Вы находитесь на странице: 1из 11

1

История будущего?

Посвящается Гванце
моему самому первому другу из тех,
которых я вспомнил.

Наконец-то наша цивилизация из созвездия Орион, достигшая определённого уровня космической зрелости,
решением Межгалактического Совета, получила право на самостоятельные исследования и эксперименты в
области состояния расширенного сознания. А так же право на независимое освоение, организацию и
упорядочение пространственно-временных космических зон. Это означало то, что наша цивилизация стала
полноправным членом бесчисленной Межгалактической Семьи.
Современником этого неординарного события был и я, обыкновенный житель цивилизации Орион. Наша
цивилизация получила аттестат космической зрелости и это для нас означало, что все до сих пор существовавшие
предрассудки, которые для нас являлись священными и незыблемыми, неоспариваемыми истинами на
протяжении бесчисленных поколений, в один день превратились в абсурд. Не все были готовы принять
обнажившуюся реальность и общество раскололось. Тем более, что некоторые соседние с нами цивилизации,
также не были рады этому решению Межгалактического Совета. Они имели на то свои скрытые основания,
поскольку на протяжении всего времени существования нашей цивилизации использовали наше неведение в
своих корыстных целях. Некоторые из них, выдавая себя за наших богов-покровителей и попечителей, попросту
манипулировали нами под всякими благовидными предлогами. „Как такое возможно?“- спросите вы. К
сожалению возможно! Должен вам сообщить, что космическая зрелость цивилизации определяется согласно
накопленной критической массе знания. Но знание можно использовать и с добрыми, и с недобрыми
намерениями. Не существует аттестата космической доброты. Это с одной стороны, а с другой, - может мы и
действительно не были готовы ко встрече правдой о нас самих. Рано или поздно этот опыт проходят все
цивилизации. Земля и земляне в данном случае не исключение. Им предстоит этот экзамен в скором времени.

Чтобы было понятнее приведу земной пример: дети до определенного возраста верят в Деда Мороза. Но
однажд приходит день и ребёнок узнаёт правду. Он становится взрослым и сказки кончаются. Но бывает и так,
что ребёнок не хочет, а иногда и не может расстаться со своими сказками. А, теперь представте ситуацию, когда в
семье несколько детей разного уровня развития? Как преподнести правду учитывая возможности каждого её
воспринять? Как сообщить правду одним и скрыть от других? Подобное происходит и в космическом масштабе.
Одни из высокоразвитых цивилизаций опекают более низкоразвитых. Ну а низкоразвитые до поры, до времени
верят в своих Богов – Дедов Морозов и в собственные мифы о них. Так было и с нами.
Впрочем, кто разберётся во всём этом. Опекуны тоже в своё время были опекаемыми. Может и лучше,
когда цивилизация не смотря на свои знания и умения, тем не менее не имеет права распространять свой опыт во
Вселенной. Кто сможет утверждать – что хорошо, а что плохо? Это можно видеть на примере ситуации
существующей на данный момент на Земле. Есть страны, которые обладают ядерным оружием и они пытаются
запретить другим странам заниматься его разработкой. Ведь чем больше сторон – тем труднее договориться, тем
труднее контролировать ситуацию, которая с каждым новым членом становится всё более нестабильной.
Одним словом также, как и на Земле, так и везде в этой Вселенной – образование вовсе не означает
воспитания. Умный - вовсе не означает добрый.
И нет ничего нового ни в одной из Вселенных, всё уже было и всё повторяется. Но самое прискорбное, что
каждый раз всё происходит не лучшим образом. Пожалуй, как нет ни одного человека на Земле, который
отказался бы от шанса, если бы таковой ему предоставился, внести некоторые коррективы в своё прошлое. Такая
же ситуация и с целыми цивилизациями. Когда появляется новый шанс, все надеются, что в этот раз всё будет по
другому, что они помогут другим не повторить своих ошибок, и что в этот раз всё будет лучше, чем в миллионах
предидущих случаях с другими цивилизациями. Земля тоже не исключение. В ближайшем будущем землянам
будет предоставлена такая возможность. Мы узнаем правду о наших Дедах Морозах. И потом ...

Это будет потом, а сейчас я расскажу вам историю цивилизации Ориона. Резонно возникает вопрос –
„Откуда я её знаю?“
На это я вам отвечу: „Я Орионец.“
На такое моё безаппеляционное заявление могут быть самые различные реакции: „Откуда знаешь?“; „Ну и
что?“; „Как здорово!“; „Тебе надо лечиться!“; „Ну и иди, окуда пришёл!“... приблизительно так.
И каждого можно понять: некоторые не имеют представления, что такое Орион. Для них Орион – это
компания выпускающая телевизоры и видеотехнику; Другие, имеющие смутные представления о том, что это
2
какое-то созвездие на небе, засомневаются и подумают, что у меня „крыша поехала“; Добрые – обрадуются, и
задумаются, а откуда же сами они?; Злые – разозлятся и скажут, чтобы им не морочили голову.
Всех можно понять, ведь всё это так по-человечески, а значит и по-вселенски!

Тем не менее, вот моя история.


Себя я помню с момента моего последнего воплощения на Орионе. Что было до того – не имею ни
малейшего представления, хотя на сегодня знаю абсолютно точно, что что-то и где-то было. И я не исключение.
Мы все были, есть и будем всегда. Возможно, когда-нибудь нам предоставится возможность узнать, а вернее
вспомнить всё о себе. Но всему своё время.
Сегодня я рассажу об Орионе.

Орион одно из самых красивых, зимних созвездий видимых из северного полушария Земли. Оно
расположено чуть южнее эклиптики, а жаль! Оно могло бы своим присутствием так украсить Зодиокальный Круг.
Севернее или над Орионом созвездие Тельца, а восточнее или левее Большого Пса с красавцем Сириусом.
В составе Ориона с северной стороны отсвечивающая желтовато-оранжевым светом, самая крупная звезда
нашей Галактики – Бетельгейзе, на юге кристально-голубой Ригель. В середине три звезды: Альнилам, Альнитак
и Минтака. Они образуют, так называемый пояс Ориона. По земным преданиям это охотник. Между поясом
Ориона и Ригелем, чуть левее от центральной оси есть туманность. О ней я и хотел бы вам рассказать.

Было время, когда в созвездии Ориона не было этой туманности. Там была система планет, населённых, как
я когда-то считал, разумными существами. Я был одним из них.
Ориоцы по земным представлениям воины, охотники, бесстрашные исследователи. По некоторым данным
они произошли от веганцев, которые в незпамятные времена прибыли туда из созвездия Лиры. Некоторые нас
считают завоевателями и разрушителями. Все в праве иметь свою точку зрения, но не в оправдание, а для ясности
я хотел бы позволить себе небольшое философское отступление.
В целостном мире нет дуальности, поэтому нет ничего плохого и ничего хорошего. Есть то, что есть. И всё
имеет право на существование. Поэтому разделённое целое существует, как гармония полярностей. В случае
избытка или недостатка одной из полярностей возникает дисгармония, ведущая к хаосу. Всё существование
наполнено гармоничной мелодией своего бытия, в которой разрушение играет такую-же важную, даже
необходимую роль, как и созидание. Представьте себе оркестр, состоящий из инструментов, звуки которых не
затухают. Однажды возникший звук длится вечность. Какую музыку вы услышите? Гармония мелодии состоит в
возникновении, существовании и исчезновении звука. И это фундаментальный Закон Вселенной. Видеть лишь
положительное в созидании и не видеть созидания в завершении... – это не мудро.

Во Вселенной бесчисленное количество цивилизаций сонастроенных с различными частотами


существования, но основных класса три: создающие, поддерживающие и разрушающие. Последнее слово в
защиту разрушающих – любой созидательный акт сопровождается какими-то побочными отходами. Но их то,
тоже надо как-то и кому-то уничтожить?! Есть безоглядно-созидающие, которых необходимо чуть-чуть
попридержать, чтобы сохранить баланс. Вот в таких случаях не обойтись без орионцев. Помимо трёх
перечисленных выше направлений, разумные цивилизации основаны на трёх принципах сознания: коллективное,
индивидуальное и смешанное.

Так исходя из своей натуры орионцы - индивидуалисты. В них в крайней степени развито чувство „Я“.
Такой характер обуславливает то, что орионцы – воины. По земным понятиям скорее они – спецназовцы. Они не
салдофоны и, мягко говоря, не любят, когда им приказывают. Но они любят, когда им дают сложные задания и
свободу в выборе методов её осуществления. Орионцы не меняют своих мнений, поэтому прежде, чем услышать
от них: „Да“ или „Нет“, приходится довольно долго ждать. Но если слово сказано – оно будет выполнено чего бы
это не стоило. И это не эго, а в высшей степени чувство ответственности. Орионцы никогда не хитрят с друзьями,
но для врагов они непредсказуемы.

Понять представителя другой цивилизации гораздо труднее, чем это может казаться на первый взгляд.
Люди не понимают сами себя, не понимают других людей, так как-же они могут понять формы нечеловеческого
сознания? Однако об этом позаботились, как говорится - „ До нас“. На Земле есть знания обо всём, что есть во
3
Вселенной. Земля, как говорят плеяндеанцы – „Библиотека“ или „Хранилище“. И они правы. Надо только знать,
как этим пользоваться,, где и как искать знания и информацию.

Обещая рассказать об орионцах, я в меньшей степени заинтересован описанием их быта. Это так же
невозможно, как и описать быт землянина. Сложность не в том, как описать, а в том, что описать, чей быт? Какую
страну? Какой народ? Какие обычаи? Какой континент? Какую климатическую зону? Можно много рассказывать
о небоскрёбах, машинах, компьютерах, магазинах, а потом, когда инопланетянин, завороженный вашими
рассказами, прилетит на Землю и приземлится в пустыне Сахара...
Он, конечно, решит, что вы первоклассный обманщик или фантазёр, и долго будет вспоминать вас
непереводимыми инопланетными выражениями.

Но ситуация не безвыходная. Если смотреть на человека изнутри, то у всех людей, независимо ни от каких
внешних различий, есть некий объединяющий фактор – это психика землянина или другими словами –
обусловленность фрагмента сознания наличием физического тела. Более того, я не имею то, что лежит на
поверхности, а то что из глубин подсознания манипулирует человеком, обуславливает его, побуждая не только
мыслить и жить определённым образом. Основатель психоаналитики Зигмунд Фред пошёл в правильном
направлении, но на один шаг не дошёл до истока. Он пришёл к выводу, что нашу жизнь определяет, природная
тяга к противоположному полу в целях размножения, переродившаяся, грубо говоря, в секс. Но можете ли вы
представить себе вожделение у человека, жизнь которого находится под реальной угрозой смерти, допустим он
висит на краю пропасти и в этот момент видит, как мимо проходит виляя бёдрами мечта его желаний? До секса
ли ему?

Так, что главным стержнем или основной мотивацией всей деятельности человека является инстинкт
выживания или самосохранения, что достигается в первую очередь обеспечением безопасность своего
существования. Если жизни нет, то нет и всего остального. Но самая большая проблема человечества в том, что
на сегодняшний день люди отождествили понятия жизнь и тело.

(Для подавляющего большинства землян эти понятия нераздельны. Некоторые религии сообщают о жизни
вне тела, но есть ли такие люди, для которых это не просто постулат или вера, а понимание воспринятое на
уровне инстинктов? Есть ли такие люди, тело которых не сопротивляется смерти? )

Многие формы жизни во Вселенной, в земном понимании, вообще не имеют никаких тел. Но это совсем
другая тема.

Итак стержень орионцев – непоседливость, неугомонность. Я пока не нашёл другого эквивалента в земных
понятиях. Можете себе представить человека, который всё время придумывает что-то новое, переделывает,
усовершенствует или разбирает что-то старое. У орионцев о отличие от землян нет такого обострённого
инстинкта выживания. Потому, что в их природе заложено понимание того, что нет ничего постоянного и
неизменяемого, но в то же время ничего не исчезает бесследно. Это понимание не ново и для землян, но оно для
них абсолютно оторвано от реальности их существования. Просто сухая философская формула, как и многие
другие. Но в этом и есть ключ к пониманию жизни во Вселенной. Я уже говорил, что на Земле есть все знания
обо всём. Поняв, вникнув (не могу подобрать подходящего слова), прочувствовав, вжившись в суть закона о
сохраннении энергии, у вас появится шанс понять орионца. Рассказ Р. Баха „Чайка Джонатан Ливингстон“ – это
рассказ об орионце.

Поскольку в сути орионцев всё переделывать и усовершенствовать, то впервую очередь они это
проделывают с собой индивидуально и так же, в случае необходимости, объединяясь в пары или группы. Но
связи в группах весьма условные. Они не держутся на обещаниях и клятвах. Всё существует по-стольку, по-
скольку в этом есть необходимость для индивидуального роста. Группы постоянно обновляются или расподаются
и вместо них образуются новые. Орионцы обитают в свежей среде постоянного обновления. Это вовсе не
означает, что у них нет привязанностей и дружбы. Есть, но это ни в коем случае не является помехой в
индивидуальном самосовершенствовании.

Собственно все проблемы на Орионе возникли из-за постепенно накопившейся в обществе инертности или
более по земному – духовной лени. Не знаю, чем это было обусловленно? Возможно и, какими-то, вполне
объективными, космическими законами. Но факт остаётся фактом, что многие орионцы стали ленивыми. Они
потеряли свою энергичность и интерес к исследованиям. Подавляющее большинство обленились и прекратили
4
всякую практику по самопознанию и самосовершенствованию. Но не желая самим себе в этом признаться, они
пытались убедить и себя и других, что они достигли максимума в своём развитии и им более нет необходимости
ещё чем-то заниматься. Это мне в точности напоминает теперешнюю ситуацию на Земле. Предствавители земных
религиозных конфессий, имея монополию на понимание Истины, сами хорошо устроились и убаюкивают
сознание всего человечества, отвлекая его от самопознания и действительного поиска Истины.

Итак, я жил на одной из планет в одной из планетарных систем Ориона. Из того, что могло бы
восприниматься внешними органами, у теперешнего меня не осталось в памяти ничего, а что касается моих
внутренних переживаний, то я могу вспомнить, что мне надо было быть упорным, целеустремлённым, и находить
для этого мотивацию в самом себе. На Орионе никто никому и ничего не указывал. Чем и как заниматься, каждый
определял сам для себя, но если кто либо нуждался в помощи, она оказывалась с большой самоотдачей,
терпимостью и пониманием.

В тот момент, когда в обществе произошёл раскол, некоторые из нас обладали уже такими видами
психического оружия, что достаточно было концентрированно подумать о чем-то, чтобы это осуществилось. Мы
вовсе не были дикой толпой размахивающих дубинками неандертальцев. Скорее это характеризует настоящих
землян, поскольку их оружие и все военные технологии существуют и проявляются лишь во внешнем
пространстве. Между брошенным камнем и пущенной ядерной ракетой нет качественной разницы, лишь
количественная. Нами этот этап был пройден. Но в авангарде психических исследований было не так уж много
первопроходцев, была лишь набрана, так называемая „критическая масса“. Но успехи были на столько
впечатляющи, что Межгалактический Совет вынужден был выдать аттестат.

Я думаю именно два фактора были определяющими: с одной стороны, - из-за массового прекращения
индивидуального самосовершенствования. В надежде, что приоткрытый занавес разбудит обленившееся сознание
орионцев, а с другой, - обладание некоторыми из нас очень мощным психическим оружием, дало повод
Межгалактическому Совету сбросить с нашего сознания пелену неведения. И перестать играть с нами прятки.
Совет, по видимому, полагал, что обладая таким грозным оружием, без знания устройства, принципов
существования и процессов происходящих в нашей галактике, мы представляли собой реальную угрозу,
поскольку из-за нашего неведения могли бы натворить много непоправимых глупостей. Ведь это банальная
истина – не давайте детям спички, но если уж они до них добрались, то лучше им объяснить, что они могут ими и
сжечь дом и сами погибнуть. Вот так было и с нами. Может мы ещё не совсем доросли, но уже обладали. И из
двух зол выбирают меньшее. Этим меньшим злом для, как минимум окружающего нас космического соседства,
явилась предоставленная нам возможность пересмотра всех общественных, моральных, религиозных и других
ценностей на которых долгое время держалась наша цивилизация.

После того, как открылся занавес, скрывающий от нашего взора истиную картину мироздания, все основы
наших общественных устоев рухнули. Воцарился хаос. Часть орионцев, в основном тех, которые не работали над
собой, не имели личного опыта самопознания, отстали в индивидуальном развитии, не захотели принимать новое
мировоззрение. Они схватились за старое и привычное. Сам этот факт был подтверждением, что они потеряли
свою орионскую суть. Но их было большинство. Лишь те, которые продолжали интенсивно работь над собой,
познавая свой внутренний мир, были готовы к преременам. Таким образом, кульминационной точкой развития
нашей цивилизации была расколовшая нас Межгаллактическая Аттестация. На планете появились
революционеры и реакционеры. Общество разделилось на два откровенно враждующих, полярных класса.
Сначала я был в рядах революционеров. Большинство из нас обладало мощными психическими способностями. И
мы могли бы легко разделаться с противниками. Но получив новые знания о строении Вселенной и о
существовании бесчисленного количества других цивилизаций, мы поняли и уникальность и ценность нашего
орионского опыта. Поэтому некоторым из нас идея силового решения идеологического противостояния, грозящая
разрушительной войной оказалась неприемлемой. Она могла обернуться не только гибелью нашей цивилизации,
но и отразилась бы на взаимоотношениях многих других цивилизаций, незримо куррирующих нас. Некоторые из
революционеров категорически желали проведения реформ на Орионе любыми средствами. Они считали, и были,
конечно, правы, в том, что реформы позволят Ориону занять достойное место в Межгалактиечском Союзе
Цивилизаций. Но для достижения этого они были готовы на весьма крайние меры вплоть до насилия. Не менее
решительно были настроены и реакционеры, желавшие отстоять свои устаревшие, бесполезные идеи, традиции и
убеждения.
5
Что касается лично меня, то я входил в немногочисленную группу предлагавшую компромисные решения.
Проблема была в том, что само понятие компромиса для орионцев было абсолютно новым. Очевидно, в
способности принятия нами компромисного решения и должна была практически подтвердиться наша зрелость.
Но, к сожалению ни те, ни другие нас не поддержали. Одни из них остались очень старыми орионцами, другие
стали очень новыми. Нам , небольшой группе сторонников компромиса, они казались глупыми мальчишками,
которые хотели затащить взрослых людей в свои уличные разборки. И тогда мы, небольшая группа пацифистов,
не захотели играть в их „дурацкие“ игры и решили демонстративно, в знак протеста, покинуть пределы нашей
планетарной системы. В глазах и тех и других мы были предателями. Оглядываясь назад, я не считаю, что это
было неправильное решение. Если кто-то из землян считает по другому, то пусть он сначала приведёт к
компромису евреев и палестинцев, а потом осудит наш поступок.

Мы находились в космическом корабле, покидающем планетарную систему Ориона и направлявшемся в


никуда, когда с ужасом увидели, что яркая вспышка скрыла от нашего взора планету. Цепная реакция прошлась
по всем планетам системы. Наш корабль выбросило с орбиты в открытый космос и мы, потеряв управление,
понеслись в космическую бездну, не имея нималейшего представления о том, где мы находимся и куда летим.
Оружие всё-таки было применено. Наверное, какой-то фанатик-самоубийца решил устроить всепланетный
террористический акт – „Раз не нам – то и не вам!“

Взрыв уничтожил всю планетарную систему, которую сейчас с Земли можно наблюдать как туманность в
созвездии Ориона. В последствии я узнал, что погибли не все. Некоторые из реакционеров и революционеров,
предвидя это, покинули Орион сразу же вслед за нами. Но те, кто уцелел остались без дома и превратились в
космических скитальцев. В настоящее время они ведут на Земле наиболее активную деятельность, пытаясь
интегрироваться, так-как если им этого не удастся, то они могут прекратить своё существование как вид
разумных существ. Они это воспринимают на уровне инстинкта выживания и не примешивают сюда эмоций,
которых у них вообще нет. Им необходима помощь людей, но вся проблема в том, что не обладая эмоциональным
телом, они не могут понять чувств похищаемых ими для своих экспериментов людей. Правда в последнее время
они видать всё-таки что-то начали чувствовать и поэтому они не проводят фатальных экспериментов с людьми и
во избежание психических травм, отключают у них память о происшедшем. Выглядят они как небольшие зелёные
человечики.

По всей Галлактике за орионцами закрепилась нехорошая репутация. Некоторые в последствии пытались


интегрироваться в планетарных системах других цивилизаций, но орионцам не очень-то были рады. Из-за того,
что они натворили, все отказывали им в приюте, опасаясь орионского воинствующего вируса. Тогда некоторые из
них решили направиться к Земле. Лучшего места им было не найти. Земля – свободная зона. Она принадлежит
всем и никому. Им не вправе никто ни разрешить, ни запретить присутствовать здесь. Но некоторые из землян,
имевшие „удовольствие“ поближе познакомиться с орионцами, опасаются их. И не безосновательно.

Что касатеся нашей группы, то сколько времени мы скитались по просторам вселенной я не знаю. Для того,
чтобы экономить жизненно необходимые рессурсы мы оставили одного добровольца следить за кораблём, а
остальные погрузились в состояние похожее на анабиоз. Похоже, что наше скитание продолжалось довольно
долго. Но вовсе не потому, что мы там были одни. Наоборот, вокруг нас было неисчислимое количество
представителей всевозможных цивилизаций, со всех концов Вселенной. Однако они не могли прийти к
окончательному решению – что же с нами делать. Как я в последствии узнал, была рассмотрена даже версия
нашего уничтожения. Ведь для некоторых миролюбивых цивилизаций – орионцы – носители воинствующего
вируса. В конце концов нас было решено сохранить, как музейных экспонатов. Нас было решено разбросать по
различным цивилизациям и попытаться помочь нам ассимилироваться с другими формами сознания. Некоторые
цивилизации были занитересованны имеющимся в нас генным материалом, другие решили на нас проверить свои
педагогические способности и преревоспитать, третьи, наоборот, хотели от нас чему-то научиться.

Часть орионцев-реакционеров наверное случайно обнаружила в открытом космосе Землю и направилась к


ней. Плеядеянцы забеспокоились. В земном эксперименте они принимали и принимают самое активное участие.
И присутствие орионцев на Земле, могло нарушить все их планы. Они первыми поняли, что только орионцы
могут противостоять орионцам. Поэтому они забрали нескольких из нашего корабля к себе на Плеяды. По их
замыслу, мы должны были пройти некую переквалификацию и если бы она прошла удачно, то в последствии
отправиться на Землю с определённой миссией, связанной с присутствием на Земле, так сказать непрошенных
гостей с Ориона. Вот так я попал на Плеяды.
6
Плеядеанцы потомки землян в линейном времени. И прийдя к некоторым проблемам в своём настоящем,
они решили вновь посетить своё прошлое, чтобы внести кое-какие коррективы. Так я оказался втянутым в их
программу коррекции прошлого. Не подумайте, что я вынужден был принимать какие-то решения под давлением
с их стороны. Ни в коем случае. Если бы вы поближе знали плеядеанцев все ваши сомнения сразу бы развеялись.
Я ни на мгновение не терял, и никто не претендовал на, мою свободу выбора. Я пользовался доверием и вправе
был распоряжаться моей свободой самоопределения. Даже сейчас, когда я многое вспомнил, и многое понял, я
ничем не обязываю себя, кроме собственного интереса во всём со мной происходящем в настоящее время. Но
вернёмся к тому периоду, когда я пытался ассимилироваться среди плеядеанцев.

До чего-же мне было трудно осваивать коллективное сознание плеядеанцев. Ведь природе орионцев это
абсолютно чуждо. Я не понимал и не принимал никаких форм коллективного мышления. Вот вам пример для
понимания, что значит другое мышление: идите в лес и постарайтесь мыслить, чувствовать, воспринимать и
действовать как лес. Не как отдельное дерево или цветок. Это просто другая форма индивидуального мышления,
а как весь лес целиком.
Я чувствовал, что не утратил способность владения всеми видами оружия, кторое освоил на Орионе,
включая энергетическое и психическое. Иногда в моменты изнурительных тренировок у меня возникало желание
прекратить всё это использовав свои знания и умения, но, какая-то сила удерживала меня от возможности
использовать его. Это было похоже на то, что держишь в руке меч, который у тебя не отобрали, но рука крепко
привязана к телу и ты не можешь ею пошевелить. Я понял, что это был со стороны плеядеанцев знак их доверия и
миролюбивого отношения ко мне.
Со мной вместе на Плеядах, как я понял не случайно, оказался мой старый орионский друг, с которым мы
много занимались самосовершенствованием в парной и групповой работе. Прежде чем нас рассортировать по
различным цивилизациям и уголкам вселенной, нас тщательно изучили, заглянув каждому из нас глубоко в
подсознание. Можно сказать, что изучив нас до мозга костей, наши покровители не сомневались в успехе. Они
знали кого, для каких целей и куда следует направлять. Мы с моим орионским другом вместе пытались
интегрироваться в коллективное сознание плеядеанцев. Нам сказали, что они заинтересованы в гармоничном
сочетании наших индивидуальных и их коллективных особенностей сознания. Одним словом нам было дано
понять, что мы не подопытные кролики, а потенциальные сотрудники. Надо признать, что плеядеанцы оказались
очень добрыми, терпеливыми, дружелюбными, мудрыми, нежными, с уникальным чувством юмора существами.
Мы получили от них очень много любви и понимания. Моя жесткая орионская натура таяла, как весенний снег.
Как я уже говорил, плеядеанцы не лишили меня ни одного из присущих мне, как орионцу качеств, но помогли
мне их трансформировать. Так постепенно я стал из воина превращаться в учителя. Моё воплощение на Земле
есть итог этого процесса обучения. На Плеядах я в той или иной степени был ограничен в своих решениях и
действиях, но не насильно, а исходя из условий существования в рамках коллективного сознания. Здесь, на Земле,
другая ситуация. Существо, воплотившееся на Земле получает полную свободу поступать согласно своим
внутренним побуждениям. Блокируется память о воспоминание себя самого и каждое новое воплощение
начинается с нуля. Это происходит неслучайно.

Воплощёное существо в каждый момент должно быть абсолютно свободно в своём выборе. Вначале
воплощённый фрагмент сознания попадает под влияние внешних факторов обусловленных существованием в
физическом мире, а также других ранее воплощённых фрагментов и таким образом формируется так называемый
фенотип, но приходит момент, когда воплощённому фрагменту предоставляется возможность сделать свой
собственный выбор, согласно своим внутренним побуждениям и принимать самостоятельные решения, либо
продолжать следовать чужим указаниям. Это показатель определённого уровня взрослости. Чтобы принимать
самостоятельные решения необходимо погружаться в себя, задавать вопросы и искать ответы. Чаще всего
правильные ответы скрыты глубоко в собственном подсознании. Погружение в себя требует, решимости и
бесстрашия, постояного наблюдения за зобой, целеустремлённости и чувства ответственности.

Таким образом, на Плеядах я принял в себя импульс или как говорят плеядеанцы Архетип Учителя, но и
импульс Воина тоже был сохранён. Откровенно говоря быть учителем мне было не чуждо. Я попробовал себя на
этом поприще ещё на Орионе и у меня это неплохо получалось. На Земле, по замыслу плеядеанцев, я и мой друг
вовсе не должены были сражаться с нашими сопланетниками орионцами. Мы должны были заняться их
перевоспитанием.

С моим другом-орионцем (к сожалению, точно наших орионских имён я не помню, но думаю что мне
подошло бы имя Ер, а ему Ца), мы отправились в так называемую особую зону ИПВ (Иллюзию Пространства и
Времени), чтобы принять участие в довольно интересном эксперименте.
7

Суть его заключалась в следующем:


На одной из планет входящих в звёздную систему, находящуюся на окраине нашей галактики, решили
создать, скажем так заповедник, всех видов разумных галактических существ. Решили на этой планете создать,
как называют это плеядеанцы Библиотеку или Хранилище галактического генофонда. На предложение
откликнулись почти все населяющие нашу галактику виды разумных живих существ. Необходимо было
расчитать сбалансированные цепочки и связи. Совместными усилиями, с использованием разнообразного генного
материала был создан новый вид разумного живого существа, который должен был быть основным или
доминирующим на данной планете. Он продолжал развиваться, в то время, как другие должны были сохраняться
в законсервированном состоянии без значительных видоизменений. Несколько предидущих попыток закончились
неудачно. Либо развитие шло не достаточно эффективно, либо эксперимент выходил из под контроля и
самоуничтожался, либо приходилось вмешиваться и вносить значительные коррективы в ход развития планеты.
Наверное вы уже догадались, что речь идёт о планете Земля.

Да, здесь были неудавшиеся, погибшие цивилизации Лемурия и Атлантида, здесь были потопы и
землетрясения, извержения вулканов, падение метеоритов и обледенение. Жизнь на планете неоднократно
уничтожалась и возникала снова. Эксперимент несколько раз начинался сначала.

Получилось так, что я и Ца подключились к эксперименту с опозданием. Мы впервые воплотились на Земле


в 9 или 10 веке нашей эры. (в последствии оказалось, что до этого было воплощение в Древнем Риме, но эта
информация, почему–то специально была скрыта от меня). Однако наши воплощения следовали одно за другим
весьма интенсивно с минимальными интервалами. Это дало возможность быстро накопить опыт существовония в
ИПВ. У проникших на Землю орионцев не было на планете своих физических тел. Им приходилось пользоваться
чужими, занимая их всевозможными уловками и хитростями. Поэтому очень скоро я и Ца оказались далеко
впереди наших подопечных. Орионцы в основном проникали в тела викингов. Поэтому мы с Ца тоже несколько
воплощений подряд были викингами. В то время викинги совершали свои набеги из скандинавии на Англию и
Ирландию и очень досаждали и задерживали своими набегами развитие, принявшей христианство Европы. Нам,
как орионцам, не был чужд их воинствующий дух. Викинги никогда не имели никакой тактики и стратегии боя.
Они были воинами индивидуалистами. На меня и Ца возлагались надежды, что мы попытаемся окультурить
наших сородичей, в которых, уцелевшие орионцы ввели свой ген. Они использовали право на собственный
эксперимент в свободной зоне. По межгалактическим соглашениям в эксперименте имеет право учавствовать
любая цивилизация проявляющая к эксперименту собственный интерес. Единственное условие - это
добровольное согласие, или приглашение со стороны фрагментов непосредственно воплощёных в физических
телах на Земле. Поскольку Орионцы не учавствовали в эксперименте с самого начала, а соответственно и в
создании физических тел приспособленных для существования на Земле, им оставалось только одно:
установливать контакты и заручаться согласием на внедрение их фрагментов сознания в уже имеющиеся
физические тела, принадлежащие фрагментам представителям других цивилизаций. Это, в общем-то, несложная
задача, поскольку по условиям эксперимента, у каждого воплощяющегося фрагментуа блокируется память о
прошлом. Они не помнят себя и не имеют представления о том, кто они, откуда и для чего, и чем им заниматься
и как и во имя чего жить. Если бы это правило было нарушено, то нарушена была бы свобода выбора и
самоопределения. Поэтому, используя неведение, при определённых условиях не представляется труда втереться
в доверие и вселиться в тело параллельно. Возможность контакта воплощённого фрагмента со своим Высшим Я
сохраняется лишь на очень глубоком уровне подсознания. Чтобы добраться до этого уровня, и вспомнить себя,
воплощённому фрагменту необходимо приложить очень много, целенаправленных сверхусилий.

Вот так и мы с Ца, впервые оказавшись в физическом теле, сразу же попали под влияние Иллюзии
Пространства и Времени. Жизнь викинга на столько захватила и увлекла нас, что на первые несколько
воплощений мы полностью забыли о своей миссии. Несколько воплощений прошло так, что мы даже не узнали
друг-друга. Мы соскучились по сражениям. Наш орионский дух выплеснулся из нас в полной мере. Нам очень
трудно было справиться с азартом сражения, да мы и не пытались. Но однажды в моей душе, прозвучал тихий
плеядеанский голос напомнивший мне о себе. Это выразилось в дружбе с Ца. В одном из воплощений мы стали
неразлучными друзьями. Дружба считалась у викингов чем-то из ряда вон выходящим. Во фрагменты,
воплащённые в тела викингов, по видимому очень глубоко проник орионский дух. Они никогда и ни с кем не
дружили. Нередки бывали случаи, когда в бою с другими, между викингами сводились старые, личные счёты.
Кто-то считал, что ему из-за кого-то досталось мало добычи, или кто-то сильный у более слабого отобрал
женщину. Нередко викинги погибали от удара в спину. Мы с Ца сражались азартно, нас мало интересовал делёж
награбленного. Мы уповались самой битвой и неоднократно приходили друг-другу на помощь. Возможно,
8
поэтому нам удалось дожить, в том переломном воплощении, по меркам викингов, до преклонного возраста. Нам
было чуть больше сорока. Поэтому наша дружба с Ца была не только не понятна, но даже подозрительна. Нас
опасались, потому, что двое всегда сильнее, чем один. В мои планы не входит описывать наши сражения. Их
было много, тем более, что несколько первых воплощений мы с Ца провели в холостую, просто сражаясь и
набираясь опыта пребывания в физическом теле. А ещё мы научились находить друг-друга и узнавать. Правда это
не всегда было с первого взгляда. В одном из воплощений мы сошлись с ним в смертельном поединке из-за
какого-то пустяка. Поединок продолжался до тех пор, пока мы обессиленные не свалились друг на друга не в
силах пошевелиться. Мы лежали и слушали биение наших сердец. Тогда я впервые услышал голос идущий из
моих глубин. Наверное Ца пережил то-же самое. Не знаю. Мы об этом никогда не говорили, но когда мы сумели
подняться на ноги, мы были уже неразлучными друзьями.

Однажды во время набега на Англию мы напали на замок, расположенный на берегу моря. Мне удалось
одному из первых проникнуть внутрь, и когда я взбегал по ступеням широкой лестницы, споткнулся и ударился
сильно коленом об край ступеньки. Потирая колено рукой и морщясь от боли я встал, и в это мгновение увидел,
что передо мной стоит молодая женщина, свидетельница моей слабости. Её надменный взгляд, направленный на
меня выражал презрение и унизительную брезгливость. Мой кинжал с хрустом, который она помнит до сих пор,
насквозь пронзил её грудь и вышел наружу под левой лопаткой. В её глазах я увидел застывший ужас. Из
бокового прохода к ней бросилась какая-то тень. Я машинально отмахнулся мечём и на лестницу истекая кровью
упала другая девушка. И в этот момент произошло то, что в корне изменило мою оставшуюся жизнь. Я до этого
много убивал и сам часто находился на грани смерти, но никогда не испытывал того, что довелось испытать мне
тогда. Во мне вспыхнул плеядеянский импульс.

Я в растерянности смотрел на агонизирующие тела и чувствовал всё, что испытывали они, как будто это
был я сам: униженное достоинство, несправедливость и страх смерти. Сам не зная, что со мной происходит,
потрясённый тем, что так ясно испытал переживания другого человека, я медленно вышел из замка и пошёл к
морю. Это был тот момент, когда во мне включилось плеядеанское коллективное сознание и я прочувствовал
другого как себя самого. Из замка доносились крики, стоны и лязг оружия. Меня это уже не касалось.

Я шёл к берегу, погруженный в новые, но о чём-то напоминающие мне чувства. Как вдруг вполне
определённо почувствовал, что мой дом не здесь и не там, откуда я приплыл. Моего дома вообще нет на Земле.
Куда идти? Я почувствовал себя одиноким, заблудившимся, маленьким мальчиком сиротой. Мне хотелось
плакать, но слёзы не шли из глаз. Я не знал, как надо плакать. Я не знал, как отпустить себя и дать волю чувствам.
Орионцы не плачут.

Мне не хотелось, чтобы кто-то из моих соплеменников увидел меня в таком состоянии. Я искал где бы
укрыться и неподалёку на возвышености увидел небольшую часовню. Я вошёл в неё и сел на земляной пол,
прислонившись к стене. Чтобы освободиться от терзающих ощущений и вернуть мои чувства к физическому
телу, я с силой вонзил меч себе в левое бедро чуть повыше колена. Я был зол на своё колено, считая его
виновником моего теперешнего состояния. Боли я не почувствовал. Одежда от крови стала липкой. На земле
образовалась блестящая лужа крови. Меня это немного отвлекло и успокоило. Я поднял голову и осмотрелся. В
полумраке на одной из стен я разглядел нишу, а в ней деревянный крест высотой с локоть. Больше ничего не
было, очевидно, до меня здесь уже побывал кто-то из моих сотоварищей. Я закрыл глаза и почувствовал, как они
увлажнились. Мне это было абсолютно незнакомо. Я попытался их открыть, но веки как-будто слиплись. Моё
тело расслабилось и онемело, голова свисла на грудь, по щекам потекли слёзы и вдруг я ощутил в теле
необыкновенную лёгкость. Я отделился от земли и взлетел. Я висел в воздухе по середине часовни и
приблизительно с высоты человеческого роста видел своё полу-лежащее в луже крови тело. Вся часовня
светилась. И стены и земляной пол излучали свет, но особенно яркое свечение шло из ниши от деревянного
креста. Я не испытывал ни страха, ни удивления, ни какого либо другого чувства, кроме интереса – „Что же будет
дальше“. Мне показалось, что свет окружавший меня пришёл в движение, сгустился и передо мной возникло,
нечто похожее на светящийся силуэт. Тут я испытал необыкновенное умиротворение и неожиданно сам для себя
переполнился любовью. Такого состояния мне никогда прежде не доводилось испытывать. Ну может что-то
похожее я испытывал к Ца. Правда в чувствах, которые я испытывал к Ца всегда присутствовало беспокойство и
забота о нём. Я в данном случае небыло никаких проблем. Сам не зная почему я переполнялся радостью.
Промелькнула мысль: „Может я... умер?“
И вдруг, как мне показалось в моей груди кто-то произнёс:
„Нет ты не умер, ты только сейчас начинаешь жить.“
9
Я решил, что это сказал Ца, который, как я подумал, искал и нашёл меня здесь. В надежде его увидеть, я
оглянулся по сторонам. И, к своему удивлению, никого не обнаружил.
„Ца скоро придёт. Он уже ищет тебя. Посмотри в окно.“ – произнёс голос.
Я выглянул в узкое окошко часовни и увидел Ца, который шёл в направлении часовни, звал меня по имени
и оглядывался по сторонам, как бы интуитивно определяя в каком направлении надо меня искать. Я был в
абсолютной растерянности и недоумении относительно того, что происходит:
„ Если тот, кто лежит на земле и истекает кровью – это я, то кто-же тот, что сейчас висит в воздухе и
разговаривает со светом?“
Свет как будто услышал мои мысли и сказал:
„Это всё ты. И на земле ты, и в воздухе ты, и разговариваешь ты сам с собой.“
С моих уст готово было сорваться уже какое-то проклятие, как голос продолжил:
„Я это ты, и я знаю, что кроме себя самого ты никому не поверишь. Поэтому послушай сам себя, который
говорит с тобой через меня. Та твоя часть, которую ты видишь лежащей на земле – это всего лишь часть тебя и
надо сказать не самая лучшая. Ту часть себя, которую ты видишь перед собой как свет, тоже ты. Ну а теперь
сделай свой выбор...“
Не дождавшись окончания фразы я потянулся к свету и почувствовал, как его тепло обволокло меня.
Ничего лучшего до сих пор я в жизни не испытывал.
„Твоё время ещё на пришло. Возвращайся назад и не забывай обо мне.“- сказал Свет.
„Я не хочу назад!“- возразил я.
„Но разве ты бросишь Ца одного?“- спросил Свет.
Я посмотрел вниз и увидел, что Ца склонился над моим телом и рыдает. Я помню, как я удивился, когда
увидел, что Ца плачет. Я не мог себе этого представить. Мне показалось, что Ца и сам был нимало удивлён тем,
что с ним происходит. Он тоже плакал впервые в жизни.
„Иди, назад, возвращайся и возьми Свет с собой.“ – услышал я голос внутри себя и открыл глаза. Передо
мной было измазанное слезами, кровью и грязью лицо Ца. Когда я открыл глаза он издал вопль радости и обнял
меня. Я хотел сразу же рассказать ему обо всём, но передумал. Решил выбрать для этого более подходящий
момент. Ца помог мне встать подставив своё плечо.
„Ты ранен“- спросил он с волнением, - „Когда это произошло? Я лишь на мгновение потерял тебя из виду.“
Я промолчал. Мы уже собрались выходить наружу, как я вспомнил слова Света: „...возьми Свет с собой.“
Я протянул руку, взял бережно деревянный крест и спрятал его за пазухой. Ца не обратил на это особого
внимания. Он был рад тому, что мы снова вместе.

Из того воплощения в настоящем я встретил троих. Ца и двух молодых сестёр, которых я лишил жизни на
ступенях замка. Вторую из них я встретил, когда находился в Германии в конце 1996 года. Я поступил в школу
Ботмер-гимнастики и мы оказались в одной группе. Её я узнал по необъяснимой ненависти ко мне, сверкнувшей в
её глазах в первое же мгновение нашего занкомства. Она сама не зная почему, безо всякого повода и причины
возненавидила меня. Так продолжалось до лета следующего года. Наконец, однажды я решился на разговор с ней.
Выбрав удобный момент я прямо и откровенно заговорил с ней о наших нескладывающихся отношениях. Она
честно призналась, что думала и сама об этом, но не смогла себе объяснить, почему испытывает ко мне такую
неприязнь. Я сказал, что у меня есть ответ, но она должна быть готова его услышать. Она сказала, что ей это
очень интересно и она готова выслушать меня. Ну тогда я без особых вступлений прямо ей сказал, что когда-то
давным давно, в одной из прошлых жизней её убил. Она слегка побледнела, у неё отвисла челюсть, глаза как-то
странно со страхом напряглись, она как бы вгляделась в меня и тихо произнесла: „Oh, Gottes Willen!“ (О, божья
воля!)

Я сказал шутя, что это больше не входит в мои намерения, наоборот, мы встретились, чтобы я попросил у
неё прощения за, когда-то приченённые страдания. Она на некоторое время задумалась и потом сказала, что не
помнит этого, но почему то мне верит и раз мне это надо, то она меня прощает. Я поблагодарил её и после этого
наши отношения в корне изменились. Мы даже подружились. Когда наступили летние каникулы, я нигде не мог
найти работу и она мне помогла, попросив своего мужа, чтобы он на время каникул взял меня на работу в свою
фирму.

Что касается старшей сестры, то здесь всё гораздо сложнее. То, что я сейчас расскажу поведала мне она
сама. Я узнав всё это от неё, нашёл сам для себя подтверждающие эту версию аргументы. Вот эта история.
10
Девушка, которую я убил первой испытала такое сильное потрясение от своего опыта смерти, что она в
дальнейшем категорически отказывалась идти в следующее воплощение, зная, что любое воплощение
обязательно заканчивается смертью. Она больше не хотела испытать ужаса смерти. Поэтому она после того раза
более никогда не воплощалась. Однако это было для неё черевато плохими последствиями. Потому, что фрагмент
или другими словами душа, хоть однажды воплотившись в физическом теле, должна это повторять, до тех пор,
пока не наберёт достаточного опыта и не перейдёт на другой, более высокий уровень существования. Если душа
не воплощается, то она начинает деградировать. Она, как бы, начинает терять или забывать свой накопленный
опыт. И таким образом есть опасность, что она может оказаться на уровнях элементалей, то есть на уровне
существ, находящихся в до физической стадии развития. Она видела один вещий сон, в котором ей напомнили
обо всём происшедшем в её предидущем воплощении и в промежуточном состоянии. Ей грозило оказаться, как её
предупреждали на планете 18. Кстати, именно в то время, я изобрёл, как я его назвал, „Индикатор определения
уровня человеческого сознания“, и именно уровень 18 из 21 соответствовал уровню элементалей. И по моим
представлениям, элементали это сущности не познавшие существования в физическом мире. Но если душа, уже
хоть однажды побывав в физическом мире не хочет более воплощаться, то это грозит ей тем, что она потеряет
весь опыт своих накоплений и должна будет начать всё с самого начала. А это весьма нежелательно, потому, что
наша индивидуальность и обособленность это весьма условные понятия. Ведь мы связанны с нашим высшим Я и
соответственно со всеми фрагментами сознания, состовляющими это высшее Я. Отказ от совершенствования –
это как предательство по отношению к другим. В одном из своих вещих снов она разговаривала с какими-то
существами, которые ей сказали, что поскольку я был виновен в том, что она не хотела больше рождаться в теле,
то я перед этим „Советом“ существ обещал им, что я лично возму на себя отвевственность за тот поступок и, как
бы заманю эту душу в новое рождение и позабочусь о том, чтобы она перестала бояться и смерти, и жизни. Так и
произошло. Эта душа воплотилась в теле моей бывшей жены, Риты. То как мы познакомились и как поженились
сплошь окутано какими-то необъяснимыми мистическими совпадениями и странными событиями. Секретов нет,
я это опишу чуть по-позже.

А пока вернёмся к моменту того переживания, когда я начал новую жизнь, в которую вовлёкся и мой друг и
неразлучный спутник - Ца. Мы приступили к выполнению возложенной на нас миссии. Мы вступили с
орионцами в борьбу. Но мы не уничтожали их, не сражались с ними, не проводили реформ, восстаний и
революций. Я и Ца стали их постепенно трансформировать. Мы научили их любить, дружить и сопереживать.
Теперь, оглядываясь назад и переживая заново некоторые моменты моих воплощений, я не перестаю удивляться,
мудрости мироздания. Я знаю, абсолютно точно одно: мы все воплощёные фрагменты абсолютно свободны в
нашем выборе и только мы ответственны за всё происходящее с нами – это с одной стороны, а с другой – нас
никогда не бросают на произвол судьбы. Вселенная или назовите это любым другим именем, мудра, справедлива,
любяща и заботлива.

Если говорить прямо то, возможно то, что христианские идеи, постепенно внедрявшиеся в быт викингов
спасли развивающуюся христианскую Европу. Правда процесс этот был непростым и затянулся для лично для
меня на несколько воплощений.
Я вдохновил викингов отправиться через всю Европу на Юг в направлении Северной Африки и Ближнего
Востока. В мои скрытые цели входило столкнуть между собой две силы мешающие развитию христианской
Европы: викингов и мусульман, это с одной стороны, а с другой, я надеялся оказаться на Ближнем Востоке, в
Палестине, и посетить те места, где жил Иисус Христос. Викинги бесславно закончили свой поход, будучи
разбиты арабами. Это и понятно. Немаловажную роль в поражении викингов сыграли, как это часто бывает во
время войны, климатические условия. Викинги уверенней чувствовали себя на скользком льду, при
пронизывающем холоде, чем на сыпучем песке под знойным солнцем. Я и Ца погибли в пустыне на севере
Африки. После этого наши пути с Ца на какое-то время разошлись.

Во всяком случае, я не помню его или её отчётливо в моих последующих воплощениях исключая
настоящее, в котором он, вернее - она, категорически не хочет меня узнавать. Интересно узнать – где же он
скитался до этого воплощения и что затуманило его мозги до такой степени, что я чувствую своё
абсолютное бессилие достучаться до его орионской души. У меня есть на этот счёт предположение, что это
происходит потому, что Ца впервые воплотился в женском теле. По видимому он что-то хочет узнать,
испытать и понять. И воспоминание о самом себе, как о мужчине может помешать ему в этом. Поэтому я
так ненавязчив, даже не смотря на свои непередаваемые по своей глубине и интенсивности чувства к Ца.
11
Одно из моих следующих воплощений описано мною отдельно, как „Воспоминание“, посвящённое Натии.
Оно началось на Юге Германии в Шварцвальде, а закончилось в пустыне, в одной из стран Северной Африки. Из
того воплощения в настоящем я встретился с целой группой фрагментов: Тамуна, Натия, Лали, Элла...

Итак, на моём последнем воплощении я хотел бы остановиться немного подробнее, поскольку именно в
этом воплощеннии, как мне кажется, я кое-что понял, но признаюсь пока ещё окончательно не достиг, того, что
завершает цикл необходимости воплощений в Иллюзии Пространства-Времени. Я как грибник в непроходимом
лесу долго искал грибы, наконец набрёл на грибную поляну, искать мне больше нечего, теперь осталось только
наполнить доверху корзину. А кушать их буду уже дома.
Так думал я в начале 2006 года, но время показало, что основные грибочки ещё впереди. Впереди меня
ожидало много кризисных ситуаций.

(продолжение, возможно, когда-нибудь последует)

(дописано 14.02.2008)

Мне кажется, я встретил в этом воплощении еще одного орионца. У меня нет доказательств для других, но
мои чувства меня не обманывают. Похоже, в космосе прозвучал Сигнал Общего Сбора. Когда игра заканчивается,
а происходящее на Земле подтверждает, что это именно так, то все игроки собитаются вместе, чтобы совместно
проанализировать, обсудить и подвести итоги прошедших событий.
Некоторые игроки так увлечены игрой, что не слышат финального свистка. Они все еще в игре, они все еще
строят планы на будущее.
Да, будущее всегда есть, но не всегда такое, какое мы себе можем вообразить. Мне кажется, в биографии
нашей планеты пришел момент, когда надо оглянуться в прошлое, чтобы найти себя в настоящем – Здесь и
Сейчас.

(дописано август 2008)

На одном из ченнелингов с нами на связь вышел старец Арчелло. Он сообщил, что до воплощения в теле
викинга, я, оказывается, бывал и в Древнем Риме, приблизительно за 150 лет до н.э. Прожил недолго, всего 19 лет
и погиб в сражении. Со мной в том воплощении были также – Нана, Мари, Лука, Софо... возможно еще кое–кто
из тех с кем я знаком теперь. Похоже, что действительно те, кто начинали когда–то вместе, сейчас снова
собрались под конец игры. Арчелло подтвердил также, что я с Ориона, более того, он сам оказался тоже
Орионцем!
Как он сказал, информация о моем воплощении в Древнем Риме была скрыта от меня намеренно. Вот
только почему, я этого не знаю.