Вы находитесь на странице: 1из 2

По мнению учёного-пушкиниста Петруниной, следующим хронологически в очерёдности

создания, стал план повести, поместивший Шванвича в поволжское имение. Главные


события в плане разворачиваются в 1774 году, когда восстание из пределов Яицкого
войска и заводских районов Урала перехлестнулось в крестьянское Поволжье, где
вспыхнуло с новой силой. В этом плане уже намечены многие известные черты
будущего романа: завязка «Метель — кабак — разбойник вожатый» соответствует
построению сюжета в будущей второй главе романа; намеченный в плане эпизод с
бунтом мужиков в деревне отца главного героя был реализован в «Пропущенной
главе»; судьбу героя в финале плана решает императрица Екатерина. Но и различия
плана с будущим романом весьма значительны. Молодой Шванвич предстаёт здесь не
связанным со службой, любовная линия не переплетена с драматическими
обстоятельствами русского бунта — избранница Шванвича всего лишь сосватана за
другого. Встреча с незнакомцем посреди метели даёт герою средства — шайку
восставших для решения личных обстоятельств[12].

Эта романтическая фабула весьма близка к сюжету повести «Дубровский». В сентябре


1832 года Пушкин услышал от своего друга Павла Нащокина историю о дворянине
Островском, произошедшую в начале 1830-х годов. Оставшись без имения в
результате судебной тяжбы с соседом, Островский вместе со своими крестьянами
составил банду, грабившую соседей. Очевидно, что подлинная история о дворянине,
выбитом из привычной колеи на разбойничью стезю, оказалась близка к текущим
пушкинским планам и в октябре 1832 года поэт отложил планы о Шванвиче ради
романтической повести о дворянине-разбойнике, отличавшемся «умом, отважностью и
каким-то великодушием». Но к январю 1833 года, романтическая интрига
«Дубровского», продвигавшаяся в написании поначалу очень быстро, очевидно,
перестала устраивать Пушкина и была им отложена. Он вновь вернулся к сюжету о
дворянине-пугачёвце. В новом плане появляются известные черты будущего
романа[13]:

Шванвич за буйство сослан в гарнизон. Степная крепость — подступает Пугачёв


— Шванвич предаёт ему крепость — взятие крепости — Шванвич делается сообщником
Пугачёва — Ведёт своё отделение в Нижний — Спасает соседа отца своего — Чика меж
тем чуть было не повесил старого Шванвича. — Шванвич привозит сына в Петербург.
Орлов выпрашивает его прощение. 31 января 1833
— Акад. изд. Т. 8. — С. 929[14].

Все три плана будущей повести различаются по мотивам действий главного героя, в
ряды пугачёвцев его приводит «буйная удаль» петербургской жизни и знакомство с
Перфильевым в первом плане, любовь — во втором, идейный переход родового
дворянина на сторону восставших — в третьем. И всякий раз вопрос мотивировки
поступков молодого Шванвича не устраивал Пушкина, он не находил их достаточно
логичными и убедительными. Поиск причин, по которой представитель известной
фамилии оказался среди восставших, подвёл Пушкина к необходимости более глубоко
изучения истории Пугачёвщины. 7 февраля 1833 года он впервые обратился к
военному министру Чернышёву с просьбой о поиске документов в архивах военного
ведомства, мотивируя это работой над биографией Суворова. Пушкин также изучил
все известные печатные работы, посвящённые Пугачёвщине, примерно в это время в
его бумагах появился первый набросок к будущей «Истории Пугачёва» — «Меж
недовольными Яицкими казаками…». Поэта всё более привлекала биография мужицкого
царя, «славного мятежника» — Емельяна Пугачёва[15].

В полученных архивных документах Пушкин не нашёл никакой информации о действиях


Шванвича среди восставших. Но он обнаружил, что это был не единственный случай
перехода правительственных офицеров к Пугачёву. Его внимание привлекло дело
капитана Башарина — армейского офицера, спасённого от казни после взятия
пугачёвцами пограничной крепости благодаря заступничеству подчинённых ему солдат
— «он был до них добр и в солдатских нуждах их не оставлял». И хотя Пушкина
несомненно привлекла судьба Башарина благодаря тому факту, что в отличие от
большинства других пленных офицеров, тот остался верен Пугачёву до конца, в
новом плане повести он отошёл от подлинной его биографии — «вернул» его в отряд
Михельсона[16][17]:

Башарин отцом своим привезён в П