта школа была оттуда. В Норильске

234
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

академик Федоровский и геолог Урванцев (когда-то открыв-


шие здешние месторождения, которые потом разрабатывали
зеки), математик Шмидт, старые литературоведы вкладыва-
ли в меня свои знания, чтобы сберечь хоть толику их. Старый
профессор-филолог, редактировавший газету «Эхо Литвы»
и бравший интервью у Чемберлена и Сталина, Гитлера
и Муссолини, знаток четырнадцати языков, читал мне Гоме-
ра по-гречески и в переводе Жуковского и комментировал
текст, как умели это только ученые классической школы. Им
некуда было девать свои знания, как теперь некуда девать ус-
военное там мне, ибо многое из усвоенного тогда далеко от
поэзии» (Курбатов, 2006).
Воспоминания Клары Сельвиной, Заслуженного
работника культуры Республики Калмыкия, Заслу-
женного деятеля искусств Монгольской Народной
Республики, Почетного Гражданина города Элисты
о Давиде Никитиче Кугультинове: «Впервые я увидела
Давида Никитича после возвращения калмыков из Сибири
и других мест ссылки. Я была поражена его необыкновенной
внешностью, его энциклопедическими знаниями. Это была
глыба, которая, когда начинала говорить, завораживала всех
своим обаянием, основанным на исключительных знаниях
жизни.
Мои родители, Кокшуновы Есин Эренценович и Праско-
вья Бадмаевна, знали его с молодых лет. Они были родом из
Западного улуса, из хотонов, расположенных достаточно
близко друг от друга. Давид Никитич часто бывал у нас дома.
После возвращения из Сибири мои родители жили в селе Со-
ветское — районном центре Приозерного района, где папа
работал 1 секретарем райкома КПСС. Село Советское распо-
ложено у автомобильной трассы, ведущей в северные районы
Калмыкии и в город Волгоград. Самый короткий путь из
Элисты в Москву пролегал через Волгоград. Давид Никитич
по дороге в Москву или в населенные пункты северных райо-
нов Калмыкии, как правило, заезжал к моим родителям по-

235
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

здороваться, выпить чашку чая, обсудить проблемы, которые


предстояло решить в ходе восстановления автономии Кал-
мыкии.
В те годы не только Давид Никитич, но и другие члены
Союза писателей Калмыкии, были частыми гостями на селе.
Они встречались с людьми, читали свои стихи, проводили бе-
седы на животрепещущие темы, рассказывали, чем живет
сейчас Калмыкия, какие перспективы у республики, помога-
ли решить наболевшие проблемы. Я в тот период поступила
в Ленинградский государственный институт театра, музыки
и кино. Поэзия Давида Никитича пронзила меня на всю
жизнь. Уже в студенческие годы я знала многие его стихи,
читала их в концертах. Где бы я ни находилась: в Элисте,
в Москве, в Ленинграде, я ждала те мимолетные встречи
с Давидом Никитичем, на которых удавалось побывать.
После окончания института, в период работы в Элисте,
география встреч с Давидом Никитичем расширилась. Мне
удавалось слушать его и на Кавказе, и в Запорожье, и в райо-
нах Калмыцкой АССР. Мне удалось схватить из его много-
численных стихов суть, главную мысль поэта. Работая заме-
стителем министра, министром культуры Калмыцкой АССР,
я стала пропагандировать его поэзию, его общественную ра-
боту. Я была с ним рядом на Днях калмыцкой литературы
и искусства в Москве, в Украине, на Кавказе. Помню, как Да-
вид Никитич пригласил меня в Махачкалу на юбилей Расула
Гамзатова, как достойно встречали калмыцкую делегацию
на торжестве, где был весь свет российской литературной
элиты.
Я всю свою долгую жизнь, а мне уже 80 лет, не перестаю
читать его стихи. В 2013 году участвовала в конкурсе чтецов,
посвященном творчеству Давида Кугультинова “Мини hазр”,
где я заняла 1-е место. Конкурс был организован Националь-
ным театром Республики Калмыкия и Союзом театральных
деятелей. На конкурсе я прочла его знаменитое стихотворе-

236
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

ние, скорее поэму “От правды я не отрекался”, я учила это


стихотворение 3 месяца.
Давид Никитич относился ко мне с глубоким уважением,
свою книгу «Слово о Давиде Кугультинове» он подписал мне
так: “Милой Кларе, с пожеланием счастья!”. В свое время
я написала в местную газету статью о супругах Кугультино-
вых “Спаси вас, Господь!” Эту статью я читала вслух у них до-
ма. Алла Григорьевна, его верная подруга и помощница,
с большим уважением относилась и к моей младшей сестре
Людмиле, с которой они работали в республиканской боль-
нице врачами. В 1976 году, когда Давиду Никитичу была при-
суждена Государственная премия СССР за книгу стихов “Зов
апреля”, супруги Кугультиновы пригласили Люду на торже-
ственное вручение премии в Георгиевский зал Кремля. За-
долго до этого Давид Никитич, бывая у нас дома, обращал
внимание на мою смышленую сестру Люду и говорил: ”Это
всезнающая, всеобещающая девочка!” Его слова оказались
пророческими. Эта девочка стала доктором биологических
наук, почетным работником высшего профессионального об-
разования Российской Федерации. Мои родители относились
к Давиду Никитичу с уважением и обожанием. Мой отец был
счастлив, когда 18-летнего Давида приняли в Союз писателей
СССР. Мы с сестрами общались не только с Давидом Никити-
чем, но и с Аллой Григорьевной. Мы их уважали и любили,
в нашей помощи они не нуждались, а если бы и нуждались,
мы бы охотно им помогли».
Формирование личностных качеств, характера Давида Ку-
гультинова происходило в борьбе с социальными гонениями,
социальными преградами, для преодоления которых требо-
вались воля, мужество, неисчерпаемые природные способно-
сти. «Необходимость постоянно преодолевать сопротивление
социальных преград заставляла Давида Кугультинова уже
с юношеских лет доказывать, призывая свои природные спо-
собности, силу воли, мужество, свое предназначение, предна-
чертанное судьбой» (Дорджиева, 2002). Это постоянное про-

237
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

тивоборство с социальным прессом сформировало в Давиде


Кугультинове лидерские качества его личности, желание
и способность быть всегда на переднем крае, человеческую
стойкость. Именно эти, сформированные в непростых жиз-
ненных ситуациях качества, позволили Давиду Кугультинову
достойно прожить жизнь, не запятнав высокого звания ЧЕ-
ЛОВЕКА.
13 марта 1972 года литературная общественность СССР
торжественно отметила 50-летний юбилей Народного поэта
Калмыцкой АССР Давида Кугультинова. Для участия в тор-
жествах в Элисту прибыли поэты, писатели, представители
национальных литератур, общественные деятели. На юби-
лейном вечере выступили К. Симонов, М. Шагинян, А. Сур-
ков, М. Карим, К. Кулиев и др. Вечер вел С. Михалков. 50-лет-
ний юбилей Народного поэта Калмыцкой АССР Давида
Кугультинова из праздника литературной общественности
превратился в народные торжества. Давид Кугультинов
в связи с 50-летним юбилеем был награжден орденом Трудо-
вого Красного Знамени.
В марте 1982 года в стране был широко отмечен 60-лет-
ний юбилей Народного поэта Калмыцкой АССР Давида Ку-
гультинова. Для участия в юбилейных торжествах в город
Элисту прибыли Н. Федоренко, М. Дудин, Р. Гамзатов, М. Ка-
рим, Н. Доризо, А. Нурпеисов, Л. Ошанин, Шукрулло, А. Шо-
генцуков и др. Юбилейное торжественное заседание прохо-
дило в зале Дворца культуры профсоюзов. За заслуги
в развитии литературы Давид Кугультинов был награжден
Орденом Ленина (Дорджиева, Бадмаев, 1983).
В октябре 1990 года Указом Президента СССР М. С. Горба-
чева Давиду Кугультинову присвоено звание Героя Социали-
стического Труда с вручением Ордена Ленина и Золотой ме-
дали «Серп и молот» за большие заслуги в развитии
советской многонациональной литературы и активную обще-
ственную деятельность.
В марте 1997 года Давид Кугультинов Указом Президента
Российской Федерации Б. Н. Ельцина за заслуги перед госу-

238
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

дарством и выдающийся вклад в развитие отечественной ли-


тературы был награжден орденом «За заслуги перед Отече-
ством» III степени. В 1997 году Калмыцким книжным
издательством издана книга Давида Кугультинова «Судьба»:
стихи, поэма (Кугультинов, 1997).
В 2000 году Давид Кугультинов награжден золотой меда-
лью «Дружба народов — единство России», высшей наградой
Ассоциации народов России за выдающийся вклад в дело
укрепления дружбы народов, единства и целостности Рос-
сийской Федерации, в развитие и взаимообогащение нацио-
нальных культур, а также за активное участие в миротворче-
ской и благотворительной деятельности.

Основные даты жизни и творчества


Д. Н. Кугультинова1
13 марта 1922 г. — родился Дава Кугультинов в х. Абганер
Гаханкин Западного улуса Калмыцкой автономной области.
1931 г. — родители отца раскулачены и сосланы на Урал.
1931 г. — семье Давы удалось остаться жить на родине, пере-
ехать в совхоз №107 «Таңhчин Зəңг» Западного улуса (ныне со-
вхоз «40 лет ВЛКСМ» Приютненского района РК).
1931 г. — отец Давы получил разрешение на работу учите-
лем школы.
1934 г. — опубликованы первые стихи Давы в многоти-
ражке совхозного политотдела.
1937–1938 гг. — семья Никиты Эмкеновича Кугультинова
переехала жить в Элисту. Давид стал учеником средней шко-
лы №1.

1
Основные даты жизни и творчества Д. Н. Кугультинова
даны в сокращении по Суксуковой И. Э., Манджиевой Л. В., Шу-
вариновой Е. П. (редактор: Эльдышев Э. А.) Давид Кугультинов
(биобиблиографический указатель). Элиста: АПП «Джангар»,
2002. Некоторые добавления в перечень, представленный в би-
блиографическом указателе, внесены автором главы.

239
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

1939 г. — Давид Кугультинов — студент Калмпединститута


г. Астрахани. Стихи молодого поэта печатались на страницах
республиканских газет.
1940 г. — стихи Давида Кугультинова на калмыцком язы-
ке изданы отдельной книгой — «Стихи юности».
1940 г. — Давид Кугультинов в 18 лет был принят в Союз
писателей СССР.
Со второго курса Калмыцкого педагогического института
Давид Кугультинов был призван в Красную армию. Служил
старшиной, позднее — младшим лейтенантом в составе совет-
ских войск на территории Монгольской Народной Республики.
После начала Великой Отечественной войны подал про-
шение о направлении на фронт. В 1942 году был переведен
на Западный фронт, где в составе войск 2-го Украинского
фронта принимал участие в боевых действиях.
С 1942 по май 1944 гг. — служил офицером-политработ-
ником, корреспондентом дивизионной газеты 252-й стрел-
ковой Харьковско-Братиславской орденов Красного Знаме-
ни и Богдана Хмельницкого дивизии. Принимал участие
в форсировании Днепра, а также в Корсунь-Шевченковской
операции.
На фронте Давид Кугультинов принят в члены КПСС.
1944 г., май — Давид Кугультинов снят с передовой за
принадлежность к калмыцкому народу, депортированному
в декабре 1943 года в Сибирь.
1944г., апрель — май 1945 г. — преподаватель автомобиль-
ного техникума в г. Бийске Алтайского края.
1945 г., апрель 1956 г. — арестован, осужден по политиче-
ской статье 58/10 на 10 лет. Срок отбывал в Норильске.
1956 г., лето — принимал активное участие в работе Ини-
циативной группы по восстановлению автономии Калмыкии
во главе с Героем Советского Союза, генерал-полковником
О. И. Городовиковым.
1956 г., сентябрь — реабилитирован, восстановлен членом
КПСС и членом Союза писателей СССР.

240
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

1957 г. — ответственный секретарь Союза писателей Кал-


мыкии.
1957 г., июнь — сентябрь 1959 г. — слушатель Высших ли-
тературных курсов при Литературном институте им. М. Горь-
кого.
1960 г. — экстерном с отличием окончил Литературный
институт им. М. Горького.
1961 г. — литературная работа в г. Элисте.
1961–1964 гг. — председатель Союза писателей Калмыкии.
1964 г., декабрь 1965 г. — литературная работа в г. Элисте.
1965 г. — сборник «Стихи» получил большой резонанс
среди читателей страны, в прессе был выдвинут на соискание
Ленинской премии.
1967 г. — присуждена Государственная премия РСФСР
им. М. Горького за книгу стихов «Я твой ровесник».
1969 г., май — присвоено почетное звание «Народный по-
эт Калмыцкой АССР» за заслуги в развитии калмыцкой худо-
жественной литературы.
1970 г. — в издательстве «Художественная литература»
издано двухтомное собрание сочинений с предисловием Се-
мена Липкина (г. Москва).
1970–1990 гг. — секретарь правления Союза писателей
РСФСР, член правления Союза писателей СССР.
1970 г., март — делегат III съезда Союза писателей
РСФСР — доклад Давида Кугультинова о творчестве молодых
поэтов России.
1971–1972 гг. — рабочий секретарь правления Союза писа-
телей РСФСР (г. Москва).
1972 г., март — юбилейный вечер, посвященный 50-летию
Давида Кугультинова.
1973 г., август — декабрь 1991 г. — председатель правления
Союза писателей Калмыкии.
1976 г. — присуждена Государственная премия СССР за
книгу стихов «Зов апреля».

241
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

1976–1977 гг. — в издательстве «Художественная литера-


тура» издано собрание сочинений в трех томах с предислови-
ем Чингиза Айтматова (г. Москва).
1980 г. — избран депутатом Верховного Совета Калмыц-
кой АССР.
1981 г. — принял участие в выездном заседании секрета-
риата правления Союза писателей РСФСР, тема заседания —
«Молодая литература России».
1982 г., март — в стране широко отмечено 60-летие Дави-
да Кугультинова.
1982 г. — поездка в составе делегации советских литерато-
ров в Тунис и Алжир.
1983 г. — участие в работе VII конференции Ассоциации
писателей стран Азии и Африки (г. Ташкент).
1984 г. — награжден орденом Дружбы народов за заслуги
в развитии советской литературы и в связи с 50-летием обра-
зования Союза писателей СССР.
1985 г. — избран депутатом Верховного Совета Калмыц-
кой АССР.
1988 г., январь — декабрь 1992 г. — депутат Верховного
Совета СССР. Член Президиума Верховного Совета СССР.
1988 г. — в издательстве «Художественная литература»
издано второе собрание сочинений в трех томах с предисло-
вием Чингиза Айтматова (г. Москва).
1990 г., октябрь — Давиду Кугультинову присвоено звание
Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина
и золотой медали «Серп и молот».
1990 г. — в Смитсоновской астрофизической обсервато-
рии (США) Центр по малым планетам зарегистрировал пла-
нету №2296 под именем «Кугультинов».
1991 г. — избран членом ЦК и Политбюро ЦК Компартии
России.
1992 г. — Калмыцким книжным издательством издано
двухтомное собрание сочинений на калмыцком языке.

242
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

1993 г. — председатель Совета Старейшин при президенте


Республики Калмыкия К. Илюмжинове.
1993 г. — член комиссии по государственным премиям
при президенте Российской Федерации Б. Ельцине.
1997 г., март — Указом президента Российской Федерации
Б. Ельцина награжден орденом «За заслуги перед Отече-
ством» III степени.
1997 г., апрель — награжден почетной грамотой прави-
тельства Российской Федерации.
1997 г. — Калмыцким книжным издательством издана
книга «Судьба»: стихи, поэма.
1999 г. — издана книга «И назвали Имя Его…»: стихотво-
рения, поэма.
2000 г. — Народный поэт Калмыкии удостоен грамоты
Академии Российской словесности и награжден медалью
«Ревнителю просвещения. В память 200-летия со дня рожде-
ния А. С. Пушкина».
2000 г. — награжден золотой медалью «Дружба наро-
дов — единство России».
2002 г. — издано собрание сочинений в трех томах (Мо-
сква).
1970–2000 гг. — Д. Кугультинов избирался вице-прези-
дентом общества «СССР — Таиланд», председателем Комите-
та солидарности писателей стран Азии и Африки при Союзе
писателей РСФСР. В составе правительственных и творческих
делегаций был в США, Японии, Китае, Индии, Алжире, Туни-
се, Италии, Ливане, Монголии, Болгарии, Польше, Чехосло-
вакии и других странах, а в 90-е годы — также в странах СНГ.
Д. Кугультинов — автор свыше 70 книг на русском, калмыц-
ком и других языках народов СССР, а также чешском, словац-
ком, монгольском, английском языках. Стихи публиковались
почти на всех языках народов СССР, английском, арабском,
итальянском, хинди, польском, чешском и др. языках.
2006 г. — Давид Кугультинов скончался. Похоронен
в г. Элисте.

243
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Выборные должности союзного, федерального


и республиканского уровней, членство
в руководящих партийных органах:
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР (1980-1984 гг.,
1985–1989 гг.);
• депутат Верховного Совета СССР (1988–1992 гг.);
• член Президиума Верховного Совета СССР (1988–1992 гг.);
• член ЦК и Политбюро ЦК Компартии России (1991 год);
• председатель Совета Старейшин при президенте Респуб-
лики Калмыкия Кирсане Илюмжинове (1993 год);
• член комиссии по Государственным премиям при прези-
денте Российской Федерации Борисе Ельцине (1993 год);
• вице-президент общества «СССР-Таиланд» (1970–2000
гг.);
• Председатель Комитета солидарности писателей стран Азии
и Африки при Союзе писателей РСФСР (1970–2000 гг.).

Награды Давида Никитича Кугультинова:


• Государственная премия РСФСР им. М. Горького (1967 г.);
• орден Трудового Красного Знамени (1972 г.);
• Государственная премия СССР (1976 г.);
• орден Ленина (1982 г.);
• орден Дружбы народов (1984 г.);
• орден Ленина (1990 г.);
• золотая медаль «Серп и молот» (1990 г.);
• орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (1997 г.);
• почетная грамота правительства Российской Федерации
(1997 г.);
• грамота Академии Российской словесности (2000 г.);
• медаль «Ревнителю просвещения. В память 200-летия со
дня рождения А. С. Пушкина» (2000 г.);
• золотая медаль «Дружба народов — единство России»,
высшая награда Ассоциации народов России (2000 г.).

244
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

Почетные звания
Давида Никитича Кугультинова:
• член Союза писателей СССР (с 1940 г.);
• член Союза писателей РСФСР (с 1958 г.);
• почетное звание «Народный поэт Калмыцкой АССР»
(1969 г.);
• Герой Социалистического Труда (1990 г.);
• зарегистрирована планета №2296 под именем «Кугуль-
тинов»(1990 г.).

245
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

246
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

Съезд писателей СССР (справа налево):


Д. Кугультинов, А. Твардовский,
А. Кугультинова, Б. Джимбинов. Москва, середина 60-х годов.

247
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

На субботнике: К. Сельвина, зам. министра культуры


Калмыцкой АССР; Д. Кугультинов, Народный поэт
Калмыцкой АССР, лауреат Государственной премии РСФСР
им. М. Горького; Т. Бембеев, Народный поэт Калмыцкой АССР,
лауреат Государственной премии им. О. И. Городовикова.
Элиста, 1974 год.

248
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

Вымпел конференции, посвященной 90-летию со дня рождения


Давида Кугультинова, Яшалта, 2012 год.

249
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. Р-282, оп. 1, д. 105,


л. 4, 11, 12, 44, 80.

250
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

Увековечение памяти
Давида Никитича Кугультинова
В небольшом городке Плиска, который некогда был пер-
вой столицей Болгарии (681–893 г.), расположен уникаль-
ный не только в Болгарии, но и в мире культурно-историче-
ский комплекс — «Двор кириллицы». На тяжелых воротах
комплекса написаны слова хана Омуртага, правившего стра-
ной с 814 по 831 год: «Здесь будет Болгария». По приказу
болгарского князя Бориса I Крестителя (852–889 гг.) кирил-
лица была объявлена официальной азбукой, и Болгария ста-
ла первым государством, воспринявшим ее.
На территории культурно-исторического комплекса
«Двор кириллицы» — скульптуры князя Бориса I Крестителя
и святых братьев Кирилла и Мефодия, сопокровителей Евро-
пы, величественно воздвигающихся в глубину двора, бдящих
и хранящих буквы и болгарский дух.
«Инициатор создания этого храма письменности — Карен
Алексанян. По его идее 12 армянских скульпторов изготови-
ли из известнякового туфа кирпичного цвета кириллические
буквы высотой более чем в 2 метра. Буквы расположены
в произвольном порядке на полянах комплекса. Но каждая
из них своим изображением и орнаментами несет свое лич-
ное послание. Входные двери ведут к Буквам — скульптурам
кириллических букв. Через галерею, рассказывающую исто-
рию создания кириллицы, можно перейти к Крепости, сим-
волу защиты и сохранения болгарской истории, культуры
и письменности.
Перед крепостью расположена Аллея писателей, на кото-
рой будут представлены авторы национальных культур и ре-
лигий, писавших и пишущих на кириллице. Эта аллея была
торжественно открыта 1 ноября 2017 года бюстом поэта бол-
гарской и мировой культуры Пейо Яворова. Кириллица заня-
ла второе место в мировом рейтинге алфавитов, сразу после
латинского алфавита. Почти 300 миллионов человек в мире
пишут на кириллице.

251
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

252
Глава X. Кугультинов Давид Никитич

«Двор кириллицы» напоминает царственное место, где


наиболее значимые исторические личности определяют сво-
им кириллическим словом духовный путь многих нацио-
нальностей и культур. Двор кириллицы — это место, куда ки-
риллические буквы возвращаются домой после того как
подарили свет и познание значительной части человечества»
(издание «Двор Кириллицы»).

В культурно-историческом комплексе «Двор кириллицы»


установлен бюст Народному поэту Калмыцкой АССР Давиду
Кугультинову. Он стал еще одним памятником на Аллее пи-
сателей «Двор Кириллицы», где планируется установить бю-
сты 80-ти мировых литераторов кириллической письменно-
сти, и уже установлены бюсты Александру Пушкину, Федору
Достоевскому, Сергею Есенину, Владимиру Высоцкому, Ко-
сте Хетагурову, Идрису Базоркину и др. Давид Кугультинов
писал только на родном языке. Земляки называют поэта «на-
чалом всех начал», а его поэзию — «философией жизни».
Торжественный митинг, посвященный открытию этого
бюста, состоялся 20 ноября 2018 года. На митинге с торже-
ственной речью выступил Николай Санджиев, заместитель
министра культуры и туризма Республики Калмыкия, под ру-
ководством которого бюст был отлит в Калмыкии и достав-
лен в Болгарию. Бюст отлит в бронзе в соответствии со всеми
требованиями комплекса, автор заслуженный художник Ре-
спублики Калмыкия Бата Эрдниев. Фотография бюста Дави-
ду Кугультинову сделана в день его открытия Н. Д. Санджие-
вым, заместителем министра культуры и туризма Республики
Калмыкия.
«На творчество Давида Кугультинова во многом оказал
влияние фольклорный эпос «Джангар», а также историче-
ская память и настоящее его героического народа», — так от-
зываются о жизни Давида Никитича болгарские братья (из-
дание «Двор Кириллицы»).

253
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Щедро, разносторонне одаренный человек Давид Кугуль-


тинов в своем поэтическом творчестве охватывал широчай-
шую палитру мира и необозримую суть человеческой души.
В промежутках между политическими репрессиями ему со-
путствовала удача, он всегда находился на гребне славы. Сти-
хи и поэмы Давида Кугультинова настолько популярны у на-
рода, что четверостишья из них читают все — даже те, кто не
знает, перу какого поэта они принадлежат. Сейчас строки из
Давида Кугультинова читают те школьники, которые роди-
лись уже после того, как Давида Кугультинова не стало. Поэ-
тическое творчество Давида Кугультинова сопоставимо с уст-
ным народным творчеством, оно передается из уст в уста, из
поколения в поколение и так будет во все времена. Словом,
времен связующая нить не прервалась.
В городе Элисте, в южном районе, одна из улиц названа
именем Давида Кугультинова.
В центре города Элисты будет установлен бюст Давида
Кугультинова; имеется соответствующее решение Прави-
тельства Республики Калмыкия.
Глава XI.
МУКЕБЕНОВ ДОРДЖИ МУКЕБЕНОВИЧ
(1912–19821 гг.)

Мукебенов Дорджи Мукебенович, 1912 года рождения, по


социальному происхождению крестьянин. Мукебенов Д. М.
родился в Ики-Чоносе Черноярского уезда Астраханской гу-
бернии в семье крестьянина — бедняка. Свою трудовую дея-
тельность начал с 10 лет, был батраком по найму у богача.
С 1924 по 1929 годы учился в сельской школе. В 1929 году по-
ступил в советско-партийную школу, на второй курс. Образо-
вание среднее.
В 1931 году был направлен на комсомольскую работу
в Улан-Эрге, где был избран 2-м секретарем райкома ВЛКСМ.
С 1932 по 1942 годы работал в газетах «Ленина ачнр»,
«Улан баhчуд», «Ленинский путь», «Улан Хальмг» в журна-
ле «Улан Туг».
В 1942 году Д. М. Мукебенов был призван на службу в ис-
требительный отряд. В конце августа 1942 года Д. М. Муке-
бенов выехал с группой ответственных работников респуб-
лики на выполнение задания обкома ВКП(б) и Совнаркома
Калмыцкой АССР. Задание, которое выполняла эта группа,
заключалось в отбивке колхозного и совхозного скота от гит-
леровских захватчиков. По пути из Кетченеровского в Юстин-
ский улус в поселке Харба Юстинского улуса неожиданно на-
скочили на немецкую разведку. В результате перестрелки
несколько человек из отряда погибли, а Д. М. Мукебенов был
тяжело ранен в руку. Во время боя Д. М. Мукебенов закопал
партбилет в землю. После ранения Д. М. Мукебенов около

1
Документально установлен только год рождения (мате-
риалы Национального архива РК), год смерти указан на осно-
вании опросных данных.

255
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

6 месяцев находился на лечении в госпитале. После ранения


и лечения в госпитале Д. М. Мукебенов вернулся на работу
редактором газеты «Улан Хальмг».
Поскольку Д. М. Мукебенов состоял на учете в первичной
партийной организации редакции газеты «Улан Хальмг», от
первичной партийной организации в Элистинский горком
ВКП(б) поступило ходатайство о выдаче Д. М. Мукебенову
нового партийного билета взамен утерянного (зарытого
в землю) за №4021397.
Элистинский горком ВКП(б), заслушав вынесенный на
обсуждение вопрос, и, изучив сущность дела, постановил: 1.
решение первичной партийной организации редакции газе-
ты «Улан Хальмг» о выдаче Д. М. Мукебенову нового партби-
лета, взамен зарытого в землю, утвердить;
просить бюро Калмыцкого обкома ВКП(б) разрешить вы-
дать товарищу Д. М. Мукебенову новый партбилет.
Выписка из протокола №182 заседания бюро Элистин-
ского горкома ВКП(б) от 3 апреля 1943 года.
Подпись секретаря Элистинского горкома ВКП(б).
Бюро калмыцкого обкома ВКП(б), заслушав ходатайство
бюро Элистинского горкома ВКП(б) от 3 апреля 1943 года,
в котором изложена сущность дела, постановляет:
1. утвердить решение бюро Элистинского горкома
ВКП(б) от 3 апреля 1943 года;
2. разрешить Элистинскому горкому ВКП(б) выдать то-
варищу Д. М. Мукебенову новый партбилет.
Выписка из протокола № 249 заседания бюро калмыцко-
го обкома ВКП(б) от 23 мая 1943 года.
Подпись секретаря калмыцкого обкома ВКП(б).
С октября 1943 года Д. М. Мукебенов учился на централь-
ных курсах редакторов при ЦК КПСС (материалы Нацио-
нального архива РК).
С 1944 года по 1957 год Д. М. Мукебенов работал в Алтай-
ском крае, в г. Рубцовск, на Алтайском тракторном заводе
имени М. И. Калинина начальником материально-техниче-
ского отдела планового управления.

256
Глава XI. Мукебенов Дорджи Мукебенович

В 1956 году Д. М. Мукебенов вошел в Инициативную груп-


пу и оргкомитет восстановления автономии Калмыкии. «По-
сле восстановления автономии калмыцкого народа, после
13-летней ссылки, выпуск национальной газеты был возоб-
новлен 13 апреля 1957 года» (Дорджиева, 2004; Шавалиев,
2004). После 1957 года Мукебенов Д. М. вошел в творческое
ядро газеты «Хальмг Yнн», которая стала наследницей кал-
мыцких газет 20–30-х — начала 40-х годов XX века. С момен-
та возобновления выпуска национальной газеты «Хальмг
Yнн», т. е. с 13 апреля 1957 года ее главным редактором стал
Д. М. Мукебенов.
Накануне выборов депутатов Верховного Совета Калмыц-
кой АССР второго созыва (1958 год) Д. М. Мукебенов был вы-
двинут кандидатом в депутаты от рабочих каменного карьера
«Зунда — Толга» Приютненского района. В октябре 1958 года
Д. М. Мукебенов был избран депутатом Верховного Совета
Калмыцкой АССР второго созыва (материалы Национально-
го архива РК).
Газета «Хальмг Yнн», как и ее предшественницы — кал-
мыцкие газеты 20–30-х — начала 40-х годов XX века, — «уде-
ляет большое внимание пропаганде калмыцкого языка и сво-
ей национальной культуры, религии и считает участие в этом
большом и важном деле своим долгом. За прошедшие десяти-
летия она стала символом калмыцкой государственности, вы-
разительницей национального самосознания, культурных
и духовных традиций калмыцкого народа» (Шавалиев, 2004).

Послужной список
Дорджи Мукебеновича Мукебенова:
• учеба в советско-партийной школе с 1929 года, по окон-
чании получил среднее образование;
• комсомольская работа в Улан-Эрге, где был избран 2-м
секретарем райкома ВЛКСМ (1939 г.);

257
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• работа в газетах «Ленина ачнр», «Улан баhчуд», «Ле-


нинский путь», «Улан Хальмг» в журнале «Улан Туг»
(1932–1942 гг.);
• редактор газеты «Улан Хальмг» (1943 г.);
• учеба на центральных курсах редакторов при ЦК КПСС
(октябрь—декабрь 1943 г.);
• работа на Алтайском тракторном заводе имени М. И. Ка-
линина начальником материально-технического отде-
ла планового управления, Алтайский край, г. Рубцовск
(1944–1957 гг.);
• работа в Инициативной группе восстановления автоно-
мии Калмыкии (1956–1957 гг.);
• главный редактор газеты «Хальмг Yнн» (с 13 апреля 1957 г.);
• министр социального обеспечения Калмыцкой АССР
(начало 60-х гг.).

Выборные должности
республиканского уровня:
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР, второй со-
зыв (1958 год).

258
Глава XI. Мукебенов Дорджи Мукебенович

Довоенные журналисты. Нижний ряд: Бадма Адучиев, Улан


Улюмджиева, Дорджи Мукебенов. Верхний ряд:
второй слева — Дулахн Бадмаев. Элиста, 1939 г.

Коллектив «Хальмг Yнн» на историческом кожаном диване


редакции. Слева направо: С. Кекеев, А. Джевалдыков,
Б. Дорджиев, Д. Мукебенов, Б. Сангаджиев, Л. Улюмджиев,
Э. Кектеев, С. Байдыев. 1960 г.

259
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив: ф. П-1, оп. 6, д. 862, л. 1, 4.

260
Глава XI. Мукебенов Дорджи Мукебенович

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 24.

261
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)
Глава XII.
НАДБИТОВ БАСАНГ ПЕДЕРОВИЧ
(1922–1983 гг.)

Надбитов Басанг Педерович родился в 1922 году в семье


крестьянина-бедняка в селе Керюльчи Хошутовского сель-
ского совета Кетченеровского района Калмыцкой АССР. Ро-
дители Басанга Надбитова работали у местных кулаков-зай-
сангов. В 1925 году умер отец. Мать осталась с малолетними
детьми. Из хозяйства в семье была одна телочка. Семье Над-
битовых после смерти отца была установлена государствен-
ная пенсия. В 1931 году мать Басанга Надбитова вступила
в колхоз. Трудовую деятельность Басанг Надбитов начал в 15
лет, работал учетчиком колхоза имени Сталина Кетченеров-
ского района.
Басанг Надбитов начал учиться в 1930 году. Он решил по-
святить свою жизнь учительству. Учитель на селе был уважа-
емый человек, все юноши и девушки стремились подражать
своим учителям и идти по их стопам. Многие дети степняков
после окончания начальных и неполных средних школ
устремлялись в Астраханский педагогический техникум, он
для них был подобен университету. Басанг Надбитов не был
исключением, он, как и многие юноши и девушки из посел-
ков Калмыкии, поступил в Астраханский педагогический
техникум и окончил его с отличием в июне 1941 года. В сту-
денческие годы Басанг Надбитов стал членом профсоюза.
Выпускников техникума — отличников — в качестве
поощрения премировали путевкой в Москву. Здесь они ус-
лышали страшное сообщение о вероломном нападении
гитлеровской Германии на СССР. Группа выпускников-от-
личников, приехавших посмотреть Москву, услышав это
сообщение, сразу же вернулась в Астрахань, где все они
дружно пошли в военкомат с просьбой направить их на

263
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

фронт. На фронт они попали, но не одновременно и не


сразу.
Басанга Надбитова после окончания Астраханского педа-
гогического техникума сначала направили на работу в Кал-
мыкию, где он с июня по ноябрь 1941 года работал учителем
неполной средней школы в селе Сарпа Юстинского района
(материалы Национального архива РК).
В 19 лет в ноябре 1941 года он был призван в РККА. Окон-
чив полковую школу младшего комсостава, он попал в 273-й
кавалерийский полк.
С мая 1942 года Басанг Надбитов служил в составе 110-й
отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии заместителем
политрука полковой батареи.
В боях 1942 года на Закавказском фронте был награжден
медалью «За отвагу». Из представления к награде: «Б. П. Над-
битов, работая зам. политрука полковой батареи 273-го кава-
лерийского полка, участвовал во всех боях полка на реке Дон,
Маныч и под Ворошиловском. В бою у хутора «Свобода» на
Маныче тов. Надбитов своим личным примером задержал
бойцов, которые дрогнули, повел их на передовую, и атака
гитлеровцев была отбита. Кроме того, в бою под Верхне-Ор-
леном Ростовской области, когда гитлеровские самолеты об-
стреляли взвод пушек, и часть расчетов была выведена из
строя, тов. Надбитов лично сам стал у орудия и вел огонь по
наступающим немецким танкам».
В сентябре 1943 года старший лейтенант Надбитов был
вторично награжден медалью «За отвагу». Он воевал на 4-м
Украинском фронте в составе 133-го кавалерийского полка
30-й Краснознаменной кавалерийской дивизии 4-го Гвар-
дейского Кубанского Казачьего кавалерийского корпуса. Из
наградного листа: «Тов. Надбитов за время наступательных
боев умело воспитывал комсомол в жгучей ненависти и ме-
сти к врагу, любви и преданности к родине. В бою за населен-
ный пункт Советский, высоту 73,6 тов. Надбитов, находясь
в боевых порядках подразделений, своим личным примером

264
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

воодушевлял личный состав на выполнение боевой задачи.


При форсировании реки Кальмиус тов. Надбитов под пуле-
метным и минометным огнем противника вместе с бойцами
двигался вперед, оказывая практическую помощь команди-
рам подразделений правильной расстановкой комсомоль-
ских сил. За смелость и отвагу, проявленные в бою, тов. Над-
битов достоин правительственной награды».
За 5 лет службы в Советской армии в годы Великой Отече-
ственной войны прошел путь от наводчика орудия до коман-
дира стрелковой роты, был заместителем командира 1-й пу-
шечной батареи по политической части, а также комсоргом
полка. Временное удостоверение от 27 января 1943 года под-
тверждает его службу в должности заместителя командира
1-й пушечной батареи по политической части. В наградном
листе 1943 года отмечено, что награждается Надбитов Басанг
Педерович — комсорг полка.
В октябре 1943 года в районе Днепропетровска Басанг
Надбитов был ранен, чудом избежал ампутации ноги, нахо-
дился на лечении в госпитале. За годы Великой Отечествен-
ной войны он был несколько раз ранен.
Басанг Надбитов служил в рядах Советской Армии с ноя-
бря 1941 года по июль 1946 года. В мае 1944 года после госпи-
таля был откомандирован в распоряжение политуправления
Сибирского военного округа в связи с выселением калмыков.
Местом спецпоселения офицера-фронтовика Басанга Надби-
това был назначен г. Бийск Алтайского края. В мае—июне
1944 года он работал военруком ремесленного училища №2
г. Бийска.
В июле 1944 года были вызваны в г. Барнаул демобилизо-
ванные из армии офицеры, политработники калмыцкой на-
циональности. Все они после прохождения курсов усовер-
шенствования были направлены на фронт для продолжения
военной службы. Басанг Надбитов прошел курсы усовершен-
ствования офицеров пехоты при Сибирском военном округе
в городе Новосибирске.

265
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Окончив курсы усовершенствования офицеров по долж-


ности командира стрелковой роты, Басанг Надбитов с мая по
октябрь 1945 года был командиром стрелковой роты
в 119-м стрелковом полку 39-й стрелковой дивизии. С октя-
бря 1945 по июнь 1946 года был командиром стрелковой ро-
ты 213-го стрелкового полка 56-й Краснознаменной Пушкин-
ской стрелковой дивизии. В июне 1946 года демобилизовался
из армии. После демобилизации из рядов Советской армии
выехал в г. Бийск Алтайского края, куда были высланы его
родственники во время депортации калмыцкого народа.
В Бийске жил и работал до 1957 года.
Приехав в Бийск, Басанг Надбитов первоначально устро-
ился на работу на мясокомбинат. Однако, имея учительскую
профессию, будучи членом КПСС с 1942 года, он смог устро-
иться на работу военруком в сельскохозяйственный техникум.
Справка от 15 ноября 1946 года из Бийского сельскохозяй-
ственного техникума подтверждает его работу в должности
военного руководителя техникума. В этой должности он про-
работал с августа 1946 по февраль 1947 года. Болел, лечился.
С июня 1947 по июнь 1948 года работал командиром отделе-
ния охраны военного склада МВС №2336.
С июня 1948 по январь 1957 года работал на Бийском мя-
соконсервном комбинате инструктором, завучем и в течение
5-ти лет директором школы фабрично-заводского училища.
Являясь преподавателем Бийского фабрично-заводско-
го училища, Басанг Надбитов решил продолжить свое об-
разование и в январе 1950 года поступил в Бийский госу-
дарственный учительский институт, который через 2 года
окончил.
В октябре 1955 года городской комитет КПСС г. Бийска
назначил Басанга Надбитова освобожденным секретарем
партбюро мясоконсервного комбината, несмотря на то, что
он относился к спецпереселенцам по национальному призна-
ку. В этой должности он проработал до января 1957 года.

266
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

Басанг Надбитов в декабре 1956 года получил вызов пра-


вительственной телеграммой в Москву, в ЦК КПСС. К момен-
ту этого правительственного вызова за плечами молодого
34-летнего партийного работника муниципального уровня,
депортированного в Сибирь по национальному признаку,
было 5 лет службы в рядах Советской армии во время Вели-
кой Отечественной войны, 6-7 лет преподавательской работы
в Бийском сельскохозяйственном техникуме и Бийском фа-
брично-заводском училище, а также опыт партийной работы
в должности освобожденного секретаря партбюро мясокон-
сервного комбината г. Бийска.
На фронте, в 1942 году Басанг Надбитов вступил в члены
КПСС. Удивительным было то, что его не исключили из пар-
тии ни на фронте после депортации калмыцкого народа, ни
на гражданской работе в г. Бийске. Кроме того, его сняли
с фронта всего на 2 месяца и откомандировали в Сибирь, как
многих калмыков, будь то офицер или рядовой, которых, не-
смотря на их воинские звания, награды снимали с фронта
и отправляли в Сибирь, куда 28 декабря 1943 года был депор-
тирован калмыцкий народ.
Партийная и комсомольская работа Басанга Надбитова на
руководящих постах разного уровня в Калмыкии после ее
восстановления и в последующие годы доказала дальновид-
ность кого-то из членов Инициативной группы по восстанов-
лению автономии Калмыкии, предложившего ввести его
в состав Инициативной группы. Инициативная группа по
восстановлению автономии Калмыкии состояла из бывших
руководящих работников Калмыкии, творческой интелли-
генции. Басанг Надбитов в силу своей молодости не мог до
войны быть руководителем республики, в 1941 году, когда он
уходил на фронт, ему было только 19 лет. В 1956 году Басанг
Надбитов был молодой, перспективный человек, хорошо за-
рекомендовавший себя на военной службе и на гражданской
работе, его героические поступки во время Великой Отече-
ственной войны отмечены наградами.

267
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Удостоверение от 27 января 1943 года за подписью на-


чальника штаба, младшего лейтенанта Иванова, свидетель-
ствует о том, что к этому времени Басанг Надбитов, начав-
ший в 1941 году военную службу рядовым, был уже в звании
лейтенанта и служил в должности заместителя командира
1-й пушечной батареи по политчасти отдельного кавалерий-
ского артиллерийского дивизиона 110-й Калмыцкой кавале-
рийской дивизии. В октябре 1943 года Басанг Надбитов вое-
вал уже в звании старшего лейтенанта. 28 октября 1943 года
Басанг Надбитов, старший лейтенант 133-го кавалерийского
полка 30-й кавалерийской дивизии был ранен, проходил ле-
чение в эвакуационном госпитале №3698 в г. Кировокане.
Сразу после восстановления автономии Калмыкии в виде
области в составе Ставропольского края Басанг Надбитов
в январе 1957 года был утвержден 1-м секретарем организа-
ционного бюро Калмыцкой областной комсомольской орга-
низации.

268
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

В ноябре 1957 года он был избран 1-м секретарем Калмыц-


кого обкома ВЛКСМ и в этой должности работал по октябрь
1958 года. Басанг Педерович Надбитов был членом бюро Став-
ропольского крайкома ВЛКСМ, делегатом XIII съезда ВЛКСМ
(апрель 1958 года).
С октября 1958 по сентябрь 1959 года Басанг Надбитов ра-
ботал министром культуры Калмыцкой АССР.
В 1958 году Басанг Надбитов был выдвинут кандидатом
в депутаты Верховного Совета Калмыцкой АССР рабочими
ремонтно-технической станции Яшалтинского района и из-
бран депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР второго
созыва по 25-му избирательному округу.
В 1959 году Басанг Надбитов был награжден орденом
«Знак Почета».
Басанг Надбитов окончил полный курс Саратовской Выс-
шей партийной школы с 1958 по 1962 годы (диплом ВП №
006862). Учебу он начинал в Сталинградской Высшей пар-
тийной школе. В Высшей партийной школе он учился по оч-
но-заочной форме обучения. Басанг Надбитов был направ-
лен в Высшую партийную школу Калмыцким обкомом КПСС
для подготовки к партийной работе. После окончания Выс-
шей партийной школы с августа по декабрь 1962 года рабо-
тал председателем Городовиковского райисполкома.
С 1963 по 1965 годы Басанг Надбитов работал заведую-
щим организационно-инструкторским отделом Совета Ми-
нистров Калмыцкой АССР.
В январе 1965 года он был избран 1-м секретарем Юстин-
ского райкома КПСС и членом бюро Калмыцкого обкома
КПСС. За успехи, достигнутые Юстинским районом, 1-й сек-
ретарь Юстинского райкома КПСС Басанг Педерович Надби-
тов был награжден в 1971 году орденом Ленина.
В 1967 году Басанг Надбитов был выдвинут коллективом
рабочих и служащих совхоза Сарпа Юстинского района кан-
дидатом в депутаты Верховного Совета Калмыцкой АССР и из-
бран депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР четвер-
того созыва по Сарпинскому избирательному округу № 96.

269
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР Басанг


Надбитов избирался четыре раза: 1958 год, 1967 год, 1971 год
и 1980 год. Избиратели ему доверяли представлять их инте-
ресы в Верховном Совете Калмыцкой АССР, настолько высок
был его авторитет (материалы Национального архива РК).
Семейное положение Басанга Педеровича Надбитова: же-
на — Сянбелиг Монтаевна Дедеева, 3 дочери и сын. Память
о Басанге Педеровиче Надбитове будет сохранена людьми,
с которыми он встречался в жизни, детьми, пятью внуками
и правнуками (которых пока пять).

Послужной список
Басанга Педеровича Надбитова:
• учетчик колхоза имени Сталина Кетченеровского района
(1937 год);
• учитель неполной средней школы в селе Сарпа Юстин-
ского района (1941 год);
• фронт (ноябрь 1941 — май 1944 гг.);
• в мае 1944 года после госпиталя был откомандирован
в распоряжение политуправления Сибирского военного
округа в связи с выселением калмыков; военрук Бийско-
го ремесленного училища №2 (май-июнь 1944 года);
• июль 1944 года — курсы усовершенствования офицеров
пехоты при Сибирском военном округе в городе Ново-
сибирске;
• служба в армии командиром стрелковой роты (октябрь
1944 — июнь 1946 гг.);
• демобилизован из армии (июнь 1946 г.);
• Бийский мясокомбинат, завуч, затем — директор шко-
лы фабрично-заводского училища при мясокомбинате
(июнь 1948 — октябрь 1955 гг.);
• учеба в Бийском государственном учительском институ-
те (1950–1952 гг.);
• освобожденный секретарь партбюро мясоконсервного
комбината (октябрь 1955 — январь 1957 гг.);

270
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

• 1-й секретарь организационного бюро Калмыцкой об-


ластной комсомольской организации, утвержден в янва-
ре 1957 г.;
• 1-й секретарь Калмыцкого обкома ВЛКСМ, избран в но-
ябре 1957 г.;
• министр культуры Калмыцкой АССР (1958–1959 гг.);
• слушатель Высшей партийной школы, очно-заочная
форма обучения, г. Волгоград, г. Саратов (1959–1962 гг.);
• председатель Городовиковского райисполкома (1962 г.);
• заведующий организационно-инструкторским отделом
Совета Министров Калмыцкой АССР (декабрь 1962 — ян-
варь 1965 гг.);
• 1-й секретарь Юстинского райкома КПСС (январь 1965 —
сентябрь 1972 гг.);
• заведующий общим отделом Калмыцкого обкома КПСС
(с сентября 1972 года).

Выборные должности федерального


и республиканского уровней, членство
в республиканских руководящих партийных органах:
• член бюро Ставропольского крайкома ВЛКСМ;
• делегат XIII съезда ВЛКСМ;
• член бюро Калмыцкого обкома КПСС;
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР (1958, 1967,
1971, 1980 гг.).

Боевые награды
Басанга Педеровича Надбитова:
• медаль «За боевые заслуги» (1942 г.);
• медаль «За отвагу» (1942 г.);
• медаль «За отвагу» (1943 г.);
• медаль «За оборону Кавказа»;
• медаль «За Победу над Германией в Великой Отече-
ственной войне 1941–1945 гг.»;

271
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• «XX лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–


1945 гг.»;
• «50 лет Вооруженных сил СССР»;
• «XXX лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–
1945 гг.»;
• «60 лет Вооруженных сил СССР».
Трудовые награды
Басанга Педеровича Надбитова:
• орден «Знак Почета» (1959 г.);
• орден Ленина (1971 г.);
• медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летия
со дня рождения В. И. Ленина».

272
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

Б. П. Надбитов, депутат Верховного Совета Калмыцкой


АССР четвертого созыва, 1-й секретарь Юстинского райкома
КПСС Калмыцкой АССР, 1970 год.

Б. П. Надбитов в период работы 1-й секретарем Юстинского


райкома КПСС с Б. Б. Городовиковым, 1-й секретарем
Калмыцкого обкома КПСС. Калмыцкая АССР, поселок
Цаган-Аман, 1972 год.

273
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Визит Чрезвычайного и Полномочного посла МНР в СССР


Н. Лувсанчултэма в Калмыкию 26.06. — 02.07.1971 года.
Встреча в аэропорту. Стоят слева направо: Б. П. Надбитов,
1-й секретарь Юстинского райкома КПСС; Чрезвычайный
и Полномочный посол МНР в СССР Н. Лувсанчултэм;
Б. Б. Городовиков, 1-й секретарь Калмыцкого обкома КПСС;
Э. А. Сангаев, председатель Президиума Верховного Совета
Калмыцкой АССР. Калмыцкая АССР,
Элиста, 26 июля 1971 года.

274
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

Национальный архив РК: ф. П — 1, оп. 49, д. 43, л. 1, 2, 3, 4, 5.

275
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

276
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

277
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

278
Глава XII. Надбитов Басанг Педерович

Национальный архив РК: ф. П — 1, оп. 49, д. 43, л. 1, 2, 3, 4, 5.


Глава XIII.
НАРМАЕВ МОРХАДЖИ БАМБАЕВИЧ
(1915–1993 гг.)

«Солдат-герой, ученый и поэт,


Не вставший перед силой на колени,
Твоей души чистейший яркий свет
Рассеет тьму грядущих поколений».
Петр Дарваев

Морхаджи Бамбаевич Нармаев был одним из выдающих-


ся представителей калмыцкой интеллигенции — выходец из
бедноты, жаждущий знаний, труженик, воин, патриот. Участ-
ник кровопролитнейших сражений Великой Отечественной
войны, в августе 1944 года замкомандира полка М. Б. Нарма-
ев был награжден орденом Красной Звезды, снят с фронта по
национальному признаку и направлен в Новосибирск в воен-
ный резерв Сибирского военного округа. В период депорта-
ции калмыцкого народа, упразднения государственности
Калмыкии он был активным членом Инициативной группы
по восстановлению калмыцкой автономии. М. Б. Нармаев
также известен как ученый, писатель, профессор университе-
та, государственный и общественный деятель.
Морхаджи Нармаев родился в 1915 году в семье калмыка-
кочевника в хотоне Манджикины Ики-Бурульского улуса
(позднее — совхоз «Хомутниковский» Ики-Бурульского рай-
она). Детство Морхаджи Нармаева было трудным. 3-х лет от-
роду он потерял отца, а вскоре умерла мать. Воспитывался
мальчик у родственников в Манджикинах. С 8-ми лет пас те-
лят, был отличным наездником. В 1926 году поступил в Ман-
джикинскую школу-интернат и в 1930 году окончил ее.
У Морхаджи Нармаева была прекрасная память, учеба дава-
лась ему легко.

280
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

Способный юноша продолжил учебу в Калмыцком педа-


гогическом техникуме в Астрахани, где учился с 1931 по
1934 год. Успешно окончив техникум, Морхаджи Нармаев
работал учителем, а затем заведующим в школах Троицкого
района Калмыцкой АССР. Первое его стихотворение «Харсх»
о спасении героев-челюскинцев было опубликованов газете
«Тангчин зянг» («Областные известия») в 1934 году.
В 1936 году М. Нармаев поступил в Пятигорский сельско-
хозяйственный институт. В 1939 году он женился на Анне Ил-
ларионовне Быковской, студентке Пятигорского фармацев-
тического института, которая была на 5 лет моложе его.
В 1940 году у них родилась дочь, которую назвали Галиной.

М. Б. Нармаев с женой А. И. Быковской. 1939 г.

Сельскохозяйственный институт вскоре перевели из Пя-


тигорска в город Орджоникидзе (ныне — Владикавказ) и мо-
лодая семья с маленькой дочерью поселилась в студенческом
общежитии. В феврале 1941 года М. Нармаев окончил уже
Орджоникидзевский (Горский) сельскохозяйственный ин-
ститут. После окончания института Морхаджи Бамбаевич

281
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

с семьей уехал в Элисту. В Калмыкии он работал преподава-


телем зоотехнических дисциплин Яндыковской средней
сельскохозяйственной школы.
Вскоре началась Великая Отечественная война, в первые
дни которой глава семьи ушел добровольцем на фронт, поэ-
тому жене с маленькой дочерью пришлось вернуться в Пяти-
горск в родительский дом Анны Илларионовны. За 3 года на
фронтах Великой Отечественной войны Морхаджи Нармаев
прошел путь от рядового до гвардии капитана, заместителя
командира полка.
Морхаджи Нармаеву пришлось участвовать в самых тяже-
лых, самых кровопролитных сражениях Великой Отечествен-
ной войны — он защищал Москву и Сталинград, сражался на
Воронежском фронте, на Курской дуге, форсировал Днепр,
дважды был ранен, контужен, награжден орденами Красного
Знамени, Красной Звезды, медалями.
15 июля 1941 года Морхаджи Нармаев принял военную
присягу. На фронте вступил в ряды ВКП(б). Участвовал в обо-
роне Москвы, воевал на Северо-Западном фронте в должно-
сти командира пулеметного взвода 14-й гвардейской стрел-
ковой бригады. Был тяжело ранен, находился в госпитале
№ «3504» в городе Омске с марта по июль 1942 года. После
выписки из госпиталя был направлен на учебу в Военно-по-
литическое училище Сибирского военного округа. Курсантом
училища был два месяца с июля по август 1942 года. После
окончания Военно-политического училища Сибирского во-
енного округа был направлен на фронт заместителем поли-
трука 93-й отдельной стрелковой бригады отдельного пуле-
метного батальона Уральского военного округа, где служил
с августа по октябрь 1942 года.
С октября 1942 года Морхаджи Нармаев, будучи замести-
телем командира 93-й стрелковой бригады отдельного пуле-
метного батальона Уральского военного округа, участвовал
в обороне Сталинграда. 25 октября 1942 года в боях за Беке-
товку на подступах к Сталинграду, в жестоком бою с группой

282
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

бойцов — воинов 64-й армии, овладел стратегической высо-


той 145, называемой в народе Лысой горой, за что М. Б. Нар-
маев был награжден Орденом Боевого Красного Знамени, од-
ним из высших орденов СССР, учрежденных для награждения
за особую храбрость, самоотверженность и мужество, прояв-
ленные при защите социалистического Отечества. 22 дека-
бря 1942 года Указом Президиума Верховного совета СССР за
участие в героической обороне Сталинграда гвардии стар-
ший лейтенант М. Б. Нармаев награжден медалью «За обо-
рону Сталинграда».
С марта по июнь 1943 года Морхаджи Нармаев воевал на
Воронежском фронте, был заместителем командира отдель-
ного пулеметного батальона 92-й гвардейской стрелковой
дивизии. После боев на Воронежском фронте был перебро-
шен на 2-й Украинский фронт, в составе которого воевал по
март 1944 года. М. Б. Нармаев был заместителем командира
282-го гвардейского стрелкового полка, 92-й гвардейской
стрелковой дивизии (входившей в состав 37-й армии, воевав-
шей на 3-м Украинском фронте), был заместителем редакто-
ра дивизионной газеты «Гвардейское знамя» 92-й гвардей-
ской стрелковой дивизии 2-го Украинского фронта.

Фронтовая фотография М. Б. Нармаева.

283
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

М. Б. Нармаев принимал участие в форсировании Днепра.


Вот что писали о геройском форсировании Днепра: «Хра-
брый защитник Москвы и Сталинграда, Морхаджи Нармаев
геройски показал себя при форсировании Днепра. Как из-
вестно, советское командование, учитывая особую важность
преодоления этого очень укрепленного рубежа, вынесло ре-
шение о представлении каждого, переправившегося на про-
тивоположный берег, к высокому званию Героя Советского
Союза. Морхаджи Нармаев в составе небольшой группы су-
мел переправиться через Днепр и закрепиться там... По пред-
ставлению парторга батальона М. Нармаева все бойцы заслу-
жено получили высокие награды. О себе старший группы М.
Нармаев скромно умолчал» (Санджиев 2005). 24 января 1944
года М. Б. Нармаеву приказом 2-го Украинского фронта №
012/п. было присвоено воинское звание «капитан». Приказ
подписан командующим 2-го Украинским фронтом генера-
лом армии Коневым, членом Военного Совета.

Фронтовая фотография офицеров:


У. Манджиев, А. Тачиев, М. Нармаев.

М. Б. Нармаев оставил свои воспоминания о годах депор-


тации и восстановления послевоенной Калмыкии. Его доку-
ментальная повесть «Возрождение», написанная, по свиде-

284
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

тельству критиков, «на взлете национального и духовного


возрождения» (Джамбинова, 2006), публиковалась в перио-
дических изданиях в Калмыкии в конце 1980-х и начале
1990-х годов (Нармаев, 1988; Нармаев, 1991), а также в книге
«Наедине с памятью» (Нармаев, 1990). В своей работе мы ис-
пользуем главным образом книжную, наиболее полную вер-
сию. Представляет интерес также его документальная по-
весть «Весна возрождения», опубликованная в газете
«Советская Калмыкия» (Нармаев, 1988).
В августе 1944 года заместитель командира 282-го гвардей-
ского стрелкового полка 92-й гвардейской стрелковой диви-
зии, входившей в состав 37-й армии, воевавшей на 3-м Укра-
инском фронте, гвардии капитан Морхаджи Нармаев был
награжден орденом Красной Звезды (Нармаев, 1990) и на-
правлен в Новосибирск в военный резерв Сибирского воен-
ного округа. Проездом в Москве он встретил земляков-офи-
церов, также отозванных в тыл с фронта. От них он услышал
о том, что в конце 1943 года Калмыцкая АССР была упраздне-
на, а калмыки выселены в Сибирь.
Из Новосибирска офицеров-калмыков, отозванных
с фронтов за принадлежность к калмыцкому народу, отпра-
вили в распоряжение Алтайского райвоенкомата. В Барнауле
их демобилизовали и распределили по районам. Вскоре при-
были из Монголии тоже демобилизованные Аксен Сусеев,
Анджа Тачиев, Дорджи Павлов и другие.
М. Б. Нармаев в очередной раз написал письмо в нарко-
мат обороны с просьбой отправить его на фронт. И такие
письма писали многие офицеры-калмыки, отозванные
с фронта после депортации калмыцкого народа.
Примерно через месяц офицеров-калмыков вызвали
в крайвоенкомат в Барнауле, вновь призвали в армию и на-
правили в Новосибирск на курсы усовершенствования офи-
церов пехоты (КУОП). На этих курсах оказались почти все
земляки, которых снова призвали в армию. Здесь были Алек-
сей Бадмаев, Басанг Надбитов, Бамба Есинов, Нимя Эрдниев

285
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

и многие другие. На курсах усовершенствования офицеров


в Новосибирске проходили подготовку офицеры разных на-
циональностей, вновь призванные в армию после списания
с фронта. Как и в любом резерве, по мере надобности курсан-
тов отправляли в части. Окончив курсы, М. Б. Нармаев по-
лучил квалификацию преподавателя тактики и был направ-
лен в Белоцерковское военно-пехотное училище, которое
находилось в Томске.
Пришел День Победы... Но военные действия еще не бы-
ли закончены. 9 августа 1945 года советские войска начали
освобождение Маньчжурии от оккупировавшей ее японской
Квантунской армии. На Дальневосточном фронте воевало
много калмыков: офицеров и рядовых. Там воевали и те офи-
церы-калмыки, которые учились на офицерских курсах в Но-
восибирске, а затем находились в резерве в Омске. Мужество
и отвагу проявили в боях майор Эренцен Бадмаев, капитан
Бамба Есинов и многие другие. Эренцен Бадмаев был удосто-
ен звания Героя Советского Союза.
В конце 1945 года началась демобилизация военнослужа-
щих старших возрастов и специалистов народного хозяйства.
В декабре 1945 года М. Б. Нармаев был демобилизован
и вскоре назначен собственным корреспондентом «Совхоз-
ной газеты» (орган Министерства совхозов) по Киргизской
ССР. Во Фрунзе (ныне Бишкек) ему предложили работать
литсотрудником республиканской газеты «Советская Кирги-
зия» и М. Б. Нармаев это предложение принял. Анна Илла-
рионовна не оставила мужа в трудное время и переехала с до-
черью к нему во Фрунзе. В 1948 году у них родился сын Бадма.
М. Б. Нармаев не раз писал письма И. В. Сталину о тяже-
лой участи, выпавшей калмыцкому народу. Вот строки из его
письма, написанного и отправленного в декабре 1944 года:
«Скоро закончится война. Все народы необъятной Советской
страны будут праздновать этот Великий праздник. Только
калмыки будут чувствовать себя в долгу. Во имя возрождения
моего народа, во имя прекрасного будущего прошу вас, това-
рищ Сталин, поставить перед ЦК ВКП(б) и Советским прави-

286
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

тельством вопрос о возможном пересмотре калмыцкого во-


проса. Прошу восстановить самостоятельность калмыцкого
народа в любом районе страны отдельно или в составе род-
ственных нам народов» (Ведяшкина, Карсанова, Сангаджие-
ва, 2014).
Такой же смелостью и решительностью проникнуты и его
последующие письма Н. С. Хрущеву, Б. Б. Городовикову,
М. С. Горбачеву, в которых он защищает свой народ, свою
страну (Ведяшкина, Карсанова, Сангаджиева, 2014). При
этом, по мнению профессора М. Б. Нармаева, ошибки отдель-
ных личностей не должны заслонять огромные достижения
в национальном вопросе, достигнутые при советской власти.
Ярким примером может служить Калмыкия. До революции
калмыки жили очень тяжело. Нищета, голод, болезни, пого-
ловная неграмотность преследовали их. При Советской вла-
сти в 1920 году была образована Калмыцкая автономная об-
ласть. В республике побеждены многие болезни, питание
стало разнообразным, грамотность достигла высокого уров-
ня, калмыки — на одном из первых мест в стране по количе-
ству в процентном отношении людей с высшим образовани-
ем. 13 лет продолжался кошмар депортации народа. Но
калмыцкая национальная автономия была восстановлена,
народу и республике была оказана большая государственная
помощь (Нармаев, 1989).
С декабря 1945 по 1955 год Морхаджи Нармаев работал
в должности литсотрудника, а затем — заведующего отделом
животноводства в Киргизской республиканской газете «Со-
ветская Киргизия» в городе Фрунзе. С января 1955 года он ра-
ботал старшим научным сотрудником Киргизского научно-
исследовательского института животноводства.
В 1949 году в связи с ужесточением надзора за спецпере-
селенцами калмыков-офицеров в отставке поставили на учет
в комендатуре, как спецпереселенцев, на котором они рань-
ше не состояли. Незадолго до состоявшегося 14–25 февраля
1956 года ХХ съезда КПСС, фронтовиков и коммунистов сня-
ли с учета спецпереселенцев (Нармаев, 1990).

287
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Бывшие фронтовики С. М. Булиев и М. Б. Нармаев с семьями.


Маевка в Карагачевой роще города Фрунзе (Киргизская ССР),
1950-е годы. Фото из домашнего архива Б. М. Нармаева,
Санкт-Петербург.

М. Б. Нармаев с семьей. Город Фрунзе (ныне Бишкек), начало


1950-х годов. Фото из домашнего архива Б. М. Нармаева,
Санкт-Петербург.

288
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

Воспользовавшись командировкой в Москву в январе


1956 года, М. Б. Нармаев решил для начала побывать у зем-
ляков-москвичей. В ТАСС работал известный журналист
Бембя Джимбинов. Бем Оконович и его жена Надежда Федо-
ровна приняли Морхаджи Нармаева тепло. К сожалению,
ничего нового Б. Джимбинов не сообщил и, как стало понят-
но, особых надежд не питал. Затем Морхаджи Нармаев от-
правился к генерал-полковнику Оке Ивановичу Городовико-
ву, который был уже на пенсии. Ока Иванович был совсем
стар, он много рассказывал, в основном о прошлом.

М. Б. Нармаев с детьми. Город Фрунзе, начало 1950-х годов.


Фото из домашнего архива Б. М. Нармаева,
Санкт-Петербург.

289
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

М. Б. Нармаев с сыном на Первомайской демонстрации. Город


Фрунзе, 50-е годы. Фото из домашнего архива Б. М. Нармаева,
Санкт-Петербург.

Командировка закончилась. «Хождения» Морхаджи Нар-


маева пока не дали конкретных результатов и он должен был
возвращаться во Фрунзе. Это было 16 января 1956 года.
После доклада Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС репрес-
сированные народы надеялись, что справедливость будет
восстановлена. Прошла весна, началось лето, но ничего не
менялось. Наступило время, когда надо было действовать.
Толчком к действиям послужил звонок из Москвы. Звонил
Адиш Бадмаевич Бачаев, бывший работник милиции. Он
был на спецпоселении на Сахалине, получил длительный от-
пуск, приехал в Москву, остановился у Очки Колпаковны
и попросил М. Б. Нармаева приехать в Москву, чтобы пред-
принять конкретные шаги. Морхаджи Бамбаевич взял отпуск
для поездки в Москву и в тот же вечер встретился с преподава-
телем Киргизского сельскохозяйственного института Алексе-

290
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

ем Балькадовичем Берденовым. Тот был в отпуске и обрадо-


вался, когда друг и земляк пригласил его ехать вместе
в столицу. Через день скорый поезд уже мчал их в Москву
(Нармаев, 1990).
Калмыки, приезжавшие в Москву весной, летом и осенью
1956 года, останавливались на квартире Очки Колпаковны,
вдовы В. А. Хомутникова. Гостей там собиралось так много,
что спать им стелили на полу. Кроме этой квартиры, приез-
жавшие земляки останавливались на квартире Бема Джим-
бинова, в комнатах в коммунальных квартирах Апуша Мут-
ловича Джимбинова, Нимя Хараевны Коваевой, Софьи
Мутловны Алексеевой. Все были рады встрече после 13-ти
лет жизни на спецпоселениях. Радость встречи усиливалась
мечтами о возвращении на родину, о восстановлении автоно-
мии Калмыкии. Из собравшихся в Москве калмыков 5 человек
(Б. О. Джимбинов, А. М. Джимбинов, М. Б. Нармаев, А. Б. Ба-
чаев, А. Б. Берденов) решили написать письмо в ЦК КПСС
с просьбой о восстановлении Калмыцкой республики. Они
написали письмо и справку по истории калмыков, основыва-
ясь на материалах библиотеки имени В. И. Ленина. М. Б. Нар-
маев изложил в справке сведения по древней истории кал-
мыков, А. Б. Берденов — по новейшей истории. Справка
заняла более десяти страниц, письмо — одну, так как Бем
Джимбинов, имевший опыт написания писем в ЦК, сказал,
что письмо должно быть на одну страницу.
Стали обсуждать, как передать письмо в ЦК КПСС. Реши-
ли просить О. И. Городовикова содействовать встрече с Пред-
седателем Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Воро-
шиловым. Подготовили два письма К. Е. Ворошилову. Одно
подписали все 5 человек, оставив место для подписи О. И. Го-
родовикова, второе письмо К. Е. Ворошилову было лично от
О. И. Городовикова. На следующий день, в воскресенье, все
поехали к О. И. Городовикову на дачу и Ока Иванович под-
писал документы. Письмо К. Е. Ворошилову, справка по
истории калмыков, обращение В. И. Ленина «Братья-калмы-

291
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

ки! Судьба вашего народа в ваших руках!» были сданы в при-


емную К. Е. Ворошилова.
Вскоре состоялась встреча в Кремле и длилась она около
45 минут. В конце беседы К. Е. Ворошилов сказал: «Ока Ива-
нович, я понял вашу просьбу. Но не все от меня зависит. Я по-
стараюсь ознакомить с вашим письмом ЦК и попытаюсь убе-
дить тех, от кого зависит решение вопроса. В ближайшее
время получите ответ» (Нармаев, 1990).
Шло время, а ответа от К. Е. Ворошилова все не было.
Трое участников Инициативной группы, решили, не теряя
времени, походить по министерствам и ведомствам. Побыва-
ли во Всесоюзном радиокомитете, попросили организовать
«калмыцкую» передачу. Они хотели, чтобы в эфире прозву-
чали калмыцкие песни. Передачу подготовили и объявили
в программе радиовещания. Всем, чьи адреса были им из-
вестны, участники Инициативной группы дали телеграммы,
чтобы в определенное время слушали радио. И в назначен-
ное время концерт прозвучал в эфире! У всех калмыков был
настоящий праздник. Впервые за долгие годы люди услыша-
ли по радио калмыцкие мелодии, калмыцкий язык. Люди
поздравляли, обнимали друг друга и плакали.
В июле в Инициативную группу влились новые едино-
мышленники: поэты Аксен Сусеев, Лиджи Инджиев, Давид
Кугультинов и другие активисты. Члены Инициативной
группы часто собирались в сквере перед Большим театром,
обсуждали имеющиеся проблемы (Нармаев, 1990).
4 июля 1956 года шестеро участников Инициативной
группы написали повторное письмо, которое, кроме них,
подписал Л. Инджиев. Прошло два месяца, а ответа из Крем-
ля все не было. М. Нармаев с А. Берденовым получили отпу-
ска без содержания. Но и они были уже на исходе. Позвони-
ли помощнику К. Е. Ворошилова, тот сказал, что вопрос
поставлен серьезный, для его решения требуется время и до-
бавил: «Вы можете ехать домой. В случае необходимости мы
позвоним Бему Джимбинову, а он сообщит вам».

292
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

Нармаев и Берденов отправились на поезде обратно во


Фрунзе. Почти на всех станциях, начиная с Аральска, их
встречали калмыки, которым они снова и снова рассказыва-
ли о поездке в Москву. Вопросов задавали много, но главное,
что волновало всех, — будет ли возрождена республика и, ес-
ли да, то когда? М. Нармаев и А. Берденов повторяли рассказ
о поездке в Москву, что документы поданы и что в ЦК посту-
пает много писем от калмыков, проживающих в разных об-
ластях.
«В декабре 1956 года были созданы Организационное бю-
ро Калмыцкой областной партийной организации и Оргко-
митет восстановления автономии Калмыкии» (Кокшунова,
Джимбинов, 2017). Тогда же правительственными телеграм-
мами были вызваны в ЦК КПСС члены Инициативной груп-
пы по восстановлению автономии Калмыкии, в которую вош-
ли бывшие руководящие работники Калмыцкой АССР
и представители творческой интеллигенции. Из числа чле-
нов Инициативной группы были сформированы Оргбюро
Калмыцкой областной партийной организации и Оргкоми-
тет по Калмыцкой автономной области.
М. Б. Нармаев 26 января 1957 года уволился из Киргиз-
ского института животноводства и ветеринарии (г. Фрунзе)
в связи с вызовом Оргкомитета по организации Калмыцкой
Автономной области.
М. Б. Нармаев входил в состав Инициативной группы вос-
становления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.), Оргбюро
Калмыцкой областной партийной организации и Оргкомите-
та по Калмыцкой автономной области. Вскоре Оргкомитет со-
брали на совещание в ЦК КПСС. Руководивший совещанием
секретарь бюро ЦК по РСФСР Аристов официально проин-
формировал собравшихся о том, что восстанавливается Кал-
мыцкая национальная автономия в виде области в составе
Ставропольского края. В нее войдут почти все прежние райо-
ны и территория будет в довоенных пределах, только в соста-
ве Астраханской области остаются два калмыцких района.

293
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Копия «Выписки из приказа №15…»


из семейного архива Нармаевых, Элиста.

9 января 1957 г. была воссоздана Калмыцкая автономная


область в составе Ставропольского края. 29 июля 1958 г. она
была преобразована в Калмыцкую АССР. Возвращение кал-
мыцкого народа на родную землю и восстановление его авто-
номии завершилось.
Летом 1957 года семья Нармаевых переехала в Элисту. Го-
род, полузанесенный песком, производил впечатление мира-
жа в пустыне. Дом Советов был разрушен, в городе сохрани-
лось только несколько многоэтажных зданий. Работы было
непочатый край, но вернувшиеся на родину люди были ра-
достны и полны энтузиазма.
После возвращения на родину Морхаджи Бамбаевич Нар-
маев стал первым калмыком-доктором сельскохозяйствен-
ных наук, состоялся как государственный деятель Калмыц-
кой АССР. Он уделял много внимания развитию науки,
в первую очередь — проблеме возрождения калмыцкой по-
роды скота, подготовке научных кадров для Республики.

294
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

В 1958 году Морхаджи Нармаев защитил диссертацию на со-


искание ученой степени кандидата сельскохозяйственных
наук, а в 1967 году — диссертацию на соискание ученой степе-
ни доктора сельскохозяйственных наук.
Морхаджи Нармаев работал 1-м заместителем министра
сельского хозяйства Калмыкии, директором Государственной
сельскохозяйственной опытной станции, затем — директором
организованного им в 1967 году на базе опытной станции Кал-
мыцкого научно-исследовательского института мясного ското-
водства (ныне — Калмыцкий научно-исследовательский ин-
ститут сельского хозяйства имени М. Б. Нармаева).
М. Б. Нармаев составил историческую справку о калмыц-
кой породе крупного рогатого скота, подготовил проект со-
вместного постановления Калмыцкого обкома и облисполко-
ма о дальнейшем ее развитии. В постановлении содержалась
просьба восстановить название калмыцкой породы скота
и провести по всей территории России экспедиционное об-
следование с целью установления количества и качества жи-
вотных этой ценнейшей мясной породы. Инициатива была
поддержана, постановление принято. М. Б. Нармаев стал
председателем экспедиционной комиссии, и восстановление
былой славы калмыцкой породы скота началось.
Калмыцкий научно-исследовательский институт мясного
скотоводства во главе со своим создателем инициировал
и проводил титаническую работу по возрождению калмыц-
кой породы скота. Благодаря ученым КНИИМС калмыцкая
порода крупного рогатого скота, которая славится мраморно-
стью мяса, сохранена. В порядке обмена научно-технически-
ми достижениями в области животноводства М. Б. Нармаев
был в командировках в Монголии в 1970 и 1971 годах. Неслу-
чайно министр сельского хозяйства США Орвил Фриман ска-
зал: «Единственное, что я хотел бы приобрести в Советском
Союзе — это калмыцкий скот» (Дорджиев, 2015).
«Фактически М. Б. Нармаев стоял у истоков зоотехниче-
ской науки в нашей республике, и все ведущие специалисты

295
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

в этой области в той или иной степени являются его ученика-


ми и продолжателями» (Санджиев, 2005). За плодотворные
научные работы Указом Президиума Верховного Совета
СССР от 8 апреля 1971 года М. Б. Нармаев награжден орде-
ном «Знак Почета».
В личном деле М. Б. Нармаева в Национальном архиве РК
имеются материалы о поддержке кандидатуры профессора
М. Б. Нармаева в действительные члены ВАСХНИЛ и доку-
менты на соискание премии ВАСХНИЛ по специальности
животноводство за 1974 год.
6 февраля 1986 года имя М. Б. Нармаева занесено на до-
ску почета Калмыцкой АССР по итогам соцсоревнования.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта
1985 года за храбрость, стойкость и мужество, проявленные
в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаме-
нование 40-летия Победы советского народа в Великой Оте-
чественной войне 1941–1945 годов Нармаев Морхаджи Бам-
баевич награжден орденом Отечественной войны I степени.
Профессор Морхаджи Бамбаевич Нармаев с 1975 года
в течение 18-ти лет заведовал кафедрой разведения и част-
ной зоотехнии сельскохозяйственного факультета Калмыц-
кого государственного университета (Горяев, 1995; Санджи-
ев, 2005).
Среди учеников профессора М. Б. Нармаева кандидаты
и доктора наук, они успешно ведут научную деятельность,
преподают в высших учебных заведениях, активно работают
на государственных и общественных постах Калмыкии.
Морхаджи Нармаев — признанный классик современной
калмыцкой литературы. Он лауреат Премии Комсомола Кал-
мыкии имени Героя Советского Союза Эрдни Деликова. Ука-
зом Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР от
4 февраля 1985 года М. Б. Нармаеву присвоено почетное зва-
ние Народного писателя Калмыцкой АССР. Он автор романа-
эпопеи «Черноголовый журавль», романов, повестей, расска-
зов, пьес, стихов, некоторые из которых стали народными

296
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

Преподаватели и сотрудники кафедры зоотехнии и ветери-


нарии аграрного факультета Калмыцкого государственного
университете имени Б. Б. Городовикова на фоне барельефа
профессора М. Б. Нармаева и постоянной экспозиции, посвя-
щенной его памяти.

песнями. Роман «Черноголовый журавль» критики называ-


ют энциклопедией калмыцких обычаев, традиций, отраже-
нием жизни народа, начиная с дореволюционного времени
вплоть до конца XX века (Ипполитова, 1967; Джамбинова,
2006). Ряд литературных произведений и научных трудов
М. Б. Нармаева опубликован в переводах на английский, не-
мецкий, французский, монгольский, венгерский, польский
языки, а также на языках народов СССР.
В первые годы после восстановления Калмыкии
М. Б. Нармаев был председателем Правления Союза писате-
лей Калмыкии, многое сделал для возрождения и развития
национальной литературы (Джамбинова, 1982). М. Б. Нарма-

297
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

ев высказывался следующим образом: «Мы начали возрож-


дать калмыцкую литературу на принципиально новой осно-
ве. До войны у нас в основном был развит один жанр — поэзия.
Теперь была поставлена задача развивать литературу всесто-
ронне, полнокровно, обратив особое внимание на прозу,
в частности на ее крупные формы — повести и романы» (Сан-
джиев, 2005).
Развитие калмыцкого драматического театра имени Баа-
тра Басангова побуждало писателей к созданию пьес на кал-
мыцком языке. Морхаджи Нармаев в соавторстве с артистом
театра Сергеем Яшкуловым написали пьесу «Боова», которая
в 1977 году была поставлена на сцене калмыцкого драматиче-
ского театра имени Баатра Басангова. На сцене этого же теа-
тра главным режиссером театра Л. Н. Александровым была
поставлена пьеса М. Нармаева «Степные богатыри», в кото-
рой рассказывалось о калмыках, сражавшихся на фронтах
Великой Отечественной войны.
Блестящий знаток калмыцкого языка, человек, одарен-
ный музыкальным слухом, он любил петь и танцевать кал-
мыцкие танцы. «Его речь изобиловала пословицами и пого-
ворками, он великолепно знал калмыцкий фольклор, обычаи
старины, национальные традиции» (Санджиев, 2005). Мор-
хаджи Нармаева увлекали история и традиционная культура
калмыков. Он испытывал чувство сожаления в связи с утра-
той калмыками в предвоенные годы и годы депортации луч-
ших традиций древней культуры. Требовательность к себе,
скромность и стремление помочь людям были присущи его
натуре. Мало кто знает, например, что М. Б. Нармаев отка-
зался от пенсии, поскольку считал, что достаточно обеспечен
материально.
Понимая большую роль Тибета и тибетского буддизма
для национальной культуры калмыков, в своих письмах он
советовал сыну-востоковеду: «Изучить имеющиеся в Ленин-
граде и Москве материалы и написать книгу о калмыках, ко-
торые когда-либо были в Тибете. Например, в Москве где-то
298
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

был архив Коминтерна, должны быть материалы о посеще-


нии Тибета Араши Чапчаевым и Василием Хомутниковым.
Они ездили туда под видом купцов от Коминтерна, под вы-
мышленными именами. Например, Хомутников ездил под
именем Кекеев. Араш Чапчаев за эту командировку получил
орден Боевого Красного Знамени. Бааза-багша Уланов, и наш
с тобой дядя, тоже там был. Только никто не знает, под каким
именем он был» (Нармаев,1991–1992).

Основные даты жизни и деятельности


Морхаджи Бамбаевича Нармаева1:
• родился 5 февраля 1915 года;
• начало трудовой деятельности с 8 лет — пас телят (1922 г.);
• учеба в Манджикинской школе-интернате (1926–1930 гг.);
• учеба в Калмыцком педагогическом техникуме города
Астрахани (1931–1934 гг.);
• первое стихотворение «Харсх» («Спасены») о героях-че-
люскинцах, опубликовано в газете «Тангчин зянг» («Об-
ластные известия») (1934 г.);
• учитель начальной школы Троицкого района Калмыц-
кой АССР (1934–1936 гг.);
• учеба в Пятигорском, затем в Горском (Орджоникидзев-
ском) сельскохозяйственном институте (1936 — 1941 гг.);
• принят в члены Союза писателей СССР (1940 г.).

1
Основные даты жизни и деятельности Морхаджи Бамбаеви-
ча Нармаева приводятся по: 1) Ведяшкина В. В., Карсанова Е. О.,
Сангаджиева В. В. (составители); Аргунова О. Е. (редактор). Та-
лант многогранный и яркий: к 100-летию со дня рождения Мор-
хаджи Бамбаевича Нармаева (биобиблиографический указа-
тель). Элиста, 2014; 2) Санджиев А. Б. (автор-составитель),
Борликов Г. М. (ответственный редактор). Журавлиный полет:
труды и дни Морхаджи Нармаева. Серия «Звезды над степью.
Калмыкия в событиях и лицах. XX век». Элиста, 2005. Текст
приведен с сокращениями.

299
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• выпускник Горского сельскохозяйственного института,


город Орджоникидзе, (февраль 1941 г.);
• завуч и преподаватель зоотехнических дисциплин Ян-
дыковской средней сельскохозяйственной школы
в с. Яндыки Калмыцкой АССР, (1941 г.);
• служба в рядах Советской армии (1941–1945 гг.);
• М. Б. Нармаев ушел добровольцем на фронт (5 июля 1941 г.);
• на фронте вступил в ряды ВКП(б) (1941 г.);
• принял военную присягу (15 июля 1941 г.);
• участвовал в боях на Северо-Западном фронте в качестве
командира пулеметного взвода 14-й гвардейской стрел-
ковой бригады (1942 г.);
• был тяжело ранен, находился в госпитале № «3504»
в городе Омске (март — июль 1942 г.);
• курсант Военно-политического училища Сибирского во-
енного округа (июль — август 1942 г.);
• заместитель политрука 93-й Отдельной стрелковой бри-
гады отдельного пулеметного батальона Уральского во-
енного округа (август — октябрь 1942 г.);
• заместитель командира 93-й стрелковой бригады от-
дельного пулеметного батальона на Сталинградском
фронте (с октября 1942 г.);
• заместитель командира отдельного пулеметного бата-
льона 92-й гвардейской стрелковой дивизии на Воро-
нежском фронте (март — июнь 1943 г.);
• заместитель командира 282-го гвардейского стрелкового
полка, 92 гвардейской стрелковой дивизии 2-го Укра-
инского фронта, в составе которого воевал по март 1944
года, заместитель редактора дивизионной газеты «Гвар-
дейское знамя» 92-й гвардейской стрелковой дивизии
2-го Украинского фронта (июнь 1943 — март 1944 гг.);
• преподаватель тактики в Белоцерковском военно-пехот-
ном училище (март 1944 — декабрь 1945 гг.);
• заведующий отделом животноводства газеты «Советская
Киргизия», г. Фрунзе (1945–1955 гг.);

300
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

• Старший научный сотрудник Киргизского НИИ живот-


новодства, г. Фрунзе (1955–1957 гг.);
• заместитель министра сельского хозяйства Калмыцкой
АССР (1957–1959 гг.);
• старший научный сотрудник, докторант, директор Кал-
мыцкой государственной сельскохозяйственной опыт-
ной станции (1964–1967 гг.);
• директор КНИИМСа, п. Верхний Яшкуль Калмыцкой
АССР (1967–1975 гг.);
• заведующий кафедрой разведения и частной зоотехнии
сельскохозяйственного факультета Калмыцкого государ-
ственного университета (1975–1993 гг.).

Выборные должности федерального,


республиканского уровней:
• член пленума Калмыцкого обкома КПСС (1957–1975 гг.);
• член Литературного фонда (1958 год);
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР (1967–1971
гг.);
• депутат районного (Целинного) Совета депутатов трудя-
щихся (1964–1975 гг.);
• член бюро Целинного райкома КПСС (Калмыцкая АССР,
Целинный район, село Троицкое) (1964–1975 гг.).

Награды Морхаджи Нармаева:


• орден Боевого Красного Знамени (25 октября 1942 г.);
• медаль «За оборону Сталинграда» (3 июля 1943 г.);
• орден «Красная Звезда» (август 1944 г.);
• медаль «За победу над Германией в Великой Отечествен-
ной войне 1941–1945 гг.» (9 мая 1945 г.);
• орден «Знак Почета» (8 апреля 1971 г.);
• орден Отечественной войны I степени (14 марта 1985 г.).

301
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Ученые и почетные звания


Морхаджи Нармаева:
• кандидат сельскохозяйственных наук (1958 г.);
• доктор сельскохозяйственных наук (1967 г.);
• Заслуженный деятель науки Республики Калмыкия;
• Заслуженный зоотехник Российской Федерации;
• лауреат премии комсомола Калмыкии им. Героя Совет-
ского Союза Эрдни Деликова (11 июля 1974 г.);
• Народный писатель Калмыцкой АССР (4 февраля 1985 г.).

Увековечение памяти М. Б. Нармаева:


• на малой родине Морхаджи Нармаева, в поселке Хомут-
никовский Ики-Бурульского района Республики Кал-
мыкия имя М. Б. Нармаева присвоено Муниципальному
бюджетному образовательному учреждению — «Хомут-
никовской средней общеобразовательной школе имени
М. Б. Нармаева»;
• поселке Ики-Бурул (Республика Калмыкия, Ики-Буруль-
в
ский район), есть улица, названная именем М. Б. Нар-
маева;
• имя Морхаджи Бамбаевича Нармаева внесено в список
имен защитников Сталинграда в Мемориальном ком-
плексе на Мамаевом кургане Волгограда;
• в Калмыцком государственном университете имени
Б. Б. Городовикова на кафедре зоотехнии и ветеринарии
аграрного факультета имеются барельеф и постоянная
экспозиция, посвященная государственной и научной
деятельности бывшего заведующего кафедрой, профес-
сора М. Б. Нармаева;
• Калмыцким государственным университетом в серии
«Звезды над степью. Калмыкия в событиях и лицах.
XX век» издана книга «Журавлиный полет: труды и дни
Морхаджи Нармаева». (Автор-составитель А. Б. Сан-

302
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

джиев, ответственный редактор Г. М. Борликов. Элиста,


2005);
• в Калмыцком государственном университете имени
Б. Б. Городовикова учреждена премия имени профессора
М. Б. Нармаева. Этой премией награждается ежегодно
лучший студент аграрного факультета КалмГУ;
• Калмыцкому научно-исследовательскому институту сель-
ского хозяйства (ФГБНУ КНИИСХ, г. Элиста, Республика
Калмыкия) в 2015 году присвоено имя М. Б. Нармаева.

• Республиканской библиотекой имени А. М. Амур-Санана


издан к 100-летию со дня рождения М. Б. Нармаева его
биобиблиографический указатель;
• стихотворения, посвященные М. Б. Нармаеву, написали
в разные годы Михаил Хонинов, Эльда Кектеев, Санжара
Байдыев, Петр Дарваев, Владимир Нуров и другие кал-
мыцкие поэты;
• в 2015 году в Республике Калмыкия были проведены
мероприятия, посвященные 100-летию со дня рождения
М. Б. Нармаева: 1) заседание Ученого совета аграрного
факультета Калмыцкого государственного университета

303
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

им. Б. Б. Городовикова, 2) региональная научно-практи-


ческая конференция «Морхаджи Нармаев — писатель,
воин, ученый»;

Региональная научно-практическая конференция


в Калмыцком государственном университете
им. Б. Б. Городовикова 8 мая 2015 года «Морхаджи Нармаев —
писатель, воин, ученый». Выступает заведующий кафедрой
калмыцкой литературы и журналистики
доцент С. Н. Цеденова.

• написана песня «Нармин Морхаҗ» на слова Э. Тепкенки-


ева, ее ноты и слова опубликованы (Эрднин, 2005). Рус-
ская поэтесса Ирина Сангаджи-Гаряева посвятила свои
стихи М. Б. Нармаеву (Сангаджи-Гаряева, 1993);
• в настоящее время известны четыре портрета М. Б. Нар-
маева.

304
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

Портрет М. Б. Нармаева работы А. М. Поваева.

Первый портрет выполнен Заслуженным художником


Российской Федерации О. Х. Кикеевым (1985 год), хранится
в семье Нармаевых в Элисте. Второй портрет также работы
О. Х. Кикеева и датированный также 1985 годом — в сред-
ней школе поселка Хомутниковский. Третий портрет экспо-
нируется в зале заседаний КНИИСХ им. М. Б. Нармаева.

305
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Автор четвертого — Народный художник Республики Кал-


мыкия, член-корреспондент Российской Академии худо-
жеств А. М. Поваев (2018 год); портрет находится в Аршань-
Булукской средней школе;
• в городе Элисте установлена мемориальная доска на сте-
не дома, в котором жил профессор М. Б. Нармаев.

306
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

Национальный архив РК, ф. Р-309, оп. 1 л., д. 738,


л. 3, 3 об., 15, 16, 23.

307
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

308
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

309
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. Р-282, оп. 1, д. 105,


л. 4, 11, 12, 44, 80.

310
Глава XIII. Нармаев Морхаджи Бамбаевич

311
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Вместо эпилога
Морхаджи Бамбаевич Нармаев сыграл видную роль в но-
вейшей истории Калмыкии. Родившийся до Великой Ок-
тябрьской социалистической революции и ушедший из жиз-
ни уже после распада СССР, он был участником и свидетелем
огромных изменений в жизни своего народа и страны. Знав-
шие его люди отмечали фантастическую работоспособность,
любознательность, организаторские способности, мужество
и доброжелательность Морхаджи Бамбаевича, позволявшие
ему активно и успешно действовать в различных, часто дра-
матических ситуациях.
М. Б. Нармаев — ветеран Великой Отечественной войны,
кавалер многих орденов и медалей, активный член Инициа-
тивной группы по восстановлению автономии Калмыкии, па-
триот, ученый, писатель, поэт, государственный и обще-
ственный деятель Калмыкии, основатель и директор
Калмыцкого научно-исследовательского института мясного
скотоводства, профессор, заведующий кафедрой зоотехнии
Калмыцкого государственного университета, классик совре-
менной калмыцкой литературы — является примером стой-
кости и творческой созидательной деятельности для молоде-
жи Калмыкии.
Ученики профессора М. Б. Нармаева успешно продолжают
дело учителя, активно трудятся над проблемами развития жи-
вотноводства Калмыкии на государственных и общественных
постах, преподают в высших учебных заведениях. Литератур-
ные произведения поэта, прозаика, драматурга М. Б. Нармае-
ва являются сокровищницей калмыцкого языка и фольклора,
содержат уникальные сведения о традиционном укладе жиз-
ни калмыков и восстановлении автономии Калмыкии, а так-
же о героизме народа в Великой Отечественной войне. Потом-
ки должны помнить о подвигах героических поколений,
создавших и защитивших страну, возродивших Калмыцкую
республику. И одним из достойнейших их представителей яв-
ляется Морхаджи Бамбаевич Нармаев.
Глава XIV.
ОЧИРОВА ЛЯЛЯ КОРНЕЕВНА1
(1916–1982 гг.)

Ляля Корнеевна Очирова родилась в 1916 году в селе Ма-


лые Чепурники Царицынской губернии, позднее губерния
была переименована в Сталинградскую область, а село Ма-
лые Чепурники отнесено к Красноармейскому району. Ляля
Корнеевна Очирова родилась в семье бедняка — калмыка, бы-
ла 12-м ребенком. Все дети, родившиеся до нее, умирали
в раннем возрасте, кроме нее выжил младший брат. В пяти-
летнем возрасте Ляля Очирова осталась полусиротой, так как
умерла мать. Отец Ляли Очировой после смерти жены же-
нился на односельчанке, русской женщине Анне Петровне.
Анна Петровна и после смерти мужа осталась жить с Лялей
Очировой и ее детьми. Более того, во время депортации кал-
мыков она поехала с семьей Ляли Очировой в Сибирь.
Ляля Очирова училась в начальной школе по месту жи-
тельства. Образование неполное среднее. В одном из интер-
вью, опубликованном под названием «Жизнь не баловала
меня» в газете «Советская Калмыкия» Ляля Очирова говори-
ла, что окончила школу крестьянской молодежи (Караваева,
1980).
В статье, опубликованной в газете «Парламентский вест-
ник Калмыкии», 2008, № 9 (129), под названием «Портрет,
написанный временем», говорится: «Закончив школу кре-
стьянской молодежи, поступила (мечтала об этом) в Астра-

1
Материал главы дан по фондам: 1) БУ РК «Национальный
музей им. Н. Н. Пальмова», музейный фонд, книга поступлений
в научно-вспомогательный фонд (нвф), Л. К. Очирова, №: 5846,
4849, 5848; 2) БУ РК «Национальный архив», Л. К. Очирова,
ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 29.

313
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

ханский педагогический техникум. Но учебу не довелось за-


кончить — отец ослеп, и она вернулась домой» (Шовадаева,
2008).
В другом интервью, опубликованном в газете «Элистин-
ские новости», в 2001 году, «бар сарин» 4, стр. 4, под назва-
нием «Идти к людям с открытым сердцем», говорится, что
из-за болезни отца после восьмого класса Малодербетовской
средней школы ей пришлось идти работать. «Природная лю-
бознательность, жажда знаний и трудолюбие позволили ей
заниматься самостоятельно и стать образованным челове-
ком» (Тюмидова, 2001).
Ляля Очирова начала трудовую деятельность в 1932 году,
т. е. с 16 лет. Тогда же вступила в комсомол. Работала сначала
секретарем конторы Малодербетовского райпотребсоюза.
В 17 лет по решению бюро Малодербетовского райкома (улу-
скома) комсомола Ляля Очирова была направлена в Боль-
шой Царын, где ее назначили заведующей круглосуточным
детским садом. В 1938 году была принята на работу в Мало-
дербетовский райком (улуском) комсомола. Работала в долж-
ности заведующего отделом пионерии.
Ляля Очирова — комсомолка, активистка — вышла замуж
за активиста-комсомольца Исена Комалиновича Менкенова.
В семье двух комсомольцев-активистов, занятых решением
вопросов улучшения жизни в калмыцкой степи, родились
3 дочери. Всех девочек назвали русскими именами: Нина, Та-
мара, Валентина. В 1940 году Исен Менкенов был призван на
службу в Красную армию. С первых дней Великой Отече-
ственной войны воевал на фронте. В 1942 году он погиб в бо-
ях за Ленинград.
Забегая вперед, можно сказать, что Ляля Очирова после
гибели на фронте мужа больше не выходила замуж; сама,
с помощью мачехи Анны Петровны, во время войны и в де-
портации растила и воспитывала дочерей.
В конце 1938 года Ляля Очирова стала секретарем Мало-
дербетовского райисполкома. В 1939 году она вступила

314
Глава XIV. Очирова Ляля Корнеевна

в ВКП(б). В том же году ее назначили заведующей сектором


социального обеспечения Малодербетовского райкома (улу-
скома) ВКП(б). В 1939 году Лялю Очирову назначили секре-
тарем отдела кадров Малодербетовского райкома (улускома)
ВКП(б).
С 1942 года Ляля Очирова работала 2-м секретарем Мало-
дербетовского райкома (улускома) ВКП(б). Во время Великой
Отечественной войны, когда из-за приближения фронта на-
чалась эвакуация, Ляля Очирова занималась организацией
эвакуации людей, скота и хозяйств Малодербетовского райо-
на вглубь страны, в Западный Казахстан. В этом сложном
и ответственном деле она проявила блестящие организатор-
ские способности. Ляля Очирова, решая сложные вопросы
эвакуации в условиях приближающегося фронта, была пред-
ставителем обкома партии и Совнаркома Калмыцкой АССР.
В 1943 году ее перевели в Элисту заместителем начальника
отдела кадров Калмыцкого обкома ВКП(б) (материалы На-
ционального архива РК).
Во время депортации калмыцкого народа Ляля Очирова
с семьей попала на спецпоселение в небольшой городок Куй-
бышев Новосибирской области. Жили они в землянке. Так
сложилось, что в городе Куйбышев Новосибирской области
на одной улице поселили много высланных калмыцких се-
мей. На одной улице с Лялей Очировой жили Иван Федоро-
вич Азыдов, Иван Мацакович Мацаков, Сангаджи-Гаря Ман-
джиевич Манджиев, Улюмджи Мукукуевич Мукукуев, братья
Имкиновы, Васильевы. Все они поддерживали молодую жен-
щину, у которой была большая семья, оказывали ей посиль-
ную помощь. Ляля Очирова работала в промысловой коопе-
рации города Куйбышев Новосибирской области.
В конце 1956 года Ляля Корнеевна Очирова и Иван Федо-
рович Азыдов была неожиданно вызваны правительствен-
ной телеграммой в ЦК КПСС. Вместе они поехали в Москву,
где были включены в состав Инициативной группы восста-
новления автономии Калмыкии, которую возглавлял Ока

315
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Иванович Городовиков. Будучи приглашенной в Москву, Ля-


ля Очирова вошла в состав Оргбюро и Оргкомитета по вос-
становлению автономии Калмыкии. С марта 1957 года Ляля
Очирова возглавляла отдел социального обеспечения снача-
ла Калмыцкой автономной области, а затем Калмыцкой
АССР.
В 1958 году она была выдвинута кандидатом в депутаты
Верховного Совета Калмыцкой АССР на общем собрании
колхозников колхоза имени Ленина Яшалтинского района,
по Соленовскому избирательному округу. В день выборов бы-
ла избрана депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР
второго созыва (Материалы Национального архива РК).
В октябре 1958 года на первой сессии Верховного Совета
Ляля Очирова была избрана секретарем Президиума Верхов-
ного Совета Калмыцкой АССР. В этой должности она работа-
ла 16 лет, отсюда ушла на пенсию в 1974 году.
Ляля Очирова избиралась членом Калмыцкого обкома
КПСС. Она вела большую общественную работу, о чем свиде-
тельствуют должности, которые она занимала в обществен-
ных организациях Калмыцкой АССР:
• ответственный секретарь Калмыцкого комитета защиты
мира;
• председатель республиканской комиссии содействия
Фонду мира;
• председатель республиканского женского совета.
Ляля Очирова в СССР и в глазах мировой общественности
достойно представляла женщин Калмыкии. Она была знако-
ма с лидером международного женского движения Долорес
Ибаррури, с борцом за права женщин Анжелой Дэвис, с пер-
вой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой. Ляля
Очирова была знакома с политическими деятелями: с Пред-
седателем Президиума Великого народного хурала Монголь-
ской народной республики, 1-м секретарем ЦК Монгольской
Народно-Революционной Партии Юмжагийном Цэдэнба-
лом, с председателем Комитета монгольских женщин Удвал
(материалы Национального архива РК).

316
Глава XIV. Очирова Ляля Корнеевна

Послужной список
Ляли Корнеевны Очировой:
• секретарь конторы Малодербетовского райпотребсоюза
(с 1932 г.);
• заведующая круглосуточным детским садом пос. Боль-
шой Царын (1933 г.);
• заведующий отделом пионерии Малодербетовского рай-
кома (улускома) комсомола (1938 г.);
• секретарь Малодербетовского райисполкома (1939 г.);
• заведующий сектором социального обеспечения Мало-
дербетовского райкома (улускома) ВКП(б) (1939 г.);
• секретарь отдела кадров Малодербетовского райкома
(улускома) ВКП(б) (1939 г.);
• 2-й секретарь Малодербетовского райкома (улускома)
ВКП(б) (1942 г.);
• заместитель начальника отдела кадров Калмыцкого об-
кома ВКП(б) (1943 г.);
• работа в промысловой кооперации города Куйбышев Но-
восибирской области (1944–1956 гг.);
• заведующий отделом социального обеспечения Кал-
мыцкой автономной области, а затем Калмыцкой АССР
(с марта 1957 г.);
• секретарь Президиума Верховного Совета Калмыцкой
АССР (1958–1974 гг.).

Выборные должности республиканского уровня,


членство в республиканских руководящих
партийных органах:
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР второго со-
зыва;
• член бюро Калмыцкого обкома КПСС.

317
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Трудовые награды Ляли Корнеевны Очировой1:


• орден «Знак Почета»;
• медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной
войне 1941–1945 гг.»;
• медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-ле-
тия со дня рождения В. И. Ленина»;
• Почетные грамоты Президиума Верховного Совета
РСФСР;
• почетные грамоты Президиума Верховного Совета Кал-
мыцкой АССР;
• почетные грамоты Советского комитета защиты мира.

Л. К. Очирова с коллегами по работе в промысловой коопера-


ции города Куйбышев Новосибирской области. Во 2-м ряду
в центре стоит ее дочь Тамара. Сибирь, начало 50-х годов.

1
Трудовые награды Ляли Корнеевны Очировой даны по
Г. Тюмидовой, 2001.

318
Глава XIV. Очирова Ляля Корнеевна

Сотрудники Верховного Совета (далее — ВС) Калмыцкой АССР.


В 1-м ряду сидят (слева направо): Э. А. Сангаев, зам. пред-
седателя Президиума ВС Калмыцкой АССР, Л. К. Килганов,
председатель Президиума ВС Калмыцкой АССР, Л. К. Очирова,
секретарь Президиума ВС Калмыцкой АССР. Элиста, 1962 год.
Л. К. Очирова, секретарь Президиума ВС Калмыцкой АССР
с сотрудниками Верховного Совета Калмыцкой АССР.
Элиста, середина 60-х годов.

319
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Л. К. Очирова в домашней обстановке. Сибирь, накануне


вызова правительственной телеграммой в Москву
на заседание Инициативной группы восстановления
автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Л. К. Очирова, секретарь Президиума ВС Калмыцкой АССР


с сотрудниками Верховного Совета Калмыцкой АССР.
Элиста, середина 60-х годов.

320
Глава XIV. Очирова Ляля Корнеевна

Встреча с маршалом Советского Союза, трижды Героем


Советского Союза С. М. Буденным. Л. К. Очирова, секретарь
Президиума ВС Калмыцкой АССР, партийные, советские
руководители Калмыцкой АССР, представители научной
общественности Калмыцкой АССР. Элиста, 1966 г.

Л. К. Очирова, секретарь Президиума ВС Калмыцкой АССР,


вторая в 3-м ряду — участник Всесоюзной конференции
представителей советской общественности за мир,
национальную независимость и разоружение.
Москва, июнь 1965 г.

321
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 29.

322
Глава XIV. Очирова Ляля Корнеевна

Вместо эпилога
Ляля Корнеевна Очирова — дочь крестьянина-бедняка,
прошла большой жизненный путь, который не назовешь лег-
ким, который похож на жизненный путь сотен, тысяч жен-
щин в послереволюционной России, в тоже время является
ее единственной, неповторимой жизнью.
Юность Ляли Корнеевны Очировой пришлась на 30-е го-
ды XX столетия: время первых пятилеток, Магнитки и Куз-
басса…Эти годы неслучайно называют «яростными тридца-
тыми», молодежь Страны Советов была охвачена героизмом
и энтузиазмом, ей принадлежало все: юноши и девушки тру-
дились вместе со всей страной на хлебоуборке, на заводах
и фабриках, рыбных промыслах, работали в животноводче-
ских хозяйствах, занимались ликвидацией неграмотности
в родном краю, работали в СМИ и были представлены в ру-
ководящих органах разного уровня. Лялю Корнеевну Очиро-
ву буквально захватил этот водоворот энтузиазма комсо-
мольцев. Вскоре она стала комсомольским лидером. Ляля
Корнеевна на протяжении всей жизни основную работу сов-
мещала с общественной.
«В памяти всех, кто ее знал, в сердцах родных и близких,
детей, внуков и правнуков Ляля Корнеевна остается челове-
ком редких душевных качеств, высоким образцом служения
людям. Ее судьба была неразрывно связана с судьбой роди-
ны, с судьбой своего народа» (Тюмидова, 2001).
У Ляли Корнеевны Очировой 3 дочери, 6 внуков, 9 прав-
нуков, а также праправнуки. Все дочери воспитаны достой-
ными людьми, образованы. Они продолжают дело матери —
с честью представлять женщин Калмыкии на любом уровне.
Память о Ляле Корнеевне в сердцах дочерей, внуков и по-
томков следующих поколений рода, в сердцах людей, кото-
рые когда-либо с ней работали или просто встречались в зем-
ной жизни.
Глава XV.
САНГАЕВ ЭРЕНЖЕН АГИЛЬДЖАНОВИЧ
(1910–1980 гг.)

Эренжен Агильджанович Сангаев — видный советский го-


сударственный деятель Калмыкии XX века. Родился 10 янва-
ря 1910 года в Астраханской губернии, в селе Болхуны, в семье
потомственного рыбака-солельщика. Рано умершей матери
Эренжен не помнил, самым сильным детским воспоминани-
ем был страшный голод послереволюционных времен.
«Вся Астрахань знала: калмыки — лучшие солельщики.
А солельщик на промыслах — главный человек. Эта сезонная
работа требовала большой выносливости, сноровки и в ка-
кой-то мере призвания, и на нее соглашались только кал-
мыки, по причине своей исключительной бедности. А даль-
ше — сын солельщика становился солельщиком, наследуя от
отца нищету и ремесло технолога рыбы. Но Волга кормила.
Можно натаскать воды из речки, полить чей-то огород — да-
дут хлеба. Уже подростком после школы бежал к рыбакам ва-
рить обед, и не дай бог, если обнаружат в ухе рыбий хвост.
Здесь, на рыбных заводах, он рос, учился и почти ребенком
начал работать» (Кулешова, 2010).
Трудовая биография Эренжена Сангаева — сына рыбака,
гой, с рыбой. Начало работы Эренжена Сангаева на рыбных
промыслах совпало с их масштабной модернизацией. Моло-
дой работник, изучавший азы рыбного промысла в Астра-
ханском рыбпромуче, Эренжен Сангаев в 20-летнем возрасте
был избран председателем рабочкома рыбозавода в «За-
бурунном» (ныне — Цаган-Аман). Позднее возглавил Дол-
банский районный профсоюзный Совет (1931–1932 гг.).
В 1931 году вступил в ряды ВКП(б); образование имел сред-
нее профессиональное. В 1933 году Эренжен Сангаев стал
членом правления треста «Калмрыбакколхозсоюз». Эренжен

324
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

Сангаев, где бы он ни учился, где бы ни повышал квалифика-


цию, главным университетом своей жизни считал работу на
рыбных промыслах, на рыбзаводе. Именно на рыбзаводе был
сосредоточен пролетариат Калмыкии, которая была в целом
сельскохозяйственной республикой. «Завод — это модель эф-
фективного общества, где каждому отведена своя функция,
подчиненная общей цели. И тот, кто понял, как настраи-
ваются такие модели, может быть управленцем. Это полез-
ный опыт, который дороже любого университета. А Эренжен
Сангаев в свои молодые годы уже понимал, как работает не
только завод, а целая отрасль» (Кулешова, 2010).
В 1935 году Эренжен Сангаев стал редактором двуязыч-
ной газеты «Улан загъсч», или «Красный рыбак»; выпуск га-
зеты входил в круг его полномочий, так как он являлся пред-
седателем профсоза работников рыбной отрасли огромного
Приморского улуса, объединявшего все приволжские и при-
морские территории республики. Выпуск газеты «Улан
загъсч» давал возможность общаться с большим количе-
ством земляков, поскольку она распространялась по всей
территории Калмыцкой АССР.
Опыт работы в газете, общение с широкой аудиторией ре-
спублики Эренжену Сангаеву понадобились в последующем,
когда он был выдвинут на руководящую партийную работу
сначала районного, а позднее и республиканского масштаба.
В период работы в рыбной отрасли республики Эренжен
Сангаев постоянно контактировал с А. К. Обуховым, который
был председателем правления «Калмрыбакколхозсоюза».
С Александром Кирилловичем Обуховым, астраханцем, буду-
щим замнаркомом рыбной промышленности СССР и нарко-
мом рыбной промышленности РСФСР, Сангаев был знаком
с подросткового возраста, когда оба работали на рыбных про-
мыслах. В 1954 году, после смерти Сталина, когда режим кал-
мыцкого заточения был ослаблен, Эренжена Сангаева назна-
чат директором Ярцевского рабозавода (Красноярский край)
при непосредственной поддержке наркома Обухова.

325
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

В 1936 году Эренжена Сангаева избирают 1-м секретарем


Лаганского улускома ВЛКСМ. «Наступил 1937-й. Врагами на-
рода объявлены руководители республики. В ходе «ра-
зоблачений» проведены чистки и среди молодежи. Согласно
архивным материалам по обкому и улускомам ВЛКСМ Кал-
мыцкой АССР гонениям подверглись 49 человек, 13 из них
арестованы. Обвинения особым разнообразием не отлича-
лись: «враг народа, за связь с врагами, пособник врагов, за
притупление бдительности и либерализм в разоблачении»
все тех же врагов народа. Эренжен Сангаев — «за защиту
троцкиста», освобожден от работы со строгим выговором»
(Кулешова, 2010).
После всех этих событий Эренжен уезжает в Элисту, где
«оступившегося» 1-го секретаря Лаганского улускома ВЛКСМ
принимают на работу в газету «Ленинский путь». В приеме
на работу в газету опального 1-го секретаря Лаганского улу-
скома ВЛКСМ положительную роль сыграл выпуск двуязыч-
ной газеты «Улан загъсч», или «Красный рыбак», которым
занимался Эренжен в Долбанском улусе. В газете «Ленин-
ский путь» он ведет отдел информации и вскоре становится
заместителем главного редактора.
В январе 1941 года Эренжена Сангаева назначают заведу-
ющим сектором отдела сельскохозяйственных кадров Кал-
мыцкого обкома ВКП(б). «Этот недолгий период предвоен-
ной жизни был полон радостей и надежд. Трое детей, жена
Катя увлечена работой в прокуратуре. Интересные события
и люди. По выходным — гости, танцы, патефон.
16 августа 1941 года руководство страны принимает реше-
ние о строительстве кратчайшего железнодорожного пути,
связывавшего страну с бакинской и грозненской нефтью,
т. е. дороги Кизляр — Астрахань — протяженностью 334 км,
основная часть которой шла по Калмыкии. Отношение
к этой стройке было неоднозначным, уже на первом этапе
были попытки приостановить строительство дороги. Кал-
мыцкая АССР выступала против консервации стройки. Стро-

326
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

ительство железной дороги «Кизляр — Астрахань» стало


народной стройкой, как признают специалисты сейчас,
крупнейшей «военной стройкой» тех лет. Улускомы Долбан-
ского, Приволжского, Лаганского, Улан-Хольского, Юстин-
ского и Черноземельского районов каждый на своих участ-
ках несли главную ответственность за организацию работ
и соблюдение жесточайших сроков их выполнения. Строи-
тельство железной дороги велось в экстремальных условиях:
работы выполнялись в основном вручную, в отсутствии эле-
ментарных условий для жизни, отсутствии питьевой воды,
а также необходимой техники. Вопреки всему 4 августа
1942 года строительство железной дороги «Кизляр — Астра-
хань» было завершено. Улан-Хольский улуском ВКП(б) воз-
главлял с августа 1941 года Эренжен Сангаев и вместе с руко-
водителями пяти других улускомов ВКП(б) разделял меру
ответственности за выполнение работ по строительству же-
лезной дороги.
В марте 1943 года, после освобождения Калмыкии от фа-
шистских захватчиков, Эренжена Сангаева назначают секре-
тарем Калмыцкого обкома ВКП(б) по идеологии. На этом по-
сту он встретил страшное известие о ликвидации Калмыцкой
АССР и о выселении калмыков.
«27 декабря 1943 года новый 1-й секретарь Калмыцкого
обкома партии А. Ф. Ликомидов созывает высокопоставлен-
ных работников обкома партии, СНК Калмыцкой АССР на ве-
чернее совещание. В назначенное время ничего не по-
дозревающие работники обкома партии и СНК входят
в помещение. А. Ф. Ликомидов сидит и чего-то ждет. И тут,
как черт из табакерки, энергично выходит известный исто-
рии негодяй, специалист по всем депортациям, замнаркома
НКВД Серов, усаживается на место подскочившего Ликоми-
дова и произносит: «Калмыцкая АССР ликвидируется...» (Ку-
лешова, 2010).
Эренжен Сангаев вернулся домой, как и его сослуживцы-
калмыки, в сопровождении конвоира. Дома его ждала нео-

327
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

бычная картина. «Умная добрая Катя уже собирала узлы.


Жены чувствуют лучше, чем мужчины понимают.
— Это касается только калмыков, подумай хорошенько.
Может быть, тебе лучше остаться? — говорил Эренжен.
Катя была непреклонна. Потом зашли офицеры НКВД
проверить конвой:
— Вы русская, вам лучше остаться, — распорядился один
из них.
— Что мне лучше, я знаю сама, — ответила Екатерина Ми-
хайловна.
В кинотеатр, куда их привезли первыми, прибывали
и прибывали люди. Никто ни у кого ничего не спрашивал,
все молча плакали. Плакала и Катя, глядя на своих 4-х детей.
Подошли Катины коллеги из прокуратуры — поддержать
и попрощаться, они молча стояли и глядели в окно, у которо-
го сидели муж и жена Сангаевы. Эренжен за все время не
проронил ни слова.
Оба они, наверное, вспомнили, как еще задолго до войны
Катя растормошила его ночью:
— Что тебе снится, Эренжен, почему ты стонешь?
— Да чушь какая-то. Будто мы плывем в темноте на огром-
ной шаланде (так в Астрахани называли плавучие ры-
бозаводы). Только калмыки. И ты среди них почему-то.
А вокруг нас — сторожевые собаки» (Кулешова, 2010).
«Шел 1956 год. На одной из енисейских пристаней спец-
работник закрытого оборонного предприятия Виктор Лыча-
гин подошел к рыбной лавке. Его привлекла нельма, своей
янтарной красотой напоминавшая астраханский балык. Ни-
чего подобного в этих краях он никогда не видел.
— Что за рыба? — поинтересовался он.
— Это сангаевская рыба, — ответила торговка, гордая сво-
им товаром, но, заметив изумление покупателя, пояснила: —
Сангаев — это новый директор Ярцевского рыбозавода, дела-
ет такую рыбу» (Кулешова, 2010).

328
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

Эренжен Сангаев был мужем Кати Никитиной — безот-


ветной юношеской любви Виктора Лычагина. В 1936-м, ког-
да Эренжена избрали 1-м секретарем Лаганского райкома
ВЛКСМ, они стали работать вместе. А в 37-м их обоих сняли
с работы, Эренжена — со строгим партийным выговором,
а Виктора — с исключением из комсомола «за участие в анти-
советской группе». Тогда Виктору пришлось уехать из Кал-
мыкии.
Встреча друзей тревожной юности была полна радостных
слез и горестных рассказов. Эренжен работал лесорубом, ру-
докопом, потом сумел устроиться редактором местного ради-
овещания и даже «дослужился» до директора дома отдыха.
Катя не сразу, но все же устроилась в коллегию адвокатов, а в
1946 году была избрана народным судьей. Жизнь стала как-
то налаживаться, пока не грянул Указ 1948 года, резко ухуд-
шивший и без того тяжелое положение калмыков. Эренжена
не спас орден, полученный во время войны, как, впрочем, не
спасла Катю ее русская национальность.
Все ссыльные писали письма в Москву в надежде восста-
новить справедливость. Подобное письмо в конце 1953 года
Эренжен Сангаев написал Н. С. Хрущеву. И получил ответ,
в котором сообщалось, что он снимается с учета в спецкомен-
датуре.
В 1954 году Эренжена Сангаева назначили директором
рыбозавода в поселке Ярцево Красноярского края — помог
сам нарком рыбной промышленности РСФСР Александр Об-
ухов, который еще подростком работал с Эренженом Сангае-
вым на рыбных промыслах, а в 30-е годы был председателем
правления «Калмрыбакколхозсоюза». Краевое начальство
всячески сопротивлялось навязанной кандидатуре — счето-
вода, бывшего ссыльного, да еще какого-то калмыка, завод
и без того на ладан дышит! Но Обухов сильно «надавил».
В первые же месяцы работы Эренжена Сангаева в долж-
ности директора завод, никогда не дававший плана, стал его
перевыполнять. Эренжен объездил рыболовецкие хозяйства,

329
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

наладил систему отлова и поставки рыбы. Стали выпускать


продукцию «по-астрахански» — нельмовая икра в бочонках,
тугун в рассоле, нельмовый балык, «по-местному» — строга-
нина из стерляди... Продукция пользовалась популярностью
в окрестностях, развозилась по краю и за его пределы. Через
2 года, уже получив назначение в Калмыкию, Эренжен Сан-
гаев сдал завод в хорошем состоянии. Потом он часто гово-
рил, что сибирские реки ничуть не уступают Волге по рыбным
богатствам, но они очень уступают ей по профессиональным
традициям» (Кулешова, 2010).
В декабре 1956 года в ЦК КПСС правительственной теле-
граммой был вызван Э. А. Сангаев. Также правительственной
телеграммой были вызваны в Москву, в ЦК КПСС многие ру-
ководители бывшей Калмыцкой АССР, которые были сняты
с занимаемых должностей в связи с ликвидацией Калмыцкой
АССР. В ЦК КПСС в декабре 1956 года, кроме руководителей
бывшей Калмыцкой АССР, были вызваны известные поэты,
писатели. Все они вошли в уже действующую Инициативную
группу восстановления автономии Калмыкии. Работа Ини-
циативной группы восстановления автономии Калмыкии,
начатая в 1954 году, активизировалась в декабре 1956 года
после ее заседания в ЦК КПСС.
ЦК КПСС из членов Инициативной группы восстановле-
ния автономии Калмыкии сформировал Оргбюро Кал-
мыцкой областной парторганизации и Оргкомитет по восста-
новлению автономии Калмыкии. Э. А. Сангаев вошел
в Инициативную группу восстановления автономии Калмы-
кии, Оргбюро Калмыцкой областной парторганизации и Орг-
комитет по восстановлению автономии Калмыкии. Им пред-
стояла наисложнейшая работа, которую в тот момент из
Москвы никто из членов Инициативной группы восстановле-
ния автономии Калмыкии, Оргбюро Калмыцкой областной
парторганизации и Оргкомитета по восстановлению автоно-
мии Калмыкии отчетливо, в деталях, не мог себе предста-
вить. Трудности, через которые предстояло пройти бывшим

330
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

руководителям и другим активным членам Инициативной


группы восстановления автономии Калмыкии, не закон-
чились и после выхода Указа о реабилитации калмыцкого
народа, о его праве на возвращение в родные места, только
начинался их новый виток. Им предстояло выполнить неви-
данную по объему и важности работу: восстановить с нуля
Калмыкию, для чего было необходимо в короткие сроки
организованно перевезти целый народ, неожиданно выслан-
ный зимой 1943–1944 годов из родных мест в холодные райо-
ны Сибири, Дальнего Востока, Севера, на старое место жи-
тельства, где не было ни жилья, ни работы, ни воды, и как
показало время, были трудности с обеспечением продуктами
питания. В населенных пунктах Калмыкии после выселения
калмыков была полностью уничтожена инфраструктура. Для
более или менее нормальной жизни возвращающихся на
родные пепелища людей были необходимы жилые помеще-
ния, минимальный запас продуктов питания, питьевая вода,
больницы, школы, рабочие места. С учетом того, что была
уничтожена сельскохозяйственная база республики, которая
давала и рабочие места, и продукты питания населению, бы-
ло понятно, что понадобится несколько лет для ее восстанов-
ления. И эти несколько лет предстояло прожить на привоз-
ных продуктах питания.
Несмотря на отсутствие элементарных условий для жиз-
ни, возвратившиеся из ссылки в родные места люди не роп-
тали, они держались на энтузиазме, на эмоциональном
подъеме.
Калмыкия вновь появилась на географической карте, как
Калмыцкая автономная область в составе Ставропольского
края. В 1958 году после многочисленных ходатайств Кал-
мыцкая автономная область была преобразована в Калмыц-
кую АССР.
К началу 60-х годов этап восстановления республики
в целом был завершен. В 1962 году председатель Совета ми-
нистров КАССР Эренжен Агильджанович Сангаев был из-

331
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

бран председателем Президиума Верховного Совета Кал-


мыцкой АССР — конституционным главой республики. Свою
энергию он направил на помощь почти каждому, кто прихо-
дил к нему на прием, обращался в моменты его много-
численных командировок по республике или просто подходил
на улице. Оставаясь членом бюро обкома партии, используя
свои депутатские полномочия, известность и непререкаемый
авторитет, он «пробивал», договаривался, устраивал, требо-
вал, потому как считал, что власть дается для того, чтобы де-
лать жизнь людей лучше. Свою судьбу он полностью и без
остатка разделил со своим народом и находился всегда там,
где был нужен своему народу более всего.
Екатерина Михайловна Никитина (1912–2003), член
Верховного суда КАССР, заслуженный юрист РСФСР.
В 1947 году окончила полный курс Иркутской юридической
школы по специальности юрист. Указом Президиума Верхов-
ного Совета РСФСР от 06.03.1968 года Никитиной Екатерине
Михайловне было присвоено почетное звание заслуженного
юриста РСФСР.
В 1932 году Катя вышла замуж за Эренжена Сангаева. Же-
них теще понравился своей галантностью. В качестве свадеб-
ного подарка от родителей Катя получила сбереженные во
время голода золотые часы — подарок господ Хлебниковых.
К часам был приделан ремешок, Катя Никитина надевала их
по особым случаям.
«Мать Екатерины Михайловны Никитиной, Александра
Дмитриевна, родилась в 1890 году в Нижнем Новгороде,
в доме пароходчика Хлебникова. Ее родители, происходив-
шие из нижегородских крестьян, почти всю жизнь прослу-
жили в его доме. Шура была их единственным и поздним ре-
бенком. Мать была экономкой. Отец, Дмитрий Крыскин,
заведовал господской конюшней. Когда Хлебниковы купили
рыбный промысел и переехали в Астрахань, семья Крыски-
ных последовала за ними. Олена вела домашнее хозяйство,
готовила для господ всевозможные блюда русской кухни.
Дмитрий занимался конюшней.

332
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

Шурочка в 1906 году прямо на улице познакомилась


с Михаилом Никитиным. Вернувшись с улицы, она заявила
изумленным родителям, что выходит замуж за Мишу, и если
она не выйдет за него, то не выйдет замуж никогда! Родители
были категорически «против». Невесте только 16, более того,
жених живет не в Астрахани, а в какой-то Кюкте Калмыцкой
степи (Село Кюктя (калм. Кӱӱктӓ) Долбанского улуса Кал-
мыцкой автономной области с 1920 года, позднее — Калмыц-
кой АССР с 1935 года, с 1944 года — поселок Зорино Астрахан-
ской области). Разлучаться с господами, ставшими близкими
людьми, не входило в их планы. И сами господа никак не хо-
тели отпускать семью, с которой прожили долгие годы. А Ми-
ша не соглашался обосновываться в Астрахани, несмотря ни
на какие предложения Хлебниковых. В Кюкте у него были
свой дом, служба, большое хозяйство и, самое главное, — се-
стры и брат, за которых он как старший в семье нес ответ-
ственность. Хотя Мише в тот момент было только 25 лет.
Но что же делать? Дочь настаивала на своем решении.
Шурины родители сдались, стали готовиться к переезду. Го-
спода в знак признательности за годы верной службы выда-
ли им большую сумму денег, а настырной невесте сделали
свадебный подарок — дамские золотые часы с цепью. Так вся
семья Крыскиных переехала жить в Калмыцкую степь» (Ку-
лешова, 2015).
Родоначальником семьи Никитиных был прадед Екатери-
ны Михайловны Никитиной, калмык — Никитин Андрей
Дмитриевич, принявший православие вместе с новым хри-
стианским именем, женившийся на русской девушке и по-
строивший в Кюкте деревянный дом. Он происходил из рода
зюнов, был богат. Владел огромным количеством скота, со-
ставившим благосостояние его детей и внуков. В семье Ники-
тиных переплетались культуры двух народов — русского
и калмыцкого. Язык внутрисемейного пользования — кал-
мыцкий. На нем шутили, обсуждали новости, проблемы, де-

333
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

лились сокровенными мыслями. Все члены семьи Никити-


ных хорошо знали фольклор — как калмыцкий, так и русский.
Все потомки Никитина Андрея Дмитриевича работали
служащими на рыбных промыслах, а его сын, Дмитрий Ан-
дреевич, был управляющим рыбного промысла. Михаил Ни-
китин — отец Екатерины Михайловны, — был крупным ско-
товладельцем. Он умер в 1918 году.
Наступил 1917 год. События стали развиваться стреми-
тельно и драматически. В течение 2-х лет умерли 2 брата
и сестра Никитины: Михаил, Лидия, Константин. Потом на-
чался страшный голод. Все, что было ценного в доме, отдано
в обмен на хлеб: столовое серебро, серебряные подсвечники,
ювелирные украшения и золотая цепь от часов, подаренных
Хлебниковыми. Но сами часы все-таки удалось сохранить.
В 30-е годы Катя Никитина была исключена с четвертого
курса Астраханского педагогического техникума из-за того,
что ее отец при жизни был крупным скотовладельцем и про-
исходил из богатой семьи. Окончить Астраханский педагоги-
ческий техникум в те годы было равносильно окончанию
университета. Молодежь из Калмыцкой степи, из окрестно-
стей Астрахани и сопредельных территорий получала базо-
вое образование именно в этом педагогическом техникуме.
Астраханский педагогический техникум был многопрофиль-
ным. Для молодежи, которая была одержима жаждой зна-
ний, преподаватели педагогического техникума передавали
свои знания и частицу своего сердца. После окончания Астра-
ханского педагогического техникума молодежь разъезжалась
в разные концы Страны Советов: кто-то боролся с неграмот-
ностью в родных местах, кто-то продолжал учебу в Саратове
или в Москве, а большинство находило себе применение на
руководящей работе. В управленцах в те годы, как и сейчас,
была большая потребность.
Катя Никитина, находясь в депортации в Красноярском
крае, окончила в 1947 году полный курс Иркутской юридиче-

334
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

ской школы по специальности «юрист» (материалы Верхов-


ного суда Республики Калмыкия).
Катя Никитина вернулась в Калмыцкую степь, которая ей
была очень дорога и с которой она не хотела расставаться.
Выйдя замуж за красивого, видного калмыка Эренжена Сан-
гаева, Катя Никитина укрепила связь с калмыцким народом,
из которого вышли ее прадед, дед, отец, сестры и брат отца.
Семейный союз Эренжена Сангаева и Кати Никитиной
оказался на редкость прочным и плодотворным. У них роди-
лось 6 детей (Станислав, Лина, Ийя, Виктория, Вячеслав,
Елена), 3 внуков (Инга, Анна, Игорь), правнук (Никита)
и правнучка (Анна). Их семья достойно выдержала сталин-
ские репрессии калмыцкого народа.
«28 декабря 1943 года произошло то, о чем помнит каж-
дый калмык. Катя с мужем и 4-мя малолетними детьми были
высланы в Красноярский край. Ее муж, вчерашний секретарь
обкома партии, пошел рабочим на рудник. Заработка почти
никакого, для нее работы нет. В обмен на еду ушла почти вся
одежда. И тут слег муж. Туберкулез. Последствия работы
в шахте. Лекарств, конечно, никаких. Да и не было их тогда.
Единственный, хоть и небольшой шанс на спасение — хоро-
ший уход, в основе которого калорийное питание, богатое
жирами. Муж Кати Никитиной умирал, он это отчетливо со-
знавал и готовился умереть. Его старший брат еще до войны
умер от туберкулеза. Мать, очевидно, тоже умерла от этой бо-
лезни. Катя вынула последнее, что у нее было. Золотые часы.
Они были обменены на полмешка муки, бутыль конопляного
масла и жирную рыбу, которой было достаточно много, Катя
заготовила ее впрок, сделав из нее балык. Болезнь отступила,
хотя и не сразу прошла. Но муж Кати Никитиной встал.
По возращении в Калмыкию в 1957 году Катя поехала
к матери и братьям, которых не видела 16 лет. Ее мать к тому
времени ослепла.
— Думала, никогда тебя больше не увижу, так оно и вы-
шло, — сказала она» (Кулешова, 2015).

335
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Екатерина Михайловна Никитина после восстановления


автономии Калмыкии в 1957 году вернулась с семьей в Эли-
сту, где до ухода на пенсию работала членом Верховного суда
Калмыцкой АССР. Указом Президиума Верховного Совета
РСФСР от 6 марта 1968 года Е. М. Никитиной было присвое-
нопочетное звание Заслуженного юриста РСФСР (письмо из
Верховного суда Республики Калмыкия от 17. 04. 2019 г.).

Послужной список
Эренжена Агильджановича Сангаева1:
• солельщик на рыбных промыслах Лаганского улуса;
• председатель рабочкома рыбозавода в «Забурунном»
(1930 г.);
• председатель Приморского профсоюзного Совета (1931–
1935 гг.);
• член правления «Калмрыбакколхозсоюза» (1933–1936 гг.);
• редактор двуязычной газеты «Улан загъсч» или «Крас-
ный рыбак» (1935 год);
• 1-й секретарь Лаганского улускома ВЛКСМ (1936 г.);
• заместитель главного редактора газеты «Ленинский
путь» (1937 г.);
• заведующий сектором отдела сельскохозяйственных ка-
дров Калмыцкого обкома ВКП(б), (январь-август 1941 год);
• секретарь Улан-Хольского улускома ВКП(б), (август
1-й
1941 — март 1943 гг.);
• секретарь Калмыцкого обкома ВКП(б) по идеологии
(март — декабрь 1943 г.);
• рабочий на золотом руднике, Красноярский край (1944 г.);
1
Послужной список Э. А. Сангаева дан по Дорждееву А. В.
(редактор). Высшие органы исполнительной власти Калмыкии:
история и современность (1918–2000 гг.). Элиста: Калмыцкое
книжное издательство, 2000.
Послужной список Э. А. Сангаева отредактирован И. В. Ку-
лешовой.

336
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

• редактор местного радиовещания, Красноярский край


(1944 г.);
• директор дома отдыха «Сарала», Красноярский край
(1947–1949 гг.);
• рабочий пилорамы, счетовод, завхоз, Красноярский край
(1949–1954 гг.);
• директор Ярцевского рыбозавода, Красноярский край
(1954–1956 гг.);
• член Инициативной группы восстановления автоно-
мии Калмыкии, член Оргбюро Калмыцкой областной
парторганизации и Оргкомитета по Калмыцкой авто-
номной области Ставропольского края (1956–1957 гг.);
• 2-й секретарь Калмыцкого обкома КПСС (декабрь 1957 —
январь 1958 гг.);
• председа тель исполкома Калмыцкого областного Совета
депутатов трудящихся Ставропольского края (1958 г.);
• председатель Совета Министров Калмыцкой АССР
(1958–1962 гг.);
• председатель Президиума Верховного Совета КАССР
(1962–1974 гг.);
• заместитель председателя Президиума Верховного Со-
вета РСФСР от Калмыцкой АССР.

Выборные должности союзного, федерального


и республиканского уровней, членство
в республиканских руководящих
партийных органах:
• член бюро Калмыцкого обкома ВКП(б) (август 1941 — де-
кабрь 1943 гг.);
• член Инициативной группы, оргбюро и оргкомитета по
Калмыцкой автономной области Ставропольского края
(1956–1957 гг.);
• член бюро Калмыцкого обкома КПСС с 1958 г.;

337
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР 2-го созыва


(1958 г.);
• депутат Верховного Совета СССР пятого созыва (1958 г.);
• депутат Верховного Совета РСФСР шестого созыва;
• депутат Верховного Совета РСФСР седьмого созыва;
• депутат Верховного Совета РСФСР восьмого созыва.
Награды Эренжена Агильджановича Сангаева:

Ордена:
• орден Ленина;
• орден Трудового Красного Знамени;
• орден Трудового Красного Знамени;
• орден «Знак Почета», 1943 г.;
• орден «Знак Почета».
Медали:
• медаль «За трудовую доблесть».

338
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

Группа студентов Калмыцкого педагогического техникума.


Катя Никитина слева третья в 1-м ряду.
Астрахань, 1928 год.

Сангаев Эренжен Агильджанович,


1929 год.

339
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Встреча с избирателями. Кандидаты в депутаты Верховного


Совета Калмыцкой АССР второго созыва Е. Э. Кокшунов
и Э. А. Сангаев. Калмыцкая автономная область, 1957 год.

Сангаев Э. А. (слева второй) на праздновании 400-летия


со дня вхождения Кабардино-Балкарии в состав России.
Нальчик, 1957 год.

340
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

Никитина Екатерина Михайловна


в период учебы в Иркутской
юридической школе.
Иркутск, 1947 год.

Супруги Сангаевы: Екатерина Михайловна


и Эренжен Агильджанович на отдыхе в Сочи, 1961 год.

341
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Сангаев Эренжен Агильджанович и Городовиков Басан


Бадьминович — делегаты XXII съезда КПСС. Москва, 1961 год.
Фотография из личного архива Инги Кулешовой.

342
Глава XV. Сангаев Эренжен Агильджанович

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 86.


Глава XVI.
СУСЕЕВ АКСЕН ИЛЮМДЖИНОВИЧ1
(1905–1995 гг.)

Аксен Илюмджинович Сусеев — один из основоположни-


ков калмыцкой литературы, Народный поэт Калмыкии, лау-
реат государственной премии Калмыцкой АССР им. О. И. Го-
родовикова, педагог, ученый–филолог, журналист.
Жизненный и творческий путь его неразрывно связан
с историей калмыцкого народа.
Аксен Илюмджинович Сусеев — сын степей, воспевший
в своих произведениях родную степь, ее героических сынов.
Родился он 25 декабря 1905 г. в хуторе Атаманский станицы
Ново-Алексеевской Сальского округа Области Войска Дон-
ского. Хутор Атаманский — это небольшой калмыцкий хотон
Барваншг, затерявшийся в сальских степях.

Хранимый с детства в тайниках души


Прижатый к балке милый Барваншг,
Кибиток горсть и запыленный сад…
(Сусеев, 2006).

Само название места рождения говорит о многом… Об-


ласть Войска Донского. Предки казачьей семьи Сусеевых уча-
ствовали во всех войнах России: с Турцией за Азов и Крым,
в войне со шведским королем Карлом XII, с наполеоновской
армией.
Более двух веков в семье Сусеевых живет память о леген-
дарных предках: храбром Барсе, воевавшем на Бородинском
1
При написании биографической части главы автором ис-
пользован материал книги Аксена Илюмджиновича Сусеева
«Олна жирглин гургуд». Элиста, 1981, 2-е издание на калмыц-
ком языке.

344
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

поле и его отважном сыне Менке, участвовавшем в героиче-


ском заграничном походе русской армии, и о юной парижан-
ке Элян, которую полюбил Менке и с разрешения атамана
Платова увез ее в сальские степи. Дед Дендя был младшим
сыном Элян и Менке.
Большую роль в воспитании Аксена Сусеева сыграла се-
мья, особенно дед Дендя и старшая сестра Туташ, которые хо-
рошо знали калмыцкий фольклор, а песни «Джангра» пели
наизусть. Они привили ему и поэтический взгляд на мир. Дед
Дендя объяснял маленькому внуку, увидевшему падающую
звезду и спросившему «Что это?» — «Сколько людей на зем-
ле, столько звезд на небе. У каждого человека есть своя звез-
да. Если рождается человек, то появляется его звезда на небе,
а если умирает человек, то его звезда падает, как эта…».
Воспитывала родная степь с ее горьким запахом полыни,
благоуханием весенних трав и цветов, птичьими песнями жа-
воронков, журавлей, дроф.
Воспитывал и труд. Калмыки — казаки жили соборно: со-
бирали волов и инвентарь, сообща пахали землю и собирали
урожай, по очереди пасли скот. С детства Аксен Сусеев помо-
гал по хозяйству, подрастая, пас скот.
На его детство выпали трагические события начала XX ве-
ка: Первая мировая война, революция, Гражданская война,
которые в корне изменили жизнь России, жизнь казачьей
степи.
Воспитывал его комсомол. В 1922 году Аксен Сусеев по со-
вету и рекомендации секретаря Зимовниковской комсомоль-
ской организации Кравцова вступил в комсомол, создал ком-
сомольскую ячейку в хотоне и участвовал в окружной
комсомольской конфереции в г. Пролетарск. За это он под-
вергся преследованиям бандитов, которые всячески вредили
Советской власти. Трижды, благодаря помощи родственни-
ков и хотонцев, ему удавалось уйти от расправы бандитов.
Зимовниковский райком комсомола, чтобы спасти Аксена
Сусеева, решил осенью 1924 г. направить его на учебу в Мо-

345
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

скву в только что созданный Коммунистический университет


трудящихся Востока (КУТВ) имени И. В. Сталина. Но вновь
нагрянули бандиты, жестоко избив комсомольца, приговори-
ли к расстрелу. В ситуацию вмешались казаки-ветераны,
вступились за юношу. Осуществить свою мечту об учебе в Мо-
скве не удалось: тяжело и долго заживали раны. Через не-
сколько десятков лет на спине оставались сизые рубцы от
бандитской нагайки.
В 1925 г. вместе со станичной молодежью Аксен Сусеев
поехал в Астрахань поступать в Калмыцкий педагогический
техникум, первое учебное заведение в истории калмыцкого
народа. Этот педтехникум закончили многие известные
в Калмыкии люди: учителя, журналисты, ученые, руководи-
тели республики.
Калмыцкий педтехникум был для учащихся родным до-
мом. Это был дар Советской власти калмыцкому народу. Вид-
ные руководящие деятели Калмыкии вышли отсюда: Анджур
Пюрбеев, Дорджи Педеров, Алексей Хочинов, Иван Мацаков,
Николай Ташнинов. Рядом с педтехникумом находилась об-
ластная совпартшкола, где учились Петр Хонхошев, Церен
Саврушев и многие другие известные в будущем калмыки.
Вступительные экзамены Аксен Сусев не выдержал, не
хватило знаний: за плечами были только два класса хотон-
ской школы. По совету директора педтехникума Хонина Ко-
сиева он поехал в Калмыцкий Базар, в то время столицу Кал-
мыцкой автономии, где была школа-интернат. В 20 лет Аксен
Сусеев сел в пятый класс вместе с маленькими ребятишками.
Через 2 месяца его перевели в шестой класс. А через месяц
Хонин Косиев вызвал Аксена в Астрахань и зачислил на ше-
стимесячные курсы учителей начальной школы. Здесь он
усиленно занялся чтением, читал Пушкина, Лермонтова, Не-
красова.
После завершения курсов Аксена Сусеева осенью 1926 г.
приняли на второй курс педтехникума. С благодарностью Ак-
сен Сусеев вспоминал своих учителей и наставников: профес-

346
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

сора Николая Пальмова и Хонина Косиева, который на своих


уроках калмыцкого языка разбирал и критиковал стихи начи-
нающего поэта. Это люди, которые вошли не только в жизнь
Аксена Сусеева, но и в историю Калмыкии. В Элисте есть крае-
ведческий музей имени Н. Н. Пальмова, улица Х. К. Косиева.
С глубоким признанием Аксен Сусеев вспоминал и братьев
Ивана и Павла Коноваловых, преподавателей русского языка
и литературы, которые студентам-калмыкам раскрыли бога-
тый мир русской литературы.
В декабре 1926 г. студента второго курса привлекли к все-
союзной переписи населения. Ему достался участок от Яшку-
ля до Адыка Ики-Цохуровского улуса. В то время калмыки
еще кочевали. Больших трудов стоило разыскать в бескрай-
ней завьюженной степи кибитки кочевников. Но зато кочев-
ники тепло и гостеприимно встречали переписчиков: угоща-
ли свежесваренным мясом, шулюном, на ночь стелили
волчьи шкуры и укрывали одеялом из лисьих шкур.

Родной народ! Приветливые лица,


Гостеприимством славная страна…
Посажен гость. Пред ним махан дымится
И пиала с шулюном, как луна.
(Сусеев, 2006).

В педтехникуме по инициативе молодого работника об-


ластной газеты Нимгира Манджиева был создан литератур-
ный кружок. Н. Манджиев помогал начинающим поэтам об-
рести себя в литературе. Именно в рамках кружка в 1927 году
было опубликовано первое стихотворение Аксена Сусеева
«Улан церг» («Красная армия»). Широкую известность ему
принесла поэма «Болд зүркн» («Стальное сердце») — о герое
Гражданской войны, пулеметчике Аралтане Ангуляеве.
В 1928 г. по рекомендации Н. Манджиева Аксена Сусеева
послали делегатом от Калмыкии на I Всероссийский съезд
пролетарских писателей в Москву. На этом съезде была орга-

347
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

низована Российская Ассоциация Пролетарских Писателей


(РАПП). Аксен Сусеев был избран членом Правления РАПП.
На съезде он получил задание создать в Калмыцкой автоном-
ной области Калмыцкое отделение РАПП.
В 1928 г. столицу Калмыцкой автономии из Калмбазара
перевели в Элисту. На воловьих, верблюжьих и конных под-
водах в новую столицу перебирались обком ВКП(б), облис-
полком, обком комсомола и другие организации.
В ноябре 1928 года решением бюро Калмыцкого обкома
ВКП(б) Аксена Сусеева, студента четвертого курса педтехни-
кума, назначили ответственным секретарем только что соз-
данной областной комсомольской газеты, первый номер ко-
торой должен был выйти в январе 1929 года. Редактором был
назначен Бадма Эрдниев. С сожалением Аксен покидал пед-
техникум, сокурсников, преподавателей и уезжал в Элисту,
куда уже переехали редакции областных газет. 4 января
1929 г. вышел в свет первый номер молодежной газеты «Тее-
гин Герл» («Свет в степи»).
Жизнь в Элисте только налаживалась. Не было зданий
для размещения учреждений. Не было гостиниц. Жили на
частных квартирах по 5–6 человек. Аксен Сусеев вместе
с Бадмой Эрдниевым, Сяри Алексеевым и Алексеем Хочино-
вым поселились у Евдокии Ивановны Морозовой. Четверо
комсомольцев, двое из них работали в обкоме комсомола,
двое — в газете. Вечерами после работы спорили о делах, по-
эзии и о любви. Все были очень молоды, им было чуть более
20 лет. Они активно участвовали в строительстве республики
и созидании новой жизни калмыцкого народа.
Молодые журналисты в своих статьях писали о легендар-
ных героях Гражданской войны Аралтане Ангуляеве, Васи-
лии Хомутникове, Харти Канукове, Оке Городовикове. Но не
только о них. Писали и о молодых тружениках пробуждаю-
щейся к новой жизни калмыцкой степи.
В 1929 году по рекомендации обкома ВЛКСМ с предисло-
вием Сяри Алексеева был опубликован первый поэтический

348
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

сборник Аксена Сусеева «Стальное сердце». Сборник имел


успех, книг не хватало. Сяри Алексеев, заведующий агитотде-
лом обкома ВЛКСМ, добился разрешения на повторное из-
дание.
Элиста подарила Аксену Сусееву встречу с известным со-
ветским писателем Константином Паустовским. Впечатле-
ния Паустовского от поездки в Калмыкию нашли отражение
в его очерке «Подводные ветры». Одна из тем, которую он
освещает в очерке — калмыцкая молодежь. Константин Пау-
стовский писал: «Ей одной принадлежит сейчас калмыцкая
степь. Все ответственные посты заняты молодежью, все учи-
теля — почти мальчики, весь тягчайший культурный поход
на степь молодежь вынесла на своих плечах. Юноша — поэт
Сузеев (Сусеев — ред.) читал мне свои стихи о Ленине и Пуш-
кине. В них хриплый крик и протяжность монгольских песен.
Пророчество Пушкина исполнилось: имя его знает теперь
каждый калмык — «друг степей» (Паустовский, 1958).
Впоследствии К. Паустовский много сделал для того, что-
бы стихи молодых калмыцких поэтов были переведены на
русский язык.
Через несколько месяцев, после перевода Бадмы Эрдние-
ва на партийную работу в Яшкуль, Аксен Сусеев стал редакто-
ром газеты. На место ответственного секретаря он пригласил
молодого талантливого корреспондента Лиджи Инджиева,
в будущем известнейшего калмыцкого поэта. Газета «Свет
в степи» (затем ее переименовали в «Красную молодежь»)
освещала все события молодой республики и строящейся
столицы. В конце 1929 года А. Сусеев был командирован на
Всесоюзные курсы редакторов молодежных газет в Москву.
В июле 1931 года Аксена Сусеева направили на работу
в только что организованный Калмыцкий район Азово-Чер-
номорского края (ныне Ростовская область), где он был на-
значен редактором районной партийной газеты и избран за-
ведующим отделом пропаганды районного комитета партии.
Работу начинал с нуля: не было помещения, печатной маши-

349
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

ны, шрифтов, бумаги. Помогли печатники Ростова и Майко-


па. Выход газеты «Красный скотовод» был встречен жителя-
ми Калмыцкого района с большим энтузиазмом.
Летом 1933 года по решению Северо-Кавказского крайкома
партии Аксен Сусеев направлен на учебу в Московский инсти-
тут востоковедения имени Н. Нариманова при ЦК ВКП(б).
Наконец-то, осуществилась давняя мечта — учиться в Москве.
Каждый студент этого института должен был изучать
один западный язык, другой — восточный. Аксен выбрал ан-
глийский и монгольский языки, монгольский язык выбрал
потому, что он близок к калмыцкому. Так Аксен Сусеев свя-
зал свою жизнь с Монголией на многие годы.
Вскоре его вызвали в Коммунистический университет тру-
дящихся Востока (КУТВ) имени И. В. Сталина. Партийная ор-
ганизация этого института поручила Аксену Сусееву помочь
учиться монгольским студентам. А позже — читать лекции по
истории партии на монгольском языке. 9 лет тому назад,
в 1924 году, Аксен по направлению Зимовниковского райкома
комсомола должен был ехать учиться в КУТВ. Но тогда, после
жестокого избиения его, как организатора комсомольской
ячейки бандой Киселева, он не мог выехать в Москву. А теперь
он не только студент, но и преподаватель этого вуза. Началась
напряженная работа: в первой половине дня он учился в Ин-
ституте востоковедения, а во второй половине дня — работа
в КУТВ.
В 1933 году хлеб в Москве выдавали по карточкам, тем не
менее, жить и учиться в Москве было интересно. Годы учебы
были не только напряженными, но и интересными, насы-
щенными незабываемыми событиями. Осенью студентов по-
сылали в колхозы убирать картофель. В праздники 7 ноября
и 1 мая студентов привлекали к дежурству на Красной пло-
щади для организованного прохождения колонн демон-
странтов. В эти дни на трибуне мавзолея он видел всех руко-
водителей страны.

350
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

11 июля 1934 года вместе с Сеглей Убушаевым, официаль-


ным представителем Калмыцкой Автономной области в Мо-
скве, Аксен Сусеев был на приеме в посольстве Монгольской
народной республики по случаю юбилея народной револю-
ции 1921 года. От Советского правительства на приеме при-
сутствовал К. Е. Ворошилов.
17 августа 1934 года — другое важное событие — I Всесо-
юзный съезд писателей. Делегатами на съезде из Калмыкии
были Ишля Бадмаев, Санджи Каляев, Константин Эренже-
нов. Аксен Сусеев и Баатр Басангов, которые в это время жи-
ли и работали в Москве, приняли участие в работе I Всесоюз-
ного съезда писателей как гости.
Накануне съезда Аксена Сусеева пригласили к секретарю
правления Союза писателей СССР А. Щербакову и сказали,
что он принят в члены Союза писателей СССР, и вручили
членский билет за номером 1730, подписанный А. М. Горь-
ким. На съезде он впервые увидел великого пролетарского пи-
сателя, внимательно прослушал его доклад и запомнил его
слова, что советские писатели в своих книгах должны показы-
вать труд народа, чтобы новый человек был главным героем.
В одном из перерывов калмыцкие писатели встретились
с М. Горьким. Оказывается, что он хорошо знал калмыцкий
фольклор, в том числе «Джангар». И сказал о необходимости
перевода «Джангара» на русский язык, для чего нужен хоро-
ший переводчик.
Летом 1935 года — новый поворот в жизни Аксена Сусее-
ва. Его вызвали в ЦК партии и там сообщили, что он направ-
ляется на преподавательскую работу в Ташкент, в Среднеази-
атский государственный университет, где был создан
специальный факультет для иностранных студентов. Будучи
студентом Института востоковедения, в течение 3-х лет он
читал лекции по общей истории и истории СССР синьцзян-
ским калмыкам (Сусеева, 2005). Кроме него, на спецфакуль-
тете работал Церен-Дорджи Номинханов, преподававший
русский и монгольский языки. Работая в Ташкентском уни-

351
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

верситете днем, Аксен Сусеев вечером учился на филологи-


ческом факультете вечернего педагогического института. На
всю жизнь он запомнил лекции профессора Плышевского
о творчестве Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Белинского,
Чернышевского, Толстого, Чехова, Горького (Воронова,
2004).
В Ташкенте Аксен Сусеев близко познакомился с О. И. Го-
родовиковым, легендарным героем Гражданской войны.
В январе 1936 г. вся страна следила за героическим походом
бойцов Среднеазиатского военного округа под руководством
О. И. Городовикова по доставке продуктов памирским тад-
жикам. При температуре(-) 50°, в пургу с силой ветра 12 бал-
лов, практически по бездорожью, так как дороги были зане-
сены снегом, бойцам удалось выполнить задание Советского
правительства.
Именно в Ташкенте возникла идея написать поэму о Го-
родовикове. Магталы (восхваления герою, коню, клинку…)
были написаны в Ташкенте и прочитаны О. И. Городовикову.
Послушав, Ока Иванович посоветовал, чтобы Аксен Сусеев
описал не только историю его жизни, но и историю много-
страдального калмыцкого народа. Так рождалась поэма
«Сын степей» о народе и его герое.
В 1938 году Аксен Сусеев вернулся в Москву и поступил
в аспирантуру Института востоковедения, продолжая рабо-
тать на спецфакультете КУТВ. Летом 1939 года вместе с мон-
гольскими студентами ездил на военную практику в летний
лагерь Тамбовского кавалерийского училища.
В 1939 году в Элисте в Калмыцком государственном изда-
тельстве были напечатаны поэма «Сын степей» и пьеса
«В поисках счастья» на калмыцком языке. В издательстве
«Искусство» пьеса «В поисках счастья» была напечатана на
русском языке и поставлена на сцене городского театра
в г. Великие Луки. Эта пьеса имела успех. От первых испол-
нителей этой пьесы режиссер театра прислал автору фото-
графию артистов театра с дарственной надписью: «Другу на-

352
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

шего молодого театра, нашему лучшему поэту Аксену Сусееву


от его молодых артистов и его молодого руководителя.
29.05.39 г. Хачатурьян»
В эти годы в Москве в театральном институте училась
группа студентов из Калмыкии. Им нужен был репертуар.
Молодые литераторы писали для них пьесы на калмыцком
языке, а также переводили на калмыцкий язык произведе-
ния мировой классики. Для них Аксен Сусеев перевел пьесу
Шиллера «Коварство и любовь» (Сычев, 1972).
Темой научного исследования в аспирантуре стал герои-
ческий эпос калмыцкого народа «Джангар». К этой теме Ак-
сен Сусеев обратился по нескольким причинам: во-первых,
он песни «Джангара» знал хорошо с детства, во-вторых, ра-
бот по джангароведению не было, в-третьих, приближался
500-летний юбилей народного эпоса.
Вся жизнь Аксена Сусеева неразрывно связана с жизнью
родного народа, становлением молодой республики, ее куль-
туры, литературы, журналистики, науки.
В сентябре 1940 года в Элисте широко отмечали 500-ле-
тие калмыцкого народного эпоса «Джангар». На этот празд-
ник приехали писатели и поэты со всей страны: Москвы, со-
юзных и автономных республик, а также гости из соседних
областей и городов (Манджиев, 2004).
А в ноябре 1940 г. состоялось торжественное празднова-
ние 20-летия образования Калмыцкой автономии.
В мае 1941 года, когда А. Сусеев заканчивал работу над
диссертацией, его вызвали в ЦК партии, долго беседовали
с ним об его учебе, работе, семье. А в середине июня пригла-
сили в Нарком иностранных дел и объявили, что он направ-
ляется на работу в советское консульство в Монгольскую На-
родную Республику. Со дня на день должны были быть
готовы выездные документы.
Но наступило 22 июня 1941 года, началась война. Весть
о войне застала Аксена Сусеева, когда он с семьей отдыхал
в парке в Останкино. В 12 часов дня В. М. Молотов объявил

353
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

о вероломном нападении гитлеровской Германии на СССР.


В этот же день Аксен Сусеев вместе со студентами и препода-
вателями (они жили в Алексеевском студгородке) пошел
в военкомат. Заполнил анкету и ждал вызова. А пока он
и монгольские студенты строили оборонительные сооруже-
ния на подступах к Москве: копали противотанковые рвы,
ставили оградительные сооружения, а ночами дежурили на
крышах домов и тушили «зажигалки», сброшенные немец-
кими самолетами на Москву.
Через три месяца Аксена Сусеева вызвали в Политуправ-
ление Красной армии и вручили приказ о назначении в Читу
в распоряжение политуправления Забайкальского фронта.
Присвоили звание «политрук» и выдали военную форму.
В это время он узнал, что старший брат Николай воюет на За-
падном фронте, а сам поехал на Восточный фронт. В Чите
были собраны специалисты, знающие восточные языки:
японский, китайский, монгольский. В их числе был Аксен Су-
сеев (Сусеев, 1981).
К тому времени на восточных границах России, на южном
Сахалине, Курильских островах, которые после Русско-япон-
ской войны 1904–1905 гг. принадлежали Японии, было со-
средоточено 2 000 000 японских солдат. А на границе Манч-
журии, захваченной японцами, и Монголии окопалась
Квантунская армия, готовая в любой момент начать вторже-
ние на советскую территорию на Дальнем Востоке, что не по-
зволяло советскому командованию во время Великой Отече-
ственной войны перебросить с востока на запад к местам
тяжелейших сражений с гитлеровцами несколько десятков
дивизий (Семенов, Дашцэрэн, 1971).
В Чите он получил приказ выехать в Улан-Батор. В Улан-
Баторе был назначен политическим советником армейской
газеты «Улан одн» («Красная звезда»). В Монголии войны не
было, но была напряженная обстановка. На границах Монго-
лии и Китая, оккупированного японцами, стояла наготове
миллионная Квантунская армия. Япония ждала падения Мо-

354
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

сквы и готова была вторгнуться в Монголию, дойти до Улан-


Батора, потом под прямым углом свернуть на север к русской
границе. После того как в августе 1945 года Квантунская ар-
мия была разбита советскими войсками, был захвачен штаб
Квантунской армии. При разборе документов штаба были об-
наружены бумаги, свидетельствующие о планах предстоящей
встречи генерала Ямада, главнокомандующего Квантунской
армией, с Гитлером в Омске. Об этом подробно написано
в книге «Гадание на иероглифах» Марии Колесниковой, кото-
рая в годы войны служила переводчиком в штабе Забайкаль-
ского фронта (Колесникова, 1980; Колесникова, 1980–1982).
В Улан-Баторе были советские армейские части. Кроме
Аксена Сусеева в Монголии служили и выполняли государ-
ственные порученияи другие калмыки: Годун Манджиев,
Лиджи Эренженов, Дорджи Павлов, Анджа Тачиев, Саранг
Улакчинов, Джал Годунов, Никита Бадуев и другие.
Бригадный комиссар Соркин познакомил Аксена Сусеева
с Главнокомандующим монгольской народной армией мар-
шалом Чойбалсаном и Генеральным секретарем народной
партии Цеденбалом. В суровую зиму 1941–1942 годов вместе
с руководством Монголии Аксен Сусеев объезжал все войско-
вые части, стоявшие на границе с Маньчжурией и Китаем.
Выступал перед монгольскими солдатами, рассказывал
о разгроме немцев под Москвой, о героизме советского наро-
да, о подвиге Зои Космодемьянской, 28 героях-панфиловцах,
о летчике Гастелло. Многие статьи из «Комсомольской прав-
ды», «Правды», «Известий», «Красной звезды» переводил
на монгольский язык и публиковал в монгольской газете
«Улан одн».
Монголия, единственная союзница нашей страны в этой
войне, оказала большую помощь советскому народу в его на-
пряженной и героической борьбе против фашистской Герма-
нии. К 7 ноября 1941 года монгольский народ передал в по-
дарок бойцам Красной армии теплую одежду, продукты
питания. Все резервные дивизии под Москвой были одеты

355
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

в монгольские полушубки. В Монголии были собраны деньги


для создания танковой колонны. И, что очень важно, Монго-
лия поставила Советской армии пятьсот тысяч лошадей для
кавалерийских соединений (Семенов, Дашцэрэн, 1971). В го-
ды войны монголы воевали на Восточном и Западном фрон-
тах. Монгольские студенты, обучавшиеся в СССР, воевали на
Западном фронте.
Аксен Сусеев читал лекции монгольским солдатам о со-
ветском патриотизме, монгольским писателям о творчестве
Максима Горького и Михаила Шолохова; в военном учили-
ще, которое готовило командиров и политработников для
Монгольской армии, лекции по истории партии, об обстанов-
ке на Западном фронте, разгроме немцев под Сталинградом.
Генерал-майор Соркин дал согласие на приезд семьи Аксена
Сусеева в Улан-Батор.
Весной 1944 года все калмыки, служившие в Монголии,
были отозваны в Читу. Аксен Сусеев с семьей был направлен
в распоряжение Алтайского краевого военного комиссариа-
та. С 1944 по 1956 гг. жил и работал в Алтайском крае. Внача-
ле работал в Барнауле, затем в Бийске. Преподавал в Бий-
ском учительском институте, педагогическом и медицинском
училищах, автомобильном и лесном техникумах. Аксен Сусе-
ев читал лекции по истории СССР, истории партии, истории
литературы. Читал лекции и в вечернем университете марк-
сизма-ленинизма. Аксен Сусеев избирался депутатом Бий-
ского городского совета, сотрудничал с газетами (Горяева,
Мутляева, 2015).
Воспоминания старшей дочери Джангариады Ак-
сеновны Сусеевой о родителях: «Анна Ребжуровна Мух-
лынова, жена и верная спутница А. И. Сусеева, прожили вме-
сте 62 года, воспитали 6-х детей, увидели внуков и правнуков.
Познакомились они в начале 30-х годов в станице Кутейни-
ковской, где А. И. Сусеев работал редактором газеты «Улан
малч» и одновременно заведующим отделом пропаганды
райкома партии. Анна Мухлынова приехала из Ростова, где
она училась на медицинском рабфаке и успела сняться в од-

356
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

ном из первых художественных фильмов о Калмыкии


«Очир» в роли младшей сестры главного героя.
Административные и партийные структуры района толь-
ко формировались. Анне Мухлыновой предложили возгла-
вить отдел по пионерской работе райкома комсомола, она со-
гласилась. А Сусеев и А. Мухлынова, работая вместе, часто
ездили в командировки и подружились. Поженились в янва-
ре 1933 года. Перед отъездом на учебу в Москву Аксен повез
Аню в родной хотон Барваншг, где жили мать Булгуда, стар-
ший брат Николай с семьей, сестра Туташ и сестра отца Чо-
ки-гага.
Родные Аксена пожелали молодым белой дороги и дол-
гих лет жизни. С августа 1933 года молодая семья жила в Мо-
скве, так как отец поступил учиться в институт востоковеде-
ния при ЦИК СССР. Анну приняли в медицинский техникум,
который окончить не удалось из-за рождения старшей доче-
ри, т. е. меня.
С 1935 года по 1938 год родители жили в Ташкенте, где
отец работал в Среднеазиатском университете на спецфакуль-
тете со студентами из Китая — синьцзянскими калмыками.
Мама прежде всего поддерживала семейный очаг. Она бы-
ла обаятельным, жизнерадостным, общительным человеком,
обладала сильным характером, чем неизменно притягивала
к себе людей. В 1938 году наша семья вернулась в Москву. Се-
мья росла: в 1936 году родилась Данара, в 1938 году — Долорес.
В ноябре 1939 года началась война с Финляндией. Муж-
чины-водители ушли на фронт. Центральный комитет ком-
сомола обратился с призывом: «Девушки, за руль!». Мама
успешно окончила курсы водителей, получила водительские
права, водила грузовик, работала таксистом.
Перед отъездом в Монголию Аксен Сусеев отвез жену
и детей в Элисту, где в январе 1942 года родилась дочь Свет-
лана. Работая в Монголии, отец вызвал жену с детьми к себе.
Мама преподавала автодело монгольским офицерам-погра-
ничникам.

357
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Весной 1944 года Аксен Сусеев был отозван из Монголии


в распоряжение Забайкальского военного округа, а оттуда —
в Алтайский край. В Бийске в семье Сусеевых родились сын
и дочь. Анна Ребжуровна быстро адаптировалась к жизни
в Сибири.
Вернувшись в Элисту, мама некоторое время работала
в архиве. Затем работала директором гостиницы. Анну Реб-
журовну назначили начальником новой столичной автостан-
ции. Оставила работу Анна Ребжуровна только в 1967 году,
когда родился 5-й внук. Жизнь нашей мамы, как и отца, тес-
но связана с историей страны.
В 70-е годы по приглашению Цеденбала родители посети-
ли Монголию. Во время визита отцу и матери вручили меда-
ли «50 лет Монгольской народной революции».
Аксен Илюмджинович и Анна Ребжуровна Сусеевы про-
жили долгую, счастливую жизнь. Анна Ребжуровна была на-
граждена медалью «Мать-героиня». Светлая память о них со-
хранялась и сохраняется в сердцах 6-х детей, 12-ти внуков,
19-ти правнуков и 5-ти (пока) праправнуков».
В феврале 1956 года произошло важное событие в жизни
страны и всего народа — XX съезд партии, который осудил
культ личности Сталина и действия руководства страны, на-
рушающие ленинскую национальную политику. Репрессиро-
ванные народы были реабилитированы, получили возмож-
ность свободного передвижения по стране, но еще без права
возвращения в родные места.
О восстановлении автономии репрессированных народов
на съезде не было речи. Обеспокоенные этим бывшие руко-
водящие работники Калмыцкой АССР, известные творческие
работники Калмыкии собрались летом 1956 года в Москве
для обсуждения вопроса о восстановлении автономии Кал-
мыкии (Сусеева, 1996).
Для решения поставленной цели члены Инициативной
группы восстановления автономии Калмыкии обращались
с письмами к Председателю Президиума Верховного совета

358
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

СССР К. Е. Ворошилову, затем к Председателю Совета Мини-


стров СССР, Маршалу Советского Союза, генерал-полковни-
ку Н. А. Булганину. Письма сопровождались документами,
посвященными истории калмыцкого народа, к ним прилага-
лось обращение В. И. Ленина «К братьям-калмыкам». Ответа
не было. В связи с этим на очередном заседании Инициатив-
ной группы было решено передать письменное обращение
с сопроводительными документами через О. И. Городовико-
ва, у которого на квартире или на даче собирались члены
Инициативной группы восстановления автономии Кал-
мыкии.
О. И. Городовиков созвонился с К. Е. Ворошиловым, до-
говорился о встрече и в назначенный день делегация от Ини-
циативной группы во главе с генерал-полковником О. И. Го-
родовиковым направилась в Кремль. К. Е. Ворошилов
по-дружески приветствовал О. И. Городовикова и побеседо-
вал с каждым членом калмыцкой делегации (Нармаев, 1988;
Сусеева, 1996).
В декабре 1956 года было утверждено Оргбюро Калмыц-
кой областной партийной организации и Оргкомитет восста-
новления Калмыцкой автономии. В состав Оргбюро и Оргко-
митета вошел Аксен Сусеев и другие члены Инициативной
группы восстановления автономии Калмыкии. Члены Орг-
бюро и Оргкомитета восстановления Калмыцкой автономии
были приняты в ЦК КПСС. Вопрос о восстановлении Кал-
мыцкой автономии был решен положительно.
В январе 1957 года Указом Президиума Верховного совета
СССР Аксен Сусеев был награжден орденом «Знак почета».
Новый 1957 год Аксен Сусеев с семьей встречал уже в Эли-
сте. И сразу включился в работу, как и все новые руководите-
ли Калмыцкой автономной области. Несмотря на то, что по-
сле окончания войны прошло 12 лет, в Элисте стояли еще
обгоревшие остовы главных зданий города: правительствен-
ное здание (где сейчас находится 1-й корпус Калмыцкого го-
сударственного университета), здания гостиницы «Элиста»

359
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

и городской поликлиники. Вид города был удручающий, но


настроение возвращающихся калмыков было приподнятое.
Жилья почти не было. И каждый день прибывали все новые
и новые семьи.
Оргкомитет занимался размещением людей. На станцию
«Дивное» из Элисты направлялись автобусы для встречи
возвращающихся. Каждой семье выдавали подъемные,
стройматериалы для строительства своего жилья. Так появи-
лись улицы «Продольная», «40 лет Октября» и другие. Орг-
бюро занималось и организацией районов. Многие семьи
возвращались в те места, где они жили до депортации и тоже
получили подъемные.
В 1957 году Аксен Сусеев был назначен заведующим отде-
лом пропаганды и агитации Калмыцкого обкома КПСС. В по-
следующие годы избирался членом Элистинского горкома
и Калмыцкого обкома КПСС, депутатом Верховного Совета
Калмыцкой АССР.
В эти годы он продолжал научную работу. В 1958 г. в Ал-
ма-Ате защитил кандидатскую диссертацию по теме «Поэти-
ка “Джангариады” — опыт исследования калмыцкого народ-
ного эпоса». Это была первая диссертация, посвященная
эпосу «Джангар».
С 1957 года Аксен Сусеев активно работал по созданию
и становлению Научно-исследовательского института кал-
мыцкого языка, литературы и истории (НИИЯЛИ). С 1957 по
1966 годы работал в Калмыцком НИИЯЛИ старшим научным
сотрудником, заместителем директора по научной работе.
По инициативе Аксена Сусеева в Калмыцком НИИЯЛИ
был создан сектор калмыцкого фольклора и джангароведе-
ния, он стал первым заведующим этого сектора. Вместе
с молодыми сотрудниками института он участвовал в фоль-
клорных экспедициях по сбору произведений народного
творчества, побывал во всех районах Калмыцкой АССР,
в Астраханской, Ростовской областях, где проживали кал-

360
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

мыки, собирал и записывал калмыцкие народные сказки,


песни, загадки, пословицы, варианты песен «Джангара».
Одновременно с этим Аксен Сусеев плодотворно занимал-
ся творческой работой. Завершил работу над поэмой «Сын
степей», посвященной жизни героя Гражданской и Великой
Отечественной войн, генерал-полковника Оки Городовикова.
Написал поэму «Дорогой доблести» о Х. Канукове (1962 г.),
поэму «Навстречу новой жизни» (1963 г.) о герое Граждан-
ской войны Кирсане Илюмжинове, поэму «Революцией при-
званный», позже названную «Дума о Хомутникове» (1972 г.).
Известный критик Р. А. Джамбинова охарактеризовала
эти поэмы как «своего рода поэмы-песни, созданные в луч-
ших традициях эпических песен «Джангара» (Джамбинова,
1996). Аксен Сусеев знал этих людей, восхищался ими, мно-
гому у них учился, поэтому считал своим долгом воспеть их
в своих поэмах. Во вступлении к поэме «Дума о Хомутнико-
ве» он пишет:

Пусть же песнь моя, как связной,


Принесет об ушедших весть
Тем, кто здравствует, тем, кто есть,
Тем, кто сменит когда-то их.
Пусть же песнь моя, как связной,
Донесет им в цветенье
грядущих дней
О могуществе их корней.
(Сусеев, 1975)

В 60–70-е годы Аксен Сусеев написал стихотворение «Та-


мара» и поэму «В семнадцать мальчишеских лет», посвящен-
ные партизанам Тамаре Хахлыновой и Юрию Клыкову, геро-
ически погибшим в Великую Отечественную войну.
В 1958 году Правлением Союза писателей СССР он был
избран делегатом I конференции стран Азии и Африки
в Ташкенте.

361
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

В 1967 году Аксену Сусееву было присвоено звание Народ-


ного поэта Калмыцкой АССР за заслуги в развитии калмыц-
кой художественной литературы.
В 1974 году стал лауреатом Государственной премии Кал-
мыцкой АССР имени O. И. Городовикова.
В своем автобиографическом очерке он пишет, что без
малого 40 лет занимался лекционной пропагандой в обще-
стве «Знание».
Свои первые произведения на калмыцком языке он под-
писывал псевдонимом «Дендян Айс», отдавая должное свое-
му любимому деду Дендя. После войны и возвращения на Ро-
дину из депортации под своими произведениями ставил уже
«Аксен Сусеев». Почти все поэмы и стихи, написанные после
возвращения из Сибирской ссылки, переведены на русский
язык. Поэму «Сын степей» перевел на русский язык поэт, Ге-
рой Советского Союза Эдуард Асадов.
Аксен Сусеев принадлежит к первому поколению кал-
мыцкой интеллигенции, которое Советской властью было
приобщено не только к общему образованию, но и к высше-
му, открыло дорогу для творческого, научного развития.
Именно это поколение участвовало в организации первых га-
зет, национального театра, научно-исследовательского ин-
ститута, университета, телевидения. И именно это поколение
после долгих лет репрессий активно участвовало в возрожде-
нии и в восстановлении Калмыцкой республики.

Послужной список Сусеева


Аксена Илюмджиновича 1:
• в 20 лет Аксен Сусеев стал учеником пятого класса шко-
лы-интерната в Калмыцком базаре. Через 2 месяца его
перевели в шестой класс. А через месяц Аксена Сусеева
1
При составлении послужного списка использованы: 1) Го-
ряева М. М., Мутляева Р. В. (составители), Аргунова О. Е. (редак-
тор) Аксен Сусеев: биобиблиографический указатель, 2015;
2) Сусеев Аксен «Олна жирглин гургуд», 1981.

362
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

зачислили на шестимесячные курсы учителей начальной


школы в Астрахани (1925 г.);
• в 1926 г. зачислен на второй курс Калмыцкого педтехни-
кума в г. Астрахани;
• в 1928 г. был делегатом от Калмыкии на I Всероссий-
ском съезде пролетарских писателей в Москве. На этом
съезде была организована Российская Ассоциация Про-
летарских Писателей (РАПП). Аксен Сусеев был избран
членом Правления РАПП;
• в ноябре 1928 года решением бюро Калмыцкого обкома
ВКП(б) Аксена Сусеева, студента 4 курса педтехникума,
сначала назначили ответственным секретарем только
что созданной областной комсомольской газеты, а затем
ее редактором;
• в конце 1929 года А. Сусеев был командирован на Все-
союзные курсы редакторов молодежных газет в Москву;
• в 1931–1933 гг. одновременно работал заведующим от-
делом райкома ВКП(б) Калмыцкого района Ростовской
области и редактором районной газеты «Улан малч»
(«Красный животновод»);
• В 1933–1935 гг. учился в Институте востоковедения им.
Н. Н. Нариманова при ЦИК СССР и одновременно пре-
подавал у монгольских студентов;
• в августе 1934 года принял участие в работе I Всесоюзно-
го съезда писателей в качестве гостя;
• в 1935–1938 гг. работал преподавателем Среднеазиатско-
го госуниверситета;
• в 1938–1941 гг. учился в аспирантуре и одновременно ра-
ботал преподавателем Института востоковедения;
• в первые месяцы Великой Отечественной А. И. Сусеев
вместе с монгольскими студентами строил оборонитель-
ные сооружения вокруг Москвы;
• в октябре 1941 г. его призвали в ряды РККА и направили
в распоряжение политуправления Забайкальского фронта.

363
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

• в 1941–1944 гг. он был политическим советником мон-


гольской армейской газеты «Улан одн» («Красная звез-
да») и преподавателем в Объединенном военном учи-
лище в городе Улан-Батор, где готовились командные
и политические кадры Монгольской Народно-револю-
ционной армии (МНРА);
• весной 1944 года Аксен Сусеев, как и все калмыки, слу-
жившие в Монголии, был отозван в Читу и направлен
в распоряжение Алтайского краевого военного комисса-
риата;
• с 1944 по 1956 гг. жил и работал в Алтайском крае. Вна-
чале работал в Барнауле, затем в Бийске. Преподавал
в Бийском учительском институте, медицинском и педа-
гогическом училищах, лесном и автомобильном техни-
кумах;
• В 1956 г. А. И. Сусеев был вызван правительственной
телеграммой в ЦК КПСС и утвержден членом Оргбюро
по восстановлению Калмыцкой республики;
• в 1957 году работал заведующим отделом пропаганды
Калмыцкого обкома КПСС;
• с 1957 г. по 1966 г. работал в Калмыцком НИИЯЛИ заме-
стителем директора по научной работе, а затем старшим
научным сотрудником. Он был инициатором и органи-
затором сектора литературы и фольклора. Занимался
изучением эпоса «Джангар»;
• 1958 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме
в
«Поэтика «Джангариады». Опыт исследования калмыц-
кого народного эпоса». Это была одна из первых диссер-
таций, посвященная эпосу «Джангар»;
• почти 70 лет в литературе. Одновременно с научной ра-
ботой он занимался литературной деятельностью. Автор
более 20 книг. Особое место в его творчестве занимают
поэмы: «Теегин Ÿрн» («Сын степей»), «Дорогой добле-
сти», «Навстречу новой жизни», «Думы о Хомутнико-
ве», «В семнадцать мальчишеских лет» и др;

364
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

• в 60–80 гг. Аксен Сусеев неоднократно по приглашению


главы государства МНР Ю. Цеденбала посещал Монго-
лию и был награжден государственными наградами.

Выборные должности союзного, республиканского


уровня, членство в муниципальных,
республиканских руководящих партийных органах:
• в 1928 г. на I Всероссийском съезде пролетарских писате-
лей в Москве была организована Российская Ассоциация
Пролетарских Писателей (РАПП). Аксен Сусеев был из-
бран членом Правления РАПП;
• член Элистинского горкома КПСС;
• депутат Верховного Совета Калмыцкой АССР второго со-
зыва.

Почетные звания и награды


Аксена Илюмджиновича Сусеева:
• 17 августа 1934 года Аксен Сусеев был принят в члены
Союза писателей СССР, его членский билет за номером
1730, подписан А. М. Горьким;
• Аксен Сусеев член Союза писателей Калмыкии;
• в 1967 году Аксену Сусееву присвоено звание Народного
поэта Калмыцкой АССР;
• с 1974 года лауреат Государственной премии Калмыцкой
АССР им. О. И. Городовикова.

Награды Аксена Илюмджиновича Сусеева:


• орден Трудового Красного Знамени;
• орден «Знак Почета»;
• медали СССР и МНР;
• почетные грамоты.

365
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Увековечение памяти
Аксена Илюмджиновича Сусеева:
• улице в центре Элисты, на которой жил в последние
годы Аксен Илюмджинович Сусеев, присвоено его имя;
• на доме №13 по улице Аксена Сусеева в память о нем
установлена мемориальная доска.

Аксен Сусеев — ответственный редактор областной


комсомольской газеты «Теегин Герл» («Свет в степи»).
Элиста, 1929 год.

366
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

I съезд советских писателей. В 1-м ряду (слева направо)


сидят: секретарь правления Союза писателей СССР Юдин,
Ишля Бадмаев, Максим Горький, Константин Эрендженов;
во 2-м ряду стоят Аксен Сусеев, Санджи Каляев. Москва,
август 1934 года.

367
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Подпись автора главы:


Супруги Сусеевы Аксен Илюмджинович и Анна Ребжуровна
с сыном Дорджи и дочерью Джангариадой с синьцзянскими
калмыками — студентами спецфакультета Ташкентского
Государственного Университета. 1935–1936 гг.

Подпись ответственного редактора книги:


Супруги Сусеевы Аксен Илюмджинович и Анна Ребжу-
ровна, сын Дорджи, дочь Джангариада с синьцзянскими кал-
мыками — студентами спецфакультета Ташкентского Госу-
дарственного Университета; справа от А. И. Сусеева сидит
Сяри Алексеев, слева от А. Р. Сусеевой сидит Баатр Басангов,
позади от него стоит Константин Эрендженов. 1935–1936 гг.

368
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

Подпись Данары Аксеновны Сусеевой:


«Фотография сделана в Ташкенте со студентами из Ки-
тая, синьцзянскими калмыками, учившимися на админи-
стративном факультете Узбекского государственного уни-
верситета. Эта фотография неоднократно публиковалась
в Калмыкии. Одну из последних публикаций смотрите в га-
зете «Калмыцкий университет» от 31 марта 2005 г. Один из
этих студентов — известный в Китае писатель, ученый, с ко-
торым А. Сусеев встретился на Всемирном конгрессе писа-
телей в Ташкенте, кажется, в 1958 году».

Аксен Сусеев, политрук, Монгольская народная республика,


1943 год.

369
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Земляки — уроженцы Области Войска Донского: Аксен Сусеев


и Басан Городовиков. Москва, 1965 год.

Аксен Сусеев с супругой в гостях у Главы Монголии


Юмжагийн Цэдэнбала. Монголия, Улан-Батор, 21 июля 1971 г.

370
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

Национальный архив РК: ф. П-1, оп. 6, д. 3803, л. 2-6, 10, 16.

371
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

372
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

373
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

374
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

375
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

376
Глава XVI. Сусеев Аксен Илюмджинович

Национальный архив РК: ф. Р-1, оп. 4, д. 99, л. 2.

377
Глава XVII.
ТАШНИНОВ НИКОЛАЙ ШАВЕЛЬЕВИЧ
(1905–1977 гг.)

Николай Шавельевич Ташнинов родился 3 сентября 1905


года в семье крестьянина-бедняка станицы Граббевской
Сальского округа Области Войска Донского (Цевднякинский
аймак). Родители до Великой Октябрьской революции рабо-
тали батраками у коннозаводчиков Ермилова и Попкова. На-
чальное обучение получил в 1913–1915 году в станичной при-
ходской школе, но окончить удалось только два класса
(Алексеева, Бадмаева, Байсхланова, Санджиева, 2001; Алек-
сеева, 2005). Трудовую деятельность начал с 10 лет: с 1915 по
1919 годы работал помощником пастуха у коннозаводчика
Попкова на участке Булукта Ремонтненского района. С 1920
года после установления советской власти в калмыцкой сте-
пи родители начали заниматься крестьянским хозяйством.
С 1920 по 1925 годы Николай Ташнинов был помощником
отцу в их крестьянском хозяйстве, в станице Граббевской. До
1929 года хозяйство их семьи было бедняцким. В 1929 году
Ташниновы вступили в колхоз Будульчинерского сельского
совета Западного улуса. В 1933 году отец, Шавельдя Ташни-
нов, умер по болезни. У Николая Ташнинова был младший
брат Александр, который после смерти отца жил в семье Ни-
колая.
В 1923–1924 гг. началось переселение донских калмыков
в Большедербетовский улус, ныне Городовиковский и Яшал-
тинский районы Республики Калмыкия. По решению I Об-
щекалмыцкого съезда 1920 года все калмыцкое население,
проживавшее за пределами Калмыцкой автономной области,
переселилось в родные места (Алексеева, 2005).
В 1924 году Николай Ташнинов поступил в Калмыцкий
педагогический техникум в г. Астрахани, который успешно

379
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

окончил в 1928 году. Для поступления в педагогический тех-


никум прошел подготовку на шестимесячных курсах, так как
грамоты, полученной в станичной приходской школе, было
недостаточно. После окончания Калмыцкого педагогическо-
го техникума начал работать в Калмыцком детском доме в се-
ле Енотаевка учителем начальных классов и воспитателем.
Осенью 1929 года, Николай Ташнинов был команди-
рован на учебу в Саратовский государственный университет
им. Н. Г. Чернышевского, который окончил в 1932 году по спе-
циальности калмыцкий язык и литература (Алексеева, 2005).
После окончания Саратовского государственного университе-
та им. Н. Г. Чернышевского летом 1932 года работал заведую-
щим отделом народного образования Центрального улуса.
В октябре 1932 года Николай Ташнинов снова был ко-
мандирован в Саратовский государственный университет
им. Н. Г. Чернышевского, уже в аспирантуру по специально-
сти «Педагогика». В конце 20-х — начале 30-х годов в выс-
шие учебные заведения г. Саратова поступила группа талант-
ливой калмыцкой молодежи — Санджи Каляев, Константин
Эрендженов, Бата Бадмаев, Босхомджи Санджиев, Иван Ма-
цаков, Намса Иванов, Николай Ташнинов и другие — буду-
щие известные поэты и высококвалифицированные специа-
листы в разных направлениях науки, как показало время,
основатели науки в калмыцкой степи (Алексеева, 2005).
В тот период Калмыцкая автономная область остро нуж-
далась в специалистах, в связи с чем многих аспирантов и да-
же студентов старших курсов отзывали с учебы на работу.
В 1934 году Николай Ташнинов был отозван с учебы в город
Элисту и назначен инспектором Областного отдела народно-
го образования (ОБЛОНО) (Алексеева, 2005). Таким обра-
зом, с 1934 по 1937 годы Николай Ташнинов работал в систе-
ме ОБЛОНО — Наркомпроса Калмыцкой АССР в разных
должностях: зав. сектором кадров, зав. школьным сектором,
инспектором по средним школам, начальником школьного
управления Наркомпроса Калмыцкой АССР. В 1937 году его

380
Глава XVII. Ташнинов Николай Шавельевич

назначили директором вновь открытого Калмыцкого педаго-


гического училища, а в 1938 году это училище было переве-
дено в город Астрахань. Николай Ташнинов оставался дирек-
тором Калмыцкого педагогического училища в Астрахани.
Николай Ташнинов – член ВЛКСМ с 1925 года, кандидат
в члены ВКП(б) — с 1928 года. В члены ВКП(б) принят парт-
комом при Наркомпросе Калмыцкой АССР 26 февраля 1938
года.
Николай Ташнинов педагогическую и руководящую рабо-
ту сочетал с общественной работой, был руководителем по-
литшкол, политкружков среди комсомольцев и учителей. На
I республиканской конференции профсоюза учителей был
избран членом президиума обкома профсоюза учителей
и делегатом I съезда профсоюза работников начальной
и средней школы РСФСР, который созывался в январе 1938
года в Москве.
Великая Отечественная война застала Николая Ташнино-
ва с семьей в Астрахани. Ему, как директору, необходимо бы-
ло обеспечить непрерывные занятия. Многие преподаватели
ушли на фронт, а студентов из всех уголков республики надо
было обеспечить всем необходимым — жильем, питанием,
одеждой. Когда выпускники Калмыцкого педучилища уходи-
ли на фронт, родители не успевали приезжать в Астрахань,
чтобы проводить своих детей на фронт. Многие не вернулись
с той страшной войны в родные степи. Николай Шавельевич
один провожал своих учеников на Астраханском вокзале —
не только как их учитель, а как родной и близкий человек, он
был последним, кто видел их живыми в Астрахани, многие
погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

381
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Н. Ш. Ташнинов (в центре) среди преподавателей


Астраханского педагогического училища, 1940 год.

Николаю Ташнинову 1 июля 1940 года было присвоено


почетное звание Заслуженного учителя школ Калмыцкой
АССР.
В 1942 году Николай Ташнинов, имевший опыт работы ди-
ректором Калмыцкого педагогического училища в Элисте,
а затем в Астрахани, был назначен наркомом просвещения
Калмыцкой АССР. В это трудное военное время он нес ответ-
ственность за все школы Калмыкии, заботился об учителях
и учащихся. Шел 2-й год Великой Отечественной войны, под-
растали дети, и надо было открывать школы, искать учителей,
обеспечивать школьников учебниками и учебными пособия-
ми. Николай Шавельевич организовал краткосрочные (ше-
сти-восьмимесячные) курсы для старшеклассников средних
школ — готовили учителей-предметников для пятых-седьмых
классов неполных средних школ (НСШ) (Алексеева, 2005).

382
Глава XVII. Ташнинов Николай Шавельевич

Наступил трагический для всех калмыков декабрь 1943 го-


да, который принес известие о ликвидации Калмыцкой АССР
и депортации калмыцкого народа в Сибирь. Николай Ташни-
нов с семьей был выслан в Минусинский район Краснояр-
ского края. В 1944–1946 годах Николай Ташнинов работал
преподавателем педучилища города Минусинска. Этот ста-
ринный южносибирский город стал первым пристанищем
после тяжелой долгой дороги (Ташнинова, 2013).
Главной опорой и смыслом жизни была семья — жена,
трое детей, младший брат Александр, бабушка, братья и се-
стра жены. Брат Н. Ш. Ташнинова — Александр Шавельевич
Ташнинов — был призван на службу в Красную армию Астра-
ханским городским военкоматом в 1940 году.
Александр Ташнинов служил в Брестской крепости,
в 100-й гвардейской артиллерийской дивизии. Он был одним

383
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

из солдат легендарного Брестского гарнизона, который при-


нял участие в боях в первые часы войны. Александр Ташнинов
воевал до 1944 г., в апреле 1944 г. вместе с другими фронтови-
ками-калмыками был направлен в Широклаг. После освобож-
дения он смог перебраться к брату в город Минусинск.
Александр Ташнинов награжден орденом Отечественной
войны II степени, медалями «За отвагу», «За победу над Гер-
манией в Великой отечественной войне 1941 — 1945 гг.», на-
грудными знаками «Первогвардеец 100-й гвардейской ар-
тиллерийской дивизии», «Ветеран Юго-Западного фронта»
и «Ветеран 3-го Украинского фронта». После восстановления
автономии Калмыкии Александру Ташнинову присвоено по-
четное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства
Калмыцкой АССР».

Семья Ташниновых, слева направо сидят: Н. Ш. Ташнинов,


Э. Б. Утнасунова, А. Ш. Ташнинов, младший сын
Н. Ш. Ташнинова Вячеслав на руках у дяди, стоят старшие
дети Н. Ш. Ташнинова: Людмила, Анатолий. Минусинск,
Красноярский край, 1947 год.

384
Глава XVII. Ташнинов Николай Шавельевич

Утнасунова Э. Б. с сестрой Утнасуновой Е. Б.


и братом Утнасуновым С. Б.,
Элиста, 1989 год.

Николаю Шавельевичу в Минусинске дали служебную


квартиру. Жена — Утнасунова Эльзята Бовеновна (или как ее
звали в Сибири Елизавета Борисовна) — устроилась на рабо-
ту в Минусинский роддом акушеркой.
Коллеги по работе сразу оценили золотые руки Эльзяты
Бовеновны, ум и добрый характер. Ее очень любили и отно-
сились к ней с уважением не только коллеги, но и пациенты.
Она была награждена знаком отличия «Отличник здравоох-
ранения» (Ташнинова, 2013).
Родной брат Эльзяты Бовеновны — Санджи Бовенович
Утнасунов, родился в поселке Кердата Большедербетовского
улуса. В 18 лет с отличием окончил Астраханский аэроклуб
им. Водопьянова и добровольно ушел служить в авиацию.
Осенью 1941 года отличник боевой и политической подготов-
ки Чкаловского авиационного училища Санджи Утнасунов

385
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

стал офицером Военно-Воздушных сил СССР. Неоднократно


обращался к командованию с рапортом о направлении в дей-
ствующую армию, но был приказом оставлен в училище в ка-
честве летчика-инструктора — для подготовки новых кадров
и обучения летному мастерству курсантов. За 4 года войны
подготовил много военных летчиков бомбардировочной
и штурмовой авиации.
Санджи Утнасунов награжден орденом Отечественной во-
йны II степени 1941–1943 гг., медалью «За победу над Герма-
нией в Великой отечественной войне 1941–1945 гг.» и юби-
лейными медалями. Кавалер ордена Ленина. Заслуженный
учитель Калмыцкой АССР, награжден знаком «Отличник на-
родного просвещения». После восстановления автономии
Калмыкии Санджи Бовенович Утнасунов преподавал в Кал-
мыцком педагогического училище им. Х. Б. Канукова и в
средней школе №1 города Элисты.
Все родные Николая Ташнинова жили вместе, быстро
определились: кто пошел учиться в педучилище и Абакан-
ский пединститут, кто работать, потом все обзавелись своими
семьями, и жизнь вроде бы стала налаживаться.
В Минусинском педучилище студенты Николая Ташни-
нова уважали и любили: он был инициатором различных ин-
теллектуальных мероприятий, вечеров «Вопросов и ответов»
и диспутов. Безукоризненное знание русского языка, высо-
кая эрудиция и энциклопедические знания сыграли свою по-
ложительную роль. Студенты называли его профессором
(Ташнинова, 2013).
Осенью 1949 года, в период ужесточения надзора за де-
портированными народами, пришел приказ из города Крас-
ноярска — снять с работы Н. Ш. Ташнинова. Директору пед-
училища пришлось подчиниться, хотя преподаватели
и студенты не хотели расставаться с профессором. Отноше-
ния никто к нему не изменил, все было по-прежнему, из слу-
жебной квартиры не выселяли.

386
Глава XVII. Ташнинов Николай Шавельевич

Н. Ш. Ташнинов со студентами Минусинского


педагогического училища. г. Минусинск, 1944 год.

Коллектив студентов и преподавателей Минусинского


педагогического училища. Минусинск (1944–1945 гг.).

387
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Занятия в педагогическом училище, г. Минусинск, 1946 год.

Коллектив Минусинского педагогического училища.


Минусинск, 1947 год.

388
Глава XVII. Ташнинов Николай Шавельевич

Почетная грамота Н. Ш. Ташнинова. Красноярский


Исполком Краевого Совета депутатов трудящихся
награждает Н. Ш. Ташнинова «За долголетнюю и успешную
работу по подготовке учительских кадров», 1947 год.

Н. Ш. Ташнинов, будучи уволенным из педучилища, что-


бы прокормить семью, устроился лесосплавщиком — сплав-
лять плоты по реке. На этой тяжелой работе Николай Шаве-
льевич заболел — очень сильно простудил ноги. Тогда его
жена посоветовала Николаю Шавельевичу написать письма
в ближайшие педагогические училища Сибири, где требова-
лись преподаватели (Ташнинова, 2013).
Первым пришел ответ из Кемеровской области — из горо-
да Мариинска. В этот город некоторое время назад из Мину-
синска уехал преподаватель истории партии Иван Георгиевич
Вепренцев. Именно он рекомендовал директору Мариинского
педучилища принять на работу Н. Ш. Ташнинова.

389
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Иван Георгиевич Вепренцев — выпускник Томского уни-


верситета, участник Великой Отечественной войны, защит-
ник Москвы, в составе сибирской дивизии был переброшен
на Сталинградский фронт. В педучилище он был секретарем
партийной организации и преподавал историю партии —
один из главных предметов в учебных заведениях того вре-
мени. Когда семья Ташниновых уезжала из Минусинска, ее
пришло провожать много людей, особенно студентов (Таш-
нинова, 2013).
В прежнем городе, в Минусинске, с его каменными ста-
ринными особняками, с прекрасным действующим храмом,
с известным в Сибири краеведческим музеем, все было по-
другому: легче, проще и люди более открытые и жизнера-
достные.
Мариинск тогда был центром так называемого «Сиблага»,
поэтому все люди здесь были закрытые, подозрительные, бо-
лее, что называется, политизированные. Директор педучили-
ща был очень осторожен, когда к нему пришел устраиваться
на работу Н. Ш. Ташнинов — ссыльный, без паспорта (была
только справка из спецкомендатуры), без диплома (при вы-
сылке был утерян, на руках были трудовая книжка и доку-
мент об окончании аспирантуры Саратовского государствен-
ного университета им. Н. Г. Чернышевского). Директор
поначалу был вынужден отказать ему. Но Иван Георгиевич
Вепренцев настоял, чтобы Н. Ш. Ташнинова приняли на ра-
боту, в этот же день он помог устроиться семье в гостинице.
Жена Николая Шавельевича — Эльзята Бовеновна, — сра-
зу устроилась в местный роддом. Там тоже сначала отнеслись
к ней настороженно, но через месяц работы все сложные слу-
чаи поручали только ей. И часто на выходных к дому Ташни-
новых приезжала машина «Скорой помощи» и спрашивали
у детей — где мама? Они отвечали, что мама с папой ушли
в кино. Машина мчалась к кинотеатру, фельдшер забегал
в зал, зажигался свет и в зал кричали: «Акушерка Утнасуно-
ва, вас ждет машина, срочный вызов!». Ее знали все, автори-
тет в городе был очень высок. И, конечно, ее никто и никогда

390
Глава XVII. Ташнинов Николай Шавельевич

не увольнял, несмотря на отсутствие настоящего паспорта


(Ташнинова, 2013).
Однажды в Мариинск приехал на гастроли Бурятский те-
атр оперы и балета. Артисты этого театра, приехав в Мари-
инск, стали расспрашивать, есть ли в городе калмыки. А по-
скольку семья Ташниновых была единственной в городе, им
дали их адрес. Они приходили в гости, общались, пили чай
и приглашали на свои выступления (Ташнинова, 2013).

Почетная грамота Н. Ш. Ташнинова от Кемеровского


ОБЛОНО. «За успехи в учебно-воспитательной работе
и активное участие в общественной жизни», 1957 год.

391
Инициативная группа восстановления автономии Калмыкии (1954–1956 гг.)

Очередные испытания для Николая Ташнинова нача-


лись с приходом нового директора педучилища. Был издан
приказ «Об увольнении Н. Ш. Ташнинова — за отсутствием
диплома о высшем образовании». Абсурд, но формальности
надо соблюдать — диплома ведь нет. Помогли друзья — за-
меститель главного врача роддома собралась в отпуск, в Са-
ратов, она попросила Николая Шавельевича подготовить
соответствующие бумаги в архив и обещала привезти копию
диплома, из-за которого он три месяца был без работы.
Вскоре она привезла из Саратовского государственного уни-
верситета им. Н. Г. Чернышевского дубликат диплома,
и Николай Ташнинов смог возобновить преподавательскую
работу. Николай Ташнинов благодаря привезенному дубли-
кату диплома об окончании аспирантуры в Саратовском го-
сударственном университете им. Н. Г. Чернышевского рабо-
тал преподавателем педагогики и заместителем директора
Мариинского педагогического училища Кемеровской обла-
сти вплоть до вызова в Москву в ЦК КПСС в связи с восста-
новлением автономии Калмыкии.
Среди сибиряков находились люди, готовые всегда прий-
ти на помощь, несмотря на суровые времена. И супруги Таш-
ниновы всегда помнили их доброту и отзывчивость. Когда
у друга семьи И. Г. Вепренцева после продолжительной бо-
лезни умерла жена Варвара Константиновна, и он через год
после ее смерти поставил на ее могиле православный крест,
выполнив ее последнюю просьбу, с ним, фронтовиком и ком-
мунистом, очень сурово поступили — исключили из партии
и сняли с работы. Только семья Ташниновых продолжала
дружить с ним, все члены этой семьи всячески его поддержи-
вали. А когда семья Ташниновых уезжала из Сибири, И. Г.
Вепренцев помогал грузить вещи, причем настоял, чтобы
взяли с собой еще и дрова. Сказал, чт