Вы находитесь на странице: 1из 6

Данилов Е.С.

Контрразведывательные
НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ
ЦЕНТР АНТИКОВЕДЕНИЯ
ЯРОСЛАВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
ИМ. П.Г. ДЕМИДОВА
ЯРОСЛАВЛЬ, РОССИЯ

функции agentes in rebus THE SCIENTIFIC & EDUCATIONAL


CENTRE FOR CLASSICAL STUDIES
AT YAROSLAVL DEMIDOV STATE UNIVERSITY
YAROSLAVL, RUSSIA

DAS WISSENSCHAFTLICHEN FORSCHUNGS- UND


STUDIENZENTRUM FÜR DIE GESCHICHTE,
KULTUR UND RECHT DER ANTIKE
DER STAATLICHEN DEMIDOW-UNIVERSITÄT JAROSLAWL
YAROSLAWL, RUSSLAND

РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ
АНТИКОВЕДОВ
RUSSIAN SOCIETY OF CLASSICAL STUDIES

[ Stable URL: http://elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/1077 ]

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ФОНД
«ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ РИМСКОГО ПРАВА»
ЯРОСЛАВСКИЙ ФИЛИАЛ
THE RESEARCH AND EDUCATIONAL FOUNDATION
“THE CENTRE FOR ROMAN LAW STUDIES”
YAROSLAVL BRANCH

[Публикация работы:]
Данилов Е.С. 2009: Контрразведывательные функции agentes in rebus //
Актуальные проблемы исторической науки:
Международный сборник научных трудов молодых ученых. Вып. 6 / ЯРОСЛАВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
О.В. Ягов (общ. ред.). Пенза, 11-15. ИМ. П.Г. ДЕМИДОВА
YAROSLAVL DEMIDOV STATE UNIVERSITY
5. Лучинский Ю. В. Очерки истории зарубежной журналистики. Краснодар, 1996. С. 153.
6. The Lowell Sun. 7 December. P. 1. 1941.
7. Library of Congress. American Folklife Center. After the Day of Infamy: «Man-on-the-Street» Interviews Following the At­
tack on Pearl Harbor. LWO 4872, Reel 406, Side B, AFS 6358.
8. Cumberland Times. 1941. 7 December. P. 1; The Helena Independent. 1941. 7 December. P. 1; Galveston Daily News. 1941. 7
December. P. 1; The Lowell Sun. 1941. 7 December. P. 1; Nevada State Journal. 1941. 7 December. P. 1; The Lawton Constitution.
1941. 7 December. P. 1; Oakland Tribune. 1941. 7 December. P. 1; The Frenso Bee Republican. 1941. 7 December. P. 1.
9. The Anniston Star. 1941. 7 December. P. 1.
10. Los Angeles Times. 1941. 8 December. P. 1. Эти же данные воспроизводят и другие периодические издания в выпусках
от 8 декабря: The Searchlight. 1941. 8 December. P. 1. The Chicago Sun. 1941. 8 December. P. 1.
11. Los Angeles Times. 1941. 8 December. P. 1; New York Times. 1941. 8 December. P. 2.
12. Los Angeles Times. 1941. 8 December. P. 1.
13. Ibid. P. 2.
14. New York Times. 1941. 8 December. P. 16. Ожидание нового нападения на Гавайи или высадки японского десанта после
7 декабря - важная деталь в настроении американского общества, тем более, что это имело по собой определенные основа­
ния: захват о. Оаху обсуждался командованием Императорского флота как в процессе подготовке Гавайской операции, так
и последующих. См.: Stephan J. Hawaii Under the Rising Sun. Honolulu, 1989. P. 169-176. Та же концепция доказывается в
книге американского историка Стива Хорна: Horn S. The Second Attack on Pearl Harbor. Annapolis, 2005. P. 310-313.
15. Van Wert Times-Bulletin. 1941. 7 December. P. 1; «Фицбург Сентинл»: Fitchburg Sentinel. 1941. 7 December. P. 1; The
Washington Post. 1941. 7 December. P. 1; The Lawton Constitution. 1941. 7 December. P. 1; Fitchburg Sentinel. 1941. 7
December. P. 1; Cumberland Times. 1941. 7 December. P. 1; Tribune. 1941. 7 December. P. 1.
16. Library of Congress. American Folklife Center. After the Day of Infamy: «Man-on-the-Street» Interviews Following the At­
tack on Pearl Harbor. LWO 4872, Reel 406, Side B, AFS 6358.
17. Там же.
18. Там же.
19. Там же.
20. Подробно настроения общественно-политических кругов США перед войной описаны в изд.: Наджафов Д.Г Нейтра­
литет США 1935-1941. М., 1990. С, 156; Иноземцев H.H. Внешняя политика США в эпоху империализма. М., 1960. С.
350-351; Родов Б. Роль США и Японии в подготовке и развязывании войны на Тихом океане в 1938-1941 гг. М., 1951. С.
140-141; Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. Общественно-политические силы СССР и США в годы войны. Воронеж, 1995.
21. МагуѵіИе Daily Forum. 1941. 15 December. P. 1. Ha первой полосе данной газеты сообщается, что на пресс-конферен­
ции военно-морской министр Ф. Нокс опроверг эти слухи.
22. White W. On the Battle Fronts //Current History. 1942. January. P. 425.
23. Slackman M. Target Pearl Harbor. Honolulu, 1990. P. 272.
24. Library of Congress. American Folklife Center. After the Day of Infamy: «Man-on-the-Street» Interviews Following the At­
tack on Pearl Harbor. LWO 4872, Reel 406, Side B, AFS 6358.
25. Hill R. Hitler Attacks Pearl Harbor. New York, 2003. P. 214.
26. Library of Congress. American Folklife Center. After the Day of Infamy: «Man-on-the-Street» Interviews Following the At­
tack on Pearl Harbor. LWO 4872, Reel 406, Side B, AFS 6358.
27. Addresses and Messages of Franklin D. Roosevelt. Washington, 1942. P. 125-126.
28. Chicago Daily Tribune. 1941. 8 December. P. 1.
29. Los Angeles Times. 1941. 8 December. P. 7; New York Times. 1941. 8 December. P. 1.
30. Журнал «Тайм» назвал воскресенье 7 декабря «днем, когда пришла беда»: Time. Vol. ХХХѴШ. No. 24. 1941.15 December.
31. Addresses and Messages of Franklin D. Roosevelt. Washington, 1942. P. 126.
32. Slackman M. Target Pearl Harbor. Honolulu, 1990. P. 271-273; Мировые войны XX века //Руководитель проекта O.A. Рже-
шсвский: В 4-х кн. Кн. 3. М., 2002. С. 469; Иванян Э.А. От Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша: Белый Дом и пресса.
М., 1991. С. 141; Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. М., 1978. С. 51; Очерки новой и новейшей истории США:
8 2-х т. Т. 2 //Ред. Г.Н. Севостьянов. М., 1960. С. 272; Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. Общественно-политические силы СССР и
США в годы войны. Воронеж, 1995. С. 83-87.
33. The Anniston Star. 1941. 7 December. P. 1; Los Angeles Times. 1941. 8 December. P. 1. Эти же данные воспроизводят и другие
периодические издания в выпусках от 8 декабря: The Searchlight. 1941. 8 December. P. 1. The Chicago Sua 1941. 8 December.
P. 1; Los Angeles Times. 1941. 8 December. P. 1; New York Times. 1941. 8 December. P. 2.
34. Nevada State Journal. 1941. 7 December. P. 1.
35. The Lowell Sun. 1941. 7 December. P. 1.

E. С. Данилов
Контрразведывательные функции agentes in rebus

Римские граждане уже с эпохи основания города находились под бдительным контролем го­
сударства. Тарквиний Суперб пользовался услугами соглядатаев, скрытно следивших за тем, что
говорится и делается на территории общины (Dionys. ГѴ. 43. 3). Начиная с периода Республики,
эдилы и цензоры контролировали образ жизни каждого гражданина. Первые - осуществляя свои
полицейские функции (Liv. X. 13. 14, 23. 11), вторые - используя право порицания за недостойное
поведение (Liv. IV. 8). При первых принцепсах к эдилам и цензорам присоединились delatores,
частные обвинители (Liv. XXXIX. 8. 7; Cic. Sull. XVIII. 51; XXV. 70; Suet Aug. 19. 1; Hor. Sat. I. 4.
64-67; Sen. Ben. IV. 26; Mart. Spect. 4; Epigr. XI. 66, 77; Juv. Sat. I. 1. 30-36; Tac. Ann. II. 32, III. 28,

11
IV. 30; Joseph. A.J. XIX. 1. 5). С периода правления Адриана сыскную деятельность осуществляли
подразделения фрументариев (Dio. Cass. LXIX. 5.1; SHA. Hadr. XI. 4-6; Tert. De foga in pers., 13. 3;
Cyprian. Epist. 81). Их службу, дискредитировавшую себя из-за многочисленных злоупотреблений,
1
упразднил император Диоклетиан , снискав своим решением большую популярность (Aur. Vict.
De Caes. XXXIX. 44-45; С. Th. VI. 35. 3). Однако спустя некоторое время (между 284 и 319 гг.) на
ее месте возникла куда более организованная служба - agentes in rebus. Могло ли это подразделе­
ние эффективно выполнять свои обязанности? И что более для нас важно: какова была роль аген­
тов, их потенциальный вклад в обеспечение безопасности Римского государства?
2
Агенты были чиновниками, находившимися в подчинении магистра оффиций , отсюда их
обиходное название - магистерианы (magisterial). Magister officiorum - титул одного из высших
3
сановников поздней империи (Amm. Marc. XV. 5. 12), появившийся при императоре Константине
Наряду с префектами претория, префектом города, квестором и комитами финансов магистр оф­
фиций (служб) осуществлял гражданское управление государством. Будучи ближайшим помощ­
ником императора во всех делах гражданского порядка (Amm. XX. 2. 2; 8. 19; 9. 5, 8; XXVI. 4. 4),
4
магистр оффиций был начальником дворца и полков (схол, scholae) личной охраны императора
5
(Evagr. Schol. III. 32) В то же время магистр оффиций был и министром иностранных дел: он при­
нимал посольства, наблюдал за дипломатической перепиской, следил за международным положе­
6
нием (Amm. Marc. XXVI. 5. 7) В связи с его деятельностью ему подчинялись императорские кан­
7
целярии и государственная почта
Первоначально новая служба выполняла лишь обязанности срочной доставки писем в Импе­
8
рии (Symmachus. Ер. II. 62. 1; VI. 36. 1), но затем диапазон ее функций расширился . В период
правления Констанция II курьеры рассылались по провинциям и были обязаны контролировать
9
переписку и иные виды связи Повседневная деятельность курьеров сопровождалась постепен­
10
ным расширением их полномочий и накоплением большого количества информации ; вскоре они
11
начали использоваться для выслеживания и ареста неблагонадежных лиц
Сначала численность agentes in rebus была неограниченна, и принимался туда каждый желаю­
12
щий по рекомендации магистра оффиций (С. Th. VI. 27. 3). Из-за этого среди агентов оказалось
13
много недостойных элементов, первая чистка которых состоялась уже в 359 г (С. Th. I. 9. I) . Импе­
ратор Юлиан сократил количество агентов, но после его смерти схола вновь стала многочисленной
(Amm. XXII. 7. 5; Lib. Or. II. 58). В 382 г. был введен строгий отбор кандидатов в агенты. Прошед­
шим отбор назначался пятилетний испытательный срок (С. Th. VI. 27. 4). С 396 г. служба в схоле
стала наследственной (С. Th. VI. 27. 8). С 399 г. для поступления в схолу требовалось разрешение
императора (С. Th. VI. 27. 11). Соответствующее постановление (probatoria sacra) должно было вно­
ситься в scrinium memoriae ( С J . XII. 20. 3. 2).
Известно, что в 430 г. в Восточной части империи служили 1174 агента (С. Th. VI. 27. 33), а
ко времени Юстиниана их стало 1248 (C.J. XII. 20. 3). В пределах схолы имелись 5 ступеней, чи­
словое соотношение которых определялось следующим образом: 48 ducenarii, 200 centenarii, 250
14
biarchi, 300 circitores, 450 équités . Эти цифры варьировались, так как за императором было право
ежегодно назначать двух агентов для каждой ступени (С. Th. VI. 27. 3). Срок службы в схоле со­
ставлял 25 лет (С. Th. VI. 27. 19). Но, видимо, не все выносили тяготы этой службы, и мы слышим,
15
в частности, от Аврелия Августина о неком Эводии, ушедшем из агентов в молодом возрасте
Поскольку секретные агенты были высокопоставленным и, можно сказать, офицерским кор­
пусом, то, по мнению П.В. Шувалова, количество командиров высших званий могло быть в них
16
больше, чем в частях полевой армии Например, почтовыми станциями руководили агенты в зва­
17
нии трибунов По завершении срока службы они назначались начальниками канцелярий префек­
18
тур претория, префектуры Константинополя, а также начальниками канцелярий викариев (Not.
Dign. осе. ХѴІІІ-ХХІІ; Not. Dign. or. XXI-XXVI, XXVIII, XXXI-XXXII, XXXIV-XXXVII). Иоанн
Лид фактически называет princeps officii преторианского префекта curiosus (De magistr. IL 10=111.
40), a рескрипт 387 г. напоминает префекту Рима, что никакое служебное действие не может быть
выполнено без подтвердительной подписи принцепса (С. Th. VI. 28. 4).
Agentes in rebus пользовались особыми привилегиями (С. Th. VI. 35. 3). Они были освобожде­
ны от некоторых налогов и повинностей. С 380 г. при обращении к ним употребляли выражение -
19
viri perfectissimi (С. Th. VI. 28. 2). С 396 г. они приравнивались к consulares provinciae (С. Th. VI.
27. 10). С 410 г. агенты могли получить проконсульскую степень, войти в сенаторское сословие
20
(С. J. 12. 21. 3). Уже одно это указывает, каким влиянием они пользовались .
Источником данного влияния являлся широкий круг обязанностей. Во-первых, это - передача
посланий и рескриптов императора в провинции и обратно (Amm. Marc. XV. 5. 8; С. Th. VI. 27. 4).

12
Не случайно мы видим в составе схолы конных посыльных (équités), которые встречаются еще под
названием veredarii (С. Th. VIII. 5. 17; Symmachus. Ер. VII. 14) и αγγελιαφόροι (Lib. Or. XVIIL 135).
21
Во-вторых, контроль за функционированием почтовой системы (cursus publicus) . Под этим
подразумевалась проверка подорожных бумаг (evectio) и количества выделенных для проезда
упряжных животных (С. Th. VI. 29. 5; Symmachus. Ер. VII. 105. 1; C.J. 12. 22. 2, 4). В-третьих,
инспекционные поездки по провинциям с последующим докладом императору об обстановке на
22
местах (Amm. XXI. 7. 2-4) . В 357 г. в каждую провинцию были командированы по 2 курьера (С.
Th. VI. 29. 2. 1); в 395 г. к ним присоединился еще один (С. Th. VI. 29. 8); а после 412 г. их количе­
ство в каждой провинции возросло еще на одного человека (С. Th. VI. 29. 10). Из этой обязанности
с середины IV в. развилась система шпионажа. И примерно в это же время появляется другой эпи­
23
тет для обозначения некоторой части агентов - curiosi (любопытные, шпионы) Агенты заключа­
ли в тюрьмы любых подозрительных лиц, что предоставляло им возможности для вымогательства
и явно превышало их компетенцию (С. Th. VI. 29. 1. 8; VIII. 8. 7; XI. 7. 17). В-четвертых, слежка за
24
чиновниками различных ведомств (Amm. Marc. XVII. 9. 7) В-пятых, осуществление казни поли­
тических преступников (Amm. Marc. XIV 11. 23). В-шестых, участие в дипломатических предста­
25
вительствах Примечательна в этом плане деятельность магистриана Юлиана. По приказу импе­
ратора Юстиниана он был направлен в 526 г. к эфиопам и омиритам для заключения военного со­
юза против персов, а также для выведывания возможности получать индийский шелк в обход Пер­
26 27 28
сии через Эфиопию (Ргосор. В. P. I. 20. 9; IL 1. 10) В-седьмых, регулирование торговли в пор­
29
тах (С. Th. VI. 29. 11). В-восьмых, проверка функционирования оружейных мастерских Поле их
деятельности, и вместе с тем их влияние, со временем стало практически неограниченным.
Если frumentarii были задействованы на секретной службе в относительно короткий промежу­
ток времени, то долговечность корпуса агентов говорит об их эффективности. К тому же обязан­
ность последних контролировать почтовую систему должна была, вероятно, вызывать меньше наре­
каний со стороны населения, чем сбор зерна фрументариями. Однако это только видимость. Симмах
рассказывает об agens, произносящем фальшивые обвинения против сенатора (Symmachus. Ер. 49).
30
Аммиан Марцеллин описывает имперских агентов в изобличающих темных тонах Перед нами
предстают корыстные (XVI. 5. 11), жестокие (XVI. 8. 9) и высокомерные люди (XV 5. 8). Мобиль­
ность (XV 1. 2) соседствовала в них с глупой поспешностью (XV. 3. 8), а верность с подобострасти­
ем (XXI. 7. 3). Судьба их часто была трагична. Заносчивый Аподемий был сожжен живым по прика­
31
зу Юлиана (XXII. 3. 10). Юлиан же казнил другого агента Констанция-Гауденция (XXII. 11. I)
Руководство схолой было распределено между несколькими чиновниками. Кроме магистра
оффиций туда входили - praefectus praetorio, princeps scholae и adiutor (C.J. 12. 21. 3, 5; 22. 3; CIL.
VIII. 989). Они осуществляли дисциплинарный контроль внутри ведомства, доклад перед импера­
32
тором о результатах деятельности агентов и слежку за самим главой служб соответственно Схо-
ла agentes in rebus по своей сути была военной организацией, в пользу чего говорит хотя бы при­
33
сутствие в ее руководстве префекта претория Это подразделение, на наш взгляд, представляет
собой классический пример тесного переплетения военной разведки с политическим шпионажем.
Эдикт 395 г. указывает на то, что agentes in rebus сопровождали императора Феодосия в его воен­
ных кампаниях (С. Th. VI. 27. 7). В 356 г. агент Клематий совершил секретную операцию по фор­
сированию Евфрата для проверки активности персов на границе (Lib. Ер. 430. 6-7). Упомянутый
же агент Аподемий тесно сотрудничал с комитом Барбационом, который руководил доместиками
при Галле Цезаре, командовал 25-тысячной армией против аламаннов и освобождал Рецию от
ютунгов (Amm. Marc. XIV 11. 19, 16. 11, 17. 6). Из сочинений Юлиана явствует, что агенты (сико­
фанты) выдвигали обвинения в измене, раскрывали тайных врагов государства (Ер. ad SPQAth.
A
273c-d). По выражению ритора Либания агенты были «глазами императора» (basilśwj Ñfqalmo )
(Or. XVIII. 140). Они вполне могли, опираясь на свои контролирующие функции, осуществлять
контрразведывательные мероприятия в масштабе всей империи.
Agentes in rebus принимали активное участие в осуществлении правительственных инструк­
ций относительно церкви. Во второй половине IV в. самым заметным явлением в области религи­
озной жизни было разделение христианского мира на два враждебных лагеря: исповедников ни-
34
кейского символа и приверженцев учения Ария . Когда у власти находились последователи одно­
го учения, то соответственно преследовалось другое (Sozom. Hist. eccl. I. 15-21; II. 16, 18, 21, 22,
27-32; III. 1, 2; IV 8, 29; VI. 7, 10, 13-15; VIL 2, 5, 6, 14, 17; VIII. 8). Так, например, арианцы явно
использовали государственный сыскной аппарат для осуществления гонений на александрийского
35
епископа Афанасия, о чем красноречиво свидетельствует Руфин Аквилейский Когда ортодок­
36
сальное христианство при Феодосии Великом стало господствующей религией , curiosi должны

13
были сообщать обо всех случаях проявления ереси. Они служили посыльными между имперскими
37
властями и официальными представителями церкви
Таким образом, мы имеем факты, указывающие на способность agentes in rebus адекватно реа­
гировать на различные политические ситуации, четко улавливая и интерпретируя (нередко в свою
пользу) важнейшие новости не только внутри империи, но и за ее пределами. В источниках есть сви­
детельства для того, чтобы охарактеризовать деятельность агентов как коммуникационную, контро­
лирующую, охранительную и, стало быть, как контрразведывательную. В последний аспект мы
вкладываем заботу куриози о пресечении подрывной деятельности в различных сферах обществен­
ной жизни (церковной и светской), а также обеспечение ими безопасности информации и объектов
(оружейные мастерские) государственного значения.

Примечания
1. Ensslim W. The reforms of Diocletian //САН, I-st ed., v. XII. Cambridge, 1939. P. 390; Dulckeit G. Römische Rechtsge­
schichte. München, 1957. S. 229; Bleicken J. Verfassungs- und Sozialgeschichte des Römischen Kaiserreiches. Bd. 1. Padeborn,
1981. S. 163.
2. «Магистр участвует во всех советах царя, потому что ему подчинены вестники (αγγελιαφόροι), переводчики и воины,
охраняющие царский двор» (Priscus. 7. Пер. Г.С. Дестуниса).
3. Jochen M. Spätantike und Völkerwanderung. München, 2001. S. 23; Чекалова A.A. У истоков византийской государствен­
ности: сенат и сенаторская аристократия Константинополя IV - первой половины ѴП в. М., 2007. С. 71.
4. Southern P. The Roman Empire from Severus to Constantine. London, New York, 2001. P. 272. См. также: Frank R. I.
Scholae Palatinae. The Palace Guards of the Later Roman Empire. Rome, 1969.
5. Моммзен Т. История римских императоров /Пер. с нем. Т.А. Орестовой. СПб., 2002. С. 429; Гийу А. Византийская ци­
вилизация /Пер. с фр. Д. Лоевского. Екатеринбург, 2005. С. 115.
6. Chastagnol A. Eevolution politique, sociale et économique du monde romain de Diocletien a Julien: Lamise en place du гй-
gime du Bas-Empire (284-363). Paris, 1982. P. 199.
7. Clauss M. Der magister officiorum in der Spatantike (4-6 Jahrhundert): Das Amt und sein Einfluss auf die kaiserliche Politik.
Mbnchen, 1980. 252 s.
8. Sinnigen W.G. Two Branches of the Late Roman Secret Service //AJPh. Vol. 80. №3. 1959. P. 239.
9. Sinnigen W.G. Three Administrative Changes Ascribed to Constantius II //AJPh. Vol. 83. №4. 1962. P. 370; Demandt A. Die
Spätantike: römische Geschichte von Diocletian bis Justinian. München, 1989. S. 234; Bowersock G. W., Brown P.. Grabar O. Late
Antiquity: A Guide to the Postclassical World. Harvard, 1999. P. 278-279; Kelly Chr. Rulingthe later Roman Empire. Cambridge,
2004. P. 206, 224.
10. «по доносу Руфина, воспользовавшегося какими-то сведениями, полученными от имперского агента Гауденция, был
казнен тогдашний консуляр Паннонии Африкан вместе со своими сотрапезниками» (Amm. XVI. 8. 3. Пер. Ю.А. Кула-
ковского, А.И. Сонни).
11. Кулаковский Ю.А. История Византии. Т. 1. 3-е изд. СПб., 2003. С. 77.
12. Sinnigen W. G. The Roman Secret Service //CJ. Vol. 57. №2. 1961. P. 70; Pedersen F. S. Late Roman Public Professional­
ism. Odense, 1976. P. 25, 35, 49.
13. Подобные чистки проводились и позднее: в 361, 405, 415, 416 и 430 гт. (С. Th. I. 9. 3; VI. 27. 17, 18, 23; Lib. Or. II. 58).
14. Blum W. Curiosi und Regendarii. Untersuchungen zur Geheimen Staatspolizei der 8рд^апике. Mbnchen, 1969. S. 11.
15. «Qui habitare facis unanimes in domo, consociasti nobis et Euodium iuuenem ex nostro municipio. Qui cum agens in rebus milit-
aret, prior nobis ad te conuersus est et baptizatus et relicta militia saeculari accinctus in tua» (August. Conf. IX. 8. 17). Впрочем,
уход Эводия из схолы мог произойти и по религиозным мотивам, однако, судя по Поссидию Каламскому, должность аген­
та вполне соотносилась с долгом христианина (Possid. Vita S. Augustini. 3); Буассье Г Собрание сочинений в 10-ти т. Т. 5.
Падение язычества. Исследование последней религиозной борьбы на западе в IV веке. СПб., 1998. С. 217-218.
16. Шувалов П.В. Секрет армии Юстиниана: восточноримская армия в 491-641 гг. СПб., 2006. С. 217-219.
17. «В Пизы поехал я сам на лошадях торопясь /Их получил я, совместно с возком от трибуна, который /Стал дорогим
мне, когда, вместе с ним службу неся /Я как министр государя заведовал штатом придворным /И под командой своей
царскую стражу имел» (Namat. De reditu suo. I. 560-564. Пер. О.Ф. Базинера). См.: Lübker F. Reallexikon des Klassischen
Altertums. Berlin, 1914. S. 26.
18. Bury J.B. History of the Later Roman Empire. Vol. 1. London, 1923. P. 31; Barnes T.D. The New Empire of Diocletian and
Constantine. London, 1982. P. 224-225.
19. Насколько значим был в римском мире того времени титул, характеризовавший положение человека в обществе, мы
понимаем, читая обычные почетные эпитеты illuster (сиятельный), spectabilis (высокородный), honoratus (достопочтен­
ный), clarissimus (светлейший), perfectissimus (совершеннейший), egregius (высокочтимый) (Буркхард Я. Век Константи­
на Великого /Пер. с англ. Л.А. Игоревского. М., 2003. С. 328).
20. Seeck О. Agentes in rebus //RE. Bd. 1. Stuttgart, 1894. S. 778.
21. Hiltbrunner О. Gastfreundschaft in der Antike und im frühen Christentum. Darmstadt, 2005. S. 115.
22. Князький И. О. Император Диоклетиан и конец античного мира (Государственные и правовые реформы начала До-
мината). М., 1999. С. 78.
23. Paschound F. Frumentaria agentes in rebus, magistriani, curiosi, veredarii: problèmes de terminologie //Bonner Historia-Au-
gusta-Colloquium 1979/81. Bonn, 1983. S. 236-237.
24. Серов В. В. Административная политика ранней Византии: I. Антикоррупционные меры //Античная древность и
средние века. Вып. 31. Екатеринбург, 2000. С. 34.
25. «Евплутий магистриан был отправлен к Вали, правителю готов, чтобы заключать с ним мир и взять Плацидию»
(Olymp. 31. Пер. Е. Ч. Скржинской).
26. Пигулевская H. В. Византийская дипломатия и торговля шелком в Ѵ-ѴІІ вв. //ВВ. Т. 1. 1947. С. 187-189.

14
27. Warmington Ε. H. The Commerce Between the Roman Empire and India. New Delhi, 1995. P. 177-178.
28. Более десяти лет спустя Юлиан имел чин a secretis, т. е. принадлежал к высшему разряду императорских секретарей,
но также продолжал выполнять посольские миссии и доносить о неблагонадежных лицах (Procop. В.Р. И. 7. 15-16). Ви­
димо, здесь мы можем говорить о специализации внутри схолы.
29. «Officium autem suprascripti viri illustris magistri officiorum de scola agentum in rebus habetur hoc modo: adiutor; subadiuuae
adiutoris; subadiuuae fabricarum diversarum; curiosur cursus publici in praesenti; curiosi omnium provinciarum; interpretes omni­
um gentium» (Not. Dign. осе. IX). См.: MacMullen R. Inscriptions on Armor and the Supply of Arms in the Roman Empire //AJA.
Vol. 64. №i. i960. P. 31-32; Банников А. В. Военные реформы Диоклетиана//Античное государство. Политические отноше­
ния и государственные формы в античном мире /Под ред. проф. Э.Д. Фролова. СПб., 2002. С. 172-174.
30. Рубцова М. В. Гражданская администрация Поздней Римской империи в изображении Аммиана Марцеллина
//Власть, политика, идеология в истории Европы: сборник научных статей, посвященный 30-летию кафедры ВИМО Алт-
ГУ /Под ред. Ю.Г Чернышова. Барнаул, 2005. С. 91.
31. «Затем Констанций взял другого, и второго, и третьего, и Павла, и Гауденция - известных сикофантов, служивших
его целям; он нанял их ради меня...» (Julian. Ер. ad SPQAth. 282b-c. Пер. Τ.Γ. Сидаша). Среди множества негативных
оценок примечательна одна положительная. В письме к Либанию Юлиан так пишет об agens in rebus Аристофане: «я не
могу допустить мысль, чтобы он был падок на удовольствия и богатства» (Julian. Ер. 48. Пер. Д.Е. Фурмана). См.: Jones
A. H. M., Martindale J. R., Morris J. The Prosopography of the Later Roman Empire. Vol. I. A.D. 260-395. Cambridge, 1971. P.
119, 550, 646, 661, 726, 879, 917, 939, 1071-1072; Teitler H.C. Notarii and exceptores: an inquiry into role and significance of
shorthand writers in the imperial and ecclesiastical bureaucracy of the Roman Empire (from the early Principate to 450 A. D.).
Amsterdam, 1985. P. 235-237.
32. Blum W. Op. cit. S. 19.
33. Grosse R. Rumische Militargeschichte von Gallienus bis zum Beginn der byzantinischen Themenverfassung. New York,
1975. P. 104-106.
34. Бриллиантов А.И. Лекции по истории древней Церкви. СПб., 2007. С. 60-245.
35. «И вот, Афанасий изгнан уже отовсюду, и не осталось ни одного безопасного места для него, чтобы укрыться. Для
его обнаружения императорскими эдиктами отправлены трибуны, препозиты, комиты, войско» (Ruf. H. E. I. 18. Пер.
В.M. Тюленева)
36. Успенский Φ. И. История Византийской империи. T. 1. М., 2005. С. 138-150.
37. Sheldon R. M. Intelligence Activities in Ancient Rome. London, 2005. P. 262.

A. M. Ермолаев
Миланский эдикт в освещении христианской традиции

Отправной точкой, с которой началось сближение Константина с христианством, традиционно


считается Миланский эдикт, обнародованный в феврале 313 г. Значимость этого документа для всей
последующей политики Константина общепризнанна и постоянно подчеркивается в историографи-
1
и . При этом, возможны различные оценки целей, которые преследовали Константин и Лициний, из­
давая эдикт. Некоторые исследователи отрицают сам факт издания какого-либо правового акта, за­
крепившего договоренности, достигнутые соправителями во время свидания в Медиолане. Но и они
склонны рассматривать результаты медиоланского свидания императоров в качестве пусть не зафик­
2
сированной документально, но декларированной властями программы действий . В этой связи ин­
тересно проанализировать восприятие Медиоланского эдикта в христианской традиции.
Текст эдикта не сохранился, но его содержание приводится Лактанцием в форме рескрип­
та Лициния, адресованного правителю Никомедии. Греческий вариант приводит Евсевий Кеса-
рийский в «Церковной истории» (Eus. Hist. EccL, Χ, 5-14; Lact. De mort, persec. XLVIII, 2-9). В
эдикте Константин и Лициний постановили: «поскольку сочли вообще никому не отказывать в
возможностях, обратил ли кто свой разум к христианскому обряду или же посвятил его той ре­
лигии, какую кто пожелает...» (Lact. De mort, persec. XLVIII, 3 - перевод B.M. Тюленева, ис­
правленный Я. Кротовым; доступен в электронной библиотеке священника Якова Кротова:
3
http://www.krotov.info/acts/04/l/laktanzy_o_gonit.html) И сверх того, «мы сочли целесооб­
разным постановить в отношении лиц, исповедующих христианство, о том, что, если те места,
в которых они ранее по обыкновению собирались, были захвачены согласно посланиям, также
данным тебе прежде в установленной форме по долгу службы, и вскоре были куплены кем-то
из нашего фиска или кем-либо другим, то их должно вернуть христианам без взимания оплаты
4
и без каких-либо денежных претензий, не прибегая к обману и крючкотворству» . Эта мера га­
рантировала возвращение имущества, конфискованного у христиан во время «великого гоне­
ния», прежним владельцам (Lact. De mort, persec. XLVIII, 7).
Прежде всего, как уже было отмечено выше, обращает на себя внимание почти полное отсут­
ствие упоминаний об эдикте. За исключением Евсевия Кесарийского и Лактанция о его существо­
вании, как кажется, глухо упоминают лишь Павел Орозий и Сократ Схоластик.

15