Вы находитесь на странице: 1из 8

Стресс — один из важнейших адаптивных (приспособительных) механизмов, суть

которого — быстрая активизация всего организма, мобилизующая все его силы для
выхода из опасного положения, спасения («беги или сражайся»).

Поскольку многие речевые ситуации связаны со стрессовым состоянием, знание о


физиологии и проявлениях стресса для риторически образованного человека
необходимо.

Вы, конечно, узнаете по ней свое состояние, скажем, перед экзаменом или при
выходе на «трибуну»: коленки дрожат, голос срывается, во рту пересохло, ладони
покрыты холодным потом... Чем опасен стресс для впечатления о вашей речи?

Система психофизиологических реакций, приводящих к стрессовому состоянию,


направлена, как мы уже говорили, на активизацию всего организма: происходит
быстрый «выброс» энергии, предназначенный для усиленных физических действий.

Современный человек, в отличие от своего древнего предка, не может в состоянии


стресса убегать или размахивать каменным топором, избавляясь от опасности, а
заодно от добавочной энергии — он вынужден стоять перед аудиторией (или сидеть
перед экзаменатором или «шефом»), не проявляя внешних признаков волнения.
Для говорящего ситуация крайне неблагоприятная:

1) дрожат руки и ноги; появляется желание ухватиться за что-нибудь, для чего


используется, как правило, кафедра, стул или стол. Говорящий держится за
найденный им на ощупь предмет цепко, как утопающий за соломинку, а иногда
начинает его покачивать (тоже способ перейти к физическому действию);

2) из-за сокращения (а иногда даже спазма) челюстной и шейно-плечевой


мускулатуры затрудняется речь: артикуляция (дикция) становится неотчетливой,
а голос звучит непривычно высоко, пронзительно;

3) во рту пересыхает (нарушается нормальное слюноотделение), и приходится все


время «глотать», что тоже не способствует говорению; на лбу выступает пот,
который нужно время от времени вытирать;

3) Учащение дыхания нарушает ритм речи — оратор «задыхается», вынужден делать


паузы не там, где это нужно, речь становится сбивчивой, смысл плохо
воспринимается;

4) внимание рассредоточивается, легко наступает забывание (забывается, как


правило, самое главное); трудно следить за своей речью и за собой, а тем более
— за слушателем или аудиторией;

5) возникают непроизвольные, бессознательные движения (так называемые


«манеризмы»), у каждого свои: кто покачивается с носков на пятки, кто
предпочитает сунуть руку в карман и звенеть мелочью, кто поправляет волосы
или почесывается... Все это отвлекает внимание адресата от смысла речи и не
украшает говорящего. Кстати, эти движения тоже появляются как способ
«выпустить» лишнюю физическую энергию, освобождаемую при стрессе.

Как бороться с этими многочисленными проявлениями стрессового состояния?


Во-первых, нужно различать основные причины стресса: страх и волнение.
Каждый нормальный человек волнуется в соответствующей ситуации, но не
каждый — боится.

Страх — эмоция подавляющая, угнетающая психику. Ничего хорошего от него


ждать нельзя. Но волнение, напротив, — эмоция тонизирующая, возбуждающая, и
при сохранении самоконтроля даже полезная.

Известно, что Юлий Цезарь, отбирая солдат для своих легионов, отдавал
предпочтение только тем, кто от опасности краснеет, а тех, кто бледнеет, не
брал: знал, что это, скорее всего, трусы. (Те, кто в трудную минуту краснеет,
испытывает волнение, нахо-дится «в тонусе»; те, кто бледнеет, переживает
угнетающее действие страха.)

Для говорящего волнение полезно. Тонизируя психику, оно дает возможность


«быть в ударе», что в спокойном состоянии невозможно; появляется необходимая
для успеха речи эмоциональность, в нужных случаях — пафос. Значит, волнение
— вполне благоприятный для успеха речи фактор, и подготовка должна научить
вас снимать страх, а волнение использовать на благо.

Волнение полезно! — обобщает риторика.

Что же способствует тому, что волнение в речевой ситуации или перед ней часто
перерастает в страх?

Не только неопытность говорящего, но и факторы, связанные с индивидуальными


чертами личности (повышенная нервная возбудимость). Очень распространенная
причина страха кроется в нереалистических ожиданиях — настроенности на то, что
речь должна оказать какое-то необыкновенное воздействие на слушателей,
произвести особенно благоприятное впечатление; любой другой, пусть и вполне
приемлемый результат, при такой установке воспринимается как провал, крах.
Этому способствует обычно повышенное внимание к себе.

Вызывают страх безразличие к вам собеседника или аудитории (а бывает, даже


враждебность), а также собственная установка на заведомую неудачу. И последнее.
Важной и единственно обоснованной причиной страха бывает плохая подготовка к
беседе или выступлению, незнание темы или предмета речи — некомпетентность. В
ситуациях официальной беседы неважно чувствует себя человек, который заранее
не продумал возможный ход разговора, не определил свои цели и пути их
достижения.

Еще раз рекомендуем понаблюдать за собой, проанализировать свои особенности,


учитывая то, о чем говорилось выше. Это необходимо, чтобы выработать разумное
отношение к себе в роли говорящего. Основой этого отношения должна быть
реалистическая установка на благоприятный (но не феноменальный!) результат
вашего выступления или беседы и на хорошее впечатление, которое вы,
несомненно, произведете. Готовя себя к ним, внушите себе, что иметь возможность
поделиться своими мыслями, чувствами, знаниями с собеседниками или аудиторией
— это не наказание, а счастье. Убедите себя в том, что перед вами — не только и не
столько трудная задача, сколько удовольствие и для вас, и для ваших адресатов.

Итак, сформируйте положительную активную игровую установку.


Выработав заранее положительную установку на контакт, вы с момента своего
появления «на сцене» речевой ситуации завоюете симпатии слушателей. Дело в
том, что эмоциональное состояние человека легко передается тем, с кем он
общается (способность «со-чувствовать» другому получила в психологии название
эмпатии). Если ваши положительные эмоции искренни (а это непременно должно
быть результатом вашей работы над собой, самоубеждения), они сразу возникнут и
у адресата, а затем будут передаваться, «переадресовываться» вам. Понятно, что
механическая «улыбка-маска» здесь не поможет. Нужный результат получится,
только если вы будете правильно эмоционально подготовлены к встрече со
слушателями, с вашей аудиторией.

Специально для оратора. Социологические исследования свидетельствуют: со


стороны степень волнения оратора определить трудно; опросы аудитории
показывают, что слушатели не видят всей меры взволнованности говорящего.
Значит, никто точно не знает, насколько вам страшно; со стороны вы выглядите
гораздо спокойнее, чем себя чувствуете. Это выгодно для оратора, и об этом нужно
помнить.

ыработав заранее положительную установку на контакт, вы с момента своего


появления «на сцене» речевой ситуации завоюете симпатии слушателей. Дело в
том, что эмоциональное состояние человека легко передается тем, с кем он
общается (способность «со-чувствовать» другому получила в психологии название
эмпатии). Если ваши положительные эмоции искренни (а это непременно должно
быть результатом вашей работы над собой, самоубеждения), они сразу возникнут и
у адресата, а затем будут передаваться, «переадресовываться» вам. Понятно, что
механическая «улыбка-маска» здесь не поможет. Нужный результат получится,
только если вы будете правильно эмоционально подготовлены к встрече со
слушателями, с вашей аудиторией.

Специально для оратора. Социологические исследования свидетельствуют: со


стороны степень волнения оратора определить трудно; опросы аудитории
показывают, что слушатели не видят всей меры взволнованности говорящего.
Значит, никто точно не знает, насколько вам страшно; со стороны вы выглядите
гораздо спокойнее, чем себя чувствуете. Это выгодно для оратора, и об этом нужно
помнить.

Стресс или сильные психические отклонения могут вызвать любые отклонения в речевой функции, вплоть
до заикания, забывания некоторых звуков, также возможно развитие мутизма, что лишает пациента
возможности разговаривать временно или на постоянное время, обычно происходит из-за значительного
испуга.
НАРУШЕНИЕ РЕЧИ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ
ЗАБОЛЕВАНИЯХ
Воскресенье, 08 Августа 2010 г. 10:40  + в цитатник 

Molasses все записи автора


- Нарушения речи при психических заболеваниях - 
Нарушения речи обусловливаются различными причинами и встречаются
достаточно часто. С точки зрения психиатра наиболее важны те из них, которые
связаны непосредственно с самими психическими расстройствами —
изменениями мышления и аффектом, галлюцинациями, бредом, слабоумием и
т.д. Изменения Р. касаются ее скорости, дикции, грамматического строя,
содержания. Обычно они сочетаются между собой в различных соотношениях при
отдельных формах речевых расстройств.

Нарушения скорости речи проявляются в ее ускорении или замедлении. При


легкой степени ускорения Р. остается достаточно плавной и последовательной.
Вместе с тем значительно увеличивается количество слов — так называемая
логорея. При этом слова часто перемежаются созвучиями последних слогов
(рифмами), поговорками, отрывками стихотворений, афоризмами. Дальнейшее
ускорение Р. ведет к появлению неоконченных фраз, легкости перехода от одной
темы к другой и как следствие — нарушению последовательности высказывания.
Мышление таких больных определяют как скачку идей. Р. становится отрывочной,
может прерываться смехом, свистом, пением, вопросами, не имеющими
отношения к данной ситуации, на которые больные не ждут ответа. При крайних
степенях ускорения Р. возникает так называемая словесная окрошка. Чаще всего
ускоренная Р. встречается при гипоманиакальных, маниакальных и кататонических
состояниях.

При замедлении Р. количество спонтанных высказываний уменьшается вплоть до


полного исчезновения. Больные начинают отвечать только на вопросы. Активный
запас слов беднеет, грамматический строй фраз упрощается. Часто больные
отвечают лишь односложно («да», «нет») и при этом жалуются на отсутствие
мыслей или же на то, что одна какая-нибудь мысль преследует неотвязно —
моноидеизм. Замедленная Р. может смениться полным молчанием (мутизм). В
зависимости от фона, на котором развивается мутизм, его определяют как
депрессивный, истерический, кататонический, реактивный, органический. В тех
случаях, когда замедление Р. и других психических процессов (мышление,
сообразительность и др.) возникает на фоне органических поражений мозга —
эпидемический энцефалит, болезнь Паркинсона, поражение лобных долей
головного мозга (черепно-мозговая травма, опухоли, болезнь Пика и т.д.) —
говорят о брадифрении (брадипсихизме).

Нарушения дикции разнообразны. В одних случаях возрастает сила звука — Р.


емкая с выразительными или однообразными интонациями (гипоманиакальные и
маниакальные состояния) или, напротив, ослабевает — Р. тихая, шепотная,
временами чуть слышная, лишенная модуляций (депрессивные, бредовые
состояния, состояния слабоумия), когда Р. сопровождается выраженным
эффективным компонентом театральная, декламирующая, высокопарная,
патетическая (кататонические, истерические, психопатические состояния,
состояния речевого возбуждения при прогрессивном параличе и т.д.) или же,
напротив, стонущая, с плачем и причитаниями (тревожно-депрессивное
состояние). 
Изменения дикции могут быть связаны с акцентированием на отдельных словах
или фразах, скандированием, появлением детских интонаций (гебефреническое
состояние, пуэрилизм, псевдодеменция, состояние слабоумия). Сама Р. может
становиться медленной, тягучей, обедненной словами (различные органические
поражения мозга). У некоторых больных в интонациях звучит заинтересованность,
удивление, любопытство, перемежаемые нередко тревогой и страхом,
напряженностью и гневом (галлюцинаторные состояния, состояния помрачения
знания); у других — могут доминировать интонации уверенности и
безапелляционности (паранойяльные, психопатические состояния), уклончивости,
недомолвки и подозрительности (бредовые состояния), слащавости, умиленности
и приниженности (эпилепсия, психопатии).

Нарушения грамматического строя в своих крайних степенях представлены


набором отдельных, не связанных по смыслу слов. В других случаях употребляют
неоконченные фразы или их обрывки, фразы, лишенные глаголов, или, напротив,
фразы, в которых глаголы употребляются в неопределенном наклонении. 
Заменяют личное местоимение «я» другими — в единственном и множественном
числе («он», «мы», «они»). Могут говорить о себе в другом роде. Встречается
употребление перифраз — вместо обозначения предмета проводится его
описание. Эта форма расстройства Р. свидетельствует либо об остроте психических
расстройств, либо о том, что налицо глубокие личностные изменения,
обусловленные каким-то психическим хроническим заболеванием.

Разорванная речь сопровождается различными степенями нарушений


грамматического строя и смысла высказываемого или же при сохранности
грамматического строя утрачивается ее смысл (состояние помрачения сознания,
слабоумие, шизофрения).

Нарушения смыслового содержания речи в наиболее отчетливой форме


проявляются в неологизмах — новых, создаваемых самими больными словах.
Неологизмы представляют собой слова, имеющие смысл и являющиеся средством
активного речевого общения с окружающими. Они создаются больным как бы с
целью более точно выразить свои переживания. Например, организация лиц,
якобы преследующих больного, называется им сварнопами («меня преследуют
сварнопы»). Встречаются как в последовательной, грамматически правильно
построенной Р., так и в Р. с резко нарушенным грамматическим строем.
Неологизмы, являющиеся привычными речевыми оборотами, свидетельствуют о
наличии хронического психического заболевания с выраженными изменениями
личности.

Мимоговорение (миморечь) выражается в том, что ответы больных находятся вне


всякой связи с задаваемыми вопросами: иногда совершенно некстати ответы
включают отдельные слова вопроса (при реактивных психозах, кататоническом
синдроме и т.д.)

Монолог — это непрерывная Р., хотя и обращенная к собеседнику, но


обусловленная, в первую очередь, внутренним состоянием больного, а не
необходимостью словесного общения. При этом больной не обращает внимания
на задаваемые вопросы, а продолжает говорить свое. Если монолог является
привычной формой Р. — это достоверный признак хронического,
сопровождаемого изменениями личности психического заболевания (например,
при шизофрении).

Речевой напор выражается в повышенной речевой активности с ускоренной Р.,


многословностью. Больному трудно остановиться или переключить свои
высказывания на другую тему, ответить на задаваемые вопросы. Речевой напор
встречается у больных маниакально-депрессивным психозом, при шизофрении,
эпилепсии, органических заболеваниях мозга, психопатиях.
Зеркальная речь — это произнесение слов (читаемых, слышимых, возникающих
спонтанно) с конца; наблюдается при шизофрении.

Пуэрильная речь наблюдается у взрослого человека, использующего слова и


речевые обороты, свойственные детям: употребление уменьшительных слов,
сюсюканье, картавость, упрощенный или искаженный грамматический строй фраз,
упоминание о себе в третьем лице и т.д. (реактивные психозы, шизофрения,
старческое слабоумие).

Резонерская речь построена с преобладанием пространных, отвлеченных, обычно


малосодержательных рассуждений; больные склонны к поверхностным
аналогиям, софизмам. Такая Р. обычно не основана на конкретных фактах и
бездоказательна (шизофрения, психопатии).

Слащавая речь выражается в употреблении уменьшительно-ласкательных и


хвалебных слов, произносимых с преувеличенным почтением, вкрадчиво,
подобострастно или же с умилением и восторгом (эпилепсия, психопатии,
органические заболевания мозга).

Соскальзывающая речь проявляется в высказываниях, основное содержание


которых внезапно прерывается побочными, не имеющими к основным никакого
отношения, что затрудняет их понимание (шизофрения).

Стереотипная речь (вербигерация) состоит из одних и тех же многократно


повторяемых монотонным голосом отдельных фраз, слов, выкриков
(кататонический синдром, состояние слабоумия).

Эхолалическая речь (эхолалия) выражается в автоматическом непроизвольном,


однократном или многократном повторении больным отдельных слов,
словосочетаний или фраз (эхофразия), услышанных им от окружающих
(шизофрения, болезнь Альцгеймера, органические заболевания мозга).

Словесная окрошка (словесный салат) — эта форма разорванной речи, при которой
высказывания состоят из отдельных слов, лишенных грамматического строя и не
связанных между собой по смыслу (шизофрения, состояние помрачения сознания,
органическое заболевание мозга).

Тревожная вербигерация — однообразное повторение отдельных фраз, слов,


выкриков на фоне тревожно-депрессивного аффекта: отражает имеющиеся
аффективные расстройства (маниакально-депрессивный психоз, инволюционная
меланхолия, шизофрения, старческое слабоумие).
Шизофазия — форма разорванной Р., при которой высказываемые фразы при
сохранном грамматическом строе лишены всякого смысла, а содержание Р.
отражает бредовые расстройства (шизофрения).

Обычно та или иная форма нарушения речи сочетается с другими


неврологическими симптомами, со специфической мимикой, движениями,
манерой поведения. По совокупности этих расстройств, особенно речевых, во
многих случаях можно не только правильно квалифицировать психический статус
больного, но и поставить клинический и топический диагноз.