Вы находитесь на странице: 1из 13

Оглавление

Введение.......................................................................................................................3
Теория «управляемого хаоса»....................................................................................4
«Управляемый хаос» как метод современной международной конкуренции....10
Заключение................................................................................................................13
Список используемой литературы...........................................................................14
Введение
В современных условиях в глобальном геополитическом противоборстве
все активнее используется геополитические технологии «управляемого хаоса».
Хаос - известная категория мифологии и философии со временем античности,
которая в ХIХ в. была развита естественнонаучным понимаем статистического
хаоса, а в ХХ в. была дополнена ещё и теорией динамического хаоса а
детерминированных системах и концепцией когнитивного хаоса в теории
сложности.

2
Теория «управляемого хаоса»
Теория «управляемого хаоса» – это современный феномен,
геополитическая доктрина, уходящая своими корнями в древнейшие науки,
такие как философия, математика, физика. Понятие «хаос» возникло от
названия в древнегреческой мифологии изначального состояния мира, некой
«разверзшейся бездны», из которой возникли первые божества.
Попытки научного осмысления понятий «порядок» и «хаос»
сформировали теории направленного беспорядка, обширные классификации и
типологии хаоса. В древнейшей историко-философской традиции хаос
понимался как все собой обнимающее и порождающее начало.  В античном
мировосприятии безвидный и непостижимый хаос наделен формообразующей
силой и означал первичное бесформенное состояние материи и первопотенцию
мира.
Современный уровень научных исследований обосновал теорию хаоса на
утверждении того, что сложные системы чрезвычайно зависимы от
первоначальных условий, и небольшие изменения в окружающей среде могут
привести к непредсказуемым последствиям.
Автором теории «управления хаосом» является Стивен Манн.
Стивен Манн – ключевая фигура в развитии геополитической доктрины
«управление хаосом», в том числе и в рамках национальных интересов США.
Стивен Манн (год рождения 1951) в 1973 г. закончил Оберлинский колледж
(степень бакалавра по немецкому языку), в 1974 г. получил степень магистра по
немецкой литературе в Корнуэльском университете (Нью-Йорк), с 1976 г.
находился на дипломатической службе. Начинал карьеру в качестве сотрудника
посольства США на Ямайке. Затем работал в Москве и в отделе по вопросам
Советского Союза при Госдепартаменте в Вашингтоне, работал в
Операционном Центре Госдепартамента (круглосуточно функционирующем
кризисном центре), а также с 1991 по 1992 гг. – в офисе секретаря по обороне,
охватывавшем вопросы России и Восточной Европы. В 1985-1986 гг. был
стипендиатом Института Гарримана по исследованиям Советского Союза
(Harriman Institute for Advanced Soviet Studies) при Колумбийском университете
(здесь получил степень магистра по политологии). Был первым временным
поверенным в делах США в Микронезии (1986-1988 гг.), Монголии (1988 г.) и
Армении (1992 г.). В 1991 г. с отличием закончил Национальный военный
колледж (National War College) в Вашингтоне. В 1992-1994 гг. был
заместителем посла на Шри-Ланке. В 1995-1998 гг. работал директором отдела
Индии, Непала и Шри-Ланки при Госдепартаменте США. С 1998 по май 2001 г.
был послом США в Туркменистане. С мая 2001 г. Стивен Манн является
специальным представителем президента США в странах Каспийского
бассейна. Он – главный представитель американских энергетических интересов
в этом регионе, лоббист проекта АБТД (нефтяной трубопровод Актау-Баку-
Тбилиси-Джейхан).

3
По результатам обучения в Национальном военном колледже Стивен
Манн в 1992 году подготовил статью, получившую большой резонанс в военно-
политическом сообществе: «Теория хаоса и стратегическая мысль». Она была
напечатана в главном профессиональном журнале армии США.
В этой статье С. Манн излагает следующие тезисы: «Мы можем многому
научиться, если рассматривать хаос и перегруппировку как возможности, а не
рваться к стабильности как иллюзорной цели…». «Международная среда
является превосходным примером хаотической системы... «самоорганизованная
критичность» ... соответствует ей в качестве средства анализа... Мир обречен
быть хаотичным, потому что многообразные акторы человеческой политики в
динамической системе... имеют разные цели и ценности». «Каждый актор в
политически критических системах производит энергию конфликта, ...которая
провоцирует смену статус-кво, участвуя, таким образом, в создании
критического состояния... и любой курс приводит состояние дел к неизбежному
катаклизменному переустройству».
Основная мысль, вытекающая из представленных тезисов Манна, –
перевести систему в состояние «политической критичности». А далее она – при
определенных условиях – сама неизбежно ввергнет себя в катаклизмы хаоса и
«переустройства». В контексте его статьи важно отметить, что
рассматриваемый подход может использоваться как для социального
созидания, так и для асоциального разрушения и геополитических
манипуляций.
Совершенно ясно из доклада С. Манна прослеживается не только научно-
идеологическая мысль, но и преследование национальной безопасности США.
В указанной статье Манн пишет: «С американскими преимуществами в
коммуникациях и увеличивающимися возможностями глобального
перемещения, вирус (речь идет об «идеологическом заражении») будет
самовоспроизводящимся и будет распространяться хаотическим путем.
Поэтому наша национальная безопасность будет иметь наилучшие гарантии...».
И далее: «Это единственный путь для построения долговременного мирового
порядка. Если мы не сможем достичь такого идеологического изменения во
всем мире, у нас останутся спорадические периоды спокойствия между
катастрофическими переустройствами». Слова Манна о «мировом порядке»
здесь – дань «политкорректности». Потому что в его докладе речь идет
исключительно о хаосе, в котором, судя по словам Манна о «наилучших
гарантиях национальной безопасности США», только у Америки будет
возможность сохраниться в качестве «острова порядка» в океане «управляемой
критичности» или глобального хаоса.
Интерес к проблеме хаоса появился под влиянием работы И. Пригожина
и И. Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой»,
вышедшей на Западе в 1979 г. (в переработанном виде в 1984 году) и
переведенной в России впервые в 1986 году и в последующих изданиях. В этой
книге, имеющей серьезные философские идеи, но сделанной в основном на
материале физики и химии (специальности бельгийского ученого И.

4
Пригожина), хаос рассматривался как следствие динамической неустойчивости
сложных систем. Понятие сложности явилось центральным в теории хаоса.
Новым же явилось давно забытое старое: хаос обладает не только
разрушительной силой, но может стать источником порядка. Это похоже на
античный взгляд на хаос как нечто животворное.

Основанием для подобного вывода явилось то, что понятие закона,


доставшееся в наследие от науки XVII, соответствует простым системам и
присущей им динамике, периодичности процессов. Закон всегда огрубляет
процессы перехода. Детерминистское описание, согласно авторам этой работы,
неадекватно описанию неустойчивых систем или периоду неустойчивости. По-
существу, речь идет не столько об усложнении систем, сколько о возрастании
значимости и необходимости учета их сложности и неустойчивости, о смене
методологии физических наук, которые начинают учитывать
человекоразмерность систем (В.С. Степин), нашу включенность во Вселенную,
наше воздействие на предмет познания. Пригожин и Стенгерс указывают, что
их идеи имеют значение и для исторических наук. Однако различия между
естественно-научным пониманием и социальными науками ими проведены не
были.

Следствием этого стали восторженные идеологизации адептов идеи


рождения порядка из хаоса. Автору доклада не раз приходилось слышать на
всевозможных семинарах о том, что хаос отныне не страшен, что из него
обязательно родится порядок. Как и водится, в России в духе незнания
середины началa отрицаться разрушительная роль хаоса. Во многих трактовках
увлеклись квазиприродностью общества и потеряли ту человекоразмерность,
которая и делает системы сложными.

Так, социальный порядок 90-х многими воспринимался как животворный


хаос. Мной он трактовался как анархический порядок, обеспечивающий
простую адаптацию и ведущий к убыванию сложности системы. Тем самым
проводились различия не только между порядком и хаосом, но и анархией и
хаосом, вводились типы предпорядков (анархический, апатический,
формально-рациональный). Они соответствовали неустойчивости и ее
стремлению повысить способность к адаптации за счет убывания сложности.
Вместо демократии и рынка, провозглашенными сложной целью
посткоммунистической социальной системы, преобладали цели адаптации в
условиях аномии (деструкции и рассогласования ценностей), ведшие к анархия,
включавшей в себя слабость центральной власти, отсутствие действенных
институтов и распад коллективных представлений, а также русские проявления
анархии — самопомощь и кооперация (прямо по П. Кропоткину), бунт против
чуждой интеллигентской культуры (прямо по М. Бакунину). Отличие анархии
от хаоса определялось тем, что она сама была рожденным из хаоса типом
порядка, тогда как хаос сам по себе порядком никак быть не может.
5
Использовались положения О. Хеффе об отличии тотальной
неупорядоченности хаоса от частичной неупорядоченности анархии.

Аномия сменяется, условно говоря, ценностями стабильности и


безопасности, что рождает апатию и то, что я называю апатическим порядком.
Но далее возникает своего рода новая ценность, выраженная в требовании
эффективности, что побуждает меня предсказывать формально-рациональный
порядок, более регулятивный, чем конститутивный.

Выстраивается, таким образом, более сложная, чем в природе, цепочка:


хаос — анархия и другие типы предпорядков — порядок более стабильного
типа.

Социальные теории так же используют идею сложных систем, их


неустойчивости и потенциальной нестабильности. В книге «Хорошее
общество» я ссылаюсь на З. Баумана и Ю. Хабермаса. Первый отмечает
невозможность полной упорядоченности столь сложной системы, как
общество. Хабермас говорит, что в простых системах действуют естественные
добродетели, такие как симпатия, доброжелательность, сострадание. В
сложных же системах нужны, по его мнению, искусственные добродетели,
такие, как справедливость.

Упование на хаос социальных процессов как источник креативного


разнообразия не учитывает, что из хаоса в обществе не всегда рождается
порядок, что порядок может родиться без нас, после нас, совсем не такой, какой
мы хотим. Отсюда появляется идея управляемого хаоса, который сочетает
неустойчивость и избирательную разрушительность с творением новых
желательных процессов.

Среди сценариев развития целесообразно различить:

 сценарии- образы, в данном случае креативной силы хаоса,


отмеченный выше;
 сценарии-тренды, улавливающие возможную тенденцию слома
привычной линии процесса в точке бифуркации и переход на новый
аттрактор, т.е. процесс с иными законами развития. При этом
квазиприродность концепции рождения порядка из хаоса не действует в
обществе полностью из-за активной позиции субъекта.
Основополагающим пунктом идеи рождения порядка из хаоса у
Пригожина и Стенгерс выступает закон сохранения энергии в природе,
который и создает воспроизводство нового порядка, новой системной
устойчивости, обеспеченной фундаментальной инвариантностью, «которая
(в силу закона сохранения энергии. — В.Ф.) кроется за всеми
трансформациями, происходящими в природе». Следовательно, порядок в
6
природе имеет фундаментальное значение и не является островком в море
хаоса. Убывание энергии в одном месте и вызванная этим неустойчивость
вызовет прибавление энергии в другом месте и повышение устойчивости,
т.е. новый порядок. В обществе же закон сохранения энергии не действует.
Из этого следует, что хаос может занимать большее место и сдерживается
усилиями людей. Вероятность хаоса в обществе очень высока, и ответом на
эту всегдашнюю угрозу является деятельность стремящегося к
самосохранению человечества. И поэтому здесь порядок прерывается
очагами или потоками хаоса, а не наоборот.
Сценарии-тренды могут выявить опасность нарастания хаоса, потери
устойчивости социальной системой.
Сценарии-проекты. В основном они касаются преодоления локального хаоса и
недопущения хаоса в масштабах локального общества или всего человечества
и, в этом смысле, управления в условиях хаоса. Проблема преодоления хаоса
возникает в случаях голода, эпидемии, пандемии, войн, террористических атак,
революций, бунтов, природных катастроф, глобализации локальных несчастий,
аварий на атомных электростанций. Опасностей хаоса так много, что об
использовании хаоса для достижения других целей можно говорить в явном
виде, пожалуй, только в случае терроризма.

Изучение этих процессов веками обходилось без применения теории


хаоса и синергетики. «Синергетика представляет собой современную теорию
эволюции больших, сверхсложных, открытых, термодинамически
неравновесных, нелинейных динамических систем, обладающих обратной
связью и существующих квазистационарно лишь в условиях обмена веществом,
энергией и информацией с внешней средой», — определяет синергетику
редактор книги «Синергетическая парадигма». К таким системам относится и
общество, и культура. Совершенно понятно, что они изучались раньше и без
синергетики. Например, П. Сорокину принадлежит громадный том
исследования влияния голода на человека, его психику, общественную
структуру. Только рост этатизма против роста анархии масс и
индивидуалистически-анархического общества, где нет ни норм, ни правил, ни
морали, в условиях голода может гарантировать выживание большего числа
людей. Понятно, что синергетика и теория хаоса могут дать иные методы
анализа и главным образом, как представляется, — иной язык. Термин
«синергетика» был предложен одним из основателей этого нового научного
направления Г. Хакеном, который искал греческое название совместной
деятельности, общей энергии что-то сделать, самоорганизующихся систем,
порождающих новые структуры.

Однако в последнее время речь все чаще идет об «управляемом хаосе». А.


Суриков пишет: «Киргизский всадник во дворце Акаева — нечто еще
невиданное на постсоветском пространстве. На первый взгляд, перед нами
живое творчество революционных масс. На самом деле, это и так, и,
7
одновременно, далеко не так». Автор данной статьи считает, что имеется
модель управляемого, т.е. ограниченного, доведенного до определенных
степеней и не более, хаоса, которую США использовали против СССР, СНГ,
Китая, применили для развала коммунизма.

Другой автор В.П. Семенко считает, что концепция «управляемого хаоса»


была применена Западом на основе методик М. Гелл-Манна и особенно С.
Манна, который нашел следующие средства создания такого хаоса для
незападных стран:

 содействие либеральной демократии,


 поддержка рыночных реформ;
 повышение жизненных стандартов у населения, особенно у элиты;
 вытеснение ценностей и идеологий.
Автор этой статьи полагает, что доктрина «управляемого хаоса» —
главный элемент глобализма, выстраивающий из хаоса точку начала нового
аттрактора неравновесного порядка.

8
«Управляемый хаос» как метод современной международной
конкуренции
Современная международная ситуация многими исследователями
сравнивается с эпохой холодной войны. Но в условиях холодной войны в 70-80-
х годов прошлого столетия существовали определенные правила игры. Сейчас
ситуация более сложная: глобальное экономическое пространство перестало
быть однополярным, на смену ему начинает приходить полицентричный мир.
Это, в свою очередь, означает, что стремительно углубляется конкуренция
между основными субъектами международных отношений. По мнению
экономистов и политологов, если начнется новая холодная война, то это вернет
мир в 1945г.

Углубление международной конкуренции связано также с тем, что


мировая экономика входит в зону жесткой турбулентности. Поэтому
начинается переход к совсем иной реальности.

Для объяснения экономических проблем глобализации прибегают к


использованию терминов из других наук. Одна из характеристик современной
ситуации может быть описана понятием «Эффект бабочки».

«Эффект бабочки» – термин, обозначающий свойство некоторых


хаотических систем. То есть незначительное влияние на систему может иметь
большие и непредсказуемые последствия где-нибудь в другом месте и в другое
время. Данное понятие рассматривается в теории хаоса. Теория хаоса –
математический аппарат, который описывает поведение некоторых нелинейных
динамических систем. Они, как правило, подвержены, при определённых
условиях, явлению, известному как хаос, Хаос характеризуется сильной
чувствительностью поведения системы к начальным условиям. Часто хаос
определяют как крайнюю непредсказуемость постоянного нелинейного и
нерегулярного сложного движения, возникающую в динамической системе.

Теоретики пошли дальше и заимствовали из физики термин


«управляемый хаос». Теория управляемого хаоса начала разрабатываться в 80-е
годы прошлого столетия. В ее основу положены математические наработки по
данной проблеме. Смена противоположных состояний – порядка и хаоса
характерна для любого эволюционного процесса. Чередование порядка и хаоса,
в свою очередь соединено фазами перехода к хаосу и выхода из хаоса. Хаос
противоположен порядку, соответственно хаос необходимо устранить и это
приведет к возникновению системы. В 1984 году открылся институт
междисциплинарных исследований Санта – Фе, который специализировался на
теории хаоса. В 1992 в этом институте проходила конференция, на которой
Стив Манн в докладе «Теория хаоса и стратегическая мысль» соединил эту
теорию с новыми геополитическими концепциями завоевания мирового
9
превосходства. Теория была востребована на практике тогда, когда была
организована мировая война нового типа. В этой теории определяются средства
создания управляемого хаоса в национальных экономиках и социальной сфере.
В ходе применения этой теории экономическая и социальная жизнь стран
превращалась в хаос. А страны, в свою очередь, становились жертвой этой
войны.

С. Манн считает, что для успешного создания «управляемого хаоса» в


стране должен быть выполнен ряд условий. Необходимо, чтобы руководящие
лидеры страны потеряли уверенность в своих силах и в лояльности силовых
структур; затем, используя военный мятеж, следует провести переворот власти,
например, так называемый «демократический выбор»; в нужный и подходящий
момент следует объединиться с оппозицией, которая выступает против ныне
существующего легитимного правительства; необходимо сформировать панику
среди мирных жителей, недоверие к правительству, поощрять протесты, что бы
создать нестабильную ситуацию в стране.

По мнению Манна, для того, чтобы создать хаос на любой территории


необходимо использовать следующие средства: осуществлять поддержку
рыночных реформ; оказывать всестороннюю помощь для создания
либеральной демократии; необходимо добиться повышения стандартов
качества жизни населения, в первую очередь элиты; обязательно сделать так,
чтобы были вытеснены идеологии и традиционные ценности.

Революционные изменения на Ближнем Востоке и происходящие


событиях на Украине, в первую очередь, отвечают интересам западных стран и
США. И это вполне объяснимо: Египет привлекателен своим Суэцким каналом,
Алжир, Тунис, Ливия, Бахрейн богаты нефтью и газом, Иордания –
геостратегическим положением, а Украина, ввиду своей близости с Россией,
тем более.

В этот же период времени в ряде некоторых стран появились новые


организации-«группы кризисного управления» (Crysis management group), Эти
группы представляет своеобразный инструмент борьбы с управляемым хаосом.
Первоначально задачи этих групп заключались в выводе из кризисного
состояния только бизнес-корпораций. Постепенно активность некоторых групп
кризис-менеджмента стала проявляться и в политических процессах. По сути,
большинство из этих групп занимались созданием кризисов, а не их
урегулированием. Фактически они «создавали хаос». Примером создания
военно-политических кризисов являются события в Карабахе, Таджикистане,
Боснии, Албании, Косово, ряде других «горячих точек».

В условиях глобальной конкуренции усиливается роль государства.


Инициаторами повышения активность таких групп выступают явно или неявно
определенные государства или крупнейшие корпорации. Кроме групп кризис-
10
менеджмента стали возникать и другие субъекты, которые так же влияют на
проявления кризиса. Это так называемые «мозговые центры»,
функционирующие как якобы независимые организации, К ним относятся
группы блогеров, частные военные компании, Они занимаются тем, что
проводят собственный «хаотизирующий кризис-менеджмент».

Но следует обратить внимание на то, что существует и еще один аспект


данной проблемы. Дело в том, что проявление управляемого хаоса может быть
нелинейным процессом. Это значит, что в конечном итоге управляемый хаос
может отразиться на его организаторе.

11
Заключение
Упование на хаос социальных процессов как источник креативного
разнообразия не учитывает, что из хаоса в обществе не всегда рождается
порядок, что порядок может родиться без нас, после нас, совсем не такой, какой
мы хотим. Отсюда появляется идея управляемого хаоса, который сочетает
неустойчивость и избирательную разрушительность с творением новых
желательных процессов. Эта методика отчасти применена на оранжевых
революциях. Следует только помнить, что без внутреннего недовольства
властью, без депривации населения, его игнорирования она не может сработать.
Но может быть использована для частных целей.

12
Список используемой литературы
1. [электронный ресурс]:/ режим доступа: http://nvo.ng.ru/concepts/2013-09-
27/6_chaos.html Дата доступа: 07.05.2020
2. [электронный ресурс]:/ режим доступа:
https://www.eduherald.ru/ru/article/view?id=13536 Дата доступа: 07.05.2020
3. [электронный ресурс]:/ режим доступа: http://lawinrussia.ru/content/teoriya-
upravlyaemogo-haosa-i-stiven-mann Дата доступа: 07.05.2020

13