Вы находитесь на странице: 1из 9

ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
БРЯНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И БИЗНЕСА

Кафедра гуманитарных и естественнонаучных дисциплин


Направление 40.03.01 – Юриспруденция

Контрольная работа
Дисциплина: Отечественная история
Тема: Народные движения в России в первой четверти XVIII века

Выполнил студент 1 курса


заочной формы обучения
(гр. Ю101/11)
Белый К.И.

Проверил к..и,н., доцент


Малашенко Анатолий Алексеевич

Брянск 2019

Содержание

Введение…………………………….……………………......………...…..3
1. Народные движения в России в первой четверти XVIII
века..............................................................................................................6
2. Практическая часть (Тест №16)…….…………………………….........9
Заключение……………………………………………………………...10
Список литературы…………………………………………………….12

Введение
Начало XVIII в. прежде всего знаменуется войной России со Швецией
(т. ч. Северная война 1700—1721 гг.), которая вызывала значительный рост
государственных повинностей крестьян и посадских людей. Помимо ямских,
стрелецких и полоняничных денег, взимавшихся в XVII в., население должно
было платить новые налоги на корабельную починку, жалованье ратным
людям, рекрутам. Устанавливались поборы с бань, ульев, подымные, с
рыбных ловель, с перевоза и т. д. Поощряемые правительством изобретатели
новых налогов — прибыльщики изощрялись в поисках новых источников
дохода. По предложению, например, прибыльщика Курбатова в России была
введена орленая (гербовая) бумага. Налогом облагались даже дубовые гробы.
Не менее обременительными для трудовых масс были рекрутская,
подводная и постойная повинности. Тысячи людей ежегодно призывались на
пожизненную службу в армию и на флот.* Кроме того, с 1699 по 1709 г. на
строительстве крепостей и гаваней ежегодно было занято около 17 тыс.
крестьян и посадских людей. Если в XVII в. подводная повинность населения
носила эпизодический характер, то в связи с Северной войной она стала
постоянной.* На содержание армии с населения взимались сухари, мука,
крупа, овес или вместо всего этого оно платило деньги. К этому следует
добавить "великие неправды и грабительства" чиновников, беспощадно
выколачивавших накопившиеся недоимки и взимавших незаконные поборы в
свою пользу.
Помимо налогов, правительство использовало еще один источник
увеличения государственных доходов. С 1700 г. оно стало проводить
денежную реформу, сопровождавшуюся уменьшением количества серебра в
монете. Только за три года (1701—1703), в течение которых наиболее
интенсивно проводилась чеканка новой монеты, казна получила чистой
прибыли свыше 1,9 млн. руб. Порча монеты вызвало понижение курса рубля
почти вдвое, соответственно поднялись цены на товары.
Среди народа все больше становилось ропщущих и недовольных —
росло крестьянское возмущение политикой правительства.
Цель моей контрольной работы изучить и показать как реагировало
население России на увеличение налогового гнета в стране.
Контрольная работа состоит из введения, теоретической части,
практического задания (тест №16), заключения и списка литературы.

Народные восстания в Астрахани и на Дону


На рост государственных и владельческих повинностей крестьяне и
посадские отвечали прежде всего бегством. В первом десятилетии XVIII в.
бегство приняло невиданный ранее размах. Перепись населения,
предпринятая в 1710 г., обнаружила массу пустых дворов, причем чем ближе
тот или иной район находился к театру военных действий, тем больше там
было пустых дворов. В Смоленской губернии более 20 % дворов пустовало, в
Архангелогородской и Ингерманландской губерниях по сравнению с
данными переписи 1678 г. численность населения уменьшилась почти на 40
%.* Крестьяне бежали на окраины государства: в Сибирь, на Дон, в
Поволжье, где было легче укрыться от всяческих сборов и поборов. Именно
здесь, на окраинах страны — в Астрахани, на Дону и в Башкирии, —
вспыхнули крупные движения.
Астрахань была значительным торгово-промышленным центром с
населением, пестрым в социальном и национальном отношении. В городе
стоял крупный гарнизон, насчитывавший 3650 человек, среди которых было
немало стрельцов, сосланных после подавления последнего стрелецкого
мятежа.
Восстание началось в ночь на 30 июля 1705 г. выступлением солдат и
стрельцов, перебивших около 300 человек начальных людей и иностранцев.
На следующий день на кругу восставшие избрали совет старшин в составе
богатого ярославского купца и астраханского рыбопромышленника Якова
Носова, земского бурмистра Гаврилы Ганчикова и стрельца Ивана Шелудяна.
На круг был приведен скрывавшийся в курятнике воевода Ржевский и здесь
же казнен. Круг отменил введенные налоги, из конфискованной денежной
казны выдал стрельцам жалование и принял меры к расширению восстания, к
которому вскоре примкнули Красный Яр и Гурьев. Но ни донские казаки, ни
посады Среднего Поволжья не поддержали движения — слишком узкой и
локальной была социальная программа стрельцов, что бы их лозунги могли
поднять на борьбу широкие народные массы.
Известия о восстании в Астрахани свидетельствовали о непрочности
тыла. На подавление восстания Петр I направил лучшего полководца
фельдмаршала Шереметева. 13 марта 1706 г. правительственные войска,
овладев Астраханью, подавили восстание. Свыше 300 астраханцев были
казнены, многих участников бунта сослали в Сибирь. Среди
репрессированных преобладали стрельцы, что дает основание считать его
стрелецким.
Спустя год после подавления Астраханского восстания вспыхнуло еще
более мощное движение на Дону. Коренное население Дона не знало
крепостного права, что привлекало сюда массы крестьян. Казачество
пользовалось автономией, имело самоуправление во главе с выборным
атаманом, ему было предоставлено право не выдавать беглых.
По мере развития в стране феодальных отношений усиливалось
наступление государства на автономию Дона. Уходили в прошлое те времена,
когда Дон жил своей, обособленной, независимой от Москвы политической
жизнью.
Восстание вспыхнуло в связи с жестокими действиями карательной
экспедиции князя Юрия Долгорукого, направленной на Дон для сыска и
возвращения беглых. Действия Долгорукого, с целью устрашения сжигавшего
станицы, где укрывались беглые, вызывали протест не только со стороны
беглых, но и части домовитых казаков, лишившихся таким образом рабочих
рук. Когда Долгорукий разделил карательную экспедицию на четыре отряда,
"новопришлые люди, которые бежали из разных городов от розыску"*, во
главе с Кондратием Булавиным в ночь на 9 октября 1707 г. напали на отряд
Долгорукого, заночевавший в Шульгинском городке, и после короткой стычки
почти полностью уничтожили его.
Верные царскому правительству отряды домовитых казаков, усиленные
калмыками и солдатами Азовского гарнизона, разбили булавинцев, сам
Булавин вынужден был бежать в Запорожье, откуда рассылал "прелестные
письма"* с призывом "побить" бояр, воевод и прибыльщиков.
Весной 1708 г. центром движения стал Пристанский городок на Дону,
куда стекались восставшие. Оттуда Булавин двинулся в столицу войска
Донского — Черкасск и на полпути к нему, близ Паншина городка,
встретился с казаками, направленными атаманом Лукьяном Максимовым для
борьбы с восставшими. Сражение не состоялось, так как казаки вступили в
братание. В самом Черкасске старшины и войсковой атаман были выданы
Булавину. Вместо казненного Максимова войсковой круг избрал атаманом
Булавина.
В Черкасске повстанческая армия разделилась на несколько отрядов.
Раздробление сил создало благоприятные условия для карательных операций
царских войск. После неудачной попытки булавинцев овладеть Азовом
зажиточное казачество, примкнувшее к восстанию после прихода Булавина в
Черкасск, организовало заговор. Предводитель восстания был убит, а по
другой версии, будучи окруженным, застрелился.
В Черкасске казацкие старшины явились с повинной и выдали активных
участников восстания. Начались казни. Для устрашения восставших каратели
пустили вниз по Дону плоты с казненными булавинцами.
Летом 1708 г. правительству удалось подавить восстание на Дону, хотя
локальные выступления крестьян продолжались до 1710 г. По социальному
составу и по целям восстание оставалось казачьим. Поскольку на Дону не
было феодального землевладения, то и в "прелестных письмах" Булавина и
его атаманов отсутствовали призывы к ликвидации помещичьего
землевладения.* "Прелестные письма" называли противниками восставших
представителей царской администрации, иноземцев и прибыльщиков.*
Несколько иной характер носило восстание в Башкирии, продолжавшееся с
1705 по 1711 г.3 Подобно астраханскому и булавинскому восстаниям,
движение в Башкирии было вызвано ростом повинностей.
Руководство восстанием сразу же взяли в свои руки башкирские
феодалы, использовавшие недовольство рядовых башкир в своих целях.
Восставшие выступали не только против царской администрации и
карательных отрядов, но и против русского трудового населения, совершенно
не повинного в политике самодержавия. Подвергались разорению сотни
русских деревень, множество крестьян башкиры захватили в плен и продали
в рабство. В ходе восстания башкирские феодалы отправляли посольства в
Османскую империю и Крымское ханство для ведения переговоров о
переходе под власть крымского хана. Башкирское восстание было подавлено
в 1711 г.
Неприятные заботы полученные в наследство от предшественников, у
Екатерины Великой были связаны с подавлением народных волнений на
Урале. Они начались еще во второй половине 50-х г., отличались упорством и
вооруженным сопротивлением воинским командам, пытавшимся "принудить"
приписных к заводам крестьян выполнять работы по рубке дров и заготовке
угля.
Во главе отправленной на Урал экспедиции был поставлен генерал-
квартирмейстер А. А. Вяземский. 6 декабря 1762 г. императрица утвердила
инструкцию, предписывавшую ему сначала привести крестьян "в должное
рабское послушание", а затем и "усмирить",* т. е. принудить их выполнять
возложенные на них работы, и только после этого выяснять причины,
вызвавшие волнения. Зачитываемый крестьянам манифест убеждал их
беспрекословно повиноваться властям, поскольку "собственное
сопротивление, хотя бы и правильными причинами побуждаемо было, есть
грех, непростительный противу Божьей заповеди". Если крестьяне будут
продолжать сопротивляться и организовывать движения, то их надлежало
усмирять "огнем и мечом и всем тем, что только от вооруженной руки
произойти может".
Коренные петровские преобразования потребовали огромных усилий,
колоссального напряжения сил народов России. Резко ухудшилась жизнь
простых людей. На создание армии, флота? промышленности были затрачены
огромные капиталовложения. Деньги появлялись за счёт огромного
количества налогов и поборов с податного населения, со всех сословий,
кроме дворянства и духовенства. Усугубил налоговый гнёт указ о подушной
подати 1718 года. Подушная подать взималась с лиц мужского пола (кроме
дворянства и духовенства).
Всё больше усиливается крепостничество. За счёт раздачи
государственных крестьян с землёй и пожалование земель, населённых
местными народностями и беглыми крестьянами, растёт дворянское
землевладение. Формирование регулярной армии проходило путём
рекрутских наборов, причём армейская служба была пожизненной. На
строительство Петербурга и мануфактур в разных районах страны
насильственно сгонялись сотни тысяч крестьян. На мануфактурах, особенно в
горной промышленности Урала, крепостной труд стал основным. Сюда
принудительно отправлялись нищие, бродяги, беглые, солдатские жёны.
Резкое ухудшение жизни вызвало острое недовольство народных масс.
Бегство крепостных стало распространённым явлением; один за одним
выходят указы о сыске и возвращении беглых. Притесненное невиданными
поборами, трудовой повинностью, рекрутчиной, население многих регионов
страны восставало. Эти движения были стихийными и неодновременными.
Наиболее крупным из них в первой четверти XVIII века стали Астраханское
восстание и восстание на Дону под предводительством Кондратия Булавина.
Поводом для восстания в Астрахани послужило насильственное
брадобритие и введение одежды иностранного покроя. Всё это
сопровождалось налоговым бременем, рекрутскими наборами, грубыми
издевательствами, произволом и вымогательствами местного воеводы.
Восстание вспыхнуло в ночь на 30 июля 1705 года. Стрельцы и солдаты
перебили около 300 начальных людей и иноземцев. На следующий день на
кругу восставшие образовали совет старейшин. Он представлял теперь власть
народа в городе. По примеру казаков восставшие на общей сходке выбрали
атамана (им стал купец Яков Носов) и старейшин. Важнейшие решения
принимались на общем собрании. Состав участников восстания: стрельцы,
солдаты, посадская беднота.
Восстание охватило обширный район юго-востока страны. Скоро среди
восставших начались разногласия. Работные люди, стрельцы и солдаты
стояли за вооружённое выступление против правительственных войск.
Примкнувшие к восстанию на первом его этапе стрелецкие начальники,
купеческая верхушка и духовенство готовы были пойти на примирение с
правительством - они даже отправили в Москву свою делегацию с повинной.
Раскол среди восставших заранее обрёк выступление астраханцев на
поражение.
В 1706 году правительство направило в Астрахань войска. После
артобстрела город сдался. Последовала жестокая расправа.
Осенью 1707 года вспыхнуло восстание на Дону. Возмущение казаков
вызвало поведение царского полковника, проводившего сыск беглых крестьян
с особой жестокостью. Группа повстанцев во главе с Кондратием Булавиным
напала на отряд полковника и уничтожила его. После этого повстанцы
потерпели поражение, Булавин скрылся. Но весной 1708 года восстание
вспыхнуло с новой силой. Во главе снова был Булавин.
Восстание охватило почти весь юго-восток государства. Движущую силу
восставших составляли крестьяне и беднейшие казаки. Благодаря восстанию
в Черкесске - главном городе донского казачества - Булавину удалось взять
данный город. Далее он взял Царицын, основные же силы направил против
хорошо укреплённого, с большим гарнизоном Азова. Но взять его повстанцы
не сумели.
Теснимые царскими войсками, неся потери, восставшие начали
отступать. В данный момент зажиточные казаки организовали заговор, в
результате которого Булавин погиб. Несмотря на смерть вождя, восстание
получало всё большую поддержку крестьянских масс и продолжало
распространяться на центральные районы страны. Стихийное, слабо
организованное, восстание было обречено на неудачу.
В октябре 1708 года восстание на Дону было подавлено, но отдельные
вспышки крестьянских выступлений продолжались ещё целых два года.
Оба восстания потерпели неудачу из-за типичных черт, присущих
народным выступлениям эпохи средневековья: отсутствия зрелой
политической программы, единой организации, стихийности, локального
характера выступлений.
Глубина, радикальность, высокие темпы петровских преобразований,
жесткий и даже жестокий характер их осуществления объясняют массовость
и разнообразие форм народных движений конца XVII — первой четверти
XVIII в.: восстания стрельцов (1682 и 1698 гг.), восстание стрельцов и
горожан в Астрахани (1705—1706), Башкирское восстание (1705—1711),
восстание казаков под предводительством Кондратия Булавина (1707—1708).
Участие стрельцов, посадских людей, казаков, народов Поволжья и Урала,
старообрядцев, крестьян дает ясное представление о той цене, которую
общество платило за необходимые, но крайне болезненные реформы.
Практическая часть (Тест №16)
16. Двумя основными чертами НЭПа являлись…
а) замена продразверстки продовольственным налогом
б) введение продразверстки
в) уравнительное распределение за обязательный труд
г) разрушение государственной монополии в распределении
сельхозпродукции

Заключение
Преобразования Петра I обеспечили нашей стране новое качественное
состояние: во-первых, значительно сократилось отставание экономической и
культурной жизни России от экономической и культурной жизни передовых
стран Европы; во-вторых, Россия превратилась в могущественную державу;
в-третьих, Россия вошла в число великих держав, и отныне ни один вопрос
межгосударственных отношений в Европе не решался без её участия.
Изменения в быту и культуре, которые произошли в первой четверти
XVIII в. имели огромное прогрессивное значение. Но они ещё более
подчеркнули выделение дворянства в привилегированное благородное
сословие, превратили использование благ и достижений культуры в одну из
дворянских сословных привилегий и сопровождались широким
распространением галломаний и презрительного отношения к русскому
языку и русской культуре в дворянской среде.
Можно сказать, что европеизация в петровскую эпоху носила не только
внешний характер, но, как это не парадоксально, она усилила проявление
негативных черт культуры допетровской Руси. “Новая наука” была для
русских дворян тяжела и непривычна и очень часто вызывала инстинкты
противоположного направления. Обходительность и вежливость по приказу и
принуждению, не ставшие внутренней потребностью, порождали
непристойность и грубость.
Происшедшие перемены затрагивали только верхушку общества; что
касается русского крестьянина, то он ещё очень долго по прошествии
Петровской эпохи не читал газет, не ходил в театр, не знал, что такое
ассамблеи, и уж тем более никогда не носил париков.
В результате петровских реформ "социальное положение "благородного"
сословия изменялось в одну сторону, - в сторону Запада, - в то самое время,
когда социальное положение "подлых людей" т.е. низкого происхождения
люди (чернорабочие, наймиты, поденщики) продолжало изменяться в
сторону прямо противоположную, - в сторону Востока.
Реформы в области культуры и быта, с одной стороны, создавали
условия для развития науки, просвещения, литературы и т.д. Но, с другой,
механическое и насильственное перенесение многих европейских
культурных и бытовых стереотипов препятствовало полноценному развитию
культуры, основанной на национальных традициях.
Главное же заключалось в том, что дворянство, воспринимая ценности
европейской культуры, резко обособлялось от национальной традиции и ее
хранителя - русского народа, чья привязанность к традиционным ценностям и
институтам нарастала по мере модернизации страны. Это вызвало
глубочайший социокультурный раскол общества, во многом
предопределивший глубину противоречий и силу социальных потрясений
начала ХХ в.
Петровские преобразования в сфере культуры, быта и нравов носили
ярко выраженный политический характер, вводились зачастую
насильственными методами. Во главу угла этих реформ были поставлены
интересы государства, которое строилось по жесткому плану монаршей воли.
Чисто внешние атрибуты Петровской эпохи, проявившиеся в декретивном
введении европейских обычаев и нравов, в отрыве от вековых традиций
русской культуры должны были подчеркивать принципиальные отличия
созданной за четверть века Российской империи - великого государства
европейского типа.
Несмотря на всю противоречивость личности Петра и его
преобразований, в отечественной истории его фигура стала символом
решительного реформаторства, плодотворности использования достижений
Запада и беззаветного, не щадящего ни себя, ни других, служения
Российскому государству. У потомков Петр I, практически, единственный
среди царей по праву сохранил дарованный ему при жизни титул Великого.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Абрамова И.Л. Отечественная история IX-XXI вв. Часть 1. IX-XVI


вв. [Электронный ресурс]: учебное пособие/ Абрамова И.Л., Берсенева И.В.,
Паршин В.В.— Электрон. текстовые данные.— М.: Московский
государственный технический университет имени Н.Э. Баумана, 2018. - 85 c.
— Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/31498.html. - ЭБС «IPRbooks».

2. Арсланов Р.А., Керов В.В., Мосейкина М.Н. История России с


древнейших времен до начала XX века: Учеб. для студентов гуманит. спец. /
Под ред. В.В. Керова. - М.: Высш. шк., 2017. - 784 с.

3. Барковец О., Крылов-Толстикович А. Александр III - царь


Миротворец. - СПб.: Юрайт, 2017. - 320 с. Режим доступа: - ЭБС «Юрайт».

4. Королев А.А. Отечественная история с древнейших времен до наших


дней [Электронный ресурс]: курс лекций/ Королев А.А., Алексеев С.В.,
Васильев Ю.А.— Электрон. текстовые данные.— М.: Московский
гуманитарный университет, 2019.— 380 c.— Режим доступа:
http://www.iprbookshop.ru/14522.html.— ЭБС «IPRbooks».

5. Федоровский В. М. Император Николай II и его флот // Николай II в


воспоминаниях и свидетельствах. - М.: Вече, 2018. - 85с.

6. Фомин С. В. Золотой клинок Империи // Граф Келлер / Науч. ред.


серии В. Ж. Цветков. - М.: НП «Посев», 2017. - 1142 с.

7. Эндаков Д.Н. Русско-японская война /Д.Н. Эндаков //Русский флот на


Тихом океане (XVII-ХХ вв.).- Владивосток: Фрегат, 1919. – 120 с.