Вы находитесь на странице: 1из 312

ГОЛОС ЭПОХИ

литературно-общественный журнал

Выпуск 4, 2020 г.

«Традиция»
Москва, 2020
СОДЕРЖАНИЕ

СЛОВО РЕДАКТОРА
Идеология созидания. В поисках русской альтернативы..3
МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ............................................7
Правопреемники СССР и издевательство над мертвыми..10
Гельманизация Третьяковки: как оскверняют нацио-
нальное достояние Русского народа.......................................12
Великая ложь нашего времени: о демократии, диктату-
ре, РФ и Белоруссии....................................................................................15

СОВРЕМЕННИКИ
А. Кибкало: «Нам нужно, сохраняя внешнюю силу госу-
дарства, его очеловечивать»................................................................19
Д. Бастраков: «Наша задача - возвращать в Россию утерян-
ное и забытое национальное наследие»...............................110
Атаман Д.А. Мейер: «Слава Богу, что мы русские!»..................167

хронограф
«Я на все решусь, чтобы только еще иметь счастье ви-
деть славу России» (к 255-летию П.И. Багратиона)....................169
Русский стиль Елены Поленовой. К 100-летию музея
«Абрамцево»........................................................................................172
Неслившиеся с эпохой: Ассоль в стране ненависти
(к 140-летию Александра Грина).............................................................175
Железный Доброволец. К 135-летию генерала Тимановского......178
«Я всю жизнь делал всегда то, что хотел…». К 120-летию
Н.В. Тимофеева-Ресовского.............................................................................182
Сердце Белой конницы. К 100-летию памяти генерала Бабиева..186
Русское просвещение - жизнь России. К 160-летию памяти
А.С. Хомякова......................................................................................................189

ЛИКИ МИНУВШЕГО
Е. Мачульская. Путешественник, разведчик, дипломат, бое-
вой генерал… к 150-летию л.г. корнилова..........................................63
А. Ведров. МУРАВЬЕВ-АМУРСКИЙ, Преобразователь Востока. Ч.2.....197
В. Чичерюкин-Мейнгардт. ИЗ РОДА ДОЛИНИНО-ИВАНСКИХ........224

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
С. Зеленин. Забытый поэт Вологодчины. Филипп Быстров..105
В. Михановский. С ОКОПНОЙ ПРАВДОЙ ПО ЖИЗНИ........................268
СВЕЧА ПАМЯТИ
Г. Суздалев. Русское слово.......................................................................274

ПУБЛИЦИСТИКА
Ю. Покровский. ПОСТСОВЕТСКАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ.........................113
А. Дудчак. Наше будущее. Русский народ или русская
диаспора?.........................................................................................120
Г. Солдатов. ЭВОЛЮЦИЯ ИЛИ КОМА США?.........................................125
Я. Шафран. «ЧИСТЫЙ МЕТОД»...................................................................128
С. Карпенков. Верховенство криминала........................................131

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
Г. Анищенко. ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА.............................................35
В. Правдюк. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ПРАВИТЕЛЬСТВА БАРОНА
П.Н. ВРАНГЕЛЯ В КРЫМУ.............................................................................56
В. Даренский. Наша обыкновенная история...............................88
С. Смирнов. Россия вела переговоры с позиции силы.....264

МЕМУАРЫ
М. Назаров. «Сова Минервы вылетает в сумерки...». Опыт фило-
софской автобиографии. Ч.1.............................................................................143
А. Кузнецова-Буданова. И у меня был край родной. Ч.9............217

ПРОЗА
Д. Кшукин. Рождественская драма (фрагмент)..............................72
В. Шубина. Заливанский-Непросыханский-Нащокин-
ский, или По другую сторону матрицы.....................................137
М. Туруновский. Записки военного врача. Ч.2............................245

ПОЭЗИЯ
Д. Кузнецов. РУССКИЕ СТРОФЫ...................................................................98
М. Волкова. Не ссутулиться русской душе!...............................102
С. Маслов. Раскинем карты на столе...........................................156
Л. Пижма. ДРУЗЬЯ 14-ого. Драматическая поэма.................................159
В. Даренский. Пять стихотворений....................................................277
А. Степанков. Зимние этюды..................................................................278
В. Дзансолов. Про звезды............................................................................280

ПРИЛОЖЕНИЕ: ИТОГИ IV КОНКУРСА ИМ. И.И. САВИНА


К. Воронов. Легендарный А.В. Колчак - адмирал и Верхов-
ный правитель России........................................................................285
А. Грин. Навстречу заходящему солнцу.................................295
Н. Лачинов (Бойцов). Русский Верден................................................303
П. Шустов. Внутренняя миграция. Слово о белом опти-
мизме.......................................................................................................307
СЛОВО РЕДАКТОРА

СЛОВО РЕДАКТОРА
Идеология созидания.
В поисках русской альтернативы
Народы забывают иногда о своих национальных задачах; но такие на-
роды гибнут, господа; они превращаются в назем, в удобрение, на котором
вырастают и крепнут другие, более сильные народы.
П.А. Столыпин

«Т о, свидетелями чего мы сейчас являемся, - это следствие левой иде-


ологической обработки в школах и университетах наших стран.
Многим юным американцам рассказывают ложь о том, что Америка - это без-
нравственная страна, охваченная расизмом… Есть только один путь к единству
- восстановить общую национальную идентичность, которая будет строиться
вокруг общих американских ценностей, которых у нас полно. Речь идет о вос-
становлении патриотического воспитания в школах нашей страны. Мы долж-
ны учить наших детей тому, что Америка - это исключительная, свободная и
справедливая страна, которая стоит того, чтобы ее оборонять, сохранять и за-
щищать», - с таким обращением выступил американский президент Дональд
Трамп по случаю дня знаний. Трамп констатировал, что именно американская
система образования привела США к их нынешнему кризису.
Для России это признание весьма актуально, так как наши горе-рефор-
маторы с большим прилежанием стараются реформировать отечественное об-
разование по американским трафаретам. В нынешнем году, к примеру, многие
родители были шокированы тем, на что стало похоже современное выпускное
сочинение. Всякая творческая мысль табуирована, нужно лишь заполнить
предлагаемый трафарет - и Боже упаси при этом использовать какие-либо ли-
тературные обороты, метафоры и т.п.! За «литературу» бал снижается сразу.
Только лаконичные деловые фразы, без всякого оттенка. Для чего это нужно?
Для того, что в «умных городах» цифрового интернационала не предполагается
живого общения человека с человеком, зато предполагается общение человека
с роботом. Уже сейчас многочисленные государственные и частные учрежде-
ния оказались роботизированы, и, когда вы пишете или звоните туда, то уже
не можете объяснить своей проблемы, но вынуждены - как в ЕГЭ! - выбирать
варианты вопросов. В последнем подобном случае я тщетно пыталась донести
до робота свой вопрос, надеясь, что меня переключат на живого специалиста.
Робот был неумолим: «Вас плохо слышно!» Знакомая объяснила: «У тебя слиш-
ком литературный язык, поэтому тебя не понимают. Надо формулировать ко-
ротко и просто». И, кто бы мог подумать, она «договорилась» с роботом влет…
Правда, подключившийся «специалист» из легиона человекороботов под на-
званием «менеджер» оказался немногим полезнее, но это уже иная история.
Итак, мы подстраиваем свою речь под робота. Человек начинается с
мысли и речи, которая оную выражает. Мысль подстраивается под речь, ужи-
мается, уродуется. Т.е. идет полное выхолащивание человека как человека, его
намеренная примитивизация. Что есть человек с шаблоном вопросов и отве-
тов вместо мысли? Что есть народ без живой речи? Даже не «человечина», а
нечто в истории еще небывалое.
Давно отмечается, что в западных странах практически перестали пи-
сать стихи. Поэзия умирает. Что такое поэзия? Это высшая форма языка, во-
площение народной души. В чем испокон веков прежде всего проявлялась на-

4
Идеология созидания

родная душа? В песнях! К примеру, по песням Великой Отечественной войны


непреложно можно сказать, за что воевал народ. За родной очаг, за своих род-
ных и близких, за русскую землю, за Россию. А не за партию, интернационал
и прочую дрянь, упоминаний которой в поэзии и песнях той поры (исключая
сугубый официоз) практически не найти.
О чем говорит умирание поэзии и песни? Об оскудении и омертвении
народной души. О духовной гибели народа. В России, слава Богу, поэтический
источник не иссякает, и лиры наших поэтов звучат столь же блистательно, как
в прежние века. А, вот, песня умирает. Еще не так давно являлись у нас песни,
которые действительно пела вся страна, которые становились народными и
любимыми. Назовите теперь хотя бы одну песню, которая сделалась таковой
за последнюю четверть века! Хотя бы одну. Если сегодня в застольях и просто
дружеских посиделках случаются песнопения, то поют все те же, старые-до-
брые песни, потому что новые… невозможно петь. Невозможно петь «акапел-
ла», под гитару или баян набор синтезированных компьютером звуков. А ведь
было время, когда на улицах Италии простые ремесленники распевали арии
Верди… Да и у нас оперная классика известна была. Есть старый советский
фильм «Верные друзья». Помните сцену, когда три друга вынуждены выступать
в клубе речников в качестве столичных артистов? Из зала звучат крики: «Хаба-
неру давай! Ленского! Сусанина!» И тут не то, чтобы лакировка советской дей-
ствительности, просто в ту пору Ленского, Хабанеру, Сусанина транслировало
радио, и эта музыка была на слуху, образовывала определенную музыкальную
культуру, и даже самый «простонародный» человек имел хотя бы начальное
представление о ней. Кто сегодня из молодого поколения знает арии Ленского,
Сусанина? И хотя бы знает, что такое Хабанера?
Сегодня запад на глазах превращается в реликт. Дело не в пресловутом
«загнивании», а в безвдохновенности, опустошенности западной цивилиза-
ции. И ключевая роль в этом принадлежит пресловутой толерантности, агрес-
сия которой парализовала самые естественные и основные мотивы человече-
ского сердца, народного бытия… Критик Белинский, хотя и был социалистом,
справедливо указывал, что все великое - национально. Из «человечины» (тер-
мин Достоевского) не родится ни Пушкина, ни Вагнера, ни Леонардо да Вин-
чи. Всякий гений становится достоянием мира лишь постольку, поскольку он
национален. Гения питает его народ и его земля, а не общечеловечья обезли-
ченная масса. Универсализм инкубатора, навязываемый нам, безвдохновенен,
а значит погибелен.
Народы запада утратили коды своей национальной идентичности, и это
привело их к упадку. Стерты границы между нациями, между полами, между
добром и злом, все обращено в некое бесформенное месиво, которое можно
топтать, а если надо, лепить из него разное непотребное. И топчут. И лепят.
Те, кто кодов не утратили, а, значит, не утратили цели своего существования и
сил идти к ней.
Кризис западного мира есть кризис безбожного и безвдохновенного
человечества, потерявшего всякие ориентиры своего существования, самый
смысл своего бытия.
Поэтому, когда мы сегодня рассуждаем о том, как возродить Россию,
русский народ, мы должны ответить на главный вопрос - в чем смысл наше-
го бытия? Хорошо зарабатывать, иметь квартиру-машину, ездить на курорты,
«жрать как можно слаще», идеология потребительства, в которой воспиты-
вают нас, бесперспективна. России нужен некий цивилизационный проект,
способный вдохновлять, аккумулировать народные силы на дело русского со-
зидания, дающий перспективу, ясное видение оной. Такой проект, начни он

5
СЛОВО РЕДАКТОРА

реализовываться, обратил бы к России и другие народы, по крайней мере, все


то живое и жизнеспособное, что в них осталось. Это касается и народов ев-
ропейских, и народов азиатских. В Азии, на Кавказе мы ведь были отнюдь не
только завоевателями или освободителями (к разным племенам применима
разная трактовка), но просветителями. Метрополия являла собой центр про-
свещения, культуры и мудрой, твердой силы. И пока это было так, никакому
племени не приходило в голову поднимать восстания, отделяться или же бан-
дитствовать в сопредельных регионах.
Сегодня очень болезненно стоит проблема миграции и этнической пре-
ступности. Очевидно, что миграционные потоки должны быть максимально
оптимизированы, ограничены числом, реально необходимым для точечных
задач. Очевидно, что границы с проблемными регионами должны быть пере-
крыты и строжайшим образом контролироваться. Очевидно, что не может
быть никакой толерантности в отношении правонарушителей. Но это лишь
часть решения проблемы. Можно выпроводить взашей «понаехавших», но,
оставаясь нашими соседями, они все равно не перестанут быть нашей про-
блемой. Также как не перестанут ею быть отдельные входящие в состав РФ ре-
гионы, чьи жители особенно склонны жить по своим неписанным законам.
Частое беспардонное отношение к нам, русским, со стороны инородцев про-
исходит от того, что все они перестали видеть в метрополии то, чем должна
она быть. Центр силы, власти, просвещения и культуры. Метрополия должна
вызвать к себе уважение, должная служить образцом разумного устроения, по-
рядка. Та же задача лежит на государствообразующем народе. Мы справедливо
возмущаемся нахальной выходкой сочинских черкес, добившихся демонтажа
памятника русским воинам и написавших русофобское письмо президенту
РФ. Но к какому народу относились чиновники, подписавшие постановление
о сносе? К какому народу относятся представители правоохранительных орга-
нов, проигнорировавших указанное письмо и не возбудивших по нему дела о
возбуждении розни и т.д.? Наконец, к какому народу относится большинство
(70%) жителей Сочи?
Что сегодня видят инородцы в нашей стране? Возможность заработка.
Лихоимство и продажность на всех уровнях. Бескультурье, безверье, безнрав-
ственность. (То, чем переполнено ТВ, то, как в обиходе объясняются друг с дру-
гом наши граждане и многое другое - это ведь не от чужаков исходит, каковы
бы они не были). Слабость, безволие, трусость. Страх. Наш страх перед ними
же. Откуда же тут взяться уважению? Задача метрополии и господствующего
племени служить примером для других. Мы же захирели и растлились сами,
и потому помыкают нами все, кому не лень, и потому, от слабости собствен-
ной, мы боимся… И безусловно необходимое очищение наших пределов от из-
быточного числа гостей явится лишь купированием следствия, но отнюдь не
лечением причины.
В ХХ веке мы утратили смысл своего национального бытия. Некоторое
время его отчасти заменял суррогат построения светлого коммунистическо-
го будущего. Когда же ложь этой химеры стала очевидна, наступила опусто-
шенность. Русскому народу более, чем какому иному, свойственно стремить-
ся к чему-то высокому, великому. Русская душа, доколе она русская, не может
удовлетвориться идеологией потребительства. Как хорошему актеру (не ны-
нешнему безликому «универсалу») для исполнения своей роли нужна сверх-
задача, так нужна она и народу - для исполнения своей исторической роли.
Мы утратили эту сверхзадачу, забыли и сквозное действие великой драмы под
названием «Русская История», и от того растеряны в хаосе разваливающейся

6
МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ

на глазах драмы нашей жизни, от того не можем играть, но лишь паясничать,


кривляться…
Само собой, нам не нужны новые химеры построения «прекрасного бу-
дущего». Нам нужно обретение себя. В толках о миссии России часто противо-
поставляется сосредоточение и внутренние развитие и общемировые амби-
ции. На самом деле в нынешних условиях здесь нет никакого противопостав-
ления. На наших глазах потерпел крах либеральный западный проект, и если
мы не хотим пойти ко дну вместе с ним, то выход у нас лишь один - претво-
рение в жизнь альтернативной концепции. Что это за концепция? Творчески
переосмысленный традиционализм. Русский национальный интерес, инте-
ресы русского народа, как основа внутренней и внешней политики. Упор на
национальное развитие, духовность, нравственные устои. Развитие террито-
рий и ремесел. Достижение максимальной самодостаточности в сфере эконо-
мики. Максимально жесткая борьба с преступностью вообще и коррупцией в
частности. Восстановление исторической памяти, воспитание любви к своему
Отечеству, широкое просвещение. Всемерная поддержка русской культуры и
возрождение отечественного образования. Поощрение инициативности, са-
моорганизации, творческого начала. Просто копировать старое не всегда раз-
умно, поэтому, беря за основу традиции, их нужно осмысливать и развивать
в соответствии с накопленным опытом и требованиями времени. Идеологию
потребления должна заменить идеология созидания.
Это в самых общих чертах и есть тот цивилизационный проект, который
необходим сегодня России. Проект этот, как несложно заметить, нацелен на
внутреннее развитие. Но именно такое развитие с одной стороны возвратит
нам уважение со стороны других народов, с другой станет привлекательным
примером для переживающей закат европейской цивилизации, нам при всех
разногласиях родственной. Россия стала бы являть собой альтернативу тупи-
ковым путям ХХ столетия, а, значит, обратилась бы неким маяком, надеждой
для загнанных в эти тупики народов. Наша задача не создание некоей новой
условной империи-сверхдержавы-гегемона, ощетинившейся ракетами и но-
ровящей наводить свои порядки по всему свету, но образование духовного
центра. Наше дело - зажечь тот светоч, который даруя свет и тепло нам, будет
светить и служить ориентиром для других. В этом смыкаются задачи узко-на-
циональные со всемирно-мессианскими.
Хартленд, срединная земля, сердцевина земли - это Россия. Сердце зем-
ли. Сердце мира. Если сердце полнится нечистотами и опустошено, то что
ждать миру? Россия граничит с Богом, - сказал европейский поэт Рильке. Рос-
сия - подножие престола Господня, - говорилось у нас в старину. Святая Русь
- так испокон веков называли свою страну русские люди. А в окаянном 17-м
году княгиня-великомученица Елизавета писала: полностью разрушена Вели-
кая Россия, но Святая Русь жива. Мы должны вновь обрести нашу Святую Русь,
вновь стать ею, и лишь в этом случае мы сумеем исполнить ту ведущую роль в
великой всемирной мистерии, которую назначил нам Небесный Режиссер. В
противном случае мы будем обречены сойти с исторической сцены вместе с
другими народами-реликтами.

МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ

К оторую неделю наблюдаем мы повторение «подвигов» красных ван-


далов вандалами черными (и примкнувшими к ним… радужными) в
США, Англии и других точках некогда белого европейского континента. Наши
«эксперты-патриоты», конечно, не упускают случая свысока посудачить в те-

7
СЛОВО РЕДАКТОРА

лестудиях: докатились, мол, загнивающие! То ли дело мы, оплот всего хоро-


шего против всего плохого… На самом деле нам кивать на чей-то вандализм не
пристало в принципе, так как ни в одной стране мира не происходило такого
тотального вандализма, как в России ХХ века, когда красный ИГИЛ стирал с
земли тысячи уникальных объектов историко-культурного наследия. И мы
стыдливо помалкиваем об этом, позволяя, между прочим наследникам и по-
клонникам красного ИГИЛа из тех же студий вещать о «недопустимости пере-
смотра истории», «сохранении исторического наследия» (в виде, к примеру,
мавзолея) и т.д.
Речь, впрочем, не о прежнем варварстве, а о более близкой нам яви. Ска-
жите, с чего начались погромы памятников и надругательства над святынями
в США и Европе? С убийства полицейским чернокожего уголовника? Нет, не
так. Это, если не копаться в более ранних причинах и предпосылках, началось,
когда белые люди и власти США во имя тоталитарной толерастии позволили
уничтожать памятники героям белого Юга. Помните, облетевшее интернет
фото мальчишки, защищавшего памятник генерала Ли от неких толерантных
особей, из самых толерантных соображений оскорблявших юных консервато-
ров последними словами. Екатерина Андреевна Карамзина, супруга нашего
историографа, была всецело права: «Для вас, либералов, не свойственно быть
еще и терпимыми. Следует иметь те же взгляды, а без этого нельзя не только
любить друг друга, но даже встречаться». Нет существа более нетерпимого к
чужому мнению, нежели идейный либерал…
Прогнувшись единожды, процесс стало уже не остановить. Он, как гово-
рил товарищ Горбачев, пошел. И убийство уголовника лишь дало ему истинно
энергичный и массовидный, как завещал Ильич, размах…
Пока в цивилизованном мире размахивались, мы записали в новой кон-
ституции хорошие правильные вещи: что государствообразующий народ у нас
есть, правда, безымянный из толерантных соображений, но есть; что подвиги
воинства нашего надлежит чтить… Поскольку уточнений у последнего пункта
нет, то хотелось бы робко надеяться, что речь идет не только же о воинстве со-
ветском, о котором только и говорит главполитрук Картополов, но и о русском
- от Рюриковых времен до наших дней!
Практика же, однако, ставит под сомнение сию робкую надежду.
На прошлой неделе я уже писала о том, как г-да черкесы, составляющие
1,2% жителей региона, при поддержке сочинских властей снесли памятник
русским воинам - героям Кавказской войны, а к тому написали русофобское
письмо президенту РФ с экстремистскими требованиями, прямо разжигающи-
ми межнациональную рознь, оскорбляющими государствообразующий народ,
посягающими на память подвигов нашего воинства и содержащими явные
признаки сепаратизма. Неделя прошла. Ни от власти, ни от соответствующих
органов реакции ноль. Нарушение конституции? Нет, не слышали. Оно и по-
нятно, кто ее, конституцию, вообще слышал-видел-читал, кому какое до нее,
родимой, дело… Однако же, есть резон полагать, что вне зависимости от на-
писанного в основном законе государству отнюдь не нужна дестабилизация
обстановки на межэтнической почве, не нужен рост сепаратистских тенден-
ций, прямо угрожающих его целостности. Здесь уже не вопрос «культуры», но
национальной безопасности. Так что же? Выходит, побоку эта безопасность
государству и его органам? Представьте только, если бы какая-нибудь русская
община написала обращение с требованием… предположим, ликвидировать
музей холокоста. Ну или даже что-нибудь менее значимое. Да на другой день
все обратившиеся ночевали бы на нарах и проходили по делу о создании супер-
террористической организации!

8
МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ

Между тем, черкесы не одиноки в борьбе с русской исторической памя-


тью и русскими героями. Вторая ласточка не замедлила прилететь из Тюмени.
Там намерение установить памятник атаману Ермаку вызвало недовольство
некоторых представителей тюменской татарской общественности. Они обра-
тились к председателю Тюменской областной думы Сергею Корепанову, губер-
натору Тюменской области Александру Моору, а также главе Тобольска Макси-
му Афанасьеву с просьбой »остановить провокационные действия..., направ-
ленные на разжигание межнациональной розни, нарушение стабильности
в отношениях между народами в сегодняшних непростых условиях». «Надо
выбирать для памятников знаковые исторические личности, воспитывающие
новые поколения в духе мира и созидания, а не войны и раздора», - говорится
в обращении, подписанном представителями Национально-культурной авто-
номии сибирских татар в Тобольске и татарской общественной организации
«Наследие».
Во имя мира и созидания государствообразующему народу, видимо, над-
лежит вымарать из истории большую часть своих полководцев, государствен-
ных деятелей, правителей… Вспомним, что еще раньше глава Казанской губер-
нии (прихотью большевиков и их последышей ставшей республикой Татар-
стан) Минниханов и татарские депутаты категорически воспротивились от-
мечанию на государственном уровне такого поворотного события нашей исто-
рии, как стояние на реке Угре, положившие конец Игу, которое в современных
учебников стали толерантно называть «ордынским». Смешно, право слово:
иго - ордынское, ересь - новгородская, народ - государствообразующий… Но
вернемся к нашим баранам. Во время обсуждения на комитетах Госсовета про-
екта установления указанной памятной даты татарские депутаты заявили, что
оная будет служить разъединению народов, а один из них даже нашел в законо-
проекте «экстремистское направление». «Мы исходим из того, что памятными
датами в России должны быть исключительно такие даты и события, которые,
без сомнения, являются общеобъединяющими для всего многонационального
народа», - заявили в свою очередь в администрации Минниханова.
Припев, как несложно убедиться, один и тот же. Только степень радика-
лизма разная. Г-да черкесы покамест более откровенны, нежели их татарские
единомышленники.
А теперь вернемся в США… Когда тамошняя толерантно-озабоченная
сволочь стала бороться с памятью героев «унесенного ветром» Юга, то и обще-
ство, и власти приняли этот диктат. В итоге мы наблюдаем пандемию черно-
радужного вандализма.
Сегодня радикальная часть национальных меньшинств пытается дикто-
вать нам, русским, чью память и какие даты нам чтить в нашем государстве.
Если мы примем диктат сепаратистов и экстремистов, то в очень скором вре-
мени будим пожинать самые горькие плоды своей терпимости. Ибо слабость
хозяина никогда не приводит к порядку и миру в его доме. Но, напротив, к ра-
зорению его. Слабость, проявленная раз, дает сигнал, что можно продолжать
гнуть свое, что никакая самая бесстыдная наглость в отношении хозяина не
встретит отпора. Истинный мир и порядок зиждется не на безбожной лице-
мерной толерантности, но единственно на твердой, разумной и справедливой
силе. А сила неотделима от чувства собственного достоинства, от уважения
к своей истории. Не о национальном самопревозношении речь здесь, но об
элементарном национальном самоуважении, не дозволяющим утираться, ког-
да вандал любой идейной и расовой расцветки покушается на наши святыни,
оскорбляет нашу память.
Защита государства является первой задачей самого государства. Но уже

9
СЛОВО РЕДАКТОРА

не раз приходилось говорить, что антирусская система по определению не мо-


жет защищать русское государство. Поэтому государство наше остается не рус-
ским, а многонациональным, а многонациональная правящая система заис-
кивает перед всяким малым племенем, бездумно подпитывая сепаратистские
настроения во имя мнимых «мира и толерантности», прочно игнорируя права
и интересы государствообразующего русского народа, от положения которого
всецело зависит положение России в целом.
Но помимо системы есть еще и тот самый народ. То есть мы. И если мы,
составляя абсолютное большинство населения России, сегодня позволяем сно-
сить наши мемориалы, топтать нашу память, то завтра от нас тоже начнут тре-
бовать целовать чьи-то пыльные штиблеты, преклонять колени и совершать
прочие непотребные акты с целью окончательного выдавливания из себя того
«великорусского шовиниста», которого стремился уничтожить еще Владимир
Ильич Ленин.
Вспомним же, пока не стало поздно, что мы - Русские! И, значит, с нами
Бог.

Правопреемники СССР
и издевательство над мертвыми

М инобороны РФ все-таки отказалось восстановить благодарную па-


мять генералу-метеору Петру Котляревскому. Это следует из ответа
департамента культуры военного ведомства Русскому просветительскому об-
ществу им. Императора Александра III. Поиски уничтоженной большевиками
могилы русского героя и сопряженные с оными археологические раскопки по
мнению чиновников могут негативно сказаться на отдыхе военнослужащих и
их семей в санатории Феодосийском. А ввиду того, что могила по указанной
причине не может быть найдена, то и вопрос восстановления часовни-памят-
ника, созданной Айвазовским, преждевременен. Да и вообще, нет у нашего
бедного военного ведомства средств на память о великих героях русского во-
инства… На парк «Патриот» есть, а на героев нет… В том числе на тех, кому
якобы посвящен тот самый парк.
75 лет лежат в мгинских болотах кости тысяч погибших солдат. Поиско-
вики-добровольцы из года в год извлекают их и предают земле с надлежащи-
ми почестями. Но сколько же остается по сей день непогребенных! Десять лет
назад возжелали кощунники наши на кости эти непогребенные еще и мусор
вывалить - на дедов, которые воевали и пали за Родину, от внуков, так сказать,
«благодарных»… Остановили тогда безумие это, но, вот, 10 лет прошло, и опять
муссируется вопрос: а не использовать ли братские могилы неупокоенных во-
инов для свалки отходов? Не хватает места для них! Отходы они ведь могут не-
гативно сказаться на жизнедеятельности зарабатывающих на них. А на кости
павших более трех четвертей века назад солдат наплевать, неправда ли? Никто
и не подумал на официальном уровне о захоронении их.
Собственно, в этом отношении к мертвым - будь то генерал Котлярев-
ский или солдаты Великой Отечественной войны - всецело отражается под-
линная суть трескучего казенного лжепатриотизма, культа «великой Победы»
и т.п. В царские времена было не принято бросать на поле боя своих непогре-
бенных павших. У иных наиболее достойных офицеров советского периода это
также было не принято. Бросать своих павших считалось позором, неуважение
к их памяти было делом невероятным.
Вот этим-то, отношением к своим павшим, и измеряется реальный па-
триотизм, реальное уважение к дедам, которые воевали. У нашего официоза

10
Правопреемники СССР

оное не ночевало. Парады, набившие оскомину речи, потрясание кулаками по


адресу тех, кто «замает нашу великую Победу», помпезные парки - все на по-
требу пиару и показухе! И только им, только им… Парк «Патриот» вместо па-
триотизма.
Сколько возмущений было у нас по случаю переноса на другое место па-
мятника советскому солдату! Какой гнев вызвало недавнее надругательство
над памятником Коневу! Не говорю уж о покушениях на памятники ВОВ на
Украине… Когда на пьедестал Конева вандалы водрузили унитаз, это было
гнусно и отвратительно. Но какое возмущение по этому поводу могут выра-
жать те, кто желает сотворить аналогичное действо над прахом тысяч солдат,
лежащих в мгинских болотах? Чем они лучше? Какое возмущение могут выра-
жать те, кто считает нормальным, что прах величайшего русского полководца,
сопоставимого лишь с Суворовым, осквернен, и полагает возможным и дальше
продлевать сие осквернение во имя (якобы) комфорта отдыхающих? РФ - пра-
вопреемница СССР, записано в наиновейшей конституции. Что ж, мы видим
это на примере отношения РФ к могилам своих героев. Это именно советская,
большевистская традиция - ругаться над могилами, над прахом. И нет бы нам
хоть там, где еще возможно, отвергнуть ее, взяв на вооружение обратную. Но
не тут-то было.
Феодосийским краеведам по старым фотографиям практически с точно-
стью удалось установить место захоронения Петра Степановича Котляревско-
го. Но это военное ведомство не убедило. Ведомство, как всегда в таких случа-
ях, благодарит нас за активную позицию. «Ваш звонок очень важен для нас»,
как говорится…
Еще одна печальная весть, касающаяся памяти о русских героях, при-
шла из Сочи. Здесь решением местных властей (!) был снесен монумент Под-
вигу русских солдат в Кавказской войне, установленный в основании русского
форта Святого Духа. Памятник установили недавно. Он простоял всего лишь
девять дней и был снесен по требованию черкесской общины (составляющей
всего лишь 1,2% населения Сочи при 70% русских) по инициативе их лидера
Маджида Чачуха. Они собрали подписи и обратились к Путину с просьбой
снести все памятники, посвященные победам Русской армии в Кавказской
войне. В частности, они считают недопустимым устанавливать на Кавказе па-
мятники Екатерине II, Суворову, Ермолову, Зассу, Лазареву, Александру II и др.
Комментарии, в сущности, излишни.
Тысячи и тысячи воинов Второй мировой лежат по лесам и болотам,
не захороненные. Забытые полки солдат-имяреков… Начисто уничтожены
все кладбища героев Первой мировой (а заодно и многие другие кладбища,
плитами которых вымощены наши набережные, а на месте которых разбиты
рынки, парки, жилые кварталы…). Уничтожены и осквернены могилы героев
Бородина (Тучковых, Багратиона и др.), Котляревского, Воронцова, четырех
севастопольских адмиралов… В могиле Багратиона ныне лишь символическая
горстка праха, чей прах лежит под плитами Лазарева, Нахимова, Истомина
и Корнилова, после того, как революционная сволочь играла их черепами в
футбол знает один Бог… Робкие попытки почтить память героев Кавказской
войны в русском городе наталкиваются на уничтожение этой памяти агрессив-
ным меньшинством и заискивающими перед ним властями… Господи, да как
же возможно не содрогаться, не обливаться кровью от стыда русскому сердцу,
созерцая это?
Русскому - никак невозможно. Но в том-то и беда, что благодарящие нас
за «активную позицию» русскими сердцами не обладают… Всего лишь совет-
скими. И эти сердца остаются холодны к преступлениям предшественников,

11
СЛОВО РЕДАКТОРА

и совестная мука, боль сердечная за то, как обошлись и обходятся с останками


наших героев, им неведома и непонятна.
Нам не нужно бравурных маршей, безграмотных плакатов и попсовых
завываний о том, до чего попса не имеет права касаться, как мусор до разры-
тых могил… Не нужны горлопанистые крики «деды воевали». Мы не кричим.
Мы просто помним. И дедов своих, и прадедов, и прапрадедов… И чтим их,
и любим их, и молимся о них. И требуем лишь одного - чтобы облеченные и
уполномоченные хоть в малой степени разделили это почтение и отдали бы
долги нашим героям, предав земле неупокоенных и восстановив могилы тех,
кто был лишен оных вандалами. Там, по крайней мере, где это еще возможно.

Гельманизация Третьяковки:
как оскверняют национальное
достояние Русского народа

Р аспад - этим словом можно обозначить процессы, происходящие се-


годня в отечественной культуре. Телевидение, кино, театры, отдавае-
мые всевозможным богохуловым и рыжаковым… Дошла очередь и до святыни
русского искусства - Третьяковской галереи.
Великий русский меценат создал первую в России национальную гале-
рею, закупая для нее лучшие полотна русских мастеров. Он желал, чтобы оные
были доступны всему народу, а потому завещал, чтобы вход в галерею был бес-
платным. Эту волю, разумеется, попрала уже самая «народная» власть. Однако
же, отдадим справедливость, Третьяковку в СССР берегли.
Третьяковка пережила большевиков, пережила и демократов, но, вот,
эра «стабильности» и «духовных скреп» на глазах разрушает нашу святыню.
Памятник создателю галереи вероятно желал бы провалиться сквозь землю от
стыда, слыша, как смотрители и охрана чуть не с кулаками набрасываются на
посетителей, посмевших обсуждать экспонаты. Это, - говорят они, - «несанк-
ционированная экскурсия»! Если вы решили поделиться с друзьями своими
мыслями и восторгами по поводу, скажем, ивановского «Явления Христа на-
роду», то вам грозит изгнание из обители искусства, ибо данное деяние рас-
сматривается, как экскурсия. А для проведения таковых нужно заплатить гале-
рейным грабителям по установленном тарифу, заключить договор и получить
«бейджик». Только с этим «бейджиком» вы получить право голоса. Нет «бейд-
жика» - любуйтесь и восторгайтесь молча.
Хамское отношение посетителям, разумеется, не могло не перерасти
в хамство в отношении самой экспозиции. В прошлом году перед великим
шедевром Иванова, заслонив собой «Явление Христа», появилась… «инстал-
ляция». А именно - ветка. Обычная ветка-рогатина, приклеенная обычным
скотчем к обычной доске. Сие именуется арт-объектом «художника» Андрея
Монастырского. «Абрамгардиста» по меткому выражению Ильи Глазунова (не
дожил мастер до созерцания кощунства…). Данное «творение» было выставле-
но на аукционе «Сотбис» за 40000 долларов… и ввиду отсутствия других охот-
ников до дров и скотча приобретено Третьяковской галереей.
Казалось бы, дно таки пробито? Ан нет! Ибо «бездна потому что без дна»
(Цветаева), и каждый раз, когда нам по наивности чудится, что дно достигну-
то, это оказывается не последнее дно, и снизу раздается энергичный стук.
В данном случае стук оказался оглушительный. Это не стук даже, нет.
Это перфоратор. Ибо в сокровищнице русского искусства вдруг материали-
зовались смердящие призраки прошлого десятилетия. Помните ли похабную

12
Гельманизация Третьяковки

выставку «Осторожно, религия!» в Сахаровском центре? На ней группа по-


донков из числа выкормышей существа с подходящей гельмитной фамилией в
духе ранних большевиков измывалась над русскими иконами и иными право-
славными святынями. В ту пору наша русская патриотическая общественность
была еще покрепче, и мерзавцы получили за свои «художества» самым кон-
кретным и простым образом: русские люди разгромили выставку, прекратив
позорное кощунство. Позже состоялся суд, экспертом на котором выступал
Савва Васильевич Ямщиков. Приведу цитату из выступления Саввы Василье-
вича на том памятном процессе:
«- Я могу сказать как историк искусства, специалист по древнерусско-
му искусству, как богослов. Я считаю эту выставку, если выставка с таким
названием прошла бы в любой другой стране мира, скажем в Италии, во Фран-
ции, в США, то этой выставкой занимались бы не эксперты, а обществен-
ность и юридические инстанции. Потому что выставка с названием «Осто-
рожно, религия!», вы можете себе представить в Италии, если бы была вы-
ставка «Осторожно, католицизм» или «Осторожно, протестантство». Я
считаю эту акцию одним из преднамеренных актов, позорящих нашу религию
- православие, к которой я принадлежу. Причем сделано это преднамеренно.

Защита: Допускаете ли Вы возможность взглядов атеистических с ис-
пользованием тех средств, которые разрешены религиозным…
Специалист Ямщиков: Не допускаю. Уже большевики это нам допусти-
ли и закопали живыми в землю сотни священников».
И, вот, минуло более десяти лет, и гельмановские гельмиты проползли
уже не в сахаровский центр, не в какую-нибудь клоаку «современного искус-
ства», а в Третьяковку! Что же предстало взорам изумленной публики?
«Коллекция, которую Гельман приносит в дар Третьяковской галерее,
включает произведения, отражающие основные тенденции развития искус-
ства в постсоветском пространстве 1990-2000-х годов. Работы главных москов-
ских акционистов Олега Кулика и Анатолия Осмоловского соседствуют здесь
с неомодернистскими опытами Авдея Тер-Оганьяна, живописные экспери-
менты Виктора Алимпиева с псевдодокументализмом Дмитрия Врубеля, нео-
поп-арт Владимира Дубосарского и Александра Виноградова с «ретроспекти-
визмом» Дмитрия Гутова, фото и видео перформансы Владислава Мамыше-
ва-Монро и группы «Синие носы» - с виртуальными баталиями AES+F. Особо
следует отметить «московские» проекты классиков соц-арта Виталия Комара
и Александра Меламида, остро социальные работы Алексея Каллимы и Юрия
Шабельникова, «новые деньги» Леонида Парфенова и Елены Китаевой, а так-
же монументальную комикс-панораму художественной сцены середины «ну-
левых» Георгия Острецова», - сообщает официальный сайт «Третьяковки».
Кто такой «акционист Олег Кулик»? Существо, бегавшее в чем мать ро-
дила у дверей гельмановской галереи, в позже в Стокгольме, и кусавшее про-
хожих за ноги. Позже существо прославилось «эротической фотосессией» с
собакой. Такие, вот, «акции»… Были в те же не столь отдаленные времена у нас
еще одни «акционистки», которые любили спариваться со своими партнера-
ми при честном народе с непременной фотосессией - в том числе в «глубоко
беременном» состоянии. «Пуси Райт» назывались. Потом «девочки», правда,
провели акцию с упоминанием того, кого упоминать не положено… Видимо,
только этим и обусловлено такое досадное упущение, что их нет среди упомя-
нутых на сайте Третьяковки персон. А так, глядишь, совокуплялись бы теперь
в залах национальной галереи…

13
СЛОВО РЕДАКТОРА

Не менее примечателен товарищ Тер-Оганьян. Этот «творец» стяжал


себе славу, рубя топором православные иконы.
«Гвоздем программы» стал Алексей Каллима. Этот «художник» был пре-
вознесен на западе после того, как написал картину, на которой чеченский
террорист убивает молодого русского солдата… Каллима открыто воспевает в
своих работах чеченских боевиков. На его картинах можно, к примеру, увидеть
гурий уносящих террористов в рай. Из той же серии дар Третьяковке. Карти-
на «Между случайностью и необходимостью» изображает двух боевиков, один
из которых отдыхает, отложив в сторону автомат, а второй совершает молитву.
Замечательно, что кураторы выставки даже не смущаются таким откровенным
воспеванием терроризма. Картину сопровождает официальное пояснение:
«Каллима разрабатывает многосерийное повествование сродни эпосу, геро-
ями которого являются боевики-горцы, узнаваемые по таким атрибутам, как
бороды, кроссовки и костюмы Adidas. Изображены они в романтизированной
манере».
Вообще-то эпос, славящий террористов, прямо подпадает под статью
уголовного кодекса. Соответственно, подпадает под нее автор и организаторы
выставки. То бишь руководство Третьяковской галереи. Но наши бдительные
органы молчат, как не получившие «бейджики» посетители. Молчат, как в слу-
чае с русофобско-сепаратистским посланием сочинских черкес российскому
президенту и сносом в Адлере памятника русским воинам (о котором все мы
немножко пошумели да уже и забыть успели, верно?).
Как же могло случиться, что сокровищница нашего искусства дошла до
такого позора? «Спасибо» за это надо сказать г-же Зельфире Трегуловой, ди-
ректору галереи с 2015 года. Ранее Зельфира Исмаиловна возглавляла музейно-
выставочный центр РОСИЗО. Заместительницей же Трегуловой была… сестра
министра культуры Владимира Мединского. Примечательно, что Татьяна Ме-
динская зарабатывала неведомым образом значительно больше руководителя
организации. Не менее примечательно, что после ее назначения РОСИЗО по-
глотил Государственный центр современного искусства (ГЦСИ). Само вотчи-
на Трегуловой активно сотрудничала с возглавляемым все тем же Мединским
РВИО.
На новой должности сердобольная Зельфира Исмаиловна пригрела еще
одну министерскую родственницу. На сей раз ее заместительницей стала дочь
вице-премьера Ольги Голодец.
Таким образом крыша г-жи Трегуловой в отличие от недавно затоплен-
ной дождем Третьяковки явно не протекает. К несчастью для Третьяковки…
Справедливо возмущенные патриоты ищут виновных в творящемся бес-
пределе. Однако, к чему их искать? Богохуловых, Рыжаковых, Трегуловых и иже
с ними на руководящие должности назначает не госдеп США, а самое что ни на
есть российское министерство культуры. Государство. Третьяковская галерея
принадлежит - государству. Телевидение - в отличие от лихих 90-х - принад-
лежит государству (или государственным корпорациям, разницы нет). И т.д.
И, если наши экраны оккупированы пошляками-растлителями типа Урганта,
с которым российский президент недавно катался на машине, если на сценах
наших театров едят дерьмо, матерятся и совокупляются, если в Третьяковской
галерее выставляют гельмитов и воспевают чеченских боевиков - то это поли-
тика государства. Или, лучше сказать, системы, наше государство оккупиро-
вавшей. К слову сказать, воспевание террористов в Третьяковке - эпизод весь-
ма в духе текущей кадровой политики в культуре. Надо ли напоминать, что
новый худрук театра «Современник», назначенный минкультом, прославился

14
Великая ложь нашего времени

постановками, воспевающими боевиков украинских? Русофобия и растление -


вот, основной «тренд» антикультурной политики РФ.

Великая ложь нашего времени:


о демократии, диктатуре, РФ
и Белоруссии

Н аблюдая за происходящим в Белоруссии, в очередной раз возникает


вопрос: к чему нужен фигов листок т.н. «демократических инсти-
тутов», если на практике приводит он лишь по выбору: либо к анархии и че-
харде вороватых временщиков, либо к профанациям и применению силы во
имя удержания власти? По крайней мере ничего иного не наблюдаем мы на
постсоветском пространстве. Либо байство азиатского типа под вывеской «де-
мократии», либо «сечь», юбилей упразднения которой Екатериной Второй от-
мечаем мы на днях. Ей-Богу, откровенная диктатура была бы во всяком случае
честнее. По крайней мере, люди не бывали бы унижаемы различными ухищ-
рениями, подтасовками и фальсификациями во имя удержания власти, клоун-
скими кандидатами а-ля Медведев-Харитонов-Малышкин, обнулениями, си-
стемой газ-выборы и прочим арсеналом средств. По крайней мере, у людей не
было бы соблазна защищать свое поругаемое право на площадях, оказываясь
под дубинками блюстителей правопорядка…
Мне возразят, что во многих странах демократические институты рабо-
тают иначе. Возможно, хотя политика большинства западных лидеров свиде-
тельствует скорее о том, что ставятся они неким определенным кланом, надна-
циональной финансовой силой, а не о том, что их приводят к власти народные
симпатии и попечение о народе. Но даже если в других странах напрочь бук-
сующие у нас механизмы отлажены значительно лучше, то в чем это должно
убеждать? В других странах эти механизмы имеют многолетнюю историю. Что
же было у нас?
У нас после утраты законной и естественной для нас формы власти в
лице православного самодержавного монарха мы получили жесточайший в
мире тоталитаризм, прикрывшийся самой демократической в мире конститу-
цией… В СССР тоже были «выборы». Партия в них участвовала только одна, но
«голосование» проводилось исправно и торжественно. Заметьте в отличие от
пресловутого Гитлера, пришедшего к власти реально демократическим путем,
наших людоедов никто и никогда не выбирал. Они никогда не имели боль-
шинства, поэтому и разогнали т.н. «Учредительное собрание». Они, как выра-
зился товарищ Ленин, завоевали «эту страну». Захватили. По-бандитски.
Спрашивается, какие демократические механизмы могли выработаться
за 70 лет тоталитаризма и лжи? Совершенно справедливо, никаких. Более того,
истреблены за это время были даже те механизмы народной инициативы, во-
леизъявления, кооперации, что развиты были при Царе, благодаря, в первую
очередь, земствам. Советская власть весьма успешно воспитывала полудетей,
не приученных самостоятельно отвечать за свою судьбу, привыкших, что все
решают за них.
Наши неуслышанные пророки предупреждали, сколь опасно это состоя-
ние, и к чему может привести бездумное дарование поверхностных свобод без
надлежащего фундамента. Предупреждал Солженицын, что «свобода слова»
и «плюрализм», данные прежде необходимых преобразований, подготовки
сознания граждан, приведут к тому же, к чему привели в 17-м, к калединско-
му «от болтовни Россия погибла». Иван Ильин указывал, что России в пере-

15
СЛОВО РЕДАКТОРА

ходный период необходима будет национальная диктатура, которая займется


восстановлением ее хозяйственных, жизненных сил. «Диктатура» - понятие,
как и многие иные, носит у нас понимание искаженное. Диктатуру смешивают
с тоталитаризмом. Однако, понятия эти вовсе не тождественны, ибо дикта-
тура де-факто означает лишь сильную централизованную верховную власть,
полнота которой сосредоточена в одних руках, а тоталитаризм - репрессивный
политический режим, подразумевающий абсолютный (тотальный) контроль
государства над всеми аспектами общественной и частной жизни.
К чему приводят «дары свободы» в обществе, к оным не готовым? Если
мы обратимся к опыту февраля 17-го года, то обнаружим все эти свободы: мате-
риться везде и всюду, плевать и мочиться посреди улицы, пить, грабить, уби-
вать… ««Источник силы или бессилия общества - духовный уровень жизни,
а уже потом - уровень промышленности. Чистота общественных отношений
- основней, чем уровень изобилия. Если в нации иссякли духовные силы - ни-
какое наилучшее государственное устройство и никакое промышленное раз-
витие не спасет ее от смерти, с гнилым дуплом дерево не стоит. Среди всех
возможных свобод - на первое место все равно выйдет свобода бессовестности:
ее-то не запретишь, не предусмотришь никакими законами», - предупреждал
Солженицын.
В перестроечные времена у нас сделали все наперекор предупреждени-
ям, и Россию в очередной раз проболтали, «пролузгали, пропили, проплевали,
распродали на торжищах» (Волошин)… Разорвали на части и - уже традици-
онно по-бандитски - приватизировали. В бывших союзных республиках уста-
новились олигархические режимы перестроившихся партийцев-комсоргов-
кгбэшников, прикрытые антуражем демократических процедур в виде «выбо-
ров» и т.п. И, вот, этот-то антураж, фигов лист вместо настоящих прав приводит
к тому, что едва ли не каждые «выборы», подразумевающие по крайней мере
возможность смены власти, приводят к шумным демонстрациям, столкно-
вениям, насилию и прочим малоприятным вещам. Тбилиси, Бишкек, Киев…
Революции роз, гидности… «Поймите, нас задолбало»… «Не хотим жить в г…
не»… Понятно, что у любых революций есть закулиса, есть кураторы, заказчи-
ки, кукловоды. Это общее родимое пятно всех революций. Но у революций на
постсоветском пространстве, начиная с самого 91-го года есть и другое роди-
мое пятно. Они становятся реакцией общества на ложь, на критическую массу
ее, общество оскорбляющую. Правда, реакция эта приводит обычно к одному:
из капкана одной лжи бунтари попадают в капкан лжи другой, нередко еще
большей. Таков печальный опыт постсоветской «демократии».
Что же, вы хотите диктатуры? - слышится мне недовольный голос неко-
торых читателей. Ее не нужно «хотеть». По существу, все режимы на постсовет-
ском пространстве носят характер диктатуры. И если бы они не прикрывались
спектаклями под названием «выборы», то ничего опять-таки по существу не
изменилось бы. Лжи, пожалуй, было бы меньше, в декорациях отпала бы на-
добность. Проблема не в диктатуре как таковой, а в том, что это за диктатура,
в чьих интересах она действует. К примеру, в РФ мы, что бы там ни возражали
охранители, имеем диктатуру олигархическую, антинациональную. В то вре-
мя, как по завету Ильина, нужна нам диктатура прямо обратная.
Представим себе, что сегодня мы имели бы не балаган обнуления, а на-
циональную диктатуру. Как бы действовала она в ситуации с Белоруссией?
Начнем с того, что она, разумеется, не допустила бы, чтобы там были благо-
получно придушены все русские организации, являвшиеся локомотивом для
воссоединения нашего разорванного наперекор народной воле государства.

16
Великая ложь нашего времени

Напротив, она всячески поддерживала бы их и развивала, и свою финансовую


поддержку Белоруссии строила бы не на благополучии холдинга «Наш дом -
Газпрем», а на развитии интеграционных процессов, всего русского. И сегодня
в ответ на попытки западенцев-литвинов перехватить власть Москва могла бы
выдвинуть альтернативу - референдум о воссоединении нашей общей страны.
Сегодня звучат мнения о том, что Кремль должен инициировать этот
процесс, что Белоруссия должна стать частью России, что нужно послать в
Минск «вежливых людей», как в Крым и т.д. Во мнениях этих чересчур много
эмоций. Хотя бы потому, что после «вежливых людей» в Крыму был (и остается
кровоточащей раной) Донбасс. Да, прав Егор Холмогоров, когда говорит, что
РФ не Россия, а Россия - это воссоединившиеся Великороссия, Малороссия,
Новороссия и Белоруссия. Но какого решения белорусского вопроса вы ждете
от тех, для кого Малороссия и Новороссия - это единая и неделимая Украина и
«наши дорогие партнеры»? Да, великороссы и белорусы есть единый русский
народ, и это не судьба «суверенной Белоруссии» решается теперь, а судьба еди-
ного русского народа. Как и в Киеве зимой 14-го. Но принимая во внимание то,
что РФ не Россия, а теперешний правящий режим антинационален, принимая
во внимание судьбу Новороссии, вряд ли стоит, как иные горячие головы, кри-
чать о «зеленых человечках». Этим можно вызвать лишь обратную реакцию. И
не по «национальной гордости белоруссов», а исходя из элементарного «спер-
ва у себя порядок наведите».
Наша беда в том, что мы не имеем порядка в собственном доме. Не име-
ем национальной политики и идеологии. Не имеем внятного понимания на-
циональных интересов в руководстве страны. Отсюда столь бездарны наши
действия и в Киеве, и - под копирку - в Минске. Отсюда сегодняшняя беззубая
растерянность Москвы, отсюда кульбиты Минска. Проводи Москва твердую
национальную политику в интересах русского народа и требуй она того же от
своего «белорусского партнера», можно не сомневаться, что «батька» никогда
бы не затеял самоубийственное заигрывание с «литвинством». Но обстановка
на окраинах всегда прямо зависит от метрополии. А Белоруссия, как и Укра-
ина, сколько бы раз не назывались независимыми, все равно остаются запад-
ными окраинами единой России, и происходящее в них напрямую зависит от
положения дел в Москве.
Часть патриотов склонны противопоставлять Лукашенко Путину. Одна-
ко, у этих двух режимов, увы, много общего. И главное из этого многого то, что
оба они благополучно задавили ту самую силу, которая была и могла бы быть
их единственной настоящей опорой - русскую. И в России, и в Белоруссии
«зачищены» русские организации. Таким образом в условиях политического
кризиса русские оказываются лишены своей силы, которая могла бы защитить
их интересы, могла бы стать у штурвала. Таким образом у штурвала в подоб-
ном положении могут оказаться лишь силы враждебные русским, лишь они
представляют как бы народные массы. Ровно то же самое происходило в Ки-
еве при Януковиче. И в России, и в Белоруссии режимы, желающие удержать
свою власть, предпочли сделать ставку не на русские национальные силы, а на
либеральные, заигрывать с ними и с западом. Тот же Лукашенко на днях даже
заявил, что его сын придерживается либеральных воззрений. Эта стратегия
обоих «диктаторов» удивительна, ибо совершенно очевидно, что и тот, и дру-
гой всегда будут для либералов и запада персонами нон-грата. Им могут при
каких-то случаях слегка потрафить, похлопать по плечу, но с тем лишь, чтобы
в итоге проглотить. Более гнилой опоры и стратегии найти было невозможно.
Оба режима, изначально имевшие немалый кредит доверия в русском народе,

17
СЛОВО РЕДАКТОРА

умудрились серьезно подорвать его своей позицией в отношении Новорос-


сии. Москва не устает повторять, что эта неотъемлемая часть России является
«Украиной», Лукашенко и вовсе наставлял киевских «партнеров», как им унич-
тожить донбасских «сепаратистов». Таким образом был нанесен колоссальный
удар по идее Русского мира. В сущности, она была попросту похоронена.
Теперешние события в Минске - это в первую очередь следствие выше-
указанной политики. Сделав ставку на либерально-западные силы и нейтра-
лизовав силы русские, белорусский президент остался один на один против
тех самых либералов, и опереться ему оказалось не на кого. Раньше или позже
в аналогичном положении рискует оказаться и президент российский. В том,
что уроков из минского противостояния Москва не извлечет, можно не сомне-
ваться. Ведь не извлекла же она их из киевского майдана.
На самом деле, российский и белорусский лидеры сегодня могли бы ис-
пользовать сложившуюся критическую ситуацию и для блага нашего единого
народа, и для обеспечения собственной безопасности и почета в дальнейшем.
Для этого им нужно было бы объявить референдум об воссоединении РФ и
Белоруссии с тем, чтобы президентом единого государства стал бы новый из-
бранный лидер, а они, исполнив, так сказать, историческую миссию, достойно
сошли бы с политического олимпа - со всеми гарантиями своей неприкосно-
венности и не под проклятия, но под благословения миллионов русских лю-
дей. Это было бы решение государственных мужей, которое избавило бы наши
страны от многих грядущих потрясений и положило бы начало воссоедине-
нию Русской Земли. Но, к сожалению, таковое единственно мудрое, достойное
и благое решение принято не будет. Для таких решений нужно, как минимум,
меньше любить свою личную власть…
Возвращаясь к вопросу диктатуры и демократии. Демократия - это на-
ука, которой надо учиться. И в первую очередь - ответственность. Поэтому по-
строение демократии в хорошем смысле слова начинается с низового уровня.
С того самого местного самоуправления, о котором столько писали и говорили
наши неуслышанные пророки. Люди должны научиться решать свою судьбу
и отвечать за устроение дел в масштабе своих домов, улиц, кварталов, сел и
городов. Тут должны быть предоставлены все права, тут должна поощряться
инициатива. Земства - вот, школа настоящей демократии, а не политического
фиглярства, носящего ее имя. Людей, привыкших принимать решения и отве-
чать за них, самостоятельных и знающих, уже не обратит в зомби пропаганда и
не увлекут бессмысленные скачки на площадях. Достоевский недаром писал,
что народ - дитя, и ему требуется воспитание.
Такое воспитание должно было бы стать первым и насущным делом на-
циональной диктатуры, желающей по-настоящему укрепить русское государ-
ство, надежно защитить его от потрясений и смут. Эту защиту не смогут обеспе-
чить никакие силовые структуры, но только зрелое народное самосознание. В
РФ, к несчастью нашему, сегодня происходит обратное. Нас очень старательно
пытаются обратить в нечто безответственное, беспамятное, подконтрольное и
бессовестное… Полудетей-полулюдей нового усеченного формата. На это ныне
работает все: от предельно изуродованного образования, убивающего самую
мысль, до фабрики дегенератов под названием «российское телевидение». К
чему это приведет, покажет не самое отдаленное будущее. Нам же, русским, в
РФ и в Белоруссии, остается… бороться за свое существование, как русских, за
наше общее будущее, не рассчитывая на поддержку сверху, но уповая лишь на
себя и Господа Бога. Мы Русские, с нами Бог, и пока это так, «не все пути добра
закрыты» (Солженицын), а, значит, раньше или позже, мы выйдем на такой
путь и восстановим наш общий дом - Россию.

18
Беседа с александром кибкало

Александр Кибкало: «Нам нужно, сохраняя внешнюю


силу государства, его очеловечивать»

В ноябре прошлого года в рамках фестиваля Русского Зарубежья со-


стоялась премьера фильма «Поэт и война», посвященного поэту,
драматургу, военкору и ополченцу Новороссии Юрию Юрченко. На днях со-
стоялась и премьера виртуальная - фильм был выложен в открытый доступ
на ютубе. С режиссером картины, философом, кинодокументалистом, авто-
ром-исполнителем Александром Кибкало беседует редактор портала «Рус-
ская Стратегия» Елена Семенова:

Е.С.: - В прошлом году увидел свет Ваш фильм о поэте Юрии Юрченко и
войне в Новороссии. Как возник замысел этой картины?
А.К. - Идея снять такой фильм у меня возникла сразу после того, как
один из моих знакомых опубликовал в сети выступление Юрия Юрченко на
одном из поэтических вечеров, где он прочитал теперь уже самое свое извест-
ное стихотворение «Шкаф». На меня оно произвело сильнейшее впечатление.
По нему сразу все было видно: и масштаб личности, и что за ситуацию этот
человек пережил. Также был виден его более чем незаурядный поэтический
дар. Я понял, что это уникальный человек.
Я вник получше в эту историю, и понял, что фильм об этом человеке
даст возможность сказать о гораздо большем. Видите ли, мне может быть ин-
тересно делать фильм-портрет только тогда, когда он выражает близкие мне
идеи и взгляды на события. У меня до того был снято только два таких фильма.
Первый - в 98-м году, когда я остро переживал происходящий в стране развал.
Тогда отношение к происходящему выразил Александр Михайлов - известный
наш артист, прекрасный исполнитель песен, очень русский по духу человек.
Кстати, он родом приблизительно из тех же мест, что и Юрий Юрченко. Тогда
этот фильм «Монолог на фоне сумерек» трижды показали по каналу «Культу-
ра». Второй такой фильм - «Поэтика развала», где в центре также поэт, но, так
сказать, самостийный - маленький человек из сибирской глубинки, вставший
на защиту родного мира против молоха разрушения - ельцинских реформ. На
«Культуре» его также высоко оценили, 2006-м запланировали эфиры, но в по-
следний момент все же руководство явно испугалось последствий, и передума-
ло. Фильм о Юрченко - всего третий из этого ряда.

- С 90-ми годами все понятно. Но что вы предполагали выразить через


Юрченко? Отношение к теме Украина - Донбасс?
- Да, прежде всего это. Для меня был очень важно, что мы тут совпали
с Юрием на 100%. Мне ведь более чем небезразлична тема Украины. Хоть я и
родился в Москве, весь мой род идет оттуда. Мои деды и бабушки, как и отец
мать - все родом с Одесской области. В Раздельной у нас был дом и большой
виноградник, и в детстве я много времени проводил с братьями и родителями
там. Да и потом у родственников был дом в самой Одессе, куда я приезжал уже
взрослым. Так сложилось, что все мы это потеряли. Но тоска по этому краю
нет-нет, да и нахлынет. Там могилы почти всех моих предков. Только теперь
туда не доедешь…

- В фильме Юрченко говорит, что для него Одесса - вторая родина, что
он там родился.
- Ну да. Это у нас общее. К тому же мы почти ровесники. Я был очень рад,

19
СОВРЕМЕННИКИ

когда увидел, что у нас много общего в восприятии событий. Но мы не сразу


нашли общий язык - он человек, много раз обжигавшийся, опытный; в людях
разбирается. А жена его Дани, утонченная, артистическая натура, осторожна
еще более. Фильм этот им вовсе не был нужен. Они совершенно самодостаточ-
ные люди. Дани вообще шла на контакт неохотно. Для нее рывок Юрия на во-
йну вылился в сплошной стресс, который отразился на ее здоровье. Она ведь
обо все узнала только уже после всего, после счастливого возвращения своего
поэта из плена. Она внутренне не хотела ворошить эту тему. Мне не сразу уда-
лось добиться доверия их обоих.

- Как были найдены средства на производство? В начале фильма идет


титр «Министерство культуры Российской федерации». Значит, такой замы-
сел был интересен государственной организации? Ведь он не очень вписывается
в логику сегодняшней госполитики…
- Я действительно был приятно удивлен, когда на очередном конкурсе
в Департаменте кинематографии эта заявка нашла поддержку. В экспертном
жюри сейчас много культурных и разумных людей. Но позиция Департамен-
та решает очень многое. Потому что бы кто ни говорил про Ольгу Любимову,
которая с руководителя Департамента теперь вдруг резко поднялась до мини-
стра, я ей весьма признателен за поддержку. Позже я понял, что поступок Юр-
ченко не понять, если не рассказать подробнее о его жизненном пути, а это
было невозможно без увеличения хронометража. Департамент опять пошел
навстречу, дал возможность сделать полный метр.
Я думаю, что корни этой истории ведут глубоко, в самую трясину пост-
сталинского периода. Очень характерен лишь один факт: Юрий Юрченко вы-
рос в Магадане, в краю политссыльных, краю зеков. Половина его класса фа-
брично-заводского училища попала затем в тюрьмы и лагеря. Вот что за школу
он прошел еще в детстве! С такого тяжелого плацдарма, казалось бы, вообще
нереально вылезти на творческий свет божий. А он вышел на международный
уровень, умудрился творчески работать и выживать в Европе. Это вообще уни-
кально.

- По поводу восстания на Донбассе и тлеющего до сих пор конфликта


даже у нас в стране сталкиваются совершенно противоположные мнения. По-
чему вы однозначно заняли позицию именно поддержки Новороссии? И в чем вы
видите истоки всей этой ситуации?
- Истоки нужно искать в давних временных слоях. И рассматривать эту
ситуацию надо с разных ракурсов. Можно с привычного, политологического,
с которого ее рассматривают аналитики у Соловьева и Балаяна. Можно с исто-
рического, но также и метафизического, что мне особенно интересно.

- И как же, на Ваш взгляд, эта ситуация выглядит с политологического


ракурса?
- Тут я не оригинален. Я считаю, что правомерно было бы провести па-
раллель между событиями в Москве октября 93-го года, участником которых
я был, и тем, что происходило на Украине в 2014 году. В те холодные дождли-
вые вечера у Белого дома меня не покидало такое, знаете, тяжелое о ощущение
безнадежности, предчувствие чего-то неотвратимого. Чья-то неумолимая воля
неумолимо сжимала кольцо вокруг защитников, усиливая психологическое
давление. Человек, с которым я постоянно находился там все время, извест-
ный тогда в Москве мистик и философ Азер Алиев, как бы открыл мне глаза
на метафизическую подоплеку событий. Большинство ведь не знало тогда, что

20
Беседа с александром кибкало

англо-саксонское закулисье сделало большие ставки, и что идет второй этап


захвата России. Это теперь общественное внимание, наконец, разворачивает-
ся в сторону конспирологии.
Азер, кстати, пытался донести свое видение до Руцкого, - мы встречались
на его квартире за месяц до начала событий - предполагалась съемка фильма
о нем. Но Александр Владимирович не прислушался… Это просто рок… Ни-
кто из тех, кто мог изменить ход событий, не прислушивался к провидцам, а
потом за это расплачивался. Людовик XYI и Мария-Антуанетта не прислуша-
лись к тому, что им поведал Сен-Жермен. Николай Второй не придал значение
письму прорицателя из 19-го века и предупреждениям Распутина. Горбачев не
слушал Сергея Иосифовича Манякина, первого секретаря Омского обкома, ко-
торого вытащил из Омска, которого уважал за опыт и мудрость. Никто не слу-
шает тех, кого надо быть слушать. И события идут по наихудшему сценарию.
Тогда мы с Азером все ночи проводили у костров, общались с ополченца-
ми. Он поддерживал их, как мог, но, когда отходил, молчал, сильно переживал.
Позже я понял, что значили его слова: «Всей пойдет по худшем варианту… Я не
вижу этих людей живыми».
То, что произошло, было типично для тактики проамериканских спец-
служб: в решающий день с крыш мэрии неизвестные снайперы стреляли в обе
стороны - и в прорвавшихся сторонников парламента, и в солдат внутренних
войск. Было все сделано, чтобы бунт выглядел неуправляемым, но во всех важ-
ных точках скрытно находились силовики. В одну из таких ловушек - у теле-
фонной станции в Настасьинском переулке - попали и мы с нашим отрядом,
который направлялся на штурм Телецентра. Нам с Азером чудом удалось уйти,
но судьба большинства оказалась трагичной. Я очень хорошо прочувствовал,
насколько мастерски работает противник, далеко просчитывая ходы, исполь-
зуя общий хаос в своих целях.
То, что произошло в Киеве в 2014 году, отличалось лишь в деталях. Только
теперь в Киеве, наконец, начали прозревать относительно того, кто все орга-
низовал, кто стрелял в обе стороны, стравливая людей. Если пропагандистская
обработка населения в российском варианте велась в направлении антиком-
мунизма в пользу либерализма, то в случае же майдана те же силы использо-
вали приемы, которые использовал в свое время Геббельс. Тогда он и его люди
укрепляли позиции Адольфа Гитлера и стоявшей за ним оккультной группы
Альфреда Розенберга, Рудольфа Гесса, Йорга Ланца и прочих, зомбируя немец-
кий народ идеей мнимой исключительности, национальной избранности. И
у них это получилось. Будущих участников майдана обрабатывали структуры
Сороса и его «соратников» - примерно в том же направлении.
Всегда одновременно с идеологической обработкой теневики использу-
ют и оккультный инструментарий, который нужно знать и понимать. Они всег-
да используют невежество нижних страт (мне ближе термин касты) и их сти-
хийный материализм и атеизм, который бывает скрыт под фасадом активной
религиозности. Подсознательно представители этих слоев не верят, что на ход
событий можно влиять каким-либо удаленным, нефизическим воздействием.
Единственно реальный для них мир - это мир физический, реальные события
- это события, происходящие в нем. Отсюда же проистекает и то активное не-
приятие конспирологии в этих слоях, которое мы наблюдаем и сегодня.

- К сожалению, под видом «конспирологии» подчас подаются вещи, ска-


жем так, клинического свойства. Хотя они, пожалуй, подаются под любыми
видами. Однако, хотелось бы разобраться чуть подробнее. Что вы имеете вви-

21
СОВРЕМЕННИКИ

ду под «оккультным инструментарием»? И почему вы склонны использовать


именно термин «касты»?
- Придется немного уйти в теорию…В связи со всплывшим сегодня - за-
мечу, абсолютно реальным - проектом «золотого миллиарда» аналитики и
блогеры много стали говорить о кастовости. Мол, таинственные «они» хотят
разбить все население земли на две касты - господ и рабов. Грядущую реаль-
ность как кастовую охарактеризовали Никита Михалков, Андрей Фурсов и
другие. И, конечно, в определенном смысле они правы. Но я бы хотел внести
существенные уточнения. То, что они имеют ввиду под кастами, вовсе не ка-
сты. Это так называемые «страты» или варны. То есть социальные группы. И
любое толпо-элитарное общество в определенном смысле двухварновое. Но
касты - это совсем иное. Под кастовой моделью следует разуметь именно са-
кральную модель правильно устроенного общества.
О кастах обычно говорят, держа в уме и за кадром кастовую систему Ин-
дии. Всем понятно, что она несправедливая, что-то вроде мягкого апартеида.
И нам намекают - видите, как плохо, когда касты! Неравенство! Эксплуатация!
Но не берут в расчет главное: есть проект, а есть реализация. Те ведические
мудрецы, что создавали модель четырех каст и одной подкасты - шраманы, или
посвященные, - вкладывали в систему совсем не то, что осуществлено в соци-
альной системе Индии. То, что там имеется, есть результат некорректного при-
менения кастовой модели.
Изначально она формировалась как модель идеального общественного
устройства, где дифференциация основывается на принципе разности возрас-
тов монад, или душ. Базовая мировоззренческая позиция тут такова: в силу
того, что во всем космосе, в Бытии действует принцип реинкарнации - есте-
ственно, и в обществе людей, - эволюционные накопления воплощенных мо-
над разные. А раз так, то построить общество равных невозможно в принципе.
Этим и объясняется крах всех попыток построить коммунистическое обще-
ство.
Но здесь нужно сделать важную оговорку. Невозможно построить обще-
ство по кастовой модели, если оно совокупно не поднялось на определенный
уровень духовного развития. Она вообще, в принципе, лишь некий ориентир,
куда плыть в тумане, - представлять, что такое идеально построенное обще-
ство. Ясно, что получилось бы, если бы какому-то лидеру пришло в голову
строить такое общество теперь, требуя директивно определить: а кто у нас тут
старый по возрасту монады, а кто молодой? Началось бы что-то вроде продажи
чинов, возник у кого-то доходный бизнес, и т.д. Потому эту модель сегодня не-
возможно применить. Хотя косвенные признаки возраста монады все же есть.
Ведь очень многие как бы слышат внутренний зов, и следуют ему. Рассредото-
чение людей по областям деятельности во многом происходит не стихийно.
Гуманитарии, воины, творцы, технари, мастера с золотыми руками, исследо-
ватели - в большинстве своем люди ищут свою оптимальную реализацию, не-
осознанно следуя велению своей монады. Те, кто не услышал, теряют время,
или обрекают себя на нескладную судьбу.
В сакральном смысле мы все изначально живем в кастовом обществе,
но у нас все касты перемешаны, и это неправильно. Шудра и кшатрий мо-
гут учиться одном школьном классе, конфликтуя друг с другом, мешая
друг другу. Так формируется энергетический подтекст социальных на-
пряжений. Вся русская литература отражала именно кастовый дисба-
ланс, который нам пытались подать как классовый. Чацкий, Печорин,
Онегин, Базаров, Платонов - это все кшатрии в окружении вайшьев.
Немецкие студенты Энгельс и Маркс много чего поняли, но этот вопрос не

22
Беседа с александром кибкало

изучили. Они сделали акцент на конфликте варн, а он вторичен. Потому на


их теории никакого правильного общества нельзя построить в принципе. Рас-
судочные механицисты типа Ленина за эту теорию уцепились, впряглись в ее
реализацию. А умные ребята, что находились у него за спиной, фактически -
убежденные, последовательные сионисты - ориентацию на эту теорию под-
держали, хоть и понимали всю ее выморочность и ущербность. И что же? Цели
они почти добились. Был в итоге построен некий ублюдочный уродец, смесь го-
скапитализма с рабовладельческим обществом, который они цинично назвали «со-
циализмом».

- А какое отношение все то имеет к событиям на Украине?


- Самое прямое. Оккультные силы всегда делают ставку на нижнюю и
наиболее многочисленную касту общества - в индийской традиции ее имену-
ют кастой шудр, кастой производителей, - землепашцев, рабочих. Всегда этот
самый многочисленный слой становится объектом манипуляций, потому что
он в массе своей недостаточно образован, не имеет возможности создать свою
идеологию, и вынужден следовать за предложенной. Так произошло не только
в России в период до и после переворотов 17-года. Так происходило и проис-
ходит в разных странах в разное время. Но тактика манипуляторов строится
всегда на одном и том же: четвертой касте бросают понятные ей идеи, типа -
«земля крестьянам, фабрики рабочим». Или - «вы есть самая древняя на земле
нация; вы самые крутые и великие, вы выкопали Черное море - осознайте себя,
проснитесь, станьте хозяевами своей судьбы» … а что в итоге? Как-то я снимал
эпизод, когда приманенную мелкую рыбешку тоннами тралили в хитроумные
невода. Затем на рыбзаводе ее мариновали и закатывали в консервные банки.
Есть такое понятие в философии - «типологически схожие процессы».

- То, что нынешний режим, воцарившийся на Украине, есть результат


идеологической обработки враждебными силами, несомненно. А что же с «ок-
культным инструментарием»?
- Тут надо немного разобраться в матчасти, определиться с понятиями.
Для меня понятия «метафизика» и «метаистория» очень важны. Без них про-
смотр любой исторической ситуации не будет объемным. Кстати, понятие
«метаистория» первым ввел богослов и философ о.Сергий Булгаков. Он дал
такое определение: «Метаистория - это ноуменальная сторона того процесса,
что разворачивается перед нами как история». Иными словами - у каждого
процесса, произошедшего в физическом мире, есть метафизическая, или тон-
комирная подоплека.
Что мы имеем в данном случае? Тут придется использовать и понятие
эгрегоры. Я считаю, что нынешняя ситуация на Украине метаисторически
была в значительной степени предопределена событиями начала 30-х годов
прошлого века. У нас не принято говорить о том, что на Украине называют
голодомором. И я думаю, это неправильно. Лучше бы честно рассмотреть эту
тему.
Я-то ситуацию знаю, как говорится, из первых рук. Мой отец, 1924-го
года рождения, рассказывал мне о том, что пережила его семья в начале 30-х.
Они жили в Одесской области, недалеко от станции Раздельная. В семье было
6 детей. Когда было нарушено снабжение, начался голод. Двое маленьких де-
тей умерли. Другие начали опухать. Весь Раздельнянский район был оцеплен
войсками НКВД, никого не выпускали и не впускали. Прямо как теперь при
коронавирусе не пускают в некоторые города. Мимо станции проносились по-
езда, товарняки, полные украинского зерна. Обезумевшие люди дежурили у

23
СОВРЕМЕННИКИ

насыпи с крюками на длинных веревках. Когда проходил поезд, они пытались


забросить крюки на крыши вагонов, чтобы стащить с крыш кого-либо из си-
девших или лежавших на них людей. Если это удавалось, человека сбрасывали,
он разбивался. Его мешок или сумку потрошили, ища съестное. Одновремен-
но начался и каннибализм. Люди вымирали семьями. Семья отца выжила по-
тому, что его старшая сестра работала в колхозе машинисткой. Ей выдавали
скудный паек, который делился на всех. Также они готовили какие-то мало-
съедобные лепешки из соломы, жмыха. Подбирали зерна на убранных полях.
Отец рассказывал, как у него, опухшего, больного пришедшие из колхоза люди
шарили под матрацем, искали зерно. Ситуация была, вероятно, не лучше, чем
во время блокады Ленинграда в годы войны.
Подтекст всем известен: Сталин проводил ускоренную индустриали-
зацию. Украинское зерно он гнал на Запад. Это была валюта, на которую он
покупал оборудование и технологии. У этого режима человек, его жизнь, его
судьба всегда были на последнем месте.
Вы спросите - где в украинском вопросе метафизика? А вот где. Согласно
эзотерической философии, у каждой нации, даже не вполне сформированной,
есть то, что называется эгрегор. То есть энергоинформационное образование,
возникшее на основе информационных эманаций составляющих его индиви-
дуумов. Эгрегор - это нечто вроде коллективного разума, который постоянно
взаимодействует с каждым из них. Механизмы работы эгрегоры везде типоло-
гически схожи. Стандартный пример: пчела и соты. Отдельная пчела ведь не
может иметь представление о том, как должна выглядеть сотовая ячейка, - нету
у нее ни мозга, ни зачатков сознания. Но она кладет каплю нектара именно
туда, куда нужно. Потому что образ сот, сформированных строго в соответ-
ствии с законом золотого сечения, имеет эгрегор пчелиного роя, который и
управляет каждой пчелой. Именно он содержит в себе семантические поля
(поля смыслов и образов). Императивы эгрегора проходят в реальность через
информационные нити, идущие от него к индивидам.
Так вот, трагедия гибели сотен тысяч украинцев в период организован-
ного режимом Сталина голода запечатлелась в памяти сформировавшегося не-
когда (скорее всего, во времена Богдана Хмельницкого) эгрегора Малороссии.
И это вызвало как бы его переформатирование, и более радикальное, неже-
ли ранее, обособление от большого эгрегора Великороссии. А на физическом
плане произошло м следующее: выжившие в голодоморе молодые люди, по-
терявшие отцов, матерей, братьев и сестер, к концу 30-х годов подросли, стали
взрослыми. Жажда мщения полыхала в них и искала выхода. Когда началось
немецкое вторжение, эти мстители сочли, что наступил их час. Были созданы
отряды, которые начали сотрудничать с немцами. С точки зрения Большого
Брата, то есть Великороссии, они являлись предателями. С точки зрения части
пострадавшего народа Малороссии -героями. Вот вам истоки кажущегося се-
годня чудовищным факта, что украинцы во многих местах спокойно, а порой и
радушно встречали немецкие войска. Украина ничего не забыла и не прости-
ла. Украинцы полагали, что новое зло будет меньшим в сравнении с тем, что
они уже пережили.
Но они жестоко ошиблись: фашисты зверствовали и на Украине. У
них была своя стратегия и свое жесткое отношение к славянам. Про евре-
ев я уже не говорю - это всем известно. А когда национальные силы начали
осознавать, что происходит, отношение к захватчикам стало меняться. Они
стали воевать и с теми, и с другими. Двойной, слоевой характер украинско-
го эгрегора, который и ранее имелся, еще более усилился. Раннее он по-
родил Мазепу, Петлюру. Во время войны - Бандеру, Шухевича и прочих.

24
Беседа с александром кибкало

Метафизический подтекст событий заключается также и в том, что всякая во-


йна, влекущая принудительное развоплощение тысяч людей, является пирше-
ством для существ, населяющих демонические шрастры. Наиболее точно этот
механизм выписан в книге Даниила Андреева «Роза мира». Демонические
силы осуществляют инвольтацию человеческих существ, подвигая их на нару-
шение нравственных законов, чтобы получить свою пищу - гаввах.
Вот где истоки тех зверств, что творили в то время украинские нацио-
нальные батальоны. Они подпитывали темную часть молодого эгрегора. Бу-
дучи малочисленными, они компенсировали недостаток убиенных особой
жестокостью. При особых зверствах гаввах приобретает особую питательность
для демонов. Отсюда и возникли все эти адовы кошмары вроде волынской
резни, Бабьего Яра, Хатыни и других страшных событий этого ряда. Мало кто
станет отрицать, что эти люди - преступники, злодеи, изверги. Но всегда тут
присутствует амбивалентность: ведь их воля была взята под контроль, они
являлись человекоорудиями темных. Тут возникает тот же вопрос, что и при
оценке маньяков. Чикатило - преступник, садист; но он находился в одержа-
нии у темных сил нижних миров. Он являлся их человекоорудием. Его вина
заключается прежде всего в том, что он не сопротивлялся одержанию, принял
роль человекоорудия, покорно исполнял чужую волю.
Я считаю, что в отношении людей этого рода единственно возможный
вид наказания - принудительное развоплощение. То, что, принято называть
смертной казнью. Логика тут простая: общество и государство принимают уча-
стие в том, чтобы человек родился и жил, потому общество имеет право его уда-
лять с физического плана. А далее, в нижних мирах жизнь его души, его монады
продолжится. Но там он получит то, что ему положено. Высшую Бухгалтерию
никому не удастся обмануть.

- Но ведь не только украинский народ пострадал от этого античелове-


ческого подхода… Именно население большой России пострадало более всего…
- Ну, это само самой, разумеется. Но мы же говорим об Украине. Но раз
уж речь зашла о Сталине, выскажу свою, совсем неоригинальную точку зрения.
Сейчас многие оправдывают его довоенную внутреннюю политику, мотивируя
тем, что у него не было другого выхода: мол ситуация, враждебное окружение,
опасность агрессии извне и т.д. Но я считаю, что иной путь и иной подход есть
всегда. Тут все зависит от человека, который обладает силой решения. Можно
было как следует подумать, посчитать, что даст больший экономический эф-
фект - создание огромного концлагеря и рынков бесплатного рабского труда,
или открытие экономических шлюзов. Опора на инициативу самостоятельно-
го работника, или на принудительный труд раба. Даже Ленин в конце жизни
отказался от части своих базовых принципов, и возник НЭП. Сталин приду-
шил его, и пошел по пути создания концлагеря. Для большинства - мягкого и
неочевидного. Для пассионарного меньшинства - предельно сурового, безна-
дежного в плане выхода из него.
Подход Сталина как лидера строился от начала до конца на четкой плат-
форме: жизнь обычного человека - ничто, копейка. Человек - расходный матери-
ал, нужный для великих целей. Этот подход он сохранил и в период большой
войны. Фактически он половину населения страны извел на то, чтобы одолеть
Гитлера, забросал трупами соотечественников. В большинстве своем - русских,
прикрыв этим свою бездарность как полководца. Была ли еще когда такая во-
йна, где за одного солдата противника жертвовали 10-15-ю своими?..Я считаю,
что военачальник, не подготовившийся к большой войне, несмотря на всю ее неот-
вратимую очевидность, командир, у которого миллионы солдат попали в котлы и

25
СОВРЕМЕННИКИ

погибли в самом начале, не заслуживает ничего иного, как расстрела перед строем
и вечного позора. Постыдно выигрывать войну, перемолов по своему неумению
почти весь здоровый народ, а затем выставляться героем! Ведь помимо 30 мил-
лионов погибших было еще 44 миллиона искалеченных, по данным маршала
Конева. Большинство людей не могут даже представить, что стоит за такими
цифрами!
Я однажды в Лужниках пережидал, когда разойдется после футбольного
матча стотысячник. Люди шли мимо меня потоком шириной в десять человек
почти два с половиной часа! В основном мужчины. И я представил - вот, все
они убиты! Как это возможно? Представьте теперь, что такое один миллион
убитых мужчин. Это десять стотысячников; поток, что идет мимо вас 24 часа.
Толпы людей разного возраста, что угрюмо смотрят на вас! Мужчин и женщин
с печальными лицами, которые хотели жить, любить, наслаждаться природой,
растить детей и внуков, петь песни! И все это у них отняли те, кто оказался не
способен руководить обороной страны, у кого не было для этого нужного раз-
ума и объема сознания! А ведь этих миллионов был не один, и не два, а почти
тридцать! А представьте еще проходящими сорок четыре миллиона калек на
костылях, на каталках, с палочками, с белыми тросточками! Да, Сталин сумел
затем собраться, скоординировать защитные действия. Но цена была слишком
велика, ошибки слишком значительны, чтобы возвеличивать этого руководи-
теля. Маленькая Финляндия, имея одного талантливого инженера, сумела от-
биться, благодаря его укреплениям, от десятков дивизий огромной державы,
напавшей на нее. Сталин имел возможность сделать перед войной сто таких
линий обороны, - и не сделал ни одной! Что и говорить, «великий» стратег!
Зато хорошо смотрится в белом кителе… Чего тут праздновать столько лет,
неизменно демонстрируя, сколь силен был противник? Раз в пять лет - лад-
но, хорошо, логично. Ведь подвиг народный был, несомненно. Мой отец, мои
дяди, деды в нем участвовали. Двое из них погибли, причем гвардии майор
Иван Кибкало - защищая Крым. Праздновать из года в год эту победу с такой
помпой - я считаю, это неправильно. Это слишком пиарно, нарочито. Это мое
мнение.

- Тем не менее многие считают Сталина великим стратегом в геополи-


тике, указывая, что он не просто одолел Германию, а вывел страну в великие
державы и создал двуполярный мир.
- Я считаю, что, создав марионеточные режимы в ряде стран Европы,
Сталин заложил мину под будущее страны. Европа в цивилизационном плане
опережает нас как минимум на пару сотен лет. Так считали и Данилевский,
и Гумилев. Эти режимы были изначально обречены, и их крушение было де-
лом времени. Заставить эти народы жить под патронажем народа, который
они считали нецивилизованным, следовать его убогой идеологии в принципе
было невозможно. Сталину н стоило никуда лезть вовне, а поднимать и укре-
плять обескровленную войной страну. Уже после него стало ясно, что тянуть
огромный военный блок стране с такой неэффективной экономикой просто
не под силу. К чему все это привело, известно. Так что никакой он не стратег.
Все его правление - пляска на костях. Коллективизация, индустриализация, война,
восстановление - все на костях русских людей, русского народа. Но мы отклони-
лись от темы.

- Думаю, что не отклонились. Но все же давайте вернемся к фильму. Вы


сказали, что был еще один фактор - помимо судьбы Новороссии, который явил-
ся мотивом для работы над фильмом. Что это за фактор?

26
Беседа с александром кибкало

- Да, и это имеет отношение к моей линии в документальном кино. Фак-


тически я занимался большую часть жизни не чистым документальным кино,
а неким симбиозом научно-популярного и документального. Кто-то считает,
что мое первое образование (философский факультет МГУ) так на меня по-
влияло. Возможно. Но скорее это все же склад ума и личности. Потому у меня
мало призов и дипломов за фильмы. Чтобы иметь шанс их получить, нужно
делать чистое кино, эстетское кино, ставить во главу угла киноязык. А для меня
важнее выразить мысли и идеи. Удивительно, что у меня постоянно возникали
возможности делать такое кино, и потому довольно большая фильмография.
Так вот, я давно искал возможности дать образ «абсолютно-
го кшатрия». Что я под этим разумею? Я уже говорил о кастовой си-
стеме, о том, в чем ее скрытый смысл, говоря о шудрах. Но ведь есть
и верх пирамиды - весьма, как вы понимаете, узкий, немногочис-
ленный. Но эти люди есть, и они составляют потенциал надежды.
Для меня подлинный кшатрий - это воплощенный человек высокого возрас-
та души, который поступает только, по совести. Со-вести - то есть вести Бога
в себе; человек, для которого сиюминутные интересы материального уровня
вторичны. Кшатрий - человек с оголенной совестью, обнаженным сердцем. Он
живет и поступает всегда так, как диктует ему сердце и совесть.
Вот с этой чисто философской точки зрения Юрий Юрченко для меня
и является абсолютным кшатрием. Да, безусловно, достоин высшей степени
уважения военный, который вызвался поехать добровольцем на справедливую
войну. Но ведь он военный, это его специальность, его работа, которую он из-
брал для себя. Совсем другое дело, когда человек из иной среды, творческий
благополучный человек, из своего теплого элитного мирка вырывается туда,
где страх, кровь, опасность, грязь и жестокость - это случай совершенно из
ряда вон выходящий. Самое важное - Юрченко отправился на Донбасс совер-
шенно негласно, никого не поставив в известность, даже жену. Приехал, и не
сказал там никому, кто он. Тихо записался в батальон ополчения, как рядовой
солдат. Вот что главное!
Обозначившийся успех фильма «Поэт и война» связан с тем, что каждый
из нас, «творцов» (и я в том числе), понимает: между намерением и действием
существует большой зазор. Юрий Юрченко смог. А вот нам оказалось - слабо. У
нас, может быть, такой же взгляд на вещи; но нам слабо. Почему? Ну, у всех же
семьи, дети; у нас контракты. Недостаточно денег, есть проблемы со здоровьем;
да и внутренний голос шепчет: а чего я поплетусь на этот Донбасс? Я же ружья
в руках не держал. Всегда можно найти оправдание своему бездействию, пас-
сивности. Так ведь? Вот почему нас ошеломил тот, кто смог, для кого чужая боль
важнее собственной. И еще есть одна примета такого кшатрия: благородство и
великодушие по отношению к нижестоящему по возрасту души. Поверьте, не
знает ничего Юрий Юрченко о кастовой теории. По крайней мере, не верит
в ее истинность. Он просто родился с этим внутренним благородством! Тако-
ва его древняя душа, его монада. Для меня самый потрясающий эпизод - это
встреча с пленными украинцами, недавними врагами. Вот это оборот, вот это
игра судьбы! И большинство ведь скажет - как он мог простить извергов, са-
дистов. Но он в этих русских людях душою увидел просто людей - самых обыч-
ных, в чем-то наивных, не понимающих многого; которые по большей части
не ведают, что творят. И он их легко простил за причиненные ему страдания.
Людей этого уровня очень мало. Такой человек всегда одинок, и часто
гоним, находится под обстрелом насмешек и издевательств представителей
более низких каст. И это закономерно, потому что в неправильно устроенном
обществе смещены критерии оценки человека.

27
СОВРЕМЕННИКИ

- Другими словами, такие люди - подлинная элита нашего общества. Но,


к сожалению, у нас под элитой сейчас подразумевают совсем иных людей…
- Ну да. Имеется ввиду узкий слой богатых и сверхбогатых (в большин-
стве случаев - за счет народа) людей, соревнующихся в искусстве жить роскош-
но. На самом деле в эту игру в красивые машинки, домики, яхточки вовлечены
как раз представители низших каст- в основном вайшьи, то есть материальные
люди с интеллектом (без духовного вектора). Для них, в ком живут молодые
монады, очень важно в этой детской песочнице показать свое преимущество
перед другими детьми; получить максимум удовольствия от пребывания в
плотном слое этой действительно прекрасной планеты. Этим людям пока не
открыт подлинный смысл и цель их воплощения на земле, они про него мало
что знают. А худшие из этой среды и вовсе подписывают договора с темны-
ми силами, и силу темных используют для возвышения над другими, стараясь
диктовать условия всем. Таковы те, кто является ныне хозяевами денег, кто хо-
чет прописать правила для всех.
Сейчас в руки этой узкой группы плывут новые технологии, с помощью
которых они планируют «осчастливить» человечество своим сладостным па-
тернализмом. Я часто слышу от самых разных людей один и тот же вопрос: а
где же Бог, почему он позволяет злу так победно шествовать по планете? А от-
вет на него ведь известен с древности.
С теологической точки зрения, сверхзадача, которую преследовали Выс-
шие Силы, давая темным свободную волю, понятна: без погонщиков караван
остался бы на том же месте, где стартовал. Страдания, что причиняют темные,
необходимы, чтобы люди развивались, двигались от животного к духовному.
На нашей планете так все сложилось, что «эйцехоре» - семя дьявола в чело-
веке - может быть изжито только самими людьми. Но темные из погонщиков
постоянно лезут во властители. Они нарушают закон меры, пытаясь получить
полный контроль над человечеством. В этом корень проблемы переживаемого
нами трансисторического периода. Светлые стремятся выровнять баланс. Но
сделать они могут это только через воплощенных на нашем плане людей. То
есть через нас с вами. Потому и разворачивается теперь все более и более же-
стокая битва.
Но человекоорудия темных должны понимать, что, нарушая закон весов
они обрекают себя на большие проблемы. Если бы они имели представление о
том, в какие слои отправляются такие благодетели человечества после потери
тела! Недаром они так яростно цепляются за свои изнеженные тельца, боясь
посмертной судьбы; не зря рыщут и находят адренохром - эссенцию из мозга
умерщвленных ими детей (один грамм которого стоит миллионы долларов).
Он реально продлевает молодость этим ничтожествам, этим выродкам чело-
веческого рода. Но мир устроен жестко: то что ожидает их за кадром, поистине
неописуемо ужасно. Те, кому не доводилось наблюдать эти миры, стоит почи-
тать их описания у того же Даниила Андреева, или Данте, или Сведенборга.
Но думаю, от этого ничего не изменится. Выйти из засасывающего тебя омута
можно лишь дойдя до основания воронки. Таков закон.

- Хотелось бы вернуться к украинской теме. Как ваша теория об отдель-


ном эгрегоре Украины проецируется на события последнего времени? На совре-
менность?
- Вполне очевидным образом. Я уже сказал - особый эгрегор Украины
сформировался до войны и во время ее. Но впоследствии он был задавлен и
частично поглощен все тем же эгрегором Великороссии, физическим телом
которого являлся Советский Союз. Когда же по нему был нанесен в начале

28
Беседа с александром кибкало

90-х тяжелый удар, украинский эгрегор высвободился, и начался новый этап


его обособления. За это время возникли генерация молодых проводников его
силы, и в том числе и агрессивной. Они, при поддержке недругов Великорос-
сии, копили силы и вооружались идеологически. Понятно, что самой доступ-
ной и понятной для этих энергетических активных групп явилась идеология,
типологически схожая с идеологией Третьего Рейха - крайний национализм.
С обрядовых матриц рейха были скопированы те приемы раскручивания эгре-
гориального вихря, что нынче используют на Украине националисты. Напри-
мер, символика, жесты, факельные шествия.
Я замечу, что, вообще говоря, определенная степень национальной осоз-
нанности необходима каждому этносу. Без этой ноты не может быть нацио-
нального единения. Славянам этого недостает, что обуславливает массу про-
блем. Одна из них - «нелюбовь» членов сообщества друг к другу, завистливость
к удачливому, и т.д. Из этой проблемы отчасти и выросла революция 17-го и
гражданская война. Тот национализм, что раскручивается на Украине, мог бы
быть целесообразен, когда бы не наносил удар по общему родовому древу -
славянству. Там искусственно внушается родовое самоотделение - это часть за-
мысла наших недругов. В правильной проекции тема Крыма звучит так: Крым
и не русский, и не украинский. Он - славянский. Во времена СССР все мы про-
водили время там вместе, и не было проблем. Если произойдет воссоединение
двух частей одного этноса, это будет наше общее владение, тема перестанет
звучать как проблемная.
События 2014-го года на Украине явились выходом накопившейся у нацио-
налистическихсилэнергии. Произошелпереворот,исилы,тяготевшиекэгрегору
Великороссии, потерпели поражение, были отодвинуты от рычагов управления.
Восстание на Донбассе - это локальная реакция большого эгрегора на агрес-
сию малого. Крымская весна - характерный момент, когда эгрегор Велико-
россии просто расправил мышцы, и показал своему малому отпочкованию
мощный кулак, после чего тот моментально ретировался. А население Крыма,
по-прежнему находившееся под контролем Большого эгрегора, с радостью лег-
ло ему под крыло, что вполне логично. Осуществи Россия такое же вторжение
в Центральную Украину в начале 14-го года, введи войска в Киев - результат
был бы тот же. Большая часть населения Украины приняла бы его контроль,
поскольку десятилетия жила под ним и в целом неплохо. Но с Западной Укра-
иной так бы не получилось. Тут особая ситуация, требующая отдельных реше-
ний. Вот таков в общем виде метафизический подтекст.

- Если мы примем эту логику, какой же может быть выход? Каким мо-
жет быть будущее у самой Украины, и соответственно, у отношений Украины
и России?
- Здесь нужно осознание главной данности: эгрегор Украины существу-
ет. Есть дух-народоводитель Украины, а также демон государственности. Пусть
это символическое, условное обозначение некоей данности. Но я уверен, что
такая данность существует. Все говорит за это. Потому с метафизической точ-
ки зрения тут выход один: тем немногочисленным слоям украинского обще-
ства, который находятся под его контролем, должна быть выделена отдельная
территория. Эгрегор, имеющий под контролем народ, должен иметь террито-
рию. Это закон. На том же основании ни палестинцы, ни курды, ни какие-либо
иные значительные по количеству сообщества, имеющие более-менее разви-
тые эгрегоры, никогда не успокоятся, пока не обретут юридически оформлен-
ную территорию и государственность.
В случае Украины, я считаю, наиболее логичным выходом было бы обра-

29
СОВРЕМЕННИКИ

зование Западной Украины как отдельного самобытного государственного об-


разования, со своим государственным строем и своим особым языком. Пять ли
западных областей должны войти в него или меньше - это мог бы определить
простой плебисцит. Но восстановление Малороссии на большей части терри-
тории нынешней Украины было бы логично, поскольку соответствует главным
метафизическим раскладам, и потому неизбежно. Логику развития событий
тут ломает некий фактор усложнения: вторжение в украинско- российские от-
ношения враждебных славянству сил - англо-саксонского и иудейского эгре-
горов. Я постарался отразить этот подтекст в своем большом фильме «Четвер-
тый уицраор». Речь идет о векторе, который не дает ситуации разрешиться
логично. В этой ситуации разрешением могло бы послужить активное силовое
воздействие эгрегора Великороссии. Два больших, враждебных по отношению
к нам эгрегора не пойдут на большой конфликт, так как он для них слишком
опасен. А образование Западной Украины сняло бы напряжение внутри Укра-
ины. Но пока этого подтекста ни в России, ни на Украине не понимают и не
признают, потому ситуация будет тянуться в тлеюще-напряженном состоянии
непредсказуемо долго. На физическом плане будут гибнуть люди и с той и, с
другой стороны. Это трагично, это тяжело. Но это так…

- А почему, как Вы считаете, Большой Брат не принимает адекватных


действий, не проявляет силы? Почему ведет эту странную гибридную войну -
вроде не бросает совсем Новороссию, но при том не принимает реально актив-
ных действий для разрешения ситуации?
- Это уже разговор о том, что представляет собой ныне российская власт-
ная верхушка. Непоследовательность политики Москвы в отношении Ново-
россии очевидна, и она связана на мой взгляд, с тем, что и у нас в России у
президентской администрации нет всей полноты власти. Мы имеем в России
скорее скрытое двоевластие, а то и многовластие.
Сильны позиции либерального лагеря, компрадорского по своей сути,
связанного опять же с капиталом англосаксов и ориентированного на Запад.
Этот лагерь совершенно не заинтересован в усилении национальных сил ни
в России, ни на Украине, ни где бы то ни было еще. Именно отсюда вытекает
ответ вопрос о том, почему Россия так некрасиво, так неэтично ведет себя в от-
ношении части добровольцев, поехавших защищать интересы Русского Мира
на Донбасс. Юрий Юрченко неустанно пишет и говорит об этом в соцсетях
и на различных интернет-каналах. Власть не выработала единой стратегии в
отношении этих людей. Потому так возмутительна поведение наших чиновни-
ков в отношении того же Мирослава Рогача, с которым Юрий Юрченко провел
те страшные 6 суток в железном шкафу. Ведь ему было отказано в убежище в
России, - затем и в Словакии. В конце концов он нашел пристанище лишь в Ир-
ландии, где никто не стал акцентировать внимание на его военном прошлом.
Большинство защитников Русского Мира понимают, что в самой России
он сжат и скукожен. Часть властной элиты не ориентирована на интересы на-
рода, - это уже очень многим понятно. И упование на «традиционные ценно-
сти», все эти дешевые маскарады со стоянием со свечками в храмах - это всего
лишь прикрытие, фасад. И церковь они специально делают под себя, прикарм-
ливая угодных иерархов и подвергая остракизму немногих инакомыслящих.

- Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию и перспективы Новорос-


сии? К чему мы ближе: к тому, что Донбасс все-таки будет интегрирован назад
в Украину, или же наоборот - станет частью России?
- Вопрос о статусе и о будущем Новороссии зависит сразу от несколь-

30
Беседа с александром кибкало

ких факторов. Во-первых, это зависит от развития событий на самой Украи-


не. На данный момент ее нельзя рассматривать как страну независимую. Как
и в случае с Россией после 93-го года, эта страна является оккупированной
враждебными славянскому миру силами, а ее правительство - марионеточ-
ным. Оккупация для большей части населения является неочевидной, и на
этой неочевидности и держится сам режим. То, что в президентское кресло
был посажен актер-комик, сыгравший до того в сериале роль «народного пре-
зидента», вообще вся эта поразительная, хитроумная комбинация, является,
на мой взгляд, вопиющим и издевательски-наглым актом демонстрации силы
теневой кликой, которая словно хотела сказать: вот видите, мы можем сделать
на этой территории с вами все, что хотим, и вы все это скушаете. Захотим стра-
вить славян со славянами, заставить братьев по крови и происхождению убивать
своих братьев - сделаем это; захотим поставить управляемую куклу на мнимый
трон - поставим; и вы все это будете жрать, потому что вы гои, а не полно-
ценные люди; так с что лучше смиритесь, потому что мы - всесильны. Вот такая
жесткая очевидность просматривается тут в сухом остатке.
Независимость Крыма и части Донбасса для этих сил является непри-
емлемой, так как ставит под сомнение их всесилие и ее далеко идущие в отно-
шении Украины планы. Скрытая управляющая администрация и далее будет
стремиться держать ситуацию либо в состоянии тлеющего постоянного кон-
фликта, либо при случае переведут его в горячую фазу для поглощения непо-
корных мини-республик.
С другой стороны, статус и суверенность ДНР и ЛНР, как и прежде, зави-
сит от раскладов в российских правящих кругах. Я знаю, что многие там, как и
в патриотических кругах России осуждают Путина за то, что он не действовал
в случае Новороссии так же определенно и жестко, как в случае с Крымом. Я
тоже полагаю, что жесткая линия была вполне правомерной. После Дебальце-
во и Иловайска, когда ВСУ практически были разгромлены, путь к завоеванию
Мариуполя и Харькова был практически открыт. Но Кремль не решился на та-
кие радикальные шаги, продолжая лишь скрытую и ограниченную по объему
поддержку республик. Время показало, что санкции со стороны Запада вряд
ли могли бы быть более жесткими, чем ныне. Эту непоследовательность ряд
политиков в России - в частности, Игорь Стрелков, - рассматривают как пре-
дательство интересов Русского Мира.
Антирусская группировка имеет серьезные рычаги влияния на вну-
треннюю и внешнюю политику страны. Это мое мнение, но думаю, не толь-
ко мое. Но я лично не склонен относить Владимира Путина к этой группи-
ровке. Очень возможно, что он как раз стремится ей противостоять и вы-
ровнять баланс, но как бы повязан по рукам и ногам. Да, он пристроил всех
своих питерских друзей, посадил их на хорошие места - это всем известно.
Но с другой стороны - без них бы он вовсе завис в воздухе. Ведь его самого
могущественные промышленно-финансовые кланы, манипулировавшие Ель-
циным, поставили в качестве марионетки совершенно так же, как в нынеш-
ней Украине Зеленского. Но Путин-то ведь на роль куклы не согласился! В
этом его радикальное отличие от Порошенко и Зеленского. В самом начале
президентства Путину противостояла мощнейшая, сионистки ориентиро-
ванная группировка еврейских банкиров. Я так понимаю, именно его това-
рищи в силовых и иных ведомствах помогли ему частично подвинуть их, за-
брать у них часть власти. С некоторыми из них он разобрался даже «по по-
нятиям», жестко. Группировка была рассеяна, ее финансовое могущество
подорвано. Я отчасти представляю, насколько непросто было это сделать.
Я вспоминаю один из эпизодов своей режиссерской практики. В 1997 году я

31
СОВРЕМЕННИКИ

делал заказной фильм об Инкомбанке. Мы летели с группой в Сибирь, разго-


варивали на камеру с президентом Инкомбанка Владимиром Виноградовым.
И он на камеру сказал очень примечательную вещь: «Мне напрямую говорят на
всяких там приемах и презентациях: как это так? Президент такого крупного
банка - и не еврей! Типа, это не нормально. Им не нравится это…потому наша
ситуация не такая уж безоблачная… все время копают.»
Что ж, его опасения были не напрасны. Прошло совсем немного време-
ни - и он вдруг внезапно сильно заболел. Это был крупный, сильный мужчина
в рассвете лет. И вдруг - отказ обоих почек. Причем вскоре после рандеву с
какими-то непонятными американцами. Люди из его окружения уверены, что
Виноградова отравили. Но доказать этого никто не смог.
Вскоре после этого детище жизни - мощный банк вдруг резко опусти-
ли, юридически скрутили и обанкротили. Мощнейший, бурно развивавшийся
банк со 120 внутрироссийскими филиалами, 25-ю зарубежными! Банк, кото-
рый делал долгосрочные инвестиции в экономику страны! Тут не надо быть
провидцем, чтобы понять: была совершена крупная теневая рейдерская опе-
рация. Понятно, в чьих интересах это было сделано.
Крушение детища всей своей жизни добило Владимира Виноградова.
Прожил он после этого совсем недолго… Вот такая, невидная миру русская
трагедия. Лишь один эпизод из этой скрытой от внешнего взгляда борьбы на
самом верху. А сколько состоялось таких историй, сколько такого рода хитро-
умных операций проделывали антироссийские силы?
Я не хотел бы, чтобы меня, как и других авторов, пишущих о сионизме,
обвиняли в антисемитизме. Я с уважением отношусь к представителям этого
действительного выдающегося народа. Он сам сильно пострадал от радика-
лизма этой группировки. Я просто считаю, как и многие, что она представляет
угрозу всему миру, и потому о ее деятельности надо говорить. Интересно, кста-
ти, что во времена СССР на моей родной Центральной студии документальных
фильмов регулярно выпускались фильмы о сионизме. А сегодня такой фильм
государство сделать не позволит. О чем это говорит, понятно. Вот почему ло-
гичен тот вопрос, что задал не так давно Никита Михалков - а в чьем кармане
наше государство?
Мы, русские, до сих пор не хозяева на собственной земле, и это надо осозна-
вать. То, что Путину удалось хотя бы большую часть рычагов управления пере-
ключить на себя, нельзя забывать. Да, Путин не смог стать тем, кого русский
визионер Даниил Андреев называл родомыслами - историческими деятеля-
ми, которые свершили судьбоносные магистральные для пути народа деяния.
Он не смог совершить эпохальное действие - полностью сокрушить враждеб-
ные кланы, забрать всю власть в стране, выстроить новый экономический и
политический порядок в интересах народа, в интересах будущего страны. Он
не смог этого сделать. И думаю, уже не сможет. Его хватило лишь на один по-
ступок, достойный Родомысла - вернуть славянству отвоеванный ранее в боях
полуостров Крым. Что поделаешь, таков его масштаб как исторической лич-
ности.

- Сегодня Путиным инициированы поправки к Конституции, которые


позволят ему остаться у власти. С Вашей точки зрения, это благо?
- Опять же, нельзя об этой ситуации судить, не принимая в расчет мета-
физический контекст. Спрашивается, почему в России все правители садятся
на трон на десятки лет? Да потому что они являются человекоорудиями эгре-
гора государственности. Эгрегор не заинтересован в их смене. Ему нужна ста-
бильность для проводки своих инвольтаций. В ментальные поля российского

32
Беседа с александром кибкало

эгрегора вшита программа жесткого управления. Нету в мире другого такого


многоязычного собрания народов на огромной территории. Помните слова
Александра Первого одному из декабристов, не помню кому - смысл такой:
«батенька, какая конституция, когда у меня вся страна несобранная!..» Вот
мудрость стратега! А как можно развалить страну в два года мы увидели при
Ельцине. Нам пока не показана полная демократия - это надо понимать. По
крайней мере, на данном историческом отрезке. Нам необходимо сбалансиро-
вать между возможной тоталитарной цифровой диктатурой и полным хаосом,
территориально-этнической диссипацией. Нужно, сохраняя внешнюю силу
государства, его очеловечивать. И я считаю, что процесс этот понемногу, но
идет - благодаря росту самосознания и самоуважения граждан.
И все же я считаю, что Владимир Путин допускает большую ошибку, не
готовя преемника. Путин имеет представление о законе каст, я уверен. Он мог
бы и должен подготовить преемника- человека с большим объемом сознания
и общей культуры - который не просто продолжит укреплять государство, а
цивилизует его, создаст пружину дальнейшего развития. Но нет… Похоже, что
упоение своей ролью прорастает в нем. Я считаю, что ему не нужно идти на
новые сроки. Ему даже не следовало идти на текущий срок, так как его миссия
была уже исчерпана. Но он не подготовил преемника, и ему ничего не остава-
лось, как остаться.

- И что же? Нами так и будут управлять олигархи? Какой выход?


- Сразу все выстроить оптимальным образом не удастся. Исторически
мы имеем страну, где произошло крушение кастовой пирамиды, где произо-
шла «революция шудр». Понимаете метафизически за философским парохо-
дом, изгнанием старой интеллигенции и аристократии стоит нарушение по-
тока высоких воплощений в народное тело, так как все монады идут на вопло-
щение в соответствии с оптимальными для их развития вибрациями. Поток
воплощений в тянущую систему вверх верхушку был прерван. Серебряный век
конца 19-начала 20-века был последним выплеском работы высоких монад.
Соответственно, истоки коррупции лежат не на поверхности. Не там, где
их ищут. Представители третьей касты, вайшьи, или материальные люди с ин-
теллектом, не могут быть другими. В их душах, их сознании еще не звучит на
данном эволюционном этапе голос совести. Они всегда будут грести под себя,
вызывая ненависть со стороны народа, но они обществу совершенно необхо-
димы, - не менее, чем люди четвертой касты. Именно эти две касты двигают
экономику, создают материальные ценности. С ними управляющая система
должна тонко работать - не лишать тех радостей, что важны для них, но сле-
дует обозначить меру. Излишеств особых они не должны иметь, но лишать их
существенных преференций нельзя.

- Сегодня ряд аналитиков говорят об угрозе новой Смуты. Если эти мрач-
ные прогнозы все-таки сбудутся, то хватит ли нам сил преодолеть ее? Сейчас
все чаще звучит тема необходимости самоорганизации. Но, кажется, даже те,
кто говорит об этом, не всегда ясно представляют себе практическое состав-
ляющее этого понятия.
- Я считаю, что сейчас есть признаки приближающегося кризиса власти.
Я чувствую это. Как чувствовал накануне 91-года, что будут происходить собы-
тия, и отразил это в своем первом фильме «День откровения». Но скорее всего,
народ в этой ситуации будет лишь наблюдателем. Масштабно самоорганизо-
ваться он не сможет, так как для этого не созданы предпосылки. Нет ни одной
реально массовой оппозиционной партии, нету даже профсоюзов - только кар-

33
СОВРЕМЕННИКИ

манные. Но самое главное - все также нет идеологии. Масса направлений, все
тянут в свою сторону. Самая реальная сила - молодежь, но у них нет проекта.
Как и не было его у нас, демократов конца 80-х. Их романтический порыв мо-
гут использовать наши враги, как использовали тогда наш. Реальное действие
могут совершить только военные и спецслужбы. Но в какую сторону они могут
развернуть ситуацию, непонятно. Идти обратно в модель СССР теперь никак
нельзя.
Я выскажу мысль, которая не раз уже звучала. Если произойдут собы-
тия, то лучшим выходом был бы следующий. Надо принять во внимание, что
на данный момент в славянстве есть лишь один лидер, способный провести
крупные преобразования, который обладает и волей, и харизмой, и опытом,
который ведет совершенно независимый курс. Это президент Белоруссии
Александр Лукашенко. Оптимальным вариантом было быстро создать единое
славянское государство Россия-Белоруссия, и вывести на президентские выбо-
ры Лукашенко. У него явно еще есть 8-10 лет впереди плодотворной работы. Он
бы сумел создать в таком государстве перспективный задел на будущее.

-Но Вы ведь сами говорите о кастовой пирамиде. Этот ли президент,


другой все равно будет иметь работать через тех людей, что имеются.
-Выстроить страну на основе сакральной дифференциации никому пока
не удастся. Для этого не созрели условия. Что же касается вайшьев, этой боль-
ной проблемы, то нам нельзя поступать с ними так, как китайцы или как боль-
шевики после революции - я имею ввиду, бизнес, высшее чиновничество, ку-
печество, зажиточное крестьянство. Недопустимо со всех точек зрения таких
людей просто принудительно развоплощать. У нас теперь каждая воплощен-
ная монада должна быть на счету, так как нас уже опасно мало! Нельзя также
предприимчивых деловых людей лишать простора для инициативы. Без них
физическое тело страны не будет развиваться. Государство, выстроенное в со-
ответствии с законом сакральной пирамиды, должно дать каждой касте воз-
можность реализоваться. Пока некому это строить, поскольку системой управ-
ляет не голова, а живот и ноги. Но прогресс идет, и шансы на лучшее сохраня-
ются.

- Возвращаясь к фильму. Какова на сегодняшний день ситуация с входом


картины к зрителю? Есть ли предложения от телеканалов?
- Я надеюсь, что фильм относится к тем, что не должны стареть, и тем
не менее, конечно же, я хотел бы, чтобы фильм вышел к зрителям. Тем более,
что по договору с Департаментом кинематографии моя студия обязана отчи-
таться, на какую аудиторию вышел фильм. Вначале мы пошли обычным путем:
отправили его на несколько фестивалей. Казалось, что он заслуживает внима-
ния. Но реакция фестивалей была вялая. Главный документальный фестиваль
«Россия» Екатеринбурге не взял его даже в информационный показ. Фестиваль
«Влюбленные в искусство» позволил его показать в Питере вне конкурса, но
перед очень маленькой аудиторией. Лишь фестиваль «Русское зарубежье» взял
фильм в конкурс- фактически тогда и состоялась премьера. Но призов фильм
не получил и на этом фестивале. Не буду строить предположения, почему так
все пошло. Режиссер может быть субъективен. Но все же предполагаю, что ны-
нешняя конъюнктура не соответствует направленности и окрасу фильма.
Ясно, что фестивальная судьба не задалась. Будем пытаться пробиться на
телеканалы. Надеюсь, что где-нибудь мы все же встретим понимание.

34
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

С поры о роли вождя большевиков в убийстве Царской семьи весьма


оживленно идут до сих пор. Написано довольно много работ. Я не
располагаю какими-то новыми фактами. Однако мне представляется, что до-
статочно большое количество уже существующего материала не выстроено в
четкую логическую систему. Вот этим я и собираюсь заняться: попытаюсь си-
стематизировать известные данные.
Сразу хочу предупредить, что не буду рассматривать ни одну из множе-
ства конспирологических версий. На мой взгляд, они являются не объектом
доказательства и анализа, а объектом веры. Вера же в доказательствах не нуж-
дается. Скажем, чудеса, происходящие вокруг святынь, могут укрепить веру,
привести к ней, но не могут служить доказательством существования Бога.
Главная же причина моего неприятия подобного подхода состоит в следую-
щем: сторонники всех конспирологических концепций способствуют (созна-
тельно или неосознанно) тому, чтобы переложить ответственность за совер-
шенные злодеяния с реального и осязаемого виновника на предполагаемых и
эфемерных. Этих концепций много: иудейское ритуальное убийство, жидома-
сонский заговор, немецкий заговор, роль Свердлова как тайного, но главного
коновода и т.д. Если поставить во главу угла любой из названных вариантов, то
историческая реальность покрывается туманом, переводится в гадательный и
предположительный план.
Не льщу себя надеждой «обратить в свою веру» тех, у кого уже сформи-
ровалось четкое мнение по поводу цареубийства. Моя задача - проследить не-
которую логику в этом деле и дать аргументы тем, кто хочет в нем разобраться.

***
Первый вопрос, который необходимо задать в связи с данной темой:
было ли у В.И. Ленина намерение добиться гибели императора Николая II?
В докладе на III Съезде РСДРП об участии социал-демократии во вре-
менном революционном правительстве (1905-й год) Ленин, опираясь на опыт
Французской революции, прямо говорит о способе покончить с русским само-
державием, который включает в себя «гильотинирование Николая»:
«Пугать якобинством в момент революции величайшая пошлость. Де-
мократическая диктатура, как я уже указывал, есть не “организация поряд-
ка”, а организация войны. Если бы мы даже завладели Петербургом и гильо-
тинировали Николая, то имели бы перед собой несколько Вандей. И Маркс
прекрасно понимал это, когда в 1848 г. в “Новой Рейнской Газете” напоминал о
якобинцах. Он говорил: “Террор 1793 г. есть не что иное, как плебейский способ
разделаться с абсолютизмом и контрреволюцией”. Мы тоже предпочита-
ем разделываться с русским самодержавием “плебейским” способом»1.
Через пять лет делаются следующие выводы из провалившегося восста-
ния 1905-го года:
«В 1905 и 1906 годах крестьяне, собственно, только попугали царя и по-
мещиков. А их надо не попугать, их надо уничтожить, их правитель-
ство - царское правительство - надо стереть с лица земли» (В.И. Ленин
«Уроки революции», 1910).
И незадолго до захвата ими власти (уже после Февральского переворота,
в апреле1917-го) большевики подтвердили свое намерение казнить Николая II.
1 Все выделения жирным шрифтом в цитатах сделаны мной. - Г.А.

35
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

В резолюции ЦК РСДРП(б), составленной Лениным, звучит тот же неизмен-


ный тезис:
«Мы считаем Вильгельма II таким же коронованным разбойником,
достойным казни, как и Николая II».
Таким образом, в ленинских работах, написанных в разные годы, по раз-
ным поводам, звучит одна и та же сквозная мысль: Николай II должен быть
«казнен», «гильотинирован», «уничтожен», «стерт с лица земли». С дру-
гой стороны, не существует ни одной ленинской цитаты, в которой ставилась
под сомнение необходимость физического уничтожения Государя да и всех Ро-
мановых.
Теперь перешагнем через 1917-й и поставим новый вопрос: как Ленин ин-
терпретировал цареубийство, уже совершенное большевиками в Екатеринбур-
ге? Ответ можно найти в статье «Как буржуазия использует ренегатов» (сен-
тябрь 1919-го):
«…Это прямая ложь, что большевики были противниками смертной
казни для эпохи революции. На II съезде нашей партии, в 1903 году, когда воз-
ник большевизм, составлялась программа партии, и в протоколах съезда зна-
чится, что мысль вставить в программу отмену смертной казни вы-
звала только насмешливые возгласы: “и для Николая II?”. Даже мень-
шевики в 1903 году не посмели поставить на голоса предложения об от-
мене смертной казни для царя. А в 1917 году, во время керенщины, я писал в
“Правде”, что ни одно революционное правительство без смертной казни не
обойдется и что весь вопрос только в том, против какого класса направля-
ется данным правительством оружие смертной казни».
Хочу обратить внимание на даты. Ленин пишет о твердом намерении
большевиков добиться гибели императора Николая II в 1903-м (за 15 лет до
самого убийства), подтверждает это намерение ссылкой на свою статью 1917-
го (меньше чем за год до убийства). А сама работа «Как буржуазия использует
ренегатов» опубликована в сентябре 1919-го (больше чем через год после убий-
ства). Следовательно, речь идет не о сиюминутной тактике (например: Уралсо-
вет вынужден был пойти на крайние меры в виду приближения чехословаков),
а о стратегическом замысле, который оставался неизменным, как минимум,
на протяжении полутора десятка лет. Ленин прямо заявляет: казнь Николая
II непосредственно вытекала из позиции большевиков, которую они за-
нимали, начиная с 1903-го года, то есть с момента создания самой партии.
Однако между приведенными высказываниями вождя большевиков
можно увидеть хронологический зазор длиной в два года: с осени 1917-го (ста-
тья в «Правде» «во время керенщины») до осени 1919-го («Как буржуазия ис-
пользует ренегатов»). В данный период попадает и июль 1918-го - время со-
вершения екатеринбургской казни. Вот эту брешь пытаются сейчас заполнить
разнообразными мифами, призванными доказать ленинскую непричастность
к цареубийству. Мало кого смущает отсутствие всякой логики. Начиная с мо-
мента образования партии большевиков, Ленин прямо заявляет о намерении
казнить Императора и потом неоднократно это повторяет. А вот в то время,
когда есть прямая возможность реализовать расправу над монархом, Ленин
вдруг меняет свою позицию на прямо противоположную и печется о непри-
косновенности Николая II. Однако после совершения убийства В.И.Л. сразу
же возвращается к прежней позиции и кичится тем, что она существовала с
1903-го года. Нет логики? Ничего страшного: мифологическое сознание может
обходиться и без нее. Попробую рассмотреть некоторые из созданных мифов.

36
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

МИФ ПЕРВЫЙ: КАЗНЬ ИМПЕРАТОРСКОЙ СЕМЬИ -


САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ УРАЛСОВЕТА

Напомню официальную версию, которую большевики обнародовали


сразу после убийства:
«…Президиум Уральского Областного Совета постановил расстрелять
Ник. Романова, что и приведено в исполнение. <…> Всероссийский ЦИК в лице
своего Президиума признает решение Уральского Областного Совета пра-
вильным».
То есть Уралсовет принял самостоятельное решение, а советский Центр
лишь согласился с ним задним числом. Сейчас данная трактовка трагических
событий июля 18-го года получила вторую жизнь, вновь стала распространен-
ной и чуть ли не доказанной. Это произошло во многом благодаря публичным
заявлениям старшего следователя по особо важным делам Главного следствен-
ного управления при Прокуратуре Российской Федерации В.Н.Соловьева, ко-
торый с 1993-го года вел расследование по поводу убийства Николая II и его
Семьи. В интервью газете «Правда» следователь делает следующий вывод:
расстрел Царской семьи был произведен Уралсоветом вопреки воле Ленина и
Свердлова. Леворадикальные уральцы якобы отказались подчиняться Центру:
«…Вопрос о расстреле 17 июля 1918 года царской семьи, ее приближенных
и слуг ни с Лениным, ни со Свердловым не согласовывался», «Ленин сам стал
в определенном смысле заложником радикализма и одержимости руководи-
телей Уралсовета», «Словом, Кремль поставили перед фактом. Кроме, как
говорится, лишней головной боли, центр ничего от уральских товарищей в
данном случае не получил».
С утверждением, что инициаторами кощунственной казни всероссий-
ского масштаба стали провинциальные большевики, трудно согласиться. Так
и хочется сказать словами одного из героев Достоевского:
«…Тут не Миколка! Тут дело фантастическое, мрачное, дело современ-
ное, нашего времени случай-с, когда помутилось сердце человеческое; когда ци-
туется фраза, что кровь “освежает”«.
Версия о самоуправных действиях Уралсовета зиждется на одном-един-
ственном основании: не найден документ, содержащий в себе санкцию на
казнь со стороны большевицкого руководства. Однако сам следователь Соло-
вьев приводит непреложный факт, делающий подобную аргументацию более
чем сомнительной:
«Мы не имеем ни одного документа, который свидетельствует о
том, что было принято официальное решение о расстреле царской семьи».
«Ни одного документа» - то есть у нас нет не только санкции Ленина
и Свердлова, но и задокументированного решения Уралсовета. Если за
определяющий фактор принять отсутствие официальных документов, то вы-
ходит, что и решения Уралсовета не было. Тогда элементарная логика неиз-
бежно приведет к абсурдному выводу: и самого убийства не было. Но оно, увы,
было… И кто-то давал на него санкцию. Вне зависимости от того, есть ли этому
документальное подтверждение или нет.
Попробую рассмотреть екатеринбургские события в хронологической и
логической последовательности. В начале июля 1918-го года уральские боль-
шевики, не принимая самостоятельного решения о судьбе Императора и его
Семьи, посылают в Москву военного комиссара Урала, члена президиума ис-
полкома Уралсовета Филиппа Голощекина для консультаций с Центром по это-
му вопросу. Тот неделю живет в кремлевской квартире своего приятеля еще по

37
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

сибирской ссылке председателя ВЦИК Я.М. Свердлова. Сразу после возвра-


щения Голощекина в Екатеринбург, вечером 12-го июля, состоялось заседание
большевицких членов президиума Уралсовета, на котором было принято реше-
ние о расстреле Императорской семьи.
Однако даже после этого уральцы (якобы непокорные Центру) не реша-
ются действовать самостоятельно. 16-го июля в 17.50 (по московскому времени)
Голощекин и Сафаров отправляют (через председателя Петросовета Зиновьева)
телеграмму Свердлову и Ленину:
«Сообщите Москву, что условленного с Филипповым <Голощекиным> суда
по военным обстоятельствам не терпит отлагательства, ждать не можем. Если
ваши мнения противоположны, сейчас же вне всякой очереди сообщите. Голоще-
кин, Сафаров».
В  Москве телеграмма принята в 21.22 (в  Екатеринбурге - 23.22). О том,
каков был ответ на запрос уральцев, прямо говорится в «Записке» главного
организатора расстрела Я.М. Юровского:
«16/VII/1918 была получена телеграмма из Перми1 на условном языке, содер-
жащая приказ об истреблении Р-ых <Романовых>«.
Принципиальное значение имеет упоминание об «условном языке». Речь,
очевидно, идет о том «шифровании» переговоров по цареубийству, о котором до-
говорился Голощекин со Свердловым во время встреч в Москве. Телеграмма ураль-
цев обретает смысл (при всей безграмотности ее составления) только в том случае,
если под словом «суд» подразумевать «расстрел»2. Прочтение слова «суд» в прямом
смысле приводит к полной нелепице: если Урал уже условился с Москвой о суде над
Государем, то почему надо было откладывать этот суд и снова запрашивать Центр?
Как «мнения» Москвы могли быть «противоположны», если обо всем уже усло-
вились? И самое главное: Уралсовет несколько дней назад уже принял решение о
расстреле, а теперь почему-то начинает вести речь о возможности - невозможности
суда.
А вот если слово «суд» перевести с «условного языка» на обычный - заменить
на «расстрел», - то все встает на свои места. Голощекин договорился в Москве, что
в определенный момент Государя расстреляют «по военным обстоятельствам».
Теперь, по мнению Голощекина и уральцев, именно такой момент наступил. Они
принимают решение. Но и сейчас опасаются действовать самостоятельно: шлют
телеграмму в Москву, чтобы подстраховаться - заручиться санкцией Центра. И, по
словам Юровского, они эту санкцию получили.
«Записка» Юровского создана не ранее лета 1919-го года. В 1922-м он пишет
книгу воспоминаний «Последний царь нашел свое место». Гораздо позже (в 1946-
м) она попадает к В.Д. Бонч-Бруевичу, который делает памятную запись в рабочей
тетради. Там есть одно любопытное место:
«К этой исторической рукописи автор нашел нужным рассказать в преди-
словии о своем еврейском происхождении, бедности своего семейства, как будто
бы это имело какое-либо значение при выполнении приказа центральной прави-
тельственной и партийной власти, когда он - как сам упоминает - должен был
выполнить “свой революционный долг”…».
Бонч пишет записку не для публикации и поэтому, игнорируя официальную
версию о расстреле императорской семьи по решению Уралсовета, может позволить
себе прямо сказать, что Юровский и иже с ним выполняли «приказ центральной
правительственной и партийной власти».
1 Прямая связь между Екатеринбургом и Москвой часто прерывалась, и сообщения
передавались через Пермь, Петроград.
2 Этот вопрос подробно проанализирован в статье Виктора Корна «Надувные киты
следственного дела № 18/123 666−93».

38
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

Юровский в третий раз обращается к данной теме в феврале 1934-го на со-


вещании старых большевиков по вопросу пребывания Романовых на Урале. Со-
вещание это было строго секретным, запрещено было любое оглашение сведений,
сообщенных в ходе встречи. Вот, в частности, что говорил цареубийца по интересу-
ющему нас вопросу:
«Постольку, поскольку это являлось тогда вопросом большой политической
важности и без разрешения центра не мог быть разрешен, а т.к. и положение
фронта так же зависело не только от Урала, а от возможностей центра (ведь к
этому времени централизация Красной армии все больше и больше концентрирова-
лась). Связь и разговоры по этому вопросу с центром не прекращались. Примерно,
числа 10-го июля уже было решение на тот случай, если оставление Екатеринбурга
стало - неизбежным. Ведь только этим можно объяснить, что казнь без суда была
дотянута до 16-го июля, а Екатеринбург был окончательно оставлен 25-26 июля,
при чем эвакуация Екатеринбурга была проведена в полном, так сказать, порядке
и своевременно. Примерно того же 10-го, 11-го июля мне Филипп <Голощекин>
сказал, что Николая нужно будет ликвидировать, что к этому надо готовиться»1. 
О том, что Императорская семья была расстреляна по приказу централь-
ной большевицкой власти, заявлял не один Юровский, но и другие цареубий-
цы - П.З. Ермаков, Г.П. Никулин2.О том же говорил белогвардейский разведчик
В.Г. Орлов, служивший одно время в ВЧК. Не буду акцентировать особого вни-
мания на подобных же утверждениях в дневниковой записи Л.Д. Троцкого и в
рассказе П.Л. Войкова (в передаче дипломата-перебежчика Г.З. Беседовского), по-
скольку достоверность обоих источников часто ставится под сомнение. Одна-
ко совпадение свидетельств людей, большинство из которых было мало (или
никак не) связано друг с другом, не может быть случайным.
Примечательно, что даже после совершения убийства уральские боль-
шевики не отваживались самостоятельно опубликовать информацию о про-
изошедшем. Из Екатеринбурга уходит телеграмма о расстреле Николая II, адре-
сованная «Председателю Совнаркома тов. Ленину. Председателю ВЦИК тов.
Свердлову». В Москве телеграмма получена в 12 часов дня 17-го июля. В ней со-
держится проект извещения в прессе от лица Уралсовета, снабженный следу-
ющей припиской:
«Просим ваших санкций <по> редакции данного <документа>. <…> Про-
сим дать ответ экстренно, ждем у аппарата».
Ответ от Свердлова был получен на следующий день - утром 18-го июля.
Свидетельствует комиссар печати Уралсовета В.А. Воробьев, сам стоявший у теле-
графного аппарата при переговорах Белобородова со Свердловым: 
«Затаив дыхание, мы все нагнулись к выползавшей из аппарата телеграфной
ленте, на которой точками и черточками замаскировались чеканные, почти ме-
таллические звуки свердловского голоса: 
- Сегодня же доложу о вашем решении президиуму ВЦИК. Нет сомнения,
что оно будет одобрено, - говорил Свердлов. 
- Извещение о расстреле должно будет последовать от центральной вла-
сти. До получения его от публикации сообщения воздержитесь...»3. 
1 Если Юровский не путает даты, то Голощекин связывался с ним еще из Москвы,
непосредственно во время переговоров с руководством большевиков.
2 О противоположных показаниях цареубийц М. А. Медведева (Кудрина) и И.И.
Родзинского я буду говорить позже.
3 Надо признаться, что Воробьев говорит о том, что решение о казни Уралсовет
принял самостоятельно, «и было неизвестно, как на это “самоуправство” будет реагировать
центральная власть». Тут нет ничего удивительного: Воробьев готовил свои мемуары «Конец
Романовых (из воспоминаний)» для печати, они действительно были опубликованы в 1928-м году.
Поэтому и не могли расходиться с официальной версией.

39
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Следует обратить внимание, что сообщение Белобородова Свердлов вос-


принял без малейшего удивления и без сомнения в том, что ВЦИК все одо-
брит. Действительно, одобрение было получено вечером того же дня (кто бы
сомневался!). И только после этого «непокорному» Уралсовету милостиво раз-
решили сделать публичное сообщение, но и то - в редакции верховной боль-
шевицкой власти1.

МИФ ВТОРОЙ:
У ЛЕНИНА НЕ БЫЛО ВРЕМЕНИ, ЧТОБЫ ПРИОСТАНОВИТЬ КАЗНЬ

Ныне укореняется версия о том, что Уралсовет послал телеграмму Ле-


нину и Свердлову для отвода глаз, перед самым расстрелом, когда Центр уже
ничего не мог изменить. Об этом говорил следователь В.Н. Соловьев:
«Телеграмма принята в Москве в 21 час 22 мин. По московскому времени.
Потребовалось какое-то время, чтобы телеграмма дошла до адресатов. Тем
более, надо учесть: телеграф тогда находился не в Кремле, а на Мясницкой.
Не забудем и разницу во времени - она составляет два часа, то есть в момент
принятия <Москвой> телеграммы в Екатеринбурге было 23 часа 22 мину-
ты. В это время Романовым уже предложили спуститься в расстрель-
ную комнату».
Однако руководивший казнью Юровский в своей «Записке» дает совер-
шенно другую хронологию событий, отличающуюся от вышеприведенной бо-
лее чем на два часа:
«Грузовик <для перевозки трупов> в 12 часов не пришел, пришел только
в 1/2 второго. Это отсрочило приведение приказа в исполнение. <…> Когда приехал
автомобиль, все спали. Разбудили Боткина, а он всех остальных». 
В воспоминаниях «Последний царь нашел свое место» Юровский повторяет,
что в 12 часов ночи к Ипатьевскому дому должен был приехать «товарищ <Ерма-
ков>, который скажет пароль “трубочист” и которому, нужно отдать трупы,
которые он похоронит и ликвидирует дело»:
«Однако ни в 12, ни в 1 час ночи “трубочист”не являлся, а время шло. Ночи
короткие. Я думал, что сегодня не приедут. Однако в 1½ постучали. Это при-
ехал “трубочист”«.
«Трубочист» опоздал на полтора часа, так как в Американской гостинице,
где находилась УралоблЧК и откуда должен был уйти грузовик для перевозки
тел, ждали ответа из Москвы на телеграмму Голощекина и Сафарова.
Итак, давайте восстановим действительную последовательность собы-
тий. В 21.22 на Московский почтамт приходит телеграмма из Петрограда, в ко-
торой пересылается послание Ленину и Свердлову от Уралсовета. В Екатерин-
бурге - 23.22, Юровский ждет «трубочиста» к полуночи.

Вообще, существует знаменательная закономерность. Всякий раз, когда материалы участников


или свидетелей анализируемых событий предназначались для обнародования, делался акцент
на самостоятельности уральцев. Тогда же, когда публикации не предполагалось, неизменно
всплывала «воля Центра».
1 Еще 20-го июля Екатеринбург вновь запрашивал у Свердлова разрешение поместить
в уральских газетах текст сообщения о расстреле. И только тогда председатель ВЦИК «дал до-
бро»: »В заседании президиума ЦИК от 18-го постановлено признать решение Ур.Обл. Совета
правильным. Можете публиковать свой текст. У нас вчера во всех газетах было помещено со-
ответствующее сообщение. Сейчас послал за точным текстом и передам его…». В итоге, со-
общение из центральной «Правды» и постановление Президиума ВЦИК были перепечатаны в
газете «Уральский рабочий» лишь 23-го июля, почти через неделю после убийства и за два дня до
занятия Екатеринбурга группой войск полковника Войцеховского.

40
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

Сведения о том, как отреагировала Москва на телеграмму уральцев, мож-


но почерпнуть из воспоминаний бывшего охранника Ленина А.Ф. Акимова1:
«Когда тульский губком <Акимов оговорился, следует читать: «Ураль-
ский совет»> решил расстрелять семью Николая, Совнарком и ВЦИК на-
писали телеграмму с утверждением этого решения. Свердлов послал
меня отнести эту телеграмму на телеграф, который помещался тогда на
Мясницкой улице. И сказал - поосторожней отправляй. Это значило, что об-
ратно надо было принести не только копию телеграммы, но и ленту. Когда
телеграфист передал телеграмму, я потребовал у него копию и ленту. Ленту
он мне не отдавал, тогда я вынул револьвер и стал угрожать телеграфисту.
Получив от него ленту я ушел. Пока шел до Кремля, Ленин уже узнал о моем
поступке. Когда пришел секретарь Ленина мне говорит - тебя вызывает
Ильич, иди, он тебе сейчас намоет холку…».
Далее бывший охранник рассказывает: Ленин отчитал его за то, что
угрожал оружием телеграфисту. Приводя этот факт, Акимов пытался показать
гуманность Ленина, который позаботился об испуганном телеграфисте (отда-
вая в это время приказ о казни Царской семьи).
Вернемся к хронологии. Грузовик с «трубочистом» прибыл к дому Ипа-
тьева в 01.30 (по местному). В Москве - 23.30. До этого момента Ленину и Сверд-
лову вполне хватает времени, чтобы ответить Уралу. Что они, несомненно, сде-
лали (свидетельство охранника Акимова). После получения ответа из Москвы
и отправилась машина от здания ЧК к дому Ипатьева.
По ее прибытии Юровский передает лейб-медику Боткину свое требо-
вание: всем узникам спуститься в полуподвальное помещение. Напоминаю:
это было чуть позже полвторого ночи по местному времени2. Около часа ухо-
дит на сборы и приготовления к казни3: расстрел начался приблизительно
в половину третьего по местному времени и закончился в три часа ночи.
В Москве - 00.30 и 01.00, соответственно. Таким образом, большевицкое ру-
ководство располагало полновесными тремя часами, чтобы приостано-
вить казнь, если бы таковая не входила в его планы.
Допустим совершенно фантастическую ситуацию. И Ленин, и Свердлов
к полдесятому вечера ужасно утомились, заснули беспробудным сном, и ког-
да пришла телеграмма из Екатеринбурга, никто не решился их потревожить.
Либо оба вождя были заняты столь неотложными делами, что не могли отвле-
каться на такую «мелочь», как судьба Романовых. Пусть так. Но ведь в Москве
никаким образом не могли знать точное время, когда прозвучат выстрелы в
подвале Ипатьевского дома. Пусть из Москвы послали телеграмму позже, ког-
да ничего уже нельзя было изменить. Но где же тогда эта «фантастическая»
телеграмма или хотя бы упоминание о том, что она существовала, но опоздала?
Вопрос риторический. А вот где реальная телеграмма Центра, дававшая санк-

1 Очерк «По ленинскому совету» о доценте Московского архитектурного института А.Ф.


Акимове был опубликован в «Строительной газете» в 1957-м году. В нем и приводился рассказ
Акимова, служившего в 1918-1919 гг. в охране Кремля, об отправке телеграммы. Только не гово-
рилось (вероятно, по цензурным соображениям), о какой именно телеграмме шла речь. Однако в
самарском музее сохранилась машинопись беседы с Акимовым, проходившей в ноябре 1968-го
года. Там прямо обозначено, что в телеграмме утверждалось решение о казни Императора и Се-
мьи.
2 Таким образом, следователь Соловьев ошибся в своих расчетах более чем на два часа:
все-таки перепутал екатеринбургское время с московским.
3 Участники убийства несколько расходятся в том, сколько времени узникам потребова-
лось на сборы: Юровский говорит - полчаса, Медведев (Кудрин) - час, Никулин - полтора. В дей-
ствительности, скорее всего, было нечто среднее: с момента прибытия грузовика в дом Ипатьева
до начала расстрела прошло уж никак не менее часа.

41
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

цию на убийство и о которой упоминал Юровский, понять нетрудно. Вспом-


ните хотя бы рассказ охранника Акимова, как он с оружием в руках добывал
на почтамте телеграфную ленту, чтобы замести все следы контактов Москвы с
Уралом. Трудно сомневаться, что и уральцам были даны строгие инструкции
по уничтожению документа.
Правда, следователь Соловьев неоднократно утверждал, что «текст те-
леграммы был таким, что не требовал ответа». Нельзя с этим полностью со-
гласиться, так как вся тональность екатеринбургского послания говорит имен-
но о необходимости ответа: «не терпит отлагательства, ждать не можем»,
«сейчас же вне всякой очереди сообщите». Если же подходить чисто формально,
то ответ действительно можно было и не посылать. Но только в том единствен-
ном случае, если Москва согласна на немедленную казнь и дает на это свою
санкцию. Отсюда прямо вытекает, что такая санкция была дана либо в виде
телеграфного сообщения (о чем свидетельствовали убийца Царской семьи
Юровский и охранник Ленина Акимов), либо «по умолчанию».

МИФ ТРЕТИЙ:
ЛЕНИН НЕ ПРИЧАСТЕН К УБИЙСТВУ СЕМЬИ И ЛИЦ СВИТЫ

Поставлю вопрос, аналогичный тому, который уже задавался в первой


главе моей работы: было ли у Ленина намерение добиться гибели не толь-
ко императора Николая II, но и Императорской семьи? Недвусмысленный
ответ на него можно найти в статье 1911-го года «О лозунгах и о постановке
думской и внедумской социал-демократической работы»:
«Либеральные дурачки болтают о примере конституционной монар-
хии вроде Англии. Да если в такой культурной стране, как Англия, не знав-
шей никогда ни монгольского ига, ни гнета бюрократии, ни разгула военщины,
если в такой стране понадобилось отрубить голову одному коронованному
разбойнику, чтобы обучить королей быть „конституционными“ монархами,
то в России надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых1,
чтобы отучить их преемников от организации черносотенных убийств и ев-
рейских погромов».
Еще более интересное свидетельство о намерениях вождя большевиков
по поводу Императорской семьи есть в воспоминаниях близкого соратника Ле-
нина В.Д. Бонч-Бруевича:
«Совершенно забывают, - говорил Ленин, - что Нечаев2 обладал особым
талантом организатора, уменьем всюду устанавливать навыки конспира-
тивной работы, умел свои мысли обличать в такие потрясающие формули-
ровки, которые оставались памятными на всю жизнь. Достаточно вспом-
нить его ответ в одной листовке, когда на вопрос - „Кого же надо уничто-
жить из Царствующего Дома?“ - Нечаев дал точный ответ: „Всю великую
ектинию“. Ведь это сформулировано так просто и ясно, что понятно для
каждого человека, жившего в то время в России, когда православие господ-
ствовало, когда огромное большинство, так или иначе, по тем или иным
1 Приходилось сталкиваться с мнением, что подобные высказывания Ленина нельзя по-
нимать в прямом смысле: это все, мол, метафоры. Но сопоставление слов большевицкого вождя
с действительной судьбой Романовых в советской России показывает, что термин употреблен не-
верно: это не метафора, а всего лишь гипербола. Не сотню голов большевики «отрубили»: даже
до двух десятков не дотянули.
2 Нечаев Сергей Геннадиевич (1847-1882) - радикальный революционер, создатель
общества «Народная расправа», члены которого убили студента Ивана Иванова. Нечаев послужил
прототипом Петра Верховенского в романе Достоевского «Бесы».

42
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

причинам, бывало в церкви, и все знали, что на великой, на большой ектинии


вспоминается весь царский дом, все члены дома Романовых. Кого же унич-
тожить из них?  - спросит самый простой читатель. - Да весь Дом
Романовых - должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до ге-
ниальности!» (В. Д. Бонч-Бруевича «Ленин о художественной литературе».
- Журнал «30 дней», 1934, № 1)1.
Однако мнение о том, что Ленин не причастен к убийству членов Семьи
Государя, бытует и поныне. Еще раз сошлюсь на интервью следователя Соло-
вьева, в котором этот взгляд выражен наиболее определенно:

«Мы не знаем, ознакомились ли с телеграммой Ленин и Свердлов до


того, как раздались первые выстрелы, но знаем, что в телеграмме ничего не
говорилось о семье и слугах, так что обвинять кремлевских вождей в убий-
стве детей по крайней мере несправедливо».
Слабый аргумент: в телеграмме Голощекина и Сафарова ничего не гово-
рится не только о Семье и лицах Свиты, но и о самом Императоре. Речь идет
лишь об «условленом» с Голощекиным «суде». А что там у них было «условленно»
- Бог весть. До 16-го июля2 ни в документах, ни в переговорах Урала и Центра Семья
вообще не упоминается, как будто ее не существует3. Голощекин ездит в Москву,
ведет переговоры о судьбе Николая II, а о Семье и речи не заходит? Подобное пред-
положение противоречит здравому смыслу: такого просто не могло быть. Отсут-
ствие всяких упоминаний о судьбе окружения Императора можно объяснить только
одним образом: все, связанное с этим вопросом, было строго засекречено, так как с
самого начала предполагалась дезинформация.
Она и последовала сразу же - 17-го июля. В упомянутом выше проекте изве-
щения в прессе от лица Уралсовета, отосланном в Москву на редактуру, читаем:
«Семья Романовых <… > в интересах общественной безопасности, эва-
куирована из города Екатеринбурга».
Можно ли на этом основании утверждать, что Урал скрывал казнь Семьи от
Центра? Ни в коем случае. Проект предназначался для публикации и поэтому вы-
двигал официальную версию. А Ленину в тот же день сообщили шифротелеграм-
мой4, что все прошло по плану:
1 До этого момента я приводил бесспорные цитаты из работ В.И. Ленина - все они взяты
из 5-го советского полного собрания сочинений без каких-либо купюр. Большинство цитат слиш-
ком обширны для того, чтобы можно было бы говорить об их вырванности из контекста.
Подлинность же воспоминаний Бонч-Бруевича, надо признаться, оспаривалась современными
ленинистами. Дошло до того, что авторство приведенной цитаты стали приписывать литературо-
веду Ю.Ф. Карякину. Однако сейчас и текст статьи, и сканированные страницы журнала 1934-го
года выложены в Интернете.
2 Первое упоминание о Семье встречается в «Записке» Юровского (уже цитировавшейся
выше): «16/VII/1918 была получена телеграмма из Перми на условном языке, содержащая приказ
об истреблении Р-ых». Сокращение не ограничивается буковой «Р», которую можно было бы
отнести к одному Императору, а обозначает множественное число - вся Семья.
3 Есть, правда, одно-единственное свидетельство, говорящее о том, что Ленин не хотел
убивать детей Императорской фамилии. Речь идет о рассказе П.Л. Войкова в передаче советско-
го дипломата-перебежчика Г.З. Беседовского: «Некоторые из членов Центрального Комитета,
в частности Ленин, возражали также и по принципиальным соображениям против расстрела
детей. Ленин указывал, что Великая французская революция казнила короля и королеву, но не тро-
нула дофина». Но, во-первых, свидетельства Беседовского не вызывают доверия у большинства
исследователей. Во-вторых, даже если поверить этой сказочке в духе советской «ленинианы» о
любви «дедушки Ленина» к детям, то и тогда роль вождя большевиков в убийстве Семьи остается
неизменной. Тот же Беседовский пишет, что под давлением представителей Урала Ленин изменил
свою позицию и согласился на казнь всей Семьи.
4 Для сообщения в Москву об убийстве всей Семьи использовался сверхсложный шифр.
Колчаковский следователь Н.А. Соколов рассказывал, с каким трудом ему удалось добиться рас-
шифровки телеграммы:

43
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

«Москва Кремль Секретарю Совнаркома Горбунову обратной проверкой.


Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участ что и главу оффи
циально семия погибнет при евакуации».
Адресат послания уральцев, на первый взгляд, кажется странным: почему
председателю ВЦИК Свердлову телеграмму должен передавать секретарь
Совнаркома Горбунов? А что во ВЦИК своих секретарей не было и надо было
пересылать информацию кружным путем? Все объясняется просто: Н.П. Горбунов
- не просто секретарь, а ближайший помощник председателя Совнаркома Ленина,
который и был настоящим адресатом шифровки. Однако ради все той же
секретности, в силу которой телеграмма так сложно шифровалась, имя Ленина не
должно было называться.
Обращает на себя внимание, что телеграмма составлено в форме краткого
и четкого (пусть и малограмотного) рапорта. Нет даже намека на прояснение
новой ситуации, на обрисовку возникших обстоятельств, на запрос о том, какую
версию выдвинуть. А все это, казалось бы, совершенно необходимо, ведь только
что сообщалось в Центр: Семья «эвакуирована из города». Нет, Урал без всяких
пояснений докладывает Москве: задание выполнено. Обе стороны все
понимают.
Дезинформация по поводу судьбы Императорской семьи продолжалась
до 1921-го года. Следил за ее проведением лично Ленин. Полпред СССР в Гер-
мании А.А. Иоффе вспоминал:
«Несмотря, однако, на все мои запросы в Москву, я по этому вопросу не мог
добиться никакого толку. Наконец, когда - проездом в Швейцарию - в Берлине (ин-
когнито) был покойный Ф.Э. Дзержинский, я пристал к нему и от него узнал всю
правду, причем он мне  рассказал  как Владимир Ильич категорически запретил
кому бы то ни было сообщать мне об этом. - Пусть Иоффе ничего не знает, -
говорил, по словам Дзержинского, Владимир Ильич, - ему там, в Берлине, легче
врать будет».
С вопросом об Августейшей семье в той или иной степени связаны еще два
мифа.

МИФ ЧЕТВЕРТЫЙ:
ЛЕНИН ХОТЕЛ ВЫСТАВИТЬ ИМПЕРАТОРСКУЮ СЕМЬЮ
НА ТОРГИ С ЗАПАДОМ

Миф о том, что большевики намеревались получить финансовую (или


другую материальную) помощь от иностранных правительств в обмен на Им-
ператорскую семью и сегодня имеет своих сторонников. Мне же сам факт су-
ществования таких намерений представляется совершенно невероятным. С
одной стороны, сохранение в живых первых лиц Императорского дома (пусть
даже пребывающих за границей) давало шанс сторонникам восстановления
монархии. Не следует думать, что таковых не было. В советское время насаж-
«24 февраля <1919-го года> я передал ее содержание опытному лицу при Штабе Верховного
Главнокомандующего, 28 февраля - в Министерство Иностранных Дел, позднее - Главнокоманду-
ющему союзными войсками генералу Жанену. Результаты были плачевны. В Европе мне удалось
найти то русское лицо, о котором всегда было известно как о человеке совершенно исключи-
тельных способностей и опыта в этой области. 25 августа 1920 года он получил содержание
телеграммы».
Расшифровка телеграммы была опубликована в книге Соколова «Убийство Царской Семьи». Не-
однократно высказывались сомнения в подлинности документа. Все вопросы были сняты после
того, как России удалось приобрести часть архива Соколова из собрания Великого князя Лихтен-
штейнского, в котором хранилась телеграмма. Главную роль в этом ценнейшем приобретении
сыграли следователь В.Н. Соловьев и директор Госархива РФ С.В. Мироненко.

44
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

далось мнение, что все белогвардейцы были монархистами («Белая армия,


черный барон снова готовят нам царский трон»). В современности весьма
распространена другая крайность: все белые - «непредрешенцы», а по сути -
республиканцы. На самом деле все обстояло гораздо сложнее. Действитель-
но, на первом этапе Белого движения - в Добровольческой армии - «непред-
решенчество» преобладало. Однако по ходу Гражданской войны монархиче-
ские настроения все нарастали: и в народе, и среди белого офицерства, и среди
высшего руководства белогвардейцев. Процесс этот, многократно усиливаясь,
продолжился и в эмиграции. Показательно, например, что барон П.Н. Вран-
гель, во время войны не решавшийся открыто провозгласить монархический
лозунг, за границей о необходимости реставрации монархии заявлял совер-
шенно открыто.
О том, что одной из целей расстрела Семьи было стремление выбить по-
чву из-под ног монархистов, говорили в своих воспоминаниях чуть не все ца-
реубийцы. Например, Медведев (Кудрин):
«Наступление на город белых совершенно исключало оставление царской се-
мьи в Екатеринбурге - оставлять монархистам такое знамя для борьбы (основная
масса крестьянства еще находилась под влиянием легенды о “батюшке царе”, а
крестьянство -это костяк армии) было бы безумием».
Невероятно представить, что этого не учитывал такой гений революционной
стратегии, как Ленин. Мне кажется совершенно очевидным, что ни за какие деньги
он не согласился бы дать хоть малейший козырь в руки врагов революции.
С другой стороны, существовала и была весьма активной еще одна часть
народа - «революционные массы». Вот они-то никогда бы не приняли «прода-
жу» «царя-кровопийцы», они требовали «ответной» крови. Сошлюсь хотя бы
на воспоминания Троцкого:
«Но массы рабочих и солдат не сомневались ни минуты: никакого дру-
гого решения <кроме казни Царя> они не поняли бы и не приняли бы. Это
Ленин хорошо чувствовал: способность думать и чувствовать за массу и с
массой была ему в высшей мере свойственна, особенно на великих политиче-
ских поворотах…».
Но не это главное. В конце концов, все мои аргументы в данном случае
основаны на рассуждениях, а не на фактах. Главное состоит в другом. Даже при
страстном желании большевиков осуществить циничный торг, он был бы не-
возможен: «покупателей» не было. И вот об этом уже говорят факты.
Ни одна страна мира не захотела предоставить убежища членам
Российского императорского дома (не говоря уж о том, чтобы еще и платить
за это). Начала «парад отказников» Великобритания, временный союзник в
Великой войне, но исконный враг России. Причем официальный отказ при-
нять на своем острове Семью был сделан еще до захвата власти большевиками
- при Временном правительстве. Тогда же аналогичную позицию занял Ис-
панский королевский дом. Французское правительство хранило безмолвие на
протяжении всего времени. Датский король Христиан X ограничился обращени-
ем к германскому Кайзеру Вильгельму II с просьбой «что-либо сделать, чтобы
облегчить судьбу этих таких близких мне людей!» - и получил отказ. При-
водить примеры пассивности европейских правительств в вопросе о Царской
семье можно и дальше. Повторяю, что во всех этих случаях речь шла о простом
предоставлении убежища, а не о выплате каких-то сумм большевикам, из-за
которых Ленин мог бы торговаться. Тем не менее, и в убежище было отказано.
Единственный случай, когда речь шла о денежной компенсации за спа-
сение Государя, приводится в книге американской исследовательницы Шэй

45
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

МакНил «Секретный план спасения Царя». Она сообщает о дотоле неизвест-


ном закрытом заседании ВЦИК 23-го мая 1918-го года, посвященном судьбе
Семьи. На нем Карл Радек якобы заявил, что к «окончательно обесцененной
личности главы Романовых» проявляют интерес финансовые круги США.
Они предлагают «три миллиона золотых долларов, а также пулеметы и вин-
товки в обмен на марионеточного Николашку». И сам факт этого загадочного
заседания, и форма заявления Радека, и желание банкиров Уолл-стрит спа-
сти Императора выглядят совершенно фантастическими. Все это напоминает,
скорее, художественное произведение, нежели историческое свидетельство.
В любом случае, не существует ни одного упоминания, что Ленин отнесся се-
рьезно к данному «предложению» и предпринял хоть какие-то шаги в указан-
ном направлении.
Остается рассмотреть только один, хоть в какой-то степени правдопо-
добный, вариант «покупателей» - Германия. Позицию этой страны четко сфор-
мулировал императорский посланник в России граф фон Мирбах на встрече с
русскими монархистами:
«…Судьба Русского Царя зависит только от русского народа. Если о чем
надо и подумать, это об ограждении безопасности находящихся в России не-
мецких принцесс».
Этот тезис подтверждается и дипломатической перепиской германско-
го представительства в Москве. В Берлине именно «думали», но ровным сче-
том ничего не делали. Эти «думы» выражались в том, что дипломаты лениво
справлялись у большевицких представителей о «немецких принцессах». Боль-
шевики лгали. Немцы это понимали, но принимали. Однако даже из диплома-
тических запросов видно, что не только Государь, но даже Наследник был ис-
ключен из круга германских интересов. Так, Императорский поверенный в делах
в Москве Курт Рицлер писал в Берлин:
«Должно ли быть повторено решительное представление относительно бе-
режного отношения к Царице как к германской принцессе? Распространять пред-
ставление и на Цесаревича было бы опасно, так как большевикам, вероятно, из-
вестно, что монархисты склонны выставить на первый план Цесаревича».
Именно Рицлер предоставил следователю Н.А. Соколову (уже находив-
шемуся в эмиграции) дипломатическую переписку по данному вопросу. Из нее
со всей очевидностью следует, что никаких переговоров о передаче Германии чле-
нов Царской семьи во время их пребывания в Тобольске и Екатеринбурге не велось. 
Как это ни парадоксально, «переговоры» начались уже после совершившего-
ся убийства. В рамках кампании по дезинформации Запада большевики стали ра-
зыгрывать фарс. Тот же Рицлер сообщал в Берлин 20-го июля, когда большевицкое
руководство уже три дня знало, что убит не только Государь, но и вся Семья:
«Радек высказал личное мнение, что если мы проявляем особый интерес к да-
мам Царской Семьи, которые германской крови, то, может быть, можно было бы
предоставить им свободный выезд. Может быть, удалось бы освободить Царицу
и Цесаревича (последнего как неотделимого от матери), как компенсацию в вопро-
се батальона1с гуманитарным обоснованием».
В августе Радек начал второе действие комедии «обмена»: теперь он запро-
сил освобождения арестованных в Германии левых социалистов. Этот «фарс на
крови» разыгрывался вплоть до сентября, когда и немцам все уже стало ясно.
Подводя итоги, можно сказать, что нет никаких оснований утверждать,

1 Речь идет о том, что после убийства эсерами германского посланника фон Мирбаха
немцы потребовали ввода в Москву своего батальона для охраны посольства. Однако вскоре
Германия отказалась от этого требования. 

46
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

что трезвый политик В.И. Ленин мог отдаться грезам о «продаже» Император-
ской семьи на Запад1. Во-первых, сам Ленин не делал никаких шагов на этом
пути. Во-вторых, не было никаких предложений со стороны европейских дер-
жав. Таким образом, никакой реальности в плане «продажи» не было, а ма-
ниловские мечтания совершенно не укладываются в психологический склад
вождя большевиков. Да будь даже какой-то «обмен» возможен, никогда не со-
гласился бы на него человек, полтора десятка лет шедший к тому, чтобы «сте-
реть с лица земли» всех Романовых.

МИФ ПЯТЫЙ:
ЛЕНИН ДОБИВАЛСЯ ВСЕНАРОДНОГО СУДА НАД НИКОЛАЕМ II

В начале этой статьи приводился целый ряд неоспоримых ленинских


цитат, в которых выдвигалось требование казнить Российского императора.
При этом в работах Ленина нет и намека на необходимость суда над Николаем
II. Почему? Просто потому, что вождь большевиков никогда не видел уж такой
необходимости в этом.
Да, идея «всенародного суда» бытовала в среде большевиков. Даже пред-
принимались некоторые шаги в этом направлении, впрочем, весьма вялые.
Так, в протоколе одного из заседаний Совнаркома говорится: 
«29 января 1918 года Слушали: <Пункт №> 21. О передаче Николая Романо-
ва в Петроград для предания его суду (<Доклад> Н. Алексеева) Постановили: 21.
Поручить Н. Алексееву представить в Совет Народных Комиссаров к среде все
резолюции Крестьянского съезда по этому вопросу». 
К «царской» теме Совнарком вернулся через месяц:
«Слушали: 1. Протокол заседания Комиссии при Совете Народных Комисса-
ров от 20 февраля 1918 года. Постановили: 1. Утвердить. 
Пункт: 1) Поручить Комиссариату юстиции и двум представителям Кре-
стьянского съезда подготовить следственный материал по делу Николая Романо-
ва. Вопрос о переводе Николая Романова отложить до пересмотра этого вопроса
в Совете Народных Комиссаров. Место суда Николая Романова не предуказывать
пока».
Приблизительно тогда же создана следственная комиссия по рассле-
дованию «дела» Николая II под председательством Н.В. Крыленко, который
успел выступить с нелепым заявлением: Император будет обвинен в наруше-
нии изданного им манифеста 17 октября 1905-го года (заявление вскоре опро-
вергнуто).
Следует обратить внимание, что январский доклад по столь важному, ка-
залось бы, вопросу делал левый эсер, заместитель наркома земледелия Н.Н.
Алексеев - лицо, мягко выражаясь, второстепенное и не связанное с юриспру-
денцией (хотя в будущем он стал своего рода «юристом» - помощником на-
чальника ГУЛАГа). А вот Наркомат юстиции, который, по идее, должен был
этим заниматься и которому было поручено «подготовить следственный мате-
риал по делу Николая Романова», долгое время не предпринимал ровным счетом

1 О готовности Москвы пойти на «торги» с Германией упоминает советский дипломат-


перебежчик Беседовский, передавая слова Войкова: «В Москве думали, что, уступив Романовых
Германии, можно будет получить какую-нибудь компенсацию. Особенно надеялись на
возможность выторговать уменьшение контрибуции в триста миллионов рублей золотом,
наложенной на Россию по Брестскому договору». Однако я уже говорил, что воспоминания
Беседовского многими ставятся под сомнение. В любом случае, тот же источник сообщает, что
уральским большевикам удалось склонить Ленина в пользу казни.

47
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ничего. И тормозил работу в подготовке суда именно Ленин. Свидетельствует


тогдашний Нарком юстиции И.З. Штейнберг:
«Он <Ленин> также сказал, что сомневается в своевременности этого
процесса, что массы заняты другими проблемами и что было бы хорошо от-
ложить его. В подходящее время наркомату юстиции будут даны указания
подготовить соответствующие документы для последующего рассмотре-
ния. Нет сомнения, что у Ленина были свои политические расчеты,
учитывающие его положение. Этим вечером, однако, вопрос был отложен на
неопределенное время и на этой стадии так и остался. Наркомат юсти-
ции никогда не получал “задания” подготовить документы».
И позже рассмотрение вопроса о «суде» оставалось на мертвой точке. На
заседании ВЦИК 9-го мая 1918-го года Свердлов признавал:
«У нас до сих пор не поднимался вопрос о дальнейшей судьбе Николая
и, вероятно, в ближайшее время нам придется поставить перед собой этот
вопрос точно также, и когда этот вопрос мы найдем возможным и целесоо-
бразным поставить, мы предложим его, конечно, на разсмотрение В.Ц.И.К.,
или, в порядке инициативы, как отдельные члены, так и фракции В.Ц.И.К.
смогут в обычном порядке через президиум внести вопрос на разрешение
В.Ц.И.К.»1.
Есть лишь одно указание на то, что в этом деле началось хоть некоторое
движение: 4-го июня 1918-го года на заседании Наркомюста было вынесено реше-
ние делегировать в распоряжение Совнаркома (по его просьбе) »в качестве следо-
вателя т. Багрова» для подготовки процесса. Однако, по свидетельству Троцкого,
Ленин и в это (приблизительно) время вовсе не стремился форсировать решение
вопроса:
«В один из коротких наездов в Москву - думаю, что за несколько недель
до казни Романовых, - я мимоходом заметил в Политбюро, что, ввиду плохого
положения на Урале, следовало бы ускорить процесс царя. Я предлагал откры-
тый судебный процесс, который должен был развернуть картину всего цар-
ствования (крестьянск<ая> политика, рабочая, национальная, культурная,
две войны и пр.); по радио (?) ход процесса должен был передаваться по всей
стране; в волостях отчеты о процессе должны были читаться и комменти-
роваться каждый день. Ленин откликнулся в том смысле, что это было
бы очень хорошо, если б было осуществимо. Но... времени может не
хватить... Прений никаких не вышло, так <как> я на своем предложении не
настаивал, поглощенный другими делами». 
Троцкий и должен был исполнять роль главного обвинителя на предпо-
лагаемом процессе. Льву Давидовичу очень хотелось покрасоваться, тем более
что обвинительная речь у него давно была готова. Еще в 1912-м году в эмигра-
ции Троцкий написал статью «Николай II. (Юбилей позора нашего: 1613- 1913
гг.)»2. Она представляла собой демагогическое перечисление всех мыслимых и
немыслимых пороков лично Николая II и всего его царствования. Хотя кое-что
выделялось особо:
«Но на первом месте в его личной политике бесспорно стоит полоум-
ная, не знающая предела ненависть к евреям»3.
Впрочем, и доказывать «преступления» Императора не было особой
1 Оцените стиль большевицкого бюрократа.
2 Первоначально автор печатал ее под названием «Благочестивейший, самодержавнейший»
и под псевдонимом Н. Троцкий.
3 Ленин, напомню, тоже ставил «еврейский вопрос» во главу угла, собираясь «отрубить
головы по меньшей мере сотне Романовых, чтобы отучить их преемников от организации
черносотенных убийств и еврейских погромов».

48
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

необходимости, так как автор статьи считал его «прирожденным преступни-


ком». Нет сомнений, что именно эта статья и стала бы основой предполагаемо-
го выступления Троцкого на «всенародном суде» над «коронованным уродом».
Однако, уже находясь в эмиграции, Троцкий приходит к выводу, что ре-
шение о бессудной казни Императорской семьи было правильным. Он соли-
даризируется с Лениным:
«По существу, решение <о казни> было не только целесообразно, но и
необходимо. Суровость расправы показала всем, что мы будем вести борь-
бу беспощадно, не останавливаясь ни перед чем. Казнь царской семьи нуж-
на была не просто для того, чтоб запугать, ужаснуть, лишить надежды
врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что
отступления нет, что впереди полная победа или полная гибель. В интел-
лигентских кругах партии, вероятно, были сомнения и покачивания голова-
ми. Но массы рабочих и солдат не сомневались ни минуты: никакого другого
решения они не поняли бы и не приняли бы. Это Ленин хорошо чувствовал:
способность думать и чувствовать за массу и с массой была ему в высшей
мере свойственна, особенно на великих политических поворотах…».
Таким образом, видно, что Ленин, непрестанно говоря о необходимо-
сти казнить Государя, никогда особенно не настаивал на суде, откладывал
решение вопроса на неопределенные сроки. Откуда же взялось мнение, бы-
тующее в некоторых современных кругах, что вождь большевиков страстно
мечтал о «всенародном суде» и всеми силами противился казни Императора?
Эта версия зиждется на несколько источниках.
Первым заговорил о планировавшемся суде над Николаем II видный
уральский большевик П.М. Быков:
«В это время в Москве созывался 5 Всероссийский съезд Советов. На
этом съезде предполагалось провести постановление о назначении суда над
Романовым. Обвинителем на суд в Екатеринбург должен был выехать т.
Троцкий. Но положение на Уральском фронте в связи с выступлением чехос-
ловаков и организацией белогвардейских банд не было прочным, можно было
ожидать падения Екатеринбурга. Вопрос о суде решен был ВЦИКом без съез-
да. Уральскому Совету предложено было готовить к концу июля назначить
особую сессию суда над Романовыми».
Тут необходим некоторый комментарий. Быков, имевший некоторый
журналистский опыт, был первым, кому позволили заговорить в печати о
цареубийстве (не считая официальных публикаций сразу после казни). Его
статья «Последние дни последнего царя» вошла в сборник «Рабочая револю-
ция на Урале», изданный в Екатеринбурге в 1921-м году (сразу после выхода
сборник был конфискован и уничтожен). В статье Быкова впервые обнаро-
дован дотоле тщательно скрываемый факт: убит не только Государь, но и вся
Семья. Ни о каком суде над Николаем II в этом издании нет ни слова.
Приведенная выше цитата взята не из первоначальной статьи, а из книги
Быкова «Последние дни Романовых», изданной в Свердловске в 1926-м. Эта
публикация явилась большевицким ответом на труд следователя Н.А. Соколо-
ва «Убийство царской семьи» (Берлин, 1925). Одной из главных целей Быкова
было опровергнуть утверждение Соколова, что казнь не могла быть проведе-
на без прямого указания высшего руководства большевиков. Вот тут и появи-
лась впервые версия якобы планировавшегося суда: Москва требовала суда,
но уральские большевики приняли самостоятельное решение о казни в силу
форс-мажорных обстоятельств. Надо представлять себе, что опус Быкова был
не историческим исследованием, а орудием идеологической борьбы. Поэто-

49
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

му в книге излагалась тщательно отработанная официальная версия событий,


включающая в себя сознательную дезинформацию (существование множества
заговоров по освобождению Семьи, ведущая роль Ермакова при проведении
казни1 и т.д.). Да и в самой приведенной цитате о суде можно заметить целый
ряд нестыковок. Почему суд оттягивался до конца июля, если «можно было
ожидать падения Екатеринбурга»? Где якобы принятое решение ВЦИК? Мог
ли реально планироваться выезд на суд в Екатеринбург Троцкого, с головой
занятого военными делами? Заявления Быкова по поводу суда напоминают не-
ловко скроенную легенду.
О предполагавшемся суде воспоминал и один из цареубийц - М.А. Мед-
ведев (Кудрин), рассказывая о совещании уральских большевиков, на котором
решался вопрос о казни:
«Сообщение о поездке в Москву к Я.М. Свердлову делал Филипп Голоще-
кин. Санкции Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета на
расстрел семьи Романовых Голощекину получить не удалось. Свердлов сове-
товался с В.И. Лениным, который высказывался за привоз царской семьи в
Москву и открытый суд над Николаем II и его женой Александрой Федоров-
ной, предательство которой в годы Первой мировой войны дорого обошлось
России.
- Именно всероссийский суд! - доказывал Ленин Свердлову: - с публика-
цией в газетах. Подсчитать, какой людской и материальный урон нанес са-
модержец стране за годы царствования. Сколько повешено революционеров,
сколько погибло на каторге, на никому не нужной войне! Чтобы ответил пе-
ред всем народом! Вы думаете, только темный мужичок верит у нас в добро-
го батюшку-царя. Не только, дорогой мой Яков Михайлович! Давно ли передо-
вой ваш питерский рабочий шел к Зимнему с хоругвиями? Всего каких-нибудь
13 лет назад! Вот эту-то непостижимую “расейскую” доверчивость и должен
развеять в дым открытый процесс над Николаем Кровавым...
Я. М. Свердлов пытался приводить доводы Голощекина об опасностях
провоза поездом царской семьи через Россию, где то и дело вспыхивали кон-
трреволюционные восстания в городах, о тяжелом положении на фронтах
под Екатеринбургом, но Ленин стоял на своем:
- Ну и что же, что фронт отходит? Москва теперь - глубокий тыл,
вот и эвакуируйте их в тыл! А мы уж тут устроим им суд на весь мир.
На прощанье Свердлов сказал Голощекину:
- Так и скажи, Филипп, товарищам - ВЦИК официальной санкции на рас-
стрел не дает».
Прямо театральная сцена. К моменту завершения этого мемуара прошло
более 45-ти лет со времени описываемых событий, Медведеву идет 73-й год,
через несколько недель он помрет. А как запомнил все человек! В лицах, пря-
мой речью - кто что говорил. Конечно, и перед смертью можно помнить от-
печатавшиеся в голове и в сердце слова. Только слов этих Медведев никогда не
слышал, никогда не общался ни с Лениным, ни со Свердловым. К нему все до-
шло через третьи руки: Голощекин говорил, что Свердлов говорил, что Ленин
говорил… Надежный источник? Сказочку на старости лет человек сочинил. Но
не для внучков. Первоначально он надеялся опубликовать свои записки при со-
действии КГБ - не получилось. Окончательный же вариант предназначался для
отсылки Хрущеву. Что же в нем могло содержаться, кроме официальной вер-
сии о самостоятельности решения, принятого Уралсоветом? Ну, добавилось
1 Есть предположение, что еврея Юровского заменили на русского Ермакова, чтобы не
дать повода для толков об убийстве Царя евреями.

50
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

еще художественное творчество Медведева (либо его «соавтора») на поприще


драматургии.
Рассказ Медведева повторил, как под копирку, и другой цареубийца
- И.И. Родзинский. Секретная звукозапись его воспоминаний была сделана
в1964-м году в Комитете по радиовещанию при Совете Министров СССР. Тут все
объясняется просто: Родзинскому, по-видимому, перед записью просто дали по-
читать мемуар Медведева, и он пересказал его чуть не дословно (с «хоругвиями»,
«батюшкой-царем» и т.д.). Сам-то Родзинский рассказа Голощекина не слышал:
тут уж через четвертые руки передача идет. Так что, и это «свидетельство» учиты-
вать не приходится.
Третий источник версии о «всенародном суде» всплыл при звукозаписи в том
же 1964-м году встречи с еще одним цареубийцей - Г.П. Никулиным. Сотрудник
секретной части Радиокомитета Д.П. Морозов, проводивший встречу, зачитал от-
рывок из воспоминаний подруги жены Свердлова большевички П.С. Виноградской: 
«Вместе с другими товарищами, я была в выходной день приглашена к Сверд-
лову на обед. Мы стали свидетелями того, как нещадно он ругал И.Н. Смирнова,
приехавшего из Екатеринбурга, после суда над Николаем Вторым, так как Свердлов
считал большой ошибкой, что свергнутого царя судил местный суд. Романовы 300
лет угнетали народ, судить их должен был весь народ. “Суд нужно было устроить
в центре, открытый и доступный для всех” - говорил он с раздражением»1. 
Тут Никулин не выдержал:
«Да, это он <Свердлов> преувеличивает. Это он так, для красного словца».
И продолжил дальше:
«Суда не было. Не было. Так, что, вот, уже она неправду пишет: “судил его
местный суд...” Никакого суда не было».
Вот такой вышел казус в Радиокомитете. Пришлось «выправлять» воспоми-
нания Виноградской. В ее книге «События и памятные встречи», вышедшей в
1968-м, эпизод выглядит уже совсем по-другому, тут и появляется «ленин-
ский след»:
«…Яков Михайлович отчитывал товарищей, приехавших из Екатерин-
бурга после расстрела Николая II. Свердлов доказывал, что это их большая
ошибка, Ленин намеривался устроить гласный суд над бывшим царем. Влади-
мир Ильич считал, что Романовых, угнетавших 300 лет русский народ, дол-
жен был судить весь народ. “И суд надо было устроить в центре, открытый
и доступный для всех!”«.
Однако в любой из редакций эпизод выглядит более чем странно. Сверд-
лов, с самого начала курировавший «царское дело», совершенно хладнокровно
воспринявший известие из Екатеринбурга об уже свершившейся казни, сделавший
бесстрастным голосом сообщение о ней на заседании Совнаркома, теперь, когда
прошло уже довольно много времени, начинает лить «крокодиловы слезы».
Я честно привел все четыре источника (книга Быкова, воспоминания Медве-
дева, Родзинского и Виноградской), на которых базируется миф о том, что Ленин
настаивал на суде над Императором. Их достоверность оцените сами.
Почему же Ленин, если не был явно против суда, то, по крайней мере, не про-
являл никакой инициативы и откладывал решение вопроса на неопределенное вре-
мя? Доказательно ответить на этот вопрос не представляется возможным. Позволю
только высказать предположение. Суд над Государем (а может быть, и над Госуда-
рыней) вождя большевиков мог бы устроить, так как непременно закончился бы той
1 Мемуар Виноградской «Последний рейс. (Воспоминания о Я. М. Свердлове)» был
опубликованы в «Новом мире» за год до беседы в Радиокомитете. Там есть и окончание цитаты:
«Яков Михайлович продолжал гневно настаивать, что это “местничество, нарушение
директивы вышестоящих органов”«.

51
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

же казнью. А вот что делать с остальной Семьей и другими Романовыми? Над ними
даже такой демагогический суд, как над Государем, был немыслим. А бессудные
расправы в Перми, Екатеринбурге, Алапаевске, Петрограде вполне решали вопрос.

***
Итак, все версии того, почему Ленин мог быть против казни Императора
и всех (находившихся во власти большевиков) Романовых, при внимательном
рассмотрении не выдерживают критики. А причина должна была быть на-
столько масштабной и веской, чтобы заставить Ленина отказаться от вопло-
щения в жизнь идеи, которую он вынашивал на протяжении пятнадцати лет.
Ни один из рассмотренных вариантов даже приблизительно не дотягивает до
подобного масштаба.
Остается задать последний вопрос: зачем понадобилось Ленину так
тщательно скрывать свою роль в решении судьбы Романовых? Ведь и он
сам, и его окружение, и «революционные массы» ничуть не сомневались в бес-
численных преступлениях Императора. Почему нельзя было открыто заявить:
да, мы казнили «коронованных преступников» за все злодеяния, совершенные
на протяжении всего правления Дома Романовых? Почему современные не-
обольшевики боятся откровенно сказать: да, Ленин приказал расстрелять всю
Семью - и правильно сделал?
Дело в том, что Ленин и его коммунистические единомышленники (про-
шлые и нынешние), глубоко презирая нормы человеческого бытия, вы-
нуждены подделываться под них. На словах вождь большевиков мог эти
нормы отрицать:
«В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность?
В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту
нравственность из велений бога. Мы на этот счет, конечно, говорим, что
в бога не верим, и очень хорошо знаем, что от имени бога говорило духовен-
ство, говорили помещики, говорила буржуазия, чтобы проводить свои экс-
плуататорские интересы. Или вместо того, чтобы выводить эту мораль
из велений нравственности, из велений бога, они выводили ее из идеалистиче-
ских или полуидеалистических фраз, которые всегда сводились тоже к тому,
что очень похоже на веления бога. Всякую такую нравственность, взятую
из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. <…> Классовая
борьба продолжается, и наша задача подчинить все интересы этой борьбе.
И мы свою нравственность коммунистическую этой задаче подчиняем. Мы
говорим: нравственность это то, что служит разрушению старого эксплу-
ататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариа-
та, созидающего новое общество коммунистов» («Задачи союзов молодежи»,
1920 г.).
Из этой обширной цитаты видно, что место Бога в «нравственности
коммунистической» занимают «классовая борьба» и «разрушение старого
эксплуататорского общества». Полное революционное переустройство мира
социального невозможно без переустройства всей системы нравственных цен-
ностей.
Приложим этот тезис к разбираемой теме. Допустимо ли убийство Ро-
мановых с точки зрения «нравственности коммунистической»? Ответ может
быть только утвердительным: допустимо как форма «классовой борьбы» и «раз-
рушения старого эксплуататорского общества». Но это можно утверждать на
словах, в довольно отвлеченных формулировках, которые и не все поймут. По-
другому все воспринимается, когда дело доходит до конкретной реализации

52
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

слов. Можно сказать: «царское правительство - надо стереть с лица земли»,


но нельзя заявить: я отдал распоряжение бессудно убить полковника Романо-
ва, женщин, девушек, детей… Всех Романовых…
Действуя по правилам «нравственности коммунистической»,
Ленину приходилось маскироваться под нравственность, принятую в
окружающем коммунистов человеческом сообществе. Показателен такой
пример. Нарком юстиции И.З. Штейнберг, протестуя против расширения ре-
волюционного террора, бросил Ленину:
«Тогда зачем мы возимся с наркоматом юстиции? Давайте честно на-
зовем его комиссариатом общественного уничтожения и будем этим зани-
маться».
По воспоминаниям наркома, Ленин ответил:
«Хорошо сказано... именно так и должно быть... но мы не можем ска-
зать это».
Можно утверждать, конечно, что Штейнберг все выдумал. Но чем, по
сути, эта фраза отличается от предыдущей, несомненно ленинской: «нрав-
ственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского
общества»?
Принцип «так и должно быть, но мы не можем сказать это» стоит и
за всей ленинской конспирацией в деле о казни Романовых. Не случайно в ка-
честве проводника воли большевицкого центра использовался Совет рабочих,
крестьянских и солдатских депутатов Урала. С самого начала и до конца так
называемой Советской власти Советы существовали лишь как демократи-
ческая ширма, за которой всегда скрывались большевики.
Тут стоит упомянуть еще один миф, связанный с Советами: значитель-
ную роль в цареубийстве сыграли левые эсеры. На это ссылались в своих вос-
поминаниях и некоторые цареубийцы. Однако здесь наблюдается хронологи-
ческое смещение. Влияние эсеров на Урале действительно было серьезным, но
не в июле 1918-го (особенно после подавления левоэсеровского выступления в
Петрограде), а много раньше - между двумя революциями 1917-го года. Однако
уже в январе 1918-го Президиум Уралсовета возглавил большевик А.Г. Белобо-
родов. На момент цареубийства из 15 членов Президиума только трое были
эсерами (М.Х. Поляков, В.И. Хатимский, Н.А. Сакович). Мощное влияние… Но
и эти эсеры не присутствовали ни на одном совещании, где решалась участь
Государя и Семьи. Решение принимал узкий круг большевиков, а по сути - ру-
ководящая тройка (Голощекин, Белобородов, Сафаров1), неразрывно связан-
ная (через Голощекина) с Лениным и Свердловым. Президиум же Уралсовета
играл роль той самой «демократической ширмы», за которой скрывались дей-
ствия большевицкой партии.
Подобная тактика продолжилась и в дальнейшем. Найдя алгоритм дей-
ствий в ходе подготовки «екатеринбургского дела», Ленин потом уже широко
использовал этот опыт: все указания, сомнительные с точки зрения так прези-
раемой им «буржуазной морали», отдавались вождем большевиков не напря-
1 Все эти три богатыря уральского большевизма были расстреляны в сталинскую эпоху.
Голощекин обвинялся «в том, что являлся участником антисоветской организации, проводил
борьбу против ЦК ВКП(б), а также занимался педерастией» (был постельным партнером нар-
кома Ежова). Белобородов, будучи арестованным, доносил на такое количество бывших едино-
мышленников, что не выдержал даже Сталин: «Можно подумать, что тюрьма для Белобородова
- трибуна для произнесения речей, заявлений, касающихся всякого рода лиц, но не его самого». Са-
фаров же после ареста стал профессиональным провокатором, получая за это деньги и дополни-
тельное питание: «В период пребывания в местах лишения свободы, Сафаров использовался в
качестве свидетеля-провокатора и по заданию работников органов госбезопасности, а также и
по своей инициативе давал показания на многочисленных лиц».

53
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

мую, а через посредников и в строжайшей секретности1. Наиболее характерна


в этом смысле записка по поводу сокрытия убийства адмирала Колчака:
«Склянскому: Пошлите Смирнову (Рев<олюционный> в<оенный>
с<овет> 5 <5-й армии Восточного фронта>) шифровку шифром
Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно
ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную те-
леграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода посту-
пили так и так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских
заговоров в Иркутске.
Ленин. Подпись тоже шифром».
Узнаете вариант «екатеринбургского сценария»? Ленин (подпись зашиф-
рована) - заместителю председателя РВСР Э.М. Склянскому, тот - члену РВС
5-й армии Восточного фронта И.Н. Смирнову, а там - все свалить на «мест-
ные власти» и «опасности белогвардейских заговоров». Концов не найдешь2. 

***
Все подмены и обманы, сопутствовавшие екатеринбургской тра-
гедии, преследовали главную цель: сохранить в чистоте «человеческое
лицо» большевицкого руководства и, прежде всего, Ленина. До револю-
ции Ленин вполне мог себе позволить высказываться весьма откровенно, от
своего лица произносить призывы к цареубийству. Но после захвата власти все
изменилось. Вождь большевиков вынужден был надевать маску «общечелове-
ческого лица» и демонстрировать ее всему миру. Нельзя было сказать: я убил.
Гораздо выгоднее заявить: они убили. «Они» - это народные массы в лице сво-
его демократического органа - Света рабочих, крестьянских и солдатских де-
путатов. Именно эти акценты делал член Президиума Уралсовета Сафаров в
передовице номера газеты «Уральский рабочий», сообщавшего о цареубийстве:
«Воля революции была исполнена, хотя при этом и были нарушены многие
формальные стороны буржуазного судопроизводства и не был соблюден традици-
онно-исторический церемониал казни “коронованных особ”. Рабоче-крестьянская
власть и в этом случае проявила крайний демократизм: не сделала исключения для
всероссийского убийцы и расстреляла его наравне с обыкновенным разбойником».
Обратите внимание на еще одну подмену: бессудный расстрел есть форма
«крайнего демократизма». Вслед за подменой следовал прямой обман: Император-
ская семья «отправлена в надежное место». Обманывали, как я уже писал, даже
своего посла в Германии, чтобы и тому было, по словам Ленина, «легче врать». По
логике большевиков такое вранье вполне можно назвать «крайней честностью».
По этому поводу еще в начале XIX века высказался адмирал А.С. Шишков:
«Революция значит превращение3, собственно же разумеется превраще-
ние умов, то есть представление вещей навыворот. <...> Человек, путеводи-
мый ими <революционными правилами>, привыкает видеть вещи навыворот:
в благонравии кажется ему буйство и в буйстве благонравие, в просвещении
1 Техника ленинского «шифрования» достаточно подробно описана в статье В. Воронова
«”Дембель” по-ленински».
2 Неоднократно предпринимались попытки доказать, что этот проект телеграммы напи-
сан уже после казни Колчака, и посему не может являться ленинской санкцией на расправу над
адмиралом. Ленин записку не датировал, но в архиве Троцкого (в котором она и сохранилась)
есть комментарий (по-видимому, самого Троцкого): «(написано рукой тов. Ленина). Январь 1920
г. Верно. (Из архива тов. Склянского)». Колчак же был расстрелян 7-го февраля. Крупнейший ис-
следователь биографии Колчака профессор И.Ф. Плотников, проведя детальный разбор полного
текста документа, аргументированно датирует его 20-ми числами января, т.е. задолго до казни.
3 Revolution (франц.) - превращение.

54
ЛЕНИН КАК ЦАРЕУБИЙЦА

невежество и в невежестве просвещение, в свободе рабство и в рабстве сво-


бода и т. д.».
Подмена всех представлений, существовавших в «дореволюционном»
мире, разрушение всех его устоев и есть основная задача любой революции.
Но об этом нельзя говорить открыто. Важно, чтобы люди сами постепенно привык-
ли «видеть вещи навыворот», чтоб у них исподволь выработался инстинкт раз-
рушителей. На выработку такой привычки было направлено и само цареубийство, и
все обманы, сопровождавшие его. Этот образ действий начертал еще главный «бес»
Достоевского - Петруша Верховенский:
«Мы  провозгласим  разрушение...  почему,  почему,  опять-та-
ки, эта идейка так обаятельна! 
Но надо, надо косточки поразмять». «А тут еще “свеженькой кровуш-
ки”, чтоб попривык»1.
А вот пока не «попривык», нужно скрывать истинное лицо, нужно беско-
нечно менять личины, маски2 - конспирироваться. Гениальный революционер
Ленин все это прекрасно понимал и не мог действовать иначе. Понимал он и
то, что если навсегда уничтожить в сознании русских людей представление о
Боге на Небе и о Царе на Земле - тогда «рухнет балаган» (как говаривал тот же
Верховенский). Именно поэтому даже отрекшийся от престола Царь должен
был быть уничтожен. Именно поэтому вождь мирового пролетариата cразу
после цареубийства (в самый разгар Гражданской войны, когда сама власть
большевиков висела на волоске) «занялся Богом» - лично контролировал кам-
панию по вскрытию святых мощей.
Богоборчество и цареброчество Ленина решало не прагматические со-
циальные и политические задачи, а преследовало цели глобальные и метафи-
зические - столкнуть бытие человеческое с его исконных основ. Ленин и был
воплощением Всемирной революции и стал ее аллегорией3.

2020-й год.

Глеб АНИЩЕНКО,
поэт, литературовед, публицист
(г. Обнинск)

1 В этой связи напомню еще раз схожее высказывание Троцкого о цареубийстве: «Казнь
царской семьи нужна была не просто для того, чтоб запугать, ужаснуть, лишить надежды
врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что отступления нет,
что впереди полная победа или полная гибель».
2 «Образ, который они принимают, также зависит от их выбора; а так как сама сущ-
ность бытия бесов - ложь, образ этот - фальшивая видимость, маска. По характерной русской
пословице, “у нежити своего облика нет, она ходит в личинах”« (С.С. Аверинцев. Статья «Бесы».
В кн.: «Мифы народов мира. Энциклопедия»).
3 Из этого вывода вовсе не следует, что не было, и нет (в настоящее время) других вопло-
щений этой Революции.

55
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ПРАВИТЕЛЬСТВА


БАРОНА П.Н. ВРАНГЕЛЯ В КРЫМУ
«Темные силы, которые подстрекали несведущую толпу требовать
смерти Христа, в наши дни столь же злы, сильны и безжалостны, как и две
тысячи лет назад. За ненадежным и бессильным внешним блеском цивилиза-
ции скрывается все то же порочное чудовище, жаждущее власти и готовое
захлестнуть мир потоками слез и невинной крови, чтобы забрать в свои
руки земные богатства и людские души».
ИГОРЬ ИВАНОВИЧ СИКОРСКИЙ.
Трактат «ОТЧЕ НАШ. Размышления о молитве Господней».

Н
сберечь?
еужели приходится в очередной раз пожалеть, что Господь дал нам,
русским, слишком большие богатства, а мы, как всегда, не сможем их

Неужели опять, как и сто лет тому назад?


Мартовская 1920 года катастрофа Добровольческой армии привела к
смене главнокомандующего вооруженными силами юга России. Деникина ни-
кто не свергал, он сам понял, что под его руководством катастрофа окажется
окончательной и бесповоротной. На Военном совете было названо имя барона
генерал-лейтенанта Петра Николаевича Врангеля, который находился тогда
в Константинополе, фактически изгнанный из армии подозрительным Анто-
ном Ивановичем. Вместе с предложением возглавить разгромленную Белую
армию Врангель получил от представителя Великобритании в Константино-
поле ультиматум, в котором владычица морей требовала отказаться от борь-
бы с большевизмом и заключить перемирие с ленинской советской Россией.
В противном случае Англия лишит главнокомандующего и его армию какой-
либо помощи.
Врангель отверг этот ультиматум известного русофоба и масона Ллойд
Джорджа. Это Ллойд Джордж после насильственного ухода с политической
арены Государя Императора Николая Александровича сказал, что «главная
цель войны достигнута, Россия теперь никогда не будет великой державой».
Это Ллойд Джордж решающим образом выступил против предоставления убе-
жища Царской Семье, обрекая ее на истребление в Екатеринбурге. Это Ллойд
Джордж предоставил большевикам 500 тысяч фунтов стерлингов (громадную
сумму по тем временам) для укрепления их власти), Ульянов-Ленин ворчал
при этом, что дадено мало…
Положение в Крыму весной 1920 года было тяжелейшим. Армия разбита,
но еще более важно, что под деникинским руководством она утратила веру в
себя. Военной помощи от бывших союзников, которым Императорская Россия
фактически принесла победу в мировой войне, ждать не приходилось. Эко-
номика подорвана, а финансовое положение нищенское. И что такое Крым в
сравнении с территорией России, уже завоеванной большевиками?
Петр Николаевич Врангель прекрасно понимал, что главнокомандова-
ние получено им очень и очень поздно, без пяти минут двенадцать. Но барон
был истинным русским воином, русским патриотом и суворовские афоризмы
- «Сам погибай, а товарища выручай», «Мы - русские, и с нами Бог» - были со-
звучны ему в течение всей его короткой жизни. И пословицу русскую он часто
вспоминал: «И слепая лошадь привезет к цели, если возница зрячий».
Уместно сделать краткий экскурс в очень близкие к весне 1920 года вре-
мена и события.

56
ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ПРАВИТЕЛЬСТВА П.Н. ВРАНГЕЛЯ

В начале Великой Второй Отечественной войны Петр Николаевич Вран-


гель командовал эскадроном гвардейского Его Императорского Величества
Конного полка и вошел в историю героической атакой в конном строю против
германской артиллерийской батареи у села Каушен (ныне Кашино Калинин-
градской области), в котором кавалеристы захватили семь орудий противни-
ка, а барон получил один из первых офицерских Георгиевских крестов в той
войне. В дальнейшем в соответствии со своими воинскими достоинствами в
январе 1917 года Петр Николаевич был произведен Государем в генерал-май-
оры. Но барон Врангель был не типичным гвардейским офицером. До тради-
ционной в семействе Врангелей службы в армии Петр Николаевич закончил
престижный в тогдашней России Горный институт, что дало ему широкий го-
сударственный кругозор и знакомство со многими государственными служа-
щими высокого ранга.
По своему мировоззрению барон Врангель был сознательным, глубоким
и бескомпромиссным монархистом. Но монархизм как политическую партию
он отвергал. Почему? Ведь Ульянов-Ленин еще в Цюрихе мечтавший о граж-
данской войне в России, разгроме русской монархии, русской истории, рус-
ского языка неоднократно заявлял, что в России возможны только две формы
правления: или монархия или социалистическая республика. Понятно, по-
чему так безжалостно истреблялись монархисты. Это доказывает и охота по-
исковых интернациональных отрядов на православного публициста Михаила
Меньшикова, убитого на глазах его пятерых детей, и убийство в петроградском
застенке монархиста профессора Никольского и кормление его телом зверей
в зоопарке, а также анкета при приеме офицеров Русской Императорской Ар-
мии в армию красную. Но идея восстановления монархии была актуальна и
имела смысл и угрожала власти большевиков только в первой половине 1918
года. В гражданской войне приоритеты меняются очень быстро. И уже летом
того же года монархическую идею использовать было поздно. Многих монар-
хистов перебили, пересажали, а красная пропаганда была очень умелой и дей-
ственной, но главное - уже не было Государя Николая Александровича, а мо-
нархисты разделились, заспорили о кандидатуре монарха: глупый этот спор
продолжается до сих пор. Поистине, дом, который разделится, погибнет…
Петр Николаевич Врангель был убежденным монархистом, как и другой
Петр Николаевич - Краснов. Но их монархизм существенно отличался. Крас-
нов, как и Врангель, рассорился с Деникиным в период ключевых решений
гражданской войны. Оба Петра Николаевича считали необходимым взятие
Царицына, выход на Волгу и соединение с белыми армиями, которые осенью
1918 года возглавит Колчак. И только совместными усилиями, широким фрон-
том атака на Москву. Деникин же под влиянием союзников по Антанте двинул-
ся на юг. Это была роковая ошибка. Именно в начале лета 1918 года большевики
были слабыми и бессильными, как никогда после. Кроме того, под нажимом
весьма сомнительных личностей, вроде лживого от головы до пят Милюкова
или забрызганного кровью простых русских людей Савинкова, Добровольче-
ская армия приняла еще весной доктрину непредрешенчества, по мере про-
движения которой монархическая идея была парализована в массе своего на-
рода, в крестьянстве. Представьте себе такую часто повторяющуюся картину:
белая рота входит в обычную русскую деревню, тамбовскую или воронежскую,
и на вопрос бородатого крестьянина «за что сражаетесь?» безусый командир
роты отвечает: «Мы - непредрешенцы!». И ошеломленный крестьянин уходит
думать. И думает до 1929 года, когда уже поздно было что-либо предприни-
мать…

57
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Размышляя, необходимо и выводы делать. Увы, но Антон Иванович Де-


никин принес Белому движению больше вреда, чем пользы. И должность Глав-
нокомандующего была ему не по плечу, и взаимоотношения с казаками Крас-
нова не сложились по вине Деникина, и зависть его неоднократно посещала,
когда командующий Кавказской армией генерал Врангель, добиваясь успехов
в сражениях, становился популярной и любимой личностью в войсках.
Петру Николаевичу в марте 1920 года досталось основательно разбитое
деникинское корыто. Врангель прекрасно понимал, что время воевать за вос-
становление монархии безнадежно упущено, государствообразующий народ
разделен на партии, союзы, секты, развращен обещаниями всеобщего миро-
вого счастья. Мы же помним еще: «Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю
в Гренаде крестьянам отдать…» Хату он покинул накануне уборки урожая, а
земля в Испании давно уже была в руках крестьян…
Барон Врангель был верен рыцарственным законам, сокращенной фор-
мулой которых были слова: благородство ведет и обязывает. Это значило для
него, что чем выше ты поднимаешься по служебной лестнице, тем большее
чувство долга и большую ответственность принимаешь на себя. А высокое зва-
ние - это прежде всего несение службы изо дня в день, ставшее смыслом его
жизни. Именно этот чисто христианский смысл заставил Петра Николаевича
принять в очень тяжелой ситуации, если не безнадежной, обязанности Глав-
нокомандующего Добровольческой армией, немедленно переименованной им
в Русскую армию.
Для того чтобы проводить твердый политический курс необходимо
было создать соответствующее правительство. Врангель уже имел представле-
ния о немощи, а порой и враждебности к основной цели белых армий прави-
тельств, созданных и действовавших при адмирале Колчаке, генералах Дени-
кине и Юдениче. Все эти правительства погрязли в партийных склоках, были
разношерстными, далекими от конечных целей, к которым стремились армии.
В сибирском правительстве были меньшевики, кадеты, эсеры. Трагикомеди-
ей было правительство при Северо-Западной армии генерала Юденича. В нем
были социалисты, масоны, даже один националист-дашнак. Премьером это-
го опереточного правительства был миллионер Лианозов, которого Юденич
звал «каким-то нефтепромышленником», а при взятии Петрограда предпола-
гал повесить…
Все эти правительства создавались под усиленным нажимом Великобри-
тании и Франции. Юденичу, например, английский комиссар просто продик-
товал масонский, либеральный и олигархический состав Северо-Западного
правительства, которое активно вставляло палки в колеса армии, шедшей на
Петроград.
Врангель об этих происках бывших союзников прекрасно знал. Прави-
тельство Русской армии в Крыму формировалось самим Главнокомандующим.
«Для меня нет ни монархистов, ни республиканцев, а есть лишь люди знания и
труда», - говорил Врангель. Председателем правительства стал Александр Ва-
сильевич Кривошеин, бывший активный соратник Столыпина, министр зем-
леделия в царском правительстве. Александр Васильевич был уже в Париже
и мало верил в успех Русской армии в Крыму, но и его долг русского человека
перед Родиной заставил вернуться и активно работать на благо своих соотече-
ственников. Как и Врангель, Кривошеин прекрасно понимал политическую
основу гражданской войны в России, и однажды заявил, что «лучше, чтобы
монархия пришла на пять лет позже, чем на пять часов раньше».
Фактическим министром иностранных дел при генерале Врангеле стал

58
ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ПРАВИТЕЛЬСТВА П.Н. ВРАНГЕЛЯ

русский философ Петр Бернгардович Струве. Струве, как и многие интелли-


генты, прошел в конце 19-начале 20 века через увлечение марксизмом, хорошо
знал изнутри это русофобское учение. Струве был хорошо известен в Европе,
что помогало ему в переговорах. Когда же Струве отсутствовал его замещал
князь Георгий Трубецкой.
Государственным контролером был назначен весьма дельный член быв-
шей Государственной Думы Николай Савич. Управлением финансов командо-
вал Михаил Бернацкий. Земледелием и землеустройством - бывший сенатор
Г. В. Глинка. В области культуры советниками Врангеля были академик Влади-
мир Вернадский и его сын Георгий Вернадский, ставший после ухода из Крыма
известным русским историком зарубежья.
Не все члены правительства одинаково устраивали Главнокомандующе-
го, но других у него было. Особенно много нареканий вызывала деятельность
начальника Гражданского управления Сергея Тверского. Но внутренние дела
находились под пристальным вниманием самого Врангеля.
Политика любого правительства делится на внешнюю и внутреннюю.
Во внешней политике главным был поиск союзников. Великобритания в под-
держке Врангелю отказала. Соединенные Штаты предпочли остаться ней-
тральными. Франция вела себя как женщина, которая много обещает, но ни-
чего не дает. Французы в лице министра иностранных дел Мориса Палеоло-
га, бывшего послом в Императорской России, и нового премьер-министра
Александра Мильерана после настойчивых обращений Петра Струве решили
оказать военную и экономическую помощь Врангелю при трех основных усло-
виях: 1)признании всех долгов предыдущих русских правительств, соразмерно
с территорией под эффективной властью Врангеля; 2)предоставлении в соб-
ственность крестьянам распределенной между ними земли; 3)официальном
сообщении Врангеля о его намерении созвать выбранное населением учреди-
тельное собрание.
Эти условия были выработаны в Париже при участии Струве только 20
июля 1920 года. Врангель сразу же согласился на эти условия. Тем более, что
земельная реформа в Крыму уже проводилась врангелевским правительством.
Уже 25-го мая была издана брошюра под названием «Вся земля - народу в соб-
ственность», объяснявшая новый земельный закон, который «землю дает на-
стоящему трудящемуся на ней хозяину, у которого еще от сохи да от косы пот
не обсох».
10 августа Франция де-факто признала правительство генерала Вранге-
ля. Конечно, одной французской помощи было явно недостаточно, тем более,
что Франция оказывала ее из-за бедственного положения Польши. Польша
Пилсудского некоторое время считалась союзником Врангеля, но только до
разгрома армий Тухачевского, шедших на Варшаву. Пилсудский - старый не-
навистник России, ни в коем случае не стремился к восстановлению мощной
русской державы.
Попытка найти союзника в лице анархо-агрария Нестора Махно за-
кончилась очевидной игрой и изменой махновцев, не желавших находиться
под твердой рукой барона Врангеля и предпочитавших партизанский разбой
регулярной войне с большевиками. Напомню, что в ноябре 1920 года именно
армия Махно в составе большевицкого фронта первой вошла в Севастополь, а
махновцам было предоставлено «три дня на разграбление города» - об их бес-
чинствах часто вспоминала моя бабушка Прасковья Емельяновна.
Попытки найти союзников Русской армии в Крыму в очередной раз до-

59
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

казали мудрость Императора Александра Третьего: не может быть у России со-


юзников, кроме собственных армии и флота…
«Мы в осажденной крепости, - говорил генерал Врангель, - и лишь еди-
ная твердая власть может спасти положение. Надо побить врага прежде все-
го, сейчас не место партийной борьбе. Пока борьба продолжается, все партии
должны объединиться в одну, делая внепартийную деловую работу».
Что же успели сделать барон Петр Николаевич Врангель и его правитель-
ство за отпущенные им судьбой семь месяцев работы в Крыму?
О земельной реформе мы уже упоминали. Население было оповещено о
ней многочисленными брошюрами и листовками. Первоначальное недоверие
крестьян постепенно переходило в одобрение врангелевского Земельного за-
кона, основой которого было закрепление земли за теми, кто на ней работает
за небольшой выкуп земли в вечную собственность земледельца. Успех этого
закона в Крыму очевиден. Стоит вспомнить, что в Красной армии за хранение
брошюры с этим законом красноармейцев расстреливали…
Получив в расстроенном виде все отрасли управления армией и граж-
данским населением, барон Врангель прежде всего установил полное едино-
началие. Надо было не допустить тотального голода в Крыму. Поэтому одним
из первых указов нового Главнокомандующего стало запрещение вывоза ка-
кого-либо продовольствия из Крыма и поощрения всяческого импорта про-
довольственных товаров. В этом указе был даже такой экзотический пункт:
«Воспрещаю приготовление всякого рода сладких кондитерских изделий».
Поощрялась торговля с ближними странами с помощью судов Добровольного
Российского флота. Голода удалось избежать. В отличие от многих губерний,
находившихся под властью большевиков… Дальнейшие шаги Петра Николае-
вича были направлены на установление гражданского самоуправления в Кры-
му. Было учреждено волостное земство. Это был один из самых больных во-
просов нашей истории. Законы всегда приходили в деревню сверху. На этот
раз правительство Врангеля решило, что дело восстановления России будет
начинаться с самых низов, с учреждения волостного самоуправления. История
не дала нам ответа, к чему привела бы такая инициатива, слишком коротким
было время Врангеля в Крыму…
Можно было бы перечислить еще многие успехи врангелевского прави-
тельства в Крыму, например, рабочее законодательство, восстановление рос-
сийской судебной системы, подъем культурной и религиозной жизни. Петр
Бернгардович Струве уже после кончины Петра Николаевича сказал о нем так:
«Врангель должен жить в нашей соборной памяти как могучий призыв к труду
и подвигу».
Возразим против свидетельства изменившего Белому делу генерала
Слащова-Крымского о врангелевских виселицах на дорогах Крыма, это одна
из коммунистических пропагандистских легенд. Напомним на всякий случай,
что 24 мая 1920 года Главнокомандующий подписал приказ о высылке в Совет-
скую Россию лиц, изобличенных в ходе дознания в явных симпатиях к больше-
викам. Конечно, были и казни за очевидные преступления, но можно ли хотя
бы представить себе, что марксисты-ленинцы в ходе гражданской войны своих
врагов не расстреливают, а куда-то высылают!?
Для понимания мировоззрения барона Врангеля необходимо вспомнить
его позднейшее письмо от 16 января 1922 года другому Петру Николаевичу -
весьма уважаемому им Краснову в ответ на предложение «восстановить мо-
нархический дух в армии». «Вы не можете сомневаться в том, - писал Врангель,
-что по убеждениям своим я являюсь монархистом и что столь же монархично,

60
ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ПРАВИТЕЛЬСТВА П.Н. ВРАНГЕЛЯ

притом сознательно, и большинство Русской Армии… (…) В Императорской


России понятие «монархизма» отождествлялось с понятием «Родины». Рево-
люция разорвала эти два исторически неразрывных понятия, и в настоящее
время понятие о «монархизме» связано не с понятием о «Родине», а с принад-
лежностью к определенной политической партии. Нужна длительная работа,
чтобы в народном сознании оба эти понятия вновь слились воедино».
И еще. Из приказа генерала Врангеля от 9 сентября 1923 года: «Объеди-
нение всех национально мыслящих русских людей есть первый этап на пути к
спасению нашей Великой Родины». Это главный завет Главнокомандующего
сегодняшним русским людям. Вне партий, сект и союзов, раздирающих нас на
части.
Что же помешало Петру Николаевичу Врангелю победить в борьбе с
большевизмом? Кажется, что ответ не требует больших усилий. Власть он по-
лучил слишком поздно; Россия уже была завоевана большевиками, Крым - ка-
пля в море. Но в глубине причины более весомые. Сравним Врангеля в Крыму
с успехами каудильо Франсиско Франко в Испании и генерала Аугусто Пино-
чета в Чили. У Франко, кроме фаланги, в союзниках был единый католический
орден «ОПУС ДЕИ». Не случайно после победы в войне Франко все важные
правительственные должности отдал не фалангистам, а членам «Опус Деи»: в
нравственном смысле это были люди высокого уровня.
В Чили при разгуле терроризма и бандитизма, созданной кубинцами
преступной организации «MIR», поощряемой советским КГБ, в неприкосно-
венности сохранилась чилийская армия без всяких признаков разложения,
исповедующая национальные принципы. Армия и спасла Чилийскую государ-
ственность. Ничего подобного не было в союзниках у Врангеля. Православная
церковь уже в марте 17 года пропела «многая лета Временному правительству»
да и в революционном движении священники активно участвовали, например,
в Киевской духовной академии скрывались известные российские террористы
после совершения ими покушений и убийств. Русская же Императорская ар-
мия сидела в окопах и подвергалась изощренной партийной пропаганде…
В заключение перечислим заслуги главнокомандующего Русской арми-
ей генерал-лейтенанта барона Петра Николаевича Врангеля.
В безнадежной ситуации после катастрофы с отступом в Новороссийске
спас Добровольческую армию при полной неспособности ее командования,
растерянности главкома Деникина и его штаба.
Восстановил боеспособность и уверенность в себе Русской армии, с ко-
торой одержал несколько блестящих побед в Северной Таврии.
Показал себя выдающимся государственным деятелем в те семь месяцев,
которые отвела ему судьба.
Идеально провел эвакуацию армии и спасение гражданского населения,
которому угрожал красный террор и геноцид.
И что, по-моему, для нас сегодня самое главное в стремлении восста-
новить историческую преемственность и силу Российской державы: генерал
барон Петр Николаевич Врангель указал нам главную составляющую возрож-
дения - на национальный характер борьбы, бытия, веры, самой жизни: «Все,
кто душою русский, должны быть и будут с нами». Это национальное един-
ство является основной скрепой и выступает против партийности - против
всех партий и союзов, разделяющих нас и сеющих рознь, раздоры, ненависть и
непонимание большой общей цели, дорога к которой была намечена Петром
Николаевичем сто лет назад…
В этом воспитании и росте русскости, этого объединяющего нас каче-

61
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ства, наше Русское просветительское общество имени Императора Александра


Третьего, которое я представляю, видит решающее значение для позитивного
будущего России. И несколько шагов по этой открытой дороге нами уже сде-
ланы.

25 сентября 2020 года.

Виктор Правдюк,
режиссер-документалист, журналист, историк,
член Попечительского совета РПО им. Императора Александра III
(г. С.-Петербург)

62
Путешественник, разведчик, дипломат, боевой генерал

Путешественник, разведчик, дипломат,


боевой генерал…

18 (30) августа исполняется 150 лет со дня рождения легендарно-


го Лавра Корнилова - генерала, который превратил в боеспо-
собную армию разрозненные отряды тех, кто не принял Октябрьский
переворот и фактически стал основателем Белого движения. Но в день
юбилея имеет смысл обратиться к другим эпизодам биографии Лавра
Георгиевича - имевшим место быть до рокового 1917 года. Они многое
могут поведать об этом весьма незаурядном человеке, отмеченном мно-
гими дарованиями.
Потомок толмачей

Многие годы в ходу было несколько версий происхождения легендарно-


го генерала. Одни исследователи утверждали, что Лавр Георгиевич родился
в семье казашки из рода керей Гульшары и казака Георгия Корнилова. Дру-
гие - что его матерью была казашка Марьям, на русский лад Мария Иванов-
на. Третьи - придерживались версии, что он родился в семье калмыка - казака
и русской казачки и потом, после распада этого брака был усыновлен дядей
Георгием Корниловым.
Только в 2017 году окончательно выяснилось, что матерью Лавра Кор-
нилова была дочь казака Прасковья Хлыновская. Хлыновские переселились в
Кокпекты с Бийской линии. Там один из предков по материнской линии, со-
сланный поляк, женился на алтайской калмычке. Именно от нее Лавр Георги-
евич унаследовал калмыцкие черты.
Тогда исторический архив Омский области получил запрос о родителях
Корнилова. Архивисты изучили хранящиеся в архиве метрические книги Ни-
колаевской церкви города Кокпекты. В метрической книге за 1859 год сотруд-
ник архива Людмила Огородникова нашла актовую запись о бракосочетании
13 февраля толмача Кокпектинского окружного приказа Георгия Николаевича
Корнилова, первым браком, и девицы, дочери резервного казака станицы Кок-
пектинской Параскевы Ильиничны Хлыновской.
Выяснились еще некоторые интересные факты. Оказывается, редкая
способность Еорнилова к изучению иностранных языков - Лавр Георгиевич
знал немецкий, французский, английский, персидский, казахский, монголь-
ский, калмыцкий и урду - не случайна. Ведь генерал происходил из рода тол-
мачей-переводчиков.
Дед Лавра Георгиевича -Николай Герасимович Корнилов получил вос-
питание в Омской азиатской школе. Более 43 лет он находился на службе в
Каркаралах, Баян-Ауле, Бухтарме. Был толмачем, губернским секретарем. Его
сын Георгий Николаевич окончил классы восточных языков при омском бата-
льоне восточных кантонистов и был назначен младшим урядником в 7-й полк
Сибирского казачьего войска в Кокпекты. Через год он перешел толмачом в
Кокпектинский окружной приказ.
В 1862 году Георгий Николаевич вышел из казачьего сословия и стал чи-
новником, коллежским регистратором. Похоже что это произошло под влия-
нием идей ученого-этнографа Григория. Потанина, убежденного сторонника
сибирского «областничества». В 1869 году Георгий Корнилов получил долж-
ность письмоводителя при городской полиции в Усть-Каменогорске и купил
небольшой домик на берегу Иртыша. Здесь у него родился четвертый сын, на-

63
ЛИКИ МИНУВШЕГО

реченный Лавром. Сестра Анна описывала брата в детстве как «маленького, ху-
денького, с большой головой, поскольку подвержен он был рахиту». Со здоро-
вьем у Лавра проблем не было, но он выглядел очень болезненным. Через три
года Корнилов-старший получил давно ожидаемый перевод на свою родину, в
Каркаралы, где стал служить в уездном правлении.
Анна Корнилова так вспоминала о главе семейства: «Отец был человек
очень неглупый, развитый по своему времени, хороший семьянин; но жить с
семьей ему приходилось мало и он неумело принимался в свои редкие наезды
за наше воспитание. Отец был с нами ласков, никогда не наказывал, а между
тем мы его очень боялись и дисциплина при нем была образцовая; например,
он не позволял вмешиваться в разговоры старших, перебивать речь другого;
рекомендовалась часто пословица «ешь больше, говори меньше», поэтому мы
при отце за столом сидели молча и все выжидали очереди говорить, да так со-
всем и не вступали в разговоры…»
Воспитанием детей занималась Прасковья Ильинична, женщина «хотя и
безграмотная, но с пытливым умом, с жаждой знаний, с колоссальной памятью
и большой энергией»
Семья была большая - у Лавра было пять братьев и две сестры. Сестра
Анна вспоминала, что на Лавра «с детства смотрели как на особенного ребен-
ка, возлагали на него большие надежды». И эти надежды он полностью оправ-
дал. А у его братьев военная карьера, увы, не сложилась. Александр всю жизнь
прослужил поручиком, Андрей и Петр не смогли закончить учебу - их исклю-
чили из омского кадетского корпуса. Яков скончался от воспаления легких в
юном возрасте. Пятый брат Автоном не смог пойти по военной стезе из-за се-
рьезной болезни.
Будущий генерал рано научился читать. Детских книг в доме не было,
потому Лавр любил рассматривать лубочные картинки про Суворова, Кутузова
и Скобелева и «взрослые» иллюстрированные номера «Нивы» с рассказами
о сражениях русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Когда Лавр окончил на-
чальное училище, семья перебралась в пограничный город Зайсан, где отец
определился на службу переводчиком. По воспоминаниям сестры, в Зайсане
«детские игры были окончательно заброшены и все интересы сосредоточи-
лись около военных, эта обстановка усилила у брата любовь к военной службе,
походам и маневрам».
Лавр стал готовиться к поступлению в Сибирский кадетский корпус. В
основном готовился самостоятельно, только один молодой поручик дал ему
несколько уроков математики.

Лучший выпускник Сибирского кадетского корпуса

Летом 1883 года грезивший военной службой мальчик поехал с матерью


в Омск - поступать в Сибирский кадетский корпус. Отец вручил мальчику кни-
гу «Собрание писем старого офицера своему сыну». На титульном листе Кор-
нилов-старший сделал такую надпись: «Кому деньги дороже чести - тот оставь
службу. Петр Великий». Этой книгой Лавр очень дорожил и часто ее перечи-
тывал.
Все вступительные экзамены Лавр сдал успешно, кроме французского
- в киргизской степи негде было взять хороших репетиторов. По итогам он
был все же принят в корпус, правда в качестве «приходящего» воспитанни-
ка. «Приходящие» кадеты обучались путем экстерната и за свой счет, потому
в первый год обучения Лавр Корнилов проявил завидное упорство и трудолю-

64
Путешественник, разведчик, дипломат, боевой генерал

бие и в следующий класс был принят уже на казенный счет. Все последующие
годы обучения кадет Корнилов по успеваемости и поведению шел первым и,
переходя из класса в класс, награждался похвальными листами с подарками.
Сестра отмечала, что «подростком он был очень застенчив, туго сходил-
ся с людьми и выглядел даже угрюмым. Уйдут его товарищи и братишка на дет-
ский вечер, а Лавр усаживается за задачи или читает про какое-нибудь путеше-
ствие и получает не меньшее удовольствие». Все изменилось только в старшем
классе, когда вокруг Лавра и Анны сложился небольшой кружок ровесников,
гимназисток и кадет. «Брат перестал дичиться, полюбил общество, танцы,
стал таким веселым, остроумным собеседником». Лавр хорошо помнил, как он
провалился на экзамене по французскому языку, потому усиленно занимался и
даже сделал полный перевод французского романа «Поль и Вирги­нии». Одно-
временно юноша начал изучать восточные языки и даже перевел учебник по
физике на татарский.
Директор корпуса генерал Пороховщиков указывал в аттестации на ка-
дета Корнилова: «Развит, способности хорошие, в классе внимателен и за-
ботлив, очень прилежен… Скромен, правдив, послушен, очень бережлив, в ма-
нерах угловат. К старшим почтителен, товарищами очень любим, с прислу-
гою обходителен».
В заключительной аттестации была такая характеристика: «Скромен,
откровенен, правдив. Трудолюбив и постоянно с охотою помогает товари-
щам в занятиях. Серьезен. Послушен и строго исполнителен. К родным от-
носится с любовью и часто пишет им письма. Со старшими почтителен и
приветлив. Товарищами очень любим и оказывает на них доброе влияние…»
В аттестате, который был выдан кадету Корнилову, значится, что по
многим предметам вице-фельдфебель Корнилов имел наивысший балл  - 12.
Исключение составляли: письменные работы по русскому языку (10 баллов),
естественная история, география и рисование (по каждому из этих предме-
тов - по 11 баллов). Однако несмотря на это, средний балл был весьма высо-
ким и достигал 11,59. Согласно «Списку кадет VII класса Сибирского кадетского
корпуса», за военные подготовительные занятия в лагере за 1889 г. Лавр Кор-
нилов набрал наивысший балл среди сверстников (9,5).

Отважный разведчик и исследователь

Любовь к математике привела Лавра Корнилова в престижное Михай-


ловское артиллерийское училище. Потом молодой человек, блестяще сдав
вступительные экзамены, поступил в Николаевскую академию Генерального
штаба. Он окончил Академию с малой серебряной медалью и «с занесением
фамилии на мраморную доску». Корнилова ожидала прекрасная карьера в Пе-
тербурге, но он отказался от службы в Генеральном Штабе и уехал в неспокой-
ный Туркестанский военный округ. На передний край - именно там в полной
мере раскрылись его таланты разведчика и исследователя.
В Туркестанском военном округе Корнилов занимал сначала должность
помощника старшего адъютанта штаба округа, потом. служил штаб-офицером
для поручений.
Построенная англичанами в ущелье на пути в Кабул крепость Дейдади
долгое время оставалась головной болью для русского командования. Ведь о
том, как она укреплена и какое там вооружение, русским было неизвестно - все
попытки разведчиков проникнуть в крепость завершались неудачей. Но Лавру
Корнилову удалось наконец разгадать загадку крепости Дейдади.

65
ЛИКИ МИНУВШЕГО

«В начале ноября 1898 г., - писал потом в своем отчете Корнилов, - я был
командирован в урочище Термез для сбора сведений об Афганистане вообще
и Афганском Туркестане по преимуществу. В отношении последнего, в ряду
прочих вопросов, - вопрос о крепости Дейдади был наиболее интересным и
запутанным… почему единственное средство получить о ней сколько‑нибудь
верные сведения было одно - самому поехать и осмотреть Дейдади. На этом
решении я и остановился»..
Отважный капитан задумал настоящую авантюру. Он решил переодеть-
ся туркменом, добраться до крепости, находившейся за добрую сотню верст от
границы, в глубине сопредельного государства, сделать снимки хорошо охра-
няемого военного объекта (тогдашней громоздкой фототехникой) и составить
его подробное описание. Корнилов не мог не знать, что пойманных шпионов
афганцы сажают на кол, но это его не остановило.
Он нашел проводников из местных. «Провести меня, - пишет Корнилов,
- взяись два Теркмена: Мулла‑Рузы, богатый торговый человек из кишлака
Чушка‑Гузара, и его приятель Худай‑Назар, житель кишлака Шор‑Тепе (на Аф-
ганском берегу Амударьи), - по ремеслу - отчаянный, смелый контрабандист».
В ночь на 13 января 1899 года Корнилов и Мулла‑Рузы переправились
через Амударью на надутых воздухом бурдюках. На той стороне их ждал Ху-
дай‑Назар с приготовленными лошадьми. Они поехали, обходя афганские по-
граничные разъезды, в сторону города Балх. Был священный для мусульман
месяц рамадан, потому путников на дороге почти не встречалось, и капитан
мог беспрепятственно заниматься съемкой местности.
До Дейдади добрались глубокой ночью 14 января. Разведчики хотели
переждать остаток ночи в кишлаке у приятеля Худай‑Назара, а «утром издали
осмотреть крепость и, если окажется возможным, сделать фотографические
снимки». Однако вмешался случай. «Ища въезда в кишлак и следуя вдоль ду-
вала, - пишет в отчете Корнилов, - мы выехали на дорогу из казарм в крепость
и близ моста через арык Мазар‑Дарью наткнулись на афганца, который оста-
новил нас вопросом: «Что вам нужно?». Лазутчики не растерялись и объясни-
ли, что они ищут место, где могли бы совершить «сахар» - утреннюю молитву,
после которой в мусульманский пост заговляются на весь световой день. Аф-
ганец, оказавшийся владельцем небольшой лавочки‑чайханы, расположенной
неподалеку предложил «трем туркменам» остановиться у него, обещая за ру-
пию приготовить для них чай и легкий завтрак.
Чайхана оказалась идеальным наблюдательным пунктом. С приближе-
нием рассвета движение по мосту заметно оживилось - в рамадан мусульмане
встают рано, чтобы успеть позавтракать до рассвета. «Через мост, - пишет Кор-
нилов, - из казарм в крепость и обратно беспрестанно проходили солдаты. Не-
которые подсаживались к нам пере кинуться несколькими словами и покурить
«лим» (род кальяна) Один из проходивших через мост афганских офицеров,
оказавшийся джамадаром - офицеров пехотных частей, расквартированных в
Дейдади, неожиданно спросил у «туркменов»: «Вы назначены в караул? Отчего
не едете на службу?». Находчивый Худай‑Назар ответил: «Сейчас едем». Боль-
ше вопросов к новоприбывшим не возникло.. «Очевидно, в этот день, - поз-
же размышлял Корнилов, - ввиду ухода Джумаханцев и неприбытия из Акчи
двух Туркменских сотен, которые, по имевшимся у меня сведениям, должны
были их сменить, караулов и разъездов не было наряжено. Афганский пехот-
ный офицер и солдаты могли этого не знать, и они, по‑видимому, приняли нас
за нукеров, уже прибывших из Акчи». Но солнце было еще невысоко - сделать

66
Путешественник, разведчик, дипломат, боевой генерал

фотографии при таком освещении нереально, потому отъезд пришлось оття-


гивать под разными предлогами.
И тут в чайхану зачем-то снова заявился тот же афганский офицер, при-
нявший их за нукеров из Акчи и увидев знакомые уже лица, устроил «подчи-
ненным» взбучку: «Вы еще не уехали на службу? Убирайтесь отсюда!». «Ослу-
шаться приказания, - пишет Корнилов, - было невозможно. К счастью, в это
время выглянуло солнце, я сделал снимок с казарм, и мы поехали к крепости
Дейдади». Волей обстоятельств этот забавный эпизод сыграл на руку Корни-
лову - не в меру рьяный афганский пехотный поручик сам отправил разведчи-
ков к их цели. Подъехав к крепости, Корнилов стал объезжать ее по периметру.
Почти не скрываясь он делал в блокноте заметки и зарисовки. Следуя «вдоль
восточного, наиболее освещенного фронта» крепости, капитан вытащил из
седельной сумки фотоаппарат и сделал пять снимков крепости. По счастью,
«туркмена» с фотоаппаратом не заметили ни со стен крепости, ни из кишлака.
Более того, уходил Корнилов из Дейдади буквально под носом у подходивших
уже к крепости туркменских конных сотен. В своем отчете тон написал об этом
кратко: «Осмотреть западного фронта не удалось, так как со стороны кишлака
Тохта подъезжали Туркмены».
Причем эту блестящую разведывательную операцию капитан Корнилов
предпринял по собственной инициативе и втайне от начальства, взяв трех-
дневный отпуск.
Возвратившийся «отпускник» представил генералу Ионову пять фото-
графических снимков с крепости, описание укреплений и ведущей к крепости
дороги». Так Российский Генштаб получил долгожданные сведения о крепости
Дейдади - серьезном укреплении, построенном с учетом европейского форти-
фикационного опыта. Причем Корнилов, будучи профессиональным артилле-
ристом, успел отметить и зафиксировал в своем отчете ряд слабых мест этой
крепости.

Прошедший «Степь отчаяния»

Потом Лавр Георгиевич полтора года невзирая на невообразимые лише-


ния, изучает Кашгарию. С поручиком Кирилловым и несколькими казаками
он проходит вдоль и поперек выжженную солнцем страну, нанося на карту
извилины дорог, русла рек, колодцы. Возвратившись из полной опасностей и
лишений экспедиции, Корнилов пишет и издает книгу «Кашгария или Вос-
точный Туркестан», которую потом признают равной по научной ценности
трудам знаменитого путешественника генерала Пржевальского.
Но на этом Корнилов не успокаивается! Он отправляется в пустыни Вос-
точной Персии, которые считались непроходимыми. В 1901 году Корнилов с
четырьмя казаками семь месяцев странствовал по персидским пустыням. При
необходимости переодевался восточным купцом.
Корнилов с товарищами стали первыми европейцами, прошедшими
этим путем. «Степь отчаяния» на современных описываемым событиям кар-
тах Ирана обозначалась белым пятном с отметкой «неисследованные земли»:
«сотни верст бесконечных песков, ветра, обжигающих солнечных лучей, пу-
стыня, где почти невозможно было найти воду, а единственной пищей были
мучные лепешки  - все путешественники, пытавшиеся прежде изучить этот
опасный район, погибали от нестерпимой жары, голода и жажды, поэтому
британские исследователи обходили «Степь отчаяния» стороной». Результа-
том похода капитана Корнилова стал богатейший географический, этногра-

67
ЛИКИ МИНУВШЕГО

фический и военный материал, которые позднее Лавр Георгиевич стал широ-


ко использовать в своих очерках.
За пять лет - с 1899 по 1904 годы Лавр Корнилов побывал практически во
всех граничащих с российским Туркестаном странах. Разумеется, инкогнито,
выдавая себя за правоверного мусульманина - купца или ученого. Подготов-
ленные Корниловым для штаба округа и Генерального штаба военно‑стати-
стические отчеты и обзоры отличались академической тщательностью. Ма-
териалы, собранные Корниловым за время службы в Туркестане, потом были
обобщены в его военно‑научном труде «Сведения, касающиеся стран, сопре-
дельных с Туркестаном»..
Книги Корнилова стали заметным вкладом в географию и этнографию
этой мало изученной в те времена территории.
Корнилову довелось побывать и в Индии, которая тогда находилась под
английским владычеством. С ноября 1903 по июнь 1904 года Лавр Георгиевич
находился там для «изучения языков и нравов народов Белуджистана», а фак-
тически - для анализа состояния британских колониальных войск. За. В 1905
году его секретный «Отчет о поездке в Индию» был опубликован Генеральным
штабом

Герой Русско-японской войны

С началом русско-японской войны Корнилов выехал в Петербург - там


он был назначен на должность штабного столоначальника. Но штабное «сча-
стье» подполковнику Корнилову было не нужно. Он рвался на фронт. В атте-
стации подполковника Корнилова на 1904 год Лавру Георгиевичу дается такая
характеристика: «здоровье - хорошее, умственные способности - выдающие-
ся, нравственные качества - очень хорошие... воли твердой, трудолюбив и при
большом честолюбии... вследствие прекрасных способностей, а равно большо-
го самолюбия справится с всякими делами». Разве мог такой человек отсижи-
ваться в тылу?
Лавр Георгиевич добился перевода в действующую армию, начальником
штаба 1-й бригады Сводно-стрелкового корпуса. И окунулся в свою стихию...
Получив приказание отвести от Мукдена стрелковые полки, понесшие в пред-
шествовавшие дни большие потери, подполковник Корнилов со своей брига-
дой несколько часов удерживал натиск противника у деревни Вазые, обеспе-
чивая организованное отступление. Только после этого, когда деревня была
уже окружена японцами, Корнилов, воодушевив подчиненных, штыковой ата-
кой прорвал кольцо окружения и вывел свою уже считавшуюся уничтоженной
бригаду с ранеными и знаменами, сохраняя полный боевой порядок, на со-
единение с армией. «Около 7 часов вечера, пропустив значительную массу от-
ходивших нижних чинов разных частей и обеспечив таким образом их отход,
подполковник Корнилов приступил к очищению своей позиции. Деревня Ва-
зые была в это время почти окружена противником. Усиленный огонь наших
стрелков и атака в штыки 5-й роты 3-го стрелкового полка заставила японцев
раздвинуться и открыть дорогу отряду подполковника Корнилова, вынесшему
знамена, пулеметы и всех своих раненых и в порядке отступившему на север
вдоль железной дороги». Наградой за этот подвиг стал орден Святого Георгия
IV-й степени.
За боевые отличия в 1905 году Корнилов был произведен в полковники,
а через два года. награжден Золотым оружием. После заключения мира - 1 мая
1906 года Лавр Георгиевич Корнилов назначен делопроизводителем Управле-

68
Путешественник, разведчик, дипломат, боевой генерал

ния генерал-квартирмейстера Генерального Штаба. По служебным делам он


выезжает на Кавказ, в Туркестан и в Западную Европу.

Военный атташе в Китае

С 1 апреля 1907 года Корнилов - военный атташе в Китае. Причем не-


близкий путь от Иркутска до Пекина русский атташе проделал верхом с тремя
ординарцами-казаками.
В Пекине Лавр Георгиевич стал изучать китайский язык, собирал книги,
рукописи, эмаль, китайских божков.. Но не только. Об одной блестяще про-
веденной Корниловым разведывательной операции сохранился рассказ, кото-
рый больше напоминает легенда. Русскому командованию стало известно, что
китайцы в строжайшем секрете готовят в отдаленном городке особый отряд
войск, обучаемый европейским приемам боя. Корнилов, переодевшись в пыш-
ный наряд китайского мандарина, едет туда. Его принимают как посланника
самого «сына неба» - Богдыхана. Лавру Георгиевичу оказываются всяческие
почести, ему подробно докладывают об успехах, и весь отряд проходит перед
ним церемониальным маршем. По окончании парада Корнилов произносит
по-китайски речь, благодарит за оказанный прием и благополучно возвраща-
ется в посольство, завершив свою миссию.
В 1910-м году полковник Корнилов был отозван из Пекина, однако в Пе-
тербург он возвратился лишь через 5 месяцев. Это время понадобилось ему на
путешествие по Западной Монголии и Кашгарии, чтобы составить представле-
ние о вооруженных силах Китая на границах с Россией.

Командир «Стальной» дивизии

Звездным часом Лавра Корнилова стала Великая война, которую потом


назовут Первой мировой. 9 августа 1914 года Корнилов был назначен команди-
ром 48-й пехотной дивизии ,которая под его командованием сражалась в Гали-
ции и в Карпатах в составе XXIV армейского корпуса 8-й армии генерала Бру-
силова.
Брусилов потом писал о Корнилове в своих воспоминаниях: «Он всегда
был впереди и этим привлекал к себе сердца солдат, которые его любили. Они
не отдавали себе отчета в его действиях, но видели его всегда в огне и ценили
его храбрость. Странное дело, генерал Корнилов свою дивизию никогда не жа-
лел: во всех боях, в которых она участвовала под его начальством, она несла
ужасающие потери, а между тем офицеры и солдаты его любили и ему вери-
ли. Правда, он и себя не жалел, лично был храбр и лез вперед очертя голову»
48-ю пехотную дивизию, которой командовал Лавр Корнилов, скоро
стали называть «Стальной». Она отличилась во многих операциях армии Бру-
силова, на счету Корнилова много удачных дерзких вылазок и взятых высот
Солдаты своего командира буквально боготворили. Лавр Георгиевич относил-
ся с большим вниманием к их быту, требовал отеческого отношения к нижним
чинам.
Генерал Деникин, чьи части во время наступления Брусилова наступали
«рука-об-руку» с частями генерала Корнилова, так впоследствии характеризо-
вал своего будущего сподвижника: «Тогда уже совершенно ясно определились
для меня главные черты Корнилова - военачальника: большое умение воспи-
тывать войска: из второсортной части Казанского округа он в несколько не-
дель сделал отличнейшую боевую дивизию; решимость и крайнее упорство в

69
ЛИКИ МИНУВШЕГО

ведении самой тяжелой, казалось, обреченной операции; необычайная личная


храбрость, которая страшно импонировала войскам и создавала ему среди
них большую популярность; наконец, - высокое соблюдение военной этики, в
отношении соседних частей и соратников, - свойство, против которого ча-
сто грешили и начальники, и войсковые части».
Да, Лавр Георгиевич был человеком разнообразных дарований… Ему
удавалось, казалось бы, заведомо невозможное.
«Корнилов - не человек, стихия», - говорил взятый корниловцами в плен
австрийский генерал Рафт. В ноябре 1914 г. в ночном бою при Такошанах груп-
па добровольцев под командованием Корнилова прорвала позиции неприяте-
ля и, несмотря на свою малочисленность, захватила 1200 пленных, включая
самого Рафта….
Одной из самых блестящих операций, проведенных Корниловым стало
взятие Зборо - расположенного на «высоте 650» укрепленного пункта, защи-
щенного проволочными заграждениями и линиями окопов с многочисленны-
ми хорошо защищенными огневыми точками. Генерал тщательно подготовил
план операции. И штурм прошел в точности по плану: внезапно обрушивший-
ся на высоту шквальный огонь русской артиллерии и фронтальная атака пе-
хоты позволила главным ударным силам Корнилова незамеченными обойти
противника и обратить его в бегство. Так русским была открыта дорога на Вен-
грию.

Непобежденный

В апреле 1915 года, прикрывая отступление Брусилова из-за Карпат си-


лами одной своей «Стальной» дивизии, генерал Корнилов, взявший на себя
в момент гибели дивизии личное командование одним из батальонов, был
дважды ранен в руку и ногу. С шестью уцелевшими товарищами он в течение
четырех суток пытался прорваться к своим, но попытки эти завершились не-
удачей. Корнилов попал в австрийский плен.
А 28 апреля 1915 года император Николай II подписал Указ о награждении
генерала Корнилова орденом Святого Георгия 3-й степени: «За то, что во вре-
мя упорного сражения в Карпатах на р. Дукле 24 апр. 1915 г., когда командуемая
им дивизия была окружена со всех сторон превосходным в силах противни-
ком, отважно пробивался по трупам заграждавшего дорогу неприятеля, чем
дал возможность частям дивизии присоединиться к войскам своего корпуса».
Пленный генерал сначала был помещен в замок Нейгенбах в Австрии,
затем переведен в Венгрию в замок Эстергази, расположенный в селении Лека.
Он мог получить свободу, дав подписку о дальнейшем неучастии в боевых дей-
ствиях. Но этого Лавр Георгиевич не мог сделать в принципе. Сдаться и остать-
ся в стороне? Это не о нем!
По воспоминаниям товарища, Корнилов «рвался к боевой деятельно-
сти... его непрерывно точил червь неудовлетворенного честолюбия. Свой вы-
нужденный досуг он старался заполнить чтением, но читал почти исключи-
тельно книги о Наполеоне, что еще больше раздражало его». Корнилов пред-
принял четыре попытки побега. Четвертая оказалась удачной. 29 июля 1916
года он покинул тюремный госпиталь в венгерском городе Кессег -переодетый
в австрийскую форму, под видом солдата, возвращающегося после лечения с
фальшивым паспортом на имя Штефана Латковича.
Генерал Корнилов с помогавшим ему чехом Марньяком пришли на вок-
зал, сели в поезд и на следующий день прибыли на намеченную станцию Ка-

70
Путешественник, разведчик, дипломат, боевой генерал

раншебеш. В лесу за станцией переоделись в штатское и продолжили свой путь


пешком к румынской границе. Чех зашел в деревню за едой и был схвачен,
Корнилов продолжил путь в одиночестве. Он дошел до пограничной реки и
перебрался на румынский берег. Через 22 дня после побега генерал явился к
российскому военному атташе. А 4 сентября Корнилов прибыл в Петроград.
По данным Ставки, на сентябрь 1916 году в плену находилось более 60
русских генералов, а бежал оттуда только один Лавр Корнилов. Поэтому в один
день он стал очень знаменит. В Петрограде генерала чествовали юнкера Ми-
хайловского артиллерийского училища, которое он когда-то окончил. Журна-
листы брали у него интервью, его портреты печатались в иллюстрированных
журналах, а казаки станицы Каркаролинской прислали Лавру Георгиевичу
нательный крест и сто рублей деньгами. Потом на имя Степного генерал-гу-
бернатора, Войскового наказного атамана была отправлена телеграмма от «ка-
заков станицы Каркаралинской, стариков и детей, представителей духовного
ведомства, военной и гражданской власти « о представлении генералу Корни-
лову звания почетного казака станицы Каркаралинской и Кокпектинской и
присвоении имени Корнилова Каркаралинскому высшему начальному учили-
щу «в ознаменование великих заслуг героя, уроженца Каркаралинской стани-
цы … дабы запечатлеть на веки потомству память о нем родных станичников».
Сам Лавр Корнилов в письме сестре 1 ноября 1916 г. не живописал побега:
«Подробности своего бегства не буду описывать; из газет ты кое-что знаешь,
хотя врали они невозможным образом... Хочу только сказать, что во время во-
йны, плена и бегства я на практике убедился, что бывают в жизни человека
такие минуты, когда только чудо и помощь Божия выводят его из неминуемой
гибели». Не знающий страха генерал был искренне верующим человеком
В начале осени 1916 года Корнилов вновь убыл на фронт: ему дали 25-й
пехотный корпус в составе Особой армии Юго-Западного фронта...
Сколько этот удивительный человек мог сделать для России, не
случись в истории нашей страны известных роковых событий 1917 года,
мы никогда не узнаем…

Елена Мачульская,
журналист
(г. Омск)

71
ПРОЗА

Рождественская драма
(фрагмент)

Глава 1

К анун Рождества - самое радостное и благодатное время посреди


зимы. Вьюги и метели, бушевавшие в начале декабря, скоро закончи-
лись, и пушистый белый снег превратил Ярославль в новогоднюю сказку. Не-
обыкновенно нежная зима-красавица засияла над городом ощущением свеже-
сти и морозца, осознанием предстоящего торжества. Торжество чувствовалось
во всем - в радостном смехе гуляющей молодежи на бульварах и набережных,
бодрых посвистах городовых на оживленных перекрестках, шумных ночных
весельях в ресторанах и трактирах, пряных ароматах булочных по утрам. Эх,
зимнее раздолье! Веселые тройки с санями носились по улицам Ярославля.
Песни подвыпивших гуляк то здесь, то там. Город с нетерпением ждал новый
1914 год и, конечно, надеялся, что этот год будет непременно лучше прежнего и
принесет всем необыкновенное счастье…
Стояла настоящая зимняя погода. Ясное безоблачное небо усиливало
ощущение праздника. В такое благодатное время центр общественной жизни
Ярославля перемещался на Казанский бульвар.
Казанский бульвар - место красивое! Здесь есть все для отдыха и развле-
чений. Особенно рождественских! Возле ресторана Бутлера в канун рождества
заливали главный городской каток. Каток с гирляндами разноцветных фона-
риков, скользящие по льду пары, музыка и смех… Что может лучше передать
предновогоднее настроение, чем этот живописный городской пейзаж? Боль-
шой простор для души, прекрасный лед, уютная теплушка с двумя отделени-
ями, где можно переодеться и выпить чаю. Электрическое освещение по ве-
черам дополняло картину главного городского катка. Каждый выходной, если
мороз не превышал десять градусов, здесь играла музыка и устраивались ил-
люминации.
Каток на Казанском бульваре оставался излюбленным местом отдыха
ярославской молодежи, где публике без устали предлагали веселые развлече-
ния. Здесь можно было взять на прокат коньки, послушать выступления при-
езжих артистов. Нередко на катке проводились детские елки и маскарады, а
входной билет давал право на участие в розыгрыше ценных призов. Катание
на коньках любили в Ярославле все - от мала до велика, поэтому здесь можно
было встретить как ребятишек, так и весьма солидных господ.
В один из таких оживленных музыкальных предрождественских вечеров
на Казанском бульваре появилась веселая компания богатых людей. Господа
в шубах разливали шампанское, дамы мило кокетничали и шептались между
собой. Одна красивая молодая пара, отделившись от них, встала на коньки и
помчалась, помчалась по волшебному серебристому льду. Стройная восхити-
тельная дама, держа за руку своего рослого, широкоплечего кавалера, на по-
теху друзьям выделывала разные фигуры. Элегантный полушубок нисколько
не мешал ей. А ее кавалер, с широкими усами, в кожаном тулупе и штанах-га-
лифе уверенно вел свою избранницу. Непринужденно и весело он говорил ей
разные комплименты. Этой красивой парой, новыми покорителями главного
ярославского катка были Валентина Николаевна Барковская с мужем Дмитри-
ем Вилиговичем Ботельманом.
Хорошо одетый грузный господин средних лет с густой черной бородой,
в шубе и меховой шапке, с женственными чертами лица и хитрыми шустрыми
глазками находился в центре этой веселой компании и внимательно следил за

72
Рождественская драма

молодой парой, развлекавшейся на льду. Когда супруги Ботельман вернулись к


скамейкам, этот человек оглядел своих друзей и сказал:
- Господа! Я хочу порадовать вас тем, что в предстоящем 1914 году моя
ярославская кинофабрика «Волга» начнет съемки нового фильма «Стенька
Разин» на известную всем историческую тему. Создание такого, признаюсь,
очень затратного фильма - моя давняя мечта. В нем будет все - широкие волж-
ские просторы и большая массовка, народная вольница и страстная любовь!
Я хочу пригласить на важные роли известных русских актеров и лучшего ре-
жиссера. И теперь, наконец, могу открыть вам секрет, что сыграть главную
женскую роль в моем будущем фильме, роль персидской княжны, согласилась
прекрасная, талантливая актриса Валентина Николаевна Барковская-Ботель-
ман! Я очень счастлив, господа, что могу теперь назвать себя ее другом и еди-
номышленником, как и другом ее мужа! А Дмитрию Вилиговичу, храброму во-
ину и хорошему актеру, конечно же, тоже найдется роль в моем новом фильме.
Давайте, господа, обмоем наше деловое и дружеское соглашение шампанским!
- Ура! - разом закричали господа, и вечернее небо наполнилось мелодич-
ным звучанием хрусталя.
От веселого многолюдного катка на Казанском бульваре ярославский
купец Григорий Иванович Либкен мечтательно смотрел на Волгу, выше засне-
женных деревьев, куда-то в сторону Верхнего острова.
- С богом, господа! Выпьем за успех нашего соглашения и будущей кар-
тины!
- С богом! - вторили ему.
Сама Валентина Николаевна Барковская в этот вечер ощущала себя на
вершине блаженства.

Глава 2
Константин лежал на пуховых подушках в своей натопленной комнате
и терпеливо наблюдал, как маленькие снежинки кружатся за окном во дворе.
Здесь в доме дяди на Большой Рождественской улице ему всегда было хорошо и
спокойно. Лишь тяжелые воспоминания о том памятном злополучном вечере в
клубе приказчиков изредка бередили его душу.
Все произошедшее с ним после драки вспоминалось ему как во сне, как в
каком-то бреду, в беспамятстве. Впрочем, так оно и было…
Константин почти не помнил, как его привезли в дом к дяде. Как перепу-
галась тетя Ирина Сергеевна. Как врач определил сотрясение мозга. Как злил-
ся брат Павел, обещая убить Чухонца.
Через день болезнь приобрела форму тяжелой лихорадки. В жару и в
поту, с высокой температурой Константин лежал почти без сознания, и ему
казалось, что он извивается на постели, как уж, стены рушатся, а кровать рас-
качивают какие-то злые демоны, похожие то ли на змей, то ли на длинных чер-
вей.
Почти каждый вечер тринадцатилетняя кузина Надя проводила возле
его постели. В минуты редких просветлений он видел, как девочка молилась на
икону Спасителя в углу. Потом приходила тетя и обтирала племянника холод-
ной водой, чтобы снять жар. Закончив лечебные процедуры, Ирина Сергеевна
только разводила руками и качала головой.
В один из таких вечеров, когда жизнь Константина буквально висела на
волоске, в его маленькую комнату вошла сама… Валентина Николаевна Бар-
ковская. Сквозь пелену беспамятства юноша ощутил благоухание ее прелест-
ных духов.
- Не умирай, друг мой! - шепнула она на ухо Константину. - Я знаю, ты

73
ПРОЗА

сильный! Ты победишь болезнь! Иначе и быть не может! Я буду горячо, неис-


тово молиться за тебя! А когда тебе станет лучше, открой мой рождественский
подарок!
И ушла.
Эта ночь была самой тяжелой для Константина. Как в своих детских гре-
зах, он все время сражался с какими-то демонами. Но сил было мало. Злые
духи все время ломали его рыцарские копья и гнали юношу в глубокую бездну.
Он был почти на краю этой страшной пропасти. И вдруг к нему на помощь
откуда-то прилетел прекрасный белый лебедь! В своих лапах он держал све-
тящийся золотой меч. Сжав в руках оружие, Константин почувствовал новые
силы. И обрел спасенье. Тем мечом он разогнал злобных демонов и выбрался
в летний цветущий сад…
Произошло чудо! Утром Константину действительно полегчало. Жар от-
ступил. Головокружения прекратились. Появился аппетит.
Константин слышал, как родственники радостно забегали по дому, по-
сылая хвалу Господу.
К обеду юноша был уже в состоянии нормально разговаривать. Он при-
поднялся на подушку. Только теперь Константин увидел в противоположном
углу комнаты большую коробку, обернутую серебристой фольгой и завязан-
ную красной ленточкой с бантиком.
«Значит, Валентина Николаевна на самом деле вчера приходила к нему...
Это не бред воспаленного воображения!» - подумал он
Когда Надя вернулась из гимназии, Константин попросил ее распако-
вать коробку. Кузина с радостью выполнила эту просьбу. Увидев содержимое
коробки, юноша так и обомлел от восторга. Под оберткой известной конди-
терской фабрики «Бельфор» на Константина глядели маленький шоколадный
рыцарь в доспехах и его прекрасная дама. В правой руке у рыцаря было копье,
а в левой он держал руку своей возлюбленной.
Потрясенный таким замечательным подарком, молодой человек весь ве-
чер думал о Валентине Николаевне Барковской. Как она? Что с ней? Констан-
тин все больше влюблялся душой в этого светлого, восхитительного человека
- его добрую фею!
«А снежинки все падают и падают, - рассуждал юноша. - Какое это сча-
стье - жизнь!»
Вечером в дом на Рождественской улице нагрянул брат Павел. Веселый,
прямо с морозца он вбежал в комнату Константина.
- Матушка тебе гостинцев прислала! - воскликнул он. - Как хорошо, что
дело пошло на поправку! В Городищах все за тебя очень переживают… Так я им
завтра прямо в село телеграмму отправлю. Чтоб не волновались!
- Как мама? - поинтересовался Константин.
- Все это время молилась о твоем здравии! Уж сама надумала ехать в Ярос-
лавль тебя лечить! Но теперь-то я ее отговорю! Ждет своего любимого Костю в
село на Рождественские каникулы!
Юноша улыбнулся.
- А как Валентина Николаевна Барковская? - спросил он. - Ты видел ее в
городе?
- Видел один раз в клубе приказчиков. Она справлялась о тебе, очень
волновалась из-за твоей болезни. Я ей как раз указал адрес этого дома.
- Да, Валентина Николаевна была здесь! - с радостью добавил Констан-
тин. - А Чухонец больше не приставал к ней?
- Влюбился, что ли?! - добродушно рассмеялся брат. - Ну-ну! У вас прямо
друг к другу взаимное притяжение…

74
Рождественская драма

- Так как? Не приставал к ней Чухонец!?


- Нет, Костя, больше не приставал. Чухонца осудили на шесть месяцев
тюрьмы за хулиганство в клубе приказчиков. Теперь он в Коровниках срок от-
бывает.
- А Валентина Николаевна продолжает выступать!?
- А то, как же! Да ты, видать, не знаешь!? Ей же купец Либкен предложе-
ние сделал!
При слове «предложение» сердце Константина сильно застучало.
- Ну, не пугайся… Либкен предложил Барковской сыграть главную жен-
скую роль персидской княжны в его будущем фильме «Стенька Разин»! Так что
свою пассию ты еще не раз, надеюсь, увидишь…
Однако последняя новость вовсе не обрадовала Константина.
- Я не успел сказать Валентине Николаевне, что это купец Либкен заста-
вил Чухонца действовать против нее в клубе приказчиков! - сообщил юноша
с волнением. - Он хорошо заплатил Чухонцу. Федька Конов - его агент! Я слу-
чайно в тот вечер подслушал их разговор в библиотеке. Они хотят разрушить
брак Валентины Николаевны с Дмитрием Вилиговичем Ботельманом. Либке-
ну нужна Барковская в качестве любовницы…
- Вот как!? - испугался Павел. - Тогда тебе нужно как можно быстрей рас-
сказать обо всем Валентине Николаевне! Но ты как?... В состоянии? Может,
лучше мне завтра сходить к ней?
- Нет, я сам схожу завтра к Барковской! - решительно возразил Констан-
тин. - Я уже сейчас совершенно здоров.
- Ну, смотри. Не переусердствуй. А то могу и я!?
- Нет, я сам! - настоял Константин.

Глава 3
Только ближе к вечеру следующего дня тетя Ирина Сергеевна позволила
Константину немного прогуляться. И молодой человек, почувствовав долго-
жданную свободу, радостно побежал вверх по Срубной улице.
День был солнечный. Морозец прихватывал. Прохожих на пути встреча-
лось мало. Все занимались своими делами дома или в конторах, готовились к
Рождеству.
Ах, как хотелось Константину подарить Валентине Николаевне самый
красивый букет роз! И только возможное присутствие мужа останавливало.
С черного входа юноша вбежал в тот самый злополучный коридор перво-
го этажа клуба приказчиков, где его так люто отчитал поручик Ботельман, и
постучался в дверь, которая опять оказалась не заперта.
И опять ему никто не ответил.
Рассмеявшись, Константин решил войти сам.
То, что он увидел, было выше его воображения…
За столом у зеркала спиной к Константину, облокотившись на руки и
склонив голову, сидела Валентина Николаевна Барковская. Дама была в легком
домашнем платье с неприбранными волосами. Перед ней на столе красовалась
распитая уже бутылка водки с вчерашними закусками - испускавшей зловоние
копченой рыбой, ливерной колбасой. Женщина то ли спала, то ли о чем-то на-
пряженно думала. Создавалось впечатление, что она была очень сильно пьяна.
Константин осторожно подошел и потряс даму за плечо.
Валентина Николаевна подняла голову и удивленно взглянула на юношу.
От нее неприятно пахло алкоголем, а тушь на ресницах растеклась...
- Вы? - проговорила она с каким-то безразличием. - Боюсь, я сейчас со-
вершенно не в духе…

75
ПРОЗА

Барковская протерла глаза, напрягая память.


- Ой, как голова болит, дружок… Право, мне так стыдно за себя…
Она неуверенно поднялась, изящной рукой дотронулась до бутылки.
- Я налью еще? Вы не возражаете? Будет легче...
Константин смотрел на актрису в полном недоумении. Та ли это Вален-
тина Николаевна, которую он знал еще вчера - восхитительная гордая дама,
королева. Впрочем, она была прекрасна и сейчас. Но только выглядела устав-
шей и больной.
Между тем, актриса налила водки примерно на треть стакана и выпила
залпом. Потом, тяжело посмотрев на Константина, сказала:
- Вот, уже лучше… А вы не составите мне компанию? Простите, что я так,
запроста… Серьезно вам предлагаю! Выпьете со мной?
- Нет, Валентина Николаевна, я после сотрясения и…
- Ах, понимаю, - согласилась она. - Я вам должна сказать спасибо! Вы
меня пытались защитить…
- А ведь вы были у меня дома, когда я болел? - заметил Константин, при-
сев на стул. - Я даже помню, что вы мне шептали на ухо? Я не знаю, чем это объ-
яснить, но именно ваше участие вернуло мне силы. И болезнь пошла на спад.
- Правда!? - улыбнулась Валентина Николаевна. - Как я рада!
- И спасибо вам за рождественский подарок!
- Он вам понравился? - засияла актриса.
- Очень! Не в смысле сладкого шоколада. Я его даже не пробовал…
- Понимаю…, - рассмеялась женщина. - Как можно съесть такую сладкую
пару!
Она задумалась, вспомнила что-то и взгляд ее опять потух.
- Мне очень неловко перед вами за все это…, - она махнула рукой на гряз-
ный стол. - Но хорошо, хоть есть с кем поговорить…
И вдруг лицо ее разом изменилось, слезы покатились из глаз.
- Он… Он… Дмитрий назвал меня распутной женщиной! Проституткой…
Он оставил меня совсем и уехал в Москву!
- Дмитрий Вилигович!? - удивился Константин. - Но почему? Хотя, ко-
нечно, простите, это не мое дело…
- Да ладно, я же сама хочу тебе рассказать… Перейдем на ты? - она до-
верительно посмотрела на Константина и вздохнула. - После того поступка я
тебе полностью доверяю. Потому что ты хороший маль… Прости, юноша, а по
поступку вообще мужчина, рыцарь!
Молодой человек не знал, как реагировать на эти слова. Но точно они
были ему по душе. Его щеки покрылись румянцем от волнения.
- Дмитрий Вилигович назвал меня распутной женщиной, - не обращая
внимание на замешательство Константина, продолжала Барковская, - потому
что я дала ему повод так думать. Я повелась на ухаживания Григория Ивано-
вича Либкена и была вчера вместе с ним в ресторане «Пивнов». Без мужа… А
Дима каким-то образом обо всем узнал. И вечером…
Валентина Николаевна опять начала плакать, опустив руки.
- Вчера вечером мы с ним из-за этого поссорились. А я, дура, сама усугу-
била все. Напомнила ему о нашем давнем соглашении, еще до свадьбы. О том,
что я - независимая дама! И имею право встречаться, с кем захочу и когда за-
хочу! Но не имею права изменять мужу! Свое обещание я не нарушила!
Актриса сказала последние слова, сжав руку в кулак. И Константин по-
нял, как дорога для нее независимость и свобода.
- А Дмитрий ответил, что я уже продалась Либкену на несколько лет впе-

76
Рождественская драма

ред, и он не намерен терпеть издевательства над собой. Он не может больше


видеть, как я флиртую и подмазываюсь к этому купцу…
- Но, это же не правда!? - возразил Константин.
- Нет, мой дорогой, это правда! - вздохнула Валентина Николаевна, от-
вернувшись.
Только тут Константин вспомнил, ради чего он, собственно, и пришел
сюда.
- Валентина Николаевна! - воскликнул юноша. - Я должен рассказать
вам, что в тот вечер, когда мы впервые с вами увиделись, я случайно подслушал
разговор Либкена и Федьки Конова про вас…
- Этого отвратительного хулигана и негодяя с Григорием Ивановичем
Либкеном? - удивилась Барковская. - О чем же они говорили?
- Либкену вы, вероятно, нужны не только как персидская княжна в филь-
ме «Стенька Разин»…, - Константин замялся.
- Ну же, договаривай!
• Но и как любовница…, - сказал он быстро, внимательно посмотрев на
актрису.
После этих слов лицо Валентины Николаевны стало мрачным.
• Федька Конов работает не только в охранке, но и на Либкена, - про-
должал Константин. - Купец очень хорошо заплатил Чухонцу… то есть Конову,
чтобы в тот вечер он устроил скандал с вашим участием. И еще Либкен решил
разлучить вас с Дмитрием Вилиговичем! Но я не успел тогда вам обо всем рас-
сказать. Потому что… Ну, вы знаете почему...
Выслушав Константина, Барковская откинулась на спинку стула и вдруг
залилась громким, истерическим смехом. Она смеялась, как сумасшедшая.
- Вот видишь, дружок, их план удался…, - заметила Валентина Николаев-
на, немного успокоившись.
Затем она встала и плеснула себе еще водки.
- Ты только не расстраивайся, что не предупредил… Произошло то, что
должно было произойти!
И актриса лихо выпила все, что было в стакане.
- Да не смотри ты на меня так! - вдруг сказала она со злостью. - Дмитрий
Вилигович прав! Я - распутная девка! Проститутка! Так оно и есть!
- Нет! Вы не проститутка! Вы - потомственная дворянка! - неожиданно
для себя выпалил Константин. - Вы - прекрасная леди! Я не сомневаюсь в этом!
В ответ Барковская поглядела на Константина надменно и иронично.
- Да что ты знаешь обо мне, мальчишка! Не нужны мне твои комплимен-
ты!
Юноша оторопел.
- Да, я потомственная дворянка, - продолжала Валентина Николаевна, не
обращая внимания на Константина. - Мой отец - бедный журналист, который
не оставил мне в приданое ничего, кроме благородного происхождения, хоро-
шего воспитания и целого сундука платьев! А матушка рано умерла…
Отец выдал меня замуж за купца! Чтобы я нарожала ему детей и безро-
потно несла свой крест!
Когда этот деспот-мужлан оскорбил меня за неподчинение, я сбежала от
него и устроилась работать в театр - в балетную группу. Меня взяли исключи-
тельно за внешние данные!
Я решила бороться до конца. Но жизнь оказалась очень суровой к таким
вот изнеженным барышням. Я жила впроголодь, в полной нищете, в каком-то
грязном затхлом доходном доме на окраине Петербурга, на последнем этаже

77
ПРОЗА

под самым чердаком, а по полу бегали жирные серые крысы. Это был какой-то
кошмар, каждодневный дикий ужас! И тогда…
Глаза Барковской засияли еще большей яростью.
- И тогда, глупый мальчишка, я, потомственная дворянка и прекрасная
леди начала продавать себя тем, кто мог побольше заплатить!
- Простите, Валентина Николаевна, это, вероятно, очень тяжелые вос-
поминания для вас!?
- Это жизнь, глупый! Настоящая жизнь! - закричала актриса, вскочив со
стула. - Ты даже представить себе не можешь, какое отвращение испытывала
тогда я к себе! Я ведь из-за этого никогда не смогу иметь детей… Я не способно
родить! Посмотри на меня, посмотри…
Дама находилась в явной прострации. Она стояла перед зеркалом, об-
хватив свои волосы правой рукой.
- Вот какая на самом деле твоя муза! Ведь не такой ты меня представлял!?
Не такой! Посмотри на меня лучше, посмотри, мальчик! Благородная дворянка
и прекрасная леди на самом деле дорогая продажная проститутка!
Не сдержавшись, актриса налила еще примерно треть стакана. И, не об-
ращая внимания на удивленный взгляд Константина, сразу же выпила до дна.
- Валентина Николаевна, прошу вас, не надо больше! - взмолился юноша.
- Слушай дальше! - отрезала она. - Все эти испытания я выдержала ради
одного - ради своей заветной цели стать известной театральной актрисой! Это
была моя мечта еще с детства…
Барковская перевела дух.
- Потом неожиданно я получила наследство от умершей бабушки в Сева-
стополе. И познакомилась с Дмитрием Велиговичем. Это был брак по любви...
Актриса тяжело вздохнула.
• И вот он кинул меня, не желая считаться с моей мечтой, когда до ее осу-
ществления осталось рукой подать... Все эти годы мы с ним ездили на гастроли
только по второсортным провинциальным театрам. А если выступали в столи-
цах, то больше в ресторанах и кабаре.
И вдруг купец Либкен предложил мне главную роль, роль персидской
княжны в фильме «Стенька Разин»! Этот фильм, конечно, увидит вся Россия!
Могла ли я когда-нибудь мечтать стать звездой русского синематографа!? И
разве теперь, даже несмотря на ссору с Димой, даже несмотря на заговор про-
тив меня самого Либкена; могу ли я упустить свою мечту, шанс, который выпа-
дает только раз в жизни!?... Ведь это успех, деньги, знаменитость? Ответь мне,
разве я не права!?
- Нет, Валентина Николаевна! - решительно возразил Константин. -
Даже одна мысль о том, что такая женщина, как вы, станет любовницей откро-
венного пройдохи и негодяя, вызывает у меня отвращение! Да и бесчестно это
бросить такого мужа, который безумно любит вас! Он же офицер, герой Рус-
ско-Японской войны! Не делайте этого, Валентина Николаевна, прошу вас! Не-
ужели вы продадите свою дворянскую честь ради сомнительной славы!? Она
не принесет вам счастья. Ведь вы потом сами себя проклянете!
Актриса внимательно оглядела юношу, изучая его. В этом новом взгляде
уже не было ни капли добродушия.
- Нет, ты не прав! - вдруг закричала на него Барковская, глядя куда-то
глазами, полными безумства. - Ради этой мечты я бросила первого мужа, очень
рано потеряла свою честь, стала бесплодной, подвергла себя изнурительной
театральной муштре! Ты не представляешь, мальчишка, какая это огромная
каждодневная работа над собой! И теперь, когда фортуна уже совсем близко,
так просто взять и отступить!? Это немыслимо!

78
Рождественская драма

Дама решительно повернулась к зеркалу, наливая остатки водки в ста-


кан.
- Теперь я должна в очередной раз переступить через себя! Нужно будет
переспать с Либкеным - пересплю! Не впервой! Зато потом буду богатой и зна-
менитой! И весь мир будет моим! Я могу ехать куда угодно - хоть в Европу, хоть
в Америку! Меня будут приглашать лучшие синематографы и театры мира! А
Дмитрий Вилигович…. Ну, что ж… Выбор сделан! Я перешагну и через него…
Она хотела снова выпить, но Константин неожиданно перехватил ее
руку.
- Прошу вас, Валентина Николаевна, не надо!
- Уйди, мальчик! - разозлилась дама, пытаясь вырвать стакан.
- Не называйте меня так, я вам не мальчик! - не выдержал Константин. -
Я не позволю вам больше пить!
- Уйди, лапотник! - презрительно бросила ему Барковская. - Уйди от гре-
ха подальше! Не буди во мне чертей! Ты для меня - никто!
Но рука юноши оказалась не по-детски твердой.
- Ах, ты так!?
Жгучая пощечина больно оглушила левую щеку Константина.
- Вон отсюда! - указала она на дверь.
Но молодой человек не последовал этому указанию. На глазах у актри-
сы он ожесточенно выплеснул содержимое стакана на пол, к ногам Валентины
Николаевны.
Реакция дамы показалась поначалу Константину несколько странной.
- Слабак! - захохотала Барковская. - Нужно было прямо в лицо!
Ее прекрасные голубые глаза кипели злобой.
• Даже Дима не позволил бы себе такого по отношению ко мне! - доба-
вила Валентина Николаевна холодным, презрительным тоном. - Думаешь, я не
поняла, мальчик, что ты втрескался в меня по уши? Да, втрескался! Так напрас-
но! Вот теперь ты знаешь, какая я на самом деле! Добрая фея у тебя на глазах
превратилась в грязную, пьющую ведьму! Ха-Ха! Не будь таким наивным! Ты
мне не нужен! Ты еще совсем ребенок! Ты не мужчина, а слабак! Ты даже за-
щитить меня не смог…
Константин был шокирован этими словами. Он не знал, что ответить.
- Похоже ты сам о себе высокого мнения!? Так я скажу правду, каков ты
есть! - продолжала актриса. - Найди себе какую-нибудь глупую, некрасивую
пухлую купеческую дочку и женись на ней! Она будет как раз по твоей внеш-
ности, тебе по уму! А к дворянке не лезь! Забудь меня навсегда! Я не нуждаюсь
в твоей опеке и участии! И твои жалкие глупые проповеди мне не нужны. Ты
смешон в своей наивности и непрактичности, незнании жизни! Ты мне проти-
вен! А уже выбрала свой путь. Я ухожу к Либкену! А ты уходи вон! Вон из моей
жизни, лапотник и недотепа!
Валентина Николаевна смотрела на него желчным, мстительным взгля-
дом, указывая рукой на дверь. Но Константину показалось, что это был взгляд
женского безразличия. Все его романтические грезы и надежды, все розовые
мечты в один миг превратились в пыль. Его разом охватило смертельное от-
чаяние и тоска. Он был уничтожен. Он был раздавлен.
Константин сделал шаг в сторону, пошатнувшись. Обида и негодование
требовали мгновенного выхода! Ему больше нечего было терять.
- Да, я боготворил вас, Валентина Николаевна! - заговорил он дрожащим
голосом. - Вы спасли меня от тяжелой болезни…И… Пусть это наивно - я влю-
бился в вас с первого взгляда!

79
ПРОЗА

В голове его все помутилось. Нервное потрясение едва позволяло под-


бирать нужные слова.
- И… Да… Так вот… Смейтесь! Радуйтесь!... Вы рады, да? Я влюбился в вас,
как дурак…
В ответ раздался уничтожающий женский смех.
- Я… Я…, - бормотал Константин.
- Ну же, договаривай? Уж лучше так - наповал и сразу! - издевалась Бар-
ковская. - Чтобы больше никаких иллюзий… Никаких!
И вдруг из уст Константина вырвалось то, что он никак не ожидал от себя
услышать:
- Я убью вас, Валентина Николаевна!
И, не в силах больше выдерживать такого позора, юноша выбежал за
дверь.

Глава 4
Рождество ворвалось в жизнь губернского Ярославля ощущением сказ-
ки и веселыми зимними забавами, елками с гирляндами огней и хороводами,
счастьем и радостью!
Родители дарили детям рождественские подарки. Во дворах гремели
хлопушки с сюрпризами и разноцветными конфетти. По городу носились ли-
хие русские тройки с колокольчиками.
Сколько счастливых радостных огней виднелось повсюду. Это был са-
мый любимый, самый народный, самый светлый праздник Российской импе-
рии! Праздник вселенского добра!
И только один юноша был несчастлив в этот рождественский вечер. Он
шел по мокрому вязкому снегу, как призрак, отстраненный от всего на свете.
Счастье человеческое его теперь не волновало. Оно казалось надуманным и
обманным. А реальность - зло, коварство, расчет и предательство. Предатель-
ство прежде любимого обожаемого существа - неземной красавицы, волшеб-
ницы, принцессы, так неожиданно ворвавшейся в спящий провинциальный
Ярославль, разбередившей сердце Константина и предавшей его.
«Нет, она не имеет права на жизнь! - убеждал себя Константин, прибли-
жаясь к шумному и многолюдному Казанскому бульвару, где в этот час люди
гуляли и веселились, отмечали Рождество. - Она растоптала, жестоко унизила
его и выгнала как нашкодившего ребенка…
Нет, еще хуже! Нашкодивших детей не выгоняют! А она злобно насмея-
лась над ним».
Константин убеждал себя, что должен убить ее. Но как он будет убивать
ту, без которой и жизнь-то теперь немыслима? А допустить, чтоб жила она, так
грубо и нагло надругавшаяся над его чувствами - тоже немыслимо…
Константин не спал всю ночь. К подаркам родственников он даже не
притронулся. Юноша лежал на своей постели и плакал в подушку. Даже не пла-
кал - он рыдал. И осознание собственного ничтожества довлело над ним. Да,
он слабак, недотепа, урод, глупый мальчишка. Не мужчина вовсе! Валентина
заставила его в это поверить.
Утром молодой человек забрал из тайника дяди Ивана Николаевича ше-
стизарядный револьвер, который хранился там на случай разбоя. Разбойные
нападения на торговые лавки иногда случались в Ярославле. А ближе к вечеру,
переодевшись в костюм пирата, Константин направился к зданию городской
думы на Семеновской площади, где уже начался благотворительный рожде-
ственский бал-маскарад, организованный городским головой Петром Петро-
вичем Щаповым в помощь обездоленным детям.

80
Рождественская драма

Юноша знал из газет, что в этот вечер ярославский купец Либкен по-
дарит детям-сиротам самые причудливые рождественские подарки. А актрисе
Барковской в этом сказочном торжестве была отведена роль прекрасной ца-
ревны-Лебеди, королевы бала…
И тогда на глазах у веселящегося народа, на виду у отцов города Констан-
тин прервет жизнь той несчастной и жалкой твари, которая вчера так злобно
потешалась над ним. Он убьет Валентину, потому что ее жизнь - лишь ошибка,
случайность, заблуждение, уродующее всякий смысл, уничтожающее веру. А
потом прервет и свою жизнь, потому что его жизнь - такая же никому не нуж-
ная, бессмысленная ошибка.
А дальше не будет ничего. Потому что не может быть ничего! Потому что
и нет ничего! Да разве может быть что-то, если жизнь так сурова и несправед-
лива?!
Едва ли он осознавал в тот момент, что убийство на балу в потешном ко-
стюме пирата нелепо по своей сути. Все это будет выглядеть как фарс. Злобный
и жестокий. Но потрясение Константина от вчерашних слов Барковской было
так велико, что юноша совершенно не понимал нелепости своего поступка. Не
понимал явного творимого им фарса. Ведь его души больше не существовало...
В состоянии полного отчуждения Константин обошел каток на Казан-
ском бульваре и приблизившись к дверям городской думы.
В парадных сенях здания было не протолкнуться от нахлынувшего по-
тока воспитанников разных приютов и дома призрения ближнего. Здесь же
находились и их учителя. Маленькие дети в масках, изображающих зверей,
птиц, сказочные персонажи поднимались или спускались по широкой парад-
ной лестнице. Сегодняшнее торжество было предназначено для них.
- Какой интересный пират! - сказала одна женщина маленькой девочке,
показывая на Костантина. - С пистолетом!
Знала бы она, что в широкую кобуру для пиратского оружия вместо муля-
жа юноша убрал настоящий шестизарядный револьвер!? Но никому и в голову
такое не могло придти. Все радовались и смеялись.
В фойе второго этажа, также заполненном людьми, кто-то окликнул Кон-
стантина и дернул за плечо. Это был брат Павел в костюме серого волка.
- С рождеством, братуха! - обрадовался он. - Мы тут городищенской
драмстудией играли рождественский спектакль! Теперь вот иду переодевать-
ся. А ты когда в родное село приедешь?! Вчера тебя ждали! Мать спрашивала?
- Завтра приеду, - отстраненно, на ходу ответил Константин, подгоняе-
мый людской волной к парадному залу. - Он уже знал, что завтра никогда не
будет…
- Что-то ты, как будто, не в духе?- заметил Павел. - Смотри, не скисни!...
Кстати, сегодня вечером я буду у вас на Рождественской улице! Ждите!
- Хорошо, - донеслись тихие слова юноши. Уже из зала.
Парадный зал городской думы в этом час представлял собой грандиоз-
ное зрелище. Огромная и широкая, украшенная разноцветными гирляндами,
серебряным дождем, новогодними игрушками и грецкими орехами красави-
ца-елка с большой вифлеемской звездой возвышалась до самого потолка. Все
было озарено множеством огней - великолепных электрических люстр с под-
весными абажурами, бра и свечей.
В конце помещения на небольшом подиуме под шторами Константин
сразу увидел ту, которую он пришел убивать. Валентина Николаевна Барков-
ская в восхитительном белоснежном платье с длинным голубым плащом, вы-
соким серебристым кокошником на голове, мило улыбаясь, раздавала детям
подарки. Эта сказочная царевна-Лебедь сегодня была необыкновенно пре-

81
ПРОЗА

красна. Лицо дамы пылало сладким румянцем, а глаза блестели неподдельной


радостью.
Возле нее стоял основательный и подтянутый, с небольшой бородкой,
очень приятный на вид городской голова Петр Петрович Щапов. А рядом, воз-
ле коробок с подарками, в шлеме воина дядьки Черномора, с натуральной гу-
стой черной бородой, в фиолетовой накидке и красных молодецких сапогах
- главный благотворитель сегодняшнего рождественского вечера ярославский
купец Григорий Иванович Либкен.
Дети из городских приютов, получив долгожданные подарки, уходили
довольные и счастливые в соседний зал, где на столах их дожидался сладкий
чай с пирогами.
«Все это ложь, лицемерие! - убеждал себя Константин, созерцая издали
свою обворожительную царевну-Лебедь. - Бедные дети верят в рождественское
чудо и не думают о том, что через несколько лет они окажутся в суровом страш-
ном мире человеческой подлости и порока. Они не знают, что олицетворение
сегодняшней красоты и волшебства, сказочная царевна-Лебедь, на самом деле
лишь честолюбивая и продажная дама, а ее спутник, веселый дядька Черномор
- хитрый и расчетливый делец…»
Оказавшись возле рождественской елки, Константина вдруг понял, что
все задуманное им - безумный и недопустимый по своей сути фарс. Это будет
страшный позор для него и его семьи... Конечно, он не должен здесь убивать
Валентину. Иначе стрельба и вид трупов станет жестоким испытанием для
этих несчастных детишек, которые ни в чем не виноваты. А отношения с Бар-
ковской - его личное дело. Поэтому и суд над Валентиной должен быть лич-
ный, с глазу на глаз... Он дождется, когда актриса уйдет в соседнюю комнату,
которых много в этой парадной анфиладе. А тогда уж...
Понимая, что костюм пирата откроет для него все двери, юноша быстро
вышел из зала и начал искать то помещение, где должна была переодеваться
Валентина. Удивительно, но лакеи мало интересовались передвижением лю-
дей по зданию городской думы. Видимо уже привыкли к такому рождествен-
скому наплыву гостей.
После недолгих расспросов, он оказался перед той самой комнатой, ко-
торую впопыхах даже забыли закрыть на ключ. И вот сказочный пират реши-
тельно юркнул в полутемное пространство.
Он огляделся - комната была небольшая, с высоким потолком. Почти
такая же ширма, как в клубе частного труда находилась и здесь. Она отгора-
живала зеркало. Перед зеркалом стояли стулья, на одном из которых висело
знакомое уже Константину платье Валентины. То самое, в котором она была во
время просмотра фильма «Дочь купца Башкирова».
Константина сразу потянуло к этому платью. Он приблизился и вдруг
страстно обхватил его обеими руками, прижав к груди.
«Валентина Николаевна, зачем, зачем вы так поступили со мной!? - за-
плакал он в теплую нежную материю. - Вы были для меня волшебным, незем-
ным существом, подругой сердца! А теперь стали врагом, не заслуживающим
жалости и прощения… Я должен сейчас убить вас! Потому что вы вчера разда-
вили меня, уничтожив все прекрасное, что было во мне…»
Тяжелая обида больно сжимало его сердце. Но еще сильнее он сжимал
платье. Ее восхитительное платье…
Только в этот момент осознал Константин, как страстно он ее любил!

82
Рождественская драма

Глава 5
Прошел час, прежде чем дверь в комнату открылась. На пороге стояла
она - его божественная Валентина в костюме царевны-Лебеди, радостная и
уставшая.
Не заметив Константина, спрятавшегося за шкафом в углу комнаты, она
спокойно подошла к зеркалу и осмотрела себя. Довольная своим видом, актри-
са сняла с головы кокошник, обнажив прекрасные завитые волосы.
Валентина Николаевна опять улыбнулась какой-то своей внутренней ра-
дости, и тут… Она вздрогнула, почувствовав чье-то присутствие в комнате.
Тогда юноша вышел из укрытия.
- Боже мой, Костя, как ты здесь оказался!? - воскликнула она, почти не
испугавшись, даже повеселев. - Ну и шутник же ты… Вот - рассмешил!
Но Константину было не до смеха и не до шуток. Лицо его, белое от ужаса
за предстоящее дело, выдавало сильное душевное напряжение.
Валентина Николаевна не заметила этого.
- Костя, какой у тебя чудесный костюм пирата! - легко и непринужденно
рассмеялась актриса. - Где ты раздобыл его?
Молодой человек не ответил. Правая рука его медленно потянулась к ко-
буре. И вот холодный металл был направлен дулом на актрису.
- Костя, ей богу, ты шутник! - не понимала она, приблизившись и раз-
глядывая его костюм. - И пистолет у тебя - как настоящий…
- Это настоящий револьвер, Валентина Николаевна! - выдавил из себя
Константин. - А вы что думали - я не сдержу слово?!
В одно мгновение прекрасная дама все поняла.
- Что? - только и сумела проговорить она, застыв на месте.
- Сейчас я убью вас, Валентина Николаевна! - мрачным голосом прогово-
рил Константин. - Не как в театре… По-настоящему… Вчера вы унизили, оскор-
били, раздавили меня… Я…
- Что ты, Костя, что ты! - испугалась Барковская, медленно отодвигаясь
от него. - Ради бога, забудь этот бред! Я была совершенно не в себе! Я была
пьяна, зла на себя и на весь свет! А ты случайно подвернулся под руку… И я на-
говорила тебе всякие гадости и вздор. Прошу тебя, милый, забудь это! Выкинь
из головы! Клянусь, я хорошо отношусь к тебе! Я даже полюбила тебя, как мать
или старшая сестра!
- Да что вы, Валентина Николаевна!? - разозлился Константин, не в со-
стоянии больше ничего понимать. Кровь хлынула в его воспаленную голову.
- Я вам не верю! Вчера вы говорили правду, а сейчас пытаетесь оправдаться,
спасти свою жизнь. Не выйдет!
Актриса со страхом глядела на оружие в руке юноши. Кричать или бе-
жать было бесполезно. К тому же, дверь находилась за спиной Константина.
- Какую правду, милый мой Костя!? - взмолилась актриса, чуть не плача.
- Не было там правды! А только бред воспаленного воображения… На счет тебя
уж точно все не правда!
Молодой человек заметил слезы на глазах женщины. И опустил револь-
вер.
- Какая же я дура! - продолжала она в нервной истерике. - Надо ж было
так тебя задеть… Прости меня, ради всего святого!
И Валентина Николаевна, совсем не играя, а по-настоящему опустилась
перед ним на колени.
- Я перед тобой очень сильно виновата! Так себя злобно вела вчера, что
до ужаса стыдно самой. Прости меня, милый мой Костя!
Она перевела дух. И с мольбой взглянула на юношу.

83
ПРОЗА

Константин не ответил. До него едва доходил смысл ее слов. Но что-то


вдруг переменилось. Наверно глаза Валентины, полные слез, были убедитель-
ны…
- Костя, забудь вчерашний бред! - умоляла она. - А то я буду стоять перед
тобой на коленях, пока ты меня не простишь… Так и не уйду отсюда, буду сто-
ять…Пока не простишь!
Константин взглянул на пораженную актрису и вдруг понял, что она не
лукавит. Все совсем по-настоящему…
Теперь Константин осознал, что не убьет ее. Да и не убил бы никогда.
Он тяжело вздохнул. Осталось совершить то, что осталось…
- Да, я вам, кажется, верю…, - ответил юноша дрожащим голосом. - Но
моему сегодняшнему поступку нет оправдания … Вы никогда уже не простите
меня! И никто не простит… Я сам себе не прощу…
- Не делай этого! - ужаснулась Барковская, потянувшись к нему руками. -
Костя, миленький, отдай мне револьвер! … Все пройдет. Все забудется…
Но юноша, словно по какой-то роковой инерции, уже направил оружие
на себя. И сразу нажал на курок.
Он почувствовал, как выстрелом вывернуло все его правое предплечье.
Острая жгучая боль сковала тело. От выстрела Константина немного подбро-
сило над полом. И вот он уже лежал на этом самом полу.
- Что ты наделал, глупый! - закричала Валентина, бросившись к нему. -
Держись, только держись, я сейчас позову на помощь!
И женщина позвала.
Константин, ощутив липкую кровь в районе ребер, лежал и разглядывал
ее лицо над собой. Он видел только ее перепуганное прекрасное лицо.
- Валентина Ни..к… колаевна… А как же Либ… кен? - вспомнил юноша.
- Не будет никакого Либкена! - ответила актриса без тени сомнения.
Когда в комнату вбежали люди, Константин потерял сознание.

ЭПИЛОГ
20 июля 1914 года в вагоне второго класса поезда Ярославль-Рыбинск
было жарко и душно. Ощущение приближающейся грозы витало в атмосфере.
Везде царило какое-то волнительное напряжение, предвестие каких-то буду-
щих событий, быть может, очень значимых…
Летние зеленые поляны за окнами поезда в этот дневной час мало кого
интересовали. Пассажиры говорили только на одну тему.
- Войны, похоже, не избежать! - заметил широкоплечий тучный мужчина
лет пятидесяти, управляющий небольшого кирпичного заводика под Рыбин-
ском. - Россию непременно втянут в войну! А как иначе? Иначе нам не простят
братья-сербы. Австрияки уже который день обстреливают Белград! Сербия не
выдержит натиска Австро-Венгрии.
- То есть, вы хотите сказать, что мы должны вступить в войну!? - спро-
сил седовласый, с бородкой, учитель классической гимназии. - Австрийскую
империю Россия, конечно разобьет. Но ведь на стороне Австрии непременно
выступит Германия! А это уже, господа, сильнейшая армия в мире. Я был в Гер-
мании два года назад. И скажу вам. Германия - это порядок во всем, эта передо-
вая промышленность! Мне случайно удалось лицезреть их военный бронепо-
езд. Это мощь, господа, которую вы не видели! А какие на нем крупные пушки!
По-немецки - «фрау». Громадины, громилы, способные разнести за несколько
выстрелов любую крепость! С Германией нам воевать будет тяжело… Пусть я
говорю не патриотично, но…
- Ну и что, что «фрау», - возразил управляющий. - А вы наш флот на Бал-

84
Рождественская драма

тике видели? Тоже мощь! Наш флот - передовой в мире! После флота Велико-
британии. Да и армия у нас что надо! Выдюжим и Германию!
Дама с собачкой, внимательно слушавшая этот разговор, дважды пере-
крестилась.
- Может, не будет войны-то!?
- Будет, мадам! - уверил ее тучный господин. - Даже не сомневайтесь. Я
еду сейчас из Москвы. Московский военный округ уже несколько дней нахо-
дится в состоянии военной мобилизации. На вокзалах много солдат, оружия,
лошадей, которых отправляют в эшелонах к западной границе. Начало войны
- дело считанных дней, а, может быть, и часов…
- Свят-свят…, - перекрестилась дама.
- Да вы не бойтесь, мадам, - продолжал тот же господин. - Россия теперь
как никогда сильна! Разобьем мы дедушку Франца и дядюшке Вильгельму ту-
маков надаем… С нами же Великобритания и Франция!
Константин Саврасов оставался в стороне от этого разговора и думал о
своем. Предстоящая война его мало волновала. Балканские кризисы случались
и раньше, и не раз. Но жизнь продолжалась, а Россия выходила из них победи-
тельницей. Так, вероятно, будет и сейчас…
Первая половина 1914 года прошла тяжело для юноши. Константин с
ужасом вспоминал ту свою рождественскую выходку в городской думе, кото-
рую он устроил Валентине Николаевне. И глупейшую, совершенно безумную
попытку самоубийства.
Ему повезло - пуля прошла через ребра на вылет, не задев сердце и лег-
кие. Это произошло потому, что он не целился перед выстрелом. Руки его дро-
жали. Он стрельнул в себя наугад.
Потеряв много крови, юноша выжил. Но тот случай наделал много шуму
в городе. Барковская поступила по отношению к нему очень благородно и пре-
поднесла все как случайную оплошность, глупую детскую шалость. Будто бы
Константин в образе пирата, ради чистой забавы, взял настоящий револьвер
для рождественского маскарада. Думал, что он не заряжен. Хотел пошутить и
случайно выстрелил в себя.
Но в это мало кто верил. По городу быстро расползлись слухи, что вы-
пускник Ярославского реального училища Саврасов чуть не застрелился на
рождественском приеме в городской думе из-за несчастной любви к актрисе
Барковской.
Сама Валентина Николаевна, убедившись, что жизни Константина боль-
ше ничего не угрожает, вернулась в Москву к мужу Дмитрию Вилиговичу. Ни-
каких контрактов с купцом Либкеном она подписывать не стала.
Еще долго Константин залечивал физические и душевные раны того
страшного проступка. Но с началом весны все стало забываться. Он был мо-
лод, ему хотелось жить дальше. Да и подготовка к выпускным экзаменам в ре-
альном училище быстро отвлекла юношу от тяжелых воспоминаний.
Теперь перед Константином открылась новая, совершенно незнакомая
ему жизнь. Осознание чувства собственной свободы радовало его. Душу юно-
ши переполняли мысли о будущем. Правда, при этом он почему-то все время
думал о Валентине.
Между тем, справа за окном поезда открылось великолепное зрелище
города Рыбинска. Поезд как раз переезжал железнодорожный мост через реку
Черемуху. Изящный высокий шпиль барочной колокольни городского собора
в устье этой живописной, с зарослями прибрежного кустарника реки замыкал
панораму. Левее собора виднелась пожарная каланча, а за большими деревья-

85
ПРОЗА

ми возле нее находилось здание театра, где в этот час выступала его незабыва-
емая муза - Валентина Николаевна Барковская.
А вот и шикарный в стиле модерн вокзал Рыбинска. Константин быстро
купил у цветочницы букет роз, нанял тарантас и помчался к городскому театру.
Соскочив на ходу с подножки тарантаса, прямо на площади у театра мо-
лодой человек услышал восхитительное пение. Голос, хорошо знакомый ему
еще по Ярославлю, доносился из-за ограды сада:
Снился мне сад в подвенечном уборе,
В этом саду мы с тобою вдвоем.
Звезды на небе, звезды на море,
Звезды и в сердце моем.

Листьев ли шепот, иль сердца порывы,


Чуткой душою я жадно ловлю.
Взоры глубоки, уста молчаливы,
Милый, о милый, люблю!

Тени ночные плывут на просторе,


Счастье и радость разлиты кругом.
Звезды на небе, звезды на море
Звезды и в сердце моем.
Не помня себя от счастья, Константин ворвался в сад, где в этот час было
полно народу. Там, в тени летней эстрады на сцене выступала та, которую он
так безумно любил - пленительная, лучезарная, загадочная! В легком вечернем
платье Валентина Николаевна, радостная и живая, все так же дарила зрителям
часть своего естества. Она была все так же молода и несравненна. Актриса пела
о любви...
Константин хотел броситься к ней, но сдержался. Он решил дождаться
окончания выступления.
Ждать пришлось не долго, так как концерт подходил к завершению. Но
лишь только Барковская кончила петь, на эстраду вышел элегантно одетый
полный мужчина. Это был директор театра.
- Господа! - сказал он внушительно, готовый сообщить нечто важное.
- Только что в Рыбинск пришла телеграмма из Санкт-Петербурга! Сегодня в
полдень государь-император на балконе Зимнего дворца зачитал манифест об
объявлении войны Германии! Сегодня началась война, господа! Россия высту-
пила на защиту братской Сербии!
- Ура! - закричали зрители, и в воздух полетели шляпы. - Да здравствует
государь-император!
Директор театра посмотрел на них с волнением.
- Да, господа! Я точно также воспринимаю это событие! Это наш долг!
Это великое призвание России! Тай давайте же…
Он сделал жест музыкантам и первым потянул высокую ноту. Вслед за
ним все поднялись с мест. Валентина Николаевна также поддержала их своим
очаровательным голосом:
Боже, Царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй на славу, на славу нам!
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, Царя храни!
Восторженно, трижды был повторен этот куплет. И Константин, дале-

86
Рождественская драма

кий от политики и почитания государя, также пел гимн вместе со всеми. По-
тому что музыка гимна олицетворяла всю Россию, весь народ. Это было небы-
валое единство государя и народа накануне великих событий.
И только они успели пропеть последний раз гимн, как небо над Рыбин-
ском заволокло страшной грозовой тучей. Сильные порывы ветра ворвались
в сад, подняв с театральной площади клубы июльской пыли. Атмосфера, так
долго и напряженно ожидавшая развязки, словно взбунтовалась. И вот с неба
на головы зрителей полетели первые капли дождя. Господа и дамы, спешно
покидая садовые скамейки, устремились к выходу. Музыканты начали упако-
вывать свои инструменты, а Барковская одна, удивленная, смотрела вверх, на
прекрасное в своем гневе, полное чарующей грозовой энергии, июльское небо.
- Валентина Николавевна! - вдруг послышался с земли голос. - Здрав-
ствуйте!
Она вздрогнула, увидев Константина. Но через мгновенье улыбнулась.
- Костя, вот сюрприз!
Юноша сразу же протянул ей букет. И решительно заговорил.
- Я должен перед вами извиниться за тот рождественский проступок!
Умоляю, простите! И благодарю вас, что вы не выдали меня. Вы поступили как
настоящая дворянка! Я клянусь, что больше ничего такого…
Дама смотрела на него немного растерянно. Потом махнула рукой.
- Да ладно… Все забыто! Боже, какие прекрасные цветы! Это мне!?
- Вам, Валентина Николаевна!
- Боже! Боже! Боже! Какой внимательный и учтивый у меня кавалер! - за-
смеялась она, окунувшись в благоухающий аромат роз. - Сегодня какой-то не-
обыкновенный, непредсказуемый день! Волшебный и счастливый день! Этот
город так прекрасен!
- Но сегодня началась война, Валентина Николаевна! - заметил Констан-
тин.
- Бог с ней, - отмахнулась актриса, как от чего-то мимолетного и незна-
чительного. - И вообще, давно хотела сказать. Давай с сегодняшнего дня пере-
йдем на «ты»!?
- Давайте… давай, Валентина! - впервые Константин назвал ее по имени.
В это время площадка перед эстрадой полностью опустела. Ливень уси-
лился.
- А давай… бежим в беседку! И спрячемся…, - предложила Барковская. -
Как романтично: лето, гроза, беседка! Никто нам не помешает!
Они так и сделали.
Константин и актриса сидели в беседке сада за городским театром по-
среди грозы и мило о чем-то разговаривали. А природа была так прекрасна,
что хотелось напевать вновь и вновь
«Снился мне сад…».

Дмитрий КШУКИН,
поэт, писатель
(г. Ярославль)

87
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Наша обыкновенная история

У русских не принято много рассказывать о себе и о своих предках – та-


кова черта нашего характера, воспитанная Православием, из-за ко-
торой, однако, мы часто не узнаем много очень важного, о чем следовало бы
знать. Вот и я всегда стеснялся расспрашивать своих предков, пока они были
живы, а теперь очень жалею об этом. Но все-таки они что-то рассказывали и
сами, поэтому какая-то общая картина у меня сложилась – и она достаточно яс-
ная и поучительная для того чтобы быть рассказанной для других. И хотя фак-
ты я знаю обрывочно, но могу рассказать нечто более важное – что это были
за люди, ведь теперь таких нет, и если в нас, нынешних, и есть что-то хорошее,
то это перешло к нам от них. Убийство народа, совершенное большевиками в
ХХ веке, состояло не только и даже не столько в истреблении миллионов луч-
ших людей, сколько в убийстве самой народной души, после чего народ почти
перестал быть русским, превратившись, за редкими исключениями, в толпу
без национальности, без Бога в душе и без памяти о том, что с ним сделали.
Погибших не вернешь, но можно воскресить их в нашей памяти как образец
подлинного народа, который может еще возродиться через покаяние.
Предки мои, от которых я получил свою фамилию, были расселены в
XVII веке при царе Алексее Михайловиче на Белгородской пограничной ли-
нии в районе крепости Обоянь. В 1649 году ее построили 607 служилых лю-
дей, а в 1668 году в Обояни было 759 детей боярских, 77 казаков, 9 пушкарей и
9 стрельцов. Эти «дети боярские» были «однодворцами», то есть формально
считались дворянами, но крестьян не имели, сами пахали землю и несли по-
жизненную военную службу на степных рубежах. По своему положению они
мало чем отличались от казаков. Там они расселились на хуторах, и сейчас на
железной дороге между Белгородом и Курском есть полустанок Дорохо-Дорен-
ское. (Такая была изначальная фамилия, но в ХХ веке некоторые, в том числе и
я, поменяли в ней одну букву для благозвучия). Но мои предки жили не там, а
немного в стороне – в селе Доброе Солнцевского района Курской губернии. И
сейчас возле Доброго есть хутор Смороко-Доренский. У прадеда моего Михаи-
ла Ивановича было двенадцать детей, а уже у деда Василия Михайловича – уже
только один ребенок – мой отец. Вот эта разница лучше всякой иной стати-
стики говорит о том, что сделали с нашим народом в ХХ веке и почему вместо
прогнозированных Д.И. Менделеевым полмиллиарда людей – в России сейчас
население меньше, чем было до 1917 года. Много детей было у хозяев, которые
жили на своей земле и передавали ее потомкам; у православных людей, кото-
рые преумножали Божий народ и этим искупали свои грехи; но рабов для кол-
хоза и зэков для товарища Сталина никто рожать уже не будет – и семьи быстро
ужались до уровня естественного вымирания. Русский народ начал вымирать
уже в 1960-е, а население СССР с тех пор росло только за счет азиатов. Таков на
самом деле главный итог и тайная цель коллективизации, заранее четко про-
считанная мировыми сатанинскими силами, обманом захватившими власть в
России в 1917 году.
Неподалеку к югу от Солнцево по той же железной дороге находится
знаменитая Прохоровка, возле которой произошло то, что назвали «великим
танковым сражением», и сейчас там сделали мемориал. Через Солнцево гнал
Ротмистров свою 5-ю танковую армию в бездарный лобовой удар на танки
Манштейна. И там, скученные между оврагами, они были расстреляны почти
все немцами за полтора часа. Но это уже ничего не решало – Рокоссовский ведь
уже наступал на Орел, а союзники как раз в этот момент высаживались в Си-

88
В. Даренский. Наша обыкновенная история

цилии, открывая второй фронт, и тогда Гитлер сам остановил Курскую опера-
цию, приказав всем уходить за Днепр и строить там «Восточный вал». Поэтому
немцы сами остановились перед Обоянью на древней Белгородской линии –
словно она была заколдована – и повернули назад, организованно отступив за
Днепр. А величайшее избиение советских танков потом было объявлено нашей
«величайшей победой». Вот такую «историю» впаривают нам до сих пор. Но
еще большую ложь до сих пор вбивают в головы школьникам о так называемой
«коллективизации» – якобы она позволила преодолеть кризис хлебозаготовок
и провести механизацию сельского хозяйства. Спросите у таких «историков»:
а почему больше ни в одной стране мира не было кризиса хлебозаготовок, а
механизация сельского хозяйства без коллективизации во всем мире шла как
раз намного быстрее и успешнее, чем в СССР? Если они смогут что-то сказать,
то ответят, что в СССР, мол, из-за разрухи было особо тяжелое положение и
поэтому без коллективизации было нельзя. Спросите тогда их, а кто создал
эту разруху, ведь ее не было до 1917 года, Россия была самой быстрорастущей в
мире экономикой. Единственное, что они смогут вам ответить, что все равно
1917 год был «объективно необходим». Для чего же он был якобы «объективно
необходим»? Чтобы лишить Россию победы в войне и чтобы русская армия не
взяла Берлин уже в 1917-м году, а не в 1945-м? И потеряв при этом за всю войну 1
миллион солдат, а не 20 миллионов, как потом? И чтобы погубить еще более 20
миллионов в Гражданской войне и еще столько же голодом и террором? И в ре-
зультате к 1991 году сделать Россию вымирающей страной с деградировавшим
населением, уже не умеющим ни нормально работать, ни создавать семьи? Да,
все это было «объективно необходимо» – но только не для России, а для ее за-
клятых врагов, которые и устроили Катастрофу 1917 года и которые внедрили
в Россию большевиков – как смертельный вирус, который за 70 лет убил ее
изнутри. А вымирающие инфантильные идиоты все еще радуются, что у них
«Гагарин полетел»… На эти вопросы вам уже никто не ответит – здесь круг лжи
советской псевдоистории замыкается, чтобы лишить нас памяти и понимания
того, что на самом деле произошло.
По рассказам моего деда, который был 1913-го года рождения, в 1920-е
годы до коллективизации жизнь в селах не отличалась от дореволюционной
– жили все хорошо, весело и независимо. Никаких «бедняков» в селе не было,
а были лентяи, которые не хотели заниматься хозяйством, а «болтались». То
есть уходили в город, потом возвращались, нанимались летом к кому-нибудь
подработать, потом опять уходили и т.д. Никто им не мешал самим заниматься
хозяйством, земля была общинная, ее давали всем, но они сами были неспо-
собны к хозяйству, и поэтому землю не брали, а если брали, то она у них сто-
яла вся заброшенная. Вот таких «оболтусов», как их тогда называли, потом и
объявили «бедняками», «батраками» и «передовым классом». А на самом деле
это были просто самые никчемные люди. По сравнению с дореволюционным
периодом, как говорил дед, произошло только одно изменение: в 1920-е годы
на селе стали гнать самогон и пить – не только по праздникам, но и в будние
дни. До 1917-го года никто не пил, за такое могли просто выгнать из села. С чем
это связано, я не спрашивал, но очевидно, что тут сыграл роль стресс Граждан-
ской войны и общее падение морали вследствие антицерковной пропаганды.
Очевидно, антицерковная пропаганда подействовала и на моего деда и вообще
на детей: он рассказывал, что они с подростками как-то в церкви вытащили
все поминальные книжечки и разнесли их по селу, бросив каждую книжечку
в тот двор, от кого она была. Дескать, нечего поминать! Это явный признак
действия безбожной пропаганды. Она испортила деда навсегда, и он до конца

89
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

жизни потом на слова «Христос Воскресе!» отвечал: «Не знаю, не видел». Хотя
вряд ли он вообще был атеистом, поскольку о Боге вспоминал иногда в разго-
ворах – но у него была разрушена именно христианская вера.
О том, что якобы в селах до революции было малоземелье, дед всегда
отвечал: «Брехня, земли всегда было навалом, ее брать не хотели». Почему не
хотели, он объяснял, что «оболтусы» вообще не хотели иметь хозяйство, а шли
в наймы, чтобы ни о чем не заботиться; а остальные работали лишь столько,
сколько хотелось, надрываться не любили. Возле села было много леса, его
можно было бы снести под пашню, но этого не делали – лес поделили на участ-
ки, чтобы там охотиться. Все в селе были охотники с ружьями еще до револю-
ции, а также держали пасеки с пчелами. Мои предки все были еще и мастеро-
выми – из дерева умели делать все, что угодно.
«Кулаками» потом объявили тех, кто как раз привык «надрываться» и
работал больше всех – в том числе и дедову семью. Дедов дед, а мой прадед
Иван прожил 102 года, и почти до самого конца жизни выходил с молодыми
на рассвете косить – и косил с ними на равных. На столетнего деда, который
косит, как машина, даже приходили специально посмотреть. Дед сам это ви-
дел, видимо, Иван дожил до 1920-х годов, хотя я подробно не спрашивал. (Ког-
да я в юности был марафонцем и часами бегал по полям вокруг Луганска, то
уже знал, от кого это такие гены передались). Однако те, кто работал больше
других, не становились от этого как-то особо богатыми – это просто характер
такой. Дед говорил, что до коллективизации у них были в доме все такие вещи,
которые есть и в городе – все это крестьяне уже покупали. Женщины шили себе
разные платья и любили наряжаться, а мужчины покупали хорошие охотничьи
ружья. В доме было очень чисто, все мыли каждый день, все всегда блестело и
сияло. Механизация началась до революции – были механические молотилки,
электрогенераторы и т.д. Вот и все «кулацкое богатство». На момент коллекти-
визации на всю большую семью (детей 12) у них были всего две коровы и две
лошади – больше не требовалось. Единственное, чем дедова семья отличалась,
– они очень любили разводить сады и часть земли засадили яблонями. Этот
большой яблоневый сад частично сохранился еще и в 1970-е годы, но в совхозе
за ним следили плохо, он одичал и выродился. А тогда, в 1920-е, этот сад давал
столько яблок, что их возили возами продавать в Курск. Поселившись в Луган-
ске в 1953 году, дед по старой памяти посадил в огороде и во дворе несколько
таких же поздних «симиренок». Одна из них пережила деда и плодоносила
еще до 2012 года, но потом совсем заболела, и я ее спилил. Так и оборвалось по-
следнее наше воспоминание о вольной жизни.
В селе была церковно-приходская школа, которую в 1920-е сделали 7-лет-
ней. В нее ходили старшие сестры деда, а он от них дома научался всему, поэто-
му его в школу взяли сразу в 4-й класс, но он и оставшиеся три года закончил за
два. По моим наблюдениям, дед мог бы стать крупным ученым в какой-то об-
ласти: с 7-ю классами образования он мыслил и говорил, как такой профессор,
которых показывают в старых фильмах, в жизни таких уже давно нет. Я сейчас
и сам профессор, но, по сравнению с дедом, больше похож на дворовую шпану.
Я профессор уже «советский», а не настоящий. Меня поражала разносторон-
ность и фундаментальность мышления деда: он все знал, всем интересовался,
за жизнь прочитал гору книг в самых разных областях. Он мыслил как-то так
основательно, «космично», как давно уже не мыслят. Современный человек
вообще старается не мыслить, а пользуется готовыми мнениями – и хочет так
называемого «образования», ведь сам представляет собой пустое место. Но
наши предки мыслили по-настоящему и, даже не умея читать, рядом с нами

90
В. Даренский. Наша обыкновенная история

выглядели мудрецами. Но 7 классов дед окончил как раз перед 1929-м годом,
а потом жизнь сложилась так, что не то что стать профессором, но даже и 10
классов окончить ему не дали…
Каким образом происходила у них коллективизация в 1929-м году, дед
подробно не рассказывал, говорил только, что их вывезли на север – в респу-
блику Коми, на станцию Луза под Котласом, и показывал ее на карте. «Кулака-
ми» назначили тех, кто не хотел идти в колхоз – то есть самых крепких и рабо-
тящих хозяев, которые несогласны были идти в рабство и работать за «трудо-
день». Как и везде, это делалось военными командами, которые врывались в
село, как татаро-монголы, и увозили людей, как ясыр. Только теперь не на юг, а
на север, а в остальном – полная аналогия. Но так как в Добром были бывшие
«однодворцы», которые триста лет жили вольной жизнью, то в колхоз не хотел
идти никто. Часть запугали и заставили, а кого не смогли запугать и заставить
– увезли на север. Село опустело – храбрых оказалось больше половины всех
жителей…
Далеко не все потом вернулись из этой проклятой Лузы, многие там
умерли от плохой болотной воды и дизентерии. Но даже и об этом дед вспо-
минал только хорошее: как по дороге стояла такая высокая тайга, что паровоз
ехал, как в тоннеле, – и дым поднимался в узкий просвет между деревьями. Как
помогали им выжить местные поморы: научили ловить рыбу в холодных боло-
тах и запекать ее в тесто… На следующий год из ссылки уже позволили уезжать
– но не домой, а на «великие стройки»; и дедова семья уехала в Донбасс, по
дороге проехав мимо родных мест. А на Донбассе курских тогда было много, и
знаменитый А. Стаханов – тоже курянин.
На Донбассе все они мыкались в разных местах; дед сначала на шахте
в Константиновке возил отвальную породу на террикон. А в самой шахте ра-
ботать – тоска смертная; шахтеры после смены напивались водки вусмерть и
дрались, как звери. Дед поехал в Алчевск и стал работать учеником токаря.
Но отсюда его «добровольно-принудительно» отправили на знаменитую поз-
же «Магнитку». Там жили в бараках под охраной, хлебали баланду – в общем,
все как на зоне. Люди массово болели, и каждый день вывозили трупы «до-
ходяг». Такая вот «комсомольская стройка». Деду удалось сбежать и оттуда, и
он вернулся в Донбасс, в этот раз – на стройку в Попасную. Там и встретил
мою бабушку, которая тоже была из раскулаченных Харьковской губернии и
бежала оттуда на стройку. Потом, чтобы получить специальность, дед пошел
в армию – тогда это было дело добровольное, всеобщую воинскую повинность
ввели только 1 сентября 1939 года – и служил в 1935-1937 годах в Киеве на стро-
ительстве танкоремонтного завода и киевского укрепрайона в Святошино.
Солдаты-строители жили в бывшей Киево-Печерской Лавре; причем казарма
была в том здании, где я в 2000-х был в докторантуре. Эта строительная специ-
альность потом и выручала деда всю жизнь. Но не будь 1917-го года, закончил
бы он в Курске гимназию, потом – университет и стал бы ученым… И не надо
теперь рассказывать сказки о том, что якобы советская власть сделала «обра-
зование доступным для всех». Образование было доступным для всех уже в
Российской Империи: в 1914 году дети крестьян составляли больше трети всех
студентов университетов, и эта доля росла. Но тогда был отбор по качествам,
и отбирали наиболее способных. Советская власть открыла путь к образова-
нию для тех, кто не имел к нему никаких способностей, но зато подходил по
«классовому признаку» – и такое якобы «образование» быстро деградировало.
Нынешнее псевдообразование с тотальной коррупцией – это характерное со-
ветское наследие.

91
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Отец мой родился в Попасной в 1938 году, хотя до него был еще один
ребенок, но он умер в плохих условиях жизни. Вплоть до 1953 года, когда купи-
ли полдома в Луганске, он жили по углам в чужих домах и кочевали с одного
места на другое. Дедова отца арестовали по «контрреволюционной» статье в
1937 году. Мне рассказывали, что последнюю маленькую дочь ему принесли
показать напоследок, отодвинув доску забора возле барака. Больше его никто
никогда не видел… В 2018-м году на получении дипломов журнала «Москва» в
Доме журналиста выступала певица (фамилию ее я не запомнил), и она сре-
ди прочих пела песню о таком же прощании с детьми навсегда. В зале многие
заплакали тогда… Судьба его была долго неизвестна, и только в 1943 году на
фронте дед познакомился с одним штабным офицером и попросил его навести
справки. Тот сделал запрос и получил ответ, что прадед мой был расстрелян в
ГУЛАГе по приговору за какой-то поступок.
Участвовал ли кто-либо из дедовой семьи в Гражданской войне, я не
знаю, надо было бы спросить. Но за всю жизнь он ведь так привык об этом
молчать, что вряд ли что-то рассказал бы. Рассказывал лишь, что помнит, как
через Доброе отступали белые и оставили местным мужикам телегу с оружи-
ем, и дед оттуда утащил и спрятал наган. Потом дедов отец заставил его отдать.
Когда пришли красные, они начали грабить дома, и прадед пошел к комиссару
ругаться. И, видно, подействовало – грабить перестали.
По линии матери мои предки – малороссы из села Белокуракино Старо-
бельского округа Слобожанской (Харьковской) губернии, который включили
в Луганскую область. Старобельск был основан стрельцами в 1686 году как
выдвинутый в степь форпост на старую татарскую сакму – дорогу, по которой
татары из Крыма ходили на Москву. Старобельск считается родным городом
писателя Вс. Гаршина, и там есть его музей. Белокуракино на р. Белой основал
сподвижник Петра I князь Куракин в 1700 году, перегнав сюда население из
киевского Полесья – района Овруча. От этих полещуков у нас русые волосы и
голубые глаза. Мать матери – бабушка, которую я не помню (она умерла, когда
мне был 1 год), – перенесла три голода: 1921, 1932-33 и 1947 годов, от которых
умерло большинство ее детей, но она чудом выжила. У малороссов развита
частная собственность и вообще жлобство в характере, поэтому у них могут
быть богатые и бедные внутри одной семьи. Старшие братья бабушки были
богатыми и поэтому были раскулачены. Вспоминала мама, как бабушка со
страхом говорила, что «йих видправылы на Соловкы». У этих братьев еще до
революции был дом с железной крышей (дома тогда крыли «очеретом» – т.е.
камышом). Сама бабушка Фрося была чрезвычайно богомольной и в молодо-
сти ходила пешком в паломничества в Киево-Печерскую Лавру и другие места.
Любое горе она комментировала словами: «Що людям, тэ и нам». Очевидно,
православная душа у нее победила хохляцкий индивидуализм. Сестра ее была
монахиней в Свято-Скорбященском монастыре в Старобельске, пока его не за-
крыли в 1920-х годах (а в 1939-1940 там содержали пленных польских офице-
ров). Бабушка была бедной, ее выдали замуж за такого же, и от них и родилась
моя мама в 1938 году как последний ребенок после нескольких умерших в голо-
домор. Дед Ион Бондаренко «пропал без вести» в Барвенковском котле в 1942
году.
По рассказам мамы, бабушка работала в колхозе от темна до темна, а
жили они за счет домашнего хозяйства – коровы и огорода. Колхоз осенью да-
вал только зерно и арбузы; денег не платили, и работали, по выражению ба-
бушки, «за палочку» – т.е. в журнале трудодней ставили ей черточку напротив
фамилии. Бабушка уходила на работу очень рано утром, надавав маме много

92
В. Даренский. Наша обыкновенная история

заданий, которые она спросонку запоминала не все, и поэтому вечером бабуш-


ка, вернувшись с поля еле живая, на нее кричала. На маме была вся куча детей
старших сестер и все домашнее хозяйство. Сестры были тоже на работе, и маме
даже в школу приходилось брать одного ребенка – он сидел у нее на коленях
во время урока и мешал писать. Корову отдавали в общее стадо, но на зиму
нужно было заготовлять ей сено – а это был тот самый «очерет», который рос
на болоте. Девочки 10-12 лет, у которых отцы погибли на войне, заготавлива-
ли его сами, но это было целой преступной операцией, поскольку земля была
колхозной и на ней косить было нельзя. Ездил на лошади сторож. Выходили
на рассвете, пока сторож спит, косили очерет, стоя по колено в воде в сапогах.
В сапоги набивались пиявки и сосали кровь нещадно. Когда ехал сторож, ны-
ряли в воду с головой. Потом очерет (тростник) набивали в мешки, которые
становились такими тяжелыми, что их почти не поднять. «Лида, ты мэни пид-
дай», – мама говорит; Лида поддает ей мешок на плечи, а свой мешок роняет. В
конце концов, уже тащили мешки по земле – а если сторож поймает, оштрафу-
ет, вычтет у матери трудодень.
Зимой корова жила вместе с людьми в хате в большой яме, здесь она ро-
жала теленка. На зиму хату обкладывали очеретом со всех сторон, и она ста-
новилась похожей на шалаш, а когда заносило снегом – на берлогу. Тут жила
все живность: не только корова с теленком, но и куры, и собака Жучок. Топили
кизяком – т.е. коровьим навозом, уголь был дорогой. «Жили, как первобытные
в пещере», – обычно говорила мама. У нее почти не было времени учить уроки,
но она несколько классов была отличницей и получала грамоты. Больше всего
любила русскую литературу и научилась говорить по-русски еще в селе, где
так почти никто не говорил. После войны на домашнее хозяйство были огром-
ные налоги: часто отдавали половину и больше того, что получили с коровы и
курей. Учет живности в частных хозяйствах от колхоза вела какая-то еврейка,
которая развернула настоящую шпионскую сеть, и ее, естественно, за это все
ненавидели. В 1947 году был голод – план не выполнили из-за неурожая и не-
хватки рабочих рук (мужики либо погибли, либо были инвалиды, работали в
основном женщины), и тогда осенью колхоз не дал людям вообще ничего – все
вывезли подчистую. Люди поели все, что было с огородов, съели корову под
весну – и тогда начался голод. В город поехать что-то купить – нет денег на-
личных, да и не пускают. Сеять уже почти никто не вышел: от голода не было
сил, все ели траву, лежали по хатам и ждали смерти. Тогда вдруг прислали по
мешку зерна на двор и не дали умереть. Рабы были нужны товарищу Сталину
– пришлось их спасать.
Но 1947 год не идет в сравнение с голодомором 1932-33 годов – тогда вы-
мерло полсела, а те, кто выжили, были настолько напуганы этой властью, что
уже навсегда были согласны работать бесплатно. Бабушка и дед Ион выжили
благодаря привычке мало есть, но дети их все умерли, кроме одной – моей тети
Оли, которая дожила до 2002 года и называла меня Витальон. Эта тетя Оля
во время войны, когда все итальянцы прятались от бомбежки, бегала к ним в
штаб и тащила оттуда все, что под руку подвернется. Так родные в первый раз
в жизни попробовали виноград, шоколад и консервы. До войны в селе никто
и не знал, что это такое, да и после тоже. Итальянцев, которые стояли в Бе-
локуракино во время войны, все, с кем я говорил, вспоминали только самым
добрым словом. Местные девки и вдовы понарожали от них много детей, и
так в селе появился еще новый антропологический тип – средиземноморский.
(Я помню уже 1980-х годах одного мужика по прозвищу «Челентано», как две
капли воды похожего на этого певца). Люди были в шоке от того, что итальян-

93
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

цы жрут лапки лягушек, которых они ловили на болоте. Бабушка моя закопала
потом все сковородки, которыми они пользовались. Но ели с ними за одним
столом, итальянцы подкармливали наших детей. Один из них так привязался
к моей будущей маме, что носил ее на руках и отдавал ей все масло, которое
получал. (В его коробочке для масла она потом еще до 1960-х годов хранила
свои сережки). Когда налетала советская авиация бомбить железнодорожную
станцию, итальянцы хватали детей и прыгали в узкую траншею, которую они
выкопали во дворе. А «двухвостые» самолеты (т.е. это были Пе-2) половину
бомб сбрасывали мимо станции – по селу, и так убили много своего же народа.
Во время оккупации колхоз остался, но там работать людей особо не за-
ставляли. Из разговоров у меня сложилось такое впечатление, что в селе под
оккупацией жизнь вообще не отличалась от советской. А если учесть, что ок-
купанты не устраивали голодоморов, то даже была и полегче. Александр Зино-
вьев писал: «Год колхозной жизни в наших местах я приравниваю по крайней
мере к году исправительных лагерей строгого режима… Колхоз не сразу обна-
ружил свою сущность. А когда обнаружил, было уже поздно. Оставался один
выход: бегство» («Русская судьба»). В этих словах – горькая и страшная судьба
десятков миллионов крестьян – кормильцев страны, обращенных в рабство
большевиками. Было ли еще где-нибудь и когда-нибудь в истории такое, чтобы
родной дом становился тюрьмой?
Массовое бегство из колхозов произошло уже при Хрущеве, и так мои
родители оказались в городе. Мама в Ворошиловграде (так тогда назывался
Луганск) хотела поступить в ПТУ на повара, но ее не взяли, и тогда поступила
на токаря. Этого проклятого станка она боялась, но пришлось проработать на
нем несколько лет, да еще по ночам, в третью смену. Потом познакомилась с
отцом и поступила в вечерний институт, стала работать чертежником в КБ,
пока не надорвала зрение, затем в этом же КБ работала конструктором 30 лет,
а в 1990-2000-х пенсионером стояла реализатором на рынке. Во время войны
2014 года все время была под обстрелами, соседний от нее дом сгорел от прямо-
го попадания, потом от стресса начался рак, – умерла в 2016 году.
Оба деда мои в 1941 году были мобилизованы из Белокуракино: Ион
Федорович, отец мамы, там всегда жил, а Василий Михайлович в тот момент
строил там склады на ж/д станции, которые стоят до сих пор в нормальном
состоянии. Дивизия, сформированная в Ворошиловграде, шла до Запорожья
свои ходом и по дороге потеряла половину состава от ударов немецкой авиа-
ции и дезертирства. Ее переправили на о. Хортицу, и там она попала в окруже-
ние, а кто выжил, попали в плен, в том числе и мой дед. Видимо, она воевала
не только на острове, потому что дед рассказывал, как их погнали в атаку на
пулеметы, в которой почти все погибли, а дед спасся лишь потому, что залег
за высокий бордюр. Немецкий пулемет срезал с него вещмешок, порезал спи-
ну, но жить было можно. Как-то из лагеря пленных он передал весть домой, и
жены пошли их выручать. Бабушка взяла моего отца на руки и прошла почти
400 километров. Немцы тогда еще отпускали пленных всех национальностей,
кроме великороссов. Лагерь охраняли бандеровцы и всех проверяли на знание
украинского языка. Кто мог легко говорить на «мове», тех отпускали. А дед на
«мове» говорил плохо, и бандеры не хотели его отпускать. Бабушка с отцом
на руках бросилась умолять немецкого офицера – начальника лагеря. Ответ
немца она потом пересказывала неоднократно, и это настолько натурально,
что нет сомнения, что он именно так и говорил. Он сказал на ломанном рус-
ском, что она красивая и жалко ее оставлять без мужа, а ребенка – сиротой, и

94
В. Даренский. Наша обыкновенная история

поэтому он отпускает. Бандеровцев он назвал «думе швайне» и еще как-то по-


немецки. Комментарии здесь излишни.
Дед с семьей под оккупацией вернулись в Доброе и жили в своем доме,
а потом его снова мобилизовала наступающая Красная Армия. Под Курском
их часть стояла возле Рыльска, занятого немцами. Дед был сапером разведки
и снайпером по совместительству. Однажды разговаривал с Рокоссовским и
полз впереди него на «нейтралку», поскольку знал проходы в минных полях,
которые сам же и ставил. Их 121-я дивизия брала Рыльск (и получила потом
название «Рыльской»), наступала вперед, брала Глухов, а за Глуховым ночью
их разведка попала под минометный обстрел, и деду оторвало ступню левой
ноги. Чудом выжил и вернулся домой на протезе. В таком виде дед прожил еще
63 года и сделал много полезного. Во время голода 1947 он охотился и спасал
целую улицу в Белокуракино от голодной смерти. Однажды он на лыжах шел за
раненым кабаном целые сутки по кровавому следу, догнал его и добил ножом,
чтобы сберечь жекан в левом стволе – патроны эти были дефицитом для кол-
хозников. Привязал кабана на лыжи, а назад идти на деревянной ноге в снегу
по колено да еще тащить кабана – нет сил уже никаких. Так бы и замерз ночью
в поле под вой волков, которые сбежались на запах крови, – но опять бабушка
с отцом спасли его, подхватились ночью и бросились в степь. Под утро нашли
его по следу – в кружении волков, позвали еще людей. Кабана разделили на все
дворы поровну…
С 1953 года в Ворошиловграде дед работал прорабом на строительстве
города – весь нынешний центр в районе Советской застроен им, о каждом доме
он мне рассказывал, как его строили. В подчинении у него были и инженеры
с высшим образованием, но он со своими 7-ю классами был для всех таким ав-
торитетом, что его слушали и всякие партийные контролеры из горкома. Это
качества, которые вырабатываются многими поколениями служилых людей и
тружеников, и никакое «образование» их не даст. Потом был прорабом уже на
нашем главном тепловозостроительном заводе. В 1969 году вышел на пенсию и
стал заниматься пасекой в Белокуракино.
Отец мой был воспитан дедом очень строго. Вот фото 1948 года: на нем
отец среди мальчишек, он в таком драном пальтишке и старом картузе, что
больше похож на беспризорника. Он окончил строительный техникум, ко-
торый был сначала в том доме напротив стадиона, в котором жил будущий
великий спортсмен Валерий Брумель. Рядом – дома по Оборонной, которые
он построил тогда, учась в вечернем институте уже вместе с мамой. Отец был
инженер от Бога – и очень разносторонний. Он был бронзовым призером чем-
пионата СССР по радиоспорту (вид «Охота на лис») с радиоприемником соб-
ственной конструкции. Он сконструировал тот Усть-Катавский трамвай, кото-
рый знаменит своей дверью-«гильотиной» (самая дешевая конструкция, как
заказывали). Он сконструировал «тележку» – систему колес и двигателей на
самом мощном в мире магистральном тепловозе. Он сконструировал «фаску»
– режущую часть станка для обработки искусственных кристаллов, на которых
делали советскую военную электронику в Зеленограде, – сами же кристаллы
выращивали у нас на подземном заводе в Красном Луче (в 1990-м году на го-
ловном предприятии в Зеленограде под Москвой вдруг оказались американ-
цы, изучавшие этот ранее сверхсекретный станок). И за все это он никогда ни-
чего не имел, кроме почетных грамот, даже не дали квартиру – купили сами
кооперативную двухкомнатную «хрущевку» и выплачивали за нее много лет.
Вся квартира была заполнена отцовыми папками с чертежами, журналами и
коробками с радиодеталями. Из советских деталей он делал усилители-синте-

95
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

заторы звука, по своим характеристикам лучше западных и японских. В СССР


их не выпускали вообще, а в Ворошиловграде и Москве два десятка ансамблей
в ресторанах играли на изделиях, изготовленных у нас дома на кухне, где отец
засиживался допоздна с паяльником и схемами.
Мне посчастливилось узнать, что такое та древняя, сильная, вольная
жизнь, которая создала моих предков. Пасека показала это. Там не было ни
начальства, ни государства, ни даже какой-то особой материальной выгоды
(выручка от меда использовалась мало и в основном пропала, как и у всех, в
1991 году). Я понял, что пасека была нужна деду (а за ним и всем нам) только
лишь для того, чтобы хоть немного пожить здесь своей суверенной жизнью,
в которую бы не лезла ни одна сволочь. (Отец особенно страдал на работе от
хамства и бестолковости начальства, и часто в сердцах говорил, что «бросит
все к едреной матери» и будет яблоки выращивать). Пасека зимой стояла в Бе-
локуракино в омшанике, который мы построили у тети Оли во дворе, заодно
отремонтировав ей дом (ее муж погиб на целине в 1960-м году), а летом вывоз-
или ее в Перещепной лес за Курячевкой. На пасеке всегда найдется, что делать,
а во время качки меда – работа просто каторжная: жара 35 градусов в тени, а в
«будке», в которой я крутил медогонку, греется чайник с ножами в кипятке, –
так и все 50. Работали «по-кулацки» – от зари до зари, почти без перерыва. От
непрерывного таскания тяжестей и укусов пчел к вечеру приходишь в такое
чумное состояние, что начинаются галлюцинации. И после всего этого вдруг
наступает такое счастье, которого не бывает нигде. Мне казалось, что мы сами
стали частью этого леса – как звери, птицы и деревья, – и весь остальной мир
перестал существовать. А годы спустя, когда уже умер дед и пасеку продали, я
смотрел из московского поезда на угол Перещепного леса на холме и не мог
никогда сдержать слез…
Я никогда не удивлялся тому, что мои родители, трудясь с утра до вечера
и на работе и дома, свою официальную работу терпеть не могли и всегда назы-
вали «каторгой». Отец говорил про свой завод и КБ: «Иду кровь сдавать». Не
удивлялся, потому что и сам так же ненавидел школу. Отвратно все, что чужое,
официальное, регламентированное самодурным начальством. А такое было
везде и всюду. И чем трудолюбивее и честнее в труде человек, тем отвратнее
ему ишачить на такое государство. В ХХ веке большевики уничтожили циви-
лизацию вольных людей и создали такой государственно-рабовладельческий
строй, которого не было даже в древних деспотиях, где большинство людей
все-таки оставались свободными крестьянами на своей земле. В ХХ веке они
вывели такую новую породу людей, которые уже и не знают другой жизни и
сейчас опять хотят в это рабское стойло.
Это рабство начинается уже в самом раннем возрасте. Мне еще не было и
2 лет, как маме пришлось идти на работу и отдавать меня в ясли. Ясли, если кто
еще не знает, – это тюрьма для самых маленьких. Там я простудился на сквоз-
няках (стоит оценить идиотизм этих нянь, открывавших окна со всех сторон)
и едва не умер уже в 2 года. У меня было двусторонне воспаление легких и тем-
пература 42 градуса. Но в больнице это сразу даже не заметили, а я помню, как
потолок надо мной из белого стал фиолетовым и от жара язык присох к небу,
как поется в псалме. Обнаружили, что я горю, – случайно, температуру сбили,
но вылечить не могли. Меня спасла Евгения Спектор – жена начальника КБ,
в котором работала моя мама. Отец меня силой забрал домой из больницы,
она пришла и применила еврейский метод лечения – натирание чесноком и
заворачивание в простыню. Это меня и спасло, а вовсе не общедоступная и
бесплатная советская медицина, которая благополучно отправила бы меня на

96
В. Даренский. Наша обыкновенная история

тот свет. Этим же методом один старый еврей спас самого Пушкина в 1820-м
году, когда поэт простудился в Екатеринославе, искупавшись в холодном Дне-
пре. Сын моей спасительницы – известный поэт Владимир Спектор – сейчас
на пенсии живет во Франкфурте-на-Майне, и мы переписываемся. Болел я в
жизни много разными болезнями – от астмы до алкоголизма – из-за того, что
работал, как сумасшедший, читая по 20 лекций в неделю, и написал полтысячи
статей по десятку разных наук. Излечила меня от всего Православная Церковь
и молитвы наших святых заступников.
Брат мой Валерий 1961 года рождения всю жизнь служил в авиации на
Дальнем Востоке – от Уссурийска до Благовещенска, а в 1995 году воевал в Чеч-
не, в том числе, в знаменитой эскадрилье Н.С. Майданова («Саиныча»). А сей-
час он – скромный питерский таксист: выезжает каждый день, как на службу,
из Агалатово (там живут все ветераны эскадрильи Н.С. Майданова и его вдова:
у дверей ее подъезда – мемориальная доска).
Дед прожил 93 года, бабушка 90 – такая была в них сила бытия, что уже
и сами хотели умереть, а жизнь не отпускала. Но отец мой ненадолго пере-
жил своих родителей – мало осталось у него сил, все отдал жизни, как вечной
службе. Умер он как раз перед войной от инфаркта – не в больнице, а на улице,
на тротуаре – как солдат в атаке, упав лицом вперед на асфальт. И на разбитом
лице у него застыла какая-то странная предсмертная улыбка…
Теперь осталась очередь моя.
Как нас поставил четыре века назад царь Алексей Михайлович стоять на
южных рубежах, так мы и стоим, и будем стоять до конца.

Виталий Даренский,
профессор, доктор философских наук,
представитель РПО им. Императора Александра III в Луганске
(г. Луганск)

97
ПОЭЗИЯ

РУССКИЕ СТРОФЫ Выпита была под плач и стон,


Шла на Дон не только юность наша,
Быль. 1920 год Будущее наше шло на Дон –
К черту на рога за Синей птицей
Возле сожженного храма ростовского, По степи расстрелянной донской...
Сало запив коньяком,
Красный мадьяр из бригады Полтора столетия промчится,
Котовского Мы воскреснем в памяти людской.
Спорил с латышским стрелком. Нет, не декадентскими духами,
Не игрой серебряных теней:
Кто и что рек о звезде ли, о гробе ли? Песнями, легендами, стихами,
Кто самый честный «герой»? – Хроникой жестоких Белых дней.
Нам невдомек, но друг друга угробили
Бесы ночною порой. Если Русь кровавым полигоном
Станет вновь, распавшись на века, –
И, чтобы не было мерзкого тления, Осенит корниловским погоном
Вылив в костер коньячок, Путь тернистый Божия рука.
Их закопал без креста и моления
Хмурый, седой мужичок. Красный староста
Вытер лопату о жухлую траву, В уклонизме не повинен,
Да и пошел досыпать, Несгибаем, как дебил,
Чтобы, проснувшись, другую отраву Красный «староста» Калинин
В русской земле закопать, Очень девочек любил.
Чтобы, любуясь благими делами, От двенадцати и старше
Глядя на нас с небеси, Он ловил девиц и дам,
Вспыхнуло солнце над куполами Как буденовцы на марше
Тысячелетней Руси. По сожженным городам.
*** Отдавались балерины,
Государевы дети на нас глядят, Если он под юбку лез,
И сердца их, как снег, чисты, Ведь страшнее субмарины,
Словно ветром Вечности, холодят
Был его партийный вес.
Нас с божественной высоты.
Честь теряли комсомолки,
Белоснежно светел покров Небес,
Если дед их распластал,
Но тревожно–печален взгляд,
Ведь лежит в мавзолее иссохший бес И дрожал на книжной полке
И не хочет вернуться в ад. Многотомный «Капитал».

И пока он в сердце страны лежит, Лишь одна в жестокой драке


Прожигая стеклянный шлем, Защищалась до конца,
Президент державы, как Вечный Жид, Погубив в тюремном мраке
Все блуждает в кольце проблем, Мать, сестренку и отца.

А в неоновом свете потоком фраз Мы о ней совсем не знаем.


Льется пафос теле–вестей. Что она? Пустая тень.
… Государевы дети глядят на нас, А вот деда вспоминаем,
Не укрыться от глаз детей. Вспоминаем каждый день.

*** Да, за ним следили в оба,


В те года, где русской боли чаша Не ведя борьбу со злом.

98
Д. Кузнецов. РУССКИЕ СТРОФЫ

Да, его товарищ Коба Станут опять проливать палачи


Называл, шутя, козлом. Реками кровь христианскую.

В сладострастном фейерверке Если же кто–то посмеет сказать


Прожигал он бытие, То, что для русского дорого,
Даже сдох на пионерке, Надо покрепче скрутить и связать
Дефлорируя ее. Этого лютого ворога.

С той поры промчались годы, Ордена тут не дадут стукачу,


Пролетели времена, Только рукою усталою
Получив глоток свободы, Шеф его хлопнет рукой по плечу,
Бремя сбросила страна. Премию выпишет малую.

И закончилась однажды Рост эпидемии, ломка скульптур,


Власть уродов и зверей. Международные трения, –
Только... мучатся от жажды Все в кабинетах секретных структур
Внуки красных упырей. Ждет своего поощрения.

Только косит, хуже бреда, Кто будут завтра сидеть в господах?


Души рвотный фейерверк, Кто станут напрочь забытыми?
Только носит имя деда Не разгадаешь в грядущих годах
Благородный Кенигсберг. Замысел шефа с копытами...

Только вновь почти забыта ***


Сущность Божеских врагов, Через стужу и зной, через ливни и снег
Только всюду – след копыта Русь имперской короной венчала
Или дырки от рогов. Восемнадцатый век, девятнадцатый век
И двадцатого века начало.
Дед же стал еще наглее:
Средь болезней мировых, Вспоминая величие прежних веков,
Как и дьявол в мавзолее, Убивая, воруя, болея,
Он живее всех живых. Мы теперь доживаем в стране дураков,
Где антихрист лежит в мавзолее.
Воют черти, пляшут гады,
Кровью пенится вода... Наш корабль уплывает, сорвав якоря,
Неужели, так и надо?! Нет давно ни крестьян и ни барства,
Неужели, навсегда И уже не понятно, какого царя
Мы в мечтах призываем на царство.
Ту, что вырваться пыталась,
В бездну Лета унесла, А в грядущее путь и запутан и мглист:
А на улицах осталось Вот, красуясь на марше уродов,
Имя этого козла?! Русский флаг поднимает картавый
нацист
Обратно в 1937-й Над иконой «вождя всех народов».

Кризис духовный и властный затор – Красная чума


Все в яму общую свалено.
А стукачи из секретных контор «Вождь Победы, духоносный
Ждут возвращения Сталина. выразитель народной веры и воли,
ставший во главе священного
Знают они, что – кричи, не кричи – воинства, генералиссимус Иосиф
Будет опять, как в Гражданскую, Сталин, – святой, чье имя просияет

99
ПОЭЗИЯ

среди спасителей России и мира». И даже Ленина останки


Александр Проханов, писатель, Мы очень скоро оживим!
главный редактор газеты «Завтра».
Эй, болтуны–интеллигенты,
От польских королей и от монгольских За честность глупые борцы,
ханов Вы – демократии агенты,
Давно уже не ждет Россия злой беды, А мы – державности птенцы!
Но средь ее полей неистовый Проханов
Нет–нет да и пройдет, не хуже той орды, Мы на расправу будем круты,
Кровавившей снега во времена Батыя. Проверив в точности – кто чей...
Чубайсы, Грефы и Мамуты,
И все бы ничего, да впал Проханов в дурь: Мутите дальше наш ручей!
Он Божьего врага определил в святые
И стал молить его, просить великих бурь, А вы мотайте, кто скорее –
Расстрелов, лагерей... На Прохоровском В Канаду или на Гоа!
поле За нас – Китай и пол–Кореи,
Пластом Проханов лег под сталинский Вьетнам и Никарагуа!
портрет.
Вы там молите маму мию,
– О, нет напасти злей! – воскликнешь Чтоб стерлись ваши имена,
поневоле. Мы победили пандемию,
Господь не уберег, и вот бесовский бред Так что нам мелкая шпана?!
По новой – над страной, он души
потрясает, Меж ледников, среди барханов
Он лезет там и тут, он пачкает умы, Наш курс врагу непостижим.
А красный век чумной из тлена Прилепин, Гоблин и Проханов
воскресает, Усердно славят наш режим,
И по Руси бредут густые силы тьмы.
Чтоб все пошли в советском стиле
Оптимистический монолог Плясать за ломоть колбасы,
А на иконах Джугашвили
Нет! Я не верю в близость смуты Расправил пышные усы.
И скорый беспощадный суд, –
Чубайсы, Грефы и Мамуты ***
Систему все–таки спасут! Рассуждаем мы о правде на Земле,
Ищем бед разнообразные причины,
А люди... ведь они, как овцы: А антихрист целый век сидит в Кремле,
Пугливы, жадны и грубы. Лишь меняет свои грязные личины.
Столыпин, Витте и Коковцев – Отчего так много нищих и калек? –
Все это подтвердили бы. Задаемся мы вопросом не впервые,
А антихрист в Белом доме целый век
Да, мы стремимся неуклонно Финансирует конфликты мировые.
Ковать броню державных скреп,
Но гадит «пятая колонна», Кто б и что у нас в стране не выбирал,
Вредит злокозненный Госдеп. Все к нулю низводит некто самый
главный,
Зато у нас мосты наводят, Он давно уж – коммунист и либерал,
В литавры бьют, кричат «Ура», Монархист, нацист и в доску
И телезвезды хороводят, православный.
Поют с утра и до утра. И о чем бы ни вещал безумный мир,
Примет все за аксиому жадный зритель.
Наш арсенал – ракеты, танки! – Нынчедьявол – президент, звезда, кумир,
С враждебным не сопоставим, Архитектор, режиссер и исполнитель.

100
Д. Кузнецов. РУССКИЕ СТРОФЫ

Мы включаем голубой телеэкран, Вспоминаю я ту седую быль,


Мы блуждаем во всемирной паутине: Где суд Линча вершил народ.
Тут Италия сгорает, там – Иран,
Вязнут страны в эпидемиях, как в тине. Среди слов напрасных и мер любых
Апокалипсис из слухов и вестей Нет эффектней для белых стран
Возникает, словно бредни в пьяных Той, где черных, красных и голубых
строфах, Успокаивал Ку–Клукс–Клан.
Бес–ведущий в новом блоке новостей
Изрекает о последних катастрофах. ***
«Мое обращение с текстом
Это – аут, безотрадный эпилог. вашего стиха будет рассмотрено
Но... пока остались утренние росы, соответствующими органами в самое
И заросший ивняком широкий лог, ближайшее время.
И туман, и рек невысохшие плесы, Ждите повестки». Из реплик
Но пока еще нам слышен детский смех, сознательных граждан.
Уничтожить нас, убить в ночи
растленной Мне недавно с нацистом ругаться
Сил не хватит у антихриста и тех, пришлось,
Кто признал его хозяином Вселенной. Мы друг другу совсем не близки,
Но для вежливых доводов слов не
KU KLUX KLAN нашлось,
И в работу пошли кулаки.
– Скажите, как вступить в вашу
организацию? А буквально сегодня советский стукач
– Это просто. Нужно убить шесть Вылил в злобе доноса ручей:
негров и одного кота. Дескать, дорог мне финско–немецкий
– А кота за что? – Поздравляю, вы палач
приняты! Много больше родных палачей.
(Американский анекдот 1866 года)
Может статься, молчать,
Если злобный негр, как левиафан, как испуганный мим,
Собирался устои срыть, Это лучше, чем ночи не спать.
Одевался в белое Ку–Клукс–Клан, Только... трудно остаться собою самим,
И у негра терялась прыть. Если всюду и всем уступать.

Выходил марксист, чтобы все снести И усердный доносчик, и глупый нацист,


Жадным пламенем на ветру, Не спешите затачивать гвоздь!
Ку–Клукс–Клан вставал на его пути, Там, где пушкинский росчерк ложится
И марксист уползал в нору. на лист,
Бесполезны доносы и злость.
Дело тут отнюдь не в престиже каст,
Просто – жизни конец, когда Вы в партийности узкой, как фишки
Мир нагнуть пытается педераст, в лото,
Потеряв даже тень стыда. Все строчите другим приговор.
Я же – попросту русский и больше никто,
У бесовской тли есть глобальный план, Просто – русский, и весь разговор.
Чтоб Земля погрузилась в ночь,
Но как только слышится: Дмитрий Кузнецов,
«Ку–Клукс–Клан!» – поэт, журналист, член
Сразу тля исчезает прочь. Попечительского совета РПО им.
Императора Александра III
И сейчас, когда монументы в пыль (г. Калуга)
Снова валит левацкий сброд,

101
ПОЭЗИЯ

Не ссутулиться Но в памяти, в крови – другая Русь:


русской душе! Великая, раздольная, живая,
Цветущая от края и до края!..
Очарованная странница Она в мечте пока что - ну и пусть!

Не хозяйкой. Не изгнанницей, Пускай она в полоне и больна –


потерявшейся во мгле, - Мы не бежим, судьбы спасаясь общей.
Очарованною странницей по Родной Кто любит, тот воюет, но не ропщет,
хожу Земле. Он скажет: мой народ, моя страна!
Не пугаюсь троп нехоженых, в небо Не «эта», где чужие, не свои,
чистое смотрю, Где власть от тьмы творит свое
Изо всех путей положенных выбрав бесчинство.
волю и зарю. Не верят трусы в русское единство,
И говорят: «В войну не до любви.
Я иду полями, весями, веря в правду Руби с плеча иль сдохни в тишине».
и рассвет. А я ищу для всех неспящих – Слово,
Говорят, что славлю песнями то, И вновь твержу: «Любовь – всему основа,
чего в помине нет. И без нее не выжить на войне».
Только вижу я за войнами, за обидой
и враждой, Все сбудется. Исправится. Пройдем
За ночами беспокойными - И этот путь сквозь распри, ложь и слезы.
образ Родины иной: ...А за окном волнуются березы,
Закатным светом пышет окоем,
Что сильна не гордым норовом, И тянется сирень в мое окно,
а любовью и добром, И вишни белым радуют нарядом.
От чужого, злого, хворого сберегая Давай беречь хотя бы тех, кто рядом,
отчий дом. Другого нам сегодня не дано.
И она – не громогласная, о победах Мы не отступим больше, не сбежим,
не кричит. Мы - рати часть, а рать - не то, что стая.
Кружева сплетает ласково, а выходит Есть Русский Дух, что держит и питает.
– крепкий щит. Он крепок в нас, хотя непостижим.
И все, о чем мечтаем по ночам,
Чуждой воле непослушная, Однажды встрепенется и воскреснет.
непокорна силам зла, Мы этот мир храним в душе и в песне.
Не идеями, а душами наша Родина И значит, ноша – точно по плечам.
светла.
Среди зеленых дней Во лугах моих травы скошены

Какой тоской среди зеленых дней Во лугах моих травы скошены,


Порой нежданно накрывает душу! Росным бисером запорошены.
Змеей вползет, зажмет в тиски и душит,
И ничего уже не сделать с ней... Росным бисером, слезным маревом.
От лжи до лжи идем, за кругом круг, А Восход встает алым заревом.
Сквозь дым и смрад, под марши
и салюты. Но нейдется мне вслед за Зорькою,
Где счастья сокровенные минуты? Сердце мается думой горькою,
Лишь грусть от беспросветного вокруг.
От боли морщась, запивая гнев Думой горькою, песней длинною,
Настойкой горькой – бедности Да про землю-мать, Русь былинную.
с неволей,
Почти смирились мы с унылой долей... В ясном небушке Солнце катится,
Но в сердце – славной древности распев! В чистом полюшке братья ратятся,

102
М. Волкова. Не ссутулиться русской душе!

Братья ратятся - ясны соколы. Все гадая – кто в том виноват,


Враг куражится, стоя около, Что в сердцах вместо нежности – вьюга,
Что на брата войной пошел брат?
Губит слабого, дразнит смелого:
«Нет вам, русичам, света белого»! Так и правят умами идеи,
Что нам щедро кидают извне,
Скрылось солнышко в тьму зловещую, Мы теперь себе сами – злодеи,
Молвит Русь сынам слово вещее: Все смешалось в родной стороне.

«Не ходи же ты, брат на братушку, Что ни день - то глухой, непогожий,


Пожалей, сынок, Землю-матушку! От вестей - сатанеешь уже.
Но не лечь нам в прокрустово ложе -
Землю-матушку, Русь родимую, Не ссутулиться русской душе!
Не дели, сынок, неделимое!»
Безоглядна - от края до края
Во лугах моих травы скошены, Во всю Русь – широтою она,
Кровью алою запорошены…. Потому что от века – прямая,
Вечной Правде и Воле верна.
О русской тоске
Отрешившись от грусти, от боли
Столь привычная, сколь нелюбимая, Под простором небесных равнин
Словно обруч, сжимает виски Рус выходит во чистое поле –
Неизбывная, неистребимая С Божьим миром один на один.
Горечь русской, бездонной тоски.
И встает, отряхнувшись от пыли,
Над рекою любуясь восходами, Как Рассвет, озарив окоем, -
Слишком грустные песни поем,
РУССКИЙ МИР, что внутри мы хранили
Ищем Китеж под светлыми водами,
И которым доселе живем.
Беловодье святое зовем.
Изборское
Нам бы жить и в покое, и в благости,
Да вокруг все не то и не так.
Обесценит кручина все радости, 1
По грошу разменяет пятак. Неспешно спускались ветра с Городища,
Над озером плакала нежно свирель.
Доля горькая – шапка дурацкая, У нас на Руси каждый – странник.
И в базар превращается храм. Он ищет
Если воля – так воля кабацкая, Свой путь в этом мире, свою параллель.
А любовь, так с грехом пополам.
И мы с тобой так же искали ответы,
Словно все из другого мы времени, Держали в руках путеводную нить
Так нам тяжко в беспамятной мгле. И шли за клубочком от лета до лета:
Да какого мы роду и племени, Почувствовать, встретить, понять,
Что о Небе грустим на Земле? сохранить

От борьбы с этой темною силою И детям своим передать эту веру,


Разрывается сердце мое. Поведать однажды, души не тая,
Расскажи, как отвадить постылую, Как можно любить - без оглядки
Как сберечь мне тебя от нее? и меры -
Сурово-прекрасные эти края.
Не ссутулиться русской душе!
А ветер срывал подвенечные платья
Исподлобья глядим друг на друга, С черемух в излучине тихой реки.

103
ПОЭЗИЯ

Где крепость свои распахнула объятья, Словно предков божественный взор,


Где древнюю мудрость хранят родники, Там ветров голоса
Нас зовут сквозь ожившую древность.
Там пели ключи о добре и о воле,
О древности славной – осколках мечты. Здравствуй, старый Изборск!
И вновь пробуждалось Словенское поле, Крепость витязем вольным стоит,
И яблонь в садах распускались цветы. По просторам полей
Расстелилась заря, как порфира.
А звуки ласкали уснувшие дали, Время тает, как воск, -
Хранящие дивные тайны свои. Не сберег даже солнечный щит
Всю душу насквозь эти песни пронзали - Этой сказки моей
От первой любви до последней любви! От жестокого, глупого мира.
Пусть мало ответов. Пусть больше Мир - сжимает кулак,
вопросов, Новой данности будто бы рад,
И прошлое скрыто в кромешной дали, И кричит: «Ну и пусть!
У нас на Руси и поэт, и философ – Сам себя до предела разрушу!»
Всяк ищет извечную Правду Земли. Все не то и не так –
Где-то в прошлом потерянный лад.
2 Предосенняя грусть
Золотые, зеленые нити – Выстужает усталую душу.
Травы дикие, солнечный свет.
Столь дремучих времен перевитье, Мне бы песню запеть,
Что о них уж и памяти нет… Чтоб излить эту боль и печаль,
Чтобы в ночь до утра
Перепахано русское поле, Все горючие выплакать слезы.
Тронешь землю – лишь прах на руках…
Но листвы круговерть
Только ветры все кружат на воле
Заслоняет туманную даль,
Чье-то слово пылинкой в веках.
И уносят ветра
В легких крыльях счастливые грезы.
Стены древние – крепости кладку
Не разрушить холодным ветрам .
Прикоснешься ладонью украдкой - Золотые края!
Колокольно откликнется храм; Стены крепости гладит ладонь,
И не гаснет любовь,
И проснется под лаской живою Как свеча на окне для привета.
Известняк зачарованных плит... Только радость моя
Небо звездное над головою Никогда ни придет на огонь,
Смотрит в душу мою и пьянит. Оттого вновь и вновь
Одиноко бродить мне по свету.
Пряный запах покосного луга
Бродит в сумерках летних ночей… А дорога - пуста,
Князь, услышим ли нынче друг друга И над ней лишь дождей серебро
В тихом звоне Словенских ключей? Да листва в цвет огня…
Но не нужно иного богатства -
3 Есть в России места,
Есть в России места Где по-прежнему верят в добро,
Пуще ока храня
Есть в России места, Милосердие, дружбу и братство.
Где остались еще до сих пор
Вековые леса, Марина Волкова,
Тихих рек родниковых напевность. поэтесса
Там небес чистота - (г. С.-Петербург)

104
Забытый поэт Вологодчины. Филипп Быстров

Забытый поэт Вологодчины.


Филипп Быстров

В этом году исполнилось 125 лет со дня рождения человека, который


лично знал Сергея Есенина и сам был поэтом. Это - Филипп Васи-
льевич Быстров, уроженец Вологодчины. Занимаясь историей Вологды в годы
революции и гражданской войны, я не мог обойти стороной визит Есенина в
Вологду, где состоялась его свадьба с Зинаидой Райх. Конечно, мне было инте-
ресно узнать о тех, кто был свидетелями этого исторического события. Мною
была написана и опубликована статья к 95-летию со дня гибели Алексея Гани-
на, близкого друга Сергея Есенина и уроженца Вологодчины, бывшего поручи-
телем по невесте на венчании. В данный момент я собираю материалы и о не-
которых других участников данного события. Их судьба была очень сложной
- ХХ век оказался для России веком страшных испытаний.
Филипп Васильевич Быстров был по своему происхождению, как и Га-
нин, как и Есенин, крестьянином - то есть, принадлежал к большинству на-
селения Российской Империи. Появился он на свет 29 июня/11 июля 1895 года
в селе Сизьма Сиземской волости Вологодского уезда Вологодской губернии
(ныне - Сиземское сельское поселение, Шекснинский район, Вологодская об-
ласть; стоит отметить, что Сизьма относилась до 1861 года к казенному ведом-
ству и ее жители были не крепостными, а государственными крестьянами) в
селе крестьянина этого села Василия Филипповича Быстрова (1865 года рожде-
ния) и его супруги Евдокии Ивановны (1865 года рождения). Окрестили его на
следующий день, 30 июня/12 июля в Николаевской Большесиземской церкви
(предположу, что его святым покровителем был святитель Филипп Москов-
ский, чья память отмечается по старому стилю 3 июля - день перенесения его
честных мощей). Совершил таинство священник Владимир Чернавский. Вос-
приемником мальчика стал псаломщик этого храма Александр Михайлович
Милонов (в 1901 году был рукоположен в сан диакона). Известно, что у Фи-
липпа был младший брат Николай, появившийся на свет 18 апреля/1 мая 1904
года (окрещен в тот же день в той же церкви священником Александром Су-
ровцовым с псаломщиком диаконом Александром Милоновым; восприемник
- крестьянин деревни Малого Овинца Василий Иванович горшков). Быстровы
были зажиточным семейством: имели в Сизьме двухэтажный дом, яблоневый
сад, землю (в 1906 году за имеющим в Вологде торгово-промышленное пред-
приятие крестьянином Василием Быстровым числилось 228 десятин 1761 са-
жень в Сиземской волости), а также вели торговлю. На первом этаже их дома
была лавка, именуемая сиземцами «мангазея». Торговали в ней самыми раз-
ными товарами, в частности, пряниками. Позднее Василий Филиппович ку-
пил дом в Вологде на улице Калашной (ныне это улица носит имя Гоголя), но-
сивший 13-й номер. Филипп окончил в 1916 году Вологодское Александровское
реальное училище. Очевидно, там он мог познакомиться с купеческим сыном
Дмитрием Девятковым и крестьянским сыном Павлом Хитровым. Как раз в
1916 году Есенин впервые посещает Вологду в сопровождении Ганина. Впол-
не вероятно, что уже тогда Быстров мог свести знакомство с ними. Именно к
нему относится первая известная на сегодня публикация его стихов. В 2012 году
внуку Филиппа Васильевича удалось найти несколько его ранних стихотворе-
ний, которые были опубликованы в молодежном журнале «Юная Мысль» в
1916 году в Вологде. Журнал этот издавал родительский комитет Вологодского

105
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Александровского реального училища. Единственный экземпляр этого журна-


ла был обнаружен в Центральной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в
Санкт-Петербурге. Вот одно из этих стихотворений:
Эти стихи я не сам сочинял:
В темную ночь, в непогоду,
Песни волшебные мне навевал
Ветер, влюбленный в свободу…

Страстные песни, рожденные волей,


Только лишь мог я понять…
Чувствую их и живу только ими,
Но не могу передать…
В 1917 году Филипп стал работать в редакции газеты вологодского отделе-
ния партии социалистов-революционеров «Вольный Голос Севера» в качестве
корректора, а газета эта была печатным органом партии эсеров. Как отмечает-
ся, он мог быть шапочно знаком с Питиримом Сорокиным, который неодно-
кратно приезжал из Петрограда (где был преподавателем, а в то время еще и
секретарем Керенского) в родную Выгодскую губернию и регулярно печатался
в «Вольном голосе Севера». В то же самое время организуется Союз Учащихся
города Вологды, имевший целью сплотить городскую учащуюся молодежь на
почве общих материальных и духовных интересов. При Союзе создается соб-
ственный печатный орган - журнал «Голос Юности», редактором этого жур-
нала становится Филипп Быстров. Единственный сохранившийся номер этого
журнала был обнаружен в мае 2011 года внуком Быстрова Андреем Рогозиным
в Вологодской областной библиотеке. Журнал, издававшийся Комитетом Со-
юза учащихся города Вологды, вышел в свет летом 1917 года. Его издание на-
мечалось в середине июня, но по каким-то неизвестным причинам состоялось
только в августе, о чем сообщают анонсы в «Вольном Голосе Севера». Андрей
Рогозин пишет: «И вот я, с замиранием сердца, держу в руках этот журнал в чи-
тальном зале библиотеки. Строки передовой статьи: «…Мы переживаем счаст-
ливую пору. То, о чем наши братья только мечтали, для нас стало близким и ре-
альным. Всеобщий идеал братства и свободы теперь смело звучит над землей,
звучит вольным кличем, призывая к новой светлой жизни». Уже следующая
страница явилась для меня самым настоящим открытием - там было стихотво-
рение Филиппа Быстрова! Оно как нельзя лучше соответствовало теме журна-
ла». Вот это стихотворение:
Знают все наши песни тоскливые:
На судьбу они жалобы льют,
И певцы наши, люди унылые,
Не про счастье, про горе поют.

Про великое горе народное,


Про забытую правду земли,
И слышна в них печаль безысходная,
В них тяжелые думы легли.

Будем лить на судьбу свою жалобы


И неправду и горе терпеть -
Песню новую нам не мешало бы,
Песню громкую, вольную спеть.

106
Забытый поэт Вологодчины. Филипп Быстров

Чтобы в песне той новой торжественной


Была светлому счастью хвала,
Чтоб звала она к правде божественной,
Обездоленных к солнцу звала.
Помимо него в журнале также были опубликованы рассказы и стихи мо-
лодых авторов, публицистические статьи о февральской революции, о положе-
нии в деревне, предложения по реформе средней школы, опубликован Устав
Союза Учащихся города Вологды.
Теперь перейдем непосредственно к событию, когда Есенин второй раз
приехал в Вологду в 1917 году и обвенчался с Зинаидой Райх. Вот что пишет
Андрей Рогозин: «Когда была жива моя бабушка, то она вспоминала: «Твой
дедушка-то Филипп Есенина знал, был у него на свадьбе, а при венчании дер-
жал над головой венец», причем говорила она об этом безо всякого пафоса, а
как бы между прочим».  Однако среди поручителей в записи в метрической
книге о браке Есенина и Райх Филиппа Быстрова нет. Андрей Рогозин, уз-
нав об этом, был несколько обескуражен, поскольку обычно поручитель при
венчании держит венец над головой жениха или невесты. Однако одним из
поручителей по жениху (вторым был крестьянин Павел Хитров) был указан
Сергей Михайлович Бараев - один из редакторов газеты «Вольный Голос Се-
вера», писавший под псевдонимом Яков Чижов, кандидат в гласные Вологод-
ской городской думы по объединенному списку социалистов (РСДРП, ПСР и
Бунд). Как раз в день венчания в городе происходили выборы в местный орган
власти - победу одержали как раз объединенные социалисты (список №6), и
Чижов-Бараев был избран в число гласных. «Где-то я услышал или прочитал,
что обряд венчания может продолжаться долго, руки устают и венец передают
другому человеку из числа присутствующих гостей. Поэтому, думаю, что мой
дед не приукрашивал, рассказывая об этих событиях. Во всяком случае, все эти
люди были между собой знакомы», пишет Рогозин.
Как отмечается, Быстров примкнул к левым эсерам. Однако, дин из но-
меров газеты местного губернского Света сообщает, что Филипп Быстров 11
октября 1918 года Военно-полевым трибуналом при штабе 6-й армии «за при-
надлежность к право-эсеровской организации, имеющей связь с белогвардей-
цами, приговорен к 20 годам принудительных общественных работ». Предпо-
лагаю, что речь идет о местном отделении «Союза Возрождения России», гото-
вившего восстание против большевиков, но так и не успевшего это сделать по
причине раскрытия подготовки восстания до его начала. Большевик Кедров,
вершивший скорые суд и расправу, проводил массовые аресты (с последую-
щими расстрелами), о которых позже вспоминал Варлам Шаламов: «в Вологде
аресты шли день и ночь. <…> бдительность Кедрова не ограничивалась ноч-
ным временем. Город жил в облавах, в ежедневных арестах. Конечно, я видел
знаменитый вагон Кедрова, стоявший на запасном пути у вокзала, где Кедров
творил суд и расправу. Я не видел лично расстрелов, сам в кедровских подвалах
не сидел. Но весь город дышал тяжело. Его горло было сдавлено. <…> Обыск
был еженощный и очень тщательный, иногда дважды в ночь. Не знаю, какие
мотивы повторных обысков, кроме устрашения».
«Союз Возрождения России» в Вологде фактически являлся военной ор-
ганизацией правых эсеров, располагавшей незначительной группой бывших
офицеров и небольшим складом оружия.  Возглавлял ее правый эсер Алек-
сандр Васильевич Турба. Секцией связи руководил правый эсер Талицкий,
который поддерживал контакты подпольщиков с английским консульством,

107
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

где это работой руководил Гиллеспи (псевдоним известного британского раз-


ведчика Сиднея Рейли). Оба они были арестованы и расстреляны. Турба был
расстрелян 6 августа 1918 года. По делу «Союза Возрождения» было расстре-
ляно в Вологде 19 человек, в том числе Турба и Талицкий (по другим данным
- в ноябре) и неназванный генерал. Фамилии большинства не были названы и
нам неизвестны. Арестовали и бывших офицеров, состоявших в «Союзе Воз-
рождения» и работавших в Вологодском отделе Военконтроля, 20 человек
были расстреляны ЧК. Присланный из Петрограда в Вологду представитель
«Союза Возрождения» Игнатьев в сопровождения группы офицеров сумел под
покровом ночи покинуть Вологду и уйти в расположение белых войск. Быстро-
ву буквально чудом удалось избежать гибели в это время. Судя по всему, через
какое-то время он был помилован и освобожден из заключения. 
Дальнейшая его деятельность была связана, в основном, с книговедени-
ем, библиографией и издательством. Некоторое время был членом Коллегии
Вологодского Губернского Управления Мукомольно-Крупяной Промышленно-
сти (Заместитель Председателя). К 1931 году уехал в Москву, где получил долж-
ность заведующего библиографическим отделом в издательстве «Сельхозгиз».
Андрей Рогозин пишет: «Он был разносторонне развитым человеком, обладал
ораторскими способностями, был душой любой компании, но был и челове-
ком вспыльчивым».
Однако органы все равно снова добрались до него. Быстрова дважды аре-
стовывали в Москве в 1931 и 1933 годах, после чего выслали обратно в Вологду.
В 1937 году его арестовали в четвертый и последний раз, предъявив свершено
абсурдные обвинения в «организации контрреволюционной деятельности».
Следствие длилось с июня по октябрь, но от Филиппа Васильевича так и не
смогли добиться признания вины. В постановлении Вологодского областно-
го суда о его реабилитации сообщалось следующее: «…Быстров Ф.В. виновным
себя в антисоветской агитации и организации контрреволюционной деятель-
ности НЕ ПРИЗНАЛ». Андрей Рогозин пишет: «По воспоминаниям близ-
ких, Филипп Васильевич мог в лицо энкавэдэшнику пропеть злую частушку
про Сталина. Он умер в тюрьме в 1938 году от жестоких побоев и пыток. Дата
смерти не известна, место захоронения не известно. Памятью о нем остались
только два камня, один на месте церкви Кирика и Улитты, а другой - памятник
жертвам политических репрессий в Вологде».
Филипп Васильевич Быстров был полностью реабилитирован в 1976
году по запросу и усилиями старшей дочери Виринеи Филипповны Омелиной
(ныне покойной). Честное имя этого человека было восстановлено. Практи-
чески все, кто принимал участие в свадьбе, состоявшейся летом 1917 года под
Вологдой, позже трагически ушли из жизни. Были убиты Сергей Есенин и Зи-
наида Райх, были репрессированы и расстреляны или погибли в лагерях Алек-
сей Ганин, Сергей Бараев, Дмитрий Девятков, Филипп Быстров, священник
Виктор Певгов. Судьба псаломщика Кратирова пока не установлена. Прошел
репрессии и Великую Отечественную войну Павел Хитров, скончавшийся уже
в 1966 году в Харькове. Дольше всех прожил младший брат Дмитрия Девятко-
ва Николай, известный ученый, Герой Социалистического Труда, оставивший
свои мемуары и поведавший ряд интересных фактов о свадьбе Есенина. Нико-
лай Дмитриевич Девятков скончался в 2001 году. В то далекое время ему было
всего-то 10 лет. К сожалению, он не смог вспомнить, по какой причине поэт ре-
шил венчаться в Вологде и именно в Кирико-Улитской церкви (известно только
лишь то, что рядом с церковью находилась в Варваринском дача Девятковых,

108
Забытый поэт Вологодчины. Филипп Быстров

где они проводили каждое лето - причем, лето 1917 года было последним годом
на этой даче; сама дача не сохранилась - в годы гражданской войны местные
крестьяне разобрали ее на дрова и стройматериал) и как он познакомился с его
старшим братом. Этот вопрос, очевидно, так и останется без ответа.
Стихотворения Филиппа Быстрова взяты мною с его странички, создан-
ной внуками, на сайте Стихи.ру. В качестве источников для написания био-
графии мною были использованы: данные из Государственного Архива Воло-
годской Области, из вологодской периодической печати, иных источников.
Основным же источником послужил очерк «Два камня», написанный внуком
поэта Андреем Рогозиным. Сохранить память о русском талантливом поэте
крайне важно, поскольку это был один из тех людей, погубленных большевиц-
кой властью.

Сергей Зеленин
педагог, публицист
(г. Вологда)

109
СОВРЕМЕННИКИ

Дмитрий Бастраков: «Наша задача - возвращать в Рос-


сию утерянное и забытое национальное наследие»

И здательство «Черная сотня», основанное 7 лет назад, успело стя-


жать себе широкую известность и популярность в русских патри-
отических кругах, став одним из самых успешных русских проектов, благо-
даря выпуску отличающихся превосходным оформлением книг по истории
России, а также изданий, посвященных событиям современным - например,
войне в Новороссии. С недавних пор «ЧС» обрела, можно сказать, уже обще-
российскую известность - для этого «постарались» профессиональные «бор-
цы с русским фашизмом» из числа либералов и коммунистов. Борцов этих
столь возмутило открытие издательством своей книжной лавки в центре
Москвы (книжная лавка «Листва» расположилась в уютном подвальчике на
ул. Жуковского 4с1, недалеко от Чистых прудов), что фонтан этих возмуще-
ний вывел «ЧС» в топ новостей крупнейших порталов. Такая, вот, реклама
«от обратного». О новой лавке, работе издательства, русской самоорганиза-
ции и продвижении русской национальной идеи мы беседуем с основателем и
главным редактором «Черной сотни» - Дмитрием Бастраковым.
- Открытие в Москве книжной лавки «Листва» вызвало настоя-
щую истерику у либеральной общественности, которой вновь помере-
щился призрак «русского фашизма». Чем вы так напугали товарищей
Сванидзе и Ко?
- Если можно, здесь отвечу словами публициста Павла Нестерова, кото-
рый как раз освещал эту шумиху:
«Мне представляется, что демонстративные переживания «приличных
людей» по поводу деятельности Димы Бастракова связаны не столько с нацио-
нальными и этническими предрассудками, сколько с банальными опасениями
за свое положение в иерархии культурных авторитетов.
Сванидзе обласкан Кремлем, заседает во всевозможных комиссиях, на-
гражден орденами и медалями, не вылезает из эфиров государственных СМИ.
Что на выходе? Книга «на основе бесед супругов Сванидзде с Дмитрием Мед-
ведевым» в соавторстве с женой (не шучу - буквально).
А тут какие-то молодые люди основали и развивают один из самых инте-
ресных культурных проектов нашей эпохи. Проект, растущий через горизон-
тальные связи, не благодаря - но вопреки действиям властей, - и он гремит на
всю страну. Издаются уникальные книги и открываются лавки, работающие,
помимо прочего, в качестве точек консолидации того самого гражданского
общества. Реакция коллективных Сванидзе в этом смысле понятна: «А НАС
куда?»».
Думаю, это лучшее предположение, почему же им так неймется».

- Словосочетание «Черная сотня» еще с советских времен ассоци-


ируется у людей, плохо знакомых с родной историей, с чем-то погром-
ным, ксенофобским и т.п. Что такое Черная сотня на самом деле, и
почему Вы избрали это название для своего проекта?
- Мы выбрали это название именно потому, что в советской парадигме
оно вызывает панику и ужас, а нам, студентам, открывающимся без денег и
связей, очень нужен был шум. А так «Черная Сотня» - это просто отсылка к ад-
министративной единице на Руси, состоящей из купцов и предпринимателей.
Единице, обладающей политической и экономической субъектностью перед

110
беседа с дмитрием бастраковым

государством, по сути, являющейся «малой нацией» в доиндустриальную эпо-


ху. В сущности, «Черная Сотня» - это самый исчерпывающий термин, которым
можно было бы обозначить русское гражданское общество. Самоорганизую-
щееся общество.
Как черная сотня Минина и Пожарского краудфандингом, ни от кого не
завися, собирала средства на войну с поляками, так и мы краудфандингом со-
бираем средства на восстановление национального наследия.
 
- Издательство «Черная сотня» придерживается в своей работе
очень четкого идеологического направления. Как вы сами формулируе-
те это направление и задачи издательства?
- Мы все-таки не про идеологию, а про культуру, направленность нашу
как-то сформулировал наш дизайнер Никита Лукинский: Русь, красота, рок-н-
ролл. А задачи очень понятные: восстанавливать и возвращать в Россию
утерянное и забытое национальное наследие. Нам кажется, что это имен-
но те сами недостающие пазлы, которые бы позволили нам стать лучше, моло-
дежи - больше ценить свою страну и меньше мечтать об эмиграции, взрослым
- больше уважать себя. Преодолевать культурный разлом, который слу-
чился в 1917, возвращать свое, вспоминать свое, переосмыслять свое,
не стесняться своего - вот наши задачи.

- Бытует скептическое мнение, что русские проекты практиче-


ски обречены на неуспех, на некое маргинальное существование, на на-
хождение на обочине - в сравнении, скажем, с проектами либеральны-
ми и левыми. «Черная сотня» доказывает обратное. Поделитесь, в чем
секрет успеха? Как создавался и рос проект «Черная сотня»?
- Меньше политики, больше культуры, вот и все. Тем либеральные и ле-
вые проекты обычно и выигрывали - эстетикой, и тем, что предлагали людям
чуть больше, чем просто идеологию и «политический взгляд». Плюс мы навер-
ное первые молодые в таком деле - когда мы открывали издательство с моим
другом Тимуром Венковым, нам было по 20 лет. Был 2013 год, у нас совсем не
было денег, но было очень много энтузиазма и желания сделать что-нибудь
большое. Нам удалось завлечь к себе молодых людей именно потому, что мы
сами молодые. До нас же книгами и русским движением занимались люди по-
жилые и слишком далекие от современных культурных трендов, чтобы при-
влекать к себе широкую и активную молодую аудиторию.
 
- Еще одно аналогичное скептическое мнение, что консерватив-
ная идея, правая идея не может быть столь же популярна у молодежи,
как левые или либеральные химеры. Насколько справедливо это мне-
ние? И возможно ли сделать консервативную идею по-настоящему
востребованной и популярной в молодежной среде (а не только в от-
дельных группах)?
- Мы уже сделали. По опросам «Левада-центра» вторая по популярно-
сти идеология у политизированной молодежи - русский национализм (https://
www.bbc.com/russian/features-52479627). Не одни мы, правда, национальную
риторику активно использует и либертарианское движение - а оно все сплошь
состоит из очень молодых людей.

- Традиционный вопрос: обращение к бело-монархической, наци-


ональной теме - с чего оно началось лично для вас? Какие факторы,
люди, книги и т.д. повлияли на формирование Вашего мировоззрения?

111
СОВРЕМЕННИКИ

- Не знаю, я просто всегда очень любил историю, а при въедливом


взгляде в события революции только дураку будет непонятно, где
там плохие парни, а где хорошие. Условно хорошие, понятное дело - белые
тоже внесли свою лепту в разрушение России, но искупили все своей кровью,
да и других белых у нас нет. Если же говорить какое-то конкретное имя, сильно
на меня повлиявшее - то это конечно же Василий Васильевич Розанов. Мага-
зин Листва собственно и назван в честь его прекрасной трилогии.
 
- Сегодня русские национальные силы очень раздроблены, практи-
чески атомизированы, различные группы и движения находятся в кон-
трах друг с другом, что крайне затрудняет взаимодействие на благо
общего русского дела. В чем причина нашей разобщенности и есть ли
способ преодоления оной?
- Любые политические силы раздроблены точно также, если не сильнее.
Мы просто этого не замечаем, так как вне их дискурса, и нам кажется, что это
только русское движение такое прокаженное. Но это не так. Везде свои кон-
фликты, расколы и прочая ерунда. Надеюсь, мои книжные лавки-лектории
внесут свою роль в консолидацию русских сил, станут общей точкой притяже-
ния для всех здоровых сил, больше мне здесь сказать нечего.
 
- С Вашей точки зрения современная Россия преодолевает насле-
дие большевизма или же наоборот возвращается к нему? И что необ-
ходимо, чтобы это наследие все-таки было преодолено?
- Знаете, тут очень интересная ситуация. С одной стороны преодоле-
вает, причем семимильными шагами, с другой - совершается какой-то откат.
Культурно, снизу - преодолеваем точно. За последние 20 лет русские про-
делали огромный путь естественной десоветизации, просто невероятный.
Просто от того, что пожили в условиях пусть ограниченной, но свободы, а в
конце нулевых - даже экономического благополучия. Правда, ненадолго. Ду-
маю, власти боятся этого процесса и пока не готовы взаимодействовать с нор-
мальным гражданским обществом, по той же причине, что Черную Сотню бо-
ится Сванидзе и Ко - «а НАС куда?». Только они и остались нашим главным
«наследием большевизма», с каждым годом все больше никому ненужным
и все менее кому-то интересным. Только они и задерживают этот процесс.
Что необходимо, чтобы оно было окончательно преодолено? Для начала это
наследие должно быть принято. Да, это тоже наше наследие. С этим нам жить
и никуда от этого не деться. Частично это происходит и отображается, напри-
мер, в том, что модные хипстерские заведения вовсю используют советскую
эстетику. И знаете, это хорошо. Так и должно быть - из 20 века надо взять все
лучшее и внешнее, а внутреннее, идеологическое и тоталитарное - просто за-
быть. Кастрированный, лишенный всего, кроме внешних цацок совок в испол-
нении хипстеров мне нравится - таким его можно и оставить, пусть живет.
В целом же, я думаю все будет хорошо. Русские великий европейский
народ, который обязательно получит все, что заслуживает.

- Каковы ближайшие планы «Черной сотни» - издательские и в


отношении развития московской книжной лавки?
- Как и всегда - продолжать делать лучший национальный культурный
продукт!

Беседовала Елена Семенова

112
ПОСТСОВЕТСКАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ

ПОСТСОВЕТСКАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ

В самый разгар перестройки ко мне на работу случайно забрел бывший


сокурсник, которого я не видел много лет. Он представился сотруд-
никам моего консалтингового центра как агент по продажам, а узнав меня, ши-
роко заулыбался и тут же стал выкладывать свой товар. За время, прошедшее с
нашей последней встречи, он заметно облысел, слегка располнел, но одет был
гораздо лучше, нежели в студенческие годы.
Первоначально я собирался купить у своего экс-сокурсника любую вещь,
какую тот только предложит, чтобы поддержать его коммерцию. Но, увидев
разложенный на столе товар, несколько растерялся. Передо мной лежали зна-
ки отличий советской эпохи: комсомольские значки, обычные и с лавровыми
ветками, красные флажки, подтверждающие принадлежность их владельцев к
депутатскому корпусу распущенных Советов, «Мастер спорта СССР», «Заслу-
женный машиностроитель», синие ромбики военных училищ, выпускавших
политруков.
- Неужели это кому-то нужно? - не удержался я от ироничного вопроса.
- Еще как берут, - не без гордости парировал мой бывший сокурсник и
тут же предложил, - давай я тебе «Мастера спорта» выпишу.
Как оказалось, к каждому значку продавец предлагал соответствующую
картонную книжицу, которую собственноручно заполнял. Он даже распола-
гал самонабирающейся печатью, которая подкрепляла торжественную закон-
ность сделки. Моя растерянность его явно озадачила. Он тщился не столь всу-
чить мне какую-нибудь никчемную вещицу, а хотел оделить чем-то памятным,
значительным. Он очень обрадовался нашей нечаянной встрече. Мои коллеги
по работе только безмолвно дивились необычной выставке-продаже.
И сделка не состоялась, и разговора не получилось. Вроде бы долго не
виделись, а в голову лезли совершенно трафаретные вопросы. Поэтому при-
поднятое настроение у бывшего сокурсника быстро пошло на спад. Он был
явно разочарован своим визитом.
Вскоре после той встречи довелось узнать, что продавец знаков отличий
советской эпохи попал в психиатрическую лечебницу. Выяснилось и то, что он
уже продолжительное время находился на учете данного лечебно-профилак-
тического учреждения. Прискорбно, что столь жестоко распорядилась судьба.
Но, как показали последующие годы, спятивший экс-сокурсник ока-
зался довольно прозорлив и пытался держать «руку на пульсе потребителя».
Он стремился возвеличивать и оделять, поощрять и награждать. В общем - то
было невинное стремление, к сожалению, закончившееся роковой болезнью.
Но другие люди, более крепкие здоровьем, весьма успешно продолжили
его дело. Так, директора наших индустриальных гигантов зачастили в США,
где в торжественной обстановке получали «Факел Бирмингема» за выдаю-
щийся вклад в российскую экономику. Соискатели приза просто перечисляли
в соответствующий фонд несколько тысяч долларов, после чего ждали при-
глашение из захудалого американского городка принять участие в церемонии
награждения в качестве почетного лауреата. И приглашения не заставляли
себя долго ждать. Директора со своими присными летели за тридевять земель,
получали из рук устроителей «акции» сущую дребедень, потом пьянствовали
на банкете и довольные фактом «международного признания» возвращались
домой. Говорят, возжегшие «факел», заработали на этой выдумке приличные
деньги.

113
ПУБЛИЦИСТИКА

А между тем, дела на индустриальных гигантах шли все хуже и хуже. Но


и здесь ушлые управленцы не дали промаха. На руинах каждого крупного за-
вода или комбината возникало два-три десятка малых предприятия, которые
в своей совокупности производили в 20-30 раз меньше продукции, нежели их
прародитель-предшественник, но каждое из которых возглавлялось генераль-
ным директором или президентом фирмы: у столь высоких начальников не-
пременно находились в подчинении финансовый и коммерческий директора,
а также директор по маркетингу и еще - по связям с общественностью. Не ме-
нее уважаемыми на данных мини-предприятиях являлись должности админи-
стративного директора и директора по персоналу.
Несмотря на то, что производительность труда с каждым годом откаты-
валась на пятилетку назад, директорат рос числом, а термин «управление»
стал наиболее популярным. В названиях учебных заведений разного калибра
и разного уровня появилось это знаковое слово: возникло бесконечное мно-
гообразие дисциплин, раскрывающих тайны менеджмента. Научная мысль,
растерянно застывшая в первые годы реформ, забурлила и зафонтанировала с
новой энергией. Непродолжительная пауза в столь естественном стремлении
людей познавать окружающий мир, была вызвана тем, что социалистическое
общество, двигавшееся в коммунистическое завтра, уже было вооружено под-
линной теорией. Принадлежность к сообществу ученых в послевоенное вре-
мя считалась почетной, или как сейчас принято говорить, престижной. Даже
оперы, романы, скульптуры создавались в соответствии с научно выверенным
методом социалистического реализма.
После краха Советского Союза замешательство в академических кругах,
особенно специализирующихся на общественных и гуманитарных исследова-
ниях, было сильным, но оказалось легко преодолимым. Бывшие партийные
аппаратчики и ответственные советские работники напридумывали великое
разнообразие академий - и, о чудо! - люди потекли туда безудержными пото-
ками. Авторитетные светила марксизма - ленинизма стремительно переори-
ентировались в соответствии с требованиями рынка и принялись сочинять
толстенные монографии, посвященные проблемам финансовых рисков. На
гниющем бревне советской науки выросли дружные опята - советы по защи-
те кандидатских и докторских диссертаций. Конечно, теперь никто ничего не
собирался организовывать бесплатно. Хочешь попасть в академики - плати,
хочешь быть «защищенным» - не скупись. Ныне ученые степени и академи-
ческие звания объединяют и уравнивают чиновников и депутатов, лидеров
общественных организаций и политических партий, заведующих магазинами
и оптовыми рынками. В больном обществе в «доктора» охотно и за немалые
деньги записался большой слой людей, которым новые звания греют души.
Обилие научных трудов отнюдь не препятствовало демонтажу высоко-
технологичных производств, стремительному сокращению доли высококвали-
фицированных рабочих - скорее, то были приметы триумфального шествия
авторов пасквилей на самих себя, пасквилей, написанных то ли с большого пе-
репугу, то ли под влиянием приступов идиотизма. Серость ползучая, который
год впустую рассуждает о грядущем притоке иностранных инвестиций, о «сы-
рьевом варианте развития страны» (неприемлемом даже для развивающихся
стран), сочиняет гневливые письма в высокие инстанции, требуя повышения
своей зарплаты. Эту публику ничуть не смущает полное отсутствие собствен-
ных методик обустройства социально-экономических систем, не говоря уже о
подлинных научных открытиях. Преисполненные скромности, наши профес-

114
ПОСТСОВЕТСКАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ

сора и академики до гробовой доски стараются быть ретрансляторами и ком-


ментаторами чужих концепций.
Тысячи академических и отраслевых институтов, опытно-конструктор-
ских бюро, университетов, инновационных центров неустанно ткут платье
для голого короля - миф о российской науке, способной творить чудеса. Но
почему-то ездим на иномарках, летаем на ненашенских самолетах, носим им-
портные костюмы и платья, глотаем чужие таблетки и запиваем заморскими
напитками.
Интеллектуальный дегенератизм и творческое бессилие стали «привыч-
ным делом». Молодой перспективный исследователь тайн материи или кол-
лизий общественной жизни так и не вырастает в автора стройной концепции
или методологии, зато становится ректором университета и почетным членом
межпланетарной академии. Подающий надежды актер так и не превращается
в блистательного артиста, но, обретая седину и связи, благополучно занимает
пост главного режиссера или директора театра.
Постсоветские люди не овладевают навыками делания чего-то нового,
оригинального, качественного (о выдающемся и, тем более, гениальном язык
не поворачивается говорить), зато шлифуют умение «делать себя», быть креа-
тивной фигурой, увы, мало отличной от деятельного кретина. От должности к
должности идут основные вехи сложившейся жизни. В результате, вместо со-
брания почтенных мужей и мудрецов мы повсеместно наблюдаем скопления
мыльных пузырей и воздушных шариков, соответствующих образом имено-
ванных и титулованных. Конечно, все эли легковесные формы, радужно пере-
ливающиеся на солнце, надуты потомками «шариковых».
Каждое новое поколение все меньше умеет - строить, создавать, творить,
дерзать, рожать и просто хорошо выполнять порученное задание. Но ценятся
навыки ловчить, «кидать», «продвигать», мошенничать, пиарить, сплетни-
чать, интриговать, тащить и урывать. Дебилизация общества началась не вче-
ра: просто это явление, впервые зорко подмеченное М.Булгаковым, выглядело
первоначально, то революционным переворотом, то социальным эксперимен-
том, то трагическим стечением обстоятельств, а нормой стало только теперь.
Дебилизация началась еще тогда, когда выпускник курсов Политпросвета, в
качестве идейного борца за «светлое завтра», принялся объяснять молодому
отличнику старорежимного университета, как следует студентам преподавать
тот или иной предмет; когда вчерашний босяк и бродяга, заполучив высокую
должность областного масштаба, стал смело растолковывать крестьянам в
двадцатом поколении, что им сеять и когда пахать. Дебилизация заметно рас-
ширила зону своего влияния, когда токарь - расточник, годами совершенство-
вавший свое мастерство обработки металла, обнаруживал, что сын-сопляк за-
писался в «компетентные органы», надел погоны и стал получать в три раза
больше своего папаши.
Вся страна давно уже ничего не производит, никого не воспитывает, а
только добывает (нефть, газ, валит лес, выковыривает из земли алмазы или
золотые самородки). Врачи лечат, но никого не вылечивают. Преподаватели
ничему не могут научить, потому что сами никогда не занимались тем, что пы-
таются объяснять студентам. Бывшие колхозники, проснувшись поутру, идут
разбирать ферму или каменный забор, затем чистят от цементного раствора
кирпичи, сбывают их по сходной цене перекупщикам или просто меняют на
«паленую» водку. Их трудно уже причислить к крестьянам: они разучились
плотничать, класть печи, валять валенки, обрабатывать землю. Рабочие режут

115
ПУБЛИЦИСТИКА

провода электропередач, выдирают из станков латунные детали и несут их в


пункты приема лома цветных металлов.
Десятилетия интеграции в мировое политическое, экономическое, со-
циальное, технологическое, культурное и прочие пространства бесславно за-
вершились. Если двадцатилетие ожиданий коммунистического завтра всепо-
каянно посчитали пустозвонством и застоем, то, как же следует величать тепе-
решнюю эпоху? Русский язык, конечно, очень богат, но подходящее определе-
ние подобрать непросто. Во времена разгула тоталитаризма, изоляционизма
и попрания прав человека все же продавали свои станки и самолеты, пушки и
автоматы в десятки государств. Повсюду, за горами и долами, морями и океа-
нами строили гидроэлектростанции, заводы и комбинаты. Ездили на кинофе-
стивали и умудрялись получать высокие награды. Миллионы людей пересели-
ли из хибар и лачуг в панельно-кирпичные многоэтажки - не бог весть, какого
качества, но с минимальным набором удобств.
Теперь торгуем только тем, что еще сохранилось в недрах, что не успе-
ли вырубить в советские времена, что осталось сокрытым в руинах гигантов,
возведенных в ударные пятилетки. Еще торгуем транспортными коридорами,
земельными участками: весьма популярны за границей наши красавицы, осо-
бенно те, которые не стеснены условностями и представлениями о приличном
поведении. Причем, сбываем по дешевке: алмазы без огранки, лес - кругляком,
нефть - без переработки на фракции. Зато замечательно идут дела с газом: он
и так хорош.
Теперь на престижные кинофестивали наши художественные фильмы не
пускают, а наши вальяжные киноиндустриалисты тусуются на этих фестива-
лях то ли в качестве незваных гостей на чужой свадьбе, то ли прикидываются
любопытными туристами или потенциальными меценатами. Русские фами-
лии отсутствуют в номинациях на присуждение Нобелевской премии, зато
своих премий напридумывали - пруд пруди.
Страна неудержимо превращается в мировое захолустье. Столица этого
захолустья неимоверно гордится своими дорогущими квартирами и сумасшед-
шими ценами в магазинах, и еще тем, что изловчилась стянуть на себя 3/4 всех
финансовых ресурсов огромной полуголодной страны. За редким исключени-
ем, во всех областях, краях, республиках, округах - вопиющая нищета, зато все
регионы обзавелись стратегиями развития, рассчитанного на пресловутые 20
будущих лет.
- Как же мы будем жить через 20 лет? - интересуются любопытные про-
винциалы у смышленых разработчиков стратегий.
- Через 20 лет у вас будет такой же нескончаемый праздник, как у нас в
Москве! - рапортуют столичные разработчики стратегий.
Провинциалы затихают в недоумении, растерянно озираются по сторо-
нам. Через силу, с великим трудом они учатся видеть вокруг себя только обо-
дряющее и обнадеживающее, в соответствии с коротким лозунгом-восклица-
нием бессчетных стратегий: «Да!» И действительно, ободряющие и обнаде-
живающие примеры есть, более того - у всех на виду. В Москве нет ни газа,
ни нефти, а березовые рощицы, если и вырубаются, то только затем, чтобы
освободить место для строительства особняков. Может, и во всей России, когда
закончатся нефть, газ и лес, наступит нескончаемый праздник?
Из отдаленного, но все же обозримого будущего, расписанного в вышеу-
помянутых программных документах, на нас взирает все более проясняющий-
ся образ пофигиста - плод многотрудных социальных, евгенических экспери-

116
ПОСТСОВЕТСКАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ

ментов, либеральных инициатив тысяч и тысяч деятельных дураков, готовых


рулить куда угодно, лишь бы не забирали у них руля.
Не в скверно сделанных механизмах и плохих дорогах, не в глупых зако-
нах и повсеместной похабщине дело, а в людях - это вывод давно уже сделали
революционеры, реформаторы и прочие преобразователи: «Человека менять
надо».
Жизнерадостный идиот как насельник земли русской, - это, то ли вы-
ход, то ли лазейка из затянувшейся кризисной ситуации. Такой тип, действи-
тельно, старается замечать лишь приятное. Он обращает внимание лишь на
фотографии, запечатлевшие «ню; замечает только банки пива и сигареты с
дурью; старается ездить так, чтобы адреналин подскакивал; отрывается на
рок-концертах по полной программе; днями и ночами таращится в «ящик»,
неутомимо рассказывающий об очередных скандалах и сплетнях. Он без уста-
ли тусуется на пляжах и мечтает поселиться (или уже поселился) в коттеджах,
выстроенных в стиле гангстерского кича.
Как это ни досадно, но привычка к имитации кипучей деятельности, к
безрезультатному труду досталась нам в наследство от «эпохи застоя». Именно
тогда окрепла и вошла в силу наиболее представительная и влиятельная гене-
рация людей, обойденных Божьей милостью. Окончательно сложился правя-
щий слой, отличающийся безмозглостью и невежеством, слой, в котором ту-
пые уступали в чванстве и регалиях место только тем, кто еще тупее. В затылок
этим людям с крепкими задницами дышали комсомольцы-активисты, воры-
рецидивисты, хозяйственники-аферисты, «творческие личности» - онанисты.
«Хлеба и зрелищ!» - вопили их рабские души.
Годы перестройки всего лишь модернизировали отбор тех, кто только
способен делить и распределять. То, что прежде пытались как-то скрыть, пере-
стало считаться зазорным. Шарлатаны стали называться политиками, «кида-
лы» - игроками, ловкачи - предпринимателями, извращенцы - сексуальными
меньшинствами. Воспитание детей оказалось непосильным бременем для
многих родителей. Добросовестный труд стал уделом «честных бедняков».
Расслоившееся общество похоже на рассохшуюся фанеру. Один крайний
слой закручивается вправо, другой крайний слой - влево: вид - неприглядный.
Более того, генерация обиженных умом изо всех сил тужится выглядеть объ-
ектом восторгов и восхищения. Чем более страна превращается в дурдом, тем
более ярко выражено у представителей этой генерации стремление выделить-
ся друг перед другом.
Сквозь марево балдежа и пыли растащилова, сквозь мигания инфер-
нальных огней от бессчетных банкетов и фуршетов проступает совсем уж не-
мыслимое явление - выделение VIP-персон. В стране, где за последние трид-
цать лет преступность выросла в разы, а производительность труда скатилась
к середине прошлого века, где сотни тысяч беспризорных детей ютятся по под-
валам, а миллионы бомжей неприкаянно слоняются от свалки к свалке, на-
ходятся люди, которые гордятся тем, что попали в разряд самых влиятельных.
Обычно зачинщики губительных перемен как-то маскируются.
У нас же все наоборот. Издаются толстые книги с перечнями фамилий
и высоких должностей, занимаемых носителями этих фамилий. Составляют-
ся рейтинги влиятельности и чуть ли не еженедельно доводятся до сведения
широкой общественности. Оказывается, у нас полным полно всякой элиты во
всех сферах жизнедеятельности страны. И вот здесь будет уместным лириче-
ское отступление.

117
ПУБЛИЦИСТИКА

Когда армия победоносными приступами берет неприятельские города


и крепости, захватывает ценные трофеи, то обычно полководцам присваивают
громкие титулы, а мужественных ратников чествуют наградами. Бывает и так,
что армия оказывается в плотном вражеском кольце, но, тем не менее, коман-
дирам удается создать боевой кулак и организовать прорыв - тем самым выве-
сти основные силы из губительного «котла». И в этих случаях самые почетные
ордена и звания уместны для решительных полководцев. А наградой воинам
является их собственная жизнь, которую они сберегли, не потеряв своего до-
стоинства. Но случается и другое...
Армия спасается паническим бегством, оставляет на поле брани свое
оружие, бросает обозы и раненых. Целые города и обширные области отда-
ются на разор захватчикам. И тогда незадачливых предводителей войска ждут
презрение стариков и детей, проклятья вдов и униженных женщин. Еще ждет
скорая кара со стороны оставшихся в живых храбрецов. И конечно, недобрая
память потомков. А все это происходит потому, что командующие армиями
остаются наиболее влиятельными людьми в войсках. От их приказов и поступ-
ков во многом зависит боевой дух соратников. Последние могут остаться до-
блестными воинами даже в пору тяжелейших испытаний, а могут стать пере-
бежчиками и мародерами - мрачной тупой толпой, алчущей спасения любой
ценой.
Россия в ХXI веке напоминает «пейзаж после битвы». И Нижегородская
область также представляет собой жалкое зрелище. Вот несколько характер-
ных данных.
За «перестроечные» годы численность населения сократилась на треть
миллиона человек, а продолжительность жизни на 7-8 лет. Причем, вымира-
ние населения приобрело «крейсерскую скорость». Реальная безработица на
порядок превосходит официально регистрируемую. А количество разводов
сравнялось с количеством заключаемых браков. Каждый восьмой житель об-
ласти - инвалид, а каждый третий ребенок рождается у матери - одиночки.
Каждое малое и среднее предприятие отчисляет бандитам или чиновникам
определенную сумму. Причем денежные доходы местных гангстеров от рэкета
составляют всего лишь десятую часть «продвинутого» чиновничьего рэкета.
Область наша отнюдь не самая разбойная или бедная, или самая отста-
лая в экономическом отношении. Процессы, происходящие в ней, весьма ти-
пичны для всей страны. Поэтому количество ДТП в России, приходящихся на
1000 автомашин, на порядок превосходит аналогичный показатель в странах
Европейского союза. Зато среднедушевые доходы россиян на порядок ниже,
чем у европейцев. Но дело даже не в бедности. Есть страны с еще более бедным
населением, например Куба, но там почему-то мужчины живут на двадцать лет
дольше, чем у нас.
За последние сто лет население обширнейшего государства российского
не раз сталкивалось с инициативами по обезлюживанию территорий. В Граж-
данскую войну Бела Кун и Землячка возглавляли операцию по уничтожению
120 тыс. пленных белогвардейцев в Крыму. В это же время Якир активно зани-
мался расказачиванием на Дону и на Кубани. А утвердившиеся в Москве боль-
шевики инспирировали лютый голод в Поволжье.
В первые годы Великой Отечественной войны нацистские оккупан-
ты неустанно трудились в западных областях, методично расчищая для себя
жизненное пространство. Гаулейтеры территорий, их непосредственные под-
чиненные получали высокие награды рейха и считались в соответствующих
регионах самыми влиятельными людьми.

118
ПОСТСОВЕТСКАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ

Теперь процесс обезлюживания наиболее присущ областям, которые


сформировали российскую государственность и на 90%, заселены русскими
людьми. Исчезают тысячи деревень, люмпенизируются целые администра-
тивно-хозяйственные районы. Зарастают травой и кустарником поля нечерно-
земья: умирающие хозяйства вырезали последний скот, а тысячи промышлен-
ных предприятий признаны банкротами.
В условиях, когда многие люди лишены права на оплачиваемый труд, на
жилища, а порой и на саму жизнь - рейтинги влиятельности превращаются в
позорный столб. Лидеры перемен, очень важные персоны, предстают экзеку-
торами, расхитителями, палачами, оставляя после себя обезлюдевшие города
и села, погасшие цеха заводов и фабрик, нищих и сирот - пустыню с редкими
островками благополучия для себя любимых.
История ничему не учит глупцов. В этом нетрудно убедиться. Достаточ-
но взглянуть на самодовольные физиономии депутатов, орденоносцев, высо-
копоставленных чиновников, скороспелых миллионеров и миллиардеров.

Юрий Покровский,
писатель, финалист премии «Русский букер – 2015»
(г. Н. Новгород)

119
ПУБЛИЦИСТИКА

Наше будущее.
Русский народ или русская диаспора?

С егодня, среди русского большинства, можно слышать много сетова-


ний - насколько разобщенным стал наш народ. Куда-то исчезло ощу-
щение единения, сопричастности, чувство локтя и взаимовыручка.
В качестве лейтмотива на повестке - социальная разобщенность и отсут-
ствие понимания вокруг чего можно было бы объединиться. Ощущение неза-
щищенности и невозможности действенно повлиять на происходящие изме-
нения в жизни общества, приводящее в конечном итоге к состоянию всепро-
пальческого безразличия и/или отстранения от всякого рода происходящих
социальных процессов с затаенной в глубине души обидой на государство и
все окружающее общество в целом. Вот, пожалуй, вполне обыденная ситуация
на сегодняшний день.
Также, можно констатировать, что в наше время, существует уже два
совершенно разных типа русского народа - традиционно-консервативный, и
глобально-общечеловеческий. Разделение это, конечно, весьма условное и, в
свою очередь, каждую из этих групп можно разделить еще на несколько со-
ставных подгрупп, но общая тенденция именно такова. При этом, существует,
вполне справедливое и обоснованное возмущение тем, что сегодня, целые от-
расли экономики сконцентрированы в руках мизерного процента сверхбога-
того населения страны, а различные сферы торговли и услуг полностью или
почти полностью сосредоточены, или отданы на откуп в руки некоренного
населения, или подчинены этно-диаспоральным кланам и тейпам. А в то же
время на политическом горизонте нет ни одной реальной консолидированной
силы в полной мере представляющей и отстаивающей интересы подавляюще-
го большинства населения.
Но как такое стало возможно? Перед нами встает извечный вопрос - кто
виноват и что делать?
Конечно, можно долго ругать власть и одновременно ждать от нее реше-
ния всех своих насущных проблем. Что называется - перекладывание ответ-
ственности до победного конца. Верить во всемогущую руку Большего брата,
который обязательно во всем разберется, наведет порядок, проведет долго-
жданную чистку в верхах и сделает так, чтобы лично Тебе вдруг стало жить
лучше, желательно прямо здесь и сейчас. А при этом единственным твоим те-
лодвижением в ответ, будет вялое переворачивание с одного бока на другой с
последующим переключение кнопки на пульте телевизора или пролистыва-
ния ленты в социальных сетях. Это очень удобная позиция.
Но, боюсь при таком подходе, на сколь долгое (не говоря уже счастливое)
будущее для нашего народа надеяться не приходиться. Никто ничего за тебя не
сделает. А в нашей ситуации лежать на печи и надеяться, что какой-то «барин»
наведет за тебя порядок, мягко скажем глупо и недальновидно. Вероятно, у
большинства современных «бояр» совершенно иные заботы. Скорее всего, они
руководствуются принципом - хочешь что-то изменить, начни себя! Но, что-то
мне подсказывает, что в их восприятии эта фраза приобретает статус импе-
ратива вполне конкретного свойства. Начиная с себя, в большинстве случаев,
они на себе же и заканчивают. Как, например, выбить побольше федеральных
дотаций из Центра, куда и как лучше вывести честно аккумулированные сред-
ства граждан, какие «гайки закрутить» «распоясавшемуся» народу, какие но-
вые штрафы ввести и т.д.

120
Русский народ или русская диаспора?

Столыпинская формула от том, что - «Родина требует себе служения на-


столько жертвенно чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает
душу и парализует работу» - к сожалению, сейчас не в почете, нынче другие
«тренды». Не для всех конечно, но такое уж общее впечатление.
И так уже на протяжении более тридцати лет нахождения в состоянии
вялотекущей демократизации, пребывания в идеологическом и смысловом
пространстве «Февраля семнадцатого».
За все время российской «независимости» (от своих территорий, раз-
умеется), с больших и малых трибун было сказано достаточно высокопарных
фраз о «вакууме идеологии», было сломано немало копий в поисках «нового
пути», объединяющих форм для консолидации русского народа. Но ничем, в
полной мере и до сего дня, так и не удалось заполнить эту смысловую пропасть.
Тут, конечно, возможна апелляция к тому, что могло быть и существенно
хуже. Разумеется. Но может быть и существенно лучше. А все эти брожения и
метания в поиске заветной, и такой необходимой для нас идеологии, так ни к
чему не привели. По сути, это разговор в пользу бедных.
Ни возвращение к коммунистической идеологии прошлого, ни импле-
ментация либерального плана построения общества по западным лекалам,
не отвечает интересам и целям сохранения, приумножения, и развития рус-
ского народа в России. Субъектность русского народа в данных концепциях
низводится до уровня унифицирующего материала, выполняющего функцию,
необходимую для построения новой общности людей по типу «советского че-
ловека», как это видели раньше. Или некого аморфного «россиянина-общече-
ловека», идентифицирующего себя исключительно в принадлежности по типу
«гражданской нации», как это пытается нам навязать современная либераль-
ная повестка.
Конечно, русский народ является каркасом и консолидирующей силой
вокруг которого объединяются другие коренные народы России. Поэтому мы
и живем в государстве под названием - Россия. Но это не должно происходить
в ущерб себе и своей идентичности.
Построение российского общества по типу симфонии с естественной ру-
ководящей и направляющей ролью государствообразующего русского народа
в качестве дирижера в этом сложносоставном оркестре Российского Государ-
ства. Вот, то к чему мы всегда должны стремиться. Но получив право руково-
дить, ему еще необходимо соответствовать.
Возникает резонный вопрос - если русские окончательно растворятся в
других общностях и «проектах», потеряют свое «Я», какое будущее, в таком
случае, ждет Россию? Самое мягкое определение в этом случае - «большой
передел». Думаю, многие со мной согласиться, что этого очень бы хотелось на-
шим закадычным друзьям и откровенным недругам.
Естественно, можно и нужно учиться у своих друзей, но и не надо стес-
няться учиться у своих врагов. Но в первую очередь учиться и брать то лучшее
из своего прошлого, различных его периодов, то, что объективно будет полез-
но и может послужит на пользу. Как и ругать определенные явления и события
следует за то, за что нужно ругать и хвалить за то, за что нужно хвалить - как
говорит о. Андрей Ткачев. А значит, не стоит заниматься ни шапкозакидатель-
ством, ни огульно хулить все и всех подряд. Будем подходить ко всему взвешено.
Но речь о следующем.
Может быть, то что мы давно искали, все это время было так близко, что
мы не смогли это разглядеть? Большое видится на расстоянии, как говорится.
Может быть, стоило вместо судорожных попыток искусственно вывести

121
ПУБЛИЦИСТИКА

некую новую консолидирующую идею, прежде, необходимо было хорошенько


разобраться в себе? Заняться рефлексией, как говориться, самому себе задать
все главные вопросы и постараться честно на них ответить?
Благодаря чему мы стали тем, кем мы есть - народом победителем, на-
родом созидателем, с великой историей и культурой? Что всегда являлось объ-
единяющей идеей для русского народа на протяжении всей его тысячелетней
истории? На каких морально-этических принципах всегда строилось русское
общество? Вокруг чего в случаях опасности и кризиса, в смутное для народа и
государства время, всегда объединялся русский народ? Несмотря на все веко-
вые перипетии и последующие трагические события, с которыми столкнулись
наши предки уже в веке двадцатом, они, в конечном итоге, смогли их преодо-
леть и выйти победителями?
Что называется - зри в корень.
Для нашего народа такой опорой и центром объединения, на протяже-
нии веков, всегда выступала Православная Вера и Русская Церковь.
Она была и остается тем фундаментом, консолидирующей силой на про-
тяжении всего существования нас, как единого целого, как народа. Являясь на
сегодняшний день единственным связующим звеном между нами современ-
ными и нашей вековой историей, подлинно русской культурой и традицией.
По сути это и есть Русская Идея. Именно она не дает нам окончательно превра-
титься в общечеловеков без прошлого и будущего, выполняет роль последней
удерживающей силы в эпоху агрессивной экспансии либерального мондиа-
лизма с «общечеловеческим лицом».
Это и есть наш последний коллективный окоп и одновременно знамя,
вокруг которого дóлжно сплотиться в трудное для нашего Народа и Отечества
время. Иначе, в будущем нам грозит превратиться из государствообразующего
народа в русскую диаспору, в своей же собственной стране.
Но за всеми этими высокими выражениями должны стоять реальные
действия. Иначе какой толк в пустом сотрясании воздуха?
А реальное действие и консолидация вокруг Русской Православной
Церкви, имеет совершенно прикладной характер.

Кто виноват и что делать?


 
Если виновниками ситуации, в который мы оказались, как нетрудно до-
гадаться, в максимальной степени виноваты мы сами, то сразу можно перехо-
дить ко второму вопросу и решать, что с этим делать?
Реальный выход из ситуации возможен при действенной вовлеченности
нашего традиционно-консервативного, православного большинства в обще-
ственно-социальные процессы происходящие в обществе вокруг нас и в госу-
дарстве в целом.
Консолидация необходима, чтобы иметь возможность влиять на окружа-
ющую нас действительность. В прикладном виде такого рода консолидацию,
возможно осуществить вокруг наших церковных приходов и подворий.
В этой задаче, не смещение внимания с религиозной жизни прихода, для
многих, ограниченной лишь участием в литургиях (что уже немало!), а суще-
ственное расширение всего спектра взаимодействия внутри его и экстрапо-
ляции вовне. Выстраивание внутриприходских отношений по типу общины.
Когда жизнь в Церкви не заканчивается на воскресном богослужении, а рас-
пространяется дальше, являясь частью нашей повседневной жизни.
Когда вокруг подворья начинает образовываться целый «кластер» науч-

122
Русский народ или русская диаспора?

но-просветительской, образовательной, спортивной жизни и т.д. Вот, то, что


нам необходимо развивать. И такие примеры на сегодняшний день есть. Не
скажу, что их много, иначе не было бы необходимости об этом говорить, но
они есть. Представляя собой то, к чему дóлжно стремиться.
В свете последних, бурно развивающихся событий и внедряемых проек-
тов дальнейшего «развития» российского общества, выступающих за ширмой
прогресса, у консервативной общественности выработалось понимание не-
обходимости иметь альтернативу наметившемуся пути. Во всех сферах жизни
общества.
Например, вместо внедряемой системы образования «калейдоскопиче-
ского» типа, дальнейшего массового перехода на дистанционное «цифровое»
образование с построением «персональных траекторией развития учащихся»
с целью выращивания человеческого капитала и квалифицированных потре-
бителей, в качестве прямой альтернативы необходимо создание классов и об-
учение по программе Русской Классической Школы. В которых дается каче-
ственное обучение и воспитание на лучших отечественных традициях и прак-
тиках.
Имея свои образовательные учреждения - школьные и гимназические
классы, дошкольные, детские группы развития, свои спортивные секции,
школы творчества и т.д. функционирующие на церковных подворьях, состав-
ляющие одну взаимосвязанную систему, у нас будет возможность воспитать
подрастающее поколение на традиционных принципах и ценностях, которые
отвечают чаяниям и интересам русского народа, и которые жизненно необхо-
димы для построение здорового российского общества в целом.
Задача таких программ в свете современной повестки - внедрение за-
рекомендовавших себя качественных систем обучения и воспитания человека
как личности, на традиционных морально-нравственных принципах, а не вы-
ращивание унифицированного человеческого капитала по Герману Грефу.
Люди объединенные общей идеей, находящиеся в одной системе смыс-
лов и ценностей, в одной системе координат, лучшим образом будут действо-
вать в интересах своей общности, в интересах друг друга.
Практическое применение/воплощение должно получить выражение -
«И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков» (из
Послания апостола Павла к Колоссянам 3:23).
Следует понимать, что речь не идет о том, чтобы полностью замкнуться
в неких общинах, образуя тем самым русские православные диаспоры внутри
своей же страны. Смысл как раз в другом, необходимо иметь свои представи-
тельства везде и влиять на происходящие процессы в жизни общества.
То есть, кроме функционирующих образовательных и спортивных уч-
реждений, своих людей на местах, как говориться. Своих юристов, специали-
зирующихся в различных отраслях права, которые, если и не привлечены не-
посредственно напрямую к юридическому сопровождению общины, что назы-
вается «на зарплате», то возможно несущие свою степень служения на благо и
в интересах своего прихода, соразмерно своим возможностям. Своих людей в
правоохранительных органах, к которым можно обратиться и которые смогут
помочь в случае возникшей беды, не отложат дело в долгий ящик. Своих док-
торов, для которых главным будет не дистрибуция фармацевтических товаров
населению, а действенная помощь обратившемуся к нему человеку. Примеров
можно привести множество. Такой принцип необходим во всем, по сути речь
идет о создании объединений, общин «полного цикла».
Это, к слову, о том негодовании, которое имеет место быть по отноше-

123
ПУБЛИЦИСТИКА

нию к иным диаспорам. Следует и у них поучиться. Первая филантропия - к


своим, как говорится. Скажем, если есть в твоей общине человек, который за-
нимается, например, фермерским хозяйством, поставляет или реализует про-
дукцию на местном рынке или ярмарке выходного дня, то, что мешает купить
продукты непосредственно у него? Конечно, все сообразно ценовой категории
и т.д. Но при всех прочих равных? И ты, не словом, а рублем поддержишь сво-
его брата или сестру, и он будет иметь перед тобой определенную степень от-
ветственности, как к человеку из своего окружения, со одного подворья же.
Такой принцип применим, и в других сферах общественной жизни. На-
пример, при поиске человеком работы, или, если речь идет о работодателе,
подыскивающем сотрудников себе в штат. Почему бы сначала не обратиться с
этим вопросом внутри своего прихода? Возможно, человек необходимой спе-
циальности и нужного опыта намного ближе? Рабочая система, вполне орга-
низуемая.
Следующее. Помимо добровольных пожертвований мирянином на нуж-
ды храма, можно организовать конкретные, «точечные» пожертвования для
нужд конкретной семьи или определенных групп членов общины. И речь не
о каких-то заоблачных суммах, или обязательных податях. По мере сил и воз-
можностей - с человека или семьи. Например, в этом месяце мы помогаем вот
этой молодой семье, они являются частью нашего прихода, у них родился ребе-
нок и есть возможность взять дом или квартиру в ипотеку. Но до первоначаль-
ного взноса нахватает такой-то суммы. Или сделать ремонт в доме у одинокого
пожилого человека, помочь нуждающемуся попавшему в беду, или имеющего
проблемы со здоровьем, требующих проведения дорогой операции, для него
одного неподъемной по деньгам. Для этого было бы не жалко выделить из
своего кошелька какую-то сумму один раз в месяц. И был бы толк. Конечно,
при должной организации процесса и строгой отчетности об использованных
средствах.
Вот это и называется чувство локтя и взаимовыручка. А если совсем не
имеешь возможности помочь деньгами? Помоги делом, хотя бы раз в месяц,
человеку со своего прихода. Приди и гвоздь забей, помоги с ремонтом одино-
кой старушке. Многодетной семье вещами. На свое усмотрение.
При таком подходе, неизбежно будет возникать чувство единения и
сплоченности.
Более того, при такой организации общин подворий и приходов в каж-
дом отдельном районе города, (что актуально для больших городов) или в от-
дельных маленьких городках, селах и поселках, возможно дальнейшее их со-
единения, в одну большую конгломерацию, представляющую реальную силу,
способную действенно влиять не только на жизнь вокруг отдельных объеди-
нений, а на процессы глобальном масштабе на уровне государства. А при на-
личии своих людей выдвигаемых из таких организованных объединений во
власть, на региональном и федеральном уровне, все это начинает приобретать
вполне конкретный, прикладной характер.
Кому-то, возможно, покажется, что это слишком идеализированная кар-
тина. Напрасно. Ничего «сверх» в этом нет. Все осуществимо и зависит лишь
от решительной воли наших настоятелей и самих мирян. От каждого из нас.
Все в наших силах, с Божией помощью.

Александр Дудчак
(г. Москва)

124
ЭВОЛЮЦИЯ ИЛИ КОМА США?

ЭВОЛЮЦИЯ ИЛИ КОМА США?


Соединенные Штаты Америки находятся в тяжелом состоянии и вопрос
вернется ли страна к Богу и к прежнему нормальному состоянию. Это уже не
та страна, о которой с восторгом президент государства Линкольн сказал, что
ей были даны наилучшие дары небес... мы увеличились продолжал он, как ни
какая другая страна, количественно, богатстве, и силе. Но мы забыли о Боге...
Мы стали... гордыми чтобы молиться Богу, Который нас сотворил...
И действительно во время Линкольна страна двигалась семиверстными
шагами вперед после происшедшей в стране гражданской войны, освободив-
шей чернокожих из рабства, развиваясь экономически и культурно. В страну
устремились миллионы переселенцев, желавших улучшить на новом месте,
свое положение. Осваивались громадные территории и присоединялись став-
шие вскоре новыми штатами Америки. Одни были Америке проданы Фран-
цией и Россией, другие освободились от коренного туземного индейского на-
селения. Быстро прокладывались железные дороги, строились лесо заготов-
ляющие и зерновые мельницы, строились фабрики, открывались угольные и
рудные шахты к которым устремлялись в поиске работы переселенцы. По всей
стране строились храмы для молитвы, университеты, библиотеки и музеи.
Президенты, правительство страны, Конгресс стремились придержи-
ваться в своих действиях учению Библии.
Тяжело были пережиты населением мировая война, последовавшая эко-
номическая депрессия затем опять другая вторая мировая война и после этого
не прерывавшиеся военные конфликты с другими странами мира, которым
навязывались названые как демократические и правовые изменения. Быстро
устранялись в других странах диктаторы, заменив неопределенными в своих
планах о будущем государств социалистами.
США оказавшись без конкурентов мировой державой, превратилась в
милитаристическую страну, о чем предостерегал президент Эйзенгауэр, ко-
торой управляют концерны военного производства, стремящиеся для своего
дальнейшего существования всячески предоставлять свою продукцию всем
желающим. Пентагон старательно смотрит вокруг мира в поисках новых вра-
гов, как бы они не были велики или малы. Страна уже не то государство, как
забывающее о Боге, о чем печально высказался президент Линкольн.
Америка теперь оказалась одновременно переживающей несколько тя-
желых несчастий: как и другие страны распространения в стране вируса, от
которого заболевает и гибнет масса населения, в связи с этим закрытия мно-
гих предприятий, вызвавшее большую безработицу, страшные пожары в Ка-
лифорнии, Вашингтоне, Орегоне и других соседних штатах на западе страны,
невероятные по своей силе гуриканы или штормы обрушившиеся на Лузиану,
Флориду, Алабаму и Техас, вспыхнувшие беспорядки с демонстрациями, при-
крывающие свои действия как борьбу в защиту цветных жителей против ра-
сизма, в которых террористы применяют грабежи, оружие, поджоги против
городских и штатных властей, что вызвало со стороны защитников порядка
применение военной силы национальной гвардии и маршалов. Расизм не
уменьшается, но под влиянием беспорядков США превращается в самую ра-
систскую страну в мире.
Именно эта начавшаяся внутренняя война населения, в которой белые
выступили против других белых, цветные против других цветных и белых,
разрушающе действует на государство грозя ему полным развалом. Население

125
ПУБЛИЦИСТИКА

США переживает сердечную духовную болезнь и окончательный полный от-


ход от Бога.
Об грозящей такой опасности Америке в свое время на лекциях в Свято
Троицкой семинарии предупреждал отец Константин Зайцев. Он говорил, что
только покаяние населения и полное подчинение Божиим Законам может спа-
сти население от наступающих в наказание за отход от Бога несчастий. Отец
Константин ссылался на Священное Писание о потере народом сердца, о чем
высказались пророки Исаия и Иеремия. Отец Константин предупреждал что
произошедшие убийства президента Кеннеди, Мартина Лютера Кинга, Робер-
та Кеннеди других лиц не остановят врагов Бога и порядка и они будут гото-
вить, как это произошло в России другие террористические акты и стараться
внутренне разложить государство, чему до этого удерживали религия в стране
и моральное воспитание в школах.
Происшедший современный окончательный отход от Бога происходит
по решению не выбранного народом Верховного Суда США, без соглашения на
это с Конгрессом, когда 15 Июня 2020 суд вынес свое объяснение, что такое пол
человека. Согласно этому новому закону, сам человек определяет мужчина он
или женщина и легально все обязаны с таким решением человека соглашать-
ся. Вынесение такого решения Верховного Суда США затрагивает все области
культуры и жизни населения, начиная от школ, предприятий церквей и кончая
туалетами.
Как нам известно из Священного Писания Бог сотворил мужчину и жен-
щину, которым были Творцом даны отличительные биологические свойства и
назначения в жизни и поэтому решение Суда вызывает распад американской
морали и духовной культуры. Это решение Суда изменило прежде вынесенное
в 1964 году решение этого же Суда о гражданских правах человека, согласно ко-
торому была запрещена дискриминация в местах работы человека по причине
пола, цвета кожи, религии и национального происхождения. Этим решением
Суд определил человека как мужчину так и женщину. Этим законом Верхов-
ный Суд решил исправить все исторические неправды в стране. Но теперь по-
сле 56 лет, Суд решил изменить взгляд на значение пола, невзирая на то, что
такое решение морально неправильно и касается прав человека.
Вынесение Судом такого решения не произошло вдруг а было заранее
подготовлено. Уже в начале 60х годов прошлого столетия Верховный Суд США
провел законы запрещавший молитвы, чтение Священного Писания и Молит-
вы Господней Отче наш в школах как неконституционные и касавшиеся лич-
ной религиозной принадлежности.
В 1973 году Верховный Суд провел решение под названием Рое против
Ваде, согласно которому были разрешены, как конституционные в стране
аборты, а в 2015 году были легализированы однополые браки, признающиеся
действительными конституцией Америки.
Таким образом в течение 60 лет решениями Верховного Суда США было
проведено совершенное элементарное отделение населения страны от Бога.
Американский народ постепенно потерял чувство уважения к духовным цен-
ностям и появилось также полное недоверие своему правительству.
Разразившиеся в Америке беспорядки проводятся анархистами и людь-
ми стремящимися уничтожить в памяти народа не только духовные, но и куль-
турные ценности. В Америке в настоящее время, распоряжаются дети и внуки
тех, кто участвовал в безобразном поглощенном наркотиками и развращаю-
щей души музыкой Вудстоке Удаляются или уничтожаются исторические па-
мятники основателей и героев страны. Пострадал памятник даже открывшего

126
ЭВОЛЮЦИЯ ИЛИ КОМА США?

Америку Колумба. Происходят требования по различным причинам измене-


ния наименований географических мест.
То что происходит в Америке, напоминает как разложились изнутри дру-
гие великие империи мира: Вавилон и Рим. Встает вопрос, как долго просуще-
ствует еще США перед своей смертью? Как долго будет длиться агония и кома
в которой находится страна? Производимый вандализм в США и потворство
беспорядкам со стороны некоторых членов Конгресса, политиков и прессы от-
рицательно действуют на взаимоотношения американского правительства с
другими странами, теряющими как уважение так и уверенность в случае нуж-
ды помощь от Америки. Американская гегемония рушится на наших глазах и
надежды на выздоровление страны уменьшаются. Смотря на 7 почтовых марок
Кубы выпущенных в 1967 году невольно задумываешься над участью американ-
ского народа. На марках изображена эволюция человека от обезьяны. Если по-
местить марки по снижающей их стоимости, то человек становится обезьяной,
без понятия о духовных или культурных ценностей.
Завидовать русским американцам не стоит. Америка, о чем печалился
президент Линкольн ушла от Бога. По мнению президента она должна была за
все данные Творцом благодеяния быть Ему благодарна, но как мы видим США
вместо благодарности ушла от своего Благодетеля. В Господни дни Президент
Линкольн ходил в храм и молился, давая этим пример населению, а президент
Трамп играет в гольф. Какой он дает этим пример жителям США?
Третьему Риму также были даны многие дары, за которые его жители
должны быть Творцу благодарны, не стремиться подражать или принимать чу-
жие вредные учения.

Георгий Солдатов,
редактор журнала «Верность», член Попечительского совета РПО им.
Императора Александра III
(США)

127
ПУБЛИЦИСТИКА

«ЧИСТЫЙ МЕТОД»

В ремя для человека всегда делится на три части. Мы можем радоваться


или огорчаться настоящим, мечтать о будущем, но именно прошлое
является основой жизни как отдельного человека, так и общества в целом.
Принято считать аксиомой, что будущее формируется теперешним отрезком
жизни, а он, в свою очередь, - прошедшим. Однако настоящее - это миг, и в
действительности именно прошлое и наше отношение к нему созидают наше
личное и общее будущее, ибо все следствия проистекают из причин.
Широко известно, что в личностном плане былое психологически всег-
да представляется в более благоприятном свете, чем нынешние реалии, хотя в
прошлом и могло быть у человека много отрицательного. Однако это справед-
ливо, если на протяжении десятилетий ничто в основе своей не изменяется.
Если же перемены происходят, и они значительны, и по большей части нега-
тивны, то прошедшее вполне имеет право называться лучшим.
Вот и в старое, советское время, когда постоянно пропагандировался
здоровый образ жизни и активное долголетие, - разве это к лучшему, что сей-
час этого нет? - все стадионы, начиная от больших арен и заводских и кончая
школьными, были абсолютно открыты для желающих позаниматься, побегать,
а при желании и буквально за копейки стать участником группы здоровья. В
отличие от теперешнего времени,- чем меньше человек проживет после вы-
хода на пенсию, тем государству выгоднее, не нужно ее выплачивать долгие
годы,- когда все структуры на стадионах, которые ранее были предназначены
для оздоровительной физкультуры (кстати, к услугам физкультурников было
бесплатное обслуживание в спортивно-физкультурном диспансере), превра-
тились в фитнес-центры, и так просто уже не побегаешь по их дорожкам, не
говоря уже о тренажерных и игровых залах. За все это удовольствие теперь
нужно выкладывать хорошие денежки. На фоне семидесяти процентов бедно-
го населения, из которых сорок - вообще нищие, это, как говорится, только для
избранных.
Но вот школьные стадионы до последнего времени, до «эпохи вирусо-
бесия», были повсеместно открыты. А среди них есть и достаточно большие,
оборудованные, правда, уличными тренажерами. Однако и они стали закры-
ваться. Вы спросите как? Да очень просто - на замок. Там же, где наш ушлый
российский обыватель проделал в ограждении лазы для удобного - по прямой
- хождения через территорию, они всячески заделывались. И вновь заделыва-
лись, когда они вновь «прорубались». И наконец - металлическими конструк-
циями с помощью сварки, то есть напрочь.
Вот и рядом с моим домом так «закрылся» большой школьный стади-
он с двухсот пятидесятиметровой беговой дорожкой, с большой спортивной
площадкой с бортами, где и футбольное поле и две баскетбольные площадки,
под громким названием «Газпром детям!», с внешним футбольным полем и
опять же баскетбольной площадкой и, что важно, с большим набором серьез-
ных уличных тренажеров. На этом стадионе в любое время - утром, днем и ве-
чером, в будни и по выходным годами занимались и взрослые и дети, порой
целыми семьями, из соседних домов. Слышались радостные возгласы и смех,
проводились оживленные коллективные игры в футбол и баскетбол, а зимой и
в хоккей. И вот в один прекрасный момент стадион был закрыт.
Произошло это, видимо, в рамках борьбы с эпидемией, но фактически
это стало явлением того, что мы называем вирусобесием. Да, одним из ва-
риантов защиты при эпидемии объявлена самоизоляция. Но уже вскорости

128
«ЧИСТЫЙ МЕТОД»

стали явственными, в том числе и вредные, последствия этого. Попытаемся


объяснить почему. Сидение людей дома взаперти, без прогулок, то есть без
движения и свежего воздуха, явно приводит к снижению иммунитета и затем
к активизации всех хронических заболеваний - к тому, что делает и сам коро-
навирус. Что касается детей, то при взаимодействии их происходит выработка
коллективного иммунитета. Отрыв же их друг от друга не позволяет происхо-
дить этому процессу и, когда они вновь встречаются в коллективе, возможен
резкий рост различных простудных, инфекционных и вирусных заболеваний.
Что и доказано уже в начале этого учебного года.
Хороший пример государственной действенности показал Китай, где
при обнаружении в каком-либо районе проявлений коронавируса, он полно-
стью изолировался, и проводились необходимые карантинные действия. Ки-
тай стал самой эффективной страной в борьбе с этим вирусом.
Возвращаясь к теме нашего очерка, следует сказать, что закрытие стади-
она произошло не в разгар «пандемии», а в июле, то есть через три месяца по-
сле начала, когда объявлялось о ее спаде и скором открытии международного
авиасообщения…
Со своего балкона на девятом этаже мне хорошо виден этот школьный
стадион. Вначале еще кое-кто занимался физкультурой на его территории и
несколько ребятишек играли в футбол. Видимо, был еще какой-то лаз. Тер-
ритория все-таки достаточно большая, но бдительная администрация школы
обнаружила его и заделала. И вот уже как месяц стоит стадион абсолютно пу-
стой, сиротливо смотрятся его площадки и тренажеры.
И возникает вопрос - а нужны ли здоровые люди? Вот в отношении
«Скорой помощи» возникла народная шутка, что нужно переименовать ее в
«Скорее бы помер»… И еще, интересно, сколько людей умирает не от самого
коронавируса, а от других серьезных заболеваний, которые заметно обостря-
ются от снижения иммунитета, отсутствия свежего воздуха при безвылазном
заточении в квартире перед экраном телевизора или монитора и от страха, то
есть от «вирусобесия». А ведь любому грамотному и разумному человеку из-
вестно, что физическая культура как часть культуры направлена на сохранение
и укрепление здоровья человека в процессе осознанной двигательной актив-
ности, на развитие физических и интеллектуальных способностей человека
и формирование здорового образа жизни, социальной адаптации. Многие
мыслители говорили и говорят о пользе физической культуры. «Гимнастика,
физические упражнения, ходьба должны прочно войти в повседневный быт
каждого, кто хочет сохранить работоспособность, здоровье, полноценную и
радостную жизнь» (Гиппократ). «Спорт формирует культуру оптимизма, куль-
туру бодрости» (А. В. Луначарский). «Физические упражнения могут заменить
множество лекарств, но ни одно лекарство в мире не может заменить физиче-
ские упражнения (А. Мюссе).
И в то же время мы слышим призывы совершенно иного рода. Так не-
безызвестный Билл Гейтс говорит: «Численность населения стремительно
приближается к девяти миллиардам. Если мы сейчас действительно хорошо
поработаем над новыми вакцинами, медико-санитарной помощью, помощью
в сфере репродуктивного здоровья, возможно, сможем понизить его процен-
тов на десять - пятнадцать». А вот еще - Томас Фергюсон, бывший чиновник
госдепартамента США по делам населения: «Есть только одна тема нашей ра-
боты - мы должны сократить численность населения. Либо правительство сде-
лает это по-нашему, посредством хороших, чистых методов, либо они получат
неприятности … Население - политическая проблема. Раз население вышло

129
ПУБЛИЦИСТИКА

из-под контроля, оно требует авторитарного правительства, даже фашизма,


чтобы сократить его…».
Вот и думай, читатель, не является ли то, что происходит как «панде-
мия», тренировкой в проведении мировой биологической войны гибридного
типа, которая включает в себя: безусловно имеющий место вирус (хотя и не
страшнее вируса гриппа), страх, стресс и отсутствие здорового образа жизни,
что по сравнению с идеями Б. Гейтса и Т. Фергюсона является, видимо, «чи-
стым методом». И все это на фоне отсутствия вакцины, которая в принципе
невозможна, так как современный вирус «стал настолько умным», что попадая
в организм, сразу же мутирует, и этих мутаций всегда будет столько же, сколько
и зараженных людей.
А вот в Китае, где люди уже много лет собираются в парках и скверах
на утренние и вечерние занятия физкультурой (даже и сейчас) мы видим дей-
ствие многолетних программ здорового образа жизни для продления ее актив-
ного периода и применение действенных мер по защите здоровья людей.
Делайте выводы сами.

Яков Шафран,
член Академии российской литературы, Российского Союза пи-
сателей, Союза писателей и переводчиков при МГО СПР, гл. редактор
альманаха «Ковчег»
(г. Тула)

130
Верховенство криминала

Верховенство криминала

П оспешно принятый Верховным Советом РСФСР летом 1991 года за-


кон «О приватизации государственных и муниципальных предпри-
ятий в РСФСР», составленный с благими намерениями, в действительности
послужил легальной основой для передела собственности темными дельца-
ми, свободными от стыда и совести. Большая часть промышленных отраслей,
включавшие сырьевые, и многие другие предприятия, успешно работавшие и
приносившие доход государству, были переданы не опытным и авторитетным
руководителям, профессионально владевшим своим делом, а теневым и кри-
минальным структурам, для которых главным было не развитие производства
и не сохранение рабочих мест, а скорейшее собственное обогащение и нажи-
ва. Такую криминальную приватизацию, захлестнувшую всю страну, в народе
справедливо окрестили прихватизацией, вследствие которой повсеместно,
целенаправленно и без необходимости банкротилась и разваливалась отече-
ственная промышленность, чтобы на обломках партийного самовластия, как
можно, быстрее поживиться и обогатиться. Беспощадно разорялись колхозы и
совхозы, а землей завладели люди, утратившие совесть и далекие от сельского
хозяйства, но сообразившие, что земля - самый лучший и надежный капитал.
Криминальной вакханалии не избежали даже высокотехнологичные пред-
приятия, производившие лучшие в мире отечественные самолеты, высокочув-
ствительные приборы и многое другое, не уступающие по качеству зарубеж-
ным аналогам. Такой рукотворной беды не избежали и вполне рентабельные
колхозы и совхозы, коих было немало на русских просторах.
При смене власти и переделе собственности резко сократилось финанси-
рование академических и отраслевых научно-исследовательских институтов.
Некоторые институты закрывались, а в незакрытых институтах сотрудникам
не выдавали зарплату. Одни из научных сотрудников уехали за границу в поис-
ках работы, а другие вынуждены были податься в торговлю либо в дворники,
дабы не умереть с голоду. Оставшиеся на родине вчерашние инженеры, ученые
и множество других безработных, оказавшихся без средств существования по-
сле закрытия предприятий, вынуждены были периодически ездить за грани-
цу, чтобы купить продовольственные и другие товары первой необходимости
и затем их продать своим бедствующим соотечественникам, и таким образом
заработать хоть какие-то деньги для пропитания своих семей. В народе их на-
зывали безобидным словом «челноки».
Новоявленное «государство», лишенное руководителей-профессиона-
лов на всех уровнях управления, оказалось не способным решить главную за-
дачу - сохранить все лучшее, что было достигнуто при прежнем общественном
строе, который и спасти страну от криминальной вакханалии. Кремлевские
чиновники, заполучив бразды управления, не смогло решить даже совсем про-
стую задачу - обеспечить цивилизованную поставку зарубежных товаров при
поступлении кредитных валютных средств. А это означает, что восторжество-
вало вопиющее беззаконие - не был возведен надежной правовой фундамент
государственной структуры, без которого невозможно одолеть ни обществен-
ной смуты, ни экономического хаоса, охватившего всю страну.
Бесконтрольно и без всякой объективной необходимости, при попусти-
тельстве чиновников от образования почти на каждом перекрестке крупных
городов открывались многочисленные учебные институты и даже «универси-
теты» экономического профиля, якобы готовившие никому не нужных «эко-
номистов», «юристов», «менеджеров» и других горе-специалистов за плату

131
ПУБЛИЦИСТИКА

«образовательных услуг» из родительского кармана. Подобные «специали-


сты» массово выпускались, но лишь немногие из них получали с протекцией
влиятельных родителей доходные чиновничьи места, а остальные пополняли
и пополняют до сих пор ряды многомиллионной армии безработных с дипло-
мами государственного образца, и такая беда случается в каждой семье.
Некоторые из безработных из-за безвыходности погружаются в интер-
нет, где множество всяких соблазнительных услуг и приманок, чаще всего бес-
полезных и разорительных. При этом широко используются произведенные
за рубежом, дорогостоящие персональные компьютеры, а в последнее время
вошли в моду карманные смартфоны с функциями портативного ноутбука, мо-
бильного телефона и видеокамеры. Механическое владение такой цифровой
«чудо-техникой», к которой по тем или причинам приобщают еще в раннем
возрасте, отнюдь не способствует развитию умственных и творческих способ-
ностей личности, а, наоборот, отвлекая от учебы, приводит к полной ее дегра-
дации, создавая ложную видимость занятости.
Глубоко несчастные безработные попадают в виртуальную ловушку и
пытаются таким способом заработать на жизнь. А некоторые из них, не отча-
явшиеся и не утратившие надежду, идут еще дальше - пытаются открыть свой
«бизнес» - не выходя из дома, получить сразу большие деньги подобно тем
успешным «менеджерам», которые, ничего не производя и не владея профес-
сиональными знаниями, чудесным образом приблизившись к горнилу власти,
сразу же завладели несметным богатством.
При платном обучении в некоторых самостийных вузах распределение
денег, заработанных преподавателями, производилось не по труду, как долж-
но быть в любом правовом государстве, а криминальным способом: безмерно
обогащались свободные от совести ректоры, становившиеся в одночасье мил-
лионерами, а педагоги, сотрудники и ученые как не получали, так и не полу-
чают достойную заработную плату. Что-то подобное происходит и в традици-
онных вузах, о чем регулярно сообщают средства массовой информации.
Кроме того, во всех вузах навязана сверху зарубежная система двухуров-
невого обучения в строгом соответствии с «инновационными» реформация-
ми, разработанными Высшей школой экономики за астрономические суммы
денег. Вследствие таких заумных реформаций резко снизился уровень обуче-
ния, и возникла острая проблема трудоустройства всех специалистов с выс-
шим образованием.
В чудовищно мутной среде новоявленной власти произвола и вопию-
щего беззакония появились доморощенные «менеджеры», с трудом овладев-
шие простейшей грамотой, но при покровительстве некомпетентной власти
ставшие миллиардерами, позднее названными олигархами (это слово взято
из зарубежной лексики «просвещенными» толкователями для одурманивания
«темного» народа). При безумной криминальной вакханалии резко возросло
число людей, оказавшихся без работы и без средств существования. И, как
следствие, в течение несколько лет резко сократилась рождаемость и повыси-
лась смертность населения. По такому трагическому показателю вымирания в
многонациональной стране русский народ занимает первое место. Все четче
стал проявляться косой крест, названный русским крестом вымирания.
Вследствие передела власти и собственности народ стремительно нищал
и продолжает нищать. А «уважаемые» господа-олигархи, свободные от стыда и
совести, оказавшиеся у горнила новоявленной власти и захватившие сырьевые
и другие прибыльные отрасли, на «честно» заработанные деньги возводили
и возводят себе дворцы с беломраморными колонами, покупали и покупают

132
Верховенство криминала

дорогостоящие авиалайнеры и перламутром отделанные яхты. И они же выво-


дили и выводят свой «заработанный» капитал за рубеж, чтобы жить вдали от
родины, наслаждаясь и радуясь, до скончания века.
20 июля 1991 года Борис Ельцин подписал указ «О прекращении дея-
тельности организационных структур политических партий и массовых обще-
ственных движений в государственных органах, учреждениях и организациях
РСФСР». Во всех советских органах, учреждениях и организациях оказались не
нужными многочисленные парткомы, выполнявшие руководящую роль пар-
тии, а на самом деле контролировавшие каждый шаг администраций. Секре-
тарей и членов парткомов никто не изгонял, никто не арестовывал и никто не
расстреливал, как это вытворяли обезумевшие большевики-самозванцы, за-
хватившие власть после октябрьского переворота семнадцатого года. Из сво-
их насиженных мест они ушли сами, утратив прежние властные полномочия.
Однако, отложив подальше красный партийный билет, они не затерялись на
бескрайных русских просторах - совсем скоро многие из них нашли себе доход-
ные дела - пригревшись у горнила власти, стали уважаемыми «акционерами»,
обладателями несметных богатств, раньше принадлежавших народу.
На упразднении парткомов партийная верхушка не успокоилась. 25-26
июля 1991 года заседал пленум центрального комитета партии. На нем обсуж-
дались новая программа партии для XXIX съезда, которому так и не сужде-
но было состояться. Михаил Горбачев, глава советского государства, пытался
представить компромиссную формулу рыночного социализма, но его резко
критиковали и обвиняли в отступлении от идей коммунизма, в переходе на
социал-демократические позиции и в отказе от атеизма. Однако все эти прин-
ципиальные партийные разногласия не оказали какого-либо существенного
влияния на дальнейшие трагические события в стране.
Наряду с внутрипартийными разногласиями назревал серьезный кон-
фликт между российскими и союзными властями. Такой конфликт Борис Ель-
цин с высокой трибуны власти объяснял «непросвещенному» народу как стол-
кновение двух противоположных курсов - реформаторского, приемлемого для
России, и консервативного, характерного для союзного центра. Истинная же
причина разногласий и конфликта заключалась отнюдь не в «столкновении
курсов», которые не были четко прописаны с постановкой и решением неот-
ложных социальных и экономических задач, а совершенно в другом - никто не
хотел терять власти либо передавать ее своим соперникам.
Подписание нового союзного договора вряд ли могло предотвратить на-
чавшийся распад единого и нерушимого государства СССР. Перераспределе-
ние властных полномочий