Вы находитесь на странице: 1из 61

Функциональный анализ

С. П. Коновалов
Конспект подготовил Александр Васильев

ФИВТ МФТИ
2018–2019
2 ФИВТ МФТИ

Содержание
1 Метрические и топологические пространства 3

2 Полные метрические пространства 8

3 Компактность 10

4 Нормированные пространства 15

5 Линейные ограниченные операторы 23

6 Обратный оператор 28

7 Спектр и резольвента 30

8 Сопряжённое пространство 34

9 Слабая сходимость 38

10 Мера и интеграл Лебега 40

11 Сопряжённый оператор 51

12 Самосопряжённые операторы 52

13 Компактные операторы 56

14 Элементы нелинейного анализа 59


Функциональный анализ 3

1 Метрические и топологические пространства


1.1 Метрические пространства

Определение 1.1. Метрическое пространство — это пара (X, ρ), где ρ ∶


X × X → R и для любых x, y, z ∈ X верно:

1. ρ(x, y) ⩾ 0, ρ(x, y) = 0 ⇔ x = y

2. ρ(x, y) = ρ(y, x)

3. ρ(x, y) ⩽ ρ(x, z) + ρ(z, y)

Отображение ρ называется метрикой.


Примеры метрических пространств:

• Дискретная метрика на произвольном X: ρ(x, y) = I{x ≠ y}


1/p
• (Rn , ρp ), где p ⩾ 1 и ρp (x, y) = (∑nk=1 ∣xk − yk ∣p ) , ρ∞ (x, y) = maxk ∣xk − yk ∣

• C[a, b] с метрикой ρ(f, g) = supx∈[a,b] ∣f (x) − g(x)∣



b
• C2 [a, b] с метрикой ρ(f, g) = ∫a ∣f (x) − g(x)∣2 dx

Определение 1.2. Подпространством метрического пространства (X, ρX )


называется подмножество Y ⊂ X с индуцированной метрикой ρY (y1 , y2 ) = ρX (y1 , y2 ).
До начала рассмотрения топологических пространств будем считать, что
(X, ρ) — метрическое пространство.
Определение 1.3. Множество A ⊂ X называется ограниченным, если

sup ρ(a, b) < ∞.


a,b∈A

Определение 1.4. Расстоянием между множествами A, B ⊂ X называ-


ется
ρ(A, B) ∶= inf ρ(a, b).
a∈A,b∈B

Определение 1.5. Открытыми и замкнутыми шарами называются, со-


ответственно, множества вида

B(x, r) = {y ∈ X ∣ ρ(y, x) < r},


B(x, r) = {y ∈ X ∣ ρ(y, x) ⩽ r},

где x ∈ X — центр шара и r > 0 — его радиус. Далее будем опускать центр или
радиус, если это не существенно.
Упражнение. A ⊂ X ограниченно ⇔ ∃B ⊂ X∶ A ⊂ B.
Определение 1.6. Пусть M ⊂ X. Тогда x ∈ X называется:

• точкой прикосновения множества M , если ∀B(x) B(x) ∩ M ≠ ∅,

• предельной точкой множества M , если ∀B(x) ∃y ∈ B(x) ∩ M ∶ y ≠ x,


4 ФИВТ МФТИ

• внутренней точкой множества M , если ∃B(x) ⊂ M .

Замыканием M называется множество его точек прикосновения M , а внутрен-


ностью — множество его внутренних точек Int M . M замкнуто или открыто,
если M = M или M = Int M , соответственно.
Утверждение 1.1. Точка x является предельной для M ⇔ любой шар
B(x) содержит бесконечно много точек M .
Замечание. Для произвольного M ⊂ X выполнено Int M ⊂ M ⊂ M .
Определение 1.7. Последовательность {xn }∞ n=1 ⊂ X сходится к x ∈ X (xn →
x), если ρ(xn , x) → 0, n → ∞.
Упражнение. Докажите, что x — точка прикосновения M ⇔ существует
последовательность {xn }∞ n=1 ⊂ M такая, что xn → x.
Определение 1.8. A ⊂ X плотно в B ⊂ X, если B ⊂ A. Множество плотное
в X называется всюду плотным; если же не существует такого шара B(x, r),
что A плотно в B, то A называется нигде не плотным.
Утверждение 1.2. A нигде не плотно ⇔ A не содержит шаров.
Определение 1.9. Метрическое пространство X называется сепарабель-
ным, если в нём есть не более, чем счётное всюду плотное подмножество.
Определение 1.10. Если U ⊂ X открыто и x ∈ U , то U называется окрест-
ностью точки x (обозначение: U (x)).
Утверждение 1.3. x — точка прикосновения M ⊂ X ⇔ ∀U (x) U ∩ M ≠ ∅.
Далее под G будем подразумевать открытые множества, а под F — замкну-
тые.
Теорема 1.1. Пусть (X, ρ) — метрическое пространство, G ⊂ X. Тогда G
открыто ⇔ F = X ∖ G замкнуто.
Доказательство. Пусть G открыто. Нужно доказать, что произвольная точ-
ка прикосновения множества F лежит в нём, что эквивалентно тому, что любая
точка x ∈ G не является точкой прикосновения F . Действительно: раз G откры-
то, то ∃B(x) ⊂ G ⇒ B(x) ∩ F = ∅ ⇒ x не есть точка прикосновения F .
Доказательно в обратную сторону остаётся в качестве упражнения. ∎
Теорема 1.2. Пусть (X, ρ) — метрическое пространство, {Gα }α∈A — от-
крытые множества и {Fβ }β∈B — замкнутые множества. Тогда ⋃α Gα и ⋂nk=1 Gk
открыты, а ⋃nk=1 Fk и ⋂β Fβ — замкнуты.
Доказательство. Пусть x ∈ G = ⋃α Gα , тогда ∃α ∈ A∶ x ∈ Gα , а т. к. Gα
открыто, ∃B(x) ⊂ Gα ⊂ G. Значит, G — открыто.
Пусть теперь G = ⋂nk=1 Gk и x ∈ G. Тогда также x ∈ G1 , . . . , Gn , а значит
существуют r1 , . . . , rn > 0 такие, что B(x, rk ) ⊂ Gk . Следовательно, при r =
min{r1 , . . . , rn } ∀k B(x, r) ⊂ Bk ⊂ Gk , откуда B(x, r) ⊂ G, т. е. x — внутренняя
точка G.
Утверждения для замкнутых множеств следуют из уже доказанной полови-
ны теоремы, предыдущей теоремы и формул де Моргана: для произвольного
Функциональный анализ 5

семейства подмножеств X {Yα }α∈A

X ∖ (⋃ Yα ) = ⋂(X ∖ Yα ), X ∖ (⋂ Yα ) = ⋃(X ∖ Yα ).
α α α α


Теорема 1.3. Пусть (X, ρ) — метрическое пространство, M ⊂ X, x ∈ X,
r > 0. Тогда
1. B(x, r) — открытое множество
2. Int M — открытое множество
3. B(x, r) — замкнутое множество
4. M — замкнутое множества.
Доказательство.
1. Мы хотим доказать, что для произвольного y ∈ B(x, r) ∃R > 0∶ B(y, R) ⊂
B(x, r). Если z ∈ B(y, R), то ρ(z, x) ⩽ ρ(z, y) + ρ(y, x) < R + ρ(y, x), тогда
при R = r − ρ(y, x) ρ(z, x) < r ⇒ z ∈ B(x, r). Наконец, раз y ∈ B(x, r),
ρ(y, x) < r ⇒ R > 0.
2. Заметим: M1 ⊂ M2 ⇒ Int M1 ⊂ Int M2 . Тогда если x ∈ Int M , то ∃B(x)∶ B(x) ⊂
M ⇒ B(x) = Int B(x) ⊂ Int M , т. е. x — внутренняя точка Int M . Значит,
Int M — открытое множество.
Доказательство оставшихся двух пунктов остаётся в качестве упражнения. ∎
Замечание. Для произвольного M ⊂ X

Int M = ⋃ G, M = ⋂ F.
G⊂M F ⊃M

1.2 Топологические пространства

Определение 1.11. Назовём пару (X, τ ), где τ ⊂ 2X , топологическим про-


странством (а τ — топологией), если выполнены следующие условия:
1. ∅, X ∈ τ
2. ⋃α Gα ∈ τ , если ∀α Gα ∈ τ
3. ⋂nk=1 Gk ∈ τ , если ∀k ∈ {1, . . . , n} Gk ∈ τ
Элементы τ называются открытыми множествами, а их дополнения — замкну-
тыми.
Далее в этом параграфе будем считать, что (X, τ ) — топологическое про-
странство, если не оговорено иного.
Определение 1.12. Пусть Y ⊂ X, тогда топология

τY = {G ∩ Y ∣ G ∈ τ }

называется индуцированной τ , а (Y, τY ) — подпространством (X, τ ).


6 ФИВТ МФТИ

Определение 1.13. Окрестностью x ∈ X назовём произвольное открытое


множество U ∈ τ такое, что x ∈ U , обозначение — U (x).
Определение 1.14. Если x ∈ X и M ⊂ X, то x называется

• точкой прикосновения M , если ∀U (x) M ∩ U ≠ ∅

• предельной точкой M , если ∀U (x) ∃m ∈ M ∖ {x}∶ m ∈ U (x).

• внутренней точкой M , если ∃U (x)∶ U (x) ⊂ M .

Замыканием M называется множество его точек прикосновения M , а внут-


ренностью — множество его внутренних точек Int M .
Определение 1.15. Последовательность xn сходится к x, если ∀U (x) ∃N ∶ ∀n ⩾ N xn ∈
U.
Упражнение. Доказать эквивалентность последних двух определений ана-
логичным метрическим, если в качестве топологии взято семейство открытых
множеств в смысле метрического пространства, а также что G = Int G и F = F
Замечание. Как и в метрических пространствах, из существовании после-
довательности {xn } ⊂ M т. ч. xn → x следует, что x — точка прикосновения M .
Обратное, вообще говоря, не верно.
Определение 1.16. A плотно в B, если B ⊂ A.
Упражнение. Можно ли заменить в определение нигде не плотного мно-
жества в МП шар на произвольную окрестность? Как быть в ТП?
Пример. Для произвольного множества X можно ввести две топологии:
антидискретная {∅, X} и дискретная 2X .
Определение 1.17. Топология τ2 сильнее топологии τ1 (τ1 ⪯ τ2 ), если ∀M ∈ τ1 M ∈
τ2 , т. е. τ1 ⊂ τ2 .
Замечание. Вообще говоря, две различных топологии могут быть несравни-
мы.
b
Пример. На X = C[a, b] ρ1 (f, g) = ∫a ∣f (x) − g(x)∣dx, порождает топологию
сильнее, чем ρ2 (f, g) = maxx ∣f (x) − g(x)∣.
Замечание. Обычно, если топология метризуема, то она считается достаточ-
но сильной. Например, в МП ∀x ≠ y ∃U (x), V (y)∶ U ∩ V ≠ ∅.
Упражнение. Сходимость в D(R) (пространство пробных функций из кур-
са матанализа) не порождается никакой метрикой.
Определение 1.18. Пусть X, Y — топологические пространства, тогда отоб-
ражение f ∶ X → Y непрерывно в точке x0 ∈ X, если

∀V (f (x0 )) ∃U (x0 )∶ f (U ) ⊂ V.

f непрерывно, если оно непрерывно в каждой точке x ∈ X.


Упражнение. Пусть X, Y — метрические пространства, f ∶ X → Y , x0 ∈ X.
Тогда следующие утверждения эквивалентны:
Функциональный анализ 7

1. f непрерывно в x0

2. Для произвольной последовательности {xn }, сходящейся к x0 , f (xn ) →


f (x0 )

3. ∀B(f (x0 )) ∃B(x0 )∶ f (B(x0 )) ⊂ B(f (x0 ))

Теорема 1.4. Пусть (X, τX ), (Y, τY ) — топологические пространства, f ∶


X → Y . Тогда следующие утверждения эквивалентны:

1. f — непрерывна

2. Если G открыто в Y , то f −1 (G) открыто в X

3. Если F замкнуто в Y , то f −1 (F ) замкнуто в X

Доказательство.

(1) ⇒ (2) Дано: для произвольного x ∈ X ∀V (f (x)) ∃U (x)∶ f (U ) ⊂ V . Пусть


G ∈ τY , тогда для произвольного x ∈ f −1 (G) G — окрестность f (x), а потому
мы можем выбрать окрестность U (x) т. ч. f (U ) ⊂ G ⇒ U ⊂ f −1 (G). Значит,

f −1 (G) = ⋃ U (x) ∈ τX .
x∈f −1 (G)

(2) ⇒ (1) Для V (f (x)) возьмём U = f −1 (V ), это открытое множество, и, т. к.


V — окрестность f (x), x ∈ U . При этом, f (U ) ⊂ V (равенство может не
достигаться).

(2) ↔ (3) Заметим: для произвольного отображения f −1 (Y ∖ F ) = X ∖ f −1 (F ).


Определение 1.19. Пусть X, Y — топологические пространства, f ∶ X →


Y — биекция. Если f и f −1 непрерывны, то f называется гомеоморфизмом. Если
существует гомеоморфизм X → Y , то X и Y называются гомеоморфными.
Определение 1.20. Пусть X, Y — метрические пространства, изометрией
называется биекция f ∶ X → Y такая, что

∀x1 , x2 ∈ X ρX (x1 , x2 ) = ρY (f (x1 ), f (x2 )).

Если существует изометрия X → Y , то X и Y называются изометричными.


Упражнение. Пусть (X, ρ) — метрическое пространство, тогда ρ — непре-
рывное отображение, т. е. если xn → x и yn → y, то ρ(xn , yn ) → ρ(x, y). Подсказ-
ка: ∣ρ(x, y) − ρ(a, b)∣ ⩽ ρ(x, a) + ρ(y, b).
Упражнение. Пусть f ∶ X → Y , g ∶ Y → Z — непрерывные отображения,
тогда g ○ f — тоже непрерывно.
Упражнение. Сохраняется ли в топологических пространствах сходимость
последовательности под действием непрерывного отображения?
8 ФИВТ МФТИ

Определение 1.21. Топологическое пространство X называется несвяз-


ным, если X = G1 ⊔G2 , где G1 , G2 ∈ τX ∖{∅}. Если же X не является несвязным,
то оно называется связным. Множество Y ⊂ X называется связным или несвяз-
ным, если пространство Y с индуцированной топологией связно или несвязно,
соответственно.
Упражнение. Если f ∶ X → Y непрерывно и X связно, то f (X) тоже связ-
но.
Упражнение. Пусть G ⊂ Rn — открытое множество, тогда G связно тогда
и только тогда, когда G линейно связно. Придумайте замкнутое множество
F ⊂ R2 , которое связно, но не является линейно связным.
Упражнение. Пусть X, Y — топологические пространства, f ∶ X → Y непре-
рывно, A ⊂ X всюду плотно в X; тогда f (A) плотно в f (X).

2 Полные метрические пространства

Определение 2.1. Пусть (X, ρ) — метрическое пространство, тогда после-


довательность {xn } ⊂ X называется фундаментальной, если

∀ε > 0 ∃N ∶ ∀n, m ⩾ N ρ(xn , xm ) < ε.

Определение 2.2. Если в метрическом пространстве (X, ρ) любая фунда-


ментальная последовательность имеет предел, оно называется полным.
Упражнение. Если X полно, то M ⊂ X замкнуто ⇔ M полно как подпро-
странство.
Теорема 2.1 (принцип вложенных шаров). Пусть (X, ρ) — полное мет-
рическое пространство, {B n } — последовательность вложенных замкнутых
шаров с радиусами rn → 0. Тогда

⋂ B n = {x}.
n=1

Замечание. Данное свойство эквивалентно полноте метрического простран-


ства, т. е. характеризует её.
Замечание. Без требования rn → 0, общей точки может не быть. Например,
определим на N метрику


⎪0, n=m
ρ(n, m) = ⎨ .

⎪ 1 + 1
, n ≠ m
⎩ n+m

Полученное метрическое пространство полно (т. к. любая фундаментальная


последовательность стационарна), но пересечение последовательность вложен-
ных шаров
1
B(n, 1 + ) = {m ∈ N ∣ m ⩾ n}
2n
пусто.
Функциональный анализ 9

Доказательство. Пусть {xn } — последовательность центров шаров. Пока-


жем, что она фундаментальна. Зафиксируем ε > 0. Т. к. rn → 0, для некоторого
N rN < ε, и тогда для n, m ⩾ N , т. к. B n , B m ⊂ B N ,

ρ(xn , xm ) ⩽ ρ(xN , xn ) + ρ(xN , xm ) < 2ε,

а потому {xn } — действительно фундаментальна.


Пользуясь полнотой выберем x = lim xn . Благодаря вложенности, для m ⩾ n
ρ(xn , xm ) ⩽ rn , и переходя к пределу по m в этом неравенстве мы получаем
ρ(xn , x) ⩽ rn , т. е. x ∈ B n для произвольного n. Значит,

x ∈ ⋂ Bn.
n=1

Осталось показать единственность. Если x, y — точки из пересечения шаров,


то, т. к. x, y ∈ B n , ρ(x, y) ⩽ ρ(x, xn ) + ρ(y, xn ) ⩽ 2ε → 0, откуда ρ(x, y) = 0 и
x = y. ∎
Упражнение. Доказать теорему для последовательности вложенных за-
мкнутых множеств {Fn } таких, что

sup ρ(x, y) → 0, n → ∞.
x,y∈Fn

Теорема 2.2 (Бэр, б/д). Полное метрическое пространство нельзя пред-


ставить в виде счётного объединения нигде не плотных множеств, т. е. оно
является множеством второй категории
Пример. C[a, b] — множество второй категории, но в нём можно выделить
множество первой категории (т. е. представимое в виде счётного объединения
нигде не плотных множеств):

{f ∈ C[a, b] ∣ ∃x ∈ [a, b]∶ в f (x) существует односторонняя производная}.

Определение 2.3. Пусть (X, ρ) — метрическое пространство, тогда отоб-


ражение f ∶ X → X называется сжимающим, если ∀x, y ∈ X ρ(f (x), f (y)) ⩽
αρ(x, y) для некоторого α ∈ (0, 1).
Теорема 2.3 (Банах, 1922, принцип сжимающих отображений). Пусть X —
непустое полное метрическое пространство, f ∶ X → X — сжимающее отоб-
ражение, тогда ∃!x ∈ X∶ f (x) = x.
Доказательство. Выберем произвольный x0 ∈ X и для n = 1, . . . положим
xn = f (xn−1 ); покажем фундаментальность {xn }. Индукцией легко показать,
что
ρ(xn , xn+1 ) ⩽ αn ρ(x0 , x1 ),

а тогда для произвольного p > 0


n+p−1 n+p−1 ∞
αn
ρ(xn , xn+p ) ⩽ ∑ ρ(xk , xk+1 ) ⩽ ∑ αk ρ(x0 , x1 ) ⩽ ∑ αk ρ(x0 , x1 ) = ρ(x0 , x1 ) → 0.
k=n k=n k=n 1−α
10 ФИВТ МФТИ

Итак, {xn } фундаментальна и мы можем выбрать x = lim xn благодаря полноте


X.
Заметим: f — непрерывна, т. к. если yn → y, то

ρ(f (yn ), f (y)) ⩽ αρ(yn , y) → 0,

откуда ρ(f (yn ), f (y)) → 0, или f (yn ) → f (y). А значит, мы можем совершить
предельный переход в равенстве xn+1 = f (xn ), получая x = f (x).
Осталось доказать единственность неподвижной точки. Если x, y — непо-
движные точки f , то

ρ(x, y) = ρ(f (x), f (y)) ⩽ αρ(x, y),

что возможно только при ρ(x, y) = 0, ведь α < 1. Ну а это означает, что x = y. ∎
Упражнение. Проверьте, всегда ли неподвижная точка будет существо-
вать, если f не сжимающее, но для x ≠ y ρ(f (x), f (y)) < ρ(x, y). А если X
компактно?
Теорема 2.4 (Хаусдорф, б/д). Для любого неполного МП X существует
и единственно его пополнение Y , т. е. полное метрическое пространство, в
котором существует всюду плотное подмножество, изометричное X.
Пример. R — пополнение Q.
Упражнение. Доказать теорему Хаусдорфа. Подсказка: ввести отношение
эквивалентности на классе всех фундаментальных последовательностей, где
{xn } ∼ {yn }, если ρ(xn , yn ) → 0, после чего рассмотреть фактормножество по ∼
с метрикой ρ([{xn }], [{yn }]) = lim ρ(xn , yn ).

3 Компактность
Определение 3.1. Топологическое пространство X компактно, если для
любого набора открытых множеств {Gα }α∈A , являющегося покрытием (т. е.
такого, что X = ⋃α Gα ) существует конечное подпокрытие, т. е. ∃α1 , . . . , αn ∈
A∶ X = Gα1 ∪ ⋅ ⋅ ⋅ ∪ Gαn .
Упражнение. Если X — компактное топологическое пространство, Y — то-
пологическое пространство, и f ∶ X → Y непрерывно, то f (X) — компакт.
Упражнение. Докажите, что интервал (0, 1) гомеоморфен R, но не отрезку
[0, 1].
Определение 3.2. В топологическом пространстве X центрированной си-
стемой называется такое семейство его подмножеств {Bα }α∈A , что любой ко-
нечный набор из них имеет непустое пересечение, т. е.
n
∀α1 , . . . , αn ∈ A ⋂ Bαk ≠ ∅.
k=1

Теорема 3.1. Топологическое пространство X компактно ⇔ в X любая


центрированная система замкнутых множеств имеет непустое пересече-
ние.
Функциональный анализ 11

Доказательство. Пусть X — компакт. Рассмотрим произвольную центриро-


ванную систему замкнутых множеств {Fα }α∈A и обозначим Gα = X ∖ Fα .
Заметим, что из {Gα } нельзя выбрать конечное покрытие. Действительно,
для произвольных α1 , . . . , αn ∈ A
n n n
X ∖ ( ⋃ Gαk ) = ⋂ (X ∖ Gαk ) = ⋂ Fαk ≠ ∅,
k=1 k=1 k=1

т. к. {Fα } центрирована.
В таком случае, по определению компактности {Gα } не может быть покры-
тием и
∅ ≠ X ∖ ( ⋃ Gα ) = ⋂ Fα .
α∈A α∈A

Доказательство в обратную сторону остаётся в качестве упражнения. ∎


Определение 3.3. Пусть X — метрическое пространство, A ⊂ X. B ⊂ X
называется ε-сетью для A, если

A ⊂ ⋃ B(x, ε).
x∈B

Определение 3.4. Подмножество метрического пространства называется


вполне ограниченным, если для любого ε > 0 для него найдётся конечная ε-сеть.
Теорема 3.2. Если X — метрическое пространство, то следующие условия
эквивалентны:

1. X — компакт

2. X — полное и вполне ограниченное

3. Из любой последовательности в X можно выделить сходящуюся подпо-


следовательность

4. Всякое бесконечное множество имеет предельную точку

Доказательство.

1 ⇒ 2 Сначала докажем полноту. Выберем произвольную фундаментальную


последовательность {xn } и рассмотрим её «хвосты»: An = {xn , xn+1 , . . . }.
Очевидно, {An } — центрированная система замкнутых множеств (ведь An+1 ⊂
An ). Тогда по теореме 3.1 ⋂ An ≠ ∅; выберем x0 ∈ ⋂ An и покажем, что
xn → x0 . Т. к. {xn } фундаментальна, ∀ε > 0 ∃N ∶ ∀n, m ⩾ N ρ(xn , xm ) < ε. То-
гда при фиксированном ε выберем n ⩾ N , и получим, что An ⊂ B(xn , ε) ⇒
An ⊂ B(xn , ε) ⊂ B(xn , ε). В частности, x0 ∈ B(xn , ε) ⇒ ρ(xn , x0 ) ⩽ ε, т. е.
x n → x0 .
Теперь докажем вполне ограниченность X. Очевидно, для произвольного
ε>0
X = ⋃ B(x, ε).
x∈X
12 ФИВТ МФТИ

Значит, это покрытие открытыми множествами, и мы можем выбрать ко-


нечное подпокрытие B(x1 , ε), . . . , B(xn , ε), а тогда {x1 , . . . , xn } будет конеч-
ной ε-сетью для X.
2 ⇒ 3 Зафиксируем произвольную последовательность {xn }. С помощью вполне
ограниченности X выберем фундаментальную подпоследовательность, а
из полноты мы получим её сходимость.
Для ε > 0, выберем ε-сеть B(z1 , ε), . . . , B(zk , ε). В последовательности {xn }
бесконечно много элементов, а потому в одном из шаров будет также на-
ходиться бесконечное число элементов, и они образуют подпоследователь-
(1)
ность. Взяв ε = 1, получим последовательность xn ; из неё выделим таким
(2)
же образом подпоследовательность xn для ε = 21 , и продолжим этот про-
(n) (n+p)
цесс на n-ом шаге выбирая ε = n1 . Заметим: xn и xn+p лежат в одном
(n) (n+p) (n)
шаре радиуса n1 , а потому ρ(xn , xn+p ) < n2 . Отсюда получаем, что {xn }
фундаментальна, а потому сходится.
3 ⇒ 1 Для начала, покажем, что X вполне ограниченно. Пусть это не так, т.
е. для некоторого ε0 никакое конечное множество не является ε0 -сетью.
Выберем произвольную точку x1 ∈ X; {x1 } — не ε0 -сеть, поэтому ∃x2 ∈
X∶ ρ(x1 , x2 ) > ε0 . Но {x1 , x2 } также не является ε0 -сетью, а потому ∃x3 ∈
X∶ ρ(x1 , x3 ), ρ(x2 , x3 ) > ε0 . Продолжая этот процесс, построим последова-
тельность {xn } такую, что ∀i ≠ j ρ(xi , xj ) ⩾ ε0 . Ясно, что из неё нельзя
выделить сходящуюся подпоследовательность, что противоречит предпо-
ложению, а потому X — вполне ограниченно.
Предположим теперь, что X не компактно: из покрытия {Gα } нельзя вы-
брать конечное подпокрытие. Для произвольного ε > 0 можем выбрать
конечную ε-сеть, и тогда некоторый шар B(xε , ε) (свойство вполне огра-
ниченности останется тем же, если в определении ε-сети заменить замкну-
тые шары на открытые) нельзя покрыть конечным числом множеств из
{Gα }. Положим xn центром такого шара при ε = n1 . Тогда мы можем вы-
брать подпоследовательность xnk → x0 . Кроме того, ∃α0 ∶ x0 ∈ Gα0 . Это
множество открыто, а потому ∃B(x0 ) ⊂ Gα0 . Очевидно, для некоторого k0
B(xnk0 , n1k ) ⊂ B(x0 ) ⊂ Gα0 , т. е. Gα0 покрывает B(xnk0 , n1k ), что невозмож-
0 0
но по построению. Значит, предположение неверно и X компактно.
3 ⇒ 4 Пусть M ⊂ X бесконечно, тогда в нём можно выбрать последователь-
ность {xn }, в которой элементы различны. Значит, у неё есть подпоследо-
вательность с пределом x0 , и любая окрестность x0 будет содержать бес-
конечный «хвост» этой подпоследовательности, а потому x0 — предельная
точка M .
4 ⇒ 3 Зафиксируем произвольную последовательность {xn }. Если множество
её значений конечно, то некоторый элемент x0 встречается в {xn } бесконеч-
ное число раз и мы можем выбрать подпоследовательность {xnk } такую,
Функциональный анализ 13

что xnk = x0 , которая, конечно, сходится к x0 . Иначе, у множества значений


{xn } есть предельная точка x0 и мы можем построить подпоследователь-
ность, сходящуюся к x0 . ∎

Следствие. Пусть X — МП, M ⊂ X.

1. Если M — компакт, то M замкнуто и вполне ограничено в X

2. Если X — полно, а M — замкнуто и вполне ограниченно, то M компакт-


но.

3. Если X = Rn , а M замкнуто и ограниченно, то M — компактно.

Упражнение. Метрическое пространство компактно ⇔ C(X, R) ⊂ B(X, R)


(т. е. всякая непрерывная функция ограничена).
Определение 3.5. Пусть (X, ρX ), (Y, ρY ) — метрические пространства, то-
гда отображение f ∶ X → Y называется равномерно непрерывным, если

∀ε > 0 ∃δ > 0∶ ρX (x, y) < δ ⇒ ρY (f (x), f (y)) < ε.

Теорема (Кантора). Пусть X — компактное метрическое пространство


и f ∶ X → R непрерывна, тогда f — равномерно непрерывна на X.
Прямое доказательство. Для произвольного ε > 0

∀x ∈ X ∃r(x)∶ ∀y ∈ B(x, r(x)) ∣f (x) − f (y)∣ < ε.

Выберем из открытого покрытия {B(x, r(x) 2 )} конечное подпокрытие B1 , . . . , Bn


и обозначим
r(xi )
δ = min > 0.
i 2
Покажем, что ∀x, y ∈ X ρ(x, y) < δ ⇒ ∣f (x) − f (y)∣ < ε. Для некоторого i x ∈ Bi ⊂
B(xi , r(xi )), и при этом
r(xi )
ρ(xi , y) ⩽ ρ(xi , x) + ρ(x, y) < + δ ⩽ r(xi ) ⇒ y ∈ B(xi , r(xi )).
2
Наконец,
∣f (x) − f (y)∣ ⩽ ∣f (x) − f (xi )∣ + ∣f (xi ) − f (y)∣ < 2ε.

Доказательство от противного. Пусть это не так, т. е.

∃ε0 > 0∶ ∀δ > 0 ∃x, y, ρ(x, y) < δ∶ ∣f (x) − f (y)∣ ⩾ ε0 .

Выберем последовательность таких пар (xn , yn ) для δn = n1 ; ρ(xn , yn ) → 0,


∣f (xn ) − f (yn )∣ ⩾ ε0 . По теореме 3.2 можно выбрать подпоследовательность.
xnk → x0 . Но тогда и ynk → x0 , а т. к. f непрерывна, то f (xnk ), f (ynk ) → f (x0 ),
что противоречит тому, что ∣f (xnk ) − f (ynk )∣ ⩾ ε0 . ∎
Определение 3.6. Пусть X — метрическое пространство. Множество M ⊂
X называется предкомпактным, если M компактно.
14 ФИВТ МФТИ

Пример. X = R, M = (0, 1).


Упражнение. Если X — метрическое пространство и M ⊂ X предкомпакт-
но, то M — вполне ограниченно. Если же X полно, а M вполне ограниченно,
то M — предкомпактно.
Примеры.
1. X = Rn : M предкомпактно ⇔ M ограниченно.

2. X = l2 : M компактно ⇔ M замкнуто, ограниченно и



∀ε > 0 ∃N ∶ ∀{xn } ∈ M ∑ ∣xn ∣2 < ε.
n=N +1

3. Lp : см. Колмогоров-Фомин

Определение 3.7. M ⊂ C(X) равностепенно непрерывно, если

∀ε > 0 ∃δ > 0∶ ∀x, y ρ(x, y) < δ ⇒ ∀f ∈ M ∣f (x) − f (y)∣ < ε

Теорема 3.3 (Арцела—Асколи). Пусть X — компактное метрическое про-


странство. Тогда M ⊂ C(X) предкомпактно ⇔ M ограниченно в C(X) (рав-
номерно ограниченно) и равностепенно непрерывно.
Доказательство. Т. к. C(x) полно, достаточно показать эквивалентность
вполне ограниченности и данных условий.
Если M вполне ограниченно, то ограниченность следует очевидным образом,
докажем равностепенную непрерывность. Зафиксируем ε > 0. Выберем конеч-
ную ε-сеть {ϕ1 , . . . , ϕn }. Все эти функции непрерывны, т. е. ∃δi > 0∶ ρ(x, y) <
δi ⇒ ∣ϕi (x) − ϕi (y)∣ < ε; обозначим δ = min{δ1 , . . . , δn }. По определению ε-сети,

∀f ∈ M ∃i∶ ∣∣f − ϕi ∣∣ ⩽ ε,

т. е. ∀x ∈ X ∣f (x) − ϕi (x)∣ ⩽ ε. Возьмём x, y ∈ X такие, что ρ(x, y) < δ, тогда

∣f (x) − f (y)∣ ⩽ ∣f (x) − ϕi (x)∣ + ∣ϕi (x) − ϕi (y)∣ + ∣ϕi (y) − f (y)∣ < 3ε,

что и требовалось.
Доказательство в обратную сторону проведём только для X = [a, b], общий
случай разобран в Колмогорове-Фомине. Пусть теперь M равностепенно непре-
рывно и ограниченно, построим для произвольного ε > 0 конечную ε-сеть. По
условию равностепенной непрерывности

∃δ > 0∶ ∣x − y∣ ⩽ δ ⇒ ∀f ∈ M ∣f (x) − f (y)∣ < ε.

Кроме того, из-за ограниченности, функции из M принимают значения только


в отрезке [−K, K] для некоторого K > 0. Покроем [a, b] × [−K, K] сеткой с клет-
ками размера δ × ε (при необходимости, граничные клетки сделаем меньших
размеров), и рассмотрим {ψk } — множество всех функций-ломанных, прини-
мающих значения в узлах этой сетки (очевидно, их конечно много); данное
множество является 5ε-сетью для M .
Функциональный анализ 15

Действительно, если a = x0 ⩽ x1 < . . . , xn = b — координаты вертикальных


линий нашей сетки, то для произвольной f ∈ M мы можем выбрать ψ из нашего
набора так, что
∀k ∣f (xk ) − ψ(xk )∣ < ε.
Выберем теперь произвольный x ∈ [a, b], для него найдётся k такое, что x ∈
[xk , xk+1 ]. Тогда

∣f (x) − ψ(x)∣ ⩽ ∣f (x) − f (xk )∣ + ∣f (xk ) − ψ(xk )∣ + ∣ψ(xk ) − ψ(x)∣.

По построению, ∣f (x) − f (xk )∣ < ε и ∣f (xk ) − ψ(xk )∣ < ε. Кроме того, т. к. на


отрезке [xk , xk+1 ] ψ линейна,

∣ψ(x)−ψ(xk )∣ ⩽ ∣ψ(xk+1 )−ψ(xk )∣ ⩽ ∣ψ(xk+1 )−f (xk+1 )∣+∣f (xk+1 )−f (xk )∣+∣f (xk )−ψ(xk )∣,

и вновь применяя те же соображения мы получаем ∣f (x) − ψ(x)∣ < 5ε. ∎

4 Нормированные пространства
Определение 4.1. Линейным нормированным пространством называется
линейное пространство E над полем F , где F = R или F = C, снабжённое
нормой, т. е. отображением ∣∣ ⋅ ∣∣ ∶ E → R таким, что для произвольных x, y ∈ E
и α∈F
1. ∣∣x∣∣ ⩾ 0, ∣∣x∣∣ = 0 ⇔ x = 0
2. ∣∣αx∣∣ = ∣α∣∣∣x∣∣ (однородность)
3. ∣∣x + y∣∣ ⩽ ∣∣x∣∣ + ∣∣y∣∣ (неравенство треугольника)
1/p
Пример. Rnp , где p ⩾ 1, с нормой ∣∣x∣∣p = (∑nk=1 ∣xk ∣p ) .
Пример. Rn∞ с нормой ∣∣x∣∣∞ = maxk ∣xk ∣.
Пример. Для произвольного X можно рассматривать B(X) — множество
ограниченных числовых функций с нормой ∣∣f ∣∣∞ = supx∈X ∣f (x)∣.
Замечание. Если (E, ∣∣⋅∣∣) — линейное нормированное пространство, то (E, ρ),
где ρ(x, y) = ∣∣x − y∣∣, — метрическое пространство.
Определение 4.2. Нормированное пространство называется банаховым,
если порождённое им метрическое пространство полно.
Определение 4.3. Пусть M ⊂ E. Если M замкнуто относительно линейных
операций, то M называется линейным многообразием. Если M также замкнуто
(топологически), то оно называется подпространством.
Определение 4.4. Для произвольного множества S ⊂ E определим линей-
ную оболочку [S] как множество всевозможных линейных комбинаций конеч-
ного числа элементов S.
Пример. E = C[a, b], M = [1, x, . . . , xn , . . . ] — многочлены. Тогда M — ли-
нейное многообразие, но не подпространство, т. к. по теореме Вейерштрасса
M = E ≠ M.
16 ФИВТ МФТИ


Определение 4.5. Система векторов {en }n=1 ⊂ E называется (счётным)
базисом в нормированном пространстве E, если


∀x ∈ E ∃!{αn }n=1 ∶ ∑ αn en = x,
n=1

где сумма ряда понимается как предел последовательности частичных сумм


N
SN = ∑ αn en
n=1

по норме.
Замечание. Любой базис линейно независим, т. к. иначе 0 ∈ E будет иметь
более одного представления.
Определение 4.6. Нормы ∣∣ ⋅ ∣∣1 и ∣∣ ⋅ ∣∣2 , заданные на линейном пространстве
E, называются эквивалентными (∣∣ ⋅ ∣∣1 ∼ ∣∣ ⋅ ∣∣2 ), если

∃C1 , C2 > 0∶ ∀x ∈ E C1 ∣∣x∣∣2 ⩽ ∣∣x∣∣1 ⩽ C2 ∣∣x∣∣2 .

∣∣ ⋅ ∣∣1 слабее, чем ∣∣ ⋅ ∣∣2 , если

∃C > 0∶ ∀x ∈ E ∣∣x∣∣1 ⩽ C∣∣x∣∣2 .

Замечание. Если ∣∣ ⋅ ∣∣1 слабее, чем ∣∣ ⋅ ∣∣2 , то xn ÐÐ→ x влечёт xn ÐÐ→ x, т. е. ∣∣ ⋅ ∣∣1
∣∣⋅∣∣2 ∣∣⋅∣∣1
непрерывна относительно ∣∣ ⋅ ∣∣2 .
Упражнение. ym → y ⇒ ∣∣ym ∣∣ → ∣∣y∣∣.
Утверждение 4.1. Пусть E — ЛП, dim E < ∞. Тогда все нормы на E эк-
вивалентны.
Доказательство. Раз E конечномерно, можно выбрать базис e = {e1 , . . . , en },
т. е. n
∀x ∈ E x = ∑ ξk ek .
k=1

Введём на E скалярное произведение, в котором e ортонормирован:


n
⟨x, y⟩ = ∑ ξk ζk ,
k=1

оно порождает норму ∣∣x∣∣2 = ⟨x, x⟩. Теперь выберем произвольную норму ∣∣ ⋅ ∣∣
на E и покажем, что она эквивалентна ∣∣⋅∣∣2 ; если это так, то и две произвольные
нормы эквивалентны.
Покажем, что ∣∣ ⋅ ∣∣ слабее ∣∣ ⋅ ∣∣2 :

∣∣x∣∣ = ∣∣ ∑ ξk ek ∣∣ ⩽ ∑ ∣∣ξk ek ∣∣ = ∑ ∣ξk ∣∣∣ek ∣∣,

а потому для C2 = n maxk ∣∣ek ∣∣



∣∣x∣∣ ⩽ C2 ∑ ∣ξk ∣2 = C2 ∣∣x∣∣2 ,
2
ведь (∑ ∣ξk ∣) ⩽ ∑ n2 ∣ξk ∣2 .
Функциональный анализ 17

Покажем теперь, что ∣∣ ⋅ ∣∣2 слабее, чем ∣∣ ⋅ ∣∣. Пусть это не так, тогда
1
∀m ∃xm ∶ ∣∣xm ∣∣2 ⩾ ∣∣xm ∣∣.
m
Рассмотрим последовательность
xm
ym = ∈ S∣∣⋅∣∣2 (0, 1).
∣∣xm ∣∣2
S∣∣⋅∣∣2 (0, 1) — компакт, а потому существует сходящаяся подпоследовательность;
без ограничения общности можем считать, что это все элементы: ∣∣ym − y∣∣2 →
0, откуда ∣∣ym ∣∣2 → ∣∣y∣∣2 . Кроме того, т. к. ∣∣ ⋅ ∣∣ слабее ∣∣ ⋅ ∣∣2 , то выполняется и
∣∣ym − y∣∣ → 0 ⇒ ∣∣ym ∣∣ → ∣∣y∣∣. При этом,
∣∣xm ∣∣ 1
∣∣ym ∣∣ = ⩽ → 0,
∣∣xm ∣∣2 m
и тогда ∣∣ym ∣∣ → 0 = ∣∣y∣∣. Значит, y = 0 ⇒ ∣∣y∣∣2 = 0 ≠ 1 — противоречие. ∎
Лемма 4.1 (о «почти» перпендикуляре). Пусть E — линейное нормирован-
ное пространство, M — подпространство E, M ≠ E. Тогда

∀ε > 0 ∃y ∈ S(0, 1)∶ ρ(y, M ) > 1 − ε,

где
ρ(y, M ) ∶= inf ρ(y, x).
x∈M
Доказательство. Выберем произвольный y0 ∈ E ∖ M , обозначим

d = ρ(y0 , M ) = inf ∣∣y − z∣∣.


z∈M

Т. к. M замкнуто, d > 0, а потому


1
∀ε > 0 ∃z0 ∈ M ∶ ∣∣y0 − z0 ∣∣ < d ⋅ .
1−ε
Для фиксированного ε > 0 положим
y0 − z0
y= ,
∣∣y0 − z0 ∣∣
тогда для произвольного z ∈ M
y0 − z0 ∣∣y0 − (z0 + ∣∣y0 − z0 ∣∣z)∣∣ d
∣∣y − z∣∣ = ∣∣ − z∣∣ = ⩾ > 1 − ε,
∣∣y0 − z0 ∣∣ ∣∣y0 − z0 ∣∣ ∣∣y0 − z0 ∣∣
ведь z0 + ∣∣y0 − z0 ∣∣z ∈ M . ∎
Теорема 4.1. Пусть E — линейное нормированное пространство, {x1 , . . . , xn } ⊂
E. Тогда линейная оболочка [x1 , . . . , xn ] замкнута в топологическом смысле,
и, соответственно, является подпространством.
Упражнение. Докажите теорему 4.1. Подсказка: воспользуйтесь тем, что
в конечномерном пространстве все нормы эквивалентны.
Теорема 4.2 (Ф. Рисс). Пусть E — нормированное пространство, dim E =
∞. Тогда единичная сфера S(0, 1) ⊂ E не является компактом; более того, она
даже не вполне ограниченна.
18 ФИВТ МФТИ

Доказательство. Зафиксируем произвольный ε ∈ (0, 1). Выберем y1 ∈ S(0, 1);


т. к. dim E = ∞, M1 ∶= [y1 ] =≠ E. Тогда по лемме о почти перпендикуля-
ре мы можем выбрать y2 ∈ S(0, 1) такой, что ρ(y2 , M1 ) ⩾ 1 − ε, и, опять же,
M2 ∶= [y1 , y2 ] ≠ E. Продолжая этот процесс, получим последовательность век-

торов {yn }n=1 ⊂ S(0, 1) такую, что ρ(yn , ym ) ⩾ 1 − ε, но тогда S(0, 1) нельзя
покрыть, например, конечной 1−ε 3 -сетью. ∎
Замечание. Вновь воспользовавшись эквивалентностью норм в конечномер-
ных нормированных пространствах легко видеть, что компактность единичной
сферы эквивалентна конечномерности пространства.
Определение 4.7. Евклидовым пространством называется линейное про-
странство E полем F , где F = R или F = C, снабжённое скалярным произведени-
ем — отображением ⟨⋅, ⋅⟩ ∶ E × E → F , удовлетворяющим следующим свойствам:
1. ⟨x, x⟩ ⩾ 0, ⟨x, x⟩ = 0 ⇔ x = 0

2. ⟨x, y⟩ = ⟨y, x⟩

3. ⟨αx, y⟩ = α⟨x, y⟩ (тогда верно и ⟨x, αy⟩ = α⟨x, y⟩)

4. ⟨x + y, z⟩ = ⟨x, z⟩ + ⟨y, z⟩
На евклидовом пространстве можно ввести норму

∣∣x∣∣ ∶= ⟨x, x⟩,

Но чтобы доказать для неё неравенство треугольника потребуется вспомога-


тельное утверждение.
Лемма 4.2 (Неравенство Коши-Буняковского-Шварца). ∣⟨x, y⟩∣ ⩽ ∣∣x∣∣ ⋅ ∣∣y∣∣.
Доказательство для случая F = R. Для произвольных x, y ∈ E и α ∈ R

0 ⩽ ⟨x + αy, x + αy⟩ = ⟨x, x⟩ + 2α⟨x, y⟩ + α2 ⟨y, y⟩.

Если ⟨y, y⟩ = 0, то и ⟨x, y⟩ = 0, откуда тривиальным образом следует нера-


венство; иначе, данное неравенство задаёт неотрицательную параболу и тогда
D = ⟨x, y⟩2 − ⟨x, x⟩ ⋅ ⟨y, y⟩ ⩽ 0. ∎
Упражнение. Адаптировать это доказательство для случая F = C.
Утверждение 4.2 (Неравенство Бесселя). Пусть E — евклидово простран-
n
ство, {ek }k=1 ⊂ E — ортонормированная система, x ∈ E и αk = ⟨x, ek ⟩. Тогда
n
∣∣x∣∣2 ⩾ ∑ ∣αk ∣2 .
k=1

Доказательство. Доказать данное данное утверждение можно индукцией


по n. Случай n = 0 тривиален, а при n > 0 можно отбросить en и перейти к
y = x − αn en , ведь

0 ⩽ ⟨y, y⟩ = ⟨x, x⟩ − αn ⟨en , x⟩ − αn ⟨x, en ⟩ + αn αn ⟨en , en ⟩ =


= ⟨x, x⟩ − αn αn − αn αn + αn αn ⋅ 1 = ∣∣x∣∣2 − ∣αn ∣2 ,
Функциональный анализ 19

а для k < n
⟨y, ek ⟩ = ⟨x, ek ⟩ − αn ⟨en , ek ⟩ = αk − αn ⋅ 0 = αk . ∎
Доказательство неравенства КБШ c помощью неравенства Бесселя. Если
y = 0, то
0 = ⟨x, y⟩ ⩽ ∣∣x∣∣ ⋅ ∣∣y∣∣ = 0,
иначе — определим
y
e1 ∶= ,
∣∣y∣∣
и тогда по неравенству Бесселя
∣⟨x, y⟩∣2
∣∣x∣∣2 ⩾ ∣⟨x, e1 ⟩∣2 = ⇒ ∣⟨x, y⟩∣ ⩽ ∣∣x∣∣ ⋅ ∣∣y∣∣. ∎
∣∣y∣∣2
Упражнение. Докажите неравенство Коши-Буняковского-Шварца для по-
лускалярного произведения — обобщения скалярного произведения, в котором
необязательно ⟨x, x⟩ = 0 ⇒ x = 0.
2
Теперь докажем неравенство треугольника, точнее, что ∣∣x+y∣∣2 ⩽ (∣∣x∣∣ + ∣∣y∣∣) :

∣∣x + y∣∣2 = ∣∣x∣∣2 + ⟨x, y⟩ + ⟨x, y⟩ + ∣∣y∣∣2 = ∣∣x∣∣2 + 2 Re⟨x, y⟩ + ∣∣y∣∣2 ,

и применение неравенства Коши-Буняковского-Шварца завершает доказатель-


ство:
Re⟨x, y⟩ ⩽ ∣⟨x, y⟩∣ ⩽ ∣∣x∣∣ ⋅ ∣∣y∣∣.
Определение 4.8. Евклидово пространство называется гильбертовым, ес-
ли порождённое им нормированное пространство банахово.
Замечание. В некоторых источниках (например, Колмогоров-Фомин) в опре-
деление гильбертова пространства также входит сепарабельность, что в соче-
тании с остальными условиями эквивалентно существованию базиса. Это поз-
воляет проводить доказательства в более привычной координатной форме; мы
же вместо этого будем активно использовать равенство параллелограмма.
Теорема 4.3 (б/д). Пусть E — линейное нормированное пространство. Нор-
ма в E порождается некоторым скалярным произведением ⇔ выполняется
равенство параллелограмма:

∣∣a + b∣∣2 + ∣∣a − b∣∣2 = 2∣∣a∣∣2 + 2∣∣b∣∣2 .

Пример. C[0, 1] — не евклидово. Пусть f (x) = x и g(x) = 1−x. Тогда f +g = 1


и f − g = 2x − 1 и

∣∣f + g∣∣2 + ∣∣f − g∣∣2 = 12 + 12 ≠ 2 ⋅ 12 + 2 ⋅ 12 = 2∣∣f ∣∣2 + 2∣∣g∣∣2 .

Идея доказательства проста для вещественного пространства: определим


скалярное произведение как
∣∣x + y∣∣2 − ∣∣x − y∣∣2
⟨x, y⟩ = .
4
20 ФИВТ МФТИ

В комплексном случае требуется более сложная конструкция:


1
⟨x, y⟩ = ∑ α∣∣αx + y∣∣2 .
4 α∈{±1,±i}

В конечномерном пространстве у любого подпространства есть прямое до-


полнение: если E1 < E, то ∃E2 < E∶ E1 ⊕ E2 = E. Что происходит в общем
случае? С помощью понятия базиса Гамеля и аксиомы выбора можно доказать
это утверждение для линейных многообразий, а для подпространств нормиро-
ванных пространств ситуация интереснее.
Задача. В C[0, 1] существует «недополняемое» подпространство.
Упражнение. В нормированном пространстве (E, ∣∣ ⋅ ∣∣) ∣∣ ⋅ ∣∣ непрерывна.
Упражнение. В евклидовом пространстве (E, ⟨⋅, ⋅⟩) ⟨⋅, ⋅⟩ непрерывно: если
xn → x и yn → y, то ⟨xn , yn ⟩ → ⟨x, y⟩.
Определение 4.9. Пусть E — линейное нормированное пространство, M ⊂
E, x ∈ E. Тогда y называется элементом наилучшего приближения x в M , если
y ∈ M и ρ(x, M ) = ∣∣x − y∣∣.
Лемма 4.3. Пусть H — гильбертово пространство, M ⊂ H — подпростран-
ство. Тогда
∀h ∈ H ∃!x ∈ M ∶ ρ(h, M ) = ∣∣x − h∣∣.
Доказательство. Зафиксируем произвольный h ∈ H и обозначим d = ρ(h, M ).
Пусть x1 , x2 ∈ M — элементы наилучшего приближения для h, т. е. ∣∣h − x1 ∣∣ =
∣∣h−x2 ∣∣ = d. Положим a = h−x1 и b = h−x2 , тогда по равенству параллелограмма

∣∣2h − x1 − x2 ∣∣2 + ∣∣x1 − x2 ∣∣2 = 2∣∣h − x1 ∣∣2 + 2∣∣h − x2 ∣∣2 = 4d2 ,

и тогда
∈M
³¹¹ ¹ ¹ ¹ ·¹ ¹ ¹ ¹ ¹µ
x1 + x 2
∣∣x1 − x2 ∣∣ = 4d − 4∣∣h −
2 2
∣∣ ⩽ 4d2 − 4d2 = 0,
2
откуда x1 = x2 — единственность доказана.
Если d = 0, то, т. к. M — замкнуто, h ∈ M и искомый x есть сам h.
Если d > 0, то существует последовательность {xn } ⊂ M такая, что ∣∣h−xn ∣∣ →
d. Для произвольного ε > 0 с некоторого N ∣∣h − xm ∣∣2 ⩽ d2 + ε, и применив
равенство параллелограмма к a = h − xn и b = h − xm мы получаем
xn + xm 2
∣∣xn −xm ∣∣2 = −4∣∣h− ∣∣ +2∣∣h−xn ∣∣2 +2∣∣h−xm ∣∣2 ⩽ −4d2 +2d2 +2ε+2d2 +2ε = 4ε,
2
т. е. {xn } фундаментальна, а значит, ∃x∶ = lim xn и тогда ∣∣h − xn ∣∣ → ∣∣h − x∣∣ = d —
x и есть элемент наилучшего приближения. ∎
Определение 4.10. Пусть E — евклидово пространство, S ⊂ E. Аннулято-
ром S называется
S ⊥ ∶= {y ∣ ∀s ∈ S ⟨s, y⟩ = 0}.
Теорема 4.4 (о проекции). Пусть H — гильбертово пространство, M ⊂
H — подпространство. Тогда H = M ⊕ M ⊥ , причём M ⊥ — подпространство.
Функциональный анализ 21

Доказательство. Докажем теорему для вещественных гильбертовых про-


странств.
Покажем, что произвольный элемент h ∈ H разложим в сумму элементов M
и M ⊥ . Рассмотрим y = h − x, где x — элемент наилучшего приближения для h в
M . Тогда для произвольного m ∈ M и α ∈ R

d2 = ∣∣h − x∣∣2 ⩽ ∣∣h − x − αm∣∣2 = d2 − 2α(y, m) + α2 ∣∣m∣∣2 ⇒ 2α(y, m) ⩽ α2 ∣∣m∣∣2 .

Фиксируя α = ε > 0, получаем 2(y, m) ⩽ ε∣∣m∣∣2 , а α = −ε превращает неравенство


в −2(y, m) ⩽ ε∣∣m∣∣2 , т. е. 2∣(y, m)∣ ⩽ ε∣∣m∣∣2 для произвольного ε > 0. Это возможно
только при (y, m) = 0, что в силу произвольности выбора m означает, что y ∈ M ⊥
и тогда H = M + M ⊥ .
Единственность разложения следует из того, что M ∩ M ⊥ = {0}, ведь если
x ∈ M и x ∈ M ⊥ одновременно, то ⟨x, x⟩ = 0 ⇒ x = 0.
Последний шаг — доказать замкнутость M ⊥ . Это следует из непрерывно-
сти скалярного произведения: если z — точка прикосновения M ⊥ , то ∃{zn } ⊂
M ⊥ ∶ zn → z, и тогда

∀m ∈ M ⟨m, z⟩ ← ⟨m, zn ⟩ = 0 → 0,

т. е. z ∈ M ⊥ . ∎
Упражнение. Для произвольного S ⊂ H S ⊥ — замкнутое множество, и
⊥ ⊥
S ⊥ = [S ⊥ ] = [S] = [S] .

Определение 4.11. Система e ⊂ H полна, если [e] = H.



Теорема 4.5. Пусть H — гильбертово пространство, e = {en }n=1 ⊂ H —
ортонормированная система. Тогда следующие свойства эквивалентны:
1. e — базис
2. e — полная система
3. e⊥ = {0}
4. Для произвольного x ∈ H справедливо равенство Парсеваля:

∣∣x∣∣2 = ∑ ∣⟨x, en ⟩∣2 .
n=1

Сформулируем в условиях теоремы некоторые вспомогательные утвержде-


ния. Помимо прочего, нам понадобится тождество
N N
∣∣x − ∑ ⟨x, en ⟩en ∣∣2 = ∣∣x∣∣2 − ∑ ∣⟨x, en ⟩∣2 ,
n=1 n=1

которое, по сути, было установлено в доказательстве неравенства Бесселя.


Лемма 4.4 (минимальное свойство коэффициентов Фурье). Для произволь-
ного x ∈ H
N N
inf ∣∣x − ∑ αn en ∣∣ = ∣∣x − ∑ ⟨x, en ⟩en ∣∣.
α1 ,...,αN
n=1 n=1
22 ФИВТ МФТИ

Доказательство. Поскольку справа от знака равенства записан частный


случай минимизируемого выражения, равенство следует из того, что для про-
извольного набора коэффициентов
N N N N
∣∣x − ∑ αn en ∣∣2 = ∣∣x∣∣2 − ∑ αn ⟨x, en ⟩ − ∑ αn ⟨x, en ⟩ + ∑ ∣αn ∣2 =
n=1 n=1 n=1 n=1
N N N
= ∣∣x∣∣2 − ∑ ∣⟨x, en ⟩∣2 + ∑ ∣αn − ⟨x, en ⟩∣2 ⩾ ∣∣x∣∣2 − ∑ ∣⟨x, en ⟩∣2 . ∎
n=1 n=1 n=1

Доказательство теоремы.
1 ⇒ 2 Очевидно, что если h представим в виде (бесконечной) линейной комби-
нации элементов e, то h ∈ [e]. Тогда по определению базиса H ⊂ [e], что и
означает полноту e.

2 ⇒ 1 Зафиксируем h и введём обозначение


N
SN = ∑ ⟨h, en ⟩en
n=1

Раз e полна, h ∈ [e] ⇒ ρ(h, [e]) = 0, т. е. для произвольного ε > 0 найдётся


y ∈ [e] такой, что ∣∣h − y∣∣ < ε. Выбрав достаточно большой N мы сможем
представить y в виде
N
y = ∑ αn en ,
n=1

и тогда из минимальности коэффициентов Фурье получим ∣∣h − SN ∣∣ ⩽ ∣∣h −


y∣∣ < ε. Вследствие той же леммы, последовательность ∣∣h − SN ∣∣ не убывает,
а потому

∣∣h − SN ∣∣ → 0 ⇔ h = ∑ ⟨h, en ⟩en .
n=1

Единственность представления следует из непрерывности скалярного про-


изведения, ведь если h = ∑ αn en , то для любого n ⟨h, en ⟩ = αn .

2 ⇒ 3 e⊥ = [e] = H ⊥ = {0}

3 ⇒ 2 H = [e] ⊕ [e] = [e] + e⊥ = [e] ⊕ {0} = [e].

1 ⇔ 4 Выберем произвольный x ∈ H и разложим его по базису e:



x = ∑ αn en .
n=1

Ранее мы уже показали, что если



x = ∑ αn en ,
n=1

то обязательно верно αn = ⟨x, en ⟩. А значит, благодаря вышеупомянутому


тождеству, e — базис тогда и только тогда, когда для любого x ∈ H

x = ∑⟨x, en ⟩en ⇔ 0 = ∣∣x − ∑⟨x, en ⟩en ∣∣2 = ∣∣x∣∣2 − ∑ ∣⟨x, en ⟩∣2 . ∎


Функциональный анализ 23

Теорема. В гильбертовом пространстве существование базиса эквивалент-


но сепарабельности.
Теорема. Все сепарабельные гильбертовы пространства изоморфны.
Теорема (Рисса-Фишера). Пространства l2 и L2 [0, 1] изоморфны.
Теорема. Если H — гильбертово пространство и {en } ⊂ H — ортонормиро-
ванная система, то сходимость ряда ∑ αn en в H эквивалентна сходимости
числового ряда ∑ ∣αn ∣2 .
Доказательство. Пусть
x = ∑ e k ∣ ∞ αn e n ,
n=1

тогда αn = ⟨x, en ⟩ и выполнив предельный переход в неравенстве Бесселя мы


получаем
∞ ∞
∑ ∣αn ∣2 = ∑ ∣⟨x, en ⟩∣2 ⩽ ∣∣x∣∣2 < +∞.
n=1 n=1

Пусть теперь сходится ряд



∑ ∣αn ∣2 ,
n=1

тогда из критерия Коши сходимости числового ряда будет следовать фунда-


ментальность последовательности частичных сумм
n
Sn = ∑ αk ek ,
k=1

ведь
n+p n+p
∣∣Sn+p − Sn ∣∣ = ∣∣ ∑ αk ek ∣∣ = ∑ ∣αk ∣2 .
2 2

k=n+1 k=n+1

5 Линейные ограниченные операторы

В данном параграфе E, E1 и E2 — линейные нормированные пространства


над полем F .
Определение 5.1. Оператором называется отображение A ∶ E1 → E2 , а
функционалом — отображение f ∶ E → F .
Определение 5.2. Оператор A ∶ E1 → E2 называется линейным, если

∀x1 , x2 ∈ E1 ∀α1 , α2 ∈ F A(α1 x1 + α2 x2 ) = α1 A(x1 ) + α2 A(x2 ).

Определение 5.3. Оператор A ∶ E1 → E2 ограничен, если он переводит


ограниченные множества в ограниченные.
Утверждение 5.1. Пусть линейный оператор A ∶ E1 → E2 непрерывен в
точке x0 ∈ E1 , тогда A непрерывен.
Доказательство. Пусть xn → x, тогда xn − x + x0 → x0 , а значит,

Axn − Ax + Ax0 = A(xn − x + x0 ) → Ax0 ,

откуда Axn → Ax. ∎


24 ФИВТ МФТИ

Утверждение 5.2. Пусть оператор A ∶ E1 → E2 линеен. Тогда A ограничен


⇔ множество A(B(0, 1)) ограниченно в E2 .
Следствие. Ограниченность линейного оператора A ∶ E1 → E2 эквивалент-
на тому, что
∃M ∶ ∀x ∈ E1 ∣∣x∣∣ ⩽ 1 ⇒ ∣∣Ax∣∣ ⩽ M,
т. е. A(B(0, 1)) ⊂ B(0, M ).
Определение 5.4. Нормой линейного оператора A ∶ E1 → E2 называется

∣∣A∣∣ ∶= inf{M ∣ ∀x ∈ E1 ∣∣Ax∣∣ ⩽ M ∣∣x∣∣}.

Упражнение. В определении нормы линейного оператора инфимум дости-


гается.
Лемма 5.1.
∣∣A(x)∣∣
∣∣A∣∣ = sup ∣∣A(x)∣∣ = sup ∣∣A(x)∣∣ = sup .
∣∣x∣∣<1 ∣∣x∣∣=1 x≠0 ∣∣x∣∣
Следствие. Линейный оператор A ∶ E1 → E2 ограничен ⇔ ∣∣A∣∣ < ∞.
Теорема 5.1. Пусть A ∶ E1 → E2 — линейный оператор. Тогда A непрерывен
⇔ A ограничен.
Доказательство.
⇐ Раз A ограничен, ∣∣A∣∣ < +∞. Пусть xn → x0 , т. е. ∣∣xn − x0 ∣∣ → 0, тогда

∣∣Axn − Ax0 ∣∣ = ∣∣A(xn − x0 )∣∣ ⩽ ∣∣A∣∣∣∣xn − x0 ∣∣ → 0,

т. е. Axn → Ax0 .

⇒ Предположим противное: A непрерывен, но не ограничен. Тогда ∀n ∃xn ∶ ∣∣xn ∣∣ =


1, ∣∣Axn ∣∣ > n (⇒ ∣∣A(xn )∣∣ > n). Рассмотрим yn = xnn : yn → 0, но ∣∣Ayn ∣∣ = ∣∣Axn n ∣∣ >
1, а потому Ayn → / 0 = A0 — противоречие. ∎
Теорема 5.2. Обозначим через L(E1 , E2 ) множество линейных ограничен-
ных операторов E1 → E2 . Тогда это линейное пространство, если определить

(α1 A1 + α2 A2 )x ∶= α1 A1 x + α2 A2 x,

и норма оператора — норма в этом пространстве. Кроме того, если E2 — ба-


нахово, то L(E1 , E2 ) — тоже банахово.
Доказательство. Линейность — очевидна, единственный нетривиальный мо-
мент в проверке корректности нормы — неравенство треугольника:

sup ∣∣(A1 +A2 )x∣∣ = sup ∣∣A1 x+A2 x∣∣ ⩽ sup (∣∣A1 x∣∣ + ∣∣A2 x∣∣) ⩽ sup ∣∣A1 (x)∣∣+ sup ∣∣A2 (x)∣∣,
∣∣x∣∣⩽1 ∣∣x∣∣⩽1 ∣∣x∣∣⩽1 ∣∣x∣∣⩽1 ∣∣x∣∣⩽1

т. е. ∣∣A1 + A2 ∣∣ ⩽ ∣∣A1 ∣∣ + ∣∣A2 ∣∣.


Пусть теперь E2 — банахово. Докажем полноту L(E1 , E2 ) по такой схеме:
для произвольной фундаментальной последовательности найдём её поточеч-
ный предел, а потом докажем, что это линейный ограниченный оператор, и
что сходимость выполняется и по норме.
Функциональный анализ 25

Пусть {An } — фундаментальная последовательность в L(E1 , E2 ):

∀ε ∃N ∶ ∀n, m ⩾ N ∣∣An − Am ∣∣ < ε.

Тогда для произвольного x ∈ E1 и фиксированных ε и N

∀n, m ⩾ N ∣∣An x − Am x∣∣ ⩽ ∣∣An − Am ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ < ε∣∣x∣∣.

Т. к. ∣∣x∣∣ — константа, то последовательность {Axn } фундаментальна в L2 , а


потому сходится. Положим

A(x) = lim An x.
n→∞

Покажем, что A — линейный ограниченный оператор. Линейность сразу сле-


дует из свойств предела:

A(α1 x1 + α2 x2 ) ← An (α1 x1 + α2 x2 ) = α1 An x1 + α2 An x2 → α1 Ax1 + α2 Ax2 ,

Раз {An } фундаментальная, то она ограниченна, т. е. ∃M ∶ ∀n ∣∣An ∣∣ ⩽ M . Тогда


для произвольного x ∣∣An x∣∣ ⩽ ∣∣An ∣∣∣∣x∣∣ ⩽ M ∣∣x∣∣, откуда ∣∣Ax∣∣ ⩽ M ∣∣x∣∣, т. е. A
ограничен.
Наконец, покажем, что An → A. Зафиксируем ε > 0 и выберем N такой, что
∀n, m ⩾ N ∣∣An − Am ∣∣ < ε. Если n, m ⩾ N , то для произвольного x ∈ E1

∣∣(An − Am )x∣∣ ⩽ ∣∣An − Am ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ < ε∣∣x∣∣,

и устремив m к бесконечности при фиксированном n мы получаем ∣∣(An −A)x∣∣ ⩽


ε∣∣x∣∣. Значит, ∣∣An − A∣∣ ⩽ ε, т. е.

∀ε > 0 ∃N ∶ ∀n ⩾ N ∣∣An − A∣∣ ⩽ ε ⇔ ∣∣An − A∣∣ → 0.


Следствие. Два важных частных случая:

1. Если E — банахово пространство, то L(E) — банахово.

2. E ∗ ∶= L(E, F ) — банахово.

Теорема 5.3. Пусть E2 — банахово пространство, D(A) — всюду плотное


линейное многообразие в E1 , A ∈ L(D(A), E2 ). Тогда

∃!A ̃
̃ ∈ L(E1 , E2 )∶ A∣ = A,
D(A)

̃ = ∣∣A∣∣.
и при этом ∣∣A∣∣
̃ ∈ L(E1 , E2 ).
Доказательство. Предположим, что у нас есть продолжение A
Тогда
∀x ∈ D(A) = E1 ∃{xn } ⊂ D(A)∶ xn → x,
и по непрерывности A
̃ n → Ax,
Axn = Ax ̃
26 ФИВТ МФТИ

т. е. продолжение определено единственным образом.


Теперь докажем существование продолжения. Зафиксируем x ∈ E1 и выбе-
рем последовательность {xn } ⊂ D(A) такую, что xn → x. Так как A ограничен,
из фундаментальности {xn } следует фундаментальность {Axn }, и, раз E2 ба-
нахово, мы можем положить
̃ = lim Axn .
A
n→∞

Это определение корректно, ведь если {x1n } и {x2n } сходятся к x, то и последо-


вательность


⎪x1 , n = 2k − 1
xn = ⎨ k


⎩xk , n = 2k
2

сходится к x, а потому

lim Ax1n = lim Axn = lim Ax2n .


n→∞ n→∞ n→∞

Линейность Ã очевидна, а ограниченность следует из того, что если {xn } ⊂


D(A) сходится к x, то
̃ ← ∣∣Axn ∣∣ ⩽ ∣∣A∣∣ ⋅ ∣∣xn ∣∣ → ∣∣A∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣,
∣∣Ax∣∣
̃ ⩽ ∣∣A∣∣.
т. е. ∣∣A∣∣
Наконец, заметим, что
̃ = sup ∣∣Ax∣∣
∣∣A∣∣ ̃ ⩾ sup ̃ =
∣∣Ax∣∣ sup ∣∣Ax∣∣ = ∣∣A∣∣
∣∣x∣∣=1 x∈D(A),∣∣x∣∣=1 x∈D(A),∣∣x∣∣=1

̃
откуда ∣∣A∣∣ = ∣∣A∣∣. ∎
Теорема 5.4 (Банах—Штейнгауз, принцип равномерной ограниченности).
Пусть E1 — банахово пространство, {An } ⊂ L(E1 , E2 ). Тогда

∀x sup ∣∣An x∣∣ < ∞ ⇒ sup ∣∣An ∣∣ < ∞.


n n

Доказательство. Докажем сначала, что если {An } равномерно ограничена


на некотором шаре (т. е. ∃B(x0 , r0 )∶ ∃M ∶ ∀x ∈ B ∀n ∣∣An x∣∣ ⩽ M ), то sup ∣∣An ∣∣ < ∞.
Для произвольного 0 ≠ x ∈ E1 положим
x
y = x0 + r0 ∈ B(x0 , r0 ),
∣∣x∣∣
тогда
∣∣x∣∣ ∣∣x∣∣ 2M
∣∣An x∣∣ = ∣∣An (y − x0 )∣∣ ⩽ (∣∣An y∣∣ + ∣∣An x0 ∣∣) ⩽ ∣∣x∣∣,
r0 r0 r0
т. е. ∣∣An ∣∣ ⩽ 2M
r0 .
Теперь достаточно показать, что на некотором шаре {An } равномерно огра-
ничена. Предположим, что это не так. Выберем произвольные x0 ∈ E1 и r0 > 0.
Применив предположение к B(x0 , r20 ) и M = 1 мы найдём n1 и x1 такие, что
∣∣An1 x1 ∣∣ > 1. В силу непрерывности An1 найдётся также число r1 ∈ (0, r20 ) та-
кое, что ∀x ∈ B(x1 , r1 ) ∣∣An1 x∣∣ > 1. Заметим, что тогда B(x1 , r1 ) ⊂ B(x0 , r0 ).
Функциональный анализ 27

Повторяя эти действия мы получим последовательность вложенных шаров


B k = B(xk , rk ), где rk+1 < r2k , откуда rk → 0, и ∀k ∀x ∈ B k ∣∣Ank x∣∣ > k.
Тогда по теореме 2.1 найдётся x ∈ ⋂ B k , но

sup ∣∣An x∣∣ ⩾ sup ∣∣Ank x∣∣ = +∞,


n k

что противоречит условию поточечной ограниченности. ∎


Теорема 5.5 (полнота в смысле поточечной сходимости). Пусть E1 , E2 —
банаховы пространства, {An } ⊂ L(E1 , E2 ). Тогда если для любого x ∈ E1 после-
довательность {An x} фундаментальна, то существует A ∈ L(E1 , E2 ) такой,
что ∀x ∈ E1 Axn → Ax.
Доказательство. Поскольку E2 банахово, для произвольного x ∈ E1 мы мо-
жем определить
Ax = lim An x.
n→∞
Линейность A напрямую следует из линейность операторов {An }; из фунда-
ментальности последовательности {An x} следует её ограниченность, тогда по
теореме Банаха–Штейнгауза

M = sup ∣∣An ∣∣ < +∞,


n

и
∣∣Ax∣∣ = lim ∣∣An x∣∣ ⩽ lim ∣∣An ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ ⩽ M ∣∣x∣∣,
n→∞ n→∞
т. е. ∣∣A∣∣ ⩽ M < +∞. ∎
Теорема 5.6 (Критерий поточечной сходимости последовательности ли-
нейных ограниченных операторов). Пусть E1 , E2 — банаховы пространства,
{An } ⊂ L(E1 , E2 ), A ∈ L(E1 , E2 ). Тогда последовательность {An } сходится к
A поточечно ⇔ {∣∣An ∣∣} ограниченно и ∀x ∈ S An x → Ax, где S — полное в E1
множество.
Доказательство.
⇒ Для произвольного x ∈ E1 из сходимости последовательности {An x} следует
её ограниченность, а потому по теореме 5.4 ограниченна и {∣∣An ∣∣}. Кроме
того, можно положить S = E1 .

⇐ Очевидно, из поточечной сходимости на S следует поточечная сходимость


на [S]. Для произвольного x ∈ E1 и ε > 0 можно выбрать y ∈ [S] такой, что
∣∣x − y∣∣ < ε; положим M = sup ∣∣An ∣∣. An y → Ay, а потому ∃N ∶ ∀n ⩾ N ∣∣An y −
Ay∣∣ < ε, тогда для любого n ⩾ N

∣∣An x − Ax∣∣ ⩽ ∣∣An x − An y∣∣ + ∣∣An y − Ay∣∣ + ∣∣Ay − Ax∣∣ ⩽


⩽ ∣∣An y − Ay∣∣ + (∣∣An ∣∣ + ∣∣A∣∣)∣∣x − y∣∣ <
< ε + (M + ∣∣A∣∣)ε = (1 + M + ∣∣A∣∣)ε,

т. е. для C = 1 + M + ∣∣A∣∣ ∀ε > 0 ∃N ∶ ∀n ⩾ N ∣∣An x − Ax∣∣ < Cε, откуда


An x → Ax. ∎
28 ФИВТ МФТИ

6 Обратный оператор

Определение 6.1. Пусть на линейных пространствах E1 , E2 задан линей-


ный оператор A ∶ E1 → E2 . Тогда образом и ядром оператора A называются,
соответственно,

Im A ∶= {Ax ∣ x ∈ E1 },
Ker A ∶= {x ∈ E1 ∣ Ax = 0}.

Замечание. Im A и Ker A являются линейными многообразиями. Более того,


если A ограничен, то Ker A — подпространство E1 .
Определение 6.2. Пусть на линейных пространствах E1 , E2 задан линей-
ный оператор A ∶ E1 → E2 . Тогда оператор B ∶ Im A → E1 называется

• правым обратным к A, если AB = IIm A ;

• левым обратным к A, если BA = IE1 ;

• обратным к A, если он является одновременно правым и левым обратным


к A (обозначается как A−1 ).

Замечание. Существование правого обратного оператора эквивалентно раз-


решимости для любого y ∈ Im A уравнения Ax = y относительно x, а существова-
ние левого обратного — единственности такого решения (если оно существует).
Замечание. Если существуют одновременно правый и левый обратные опе-
раторы B и C, то они равны (и являются обратным оператором к A):

AB = I, CA = I ⇒ C = CI = C(AB) = (CA)B = IB = B.

Следовательно, обратный к A оператор единственен, если он существует.


В случае конечномерных линейных пространств любой линейный оператор
ограничен, и A обратим тогда и только тогда, когда Ker A = {0}. Далее в этом
параграфе мы рассмотрим достаточные и необходимые условия существования
ограниченного обратного оператора в случае бесконечномерных пространств.
Теорема 6.1. Пусть E1 , E2 — нормированные пространства, A ∈ L(E1 , E2 ).
Тогда
∃A−1 ∈ L(Im A, E1 ) ⇔ ∃m > 0∶ ∀x ∈ E1 ∣∣Ax∣∣ ⩾ m∣∣x∣∣.

Доказательство.

⇒ Вследствие ограниченности A−1 ∃M > 0∶ ∀y ∈ Im A ∣∣A−1 y∣∣ ⩽ M ∣∣y∣∣, и положив


для произвольного x ∈ E1 y = Ax мы получим ∣∣x∣∣ = ∣∣A−1 (Ax)∣∣ ⩽ M ∣∣Ax∣∣, т.
е. подойдёт m = M1 .

⇐ Если x ≠ 0, то ∣∣Ax∣∣ ⩾ m∣∣x∣∣ > 0 ⇒ Ax ≠ 0, т. е. Ker A = {0}. Значит, A


инъективен и существует обратный линейный оператор A−1 ∶ Im A → E1 .
Функциональный анализ 29

Кроме того, для произвольного y ∈ Im A найдётся x ∈ E1 такой, что y = Ax,


и тогда
1 1
∣∣A−1 y∣∣ = ∣∣A−1 Ax∣∣ = ∣∣x∣∣ ⩽ ∣∣Ax∣∣ = ∣∣y∣∣,
m m
таким образом ∣∣A ∣∣ ⩽ m и A ∈ L(Im A, E1 ).
−1 1 −1 ∎
Теорема 6.2. Пусть E — банахово пространство, A ∈ L(E) и ∣∣A∣∣ < 1. Тогда
∃(I + A)−1 ∈ L(E).
Доказательство. Идея доказательства состоит в переносе на операторы фор-
мулы

1 n
= ∑ (−1) xn ,
1 + x n=0
справедливой для вещественных чисел x ∈ (−1, 1).
Рассмотрим последовательность
n
Sn = I − A + A2 − . . . + (−1) An ,
−1
покажем, что у неё существует предел S и что S = (I + A) .
Заметим, что {Sn } фундаментальна, ведь для любых n, p > 0

n+p n+p n+p
∣∣A∣∣n+1
∣∣Sn+p − Sn ∣∣ = ∣∣ ∑ Ak ∣∣ ⩽ ∑ ∣∣Ak ∣∣ ⩽ ∑ ∣∣A∣∣k ⩽ ∑ ∣∣A∣∣k = → 0.
k=n+1 k=n+1 k=n+1 k=n+1 1 − ∣∣A∣∣
Тогда, поскольку из полноты E следует полнота L(E), Sn → S ∈ L(E).
Покажем теперь, что S является и правым, и левым обратным к I + A. Для
начала отметим, что для произвольного B ∈ L(E) BSn → BS, ведь ∣∣BSn −BS∣∣ ⩽
∣∣B∣∣ ⋅ ∣∣Sn − S∣∣ → 0. Далее, заметим, что
n
(I + A)Sn = (I + A)(I − A2 + A3 − . . .) = I + (−1) An+1 ,

и тогда ∣∣(I + A)Sn − I∣∣ = ∣∣An+1 ∣∣ ⩽ ∣∣A∣∣n+1 → 0, откуда следует, что S — правый
обратный к I + A. Доказать, что S — левый обратный к I + A можно абсолютно
аналогично.

(I + A)(I − A + A2 − ⋅ ⋅ ⋅ + (−1)k Ak = I + (−1)k An+1 ) → I,

т. е. S — действительно обратный оператор к I + A. ∎


Замечание. Вообще говоря, композиция операторов некоммутативна, но ес-
ли p1 и p2 — многочлены, то при естественном определении их значений на опе-
раторах для произвольного линейного оператора A ∶ E → E будет выполняться
равенство

p1 (A) ○ p2 (A) = (p1 ⋅ p2 )(A) = (p2 ⋅ p1 )(A) = p2 (A) ○ p1 (A),

и в доказательстве теоремы можно было бы воспользоваться этим фактом.


Следствие. В условиях теоремы
1 ∣∣A∣∣
∣∣(I + A)−1 ∣∣ ⩽ , ∣∣(I + A)−1 − I∣∣ ⩽ .
1 − ∣∣A∣∣ 1 − ∣∣A∣∣
30 ФИВТ МФТИ

Замечание. Мы показали, что ряд Неймана



∑ (−1)n An
n=0

сходится при ∣∣A∣∣ < 1. На самом деле, можно (и нужно для выполнения задания)
показать, что сходимость этого ряда эквивалентна существованию n такого, что
∣∣An ∣∣ < 1.
Пример. Случай n > 1 возможен. Например, можно показать, что для опе-
ратора A, определённого на C[a, b] как
x

(Af )(x) = ∫ f (t)dt


0

∣∣An ∣∣ = n! .
1
x
Пример. E = C[0, 1], (Af )(x) = ∫ f (t)dt; ∣∣An ∣∣ = n!1 , поэтому уточнение су-
0
щественно.
Теорема 6.3. Пусть E1 — банахово пространство, E2 — нормированное про-
странство и A ∈ L(E1 , E2 ) имеет обратный оператор A−1 ∈ L(E2 , E1 ). Тогда
для любого оператора ∆ ∈ L(E1 , E2 ) такого, что ∣∣∆∣∣ < ∣∣A−1 ∣∣−1 ,
−1
∃(A + ∆) ∈ L(E2 , E1 ).

Доказательство. Заметим, что A+∆ = A(I +A−1 ∆), при этом A−1 ∆ ∈ L(E1 ) и
−1
∣∣A−1 ∆∣∣ ⩽ ∣∣A−1 ∣∣⋅∣∣∆∣∣ < 1. Значит, применима теорема 6.2 и существует (I + A−1 ∆) ∈
L(E1 ), и тогда
−1 −1
(A + ∆) = (I + A−1 ∆) A−1 .

−1 −1
Упражнение. Оцените ∣∣(A + ∆) ∣∣ и ∣∣A−1
− (A + ∆) ∣∣.
Теорема 6.4 (Банах, об обратном операторе, б/д). Пусть E1 , E2 — банахо-
вы пространства, A ∈ L(E1 , E2 ) — биекция. Тогда A−1 ∈ L(E2 , E1 ).

7 Спектр и резольвента
Далее в этом параграфе, если не указано обратное, E — банахово простран-
ство над C, A ∈ L(E) и λ ∈ C. Также введём обозначение Aλ ∶= A − λI.
Также в этом параграфе мы будем активно пользоваться результатами, по-
лученными в курсе теории функций комплексного переменного. В нём мы рас-
сматривали исключительно функции вида f ∶ C → C; однако, как можно дога-
даться по названию, главную роль тут играет область определения функции.
Большую часть результатов можно перенести на функции с областью значений
из достаточно широкого класса — банаховых алгебр.
Определение 7.1. Банаховой алгеброй называет комплексное банахово про-
странство E, снабжённое также операцией умножения ⋅ ∶ E × E → E, которая
Функциональный анализ 31

является ассоциативной, билинейной и обладает нейтральным элементом e, при


этом ∣∣e∣∣ = 1 и для произвольных x, y ∈ E ∣∣x ⋅ y∣∣ ⩽ ∣∣x∣∣ ⋅ ∣∣y∣∣.
Значительная часть определений и теорем в ТФКП переносится тривиаль-
ным образом на случай банаховых алгебр, заменой в нужных местах умноже-
ния комплексных чисел на умножение в алгебре и модуля на норму.
Примером банаховой алгебры является L(E), где в качестве операции умно-
жения выступает композиция операторов; как раз с операторами мы и будем
работать в этом параграфе.
Определение 7.2. Точка λ ∈ C называется регулярной точкой оператора
A, если ∃(A − λI)−1 ∈ L(E); множество всех регулярных точек оператора A
называют резольвентным множеством и обозначают как ρ(A). Совокупность
всех λ ∈ C не являющихся регулярными называют спектром оператора A и
обозначают с помощью σ(A).
Замечание. Если dim E < ∞, то σ(A) есть в точности множество собственных
значений оператора A.
Определение 7.3. Определим точечный, непрерывный и остаточный спек-
тры оператора A как, соответственно, множества

σP (A) = {λ ∈ C ∣ Ker Aλ ≠ {0}},


σC (A) = {λ ∈ C ∣ Ker Aλ = {0}, Im Aλ ≠ E, Im Aλ = E},
σR (A) = {λ ∈ C ∣ Ker Aλ = {0}, Im Aλ ≠ E}.

Замечание. В силу теоремы Банаха об обратном операторе, σ(A) = σP (A) ⊔


σC (A) ⊔ σR (A).
Определение 7.4. Спектральным радиусом оператора A называется

r(A) ∶= sup ∣λ∣.


λ∈σ(A)

Теорема 7.1. Пусть E — комплексное банахово пространство, A ∈ L(E).


Тогда σ(A) — непустое замкнутое множество и

r(A) = lim n ∣∣An ∣∣.
n→∞

Для удобства разобьём доказательство этой теоремы на несколько утвер-


ждений.
Утверждение 7.0. ρ(A) — открытое множество.
Доказательство. Нужно показать, что для произвольного λ0 ∈ ρ(A) неко-
торая её окрестность будет целиком состоять из регулярных точек. Заметим,
что
Aλ = A − λI = A − λ0 I + λ0 I − λI = Aλ0 + (λ0 − λ)I;
из теоремы о возмущённом операторе мы получаем, что Aλ обратим при ∣λ0 −λ∣ <
∣∣A−1 −1 −1
λ0 ∣∣ ∣∣. Таким образом, B(λ0 , ∣∣Aλ0 ∣∣ ∣∣) ⊂ ρ(A).
−1 ∎
32 ФИВТ МФТИ

Определение 7.5. Резольвентой оператора A называется отображение λ →


A−1
λ , заданное на ρ(A); обозначение: Rλ .
Утверждение 7.1. Rλ непрерывна на r(A).
Доказательство. Вспомним, как выглядит ряд Неймана для обращения воз-
мущённого оператора:

(A + ∆)−1 = ∑ (−1)n (A−1 ∆)n A−1 .
n=0

С помощью формулы суммы геометрической прогрессии легко получить оцен-


ку на качество аппроксимации первым членом:
∣∣A−1 ∣∣2 ∣∣∆∣∣
∣∣(A + ∆)−1 − A−1 ∣∣ ⩽ .
1 − ∣∣A−1 ∣∣ ⋅ ∣∣∆∣∣
Возьмём в качестве исходного оператора Aλ0 , и добавим к нему ∆ = (λ0 −
λ)I. При λ достаточно близких к λ0 ряд Неймана сходится и мы получаем
неравенство
∣∣Rλ0 ∣∣2 ∣λ0 − λ∣
∣∣Rλ − Rλ0 ∣∣ ⩽ ;
1 − ∣∣Rλ0 ∣∣ ⋅ ∣λ0 − λ∣
очевидно, правая часть стремится к нулю при λ → λ0 , т. е. Rλ → Rλ0 . ∎
Утверждение 7.2 (тождество Гильберта). Пусть λ0 , λ ∈ ρ(A), тогда
Rλ − Rλ0 = (λ − λ0 )Rλ Rλ0 .
Доказательство. Интуицию нужно искать в приведении дробей к общему
знаменателю. Если вместо операторов рассматривать числа, то всё очевидно:
1 1 (A − λ0 ) − (A − λ) λ − λ0
− = = .
A − λ ⋅ 1 A − λ0 ⋅ 1 (A − λ)(A − λ0 ) (A − λ)(A − λ0 )
Для случая операторов нужно вспомнить, что, по определению, Rλ Aλ = I =
Aλ Rλ , а потому
Rλ −Rλ0 = Rλ Aλ0 Rλ0 −Rλ Aλ Rλ0 = Rλ (Aλ0 −Aλ )Rλ0 = Rλ (λI−λ0 I)Rλ0 = (λ−λ0 )Rλ Rλ0 .

Утверждение 7.3. Rλ дифференцируема на ρ(A).
Доказательство. С использованием предыдущих утверждений доказатель-
ство тривиально:
Rλ − Rλ0 (λ − λ0 )Rλ Rλ0
lim = lim = lim Rλ Rλ0 = Rλ0 lim Rλ = Rλ2 0 . ∎
λ→λ0 λ − λ0 λ→λ0 λ − λ0 λ→λ0 λ→λ0

Ряд Неймана
1 ∞ 1
− ∑ n An .
λ n=0 λ
Ряд Лорана.
Отметим, что Rλ = (A − λI)−1 = − λ1 (I − λ1 A)−1 , и по теореме 6.2 при λ > ∣∣A∣∣
Rλ определена и равна
1 ∞ 1
− ∑ n An .
λ n=1 λ
На самом деле, радиус сходимости этого ряда может быть уточнён.
Функциональный анализ 33

Утверждение 7.4. Радиус сходимости ряда


1 ∞ 1
− ∑ n An
λ n=1 λ
равен спектральному радиусу r(A)
Доказательство. Сначала покажем, что при ∣λ∣ > r(A) ряд сходится. Напря-
мую из определения r(A) следует, что {λ ∣ ∣λ∣ > r(A)} ⊂ ρ(A); итак, функция
комплексного переменного определена и дифференцируема на данном кольце
(в смысле комплексного анализа). Значит, она раскладывается на нём в ряд Ло-
рана; из соображений единственности ряда Лорана для кольца {λ ∣ ∣λ∣ > ∣∣A∣∣}
следует, что ряд Лорана для {λ ∣ ∣λ∣ > r(A)} является рядом из условия теоре-
мы.
С другой стороны, при ∣λ∣ < r(A) ряд будет расходится. Действительно, если
это не так для некоторого λ0 удовлетворяющего условию, то по первой теореме
Абеля ряд будет сходится на множестве {λ ∣ ∣λ∣ > ∣λ0 ∣}. При этом, его сумма всё
ещё будет являться A−1 λ ∈ L(E), т. е. при ∣λ∣ > ∣λ0 ∣ λ — регулярная точка. Значит,
∀λ ∈ σ(A) ∣λ∣ ⩽ ∣λ0 ∣ < r(A), что противоречит определению супремума. ∎
Утверждение 7.5. σ(A) ≠ ∅.
Доказательство. Предположим противное. Тогда ρ(A) = C и Rλ — целая
функция (определённая и дифференцируемая на C). Ряд Лорана сходится для
λ > 0 и при λ → ∞
1 ∞ 1 n 1 ∞ 1 1 1
∣∣Rλ ∣∣ = ∣∣ − ∑ n A ∣∣ ⩽ ∑ n ∣∣A∣∣n ∣∣ = ⋅ → 0.
λ n=0 λ ∣λ∣ n=0 ∣λ∣ λ 1 − ∣∣A∣∣
∣λ∣

Следовательно, Rλ ограничена, и тогда по теореме Лиувилля она константна.


Из той же оценки ∣∣Rλ ∣∣ следует, что в таком случае Rλ = 0. Это, конечно,
невозможно в случае нетривиального пространства E. ∎
Утверждение 7.6. λ ∈ σ(A) ⇒ λn ∈ σ(An ).
Доказательство. Предположим противное: λn ∈ ρ(An ), т. е. ∃(An − λn I)∶ −1 ∈
L(E). Тогда умножив равенство

(An − λn I) = (A − λI)(An−1 + λAn−2 + ⋅ ⋅ ⋅ + λn−1 I)


−1 −1
справа на (An − λn I) мы покажем, что (An−1 + ⋅ ⋅ ⋅ + λn−1 I)(An − λn I) — пра-
вый обратный оператор для (A − λI). Выполняя симметричные действия мы
получаем и левый обратный оператор. Значит, Aλ обратим λ ∉ σ(A), что про-
тиворечит условию. ∎
n
Упражнение. σ(A ) = (σ(A)) .
n

Утверждение 7.7. r(A) = lim n ∣∣An ∣∣.
Доказательство. Мы уже показали, что спектральный радиус равен ради-
усу сходимости ряда Лорана для Rλ на бесконечности; с другой стороны, ради-
усом сходимости этого ряда определяется формулой Коши-Адамара, а потому

r(A) = lim sup n ∣∣An ∣∣;
n→∞
34 ФИВТ МФТИ

теперь достаточно показать, что у этой последовательности есть предел.


n
Из прошлого утверждения следует, что (r(A)) ⩽ r(An ); кроме того, r(An ) ⩽
√ √
∣∣An ∣∣, и потому r(A) ⩽ n ∣∣An ∣∣. Если обозначить n ∣∣An ∣∣ как αn , то мы получили
неравенства
lim sup αn ⩽ αn
n→∞
для каждого n. Перейдём к нижнему пределу:

lim sup αn ⩽ lim inf αn ;


n→∞ n→∞

очевидно, нижний предел не может быть больше верхнего, значит, они совпа-
дают. В таком случае, последовательность попросту сходится, что и требова-
лось. ∎
Из объединения приведённых выше утверждений напрямую следует теоре-
ма 7.1.
Упражнение. Оператор Вольтерра в C[0, 1] определяется так:
x
(Af )(x) = ∫ f (t)dt.
0

Докажите, что r(A) = 0, σ(A) = {0} и 0 ∈ σR (A).

8 Сопряжённое пространство
Определение 8.1. Пусть E — линейное нормированное пространство над
полем F , где F = R или F = C. Сопряжённым пространством назовём

E ∗ ∶= L(E, F ).

Пример. Рассмотрим R32 и линейную форму f (x) = a1 x1 + a2 x2 + a3 x3 . Это —


пример линейного функционала.
Упражнение. Пусть E — ЛНП, f ∈ E ∗ , f ≠ 0. Тогда codim Ker f = 1, т. е.
найдётся подпространство L ⊂ E такое, что dim L = 1 и Ker f ⊕ L = E.
Теорема 8.1 (Рисс-Фреше). Пусть H — гильбертово пространство, f ∈

H . Тогда
∃!x ∈ H∶ ∀h ∈ H f (h) = ⟨h, x⟩.
Доказательство. Покажем единственность. Пусть ∀h ∈ H f (x) = ⟨h, x1 ⟩ =
⟨h, x2 ⟩, тогда положив h = x1 − x2 мы получим

⟨x1 − x2 , x1 ⟩ = ⟨x1 − x2 , x2 ⟩ ⇒ ⟨x1 − x2 , x1 − x2 ⟩ = ∣∣x1 − x2 ∣∣2 = 0,

т. е. x1 = x2 .
Если f = 0, то нам подойдёт x = 0. Иначе, Ker f = M ≠ H, и тогда, по теореме
Рисса о проекции, H = M ⊕ M ⊥ , причём M ⊥ ≠ {0}. Выберем ненулевой x0 ∈ M ⊥ .
Для произвольного h ∈ H положим
f (h)
y =h− x0 ,
f (x0 )
Функциональный анализ 35

(h)
тогда f (y) = f (h) − ff(x 0)
f (x0 ) = 0, т. е. y ∈ Ker f ⇒ y ⊥ x0 , откуда

f (h) f (h) ∣∣x0 ∣∣2


⟨h, x0 ⟩ = ⟨y + x0 , x0 ⟩ = ⟨y, x0 ⟩ + ⟨x0 , x0 ⟩ = f (h).
f (x0 ) f (x0 ) f (x0 )
Таким образом,
f (x0 )
∀h ∈ H f (h) = ⟨h, x0 ⟩,
∣∣x0 ∣∣2
т. е. можно положить
f (x0 )
x ∶= x0 .
∣∣x0 ∣∣2

Доказательство координатным методом. Если H — сепарабельно, то мы

можем выбрать ортонормированный базис {en }n=1 в H, и тогда

∀h ∈ H h = ∑ ⟨h, en ⟩en ,
n=1

введём обозначение hn = ⟨h, en ⟩. В силу непрерывности f ,



f (h) = ∑ ⟨h, en ⟩f (en );
n=1

аналогично, для произвольного x ∈ H



⟨h, x⟩ = ∑ hn xn .
n=1

Таким образом, необходимо найти x ∈ H такой, что xn = f (en ). Очевидно, он


должен иметь вид

x = ∑ f (en )en ,
n=1

а значит, по теореме Рисса-Фишера, достаточно показать сходимость ряда


∞ 2
∑ ∣f (en )∣ .
n=1

Для этого мы воспользуемся равенством Парсеваля и ограниченностью f :


N N 2 N
∣∣ ∑ f (en )en ∣∣2 = ∑ ∣f (en )∣ = ∑ f (en )f (en ) =
n=1 n=1 n=1
¿
N N ÁN
= ∣f ( ∑ f (en )en )∣ ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣ ∑ f (en )en ∣∣ = ∣∣f ∣∣ ⋅ Á
À ∑ ∣f (e )∣2 ,
n
n=1 n=1 n=1

т. е.
N 2
∑ ∣f (en )∣ ⩽ ∣∣f ∣∣2 .
n=1

Итак, частичные суммы ряда положительны, а тогда сам ряд сходится. ∎


Следствие. ∣∣x∣∣H = ∣∣f ∣∣H ∗ .
Упражнение. Пусть 1 < p < ∞, p1 + 1q = 1, тогда
36 ФИВТ МФТИ

∗ ∗ ∗
1. (Rnp ) ≅ Rnq , (Rn1 ) ≅ Rn∞ и (Rn∞ ) ≅ Rn1 ,
n
fy (x) = ∑ xk yk
k=1

∗ ∗ ∗
2. (lp ) ≅ lq , (l1 ) = l∞ и (c0 ) = l1 (c0 — подпространство бесконечно малых
последовательностей в l∞ ),

fy (x) = ∑ xk yk
k=1


3. (Lp [a, b]) ≅ Lq [a, b],
fy (x) = L∫ x ⋅ y dµ
[a,b]

∗ ̃ [a, b] (функции ограниченной вариации), значение функ-


4. (C[a, b]) ≅ BV
ционала задаётся интегралом Стильтьеса:
b

fy (x) = ∫ x(t) dy(t)


a

Теорема 8.2 (Банах, Хан). Пусть E — линейное нормированное простран-


ство, M ⊂ E — линейное многообразие, f ∈ M ∗ . Тогда у f существует продол-
жение на E, сохраняющее норму, т. е.

∃f̃ ∈ E ∗ ∶ f̃∣M = f, ∣∣f̃∣∣ = ∣∣f ∣∣.

Доказательство. Проведём доказательство для случая сепарабельного ве-


щественного пространства (чтобы избавиться от требования сепарабельности,
можно воспользоваться леммой Цорна).
Продолжим функционал на «новую размерность»: если M ≠ E, то ∃x0 ∉ M .
Обозначим M1 = M ⊕ [x0 ], тогда произвольный y ∈ M1 представим в виде y =
x + αx0 , где x ∈ M и α ∈ R. Построим f1 — продолжение f на M1 ; очевидно,
для сохранения линейности нужно положить f1 (y) = f1 (x) + αf (x0 ). Осталось
выбрать a = f (x0 ) так, что ∣∣f1 ∣∣ = ∣∣f ∣∣.
Итак, мы хотим достичь неравенства ∣f1 (y)∣ ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣y∣∣, т. е. ∣f (x) + αa∣ ⩽
∣∣f ∣∣⋅∣∣x+αx0 ∣∣, где x ∈ M и α ∈ R. При α = 0 это следует напрямую из определения
нормы f , иначе это будет эквивалентно неравенству ∣f ( αx )+a∣ ⩽ ∣∣f ∣∣⋅∣∣ αx +x0 ∣∣. Если
мы обозначим αx ∈ M как z, то нам необходимо достичь неравенства ∣f (z) + a∣ ⩽
∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z + x0 ∣∣ для произвольного z ∈ M , что эквивалентно

−∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z + x0 ∣∣ ⩽ f (z) + a ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z + x0 ∣∣

и, если перенести f (z),

−∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z + x0 ∣∣ − f (z) ⩽ a ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z + x0 ∣∣ − f (z).


Функциональный анализ 37

Покажем, что для произвольных z1 и z2

−∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z1 + x0 ∣∣ − f (z1 ) ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z2 + x0 ∣∣ − f (z2 ),

или
f (z2 ) − f (z1 ) ⩽ ∣∣f ∣∣(∣∣z2 + x0 ∣∣ + ∣∣z1 + x0 ∣∣).

Действительно,

f (z2 ) − f (z1 ) ⩽ ∣f (z2 ) − f (z1 )∣ = ∣f (z2 − z1 )∣ ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣z2 − z1 ∣∣ =


= ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣(z2 + x0 ) − (z1 + x0 )∣∣ ⩽ ∣∣f ∣∣(∣∣z2 + x0 ∣∣ + ∣∣z1 + x0 ∣∣).

Значит, по аксиоме об отделимости вещественных чисел подходящее a суще-


ствует.
Пусть теперь X = {xk }∞k=1 — плотное в E множество, обозначим M0 = M и
Mn+1 = Mn + [xn+1 ] для n ∈ N. Поэтапно мы можем продолжить f на каждый
Mn , а потому и на M∞ = ⋃ Mn как f∞ , при том ∣∣f∞ ∣∣ = ∣∣f ∣∣. Конечно, M∞ ⊃ X
плотно в E, а потому мы можем продолжить f∞ на E с сохранением нормы по
теореме 5.3. ∎
Следствие. Пусть E — ЛНП.

1. M ⊂ E — линейное многообразие, E ≠ M , x0 ∉ M . Тогда ∃f ∈ E ∗ такой,


что M ⊂ Ker f , f (x0 ) = 1 и ∣∣f ∣∣ = ρ(x01,M ) .

2. Для произвольного x ≠ 0 существует f ∈ E ∗ такой, что ∣∣f ∣∣ = 1 и f (x) =


∣∣x∣∣.

3. Если ∀f ∈ E ∗ f (x) = f (y), то x = y.

4. ∀x ∈ E ∣∣x∣∣ = sup∣∣f ∣∣=1 ∣f (x)∣.

Доказательство. Доказательство первого пункта остаётся в качестве упраж-


нения.

(1) → (2) Положим M = {0} и x0 = ∣∣x∣∣ x


. Тогда найдётся f такой, что f ( ∣∣x∣∣
x
)=
1 ⇒ f (x) = ∣∣x∣∣ и ∣∣f ∣∣ = ρ( x ,0) = 1.
1
∣∣x∣∣

(2) → (3) Пусть z = x − y и ∀f ∈ E ∗ f (z) = 0. Если z ≠ 0, то ∣∣z∣∣ ≠ 0, и тогда по


следствию (2) существует f0 ∈ E ∗ такой, что f0 (z) = ∣∣z∣∣ ≠ 0, что противо-
речит условию. Значит, z = 0 и x = y.

(2) → (4) Пусть f0 — функционал, удовлетворяющий условиям пункта (2), то-


гда
∣∣x∣∣ = f0 (x) ⩽ sup ∣f (x)∣ ⩽ sup ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ = sup 1 ⋅ ∣∣x∣∣ = ∣∣x∣∣.
∣∣f ∣∣=1 ∣∣f ∣∣=1 ∣∣f ∣∣=1


38 ФИВТ МФТИ

Замечание. Второй пункт следствия утверждает существование опорной ги-


перплоскости для шара в любой точке.
Пусть E — ЛНП над R. Для любой точки x0 ∈ S(0, 1) существует гиперплос-
кость, проходящая через x0 и такая, что шар B(0, 1) лежит от неё по одну
сторону.
Применим следствие (2) к точке x0 , выберем f ∈ E ∗ , ∣∣f ∣∣ = 1 и f (x0 ) = ∣∣x0 ∣ =
1. Тогда ∀x ∈ B(0, 1) f (x) ⩽ ∣f (x)∣ ⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ = 1 ⋅ 1 ⩽ 1, т. е. нам подходит
гиперплоскость f (x) = 1.
Упражнение. E — ЛНП, B(0, 1), x0 ∉ B(0, 1). Доказать, что существует
гиперплоскость, разделяющая B и x0 .
Замечание.
• Является ли продолжение в теореме Хана-Банаха единственным? Нет, см.
задание.

• Можно ли обобщить результат на более широкий класс функционалов?


Да, см. Колмогорова, Фомина; опорная гиперплоскость для произвольного
выпуклого множества.

• Можно ли обобщить результат на линейные операторы?

8.1 Изометрическое вложение E в E ∗∗

Пусть E — ЛНП, рассмотрим отображение π ∶ E → E ∗∗ , переводящее x ∈ E в


функционал Fx ∶ f ↦ f (x). Тогда по следствию (4)

∣∣Fx ∣∣ = sup ∣Fx (f )∣ = sup ∣f (x)∣ = ∣∣x∣∣.


∣∣f ∣∣=1 ∣∣f ∣∣=1

Заметим: не всегда πE = E ∗∗ ; если же это равенство выполнено, то E назы-


вается рефлексивным. Например, для p, q > 1, p1 + 1q = 1, (lp )∗ = lq .
Упражнение. Если ЛНП E рефлексивно, то E — банахово.

9 Слабая сходимость
Определение 9.1. Пусть E — ЛНП, {xn } ⊂ E. Тогда {xn } слабо сходится к
x ∈ E, если ∀f ∈ E ∗ f (xn ) → f (x)
Замечание. Пусть {xn } слабо сходится к x′ и x′′ . Т. к. предел числовой по-
следовательности единственен, f (x′ ) = f (x′′ ) для произвольного f ∈ E, и по
следствию (3) из теоремы Хана-Банаха x′ = x′′ , т. е. слабый предел единстве-
нен.
Замечание. Из сходимости последовательности по норме следует слабая схо-
димость, но обратное, вообще говоря, неверно.
Пример. В `2 (R) последовательность {en } не имеет предела по норме, но
слабо сходится к 0.
Функциональный анализ 39

Замечание. Для гильбертова пространства H, по теореме Рисса-Фреше, {xn }


слабо сходится к x, если ∀h ∈ H (xn , h) → (x, h).
Определение 9.2. Секвенциально слабым замыканием M ⊂ E назовём
с.с.
M = {x ∈ E ∣ ∃{xn } ⊂ M ∶ xn Ð→ x}.
сл.
с.с.
Упражнение. Доказать, что в `2 S(0, 1) = B(0, 1).
На линейном пространстве можно ввести топологию, сходимость в которой
будет слабой сходимостью. Это самая слабая топология, сохраняющая непре-
рывность функционалов из E ∗ .
Упражнение. Если dim E < ∞, то сходимость по норме, слабая сходимость
и покоординатная сходимости эквивалентны. Подсказка: в конечномерном про-
странстве все нормы эквивалентны.
Теорема 9.1 (Критерий слабой сходимости). Пусть E — ЛНП. Тогда xn Ð→ x
сл.
⇔ последовательность {xn } ограниченна и f (xn ) → f (x) для произвольного
f ∈ S, где S — всюду плотное подмножество E ∗ .
Доказательство. Заметим: благодаря наличию изометрического вложения
E в E ∗∗ π ∶ x ↦ Fx , f (xn ) → f (x) суть то же, что и Fxn (f ) → Fx (f ), т. е.
слабая сходимость в E эквивалентна поточечной сходимости в E ∗∗ . Значит,
критерий поточечной сходимости линейных ограниченных операторов даёт нам
требуемую эквивалентность.
Следует отметить, что E не обязательно должно быть полным: для приме-
нения критерия поточечной сходимости требуется полнота E ∗ = L(E, R), что
выполняется всегда (ведь R полно). ∎
Пример. В `p xn Ð→ x ⇔ {∣∣xn ∣∣} ограниченно и {xn } сходится к x покоор-
сл.
динатно.
Упражнение. В `1 слабая сходимость эквивалентна сходимости по норме.
Пример. В C[a, b] слабая сходимость эквивалентна ограниченности после-
довательности по норме и поточечной сходимости.
Теорема (фон Нейман, 1929). Пусть H — гильбертово пространство, dim H =
∞. Тогда слабая топология в H не метризуема (в частности, не порождается
никакой нормой).
Теорема 9.2. Пусть E1 , E2 — ЛНП, A ∈ L(E1 , E2 ), {xn } ⊂ E1 , x ∈ E1 и
xn Ð→ x. Тогда Axn Ð→ Ax.
сл. сл.
Доказательство. Возьмём произвольный g ∈ E2∗ и рассмотрим f = g ○ A. f —
суперпозиция двух линейных и непрерывных отображений, а потому f ∈ E1∗ , и
по определению слабой сходимости
g(Axn ) = f (xn ) → f (x) = g(Ax). ∎
Определение 9.3. Последовательность {xn } ⊂ E называется слабо фунда-
ментальной, если для произвольного f ∈ E ∗ {f (xn )} — фундаментальная чис-
ловая последовательность. Если из слабой фундаментальности следует суще-
ствование слабого предела, то E называется секвенциально слабо полным.
40 ФИВТ МФТИ

Упражнение. Гильбертово H является слабо секвенциально полным; для


банахова пространства это не всегда верно.
Определение 9.4. Множество M ⊂ E слабо секвенциально компактно, ес-
ли из любой последовательности в M можно выделить слабо сходящуюся к
элементу M подпоследовательность.
Теорема (Банах-Тихонов-Алаоглу, б/д). В гильбертовом либо рефлексив-
ном сепарабельном пространстве единичный шар — секвенциально слабый ком-
пакт.
Определение 9.5. Последовательность функционалов {fn } ⊂ E ∗ ∗-слабо
сходится к f ∈ E ∗ , если ∀x ∈ Efn (x) → f (x), т. е. сходится поточечно.

10 Мера и интеграл Лебега

Наша цель в этом параграфе — построить меру Лебега (обобщение понятий


длины, площади и объёма) на отрезке [a, b] ⊂ R и с её помощью определить
интеграл Лебега.

10.1 Мера Лебега на отрезке

Определение 10.1. Пусть X — произвольное множество, семейство его под-


множеств A ⊂ 2X называется алгеброй, если выполнены следующие свойства:

1. ∅ ∈ A;

2. Если A ∈ A, то X ∖ A ∈ A;

3. Если A1 , A2 ∈ A, то A1 ∪ A2 ∈ A.

Если, к тому же, для любой последовательности множеств {An }n=1 ⊂ A

⋃ An ∈ A,
n=1

то A называется σ-алгеброй.
Определение 10.2. Пусть заданы произвольное множество X и алгебра A
на нём. Тогда отображение µ ∶ A → [0, ∞] называется (конечно-аддитивной)
мерой на A, если µ∅ = 0 и для непересекающихся множеств A1 , A2 ∈ A µ(A1 ∪
A2 ) = µA1 + µA2 . Если, помимо этого, для любого счётного семейства попарно

непересекающихся множеств {An }n=1 ⊂ A такого, что

A = ⋃ An ∈ A,
n=1

выполнено равенство

µA = ∑ µAn ,
n=1

то µ называется счётно-аддитивной мерой.


Функциональный анализ 41

Изначальной целью Лебега было построение меры µ для Rn , удовлетворяю-


щей следующим четырём требованиям:

1. µ([a1 , b1 ] × . . . × [an , bn ]) = (b1 − a1 ) ⋅ . . . ⋅ (bn − an ) при ai ⩽ bi ,

2. если A конгруэнтно B, то µA = µB,

3. счётная аддитивность,

4. измеримость всех ограниченных множеств.

К сожалению, удовлетворить всем четырём требованиям в Rn невозможно,


как показал Джузеппе Витали; ослабление свойства счётной аддитивности до
конечной аддитивности позволяет построить такую меру на R и R2 , но не на
пространствах большей размерности. Мы же попросту откажемся требования
измеримости всех ограниченных множеств.
Для α < β будем обозначать через ⟨α, β⟩ числовой промежуток с концами
α и β, т. е. одно из множеств [α, β], (α, β], [α, β), (α, β). Определим A как
минимальную по включению алгебру, содержащую множество

{⟨α, β⟩ ∣ a ⩽ α < β ⩽ b}.

Утверждение 10.1. A есть в точности семейство конечных объединений


непересекающихся промежутков.
Определим теперь на A элементарную меру µэл , положив
n n
µэл ⋃⟨αi , βi ⟩ = ∑(βi − αi ).
i=1 i=1

Утверждение 10.2. µэл — счётно-аддитивная мера на A.


Далее, мы определим для произвольного множества E ⊂ [a, b] верхнюю меру
∞ ∞
µ∗ E = inf { ∑ µэл An ∣ {An }∞
n=1 ⊂ A ∶ E ⊂ ⋃ An } .
n=1 n=1

Упражнение. µ∗ — полуаддитивная функция:

∀E1 , E2 ⊂ [a, b] µ∗ (E1 ∪ E1 ) ⩽ µ∗ E1 + µ∗ E2 .

Наконец, назовём измеримыми множествами семейство

M = {E ⊂ [a, b] ∣ ∀ε > 0 ∃A ∈ A∶ µ∗ (E △ A) < ε}.

Определение 10.3. Мера µ на M полна, если для любого E ∈ M такого, что


µE = 0, произвольно множество E1 ⊂ E принадлежит M, и при этом µE1 = 0.
Теорема (Лебега). Семейство измеримых множеств M образует σ-алгебру
на [a, b] и при этом µ = µ∗ ∣A является полной счётно-аддитивной мерой на
M.
Полученную в теореме меру µ мы будем называть мерой Лебега на [a, b].
Упражнение. Докажите полноту меры Лебега.
42 ФИВТ МФТИ

10.2 Измеримые функции

Определение 10.4. Функция f ∶ [a, b] → R называется измеримой по Боре-


лю, если
∀B ∈ B(R) f −1 (B) ∈ B([a, b]).

f называется измеримой (по Лебегу), если

∀A ∈ B(R) f −1 (B) ∈ M.

Замечание. B([a, b]) ⊂ M, а потому из измеримости по Борелю следует из-


меримость по Лебегу. Более того, вложение строгое из соображений мощности.
С одной стороны, борелевских множеств континуально много. С другой сто-
роны, можно построить канторово множество, которое имеет нулевую меру и
континуальную мощность, тогда в силу полноты меры Лебега M уже будет
содержать более, чем континуум, его подмножеств.
Упражнение. Непрерывные и монотонные функции измеримы по Лебегу.
Утверждение 10.3. Функция f ∶ [a, b] → R является измеримой тогда и
только тогда, когда

∀α ∈ R f −1 ((−∞; α)) = {x ∈ [a, b] ∣ f (x) < α} ∈ M.

Определение 10.5. Последовательность функций {fn ∶ [a, b] → R}∞ n=1 схо-


п.в.
дится почти всюду к функции f ∶ [a, b] → R (fn ÐÐ→ f ), если найдётся E ∈ M
такое, что µE = 1 и
∀x ∈ E lim fn (x) = f (x).
n→∞

Утверждение 10.4. Пусть f ∶ [a, b] → R измерима, а g ∶ R → R измерима


по Борелю, тогда g ○ f измерима.
Теорема (свойства измеримых функций, б/д). Пусть f, g ∶ [a, b] → R —
измеримые функции, c ∈ R. Тогда

1. cf , f + g и f ⋅ g измеримы, а если ∀x ∈ [a, b] g(x) ≠ 0, то f /g измерима

2. (h(x) = max{f (x), g(x)} измерима (следовательно, измерима ∣f ∣ = max{f, −f })

3. Если функции {fn ∶ [a, b] → R}∞


n=1 измеримы и для некоторой f0 ∶ [a, b] → R
п.в.
fn ÐÐ→ f0 , то f0 — измерима

Упражнение. Докажите, что если f, g ∶ [a, b] → R измеримы, то ∀c ∈ R f и


f + g измеримы.

10.3 Простые измеримые функции

Определение 10.6. Измеримая функция f ∶ [a, b] → R называется простой,


если множество её значений не более, чем счётно.
Функциональный анализ 43

Упражнение. f ∶ [a, b] → R — простая функция тогда и только тогда, когда


существует разбиение [a, b] на измеримые множества {En }∞
n=1 такое, что

f = ∑ cn IEn .
n=1

Из курса математического анализа нам известна следующая теорема, позво-


ляющая представить обширный класс функций в виде равномерных пределов
последовательностей достаточно простых функций:
Теорема (Вейерштрасса). f ∈ C[a, b] ⇔ существует последовательность
многочленов {Pn }, равномерно сходящаяся к f на [a, b].
Важность простых функций заключается в том, что они являются аналогом
многочленов для непрерывных функций в этом смысле.
Теорема. f ∶ [a, b] → R измерима ⇔ существует последовательность про-
стых функций {fn ∶ [a, b] → R}, сходящаяся к f равномерно на [a, b].
Обратная импликация попросту следует из свойств измеримых функций, а
для доказательства слева направо нужно рассмотреть последовательность

m m m+1
fn (x) = ∑ I( ⩽ f (x) < ),
m=−∞ n n n

тогда для любого x ∈ [a, b] ∣fn (x) − f (x)∣ ⩽ n1 .

10.4 Интеграл Лебега

Определение 10.7. Простая функция f ∶ X → R такая, что



f = ∑ cn IEn ,
n=1

где {En } — измеримые множества, называется интегрируемой (по Лебегу) на


X, если ряд

∑ cn µEn
n=1

сходится абсолютно, и тогда для неё определён интеграл на X



L∫ f dµ ∶= ∑ cn µEn .
n=1
X

Определение 10.8. Измеримая функция f ∶ X → [a, b] называется инте-


грируемой (по Лебегу), если существует последовательность простых интегри-
руемых на X функций {fn }, сходящаяся к f равномерно на X. В этом случае
её интегралом на X называется

L∫ f dµ ∶= lim L∫ fn dµ.
n→∞
X X

Утверждение 10.5 (корректность определения интеграла Лебега). В усло-


виях предыдущего определения
44 ФИВТ МФТИ

1. Существует предел последовательности L∫ fn dµ

2. Для простых функций оба определения согласованы

3. Значение L∫ f dµ не зависит от выбора {fn }


Будем обозначать множество интегрируемых функций f ∶ [a, b] → R как
̃1 [a, b].
L
Теорема (свойства интеграла Лебега). Выполняются следующие утвер-
ждения:
̃1 [a, b] — линейное пространство
1. L
̃1 [a, b] ⇔ ∣f ∣ ∈ L
2. Если f — измерима, то f ∈ L ̃1 [a, b]

3. Если µE = 0 и f ∶ [a, b] → R принимает ненулевые значения лишь на E,


̃1 [a, b]
то f ∈ L
̃1 [a, b]; тогда если ∣f ∣ ⩽ g,
4. Пусть f ∶ [a, b] → R — измерима функция, а g ∈ L
̃1 [a, b]
то f ∈ L
̃1 [a, b] и f ⩽ g, тогда
5. Пусть f, g ∈ L

L∫ f dµ ⩽ L∫ gdµ
[a,b] [a,b]

Теорема (Егорова). Пусть на X = [a, b] задана последовательность изме-


римых функций {fn }, сходящаяся к f ∶ X → R почти всюду. Тогда для любого
δ > 0 найдётся измеримое множество Xδ ⊂ X такое, что µX − µXδ < δ и при
этом {fn } сходится к f равномерно на Xδ .

10.5 Предельный переход под знаком интеграла

Теорема (Лебега, об ограниченной сходимости). Пусть X = [a, b], µ — мера


Лебега на X. Пусть на X задана последовательность измеримых функций
{fn }∞ ̃
n=1 , сходящаяся почти всюду к f ∶ X → R, и ∃g ∈ L1 [a, b]∶ ∀n ∣fn ∣ ⩽ g. Тогда
f — интегрируема и при этом

L∫ fn dµ → L∫ f dµ.
X X

Теорема (лемма Фату). Пусть {fn } — последовательность неотрицатель-


ных интегрируемых функций на X, сходящаяся почти всюду к f ∶ X → R.
Тогда если найдётся M такое, что

∀n L∫ fn dµ ⩽ M,
X

то f интегрируема на X и, более того,

L∫ f dµ ⩽ M.
X
Функциональный анализ 45

Теорема (Беппо Леви). Пусть на X задана последовательность неотри-


цательных интегрируемых функций {un }, причём

∑ L∫ un dµ < ∞.
n=1
X

Тогда ряд ∑ un сходится к некоторой интегрируемой функции S ∶ X → R


почти всюду и

L∫ Sdµ = ∑ L∫ un dµ < ∞.
n=1
X X
Замечание. Теорему можно переформулировать для неубывающей после-
довательности функций, рассматривая её как последовательность частичных
сумм некоторого неотрицательного ряда.
Теорема. Пусть функция f ∶ [a, b] → R интегрируема по Риману на от-
̃1 [a, b] и
резке [a, b]. Тогда f ∈ L
b

L∫ f dµ = ∫ f (x)dx.
[a,b] a

Более того, это верно даже если f абсолютно интегрируема по Риману в


несобственном смысле.
Теорема. f ∶ [a, b] → R интегрируема по Риману на отрезке [a, b] тогда
и только тогда, когда f ограниченна и множество её точек разрыва имеет
нулевую меру.
Замечание. Доказывается с помощью теоремы Лебега.
Теорема (Фубини). Пусть K = [a, b] × [c, d], f (x, y) — интегрируема на K.
Тогда
⎛ ⎞ ⎛ ⎞
L∫ f dµ = L∫ ⎜L∫ f (x, y)µ(dy)⎟ µ(dx) = L∫ ⎜L∫ f (x, y)µ(dx)⎟ µ(dy).
K [a,b] ⎝ [c,d] ⎠ [c,d] ⎝ [a,b] ⎠
Следствие. Пусть f измерима на K и конечен хотя бы один из следующих
повторных интегралов:
⎛ ⎞ ⎛ ⎞
L∫ ⎜L∫ ∣f (x, y)∣µ(dy)⎟ µ(dx), L∫ ⎜L∫ ∣f (x, y)∣µ(dx)⎟ µ(dy).
[a,b] ⎝ [c,d] ⎠ [c,d] ⎝ [a,b] ⎠
Тогда f (x, y) — интегрируема и к ней можно применить теорему Фубини.
Доказательство. Рассмотрим последовательность функций
fn (x, y) = min{∣f (x, y)∣, n};
они, очевидно, неотрицательны, интегрируемы и поточечно сходятся к ∣f ∣. Кро-
ме того, к каждой из них мы можем применить теорему Фубини, и, считая для
примера, что конечен первый интеграл из условия, получим

∫K fn dµ = ∫ dx ∫ dyfn ⩽ ∫ dx ∫ dy∣f ∣ = M < ∞,


Тогда, по лемме Фату, ∣f ∣ интегрируема, из чего следует интегрируемость f . ∎
46 ФИВТ МФТИ

Мы определили меру и, соответственно, интеграл лишь на ограниченных


множествах. Однако, эти понятия можно перенести на всё Rn с помощью сле-
дующей конструкции. Пусть X = ⋃ Xn , где Xn ⊂ Xn+1 — пространства с согла-
сованными мерами µn . Тогда можно определить

L∫ f dµ = lim L∫ f dµn ,
n→∞
X Xn

если предел существует и не зависит от выбора {Xn }.


Замечание. Такая конструкция также сохраняет выполнимость теорем Ле-
бега, Фату, Леви и Фубини. Кроме того, сохраняется согласованность с инте-
грированием по Риману.
Пример. Пусть {fn }∞n=1 — ограниченная последовательность из C[a, b], схо-
дящаяся поточечно к f ∈ C[a, b]. Тогда
1 1

∫ fn (x)dx → ∫ f (x)dx.
0 0

Несмотря на то, что тут говорится об интеграле Римана, и даже все функции
непрерывны, доказательство этого факта классическими методами достаточно
трудоёмко. Однако, он следует напрямую из теоремы Лебега и согласованности
интеграла Римана с интегралом Лебега.
Пример. Пусть f (x) ∶ R → R — неотрицательная функция и
+∞

∫ f (x)dx = 1.
−∞

Обозначим fε (x) = 1ε f ( xε ) и покажем, что fε → δ(x) при ε → 0 в пространстве


обобщённых функций D′ (R).
Итак, пусть ϕ ∈ D′ , тогда
+∞ +∞
1 x
(ϕ, fε ) = ∫ ϕ(x) ⋅ f ( )dx = ∫ ϕ(εz) ⋅ f (z)dz = L∫ ϕ(εz) ⋅ f (z)dz.
ε ε
−∞ −∞ R

Остаётся заметить, что для любого z

lim ϕ(εz) ⋅ f (z) = ϕ(0) ⋅ f (z),


ε→0

и при этом ∣ϕ(εz)⋅f (z)∣ ⩽ maxx ϕ(x)⋅f (z). После домножения на константу f (z)
остаётся интегрируемой, и тогда по теореме Лебега

(ϕ, fε ) = L∫ ϕ(εz) ⋅ f (z)dz → L∫ ϕ(0) ⋅ f (z) = ϕ(0) = (ϕ, δ(x)),


R R

т. е. fε → δ(x), что и требовалось.


Функциональный анализ 47

10.6 Пространства Lp

Определение 10.9. Измеримые функции f, g ∶ X → R равны почти всюду


(f = g п. в.), если
µ{x ∈ X ∣ f (x) ≠ g(x)} = 0.
̃1 [a, b]
Утверждение 10.6. Для f ∈ L

L∫ ∣f ∣dµ = 0 ⇔ f = 0 п. в.
[a,b]

Доказательство. Остаётся в качестве упражнения. Совет: воспользуйтесь


̃1 (X).
неравенством Чебышёва. Пусть задано пространство с мерой (X, µ), f ∈ L
Тогда
L∫ ∣f ∣dµ ⩾ L ∫ ∣f ∣dµ ⩾ cµ{x ∣ ∣f (x)∣ ⩾ c},
X {∣f ∣⩾c}
т. е.
1
µ{x ∣ ∣f (x)∣ ⩾ c} ⩽ L∫ ∣f ∣dµ.
c
X

̃1 [a, b] по отношению равенства
Определим L[a, b] как фактормножество L
почти всюду. Положим также для p ⩾ 1
̃1 [a, b]} .
Lp [a, b] = {[f ] ∈ L[a, b] ∣ ∣f ∣p ∈ L

Для доказательства следующей теоремы нам потребуется два утверждения,


доказательство которых (или его изучение) остаётся в качестве упражнения.
Утверждение 10.7 (неравенство Гёльдера). Пусть f, g ∶ [a, b] → R — изме-
римые функции, p > 1 и p1 + 1q = 1. Если ∣f ∣p и ∣f ∣q интегрируемы на [a, b], то
f ⋅ g также интегрируема на [a, b], и при этом
1 1

⎛ ⎞p ⎛ ⎞q
L∫ f ⋅ gdµ ⩽ ⎜L∫ ∣f ∣p dµ⎟ ⎜L∫ ∣g∣q dµ⎟ .
[a,b] ⎝ [a,b] ⎠ ⎝ [a,b] ⎠

Утверждение 10.8 (неравенство Минковского). Пусть f, g ∶ [a, b] → R —


измеримые функции, p > 1. Если ∣f ∣p и ∣g∣q интегрируемы на [a, b], то ∣f + g∣p
также интегрируема на [a, b], и при этом
1 1 1

⎛ ⎞p ⎛ ⎞p ⎛ ⎞p
⎜L∫ ∣f + g∣ dµ⎟ ⩽ ⎜L∫ ∣f ∣ dµ⎟ + ⎜L∫ ∣g∣ dµ⎟ .
p p p

⎝ [a,b] ⎠ ⎝ [a,b] ⎠ ⎝ [a,b] ⎠

Теорема 10.1. Для произвольного p ⩾ 1 Lp [a, b] — сепарабельное банахово


пространство с нормой
1

⎛ ⎞p
∣∣f ∣∣p ∶= ⎜L∫ ∣f ∣ dµ⎟ ,
p

⎝ [a,b] ⎠
48 ФИВТ МФТИ

а L2 [a, b] — сепарабельное гильбертово пространство со скалярным произведе-


нием
(f, g) ∶= L∫ f ⋅ g dµ.
[a,b]

Доказательство. Линейную структуру мы определим следующим образом:

α[f ] + β[g] = [αf + βg].


̃1 [a, b] ∣ f = 0 п. в.} — линейное много-
Определение корректно, т. к. [0] = {f ∈ L
̃1 . Замкнутость следует из того, что
образие в L

L∫ ∣αf + βg∣p dµ = L∫ ∣αf + βg∣p I(f > g)dµ + L∫ ∣αf + βg∣p I(f ⩽ g)dµ ⩽

⩽ L∫ ∣2αf ∣p I(f > g)dµ + L∫ ∣2βg∣p I(f ⩽ g) ⩽ 2αL∫ ∣f ∣p dµ + 2βL∫ ∣g∣p dµ.

Далее мы будем отождествлять функцию f с её классом эквивалентности [f ].


Для доказательства того, что ∣∣ ⋅ ∣∣p — норма нужно воспользоваться неравен-
ством Минковского, которое, по сути, означает выполнение третьего свойства
из определения нормы для ∣∣ ⋅ ∣∣p . Однородность попросту следует из линейно-
сти интеграла, а положительная определённость — из сформулированного вы-
ше утверждения.
Докажем полноту L1 . Для этого воспользуемся задачей 4.1 из задания пер-
вого семестра: полнота линейного нормированного пространства эквивалентна
сходимости любого абсолютного сходящегося ряда. Итак, пусть {un } ⊂ L1 и
∞ ∞
∑ ∣∣un ∣∣1 = ∑ L∫ ∣un ∣dµ < ∞.
n=1 n=1

Применяя теорему Леви к {∣un ∣}, мы получаем, что для некоторой функции
S̃ ∈ L
̃1 [a, b] почти всюду выполняется равенство

̃
S(x) = ∑ ∣un (x)∣.
n=1

Значит, по свойствам числовых рядов, можно определить функцию S ∶ [a, b] →


R такую, что

S(x) = ∑ un (x) п. в..
n=1
п.в.
Обозначим через {Sn } частичные суммы ряда ∑ un ; тогда Sn ÐÐ→ S и, поскольку
{Sn } измеримы, S — измерима. Более того, почти всюду ∣S(x)∣ ⩽ S(x), ̃ а потому
S∈L ̃1 [a, b]. Из абсолютной сходимости ∑ un следует, что Sn фундаментальна,
т. е. для произвольного ε > 0 можно выбрать N такой, что для произвольных
n, m ⩾ N ∣∣Sn − Sm ∣∣1 < ε. Зафиксируем произвольный n ⩾ N и определим gm =
п.в.
∣Sn − Sm ∣, тогда gm ÐÐ→ ∣Sn − S∣; значит, по теореме Фату, ∣Sn − S∣ ∈ L ̃1 [0, 1] и
∣∣Sn − S∣∣1 ⩽ ε для n ⩾ N . Таким образом, по определению, ∣∣Sn − S∣∣1 → 0, т. е. S —
сумма ряда ∑ un в смысле L1 [a, b].
Функциональный анализ 49

Чтобы показать полноту Lp [a, b] при p > 1 мы воспользуемся неравенством


Гёльдера:
1
p
1
q √
∣∣f ∣∣1 = L∫ ∣f ∣ ⋅ 1dµ ⩽ (L∫ ∣f ∣ dµ) ⋅ (L∫ ∣1∣ dµ) = b − a∣∣f ∣∣p .
p q q

Тогда любой абсолютно сходящийся в Lp [a, b] ряд ∑ un сходится абсолютно и


в L1 [a, b], а значит,

∑ un = S п. в.
n=1

как следует из доказательства полноты L1 [a, b]. Конечно, последовательность


частичных сумм {Sn } ограничена в Lp [a, b], и, применив теорему Фату к после-
довательности {∣Sn ∣p }, мы покажем, что S ∈ Lp [a, b]. Наконец, сходимость ряда
к S в смысле Lp [a, b] доказывается аналогично случаю p = 1, если определить
gm = ∣Sn − Sm ∣p .
Докажем, что Lp [a, b] — сепарабельно. Зафиксируем f ∈ Lp [a, b] и ε > 0. По-
строим последовательность простых функций {fn }, равномерно сходящуюся к
f на [a, b]. Тогда для некоторого m ∣fm (x) − f (x)∣ < b−a
ε
, а потому
1

⎛ ⎞p
⎜L∫ ∣fm − f ∣ dµ⎟ ⩽ ε,
p

⎝ [a,b] ⎠

тогда fm − f ∈ Lp [a, b], fm = (fm − f ) + f ∈ Lp [a, b] и ∣∣f − fm ∣∣p ⩽ ε. Положим



fa = fm = ∑ ck IEk ,
k=1

где Ei ∩ Ej = ∅ при i ≠ j. Определим


n
Sn = ∑ ck IEk .
k=1

п.в. п.в.
Тогда ∣Sn − fa ∣p ⩽ ∣fa ∣p и Sn ÐÐ→ fa (а значит, ∣Sn − fa ∣p ÐÐ→ 0), и по теореме Лебега
об ограниченной сходимости

L∫ ∣Sn − fa ∣p dµ → 0.

Значит, для некоторого n ∣∣fa −Sn ∣∣ < ε; положим fb = Sn . Пусть g1 , . . . , gn ∈ C[a, b],
определим
n
f c = ∑ ck g k .
k=1

Тогда
n n
∣∣fb − fc ∣∣p = ∣∣ ∑ ck (IEk − gk )∣∣p ⩽ ∑ ck ∣∣IEk − gk ∣∣p ,
k=1 k=1

и если мы сможем построить достаточно хорошие непрерывные приближения


для индикаторов, можно считать, что ∣∣fb − fc ∣∣p < ε.
50 ФИВТ МФТИ

Пусть E ⊂ [a, b] — измеримое множество, δ > 0. Воспользуемся фактом ре-


гулярности меры Лебега на [a, b]: найдутся такие множества F, G ⊂ [a, b], что
F — замкнуто, G — открыто, F ⊂ E ⊂ G и µ(G ∖ F ) < δ. Определим




⎪ 1, x ∈ F,


g(x) = ⎨0, x ∈ [a, b] ∖ G,





⎩ ρ(x,F )+ρ(x,[a,b]∖G) , x ∈ G ∖ F.
ρ(x,[a,b]∖G)

Тогда g ∈ C[a, b], ∣IE − g∣ ⩽ 1 и при этом ∣IE (x) − g∣ ≠ 0 только при x ∈ G ∖ F .
Значит,
∣∣IE − g∣∣pp = L∫ ∣IE − g∣p dµ ⩽ L∫ IG∖F dµ = µ(G ∖ F ) < δ,

т. е. ∣∣IE −g∣∣ < δ, что, в силу произвольности δ, позволяет положить ∣∣fb −fc ∣∣p <
p

ε.
По теореме Вейерштрасса мы сможем выбрать многочлен P такой, что ∣∣fc −
P ∣∣p < ε, и, благодаря плотности рациональных чисел в вещественных, мы смо-
жем также выбрать многочлен Q с рациональными коэффициентами такой,
что ∣∣P − Q∣∣p < ε. Итак,

∣∣f − Q∣∣p ⩽ ∣∣f − fa ∣∣p + ∣∣fa − fb ∣∣p + ∣∣fb − fc ∣∣p + ∣∣fc − P ∣∣p + ∣∣P − Q∣∣p < 5ε,

что, в силу счётности Q[x], означает сепарабельность Lp [a, b].


Для завершения доказательства осталось заметить, свойства что ⟨⋅, ⋅⟩ оче-
видным образом удовлетворяет определению скалярного произведения, и при

этом ∣∣f ∣∣2 = ⟨f, f ⟩. ∎
Замечание. Данная теорема будет также верна, если вместо вещественных
функций мы будем рассматривать функции со значениями в C.

10.7 Преобразование Фурье в L1 (Rn )

Теорема. Пусть f ∈ L1 (Rn ), тогда для неё корректно определено её преоб-


разование Фурье
1
fˆ(ξ) = L∫ f (x)ei⟨x,ξ⟩ dx;
(2π) n/2
n R

функция fˆ непрерывна и ограничена, т. е. fˆ ∈ BC(Rn ). Более того, fˆ(ξ) → 0


при ξ → ∞.
Определение 10.10. Свёрткой функций f, g ∈ L1 (Rn ) называется отобра-
жение f ∗ g ∶ Rn → R, заданное следующим образом:

(f ∗ g)(x) = L∫ f (y)g(x − y)dy.


Rn

Теорема. Пусть f, g ∈ L1 (Rn ). Тогда f̂


∗ g = fˆ ⋅ ĝ.
Функциональный анализ 51

10.8 Преобразование Фурье в L2 (Rn )

Теорема. Преобразование Фурье определено для любой функции f ∈ L2 (Rn ),


и при этом fˆ ∈ L2 (Rn ). Более того, F ∶ f ↦ fˆ — линейный ограниченный опе-
ратор и F 4 = I.
Теорема. Если f ∈ L2 (Rn ), то
1
f (x) = L fˆ(ξ)e−i⟨x,ξ⟩ dx;
(2π)n/2 ∫n
R

Теорема (Равенство Парсеваля). Если f ∈ L2 (Rn ), то

∣∣f ∣∣ = ∣∣fˆ∣∣.

Теорема (Равенство Планшереля). Если f, g ∈ L2 (Rn ), то

⟨f, g⟩ = ⟨fˆ, ĝ⟩.

11 Сопряжённый оператор
Пусть задано два линейных нормированных пространства E1 и E2 ; пусть
также зафиксирован оператор A ∈ L(E1 , E2 ), тогда существует естественный
способ определить отображение A∗ ∶ E2∗ → E1∗ :

g ↦ g ○ A;

композиция сохраняет линейность и непрерывность, а потому определение кор-


ректно. Более того, очевидно, что данный оператор линеен.
Определение 11.1. A∗ называется сопряжённым к A оператором.
В случае гильбертовых пространств, благодаря теореме Рисса-Фреше можно
перенести оператор с сопряжённых пространств на исходные. При этом, такой
«перенесённый» оператор будет задаваться уравнением

⟨Ax, y⟩H2 = ⟨x, A∗ y⟩H1 .

Упражнение. Доказать это в частном случае E1 = E2 = H, т. е. если H —


гильбертово пространство и A ∈ L(H), то существует единственный оператор
A∗ ∈ L(H) такой, что ∀x, y ∈ H ⟨Ax, y⟩ = ⟨x, Ay⟩. Доказать также следующие
соотношения (B ∈ L(H), α и β — скаляры):
1. (αA + βB)∗ = αA∗ + βB ∗ ,

2. I ∗ = I,

3. (A∗ )∗ = A,

4. (AB)∗ = B ∗ A∗ .
Теорема 11.1. Пусть E1 , E2 — ЛНП, A ∈ L(E1 , E2 ). Тогда A∗ ∈ L(E2∗ , E1∗ ) и
∣∣A∗ ∣∣ = ∣∣A∣∣.
52 ФИВТ МФТИ

Доказательство. Как уже было сказано, оператор очевидным образом кор-


ректен и линеен; осталось разобраться с непрерывностью и нормой. С одной
стороны,
∣(A∗ g)(x)∣ = ∣g(Ax)∣ ⩽ ∣∣g∣∣ ⋅ ∣∣Ax∣∣ ⩽ ∣∣g∣∣ ⋅ ∣∣A∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣,
т. е. ∣∣A∗ g∣∣ ⩽ ∣∣A∣∣ ⋅ ∣∣g∣∣. Значит, A∗ ограничен и, более того, ∣∣A∗ ∣∣ ⩽ ∣∣A∣∣.
Осталось доказать, что ∣∣A∗ ∣∣ ⩾ ∣∣A∣∣. Действительно, по следствию из теоремы
Хана-Банаха для произвольного x ∈ E1

∣∣Ax∣∣ = sup ∣g(Ax)∣ = sup ∣(A∗ g)(x)∣ ⩽ sup (∣∣A∗ ∣∣ ⋅ ∣∣g∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣) = ∣∣A∗ ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣.
∣∣g∣∣E ∗ =1 ∣∣g∣∣=1 ∣∣g∣∣=1
2


Теорема 11.2. Пусть H — гильбертово пространство, A ∈ L(H). Тогда

H = Im A ⊕ Ker A∗ .

Доказательство. Покажем, что (Im A)⊥ = Ker A∗ :

y ∈ (Im A)⊥ ⇔ ∀x ∈ H (Ax, y) = 0 ⇔ ∀x ∈ H (x, A∗ y) = 0 ⇔ A∗ y = 0 ⇔ y ∈ Ker A∗ .

Мы знаем, что (Im A)⊥ = (Im A)⊥ , а значит теорема о проекции применённая к
Im A даёт нам требуемое тождество. ∎
Теорема 11.3 (б/д). Пусть E1 и E2 — БП, A ∈ L(E1 , E2 ). Тогда ∃A ∈ −1

L(E2 , E1 ) в том и только в том случае, когда ∃(A∗ )−1 ∈ L(E1∗ , E2∗ ). При этом,
если эти условия выполнены, (A∗ )−1 = (A−1 )∗ .
Упражнение. Доказать теорему в случае E1 = E2 = H.

12 Самосопряжённые операторы
В данном параграфе мы будем рассматривать комплексные гильбертовы
пространства.
Определение 12.1. Пусть H — гильбертово пространство, A ∈ L(H). A на-
зывается самосопряжённым, если A∗ = A.
Упражнение. В H = `2 (C) выберем стандартный базис {en }, тогда любой
оператор A ∈ L(`2 ) задаётся бесконечной матрицей (aij )∞
i,j=1 :


(Ax)i = ∑ aij xj .
j=1

Докажите, что оператор A самосопряжён ⇔ aji = aij .


Упражнение. Привести пример оператора A над сепарабельным гильбер-
товом пространством такого, что из его собственных векторов нельзя выбрать
ортонормированный базис. Может ли A быть самосопряжённым?
Замечание. Самосопряжённость подразумевает линейность и ограниченность,
при наличии одной только линейности свойство ⟨Ax, y⟩ = ⟨x, Ay⟩ определя-
ет класс симметрических операторов. Однако, теорема Хеллингера-Тёплица
Функциональный анализ 53

утверждает, что в гильбертовом пространстве симметрический линейный опе-


ратор будет также ограниченным, а потому и самосопряжённым.
Теорема 12.1. Пусть H(C) — гильбертово пространство, A — ССО (са-
мосопряжённый оператор) на H. Тогда
1. ∀x ∈ H ⟨Ax, x⟩ ∈ R,
2. если λ — собственное значение A, то λ ∈ R,
3. если λ1 ≠ λ2 — собственные значения A, а e1 и e2 — соответствующие им
собственные вектора, то ⟨e1 , e2 ⟩ = 0.
Упражнение. Если ∀x ∈ H ⟨Ax, x⟩ ∈ R, то A — ССО.
Доказательство.
1. С одной стороны, ⟨Ax, x⟩ = ⟨x, Ax⟩; с другой, ⟨Ax, x⟩ = ⟨x, Ax⟩. Значит,
⟨Ax, x⟩ ∈ R.
2. Если λ — с. з., то ∃e ≠ 0∶ Ae = λe. Тогда вследствие прошлого пункта
⟨Ae, e⟩ = ⟨λe, e⟩ = λ⟨e, e⟩ — вещественное число, а т. к. ⟨e, e⟩ ∈ R, то и λ ∈ R.
3. С одной стороны, ⟨Ae1 , e2 ⟩ = ⟨λ1 e1 , e2 ⟩ = λ1 ⟨e1 , e2 ⟩. С другой, ⟨Ae1 , e2 ⟩ =
⟨e1 , Ae2 ⟩ = ⟨e1 , λ2 e2 ⟩ = λ2 ⟨e1 , e2 ⟩; кроме того, по предыдущему пункту λ2 ∈
R, а потому комплексное сопряжение можно опустить. Итак, λ1 ⟨e1 , e2 ⟩ =
λ2 ⟨e1 , e2 ⟩, или (λ2 −λ1 )⟨e1 , e2 ⟩ = 0. По условию, λ2 −λ1 ≠ 0, а потому ⟨e1 , e2 ⟩ =
0.

Теорема 12.2. Пусть A — самосопряжённый оператор и λ ∈ C. Тогда Im Aλ ⊕
Ker Aλ = H.
Доказательство. В силу теоремы 11.2, H = Im Aλ ⊕Ker(Aλ )∗ . При этом, A∗λ =
(A−λI)∗ = A∗ −λI ∗ = A−λI = Aλ , т. е. H = Im Aλ ⊕Ker Aλ ; осталось избавиться от
комплексного сопряжения. Если λ ∈ R, то попросту λ = λ, и мы сразу получаем
утверждение теоремы. Иначе, ни λ, ни λ не являются собственными значениями
A, и тогда Ker Aλ = {0} = Ker Aλ . ∎
Теорема 12.3 (критерий принадлежности числа спектру самосопряжённого
оператора). Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈ L(H) —
самосопряжённый оператор. Тогда
1. λ ∈ ρ(A) ⇔ ∃m > 0∶ ∀x ∈ H ∣∣Aλ x∣∣ ⩾ m∣∣x∣∣

2. λ ∈ σ(A) ⇔ ∃{xn }n=1 ∶ ∀n ∣∣xn ∣∣ = 1, ∣∣Aλ xn ∣∣ → 0
Доказательство. Следствие слева направо в первом пункте напрямую сле-
дует из теоремы 6.1. В обратную сторону та же теорема даст нам существование
обратного оператора лишь на Im Aλ . При этом, H = Im Aλ ⊕ Ker Aλ , а т. к. для
x ≠ 0 ∣∣Aλ x∣∣ ⩾ m∣∣x∣∣ > 0, Ker Aλ = {0}. То есть, H = Im Aλ ; значит, если мы пока-
жем замкнутость Im Aλ , мы докажем, что обратный оператор к Aλ определён
на всём H.
54 ФИВТ МФТИ

Пусть {yn } — последовательность из Im Aλ и yn → y; нужно доказать, что


тогда y ∈ Im Aλ . Выберем {xn } такие, что Aλ xn = yn . По условию,
1 1
∣∣xn − xn+p ∣∣ ⩽ ∣∣Aλ (xn − xn+p )∣∣ = ∣∣yn − yn+p ∣∣,
m m
а потому {xn } фундаментальна, ведь {yn } фундаментальна как любая сходя-
щаяся последовательность. Значит, у {xn } существует предел x и т. к. Aλ —
непрерывный оператор, то y = Aλ x, то есть y ∈ Im Aλ .
Доказательство второго пункта легко следует из первого.

λ ∈ σ(A) ⇔ λ ∉ ρ(A) ⇔ ∀m > 0 ∃x∶ (m) ∣∣Ax(m) ∣∣ < m∣∣x(m) ∣∣;


x(1/n)
из строгости неравенства следует, что x(m) ≠ 0, и тогда yn = ∣∣x(1/n) ∣∣ — требуемая
последовательность, ведь ∣∣Ayn ∣∣ < → 0. 1
n ∎
Теорема 12.4. Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈
L(H) — самосопряжённый оператор. Тогда σ(A) ⊂ R и если λ ∉ R, то ∣∣Rλ (A)∣∣ ⩽
1
∣ Im λ∣ .
Доказательство. Разложим λ ∉ R на вещественную и мнимую части: λ =
µ + iν, ν ≠ 0. Покажем теперь, что ∣∣Aλ x∣∣ ⩾ ∣ν∣ ⋅ ∣∣x∣∣. Рассмотрим квадрат нормы:

∣∣Aλ x∣∣2 = ⟨Aλ x, Aλ x⟩ = ⟨Aµ x−iνx, Aµ x−iνx⟩ = ∣∣Aµ x∣∣2 +iν⟨Aµ x, x⟩−iν⟨x, Aµ x⟩+∣ν∣2 ∣∣x∣∣2 .

Поскольку µ ∈ R, Aµ — тоже самосопряжённый оператор, и тогда два скалярных


произведения сокращаются, а потому ∣∣Aλ x∣∣2 = ∣∣Aµ x∣∣2 +∣ν∣2 ∣∣x∣∣2 ⩾ ∣ν∣2 ∣∣x∣∣2 . Итак,
по критерию принадлежности числа спектру самосопряжённого оператора, λ ∈
ρ(A).
К тому же, обозначив Aλ x как y мы можем переписать неравенство в следу-
ющем виде: ∣∣y∣∣ ⩾ ∣ν∣⋅∣∣Rλ y∣∣. Разделив обе части на ∣ν∣ мы получаем ∣∣Rλ y∣∣ ⩽ ν1 ∣∣y∣∣,
откуда ∣∣Rλ ∣∣ ⩽ ν1 . ∎
Иногда, в частности, в следующей теореме, полезно рассматривать «почти»
скалярное произведение, которое является лишь положительно полуопределён-
ным.
Определение 12.2. Пусть E — линейное пространство над полем F = R или
F = C. Отображение ⟨⋅, ⋅⟩ ∶ E × E → F называется полускалярным произведени-
ем, если оно удовлетворяет следующим свойствам:

1. ⟨x, x⟩ ⩾ 0,

2. ⟨x, y⟩ = ⟨y, x⟩,

3. ⟨αx, y⟩ = α⟨x, y⟩,

4. ⟨x + y, z⟩ = ⟨x, z⟩ + ⟨y, z⟩.

Упражнение. Докажите неравенство Коши-Буняковского для полускаляр-


ного произведения.
Функциональный анализ 55

Теорема 12.5. Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈


L(H) — самосопряжённый оператор. Тогда σ(A) ⊂ [m− , m+ ], где
m− = inf ⟨Ax, x⟩, m+ = sup ⟨Ax, x⟩;
∣∣x∣∣=1 ∣∣x∣∣=1

причём, m− , m+ ∈ σ(A). Кроме того,


r(A) = ∣∣A∣∣ = max{∣m− ∣, ∣m+ ∣}.
Доказательство. В силу предыдущей теоремы, достаточно рассматривать
λ ∈ R. Покажем, что если λ > m+ , то λ ∈ ρ(A). Для этого найдём m > 0 такое,
что ∣∣Aλ x∣∣ ⩾ m∣∣x∣∣. Воспользуемся неравенством Коши-Буняковского:
∣∣Aλ x∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ ⩾ ∣⟨Aλ x, x⟩∣ = ∣⟨Ax − λx, x⟩∣ = ∣⟨Ax, x⟩ − λ∣∣x∣∣2 ∣.
При этом, ⟨Ax, x⟩ ⩽ ∣∣x∣∣2 m+ , и, раз λ > m+ ,
∣∣Aλ x∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ ⩾ ∣⟨Ax, x⟩ − λ∣∣x∣∣2 ∣ = λ∣∣x∣∣2 − ⟨Ax, x⟩ ⩾ (λ − m+ )∣∣x∣∣2 .
Сокращая неравенство на ∣∣x∣∣ мы видим, что нам подходит m = λ − m+ .
Чтобы доказать, что m+ принадлежит спектру, мы вновь воспользуемся
критерием: найдём последовательность {xn } такую, что ∣∣xn ∣∣ = 1 и при этом
∣∣Am+ xn ∣∣ → 0. В силу определения m+ мы можем выбрать последовательность
единичных векторов {xn } такую, что ⟨Axn , xn ⟩ → m+ . Оператор B = m+ I − A =
−Am+ самосопряжён и, кроме того, ⟨Bx, x⟩ = m+ ∣∣x∣∣2 −⟨Ax, x⟩ ⩾ 0. Следовательно,
⟨x, y⟩B = ⟨Bx, y⟩ — полускалярное произведение. Тогда, благодаря неравенству
Коши-Буняковского для полускалярного произведения,
∣∣Bxn ∣∣4 = ⟨Bxn , Bxn ⟩2 = ⟨xn , Bxn ⟩2B ⩽ ⟨xn , xn ⟩B ⋅ ⟨Bxn , Bxn ⟩B .
Первый множитель стремится к нулю: ⟨xn xn ⟩B = ⟨Bxn , xn ⟩ = m+ − ⟨Axn , xn ⟩ → 0.
Второй — ограничен, т. к. ⟨Bxn , Bxn ⟩B = ⟨B 2 xn , Bxn ⟩ ⩽ ∣∣B 2 xn ∣∣ ⋅ ∣∣Bxn ∣∣ ⩽ ∣∣B∣∣3 ⋅
∣∣xn ∣∣2 = ∣∣B∣∣3 . Значит, ∣∣Bxn ∣∣4 → 0, то есть {xn } — требуемая последовательность.
Аналогичные свойства m− следуют из того, что m− (A) = −m+ (−A).
Отсюда мы тривиальным образом получаем, что r(A) = max{∣m− ∣, ∣m+ ∣}. Для
второго равенства нам придётся воспользоваться тем фактом, что

r(A) = lim n ∣∣An ∣∣.
n→∞

Легко показать, что для самосопряжённого оператора A ∣∣A2 ∣∣ = ∣∣A∣∣2 : очевидно,


∣∣A2 ∣∣ ⩽ ∣∣A∣∣2 , и, с другой стороны,
√ √ √ √
∣∣Ax∣∣ = ⟨Ax, Ax⟩ = ⟨A2 x, x⟩ ⩽ ∣∣A2 x∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣ ⩽ ∣∣A2 ∣∣ ⋅ ∣∣x∣∣,

т. е. ∣∣A∣∣ ⩽ ∣∣A2 ∣∣ ⇒ ∣∣A∣∣2 ⩽ ∣∣A2 ∣∣. Более того, An — тоже самосопряжённый опе-
ратор, а потому ∣∣A2 ∣∣ = ∣∣A2 ∣∣2 = ⋅ ⋅ ⋅ = ∣∣A∣∣2 . Если предел последовательности
k k−1 k

существует, то с ним совпадает любой частичный предел, а значит,


√ √
2k 2k
r(A) = lim ∣∣A2k ∣∣ = lim ∣∣A∣∣2k = lim ∣∣A∣∣ = ∣∣A∣∣. ∎
k→∞ k→∞ k→∞

Упражнение. Пусть A — самосопряжённый оператор. Тогда ∣∣An ∣∣ = ∣∣A∣∣n .


56 ФИВТ МФТИ

13 Компактные операторы
Исторически, понятие компактности оператора появилось под названием
«вполне непрерывность». Оператор A ∶ E1 → E2 назывался вполне непрерыв-
ным, если под его действием любая слабо сходящаяся последовательность на-
чинала сходиться по норме. Современное определение ушло от понятия после-
довательности и аналогично определению ограниченного оператора как опера-
тора переводящего ограниченное множество в ограниченное.
Определение 13.1. Оператор A ∈ L(E1 , E2 ) называется компактным, если
для любого ограниченного множества X ⊂ E1 его образ AX предкомпактен.
Множество компактных операторов, действующих из E1 в E2 , будем обозначать
как K(E1 , E2 ) или, если E1 = E2 = E, K(E).
Замечание. В банаховых пространствах предкомпактность эквивалентна вполне
ограниченности; однако, в определении мы говорим о предкомпактности — это
делает его переносимым на топологические линейные пространства.
Упражнение. Если AB(0, 1) — предкомпакт, то A компактен.
Примеры.
1. Если dim E < ∞, то все операторы из L(E) компактны.

2. Если dim E = ∞, то IE не является компактным в силу некомпактности


сферы в бесконечномерных пространствах.

3. Рассмотрим E = C[0, 1], определим A ∶ E → E:


x
(Af )(x) = ∫ f (t)dt.
0

Благодаря теореме Арцела—Асколи достаточно показать, что AB(0, 1) огра-


ниченно и обладает свойством равностепенной непрерывности. Ограничен-
ность оператора очевидна:
x x
∣(Af )(x)∣ = ∣ ∫ f (t)dt∣ ⩽ ∫ ∣f (t)∣dt ⩽ x ⋅ ∣∣f ∣∣ ⩽ ∣∣f ∣∣,
0 0

а потому ∣∣Af ∣∣ ⩽ ∣∣f ∣∣ ⩽ 1. Кроме того,


x
∣(Af )(x) − (Af )(y)∣ = ∣∫ f (t)dt∣ ⩽ ∣x − y∣ ⋅ ∣∣f ∣∣,
y

а значит, в определении равностепенной непрерывности мы можем брать


δ = ε. Итак, A — компактен.

Упражнение. K(E) — идеал в L(E), т. е. если A ∈ K(E) и B ∈ L(E), то


AB, BA ∈ K(E).
Следствие. В бесконечномерном пространстве компактный оператор не
имеет ограниченного обратного оператора.
Доказательство. Пусть E — ЛНП, dim E = ∞, A ∈ K(E). Тогда если A−1 ∈
L(E), то I = AA−1 ∈ K(E), что неверно. ∎
Функциональный анализ 57

Теорема 13.1. Пусть E1 и E2 — линейные нормированные пространства,


причём E2 — банахово, {An }∞
n=1 ⊂ K(E1 , E2 ) и An → A. Тогда A также компак-
тен.
Доказательство. По определению предела и нормы,

∀ε > 0 ∃N (ε)∶ ∀n ⩾ N ∀x ∈ B(0, 1) ∣∣Ax − An x∣∣ ⩽ ε.

Зафиксируем ε > 0 и выберем n ⩾ N (ε). Поскольку An — компактный, мы


можем построить конечную ε-сеть {y1n , . . . , ym n } для A B(0, 1). Она же будет
n n
2ε-сетью для AB(0, 1): для произвольного x ∈ B(0, 1) найдётся ykn такой, что
∣∣An x − ykn ∣∣ ⩽ ε; кроме того, ∣∣Ax − An x∣∣ ⩽ ε, а потому ∣∣Ax − ykn ∣∣ ⩽ 2ε. ∎
Упражнение. Докажите, что оператор A ∶ `2 → `2 заданный по правилу

(Ax)n = λn xn ,

компактен тогда и только тогда, когда λn → 0.


Теорема 13.2. Пусть E(C) — ЛНП, A ∈ K(E). Тогда ∀λ ≠ 0 dim Ker Aλ < ∞
(т. е. собственное пространство, соответствующее λ, конечномерно).
Доказательство. В силу теоремы 4.2, достаточно показать предкомактность
единичной сферы в Ker Aλ . Итак, выберем из неё произвольную последова-
тельность {xn }∞
n=1 ⊂ Ker Aλ , ∀n ∣∣xn ∣∣ = 1; необходимо выделить в ней сходя-
щуюся подпоследовательность. Поскольку A компактен, множество значений
последовательности {Axn }∞ n=1 — предкомпактно, и тогда у неё найдётся сходя-
щаяся подпоследовательность: Axnk → y. При этом, Axnk = λxnk , а потому
xnk → λ1 y. ∎
Теорема 13.3. Пусть E(C) — БП, A ∈ K(E). Тогда для любого δ > 0 вне
круга {∣λ∣ ⩽ δ} может быть только конечное число собственных значений
оператора A.
Доказательство. Докажем теорему только для случая гильбертова про-
странства E и самосопряжённого оператора A.
Предположим противное: существует последовательность различных соб-
ственных значений {λn }∞ n=1 таких, что ∣λn ∣ > δ для любого n. Выберем для
каждого собственный вектор xn , при том такой, что ∣∣xn ∣∣ = 1. Поскольку A
компактен, {Axn } должно быть предкомпактным множеством. Но, поскольку
у ССО собственные вектора соответствующие различным собственным значе-
ниям ортогональны,

∣∣Axn − Axm ∣∣2 = ∣∣λn xn − λm xm ∣∣2 = ∣∣λn xn ∣∣2 + ∣∣λm xm ∣∣2 = ∣λn ∣2 + ∣λm ∣2 > δ 2 .

Таким образом, счётное количество точек имеет попарные расстояния большие


δ 2 , что противоречит вполне ограниченности и, соответственно, предкомпакт-
ности. ∎
Следствие. В условиях теоремы, для произвольного δ > 0

∑ dim Ker Aλ < ∞


∣λ∣>δ
58 ФИВТ МФТИ

Следствие. Если A ∈ K(E), то σP (A) — не более, чем счётное множе-


ство.
Задача. Если A ∈ K(E1 , E2 ), а последовательность {xn } ⊂ E1 слабо сходится
к x, то Axn → Ax (по норме E2 ).
Лемма 13.1. Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈ L(H) —
компактный самосопряжённый оператор. Тогда если λ ≠ 0 — точка спектра
A, то λ — собственное значение A.
Доказательство. По критерию принадлежности точки спектру ССО, λ ∈
σ(A) ⇔ существует последовательность {xn } такая, что ∣∣xn ∣∣ = 1 и ∣∣(A−λI)xn ∣∣ →
0. {Axn } — предкомкакт, найдётся сходящаяся подпоследовательность: Axnk →
y. Кроме того, конечно, Axnk − λxnk → 0; поскольку λ ≠ 0, λ1 Axnk − xnk → 0, и
тогда
1 1 1
lim xnk = lim Axnk − lim( Axnk − xnk ) = y.
λ λ λ
Наконец, поскольку A непрерывен,
1
y = lim Axnk = A lim xnk = Ay,
λ
т. е. Ay = λy. ∎
Лемма 13.2. Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈ L(H) —
самосопряжённый оператор, а M — подпространство H, инвариантное отно-
сительно A (т. е. AM ⊂ M ). Тогда M ⊥ также инвариантно относительно
A.
Доказательство. y ∈ M ⊥ , если ∀x ∈ M ⟨x, y⟩ = 0. Поскольку для произволь-
ного x ∈ M также и Ax ∈ M , то

⟨x, Ay⟩ = ⟨Ax, y⟩ = 0,

т. е. Ay ∈ M ⊥ . ∎
Лемма 13.3. Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈ L(H) —
компактный самосопряжённый оператор. Если λ ≠ 0, то Im Aλ = Im Aλ .
Доказательство. Из доказательства теоремы 12.2 следует, что (Ker Aλ )⊥ =
Im Aλ . Ker Aλ — инвариантно относительно A, а потому и Im Aλ — тоже. Рас-
смотрим оператор
à = A∣Im A ;
λ

он также компактный и самосопряжённый. Мы отбросили Ker Aλ (за исклю-


чением нуля), поэтому λ не может быть собственным значением Ã. Значит,
λ ∈ ρ(Ã). Тогда, конечно, образ оператора Ãλ равен его области определения —
Im Aλ . Наконец, поскольку Ãλ — просто сужение Aλ ,

Im Aλ ⊂ Im Aλ = Im Ãλ ⊂ Im Aλ . ∎

Теорема (Альтернатива Фредгольма). Пусть H — комплексное гильберто-


во пространство, A ∈ L(H) — компактный самосопряжённый оператор, λ ∈ C,
Функциональный анализ 59

λ ≠ 0. Тогда либо λ — не собственное значение A, и уравнение

Ax = λx + y

имеет решение относительно x, определённое для любого y ∈ H и непрерывно


зависящее от него, либо λ — собственное значение Aб и это уравнение раз-
решимо (не единственным) образом в точности для тех y, которые ортого-
нальны всем собственным векторам для λ.
Доказательство. Утверждение теоремы напрямую следует из доказанных
лемм. ∎
Лемма 13.4. Пусть H — комплексное гильбертово пространство, A ∈ L(H) —
ненулевой компактный самосопряжённый оператор. Тогда у A существует
ненулевое собственное значение.
Доказательство. Поскольку A — самосопряжённый, 0 ≠ ∣∣A∣∣ = max{∣m− ∣, ∣m+ ∣}.
Значит, хотя бы одно из них ненулевое, а поскольку оба они принадлежат спек-
тру, мы нашли ненулевую точку спектра. Наконец, вспомним, что она обяза-
тельно будет собственным значением. ∎
Теорема 13.4 (Гильберт—Шмидт). Пусть H — сепарабельное комплексное
гильбертово пространство, dim H = ∞, и A ∈ L(H) — компактный самосо-
пряжённый оператор. Тогда в H существует ортонормированный базис из
собственных векторов оператора A.
Доказательство. Для каждого собственного значения λ выберем ОНБ в
Ker Aλ ; в силу теоремы 13.3 собственных значений не более, чем счётно много,
а потому мы можем объединить все эти базисы в одну последовательность
e = {en }N
n=1 , где, возможно, N = ∞. Поскольку собственные вектора для разных
значений ортогональны, e — ортонормированная система. Обозначим M = [e];
если мы покажем, что M = H или, эквивалентно, M ⊥ = {0}, то e — требуемый
ОНБ H.
Заметим, что M инвариантно относительно A: если λn — собственное значе-
ние, которому соответствует en , то
N N N
A( ∑ αn en ) = ∑ αn Aen = ∑ (αn λn )en ∈ M.
n=1 n=1 n=1

Тогда и M ⊥ инвариантно относительно A, а значит A0 = A∣M ⊥ — компактный


самосопряжённый оператор из L(M ⊥ ). Более того, он не имеет собственных
значений. Значит, вследствие леммы 13.4, A0 = 0. Тогда если M ⊥ ≠ {0}, то 0 —
собственное значение A0 , что противоречит его построению. ∎

14 Элементы нелинейного анализа

Определение 14.1. Пусть E1 , E2 — нормированные вещественные простран-


ства, D — область в E1 , F ∶ D → E2 . F дифференцируема (по Фреше) (сильно
60 ФИВТ МФТИ

дифференцируема) в точке x0 ∈ D, если


∣∣F (x0 + h) − F (x0 ) − Ah∣∣
∃A ∈ L(E1 , E2 )∶ lim = 0.
h→0 ∣∣h∣∣
Тогда A называется производной (Фреше) (сильной производной) функции F
в точке x0 и обозначается как F ′ (x0 ). Для конкретного h ∈ E1 Ah называет-
ся дифференциалом (Фреше) (сильным дифференциалом) и обозначается как
dF (x0 , h).
Определение 14.2. Пусть E1 , E2 — нормированные вещественные простран-
ства, D — область в E1 , F ∶ D → E2 . Дифференциалом Гато (слабым диффе-
ренциалом) называется
d F (x0 + th) − F (x0 )
DF (x0 , h) = F (x0 + th)∣t=0 = lim .
dt t→0 h
Если DF (x0 , ⋅) ∈ L(E1 , E2 ), то F дифференцируема по Гато в точке x0 и опера-
тор DF (x0 , ⋅) называется производной Гато (слабой производной) функкции F
в точке x0 .
Пример. Пусть E1 = E2 = R и


⎪1, x > 0, y = x2
F (x, y) = ⎨ .

⎪ 0, иначе

Тогда DF (0, h) = 0 для любого h ∈ R2 , но F не имеет дифференцируема по
Фреше.
Упражнение. Из дифференцируемости по Фреше следует дифференциру-
емость по Гато, и при этом обе производные совпадают.
Упражнение.

1. F (x) ≡ const ⇒ ∀x0 F ′ (x0 ) = 0

2. F ∈ L(E1 , E2 ) ⇒ ∀x0 F ′ (x0 ) = F

3. (α1 F1 + α2 F2 )′ = α1 F1′ + α2 F2′

4. (G ○ F )′ (x0 ) = G′ (F (x0 )) ○ F ′ (x0 )

Утверждение. Пусть D — область в R и отображение f ∶ D → R диффе-


ренцируемо в точке x0 ∈ D по Фреше. Тогда f дифференцируема (в обычном
смысле), и её производная (в обычном смысле) равна dF (x0 , 1).
Доказательство. В данном случае определение дифференцируемости по
Фреше выглядит как
∣f (x0 + h) − f (x0 ) − dF (x0 , h)∣ f (x0 + h) − f (x0 ) − dF (x0 , h)
lim = lim ∣ ∣ = 0.
h→0 ∣h∣ h→0 h
При этом, dF (x0 , h) = dF (x0 , h ⋅ 1) = hdF (x0 , 1), а потому
f (x0 + h) − f (x0 ) f (x0 + h) − f (x0 )
lim ∣ − dF (x0 , 1)∣ = 0 ⇔ lim = dF (x0 , 1). ∎
h→0 h h→0 h
Функциональный анализ 61

Теорема 14.1 (об оценке конечных приращений). Пусть E1 , E2 — веще-


ственные нормированные пространства, D ⊂ E1 — выпуклая область и F ∶
D → E2 дифференцируема на D (по Фреше). Тогда для произвольных x0 , x1 ∈ D

∣∣F (x1 ) − F (x0 )∣∣ ⩽ sup ∣∣F ′ (ξ)∣∣ ⋅ ∣∣x1 − x0 ∣∣,


ξ∈(x0 ,x1 )

где (x0 , x1 ) = {x0 + t(x1 − x0 ) ∣ t ∈ (0, 1)}.


Доказательство. Для t ∈ [0, 1] определим xt = x0 + t(x1 − x0 ) и для произ-
вольного f ∈ E2∗ рассмотрим композицию ϕf = f ○ F ○ x⋅ (ϕf ∶ (0, 1) → R). f
дифференицруем как любой линейный функционал, F дифференцируема по
условию и x′t (s) ∶ h ↦ h(x1 − x0 ). Значит, дифференцируема и ϕf , при том

dϕf (s, h) = f ([F ′ (xs )](h(x1 − x0 ))).

Поскольку ϕf — просто вещественная функция, к ней можно применить теоре-


му Лагранжа о среднем: ϕf (1) − ϕf (0) = dϕf (s, 1) для некоторого s ∈ (0, 1). По
второму следствию из теоремы Хана-Банаха найдётся f ∈ E2∗ такой, что ∣∣f ∣∣ = 1
и f (F x1 − F x0 ) = ∣∣F x1 − F x0 ∣∣; тогда

∣∣F x1 − F x0 ∣∣ = ∣f (F x1 − F x0 )∣ = ∣ϕf (1) − ϕ(0)∣ = ∣dϕf (s, 1)∣ = ∣f ([F ′ (xs )](x1 − x0 ))∣

⩽ ∣∣f ∣∣ ⋅ ∣∣F ′ (xs )∣∣ ⋅ ∣∣x1 − x0 ∣∣ ⩽ sup ∣F ′ (ξ)∣ ⋅ ∣∣x1 − x0 ∣∣. ∎


ξ∈(x0 ,x1 )

Существенную роль для приложений играют теоремы о неподвижной точке;


мы уже доказали теорему Банаха о неподвижной точке сжимающего отобра-
жения и рассматривали в задании её усиление для компактных пространств.
Другим классическим результатом является теорема Брауэра о неподвижной
точке.
Теорема (Брауэр, 1910). Пусть B — замкнутый шар в Rk , f ∶ B → B —
непрерывное отображение. Тогда у f найдётся неподвижная точка.
Этот результат также обобщается и на бесконечномерный случай, но для
этого нам вновь требуется понятие компактности.
Определение 14.3. Отображение (не обязательно линейное) F ∶ E1 → E2
называется компактным, если F непрерывно и для любого ограниченного мно-
жества A ⊂ E1 F (A) предкомпактно в E2 .
Теорема 14.2 (Шаудер, б/д). Пусть E — вещественное банахово простран-
ство, D ⊂ E — замкнутое, выпуклое и ограниченное множество, F ∶ D → D —
компактное отображение. Тогда у F существует неподвижная точка.