Вы находитесь на странице: 1из 3

ТЕМА 6.

ИНФОРМАЦИЯ В КВАНТОВОМ МИРЕ И БУДУЩЕЕ


КОММУНИКАЦИЙ

6.7. Квантовая криптография. Часть 3

Квантовая криптография из всех достижений второй квантовой революции самая готовая, т. е. ее


можно уже использовать. Это делают уже в Китае, Европе, США. Японии.

Но у квантовой криптографии есть некоторые ограничения, нерешенные проблемы.

Первое — как генерировать отдельный фотон. Нужен однофотонный источник. Где его взять? Если
бы мы поймали атом в ловушку, накачивали его, и он переходил бы с одного уровня на другой, то
он, атом, излучал бы ровно один фотон. Проблема заключается в том, чтобы этот фотон поймать,
потому что он излучается не в одном и том же направлении, в котором мы его ожидаем.

Вторая проблема — это то, что атом излучает фотон редко, не синхронно, случайно по времени. А
нам нужно, чтобы система была синхронизована, нужен четкий временной интервал. Кроме этого,
система, атом в ловушке, — это большая, массивная и дорогостоящая конструкция. Это сравнимо
с неким лабораторным столом. Требуется специальная инфраструктура: атом надо удержать,
изолировать.

В реальности используется лазер. Лазер излучает достаточно короткие импульсы. Что такое
лазерный импульс и как это соотносится с понятием фотона?

В лазерном импульсе много фотонов. Сколько там фотонов, зависит от энергии лазерного
импульса. Именно от энергии. Не от формы, не от его ширины. А если получается дробное число
фотонов, энергия может быть любая, может не соответствовать целому числу фотонов.

В когерентном лазерном импульсе есть какое-то число фотонов, которое заранее неизвестно. И это
число фотонов подчиняется статистике Пуассона. С какой-то вероятностью там 0 фотонов, с какой-
то вероятностью там 1 фотон, с какой-то вероятностью там 2 фотона и т. д.

Поймав и измерив лазерный импульс, мы можем узнать точное количество фотонов. А до этих пор,
в лазерном импульсе фотоны находятся в суперпозиции различного количества, т. е. это состояние
с 1 фотоном, состояние с 0 фотонов и т. д. И вот эта суперпозиция ровно такая же, как мы
обсуждали раньше. Как в интерферометре Маха — Цендера, когда фотон может пройти по
верхнему пути, по нижнему пути, находится в суперпозиции прохождения по различным путям. Как
в случае с поляризацией. Если мы измеряем поляризацию в каноническом базисе, горизонтальную
поляризацию, то она с какой-то вероятностью будет горизонтальной, с какой-то вероятностью —
вертикальной. Если диагональная поляризация, то вероятность 50% на 50%. Она находится в
суперпозиции в двух состояниях.

Количество фотонов — это разные состояния с разным количеством фотонов. Они находятся в
суперпозиции. Нельзя сгенерировать такой лазерный импульс, чтобы получить ровно один фотон.
Если мы сгенерируем лазерный импульс ровно с одним фотоном, то с вероятностью 38% на то, что
там будет ровно 0 фотонов, и с вероятностью 38% на то, что там будет 1 фотон. С вероятностью
20% там будет 2 фотона. С вероятностью 5% там будет 3 фотона и т. д. Далее вероятности падают.

1
Когда мы генерируем лазерные мощности определенной энергии, чтобы получить 1 фотон, мы не
получаем 1 фотон. И получается довольно много импульсов с 2 фотонами. Если мы продолжаем
распределение квантового ключа с импульсами, где содержится много фотонов, достаточно 2. В
принципе возможна атака расщеплением числа фотонов. Т. е. Ева отводит себе 1 фотон, другой
фотон отдает. Это уже компрометирует линию передачи ключа. Но можно работать по-другому —
на лазерных импульсах с содержанием фотона 0,1. Т. е. примерно в 90% случаев нет ни одного
фотона. Чуть меньше 10% содержит 1 фотон. И совсем уже исчезающие проценты, сотые и т. д.,
— это 2 фотона и меньше.

Можно сделать так, чтобы Еве не досталось ничего в процессе постобработки ключа. Таким
образом можно работать с лазерным импульсом с мощностями энергии 0,1 фотона. Конечно,
скорость генерации ключа резко снижается, потому что падает количество фотонов в импульсах,
количество содержательных импульсов. Получается меньше, чем в одном из десяти есть фотон.
Но иначе не получается. Приходится работать на таком уровне. Зато можно чаще генерировать
лазерные импульсы. . Сейчас получается посылать лазерные импульсы в квантовой криптографии
примерно с частотой одного ГГц (GHz). В принципе технологии дозрели до ГГц генерации лазерных
импульсов.

Кроме того, сильной стороной квантового распределения ключа является то, что нельзя
склонировать, скопировать квантовое состояние. Это же является его слабостью. Это означает, что
мы не можем усиливать лазерные импульсы. На телекоммуникационных оптоволоконных линиях
применяется процедура усиления сигнала. Так как сигнал затухает и теряется, пока бежит по
оптоволоконным линиям, на некоторых узлах работают усилители. Но в случае квантовой
криптографии так делать нельзя. Если учесть, то квантовые импульсы очень слабы — 0,1 фотона
на импульс — получается, что далеко фотоны не доходят. Дело в том, что в оптоволоконных линиях
связи есть некоторые потери — примерно 0,2 дБ на 1 км. Т. е., если оптоволоконная линия — канал,
по которому передается импульс — длинная, то приходится ждать какое-то время хотя бы 1
фотона. Иногда секунду. Если канал продлить еще — тогда один час. Это недопустимо, потому что
у детектора одиночных фотонов есть ложные срабатывания, темновой счет. Т. е. детектор
одиночных фотонов временами срабатывает, хотя никакого фотона нет. Это дает ошибку.

Разумеется, когда частота темнового счета становится с частотой пришедших настоящих фотонов,
вся квантовая криптография заканчивается. Настоящие импульсы, настоящие фотоны должны
быть гораздо чаще, чтобы квантовая криптография имела какой-то смысл. Все это накладывает
ограничения на расстояния от кванта распределения ключа по оптоволоконной линии связи на
длине волны 1,5 км, это стандартная телекоммуникационная длина волны. Квантовая
криптография заканчивается примерно на 100 км или чуть больше. 130 км — предельное
расстояние для квантовой криптографии. Но эту проблему можно обойти.

Во-первых, для городской инфраструктуры 100 км достаточное расстояние. Это не так плохо.

Во-вторых, можно сделать линию с доверенными узлами, серверами. Вот между этими узлами
>100км. Два соседних узла распределяют квантовый ключ, два следующих соседних узла
распределяют следующий ключ. В итоге самые крайние узлы могут быть связаны друг с другом
таким образом. Друг другу передавая ключ, шифруя его другим, мы получаем, что два крайних узла
имеют один и тот же квантовый ключ. Именно такой линией связаны сейчас Пекин и Шанхай. Это
порядка 2000 км и несколько десятков узлов. Таково одно из решений этой проблемы.

Другая возможность обхода — это спутниковое квантовое распределение ключа. Мы говорили о


каналах передачи в виде оптоволоконных линий связи, но передача может осуществляться также
и по открытому каналу — через воздух. Распределять квантовый луч по лазерному лучу.
Атмосфера тоже поглощает некоторое количество энергии, но она быстро заканчивается. Во-

2
первых, плотность атмосферы быстро падает с увеличением расстояния. Эффективное
поглощение атмосферы можно представить как 10 км нашего нормального давления. А дальше
поглощения уже нет. Т. е. квантовый ключ мы можем передавать на спутник. И летающий спутник,
который входит в контакт с некоторой наземной станцией обсерватории и передает ключ, летит
дальше и входит в контакт с другой наземной станцией, потом с третьей. Он решает проблему
квантового распределения ключа в планетарном масштабе. В принципе проблемы по дальности
распределения в планетарном масштабе заканчиваются. И такое уже есть. В 2016 году Китай
запустил спутник, который успешно продемонстрировал квантовое распределение ключа с
наземными станциями и показал, что у этой технологии большое будущее.