Вы находитесь на странице: 1из 22

И.В.

 Белинцева

Архитектура Восточной Пруссии


в Калининградской области:
проблемы осмысления
и сохранения
Ключевые слова: проблема «свой–чужой», Калининградская область,
архитектурное наследие, маркеры идентичности, Д. Навалихин,
Королевский замок, усадьбы Восточной Пруссии.

Архитектура Калининградской области должна рассматриваться


в  аспекте преодоления представлений о  Чуждости сохранившегося
архитектурного немецкого наследия, которое переосмысляется как Свое.
К общепринятым четырем аспектам отчуждения (этнолингвистический
этико-вероисповедальный; быто-технологический; пространственно-
географический) я  добавила пятую составляющую: визуально-
художественную, связанную со зрительным восприятием архитектурно-
градостроительных форм. Архитектура является материально
и физически четко артикулированным носителем исторической памяти,
зримым маркером культурной идентичности. Примером неоднозначного
и  противоречивого отношения к  наследию немецкой архитектуры
служит содержание двух вариантов кандидатской диссертации (1954
и  1956 гг.) главного архитектора Калининграда послевоенных лет
Д. Навалихина. Наряду с  «присвоением» чужого наследия наблюдается
маркирование пространства с  помощью исконного своего благодаря
строительству культурных центров и  храмов разных конфессий
и  вероисповеданий. Одной из  актуальных проблем современной
истории архитектуры является вопрос изучения и  сохранения
усадебного наследия. Большинство наиболее значительных господских
домов пережили военные действия Второй мировой войны и  были
утрачены в послевоенные годы.

Калининградская область  — запад- Северо-восточная часть герман-


ный регион России, территори- ской имперской провинции Во-
альное приобретение Советского сточная Пруссия вошла в  состав
Союза, полученное в  результате СССР в  1946 г. и  стала к  настояще-
победы во  Второй мировой войне. му времени неотъемлемой частью
№ 3  2016

Российской Федерации. История


© Белинцева И.В., 2016. архитектуры Восточной Пруссии

123
И.В. Белинцева

давно нуждается в  проведении си- своим. Если это чужое почему-либо


стематических научных исследова- неспособно встроиться в  систему
ний. На  сегодняшний день можно ценностей жителей области, оно
констатировать неравномерность безжалостно разрушается под лю-
в  изучении проблемных вопросов быми предлогами  — меркантильно-
местной архитектурной традиции, экономическими или идейно-поли-
постоянное накопление и сбор фак- тическими. Например, застройка
тического материала, с  преобла- курортов в  основном сохранилась
данием интереса к  средневековью и вписана в современный контекст,
в  публикациях историков и  крае- в то время как господские дома без-
ведов Калининградской области. жалостно уничтожены  — из  четы-
Зодчество XVII — первой половины рехсот усадеб со  служебными и  хо-
XX в., за  некоторым исключением, зяйственными постройками уцеле-
остается вне поля зрения люби- ли считанные единицы.
телей и  профессионалов (Тарунов
2012; Каталог объектов… 2013), при Чужесть этой земли была обуслов-
том что преимущественно архитек- лена исторически. Напомню, что
тура XIX — начала XX в. составляет старославянское tŭždĭ, созвучное со-
основу сохранившейся историче- временному слову чуждый, означало
ской застройки городов и  селений «чужеземный», и  было заимствова-
региона, когда-то бывшего чужим, но славянскими языками из герман-
чуждым и враждебным, но ставшим ских наречий. В  основе определе-
родиной для новых поколений гра- ния лежало слово с балтийским кор-
ждан России. нем teuta (переводимое как народ),
производное от  корня tew  — быть
Как справедливо заметил один надутым, мощным. От этого обозна-
из  современных ученых, востоко- чения были образованы этнонимы
вед Р. Шукуров, «проблема Чужо- Teutoni, Deutsch (Бенвенист 1995:
го и  Чуждости <…> превратилась 237).
в  одну из  наиболее интенсивно
обсуждаемых проблем гуманитар- Образ чужбины возможен не  толь-
ной мысли» (Шукуров 1999: 9). Кон- ко как враждебный мир, но  и как
цептуальное описание Чуждо- представление о  существующем
сти, создание непротиворечивой где-то совершенстве. Чужие земли
и  универсальной модели Чужого нередко служили парадигмой луч-
в  его взаимоотношениях со  Своим шего мира. В  этой роли для евро-
дискутируется в  новой отрасли на- пейцев в  Средние века выступали
уки о  Другом/Чужом («алологии», Иерусалим и  Святая Земля, Кон-
«ксенологии»). Архитектура Ка- стантинополь или Индия, таковым
Историческая экспертиза

лининградской области должна было для христиан мифическое


рассматриваться в  аспекте преодо- пространство конца света  — Рай,
ления представлений о  чуждости райские реки. Еще совсем недавно
сохранившегося архитектурного в  России в  роли вожделенной чуж-
немецкого наследия, которое пере- бины, места возможного совершен-
осмысляется как свое, встраивается ства выступали Северная Америка
в  свой мир, дополняется исконным или страны капиталистического

124
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

мира. Калининградская область России, Москвы, и  с движением


изображалась как «лучший мир» к  далекой, неизвестной и  опасной
в  «агитках» вербовщиков второй периферии. Это была «Чужесть»
половины 1940-х гг., обращенных вне «Родного мира», принадлежа-
к  потенциальным новым жителям. щая к его внешнему горизонту (Валь-
Утопические описания идеально- денфельс 1995: 81), в отличие другой
го города, который вот-вот будет формы «Чужести», возникающей
построен в Калининграде, регуляр- внутри «Родного мира», но принад-
но публиковались в  местной прес- лежащей к  его внутреннему гори-
се с  конца 40-х и  вплоть до  60-х гг. зонту. Так, попадая в  незнакомый,
XX в. (Brodersen 2007). но  близкий соседний город, мы
не  узнаем деталей, но  общая струк-
Но реально долгое время домини- тура остается ясной — те же школа,
ровало восприятие вновь обретен- больница, здание администрации,
ной территории как враждебной хрущобы, памятники вождям и дру-
чужбины, неметчины. Посредством гие привычные явления и архитек-
печати и  радиопередач 1940–50-х турные знаки. В  чужом мире отсут-
гг. пропагандировалось восприятие ствует аспект узнавания, порождаю-
завоеванного чужого наследия как щего радостное чувство нежданной
чуждого. Значительную роль в  про- встречи, в нем доминирует эффект
цессе осознания чуждости играл враждебного, неизвестного.
подчеркнуто карикатурный образ
изгнанного врага, вынужденно оста- В формировании представлений
вившего свое «логово фашистского о  враждебной чуждости архитек-
зверя», о  чем написано в  книге Ю. турного наследия бывшей Восточ-
Костяшова «Секретная история ной Пруссии сработало несколько
Калининградской области. Очерки факторов. Известно, что обобщен-
1945–1956 гг.» (Костяшов 2009). ное, неиндивидуализированное
представление о  чужой культуре (а
Негативный образ чужого выполнял именно таковым оно было у первых
функции оправдания собственной переселенцев) всегда пугающее.
исключительности, собственного «Встреча с  незнакомым и  непонят-
превосходства, подтверждал право ным Другим заставляет готовиться
на  внесение своего в  сложившуюся к  наихудшему развитию событий.
культуру Другого/Чужого. Активное Другой, другая культура, которые
противостояние чужому играло так- оказались помещенными на  грани-
же роль иммунной функции, позво- це Собственного, наделяются вра-
ляющей культуре как целостному ждебными и даже агрессивно-ирра-
цивилизационному организму со- циональными характеристиками»
хранить собственное в  неприкосно- (Шукуров 1999: 24).
венности.
Исследователи выделяют «четы-
Чуждость Восточной Пруссии для ре аспекта отчуждения: этно-лин-
советских солдат и  переселенцев гвистический (наш–чужой язык,
№ 3  2016

была связана с  фактором удаления наша–чужая раса и  т.  д.); этико-ве-


от сакрального центра, от Родины, роисповедальный (свои  /  чужие

125
И.В. Белинцева

ритуально-мифологические систе- ной по материалам интервьюирова-


мы и  производные от  них земные ния старожилов Калининградской
установления и  обычаи); быто-тех- области, записаны слова тех, кто
нологический (оседлый  /  кочевой сразу после войны прибыл осваи-
образ жизни, наличие / отсутствие вать новые земли1. «Даже по  раз-
развитого земледелия и  городов, валинам, которые я  наблюдала
искусность  /  грубость технологий из окна вагона, — вспоминает Анна
приготовления пищи или бытово- Андреевна Копылова, — сразу было
го поведения и  личной гигиены); видно, что это уже не Россия, а За-
пространственно-географический падная Европа <…>. Всё было вокруг
(близость  /  удаленность, долин- интересным, незнакомым, любо-
ный  /  горный, долинный  /  степ- пытным» (цит. по: Восточная Прус-
ной, заморский, заречный и  т.  п.)» сия глазами… 2003: 57–58). А.В. Це-
(Шукуров 1999: 25). ловальникова, приехавшая из  Ряза-
ни, отмечала первые впечатления:
Очевидно, что в  Калининградской «Когда подъезжали к  городу на  по-
области советского периода можно езде, поразили дома с  черепичной
найти примеры для иллюстрации крышей. Было очень необычно.
всех положений данной тетрады: Сразу ощущалось, что здесь жили
немецкое  /  русское; капиталисти- совсем другие люди. Крыши домов
ческое  /  социалистическое; рели- островерхие и  красиво выглядели»
гиозное  /  атеистическое; высокая (Слова А.В.  Целовальниковой…
технологичность  / техническая 2003: 57). А.А.  Гуляева, старожил
отсталость деревенских переселен- Калининградской области, поде-
цев. Присутствовал также контраст- лилась своими давними ощущения-
ный пространственно-географиче- ми: «Первое время я  очень хотела
ский фактор  — морской  /  конти- в  Россию: здесь всё было чужим.
нентальный. Дома были совершенно непохожи-
ми, не  такие уютные. Вокруг были
Я бы добавила к  этой общеприня- леса, много зелени — но всё не так,
той тетраде пятую составляющую: как на Родине» (цит. по: Восточная
визуально-художественную, связан- Пруссия глазами… 2003: 132).
ную со  зрительным восприятием
архитектурно-градостроительных Основные эпитеты, прозвучавшие
форм еще до знакомства с непонят- при интервьюировании по отноше-
ным языком, неизвестными техно- нию к  новому месту жительства  —
логиями, специфическими социо- необычное, чужое, не  наше, были
культурными отношениями на  но- основаны исключительно на  визу-
вой территории. альных впечатлениях. Элементы
Историческая экспертиза

1
  Книга о  советских переселенцах, о  жизни
В подтверждение мысли о знаковой немецкого населения на  новой российской
роли архитектуры, которая прояв- территории, их последующей депортации
ляется неосознанно и  спонтанно, была первоначально издана на  немецком
языке: (Als Russe in Ostpreussen 1999: 176).
приведу несколько цитат. В  книге
Первое русское издание книги появилось
«Восточная Пруссия глазами совет- в 2002 г. в Санкт-Петербурге, второе (исправ-
ских переселенцев», опубликован- ленное) — в 2003 в Калининграде.

126
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

сравнения постоянным рефреном Восточной Пруссии, созданных


звучали в словах очевидцев. «В Рос- на протяжении почти 700 лет, носи-
сии жили в  деревянных домах,  — ли подчеркнуто выраженный этни-
говорит Анатолий Семенович Ка- ческий, конфессиональный и идео-
рандеев,  — а  сюда приехали и  как логический характер. Средневеко-
в  сказочную страну попали: полы вые немецкие рыцари и колонисты
паркетные, печи кафельные, стены не  просто строили на  этой земле
крашеные. Краска тогда у  нас бы- готические соборы, мощные крепо-
ла редкостью. В  России я  до этого сти, ратуши, городские и  сельские
краски не  видел» (цит. по: Восточ- дома. С  помощью архитектурных
ная Пруссия глазами… 2003: 66–67). образов формировались эталонные
образцы нормативного сознания
Жительница Калининграда и  поведения. Образцовый харак-
А.И.  Рыжова, приехавшая семна- тер старинных готических зданий
дцатилетней девушкой в  Кенигс- подтверждается популярностью
берг, также сравнивала: «Наши в  Восточной Пруссии неоготиче-
церкви, храмы добрей как-то, госте- ского стиля в архитектуре, который
приимнее. Строгость и угловатость с  начала XIX в. стал ведущим госу-
здешних соборов не  соответствует дарственным стилем. Сооружения
нашему русскому характеру <…>. с культурообразующими функциями
Веет от них каким-то холодом и от- (храмы, административные здания,
чужденностью. В дождливую погоду учебные заведения и пр.) строились
город производил унылое впечат- в  этом регионе в  течение XIX и  в
ление. Давил узостью улиц, сурово- первой половине XX столетия чаще
стью построек. В  такие дни было всего с включением элементов кир-
ощущение временности пребыва- пичной готики или европейской
ния и  особенно чувствовалось, что романики.
мы — чужие здесь» (цит. по: Восточ-
ная Пруссия глазами… 2003: 203). После войны сохранившееся дово-
енное архитектурное окружение
Архитектура является материаль- не  соответствовало ментальности
но и  физически четко артикулиро- переселенцев из  разных регионов
ванным носителем исторической Советского Союза. Новые жители
памяти, зримым маркером культур- «самой молодой» и  «самой запад-
ной идентичности, служит одним ной» российской области были
из  способов проявления принад- в  основном выходцами из  неболь-
лежности к  определенному сооб- ших городков и  деревень средне-
ществу. Набор знаков, характер русской полосы, из  Белоруссии,
эмблем групповой идентичности Украины и т. д., принадлежавшими
зависит от  того, на  какой осно- как правило к городскому низовому
ве осуществляется солидарность или деревенскому традиционному
отдельных членов сообщества. слоям отечественной художествен-
Маркировка может происходить ной культуры, с совершенно иными
по  разным признакам, но  ее цель социокультурными ценностными
№ 3  2016

одна  — выявить своих, отделить их установками, нежели те, с  которы-


от чужих. Большинство сооружений ми они столкнулись в  Восточной

127
И.В. Белинцева

Пруссии в  аналогичных условиях жит содержание двух вариантов


села или малого города. Это влекло кандидатской диссертации (1954
неприятие нового окружения, же- и  1956 гг.) главного архитектора
лание изменить его и «подстроить» Калининграда послевоенных лет
под свои нужды по собственному ра- Д. Навалихина2. Опыт работы над
зумению. пересозданием архитектурно-ху-
дожественного облика Кенигсбер-
Совсем другой подход был принят га  /  Калининграда архитектор об-
по  отношению к  прусскому насле- общил в  текстах, которые служат
дию в соседней Польше. Так, в пер- важнейшими источниками при
вых послевоенных книгах, посвя- изучении истории строительства
щенных архитектуре разрушенного города послевоенного периода, не-
на  90 % Гданьска, бывшей столицы смотря на противоречивые, иногда
провинции Западная Пруссия, под- взаимоисключающие высказыва-
черкивалась «польскость» города, ния автора (Навалихин 1954; 1956).
с  тем чтобы обосновать необходи-
мость восстановления городского Д. Навалихин писал, что «анализ
центра в  его историческом обли- планировочной структуры и  за-
ке. В  предисловии к  путеводителю стройки бывшего города Кенигс-
по Гданьску, названному «Гданьск — берга показывает, что бывший не-
наш город», изданному в 1946 г., ко- мецкий капиталистический город
гда город стоял еще в  руинах, один не  может и  не должен восстанав-
из  знатоков местной культуры Ян ливаться в  ранее существовавшем
Киларский писал о  необходимости виде» (Навалихин 1956: 30). Несмо-
для польского читателя «связаться тря на столь категоричные выводы
сердцем с  этим “нашим городом”», тогдашнего главного архитектора
«читать содержание стен этого го- города проводимая им реальная
рода, стен, пропитанных польскими практика восстановления выгляде-
законами, ибо они выросли из  тру- ла гораздо более терпимой к  имев-
да польского пахаря и  работника» шейся в городе застройке, да и сам
(Kilarski 1946: 7). Его аргументация Д. Навалихин немало сделал для
в пользу безоговорочного принятия сохранения архитектурных памят-
исторического наследия была обос- ников города.
нована просто: «Всё немецкое вы-
травил в  Гданьске огонь страшных Во втором варианте диссертации
пожаров <…>. На  строительных ле- «К вопросу реконструкции центра
сах уцелевших древних памятников города Калининграда» (1956 г.) ар-
архитектуры, созданных мастерами хитектор писал: «Нужно считать
не-немецкого Запада, возникает но- целесообразным дальнейшее со-
Историческая экспертиза

вый Гданьск, во всем польский и на- 2


  Навалихин Дмитрий Константинович, ро-
всегда принадлежащий Польше» (Ki- дился 12.10.1911 г. в Москве, учился в Ленин-
larski 1946: 9). граде (ЛИИКС, 1936; Академия художеств,
1939). Закончил аспирантуру Академии ар-
хитектуры СССР в 1947 г. Член Союза архи-
Примером неоднозначного и  про-
текторов с 1940 г. Кандидат архитектуры, до-
тиворечивого отношения к  насле- цент, участник ВОВ. Сведения приведены
дию немецкой архитектуры слу- из: (Материалы к биографиям… 1989).

128
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

хранение отдельных немецких па- тинцев, замков, связанных с рекой,


мятников и  связанных с  историей холмом, островом и  т.  д., развитая
сооружений в  качестве историче- исторически сложившаяся радиаль-
ских памятников. Реализация это- но-кольцевая система планировки.
го положения позволит сохранить
и  восстановить целый ряд пред- В течение многих лет шла подгон-
ставляющих историческую и  худо- ка архитектуры немецкого города
жественную ценность сооружений «под себя», под тогдашние пред-
и памятников бывшего Кенигсберга ставления о  «правильном» месте
в  качестве исторических памятни- жительства, достойном советского
ков, подчеркивающих специфику человека. О  принципах послевоен-
и богатое прошлое города. Исполь- ной застройки бывшего Кенигсбер-
зование разительного контраста га подробное исследование написал
между сооружениями, созданными немецкий автор М. Подель (Podehl
советскими людьми и  наследием 2012).
бывшего Кенигсберга не  только
не нарушит в данном случае целост- В соответствии с  эстетическими
ной застройки, но  и, несомненно, вкусами и  потребностями новых
усилит и  обогатит идейно-художе- жителей менялись высотность
ственный образ как центра, так и  силуэт отдельных зданий, вместо
и  будущего города Калининграда» разрушенных крутых черепичных
(Навалихин 1956: 144). Архитектор кровель делали пологие шиферные
предлагал вести новое строитель- кровли, тем самым отказываясь
ство на  месте разобранных кварта- от  характерных для европейского
лов с учетом ранее существовавшей строительства мансардных квар-
планировки, высотных отметок, тир. Ликвидация высоких, крытых
направлений красных линий улиц. черепицей крыш и  мансард, слу-
В  центре планировалось использо- живших характерной приметой ар-
вать сохранившиеся дренирован- хитектурного образа балтийского
ные и изолированные от воды осно- региона, коренным образом меняла
вания домов, часто свайного типа, общий облик городского пейзажа,
а  также готовый строительный ма- лишая его местной характерности,
териал, добываемый из руин — кир- а в глазах приехавших сюда из Рос-
пич, отдельные компоненты для сии жителей — соответственно при-
производства крупных блоков и др. знаков нежеланной и  чуждой «не-
мецкости».
Чтобы обосновать приспособле-
ние города для нужд нового насе- Отношение к ценности реконструи-
ления, Д. Навалихин подчеркнул руемых зданий четко соотносилось
близость планировочной компози- с  эстетическими предпочтениями
ции российских городов (Москвы, послевоенной эпохи. К  числу не-
Новгорода и  др.) и  Кенигсберга. приемлемых как для подражания,
Для большинства старых городов так и, равным образом, для восста-
было характерно наличие ярко вы- новления принадлежали непопу-
№ 3  2016

раженного центрального компози- лярные в советской культуре стили,


ционного ядра в  виде кремлей, де- такие как эклектика, неоготика,

129
И.В. Белинцева

модерн, а  также конструктивизм 150 м от уровня Преголи) и тем са-


(функционализм) 1920-х гг. Нео- мым превосходить сохраненную
готические и  конструктивистские башню Королевского замка, имев-
сооружения бывшего Кенигсбер- шую высоту 96 м. Символический
га стремились перестроить до  не- смысл такого противостояния оче-
узнаваемости. Весьма характерным виден, однако игра на  контрасте
представляется высказывание Д. двух культур позволила бы сохра-
Навалихина, писавшего, что «когда нить замок.
необходимо восстановить здание,
<…> рекомендуется ослаблять чу- Хотя в утвержденных проектах Ин-
ждое архитектурное воздействие ститута Гипрогор 1953 и  1957 гг.
подобных сооружений, убирая из- судьба замка уже фактически бы-
лишние детали, членения, венча- ла предрешена, вопрос о  его сно-
ния и т. д. Если это позволяет общая се дискутировался еще более 10
планировка района или квартала, лет. В  большинстве проектов цен-
можно рекомендовать обстройку тра города, обсуждаемых, напри-
подобных зданий новыми корпуса- мер, на  совещании 6–9  октября
ми или периметральной застрой- 1965 г. в  Калининграде, учитыва-
кой <…>» (Навалихин 1954: 89). лось и  обыгрывалось присутствие
средневековой крепости (Мате-
Архитектор обосновал два про- риалы совещания… 1965)3. Несмо-
екта застройки центра, которые тря на  протесты общественности,
предполагали сохранение остатков остатки Королевского замка были
Королевского замка. В первом про- взорваны. Его окончательное раз-
екте сохранившиеся руины вклю- рушение было знаком перехода
чались в  новую структуру гигант- к  новому варианту отношений к  чу-
ского Дома Советов, построенного жому  — не  приспособлению, а  со-
по  образцу московских высотных зданию нового своего. Современные
зданий, с большими порталами, ко- споры о воссоздании Королевского
лоннадами, балконами и лоджиями замка и  конкурсы на  проекты за-
(Навалихин 1956: 144). В  другом ва- стройки Королевской горы в Кали-
рианте архитекторы Д. Навалихин нинграде свидетельствуют о  новом
и  А.В.  Максимов предусматривали витке отношения к  былому чужому
создание центральной городской (Белинцева 2015).
административной площади и  До-
ма Советов с  северной стороны После сноса в 1967 г. Королевского
бывшего Королевского замка, с  со- замка, средоточия былой немецкой
хранением его в  качестве музея власти, на  его месте возник Дом
Отечественной войны и  штурма Советов  — знак социалистического
Историческая экспертиза

Кенигсберга. По  мнению авторов, города, олицетворение советской


Дом Советов был бы противопо- власти. Существующее высотное
ставлен «ранее существующему, чу- здание строилось в  течение 1970–
ждому для советской действитель- 1990-х гг. по  проекту архитектора
ности, бывшему королевскому зам-
ку». Высота Дома Советов должна 3
  Материалы любезно предоставлены архи-
была достигать 120–130 м (не менее тектором В. Кругликовым.

130
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

Ю.Л.  Шварцбрейма. Образцом по- Первыми признаками «присвоения»


служило новое административное послужило начало реконструкции
здание в  административном цен- средневекового собора на  острове
тре города Бразилиа  /  Бразилия  — Канта и  обсуждение проектов реге-
Дворец Национального конгресса нерации окружающей его застрой-
архитектора О. Нимейера (1960 г.) ки, предпринятое впервые на  ме-
(Кенигсберг–Калининград 2006: 156). ждународном семинаре в  сентябре
Как представляется, сходство здесь 1994 г. (Программа семинара 1994).
не  слишком прочитывается, хотя Восстановленный собор в Калинин-
интересен выбор объекта для по- граде служит знаком отчетливой ев-
дражания. Столичный город Бра- ропоцентристской ориентации на-
зилиа, средоточие правительствен- селения, выражает их желание при-
ных и  административных учрежде- мкнуть к  традициям европейской
ний страны, вырос в  1956–1960 гг. культуры, сделать когда-то чужое и чу-
на абсолютно пустом месте. Это был ждое  — своим. Трудности, существую-
город без истории. Возведенные щие на  этом пути, носят не  только
в  Бразилиа здания известнейших технический или финансовый ха-
архитекторов выдержаны в  стиле рактер, но  в большей степени зна-
интернациональной архитектуры, менуют необходимость осмысления
для которой характерен полный собственных культурных традиций
отказ от  исторических аллюзий, и духовных установок.
использование строгих геометри-
ческих объемно-пространственных В начале III тысячелетия процесс
решений, новых материалов и кон- «присвоения» чужого наследия идет
струкций (Хайт 1986). Подобное полным ходом, оно осознается уже
решение для Калининграда 1970– как свое. Об  этом свидетельствует
1980-х гг. выглядит семантически постоянно пополняющийся пере-
прозрачным: в городе с длительной чень архитектурных объектов, взя-
строительной традицией былая ис- тых под охрану, примеры удачной
тория отвергалась и  игнорирова- реконструкции отдельных средне-
лась. вековых храмов и усадебных домов.

В архитектуре послеперестроечной В последние годы осуществляются


Калининградской области отчетли- профессиональные архитектурные
во проявилась положительная ре- стилизации в  духе неомодерна,
акция сознания на встречу с чужим, с  разным успехом использующие
возникла «контактная зона», ин- мотивы немецких строительных
терпространство между нескольки- традиций, главным образом рубежа
ми культурными массивами и  про- XIX–XX вв. Здания с  башенками,
явилось имманентное стремление высокие сложные крыши, крытые
культуры к  адекватному овладению металлочерепицей, отдаленно по-
чужим4. хожей на  старинные черепичные
кровли, имитация фахверка и  про-
чие атрибуты немецкой архитекту-
№ 3  2016

4
  История проектирования центра г. Ка-
лининграда и  иллюстрации представлены ры стали неотъемлемой частью го-
в (Попадин, Васютин 2009). родского пейзажа.

131
И.В. Белинцева

В качестве примеров можно на- пос. Родники  /  Арнау, Правдин-


звать комплекс «Рыбной деревни» ске / Фридланд, Черняховске / Ин-
в  Калининграде, задуманной про- стербург и  многих других городах
ектировщиками как этнографиче- и  поселках), в  области идет массо-
ский и торгово-ремесленный центр вое строительство храмов разных
и  одновременно как «бизнес-центр конфессий и  вероисповеданий.
европейского уровня» (цит. по: Ма- Возводимые церкви служат мар-
линина 2009: 54) (Мастерская архи- керами этнической и  конфессио-
тектора А. Башина. Проект 2005 г.). нальной идентичности, храмовые
Имитация фахверка в  облике от- здания обычно выполнены в  тра-
дельных корпусов и  круглая башня диционных узнаваемых формах, за-
наподобие маяка призваны манифе- крепленных исторически. В облике
стировать принадлежность Кали- православных храмов стилизованы
нинграда к  сообществу старинных художественные приметы памят-
балтийских городов. ников древнерусского зодчества  —
компактные кубические объемы,
В архитектуре жилых и обществен- полуциркульные позакомарные по-
ных зданий, построенных в Светло- крытия, золотые купола на высоких
горске (бывший немецкий курорт барабанах.
Раушен), также использованы деко-
ративно-изобразительные возмож- Освященный в  2006 г. в  Калинин-
ности немецкого наследия, напри- граде Кафедральный собор Христа
мер фахверка (железнодорожный Спасителя (арх. О. Копылов) ориен-
вокзал Светлогорск-2, арх. В. Генне, тирован на образцы владимиро-суз-
А. Гиламзянов, 2006 г.; гостиница дальской архитектуры XII — начала
«Братья Люмьер», арх. В. Генне, А. XIII в. Архитектор на вопрос об об-
Самаргин, 2008 г.; торговый центр, лике храма ответил, что если бы
арх. А. Чечин, 2010 г.). В облике ка- он принимал решение о  стиле, то
фе «Вика» на  Октябрьской улице выбрал бы «авангардный, который
Светлогорска (арх. В. Генне, С. Ле- весь из стекла» (Гость номера 2006:
денёв, 2008 г.) использованы плав- 75). Очевидно, что традиционные
ные линии общего силуэта и  окон, формы зодчества лучше соответ-
характерные для соседнего здания ствуют самоидентификации русско-
бывших Теплых купален, построен- го населения. Сакральный центр
ного в  стиле модерн (арх. О.В.  Ку- из  Москвы перемещается на  дале-
кук, 1907–1908 гг.). кую периферию и возвещает о сво-
ем присутствии. Храм во имя Веры,
Наряду с  «присвоением» чужого на- Надежды, Любви и Софии в Багра-
следия наблюдается маркирование тионовске  /  Пройсиш-Эйлау (арх.
Историческая экспертиза

пространства с  помощью искон- О. Копылов, 1993–1997 гг.) почти


ного своего, привнесенного с  ис- досконально воспроизводит облик
торической Родины  — из  России. московских церквей середины  —
Одновременно с  приспособлением третьей четверти XVII в. (например
готических и  неоготических цер- церкви Николы в  Пыжах на  Боль-
квей для православного богослуже- шой Ордынке в Москве, 1670-е гг.),
ния (в пос. Менделеево / Юдиттен, построенных в  стиле «дивного узо-

132
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

рочья», который был признан пре- Исторические формы храма Свя-


красным выражением русского мен- того Стефана вносят элементы
талитета еще в XIX в. восточной экзотики в  городскую
среду бывшего немецкого города,
Другие этносы также возводят ви- в  котором успешно соседствуют
зуальные знаки своего присутствия «кирхи» довоенного периода, но-
на  калининградской земле. Ар- вые православные соборы и  совре-
мянская церковь была закончена менные протестантские молельные
и освящена в 2006 г. во имя Святого дома. Сурб Стефанос стоит напро-
Стефана (Сурб Стефанос), одного тив православной церкви Святого
из  первых христианских мучени- Герасима Болдинского, таким об-
ков, почитаемого в  Армении (арх. разом, на  Северной горе Калинин-
Р. Азатян)5. Формы нового соору- града ведется беззвучный диалог
жения следуют широко распростра- не  только в  интеркультурном, но  и
ненным средневековым армянским в визуальном пространстве улицы.
образцам (Белинцева 2010). Основ-
ной объем здания напоминает собо- Напомнить о  себе в  Калининграде
ры Ани и  Гандзасарского монасты- и области стремятся и другие наро-
ря, барабан купола — церкви Талина, ды. В  2011 г. был заложен первый
Сисавана и другие храмы Армении. камень в основание Новой Синаго-
В  интерьере церкви в  упрощенном ги, которая должна почти дословно
виде воспроизведена средневеко- воспроизвести часть разрушенного
вая конструктивная схема крестово- в  Хрустальную ночь 1938 г. здания
купольного центрического храма. (проект частичного восстановле-
Современная постройка в Калинин- ния выполнен в  Калининградгра-
граде облицована розовым туфом, жданпроекте в  2005 г., рук. Копы-
привезенным из  Армении, что уси- чина-Лоренс) (Белинцева 2007).
ливает визуальную связь с  древней На  окраине Южного парка в  Кали-
культурой, как и  стоящий рядом нинграде строится здание мечети.
хачкар из  карельского гранита, со-
зданный калининградским масте- Таким образом, за прошедшие деся-
ром Михаилом Нечаевым. Плоская тилетия в  области произошли по-
каменная резьба выполнена в соот- этапные изменения в  отношении
ветствии с  древними армянскими к  чужому  /  иному  /  другому в  архи-
правилами, традиционный рисунок тектуре. Для первого этапа (конец
креста с  виноградной лозой в  ос- 1940-х  — конец 1960-х гг.) характер-
новании дополнен стилизованным но приспособление сохранившего-
изображением чайки и  волны, что ся чужого и  чуждого архитектурного
символизирует связь Армении с бе- наследия с  радикальным изменени-
регами Балтики, где многие армяне ем функций или внешнего облика.
обрели новую родину. Второй этап (1970–1980-е гг.) начи-
нается с  разрушения Королевского
5
  Проект духовно-культурного центра был замка и  отличается агрессивным
создан архитектором Рубеном Азатяном,
внедрением современного стиля,
№ 3  2016

бывшим руководителем архитектурной ма-


стерской Св. Эчмиадзина, знатоком армян- не  считавшегося с  существованием
ской церковной архитектурной традиции. местного исторического наследия.

133
И.В. Белинцева

Уважение к чужому начинается с со- знакомят с  историей усадеб (Бах-


зданием свободной экономической тин 2005; Бахтин, Тарунов 2013;
зоны в  1990-х гг., обусловлен взрос- Белинцева 2016). Большинство по-
лением поколения, родившегося местий пережило военное лихо-
на  этой земле и  многими другими летье, на  строительный материал
факторами (Белинцева 2002). Этот господские дома и  хозяйственные
третий этап продолжается в  начале постройки были разобраны уже
III тысячелетия и ознаменован про- в последующее время. Процесс раз-
цессом активного «присвоения» чу- рушения продолжается и  сейчас.
жого, а также включением новых ар- По моим подсчетам, только на тер-
хитектурных маркеров этнической ритории теперешней Калининград-
и религиозной идентичности. ской области существовало более
400 поместий с господским домом,
Архитектурное наследие Калинин- окруженным ухоженным парком,
градской области достаточно вели- многочисленными хозяйственны-
ко и многообразно — от градострои- ми сооружениями. В  этот список
тельных комплексов до  усадебных мной включены поместья XVII  —
домов или небольших деревянных первой половины XX в., в которых
вилл на  курортах. Столь же раз- сохранились какие-либо усадебные
нообразна и  степень сохранности постройки и  этот перечень посто-
типологически разных ансамблей, янно увеличивается. В  «Каталоге
отдельных зданий и  сооружений: объектов культурного наследия Ка-
одни требуют лишь текущего ре- лининградской области», изданном
монта, другие — незамедлительного в  2013 г., также указано, что число
реставрационного вмешательства господских домов, включая сред-
профессионалов. Многим памятни- невековые замки и  сооружения
кам уже ничто не поможет. XVI в., достигало 400, из  них в  не-
поврежденном состоянии после
Одной из  актуальных проблем со- войны сохранялось около 220  име-
временной истории архитектуры ний (Каталог объектов… 2013: 86).
является вопрос изучения и  сохра- А.П.  Бахтин в  статье «Ситуация
нения усадебного наследия. В  Рос- с  памятниками культурного насле-
сии уже давно существует Обще- дия в  Калининградской области»
ство изучения русской усадьбы, утверждает, что «на части бывшей
очередная конференция на  тему Восточной Пруссии, после 1945 г.
«Музеи-усадьбы в  прошлом, на- отошедшей к  Российской Федера-
стоящем и  будущем» состоялась ции, к  1889 г. имелось около 1100
20–21  октября 2016 г. в  Москве. имений с  самыми разными земель-
Выходят регулярные выпуски ным участками  — от  200 до  1500  га
Историческая экспертиза

сборников статей, посвященных и  больше» (Бахтин 2014: 97).


истории усадебной архитектуры, В  личной беседе с  автором статьи
другим проблемам поместной куль- 15  июля 2016 г. главный архивист-
туры. Усадебное наследие Восточ- историк Калининградской области
ной Пруссии в  основном утрачено немного уточнил данные, умень-
и  практически не  изучено, лишь шив цифру до  800 поместий с  гос-
немногие статьи на  русском языке подским домом.

134
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

Известный исследователь архитек- Капустигалль  / без современного


туры Восточной Пруссии Карл фон имени и др., принадлежавшие пред-
Лорк, который еще до Второй миро- ставителям знатнейших фамилий
вой войны одним из первых начал со- Германии. В первой половине XIX в.
бирать сведения об  расположенных строились более скромные поме-
здесь усадьбах, писал, что в  1939 г. стья, вторая половина XIX и  нача-
в провинции «существовало 1265 хо- ло XX в. характеризовались тем,
зяйств размером более 200 га, среди что перестраивались, расширялись
которых находилось 262 усадьбы раз- и  делались более комфортабель-
мером более 500 га» (Lorck 1953: 11). ными обветшавшие дома XVIII в.,
Если учитывать, что к  России ото- иногда появлялись новые усадьбы.
шла одна треть восточнопрусской Многие поместья были обновлены
территории, то в  Калининградской или вновь построены в ходе восста-
области должно было существовать новительных работ после военных
около 400 усадебных домов. действий Первой мировой войны.

До Второй мировой войны этот ре- Большинство наиболее значитель-


гион считался «страной усадебных ных господских домов пережили
домов и  дворцов», а  в настоящее военные действия Второй мировой
время не  существует даже музея войны и были утрачены в послевоен-
местного усадебного быта. Миф ные годы, процесс незаконной раз-
о  легендарной стране юнкерских борки усадебных комплексов продол-
поместий превратился в  сказания жается и в наши дни. Как представля-
о  богатстве и  всеобщем процве- ется, именно роскошные поместные
тании Восточной Пруссии. В  дей- дома демонстрировали национально-
ствительности аграрная провинция классовую чужесть местной культуры
Восточная Пруссия была одним новым поселенцам, большинство
из  самых бедных регионов Герма- из  которых были сельскими жите-
нии и  во многом зависела от  пра- лями или выходцами из  маленьких
вительственных дотаций, которые провинциальных городов. Послепе-
особенно увеличились в  1930-х гг. рестроечная ситуация в  чем-то на-
В  это время требовалось укрепить поминает отношение к  усадебному
моральный и  физический дух глав- наследию в  России послереволюци-
ной опоры Германии на  ее северо- онных лет, когда безжалостно жгли
востоке, усилить военный потенци- и  грабили поместья, пока государ-
ал провинции. ство не  приняло меры по  спасению
«народного достояния».
Строительство сельских усадебных
домов при больших хозяйствен- В деле сохранения и  поддержания
ных комплексах началось не  ранее усадеб важную роль должно играть
XVII в. Расцвет дворцового строи- взаимодействие трех наиболее заин-
тельства наблюдался в  Восточной тересованных фигурантов — государ-
Пруссии в XVIII в., когда появились ства, общественных организаций,
величественные комплексы в  Шло- частных лиц. Пока в  регионе они
№ 3  2016

биттен / Шлобиты (Польша), Фрид- действуют по принципу, описанному


рихштайн  /  Каменка, Вальдбург- в  общеизвестной басне И. Крылова

135
И.В. Белинцева

Байнунен/Ульяновское. Дворец. 1862–1866 гг. Садовый фасад.


Из: Hecht Max. Führer durch Beynunen. Die Kunstschöpfung Fritz von Farenheids.
Vierte vermehrte Auflage. Königsberg, im Selbstverlag, 1930

«Лебедь, рак и  щука». В  результа- В настоящее время действует ме-


те  — неоправданные разрушения ждународный проект виртуальной
немногочисленных сохранившихся реконструкции разрушенного замка
поместных домов. Последний при- Фридрихштайн (Каменка, Гурьев-
мер  — разборка до  основания еще ского района), возведенного еще
недавно стоявшего здания в  Лозо- в 1709–1714 гг. архитектором Жаном
вом / Подоллен (Орехов 2016). Суще- де Водтом. В формате 3D воссоздает-
ственный вопрос, который должен ся практически доскональный облик
быть решен  — о  роли жилых и  хо- архитектуры и  внутреннего убран-
зяйственных зданий бывших поме- ства этого знаменитого дворца, при-
стий в современном обществе и его надлежавшего богатейшему прусско-
экономике, формах представления му семейству Дона-Шлобиттен.
и обязательно — их новых утилитар-
ных функциях, будь то музей, санато- Усадьба Байнунен привлекла мое
рий, показательная ферма, культур- внимание необычностью архи-
ный центр, жилье и т. д. тектурного облика дворца и  со-
оружений, входивших в  состав
Проблема сохранения усадеб коре- большого комплекса этого имения
нится не только в финансово-эконо- (Белинцева 2016). Имение Байну-
мической сфере, но в области науки нен (ныне поселок Ульяновское
и  образования. В  русскоязычной вблизи города Озерска, бывший
Историческая экспертиза

литературе отсутствует даже такой Даркемен) получило широкую из-


краткий справочник по  усадьбам, вестность не  только в  Восточной
который составили польские иссле- Пруссии, но  по всей Германии,
дователи о поместных домах Восточ- в  середине XIX в., когда богатый
ной Пруссии, оставшихся на  терри- землевладелец Фриц фон Фарен-
тории Польши (Jackiewicz-Garniec, Gar- хайд построил по  собственному
niec 1999). проекту взамен обветшавшего уса-

136
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

дебного здания огромный дворец.


Он разместил в нем большую худо-
жественную коллекцию античных
слепков, и открыл к ней в опреде-
ленные дни в  летние месяцы до-
ступ для посетителей.

О первых послевоенных годах


в Байнунен записаны воспоминания
Т.Н.  Надеждиной, в  которых она
также акцентирует проблему чуже-
Ульяновское/Байнунен. Остатки
сти незнакомой красоты. «Дворец, дворца. Фото автора. Июль 2014 г.
когда мы приехали (в 1946 г. — И.Б.),
еще целый стоял, только в середине хранился лишь фундамент и  подва-
его были небольшие разрушения лы главного здания, а  также садо-
и  следы пожара. Каждая комната вый домик, каменные сараи и амбар
имела свой цвет. На полках еще стоя- в  неоготическом стиле, построен-
ли статуэтки, вазы, чаши, кувшины ные, видимо, в середине XIX в.
и  скульптурные портреты. А  сколь-
ко всего этого лежало на полках раз- Башня садового домика c примы-
битым, расстрелянным и раздавлен- кающими более низкими объе-
ным вместе с мусором!... мами сохранилась, были пред-
приняты даже попытки привести
К сожалению, не  смогли мы это сооружение в  нормальный вид.
сберечь. Не наше всё было, не род- Но ни о какой профессиональной
ное, не наживное… Крушили и раз-
бирали все подряд. Гипсовые ста-
туэтки и  стенные лепные изобра-
жения дворца толкли в  ступках,
перемешивали с  водой и  белили
квартиры. Потом зачастили к  нам
различные бригады и  команды
с  предписаниями от  военных. Гру-
зили на  машины и  подводы всё,
что можно было увезти» (цит. по:
Овсянов б/д.).

Вплоть до 1950 г. музей был по-преж-


нему открыт, но  из экспонатов со-
хранялись в  основном массивные
гипсовые слепки. В  1955 г. было
получено разрешение взорвать
дворец, который к  тому времени
в народе прозвали «дачей Геринга».
№ 3  2016

От  поместного дома долгое время Ульяновское/Байнунен. Садовый


оставались лишь стены. Сейчас со- домик. Фото автора. Июль 2014 г.

137
И.В. Белинцева

реставрации и  предпроектных достигает 30 м высоты (100 фус),


исследованиях здания говорить это сторожевая башня имения. Этот
не приходится. сарай был поврежден во время боев
Первой мировой войны, но затем
В парке на  высоком холме было восстановлено (Hecht 1930: 48). Бла-
построено хозяйственное здание годаря удачному местоположению
в стиле средневековых укреплений, здание видно со всех сторон парка,
длинное сооружение фланкирова- он господствует над всей усадьбой
лось зубчатыми башнями. Эти по- и  окружающей местностью. Кре-
стройки из  красного кирпича ча- постной облик этого здания, ма-
стично сохранились. Амбар распо- териал из  которого он построен  —
лагался по одной линии с дворцом. кирпич, не  соответствовал стилю
Как и в композиции дворца, два бо- антикизированной архитектуры
ковых флигеля соединены средин- дворца, дорического паркового
ной постройкой. Северная башня павильона и  античному собранию,

Ульяновское/Байнунен. Хозяйственная постройка в неоготическом стиле. Общий


вид и башня. Фото автора. Июль 2014 г.
Историческая экспертиза

Зандиттен/Лунино. Дворец. 1736 г. Из: (Meitsch 1975: 500)

138
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

прославившему Байнунен. Но, как К сожалению, большинство их име-


известно, античные города были ет печальный конец, завершающий-
окружены зубчатыми кирпичны- ся констатацией полного исчезнове-
ми стенами и  башнями, возможно, ния поместного дома, а вслед за ним
Фриц фон Фаренхайд при создании и  сопутствующих хозяйственных
хозяйственного сооружения на  пе- сооружений. Но  есть и  немало по-
риферии имения руководствовался ложительных примеров  — усадьба
подобными соображениями. Яблочкино  / Локенен, Сосновка  /
Бледау, Саранское  / Лаукишкен
Примеров из  истории усадебной и др. Многие сохранившиеся объек-
архитектуры Калининградской об- ты ждут внимания местных властей
ласти можно привести множество. и реставраторов.

Лунино/Зандиттен. Территория усадьбы. Остатки ограды. Фото автора. Июль 2016 г.


№ 3  2016

139
Парненен/Красный Яр. Усадебный дом. Из: (Bilder aus dem Kreis... 1989)
И.В. Белинцева

Красный Яр/Парненен. Усадебный дом. Фото автора. Июль 2016 г.


ждости» в современной архитектурной
Изучение истории архитектуры культуре  // Белинцева И.В.  Архитек-
Восточной Пруссии на  террито- турно-градостроительная культура го-
рии Восточной Пруссии находится родов Балтики (Гданьск, Калининград,
в  стадии становления, оно нужда- Эльблонг). М., 2002. С. 134–138.
ется в  дальнейших исследованиях Белинцева 2007  — Белинцева И.В. Новая
и  осмыслении. Перед нами стоит Синагога в  Кенигсберге: к  проблеме
вопрос  — должны ли мы изучать восстановления здания в  современном
историю исчезнувших на  глазах Калининграде  // Архитектурное на-
наших современников здания или следство. М., 2007. Вып. 47. С. 243–252.
предать их полному забвению? Белинцева 2010  — Белинцева И.В. Армян-
ская церковь в Калининграде: историче-
ские прототипы и новые тенденции //
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Армения–Россия: диалог в пространстве
художественной культуры. Материалы
Бахтин 2005  — Бахтин А.П. Господские
международного симпозиума. 15–16 ноя-
дома  // Памятники истории и  культу-
бря 2010 г. Тезисы. М., 2010. С. 10–11.
ры. Калининградская область. Т. 2. М.,
2005. С. 182–215. Белинцева 2015  — Белинцева И.В. Про-
блема формирования центра города
Бахтин 2014  — Бахтин А.П. Ситуация
Калининграда в  XX–XXI вв.  // Совре-
с  памятниками культурного наследия
менная архитектура мира: Сб. ст. / Под
в Калининградской области // Слово.ru.
ред. Н. Коноваловой. Вып. 5. М., СПб.:
Балтийский акцент: Сб. ст. Калининград:
Нестор-История, 2015. С. 239–260.
БФУ им. И. Канта, 2014. № 1. С. 91–104.
Белинцева 2016  — Белинцева И.В. Архи-
Историческая экспертиза

Бахтин, Тарунов 2013  — Бахтин А.П., Та-


тектурный комплекс бывшей усадьбы
рунов А.М. Господские дома Восточной
Байнунен в  Калининградской области:
Пруссии  // Каталог объектов культур-
к  проблеме восстановления  // Ре-
ного наследия Калининградской обла-
ставрация и  исследования памятников
сти. М., 2013. С. 80–89.
культуры. Вып. 8. М.–СПб.: Коло, 2016.
Белинцева 2002  — Белинцева И.В. После- С. 123–134.
словие. К  проблеме «чужого» и  «чу-

140
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

Бенвенист 1995  — Бенвенист Э. Словарь города Калининграда: Дис. … канд. ар-


индоевропейских социальных терми- хитектуры. Калининград, 1954 // РГАЭ
нов / Пер. с французского. М., 1995. (ЦГАНХ). Ф. 293. Оп. 3. Д. 220.
Вальденфельс 1995 — Вальденфельс Б. Своя Навалихин 1956  — Навалихин Д.К. К  во-
культура и  чужая культура. Парадокс просу реконструкции центра города
науки о  «Чужом»  // Логос. Философ- Калининграда: Дис. … канд. архитекту-
ско-литературный журнал. 1995. № 6. ры. Т. 1–3. Калининград, 1956 // РГАЭ
С. 77–94. (ЦГАНХ). Ф. 293. Оп. 1. Д. 221–222.
Восточная Пруссия глазами… 2003 — Во- Овсянов б/д. — Овсянов А. Сан-Суси на во-
сточная Пруссия глазами советских пе- стоке  // http://www.klgd.ru/city/hi-
реселенцев. Первые годы Калининград- story/almanac/a9_31.php?print=Y (дата
ской области в  воспоминаниях и  доку- обращения 17.02.2015 г.).
ментах. Калининград, 2003. Орехов 2016  — Орехов И. Прокуратура
Гость номера 2006  — Гость номера. Ин- потребовала наказать виновных в  раз-
тервью с Олегом Копыловым // Кали- рушении исторической усадьбы  //
нинградские дома. 2006. № 10 (23), но- Комсомольская правда. [Калининград].
ябрь. С. 74–77. 2016. 09.07. С. 4.
Каталог объектов… 2013 — Каталог объ- Попадин, Васютин 2009  — Попадин А.,
ектов культурного наследия Калинин- Васютин О. Королевская гора в  Кали-
градской области. М., 2013. нинграде: проекты и замыслы по ее за-
стройке. Историко-аналитический об-
Кенигсберг–Калининград 2006  — Ке-
зор. Калининград, 2009. URL: http://
нигсберг–Калининград. Иллюстриро-
www.archikld.ru/publications_3_41 (дата
ванный энциклопедический справоч-
обращения 28.04.2012).
ник / Под. общ. ред. А.С. Пржездомско-
го. Калининград, 2006. Программа семинара 1994  — Програм-
ма международного научно-практиче-
Костяшов 2009  — Костяшов Ю. Секрет-
ского семинара «Проблемы ревитали-
ная история Калининградской области.
зации историко-архитектурной среды
Очерки 1945–1956 гг. Калининград,
города Калининграда (Кенигсберга)».
2009.
22–27 августа 1994 г. Калининград, 1994.
Малинина 2009  — Малинина Т.Г. Рост
Слова А.В.  Целовальниковой… 2003  —
и  структурные изменения современ-
Слова А.В.  Целовальниковой, приехав-
ных городов: стратегии архитектурной
шей из  Рязани  // Восточная Пруссия
реконструкции  // Города мира  — мир
глазами советских переселенцев. Пер-
города: Коллективная монография. М.,
вые годы Калининградской области
2009. С. 48–67.
в  воспоминаниях и  документах. Кали-
Материалы к биографиям… 1989 — Ма- нинград, 2003.
териалы к  биографиям московских ар-
Тарунов 2012  — Тарунов А.М. Памятники
хитекторов — ветеранов труда. М., 1989.
эпохи позднего романтизма в  архитек-
Вып. 5.
туре Восточной Пруссии  // Вестник
Материалы совещания… 1965  — Мате- Балтийского федерального университе-
риалы совещания по  проектированию та имени И. Канта. Калининград, 2012.
центра города Калининграда. Калинин- Вып. 6. С. 122–129.
градский Горисполком. Калининград-
Хайт 1986  — Хайт В.Л. Бразилиа  //
ское отделение Союза архитекторов.
Хайт В.Л. Оскар Нимейер. М.: Стройиз-
6–9 сентября 1965 г. Калининград, 1965.
дат, 1986. С. 68–127.
№ 3  2016

Навалихин 1954  — Навалихин Д.К. К  во-


Шукуров 1999  — Шукуров Р.М. Введе-
просу архитектурной реконструкции
ние, или Предварительные замечания

141
И.В. Белинцева

о ­чуждости в  истории  // Чужое: опы- von Farenheids. Vierte vermehrte Auflage.


ты преодоления. Очерки из  истории Königsberg: im Selbstverlag, 1930.
культуры Средиземноморья. М., 1999. Jackiewicz-Garniec, Garniec 1999 — Jackiewicz-
С. 9–30. -Garniec M., Garniec M. Palace i dwory daw-
Als Russe in Ostpreussen 1999 — Als Russe nych Prus Wschodnich. Dobra utracone
in Ostpreussen. Sowjetische Umsiedler czy ocalone. Olsztyn, 1999.
über ihren Neubeginn in Königsberg/Ka-
Kilarski 1946 — Kilarski J. Gdańsk — miasto
liningrad nach 1945. Ostfilder, 1999. nasze. Gdańsk, 1946.
Brodersen 2007  — Brodersen P. Utopia Ka- Lorck 1953  — Lorck C. von. Ostpreußische
liningrad. Aneignungsstrategie und Re- Gutshäuser. Bauform und Kulturgehalt.
präsentationen in einer sowjetischen Mit einem beschreibenden Verzeich-
Stadt. 1945–1968 // M. Heike, M. Weber nis der Gutshäuser. 138 Bilder und 20
(Hrsg.). Durst nach Erkenntnis… For- Textskizzen. Kitzingen/Main: Holzner-
schungen zur Kultur und Geschichte der Verlag, 1953.
Deutschen im Östlichen Europa. Mün-
chen, 2007. S. 139–149. Podehl 2012 — Podehl M. Architektura Kalin-
ingrada. Wie aus Königsberg Kaliningrad
Hecht 1930  — Hecht M. Führer durch wurde. Marburg: Verlag Herder-Institut,
Beynuhnen. Die Kunstschöpfung Fritz 2012.

I.V. Belintsevа. Architecture of East Prussia in Kaliningrad region: problems of comprehension


and retention

Key words: the problem of “One’s own or Otherness”, Kaliningrad region, ar-
chitectural heritage, markers of identity, D. Navalikhin, The Royal castle, the
estates of East Prussia.

The architecture of the Kaliningrad region should be considered in the as-


pect of overcoming perceptions of Otherness of the preserved architectural
German heritage, which is being reinvented as One,s own. To the standard
four aspects of alienation (ethnolinguistic ethico-religious; household tech-
nological; spatial-geographic) auther added a fifth component: visual artis-
tic, associated with visual perception and architectural urban forms. Archi-
tecture is the material and physically articulated bearer of historical memory,
a visible marker of cultural identity. An example of an ambiguous and con-
tradictory relationship to the heritage of German architecture is the content
of two variants of the PhD thesis (1954 and 1956) by the chief architect of
Kaliningrad in the postwar years, D. Navalikhin. One of the urgent problems
of modern the history of architecture is the question of research and conser-
vation the estate heritage. The most significant master’s houses survived the
hostilities of the Second world war and were lost in the postwar years.
Историческая экспертиза

REFERENCES Bakhtin A.P. Gospodskie doma. Pamiatniki


istorii i kul’tury. Kaliningradskaia oblast’. T. 2.
Als Russe in Ostpreussen. Sowjetische Umsiedler Moscow, 2005. P. 182–215.
über ihren Neubeginn in Königsberg/Kalinin-
grad nach 1945. Ostfilder, 1999. Bakhtin A.P. Situatsiia s pamiatnikami ku-
l’turnogo naslediia v Kaliningradskoi obla-

142
Архитектура Восточной Пруссии в Калининградской области

sti. Slovo.ru. Baltiiskii aktsent: Sb. st. Kalini- mehrte Auflage. Königsberg: im Selbstver-
grad: BFU I. Kanta, 2014. N 1. P. 91–104. lag, 1930.
Bakhtin A.P., Tarunov A.M.  Gospodskie Jackiewicz-Garniec M., Garniec M. Palace i
doma Vostochnoi Prussii. Katalog ob”ektov dwory dawnych Prus Wschodnich. Dobra utraco-
kul’turnogo naslediia Kaliningradskoi oblasti. ne czy ocalone. Olsztyn, 1999.
Moscow, 2013. P. 80–89. Katalog ob”ektov kul’turnogo naslediia Kali-
Belintseva I.V.  Posleslovie. K probleme ningradskoi oblasti. Moscow, 2013.
“chuzhogo’ i “chuzhdosti’ v sovremennoi Kenigsberg–Kaliningrad. Illiustrirovan-
arkhitekturnoi kul’ture. Belintseva I.V. Ar- nyi entsiklopedicheskii spravochnik. Ed.
khitekturno-gradostroitel’naia kul’tura gorodov A.S. Przhezdomskogo. Kaliningrad, 2006.
Baltiki (Gdan’sk, Kaliningrad, El’blong). Mo-
scow, 2002. P. 134–138. Khait V.L.  Brazilia. Khait V.L. Oskar Nime-
ier. Moscow: Stroiizdat, 1986. P. 68–127.
Belintseva I.V. Novaia Sinagoga v Kenigsber-
ge: k probleme vosstanovleniia zdaniia v so- Kilarski J. Gdańsk  — miasto nasze. Gdańsk,
vremennom Kaliningrade. Arkhitekturnoe na- 1946.
sledstvo. Moscow, 2007. Vol. 47. P. 243–252. Kostiashov Iu. Sekretnaia istoriia Kalinin-
Belintseva I.V.  Armianskaia tserkov’ v Ka- gradskoi oblasti. Ocherki 1945–1956 gg. Kali-
liningrade: istoricheskie prototipy i novye ningrad, 2009.
tendentsii. Armeniia–Rossiia: dialog v prostran- Lorck C. von. Ostpreußische Gutshäuser. Bau-
stve khudozhestvennoi kul’tury. Materialy me- form und Kulturgehalt. Mit einem beschreiben-
zhdunarodnogo simpoziuma. 15–16 noia- den Verzeichnis der Gutshäuser. 138 Bilder und
bria 2010 g. Tezisy. Moscow, 2010. P. 10–11. 20 Textskizzen. Kitzingen/Main: Holzner-
Belintseva I.V.  Arkhitekturnyi kompleks -Verlag, 1953.
byvshei usad’by Bainunen v Kaliningrad- Malinina T.G.  Rost i strukturnye izme-
skoi oblasti: k probleme vosstanovleniia. neniia sovremennykh gorodov: strategii
Restavratsiia i issledovaniia pamiatnikov ku- arkhitekturnoi rekonstruktsii. Goroda mi-
l’tury. Vol. 8. Moscow  — Saint Petersburg: ra  — mir goroda: Kollektivnaia monografiia.
Kolo, 2016. P. 123–134. Moscow, 2009. S. 48–67.
Belintseva I.V.  Problema formirovaniia Materialy k biografiiam moskovskikh arkhitekto-
tsentra goroda Kaliningrada v XX–XXI vv. rov — veteranov truda. Moscow, 1989. Vol. 5.
Sovremennaia arkhitektura mira: Sb. st. Ed. N.
Materialy soveshchaniia po proektirovaniiu
Konovalova. In press.
tsentra goroda Kaliningrada. Kaliningradskii
Benveniste E. Slovar’ indoevropeiskikh sotsia- Gorispolkom. Kaliningradskoe otdelenie So-
l’nykh terminov. Moscow, 1995. iuza arkhitektorov. 6–9 sentiabria 1965 g.
Brodersen P. Utopia Kaliningrad. Ane- Kaliningrad, 1965.
ignungsstrategie und Repräsentationen Navalikhin D.K. K voprosu arkhitekturnoi
in einer sowjetischen Stadt. 1945–1968 // rekonstruktsii goroda Kaliningrada: Dis. …
M. Heike, M. Weber (Hrsg.). Durst nach kand. arkhitektury. Kaliningrad, 1954.
Erkenntnis… Forschungen zur Kultur und Ge- RGAE (TsGANKh). F. 293. Op. 3. D. 220.
schichte der Deutschen im Östlichen Europa.
Navalikhin D.K. K voprosu rekonstruktsii tsen-
München, 2007. S. 139–149.
tra goroda Kaliningrada: Dis. … kand. arkhi-
Gost’ nomera. Interv’iu s Olegom Kopylo- tektury. T. 1–3. Kaliningrad, 1956. RGAE
vym. Kaliningradskie doma. 2006. N 10 (23), (TsGANKh). F. 293. Op. 1. D. 221–222.
noiabr’. P. 74–77.
Ovsianov A. San-Susi na vostoke. http://
Hecht M. Führer durch Beynuhnen. Die Kun- www.klgd.ru/city/history/almanac/
№ 3  2016

stschöpfung Fritz von Farenheids. Vierte ver- a9_31.php?print=Y (date of access


17.02.2015).

143
И.В. Белинцева

Orekhov I. Prokuratura potrebovala naka- opyty preodoleniia. Ocherki iz istorii kul’tury Sre-
zat’ vinovnykh v razrushenii istoricheskoi dizemnomor’ia. Moscow, 1999. P. 9–30.
usad’by // Komsomol’skaia pravda. [Ka-
Slova A.V.  Tseloval’nikovoi, priekhavshei
liningrad]. 2016. 09.07. S. 4.
iz Riazani. Vostochnaia Prussiia glazami sovet-
Podehl M. Architektura Kaliningrada. Wie skikh pereselentsev. Pervye gody Kaliningradskoi
aus Königsberg Kaliningrad wurde. Marburg: oblasti v vospominaniiakh i dokumentakh. Ka-
Verlag Herder-Institut, 2012. liningrad, 2003.
Popadin A., Vasiutin O. Korolevskaia gora Tarunov A.M. Pamiatniki epokhi pozdne-
v Kaliningrade: proekty i zamysly po ee zastro- go romantizma v arkhitekture Vostochnoi
ike. Istoriko-analiticheskii obzor. Kaliningrad, Prussii. Vestnik Baltiiskogo federal’nogo uni-
2009. URL: http://www.archikld.ru/pu- versiteta imeni I. Kanta. Kaliningrad, 2012.
blications_3_41 (date of access 28.04.2012). Vol. 6. P. 122–129.
Programma mezhdunarodnogo nauchno-prakti- Vostochnaia Prussiia glazami sovetskikh pere-
cheskogo seminara “Problemy revitalizatsii isto- selentsev. Pervye gody Kaliningradskoi oblasti
riko-arkhitekturnoi sredy goroda Kaliningrada v vospominaniiakh i dokumentakh. Kalinin-
(Kenigsberga)”. 22–27 avgusta 1994 g. Kali- grad, 2003.
ningrad, 1994.
Waldenfels B. Svoia kul’tura i chuzhaia
Shukurov R.M. Vvedenie, ili Predvaritel’nye kul’tura. Paradoks nauki o “Chuzhom”.
zamechaniia o chuzhdosti v istorii. Chuzhoe: Logos. Filosofsko-literaturnyi zhurnal. 1995.
N 6. P. 77–94.