Вы находитесь на странице: 1из 302

Дипломатическая академия Украины

при Министерстве иностранных дел Украины

ФРАНЦИЯ
В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ:
поиск конкурентной
стратегии

Монография

Киев – 2017
УДК
ББК
Ф 84

Авторский коллектив:
Столярчук Я.М., Татаренко Н.А., Поручник А.М., Звиргзде К.И.

Рецензенты:
Кистерский Л.Л.,
д. э. н., проф. (Институт международного делового сотрудничества),
Зленко А.М.,
к. полит. н., проф.
(Министр иностранных дел Украины (1990-1994 гг., 2000-2003 гг.)),
Грущинская Н.Н.,
д. э. н., проф. (Дипломатическая академия Украины
при Министерстве иностранных дел Украины)

Рекомендовано к печати Ученым советом


Дипломатической академии Украины при Министерстве иностранных дел Украины
Протокол № 13 от 29 декабря 2016 года

?? Франция в глобальном мире: поиск конкурентной стратегии: монография /


Я.М. Столярчук, Н.А. Татаренко, А.М. Поручник, К.И. Звиргзде. – К.: ДАУ, 2017.
– ___ с.

Раскрыты теоретические и практические проблемы реализации стратегий


национального развития в условиях формирования нового мирового порядка.
Значительное внимание уделено прогнозированию сценариев глобального эко-
номического развития, исследованию национальных интересов в парадигме но-
вого миропорядка, идентификации стратегических векторов реструктуризации
глобальной экономики, а также оценке ключевых направлений модернизации
национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости.
Сформулирован авторский концептуальный подход к анализу этапов и механиз-
мов реализации Францией национальной стратегии экономического развития в
совокупности внешнеторгового, инвестиционного и научно-технического ком-
понентов. Обоснованы ключевые направления трансформации стратегии Фран-
ции в условиях обострения глобального соперничества в военно-политической,
финансовой и миграционной сферах.
Для преподавателей, ученых, аспирантов и студентов экономического профи-
ля, а также для всех, кто интересуется глобальными процессами.
УДК
ББК
ISBN © Я.М. Столярчук, Н.А. Татаренко,
А.М. Поручник, К. И. Звиргзде, 2017
© Дипломатическая академия Украины
при МИД Украины, 2017
СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

РАЗДЕЛ 1.
СТРАТЕГИИ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В КОНТЕКСТЕ
ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА

1.1. Сценарии глобализации: вариативность концепций


и мирохозяйственные реалии ... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
1.2. Национальные интересы в парадигме нового миропорядка .. . . . . . . . 39
1.3. Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность . . . . . . . 48
1.4. Модернизация национальных экономических стратегий
в условиях глобальной неустойчивости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 78

РАЗДЕЛ 2.
ЭТАПЫ И МЕХАНИЗМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ФРАНЦИЕЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ
СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

2.1. Исторический контекст французской экономической модели . . . . . . 110


2.2. Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной
конкурентной среде ... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 151
2.3. Эффективность государственной инвестиционной политики ... . . . . . . 184
2.4. Научно-технический компонент экономической
стратегии Франции ... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 206
РАЗДЕЛ 3.
КОНКУРЕНТНАЯ СТРАТЕГИЯ ФРАНЦИИ
В УСЛОВИЯХ ОБОСТРЕНИЯ ГЛОБАЛЬНОГО СОПЕРНИЧЕСТВА

3.1. Дилеммы финансовой политики Франции .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 238


3.2. Геополитические вызовы миграционной политике страны . . . . . . . . . 256
3.3. Франция в борьбе за лидерство в Европе .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 276
3.4. Украинский вопрос во французской внешней политике . . . . . . . . . . . 289

Приложение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 303
ПРЕДИСЛОВИЕ

В начале третьего тысячелетия формируется качественно новая парадигма рас-


пределения мировой экономической власти, характеризующаяся, с одной стороны,
усилением экономического, научно-технического и военно-политического домини-
рования государств – глобальных лидеров, а с другой – существенным расширением
ресурсов развития новых центров мирового экономического соперничества. К по-
следним принадлежат прежде всего Китай, Индия, Бразилия, Индонезия, Сингапур,
ряд стран ближневосточного региона, которые на основе максимальной мобили-
зации национальной ресурсной базы и эффективного использования глобализаци-
онных факторов экономического развития имеют вполне реальные перспективы в
недалеком будущем стать новыми мировыми центрами экономической, технологи-
ческой и финансовой власти. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что уже
сегодня в этих государствах активно формируются отрасли шестого технологическо-
го уклада, определяющие международную конкурентоспособность стран на ближай-
шие десятилетия.
Вместе с тем, следует признать, что неолиберальная модель глобализационных
процессов не увенчалась достижением оптимального баланса мировых сил, о чем
свидетельствуют периодические его нарушения экономическими, социальными, по-
литическими, военными конфликтами, а также попытки отдельных стран переделить
региональные сферы влияния. Это побуждает мировое сообщество к формированию
качественно новой системы миропорядка, способной реально обеспечить динамич-
ный экономический прогресс, мирное сосуществование наций, гарантируя каждой
стране национальную безопасность.
В формате ключевых трендов глобальных процессов возрастает вес региональ-
ных интеграционных блоков, генезис и логика развития которых всегда состояли в
создании открытых свободных рынков, наращивании платежеспособного спроса в
региональных масштабах, выравнивании социально-экономических диспропорций
стран и регионов, а также усиление конкурентных позиций блоков на мировых рын-
ках. Наибольших результатов в реализации поставленных интеграционных целей
удалось достичь Европейскому Союзу, в рамках которого не только было создано
единое экономическое пространство, но и валютно-монетарный союз с контурами
единой политической системы и наднациональными политическими институтами.
Тем не менее, второе десятилетие ХХІ века обозначилось нарастанием контрпро-
дуктивных тенденций в европейской интеграции и усилением процессов самоопре-
деления европейских наций в силу, с одной стороны, неоднородности социально-э-
кономического развития стран-членов блока, а с другой – обострения глобальных
вызовов. Они со всей очевидностью вскрыли все накопившиеся на протяжении бо-
лее пятидесяти лет противоречия национальных интересов государств-членов. Все
мы сегодня являемся свидетелями того, как Европейский Союз, несмотря на его ве-
дущую роль в процессах глобальной интеграции, испытывает беспрецедентные вы-
зовы глобальной неустойчивости, ставящие под угрозу существование самого блока.
После неудачной попытки федерализации европейского политико-экономического
пространства (2005 г.), проведения в Великобритании референдума по ее выходу
из состава ЕС (2016 г.), а также при отсутствии социальных инноваций и обоснован-
ных теоретических сценариев развития данного интеграционного блока произошло
существенное торможение его институционального развития и ослабление лидер-
ских позиций в глобальных конкурентных отношениях. Это требует качественного
обновления парадигмы общеевропейской континентальной интеграции, прежде
всего на основе системной модернизации национальных экономических стратегий
государств-членов блока.
Данная проблема особенно остро стоит перед Францией – страной, в политике
которой всегда противоборствовали два тренда: с одной стороны, ориентация на
углубление общеевропейской интеграции, а с другой – претензия на возможность
самостоятельно определять свой путь в региональном сотрудничестве, а также на
независимость, автономность и даже определенный изоляционизм в принятии госу-
дарственных управленческих решений.
Предлагаемая читателю монография посвящена комплексному анализу со-
временной стратегии Франции в европейском и глобальном мире и выполнена в
контексте исследований авторского коллектива проблем глобализации и региона-
лизации мирохозяйственного развития. Авторами реализован собственный подход
к изучению процессов формирования глобальной парадигмы мирового порядка и
феномена глобальной неустойчивости с прогнозированием возможных сценариев
мирохозяйственного экономического развития. Значительное внимание уделено ис-
следованию национальных интересов в парадигме нового миропорядка, дана ком-
плексная оценка ключевым направлениям модернизации национальных экономиче-
ских стратегий в условиях глобальной неустойчивости.
Отдельная глава монографии посвящена исследованию этапов и механизмов
реализации Францией национальной стратегии экономического развития с акцен-
тированием значительного исследовательского интереса на историческом контексте
французской экономической модели. На основе концептуального подхода к анали-
зу внешнеторговой, инвестиционной и научно-технической деятельности Франции
обоснованы ключевые механизмы реализации данным государством стратегических
целей и приоритетов в контексте национальных интересов.
Особое внимание в работе уделено анализу конкурентной стратегии Франции
в условиях обострения глобального соперничества, подробно рассмотрены дилем-
мы современной финансовой политики страны и геополитические вызовы ее ми-
грационной политике. Получили развитие новые подходы к оценке конкурентных
преимуществ Франции в борьбе за лидерство в Европе и отношение к проблеме
«украинского вопроса» во французской внешней политике.
Надеемся, что монография вызовет интерес у преподавателей, ученых, аспиран-
тов и студентов, желающих расширить свое экономическое мировоззрение, а также
специалистов-международников, и всех, кто интересуется глобальными процессами
и региональной интеграцией.
РАЗДЕЛ 1.

Стратегии
национального
развития
в контексте
формирования
нового мирового
порядка
1.1.

Сценарии глобализации:
вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

Несмотря на выполнение всех требований глобализации – унифи-


кацию и институциональную адаптацию национальных пространств
под зачастую несвойственную им среду, сегодняшний мир не становит-
ся более гомогенным, а взаимоотношения между странами более гар-
моничными. Глобализация, как бы предполагающая выравнивание воз-
можностей стран и паритетность отношений, наоборот, провоцирует
усиление разрыва в уровнях социального и экономического развития.
Естественно, возникает вопрос об изъянах парадигмы глобализации,
просчетах теоретиков и идеологов, предсказывающих ей успех.
Тем временем, как и любая другая категория, парадигма глобализа-
ции может быть проанализирована с двух сторон – позитивной и не-
гативной, и подкорректирована в нужном направлении. Необходимо
лишь четко определить проблемные, болевые точки современной кон-
цепции глобализации и коллективного волеизъявления планетарного
социума.
Проблема глобализации, на наш взгляд, может быть объяснена
как с помощью цивилизационной методологии, так и формационной.

10
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

Последняя, ​​отвергнутая из-за идеологических соображений, как тако-


вая, рождает много вопросов к современной глобализационной пара-
дигме. Например, справедливым ли является этот, монодетерминиро-
ванный, по сути, процесс, если рассматривать его в контексте увели-
чения разрыва между бедными и богатыми странами; справедлива ли
(и какова на самом деле цель) навязанная доминирующими странами
мира нынешняя концепция глобализации, игнорирующая позиции
стран–аутсайдеров; и не станет ли рано или поздно вопрос о необхо-
димости формулирования радикально нового «мейнстрима», и из–за
очевидного банкротства предыдущего, и из–за качнувшегося в сторо-
ну очередной «идеи справедливости» маятника, что чревато мирового
масштаба войнами и конфликтами, и что, собственно, уже сегодня мы
наблюдаем.
Не отрицая правомерности критического отношения к форма-
ционному подходу, как методологической базе оценки современных
глобальных и национальных социоэкономических процессов, следует
акцентировать внимание на том обстоятельстве, что в идеологию он
превращается (и всегда превращался) именно из–за его подчеркнуто
гипертрофированной коммунитаристской (солидаристкой) сущно-
сти. Между тем, такой подход, как и всякий другой, имеет не только
недостатки, но и преимущества, поскольку, во–первых, развитие пла-
нетарного масштаба цивилизации связывается с состоянием глобаль-
ного и национального социума, с его движением от индивидуализма
к коммунитаризму, как высшей и более качественной его стадии; во–
вторых, управление таким социумом возлагается на наднациональ-
ные правительства, а не доминирующие государства и их анклавы –
им отводится равная позиция наряду с другими странами, в том числе
и аутсайдерами; в–третьих, коммунитарная стадия развития предус-
матривает приоритетность общих интересов социума по отношению
к индивидуалистическим (в том числе, и на национальном уровне, и в
международных отношениях).
Индивидуализм и коммунитаризм, расцениваемые как антиподы –
это бесперспективный путь научного анализа; признание их взаимо-
дополняемости и взаимообогащения – ­ требование современности.
Актуальность этого утверждения имеет непреходящее значение, а в
нынешних условиях, когда все измерения глобализации – культур-
ные, экономические, социальные, экологические и другие находятся

11
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

в кризисном состоянии, нуждается в более пристальном научном вни-


мании с целью выработки оптимальных форм международного со-
трудничества в глобальном контексте.
Несмотря на, казалось бы, очевидную потребность в объедини-
тельной парадигме глобализации, индивидуализм остается ее концеп-
туальной основой. Он действительно является более естественной и
эффективной силой развития, но силой, которая позволяет выживать
сильнейшим и постепенно отмирать слабейшим; он отрицает субъек-
тивное вмешательство, корректирующие и регулирующие действия,
и, соответственно, необходимость активных центров управления, по-
скольку не требует согласования интересов сильных и слабых участ-
ников как внутренне-государственных, так и мировых процессов. Он
отрицает необходимость вмешательства государства в ход социаль-
но–экономического развития, чтобы оно не препятствовало объек-
тивным, стихийным силам.
Естественно, что его последствия, которые на всех уровнях являют-
ся результатом свободной конкурентной борьбы, предсказуемы и за-
ключаются, прежде всего, в усилении разрыва между сильными и сла-
быми – слоями населения, странами, регионами и т.д. Монополизация,
которая всегда является прямым следствием конкурентной борьбы, в
глобальном измерении превращается в монополизацию глобального
пространства странами–лидерами, которые подчиняют себе ресурс-
ный потенциал планеты и, прикрываясь лозунгами индивидуализма,
не считают необходимым делиться с периферийными странами свои-
ми достижениями.
Глобальные проблемы современности, как справедливо отмечает
норвежский экономист,  сотрудник Норвежского института страте-
гических исследований Э.Райнерт в своей книге «Как богатые страны
стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными»1, обя-
заны своей неразрешенностью именно свободной игре индивидуали-
стических сил, ведь индивидуализм предусматривает приоритетность
частных интересов над общими и отвергает само понятие социальной,
в том числе, глобальной, справедливости и солидаризма.
Сегодня можно с уверенностью утверждать, что индивидуализм
разрушает национальный и глобальный социумы, которые базиру-
Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными – М.:
1

Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики, 2011.

12
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

ются на приоритетности общих интересов относительно интересов


индивидуальных. Понимание и признание этого обстоятельства дав-
но отражено как в философии, так и в экономической теории, и не
раз реализовывалось на практике. В частности, еще Платон, который
обосновывал идею обустройства «идеального» или «справедливого»
государства (360 г. до н.э.), отмечал, что такое государство должно
быть озабочено интересами общества в целом, а не быть проводником
интересов тех, кто сам способен их защитить; что частные интересы
подрывают базу его суверенности и устойчивости. Аристотелевская
«Политика» (335–322 гг. до н.э.) – трактат, в котором изложены осно-
вы социальной и политической философии, политологии и теории
управления, содержит ряд соображений относительно разрушитель-
ной силы индивидуализма и объединяющей силы солидаризма. Ком-
мунитаризм, который базируется на солидаризме, является путем к
справедливости, а стремление к такой справедливости, реализация
этого важнейшего принципа сосуществования индивидов объединя-
ет их в общества. Эти тезисы находят свое развитие в не менее из-
вестных работах Т. Мора («Утопия», 1516 г.) и Т. Кампанеллы («Город
Солнца», 1602 г.), в которых доказывается, что идеальное государство,
построенное на принципах справедливости, обеспечивает стабиль-
ное и поступательное развитие общества. Объединяющей основой
такого развития является общий (коммунитарный) интерес. И если в
приведенных работах места индивидуализму не остается, то в иссле-
дованиях последователей, которые также исповедуют идею объединя-
ющей силы коммунитаризма (солидаризма), ему отводится подчинен-
ное, производное место. В частности, в работах камералиста А. Серра,
Д. Милля, Ф. Листа, А. Гамильтона, Ф. Перру и др., которые считали,
что индивидуализм играет хотя и стимулирующую, однако дестаби-
лизирующую роль в развитии общества, тогда как коммунитаризм
выступает фактором его основания и, при определенных условиях,
призван стать мобилизирующим началом, силой развития, подчиняя
себе индивидуализм.
Современная концепция глобализации, декларируя цель создания
единого справедливого мирового пространства, на самом деле концен-
трируется вокруг иной трактовки глобальных коммунитаризма (соли-
даризма) и справедливости: коммунитаризму приписывается базовая
объединяющая функция на уровне транснациональных корпораций,

13
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

а также прощается практика (на этом стоит акцентировать внимание)


использования его основополагающих принципов странами–лидера-
ми («глобализаторами»). Тогда как индивидуализм рассматривается в
качестве парадигмальной базы развития и включения в глобальные
процессы остальных стран, особенно периферийных. Последний гло-
бальный экономический кризис продемонстрировал справедливость
такого утверждения, поскольку страны–лидеры ради его преодоления
сосредоточились на внутренних проблемах, усиливая коммунитар-
ную составляющую социально–экономического развития внутри, и
перенеся наружу, на уровень отношений между странами, принципы
индивидуализма. Это еще в большей степени негативно отразилось
на глобальном равновесии. А попытки решить внутренние проблемы
путем обращения в зависимость слабых стран, использования их по-
тенциала усиливает этот эффект.
Нарушение глобального экономического и социального равнове-
сия, которое приобретает выразительность в конце 50–х годах прошло-
го века, усиление разрыва в уровнях развития стран прямо вытекает
из внедрения навязанной послевоенному миру странами–лидерами, в
частности США, неолиберальной концепции модернизации, в основу
которой были заложены индивидуалистские принципы унификации.
Уже в конце 60–х – начале 70–х годов очевидными стали последствия
такой модернизации: очередной передел мира на зоны влияния, уси-
ление монопольного давления и доминирования отдельных стран в
периферийных регионах; монополизация рынков сырья и монополь-
ная политика ценообразования на них; под лозунгом всемирной ин-
теграции мировая экономика быстро поляризовалась, образовались
экономики – «полюса развития» и экономики обслуживающие. Соот-
ветственно, сформировалась асимметричная мировая структура про-
изводства, спроса и потребления, и, разумеется, возникли мировые
полюса крайней бедности и чрезвычайного богатства.
В конце 1960–х годов, после фактического завершения процесса де-
колонизации, в мировом измерении возник дисбаланс в перераспре-
делении мировых ресурсов. Если во времена колониализма их запа-
сы были подконтрольны небольшому количеству стран–метрополий,
то рост числа стран, освободившихся от колониальной зависимости,
ставших распорядителями национальных сырьевых запасов, привел
к демонополизации распределения ресурсов, хаотичности в переме-

14
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

щении и ценообразовании (так называемые преимущества саморегу-


лирования в условиях разнообразия предложения и увеличения ко-
личества субъектов рынка). Именно это и породило череду мировых
ресурсных, и, следовательно, финансово-экономических кризисов.
Стало очевидным, что монополизация, как форма проявления ком-
мунитаризма (в данном случае в этой сфере) была залогом упорядо-
ченности, управляемости движения ресурсов и ценообразования на
них. На повестке дня встал вопрос о координации действий в сфере
ресурсного обеспечения экономик в мировых масштабах.
Очевидно, именно поэтому в 1970-х гг. «Римский клуб» впервые
инициирует исследования, посвященные глобальной проблематике
человеческого развития – деструктивному сдвигу в глобальном рав-
новесии, прежде всего – в природопользовании. В результирующем
докладе Римского клуба по результатам исследования, изложенным
в книге «Пределы роста», ее автором – Д. Медоузом были подведены
итоги этих исследований и сделан ряд выводов относительно субъ-
ективного характера факторов глобальной неустойчивости, однако
все они, несмотря на то, что беспокойство касалось проблем пере-
распределения ресурсов, объяснялись «непродуманностью государ-
ственных экополитик»2. В этом докладе не нашли отражения другие
аспекты, в частности не освещался вопрос глубинных причин разру-
шительности таких политик – принципов организации хозяйствен-
ной деятельности человека в рамках экологических возможностей
биосферы, очевидно, из–за доминирования индивидуалистского
(или, как это декларировалось, антропоцентрического) видения
глобального развития. Возлагая в основу такого подхода интере-
сы «экономического человека», как основной ценности, авторы
тем временем ставили в центр исследования коммунитарные цели.
Они вынуждены были рассматривать «интересы биосферы», при-
роды, как основной общей глобальной ценности, поскольку было
очевидным, что абстрагирование от коммунитарных интересов не
позволяет и не позволит в дальнейшем решить основную проблему
человечества – обеспечение устойчивого, стабильного глобального
развития. Противоречие заключалось в том, что прямое призна-
ние приоритетности общемировых интересов означало бы отказ от
2
The Limits to Growth: A Report for the Club of Rome’s Project on the Predicament of Mankind.–
New York, N.–Y.: Universe Books – 1972.

15
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

индивидуализма, идеи «экономического человека», как концепту-


альной основы глобализации.
В этом контексте наиболее приемлемой, наиболее адекватной та-
ким подходам, и даже кодифицированной в виде стратегии, была кон-
цепция глобального устойчивого развития, сформулированная на
Конференции ООН в Стокгольме в 1972 году. Принципы, положенные
в основу Стокгольмской декларации, в основном касались проблемы
обеспечения устойчивого развития глобальной экосистемы, но впер-
вые объясняли ее неэффективность недостатками организации дея-
тельности глобального социума, превалированием индивидуального
интереса над коммунитарным, интересов отдельных стран над обще-
планетарными. Закрепленная в своде законов на государственном и
межгосударственном уровнях, эта декларация требовала от стран со-
гласованных действий и, фактически, ставила перед задачей форми-
рования надгосударственных институтов, обеспечивающих коорди-
нацию действий во всех сферах глобального развития3.
Свое развитие эта идея получила в «Докладе Брунтланд», Между-
народной комиссии ООН, где тезис о приоритетности общих интере-
сов над индивидуальными становится ведущей: «Наша неспособность
добиться признания и принятия концепции общих интересов, что яв-
ляется необходимым условием обеспечения устойчивого развития, –
отмечается в докладе, – часто является результатом относительного
пренебрежения экономической и социальной справедливостью вну-
три стран и между странами»4. В 1987 году Комиссия окончательно
пришла к выводу, что решение этих проблем невозможно в отрыве от
решения социальных и экономических. Было предложено об устойчи-
вом развитии говорить в широком контексте, то есть понимать устой-
чивое развитие общества как сбалансированный во всех аспектах и,
прежде всего, невозможный без учета концепции справедливости.
Авторы одновременно акцентировали внимание на том, что реализа-
ция такой концепции, вынесена за пределы отдельного общества, по-
может сформировать базу устойчивости глобального пространства.
Новый подход к решению проблем, сформулированный в концеп-
ции устойчивого развития, связан именно с пониманием места и роли
экономической и социальной справедливости в глобальном процес-
3
Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. – М.: Наука, 1973. – С. 121.
4
Наше общее будущее («Ourcommonfuture»). – М.: Прогресс, 1989. – С. 55.

16
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

се и нашел свое отражение в ряде решений Международной Конфе-


ренции ООН в Рио–де–Жанейро в 1992 году5, на которой были заде-
кларированы новые принципы мирового развития6. В «Повестке дня
на XXI век» («Agenda 21») – основном документе этой конференции,
прямо говорилось о стратегии устойчивого развития, как о глобаль-
ном социально–экономическом проекте, в рамках которого совместно
бы решались глобальные проблемы мирового развития, в том числе
и природоохранного (ресурсораспределительного) характера. Ста-
вился вопрос о формировании рациональной структуры мирового
производства, нового, более высокого качества жизни, ликвидации
нежизнеспособных моделей производства и потребления и т.д. Го-
сударствам, особенно с развитыми, высоко конкурентными эконо-
миками вменялось в обязанность сотрудничество с периферийными
странами, направленное на наращивание национальных потенциа-
лов устойчивого развития на основе научно–технического обмена и
передачи технологий, в том числе – инновационных. Такое сотрудни-
чество должно возносить на новый уровень развития национальные
экономики и обеспечить их взаимодополняемость, интеграционную
способность, социально–экономическое взаимодействие и совмести-
мость, что положительно повлияло бы на структуру мирового произ-
водства и оптимизировало бы структуру мирового спроса.
Относительно структуры мирового спроса: следует акцентировать
внимание не только на его прямой связи с рациональным потреблени-
ем мировых ресурсов, но и, в классическом понимании, на его стиму-
лирующей роли по отношению к качеству и направлениям движения
мировых инвестиционных ресурсов: спрос определяет уровень и опре-
деляется уровнем производства, поэтому, во–первых, периферийные
страны не всегда могут быть потребителями высокотехнологичного
продукта из–за его несопоставимости, в частности, со существующей
национальной инфраструктурой (например, отсутствие электросетей
не позволяет использовать продукцию электротехнической отрасли).
И, во–вторых, не могут быть источником инвестиций, поскольку низ-
кий уровень развития экономической структуры таких стран не может
обеспечить высокую инвестиционную реципиентность поступлений
от продажи ресурсов, а путь к инвестированию в развитые экономики
5
Конференция ООН по окружающей среде и развитию (КОСР).
6
«Sustainable Development».

17
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

перекрыт из-за коммунитарного (только по отношению к самим себе)


характера экономической политики правительств стран-лидеров.
Коммунитарность национальных экономических политик домини-
рующих стран заключается в защите национальных экономических
пространств от любых разбалансирующих, стихийного характера воз-
действий на структуру национальных экономик, особенно инвести-
ционных. Она реализуется через высокий уровень таргетирования и
индикативного планирования, путем усиления роли государственной
собственности, и, в этом контексте, не оставляет места для превалиро-
вания индивидуальных интересов над общегосударственными.
Возвращаясь к «Повестки дня на XXI век» следует отметить, что,
фактически, это означало – мировое сообщество осознало необходи-
мость внедрения категории экономической и социальной справедли-
вости в международных отношениях. Были предложены пути прео-
доления проблем, которые требовали в глобальном измерении ком-
мунитарного подхода к их решению7. А, самое главное, признавалось,
что обеспечение устойчивого развития требует повышения качества
жизни всего населения планеты, и с этой целью возникает необходи-
мость совместного принятия определенных мер в каждом из регионов
мира по корректировке направлений и границ экономического роста,
поскольку современный взаимосвязанный характер мировых эконо-
мических систем может позволить стимулирование долгосрочного
экономического роста в периферийных странах, одновременно не до-
пуская отставания в развитии доминирующих экономик. Напротив,
при определенных изменениях в структуре мирового спроса, вызван-
ных согласованными, скоординированными действиями, последние
обеспечивают себе стабильные и платежеспособные рынки сбыта, а
следовательно стимулируют развитие экономики предложения в стра-
нах–лидерах.
Социальное развитие в документе связывалось с равномерностью
динамики и размещением производства, обеспечением рабочими
местами, продовольствием, с развитием образования, медицинской
помощи, социальной сферы и т.д. Причем, нет и не было никакой
потребности в преференциях или особом внимании к социальным
и экономическим проблемам периферийных (по отношению к лиде-
Забота о Земле. Стратегия устойчиво существования. – Швейцария: МСОП, ЮНЕП, ВВФ,
7

1991. – С. 4.

18
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

рам) стран – для глобализационных процессов на основе парадигмы


коммунитаризма достаточно плановых и солидаристских подходов к
размещению производств. Что касается, социальных потребностей,
то удовлетворяя эти потребности международное сообщество долж-
но было гарантировать социальное разнообразие, бережное отноше-
ние к богатому культурному наследию и обеспечивать соблюдение
гражданских прав, а в трансформационной деятельности не выходить
за пределы, определенные культурными традициями, национальной
ментальностью, а также гарантировать участие национальных сооб-
ществ в принятии решений относительно дальнейшей судьбы страны.
В этом мог состоять глобальный коммунитаризм.
Поэтому, к стратегии устойчивого развития было добавлено следу-
ющий комментарий: «Устойчивое и долгосрочное развитие не являет-
ся неизменным состоянием гармонии, а скорее процесс изменений, в
котором масштабы эксплуатации ресурсов, направления капиталов-
ложений, ориентация технического развития и институционные из-
менения согласуются с нынешними и будущими потребностями»8. Ло-
гично было бы предложить координацию такого процесса из центра,
однако эта функция возлагалась на ООН, которая не имела эффектив-
ных рычагов влияния на незаинтересованные, а, именно, конкуренто-
способные страны.
Таким образом, коммунитарный компонент сценария глобально-
го развития не мог быть реализован. Мировое сообщество не смогло
создать глобальную консолидированную систему, основанную на до-
минировании коллективистской управленческой организации – наи-
более эффективной форме, которая обеспечивала бы ее функциони-
рования. Учитывая, что для таких систем органически присуща орга-
низационная культура, в которой предпочтение, приоритет отдается
общим интересам, но целью становятся интересы подчиненных субъ-
ектов, эта система несет ответственность за развитие регионов, стран,
различных социальных групп, в том числе – и индивидуальных ин-
тересов частных производств. Такой, глобальной консолидированной
системе обычно присущ иерархизм и наличие общих, коллективных
форм собственности, ведь собственность является стержневым мо-
ментом управленческого воздействия и содержательным наполнением

8
Рассел Б. История западной философии. Т.1. М: «Миф», 1993. – С. 63.

19
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

экономического интереса. Функция саморегулирования при такой си-


стеме ослабляется – в противовес этому усиливаются коллективист-
ские механизмы социальной мобилизации. Основная этическая цен-
ность этого архетипа – социальная справедливость, а базовый прин-
цип – коммунитаризм.
С точки зрения глобального сообщества, создание такой системы –
это настоящая революция, проведение которой, прежде всего, каса-
ется строения экономических и социальных систем внутри страны.
И если традиционно иерархически построенные национальные систе-
мы, принадлежащие к восточным цивилизационным мирам, струк-
турно готовы стать частью такой архитектуры, то западные, которые
занимают доминирующие позиции в глобальной иерархии и усилива-
ют их за счет уже имеющегося уровня конкурентоспособности, под-
питываются за счет использования потенциала периферии, оказыва-
ют сопротивление. Будучи способными смягчить остроту проблемы
бедности, помочь развивающимся странам преодолеть последствия
индивидуалистского сценария глобализации (расширив масштабы
деятельности по укреплению потенциала и передачи финансовых ре-
сурсов и экологически чистых технологий, оказав помощь по форми-
рованию соответствующие структуры потребления и производства и
др.) – эти страны углубляют противоречия глобализации и сами ста-
новятся их заложниками.
Среди основных проблем, с которыми сталкиваются страны-лиде-
ры – структурно-технологическая проблема, как закономерное след-
ствие перехода наиболее развитых стран к постиндустриальной фазе
экономического развития. Международная конкурентоспособность,
которая сегодня напрямую зависит от наличия высоких технологий,
создает мобилизирующий и блокирующий эффекты доминирования.
Технологические преимущества (особенно – монопольные) предупре-
ждают появление новых стран-конкурентов на мировых рынках, а
несопоставимость технологических структур доминирующих и пери-
ферийных стран, как уже отмечалось, приводит к постепенному суже-
нию рынка потребления высокотехнологичной продукции.
Кроме того, например, США только в информационную сферу
вкладывают более трети общего объема инвестиций, что составляет
около 7 % ВВП (в других развитых странах подобная ситуация). Одна-
ко такая высокотехнологичная модель конкурентного преимущества

20
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

имеет и свои негативные последствия: дополнительный доход инве-


стируется в основном в ту же отрасль, в которой он был получен, что
приводит к структурному дисбалансу национальной экономики – раз-
витию одних отраслей за счёт других; устойчивость сверхприбылей
приводит к попыткам перераспределения государством через налоги
средств в интересах общества, в то время как для усиления конкурент-
ных преимуществ средства должны вкладываться в дальнейшее раз-
витие технологий, но, с другой стороны, сравнительно мягкое налого-
обложение крупных корпораций социально неприемлемо; специали-
зация на производстве товаров, в производстве которых достигнуто
ощутимое технологическое превосходство, делает экономику более
уязвимой в случае изменения структуры спроса на товары или умень-
шения спроса на продукцию ключевых отраслей; конкурентные вы-
сокотехнологичные отрасли обеспечивают высокий уровень доходов
и низкий уровень занятости в стране, в результате происходит отток
среднетехнологических производств и среднего бизнеса из страны,
усугубляется проблема занятости. С каждым рабочим местом в про-
мышленности, перенесенным компаниями в другие страны, исчезают
1,7 рабочих места в сфере образования, кроме того – с рынка труда
исчезает все больше рабочих мест в области научных исследований и
разработок, услуг и управления.
Обостряется и ресурсно-энергетическая проблема доминирующих
стран. Большая часть полезных ископаемых, в том числе энергети-
ческих, сосредоточена в развивающихся странах, в том числе из–за
неравномерности их потребления – «старые промышленные стра-
ны» практически исчерпали их на своей территории, тогда как стра-
ны периферии по техногенным причинам еще даже не приступали к
их использованию, в чем и заключается проблема дифференциации
международного распределения ресурсов. Она усугубляется тем, что
потребление энергетических ресурсов в развитых странах значитель-
но выше, чем в слаборазвитых (восьмая часть населения планеты по-
требляет около 54% ​​от общемирового объема производства энергии).
Наличие энергетической проблемы хорошо осознается не только до-
минирующими, но и бедными странами – владельцами энергетиче-
ских ресурсов, поэтому с 70–х гг. прошлого века начался быстрый
рост цен на нефть. Причем этот рост был связан с тем, что отдельные
нефтедобывающие страны, реализуя коммунитаристский сценарий,

21
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

объединились в Организацию стран-производителей нефти (ОПЕК),


провели частичную или полную национализацию своей нефтяной
промышленности и заключили между собой картельное соглашение с
целью компенсировать потери, вызванные неустойчивостью мировой
валютно-финансовой системы и девальвации доллара. С другой сто-
роны, они получили возможность влиять на мировую конъюнктуру
тем же способом, что и монополии, подрывая все основы реализации
сценария глобального коммунитаризма.
Сформулированные в то время основные цели энергетической по-
литики стран Запада (снижение нефтяной зависимости экономики,
замена нефти другими энергоносителями, развитие энергосберега-
ющих технологий) сопровождались инициативами, которые нашли
свое отражение в решениях Конференции ООН. Однако, дальнейшая
траектория глобального развития продолжалась в направлении пере-
распределения мировых энергетических ресурсов в пользу доминиру-
ющих стран, что было значительно дешевле, чем реализовать плане-
тарный коммунитаристский сценарий.
В этом смысле и экологическая проблема в доминирующих странах
приобретает особую специфику – во-первых, растет непосредственная
угроза жизни и здоровью населения развитых стран вследствие увели-
чения экологической нагрузки на территории этих стран; во-вторых,
ухудшается состояние окружающей среды в результате деятельности
технологически отсталых производств в периферийных странах (в
том числе вредных, вынесенных из развитых стран); в-третьих, каче-
ство жизни, высокий уровень потребления в ведущих странах мира
вызывает изменение в структуре потребностей, смещая акцент на их
качественные характеристики, такие как потребление экологически
чистых продуктов, состояние окружающей среды и т.д., а, в социаль-
ном плане, усугубляется социальное неравенство.
Особенно остро перед доминирующими странами на сегодня стоит
социально–политическая проблема. Своеобразным ответом перифе-
рийных стран на экономическую экспансию стран-лидеров (вместе
с их демократическими декларациями) является усиление миграци-
онных процессов и давление мигрантов на социальные системы этих
стран. Кроме того, неравномерность экономического развития и ис-
ключение коммунитаристской категории социальной справедливости
из межгосударственных отношений приводит к усилению запроса на

22
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

нее на национальном уровне, тем самым усиливая угрозы и нацио-


нальной, и глобальной социальной стабильности. Наличие индиви-
дуалистских субъективных составляющих глобальной социальной и
экономической политики становится основой устойчивого напряже-
ния в отношениях не только между различными социальными слоями
населения внутри страны, но и в глобальном пространстве.
Основанная на индивидуалистской основе глобализация усилива-
ет феномен конфронтации. Культура индивидуализма, распростра-
няющаяся на мировой социум, приводит к его унификации по образ-
цу, характерному для национальных пространств: взаимоотношения
между субъектами базируются на конкурентных началах; субъекты
выделяются по признаку собственности, функция распределения за-
крепляется лишь за владельцем капиталов; основным механизмом
социальной мобилизации является индивидуальная мотивация, при-
чем в пользу капитала; основная цель – получение прибыли. Инди-
видуализм носит космополитический, внегосударственный характер,
поэтому эта культура требует либерализма и открытости, свободного
доступа к ресурсам и рынкам, отрицает действенность международ-
ных взаимоотношений между субъектами высшего уровня – между
государствами, и наоборот, требует нивелирования роли государства.
Построенные по этой модели международные отношения упрощают
возможность освоения национальных социально–экономических и
культурных пространств и облегчают их атомизацию, что дает до-
минирующим странам особые преференции в конкурентной борьбе.
Ведь их собственные пространства являются закрытыми благода-
ря ряду макроэкономических и технологических – монопольных и
коммунитарных, по своему характеру, преимуществ. Именно из этих
соображений с целью ослабления конкурентоспособности стран пе-
риферии, страны–лидеры требуют от них избавиться от консолиди-
рующего коммунитарного фактора – государства, способного влиять
на внутренние социально–экономические процессы (особенно, сосре-
доточив в своих руках значительную или стратегическую долю соб-
ственности), играть мобилизующую роль и отстаивать национальные
интересы. Зато, именно на национальные правительства ими возлага-
ется социальная ответственность.
Феномен конфронтации является содержанием, логическим про-
должением и следствием конкурентной борьбы. Конкурентное

23
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

противостояние на уровне хозяйствующих субъектов порождает мо-


нополию победителя в производстве, определенной отрасли, регио-
не; конкурентное противостояние на уровне государств – порождает
доминирование и, как следствие, экспансию и создание условий уси-
ления недобросовестной конкурентоспособности национальных хо-
зяйствующих субъектов. Такие условия можно создать, унифицируя
внешний мир под свои нужды. Защищенный доминирующим госу-
дарством товаропроизводитель противопоставляется незащищенно-
му производителю-индивидууму из периферийной страны (где «мень-
ше государства»).
Противостояние периферии и центра в условиях индивидуалист-
ского сценария глобализации должно строиться по принципу кон-
фронтации государств, а не субъектов хозяйствования. Тип хозяй-
ствования, на котором базируется конфронтация, – применение на
национальном уровне коммунитарных технологий: государственная
форма собственности и рациональность поведения хозяйствующих
субъектов, чьи интересы подчиняются общенациональным, эффек-
тивно обеспечивают мобилизацию и необходимое перераспределение
ресурсов. В этих условиях устойчивое развитие в стране может быть
обеспечено самой страной. Одновременно более конкурентоспособ-
ным становится хозяйствующий субъект, защищенный государством,
чьим интересам подчинена его деятельность.
Противостояние государств при современном сценарии глобализа-
ции строится по модели, которую определяют страны–лидеры, навя-
зывая менее развитым странам условия индивидуализма – саморегу-
лирование, открытость, конкуренция, свободное ценообразование, –
и оставляя для собственного потребления условия коммунитаризма.
Чтобы выйти на уровень межгосударственной конкурентной борьбы,
слабо развитые страны должны мобилизовать свои усилия по модели
экономического национализма и выстроить национальную конкурен-
тоспособность для обеспечения равных условий участия в конфрон-
тации. «Реальный урок заключается в том, что использование преи-
муществ глобализации требует развития внутренних способностей
наряду с развитием международных связей», – отмечает Д. Родрик9.
Возвращаясь к усилиям мирового сообщества воплотить в жизнь
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.project–syndicate.org/series/the_
9

open_economy_and_ its_enemies/description.

24
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

программу совместного преодоления глобальных проблем, следует


констатировать, что несмотря на то, что глобализация по индиви-
дуалистскому, либеральному сценарию продолжала увековечивать
диспропорции как между странами, так и внутри них, обострять про-
блемы бедности, голода, ухудшения здоровья и неграмотности насе-
ления, разрушать экосистему, от которой напрямую зависит мировой
благосостояние, в дальнейшем разработка коммунитарного сценария
глобализации постепенно прекратилась.
Абсолютная убежденность в том, что сценарий глобализации мо-
жет быть только либерально–индивидуалистическим и, соответствен-
но, ценности и институты в странах мира необходимо трансформиро-
вать под потребности такой модели, а также уверенность в том, что
насаждение его не вызовет существенного сопротивления, выразил
Ф. Фукуяма, который утверждал: «мы находимся в конце истории,
поскольку существует лишь одна система, которой надлежит продол-
жать доминировать в мировой политике, а именно – либерально–де-
мократический Запад ... Время на стороне современности и я не вижу
причин, почему США не будут властвовать»10.
Невозможность реализовать другой сценарий глобализации, кото-
рый включал бы вместо конфронтации – солидаризм, как ведущую со-
ставляющую отношений между странами в эпоху глобализации, была
подтверждена на Всемирном саммите устойчивого развития в Йохан-
несбурге в 2002 году. В контексте международных усилий по обеспече-
нию устойчивого развития, учитывая проблемы, которые создают их
общества для глобальной окружающей среды, технологий и мировых
финансовых систем, в функционировании которых эти страны играют
решающую роль – развитые страны признали свою ответственность.
Они также признали, что стандарты, применяемые одними странами
(в частности рыночное саморегулирование), могут быть деструктив-
ными и вызывать тяжелые последствия, вызывать необоснованные
дополнительные экономические и социальные издержки в других
странах, в частности – развивающихся.
Одновременно на саммите был задекларирован тезис, что государ-
ства должны сотрудничать и работать над созданием либеральной, от-
крытой международной экономической системы, которая может обе-
10
Fukuyama F. The West has Won: Radical Islam Can’t Beat Democracy and Capitalism. –
[Electronic Resource]. – Available from: http://www/guardian/co/uk.

25
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

спечить экономический рост и устойчивое развитие во всех странах.


Таким образом, несмотря на дестабилизирующий эффект углубления
экономической открытости, который в то время уже давал полное
представление о недостатках индивидуалистского сценария глоба-
лизации, участники саммита пришли к выводу, что данный сценарий
устраивает все страны.
По итогам саммита были приняты два документа: Йоханнесбург-
ская декларация устойчивого развития и План выполнения решений
Всемирной встречи по устойчивому развитию на высшем уровне.
Особое внимание в них было уделено решению социальных проблем
устойчивого развития: бедности, здравоохранения и т.д., и новым
проблемам – развитию торговли, последствий глобализации, устойчи-
вости финансовой системы, финансирования устойчивого развития.
Однако, не было предложено конкретных механизмов решения этих
проблем, и тем более – на основе главной составляющей коммунита-
ризма – солидаризма11.
Нерациональность индивидуалистской концепции глобально-
го развития в направлении неограниченного экономического роста,
усиление конкурентной борьбы и, как следствие, углубление разры-
ва между странами и дисбаланс мирового развития не вызывает со-
мнения, тогда как сбалансированность социальной и экономической
компоненты глобализации позволило бы странам кооперироваться
для решения глобальных проблем. Концепция устойчивого развития
содержала лишь идею и не могла быть воплощена в конкретных реше-
ниях, инструментах достижения устойчивого развития.
На самом деле, реализация концепции устойчивого развития явля-
ется сложной фундаментальной задачей, требующей ее (концепции)
адекватности сценарию глобализации, коренного изменения базовых
условий развития международных отношений. Точнее, реализована в
том виде, в котором была сформулирована, она стала бы отправной
точкой изменения сценария глобализации.
Подытоживая, следует обратить внимание на необходимость ис-
следования еще одного аспекта глобализации – основ современной
цивилизационной парадигмы, особенно в соотношении глобального
и национального, ее истоков, факторов изменения параметров на на-
Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире. / Под ред.:
11

П. Бергера, С. Хантингтона. – М.: Прогресс, 2004. – C. 24.

26
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

циональном и глобальном уровнях, что ставит перед необходимостью


оценки сценария глобализации с этих позиций и оценки возможности
(или невозможности) его коррекции.
Актуализация проблемы определения современных масштабов
цивилизационных сдвигов обусловлена переоценкой ценностей, ко-
торая происходит сейчас, и поиском содержания общечеловеческой
идентичности, становится основой формирования нового образа гло-
бального мира. Очевидным является то обстоятельство, что индиви-
дуалистская трактовки человека как самодостаточной базовой компо-
ненты мирового сообщества не оправдывает себя: на фоне усиления
более реальных и ощутимых глобальных цивилизационных и обще-
национальных сдвигов такая компонента представляется слишком
абстрактной.
Между тем именно на этой абстракции базируется современное
представление о сознательной перестройке глобальной архитектуры –
будучи сведенной к уровню базового оправдание перекосов индиви-
дуализма, она призвана уравновесить экономическую и гуманитарную
несправедливость. Унификация мирового пространства на индивиду-
алистских, рыночных космополитических принципах отрицает ци-
вилизационные ценности и превращает в менее значительные такие
составляющие (и одновременно системообразующие) глобального
мира, как суверенность государств с ментальностью народов их насе-
ляющих. Вариативность сценариев глобализации сегодня нивелиро-
вана вестернизированной концепцией, сформулированной странами,
которые благодаря доминированию в мировом политическом и эко-
номическом пространстве оказывают давление как на национальные
экономики, так и на цивилизационных миры. Конечной целью такого
давления является формирование однородного, унифицированного,
восприимчивого к экономической и культурной экспансии глобаль-
ного поля.
В то же время, следует отметить, что, во–первых, странами–«ве-
стернизаторами» не воспринимаются любые попытки подвергнуть
сомнению, и тем более деформировать их собственные ценности, и,
во–вторых, унифицировать на космополитических принципах их
экономическое пространство. С этой целью у них задействованы эф-
фективные механизмы защиты национальных экономик, информа-
ционной и культурной сфер. Причем, как отмечалось, несмотря на

27
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

задекларированный принцип индивидуализма «меньше государства»,


государственное управление общественно-экономическими процес-
сами именно в странах–лидерах действенное и носит всепроникаю-
щий характер, а инструментарий защиты экономики варьируется от
прямых и макроэкономических к «экспансии широких полей». Обра-
щает на себя внимание то обстоятельство, что большинство из этих
инструментов не может быть применено в странах периферийных или
транзитивных из-за их постиндустриального содержания или прямо-
го запрета на их использование со стороны доминирующих стран.
На параметры современной цивилизационной парадигмы моноде-
терминантная, индивидуалистическая по сути прорыночная концеп-
ция глобализации оказала прямое влияние. В частности, она направ-
лена ​​
против коммунитаристских ценностных представлений, при-
сущих отдельным цивилизационным мирам. Это приводит к перма-
нентному межцивилизационному конфликту, который проявляется в
локальных войнах.
Если сопротивление цивилизационных ценностей в культурном
контексте на сегодняшний день господствующей англо-саксонской
цивилизацией не преодолен, то в экономической сфере индивидуа-
листский базовый принцип занимает лидирующие позиции. Правда и
здесь находят определенное проявление ценностные, ментальные чер-
ты, присущие определенным цивилизационным мирам, как особые
формы функционирования банковской системы в странах ислама,
общинные экономические устройства в ближневосточных странах,
государственно–монополистические формы собственности в даль-
невосточных странах, плановая экономика в странах скандинавского
пояса, и тому подобное.
Прямое давление на национальные экономики со стороны стран –
«вестернизаторов» вызывает реакцию отторжения и неприятия инди-
видуалистских моделей развития. Модели модернизации националь-
ных экономик воспринимаются обществом лишь в случае, если они
отвечают его цивилизационно–ценностным установкам, которые, в
свою очередь, является основой и проявлением коммунитаризма. Ме-
ханизмы адаптации национальных экономик к цивилизационным вы-
зовам и угрозам базируются на коммунитаристской основе (есть его
производными), требуют приоритетности национальных интересов
над частными, индивидуальными.

28
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

Национальные экономики вызывают системно-стадиальные изме-


нения в той мере, в какой они влияют на цивилизационную парадигму –
при условии открытости страны–лидеры определяют направления и
концепцию глобальных трансформаций, а страны периферии, оказы-
вая культурное и прямое сопротивление, меняют их траекторию. Вме-
сте они разбалансируют глобальное пространство.
В то же время, глобальные системно–стадиальные изменения про-
воцируют автаркию цивилизационных миров и стран, при которой
усиливаются внутренние цивилизационно-ценностные установки,
комунитаристские базовые компоненты общественного устройства
(усиливается контролирующая и корректирующая роль государства,
процессы национализации и т.д.).
Отражая процессы взаимообусловленности и взаимозависимости
различных компонентов функционирования мирового сообщества,
социально–политические явления последнего десятилетия стимули-
руют к формулированию новой глобальной парадигмы общественно-
мирового устройства. Проявлением этой мировоззренческой установ-
ки становится активизация «цивилизационного видения мира».
Коммунитаризм побуждает к необходимости формирования внеи-
сторического и внецивилизационного феномена – ноосферной пара-
дигмы – что будет подталкивать к переходу от локальных к общим
связям, таким как отношение к природе, вселенной, человеку, комму-
никациям – т.е. потребует изменения психологии глобального соци-
ума. Именно поэтому он должен превратиться в основополагающий
принцип формирования новой парадигмы глобализации. Но пока та-
кой сценарий реализовать не представляется возможным, государства
(если они хотят оставаться таковыми) вынуждены искать пути защи-
ты от внешних вызовов, укрепления коммунитарной безопасности.
Эти пути связаны с усилением собственной состоятельности, прежде
всего конкурентоспособности.
Современный этап глобализации действительно характеризуется
активным заимствованием (или навязыванием, экспортом) институ-
тов, порожденных космополитизмом, и экспансией транснациональ-
ной «идеологической помощи» либертарианского содержания. «Все
страны, подвергшиеся экономической модернизации, должны весьма
походить друг на друга: в них должно существовать национальное еди-
нение на базе централизованного государства, они урбанизируются,

29
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

заменяют традиционные формы организации общества вроде племе-


ни, секты и клана экономически рациональными формами, основан-
ными на функции и эффективности, и обеспечивают своим гражда-
нам универсальное образование», – писал Ф. Фукуяма12.
Но в этом контексте интересен опыт развитых европейских стран,
причем на предмет уникальности, а не унифицированности их эко-
номических моделей, которые лежат в основе социального прогрес-
са, определяют их институциональную структуру и обеспечивают ее
успешное функционирование. В качестве объекта такого анализа, где
достаточно выразительными и тесно связанными с национальной иден-
тичностью и экономической ментальностью, могут выступать, по опре-
делению В. Ойкена, «идеальные типы хозяйства»13. С этой точки зрения
интересна экономическая история ряда европейских стран, среди ко-
торых стабильная и рациональная Франция. Несмотря на распростра-
ненную точку зрения о совершенно индивидуалистических основаниях
формирования и функционирования национальных архетипов, ее эко-
номических и управленческих институтов, для этой страны характерны
специфические культурные архетипы, присущие иерархической систе-
ме институтов, когда на фоне ровного (демократического) активно-
го общения между руководителями и подчиненными отношения вы-
строенные иерархически, решения принимаются руководителями и
выполняются без обсуждения, уважение к власти референтное, осно-
вано на доверии к личности, которая ее представляет и которая берет
на себя единоличную ответственность (а не коллективную) за выпол-
няемое дело. Такая деловая культура может быть полностью отнесена
на счет коммунитарных принципов организации обществ, однако, на
самом деле, является формой организации демократических процессов
и, одновременно, проявлением особых черт менталитета, сформиро-
вавшегося вместе со становлением современных развитых стран Евро-
пы. И, что самое интересное, именно в этих странах, это произошло под
влиянием особой экономической теории и практики коммунитарного
по своей сути камерализма, в большей степени, чем под влиянием мер-
кантилизма. Эти страны утверждались за счет использования особен-
ной либертарианской политики, которую навязывали другим странам,
тем самым превращая их в обслуживающую периферию.
12
Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. – М.: «Издательство АСТ», 2004. – С. 7.
13
Ойкен В. Основные принципы экономической политики. – М.: Наука, 1995.

30
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

То, что происходит сегодня, уже не раз было в истории: космополи-


тизм (либертарианство, индивидуализм) в экономике уступал место
новым тенденциям – страны, переживающие кризис и не желавшие
продолжать обслуживать лидеров, неизбежно обращались к идее на-
циональной идентификации. Исторически, одним из ключевых собы-
тий, положившим начало формированию и распространению камера-
лизма, как основы формирования государственности, в периферий-
ной части Европы стал Вестфальский мирный договор, заключенный
в 1648 году после восьмидесяти лет многонациональных вооруженных
конфликтов в Центральной Европе. Его основной посыл – это право
государств на суверенитет и выбор собственного пути развития. Тог-
да, когда на смену Священной Римской Империи пришла сложная си-
стема взаимоотношения государств, окруженных более крупными и
мощными соседями – Швецией, Францией, Испанией, Россией, Бри-
танией и Оттоманской империей, страны получили шанс реализовать
идею экономического национализма, основанного на принципе «эко-
номического эгоизма». Практически все они, став суверенными, вы-
нуждены были с самого начала выстраивать новые институты управ-
ления и формировать суверенные конкурентоспособные экономики в
условиях, когда правила игры диктовали более мощные соседи.
Как уже отмечалось, эти правила реализовывались через либер-
тарианскую экономическую практику меркантилизма и отражали
основное требование к национальным экономическим политикам –
утверждение приоритетности индивидуальных интересов над ин-
тересами социума, свободное от государственного вмешательства
предпринимательство и свободное перемещение товаров, денег и
ценностей через границы государств. Разумеется, позиции более
мощных, конкурентоспособных стран в результате реализации та-
ких правил только укреплялись – и ценности, и деньги быстро ухо-
дили к ним в обмен на товары, производство которых не было нала-
жено в разрушенных войной странах, и стимулировали дальнейшее
развитие в этих странах тех производств, которые усугубляли эконо-
мический упадок.
Социально-политические и экономические вызовы, стоящие пе-
ред суверенами вновь образованных государств, требовали особых
подходов, в целом сформировались вокруг решения нескольких ос-
новных задач: аккумуляции средств развития хозяйства страны,

31
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

консолидации общества, формирования оборонной базы и потенциа-


ла экономической экспансии.
Камерализм развивался на основе меркантилизма, однако был ско-
рее сводом практически применимых правил обеспечения эффектив-
ного функционирования государственного механизма, чем теорией,
общего плана рекомендациями (для увеличения количества денег
в стране) как, например, современный неолиберализм: он является
свидетельством прагматизма экономических политик суверенных
государств. Камералисты – советники королей, имели прямой долг и
доступ к выработке государственно-политических, управленческих и
хозяйственных решений и несли ответственность за их функциональ-
ность.
Благодаря этим подходам многие периферийные страны Европы
смогли стать успешными. Но и лидирующие в то время страны под
давлением эффективности суверенных коммунитарных практик уси-
ливающихся новых государств, были вынуждены изменять свои под-
ходы к моделированию экономической политики. В частности, фран-
цузский экономист и государственный деятель Ж.–Б. Кольбер, опре-
делявший развитие Франции на пути к промышленному могуществу,
проповедуя меркантилизм в межгосударственных отношениях, актив-
но способствовал внедрению принципов государственной автаркии.
Не претендуя на роль концептуальной основы развития стран,
практика камерализма приобрела особый статус и позже нашла отра-
жение в исторических, теоретических и экономико-методологических
работах ученых. Камерализм и его абсолютистская коммунитарная
философия, сыграли важную роль – его идеи легли в основу эконо-
мической политики многих великих реформаторов – А. фон Бисмар-
ка, К.  Ататюрка, Ф.  Рузвельта, Л.  Эрхарда, Ш.  де Голля, Л.  Куань Ю,
Д. Сяопина и многих других, которые приняли во внимание и взяли
на вооружение основной коммунитаристский постулат – приоритет-
ность интересов общества относительно интересов индивидуума, и
благодаря этому смогли вопреки обстоятельствам обеспечить своим
странам в свое время экономический прорыв и устойчивость к внеш-
ним вызовам.
Камеральная политическая философия и политическая экономия
до сих пор остаются в оппозиции англосаксонским подходам – ​​в но-
вых концепциях, как и в концепции камерализма государство трак-

32
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

туется прежде всего как единство, целостность различных автоном-


ных сфер – государства, общества и экономики, а не как внешняя и
враждебная для ее граждан организация, которая стоит над ними.
Оно не идентифицируется с правительством: правительство – это ин-
струмент реализации государственной политики; государство – это
большая семья, целостность и единство которой обеспечивается пра-
вительством; интересы государства неразрывны с интересами инди-
видуума – благосостояние государства и благосостояние отдельных
индивидов, граждан неразрывно связаны; процветания государства –
основа процветания индивидов. То есть, идеология коммунитарного
камерализма противоречит идеологии либерализма: если смитиан-
ская концепция «экономического человека» отталкивается от того,
что благосостояние каждого гражданина страны в сумме – это и есть
богатство этой страны, то коммунитаризм предполагает, что богатое
государство – это условие благополучия каждого гражданина. Укре-
пление благосостояния единого организма – государства, трактова-
лось камералистами, а, также, современными коммунитаристами-«-
государственниками» как взаимосвязанные вещи и было возможным
только внутри этой целостности14. Отсюда, государство, как семья,
как целостность противопоставляется внешнему миру. Разработка
целей, этики и принципов существования и развития государства как
целостности стали в свое, посткризисное время целью камерализма
во вновь образованных странах-суверенах, находившихся рядом со
странами, которые экономически уже сложились и могли позволить
себе исповедовать либерализм.
Таким образом, в контексте приоритетности интересов общества
экономическая состоятельность хозяйствующего субъекта ставилась
в зависимость от успехов развития национальной экономической си-
стемы, а общественная идеология примата общенациональных инте-
ресов относительно интересов мирового экономического развития
приобретает ведущее значение. Такой подход, не отрицает значимости
индивидуалистических стимулов экономического прогресса внутри
страны, но предполагает сознательное формирование государством
социально-экономической среды для направления деятельности на-
циональных хозяйствующих субъектов в необходимое русло. Это
14
Райнерт Э. Свободный рынок превратит Украину в страну эмигрантов: Интервью. //Новое
время. – 2015. – №39.

33
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

иная трактовка роли «экономического человека», который является


одновременно и производителем, и потребителем, как таковой, что
он, прежде всего, относится к определенному сообществу – нации, и
поэтому должен свои индивидуальные интересы согласовывать с ин-
тересами всей нации. Отсюда вывод: поскольку индивидуальные и
общественные интересы могут не совпадать, то именно государство
должно выполнять роль арбитра – создавать условия для обществен-
ного развития и направлять его в нужное русло, то есть, формировать
экономическую внутреннюю и экономическую внешнюю политику
и обеспечивать ее реализацию, потому что понятие «экономический
прогресс», как и понятие «общественный интерес», всегда имеет на-
циональные границы. По логике, если речь идет о конкретном, наци-
ональном народном хозяйстве, то и политэкономия этого хозяйства
должна быть «национальной» и выполнять прикладную функцию –
иметь своим результатом выразительные рекомендации по эконо-
мической политике на определенный отрезок времени, отражающие
существующие возможности и перспективы развития общества –
стратегию национального экономического развития. Таким образом,
коммунитаризм обязывает ее быть наукой о составляющих государ-
ственной политики, в основе которой лежит доктрина экономическо-
го развития отдельного государства.
Формирование национальных экономик с использованием комму-
нитарных концепций и доктрин их построения и управления в Евро-
пейской истории всегда происходило с учетом «транснационального
контекста». Независимые государства и их экономики уже в рамках
конвенциональной интерпретации Вестфальской системы, начиная
с 1648 года и до начала XVIII века, развивались в тесном взаимодей-
ствии: в идеологической, торговой, военной, культурной и других
сферах сформировалась современная система межгосударственных
отношений, которые характеризовались отношениями между ними,
как «независимыми государствами». Эти отношения подпадают под
многие современные определения составляющих интеграции, но,
вместе с тем, не нарушалось суверенное право государств на веде-
ние независимой экономической политики: никто не мог навязать
суверену экономическую модель, не отвечавшую экономическим
реалиям и ментальности ссылаясь на потребности панъевропей-
ского сообщества.

34
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

Суверенность этих государств опиралась на национальные инсти-


туты – монополизацию государством инструментов насилия. Пра-
вительствам делегировалось право на реализацию международной
политики, контроль над армиями, дипломатия и право заключения
договоров, таким образом, и хозяйственные взаимосвязи из космопо-
литических превращались в международные. Причем, потребность в
политике raison d’Etat – определение и реализация национальных ин-
тересов (экономический национализм), приводит к вычленению та-
ких интересов из общих, европейских.
Именно благодаря этому в период между Вестфальским мирным
договором и Утрехтским миром 1713 года состоялось становление со-
временных форм международных отношений в Европейской системе
государств, что отразилось на институционализации национальных
экономик и задачах, которые перед ними стояли. Для существования
государств в рамках новой конвенциальной системы нужны были дру-
гие системы знаний и технологии управления, поэтому со временем
возник спрос на функцию, которую выполнял коммунитаризм – фор-
мирование единства внутри государства и конкуренции интересов
наций. То есть полагалось, что настоящая, чистая конкуренция может
быть (допустима) только между государствами – внутри государства
она вредна и разрушительна, если не направлена ​​государством в необ-
ходимое русло и не работает на общественный интерес.
Естественно, коммунитаризм, как политика принуждения, без ко-
торой не может быть достигнута цель – подчинения индивидуальных
интересов общественным, в условиях неопределенности субъектов
государственности и государственного внимания всегда был угрозой
частной собственности. Поэтому в первую очередь уже тогда перед
государствами вставал вопрос конституирования отношений прав
собственности и отношений исключительной территориальности.
Если вопрос эксклюзивной территориальности связан с процессами
формирования границ государства, то в международных отношени-
ях права собственности могут быть довольно размытыми. При этом
важно, что главным механизмом кодифирования собственности го-
сударственно-политических единиц были не внешние отношения,
а институционализация прав собственности внутри страны, то есть
необходимо было урегулировать права и отношения собственности
в пределах суверенных государства, что стало основой развития их

35
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

экономик. Коммунитаризм требует, чтобы собственность, как госу-


дарственная, так и частная, приобретала определенный статус равно-
правных между собой форм и была защищенной, в том числе и в той
части, которая касается налогообложения, перераспределяющего до-
ходы от нее на общественные нужды. Иначе, без такой определенно-
сти и кодификации, существует угроза разрушения единства страны,
подрыв индивидуалистских начал эффективности.
На связь между формированием системы отношений собственно-
сти с возникновением соответствующих государственных институтов
и формулированием национально-специфической государственной
внутренней и внешней политики (ведущая среди них – экономиче-
ская), указывается в работах Д. Ругги15, одного из ведущих западноев-
ропейских историков. Появление частной собственности и формиро-
вания отношений, «закрытых» для государственного вмешательства, а с
другой стороны, ответственность государства за создание благоприят-
ных условий для частного развития стало революционной инновацией,
и продолжает играть непреходящую роль в современных условиях, как
предохранительный механизм от перекосов коммунитаризма.
Вместе с тем, сам коммунитаризм в современной глобальной си-
стеме экономических отношений находится под запретом – формиро-
вание суверенной позиции государств, реализация самостоятельной
экономической политики не только не приветствуется, но и подвер-
гается постоянным атакам со стороны состоявшихся государств. Тем
не менее, в настоящее время можно наблюдать, как по-настоящему
суверенные государства, такие как Великобритания, США, Франция,
Южная Корея, Япония и другие, осознавая необходимость сохране-
ния своего влияния и конкурентоспособности – важнейшего условия
устойчивости в глобальной турбулентной среде – активно используют
элементы коммунитарной хозяйственной модели в своей практике и
находят понимание в своем социуме. Это связано, прежде всего, с обо-
стрением противоречий и кризисами не только в мирохозяйственных
экономических отношениях, а, прежде всего, во внутренне хозяйствен-
ном развитии стран, что для развитых стран имеет своим следстви-
ем снижении потенциала экономической экспансии, а зависимых –
потере остатков международной конкурентоспособности.
Ruggie J. Continuity and Transformation in the World Poliсy: Toward a Neorealist Synthesis.–
15

New York: Columbia University Press, 1986. – Р. 148.

36
1.1.
Сценарии глобализации: вариативность концепций и мирохозяйственные реалии

Очевидно, что, как и после заключения Вестфальского мира, как и


после Первой и Второй мировых воен, то есть, в посткризисные пе-
риоды развития глобального социума, сегодня индивидуализм вновь
выходит на новый уровень – становится основным принципом меж-
дународных экономических отношений, но уже государств, а не толь-
ко отдельных субъектов экономической деятельности. И это объек-
тивный результат неустойчивости, которая была спровоцирована
либеральными практиками и усилена отсутствием солидаризма как в
отношениях между странами, так и в самих этих странах.
Не случайно, вопрос о межстрановом характере конкуренции, ос-
нованной на усилении конкурентоспособности отдельных стран, до-
стигнутой в контексте реализации национальных экономических ин-
тересов, остро стоит уже и в странах-лидерах.
Великобритания вышла из Евросоюза, ссылаясь на непродуктив-
ный характер солидаристских мер, предпринимаемых им с целью
преодоления экономического неравновесия. Вся предреферендумная
кампания строилась на тезисе о том, что в основу деятельности ЕС
положен несправедливый принцип, когда богатые страны должны со-
держать слабые, и что солидаризм будет более уместен в отношении
самой Англии, позволит ей развивать свой экономический потенциал
за счет собственных усилий и инвестиций.
Экономическая программа Д. Трампа также коммунитарна и пред-
усматривает развитие США на принципах экономического национа-
лизма. В ней также делается ударение на сворачивании международ-
ных солидаристских программ и сосредоточении на решении проблем
собственной состоятельности16. Фактически, Д.  Трамп возвращает
страну к экономической политике, хорошо описанной и реализован-
ной автором программы ускоренного торгово-промышленного разви-
тия США А. Гамильтоном в XIX веке и не раз использованной позже, в
частности Ф. Рузвельтом и Р. Рейганом в ХХ-м.
Лидеры этих стран справедливо полагали и полагают, что глобально-
му неравновесию страны всегда противостоят самостоятельно и успеш-
ность такого противостояния зависит от конкурентоустойчивости
этих стран. Сама же конкурентоспособность – результат солидаризма –
16
Речь Дональда Трампа в Геттисберге, штат Пенсильвания, 22 октября 2016 года. – [Элек-
тронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.whatthefolly.com/2016/10/26/transcript-donald-
trumps-speech-in-gettysburg-pennsylvania

37
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

объединения усилий общества и подчинения индивидуальных инте-


ресов общественным, то есть, целям и задачам, которые стоят перед
страной.
На путь экономического национализма предлагала возвратить
страну и М.  Ле Пен – одна из лидеров борьбы за пост Президента
Франции. Она считает, что система объединённой Европы «базиру-
ется на заведомо пагубной идеологии глобализации», что «её необ-
ходимо разрушить и создать свободную Европу, членами которой
являются действительно суверенные государства». Она выступает за
выход Франции из ЕС и проведение референдума, чтобы «французы
сами могли ответить на вопрос, выходить ли из ЕС», а также за необ-
ходимость «подорвать монополию партии финансистов и сторонни-
ков мультикультурализма», которые заинтересованы в получении вы-
сокой ренты любой ценой, даже ценой предательства национальных
экономических интересов, но не готовы к формированию коммуни-
тарной, солидарной экономики в собственной стране17. Ее программа
перекликается с программой Ш. де Голля и ориентирована на повыше-
ние устойчивости французской экономики к вызовам, порождаемым
глобальной средой. Но еще более важно учитывать то обстоятельство,
что модель экономического национализма всегда оставалась популяр-
ной во Франции и, как никакая другая, была довольно продуктивной
в силу адекватности отражения французской ментальности, как «иде-
альный тип хозяйства». Вместе с тем, на президентских выборах во
Франции победу одержал Э. Макрон, сумевший убедить французов
в том, что одним из главных инструментов решения проблемы гло-
бального неравновесия, обеспечения резистентности национальной
экономики к внешним вызовам и шокам как раз и есть региональ-
ная интеграция и, соответственно, членство Франции в Европейском
союзе.

17
Election présidentielle: ce que contient le programme de Marine Le Pen. – [Electronic Re-
source].– Available from: http://www.lemonde.fr/election-presidentielle-2017/article/2017/02/04/
marine-le-pen

38
1.2.

Национальные интересы
в парадигме нового миропорядка

Глобализационные вызовы ХХІ века (изменения в соотношении


мировых сил вследствие окончания холодной войны, информацион-
ная революция, обострение глобальных проблем человечества, пере-
ход мировой экономики к новой энергетической парадигме, усиление
транснационализации мирохозяйственных связей и др.) объективно
обусловили формирование нового международного порядка как кар-
динальной перестройки всей системы международных отношений.
Этот порядок предусматривает полиполярную модель мироустройства
с несколькими центрами принятия глобальных решений, пересмотр
концепции абсолютного либерализма в международных экономиче-
ских отношениях, усиление позиций интеграционных группировок с
выделением стран- региональных лидеров, расширение ядра между-
народной экономической системы за счет новых «полюсов роста» из
числа стран – бывших аутсайдеров, перестройку мировой экономики
с учетом как интересов национальных государств, так и глобального
бизнеса, развивающегося на основе сетевизации производственной,
коммерческой и потребительской деятельности всех субъектов.

39
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Процессы самоидентификации нации, ее самоопределения в гло-


бальной среде и формирования национального государства напрямую
связаны с вопросом национального интереса, как ключевой формулы
реализации, консолидирующей нацию идеи. Национальный интерес
стран в глобальном измерении состоит в органическом соединении
собственных конкурентных преимуществ с преимуществами между-
народного сотрудничества ради обеспечения ее гражданам мировых
стандартов жизни. В условиях динамизации и интенсификации гло-
бализационных процессов, когда стремительно нарастает угроза «рас-
творения» институтов национального государства у новой наднаци-
ональной системе управленческих структур («глобальное правитель-
ство», «международные организации глобального типа», «мировая
элита», «триада», «виртуальное правительство» и др.) существенной
трансформации подвергается и понятия «национальный интерес».
Несмотря на незыблемость таких его базовых компонентов как со-
хранение, функционирование и развитие национальной обществен-
но-экономической системы в содержательной структуре националь-
ного интереса все более значимую роль играют внешние, экзогенные
компоненты. К ним принадлежат связи с внешним миром, доступ к
глобальным, природным, информационным, технологическим, ин-
теллектуальным ресурсам, формирование универсальной предпри-
нимательской культуры под влиянием общемировых процессов демо-
кратизации и социализации производственных отношений. Вместе с
тем, в условиях нарастающей ассимиляции национальных институтов
в последние годы резко проявляется стремление государств (США, Ве-
ликобритании, Франции, России, Турции и др.) к национальной само-
достаточности как в политическом, так и экономическом и особенно
валютно-финансовом смысле. Она квалифицируется как способность
страны обеспечить процесс сбалансированного конкурентного раз-
вития на базе максимальной мобилизации внутренних источников и
ресурсов макроэкономического роста в соединении с эффективным
использованием потенциала внешнеэкономических связей и глобаль-
ных факторов.
Национальный интерес определяет сущность как внутренней, так
и внешней политики любого государства, поскольку в нем фокусиру-
ются ее приоритетные цели в системе международного сосущество-
вания, которые обусловлены, прежде всего, уровнем социально-эко-

40
1.2.
Национальные интересы в парадигме нового миропорядка

номического развития и типом политического устройства страны,


а также историческими традициями, ментальностью, степенью за-
щищенности ее суверенных прав через систему национальной или
коллективной безопасности и даже ее географическим положением.
И хотя, как главная движущая сила развития международных отно-
шений, национальные интересы связаны с национальными государ-
ствами, однако эта связь, по мнению многих аналитиков, со временем
может исчезнуть, в связи с заменой национально – государственного
деления мира на блочный или интеграционное разделения, а затем и
трансформацией национальных интересов государств в федератив-
ные, интересы блока или интеграционной группировки.
В то же время коренная трансформация международного порядка
вносит существенную корректировку в соотношение национальных и
интернациональных компонентов в стратегиях развития стран в гло-
бализирующемся мире. Речь идет прежде всего о качественно новых
критериях распределения мировой власти – технологичности, инфор-
матизации, социализации и экологизации хозяйственных процессов –
определяющих стратификацию государств на современной мировой
карте. К первой подсистеме относятся страны постиндустриализма,
ко второй – государства с преобладающим индустриальным типом
развития, которые приобщаются к системе новой мировой модели
через микро- и макроинтеграцию, третья группа объединяет стра-
ны доиндустриального развития, находящиеся сегодня вне процессов
глобальной трансформации. Таким образом, разделение мировой си-
стемы на центр, периферию и полупериферию отражает такую модель
глобального разделения труда, в которой национальные экономиче-
ские стратегии формируются с учетом, а иногда и с подчинением, кор-
поративным интересам ТНК ради максимизации их прибыли. Понят-
но, что доминирующую роль в таком раскладе мировых сил играют
ведущие страны мира, в то время как возможности экономического
роста развивающихся стран, по-прежнему, существенно ограничены.
При таких условиях мировая политическая и бизнес-элита нача-
ла активную работу над разработкой и апробацией компромиссных
форм и механизмов межгосударственного взаимодействия в различ-
ных сферах общественной и экономической жизни. Наряду с извест-
ными механизмами двусторонних и многосторонних (интеграцион-
ных) соглашений, считающимися традиционными инструментами

41
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

международных отношений, существенно возрастает роль в дости-


жении современного межгосударственного компромисса конвенций,
контрактных отношений, инструментов принуждения и ограничения.
В рамках глобальной модели разделения труда широкое распростране-
ние приобретают также новые формы международной кооперации –
межфирменной производственной кооперации, подрядного коопери-
рования, совместного производства, договорной кооперации.
Современный процесс транснационализации характеризуется
углублением внутрикорпоративного разделения труда и глубокой
сегментацией производства ТНК. Разделение производственных опе-
раций или функций на все более мелкие стадии или виды приводит
к стремительному росту глобальных производственных цепочек соз-
дания стоимости, международных фирм и формирования сложной
архитектуры их производственных, коммерческих и научно-иссле-
довательских связей. Происходит дальнейшая географическая дис-
персия международного производства ТНК, втягивание в его орбиту
значительного количества новых контрактных участников. Причины
бурного роста международного производства связаны с факторами
экономической политики государств, особенностями современного
этапа технологической революции, а также глобальным характером
конкурентной борьбы.
В условиях глобализации значение международного разделения
труда состоит в создании условий для углубления взаимозависимости
воспроизводственных процессов стран мира, усиления стимулов к
взаимовыгодному сотрудничеству в общемировых масштабах.
Становление и утверждение новой модели международного устрой-
ства обусловливает выдвижение на первый план таких принципов во
взаимоотношениях государств как недискриминационность, субси-
диарность, солидарность и диалогизм. Именно они сочетают в себе
глубокие нравственно – этические основы общественного сосуще-
ствования, в том числе и в глобальном мире, и мощный социально –
мотивационный ресурс для достижения синергитического эффекта
сотрудничества стран, наций, компаний, индивидуумов.
Принцип недискриминационности в экономической плоскости от-
ражает цивилизованный характер взаимоотношений между экономи-
ческими агентами разного статуса с уважением их интересов, целей,
позиций, национальных или ментальных особенностей. Это касается

42
1.2.
Национальные интересы в парадигме нового миропорядка

и торгового паритета, и условий найма на работу, и социальной ответ-


ственности бизнеса, и обязательности у выполнении деловых согла-
шений между партнерами, и особенно в финансовой сфере.
Характеризуя парадигму глобальной модели мирового экономиче-
ского порядка, следует отметить, прежде всего, возрастание уровня
учета взаимных интересов между государствами-лидерами и перифе-
рийными странами в процессе обмена между ними товарами, услуга-
ми, природными и энергетическими ресурсами, инвестициями, кре-
дитным и финансовым капиталом, а также информацией и инноваци-
ями. Важно подчеркнуть, что именно государства-лидеры, выступают
сейчас в роли глобальных экономических драйверов, способных сти-
мулировать развитие периферийных стран, рост их общественного
производства и ВВП, а также количественно-качественные сдвиги в
технологическом способе производства на микро- и макроуровне на
основе передачи им технологий, финансово-кредитного капитала, ин-
вестиционных ресурсов и открытия своих внутренних платежеспо-
собных рынков.
В свою очередь, периферийные страны также активно влияют на
государства-лидеры и мирохозяйственную динамику на основе им-
плементации в хозяйственную практику западных производственных
технологий, инвестиций, финансов и кредитов, а также допуская на свои
внутренние рынки ТНК ведущих стран мира, обеспечивающих унифика-
цию глобального воспроизводственного процесса. Именно таким обра-
зом происходит сейчас процесс глобальной конвергенции националь-
ных экономических систем и их «гибридизация» с формированием
четких контуров мировой неозависимости стран и регионов.
Что касается принципа субсидиарности, то он требует толерант-
ного, терпимого отношения больших и сильных общественных групп
(наций, государств или их коалиций) по отношению к меньшим и бо-
лее слабым общественным группам с их собственными интересами и
стремлениями. Более развитые и мощные государства и регионы при-
званы оказывать всестороннюю помощь менее развитым и бедным
ресурсами территориям, странам и отдельным локалам и их жителям,
которые самостоятельно не могут справиться со своими социальными
и экономическими проблемами.
Одним из исторически важных и сегодня чрезвычайно актуальным
становится принцип солидарности как противоположность нацио-

43
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

нальному экономическому эгоизму, абсолютизации национальных


приоритетов и их доминировании над общечеловеческими ценно-
стями. Поскольку между странами и народами сохраняются большие
различия, то до сих пор в мире существует глубокая социальная асим-
метрия, которую можно значительно смягчить именно через реали-
зацию принципа солидарности. В этом смысле солидарность – это
прежде всего справедливое распределение материальных и духовных
благ в современной цивилизации. Если многочисленные механизмы
и формы солидарности воплощать в международную социальную и
экономическую практику, то открываются и становятся возможными
новые пути для других структурных преобразований в слаборазви-
тых странах, в частности для развития их рыночной инфраструктуры,
институционального и регионального развития, внедрения западных
стандартов и норм в функционирование государственного и социаль-
ного сектора, финансирования крупных инвестиционных проектов,
поддержки сельскохозяйственного производства.
С усилением в последний период дезинтеграционных и конфрон-
тационных тенденций и настроений в мире и, в частности, в Европе,
очень важную роль должен сыграть в разрядке международной на-
пряженности принцип диалогизма, как средство поиска взаимопони-
мания между людьми, социальными группами, общинами, нациями,
лидерами государств, представителями различных сообществ. Поли-
тико-экономический контекст данного процесса, то есть диалога, ком-
муникативного взаимодействия между партнерами разного уровня,
стран, систем, иерархий сегодня требует соблюдения равноправия,
взаимного и полного учета интересов сторон, достижения компро-
миссов без нанесения ущерба интересам участников переговоров,
уважения к их религиозным и национальным убеждениям, и особен-
но общего стремления к сотрудничеству ради прогресса, благосостоя-
ния и достойной жизни всех граждан мира.
Становление глобальной модели мирового порядка совпало по вре-
мени с коренными трансформациями мирового хозяйства и фунда-
ментальным реформированием всей системы мировых политических
отношений. Речь идет о том, что хотя государства и государственные
образования на всех этапах цивилизационного развития всегда сосу-
ществовали на основе соблюдения определенных международно-при-
знанных принципов и норм, устанавливающих их иерархическую

44
1.2.
Национальные интересы в парадигме нового миропорядка

субординацию и характер взаимодействия, однако нынешняя ситуа-


ция – особенная. Она характеризуется глобализацией всех форм че-
ловеческой жизнедеятельности, а следовательно – формированием
единого глобального пространства, в котором все субъекты обречены
сосуществовать на основе принципов равенства, уважения к нацио-
нальному суверенитету и гармонизации национальных интересов.
Таким образом, глобальная модель мирового порядка зиждется на
следующих парадигмальных основах: неозависимый характер гло-
бальной системы международных отношений; паритетная конверген-
ция национальных интересов всех государств мира; доминирование
информационно– технологического и социально–экологического
компонентов глобального конкурентного лидерства стран; конкупе-
рационный характер глобальных конкурентных отношений; демокра-
тизация процесса принятия глобальных управленческих решений в
формате «Большой двадцатки».
Нынешняя международная экономическая система включает не
только сферу исключительно межгосударственного взаимодействия,
но и подчиняется влиянию глобальной системы. Ее определяющими
чертами являются стремительное расширение и усложнение взаимос-
вязей и взаимозависимостей национальных экономик, а также уси-
ление неравномерности социально-экономического развития стран.
Как результат – быстрое наращивание центростремительных силовых
линий в развитии мирового хозяйства, рост открытости националь-
ных экономик, усиления влияния ТНК на мировые экономические
процессы, обобществление характера труда и производства в глобаль-
ном масштабе.
Вместе с тем, глобальная система в известной мере ограничивает
возможности государств в реализации их национальных интересов,
поскольку она уже сама способна навязывать им те или иные ограни-
чения, или же, наоборот, предлагать более благоприятные условия для
реализации национальных интересов. Более того, ее структурные свой-
ства фактически не зависят от усилий малых и средних государств, а яв-
ляются результатом взаимодействия великих держав. Иными словами,
только последние могут в полной мере реализовывать собственные на-
циональные интересы, в то время как роль малых и средних государств
сводится к согласованию, а иногда и подчинению своих национальных
интересов национальным интересам великих держав.

45
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

В современной политологии и экономической теории функции го-


сударства являются производными от интересов и потребностей че-
ловека, законов функционирования рыночной экономики. Но нация,
как метко отмечала М. Тэтчер, это не механическая сумма ее инди-
видуальных представителей, а определенная общность. Поскольку
общий интерес нации заключается в ее самосохранении и развитии
в условиях сосуществования с другими нациями, то именно институт
государства призван в полной мере обеспечить этот интерес. Отсюда –
даже в условиях стремительной передачи многих государственных
функций наднациональным институтам, государства должны выпол-
нять свою историческую роль. Это обусловлено, их незаменимой ро-
лью в установлении правовых рамок функционирования общества,
защиты от внешних угроз, а также сохранении национальной само-
бытности и ментальности. Таким образом, разумный и стабильный
международный порядок может строится лишь на уважении к на-
циям и национальным государствам. Национализм, национальная
гордость и национальные институты, несмотря на присущие им
недостатки, формируют наилучшую основу для действующей демо-
кратии. Попытки подавить национальные различия или объединить
различные нации с четко выраженными традициями в искусствен-
ные образования очень часто заканчиваются провалом, а иногда –
кровопролитием18.
Между тем, со стороны как глобального капитализма, так и регио-
нальных интеграционных блоков и, растущей на их основе чиновни-
чьей бюрократии, усиливается стремления к устранению с мировой
арены национальных государств как наиболее влиятельных до сих
пор игроков, постепенно ограничивая круг их функций и полномо-
чий. Страны, которые намерены участвовать в создании свободного и
безопасного мира, в котором всем свободным нациям обеспечивалась
бы гарантированная безопасность, должны формировать прочные ос-
новы доверия и уважения ко всем заинтересованным в сотрудниче-
стве странам-партнерам, ведь угрозу уязвимой и хрупкой националь-
ной безопасности ощущают сейчас как большие, так и малые страны,
отдельные регионы и территории. Следовательно, только толерантное
межгосударственное общение в глобальной конкурентной среде спо-
Тэтчер М. Искусство управления государством: Стратегии для изменяющегося мира / М.
18

Тэтчер; Пер. с англ. – 5-е изд. – М.: Альпина Паблишер, 2015. – С. 20.

46
1.2.
Национальные интересы в парадигме нового миропорядка

собно сблизить национальные интересы стран и смягчить разногла-


сия, существующие между ними.
В подобных условиях возрастает роль института государства, пре-
жде всего, как гаранта экономической самодостаточности страны,
так как оно обязано создавать благоприятные условия для развития и
укрепления национального капитала, обеспечивать контроль над на-
циональными природными ресурсами, деятельностью международ-
ных монополий в стратегических отраслях экономики, сохранением
окружающей среды, над финансовыми, информационными потоками
и научно-технологическим обменом. Также государство принимает на
себя полную ответственность за энергетическую безопасность страны
и защиту ее национального человеческого ресурса. И это абсолютно
мотивировано, поскольку в условиях обострения глобальной конку-
ренции существует реальная опасность для каждого государства, об-
условленная агрессивной региональной и глобальной монополизаци-
ей отдельных отраслей и секторов их экономик, из-за которой народ
страны лишается права распоряжаться своим богатством, а прави-
тельство — проводить сбалансированную и независимую политику в
интересах собственного народа.
В предстоящее десятилетие баланс в соотношении национальных
и глобальных императивов, как свидетельствует складывающаяся в
мире ситуация, будет достигаться в результате упорных и непростых
договоренностей в реализации национальных интересов с учетом гло-
бальных проблем и вызовов.

47
1.3.

Глобальная неустойчивость
и ее факторная обусловленность

Вступление мирового хозяйства в глобальную фазу цивилизацион-


ного развития на старте XXI века ознаменовалось глубокими трансфор-
мационными изменениями, охвативших все его подсистемы и струк-
турные элементы. Это проявляется прежде всего в стремительной ди-
намизации транснационализационных и интеграционных процессов,
усилении интернационализации производственной и коммерческой
деятельности, конвергенции национальных финансово-кредитных и
инвестиционных систем, а также формировании институтов глобаль-
ного управления. Экономическая глобализация открывает перед госу-
дарствами и регионами широкие возможности экономического роста и
научно-технического прогресса на основе диверсификации источников
их внешнего финансирования, имплементации в общественное воспро-
изводство международных стандартов производства и потребления, а
также решения при участии международного сообщества острых поли-
тических, социально-экономических и экологических проблем.
Вместе с тем, даже системная и комплексная глобализация эконо-
мической деятельности не смогла в полной мере нивелировать острые

48
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

противоречия и антагонизмы капиталистической рыночной системы,


связанные прежде всего с нарастанием асимметричности мирохозяй-
ственного развития и усилением его неустойчивости, углублением
неравенства в доступе экономических агентов к объектам собствен-
ности и распределении глобального богатства. Так, из года в год рас-
тет разрыв между богатыми и бедными странами, когда более 1 млрд.
человек в XXI веке проживает в условиях «абсолютной бедности», а
огромная доля мирового населения страдает от голода и болезней, не
имея надлежащего доступа к системам образования и здравоохране-
ния. Если в 1960 г. разрыв в доходах самых богатых и самых бедных
стран составлял 30:1, в 1990 г. – 60:1, то сегодня – 74:119, и это на фоне
роста абсолютного количества мирового населения и нарастания ми-
грационных процессов.
Не случайно, в последние десятилетия ведущие западные и отече-
ственные ученые со всей очевидностью осознали тот факт, что без глу-
бокого понимания глобальных причин мирохозяйственного развития
практически невозможно найти объяснение философии развития со-
временных экономических процессов и явлений (с точки зрения их
движущих сил, механизма и векторной направленности), происхо-
дящих на всех уровнях иерархической и жестко субординированной
международной экономической системы, как и невозможно понять и
осознать всю систему причинно-следственных связей между ними.
Основной причиной этого является глобальная неустойчивость
(нестабильность – instability). Хотя данная категория уже давно вошла
в научную терминологию экономических наук, она до сих пор не по-
лучила однозначной, четкой и конкретно экономической трактовки.
Чаще всего данная категория употребляется без привязки к ее лингви-
стической семантике и без определения соотношения с рядом близких
по смыслу категорий – неравномерность, асимметрия, нелинейность,
дискретность.
Глобальную неустойчивость можно квалифицировать как отсут-
ствие длительной структурной устойчивости мирохозяйственной
системы, обусловленное, с одной стороны, закономерными ее глоба-
лизационными трансформациями (прогнозируемая неустойчивость),
19
Кондрат Е. Н. Международная финансовая безопасность в условиях глобализации. Ос-
новные направления правоохранительного сотрудничества государств: монография / Е. Н. Кон-
драт. – М.: ЛитРус, 2015. – С. 17.

49
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

а с другой – стихийными, чаще всего нелинейными и эмерджентны-


ми факторами природного, военно-политического, экономического
или социально-культурного характера (непрогнозируемая неустой-
чивость). В самом общем формате под глобальной неустойчивостью
следует понимать также неспособность мирохозяйственной системы
сохранять текущее состояние, стабильные параметры развития, по-
казатели и оптимальные пропорции при системном влиянии глоба-
лизационных факторов. Она является в определенной степени объек-
тивной основой перехода мирохозяйственной системы от низшего к
высшему уровню ее институциональной организации.
В современных условиях глобальная неустойчивость во все боль-
шей степени приобретает черты имманентного свойства и «есте-
ственного» состояния мирового хозяйства, характеризующегося на-
рушением его равновесия и пропорций из-за причин стихийности
глобального производства и отсутствия планомерности деятельности
его экономических агентов. Поэтому достижение экономической си-
стемой очередного состояния устойчивости всегда происходит через
перманентные колебания деловой конъюнктуры и постоянно повто-
ряющиеся экономические кризисы как отражение достижения опре-
деленным параметром мирохозяйственной системы некоторого пре-
дельного (критического) значения. Таким образом, экономические
кризисы, будучи обусловленными обострением конкурентной борьбы
между производителями товаров и услуг за наиболее выгодные усло-
вия их производства и максимальные прибыли, становятся ключевой
движущей силой решения главной асимметрии экономического раз-
вития – неравномерности накопления глобального капитала по отрас-
лям, секторам и регионам мирового хозяйства через гипертрофиро-
ванное развитие высокорентабельных производств и опережающую
по сравнению с другими секторами экономики концентрацию в них
капитала.
Глобальная неустойчивость обусловлена ​​прежде всего разноско-
ростным прогрессом отдельных подсистем мирового хозяйства (гло-
бальных производительных сил, технико-экономических и органи-
зационно-экономических отношений, отношений собственности и
хозяйственного механизма) в результате углубления международного
разделения труда, усиление диспропорции мирохозяйственного раз-
вития, а также влияния системы экономических, технологических,

50
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

демографических, природных и других факторов. Учитывая это, гло-


бальную неустойчивость следует обязательно учитывать при анализе
любых экономических процессов и явлений, происходящих сегодня в
мировой экономике.
Формирование подобных подходов к пониманию сущности и дви-
жущих сил глобальной неустойчивости охватывает вторую половину
ХХ ст., однако особенно стремительно развиваются с начала 1970-х
годов, найдя свою глубокую разработку в докладах Римского клуба.
Именно эта организация впервые с системных позиций подошла к по-
ниманию проблемы глобальной неустойчивости через представление
о глобальном экономическом развитии как системы тесного взаимо-
действия и взаимосвязей всех структурных компонентов и элементов
общепланетарного хозяйства.
Более того, постоянно нарастающая глобальная неустойчивость и
углубления дисбаланса между развитием человечества и природы ста-
ли отправными пунктами к формированию в рамках Римского клуба
глобальной парадигмы устойчивого развития, ориентированной на
восстановление мирового экономического равновесия, переориен-
тации критериев мирохозяйственного развития с количественного
макроэкономического роста на качественное общественное воспро-
изводство. Так, еще в первом докладе Римского клуба «Пределы ро-
ста», которая увидела свет еще в 1972 г., находим пессимистические
прогнозы относительно предельных физических пределов развития
глобальной ресурсной базы, которая при ежегодном росте мирового
населения на уровне 1,9 % иссякнет уже в ближайшие десятилетия.
К пионерным исследованиям в области глобальной неустойчиво-
сти следует отнести, по нашему мнению, и разработки американских
исследователей Дж. Форрестера и Д. Медоуза20, которые на основе ма-
тематически-компьютерных методов моделирования сложных эконо-
мических систем разработали модели «World 1», «World 2» и «World 3».
Именно эти модели доказали бесперспективность и критическую
20
Meadows D. H. The Limits to Growth: A Report for the Club of Rome’s Project on the
Predicament of Mankind / D. H. Meadows, D. L. Meadows, J. Randers. – NY.: Universe Books, 1972.
Meadows D. H. Beyond the Limits: Confronting Global Collapse, Envisioning a Sustainable Future
/ D. H. Meadows, D. L. Meadows, J. Randers. – Toronto: McClelland & Stewart, 1992. Meadows D. H.
Limits to Growth: The 30-year Update / D. H. Meadows, J. Randers, D. L. Meadows. – White River Jct.
(VT): Chelsea Green Publ. Co., 2004. Meadows D. H. The Global Citizen / D. H. Meadows. – Washington
(DC): Island Press, 1991.

51
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

угрозу для глобальной устойчивости сохранение индустриального


типа ресурсопотребления, высокой динамики роста численности ми-
рового населения, а также нынешних темпов промышленного произ-
водства и загрязнения окружающей среды.
На сегодня актуальность проблематики глобальной неустойчиво-
сти не только не уменьшается, но и еще в большей степени фокусиру-
ет на себе внимание экономистов, финансовых аналитиков и ученых
различных отраслей общественных наук – политологов, специалистов
по международным отношениям, военных экспертов, демографов и
др. Об осознании на самом высоком уровне ее угроз и необходимости
смягчения последствий свидетельствуют, в частности, тематика гло-
бальных форумов, отчетов международных организаций, выступле-
ния ведущих западных ученых и политиков. В частности, основное
внимание на саммите лидеров «Большой двадцатки» в 2013 г. было
приковано к вопросам обеспечения стабильного глобального эконо-
мического развития и мировой финансовой стабильности, создания
новых рабочих мест и борьбы с безработицей, стимулирование инве-
стиций и укрепления многосторонней торговли. В документах данно-
го саммита отмечается, что все развитые страны мира нуждаются се-
годня достижения устойчивого восстановления своих экономик при
одновременном поддержании бюджетной устойчивости на основе
реализации эффективных фискальных стратегий. Данные стратегии
должны имплементироваться в хозяйственную практику достаточно
гибко и с учетом текущей экономической ситуации с тем, чтобы под-
держивать макроэкономический рост, снизить безработицу и стаби-
лизировать соотношение государственного долга к ВВП21.
После 2014 г. в связи с фактическим разрушением со стороны Рос-
сийской Федерации и ряда других государств послевоенной системы
мировой безопасности проблематика глобальной неустойчивости
приобрела дополнительную актуальность. Это нашло отражение в це-
лой серии проведенных глобальных саммитов, посвященных, в част-
ности, ситуации в Украине и Сирии, угрозам международного тер-
роризма и исламского государства, вооруженным противостоянием
в разных регионах и др. Мировое сообщество со всей очевидностью
сегодня осознает необходимость поиска адекватных ответов на новые
Россия G-20. Санкт-Петербургский план действий. – [Электронный ресурс]. – Режим до-
21

ступа: http://ru.g20russia.ru.documents

52
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

глобальные вызовы – развертывание второй «холодной войны», ак-


тивизация «гонки вооружений», неконтролируемое расширение круга
ядерных государств, дестабилизация европейского пространства без-
опасности, нарастание информационно-психологической агрессии,
использование сепаратистами и наемниками войны для достижения
политических целей, развертывание новых локальных и региональ-
ных вооруженных конфликтов и др.
Можно говорить о двух разновидностях глобальной неустойчи-
вости – динамичной и структурной. Что касается динамичной неу-
стойчивости, то она вызывает чувствительность мирохозяйственной
системы к изменениям внешних условий ее функционирования. При
таких условиях даже незначительные экзогенные пертурбации и от-
клонения условий среды от первоначального состояния производят
ощутимое влияние на состояние, параметры и динамику развития
мирового хозяйства, изменяя его базовые количественные и каче-
ственные характеристики. Речь идет прежде всего о волатильности и
циклических колебаниях определенных экономических показателей и
индикаторов (уровня объема национального производства, структу-
ры и динамики общественного продукта; уровня занятости и безрабо-
тицы; уровня цен; экспорта и импорта и др.), которые влияют на всю
мирохозяйственную систему.
В то же время и в общенаучном, и в экономическом измерениях
важное значение приобретает глобальная структурная неустойчи-
вость. Она проявляется в глубокой количественной разбалансиров-
ке в мировом масштабе основных экономических пропорций (между
материальным и нематериальным производством; накоплением и по-
треблением капитала; совокупным спросом и совокупным предложе-
нием на различных сегментах глобального рынка; глобальным ВВП
и глобальным национальным доходом; промышленным и сельскохо-
зяйственным производством; добывающими и перерабатывающими
отраслями промышленности и др.), которые по достижении своего
критического уровня (так называемой предельной неустойчивости)
выводят мировое хозяйство на новую траекторию развития и «пере-
загружают» его на новой инновационно-технологической, инвестици-
онно-финансовой и производственной платформе. Это означает, что,
будучи по своей природе динамической системой, мировое хозяйство
в условиях глобального неустойчивости получает мощный транс-

53
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

формационный импульс развития, а следовательно – его параметры


коренным образом меняются относительно первоначального состо-
яния. Иначе говоря, мирохозяйственная система подлежит глубоким
структурным изменениям в течение определенного времени, сохра-
няя при этом качественные инварианты своего развития и вызывая
принципиальные изменения в самой организации глобальной модели
капиталистической рыночной экономики. Речь идет о так называе-
мых точках бифуркации, в которых траектории мирохозяйственного
развития разветвляются, а международная экономическая система
оказывается перед выбором различных путей своего эволюционного
развития. Иначе говоря, неустойчивые состояния глобальной эконо-
мической системы прямо коррелируют с бифуркационными точками,
в которых на выбор поведения системы могут влиять малейшие внеш-
ние воздействия, которые собственно и будут определять траекторию
дальнейшего развития.
Динамика и логика мирохозяйственного развития в глобальных
условиях характеризуются не только конкретными экономическими
результатами (ВВП, глобальный национальный доход, подушевой ва-
ловой продукт, инфляция, норма накопления капитала, динамика экс-
портно-импортных и инвестиционных операций и др.), но и общим
состоянием мировой ресурсной базы. Учитывая это, в последние деся-
тилетия широкое распространение получили методики оценки устой-
чивого развития стран, основанные на учете факторов сохранения их
природных ресурсов и окружающей среды. Одним из таких индика-
торов является показатель «истинных сбережений» (Genuine Savings),
который ежегодно рассчитывают эксперты Всемирного банка с целью
определения экономической устойчивости разных стран. Методика
расчета данного индикатора заключается прежде всего в определении
объема чистых внутренних сбережений стран как разницы между ва-
ловыми сбережениями и величиной обесценения производственных
активов. Далее чистые внутренние сбережения увеличиваются на ве-
личину расходов на образование и уменьшаются на величину исто-
щения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей
среды. Как следует из данных, представленных на рис. 1.1, в 2014 г.
высокие значения показателя «истинных сбережений» имели регио-
ны Северной Америки (8,2), Западной Европы (8,8), а также Восточ-
ной, Юго-Восточной и Южной Азии (9,2, 8,4 и 8,7 соответственно).

54
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

Это свидетельствует не только об их лидерстве в общемировых обра-


зовательных затратах, но и доминирование в их национальных эко-
номических стратегиях механизмов реализации модели устойчивого
развития22.
Таким образом, нарастание глобальной неустойчивости, которая
приобрела особенно яркие формы проявления во время мирового
экономического кризиса 2007-2010 гг., порождает качественно новые
вызовы национальным государствам и обусловливает объективную
необходимость модернизации их национальных экономических стра-
тегий с целью их адаптации к мировым трансформационным процес-
сам и эффективной интеграции стран в мирохозяйственную систему.
На сегодня можно четко выделить пять групп факторов глобаль-
ной неустойчивости, определяющих характер, масштабы и векторную
направленность модернизации национальных стратегий экономиче-
ского развития в начале XXI ст. При этом общий вектор глобальной
неустойчивости формируется сегодня не только на основе действия
объективных законов общественного развития, но и под влияни-
ем новейших тенденций и нелинейных факторов цивилизационного
развития, а также его эмерджентных факторов. Это порождает каче-
ственно новые межгосударственные противоречия и антагонизмы,
требующие от стран нетрадиционных механизмов в реализации на-
циональных стратегий экономического развития.
Первая группа – это рыночно-конъюнктурные факторы, связанные
с временной турбулентностью конъюнктуры различных сегментов
мирового рынка, а также асимметрией рыночной информации при
принятии управленческих решений. Данная группа факторов гло-
бальной неустойчивости генетически связана с природой глобально-
го рынка и воспроизводится на различных его сегментах – товарном,
рынке услуг, энергетическом, денежном, кредитном, инвестиционном,
валютном, фондовом и др. При этом количественные и качественные
параметры развития данных рынков могут служить наиболее обобща-
ющими индикаторами оценки ее масштабов, динамики и векторной
направленности.

22
См.: Приложение. Рис. 1.1. Показатель «истинных сбережений» по регионам мира в 2014 г.
(Построено по: Scores Indicator 18 – Genuine Savings. – [Electronic Resource]. – Available from:
www.ssfindex.com/.../indicator18-2014.pdf)

55
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Существенное влияние временных турбуленций рыночной конъ-


юнктуры на глобальную неустойчивость особенно ярко проявляется
на примере мирового рынка сырьевых товаров. Так, данные, представ-
ленные на рис. 1.2, свидетельствуют, что последнее десятилетие харак-
теризуется сложившейся тенденцией перманентных (а в отдельные
периоды и резких) колебаний ценовых котировок на основные груп-
пы сырьевых товаров прежде всего металлов, сельскохозяйственного
сырья, энергетических товаров, топлива. Динамическая либерализа-
ция мировых рынков на фоне роста и диверсификации коммерче-
ско-финансовой деятельности экономических агентов вызвали стре-
мительное расширение их субъектной структуры за счет посредни-
ческого сегмента. Именно посредники, реализуя во всевозрастающих
масштабах спекулятивные операции на международных товарных и
фондовых биржах, вызвали активное «вливание» капитала хеджевых
фондов в мировые сырьевые рынки, что, в свою очередь, стало клю-
чевой причиной неконтролируемого роста котировок фьючерсов на
основные группы сырьевых товаров. Например, спекулятивное по-
вышение мировых цен на нефть в течение 2000-2013 гг. обеспечило
сверхприбыльность деятельности нефтегазовых компаний (доходы
которых составляли от 250 до 450% 23)24.
При таких условиях, с одной стороны, крупные нефтегазовые ком-
пании получили возможности в короткие сроки накопить колоссаль-
ные капитальные и денежные ресурсы. С другой стороны – эти же
ресурсы, перетекая в другие отрасли и сектора глобальной экономи-
ки, стали формировать повышенный спекулятивный спрос на энер-
гетические товары в периоды повышающейся фазы экономических
циклов и «схлопывать» его на понижательной фазе. Именно колос-
сальные «свободные средства» стали материальной основой форми-
рования «финансовых пирамид» и «финансовых пузырей», вызывая
неустойчивость отдельных звеньев глобальной финансовой системы
и порождая острые инфляционные тенденции мирового масштаба.

23
Молчанова О. А. Трансформация экономического кризиса в условиях глобализации /
О. А. Молчанова, Ю. С. Чепурко // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и
финансов. – 2013. – Вып. 2 (80). – С. 25.
24
См.: Приложение. Indices of Primary Commodity Prices, 2005-2015. – IMF, 2015. – [Electronic
Resource]. – Available from: http://www.imf.org/external/np/ res/commod/index.aspx. Commodity
Market Monthly. Research Department, Commodities Unit. – IMF, December 15 2015. – P.1-4.

56
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

В противоположность этому, обвальное падение мировых цен на


нефть, которым ознаменовался весь 2015 г., также является мощным
фактором глобальной динамической неустойчивости, вызывая изме-
нения курсов национальных валют стран-экспортеров топливно-э-
нергетических ресурсов, уровень их инвестиционной активности,
масштабов экспортно-импортной деятельности субъектов хозяйство-
вания, уровень потребления и др. Таким образом, можно утверждать
о превращении сырьевого сегмента глобального рынка в своеобраз-
ное связующее звено между реальным и перекапитализированным
финансовым сектором глобальной экономики, когда малейшие коле-
бания ценовых котировок на нем не только способны разбалансиро-
вать мирохозяйственную систему и нарушить ее устойчивость, но и
модифицируют мировые экономические кризисы. Если в доглобали-
зационную эпоху они обычно совпадали во времени со стремитель-
ным повышением цен на сырьевые товары и нефтяными «шоками»
(как это было в 1973 г. и 1979 г.), то сейчас проблема становится бо-
лее комплексной и связана также с финансовыми, инвестиционными,
технологическими, производственными и торговыми асимметриями
мирохозяйственного развития.
В то же время ключевой формой институциональных измерений
глобальной экономической неустойчивости является недостаточный
уровень оценки экономическими агентами бизнес-рисков в силу на-
личия асимметрии рыночной информации25. Речь идет прежде все-
го о том, что в условиях асимметрии информации цены на рыночные
активы в значительной мере формируются под влиянием ожиданий и
субъективных оценок экономическими агентами рыночной конъюн-
ктуры, а также их спекулятивных мотивов. Таким образом управлен-
ческие решения на рынках нередко зависят от психологических уста-
новок их субъектов, а не рациональных оценок. Есть все основания
утверждать, что функционирование различных сегментов глобаль-
ных рынков содержит значительную спекулятивную составляющую с
созданием все больших объемов финансовых и денежных ценностей
без одновременного создания добавленной стоимости. Это оказывает
разрушительное воздействие на глобальную экономическую систему,
а сами рынки все в большей степени испытывают негативное влияние
25
Геоекономічні сценарії розвитку і Україна: монографія / М. З. Згуровський, Ю. М. Пахомов,
А. С. Філіпенко та ін. – К.: Видавничий центр «Академія», 2010. – С. 66.

57
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

коллективного действия, когда рациональное поведение рыночных


игроков в совокупности приводит к иррациональному общему ре-
зультату26.
Таким образом, активное использование экономическими аген-
тами новых финансовых инструментов и деривативов в условиях
асимметрии информации, с одной стороны, расширяют возможно-
сти рынков по маскировке рисков и их перераспределению на основе
синтетических инструментов, усилению мобильности сбережений и
диверсификации финансовых операций; а с другой – лишают эконо-
мических субъектов возможностей получить полную и релевантную
информацию об операциях международных инвесторов. Иначе го-
воря, в условиях асимметрии рыночной информации возникает неа-
декватность оценки кредиторами разных стран бизнес-рисков, как и
невозможность адекватно оценивать рискованность различного рода
финансово-хозяйственных операций, что является весомым факто-
ром глобальной неустойчивости.
Вторая группа факторов глобальной неустойчивости – это струк-
турные, связанные с фундаментальными цивилизационными и геоэ-
кономическими структурными трансформациями. Они охватывают
все подсистемы и структурные элементы мирового хозяйства, вызы-
вая разбалансирование его базовых пропорций. Характеризуя группу
структурных факторов глобальной неустойчивости, следует прежде
всего отметить «консервацию» в национальных экономиках отсталых
стран доиндустриальных, раннеиндустриальных и индустриальных
моделей национального экономического развития. Так, на сегодняш-
ний день только 10-15% мирового населения проживает в условиях
постиндустриального общества, потребляя 75% производимых в
мире обработанных металлов, 85% древесины и 70% энергии27. В то же
время подавляющее его большинство представляет общества, находя-
щиеся на доиндустриальных и раннеиндустриальных этапах развития
и где до сих пор все еще широко распространены ремесленничество,
примитивное сельскохозяйственное производство, охота и рыболов-
26
Фактори макроекономічної нестабільності в системі моделей економічного розвитку:
монографія / за ред. М. І. Скрипниченко. – НАН України. – Інститут економіки і прогнозування. –
К., 2012. – С. 57.
27
Кондрат Е. Н. Международная финансовая безопасность в условиях глобализации. Ос-
новные направления правоохранительного сотрудничества государств: монография / Е. Н. Кон-
драт. – М.: ЛитРус, 2015. – С. 25.

58
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

ство. Именно эти общества создают сегодня предпосылки для буду-


щего повторения мировых экономических кризисов, но уже в более
острых и социально угрожающих формах.
Что же касается индустриального типа производства, то хотя на
протяжении всей индустриальной эпохи и вплоть до середины 1970-х
годов он обеспечивал достаточно высокие темпы экономического ро-
ста стран и регионов на основе экстенсивного вовлечения в мировое
производство природных и человеческих ресурсов, однако уже с нача-
ла 1980-х лет начал демонстрировать свое истощение. Подтверждени-
ем этого является, в частности, колоссальная антропогенная нагрузка
на окружающую среду и ее разрушение, истощение биосферы и ката-
строфическое наращивание глобальных выбросов диоксида углерода,
угрожающее углубление неравномерности экономического и социаль-
ного развития стран и регионов28, а также достижение экологически-
ми параметрами человеческой жизнедеятельности своих предельных
границ. Достаточно сказать, что только в течение 1970-2011 гг. объе-
мы глобальных выбросов диоксида углерода выросли на 112%, в том
числе в странах с низким, средним и высоким индексом человеческо-
го развития (ИЧР) – на 248%, а в странах с очень высоким ИЧР – на
42%29. Ожидается, что на период до 2050 г. на страны ОЭСР будет при-
ходиться 23% мировых выбросов СО2, страны БРИИКС – 51%, другие
страны мира – 26% соответственно30.
На рис. 1.3 представлена ​​динамика удельной доли различных групп
стран в глобальном производстве в отраслевом измерении, которая сви-
детельствует о сохранении на период до 2030 г. глубоких структурных
28
Примечание.
На протяжении 1715-1971 г. объем мирового промышленного производства увеличился в
1730 раз, причем более половины этого прироста пришлось на период после 1948 г. По рас-
четам А. Мэддисона, в течение 1950-1973 гг. среднегодовые темпы прироста мирового ВВП
составляли почти 5%, в странах Западной Европы – 4,8%, в США – 3,9%, в Японии – 9,3%, в
Восточной Европе – 4,9%, в СССР – 4,8%, в Китае – 5,0%, в Индии – 3,5%, в Латинской Америке –
5,4%, в Африке – 4,43%. Данный период ознаменовался также высокими темпами прироста
и среднедушевого ВВП, в частности, в Японии они составляли более 8% ежегодно, в странах
Западной Европы – 4,1%, в Восточной Европе – 3,8%, в СССР – 3,4%, а в Китае – 3% // Столяр-
чук Я. М. Глобальні асиметрії економічного розвитку: монографія / Я. М. Столярчук. – К.: КНЕУ,
2009. – С. 99.
29
Петрашко Л. П. Корпоративна відповідальність: крос-культурні моделі та бізнес-практи-
ки: монографія / Л. П. Петрашко. – К.: КНЕУ, 2013. – С. 53.
30
OECD Environmental Outlook To 2050. Chapter 3: Climate Change. Pre-Release Version. –
OECD, November 2011. – P. 14.

59
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

дифференциаций в национальных экономиках государств-лидеров и


развивающихся стран. И хотя прослеживается устойчивая тенденция
их определенного нивелирования, однако между отдельными страна-
ми и регионами они и в дальнейшем будут характеризоваться порази-
тельными структурными контрастами31.
Таким образом, дальнейшее наращивание и расширение индустри-
ального типа производства на основе несовершенных финансовых
механизмов и инструментов будет углублять глобальную неустойчи-
вость. В то же время модернизированный инструментарий реализа-
ции странами национальных экономических стратегий на основе осу-
ществления тотальной реструктуризации экономик отсталых стран и
модернизации их отраслевой секторальной структуры, утверждение
новой модели развития – экономики знаний, высоких технологий и
креативного хозяйства способны в перспективе существенно осла-
бить влияние глобальной неустойчивости на мирохозяйственную си-
стему и смягчить глубокие асимметрии ее развития.
В анализе факторов глобальной неустойчивости нельзя обойти
вниманием и нарастание структурных диспропорций и дисбалансов
глобального экономического развития. Речь идет о том, что мировая
экономика, с одной стороны, характеризуется глубокими отраслевы-
ми секторальными асимметриями с преобладанием финансового сек-
тора, а с другой – в последние десятилетия ускорился также процесс
ее структурной перестройки в направлении вынесения основного ко-
личества энерго-, материало- и трудоемких производств в развиваю-
щиеся страны, при одновременном усилении международной специа-
лизации государств-лидеров на производстве наукоемкой, инноваци-
онной и экологически чистой продукции. Подобная модель разделе-
ния труда усиливает глобальную неустойчивость, поскольку ведущие
страны мира получают практически неограниченные возможности
наращивать свои сверхприбыли от экспорта высокотехнологичных
товаров и услуг, присваивать интеллектуальную ренту и сглаживать
циклические колебания деловой активности в своих экономиках; тог-
да как зависимый статус отсталых стран, как аутсайдеров мирохозяй-
ственных процессов, еще в большей степени усиливается и приобре-
31
См.: Приложение. Рис. 1.3. Удельный вес различных групп стран в валовом выпуске про-
дукции в отраслевом разрезе в 2001 г. и 2030 г. (Построено по: OECD Environmental Outlook to
2030. – OECD, 2008. – P.85.)

60
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

тает гипертрофированные формы32. Это не только вносит дисбаланс


в глобальное экономическое равновесие, но и обостряет глобальные
экологические проблемы, становясь мощным фактором нарастания
социальной и экологической напряженности.
С усилением специализации стран в глобальной модели междуна-
родного разделения труда тесно связан еще один структурный фактор
глобальной неустойчивости – долгосрочное неравновесие платежных
балансов стран, которое все в большей степени усиливает неустойчи-
вое состояние мирохозяйственной системы. Речь идет, во-первых, о
концентрации избыточных дефицитов платежных балансов в странах
«золотого миллиарда», прежде всего США, которые поглощают око-
ло 75% консолидированной суммы чистых текущих балансов стран с
активным балансовым сальдо; во-вторых, о концентрации избыточ-
ных профицитов платежных балансов в странах с формирующимися
рынками (рис. 1.433); в-третьих, о покрытии дефицита Соединенных
Штатов преимущественно за счет наращивания масштабов инвести-
рования в американские долговые ценные бумаги и покупки амери-
канского доллара странами с колоссальными накоплениями валютных
резервов (Китай) и нефтяными фондами (государства Персидского
залива). И хотя в последнее время парадигма глобальной неустойчи-
вости все больше «дрейфует» в сторону концептуальной позиции о
«естественности» дисбалансов счетов платежных балансов и отсут-
ствия с их стороны каких-либо угроз мировой экономике34, однако в
ситуации, когда одни страны являются нетто-экспортерами капитала,
а другие – его нетто-импортерами, глобальные денежные потоки на-
правляются в одном векторном направлении, существенно усилива-
ется глобальная неустойчивость и существует большая вероятность
возникновения кризиса.
32
Поручник А. М. Національний інтерес України: економічна самодостатність у глобальному
вимірі: монографія / А. М. Поручник. – К.: КНЕУ, 2008. – C. 330.
33
См.: Приложение. Рис. 1.4. Динамика глобальных дисбалансов текущего и финансового
счетов в 1998-2014 гг. и прогноз до 2020 г., % ВВП (World Economic Outlook: Adjustingto Lower
Commodity Prices, October 2015. – IMF, 2015. – P.18).
34
Примечание.
Апологеты данной концепции, в частности, считают, что дефицит платежного баланса США
следует соотносить не со стоимостью их ВВП, а со стоимостью американских активов. Напри-
мер, дефицит платежного баланса США в 2014 г. составил около 390 млрд долл. США, а стои-
мость американских активов – около 60 трлн долл. То есть удельный вес долга в капитале –
очень мала и не превышает 0,7%.

61
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Следующий структурный фактор глобальной неустойчивости – это


углубление асимметрии между глобальным спросом и глобальным
предложением на товары и услуги. Оно не только усиливает нерав-
новесное состояние мировой экономики, но и обостряет конкурент-
ную борьбу между экономическими агентами разных стран за рынки
сбыта и мировой инвестиционный капитал. Такое положение вещей
во многом вызвано нарушением пропорциональности в сфере обще-
ственного воспроизводства – прежде всего между производством
товаров и услуг и их потреблением (личным, корпоративным и госу-
дарственным) по разным странам и регионам. При таких условиях со-
отношение между совокупным спросом и совокупным предложением
определяет величину сбережений, служащую материальный основой
для накопления капитала (инвестиций) в той или иной национальной
экономике.
Таким образом, любой дисбаланс между сбережениями и инве-
стициями в стране отражается на состоянии ее платежного баланса
с зарубежными государствами, а величина дисбаланса между массой
товаров и услуг и их денежным обеспечением, сбережениями и инве-
стициями, рынками труда и капитала в значительной степени определя-
ют сегодня масштабы глобальной неустойчивости. Поэтому в ее основе
лежит нарастание межстрановых дисбалансов между производством и
потреблением, сбережениями и инвестициями. Достаточно сказать, что
в группе развитых стран мира (за исключением Германии и Японии) по-
требление стабильно превышает производство. Как результат – нехватка
сбережений, которые составляли в 2014 г. 21% ВВП стран с высоким дохо-
дом (в том числе 20% ВВП Франции, по 18% – Италии и Люксембурга,
17% – США, 15% – Португалии, 10% – Великобритании). В то же время
норма сбережений стран со средними и низкими доходами составляла
соответственно 31% ВВП (в том числе стран АТР – 45%, стран Южной
Азии – 31%, стран Европы и Центральной Азии – 16%)35.
Еще одним структурным фактором нарастания в последние де-
сятилетия глобальной неустойчивости является сверхкредитование
производства, что приводит к превышению глобального предложения
над глобальным спросом и объективно требует учета в национальных
экономических стратегиях стран механизмов наращивания платеже-
World Development Indicators. – [Electronic Resource]. – Available from:
35
http://wdi.
worldbank.org

62
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

способного спроса. В результате возникают постоянные неравновес-


ные состояния в экономиках отдельных стран и глобальной эконо-
мической системе в целом. В условиях растущей взаимозависимости
национальных хозяйств это существенно усложняет механизмы меж-
дународного взаимодействия и создает дополнительные предпосылки
к возникновению глобальной неустойчивости.
В контексте смягчения глобальной неустойчивости, возникающей
по каналам асимметричности между глобальным спросом и глобаль-
ным предложением, заслуживают на внимание предложения мировых
аналитиков по увеличению платежеспособного спроса в развиваю-
щихся странах, прежде всего на основе повышения уровня заработ-
ных плат и наращивания доли фонда оплаты труда в их ВВП. Вместе
с тем, данный радикальный инструмент вряд ли можно реализовать,
учитывая существенное отставание стран данной группы от госу-
дарств-лидеров по показателям производительности общественного
труда.
Решение проблемы глобальной неустойчивости находится также в
плоскости выравнивания мирохозяйственных диспропорций путем
переоценки национальных валют (девальвации или ревальвации).
Кроме того, должны быть задействованы другие макроэкономические
регуляторы на основе фискальной консолидации, повышения нормы
сбережения капитала и инвестиций. Что касается стран со значитель-
ными внешними профицитами платежного баланса, то в контексте
нивелирования глобальной неустойчивости в их национальных эко-
номических стратегиях должны быть предусмотрены механизмы на-
ращивания внутреннего платежеспособного спроса, в том числе через
инструменты активной монетарной и фискальной политики. В то же
время страны с внешними дефицитами должны быть готовы к вне-
дрению в хозяйственную практику механизмов сдерживания потре-
бления, внутреннего платежеспособного спроса и стимулирования
экспорта. Так, согласно стандартной эконометрической модели США,
для снижения отношения текущего счета к ВВП на 1% в долгосрочном
периоде необходимо девальвировать доллар на 10-20%36.
Еще один весомый структурный фактор глобальной неустойчиво-
сти – это временная, территориальная и секторальная синхронизация
36
World Economic Outlook: Spillovers and Cycles in the Global Economy. – IMF, April 2007. –
P.105.

63
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

национальных бизнес-циклов, влияющая на характер и динамику


экономической деятельности в странах и регионах мира. В данном
контексте следует отметить, что если до 1970-х годов национальные
циклы деловой активности характеризовались четко выраженной
асинхронностью в силу относительной экономической замкнутости
стран и регионов в послевоенный период, то сегодня все мы стали
свидетелями их синхронизации. Синхронизация национальных биз-
нес-циклов оказывает крайне негативное влияние на глобальную эко-
номическую стабильность, поскольку глобальный капитал в поисках
наиболее прибыльных сфер своего вложения в определенной степени
теряет способность к быстрой передислокации по отраслям, секторам
и регионам мирового хозяйства37.
С другой стороны, усиливается тенденция к совпадению цикличе-
ских колебаний мировой экономики с подъемами и спадами деловой
активности в Соединенных Штатах Америки. Впервые это проявилось
в 1981-1982 гг., затем в 1990-1991 гг., в 2001г.38 и, наконец, в 2007-2010
гг., которые со всей очевидностью подтвердили определяющее влия-
ние США на всю глобальную экономику и тренды ее развития.
В характеристике влияния синхронизации национальных биз-
нес-циклов на глобальную неустойчивость, нельзя обойти вниманием
и существенную трансформацию природы и движущих сил глобаль-
ных финансовых дисбалансов. Они становятся связанными не толь-
ко с возникновением временного неравновесия платежных балансов
отдельных стран через цикличность развития их национальных эко-
номик и асимметрию в объемах иностранного и зарубежного инве-
стирования на разных этапах цикла; но и с глубокими структурными
трансформациями мировой экономики.
С учетом опережающей динамики развития финансового глоба-
лизма по сравнению с глобальными процессами в реальном секторе
экономики современный характер глобальной неустойчивости реша-
ющим образом определяют также масштабы и структура мировых фи-
нансовых диспропорций. Они связаны прежде всего со стремитель-
ным наращиванием глобальных стоимостных объемов финансовых
37
Столярчук Я. М. Глобальні асиметрії економічного розвитку: монографія / Я. М. Столярчук. –
К.: КНЕУ, 2009. – C. 252.
38
Райхлин Э. И. Разбор некоторых обвинений против США / Э. И. Райхлин // Известия СПбУ-
ЭФ. – 2012. – №5. – С. 13-24.

64
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

трансакций и операций с финансовыми деривативами; резкими кур-


совыми колебаниями курсов валют, акций и долговых обязательств на
мировых фондовых рынках; обесцениванием ключевых резервных
валют и активизацией их эмиссии; мировым финансовым кризисом
и нарастанием региональных диспропорций в накоплении глобаль-
ных валютных резервов и т.д. Достаточно сказать, что только в пе-
риод 1980-2014 гг., по данным экспертов «McKinsey Global Institute»,
Банка международных расчетов и «Deutsche Bank», стоимостные
объемы операций с финансовыми активами (акциями компаний, го-
сударственными и корпоративными долговыми ценными бумагами,
а также секьюритизированными и несекьюритизированными креди-
тами) возросли с 12 до 294 трлн. долл. США (в 2005 г. они составляли
178 трлн., в 2000 г. – 114 трлн., в 1995г. – 72 трлн, в 1990 г. – 54 трлн.)
(рис. 1.539), что составляет на конец периода почти 390% глобаль-
ного ВВП.
Еще более впечатляющая динамика характерна сейчас для масшта-
бов операций с финансовыми деривативами, стоимостные объемы ко-
торых в 2014 г. почти в 15 раз превышали глобальный ВВП. Нараста-
ние глобальных финансовых диспропорций вызывает массовый отток
инвестиционного капитала из различных стран и регионов мира, рост
глобального спроса на ключевые резервные валюты и стимулирует
спекулятивные операции со стороны коммерческих банков. Не следу-
ет сбрасывать со счетов и вполне реальной угрозы деформации на-
циональных воспроизводственных процессов, ограничения возмож-
ности поддерживать равновесное состояние экономики средствами
денежно-кредитной и валютно-курсовой политики, а также потери
государствами экономического суверенитета из-за долговой зависи-
мости и финансового подчинения другим странам мира.
Весомыми механизмами системного финансового стресса мирохо-
зяйственной системы, генерирующие ее глубокие структурные сдви-
ги, являются также динамичное наращивание эмиссионного объема
мировых резервных валют и ускоренная аккумуляция странами с
формирующимися рынками валютных резервов. Так, если в 1965 г.
39
См.: Приложение. Рис. 1.5. Динамика накопления глобальных финансовых активов в тече-
ние 2005-2014 гг., трлн долл. США. (Sam R. Here’s what the $294 trillion market of global financial
assets looks like / R. Sam // Business Insider, February 11, 2015. – [Electronic Resource]. – Available
from: http://www.businessinsider.com/global-financial-assets-2015-2#ixzz3g59m5Fic)

65
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

стоимость валютных резервов всех стран мира составляла только


0,1 трлн. долл. США, в 1988 г. – 0,5 трлн., то в 2008 г. – 6,9 трлн., в
2010 г. – 9,6 трлн., в 2013 г. – 12,1 трлн соответственно40. При этом на
азиатские государства с формирующимися рынками приходится сей-
час более 60% их глобального объема, в том числе резервные сред-
ства Китая по состоянию на начало 2016 г. составляют 3,3 трлн. долл.
США; Японии – 1,2 трлн; Тайваня, Республики Корея и Гонконга – по
0,4 трлн, Сингапура – 0,3 трлн, а Таиланда – 0,2 трлн соответственно41.
Чрезмерное накопление азиатскими странами валютных резервов
оказывает мощное дестабилизирующее влияние на глобальную эко-
номическую устойчивость, поскольку их стоимостные объемы суще-
ственно превышают максимально допустимые лимиты. Если взять за
основу нормативы Банка международных расчетов (которые опре-
деляют адекватную стоимость валютных резервов страны в размере
объема ее краткосрочного долга, или 5-20% денежного агрегата М2,
или суммы импорта страны за 3-4 месяца), то валютные резервы Ки-
тая еще в начале 2000-х годов превышали допустимую норму почти
в 12 раз, Тайваня – почти в 6 раз, а Республики Корея и Малайзии –
втрое42. Каналами негативного влияния чрезмерного накопления ази-
атскими странами валютных резервов на глобальную экономическую
устойчивость является прежде всего рост мирового уровня процент-
ных ставок, «раздувание» денежных агрегатов и объемов кредитова-
ния экономик этих государств, наращивание ликвидности их банков-
ских систем и снижение эффективности инструментов денежно-кре-
дитного, монетарного и валютного регулирования.
Кроме того, ключевые резервные валюты порождают в глобаль-
ной экономике и специфические макроэкономические эффекты, су-
щественно трансформируя традиционные кризисные факторы, меж-
страновые и межрегиональные переливания глобального инвести-
ционного и финансового капитала, а также действующие механизмы
приспособления национальных платежных балансов к кризисным
условиям. Достаточно сказать, что на сегодняшний день доля долла-
40
Global Financial Stability Report 2012. Statistical Appendix, April 2012. – P.11.
41
List of countries by foreign-exchange reserves. – [Electronic Resource]. – Available from:
https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_foreign-exchange_ reserves
42
Глобальное экономическое развитие: тенденции, асимметрии, регулирование: моногра-
фия / Д. Лукьяненко, В. Колесов, А. Колот, Я. Столярчук и др.; под науч. ред. Д. Лукьяненка и
А. Поручника. – К.: КНЭУ, 2013. – C. 302.

66
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

ра США в глобальных валютообменных операциях составляет почти


90%, в глобальных валютных резервах – 64%, в деноминации долго-
вых бумаг – 46%, в банкнотах за рубежом – 65%, в трансграничных
депозитах – 59%, а в трансграничных займам – 52% при доле США в
глобальном ВВП на уровне 24%43.
При таких условиях страны могут в достаточных масштабах ак-
кумулировать суверенные активы, а государства, генерирующие их,
способны существенно катализировать глобальную экономическую
неустойчивость. Формами ее проявления в первом случае является
снижение процентных ставок, компрессия спредов, поощрение ри-
скованного поведения экономических агентов, рост стоимости ак-
тивов, кредитная экспансия и бум потребления. Во втором случае –
это рост концентрации инвестиционного капитала в экспортоори-
ентированных секторах национальных экономик, экспорт дефляции,
снижение кредитных ограничений в глобальных масштабах, а также
стимулирование притока инвестиционного капитала (в том числе
спекулятивного) на рынок высококачественных активов44. Не случай-
но, большинство проектов реформирования глобальной монетарной
сферы предусматривают прежде всего кардинальные изменения в си-
стеме мировых резервных активов, что должно привести к снижению
зависимости глобальной экономики от несовершенной конкуренции
нескольких ключевых резервных валют45. Таким образом, нарастаю-
щая в последние десятилетия глобальная финансовая неустойчивость
обусловливает объективную необходимость модернизации нацио-
нальных экономических стратегий стран в направлении наращивания
валютных резервов, отвлечение капитальных ресурсов от финансиро-
вания социально-экономических программ и др.

43
Козюк В. Позиції резервних валют: теоретичний вимір та посткризові зрушення / В. Ко-
зюк // Економіка України. – 2012. – №7. – С. 60.
44
Dorrucci E. The International Monetary System After the Financial Crisis / E. Dorrucci, J. McKay.–
ECB Occasional Paper Series. – №123. – 2011. – Р. 1-62. Initial Lessons of the Crisis for the Global
Architecture and the IMF. – IMF, 2009. Mateosy L. The Debate on the International Monetary System
/ L. Mateosy, R. Duttagupta, R. Goyal. – IMF Staff Position Note. – 2009. – № 26. – Р. 1–25. Reform
of the International Monetary and Financial System. Trade and Development Report. Chapter IV.
Geneva. – UN, 2009. Reserve Accumulation and International Monetary Stability. Strengthening the
International Monetary System: Taking Stock and Looking Ahead. – IMF, 2011.
45
Козюк В. Позиції резервних валют: теоретичний вимір та посткризові зрушення / В. Ко-
зюк // Економіка України. – 2012. – №7. – С. 57.

67
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Третью группу факторов глобальной неустойчивости, представля-


ют институциональные факторы, связанные прежде всего с нараста-
нием в мире политической неустойчивости и неспособностью дей-
ствующей системы глобального менеджмента преодолеть глубокие
асимметрии и диспропорции мирохозяйственной системы. Так, отли-
чительным признаком нынешнего этапа институционализации гло-
бального экономического развития является нарастающий ее кризис,
проявляющийся, в частности, в явном замедлении процесса глобаль-
ной торговой либерализации в рамках ВТО. Это имеет своим законо-
мерным результатом активизацию либерализационных процессов в
зонах свободной торговли (ЗСТ), в том числе ЗСТ трансконтиненталь-
ного типа. Речь идет прежде всего о том, что еще на Уругвайском ра-
унде переговоров ВТО обозначились острые противоречия экономи-
ческих интересов государств-лидеров и менее развитых стран мира,
имеющие своим следствием невозможность успешного завершения
Дохийского раунда переговоров. Последний поставил на повестку дня
глобальной торговой системы очень амбициозные планы, связанные с
урегулированием вопросов в сфере международной торговли продук-
цией аграрно-продовольственного сектора. Это – во-первых, доступ
на рынки импортной продукции АПК (уровень таможенного обло-
жения, возможности использования тарифных квот и специальных
защитных мер); во-вторых, государственная поддержка сельского хо-
зяйства в части регуляторных механизмов и инструментов «зеленого»,
«янтарного» и «голубого» ящиков; в-третьих, субсидирование экспор-
та с обоснованием размеров предоставляемых субсидий по физиче-
ским объемам экспорта конкретных товаров и их стоимости46. Имен-
но по этим вопросам возникли острые противоречия экономических
интересов различных групп стран в области либерализации торговли
сельскохозяйственной продукцией. На сегодня в странах, играющих
ведущую роль в глобальной торговле, ставки тарифов на промышлен-
ные товары отличаются в несколько раз, а на аграрную продукцию –
до 10 раз (табл. 1.1).
Практически во всех странах-членах ВТО тарифы на сельскохо-
зяйственную продукцию в несколько раз превышают тарифы на про-
46
Зайнагутдинова А. И. Современное сосотояние и перспективы многосторонних торгових
переговоров Дохийского раунда / А. И. Зайнагутдинова // Актуальные проблемы экономики и
права. – 2014. – №4. – С. 206-214. – C. 211.

68
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

мышленные товары, в частности, в странах ЕС этот разрыв (в средне-


взвешенных тарифах) составляет 13,9% против 4,0%; в Канаде – 18,0%
против 2,5%; в США – 5,0% против 3,3%; в Республике Корея – 48,6%
против 6,6%; в Японии – 23,3% против 2,6%; в Индии – 31,4% против
9,8%; а в Китае – 15,6% против 8,7% соответственно47.

Таблица 1.1
Среднеарифметические импортные тарифы во внешней
торговле отдельных стран (по ставкам наибольшего
благоприятствования) в 2014г.%48
Страна Все товарные Сельскохозяй- Несельскохозяй-
группы ственные товары ственные товары
Бразилия 13,5 10,2 14,1
Китай 9,6 15,2 8,6
Индия 13,5 33,4 10,2
Российская 8,4 11,6 7,9
Федерация
Европейский Союз 5,3 12,2 4,2
США 3,5 5,1 3,2
Япония 4,2 14,3 2,5
Респ. Корея 13,3 52,7 6,8
Аргентина 13,6 10,4 14,2
Австралия 2,7 1,2 3,0
Канада 4,2 15,9 2,2
Израиль 4,6 12,3 3,3
Мексика 7,5 17,6 5,9
Новая Зеландия 2,0 1,4 2,2
Украина 4,5 9,2 3,7

В то же время протекционистские импортные тарифы, защищаю-


щие местных производителей от притока дешевого продовольствия
из-за рубежа, по ряду товарных позиций варьируются в странах-ли-
дерах глобальной торговой системы от 100% до 1000%. Например, в
США максимальный уровень импортных тарифов достигает сегод-
47
Холодков В. М. Основные проблемы Дохийского раунда многосторонних переговоры в
рамках ВТО и интересы России / В. М. Холодков // Проблемы национальной стратегии. – 2014. –
№1 (22). – С. 156.
48
World Tariff Profiles 2015. – WTO ITC UNCTAD, 2015. – P. 35-70.

69
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

ня 350% таможенной стоимости, в Японии – 827%, в Индии – 150%,


в Республике Корея – 87%, в Канаде – 621%, а в Евросоюзе – 205% со-
ответственно49. Примечательно также отметить, что даже среди госу-
дарств-лидеров нет консенсуса по многим переговорным вопросам, о
чем красноречиво свидетельствуют кардинальные расхождения пози-
ций ЕС и Японии, США, Канады и Австралии.
Учитывая такую ​​ситуацию, национальные экономические страте-
гии стран мира в последнее десятилетие все больше переориентируют-
ся на создание зон свободной торговли, служащих эффективным ин-
струментом развития глобальных производственно-сбытовых цепей
и дающих странам широкие возможности использовать конкурент-
ные преимущества межстрановой специализации и кооперирования.
Достаточно сказать, что если в 1991 г. в мире насчитывалось только
25 подобных действующих соглашений, то в 1995 г. – 125, в 2000 г. –
180, в 2005 г. – 230, в 2010 г. – 320, а в 2015 г. – 413 (рис. 1.650). В целом,
каналами региональных преференциальных торговых соглашений на
сегодня перемещается около 40% глобального торгового оборота.
Подобные тенденции наблюдаются сегодня и в деятельности регу-
ляторных институтов мировой финансовой и валютной систем, ко-
торые также не способны в полной мере реагировать на вызовы гло-
бальной неустойчивости. Подтверждением этого являются экономи-
ческие, финансовые и банковские кризисы, регулярно вспыхивающие
в разных точках мирового хозяйства и становясь причиной его раз-
балансировки и усиления неустойчивости. Только в течение послед-
них тридцати лет, согласно мировой экономической и финансовой
статистики, экономики 17 ведущих стран мира испытали негативное
влияние 113 финансовых кризисов: тридцати семи в 1980-е годы, со-
рока двух в 1990-е и тридцати четырех – в начале XXI века. При этом
кризисы на фондовых рынках составили 45% от общего количества
финансовых кризисов, банковские кризисы – 38%, а валютные кризи-
сы – 17% соответственно51.
49
World Tariff Profiles 2015. – WTO ITC UNCTAD, 2015.
50
См.: Приложение. Рис. 1.6. Динамика заключения региональных преференциальных тор-
говых сделок (РПТУ) в течение 1948-2015 гг. (Regional Trade Agreements: Facts and Figures 2015.–
WTO, 2015. – [Electronic Resource]. – Available from: https://www.wto.org/english/tratop_e/
region_e/regfac_e.htm)
51
Васильев В. С. Мировой финансовый кризис. Фаза 2 (Рецессия) / В. С. Васильев, Е. А. Ро-
говский // США – Канада: политика, экономика, культура. – 2009. – №3. – С. 24.

70
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

Кроме того, с точки зрения платежного баланса основным источ-


ником глобальной неустойчивости являются сегодня не счета теку-
щих операций, а счета операций с капиталом и финансовыми инстру-
ментами. Таким образом регуляторные институты Бреттон-Вудской
системы не приспособлены эффективно решать проблемы с капиталь-
ными счетами, что негативно отражается на их оценке рискованно-
сти политики на национальном уровне, влияя на рыночное поведение
экономических агентов в ходе экономического кризиса. Диверсифи-
кация операций и высокая мобильность финансового капитала, от-
сутствие единых правил игры на рынках различных стран, сложность
координации и взаимодействия большого количества портфельных
инвесторов, отсутствие достоверной информации о событиях на ми-
ровых рынках существенно затрудняют принятие международными
организациями и национальными правительствами антикризисных
управленческих решений. Отсюда – постоянные поиски новых идей
и концепций реформирования глобальной финансово-валютной си-
стемы – от новой Бреттон-Вудской системы (Бретттон-Вудс – II) и так
называемых «целевых зон» (в рамках которых определялись бы курсы
мировых валют) к идее создания единой глобальной валютной систе-
мы и единого глобального центрального банка.
Исходя из этого, выход из современного кризисного этапа функци-
онирования институтов мирового финансово-валютного менеджмен-
та лежит в плоскости сбалансированного сочетания прямого госу-
дарственного вмешательства и монетарного регулирования. С другой
стороны, глобальная финансово-валютная система должна рассма-
триваться как единый комплекс управления межгосударственными
отношениями в сфере формирования фондов финансовых ресурсов
централизованного и децентрализованного назначения; государ-
ственных, негосударственных и корпоративных финансовых органов;
финансовых служб предпринимательских структур; а также систему
взаимосвязей между ними.
В свою очередь, характеризуя политическую неустойчивость, как
фактор разбалансировки глобальной экономики, следует отметить,
что любые изменения государственного устройства стран и падение их
политических режимов способны произвести фундаментальное вли-
яние на глобальную устойчивость. Это приобретает свое концентри-
рованное выражение прежде всего в резких изменениях глобального

71
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

спроса на продукцию многих отраслей и секторов глобальной эко-


номики со стороны стран, подвергшихся изменениям политических
режимов; введении экономических санкций против государств, нару-
шающих мировой порядок; необходимости заключения новых межго-
сударственных контрактов и налаживании новых экономических свя-
зей; потенциальном росте численности временно перемещенных лиц
и др. В качестве примера, можно привести военный конфликт в Си-
рии, который уже стал причиной массового наплыва сирийских ми-
грантов в Западную Европу, Иорданию, Турцию, Ливан и Ирак, число
которых превышает сейчас 4 млн человек52.
Кроме того, сирийский конфликт отражает и экономическое про-
тивостояние ключевых экономических игроков ближневосточного
региона, поскольку недавно разведанные крупные нефтегазовые за-
лежи разжигают экономические противоречия соседних государств.
Речь идет о 1,7 млрд. баррелей нефти и почти 3,5 трлн. куб м газа53.
И хотя в планетарном масштабе это составляет лишь 1% резервов и
существенно уступает ресурсам Ирана (18,2%), России (16,8%) и Ката-
ра (13,3%), однако даже эти нефтегазовые ресурсы способны решить
энергетические проблемы средиземноморских стран и дать возмож-
ность получить им энергетическую независимость. Вместе с тем, реа-
лизация этой стратегической цели во время войны невозможна.
Еще один пример – военная агрессия России против Украины, ко-
торая не только коренным образом «перекроила» межгосударствен-
ные отношения, но и вызвала тектонические изменения на европей-
ском энергетическом рынке. Под влиянием введенных против России
секторальных санкций американские энергетические компании уже
с начала 2016 г. начали поставки в Европу сжиженного природного
газа (СПГ) и нефти, инвестировав более 60 млрд долл. США на со-
здание экспортной инфраструктуры. На период до 2019 г., по оценкам
авторитетных экспертов, ежегодные поставки американского газа в
Европу превысят 60 млн т СПГ (84 млрд куб м)54, что существенно по-
52
Корреспондент, 18 октября 2015 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://
korrespondent.net/world/3577629-v-oon-podschytaly-kolychestvo-syryiskykh-bezhentsev
53
Крыжановский С. Геополитика и геоэкономика войны в Сирии: игроки, интересы, стра-
тегии // Хвыля, 1 октября 2015 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hvylya.net/
analytics/geopolitics/geopolitika-i-geoekonomika-voynyi-v-sirii-igroki-interesyi-strategii.html
54
Поставки газа в Европу принесут Штатам одни убутки // Взгляд, 18 ноября 2015 г. – [Элек-
тронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vz.ru/economy/2015/11/18/778799.html

72
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

теснит позиции Российской Федерации. Более того, в Международном


энергетическом агентстве вполне обоснованно считают, что поставки
американского газа в корне изменят диспозицию основных игроков
европейского газового рынка, поскольку на период до 2020 г. плани-
руется довести долю США в поставках сжиженного газа в Европу до
уровня 50% 55.
Четвертая группа факторов глобальной неустойчивости, которые
должны быть учтены при разработке и имплементации национальных
стратегий экономического развития, – это угрозы техноглобализма.
Как диалектически противоречивый процесс, техноглобализм, с од-
ной стороны, сопровождается фантастическим взлетом инновацион-
ных технологий и интенсивным межгосударственным научно-техно-
логическим обменом, а с другой – способен подорвать технико-техно-
логическую безопасность страны и привести к потере национальными
государствами эффективного контроля за собственным научно-тех-
ническим потенциалом.
Речь идет о том, что локомотивом техноглобализма является сегод-
ня небольшая группа ведущих стран мира – США, Великобритания,
Германия, Япония, Италия и др., которые с максимальной эффективно-
стью смогли совместить процессы научно-технического и экономиче-
ского развития. Поэтому апологеты современных глобализационных
процессов убеждены, что национальные интересы других государств
не играют никакой роли в процессах глобального научно-техниче-
ского развития и международного трансфера технологий, а следова-
тельно – их научно-техническая политика должна только «подстраи-
ваться» под глобальную стратегию формирования наднациональных
центров по разработке, внедрению и применению результатов НТР
с «выделением» каждой из них определенной доли глобальных науч-
но-технических достижений. Данные табл. 1.2, свидетельствуют о том,
что даже группа ведущих стран ОЭСР характеризуется сегодня разно-
уровневым представительством на мировом рынке технологий, когда
львиная доля их глобального экспорта концентрируется в очень огра-
ниченном количестве развитых стран мира.

55
Карпец А. Америка зальет Европу сжиженным газом. «Газпром» сдает позиции // Главком,
22 января 2016 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://glavcom.ua/articles/37286.
html

73
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Таблица 1.2
Поступления и платежи в торговле технологиями
ведущих стран ОЭСР в 1985-2013 гг., млрд. долл. США56
Страна Поступления Платежи Баланс
1985 2000 2013 1985 2000 2013 1985 2000 2013 1985
США 6,7 38,7 126,5 1,2 16,4 87,6 5,5 22,3 38,9 5,5
Велико- 1,0 16,4 38,8 0,9 7,9 12,7 0,1 8,5 26,1 0,1
британия
Германия 1,2 13,9 66,6 1,7 20,6 54,2 -0,5 -6,7 12,4 -0,5
Япония 1,0 9,8 34,8 1,2 4,1 5,9 -0,2 5,7 28,9 -0,2
Франция 0,9 3,2 … 1,1 2,7 … -0,2 0,5 … -0,2
Италия 0,1 2,7 14,8 0,5 3,4 13,5 -0,4 -0,8 1,3 -0,4
Нидер- 1,2 1,2 44,4 1,5 1,5 33,4 -0,3 -0,3 -11,0 -0,3
ланды
Бельгия 0,7 5,6 12,0 0,8 4,5 14,2 -0,1 1,2 -2,2 -0,1
Швейца- 0,9 3,3 30,4 0,2 2,0 28,8 0,7 1,3 1,6 0,7
рия
Страны 14,4 110,3 541,3 11,2 87,1 395,8 3,2 23,2 145,5 3,2
ОЭСР

Все они имеют положительное сальдо технологического баланса,


которое в 2013 г. составило в США 38,9 млрд. долл., Великобритании –
26,1 млрд.; Германии – 12,4 млрд., Японии – 28,9 млрд, Италии –
1,3 млрд соответственно57. Это свидетельствует, с одной стороны, о вы-
соком уровне научных исследований в этих государствах и их мощном
научно-техническом потенциале, а с другой – о масштабном экспорте
научных знаний в развивающиеся страны и страны с формирующи-
мися рынками. Такое положение вещей не только угрожает углубле-
нием межстранового и межрегионального технологического разрыва,
но и является фактором глобальной неустойчивости по каналам меж-
дународного технологического трансфера и тормозит экономическое
развитие государств и регионов, не вовлеченных в процесс инноваци-
онных разработок и их массовой коммерциализации.

56
OECD Main Science and Technology Indicators. – OECD Stat. – [Electronic Resource]. –
Available from: http://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=MSTI _PUB
57
OECD Main Science and Technology Indicators. – OECD Stat. – [Electronic Resource]. –
Available from: http://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=MSTI _PUB

74
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

Негативными факторами техноглобализма, на которые должны ре-


агировать национальные экономические стратегии, являются также
дегуманизация общества и формирование глобального технократи-
ческого общества с абсолютизацией принципа техницизма, преувели-
чением роли техники в жизни человека, выхолащиванием духовного
элемента из его жизни. Не следует сбрасывать со счетов и существен-
ное расширение отраслевых, секторальных и территориально-гео-
графических рамок использования современных малолюдных техно-
логий, вытесняющих многочисленную армию работников из сферы
занятости. Кроме того, постоянно изменяющиеся производственные
технологии и условия труда обрекают рабочую силу, малоприспосо-
бленную к прогрессу науки и техники, на длительную структурную
безработицу. Например, в Великобритании в период с 1780 г. до 1988 г.
общее количество трудовых ресурсов, занятых в сельском хозяйстве,
сократилось наполовину и снизилось с 50% до 2,2% совокупной ра-
бочей силы. При этом производительность труда в расчете на душу
населения возросла в 68 раз, что позволило накопить в промышлен-
ном и сервисном секторах крупномасштабный капитал, а следова-
тельно – создать новые рабочие места58. В США в период с 1929 г. по
2015 г. ВВП вырос в 23 раза – с 790,9 млрд59 (в ценах 1992 г.) до
18,1 трлн. долл. США60, тогда как совокупная занятость населения –
только в три раза – с 47,661 в 149,9 млн. человек62. И это при том, что
только в течение 1993-1996 гг., когда большинство стран Европы пе-
реживали значительную безработицу, Соединенные Штаты через рас-
ширение масштабов применения инновационных технологий в про-
изводстве и секторе услуг, создали более 8 млн. новых рабочих мест63.
Причем они требовали значительно высшего по сравнению со сред-
ним по промышленности, уровня квалификации рабочей силы.

58
Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. / М. Кастельс. –
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://polbu.ru/kastels_ informepoch/ch39_i.html
59
U.S. Census Bureau, Statistical Abstract of the United States: 1999. – P. 881.
60
2016 U.S. GDP. – [Electronic Resource]. – Available from: http://www.bankrate.com/rates/
economic-indicators
61
U.S. Census Bureau, Statistical Abstract of the United States: 1999. – P. 879.
62
The Employment Situation, December 2015. News Release. – Bureau of Labour Statistics. –
US Department of Labour, January 2016. – USDL – 16 – 0001. – P. 6.
63
Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. / М. Кастельс. –
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://polbu.ru/kastels_ informepoch/ch39_i.html

75
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

И, наконец, пятая группа факторов глобальной неустойчивости –


это неэкономические факторы – демографические, военные, миграци-
онные, экологические и др. Так, по статистическим данным, ежеми-
нутно на Земле рождаются в среднем 266 человек, а умирают 108, то
есть только за день население планеты увеличивается более чем на 227
тыс., а среднегодовой прирост составляет около 83 млн. При этом на
страны Африки и Азии (без учета Японии) приходится более 85% дан-
ного прироста, на страны Латинской Америки, Карибского бассейна и
бывшего СССР – около 12%, а доля наиболее развитых стран в миро-
вом приросте населения – не превышает 3% в год64.
Следует также отметить существенные межстрановые и межре-
гиональные дифференциации темпов роста населения. В развитых
странах проживает сейчас около 1 млрд. человек (или 15% мирово-
го населения) при ежегодных темпах прироста населения на уровне
1%, в то время как в развивающихся странах – 5 млрд человек (70%
населения планеты) при 2% ежегодного прироста соответственно
(рис. 1.765). Нарастание межрегиональных демографических диспро-
порций также отражается на показателях глобальной стабильности,
вызывая не только стремительное истощение глобальной ресурсной
базы, но и усиление антропогенной нагрузки на окружающую среду и
глобальных социально-экономических асимметрий.
В свою очередь, создание и распространение новых видов ядерного
оружия и оружия массового поражения, а также совершенствование
технологий их производства существенно повышают риски возник-
новения локальных, региональных и международных конфликтов. За
годы Мировых войн общие потери населения Европы достигли 250
млн человек, что в среднем составляло 12 тыс. человек ежедневно на
протяжении 40 лет66. Таким образом, на первый план на сегодняшний
день выходит проблема сохранения мира на планете и недопущения
перерастания локальных и национальных конфликтов в глобальные,

Міжнародна економіка: підручник / Д. Лук’яненко, А. Поручник, Я. Столярчук. – К.: КНЕУ,


64

2014. – C. 676.
65
См.: Приложение. Рис. 1.7. Демографический переход в 1750-2100 гг. (средний прирост
населения мира по декадам) (Капица С. Глобальная демографическая революция и будущее
человечества. Доклад на заседании Президиума РАН 24 февраля 2003 г. / С. Капица // Демоскоп
Weekly. – 2004. – №153-154.)
66
Капица С. Глобальная демографическая революция и будущее человечества. Доклад на засе-
дании Президиума РАН 24 февраля 2003 г. / С. Капица // Демоскоп Weekly. – 2004. – №153-154.

76
1.3.
Глобальная неустойчивость и ее факторная обусловленность

угрожающие уничтожением всего человечества. Например, в период с


1946 г. до 2013 г. в мире произошло 114 войн67 и по мнению многих во-
енных экспертов, потенциальными зонами больших насильственных
конфликтов являются регионы, расположенные на стыках цивилиза-
ций – Балканы, Евразийский пояс, Кавказ, Палестина, Тибет и др.
Усиление военной напряженности, нарастание дифференциации
между общественными стратами и группами не только на имуще-
ственном, но и религиозном, этническом, клановом, региональном
и цивилизационном уровнях являются источником мощных соци-
окультурных и военных вызовов XXI века. Они отвлекают из наци-
ональных экономик колоссальные финансовые, технологические и
человеческие ресурсы, искажают народнохозяйственные пропорции,
вызывая накопление капитала в сфере ВПК и существенно обостряя
глобальные проблемы.
Резюмируя, следует отметить, что все мы сегодня являемся свиде-
телями беспрецедентного нарастания негативного влияния рыноч-
но-конъюнктурных, структурных, институциональных, техноглоба-
лизационных и нелинейных факторов глобальной неустойчивости на
мировое экономическое равновесие. При таких условиях националь-
ные стратегии экономического развития объективно должны модер-
низироваться с тем, чтобы в максимальной степени адаптироваться
к условиям глобальной среды и отвечать на ее вызовы. Вместе с тем,
главной детерминантой трансформации социально-экономических
систем, определяющей глобальный вектор модификации нацио-
нальных экономических стратегий, стал глобальный экономический
кризис 2007-2010 гг. Он стал своеобразной «лакмусовой бумажкой»,
вскрывшей все преимущества и недостатки национальных экономи-
ческих стратегий разных стран мира. В числе первых кризис преодо-
лели государства с активной координирующей ролью государства,
реально действующими макроэкономическими рычагами и механиз-
мами, а также сознательным регулированием темпов и пропорций об-
щественного производства и сбалансированным согласованием всех
его структурных звеньев и компонентов.

67
Themner L. Armed Conflicts, 1946-2013 / L. Themner, P. Wallensteen // Journal of Pease
Research. – July 2014. – P. 541-554.

77
1.4.

Модернизация национальных
экономических стратегий
в условиях глобальной неустойчивости

Учитывая динамичное нарастание в последние десятилетия про-


цессов экономической глобализации, ключевым вопросом становит-
ся исследование изменений в национальных стратегиях экономиче-
ского развития. В данном контексте следует прежде всего отметить
отсутствие в современной экономической науке четкой, однозначной
и общепринятой трактовки категории «национальная стратегия эко-
номического развития». Чаще всего под ней понимают долгосрочный
курс государственной экономической политики стран, предусматри-
вающий решение крупномасштабных экономических и социальных
задач68 на основе сформированного в обществе механизма государ-
ственного регулирования социально-экономических процессов. Он
включает формулировку приоритетных на данном этапе историче-
ского развития стран стратегических целей и задач общественного
развития, а также механизмов и ресурсов их достижения. Это – долго-
68
Економічний словник-довідник / За ред. С. В. Мочерного. – К.: Femina, 1995. – C. 88.

78
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

срочные установки, планы и намерения правительства относительно


производства, поступлений и расходов бюджета, налогов, капиталов-
ложений, цен и социальной защиты69.
Национальная стратегия экономического развития концентриро-
ванно воплощается в наиболее принципиальных планах, програм-
мах действий, установках или намерениях государственных органов,
принимающих решения о долгосрочном экономическом развитии
страны на всех уровнях управления: центральном, отраслевом, реги-
ональном, компаний и других экономических агентов. Не случайно,
грамотно сформулированые стратегические цели национального эко-
номического развития, максимальная мобилизация внутренних ре-
сурсов стран и эффективное использование ими глобализационных
факторов макроэкономического роста являются залогом устойчивого
развития их экономик и оказывают существенный толчок в решении
ими острейших экономических и социальных проблем.
Мировой опыт показывает, что любая национальная стратегия эко-
номического развития по своему содержанию отражает совокупность
структурных элементов и подсистем вещественного и личностного
факторов национального производства, социально-экономических,
технико-экономических и организационно-экономических отноше-
ний, сложившихся в той или иной стране. На сегодня в глобальном
мире не существует ни одной «чистой» национальной экономической
стратегии, отражающей специфику системы ресурсного обеспечения
и модель экономического развития той или иной страны. На каждую
з них фундаментальное влияние оказывают глобализационные фак-
торы, причем как на перечень стратегических целей макроэкономиче-
ской политики стран и их приоритетность, так и систему механизмов
по их реализации.
Более того, с углублением глобализационных процессов нацио-
нальные экономические стратегии существенно модернизируются и
трансформируются в связи с объективной необходимостью корректи-
ровки, с одной стороны, направлений, задач и приоритетов развития
экономик стран, а с другой – комплекса соответствующих мероприя-
тий, действий и решений по их реализации. Таким образом есть все
основания говорить о формировании на современном этапе мирохо-
69
Міжнародні стратегії економічного розвитку: навчальний посібник / Ю. Г. Козак, В. В. Ко-
валевський, О. В. Захарченко та ін. – Київ, Аврио, 2011. – C. 9.

79
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

зяйственного развития глобализационной парадигмы национальных


экономических стратегий, отражающей по своей сути влияние таких
его мегатрендов, как транснационализация, региональная интеграция,
институционализация, социализация, экологизация и сетевизация.
Что касается транснационализации капитала и производства,
то ее многомерное влияние на глобализационные трансформации
национальных экономических стратегий проявляется в растущем
включении национальных экономик в транснациональные производ-
ственные сети, глобальные цепочки добавленной стоимости, внутри-
корпоративные рынки товаров, услуг и технологий; усилении инве-
стиционной и финансово-кредитной экспансии зарубежных ТНК на
внутренние рынки стран; динамическом расширении экспорто-ори-
ентированных отраслей и секторов национальных экономик; усиле-
нии стандартизации и унификации национального производства в
соответствии с международными критериями; реализации трансна-
циональными структурами механизмов трансфертного ценообразо-
вания и корпоративного налогового менеджмента и др.
Влияние именно этих транснационализационных факторов объ-
ективно вынуждены учитывать государства при разработке и импле-
ментации своих национальных экономических стратегий с тем, чтобы
максимально полно защитить свои национальные экономические ин-
тересы во внутренней и внешней сферах. В подтверждение этого тези-
са отметим, что на протяжении последних десятилетий беспрецедент-
ный рост потоков транснационального инвестиционного капитала
обусловил коренные изменения в регуляторной политике государств
с преимущественно протекционистских методов к либеральным
(рис. 1.870).
В то же время инвестиционные стратегии ТНК, основываясь на
универсальных принципах финансового менеджмента, ориентирова-
ны на максимизацию прибыли и минимизацию рисков, наращивание
стоимости акционерного капитала, создание и укрепление конкурент-
ных преимуществ на мировых рынках. Достижение этих целей будет
успешным, если каждое подразделение ТНК будет придерживаться ее
глобальной инвестиционной стратегии в разрезе таких компонентов
70
См.: Приложение. Рис. 1.8. Национальные регуляторные изменения в сфере привлечения
ПИИ в 2001-2015 гг., %. (World Investment Report 2016: Investor Nationality: Policy Challenges. –
UNCTAD, 2016. – P. 91.)

80
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

как прямое зарубежное инвестирование, формирование стратегиче-


ских корпоративных альянсов, международные слияния и поглоще-
ния, аутсорсинг и аустаффинг, офшоризация бизнес-деятельности,
формирования на базе зарубежных подразделений региональных
инновационных кластеров и новых центров накопления транснацио-
нального капитала и др.
Из этого следует мощный вызов национальным экономическим
стратегиям стран – глобальная корпоратизация как «специфическая
форма глобального обобществления производства, сочетающая в себе
монополизацию глобального производства и ведущая к замещению
классической рыночной конкуренции глобальной неоконкуренци-
ей»71. В результате все формы собственности испытывают глубокие
трансформации, а ведущей из них становится глобальная собствен-
ность, концентрированно выражающая ключевое противоречие гло-
бальной эпохи – между «глобально обобществленным производством
и частнособственническим распределением и присвоением его ре-
зультатов ограниченным кругом индивидуумов –реальных владель-
цев корпораций»72.
Следующий векторный мегатренд глобального экономического
развития, вызывающей трансформации национальных экономиче-
ских стратегий – это процессы региональной интеграции. Они яв-
ляются материальным базисом развития межгосударственного со-
трудничества на различных его институциональных уровнях (ми-
кро-, макро-, мезо-, мета и наднациональном) на основе локализации
экономических процессов, гармонизации экономических интересов
стран-участниц интеграционных группировок, а также координации
национальных политик с наднациональными институтами.
Механизм влияния региональной интеграции на национальные
экономические стратегии заключается в конвергенции национальных
экономических моделей государств, предусматривающей синхрониза-
цию их основных макроэкономических параметров и гармонизацию
всех подсистем и структурных элементов их экономик в соответствии
с принятыми в группировках норм и стандартов. Так, подавляющее
71
Білорус О. Г. Транзитивні країни у світосистемі постіндустріального глобалізму / О. Г. Біло-
рус // Економічний часопис – ХХІ. – 2013. – №7-8(1). – С. 4.
72
Білорус О. Г. Транзитивні країни у світосистемі постіндустріального глобалізму / О. Г. Біло-
рус // Економічний часопис – ХХІ. – 2013. – №7-8(1). – С. 4.

81
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

большинство интеграционных проектов, реализуемых сегодня в мире,


имеют формат зон свободной торговли (ЗСТ). Они предусматривают
не только либерализацию межгосударственных торговых отношений
(отмена тарифов и устранение нетарифных ограничений во взаимной
торговле, разработка правил определения страны происхождения то-
варов в случае простых ЗСТ73), но и либеральные режимы, характер-
ные для высших стадий региональных интеграционных процессов (в
случае углубленных ЗСТ). Последние включают, в частности, условия
для свободного движения капиталов и финансовых ресурсов, либера-
лизации межгосударственного движения трудовых ресурсов, прове-
дения инновационной политики, согласование определенных параме-
тров экономической политики и создание совместных наднациональ-
ных институтов экономического управления.
Условия участия государств в интеграционных союзах требуют
прежде всего соответствующей модернизации их национальных эко-
номических стратегий с целью их органического «встраивания» в
общеинтеграционную стратегию. При этом имплементация в нацио-
нальные стратегии стран набора согласованных на интеграционном
уровне взаимодействия правил и инструментов регулирования про-
мышленной политики, торговли и инвестиций должны определять,
как деятельность частных экономических агентов, так и государствен-
ную секторальную политику.
Следующий глобализационный мегатренд модернизации нацио-
нальных стратегий экономического развития – это институционали-
зация. Ее многомерное влияние проявляется в формировании над-
национальных органов и механизмов регулирования экономических
процессов. Следовательно – глобальная институционализация обу-
славливает политизацию экономических отношений, объективную
необходимость подчинения определенной части экономических инте-
ресов стран региональным и глобальным интересам, делегирование
части традиционных функций государственного управления на реги-
ональный и наднациональный уровень. В этом процессе существенно
возрастает регуляторная роль международных организаций и ТНК,
экономические интересы которых все в большей степени вынуждены
73
Зони вільної торгівлі на початку ХХІ століття: монографія / О. І. Шнирков, А. С. Філіпенко,
А. П. Румянцев та ін.; за ред. О. І. Шниркова, В. І. Муравйова. – К.: Видавничо-поліграфічний центр
«Київський університет», 2013. – C. 31.

82
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

учитывать правительства стран при разработке и реализации наци-


ональных стратегий экономического развития. Подтверждением это-
го является, в частности, тот факт, что в течение всего ХХ века четко
прослеживается тенденция к росту как количества различных меж-
дународных организаций, так и расширение функциональных ком-
петенций существующих институтов. В частности, по данным Союза
международных ассоциаций, общее их количество в мире постоянно
увеличивается: если в 1909 г. оно составляло 213, то в 1951 г. – 955, а
сегодня – более 67 тыс., в том числе около 7,8 тыс. – межправитель-
ственных и 59,4 тыс. – неправительственных74. При этом наибольший
прирост количества международных организаций пришелся на нача-
ло 1980-х годов (в 2,5 раза) и на 1990-е годы (на 16 тыс.).
В данном контексте следует отметить, что успешность имплемен-
тации глобальной экономической стратегии на сегодня в решающей
степени зависит именно от уровня и качества институционализации
всех форм международных экономических отношений, то есть эф-
фективности и механизмов реализации политики в сфере глобальной
торговли товарами и услугами; межгосударственного инвестиционно-
го и валютно-кредитного сотрудничества; международного трансфе-
ра технологий и транснационализации бизнеса; сотрудничества стран
в сфере энергетики и сельского хозяйства, экологической политики
и др. Результативная реализация данных политик позволяет макси-
мально полно обеспечить унификацию государственных норм, стан-
дартов, правил, налогов и пошлин; эффективное управление транс-
граничным движением капиталов и разработку рекомендаций в об-
ласти валютной, кредитно-финансовой и инвестиционной политики;
упорядочить глобальное регулирование правил и норм международ-
ной торговли; максимальную конвергенцию национальных торговых,
инвестиционных и валютно-финансовых режимов; а также формиро-
вание механизмов согласования национальных экономических стра-
тегий.
Социализация глобальной экономической системы как ведущий
векторный тренд ее современного развития также оказывает беспре-
цедентное влияние на глобализационные трансформации националь-
ных экономических стратегий, вызывая их глубокие качественные
74
Year of International Organizations. – Edition 51, 2014/2015. – Union of International
Association, 2015. – P. 25.

83
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

изменения. Они проявляются как в росте роли социальной политики


и ее государственного финансирования (гранты и соглашения о со-
трудничестве, контракты, операционные субсидии, возмещение сто-
имости предоставленных услуг, ваучеры, государственные кредиты,
государственные кредитные гарантии, налоговые скидки, освобожде-
ние от уплаты налогов и др.), так и включении в национальные эконо-
мические стратегии стран механизмов диверсификации социальных
услуг, расширения источников доходов граждан, создание им равных
возможностей доступа к финансовым продуктам и услугам и др.
Общеизвестно, что в рыночных экономиках развитых стран на се-
годня сформировались несколько типов социально-ориентирован-
ных экономических моделей – континентальная, англосаксонская,
средиземноморская и скандинавская. Несмотря на наличие их специ-
фических черт и характеристик75, в последние десятилетия наметился
устойчивый тренд по их конвергенции прежде всего в части механиз-
мов обеспечения равновесия между рынком и социальными целями
общества, развития институтов социального партнерства и социаль-
ной инклюзии, унификации социальных стандартов, а также развития
солидарно корпоративной системы социальных услуг и государствен-
но-частного партнерства (ГЧП). Достаточно сказать, что на сегодня
в Великобритании реализуются более 900 проектов развития соци-
альной инфраструктуры, финансируемых на основе механизмов го-
сударственно-частного партнерства; в Канаде – масштабные проекты
ГЧП в таких сферах, как энергетика, транспорт, защита окружающей
среды, водоснабжение и водоотведение; в Ирландии, Испании, Гре-
ции и Австралии – транспортные системы и системы жизнеобеспе-
чения городов; в Нидерландах – общественный жилищный сектор; в
США – природоохранная деятельность и жизнеобеспечение сельских
населенных пунктов. Во Франции же действуют около 80 комитетов
управления по разработке предложений развития нормативно-пра-
вовой базы государственно-частного партнерства; а практически во
всех странах-лидерах уже десятилетиями действуют разветвленные
контрактные системы ГЧП76.

Примечание.
75

Континентальная модель (ФРГ, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Швейцарии и частично


76

Франция) характеризуется высоким уровнем (около 50%) бюджетного перераспределения


ВВП, формированием страховых фондов за счет работодателей, развитой системой социаль-

84
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

Системная экологизация производственных процессов, как один


из ведущих мегатрендов глобального экономического развития, в
последние десятилетия также производит значительное влияние на
трансформационные изменения национальных экономических стра-
тегий. Это концентрированно выражается в переходе стран к модели
устойчивого развития, радикальной оптимизации процесса ресурсо-
потребления, развитии низкоуглеродной экономики, экологическом
налогообложении бизнес-сектора, государственном субсидировании
проектов по защите окружающей среды.
И, наконец, сетевизация глобальной экономической системы про-
является в динамичном развитии инновационных, информационных,
производственных и маркетингово-логистических сетей; формиро-
вании интерактивных форм коммуникации и диффузных сетевых
технологий; виртуализации экономических процессов и др. Данный
процесс лежит в основе сетевой формы организации социума, в эко-
номической сфере вызывая существенное повышение эффективности
корпоративного менеджмента и результативности межинституцион-
ных взаимодействий, наращивание социального капитала и развитие
институтов гражданского общества.

ного партнерства, высоким уровнем занятости населения; англосаксонская (США, Великобри-


тания и Ирландия) обладает такими чертами, как низкий уровень перераспределения ВВП (до
40%), преимущественно пассивный характер государственной политики занятости, высокий
удельный вес частных компаний и общественных организаций в сфере предоставления соци-
альных услуг; средиземноморская (Греция, Испания и Италия) характеризуется подавляющей
адресностью социальной помощи населению, ориентацией социальных расходов на поддерж-
ку социально незащищенных слоев населения; скандинавская (Швеция, Дания, Норвегия и
Финляндия) характеризуется активной государственной социальной политикой, ведущей ро-
лью государства в финансировании социальных расходов, осуществляемых из центральных и
местных бюджетов.
Примечание.
Речь идет прежде всего о BBO (Buy – Build – Operate – «Приобретение – строительство –
эксплуатация»), BOO (Build – Own – Operate – «Строительство – владение – эксплуатация»), BOOT
(Build – Own – Operate – Transfer – «Строительство – владения – эксплуатация – передача»),
BOT (Build – Operate – Transfe) -« Строительство – эксплуатация – передача »), BLOT (Build – Lease –
Operate – Transfer -«Строительство – аренда – эксплуатация – передача »), DBOT (Design –
Build – Operate – Transfer – «Проектирование – строительство – управление – передача»), ROT
(Reconstruct – Operate – Transfer – «Восстановление – управление – передача»), DBFO (Design –
Build – Fina nce – Operate – «Проектирование – строительство – финансирование – эксплуата-
ция») и др.

85
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Таким образом, можно утверждать, что системная социализация


мировой экономики объективно интегрирует национальные экономи-
ческие стратегии в глобальную экономическую стратегию. Она ориен-
тирована в конечном счете на реализацию в общепланетарном мас-
штабе модели устойчивого развития на основе сбалансированного со-
четания экономических целей общества с социальной стабильностью
и экологической безопасностью, а также максимального смягчения
глубоких социально-экономических асимметрий и диспропорций. В
данном контексте следует отметить, что устойчивая парадигма гло-
бальной экономической стратегии никоим образом не тормозит ди-
намику наращивания мирового материального производства и соз-
дания новых рабочих мест, поскольку отрасли и сектора мирового
хозяйства в условиях достаточного уровня инвестиционных капи-
таловложений способны стать «локомотивами» глобального обще-
ственного прогресса, роста благосостояния граждан и уровня их за-
нятости.
Таким образом, синергическое воздействие механизмов транс-
национализации, региональной интеграции, институционализации,
социализации, экологизации и сетевизации мирового хозяйства яв-
ляются главными движущими силами формирования глобальной
парадигмы национальных экономических стратегий как системно-
го отражения форм, уровней и механизмов их глобализационных
трансформаций на основе унификации и конвергенции их основных
элементов при одновременном сохранении их относительной ло-
кальной суверенности и регионализации. Речь идет о том, что гло-
бальные условия функционирования мирового хозяйства все в боль-
шей степени выкристаллизовывают нарастающую парадоксальность
развития национальных экономических стратегий. Она заключается
в том, что несмотря на нарастание в течение второй половины ХХ
века их конвергенции и унификации, они до сих пор остаются до-
вольно разнообразными и во многом дифференцированными по эко-
номическим, ресурсным, цивилизационным, социокультурным и эт-
ническим признакам. Именно это обусловливает глубокие разногла-
сия в экономическом развитии стран, принадлежащих к различным
мировым цивилизациям (табл. 1.3), а следовательно – требует усиле-
ния взаимодействия между ними и установления конструктивного
межцивилизационного диалога.

86
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

Таблица 1.3
Доля современных цивилизаций в мировом населении
и валовом продукте в 1995-2025 гг. 77
Вид цивилизации Доля в мировом Доля в мировом ВВП, %
населении, %
1995 2010 2025 1995 2010 2025
Западная 13 11 10 47 46 43
Конфуцианская 25 24 23 11 14 17
Исламская 14 18 21 11 12 15
Индуистская 15 16 17 2 1,5 3
Латиноамериканская 9 10 9 8 8 9
Африканская 9 11 14 1 1 1
Православно-славянская 8 7 6 5 4 5
Японская 2 1,5 1 8 8 8

Находясь на разных этапах и ступенях цивилизационного разви-


тия, страны не могут полностью копировать и имплементировать в
хозяйственную практику экономические стратегии друг друга, а сти-
мулирующие и регуляторные механизмы национальных стратегий од-
них государств нередко оказываются малоэффективными, а иногда и
непригодными для других. Подтверждением этого является, в частно-
сти, «Вашингтонский» консенсус, разработанный МВФ и правитель-
ством США в 1989 г., как сводный перечень мер рыночного реформи-
рования национальных экономик, которые должны были принять на
вооружение отсталые государства мира. Так, имплементация в стра-
тегиях экономического развития стран Латинской Америки, Африки
и Азии комплекса рекомендованных международными экспертами
мероприятий (либерализация внешней торговли и иностранного ин-
вестирования, расширение базы налогообложения и снижение ставок
налогов, введение режима свободно плавающих валютных курсов,
приватизация государственного сектора и ослабление государствен-
ного регулирования социально-экономических процессов), с одной
стороны, имела определенный экономический эффект в форме роста
экспортной квоты, активизации притока ПИИ, включения компаний
менее развитых стран мира в транснациональные производственные
77
Геоекономічні сценарії розвитку і Україна: монографія / М. З. Згуровський, Ю. М. Пахомов,
А. С. Філіпенко та ін. – К.: Видавничий центр «Академія», 2010. – C. 16.

87
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

сети западных ТНК и др. С другой стороны, не все рекомендован-


ные его инструменты оказались приемлемыми для данной группы
государств. Речь идет прежде всего о недооценке роли государства в
трансформационных процессах и необходимости институционально-
го реформирования, без чего все усилия стран по стабилизации, ли-
берализации и приватизации объективно не могли быть достаточно
эффективными. Кроме того, по своему содержанию «Вашингтонский»
консенсус отнюдь не был направлен на формирование конкуренто-
способных национальных экономик отсталых стран, а скорее, имел
целью обеспечение всестороннего контроля за действиями их нацио-
нальных правительств, а также целевым использованием слаборазви-
тыми странами-должниками кредитных средств78.
Поэтому даже условия глобального экономического развития не
смогли нивелировать противоречивость и конфликтность националь-
ных экономических стратегий стран, как с точки зрения их целей, за-
дач и приоритетов, так и механизмов их реализации. В них находят
свое концентрированное отражение, с одной стороны, национальные
экономические интересы государств, а с другой – их острые, нередко
антагонистические противоречия, противоборство инновационности
и консерватизма, индустриализма и постиндустриализма, традицио-
нализма и креативности. В качестве примера можно привести новую
Стратегию национальной безопасности Российской Федерации, при-
нятую в декабре 2015 г. Впервые со времен СССР Соединенные Шта-
ты Америки и их союзники (Североатлантический альянс и Евросо-
юз) обвиняются в том, что они «противодействуют самостоятельной
внешней и внутренней политике России, стремясь сохранить свое до-
минирование в мире»79.
Еще один красноречивый пример – это национальная евроинте-
грационная стратегия Украины, которая на протяжении всего перио-
да независимого существования нашего государства всегда находила
острое сопротивление со стороны Российской Федерации. Как резуль-
тат – жесткая позиция РФ по вопросу подписания Украиной Согла-

78
Столярчук Я. Реалізація глобальних цілей США: континентально-інтеграційний контекст /
Я. Столярчук, А. Свєтлов // Міжнародна економічна політика. – 2013. – №1 (18). – С. 24.
79
Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. №683 «О Стратегии нацио-
нальной безопасности Российской Федерации» // Российская газета, 31 декабря 2015 г. – [Элек-
тронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html

88
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

шения об ассоциации с Европейским Союзом; попытки российского


правительства любой ценой не допустить создания зоны свободной
торговли между нашим государством и ЕС; а также введение с 2016 г.
против Украины торговых санкций в форме пошлин и эмбарго на ряд
товаров отечественного экспорта. Такая позиция РФ объяснялась буд-
то бы негативными экономическими последствиями для экономики
самой России, Таможенного союза и Евразийского экономического
пространства из-за массового и неконтролируемого реэкспорта то-
варов из стран ЕС в условиях зоны свободной торговли с Украиной
и вытеснения украинских товаров европейскими на российский ры-
нок80. На самом деле главной причиной такой позиции РФ является
ее стремление не допустить европейского продвижения Украины, и в
дальнейшем оставляя наше государство в поле своего геополитическо-
го влияния и собственной геополитической изоляции. Понятно, что
это противоречит национальной экономической стратегии Украины,
ее национальным экономическим интересам и системе национальной
безопасности, требуя принятия решительных мер по структурной мо-
дернизации национальной экономики и укрепления ее международ-
ных конкурентных позиций.
Есть все основания утверждать, что закономерным результатом
противоречий национальных экономических интересов различных
стран является формирование в начале XXI века национальных эко-
номических стратегий принципиально нового типа – глобально ори-
ентированных. Их реализуют сегодня наиболее конкурентоспособные
государства мира (прежде всего мировая триада – США, Европейский
Союз и Япония,), а также региональные интеграционные союзы и
объединения. Представляя развитый центр глобальной экономики,
они уже длительный исторический период времени стабильно удер-
живают глобальное конкурентное лидерство благодаря концентра-
ции на своей территории львиной доли мировых производственных,
инвестиционных, научно-технических, инновационных, финансо-
во-кредитных и информационных ресурсов. Достаточно сказать, что
доля стран Большой семерки (где проживает лишь 10% мирового на-
селения) в мировом ВВП составляет сегодня 45%; в мировом экспорте

80
Войтов С. Г. Торговельні санкції Росії проти України: аналіз наслідків і причин / С. Г. Войтов
// Стратегія розвитку України (економіка, соціологія, право). – 2015. – №2. – С. 56.

89
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

товаров и услуг – 43%81; в глобальных поступлениях инвестиций –


30%, а в выходных инвестиционных потоках – 46%82.
Однако глобальное конкурентное лидерство этих государств опре-
деляется не только их львиной долей в глобальных экономических
показателях, но и ведущими позициями в сфере мировых инноваци-
онных процессов. Так, совокупные стоимостные объемы инновацион-
ных расходов американских корпораций достигли в 2013 г. 456,1 млрд.
долл. США, в том числе инвестиционные вложения бизнес-сектора –
322,5 млрд., федеральные ассигнования – 49,9 млрд., инвестиции мест-
ных правительств – 0,5 млрд., университетов и колледжей – 64,7 млрд.,
других неприбыльных организаций – 18,6 млрд. соответственно83. Как
отмечает Дж. Сакс, Соединенные Штаты раньше других стран осоз-
нали, что главное конкурентное преимущество американской эконо-
мики заключается в эффективном сочетании науки, технологических
инноваций и высококачественного образования.
С этой целью еще в 1990-х годах была существенно усилена госу-
дарственная поддержка научно-исследовательской деятельности (в
том числе развития интернет-технологий), а также были разработа-
ны масштабные специальные программы поддержки высшей школы.
Их реализация позволила на 10% повысить количество выпускников
средней школы, поступивших в высшие учебные заведения (до 67%)84.
Информационные технологии в США уже реально превратились в
непосредственную производительную силу, о чем свидетельствует, в
частности, тот факт, что в настоящее время более 75% совокупной до-
бавленной стоимости в американской экономике производится с ис-
пользованием информационных технологий. В странах Европейского
Союза и Японии доля капиталовложений в информационные техно-
логии стабильно составляет около 3% их ВВП85.

81
Міжнародна економіка: підручник / Д. Лук’яненко, А. Поручник, Я. Столярчук. – К.: КНЕУ,
2014. – C. 31.
82
Подсчитано автором по: World Investment Report 2015: Reforming International Investment
Governance. – UNCTAD, 2015. – P. A3.
83
Science and Engineering Indicators 2016. – National Science Foundation, 2016. – P. 4-10.
84
Сакс Дж. Стоит ли хвалить Клинтона за процветание Америки? / Дж. Сакс // Независимая
газета, 18 авг. 2000 г.
85
Кондрат Е. Н. Международная финансовая безопасность в условиях глобализации. Ос-
новные направления правоохранительного сотрудничества государств: монография / Е. Н. Кон-
драт. – М.: ЛитРус, 2015. – C. 113.

90
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

Страны мирового триады занимают сегодня глобальные лидиру-


ющие позиции и по показателям концентрации на своей территории
мировых финансовых активов (акций, государственных и корпора-
тивных долговых ценных бумаг, секьюритизированных и несекьюри-
тизованих кредитов), фактически удерживая неоспоримую монопо-
лию на них и контроль над мировыми финансовыми потоками. Так
на группу развитых стран в 2012 г. приходилось более 61,0% входящих
и исходящих потоков глобальных финансовых активов (в том числе
на страны Северной Америки и Западной Европы – 44,0% входных и
41,7% выходных потоков)86. Именно данная группа государств харак-
теризуется высоким уровнем интеграции в мировые финансовые про-
цессы и оказывает реальное влияние на количественно-качественные
параметры глобальной финансовой системы. Учитывая это, в полной
мере можно согласиться с авторитетным ученым О. Белорусом. Он
отмечает, что современный мир «глобализовали силой «продвину-
тые» (авангардные) страны-глобализаторы во главе с США, которые,
используя свою экономическую мощь и в угоду собственным колос-
сальным финансовым интересам, изобрели новые системы трансфор-
мации, саморазвития и глобальной эксплуатации ... целых народов,
стран, государств и мира в целом»87.
Определяющими чертами глобально ориентированных экономи-
ческих стратегий ведущих стран мира являются их ориентирован-
ность на обеспечение высокого уровня развития факторов произ-
водства и производительности общественного труда; создание пода-
вляющей доли ВВП в сфере услуг; динамическое развитие социально
ориентированной рыночной экономики и высоких качественных и
количественных параметров национального богатства; смешанный
тип экономики с различными формами собственности и методами ее
регулирования. А главными их конкурентными преимуществами, по
меткому выражению британского исследователя Н. Фергюсона явля-
ются конкуренция, наука, институт собственности, развитая медици-
на, потребление и труд88.
86
Фінансові ринки Південно-Східної Азії: диверсифікаційна панорама: монографія / Гален-
ко О. М., Столярчук Я. М., Шлапак А. В. – К: Новий друк, 2016. – C. 20.
87
Білорус О. Г. Глобальна інтеграція і тенденції кризової еволюції світу / О. Г. Білорус // Еко-
номічний часопис ХХІ. – 2010. – №7-8. – С. 4.
88
Ferguson N. Civilization: The West and the Rest / N. Ferguson. – London: The Penguin Press,
2011.

91
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Мировой опыт подтверждает, что глобально-ориентированные на-


циональные экономические стратегии государств-лидеров является не
только наиболее адаптированными к глобальным вызовам, но и задают
основной векторный тренд современных фундаментальных мирохозяй-
ственных трансформаций. Именно в их основе заложены эффективные
механизмы противодействия глобальной конкуренции, а именно: мак-
симальная ориентация на внутренний рынок, его расширение и инте-
грация в рамках западной цивилизации. На подтверждение этого тезиса
достаточно привести такие данные: на сегодня на промышленных пред-
приятиях США, не вовлеченных в экспортное производство, занято око-
ло 80% совокупной рабочей силы; а в целом по странам мировой триады
показатель экспортной квоты не превышает 12-15% их ВВП. И это при
том, что они потребляют почти 82% глобальных валютных резервов89.
Характеризуя глобально ориентированные национальные страте-
гии стран мировой триады, следует отметить также, что, несмотря на
их общий конечный результат – укрепление государствами глобаль-
ного конкурентного лидерства, механизмы достижения этой стра-
тегической цели существенно различаются по государствам и реги-
онами. Для США – это прежде всего инструменты международного
аутсорсинга, наращивание платежеспособного потребительского и
инвестиционного спроса, доведение до предела системы монопольной
эксплуатации мира через механизмы искусственного спроса, раздува-
ние потребностей и сверхпотреблении материальных, финансовых и
интеллектуальных ресурсов, а также максимальное расширение вну-
треннего рынка. Именно этим стратегическим интересам подчинена
глобальная экспансия Соединенных Штатов, в частности их Нацио-
нальная экспортная инициатива90. Ее главным приоритетом, как клю-
чевого элемента антикризисной стратегии государства, провозглаше-
но удвоение американского экспорта и создание новых рабочих мест
в течение ближайших лет. С этой целью предусмотрена комплексная
перестройка организационных структур государственного регулиро-
вания экспортной деятельности; государственная финансовая под-
держка экспортной деятельности малого и среднего бизнеса (в том
89
Білорус О. Г. Глобальна інтеграція і тенденції кризової еволюції світу / О. Г. Білорус // Еко-
номічний часопис ХХІ. – 2010. – №7-8. – С. 7.
90
2010 Remarks by the President in State of the Union Address. [Electronic resource].– Available
from: http://www.whitehouse.gov/the-press-office/remarks-president-state-union-address

92
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

числе на основе наращивания объемов государственного экспортного


кредитования); активизация коммерческой дипломатии через расши-
рение практики организации торговых миссий в зарубежных странах;
политическая защита коммерческих интересов американских экспор-
теров (прежде всего по линии Министерства торговли США) на зару-
бежных рынках и обеспечение им равных конкурентных условий де-
ятельности; реализация на международном уровне скоординирован-
ной с американскими партнерами экономической политики с целью
достижения мирового экономического роста и макроэкономической
стабилизации; поощрение участия американских производителей в
международных выставках и ярмарках; содействие развитию экспор-
та услуг прежде всего на рынки Китая, Индии и Бразилии91.
В реализации своей глобально ориентированной стратегии Сое-
диненные Штаты активно используют платформу торговой системы
ВТО как эффективный механизм защиты прав американских биз-
нес-структур в рамках арбитражных органов этой организации. Так,
до конца 2014 г. США выступили в качестве истца в 125 арбитражных
спорах с различными странами, в 138 спорах – в качестве ответчика, в
105 спорах – в качестве третьей стороны92. Кроме того, Соединенные
Штаты в реализации национальной экономической стратегии сегод-
ня активно используют и механизмы антидемпинговых расследова-
ний и компенсационных пошлин. Так, только в 2013 г. это государство
инициировало 294 подобных мероприятий, в основном в отношении
стран с формирующимися рынками (табл 1.4), в первую очередь Ки-
тая (40% их общего количества).
Не следует сбрасывать со счетов и колоссальные финансовые ре-
сурсы, которые ежегодно тратит Экспортно-импортный банк США
на поддержку экспортной деятельности отечественных субъектов
хозяйствования. Только в 2013 г. на эти цели было потрачено более
27,3 млрд. долл. США, в том числе в форме экспортных кредитов –
6,9 млрд, кредитных гарантий – 14,9 млрд, кредитного страхования –
5,5 млрд93.
91
Report to the President on the National Export Initiative. – Washington, DC: United States
Government Printing Office, 2010.
92
Примечание.
Данные ВТО.
93
Trade Policy Review. Report by the Secretariat. United States. – WTO. – Trade Policy Review
Body. – WT/TPR/S/307, 11 November 2014. – P. 78.

93
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Таблица 1.4
Антидемпинговые расследования
и компенсационные меры США
относительно своих торговых партнеров в 2010-2013 гг.94
Страна / регион – торговый партнер 2010 2011 2012 2013
Китай 108 114 118 123
Европейский Союз 34 25 23 23
Индия 24 23 23 23
Китайский Тайбэй 16 16 18 18
Респ. Корея 16 14 15 15
Япония 16 14 13 14
Бразилия 14 12 10 10
Мексика 8 6 6 7
Другие страны Южной Америки 7 7 5 5
Другие страны Азии (включая Австралию) 29 29 27 30
Другие страны Европы 20 20 17 17
Африка 4 4 4 4
Средней Восток 4 4 5 5
Всего 300 288 284 294

С середины 2000-х гг. еще одним институциональным инструмен-


том реализации Соединенными Штатами глобально ориентирован-
ной стратегии стало подписание соглашений о свободной торговле
(ССТ) с различными странами и регионами. По данным ВТО, на се-
годня США заключили соглашения о свободной торговле с 14 страна-
ми мира95; продолжаются также переговоры по заключению подобных
соглашений с Таиландом, ОАЭ и Малайзией, а также об учреждении
четырех новых региональных зон свободной торговли96.
94
Trade Policy Review. Report by the Secretariat. United States. – WTO. – Trade Policy Review
Body. – WT/TPR/S/307, 11 November 2014. – P. 62.
95
Примечание.
Партнерами США по Соглашениям о свободной торговле является Канада, Мексика (в рам-
ках блока НАФТА), Оман, Перу, Республика Корея, Колумбия и Панама (в раках Кафта-ДР), а
также Израиль, Иордания, Чили, Сингапур, Австралия, Марокко и Бахрейн.
96
Примечание.
Речь идет о Межамериканской ЗСТ со странами Южно-Африканского таможенного союза
(с участием Ботсваны, Лесото, Намибии, ЮАР и Свазиленда), Андской ЗСТ (Колумбия, Перу, Эк-
вадор и Боливия) и Транс-Тихоокеанском партнерстве (ТТП), в которое кроме США вошли 11
стран тихоокеанского региона (Австралия, Бруней, Чили, Малайзия, Новая Зеландия, Перу, Син-
гапур, Вьетнам, Япония, Канада и Мексика). По прогнозам, уже в недалеком будущем доля стран

94
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

Важным внешнеторговым механизмом реализации Соединенными


Штатами глобально ориентированной стратегии, давно доказавшим
свою высокую эффективность, является также Североамериканское
соглашение о свободной торговле (НАФТА). Данная интеграционная
модель, обеспечивая системную либерализацию торгово-инвестици-
онных отношений США с Канадой и Мексикой, в наибольшей степени
отвечает национальным интересам этой сверхдержавы и обеспечива-
ет ей мощную экономическую экспансию на региональном уровне.
Уже почти два века (с момента принятия в 1820 г. Плана Монро)
не остается в стороне национальной экономической стратегии США
и панамериканский регион, в котором это государство довольно
успешно развивает расширенную зону свободной торговли со стра-
нами Южной Америки на основе устранения тарифных и нетарифных
барьеров во взаимной торговле; либерализации торговли услугами и
сенситивными товарами, сферы государственных закупок и рынка
финансовых услуг; ратификации международных соглашений по за-
щите прав интеллектуальной собственности и внедрения механизма
решения торговых споров и др.
Еще одна институциональная платформа – Транс-Тихоокеанское
партнерство (ТТП) с участием США и стран Азиатско-Тихоокеанско-
го региона, рассматриваемое Соединенными Штатами как важный
механизм расширения американского экспорта на формирующиеся
рынки АТР. И хотя сама инициатива создания ТТП была принадлежит
Австралии, Чили, Сингапуру и Брунею с целью формирования рас-
ширенной зоны свободной торговли в АТР, однако данная инициатива
была активно поддержана Соединенными Штатами. Еще до момен-
та ее основания под эгидой США было проведено около двух десят-
ков раундов переговоров, в которых кроме США и вышеназванных
стран, приняли участие представители Новой Зеландии, Малайзии,
Вьетнама и Перу. Таким образом, все мы сегодня являемся свидете-
лями того, что США в реализации своей глобально ориентирован-
ной стратегии стали по сути проводником реализации в глобаль-
ном масштабе концепции «нового регионализма», ориентирован-
ного на развитие двух- и многосторонних форматов стратегическо-
го партнерства с целью максимальной поддержки экономических
ТТП (вместе с Японией) в мировом ВВП может достичь 38-40% и составить четверть оборота
мировой торговли.

95
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

интересов своих транснациональных структур в любой точке на эко-


номической карте мира.
Несколько иную стратегию исповедует объединенная Европа. В
самом общем формате ее можно квалифицировать как региональ-
но-интеграционную стратегию. Ее механизмы направлены на расши-
рение емкости внутрирегионального рынка через интеграцию рынков
стран-членов, выравнивание межгосударственных асимметрий соци-
ально-экономического развития и достижения устойчивой междуна-
родной конкурентоспособности данной интеграционной группиров-
ки. Есть все основания утверждать, что нынешняя регионально-ин-
теграционная стратегия ЕС олицетворяет собой наиболее развитую
институциональную организацию регионального типа, учитывая, как
высокий достигнутый уровень диверсификации бизнес-деятельно-
сти, так и глубину институционализации интеграционного процесса
между странами-участницами данного блока. Достаточно сказать, что
на долю ЕС с объемом потребительского рынка более 500 млн. чел.
сегодня приходится более 25% мирового ВВП и более 45% мирового
экспорта97. Главной особенностью интеграционной стратегии данного
блока является ее ориентированность на обеспечение не только вы-
сокого уровня интернационализации экономических процессов на
микро-, меза-, макро- и метауровнях, но и эффективное функциони-
рование наднациональных институтов в форме структурных фондов,
законодательных, исполнительных и судебных органов.
На основе реализации регионально-интеграционной стратегии в
ЕС обеспечивается долгосрочное перераспределение ресурсов, соли-
дарность и сплоченность данного блока, а также экономический про-
гресс и существенное улучшение условий жизни населения. Не слу-
чайно, одним из основных принципов реализации интеграционной
стратегии Европейского Союза является принцип комплиментарно-
сти (additionality) или совместного финансирования, когда средства,
привлеченные на реализацию программ регионального развития,
никогда не выделяются центральными органами ЕС единолично, а
реализация проекта начинается только после четкого определения
финансовой ответственности всех участников и формирования соот-
ветствующей системы материально-технического обеспечения (обыч-
Міжнародна економіка: підручник / Д. Лук’яненко, А. Поручник, Я. Столярчук. – К.: КНЕУ,
97

2014. – C. 572.

96
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

но 75% проекта финансирует один из общеевропейских структурных


фондов, 15% – национальный фонд и 10% – местный фонд)98.
Современная регионально-интеграционная стратегия ЕС, в отли-
чие от предыдущих этапов развития данного блока (когда первооче-
редными целями его функционирования было выравнивание вну-
трирегиональных диспропорций экономического развития), ставит
на повестку дня наращивание глобальной конкурентоспособности
блока. Именно эта приоритетная цель нашла свое отражение в эконо-
мической стратегии «Европа – 2020». Хотя в отличие от предыдущей
Лиссабонской стратегии, она не ставит целью преобразование данной
интеграционной группировки в «наиболее конкурентоспособную эко-
номику мира», однако предусмотренные в ней механизмы интеграци-
онного взаимодействия стран-участниц ЕС касаются прежде всего
совершенствования координации экономической политики стран с
целью достижения устойчивого экономического развития и наращи-
вания глобального конкурентного лидерства Евросоюза.
Вышеназванные базовые принципы стратегии «Европа – 2020» не
являются случайными, поскольку глобальный экономический кри-
зис 2007-2010 гг. со всей очевидностью продемонстрировал необхо-
димость усиления внимания регуляторных органов ЕС к вопросам
макроэкономического регулирования в дополнение к бюджетному
надзору. Именно макроэкономический надзор, ориентированный на
контроль и нивелирование различий в уровнях конкурентоспособно-
сти стран-членов еврозоны, приобретает приоритетное значение в ре-
ализации стратегии «Европа – 2020». Так, страны еврозоны, проводя
совместную денежно-кредитную политику при наличии дифферен-
циаций в уровнях социально-экономического развития, вынуждены
осуществлять бюджетные трансферты от высокоразвитых государств
к экономически отсталым. Однако этот механизм на современном
этапе реализации регионально-интеграционной стратегии ЕС все
больше дает сбой, поскольку в последние два десятилетия во многих
странах данного блока наблюдается растущий дефицит текущего сче-
та, снижение конкурентоспособности и наращивание задолженности
частного сектора. Поэтому дальнейшая реализация регионально-ин-
теграционной стратегии ЕС невозможна без достижения реальной
98
Олійник В. Теоретичні засади та практика моніторингу регіональної політики ЄС / В. Олій-
ник, О. Гончарова // Міжнародна економічна політика. – 2014. – №2 (21). – С. 158.

97
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

экономической конвергенции государств-членов на основе ускорен-


ного макроэкономического роста отсталых стран. Именно поэтому
стратегия «Европа – 2020» выдвигает на повестку дня достижения
трех стратегических приоритетов, взаимно усиливающих действие
друг друга. Это – разумный рост (развитие экономики, основанной
на знаниях и инновациях); устойчивый рост (снижение ресурсоемко-
сти общественного производства и поддержка экологической и кон-
курентоспособной экономики); инклюзивный рост (стимулирование
высокой занятости в экономике, способной обеспечить социальную и
территориальную сплоченность в европейском обществе).
В практическом плане реализация этих стратегических приори-
тетов предполагает одновременное решение пяти ключевых задач, а
именно: увеличение занятости на уровне не менее 75% экономически
активного населения; наращивание капиталовложений в исследова-
ния и инновации на уровне 3% ВВП; сокращение выбросов парнико-
вых газов и увеличение доли возобновляемых источников энергии;
увеличение доли населения с высшим образованием; социальная
инклюзия в европейский социум не менее 20 млн. человек из числа
пребывающих сегодня за чертой бедности99.
Предусмотренное стратегией «Европа – 2020» реформирование си-
стемы макроэкономического надзора и координации вступило в дей-
ствие в 2011 г., а с 2013 г. вступили в силу конкретные процедуры и
механизмы реализации обновленной регионально-интеграционной
стратегии ЕС, прежде всего в части межгосударственной координации
экономической политики стран еврозоны и ее оперативной корректи-
ровки в случае чрезвычайных ситуаций и внешних шоков. Так, новые
правила регуляторной политики характеризуются большей жестко-
стью в отношении стран, нарушающих, в частности, фискальную дис-
циплину (им грозит штраф в размере 0,2% ВВП в случае серьезной фи-
скальной недисциплинированности и 0,1% ВВП за нарушение взятых
на себя макроэкономических обязательств)100.
Кроме того, модернизированный согласно стратегии «Европа –
2020» фискальный и макроэкономический надзор в рамках ЕС реали-
99
Вархолова Т. Стратегии Европейского Союза: акцент на конкурентоспособности / Т. Вар-
холова, Л. Дубовицка // Научный диалог. – 2015. – № 1 (37). – С. 164-165.
100
Вархолова Т. Стратегии Европейского Союза: акцент на конкурентоспособности /
Т. Вархолова, Л. Дубовицка // Научный диалог. – 2015. – № 1 (37). – С. 165.

98
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

зуется также в рамках программ «Six-Pack», «Two-Рaсk» и Финансово-


го пакта (Договора о стабильности, координации и управлении). Они
предусматривают две корректирующие процедуры, которые могут
применяться в форме финансовых санкций к странам еврозоны. Эти
процедуры касаются, в частности, введения в отношении государств
наднационального надзора в случае возникновения у них чрезмерно-
го бюджетного дефицита и макроэкономического дисбаланса, ставя-
щих под угрозу само функционирование ЕС.
В свою очередь, Еврокомиссия ежегодно осуществляет детальный
анализ программ государств-членов в сфере реализации ими эконо-
мических и структурных реформ, предоставляя им индивидуальные
рекомендации на следующие 12-18 месяцев. Эти «европейские» реко-
мендации государства должны обязательно включать в националь-
ные программные документы, разрабатывая в соответствии с ними
проекты своих бюджетов на следующий финансовый год. При таких
условиях обеспечивается полная транспарентность бюджетного про-
цесса в ЕС, когда министры финансов государств-членов группиров-
ки и еврозоны, представляя проекты государственного бюджета на-
циональным парламентам, отчитываются о том, в какой мере при его
подготовке были учтены «европейские» рекомендации. Кроме того,
Еврокомиссия обладает также широкими полномочиями по проверке
проектов национальных бюджетов на предмет их соответствия «Пак-
та стабильности и роста» и конкретным рекомендациям, полученным
правительством от европейских наднациональных органов.
Еще одно направление реализации современной интеграционно-ре-
гиональной стратегии ЕС представляет Восьмая рамочная программа
регионального развития «Горизонт – 2020», принятая европейской
Комиссией на период 2014-2020 гг. Она предусматривает объединение
финансирования научно-исследовательских работ стран-участниц
Европейского Союза с разработкой для них инновационных техноло-
гий на период до 2020 г., а ее основные цели вытекают из Лиссабонской
стратегии Европейской Комиссии и предусматривают реализацию
комплексных мероприятий по дальнейшему развитию научно-техни-
ческой и инновационной кооперации в ЕС, расширение полномочий
региональных структур в реализации инновационной политики, до-
стижения Евросоюзом промышленного лидерства в сфере инноваций,
решения социальных проблем и улучшение научной базы Европы.

99
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Программа «Горизонт – 2020» с общим бюджетом более 87 млрд. евро


имеет целью объединение трех программ (Седьмой Рамочной про-
граммы исследований, Программы конкурентоспособности и иннова-
ций (CIP), Европейского института инноваций и технологий (EIT)) и
предусматривает финансирование таких приоритетных направлений
инновационного процесса как «Передовая наука» (27,8 млрд евро);
«Лидерство в промышленности» (лидерство в высокоэффективных и
промышленных технологиях, доступ к рисковому финансированию,
инновации малых и средних предприятий) (20,3 млрд); «Обществен-
ные вызовы» (здравоохранение, демографические изменения и благо-
получие, продовольственная безопасность, устойчивое сельское хо-
зяйство, морские исследования и биоэкономика, безопасное, чистое
и рациональное использование энергии, интегрированный транспорт,
предотвращение изменения климата, эффективное использование ре-
сурсов и сырья и др.) (35,9 млрд)101.
Характеризуя современную регионально-интеграционную страте-
гию Евросоюза, нельзя обойти вниманием и институциональные ме-
ханизмы ее реализации. Речь идет прежде всего о том, что уже более
сорока лет Европейский Союз имеет в своей структуре достаточно
разветвленную институциональную платформу реализации регио-
нальной интеграционной стратегии – Европейские структурные и
инвестиционные фонды (ЕСИФ), а именно: Европейский фонд реги-
онального развития (ЕФРР), Европейский социальный фонд (ЕСФ),
фонд сплочения (ФС), Европейский сельскохозяйственный фонд для
развития сельских районов (ЕСФРСР), Европейский морской и ры-
боловецкий фонд (ЕМРФ), а также Инициатива занятости молоде-
жи (ИЗМ). Все они вместе с Европейской комиссией (принимающей
управленческие решения в сфере финансирования общеевропейских
проектов) осуществляют финансирование и реализуют различные
проекты в сфере региональной политики данного интеграционного
блока (сельское хозяйство, рыболовство, социально-трудовые отно-
шения, занятость, образовательные и учебные программы, экология,
транспорт и др.), способствуя усилению плотности взаимосвязей меж-
ду странами-членами. Подтверждением этого является, в частности,
общий бюджет ЕСИФ на период 2014-2020 гг., который составляет 454
101
Бєлєнький О. Ю. Ключові тенденції розвитку науково-технологічного співробітництва в
ЄС / О. Ю. Бєлєнький // Вчені записки. – 2014. – Вип. 16. – С. 210.

100
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

млрд евро, плюс национальное софинансирование на уровне 183 млрд


евро. Таким образом, общий инвестиционный ресурс реализации ев-
ропейской региональной стратегии на период до 2020 г. составляет 637
млрд евро, которые будут использованы на финансирование 456 наци-
ональных (отраслевых секторальных) и региональных программ и 79
проектов межрегионального сотрудничества102. При этом главная цель
деятельности Европейских структурных и инвестиционных фондов,
как основного инструмента реализации региональной экономической
стратегии ЕС на период до 2020 г. заключается в осуществлении кри-
тической массы инвестиционных капиталовложений в приоритетные
сферы европейской экономики с целью удовлетворения ее инвестици-
онных потребностей, создания новых рабочих мест и развития моде-
ли устойчивого развития103.
Не случайно, основными сферами финансирования ЕСИФ струк-
турных реформ в ЕС на период 2014-2020 гг. являются конкурентоспо-
собность малого и среднего предпринимательства (63,4 млрд євро),
защита окружающей среды и ресурсоэффективность (60,6 млрд),
развитие сетевой инфраструктуры в транспортном и энергетическом
секторах (58,5 млрд), низкоуглеродная экономика (44,9 млрд), соци-
альная инклюзия (44,5 млрд), исследования и инновации (43,7 млрд),
стабильная и качественная занятость (40,7 млрд), образовательные и
учебные программы (34,5 млрд соответственно) и др. При этом пред-
полагается, что полномасштабная реализация мероприятий в части
имплементации инновационных финансовых инструментов на конец
периода сгенерирует 40-70 млрд евро, и это без учета мультиплика-
тивного эффекта для экономики в целом от привлечения масштабно-
го частного финансирования104.

102
Investing in jobs and growth – maximising the contribution of European Structural and
Investment Funds. – Communication from the Commission. – Brussels, 14.12.2015 COM (2015) 639
final. – P. 9.
103
Investing in jobs and growth – maximising the contribution of European Structural and
Investment Funds. – Communication from the Commission. – Brussels, 14.12.2015 COM (2015) 639
final. – P. 2.
104
Investing in jobs and growth – maximising the contribution of European Structural and
Investment Funds. – Communication from the Commission. – Brussels, 14.12.2015 COM (2015) 639
final. – P. 5.

101
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

На рис. 1.9105 представлено распределение финансирования по при-


оритетным сферам реализации регионально-интеграционной страте-
гии ЕС на период 2014-2020 гг. в разрезе Европейских структурных и
инвестиционных фондов. Он показывает, что крупнейшими финан-
совыми донорами реализации современной регионально-интеграци-
онной стратегии ЕС являются ЕФРР (196,6 млрд евро, 43,3% общего
финансирования), ЕСФРСР (98,7 млрд, 21,7%), ЕСФ (86,4 млрд, 19,1%)
и ФС (63,4 млрд, 14,1%). В то же время в страновом разрезе крупней-
шими получателями финансирования ЕСИФ являются Польша (85,9
млрд евро), Италия (42,8 млрд), Испания (37,4 млрд), Румыния (30,8
млрд), Германия (27,9 млрд), Франция (26,7 млрд), Португалия (25,8
млрд), Венгрия (25,1 млрд) и Чехия (24,2 млрд)106.
Что касается Японии, то специфика ее экономической стратегии в
глобальных условиях заключается в относительной закрытости, опо-
ре на внутренние ресурсы экономического развития и эффективную
систему государственного управления. Не случайно, она получила
название «мобилизационная стратегия», подчеркивая таким образом
императив экономической самодостаточности государства в глобаль-
ном измерении. Вместе с тем, в глобальных условиях подобный фор-
мат национальной экономической стратегии все больше «пробуксо-
вывает», подтверждением чего является, в частности, тот факт, что
даже системный переход экономики Японии на постиндустриальный
базис оказался неспособным вывести ее экономику из длительного ре-
цессионного спада, в котором она находится практически на протяже-
нии последнего десятилетия. Так, по данным МВФ, доля государства в
мировом ВВП в номинальном выражении в 1992 г. составляла 13,7%,
тогда как в 2013 г. – 6,8%, а по прогнозу до 2018 г. – не будет превышать
6,1%. К сожалению, Япония так и не смогла преодолеть хроническую
депрессию и выйти на траекторию стабильного макроэкономического
роста, как и национальная экономика не оправилась от дефляционной
спирали.

105
См.: Приложение. Рис. 1.9. Распределение финансирования приоритетных направ-
лений реализации стратегии ЕС в разрезе ЕСИФ на период 2014-2020 гг. (Построено по:
European Structural and Investment Funds. Data. – [Electronic Resource]. – Available from: https://
cohesiondata.ec.europa.eu/overview)
106
European Structural and Investment Funds. Data. – [Electronic Resource]. – Available from:
https://cohesiondata.ec.europa.eu/overview

102
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

Дополнительное мощное давление на национальную модель эконо-


мического развития Японии во втором десятилетии XXI века оказы-
вает также неблагоприятная ситуация со сферой государственных фи-
нансов. Так, совокупный государственный долг страны в 2014 г. соста-
вил более 246% ВВП, а по прогнозным оценкам на период до 2020 г. –
будет превышать 251% ВВП (табл. 1.5). Это – худший показатель по
группе стран «G-20». Кроме того, в последнее десятилетие существен-
но снизились и международные конкурентные позиции Японии на
глобальных рынках. Если практически до начала 1990-х гг. государ-
ство уверенно занимало по данному показателю первое место в мире,
то в 2011 г. – опустилось на 10 место. Еще один структурный дисбаланс
экономики Японии – это резкое обострение социальных проблем, свя-
занных с общим трендом старения населения, снижением рождаемо-
сти, нехваткой трудовых ресурсов и увеличением доли рабочей силы с
неполной занятостью. Как результат – на сегодня остро стоит вопрос
создания дееспособной системы пенсионного обеспечения, поскольку
подавляющая здесь солидарная система уже не способна обеспечить
пенсионерам достойного существования.
Реализация Японией национальной экономической стратегии
существенно усложнилась в связи с природно-техногенной ката-
строфой на Фукусиме-Дайичи (последствия которой легли тяже-
лым бременем на государственный бюджет и поставили Японию
перед острой необходимостью коренного пересмотра всей нацио-
нальной энергетической политики) и обострением международной
ситуации в Восточной Азии. Речь идет прежде всего об активной
реализации со стороны КНДР ракетно-ядерной программы и тер-
риториальные споры с Китаем и Россией. Именно поэтому после
прихода к власти кабинета С. Абэ в 2012 г. была принята новая
стратегия развития Японии – так называемая Абеномика (по ана-
логии с рейганомикой), ориентированная прежде всего на усиление
роли страны в региональных и глобальных процессах. Ее главными
«столбами» стали три направления реализации современной на-
циональной экономической стратегии, а именно: реформирование
монетарной политики, модернизация налогово-финансовой систе-
мы, а также реализация политики экономического роста на осно-
ве точечного стимулирования перспективных отраслей и секторов
японской экономики.

103
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Таблица 1.5
Дефицит государственного бюджета
и государственный долг отдельных стран
«Большой двадцатки» в период 2006-2020 гг.,% ВВП107
Страна Баланс государственного Государственный долг
бюджета
2006 2010 2014 2017* 2020* 2006 2010 2014 2017* 2020*
Австралия 1,5 -4,8 -1,9 0,1 1,2 10,0 20,5 33,9 37,3 33,9
Великобри- -1,3 -7,2 -3,8 0,3 2,0 42,5 76,4 89,4 86,7 77,8
тания
Германия 0,9 -1,9 1,7 1,2 1,7 66,6 80,6 74,6 65,9 57,9
Италия 0,6 -0,2 1,4 2,6 3,4 102,5 115,3 132,1 130,5 123,0
Канада 2,4 -4,3 -1,3 -0,8 -0,1 70,4 84,6 87,9 86,7 79,9
США 0,1 -8,9 -2,0 -1,1 -1,4 63,6 94,7 104,8 105,8 106,2
Франция 0,0 -4,5 -1,9 -1,0 1,0 64,2 81,5 95,6 98,0 93,1
Япония -3,7 -8,6 -6,7 -3,5 -3,2 186,0 215,8 246,2 248,8 251,7
Среднее 0,2 -6,0 -1,7 -0,6 -0,2 74,7 98,6 105,4 104,8 101,7
значение по
всем стра-
нам «G-20»
Среднее 1,1 -3,7 -0,1 0,7 1,6 67,3 83,9 94,2 91,5 85,2
значение
по странам
еврозоны
Среднее -0,5 -6,8 -2,1 -0,8 -0,5 83,2 112,0 118,6 116,9 114,1
значение
по странам
«G-20»
Среднее -0,3 -6,5 -2,0 -0,8 -0,4 79,6 106,2 112,4 111,3 108,4
значение за
развитыми
странами
«G-20»
* – прогнозные данные

Что касается реформирования монетарной политики, то оно кос-


нулось прежде всего внедрения механизмов «количественного ослаб-
Fiscal Monitor 2015: The Commodities Roller Coaster: A Fiscal Framework for Uncertain
107

Times. – IMF, October 2015. – P. 52, 57.

104
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

ления» и накачки экономики дешевыми денежными ресурсами, в рам-


ках которых обеспечивается дополнительный приток денежной массы
в экономику. Предполагается, что Япония в короткие сроки сможет
преодолеть проблему дефляции, девальвировать иену и придать мощ-
ный импульс развитию экспортных отраслей отечественной экономи-
ки.
Характеризуя пакет мер налогово-финансового стимулирования
японской экономики, следует отметить, что они включают сокраще-
ние корпоративных налогов и расширение прямого государственного
инвестирования. Так, конкретными практическими мерами, уже реа-
лизованными кабинетом С. Абэ, стало принятие в 2013 г. дополнитель-
ного бюджета в сумме 13,1 трлн эн на реализацию комплекса меропри-
ятий в этой сфере, а на следующие 10 лет планируется дополнительно
инвестировать еще 200 трлн иен в форме государственных заказов на
реализацию крупных инфраструктурных проектов, способных стать
локомотивом японской экономики и ее выхода из затяжного рецесси-
онного спада108. Речь идет не только о строительстве новых объектов
инфраструктуры, но и ремонт и восстановление изношенных объек-
тов (мостов, туннелей, дорог, электростанций и др.).
И, наконец, сущность политики «точечного» макроэкономическо-
го роста заключается в стимулировании стратегически важных и экс-
портно-ориентированных отраслей и секторов японской экономики.
Являясь по сути продолжением структурных реформ Коидзуми при
активной роли государства в этих процессах, политика реализации
«точечной» модели макроэкономического роста направлена ​​на стиму-
лирование деловой активности и промышленного производства, а так-
же дерегулирование экономики. Например, еще в 2013 г. правительство
Японии представило на рассмотрение парламента проект государ-
ственной программы по дерегулированию сферы электроэнергетики.
Кроме того, неотъемлемым компонентом реализации глобально-о-
риентированной стратегии Японии в современных условиях являет-
ся также интеграционный, связанный с активным государственным
курсом на активизацию участия государства в континентальных и
трансконтинентальных зонах свободной торговли. С 2013 г. Япония
является активным участником переговоров по созданию Транс-
Стрельцов Д. В. Попадут ли «стрелы» «Абэномики» в цель? / Д. В. Стрельцов // Азия и Аф-
108

рика сегодня. – 2014. – №3. – С. 10.

105
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

Тихоокеанского партнерства, а после членства в 2015 г. в данном блоке


планирует радикально снизить импортные тарифы на все виды про-
дукции, в том числе сельскохозяйственной. Примечательно также от-
метить, что нынешний курс правительства Японии на максимальную
либерализацию рынков получил широкую поддержку не только среди
городского, но и сельского населения.
Характеризуя национальную экономическую стратегию Японии в
глобальных условиях, нельзя обойти вниманием политику государ-
ства в сфере развития человеческого ресурса. Данный компонент гло-
бально-ориентированной абеномики включает меры по активизации
использования женской рабочей силы, развитие системы дошкольных
учебных заведений, массовое внедрение гибких графиков работы со-
трудников и др. Много внимания планируется также уделять разви-
тию системы высшего образования, адаптации японской системы об-
разования к мировым стандартам и ее модификации в соответствии с
глобальными трендами.
В условиях формирования новых центров мирового экономиче-
ского соперничества и «глобального сдвига экономической мощи с
Запада на Восток» повышается научный интерес мирового сообще-
ства к национальным экономическим стратегиям государств с фор-
мирующимися рынками. Характеризуя конкурентные преимущества
их стратегий, следует отметить, что они заключаются прежде всего в
открытости национальных экономических систем этих государств, их
экспортной ориентации, высокой внутренней норме накопления ка-
питала и ограничении внутреннего потребления.
Особое место среди государств с формирующимися рынками за-
нимают страны БРИКС. Практически с момента своего оформления
в 2001 г. данная квазиинтеграционная группа поставила перед собой
ключевую стратегическую цель – стать новым центром мировой эко-
номической силы и принятия глобальных управленческих решений.
На страны БРИКС в совокупности приходится 30% земной суши, 43%
мирового населения, 21% глобального ВВП, 17,3% мировой торгов-
ли товарами, 12,7% мировой торговли услугами, 45% мирового сель-
скохозяйственного производства109. Только в 2014 г. эти государства
109
Стратегия экономического партнерства БРИКС – 2015. Неофициальный перевод. –
[Электронный режим]. – Режим доступа: www.brics.mid.ru/bdomp/brics.nsf/Ufa_partnership-
strategy_rus.pdf

106
1.4.
Модернизация национальных экономических стратегий в условиях глобальной неустойчивости

привлекли прямых иностранных инвестиций на сумму 252 млрд долл.


США, или 21% соответствующего глобального показателя110. Экспор-
тно-ориентированные национальные стратегии стран БРИКС обеспе-
чивают им устойчивые позиции в международной торговле (около 7%
глобального торгового оборота), а сформированная «подушка финан-
совой безопасности» в виде международной ликвидности составляет
на сегодня более 3,5 трлн долл. США.
Страны группы БРИКС представляют Азию, Африку, Европу и Ла-
тинскую Америку, а следовательно – механизмы конвергенции их на-
циональных экономических стратегий имеют трансконтинентальный
характер, испытывая также влияние государств – лидеров каждого
региона. Основными целями современной стратегии экономическо-
го сотрудничества стран БРИКС являются: расширение возможно-
стей взаимного доступа на рынки, содействие взаимной торговле и
инвестициям; диверсификация торгового и производственно-инве-
стиционного сотрудничества и наращивание доли товаров и услуг с
высокой добавленной стоимостью во взаимной торговле; усиление
координации макроэкономических политик стран-членов и уровня
устойчивости к внешним экономическим потрясениям; обеспечение
динамичного экономического роста с целью искоренения бедности,
решения проблем с безработицей и усиления социальной инклюзии;
обмен экономической информацией и консолидация усилий госу-
дарств в сфере ускорения инновационного развития на основе новей-
ших технологий и экономики знаний; наращивание взаимодействия
и сотрудничества с государствами, не входящими в БРИКС, а также
международными организациями и форумами111.
Не случайно страны БРИКС рассматривают производственный
сектор как один из важнейших источников экономического роста, по-
скольку именно он может обеспечить структурные изменения в эко-
номике, создание новых рабочих мест, повышение качества трудовых
ресурсов и уровня жизни населения. В свою очередь, рост промыш-
ленного производства и экспорта продукции с высокой добавленной

110
World Investment Report 2015: Reforming International Investment Governance. – UNCTAD,
2015. – P. 6.
111
Стратегия экономического партнерства БРИКС – 2015. Неофициальный перевод. –
[Электронный режим]. – Режим доступа: www.brics.mid.ru/bdomp/ brics.nsf/Ufa_partnership-
strategy_rus.pdf

107
Раздел 1
Стратегии национального развития в контексте формирования нового мирового порядка

стоимостью даст экономикам стран БРИКС возможность получить


более значительные выгоды от международного сотрудничества, укре-
пив их роль в глобальных производственно-сбытовых цепочках. Так,
еще в начале ХХ века на мировой арене появилось новое поколение
ТНК, основу которых составляют ведущие корпоративные структу-
ры стран БРИКС, не только выполняющих роль основного источника
капиталовложений в странах своего базирования, но и являющихся
ключевыми движущими силами их научно-технического прогресса.
Постепенно ряд компаний государств БРИКС превращается из ре-
гиональных корпораций в глобальные ТНК, а некоторые уже сегодня
соответствуют данному статусу не только по масштабам своей дея-
тельности, но и качественным характеристикам – мировым брендам,
большим количеством высококвалифицированных кадров и конку-
рентным бизнес-моделям. Вместе с тем, все национальные экономиче-
ские стратегии стран БРИКС имеют четкие признаки экономических
стратегий конвергентного типа, ориентированных на их «подстрой-
ку» под корпоративные стратегии западных ТНК и регуляторные тре-
бования глобальных институтов экономического управления.

108
РАЗДЕЛ 2.

Этапы и механизмы
реализации
Францией
национальной
стратегии
экономического
развития

109
2.1.

Исторический контекст
французской экономической модели

Современная французская экономическая модель развития по сво-


им параметрам очень сильно отличается от неолиберального клише,
как, собственно, и многие другие, достаточно конструктивные моде-
ли стран-лидеров экономического мира. Среди ее основополагающих
составляющих – этатизм, дирижизм, солидаризм и другие. Все эти, в
первую очередь, внеэкономические институты, определяют не только
парадигму социально–экономической жизни страны, но и являются
признаком экономического национализма. Так, в частности, француз-
ский дирижизм принято считать своеобразной формой планирования
экономики. Однако это явление гораздо многограннее – оно представ-
ляет собой и осознанную политику, и целый комплекс мероприятий
государства, направленных на формирование заранее определенных
параметров социально–экономической среды, стабилизации эконо-
мики и обеспечения экономического роста. Французский этатизм
является историческим явлением, сущностной формой, отражением
специфической национальной модели функционирования общества,
и в течение длительного времени в той или иной степени определяет

110
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

его устойчивость и суверенность. Солидаризм – исторически отвое-


ванный принцип существования французского общества, но в эконо-
мическом контексте это еще и важный фактор равновесия, в частно-
сти, инвестиционного. И все они тесно переплетены, связаны между
собой, являются историческим продолжением и условием действен-
ности друг друга.
Исторический аспект характеристик французского дирижизма ко-
ренится в особой, имперской, коммунитарной истории Франции. Его
нельзя объяснить с позиций либеральной или неолиберальной кон-
цепции: хотя экономика страны базируется именно на этих принци-
пах, однако наличие дирижизма, как важной составляющей экономи-
ческой модели указывает на значительную роль внеэкономических
факторов, которые наследственно на протяжении длительного вре-
мени принимали во внимание практически все правительства этой
страны. Такой способ управления – давняя традиция Франции, он
приобрел особую выразительность во времена Ж.–Б. Кольбера и имел
все признаки камерализма, от которого тот активно открещивался в
угоду представителям воинствующего меркантилизма. В целом либе-
ральная (меркантильная) экономическая философия, распространен-
ная в соседних государствах, кстати, более слабых в экономическом и
политическом отношениях, практически не отразилась на внутренней
экономической политике Франции – французским обществом госу-
дарство всегда рассматривалась как гарант свободы, а не сила, проти-
востоящая этой свободе.
Фактически и сегодня речь идет об этатистской модели функцио-
нирования государства, которой, несмотря на высокую степень инте-
грации в структуры ЕС, присущи одновременно все признаки рыноч-
ной экономической модели и экономического национализма, а также,
время от времени – мобилизационные попытки модернизации, требу-
ющие активной роли государства. К этому и сводится суть идеи дири-
жизма, доминирующей доктрины, господствовавшей во Франции на
протяжении столетий – утверждать эту роль с помощью регулирова-
ния общественной жизни.
Успешный опыт новейшей истории государственного управления
экономическим развитием приходится на времена после завершения
Первой мировой войны, когда хозяйство Франции понесло суще-
ственные убытки (промышленное производство сократилось на 40%,

111
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

сельское хозяйство – более чем на 30%)112. Государственное вмеша-


тельство в экономику было как прямым, так и косвенным, и сказалось
в сознательном применении механизмов стимулирования развития
экономики в направлении ее индустриализации. Правительство про-
водило активную стимулирующую политику по обновлению структу-
ры национальной экономики, основного капитала: предприниматели,
развивали новые производства, получали не только преференции, но
и льготные режимы налогообложения. Интенсивно и осознанно ис-
пользовались полученные преимущества, в частности в результатом
присоединения Эльзаса и Лотарингии стало быстрое развитие тради-
ционных отраслей – текстильной и металлургической на фоне их за-
стоя в соседних странах. Франция в виде репараций получила 8 млрд.
золотых марок, значительная часть их была выплачена углем, который
правительство по заниженным ценам поставляло предпринимателям,
тем самым обеспечивая им конкурентные преимущества. На начало
30–х годов промышленное производство выросло на 40%, его темпы
были выше, чем в США, Германии и Великобритании, и промышлен-
ный рост продолжался, хотя в других странах уже началась глубокий
кризис.
Несмотря на то, что кризис во Франции наступил позже, он был
длительным и завершился затяжной депрессией, вернув экономику
на уровень 1913 года. Новые отрасли – угольная, судостроения и ма-
шиностроения, которые благодаря корректирующим усилиям прави-
тельства должны были заложить начало реструктуризации, лечь в ос-
нову новой структуры национальной экономики, – после кризиса так
и не смогли возродиться: по прежнему ведущей отраслью экономики
оставался финансовый капитал, который и определял ее структуру.
Его мобильность, которая проявлялась в интенсивном оттоке в коло-
нии, и деструктивный характер, который во Франции был очень вы-
разительным из–за отсутствия государственного контроля, привели к
потере конкурентных позиций страны, интересующих только прави-
тельство. Если в Германии, Италии, Испании экономики начали стре-
мительно закрываться с целью создания новых промышленных струк-
тур на основе внедряемых в экономику принципов самодостаточности
и независимости, предотвращения внешнего влияния на их форми-

112
Конотопов М. В., Сметанин С. И. История экономики. – М., 2000. – С. 228-234.

112
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

рование, а правительства прибегали к использованию рычагов пря-


мого государственного влияния на предпринимателей – во Франции,
наоборот, приветствовали открытость границ, свободную торговлю,
саморегулирование экономики. Экономика подчинялась выполнению
популистских социальных программ. Все это привело к оттоку капи-
талов сначала из новых отраслей, которые пока не давали ощутимых
прибылей, в традиционные, позже – к оттоку капиталов за границу.
В то же время, давала о себе знать традиционная структура нацио-
нальной экономики, которая была уязвимой к внешним шокам. Во–
первых, по уровню концентрации капиталов Франция занимала ве-
дущее место в Европе, но по уровню концентрации производства и
технической вооруженности существенно отставала от других стран.
До Первой мировой войны Франция была мировым кредитором и ее
капиталы, в основном, находились за рубежом в поиске сверхприбы-
лей и не работали на национальную экономику, что фактически пре-
вращало национальную экономику на монокультурную и неустойчи-
вую, а сами капиталы – на уязвимые, зависящие от ситуаций в этих
странах. Так, в частности, половину финансовых капиталов, из всех
инвестированных в чужие экономики, составляли капиталы, вложен-
ные в угольную и металлургическую промышленность России, и были
аннексированы во время революции в связи с национализацией, со-
стоявшейся в стране. Однако правительство Франции и во время кри-
зиса не чинил препятствий оттоку финансовых капиталов, обрекая
экономику на финансовый голод.
Во–вторых, вследствие закрытия соседних рынков и изменения
конъюнктуры из–за кризиса внешнего и внутреннего спроса на тра-
диционные отрасли быстро становились убыточными – товары были
неконкурентоспособны, неприбыльны на внешних рынках. К началу
Второй мировой войны Франция оставалась наполовину аграрной
страной (в сельском хозяйстве было занято 37% трудоспособного на-
селения, в промышленности – 25%), а структура промышленности
состояла из легкой, пищевой, обувной отрасли, в которых было заня-
то около половины промышленных рабочих, 40% их количества ра-
ботало в ремесленных мастерских с ручным трудом численностью до
10 человек113. Качество товаров, произведенных таким образом очень

Конотопов М. В., Сметанин С. И. История экономики. – М., 2000. – С. 229.


113

113
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

проигрывало тем, которые производились на современных фабриках


и заводах соседних государств. Но основной причиной, которая не
позволяла экономике Франции выйти из кризисного состояния веду-
щие экономисты–теоретики считали потерю правительством рычагов
влияния на экономику, тогда как в других европейских странах пра-
вительства расценивали кризис как вызов, требующий мобилизации
усилий и применения не только избирательного протекционизма, но
и специфических механизмов автаркии114.
Из Второй мировой войны Франция также вышла с показателями
падения производства в 70% в промышленности и 50% в сельском
хозяйстве относительно так и невозобновленного после Первой ми-
ровой войны довоенного уровня, с разрушенной инфраструктурой
и почти уничтоженным автомобильным парком. В течение послево-
енного десятилетия ведущие позиции в национальной экономиче-
ской структуре традиционно принадлежали крупным финансовым
группам, которые неохотно инвестировали капиталы в французскую
экономику, предпочитая инвестиции в экономики других стран, где
гарантировалась высокая доходность финансовых капиталов. В част-
ности, эти капиталы опять же перетекали в колониально зависимые
страны, обладавшие значительными природными преимуществами и
ресурсным потенциалом.
Экономика Франции восстанавливалась, основываясь на модели
модернизации, определяющими принципами которой были самораз-
витие, саморегулирование, открытость и конкуренция. Эта концепция
стала популярной и активно навязывалась, начиная с 1945 года, США
европейским странам как просоветской альтернативы и, отталкива-
ясь от либеральной платформы, призвана была предложить новую мо-
дель экономического и социального развития стран, основанную на
открытости и саморегулировании.
Данная концепция развития послевоенной экономики была сфор-
мулирована в конце 1950–х годов, и все ее либерально–экономические
компоненты составляли суть первого варианта идеологии экономи-
ческой модернизации. Несмотря на распространенное мнение, основ-
ной вклад в формирование этой, не совсем оригинальной идеологии,
внесли не столько социологи, сколько экономисты. Особую роль в ее

114
Мaddison A. Phases of Capitalist Development. – N.–Y., 1987.

114
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

популяризации сыграла работа У. Ростоу «Стадии экономического ро-


ста»115 (которая содержала характерное подзаглавие – «Некоммуни-
стический манифест»), вышедшая в Великобритании в 1960 году, хотя
социологическое обоснование главных положений экономической
теории модернизации были сформулировано еще в 1950–е годы по
заданию правительства американскими учеными-социологами. Так
существенный вклад в формирование представлений о модернизации
социума сделали Т. Парсонс и Э. Шилз, которые доказывали, что фор-
мирование рыночных институтов, либерализация экономики, ликви-
дация базисных институтов общества и государства, перекладывание
на частные структуры социальных проблем общества является но-
вейшим цивилизационным требованием. Функции государства, по их
мнению, должны сводиться к охране прав частной собственности, обе-
спечению условий конкуренции и антимонопольному регулированию.
Вмешательство государства в общественно-экономические процессы,
координация экономического развития, иерархическая подчиненность
интересам и институтам государства частного сектора, плановость –
все это признаки умирающей цивилизации. Авторы апеллировали к
понятиям «традиция и традиционализм», «индустриализация и модер-
низм»116: ​​согласно их толкованию, все общества движутся в едином на-
правлении – от традиционности к современности, и в этом, собственно,
заключается процесс модернизации. Утверждалось, что развитые об-
щества Запада уже находятся на данной стадии, тогда как другим стра-
нам еще предстоит пройти этот путь. Экономические формы, которые
работали на общество в целом, рассматривались как основные руди-
менты традиционализма. Декларировалась неэффективность тради-
ционных обществ как таковых (к ним относили страны, тяготеющие к
использованию этатистских моделей), поскольку они слишком много
внимания уделяют социальным нуждам, обременяя общественную
экономику лишними расходами, тогда как «современные общества»
базируются на несомненной эффективности благодаря индивидуа-
лизму, отвергающему все лишнее ради экономического роста.
Как считали К. Керр, У. Ростоу, Д. Лернер и Т. Парсонс, в послево-
енный период господствующим принципом должно стать понимание
модернизации – или индустриализации – как общемирового процес-
Rostow W. The stages of economic growth. – Cambridge, 1960.
115

Shils E. Tradition // Essays on modernization of under developed societies. – N.–Y., 1972.


116

115
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

са. Унификация мирового пространства по образцу рыночной абсо-


лютизации должна подорвать основы традиционализма во всем мире
и обеспечить высокую степень однородности мирового простран-
ства117. Переход от традиции к современности фактически отождест-
влялся с переходом от аграрного общества к индустриальному, и та-
кая возможность вытекала лишь из формирования основ общества с
ограниченным влиянием государства.
В то же время С. Липсет118 сформулировал тезис, укоренившийся в со-
циологии, согласно которому экономическая модернизация в политиче-
ской сфере имеет своим коррелятором демократическое государство.
Согласно этим теориям, в модернизированных рыночных странах
набирают силу другие процессы – масштабы суверенного государства
становятся тесными для крупного предпринимательства, которое
превращается в пул компаний, пытающихся взломать основы суще-
ствования государства.
Именно такая «модернизационная» модель саморазвития нацио-
нальной экономической структуры реализовывалась во Франции в
первое послевоенное десятилетие и, соответственно, была ориенти-
рована на развитие всего комплекса отраслей с целью обеспечения
устойчивости и самодостаточности национальной экономики. В усло-
виях открытости и свободного движения (в основном, оттока) капи-
тала из страны, такой курс не имел успеха: до 1948 года страна смогла
только восстановить довоенный уровень производства в традицион-
ных отраслях, который, как уже отмечалось, оставлял ее на низких,
аграрно-индустриальных позициях в Европе. В этот период устарев-
шие отрасли составляли 40% французской промышленности, а сель-
скохозяйственное производство оставалось парцеллярным, ориенти-
рованным на удовлетворение потребностей производителя и не могло
быть базой экономической самодостаточности. Проект догоняющей
модернизации стал тупиковым – французская экономика быстро те-
ряла позиции даже на традиционных внешних рынках.
Однако во французской экономической теории, по своей парадиг-
ме всегда остающейся национальной, еще в начале 1940–х годов, на-
117
Coser L.A. Review of «Tradition, Changeand Modernity» by S.N.Eisenstadt // Science, 1974. –
Р. 742. – Цит. по: Осипова О.А. Американская социология о традициях в странах Востока. – М.,
1985. – С. 77.
118
Lipset S. M. Political man. The social basis of politics. – N.–Y., 1959.

116
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

ряду с пониманием необходимости корректирующего вмешательства


государства в экономику, фиксировалось положительное отношение
к кейнсианству как теории и практике управления экономически-
ми процессами. Даже французские экономисты-неолибералы, такие
как Г. Ардан, П. Мендес-Франс положительно воспринимали теорию
Дж. М. Кейнса, хотя и ограничивали сферы ее применения: они при-
знавали необходимость корректирующего воздействия государства
на общественную экономику только в пределах макроэкономическо-
го воздействия – через механизмы бюджетного разрыва, но, в то же
время отрицали структурообразующую роль государства. Идею вме-
шательства государства в экономику обосновал и на практике поддер-
жал, в частности, Ф. Перру, основатель и директор Института эконо-
мического и социального развития. Он сформулировал рекомендации
о необходимости развития этатистской системы общественного кон-
троля за развитием национальной экономики путем прямого влияния
на процессы формирования ее структуры и планирование. Последнее
не сводилось в его трактовке к директивной плановой экономике, на-
оборот, он фактически предлагал введение системы «общественного
договора» в экономике – индикативный характер планирования ку-
мулятивных структура структурообразующих производств. В основу
его теории была положена идея планового регулирования рыночной
экономики, сформулированная американскими институционалиста-
ми еще в 1920–х годах прошлого века, и некоторые ее основополага-
ющие принципы (в частности, о формировании опорных точек эко-
номического планирования), кстати, были приняты во внимание и
использованы в практике «Нового курса» Ф. Рузвельтом.
В довоенной (особенно в 1930–е годы) и послевоенной Западной
Европе эти подходы применялись широко и довольно успешно с це-
лью формирования базы развития устойчивой и относительно само-
достаточной национальной экономики. Однако французские прави-
тельства определенное время относились к ним критически. Позже,
уже в 1960–е годы, когда начали формироваться крупные финансо-
во–промышленные объединения, Ф. Перру обосновал необходимость
управления государством общественно–экономическими процесса-
ми, сформулировав теорию доминирования119, опираясь на которую,

Perrux F. L‘économie du XX siécle. – P., 1961.


119

117
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

доказывал, что в социально–экономической системе современного


рыночного общества не существует внутренних стимулов, которые
подталкивали бы ее к уравновешиванию. Поведение экономических
агентов обусловлено ​​правилами игры, которые порождаются не ме-
ханизмом обмена товаров, а соотношением сил партнеров в их эконо-
мической деятельности, провоцирует усиление неравновесия рынков.
Он доказывал, что экономическая неравновесие вызывает деформа-
цию экономического пространства, и это проявляется, в частности, в
неравности и неравных возможностях хозяйствующих единиц, при-
водит к потере целых отраслей и производств, необходимых стране,
превращая ее экономику на неустойчивую, зависимую или еще хуже
– монокультурную, сопутствующую, обслуживающую чужие эконо-
мики. Настоящим дирижером экономической игры, по его мнению,
должно стать государство, усиливающее свое влияние на экономику.
Именно опираясь на теорию доминирования, Ф. Перру формули-
рует концепцию «полюсов роста» – фирм, отраслей, комплексов от-
раслей и стран в целом, которые образуют «зоны развития», «оси раз-
вития» в стране, регионе или мире.
С точки зрения контроля за развитием национальной экономики,
один вид деформации из нескольких, описанных Ф. Перру, – поля-
ризация пространства вокруг, например, ведущей отрасли («полю-
са роста») – должна находиться под контролем государства, которое
должно учитывать два последствия – доминирующие структурные
единицы таких «полюсов» испытывают на себе стимулирующее и
одновременно блокирующее влияние, и могут поглощаться други-
ми структурными единицами. Свободная игра рыночных сил может
привести к искажениям национальной экономической структуры,
тогда как общественная экономика должна развиваться гармонично,
«полюса роста» должны стимулировать и оптимизировать развитие.
Перру обращал внимание на то, что динамичные отрасли, такие, как
химическая, машиностроение, нефтепереработка, а также новые от-
расли – электроника, атомная энергетика, как доминанты единицы
обладают мощным «эффектом локомотивов», повышают масштабы
и темпы экономической экспансии, модифицируя структуру всей
национальной экономики. Если в моделях совершенной конкурен-
ции каждая фирма действует самостоятельно, руководствуясь только
уровнем единой цены на рынке ее продукции и уровнем своих расхо-

118
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

дов, то, попав в поляризованное пространство, она непременно будет


принимать решение, учитывая прямое или косвенное влияние доми-
нантной единицы. Поэтому у государства нет необходимости влиять
на деятельность всех предприятий – достаточно задать необходимые
параметры развития экономики и стимулировать его в определенных
направлениях. Государство, принимая решение, руководствуется не-
обходимостью формирования параметров национальной экономики,
тогда как другие экономические субъекты – рассуждением доходно-
сти. По условиям индикативного планирования государству уже на
стадии принятия решений должны быть известны планы националь-
ных экономических субъектов чтобы оно могло, обладая достаточной
экономической силой, повлиять на них и обеспечить наибольшую
эффективность развития национальной экономики. Ф. Перру считал,
что важнейшая задача экономической политики государства заключа-
ется в создании таких «полюсов роста», а также в сознательном управ-
лении средой распространения их эффекта. Основываясь на теории
доминирования, концепции «полюсов развития» и понятии неодно-
родности роста, Ф. Перру делает следующие выводы о необходимости
введения практики планирования в условиях рыночной экономики:
во–первых, обеспечить сбалансированный рост невозможно, по-
скольку политика роста – это всегда политика неравномерного роста
независимо от того, достигается он сознательно или происходит сти-
хийно; во–вторых, политика роста, осуществляемая как структурная
политика, должна быть направлена не​​ на приспособление к существу-
ющим структурам, а на активное формирование структур в желаемом
направлении; в–третьих, структурная политика должна быть обяза-
тельно сознательной и вся логика эволюции «доминантной экономи-
ки» побуждает государство стать «центром принятия решений». Госу-
дарство не должно лишать фирмы автономии, но обязано ограничи-
вать их свободу через механизмы индикативного планирования. Его
задачей должно быть не только проведение антициклической полити-
ки, но и составление долгосрочных программ развития, призванных
обеспечить «гармоничный рост». Вся логика эволюции «доминирую-
щей экономики», – считал Ф. Перру, – побуждает государство стать
«центром принятия решений».
В дополнение, формулируя теорию «общей экономики» (националь-
ной политической экономии), Ф. Перри доказывал, что она является

119
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

дальнейшим развитием концепции «гармоничного роста». В ее кон-


тексте требованиям максимальной эффективности подчиняются не
только темпы роста и структура национального производства, но и
основные принципы организации экономики и общества, что отража-
ется в формировании соответствующих правовых институтов, «пра-
вилах игры», социальных режимах. Государство «общей экономики»
должно усилить свою роль арбитражного органа, который следит за
соблюдением общего (общественного) интереса, стимулирует част-
ную инициативу. Общество заинтересовано в создании такой модели,
которая будет учитывать прежде всего интересы каждого человека,
всех членов общества без исключения, а не отдельных лиц или отдель-
ных социальных групп.
Конечно, эти теории, сформулированные на фоне господства об-
щей идеи модернизации и процессов либерализации, которые актив-
но навязывались Франции извне, были восприняты не сразу. Неолибе-
рально настроенные экономисты последовательно выступали против
любого влияния государства, считая его неэффективным, а, главное, –
против регулирования ссудного процента учитывая характер фран-
цузской экономики, базировавшейся на кредитно-финансовом секто-
ре, и на интересах определенных кругов, которые отстаивали право
этого сектора на свободное развитие. Кроме того, они выступали за
сокращение расходов государства, за наращивание доходов бюдже-
та, требовали не тратить резервы на удержание курса национальной
валюты. То есть предлагали меры, преследующие космополитические
цели – способствовали уравновешиванию мирового валютного про-
странства на основе свободного движения финансовых капиталов.
Для национальных экономических пространств последствия такой
политики были предсказуемы – это замораживание зарплат (а в не-
которых случаях и их уменьшение), рост налогов и тарифов, падение
курса национальной валюты, коллапс внутреннего рынка. Именно по-
этому французские экономисты, разделяли взгляды Ф. Перру, актив-
но привлекали внимание к необходимости применения национально
ориентированной стратегии экономического развития, реализации
концепции «экономического национализма», экономического эго-
изма. Основная задача, по их мнению, состояла в структурной пере-
стройке французской экономики, наращивании концентрации про-
изводства и капитала с целью приспособления к условиям внешней

120
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

конкуренции, обеспечения конкурентоспособности французских то-


варов на мировом рынке.
Одним из важнейших теоретических постулатов Ф.  Перру и его
последователей, которые были впоследствии эффективно апробиро-
ваны (положены в основу разработки и реализации индикативных
планов) – стал принцип селективности государственной политики,
определение «привилегированных точек применения силы». «Совре-
менные, новые отрасли, – считали его сторонники, – отрасли тяжелой
промышленности, химии, общего машиностроения, нефтепереработ-
ки – это моторы, движущие силы прогресса. Они или совершенству-
ют другие отрасли (например, электронику), или готовят массовые
нововведения в будущем (такова, например, роль атомной энергети-
ки)120. Именно развитие этих отраслей–моторов и должно быть целью
селективной политики правительства, потому что они увеличивают
масштабы и темпы экономической экспансии нации, модифицируют
структуру всей национальной экономики.
Идеи дирижизма, сформулированы Ф. Перру и его последователя-
ми, нашли поддержку в политических кругах Франции. Собственно,
еще в августе 1945 года французский предприниматель и дипломат Ж.
Монне, в разговоре с Де Голлем, отметил: «Вы говорите о благососто-
янии, однако французам сейчас совсем не до этого. Благосостояние
наступит только тогда, когда французы добьются статуса, который
оправдывает его ... Производство должно увеличиваться, должна ра-
сти производительность труда; мы должны изменить страну с матери-
альной точки зрения». Де Голль разделял эту точку зрения и считал,
что государство должно взять под контроль эти процессы, сформули-
ровать стратегию национального экономического развития и «имеет
горячее желание» заняться экономическим планированием», – пишет
Б.  Гранвиль121. Поэтому планирование, как одну из форм активной
долгосрочной дирижистской экономической политики государства,
начали рассматривать как инструмент решения задач, стоящих перед
экономикой страны.
В 1946 г. был издан декрет о создании во Франции Генерального
комиссариата планирования, а в 1947 году был принят первый «План
Кушлин В. И. Государственное регулирование рыночной экономики. – М., 2005. – С. 78.
120

Гранвиль  Б. Политические проблемы экономических реформ во Франции // Мировая


121

экономика и международные отношения. – 2007. – №3. – С. 99.

121
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Монне» (1947–1950 годы, действие которого позже было продлено до


1952 года)122. Основной целью его реализации стала структурная пере-
стройка экономики, ускорение темпов экономического роста, модер-
низация старых отраслей промышленности и создание современных
системообразующих отраслей производства, преодоление отставания
национального производства от уровня других стран.
В разработке концепции государственного планирования эконо-
мики, получившего название «индикативного», в то время прини-
мали участие специалисты многих западноевропейских стран, и в
каждой стране концепция отличалась определенным своеобразием,
что отражало особенности исторических, социально–экономиче-
ских, культурных и других условий развития этого государства. В
основу концепции планирования была заложена идея «согласован-
ного хозяйства», которая предполагала добровольное согласие всех
заинтересованных субъектов на осуществление задач, поставленных
в плане. При этом предоставляется свобода выбора и принятия ре-
шений, сохраняется конкуренция, возможность конфликтов, поэто-
му план был назван индикативным. Это означало, что он является
рекомендательным, не предполагающий какой–то специальной от-
ветственности за невыполнение. В то же время в пределах рынка,
это было волевое вмешательство государства в течение экономи-
ческих процессов, его большее или меньшее влияние на поведение
хозяйствующих субъектов, на их выбор. Что касалось государствен-
ного сектора экономики, то здесь строго применялись элементы обя-
зательности.
Концепция индикативного плана содержала следующие позиции:
– прогнозирование важнейших процессов на длительную, сред-
нюю или ближайшую перспективу;
– составление подробных программ, ориентирующих экономи-
ческое развитие на определенные цели – прирост национального
продукта в заранее определенных размерах с учетом социальной и
экологической платы за этот прирост, рост занятости, улучшение
структуры платежного баланса, преодоление региональных и отрас-

Примечание.
122

Второй план «Гирша» (1953-1957 гг.); третий (1957-1961 гг.); четвертый (1962-1965 гг.); пя-
тый (1966-1970 гг.); шестой (1971-1975 гг.) объединялись вокруг этих принципов и их реализа-
ция имела существенное значение для дальнейшего развития страны.

122
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

левых диспропорций, перестройка структуры национальной эконо-


мики и т.д.;
– определение средств реализации плана – в частности предус-
матривалось государственное финансирование капиталовложений,
система преференций (кредиты, субсидии, налоговые льготы) и за-
ниженные тарифы на государственный транспорт и электроэнергию,
что должно было обеспечить прибыльность деятельности как побуди-
тельную рыночную основу развития;
– формирование разветвленной системы экономических, политиче-
ских и административных мер и учреждений (институтов), с помощью
которых государство должно реализовывать принятые планы;
– постоянная корректировка планов и модификация механизмов
их реализации.
Из этих принципов, заложенных в основу планирования развития
французской экономики, следовало, что восстановление экономики,
ее модернизация, реконструкция и создание новых отраслей произ-
водства, ускорение темпов экономического роста и преодоление от-
ставания от уровня производства других развитых стран – все эти за-
дачи невозможно было решить только с помощью прогнозирования,
планирования и программирования экономики. Необходимо было
государственное участие в формировании новой структуры экономи-
ки, государственное управление процессами ее перестройки с помо-
щью внеэкономических рычагов влияния.
Фактически речь шла о реализации мобилизационной модели,
призванной вывести страну из состояния догоняющей экономики. В
этом контексте следует обратить внимание, что к признакам класси-
ческой мобилизационной модели принадлежат коммунитарность, на-
личие харизматичного лидера123, способного сформулировать четкую
идеологию, национальную стратегию общественно-экономического
развития (естественно, экспансивного, конфронтационного характе-
ра). Обязательные компоненты мобилизационной модели, которая,
безальтернативно, базируется на единой цели – достижении эконо-
мического успеха на благо всему обществу, по своему характеру есть
внеэкономические, активизирующие имманентность, одновременно
основных составляющих государственности. К ним относятся:
Примечание.
123

Во главе влиятельной партии.

123
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

– формирование адекватной институциональной структуры об-


щества;
– идеологическое обеспечение реализации национальной страте-
гии (по определению Ф. Листа, «воспитание нации»);
– автаркия (закрытость в соответствующей форме – от абсолютной
автаркии к структурной, от скрытой до «автаркии широких полей»);
– усиление управленческой и кумулятивной роли государства;
– планификация;
– развитие социальной сферы как необходимого условия внедре-
ние мобилизационной модели124.
Франция, как и другие страны мира, пережившие мировую войну,
оказалась перед необходимостью наполнения новым, национальным
содержанием понятия государственности, создания соответствующих
времени основ политической и экономической конкурентоспособ-
ности страны в мировом пространстве. В связи с ростом значения
ресурсов для экономического развития стран, усилением их мобиль-
ности и развитием торговли она вынуждена была внести изменения
в парадигму развития – перевести из плоскости космополитической
в национальную. Потребность наращивания конкурентоспособно-
сти возникала также из необходимости усиления страны, которая
должна была противостоять внешним вызовам: от ее самодостаточ-
ности зависело будущее развитие, ее преобразование в страну, за-
нимающую соответствующие позиции в мировых рейтингах силы,
или, как минимум, не превращение в ресурсное приложение к дру-
гим странам.
Однако большим недостатком такой мобилизации является то, что
«коммунитарное» общество с таким же успехом может двигаться и
в обратном направлении. Именно поэтому харизматичный лидер и
сформулированная им прогрессивная идеология играют определяю-
щую роль в формировании составляющих мобилизационной модели:
только сильный лидер может позволить себе подорвать базовые прин-
ципы развития общества и направить его в правильное русло.
Не случайно в 1956 г., когда во Франции возник очередной поли-
тический кризис, правящие круги обратились к де Голлю, как хариз-
матической личности, с предложением возглавить власть. Он согла-

124
Лист Ф. Национальная система политической экономии. – М., 1997.

124
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

сился при условии, что получит чрезвычайные полномочия. Начиная


с 1958 года стартовало внесение кардинальных изменений в формы
государственного управления – власть президента и правительства
значительно расширялась, парламента – урезалась. В 1958 году был
проведен национальный референдум и одобрена новая Конституция,
разработанная де Голлем, согласно которой Франция стала президент-
ской республикой. В этом же году президентом Франции был избран
де Голль. Он провозгласил курс на создание экономически сильного
государства с независимой внешней политикой.
В послевоенный период развитие мировой экономики двигалось
в направлении формирования в то время инновационной, валютно–
финансовой структуры как базы космополитизма (сейчас – глобали-
зации). Суть модернизационного проекта во Франции времен Де Гол-
ля заключалась именно в реструктуризации экономики в обратном
направлении: на смену существующей ростовщической, валютноза-
висимой и потому уязвимой к внешним шокам, экономике должна
быть построена экономика «полюсов развития», где ведущими отрас-
лями должны стать машиностроение, инфраструктура, энергетика (в
частности, ядерная) и ряд других, высокотехнологичных отраслей.
Это стало государственной доктриной экономического развития и
практикой, которая заключалась в формировании устойчивой само-
достаточной экономической структуры, ядром и целью которой ста-
ло создание высокотехнологичного материального производства, а не
шаткой, внешнезависимой финансовой экономики.
На практике развитие структурообразующих отраслей положи-
ло начало возникновению сопутствующих отраслей, в частности на-
учной и образовательной, что, в нынешней трактовке необходимой
структуры и компонентов конкурентного потенциала страны, означа-
ло формирование устойчивой самодостаточной, конкурентоспособ-
ной национальной экономики125.
Очень важным обстоятельством реструктуризации экономи-
ки Франции было то, что общенациональная, государственная соб-
ственность рассматривалась как гарант формирования необходимой
национальной экономической структуры и ее развития в заданном
направлении. Частной собственности отводится роль стабилизатора

Портер М. Конкуренция / Пер. с англ. О. Л. Пелявского [и др.]. – М., 2005.


125

125
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

экономического и социального развития, а также сопутствующая


функция по формированию «полюсов развития».
Возвращаясь к вопросу о трактовке конкурентоспособности, нуж-
но отметить, что она рассматривалась как явление из сферы между-
народных экономических отношений, как необходимое условие пари-
тетного сосуществования на мировых рынках. В основу французской
теории конкурентоспособности была положена идея Ф. Листа о том,
что на мировых рынках на самом деле конкурируют государства, а не
индивидуумы126. Разработчики основ экономической политики модер-
низации во Франции Ж.–Л. Рюеф и Л. Арман в развитие этого тезиса
предложили учесть, что конкуренция внутри страны между мелкими
и средними частными предпринимателями способна разбалансиро-
вать экономическую стабильность, поэтому нуждается в обязатель-
ной координации со стороны государства (позже была предложена
форма координации – индикативное и договорное планирование).
Ими декларировался основной посыл: конкурировать между собой
на мировом рынке могут монополии, и только они, как хозяйствую-
щие субъекты, способны обеспечить поддержку конкурентной среды.
Поэтому, особенности уравновешивания экономики и действия фак-
торов экономического роста связывались с эффективностью государ-
ственно–монополистического капитализма127.
Следует акцентировать внимание на том обстоятельстве, что в этом
контексте монополии рассматривались как объект и эффективный ка-
нал влияния государства на процессы формирования заранее задан-
ной национальной экономической структуры. Более того, построение
такой структуры прямо связывалось с созданием монополий, кото-
рые за пределами компетенций государства должны были выступать
«полюсами роста и развития». Но такие монополии могли образовы-
ваться как при участии государства, гарантирующего контроль за их
деятельностью, так и самостоятельно, и тогда государству следовало
применять рычаги внеэкономического воздействия. В любом случае
контролировать деятельность монополий было проще, чем деятель-
ность множества частных предпринимателей средней руки.
Кроме того, «выращивание» монополий мало конечной целью их
транснационализацию, экспансию на внешние рынки.
126
Лист Ф. Национальная система политической экономии. – М., 1997.
127
Ж.–Л. Рюеф і Л. Арман та ін. Про перешкоди економічній експансії. – М., 1960.

126
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

Задача реформирования французской экономики, как и в других


странах мира, могла быть решена только при условии учета цивили-
зационной, коммунитарной по сути, общественной парадигмы, исто-
рически присущей этой стране. Авторы французской модели отталки-
вались от преимуществ коммунитарности, которые заключаются в воз-
можности легко мобилизовать и объединить усилия общества вокруг
общей цели, подчинить частные интересы интересам общества в целом.
Восприимчивость к такой идеологии во Франции обеспечивалась тра-
диционными глубинными коммунитарными ценностями, сформиро-
вавшимися в ходе истории страны, а также поддерживалась активной
социальной политикой государства. То есть, внедрение французской
экономической модели предполагало принимать во внимание такие
исторически присущие стране внеэкономические категории как: четко
артикулируемая стратегия развития, которую декларировало прави-
тельство, и которая включала формирование новой социально-эконо-
мической системы на принципах солидаризма, этатизма, равноправия и
экономического выравнивания128. Эта стратегия включала патриотизм,
солидаризм и социальную справедливость, как экономико-организу-
ющие формы, которые призваны были выполнять важную задачу –
консолидировать общество. Именно ее соответствие национальному
менталитету обеспечивало ей статус движущей силы консолидации
нации вокруг стратегических задач, которые предстояло решить.
В контексте модели экономического прорыва солидаризм тракто-
вался и как экономическая форма, не только обеспечивающая взаи-
модействие членов общества, но и как важное условие социального и
политического равновесия и выравнивания в обществе, необходимое
условие формирования материальной («сбережения–инвестиции»)
базы эффективного экономического развития. При этом были равны-
ми по значению понятия «права человека» с понятиями «социальная
ответственность человека» и «социальные обязанности человека»129
как основные принципы солидаризма. Права отдельного гражданина
128
Примечание.
Во Франции именно социологическая (к ней принадлежали и Ф. Перру, и Ж. Монне), а не
экономическая школа разрабатывала стратегию национального экономического развития.
129
Примечание.
Речь шла о том, что каждый гражданин имеет обязанности перед обществом, а не только
лишь права, хотя соответствующая Декларация прав человека уже повсюду внедрялась в Евро-
пе, порою искажая смысл «общественного договора».

127
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

трактовались через призму возможностей общества – их вариатив-


ность прямо связывалась с экономическими возможностями страны
и решением задачи равного доступа к социальным благам, как то об-
разованию, медицинским услуга и услугам сферы культуры. То есть,
солидарная система построения общества в этой трактовке основана
на приоритетности общественных интересов в отношении частных, а
потому и ответственность за формирование системы солидаризма, за
создание ее институтов, за контроль и координацию ее функциони-
рования полностью возлагалась на государство, как выразителя этих
интересов130.
Развитие эффективного, современного, социально–справедливого
общества, основанного на устойчивой, самодостаточной и суверенной
национальной экономике, призванной обеспечивать не только высо-
кий уровень благосостояния граждан и гарантировать равный доступ
к социальным благам, но и такой, которая дала бы возможность стра-
не занять позиции доминирования, – стала основной национальной
идеей.
Де Голль, как и Ф. Перру, настаивал на развитии устойчивой наци-
ональной экономической структуры, призванной обеспечить стране
конкурентоспособность на мировых рынках, развитие внутреннего
рынка, высокую доходность национальной экономики как базы со-
циального и гуманитарного развития страны. Они исходили из ак-
сиомы: конкурентоспособной может быть только страна, имеющая в
своем распоряжении устойчивую экономическую структуру, научный
и кадровый потенциал, прочную идеологическую базу, сильное госу-
дарство, являющееся мощным собственником, реально влияющим на
перераспределение общественного богатства и стоящем на страже об-
щественно важных, а не частных интересов.
Французская стратегия национального экономического прорыва
была прозрачной и понятной. Ее восприятие обществом обеспечива-
лось двумя каналами – идеологическим и экономическим. Воспита-
ние патриотизма, активная идеологическая работа, в частности, среди
молодежи, привлечение общества к участию в формировании госу-
дарственной политики защиты свобод, прав и интересов граждан и
восстановления авторитета государства, привлечения их к участию в

130
Laroque M. Politiques socials dans la France contemporaine. – P. 1984.

128
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

формировании государственной системы социальных обязательств и


социальной ответственности, формирование активной гражданской
позиции в утверждении требований соблюдения правопорядка, не-
терпимость к преступлениям также рассматривались как необходи-
мое условие реализации этой модели государственного управления. В
экономическом контексте основным аргументом в пользу ее внедре-
ния было общественное ожидание, связанное со стремительным раз-
витием инновационной экономики и развитием рынка труда.
Исходя из этих задач, государство объективно не могло деклари-
ровать как основную свою задачу приоритетность частных интересов
относительно общественных. В то же время удовлетворение частных
интересов рассматривалось как непременное условие обеспечения
общественного благосостояния. Координация общественных (соли-
дарных) и частных интересов, формирование условий эффективной
реализации частных интересов возлагалась на государство, но оно не
должно было осуществлять в отношении частного сектора патерна-
листских функций.
Конечно, основной составляющей национальной стратегии эконо-
мического и социального возрождения Франции была экономическая
программа развития, которая, однако, по концептуальной парадигме
также была солидаристская. Причем и солидарная социальная сфера
также рассматривалась в экономическом контексте. В частности, трак-
товка эффективности социальной сферы как одной из предпосылок
экономического равновесия в обществе и составляющей построения
эффективной экономики сводилось к тому, что социальная сфера рас-
сматривалась как один из источников доходов, составляющих основу
потребительского спроса и поэтому стимулом развития; как источник
сбережений и инвестиций; как отрасль экономической деятельности.
Соответственно и сокращение разрыва в доходах экономисты и со-
циологи оценивали как рычаг, который должен быть использован для
экономического возрождения: и как основа формирования сбалан-
сированного внутреннего спроса; и как предпосылка формирования
рациональной экономической структуры, обеспечивающей устойчи-
вость и самодостаточность национальной экономики, неуязвимость к
внешним вызовам и шокам. Причем такое сокращение должно было
обеспечиваться за счет создания новых рабочих мест, развития новой
архитектуры социальной сферы и, конечно, прогрессивной системы

129
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

налогообложения. Голлисты выступали за сокращение социальных


трансфертов (социальных дотаций), как коррумпированной, убыточ-
ной и неэффективной системы социального выравнивания.
Особое место в этой модели отводилось усилению роли государ-
ства, сила которого, как экономического актора, основывается на го-
сударственной собственности, что, в свою очередь, должна стать базой
формирования финансово–экономического ресурса развития, играть
кумулятивную роль в развитии национальной экономической струк-
туры, быть основой развертывания таргетирования, индикативного и
директивного планирования, обеспечивать благоприятные условия
для макроэкономического влияния и регулирования, формирования
стандартов на рынках труда, ценообразования и заработной платы.
Осознание того, что обновление французского общества невоз-
можно без вмешательства государства, что обеспечение управления
государством процессами создания солидарной системы происходит
благодаря формированию экономической базы развития социально
справедливого общества и, прежде всего, государственной собствен-
ности, в послевоенный период утвердилось. Как французские тео-
ретики – экономисты и социологи во главе с Ф. Перру, так и первые
послевоенные правительства Франции, определили в качестве прио-
ритетной задачи формирования основного и самого мощного рычага
государственного управления и корректирующего влияния – госу-
дарственную собственность. Они исходили из того, что бедное госу-
дарство, как независимый субъект экономической деятельности, не
может влиять на другие независимые субъекты экономической дея-
тельности, выполнять консолидирующую и координирующую роль.
Государственная собственность признавалась основной формой бо-
гатства и основным источником формирования экономического ре-
сурса развития страны.
Все правительства Франции расценивали государственную соб-
ственность как важный элемент мобилизационной модели, ведущий
канал влияния на общественно–экономические процессы, основу обе-
спечения экономической безопасности и, одновременно, инструмент
специфической автаркии. Задачи, решение которых возлагалось на го-
сударственный сектор экономики в рамках мобилизационной модели,
в основном сводились к созданию стратегической, подчиненной на-
циональным интересам структуры экономики с целью осуществления

130
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

экономического прорыва и дальнейшего устойчивого, экспорто-ори-


ентированного (экспансионистского) развития. Государственная соб-
ственность действительно выполняла функции формирования:
– экономической базы рационального управления трансформаци-
онными процессами и контроля за ними во всех сферах, в частности в
сфере международных экономических отношений;
– государственного ресурсного, материального и финансового по-
тенциала, который может быть использован для построения необхо-
димой экономической структуры (инновационной экономики), для
развертывания кумулятивных процессов в традиционных сферах, ба-
зирующихся на национальных природных и приобретенных преиму-
ществах;
– канала влияния на все экономические процессы – уровень макро-
экономической стабильности, конъюнктуру, ценообразование;
– сектора занятости и обеспечивала контроль за тенденциями
на нем;
– базового уровня заработной платы и стандартов развития рынка
труда;
– материальной базы стабильного обеспечения потребностей соци-
альной сферы.
Формирование базы трансформации экономической модели раз-
вития страны – государственной собственности,  во времена де Гол-
ля существенно упрощалось благодаря предварительно проведенным
реформам первого послевоенного правительства. Пять ведущих ми-
нистерств, в том числе – экономики, в том правительстве возглав-
лялись министрами-коммунистами, которые провели решительно
национализацию собственности (без возмещения ущерба коллабора-
ционистам, и с минимальным возмещением, по задекларированной в
налоговых органах стоимости – владельцам предприятий, имевших
стратегическое значение, или производств, которые могли сыграть
роль «полюсов развития»). В распоряжение государства перешли
60% банковского капитала страны и пять крупнейших банков Фран-
ции. Были объявлены стратегическими отраслями угольная, газовая
промышленность, электростанции и инфраструктура, имеющая от-
ношение к энергетике, военно-промышленный комплекс, транспорт,
авиационная и частично автомобильная промышленность, около 20%
производственных мощностей страны, причем ведущих, системо- и

131
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

структурообразующих производств, способных определить направ-


ления экономического развития страны131.
Солидаристский контекст преобразований в стране получил воз-
можность реализоваться во Франции за счет доходов от функциони-
рования объектов государственной собственности и за счет высокого
уровня перераспределения доходов через государственный бюджет.
То есть, правительство могло отныне влиять на формирование новой
экономической структуры, которая бы обеспечивала и другие прин-
ципы солидаризма – реализация плана развития новой национальной
экономической структуры означала увеличение количества рабочих
мест для экономического (трудоспособного) населения в рамках фор-
мирования сопутствующих производств. В то же время, этой цели
также служили процессы инновационного обновления социальной
сферы, развитие и синергия государственно-частного партнерства, и
тому подобное.
Основные солидаристские посылы государства обществу заклю-
чались в том, что солидарная система строится на принципе вырав-
нивания доходов и обеспечении равного доступа к социальным бла-
гам. Кроме того, речь шла о необходимости создания новой архитек-
туры социальной сферы за счет развития сферы социальных услуг,
системы социальных работ, которые должны были обеспечивать ра-
бочими местами избыточное экономическое население. Такая архи-
тектура упреждала бы получение незаработанных доходов (прямое
паразитирование на обществе) экономическим (работоспособным)
населением.
Прозрачными и понятными для общества были также задачи меж-
дународного контекста национального экономического развития.
Потеря целого ряда колониально зависимых стран побудила прави-
тельство задекларировать солидаристскую концепцию международ-
ного сотрудничества, построенную на принципах выравнивания и
сокращения разрыва в доходах за счет перераспределения мирового
валового продукта, усиления интеграционных процессов, обуслав-
ливаемых солидаристской целесообразностью. Сокращение разрыва
в доходах и повышение уровня жизни в развивающихся странах и в
странах периферии, как считалось, должно было создать условия для
131
Adams W. J. Restructuring the French Economy. Government and the Rise of Market Competion
since the World War II. – Washington, 1989.

132
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

эффективного развития мировых рынков на основе выравнивания


структуры и объемов спроса132.
На самом деле Франция пыталась сохранить рынки сбыта, сырья
и дешевой рабочей силы, а также капиталы, размещенные в бывших
колониях. Главной, незадекларированной в стратегии национального
экономического развития целью международного позиционирова-
ния, была экономическая экспансия, экономический неоколониализм,
основанный теперь не на военных, а на экономических преимуще-
ствах, высокой конкурентоспособности социально–экономической
системы.
В основу стратегии социального развития, базирующейся на прин-
ципах солидаризма, выравнивания, декларации принципов социаль-
ной ответственности и социальных обязанностей, было положено
стратегию национального экономического развития, также базирую-
щуюся и на принципе рациональности. Однако суть экономического
проекта возрождения Франции на самом деле заключалась в реали-
зации концепции «экономического национализма» – мобилизацион-
ной модели, основным элементом которой является автаркия. При-
чем, автаркия в этом проекте не сводилась только к протекционизму,
а была многоаспектной, структурной и, во многом, специфической
(скрытой).
Мобилизационная модель экономического прорыва Франции, как
первый шаг на пути развития солидарной, социально–справедливой
экономики, трактовала международные экономические отношения
как конкуренцию (противостояние) стран, а не экономических субъ-
ектов, и требовала в этих отношениях строго придерживаться наци-
ональных экономических интересов. Задекларированное изменение
субординации экономических интересов – подчинение частных эко-
номических интересов общесоциальным целям – требовало призна-
ния необходимости этатизма и патернализма, опоры на собственные
силы, а также установление равного права, правил и условий конку-
ренции для всех существующих в стране национальных субъектов
экономической деятельности, различных по форме собственности
(государственной, кооперативной, частной). У государства не было
нужды заботиться о среднем и малом бизнесе – такая конкуренция
Arthus P., Bismut C., Debonneuil M. La penetration etrangere sur le marche francais //
132

Economie et statistique. – 1981. – No135.

133
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

была решающим фактором, позволяла экономическим субъектам вы-


бирать свою экономическую нишу и, тем самым, быть опорой страте-
гических, старых и вновь созданных «полюсов и локомотивов разви-
тия». Именно формирование таких точек роста создавало условия для
самоорганизации и самосовершенствования частных производств,
для роста их числа, а следовательно – количества рабочих мест, но с од-
ним уточнением: ограничении участия в этих процессах иностранных
предпринимателей как силы, определяющей направления развития
экономики. Все это дополняло, систематизировало и способствовало
укреплению устойчивости и самодостаточности национальной эконо-
мики, позволяло государству не регулировать прямо деятельность хо-
зяйствующих субъектов, не вмешиваться в их деятельность, но и, од-
новременно, не нести солидарную ответственность за ее результаты.
Однако, французское государство не отказывалась от корректи-
ровки деятельности крупного бизнеса, справедливо полагая, что он,
во–первых, может играть системообразующую роль и эту его способ-
ность необходимо направить на пользу стране, в нужное русло, а, во–
вторых, существует опасность превращения этого бизнеса в олигар-
хическую структуру, которая может полностью изменить устройство
страны, превратиться в мощного конкурента государства и, таким об-
разом, поглотить его вместе со всеми его возможностями и функция-
ми. Корректировки деятельности крупного бизнеса французским го-
сударством осуществлялась с помощью нескольких рычагов влияния,
среди которых – создание системы «солидарности бизнеса и государ-
ства», то есть, выдвигалось требование усиления социальной ответ-
ственности бизнеса для достижения синергии государственно-част-
ного партнерства в качестве основного движущего фактора экономи-
ческого развития общества. Такое государственно–частное партнер-
ство, конечно, проявлялось во взаимной лояльности – благоприятной
кредитной политике государственных банков в отношении бизнеса
и возможности гарантированного получения государственных за-
казов, необходимых для усиления стратегической экономической
структуры страны крупными финансово–промышленными группа-
ми. Синергия этого партнерства была особенно ощутимой в преде-
лах создаваемых государственно–монополистических объединений.
К формированию таких объединений государство и крупный бизнес
побудила необходимость инновационного обновления этой структу-

134
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

ры, и, соответственно – проведение дорогостоящих фундаментальных


и прикладных исследований, в частности в области атомной энерге-
тики и электроники. Конечно, национализация крупнейших банков
страны, которые входили в состав «первой мировой десятки», давала
государству возможность организовывать научно–исследовательские
работы, особенно в области фундаментальных исследований, однако
задача комплексного внедрения и использования их результатов воз-
лагалось на крупный бизнес.
Первые годы внедрения этой модели отличались высоким уровнем
мобилизации всех имеющихся у общества ресурсов для достижения
поставленной цели. На государство возлагалась основная тяжесть
социальной ответственности за результаты имплементации мобили-
зационной модели, достижения цели и целей ее внедрения. Государ-
ство брало на себя обязательство создать рациональную устойчивую
и конкурентоспособную национальную экономическую структуру –
стратегически важные структурообразующие области и кластеры,
которые стимулировали бы саморазвитие национальной экономики,
производили кумулятивное воздействие на формирование вокруг
них сопутствующих отраслей и обслуживающих кластеров (эффек-
ты акселератора и мультипликатора). Используя бюджетные средства,
государство осуществляло этатистские функции в отношении эконо-
мики: патерналистскую – прямого финансирования, и субсидиарную;
макроэкономического регулирования; корректировки и координации
экономической деятельности; кредитования; социального обеспечения,
защиты и поддержки; создание социальных рабочих мест; формиро-
вание стандартов на рынках труда, кредитов, ценообразования и тому
подобное; лоббирования, продвижения и защиты общенациональных
и частных интересов в мировом экономическом пространстве.
Координация деятельности с целью формирования новой, опти-
мальной экономической структуры осуществлялась, также, через си-
стему дирижизма, что было инновационным для Франции явлением,
причем эта система распространялась на все важнейшие сферы жизни
общества. Но способность государства выполнять свои обязательства
перед обществом и реализовывать экономические функции в рамках
модели экономического прорыва тесно связывалась с ее экономиче-
ским ресурсом, в первую очередь, инвестиционным потенциалом, кото-
рый формировался за счет доходов от ее экономической деятельности,

135
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

как собственника, и фискальных доходов и сборов, конфискатов,


внешних и внутренних заимствований.
Французское правительство, которое сосредоточилось на форми-
ровании источников государственных инвестиционных ресурсов, как
важного фактора действенности мобилизационной модели и главно-
го условия построение необходимой структуры экономики отталки-
валось от понимания ведущей роли национальных инвестиций, ко-
торыми можно управлять с помощью государственного инвестиро-
вания (кумулятивный эффект). Было понимание, что иностранные
инвестиции, потоки которых зависят от прибыльности вложения, в
разворачивающейся экономике могут подрывать рациональность,
искажать национальную экономическую структуру. Они также могут
иметь кумулятивный эффект, «притягивая» к себе национальный ин-
вестиционный ресурс и отвлекая его от отраслей, развитие которых
необходимо стране.
Поэтому, государственная политика инвестирования в структу-
ро- и системообразующие отрасли в открытой экономике свободного
предпринимательства возможна только при особых условиях – спец-
ифической автаркии, а именно – создании скрытых препятствий на
пути свободного оттока из страны ресурсов и создание условий для
притока из–за рубежа инвестиций в сферы, которые интересны госу-
дарству в контексте построения новой структуры. Такие препятствия
и такие условия должны носить экономический характер, не вступать
в противоречие с основным принципом рыночной экономики – до-
ходностью, базой становления конкурентоспособности и выживания
бизнеса.
Предотвращение деформации экономической структуры во Фран-
ции в этот период связывалось с наращиванием внутренних заимство-
ваний, как одним из источников инвестирования, но принималось во
внимание, что инвестиционный потенциал общества формируется за
счет внутренних сбережений, которые растут благодаря росту числа
рабочих мест, эффективности социальной сферы и сокращению раз-
рыва в доходах. В то же время, к внешним заимствованиям как источ-
нику развития рациональной экономической структуры правитель-
ство относилось предвзято, считая, что долговые обязательства перед
внешним инвестором препятствуют реализации основного принципа
мобилизационной модели: считалось, что формирование суверенной

136
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

национальной экономики с заранее определенной конкурентоспособ-


ной структурой невозможно, если учитываются интересы стороны–
заемщика. Правительство рассматривало внешние заимствования и
иностранные инвестиции как возможный дополнительный источник
развития национальной экономики при условии строгого контроля
и ограничений к их использованию, что соответствует требованиям
мобилизационной модели. Так, например, иностранные инвестиции
не могли быть привлечены в стратегические отрасли, чтобы не был
установлен внешний контроль над ними, и в сферы, которые смогут
помешать формированию рациональной экономической структуры,
отвлекая и стимулируя перелив к ним национальных капиталов.
Таким образом, иностранные инвестиции становились подкон-
трольными обществу и работали, прежде всего, на его потребности,
принимались страной на определенных условиях, преимущественно
путем создания совместных предприятий. По жестким требованиям
денежные доходы, полученные от реализации продукта иностранной
инвестиционной деятельности, должны оставаться на территории
страны и должны быть реинвестированы, тогда как товары, получен-
ные в результате этой же инвестиционной деятельности, разрешалось
репатриировать. В то же время французское государство выступало
гарантом иностранной инвестиционной деятельности, что делало ин-
вестирования в ее экономику привлекательными.
Конечно, при условии формирования жестких основ государствен-
ного влияния на экономику необходим был контроль, который спо-
собствовал возникновению коррупции, поэтому во французском об-
ществе активно обсуждался вопрос развития институтов демократии,
которые были в то время весьма слабыми и непопулярными. Фран-
цузское правительство не сочло нужным заниматься этими пробле-
мами (что естественно, поскольку вмененной функцией государства
есть авторитаризм), ограничившись формированием основ независи-
мой правовой системы, а общество, в силу различных причин и при
условии усиления идеологического влияния на общественное созна-
ние («воспитание общества») было достаточно аполитичным. В то же
время, правительство справедливо считало необходимым развитие
механизмов глубинного противодействия искажению мобилизацион-
ной политики. Одним из ведущих направлений, как уже отмечалось,
оно считало необходимость упорядочения отношений с бизнесом.

137
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

В этом смысле важным средством рыночного противодействия ис-


кажениям мобилизационной модели развития было обеспечение не-
вмешательства государства в деятельность частного сектора в сфере
малого и среднего бизнеса, которые должны руководствоваться ры-
ночными стимулами и развиваться в направлении эффективного вза-
имодействия с государственным сектором.
Правительство, несмотря на давление либеральных сил, не поддер-
живало тезис о необходимости оказания помощи малому и среднему
бизнесу считая, что субъекты хозяйственной деятельности, основан-
ной на частной собственности, должны формироваться на условиях
самомотивации, быть свободными в выборе сферы приложения капи-
талов и действовать в конкурентном поле по своему усмотрению. От-
ветственность за успехи бизнеса возлагалась на тех, кто его создавал.
Таким образом, сфера мелкого и среднего бизнеса формировалась на
стихийных началах и в общественном производстве выполняла сопут-
ствующую функцию, дополняя национальную экономическую струк-
туру и придавая ей устойчивость. Государство закрепило за собой
функцию формирования стратегических направлений национально-
го экономического развития и развития инфраструктуры, открывало
новые широкие возможности применения капиталов, инвестирова-
ние этой стратой бизнеса. С другой стороны – государство выступало
за невмешательство в деятельность малого и среднего бизнеса и осу-
ществляло защиту на правовых принципах малого и среднего бизнеса
от поглощения крупным бизнесом133.
Вторым важным направлением было упорядочение отношений с
крупным бизнесом. В рамках применения мобилизационной модели
правительство допускало возможность формирования в стратегиче-
ски важных отраслях наряду с государственными монополиями как
важными центрами, «полюсами экономического развития» частных
монополистических объединений. На монополии, роль которых была
описана Ф. Перру в контексте теории доминирования134, возлагалась
задача усиления внутренней и внешней конкурентоспособности госу-
дарства. Они рассматривались также как канал влияния на формиро-
вание рациональной экономической структуры, акселератор развития
сопутствующих отраслей и существенный источник государственных
133
Франция. В поисках новых путей / Под ред. Ю. И. Рубинского. – М., 2007.
134
Perrux F. L’économie du XX siécle. – P., 1961.

138
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

доходов. На них возлагалась задача осуществления экспансии, проры-


ва на мировые рынки. Процессы монополизации расценивались как
логичное, объективное продолжение рыночного развития, следствие
конкурентной борьбы, способствующие централизации и аккумуля-
ции капиталов для развития, способствующие росту общественной
производительности труда и внедрению новых технологий. Однако
это отношение касалось только тех производств, которые находились
в сфере внимания государства, под его контролем: именно за государ-
ством закреплялись приоритетные относительно монополий права и
обязанности определять направления развития (структуру) нацио-
нальной экономики, определять национальные приоритеты и защи-
щать национальные интересы.
Так же активно, через систему рычагов экономического и прямо-
го регулирования государство противодействовало формированию
и деятельности монополий, которые не сотрудничали с ним. То есть
внедрение солидаристского принципа подчинения частных интересов
общенациональным правительство распространило на монополии и
крупный бизнес. Контроль за их деятельностью осуществлялся через
механизмы государственно-частного партнерства, акционерное уча-
стие государства в их деятельности (с правом решающего голоса), че-
рез развитие системы государственных заказов и индикативное пла-
нирование.
Учитывая поставленные задачи защиты национальной экономики
на период формирования национальной экономической структуры и
становления потенциала экономической экспансии на внешние рын-
ки правительство активно использовало широкий спектр рычагов
экономического воздействия, в частности валютного и макроэконо-
мического регулирования национальной экономики.
Валютное регулирование и валютный контроль рассматривались
как инструменты стабилизации экономического развития и включе-
ния в мировое экономическое пространство на условиях государства,
защиты национальной экономики и средства стимулирования и ин-
тенсификации притока финансовых ресурсов в экономику.
Механизмы валютного контроля требовали применения других,
в том числе административных, ограничений, которые могли оцени-
ваться международным сообществом как оправданные лишь в кон-
тексте особенностей национальной валютной политики.

139
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

  Меры валютного контроля применялись правительством в двух


формах влияния на валютные отношения: прямого воздействия го-
сударства на валютный курс – установление единого фиксирован-
ного валютного курса с отказом от свободного действия механизмов
спроса и предложения в этой сфере; и применение административных
ограничений, направленных на предотвращение злоупотреблений
в этой сфере. Целью такой политики была поддержка курса наци-
ональной валюты, которая обесценивалась из–за оттока капиталов
(факторов производства), и одновременно предотвращение некон-
тролируемого оттока капиталов. Параллельно применялись меры
протекционистской защиты национальной экономики. В стране был
гарантирован стабильный курс валюты и гарантировано возмеще-
ние, поэтому импортеры и экспортеры начали охотно сотрудничать
с правительством.
Прежде всего, валютный контроль и валютное регулирование име-
ли целью поддержание равновесия платежного баланса, достаточно
чувствительного к внешним (кризис в других странах) и внутренним
(«разрегулированности» национальной экономической структуры)
шоков, а также наращивание ресурсов для развития – вместо уста-
новления экспортных взысканий государство заставляло экспорте-
ров продавать валюту не по рыночной, а по фиксированной цене. Ва-
лютный контроль фактически был специфической формой автаркии,
необходимой составляющей эффективного управления экономикой,
дирижизма.
Механизмы валютного контроля охватывали ряд мероприятий, в
частности, установливалась монополия государства на закупку и про-
дажу валюты. Кроме того, был установлен четкий порядок осущест-
вления валютных операций, требующих валютного покрытия, и чет-
кие правила использования валюты. Взаиморасчеты между Францией
и другими государствами регулировались с помощью различных «тех-
нических» приемов, основными из которых стали соглашения о това-
рообмене, клиринг и платежные соглашения, соглашения о поставках
по товарным спискам. Государство лицензировало импорт и экспорт,
предоставляя право на приобретение валюты. При этом, получаемая
валюта должна была быть репатриирована. Запрещался экспорт де-
нежных капиталов за границу, а зарубежные авуары предпринима-
телей жестко контролировались и, при нарушении этого правила,

140
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

капиталы, находившиеся на территории Франции, конфисковались.


Иностранные капиталы, находившиеся в стране, также жестко кон-
тролировались. В частности, условием инвестирования, как уже от-
мечалось, стал запрет репатриации доходов в денежном выражении,
а контроль за движением капиталов усиливался мерами таможенного
контроля и контроля за денежными переводами135.
Ожидания либерально настроенных экономистов, которые счита-
ли, что применение таких мер будет иметь негативные последствия –
рост уровня протекционизма; усиление изолированности страны,
при которой сохраняются лишь внешнеэкономические связи, необ-
ходимые для ее жизнеспособности; потери от неиспользования пре-
имуществ международной специализации; усиление дискриминации
путем установления контроля за потоками товаров в обоих направле-
ниях (валютный контроль предусматривал регулирование экспорта–
импорта товаров, например, ввоз сырья, технологий и оборудования,
но не продуктов питания; вывоз готовой продукции, а не капиталов,
или факторов производства – сырья, квалифицированной рабочей
силы и т.д.) оправдались лишь частично. Международные экономиче-
ские связи Франции становились все более интенсивными, что было
обусловлено наведением порядка в валютных отношениях, их прогно-
зируемость, и, прежде всего, привлекательность активно и прозрачно
развивающейся французской экономики.
Более того, такая форма автаркии оказалась достаточно эффектив-
ной: произошло сокращение объемов импорта и уравновешивание
платежного баланса; структура экономики приобрела экспортоориен-
тированное направление; был обеспечен высокий уровень занятости
и высокий уровень экономической активности; прекратился отток
капиталов; улучшились условия торговли (экспорт осуществлялся по
фиксированным, более высоким ценам, которые формировались на
основе регулируемого валютного курса); существенно подешевело об-
служивание национального долга.
Правительство осознавало, что валютный контроль в предложен-
ном виде – это не популярная, а потому временная мера, которая мо-
жет подорвать основы рыночной экономики, поэтому и спланировало
его применения только до того времени, когда будет сформирована

Барр Р. Политическая экономия: В 2–х томах: Т. 1 Пер. с фр. – М., 1995. – С. 152-156.
135

141
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

база конкурентоспособности национальной экономики и обеспечены


устойчивые позиции на внешних рынках.
Рычагом стабилизации, стимулирования, контроля и сдерживания
правительство также считало макроэкономическое регулирование,
которое осуществлялось путем фиксирования разрыва в доходах и
расходах государства – бюджетного дефицита. Стабильные, контро-
лируемые размеры дефицита бюджета не противоречили принципам
опоры на собственные силы и тесно связаны с монетарной политикой –
автаркичность страны обеспечивалась с помощью специфической,
ориентированной на внутренние нужды монетарной политики. Та-
кая политика во Франции имела целью стимулирование и ускорение
экономического развития и ее важным инструментом стала контро-
лируемая инфляция, которая была действенной, поскольку темпы ее
(колебания) в открытой национальной экономике совпадали с миро-
выми. Принималось во внимание, что если национальная экономика
по темпам инфляции будет опережать мировую – будет происходить
отток денежных капиталов из страны. В стране была обеспечена база
для конструктивной роли инфляции – инфляция смогла сыграть в ры-
ночных условиях делегированную ей функцию, стать основным фак-
тором общественной экономической динамики.
Противодействие деструктивному влиянию инфляции осущест-
влялось с помощью жесткого контроля за курсом валют, их фиксации.
Учитывая, что неоправданная ревальвация национальной валюты
сужает возможности экспорта, сдерживает развитие, деформирует
условия международной конкуренции и стимулирует неконтролируе-
мые инфляционные сдвиги, а неоправданная девальвация сдерживает
формирование национальной базы сбережений и инвестиций, наци-
ональных резервов, дестабилизирует экономическое развитие и по-
буждает к выводу капиталов за границу, правительство считало, что
зафиксированный и стабильный курс национальной денежной еди-
ницы решит многие проблемы, в частности сделает контролируемой
инфляцию.
Особенности финансового капитала Франции определены истори-
чески и, в отличие от других стран, он играл основную роль, определяя
структуру и суть национальной экономики, как финансово–кредит-
ной. В контексте задач реструктуризации экономики правительство
начинает использовать финансово-банковскую и кредитную сферы

142
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

как мощный инструмент экономического регулирования. Несмотря


на то, что в стране банки и финансовые группы были слиты так, что
границы между ними были размытыми, а новые промышленные фир-
мы создавались несколькими финансовыми группами, будущие на-
правления развития национальной экономики определялись именно
ими. Национализация крупнейших банков подорвала позиции фи-
нансового капитала и государство смогло взять под жесткий контроль
эту важную сферу. Однако дополнительными мерами к прямому ре-
гулированию этой сферы стали государственно-частное партнерство
(в том числе с иностранными коммерческими и государственными
банками), а также регулятивная политика Национального банка. По-
литика правительства сводилась к контролю за этой сферой и предот-
вращала финансовые монополии и финансовые манипуляции, между-
народные спекулятивные операции, отток капиталов и одновременно
гарантировала безопасность их деятельности, поэтому эта политика
способствовала укреплению доверия к банковской сфере.
Государство корректировало процессы создания на базе банков-
ской системы мощного корпоративного инвестора (состоялось соче-
тание и частичная замена функций рынка ценных бумаг), причем вли-
яло на сферы размещения капиталов. В такой ситуации противоречие
между интересами общества, представленного государством, и вла-
дельцами денежных капиталов в определенной степени разрешалось,
а ответственность за рациональное их использование возлагалась од-
новременно и на инвестора, и на государство.
Кредитная система страны также опиралась на государственную
собственность: корпоративная ответственность (когда в число корпо-
ративных инвесторов входит государство), стала действенной формой
согласования общественных и частных интересов и не противоречила
параметрам рыночной модели саморазвития – с одной стороны, го-
сударство в этой сфере выступало собственником–предпринимате-
лем, с другой, именно государство становилось гарантом стабильно-
сти развития этой сферы, имея возможность защитить ее от внешней
конкуренции. Не подлежит сомнению, что присутствие государства в
финансовой, кредитной, банковской сферах повысило имидж и при-
влекательность этой сферы для инвесторов.
Еще одним каналом управления экономическими процессами стал
контроль за ценообразованием. Принципы ценообразования в стране

143
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

оставались рыночными, но контроль за ценообразованием государ-


ство осуществляло с целью предотвращения искажений в этой сфе-
ре, ориентируясь на цены в государственном секторе производства
и цены, которые определялись свободной рыночной конъюнктурой.
Правительство исходило из того, что фактор цены – это фактор кон-
троля за макроэкономическими показателями а также фактор регули-
рования движения капиталов и природных ресурсов, кроме того –
индикатор гармоничности развития экономики и форма контроля за
монополиями.
В целом такие подходы позволили французскому правительству
контролировать источники финансирования не только от деятельно-
сти государственных предприятий, но и от частных. Благодаря имею-
щемуся ресурсу, активная роль государства, обеспеченная его эконо-
мической способностью, дала ему возможность направлять развитие
общественного производства в необходимое русло, и одновременно
координировать частный сектор. Конечно, такая деятельность госу-
дарства подкреплялась активными формами государственно-частно-
го партнерства.
Планирование до сих пор является одной из ведущих форм дири-
жизма, остается его важным элементом в системе рычагов регулиро-
вания, координации и контроля национального экономического раз-
вития.
Специфичность французской формы планирования и, таким об-
разом, управление общественным экономическим развитием заклю-
чается в том, что оно призвано обеспечить синергию интересов го-
сударственного и частного секторов общественного производства и
сохранение и развитие стратегически важной национальной эконо-
мической структуры. Целью планирования является становление но-
вой по качеству и соответствующей менталитету общества системы
управления экономическим и социальным развитием, использования
его в качестве глобального и противоконьюнктурного инструмента
стабилизации.
Этот инструмент во Франции был задействован в нескольких фор-
мах – директивного планирования для государственного сектора, ин-
дикативного планирования для частного сектора, договорного плани-
рования (между государством и частным сектором) и таргетирования.
Если директивное планирование предусматривало непосредственное

144
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

планирование деятельности предприятий и распространялось только


на структурообразующие области государственного сектора, то инди-
кативное планирование касалось деятельности частного сектора и ре-
ализовалось через систему государственных заказов, которые призва-
ны были стабилизировать рынки и гарантировать сбыт продукции.
Избыточная продукция, изготовленная частным сектором сверх зака-
за, не подлежала государственному патронату, и таким предприятиям
не гарантировался сбыт их продукции и поддержка на иностранных
рынках – предприятия должны были полагаться на собственные ка-
налы сбыта и регулировать объемы производства в соответствии со
своими возможностями.
В рамках государственно-частного партнерства были объединены
директивное планирование и система государственных заказов в до-
говорное планирование, которое предусматривало работу частного
сектора по контрактной и тендерной системам, а гарантии государ-
ства носили временный характер.
Таргетирование – планирование отдельных показателей развития,
в частности макроэкономических, на которых завязаны остальные,
стало составляющей национальных стратегий, что позволяло госу-
дарству определять цели и сферы, вокруг которых разворачиваются
экономическая деятельность.
Все формы дирижизма достаточно эффективно применялись го-
сударством с целью координации процессов построения и развития
устойчивой и самодостаточной национальной экономической струк-
туры. Используя эти механизмы, государство получало возможность
создавать дополнительные стимулы развития, которые хорошо вос-
принимались частным сектором и таким образом помогали концен-
трировать ресурсы для развития экономики в нужном направлении.
Реализация мобилизационной модели имела решающее значение
для будущего развития Франции, в частности – для формирования ос-
нов ее экономической системы, которая стала в дальнейшем ее базовой
моделью. Применение мобилизационной модели для осуществления
экономического прорыва имело конечной целью позиционирования
страны в глобальной экономической среде как лидера и интеграцию в
сообщество других стран–лидеров на паритетных условиях. Франции
удалось достичь этих целей благодаря сознательному применению
всех рычагов дирижизма. В течение 60–х годов продолжалась модер-

145
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

низация французской экономики, существенно изменилась ее струк-


тура. Проходила реконструкция традиционных отраслей и особенно
быстрыми темпами начали развиваться инновационные отрасли. За-
вершилась модернизация сельского хозяйства. Уже в конце 60–х годов
в собственности государства находилось 87% банковского капитала,
97% угледобычи, 80% производства электроэнергии, 95% добычи газа,
100% железнодорожного и 95% воздушного транспорта. На национа-
лизированных предприятиях, на которые приходилось 38% капита-
ловложений, работало 25% государственных служащих и 16% самоза-
нятого населения, создавалось 14% добавленной стоимости. Франция
также заняла лидирующие позиции по уровню производительности
труда. Экономика страны успешно развивалась.
За 15 лет применения этой модели ВВП Франции удвоился, уже в
первое десятилетие, в 1956–1966 годы, объем промышленного произ-
водства вырос более чем на 60%, его объемы росли в среднем на 6%
ежегодно. Экономика легко выдерживала давление международной
конкуренции. Франция превратилась в крупного экспортера про-
мышленной и сельскохозяйственной продукции. Если в 1950 году на
колониально зависимые страны Франции приходилось 42% экспорта,
то в начале 70–х годов он стабилизировался на уровне 19,6%, а доля
Европы возросла с 38% до 69%136. Структура торговли Франции стала
более эффективной (изменилось соотношение в пользу экспорта), как
и общая структура экспортно–импортных операций: ввозилось сы-
рье, а вывозились готовые товары, что стимулировало развитие про-
изводства и сельского хозяйства.
Под влиянием этих изменений трансформировалась социальная
структура французского общества, улучшалось благосостояние граж-
дан. Развитие экономики положительно сказалось на уровне жизни
населения. Если в 50–х годах уровень жизни во Франции, по данным
Всемирного банка, был вдвое ниже, чем в США, и на четверть чем в Ве-
ликобритании, то в 1975 году он был ниже лишь на четверть от уровня
США и на четверть опережал уровень Великобритании, а потребле-
ние населения выросло почти в 4 раза. Уровень занятости населения
составлял до 1973 года почти 100%, что свидетельствовало о высоких
возможностях и перспективах национальной экономики. Страна ста-

136
Франция. В поисках новых путей / Под ред. Ю. И. Рубинского. – М., 2007.

146
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

ла мировым лидером в таких ключевых областях, как атомная энерге-


тика, авиакосмическая и военная промышленность, скоростной же-
лезнодорожный транспорт, строительная отрасль, сельское хозяйство,
высокая мода и туризм. Более равномерным стало размещение отрас-
лей, поскольку, реализуя программы стимулирования роста крупных
и средних городов, высокой занятости населения, правительство сти-
мулировало развитие отраслей в направлении географической дивер-
сификации137.
Произошли изменения и во внешней политике страны. Франция
создала собственное ядерное оружие, приостановила членство в
НАТО, активизировала деятельность в направлении создания инте-
грационного объединения – ЕЭС, значительно расширились на пари-
тетных условиях всесторонние связи со странами мира.
Период с 1945 по 1975 годы – период активного внедрения мобили-
зационной модели французский экономист Ж. Фурастье назвал «слав-
ным тридцатилетием».
Во французской истории применения специфической мобилиза-
ционной, этатистской модели наблюдались периоды ослабления. В
частности, седьмой план развития (1976–1980 годы) декларировал по-
литику «промышленной переориентации», которая определялась соз-
данием ЕЭС, ростом свободного движения капиталов и рабочей силы,
усилением влияния мирового рынка на национальную экономику.
Эта политика «промышленной переориентации» была направлена ​​на
приспособление экономики страны к новым условиям международ-
ной интеграции на основе создания транснациональных корпораций
и усиления связей с мировым рынком. Этап формирования самодо-
статочной хозяйственной структуры национальной экономики за-
вершался и государство переходило к политике поддержки наиболее
конкурентоспособных отраслей – активно разрабатывались государ-
ственные отраслевые программы в ядерной энергетике, информатике,
авиастроении. Наметился определенный отход от характерных для
предыдущих институциональных основ, ориентированных на уси-
ление государствоцентристской, этатистской модели национально-
го экономического развития. Исключительную роль в этом сыграли
участие Франции в ЕЭС и отказ от традиционного протекционизма.

137
Франция. В поисках новых путей / Под ред. Ю. И. Рубинского. – М., 2007. – С. 89, 91, 93, 107.

147
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Введение режима конвертируемости валюты, увеличение свободного


движения капитала и рабочей силы существенно осложняли прежнюю
экономическую политику. Усиливалось влияние рынка на экономику
страны, что ухудшало возможности прогнозирования и стратегиро-
вания. Но самое главное – укрепились, благодаря предварительной
политике и при содействии государства, позиции крупного капитала,
который теперь пытался избавиться от государственной регламента-
ции. Конъюнктурная политика получила значительное преимущество
над политикой долгосрочного роста, поскольку основные стратегиче-
ские задачи, связанные с перестройкой структуры экономики и повы-
шением конкурентоспособности французского капитала на мировом
рынке были, в целом, решены, а уже другие социально–экономические
и политические условия требовали новой государственной экономи-
ческой политики.
В конце 70–х годов правительство взяло курс на либерализацию
экономики, применение традиционных монетарных инструментов
управления экономикой. Франция, как и другие страны Европы, в
последние десятилетия тяготела к реализации неоклассической кон-
цепции, хотя и сохранила некоторые механизмы индикативного пла-
нирования. В ее пределах сохранившиеся национальные программы
имели ограниченную сферу действия и, в основном, охватывали го-
сударственный сектор. Сокращались бюджетные расходы, ранее на-
правляемые на обновление основного капитала. Экономика теряла
управляемость, возникла проблема занятости, снизились темпы эко-
номического роста. Поэтому партия президента Ф. Миттерана проти-
вопоставила либерализационным мерам предыдущего правительства
Р.  Барра очередную программу национализации и стимулирования
спроса.
В отличие от «точечной» по масштабам и по отраслевому охвату на-
ционализации послевоенного периода, национализация 80–х годов ох-
ватила пять крупнейших промышленных комплексов, среди которых
были объекты химической промышленности, электроники и электро-
техники, сталелитейной промышленности, авиа– и ракетостроения.
Были также национализированы два крупнейших филиала американ-
ской компании ITT. В результате во Франции сложился крупнейший
государственный сектор экономики, который охватывал примерно
треть выпуска промышленной продукции и обеспечивал четверть

148
2.1.
Исторический контекст французской экономической модели

всего экспорта. Для возможности возобновления и налаживания кон-


троля за распределением кредитов в собственность государства было
передано 36 банков и две крупнейшие финансовые группы – «Париба»
и «Сюэз». Доля государственного сектора в сфере финансирования и
кредита составила 95%. Это привело к более эффективному использо-
ванию денежных средств, целенаправленному предоставлению льгот-
ного кредитования нужных государству направлений развития. Рост
государственного спроса вызвал усиление в производственной струк-
туре роли мелких и средних предприятий, которые использовали но-
вейшие технологии и играли роль сопутствующих производств. Их
финансовую поддержку осуществляли национализированные банки.
На передний план вновь была выведена идея солидаризма. В ее кон-
тексте были проведены социальные реформы, в частности повышен
минимальный размер заработной платы и на половину увеличены
размеры пенсий и пособий, сокращена продолжительность рабочей
недели.
Но меры, которые были направлены на форсирование экономиче-
ского роста, стабилизации рынка труда, применялись в условиях не-
достаточного (необходим ежегодный прирост ВНП в размере 3%) и
неустойчивого уровня темпов роста, необходимых для одновременно-
го финансирования перестройки экономики и обеспечения привыч-
ного жизненного уровня.
Правительство во главе с Ж.  Шираком с 1986 года снова начало
проводить политику, направленную на либерализацию экономики.
Ее основными направлениями были: денационализация экономики с
целью восстановления способности фирм к гибкой реакции на изме-
нение рыночной ситуации; уменьшение государственной регламента-
ции различных сфер экономической деятельности; уменьшение госу-
дарственного вмешательства в кредитную сферу; сокращение уровня
налогообложения для расширения свободы частного предпринима-
тельства. Все предприятия промышленности и сферы услуг получили
право самостоятельно устанавливать цены и уровень занятости. Госу-
дарство регулировало только цены на медикаменты, книги, тарифы на
свет, газ, железнодорожный транспорт.
Все эти либеральные меры положительно сказались на экономике
Франции. В 1986–1989 годах ежегодные темпы прироста ВНП состави-
ли в среднем около 3%, промышленного производства – 4%, более чем

149
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

в два раза выросли капитальные вложения. С этого времени усиление


влияния государства носило селективный характер, осуществлялось
вне мобилизационных пределов.
Однако современная система дирижизма в социально–экономиче-
ских процессах Франции, независимо от степени участия правитель-
ства и задействованных инструментов, представляет собой механизм,
каждый из компонентов которого – конкретное действие, направ-
ленное на участников хозяйственной деятельности, и одновременно
работает как целостная система, служащая источником реализации
государственной экономической и социальной политики. Принцип
селективности воздействия государства на эти процессы превалирует
в модели национального экономического развития и поныне. Особое
место в этой модели всегда принадлежало усилению роли государства
в формировании финансово–экономического ресурса развития и тар-
гетировании – определении приоритетов, которые играют кумулятив-
ную роль в экономике. Реализация мобилизационной модели сыграла
решающее значение для Франции, в частности для формирования ос-
нов ее будущей экономической системы, и стала прообразом базовой
модели современного развития.

150
2.2.

Внешнеторговая деятельность Франции


в глобальной конкурентной среде

Формы, уровни, потенциальные возможности и механизмы реали-


зации Францией национальной экономической стратегии в условиях
глобальной неустойчивости, являются достаточно масштабными и
комплексными, способными обеспечить имплементацию экономиче-
ских интересов государства как во внутренней, так и в международ-
ной сферах. Она может реализовываться по многим направлениям и
векторам международной экономической деятельности (в производ-
ственной, коммерческой, инвестиционно-кредитной, финансовой и
миграционной сферах) осуществляться в различных формах (госу-
дарственной, частной, смешанной) и приобретать перманентный или
дискретный характер.
Характеризуя внешнеторговые операции Франции, следует отме-
тить, что они представляют собой неотъемлемую составляющую ее
крупномасштабной и диверсифицированной экономической деятель-
ности. В них находят свое концентрированное отражение, с одной
стороны, уровень реализации национальных интересов государства в
международной сфере, а с другой – реальная степень ее вовлечения в

151
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

глобальную модель международного разделения труда, которая фор-


мируется в начале XXI века. Оказывая непосредственное влияние на
количественные и качественные параметры развития национальной
экономики, условия макроэкономического роста, а также определяя
международную конкурентоспособность Франции, ее внешняя тор-
говля всегда была и по сей день остается важным механизмом реали-
зации национальной стратегии экономического развития государства
и обеспечения ее глобального конкурентного лидерства.
В процессе эволюционного развития экономики Франции содер-
жание, структура и направления ее внешнеторговой стратегии подда-
вались постоянным модификациям и трансформациям, обусловлен-
ным необходимостью поддержания оптимальных пропорций между
материальными, денежными и трудовыми ресурсами, производством
и потреблением, товарной массой и покупательной способностью на-
селения, а также поступлениями и платежами в расчетах с другими
странами. Однако неизменными, по нашему мнению, на всех этапах
остаются ключевые компоненты стратегии государства во внешне-
торговой сфере, а именно: система таможенного налогообложения
импортных товаров (элементы таможенного тарифа, система товар-
ной классификации тарифа, структура тарифа, методы определения
страны происхождения товара, виды и уровень ставок пошлины; со-
став и уровень таможенных пошлин); система количественных огра-
ничений внешней торговли и инструментарий нетарифного регулиро-
вания внешней торговли (технические и административные барьеры,
валютно-финансовое и кредитное регулирование экспортно-импорт-
ных операций и др.) а также меры государственной поддержки отече-
ственного экспорта (финансово-кредитные, налоговые, валютно-кре-
дитные, организационно-технические и др.).
Современная внешнеторговая диспозиция Франции на глобаль-
ных рынках товаров и услуг определяется не только огромными раз-
мерами территории государства и численностью населения, высоким
уровнем производительности общественного труда и колоссальным
внутренним платежеспособным спросом, но и сверхважной ролью,
которую играет страна в мировой политике и экономике, а также обе-
спечении региональной и глобальной безопасности. Не будем также
забывать, что Франция в течение нескольких столетий была огромной
колониальной империей, которая многократно умножила националь-

152
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ное богатство и развила экспортный потенциал за счет эксплуатации


ресурсной базы своих колоний.
Подобно экономикам многих стран мира, в течение последних де-
сятилетий экономика Франции претерпела глубокие качественные из-
менения в структуре производства, связанные как с глобализацион-
ными тенденциями мирохозяйственного развития, так и ключевыми
трендами макроэкономического роста и кардинальными изменения-
ми в общественных потребностях. О динамичных темпах постинду-
стриализации экономики Франции в последние десятилетия свиде-
тельствует, в частности, формирование качественно новой структу-
ры занятости населения. Так, по данным официальной статистики, в
период с 1973 г. до 2014 г. французская промышленность сокращала
в среднем по 100 тыс. рабочих мест ежегодно, тогда как сфера услуг
увеличивала их количество на уровне 200 тыс. в год138. Из приблизи-
тельно 30 млн человек, представляющих экономически активное насе-
ление Франции, в сфере услуг занято около 16,5 млн.139. Как следует из
данных, представленных на рис. 2.1, в период с 1870 г. до 2013 г. доля
экономически активного населения Франции, занятого в третичном
секторе экономики, выросла с 23% до более 77%, тогда как во вторич-
ном секторе сократилась с 27,8% до 20,1%, а в первичном – с 49,2% до
2,6% соответственно.
Особенно значительный рост занятости наблюдался в сфере обра-
зования, здравоохранения, государственного управления, деловых и
финансовых услуг, что свидетельствует как о динамичном развитии
сервисных индустрий в экономике Франции, так и об ускоренном пе-
рераспределении в их пользу доходов индустриальных отраслей и рас-
ширении национальных производственных мощностей за счет меж-
дународных (интернациональных) ресурсов140.

138
France Economic Outlook, 27 October 2015. – [Electronic Resource]. – Available from: http://
www.focus-economics.com/countries/franc
139
Франция: В поисках новых путей / Отв. ред. Ю. И. Рубинский. – М.: Издательство «Весь
мир», 2007. – C. 125.
140
См.: Приложение. Рис. 2.1. Динамика структуры занятости экономически активного на-
селения Франции в течение 1870-2013 гг. (Построено по: L’Annuaire statistique de la France
1967. – Paris, 1968. – P. 401-428. Les immigrés selon le pays de naissance / L’Institut national de
la statistique et des études économiques. – [Electronic Resource]. – Available from: www.insee.fr. –
P. 48, 94. L’Annuaire statistique de la France 2015. – P. 52.)

153
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Вполне закономерно, что все эти прогрессивные структурные


трансформации, которые претерпела экономическая система Фран-
ции в последние десятилетия, привели к фундаментальным сдвигам в
ее внешнеторговых операциях, как с точки зрения стоимостных мас-
штабов экспортно-импортных сделок (транзакций), так и их продук-
тово-видовой, географической, институциональной и регуляторной
структуры. Их комплексный анализ позволяет сделать ряд обобща-
ющих выводов. Во-первых, следует отметить, что мощная индустри-
альная база Франции и диверсифицированное национальное произ-
водство с высокоразвитыми стратегически важными отраслями эко-
номики (авиаракетостроением, энергетикой, транспортом и связью)
стали главной движущей силой динамичного наращивания масшта-
бов внешнеторгового оборота страны. Как свидетельствуют данные,
представленные в табл. 2.1, в период с 1959 г. до 1979 г. он вырос почти
в 18 раз (с 50,8 до 884,8 млрд фр.), а с 1980 г. до 2015 г. – в пять раз (с
320,8 до 1519 млрд. долл. США).
Во-вторых, отличительной особенностью развития внешнеторго-
вой деятельности Франции в условиях глобализации является стре-
мительный рост темпов наращивания физических объемов торговли,
которые в начале 2015 г., почти вдвое превышали динамику стоимост-
ных объемов экспортно-импортных операций и в три раза – темпы
роста ВВП страны. Результатом этого стало динамичное повышение
уровня внешнеторговой квоты Франции с 48% в 1980 г. до почти 60%
в 2012 г.141. Как следует из данных рис. 2.2142, среднегодовые значения
экспортной и импортной квот Франции в период 2000-2012 гг. состав-
ляли 27,2% и 29,3% ВВП соответственно, что соответствует среднеми-
ровому показателю.
Вместе с тем, по уровню торговой открытости Франция существен-
но уступает большинству стран ОЭСР (Австрии, Бельгии, Дании, Ка-
наде, Финляндии, Германии, Швеции, Швейцарии, Новой Зеландии
и др.), хотя и опережает Японию, США и Австралию. Это свидетель-
ствует, с одной стороны, о наличии достаточно большого внутреннего

141
World Development Indicators. – [Electronic Resource]. – Available from: http://wdi.
worldbank.org
142
См.: Приложение. Рис. 2.2. Среднегодовые показатели экспортной и импортной квот от-
дельных стран за период 2000-2012 гг., % ВВП (Рассчитано и построено по: World Development
Indicators. – [Electronic Resource]. – Available from: http://wdi.worldbank.org)

154
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

платежеспособного спроса государства, а с другой – о недостаточном


использовании ею глобализационных факторов реализации нацио-
нальной экономической стратегии, незначительное включение оте-
чественных субъектов хозяйствования в формирование глобальных
цепей добавленной стоимости и довольно узкий экспортно-ориенти-
рованный сектор национальной экономики.

Таблица 2.1
Динамика ключевых показателей внешней торговли Франции
в период 1959-2015 гг. *143
Год Экспорт Импорт внешне- Баланс
всего товары услуги всего товары услуги торговый внешней
оборот торговли
1959 … 28,0 … … 22,8 … 50,8 5,2
1965 … 50,3 … … 47,6 … 97,9 2,7
1970 … 100,4 … … 106,3 … 206,7 -5,9
1975 … 227,2 … … 231,7 … 458,9 -4,5
1979 … 426,7 … … 458,1 … 884,8 -31,4
1980 154,4 110,9 43,5 166,4 134,3 32,1 320,8 -12,0
1985 137,6 102,0 35,6 189,5 148,3 41,2 327,1 -51,9
1990 282,9 216,6 66,3 284,8 234,3 50,5 567,7 -1,9
1995 385,9 301,9 84,0 318,8 262,6 56,2 704,7 67,1
2000 407,9 327,6 80,3 398,8 338,9 59,9 806,7 9,1
2002 390,7 304,9 85,8 372,5 303,8 68,7 763,2 18,2
2004 528,7 413,9 114,8 532,8 434,4 98,4 1061,5 -4,1
2006 605,1 479,0 126,1 643,5 529,9 113,6 1248,6 -38,4
2008 667,6 502,6 165,0 702,0 561,0 141,0 1369,6 -34,4
2010 725,9 523,8 202,1 792,8 611,1 181,7 1518,7 -66,9
2012 417,4 331,7 85,7 397,7 329,2 68,5 815,1 19,7
2014 851,0 582,6 268,4 926,1 677,7 248,4 1777,1 -75,1
2015 753,0 512,3 240,7 766,0 537,7 228,3 1519,0 -13,0
* – данные по 1959-1975 гг. указаны в млрд. фр. и касаются торговли товара-
ми; за 1980-2014рр. – в млрд. долл. США.

Pebereau M. La Politique Economique De France. Les relation economiques financieres


143

et monetaires internationals / M. Pebereau. – Armand Colin, 1990. – P. 120. Country Statistical


Profiles: France 2015. – Key Tables from OECD. – OECD, 2015. UnctadStat. – General Profile:
France. – [Electronic Resource]. – Available from: http://unctadstat.unctad.org/CountryProfile/ 251/
en251GeneralProfile.html

155
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

В-третьих, на разных этапах развития экономики Франции в те-


чение последнего столетия ее торговый оборот характеризовался по-
давляющим дефицитом, и если в последние десятилетия баланс тор-
говли товарами и услугами стал более-менее уравновешенным, то в
долгосрочном периоде он был в большей степени дефицитным, чем
профицитным. Данные, представленные в табл. 2.1, свидетельствуют о
том, что рост объемов общего торгового оборота Франции в период с
1959 г. до 2015 г. достигался опережающей динамикой прироста стои-
мостных объемов импорта по сравнению с экспортными поставками.
Если объемы экспорта на протяжении 1980-2015 гг. выросли в пять
раз (с 154,4 до 753 млрд. долл. США), то импорт – почти в шесть раз (с
166,4 до 766 млрд соответственно). В результате – стабильность отри-
цательного сальдо и хронический дефицит внешней торговли Фран-
ции, который удавалось преодолевать в 1995г., 2000 г., 2002 г. и 2012 г. В
данном контексте следует отметить, что хроническая недостаточность
внешней торговли Франции обусловлена ​​сокращением ее экспортных
товарных поставок на мировые рынки, тогда как сальдо торговли ус-
лугами до сих пор остается для страны традиционно положительным
(рис. 2.3144).
В-четвертых, наряду с наращиванием стоимостных объемов внеш-
ней торговли Франции и ростом их положительной динамики, по-
следние десятилетия обозначились также существенными изменени-
ями в ее структурных измерениях. Что касается продуктово-видовой
структуры, то общая стоимость импорта в течение последнего деся-
тилетия стабильно превышает 50% объема производства продукции
таких важнейших отраслей и секторов французской экономики, как
основная химия, производство электротехнического и электронного
оборудования. В то же время около 60% совокупного объема импорт-
ных поставок во Францию ​​составляют сейчас инвестиционные това-
ры; доля продовольствия (чая, кофе, какао, продуктов тропического
сельского хозяйства) составляла 10,2%, 10,0% и 9,1% общего импорта
144
См.: Приложение. Рис. 2.3. Динамика экспорта и импорта услуг Франции в 1980-2014 гг.
(Рассчитано и построено автором по: Pebereau M. La Politique Economique De France. Les relation
economiques financieres et monetaires internationals / M. Pebereau. – Armand Colin, 1990. – P. 120.
Country Statistical Profiles: France 2015. – Key Tables from OECD. – OECD, 2015. UnctadStat. –
General Profile: France. – [Electronic Resource]. – Available from: http://unctadstat.unctad.org/
CountryProfile/ 251/en251GeneralProfile.html . World Development Indicators. – [Electronic
Resource]. – Available from: http://wdi.worldbank.org)

156
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

соответственно в 1980 г., 2000 г. и 2014 г; а одной из главных причин


хронического дефицита торгового баланса является колоссальный
импорт энергопродуктов (топлива и минеральных продуктов). Только
в период с 1980 г. до 2014 г. его стоимостные объемы выросли с 36,4 до
62,4 млрд долл. США, и хотя его относительная доля в общих импорт-
ных поставках сократилась с 27,1% до 9,2%, однако все еще остается
чрезмерно высокой.
Что касается товарной структуры экспорта, то в последние десяти-
летия она характеризуется значительным ростом доли продукции об-
рабатывающей промышленности – с 72,8% в 1980 г. до 81,8% в 2014 г.
При этом основную долю промышленного экспорта составляют ма-
шины и оборудование, удельный вес которых в общих продажах по-
высился с 36,7% в 2000 гг. до 44,7% в 2014г., далее следуют продоволь-
ствие и напитки (67,6 млрд долл. США, или 11,6% общего экспорта
в 2014 г.); руды и металлы (14,6 млрд, 2,5%); топливо и минеральные
масла (12,7 млрд, 2,2%); сельскохозяйственное сырье (11,1 млрд, 1,9%
соответственно) (табл. 2.2).
Что касается французского экспорта авиакосмической техники,
частей и компонентов к ней, то в 2012 г. он превысил 28 млрд долл.
США, тогда как в 2003г. составил 19 млрд, а в 1999 г. – 15 млрд. О высо-
ком глобальном спросе на данную продукцию производства Франции
свидетельствует тот факт, что в 2014г. компанией «Airbus Industrie» на
мировые рынки было поставлено 629 единиц гражданских самолетов
(в 2002г. – 166, а в 2003 г. – 185), а также получено 1456 новых заказов
на их производство145. По объемам производства летательных аппара-
тов данная компания является сейчас мировым лидером и опережа-
ет своего основного конкурента – американскую компанию «Boing».
В 2012 г. французские производители реализовали также на мировом
рынке восемь космических спутников общей стоимостью более 700
млн долл. США; а экспорт продукции судостроения достиг рекордной
отметки в 7 млрд долл. США, втрое превзойдя соответствующий по-
казатель 1999 г. Еще около 10 млрд долл. США объемов французского
экспорта транспортных средств составляет продажа различных дви-
гателей и моторов.
145
Airbus exceeds targets in 2014 and prepares for the future. – [Electronic Resource]. –
Available from: http://www.airbus.com/newsevents/news-events-single/detail/airbus-exceeds-
targets-in-2014-and-prepares-for-the-future/

157
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Таблица 2.2
Товарная структура внешней торговли Франции
в течение 1980-2014 гг., млрд. долл. США /% к общему итогу146
Товарная группа Экспорт Импорт
1980 2000 2014 1980 2000 2014
Продукция 80,9 250,6 / 476,6 / 72,8 / 244,7 / 518,4 /
обрабатывающей /72,8 76,5 81,8 54,2 72,2 76,5
промышленности,
в том числе:
- машины и …/… 120,2 / 260,4 / 38,0 / 104,7 / 251,4 /
оборудование 36,7 44,7 28,3 30,9 37,1
Продовольствие и 18,3 52,4 / 67,6 / 13,7 / 33,9 / 61,7 / 9,1
напитки /16,6 16,0 11,6 10,2 10,0
Сельскохозяй- 2,3 / 2,1 7,2 / 2,2 11,1 / 1,9 4,9 / 3,7 9,5 / 2,8 14,2 / 2,1
ственное сырье
Топливо и 4,7/ 4,2 6,9 / 2,1 12,7 / 2,2 36,4 / 37,9 / 62,4 / 9,2
минеральные 27,1 11,2
масла
Руды и металлы 4,7 / 4,3 10,5 / 3,2 14,6 / 2,5 6,5 / 4,8 12,9 / 3,8 21,0 / 3,1

Всего 110,9/ 327,6/ 582,6/ 134,3/ 338,9/ 677,7/


100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Уже на протяжении многих десятилетий Францию удерживает​​


устоявшийся статус одного из крупнейших мировых поставщиков
продукции агропромышленной группы (спиртных напитков, зерна,
молочных продуктов, сахара и других пищевых продуктов). Достаточ-
но сказать, что в 2014 г. государство экспортировало продовольствия
на общую сумму более 40 млрд долл. (в 2012 г. – 43 млрд долл.), что яв-
ляется вторым в мире показателем после США и составляет более 10%
национального экспорта. В структуре поставок продовольствия при-
мерно 30% приходится на продовольственное сырье и 70% на перера-
ботанное продовольствие. Положительный торговый баланс по этой
статье превышает 7 млрд долл. США. Основные экспортные позиции –
алкогольные и безалкогольные напитки – 13 млрд долл. США в 2014 г.
146
Подсчитано и построено по: UnctadStat. – General Profile: France. – [Electronic Resource]. –
Available from: http://unctadstat.unctad.org/CountryProfile/ 251/en251GeneralProfile.html . World
Development Indicators. – [Electronic Resource]. – Available from: http://wdi.worldbank.org

158
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

(10 млрд в 2003г.); мясомолочные продукты – 10 млрд; зерновые –


7 млрд, овощи и фрукты – 4,5 млрд. соответственно.
Подобная товарная структура экспортных операций Франции сви-
детельствует не столько о высокодиверсифицированной структуре ее
национальной экономики, сколько о довольно слабой специализации
государства в глобальной модели международного разделения труда.
Так, особенно ярко выраженным по показателю экспортной специа-
лизации является нынешнее отставание Франции от своих ближай-
ших конкурентов по интеграционному блоку ЕС – Германии и Велико-
британии – как по стоимостным объемам экспортных поставок, так и
их структурой. Об этом свидетельствует прежде всего тот факт, что во
французском экспорте доля продовольствия и промышленного сырья
значительно выше по сравнению с немецким и британским экспор-
том, тогда как доля готовых изделий (прежде всего промышленного
оборудования и продукции машиностроения) – ниже.
Уже длительное время Франция значительно уступает признанным
лидерам мирового научно-технического прогресса – США, Японии,
Великобритании и Германии – по предложению мировым потреби-
телям продукции высокотехнологичного производства, представля-
ющих отрасли новых технологических укладов. Что касается товаров
высоких технологий, то стоимостные объемы французского экспорта
продукции ИКТ составляли в 2007 г. – 26,1 млрд. долл. США, в 2008 г. –
25,2 млрд., в 2009г. – 19,6 млрд., в 2010 г. – 22,4 млрд., в 2011г. – 24,7 млрд.,
а в 2012 г. – 22 6 млрд.147, тогда как соответствующий показатель для
США составлял на конец периода 272,3 млрд. долл.148 Общие же объе-
мы наукоемкого экспорта Франции, которые включают кроме машин
и оборудования продукцию высокотехнологичных химических про-
изводств, в 2012 г. составляли около 120 млрд долл. США, или 23% со-
вокупного экспорта страны (тогда как в США – почти 0,4 трлн, 23,5%
соответственно)149. Вместе с тем, хотя французские товары по своим
потребительским характеристикам отличаются довольно высоким ка-
чеством и инновационностью, однако не все они способны выдержать

147
Country Statistical Profiles: France 2015. – Key Tables from OECD. – OECD, 2015.
148
Export and American Information and Communications Technology Companies and Workers.–
Technology Ceo Council, March 2015. – P. 2.
149
Подсчитано автором по: Export and American Information and Communications Technology
Companies and Workers. – Technology Ceo Council, March 2015. – P. 2.

159
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

острую конкурентную борьбу с аналогичной иностранной продукцией


даже на внутреннем рынке, не говоря уже о международных рынках.
Именно этим объясняется тот факт, что более трети продаваемых то-
варов в настоящее время на рынке Франции, являются импортными.
Подытоживая вышесказанное, можно выделить следующие ключе-
вые черты современной внешнеторговой деятельности Франции, как:
– асимметричность экспортно-импортных операций с их чрезмер-
ной концентрацией на небольшом количестве стран-торговых пар-
тнеров (в основном из числа государств-членов ЕС) и преобладанием
внешнеторговых потоков на ограниченном количестве крупных ком-
паний-монополистов;
– хронический характер дефицита торгового баланса Франции в
первую очередь по группе высокотехнологичных промышленных то-
варов и в торговле со странами-лидерами мирового хозяйства (в пер-
вую очередь с США и Японией);
– довольно слабая экспортная специализация государства в гло-
бальной модели международного разделения труда и крайне низкий
уровень товарной диверсификации экспортных поставок француз-
ских субъектов хозяйствования на мировые рынки в долгосрочной
перспективе;
– существенное конкурентное отставание Франции от своих бли-
жайших конкурентов по интеграционному блоку ЕС и других стран
мировой триады по показателям экспортной специализации и пред-
ложения мировым потребителям продукции высокотехнологично-
го производства, представляющей отрасли новых технологических
укладов;
– чрезмерно высокая внешнеторговая зависимость от импортных
поставок топливно-энергетических ресурсов и сырья.
Исследование причин, которые в течение последних десятилетий
негативно сказываются на масштабах и структурных измерениях экс-
портно-импортных операций Франции, позволяет выявить ряд пре-
пятствий, существенно затрудняющих процесс реализации ею глоба-
лизационной стратегии экономического развития во внешнеторговой
сфере.
Во-первых, следует отметить динамично растущий объем внутрен-
него платежеспособного спроса в стране, который, вызывая ориенти-
рованность национальных товаропроизводителей на его удовлетворе-

160
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ние, оказывает негативное влияние на динамику наращивания стои-


мостных объемов их экспортных поставок на мировые рынки.
Во-вторых, определенное сходство и однотипность отраслевой, сек-
торальной и географической ориентации внешней торговли Франции
и Германии, что является весомым фактором обострения межстрано-
вой конкуренции не только на их внутренних, но и мировых рынках.
Как результат – хоть эти две страны и реализуют похожие политики
в сфере экспортного ценообразования, однако немецкие товаропро-
изводители, в отличие от французских, активно прибегают также к
реализации стратегий офшорингового аутсорсинга в странах Цен-
трально-Восточной Европы и сдерживания роста заработных плат
в промышленности. Поэтому в последнее десятилетие устоявшимся
трендом во внутрирегиональной торговле стран ЕС стало растущее
вытеснение немецкими товаропроизводителями французских из тра-
диционных сегментов европейского рынка из-за невозможности ком-
пенсации последними повышенного давления их относительных за-
трат на рабочую силу при одновременном поддержании ценовой кон-
курентоспособности своих товаров.
В-третьих, не следует сбрасывать со счетов низкий уровень не-
ценовой конкурентоспособности французских товаров из-за суще-
ственного сокращения в последнее десятилетие инвестиционных ка-
питаловложений и инновационных затрат экспортно-ориентирован-
ных предприятий Франции. В результате общий уровень капитало- и
технологической емкости французских товаров значительно ниже, по
сравнению с немецкими, итальянскими или японскими товарами, что
приводит к их вытеснению из целых сегментов глобального рынка.
В-четвертых, в отличие от немецких, французские товаропроизво-
дители в последнее десятилетие все больше ориентируются на массо-
вый вывод за границу своих производственных мощностей с целью
сокращения операционных расходов. В наибольшей степени это ха-
рактерно для автомобильных концернов, поскольку уже сегодня об-
щее количество автомобилей, произведенных на их зарубежных под-
разделениях, превышает «домашнее» производство. Более того, такая
политика реализуется не только с целью удовлетворения спроса зару-
бежных потребителей (прежде всего из стран Центральной и Восточ-
ной Европы, Турции и Испании), но и дальнейшего импорта произво-
димых автомобилей в саму Францию, на который сегодня приходится

161
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

до 60% среднего роста общего автомобильного импорта150. Кроме того,


французские автопроизводители по причине накопившихся проблем
в производственно-сбытовой сфере и концентрации на производстве
моделей, находящихся на завершающих фазах жизненного цикла, на
сегодня также стремительно теряют зарубежные рынки и испытыва-
ют мощное конкурентное давление со стороны автоконцернов Герма-
нии, Италии и Великобритании.
И, наконец, в-пятых, положительная в целом динамика наращива-
ния масштабов аграрного экспорта Франции в последние десятилетия
скрывает ряд серьезных проблем, связанных с обострением конкурен-
ции на традиционных для французских аграриев рынках сбыта Евро-
пейского Союза (прежде всего со стороны новых стран-членов), куда
направляется сейчас более 70% всех поставок продовольствия госу-
дарства. Не следует также сбрасывать со счетов требования ВТО и ЕС
относительно постепенного сокращения субсидирования сельского
хозяйства, что неизбежно приведет к падению ценовой конкуренто-
способности агропромышленной продукции Франции на мировых
рынках.
Не случайно, одной из главных целей коммерческой дипломатии
Франции в ВТО была и остается до сих пор противодействие усилиям
этой организации относительно отмены субсидирования сельского
хозяйства. Она активно лоббирует так называемый пакетный подход,
который исключает выделение сельскохозяйственных субсидий как
предмет отдельных переговоров. Учитывая важную роль агропро-
мышленного комплекса в экономике страны и довольно конкурент-
ные позиции сельскохозяйственного лобби, французы объективно
стремятся к тому, чтобы процесс отмены субсидирования аграрно-
го сектора носил затяжной характер. В то же время, относительно
развивающихся стран, то Франция вместе с другими промышленно
развитыми странами навязывает им выполнение обязательств по со-
блюдению так называемых социальных стандартов и экологических
норм, которые существенно ослабляют их конкурентные позиции на
глобальном рынке агропродовольственной продукции.
Таким образом, в условиях нарастания глобальной неустойчивости,
обострения международной конкуренции за рынки сбыта и неуклон-
Egert B. Export and Property Prices in France: Are They Connected? / B. Egert, R. Kierzenkowski
150

// Economics Department Working Papers No 759. – ECO/WKP (2010)15. – P. 7.

162
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ного смещения мирового центра экономической активности в страны


с формирующимися рынками, Франция вынуждена принимать реши-
тельные меры по коренной трансформации своей экспортной стра-
тегии. В данном контексте следует отметить, что очередной этап ее
модернизации пришелся на период глобального экономического кри-
зиса 2007-2010 гг., когда национальная экспортная стратегия начала
рассматриваться не только как механизм укрепления конкурентных
позиций французских товаропроизводителей на мировых рынках, но
и как неотъемлемая часть общей антикризисной стратегии государ-
ства и системы антициклического регулирования ее экономики.
На сегодня стратегические приоритеты развития экспортного по-
тенциала Франции лежат прежде всего в плоскости наращивания аб-
солютных стоимостных объемов ее экспортных поставок на мировые
рынки и повышения в них доли товаров с высокой добавленной сто-
имостью; диверсификации товарной, видовой, географической и ин-
ституциональной структуры торговых операций; а также укрепления
конкурентных позиций отечественных продуцентов товаров и услуг и
расширения французского сегмента глобального рынка. Их исключи-
тельная важность следует из мирового опыта, который со всей очевид-
ностью доказывает, что открытые внешним рынкам экономики стран
с масштабным экспортным сектором демонстрируют более высокую
торговую эффективность по сравнению с закрытыми. Не случайно, с
2008 г. Всемирный экономический форум ежегодно рассчитывает та-
кой показатель, как индекс вовлеченности стран в мировую торговлю
(The Enabling Trade Index), на основе которого составляются страно-
вые рейтинги относительно характера и конкурентных преимуществ
внешнеторговой политики государств151.
Примечание.
151

Данный показатель представляет собой интегрированную оценку из четырех субиндексов:


доступ к внутренним рынкам (оценивает торговую политику стран по доступу иностранных
товаров), таможенное администрирование (оценивает эффективность функционирования го-
сударственных таможенных органов), транспортно-коммуникационная инфраструктура (опре-
деляет уровень развития транспорта и связи в обеспечении экспортно-импортных операций)
и бизнес-среда (оценивает деятельность правительства по формированию безопасного биз-
нес-среды для деятельности экспортеров и импортеров). По итогам 2014 Франция заняла 21
позицию в страновом рейтинге по индексу вовлеченности стран в мировую торговлю. В разрезе
субиндексов ее диспозиция была такова: доступ к внутреннему рынку – 46 место (4,9) таможен-
ное администрирование – 27 место (5,6) транспортно-коммуникационная инфраструктура –
9 место (5,8); бизнес-среда – 30 место (4,9) (табл. 2.4). Как видим, наиболее «узкими местами»

163
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Учитывая это, реализация целей комплексной внешнеторговой


стратегии Франции в условиях глобальной неустойчивости предпо-
лагает прежде всего имплементацию действенных рычагов государ-
ственной поддержки экспортной деятельности отечественных субъек-
тов хозяйствования. Она учитывает, с одной стороны, национальные
экономические интересы Франции на мировых рынках, а с другой –
действующие регуляторные требования ВТО, а также механизмы и
инструментарий реализации странами Евросоюза общей внешнетор-
говой политики, в частности, в части применения государственной
помощи и поддержки экспортной деятельности.
Современная экспортная стратегия Франции является отражени-
ем, с одной стороны, объективного процесса интернационализации ее
экономики, а с другой – растущей заинтересованности французских
субъектов хозяйствования, прежде всего ТНК, в расширении внеш-
них рынков сбыта. Характеризуя ее, следует отметить, что основными
«каналами» ее реализации является как формирование в государстве
благоприятного макроэкономического климата, так и введения специ-
альных стимулов к наращиванию экспортной деятельности субъектов
хозяйствования. Последние включают, в частности, такие меры, как:
развитие организационных структур государственного регулирования
экспортной деятельности и ее инфраструктурного обеспечения; расши-
рение государственной финансовой поддержки экспорта на основе кре-
дитования, гарантирования и страхования экспортных поставок и кре-
дитов; облегчение доступа отечественных субъектов хозяйствования к
импортным компонентам для расширения экспортного производства;
возмещение импортной пошлины и развитие свободных экспортных
зон; предоставление государством комплексных информационно-кон-
сультационных услуг, содействие выставочно-ярмарочной деятельно-
сти национальных фирм за рубежом; а также субсидирование науч-
но-исследовательских и опытно-конструкторских работ.
Все вышеперечисленные механизмы государственной поддержки
экспорта по своей сути составляют сегодня «становой хребет» экс-
портной стратегии Франции и реализуются согласно жестко регла-
ментированных государством требований по селективному отбору
субъектов хозяйствования и строгому контролю за их выполнением
внешнеторговой стратегии Франции есть доступ к внутренним рынкам, качество таможенного
администрирования и бизнес-среды.

164
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

со стороны государственных и полугосударственных кредитно-фи-


нансовых учреждений и организаций. Их можно сгруппировать в два
основных направления действий государства по повышению конку-
рентоспособности французского экспорта: первое – прямая поддерж-
ка предпринимательских структур в наращивании их экспортной де-
ятельности; второе – мероприятия, направленные на формирование
и расширение зарубежного платежеспособного спроса на продукцию
французских товаропроизводителей.
Что касается прямого субсидирования экспорта, то это – наиболее
простой и часто используемый во Франции традиционный способ
материального стимулирования экспортных поставок национальных
производителей и повышение ценовой конкурентоспособности их то-
варов. Сейчас оно чаще всего используется при поддержке экспорта
сельскохозяйственной продукции Франции.
Кроме прямых дотаций из бюджета во Франции активно исполь-
зуются также меры косвенного стимулирования экспорта, а именно:
налоговые льготы экспортерам; освобождение их от пошлин на им-
порт сырья и материалов; снижение тарифов государственных ком-
паний (транспортных, энергетических и др.). Однако, все эти меры
для Франции как государства-члена Европейского Союза имеют пре-
дельные границы своего использования. Так, согласно действующих
сегодня норм и правил реализации внешнеторговой политики дан-
ного интеграционного объединения, четко устанавливаются требова-
ния и ограничения по применению странами-членами мер государ-
ственного стимулирования экспортной деятельности. В частности,
согласно Консолидированным версиям Договора о Европейском Со-
юзе и Договора о функционировании ЕС (2010/С83/01), а также Лис-
сабонского договора отмечается, что помощь, предоставляемая госу-
дарством-членом Евросоюза или за счет государственных ресурсов,
которая искажает конкурентную среду деятельности субъектов хо-
зяйствования на основе предоставления предпочтения определенным
компаниям или производству определенных товаров, является несо-
вместимой с внутренним рынком в той мере, в которой она влияет на
торговлю между государствами-членами152. Учитывая это, основные
152
Консолідовані версії Договору про Європейський Союз і Договору про функціонування
ЄС (2010/С83/01). – Офіційний вісник Європейського Союзу. – 30.3.2010. – [Електронний ре-
сурс]. – Режим доступу: www.minjust.gov.ua /file/23491.PDF

165
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

правила государственной помощи в ЕС направлены прежде всего на


уравновешивание положительных результатов выборочного субсиди-
рования определенных видов деятельности, отсталых территорий или
проектов с негативными последствиями этой поддержки, вытекающи-
ми из искажения условий конкуренции (потери бюджета, экономи-
чески неоправданное улучшение финансового состояния отдельных
участников рынка, ослабление бизнес-активности и др.).
Что же касается соблюдаемых Францией нормативных требований
ВТО по государственной поддержке экспорта и субсидий, то они были
разработаны с целью создания свободных и справедливых условий
для конкуренции, направлены на обеспечение принципа недискрими-
нации, а их применение регулируется сегодня Соглашением по суб-
сидиям и компенсационным мерам (1994 г.). Данное соглашение уста-
навливает, в частности, общие правила предоставления субсидий для
производства промышленных товаров, а также определяет процедуру
защиты стран-членов ВТО, если они пострадали от субсидий153, вве-
денных другими странами. Кроме того, соглашение предусматривает и
дифференцированный подход к использованию странами различных
видов субсидий с ограничением использования только адресных суб-
сидий (которые искажают условия свободной конкуренции, деформи-
руют отраслевое, секторное и межфирменное распределение ресурсов в
экономике, а также наносят значительный ущерб торговли) и довольно
широкими возможностями применения неадресных субсидий.
Таким образом, руководствуясь этими нормативными принципа-
ми ВТО, Франция при реализации своей экспортной стратегии актив-
но использует разрешенные механизмы государственной поддержки
экспорта и субсидии для решения острых экономических и социаль-
ных проблем. Наряду с этим, Соглашением определяются и запре-
щенные субсидии, к которым ни в коем случае не должно прибегать
правительство Франции или органы местной власти с целью финан-
сового содействия экспорту. Речь идет прежде всего об особых пра-
вилах введения в отношении французских субъектов хозяйствования

Примечание.
153

В широком смысле субсидия трактуется как любая государственная поддержка в виде фи-
нансовых средств, товаров и услуг, предоставляемых государством на льготных условиях, а так-
же любая поддержка дохода или цены, которая прямо или косвенно приводит к росту экспорта
любого товара с территории страны или к уменьшению импорта товара на ее территорию.

166
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

налоговых льготных режимов, которые считаются субсидиями (по-


скольку они вызывают потери бюджетных поступлений и составляют
выгоду для их получателей по сравнению с предприятиями, которые
их не получают). Так, налоговые льготы чаще всего применяются во
Франции с целью поддержки инвестиционных проектов, однако не
используются для покрытия текущих расходов предприятий, на что
существует прямой запрет. Кроме того, экспортные товары француз-
ских товаропроизводителей освобождаются от пошлин и налогов при
условии, что величина освобождения не превышает суммы пошлин и
налогов, которыми облагается аналогичный товар, предназначенный
для внутреннего потребления. Допускается также освобождение от
уплаты или уменьшение косвенных налогов и импортных пошлин на
товары и услуги, используемые в производстве французских экспорт-
ных товаров, если величина таких освобождений не превышает вели-
чины налогов в случае производства и реализации подобных товаров
на внутреннем рынке. В то же время любые другие налоговые льготы
или преференции для субъектов хозяйствования для производства
товаров, имеющих адресную направленность, относятся к категории
запрещенных и дают основания Франции, как стране-члену ВТО, при-
нимать защитные меры в отношении таких стран154.
Объективная необходимость наращивания экспансии француз-
ских экспортеров на мировые рынки товаров и услуг и укрепления та-
ким образом глобальных конкурентных позиций Франции требовала
развития соответствующей институциональной системы реализации
ее внешнеторговой стратегии. Она направлена сейчас
​​ на регулирова-
ние, стимулирование и межведомственную координацию экспортной
деятельности отечественных субъектов хозяйствования. Ее представ-
ляют прежде всего ведущие экономические министерства Франции
(Министерство внешней торговли, Министерство экономики, финан-
сов и бюджета) и их управления (в частности, Управление внешнеэ-
кономических связей, Генеральная дирекция таможен и косвенных
налогов, Дирекция казны), а также специализированные отделы ми-
нистерств иностранных дел, промышленности, сельского хозяйства,
связи и космоса.
154
Іванова І. М. Державна підтримка експорту як інструмент захисту національних інтересів:
досвід ЄС, СОТ та уроки для України / І. М. Іванова // Стратегічна панорама. – 2015. – №1 (34). –
С. 52.

167
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Важную роль в реализации экспортной стратегии Франции игра-


ют также посольства и дипломатические миссии государства за рубе-
жом. Достаточно сказать, что на сегодня Франция имеет посольства
в более чем 150 странах мира, около 20 постоянных торговых пред-
ставительств, почти 90 генеральных консульств, а также 75 торго-
во-промышленных палат в 63 странах мира155. Все они предоставля-
ют подробную оперативную информацию относительно: основных
тенденций социально-экономического развития Франции; текущего
состояния переговоров о создании с участием этого государства зон
свободной торговли; ключевых направлений ее двустороннего со-
трудничества; а также проведения во Франции и странах-партнерах
различных ярмарок и выставочных мероприятий.
В последние годы в ответ на критику в свой адрес традиционные
службы экономической дипломатии Франции, постепенно трансфор-
мируют свою деятельность и расширяют круг своих функциональных
компетенций. Так, в 2009г. была основана такая пионерская
​​ институ-
ция, как Генеральная дирекция по вопросам глобализации, развития
и партнерства. В рамках своих функций и миссии деятельности ди-
рекция координирует деятельность целого ряда автономных учрежде-
ний, в том числе Французского агентства развития (содействие меж-
дународному развитию), Агентства по изучению французского языка
за рубежом (распространение французского языка), «CulturesFrance»
(продвижение и популяризация французской культуры) , «Egide» и
«CampusFrance» (студенческие обмены), «Франция – международное
сотрудничество» (децентрализованное сотрудничество), «ESTHER»
(борьба со СПИДом) и др.
В состав Генеральной дирекции входят дирекции по глобальной
экономики и стратегии развития; по глобальным общественным бла-
гам; по вопросам культурной политики и французского языка; по во-
просам политики мобильности; а также служба по программам и се-
тям (рис. 2.4).
Одно из главных структурных подразделений Генеральной ди-
рекции – Отдел по инновациям и предпринимательству, который
реализует широкий перечень мер экономической дипломатии:
поддержка технологических инноваций и французских полюсов
Внешнеторговая политика Франции. Проблемы французской внешней торговли. – [Элек-
155

тронный ресурс]. – Режим доступа: www.finance-economy.ru

168
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ДИРЕКЦИЯ
ПО ВОПРОСАМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, Управление внешних
РАЗВИТИЯ И ПАРТНЕРСТВА связей с органами
местной власти

Группа взаимодействия
с гражданским
обществом

Дирекция по Дирекция по Дирекция по Дирекция по Служба по


глобальной глобальным вопросам вопросам программам и
экономике и общественным культурной политики сетям
стратегиях благам политики и мобильности
развития французского
Группа по
языка
Отдел по управлению
Отдел по
Отдел по инновациям и программами
вопросам
международ- Отдел по куль- предпринима-
охраны Группа по
ным турному тельству
здоровья и управлению
экономиче- многообразию и
человеческого Отдел по сетями
ским вопросам мировому
развития научно-
наследию
Отдел исследователь-
Отдел по
стратегий Отдел по ским обменам
продо-
развития вольственной языковому
Отдел по
безопасности многообразию и
Группа по высшему
и экономичес- французскому
демократичес- образованию
кому развитию языку
кому
управлению Отдел по Отдел по
вопросам внешним СМИ
климата и и коммуника-
энергетики ционным
технологиям
Отдел по
управления
природными
ресурсами

Рис. 2.4. Организационная структура Генеральной дирекции


по вопросам глобализации, развития и партнерства Франции156

156
Дегтерев Д. А. Современные тенденции государственной поддержки экспортной и инве-
стиционной деятельности зарубежных государств / Д. А. Дегтерев // Мировое и национальное
хозяйство. – 2011. – №2 (17). – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mirec.ru/
2011-02/d-a-degterev

169
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

конкурентоспособности; оборонной промышленности, экспорта во-


оружений и программ военно-технического сотрудничества; граж-
данской ядерной программы; космической политики Франции и ЕС;
а также развитие международного сотрудничества Франции в сфере
гражданского авиастроения (взаимодействие с промышленным сек-
тором, обеспечения безопасности авиатранспорта, участие в работе в
Международной организации гражданской авиации), автомобильно-
го, железнодорожного и морского транспорта, био- и нанотехнологий.
В контексте реализации национальной экспортной стратегии
Франции заслуживают особого внимания две реализованные инициа-
тивы Отдела инноваций и предпринимательства – Клуб послов и Клуб
предпринимателей. Так, в рамках деятельности Клуба послов регуляр-
но организовываются выступления послов иностранных государств,
аккредитованных во Франции, перед французскими промышленни-
ками, представителями некоммерческих организаций, университета-
ми и прессой.
В то же время деятельность Клуба предпринимателей связана с
организацией регулярных выступлений представителей крупнейших
французских компаний перед иностранными послами, аккредитован-
ными во Франции. Как видим, целью деятельности этих институтов
является проведение широкомасштабных мероприятий информаци-
онно-консультационной поддержки экспортной деятельности фран-
цузских товаропроизводителей. В период с 2009 г. Клуб послов ор-
ганизовал более 50, а Клуб предпринимателей – около 30 подобных
мероприятий157.
Во Франции функционирует также довольно разветвленная сеть
консультационно-совещательных структур, занимающихся вопроса-
ми поддержки отечественных экспортеров как через прямое лоббиро-
вание интересов крупного бизнеса, так и предоставление экспортным
компаниям оперативной информационно-консалтинговой поддерж-
ки и финансирования их внешнеторговых сделок. Среди таких струк-
тур следует отметить, в частности, Французский комитет экономиче-
ской деятельности за рубежом, Агентство по техническому, промыш-
157
Дегтерев Д. А. Современные тенденции государственной поддержки экспортной и инве-
стиционной деятельности зарубежных государств / Д. А. Дегтерев // Мировое и национальное
хозяйство. – 2011. – №2 (17). – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mirec.ru/
2011-02/d-a-degterev

170
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ленному и экономическому сотрудничеству, а также Французский


центр внешней торговли. Например, при содействии Французского
комитета экономической деятельности за рубежом ежегодно прово-
дится около 200-300 различных мероприятий по информированию
потенциальных зарубежных покупателей о качественных кондициях
и конкурентных преимуществах продукции французских товаропро-
изводителей. С этой целью Комитет финансирует до 60% расходов на
подобные мероприятия и держит штат из более 25 тыс. иностранных
корреспондентов, которые популяризируют французские товары на
зарубежных рынках.
В свою очередь, Французский центр внешней торговли, имея в
своей структуре специализированные департаменты экономической,
коммерческой и отраслевой информации, а также обладая банками
данных по конъюнктуре международных рынков, предоставляет экс-
портерам широкий спектр услуг в получении различного рода инфор-
мации, исследовании зарубежных рынков, а также выборе перспек-
тивных целевых рынков. Кроме того, эта институция активно про-
двигает французские товары на внешние рынки путем организации и
проведения выставок, а также создания за рубежом торговых и торго-
во-информационных центров.
Отдельного внимания в анализе институциональных механизмов
реализации экспортной стратегии Франции и обеспечении интересов
французских экспортеров на внешних рынках заслуживают банков-
ские институты, а именно: Банк Франции, Банк внешней торговли,
«Banque de Credit National» и др. Они играют центральную роль во
французской системе экспортного финансирования, не только обе-
спечивая оперативное обслуживание платежей французских экспор-
теров, но и осуществляя кредитование их операций, обеспеченных
только правами на товар, который финансируется. Привлечение госу-
дарственной финансовой поддержки имеет ряд преимуществ по срав-
нению с частной, и это касается как доступа к определенному виду
информации (в том числе при урегулировании суверенных долгов че-
рез Парижский клуб кредиторов), так и возможностей предоставле-
ния финансового или страхового покрытия на длительные сроки при
поддержке крупных стратегических проектов.
Необходимость поддержки французских субъектов хозяйствова-
ния со стороны банковских институтов наиболее остро ощущается

171
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

при реализации проектов продвижения экспорта в развивающиеся


страны, а также расширение экспортных поставок на зарубежные
рынки инвестиционных товаров, особенно в условиях средне- и дол-
госрочного финансирования проектов. Так, Банк внешней торговли
Франции кредитует как собственно экспортные операции (на 10%
стоимости контракта), так и производство экспортной продукции (на
90% стоимости)158. Только в 2014 г. банк выделил на поддержку фран-
цузского экспорта около 15 млрд. евро, что на 30% больше показателей
2000 г.159. Причем в ближайшие годы предполагается не только сохра-
нить уже достигнутые масштабы экспортного кредитования, но и «за-
пустить» в действие новые банковские продукты и проекты стимули-
рования экспорта малого и среднего бизнеса.
Что касается экспортного кредитования, то оно предусматривает пре-
доставление иностранным фирмам или государствам кредитов предпри-
ятиями-экспортерами, банками и правительством для закупки товаров в
стране-кредиторе на разный срок. Обычно экспортные кредиты во Фран-
ции предоставляются под государственные гарантии с целью устранения
экспортных рисков, не охваченных коммерческим страхованием, и пред-
усматривают мероприятия по: кредитованию национальных экспортеров
государственными банками по льготным ставкам кредитования, ниже
рыночных; предоставлению государственных кредитов иностранным
импортерам при условии соблюдения ими обязательств покупать това-
ры только у фирм страны; страхованию коммерческих и политических
экспортных рисков национальных экспортеров.
Общий порядок кредитования экспорта во Франции регламенти-
руется Законом «О кредитной реформе» 1971 г., который в свое время
был ориентирован на решение двух основных задач: проведение пе-
рераспределения источников финансирования экспортных кредитов
и введения дополнительных льгот для экспортеров. Результатом реа-
лизации данного закона стало существенное повышение доли фран-
цузских коммерческих банков в экспортном кредитовании (около
30% совокупного объема кредитов) при сохранении неизменной доли
Казначейства (20%) и уменьшении доли Банка Франции и специали-
зированных государственных банков с 70% до 50%. Кроме того, закон
158
Производственные кластеры как инструмент роста конкурентоспособности региона: мо-
нография / Т. Ускова, А. Барабанов, Л. Иогман и др. – М.: Litres, 2014. – C. 39.
159
Банк Франції. – [Електронний ресурс]. – Режим доступу: www.banque-france.fr/

172
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

предусматривал увеличение масштабов кредитования производства


товаров с 80% до 90% стоимости контракта, а участия банков в фи-
нансировании экспортных кредитов – с 90% до 100% соответственно.
Таким образом, после реализации реформы, экспортеры почти полно-
стью освобождены от финансовых затрат.
В последние годы во Франции была существенно упрощена бюро-
кратическая процедура получения субъектами хозяйствования экс-
портных кредитов: для их получения экспортеру необходимо получить
согласие только банка, выдавшего кредит, внешнеторгового банка и
страховой компании. Кроме того, французские банки получили право
свободного выбора, кому предоставлять кредит – поставщику или по-
купателю. Еще одной особенностью французской системы кредитова-
ния экспорта является то, что она хоть и осуществляется в основном
коммерческими банками за счет собственных ресурсов, однако реали-
зуется при обязательном согласии правительства. Подобный порядок
финансирования обусловлен тем, что государство активно участвует
в осуществлении льготного рефинансирования таких кредитов как с
целью снижения или стабилизации процентных ставок на весь пери-
од кредитования, так и непосредственного предоставления кредитов.
Поэтому действующая система экспортного кредитования предостав-
ляет французским экспортерам достаточно широкие возможности
использовать кредитные ресурсы как для налаживания экспортного
производства, так и финансирования собственно экспортных опера-
ций. При таких условиях к финансированию коммерческих опера-
ций выдвигается ряд обязательных требований: надежность, возврат
средств в относительно короткие сроки времени, автономность от
других видов экономической деятельности заемщиков.
В последние годы в реализации национальной экспортной страте-
гии Франции акцент постепенно смещается по льготному кредитова-
нию экспортных операций на их страхование и обеспечение, без чего
невозможным является достижение высокой эффективности торго-
вой деятельности государства в условиях глобальной неустойчивости.
С одной стороны, данная система стимулирует деятельность нацио-
нальных экспортеров (прежде всего предприятия малого и среднего
бизнеса), защищая их от убытков в связи с возможными рисками,
а с другой – способствует наращиванию экспорта и реализации це-
лей и задач государственной экспортной политики. На сегодня она

173
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

реализуется через французскую компанию по страхованию внешней


торговли COFACE, которая по своей структуре, принципам деятель-
ности и функциональным компетенциями является Экспортным
кредитным агентством. Данная организация реализует в настоящее
время государственную политику поддержки экспорта французских
экспортеров путем осуществления страхования экспортных поли-
тических и коммерческих рисков, а также предоставления гарантий
осуществления экспортных операций. Так, COFACE страхует за свой
счет краткосрочные (до двух лет) экспортные кредиты от коммерче-
ских рисков и за государственные средства гарантирует коммерческие
риски по средне- и долгосрочным кредитам. Общий объем гарантий
по экспортным кредитам, предоставляемый этим институтом, состав-
ляет почти 2,3% ВВП Франции160.
На сегодня COFACE обеспечивает страхование более трети фран-
цузского экспорта с довольно существенными дифференциациями в
части застрахованных экспортных контрактов различных отраслей и
секторов экономики Франции. Так, если экспорт машин и транспорт-
ного оборудования гарантируется в сумме 50% стоимости всех экс-
портных контрактов, то экспортные поставки потребительских това-
ров – на 25-30%161. По экспертным оценкам в среднем деятельность
COFACE обеспечивает дополнительно 12% прироста экспорта стра-
ны, а один дополнительный доллар бюджета этой институции обеспе-
чивает в среднем примерно 302 долл. дополнительного экспорта162.
Кроме всего перечисленного COFACE берет на себя также функ-
ции организационной и информационно-аналитической поддержки
экспорта (сбор информации о торговых контрагентах, семинары для
бизнесменов и др.). В то же время деятельность COFACE как члена
Бернского союза (неформального объединения – Международного со-
юза страховщиков кредитов и инвестиций), направлена ​​также на раз-
работку условий кредитования международной торговли и проведение
согласованных действий с партнерами при страховании экспортных
кредитов, обмене опытом и соответствующей информацией. По дан-
160
Міжнародна економіка: підручник / Д. Лук’яненко, А. Поручник, Я. Столярчук. – К.: КНЕУ,
2014. – C. 147.
161
Pebereau M. La Politique Economique De France. Les relation economiques financieres et
monetaires internationals / M. Pebereau. – Armand Colin, 1990. – P. 147.
162
Міжнародна економіка: підручник / Д. Лук’яненко, А. Поручник, Я. Столярчук. – К.: КНЕУ,
2014. – C. 147.

174
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ным Бернского союза, стоимостные объемы страхования экспортных


кредитов только в период с 1988 гг. до 2014 г. выросли с 269,5 млрд.163
до 2,1 трлн долл. США (прежде всего благодаря росту краткосрочного
экспортного страхования); а объемы страхового возмещения в течение
2010-2014 гг. – с 368 до 565 млн соответственно164. В частности, только в
2014 г. СOFACE застраховала экспортных кредитов французских субъ-
ектов хозяйствования на общую сумму 47 млрд долл. США и получила
кредитных лимитов на финансирование экспортных операций общей
стоимостью 48,4 млрд. Такие масштабные показатели на протяжении
последних десятилетий обеспечивают Франции лидирующие позиции
в мировом рейтинге Топ-10 стран по объемам экспортного кредитова-
ния и компенсации отечественным экспортерам потерь из-за неплате-
жей покупателей и других должников (табл. 2.3).
Таблица 2.3
ТОП-10 стран по показателям экспортного кредитования
в 2013 и 2014 гг., млн. долл. США165
Рей- Страна 2013 2014 Рей- Страна 2013 2014
тинг тинг
Кредитные лимиты по экспортным Страховое возмещение по экспорт-
операциям ным кредитам
1 США 79128 81215 1 Венесуэла 17 173
2 Германия 71448 65910 2 США 145 165
3 Великобрита- 54783 54095 3 Италия 186 110
ния
4 Франция 51547 48438 4
Бразилия 143 89
5 Италия 49011 45969 Россия5 40 76
6 Китай 45851 45611 6
Германия 100 69
7 Нидерланды 31230 31737 Индия 7 50 60
8 Испания 32289 31364 8
Великобри- 62 56
тания
9 Бразилия 30071 30665 9 Турция 23 49
10 Швейцария 31202 28780 10 Франция 33 47
Другие страны 615570 587684 Другие страны 1117 1113
Всего 1092130 1051468 Всего 1916 2007

163
Officially Supported Export Credits in a Changing World. – IMF, June 2005. – P. 28.
164
Построено по: Berne Union Statistics 2010-2014. – Berne Union, 2015. – P. 11, 13.
165
Построено по: Berne Union Statistics 2010-2014. – Berne Union, 2015. – P. 11,13.

175
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Общее управление деятельностью COFACE, без полиса которой


ни один субъект хозяйствования не может получить льготный экс-
портный заем, является объектом функциональных компетенций
Управления внешнеэкономических связей Министерства экономики,
финансов и бюджета Франции. В свою очередь, в ряд функций таких
правительственных комиссий, как Комитет директоров и Комиссия
по предоставлению гарантий и внешнеторговых кредитов, относятся
выдача разрешений на кредитование и осуществление контроля за их
выполнением. Так, Комитет директоров решает вопрос об условиях
предоставления долгосрочного кредитования экспорта, а Комиссия
по предоставлению гарантий и внешнеторговых кредитов при уча-
стии Казначейства, заинтересованных министерств и банков рассма-
тривает условия финансирования и реализации экспортных поставок
в кредит и определяет, какую часть кредита будет страховать COFACE.
Характеризуя деятельность COFACE, следует также отметить, что
она включает довольно развитые механизмы экспортного кредито-
вания с целью финансовой поддержки как традиционного экспорта
французских товаропроизводителей, так и высокотехнологичной
продукции с высокой добавленной стоимостью. Подтверждением
данного тезиса является, в частности, отраслевая структура портфе-
ля экспортных сделок COFACE, в котором более 40% приходится сей-
час на экспорт продукции оборонной промышленности; около 25% –
экспорт продукции компании «Airbus Industrie»; около 30% – страхо-
вание экспорта и инвестиций остальных гражданских отраслей эко-
номики – инфраструктуры, сельскохозяйственного сектора, телеком-
муникаций и др.166
С конце 2008 г. Франция подтвердила свою решимость всесторон-
не поддерживать кредитными механизмами экспортную деятельность
отечественных товаропроизводителей не только с целью реализации
обновленной экспортной стратегии, но и «обеспечения по мере выхода
мировой экономики из глобального финансово-экономического кри-
зиса притока ликвидных средств в международную торговлю в раз-
мерах, достаточных для поддержания глобального товарооборота»167.
166
The Berne Union is 80. Supporting Trade and Investment Since 1934. – Berne Union, 2014. –
P. 83.
167
The Berne Union is 80. Supporting Trade and Investment Since 1934. – Berne Union, 2014. –
P. 84.

176
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

Не случайно, именно с этого времени в портфеле экспортного креди-


тования COFACE резко возросло количество проектов финансирова-
ния экспорта высокотехнологичных товаров, прежде всего продукции
космической отрасли. Так, если до 2008 г. ежегодное количество заявок
на кредитование экспорта ее продукции не превышала 2-5, то в 2009 г.
составляла уже 17. Нынешний портфель COFACE охватывает кре-
дитование экспорта таких компаний-продуцентов аэрокосмической
продукции, как «SES», «Hispasat», «RSCC», «Gazprom Space», «Nilesat»,
«Arabsat», «Globalstar», «Iridium», «O3b»и др.168
Реализация Францией экспортной стратегии в условиях глобаль-
ной неустойчивости кроме государственного финансирования экс-
портных операций, мобилизации внутренних ресурсов государства
и бизнес-структур предполагает также механизмы таможенно-тариф-
ного регулирования ввоза и вывоза товаров на региональном уровне.
Так, таможенно-тарифная деятельность Франции как страны-члена
Европейского Союза осуществляется сегодня в рамках таможенного
союза ЕС, который имеет длительную историю развития и берет свое
начало с Римского договора 1957г. о Европейском экономическом со-
обществе169. И если на первых этапах развития данного объединения
таможенный союз имел преимущественно секторальный характер (то
есть касался лишь отдельных секторов экономики), то уже с начала
1990-х годов страны-участницы реально перешли к полноформатной
интеграционной модели, которая помимо таможенного включает в
свою «орбиту» экономический и валютный союзы, а также предусма-
тривает эффективные инструменты защиты внутреннего рынка ЕС от
иностранной конкуренции и расширения экспансии европейских то-
варов на рынки третьих стран.
Таким образом, одним из важнейших интеграционных механиз-
мов реализации Францией экспортной стратегии является на сегодня

168
The Berne Union is 80. Supporting Trade and Investment Since 1934. – Berne Union, 2014. –
P. 83.
Примечание.
169

Римское соглашение ставило целью формирование полноценного таможенного союза


стран-участниц Европейского экономического сообщества, который охватывал бы всю торгов-
лю товарами. Данное соглашение предусматривало также отказ стран от импорта и экспортных
пошлин и любых других видов равнозначных по результатам пошлин во взаимной торговле го-
сударств, а также замену национальных тарифов единым таможенным тарифом с проведением
общей торговой политики в отношениях с третьими странами.

177
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Единый таможенный тариф ЕС (ЕТТ). Его имплементация позволяет


государству совместно с другими странами-членами ЕС реализовы-
вать совместную тарифную политику, направляя доходы от взимания
пошлин в рамках ЕТТ в бюджет Сообщества с целью обеспечения фи-
нансирования деятельности данного интеграционного объединения,
в том числе в сфере внешнеэкономических связей (на сегодня они со-
ставляют около 15% общего бюджета ЕС)170.
В данном контексте важно отметить, что введение единого тамо-
женного тарифа ЕС привело к существенному расширению компе-
тенций наднациональных регулирующих органов по вопросам тариф-
ной политики. Так, с 1968 г. любое решение по тарифным вопросам
(изменение пошлин ЕТТ, временное приостановление их действия и
др.), даже если оно касается интересов Франции, может быть принято
исключительно органами Европейского Союза. К компетенции над-
национальных органов относятся также тарифные переговоры с тре-
тьими странами, в том числе в рамках международных организаций
(прежде всего ВТО).
Заслуживает внимания и тот факт, что введение единого таможен-
ного тарифа имело своим закономерным следствием разработку и
дальнейшее совершенствование единых норм и правил по таможен-
ной оценке товаров и правил определения страны их происхождения,
без чего невозможно обеспечить единообразное применение ЕТТ все-
ми странами-членами ЕС. Все эти нормы и правила сведены в Тамо-
женном кодексе ЕС (1993 г.), новая редакция которого была принята в
2006 г. под влиянием кардинальных изменений в международной тор-
говле, связанных с глобализацией и широким привлечением к меж-
дународному коммерческому обмену информационно-коммуникаци-
онных технологий. Поэтому согласно ЕТТ стран-членов ЕС Франция
применяет сейчас несколько видов пошлин: адвалорные (на них при-
ходится 90% общего количества таможенных ставок); специфические
(6,4%); смешанные, как комбинация адвалорных и специфических
(2%); альтернативные, дающие возможность выбора между вышена-
званными ставкам (0,7%); а также переменные и сезонные (0,9% соот-

170
Ильин А. Е. Таможенно-тарифная политика и практика Европейского Союза на современ-
ном этапе / А. Е. Ильин // Российский внешнеэкономический вестник. – 2008. – №10 (Октябрь). –
С. 36.

178
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

ветственно)171. Из подавляющего числа пошлин уровень применяемых


во Франции ставок совпадает со связанными, что свидетельствует о
выполнении ею всех взятых в этой сфере обязательств. Так, в 2014 г.
среднеарифметическая ставка ЕТТ составила 6,5%; в адвалорном экви-
валенте средний уровень пошлин на несельскохозяйственные товары
составил 4,3%, а на сельскохозяйственные – 14,4%. В период с 2004 г.
до 2014 г. доля тарифных линий, предусматривающих беспошлинный
ввоз, сократилась с 26,9% до 25,1%; доля «тарифных пиков» уменьши-
лась с 5,8% до 5,6% общего количества тарифных линий (табл. 2.4).

Таблица 2.4
Динамика среднего уровня ставок единого
таможенного тарифа ЕС в 2004-2014 гг.172
Показатель 2004 2006 2008 2011 2014
Все товары, в том числе: 6,5 6,9 6,7 6,4 6,4
сельскохозяйственные 16,5 18,6 17,8 15,2 14,4
несельскохозяйственные 4,1 4,0 4,0 4,1 4,3
Общее количество тарифных линий, … … 9699 9294 9379
в том числе:
беспошлинный ввоз (% всех 26,9 26,0 25,3 25,0 25,1
тарифных линий)
незначительные ставки пошлин 6,8 9,4 9,6 8,8 6,9
(выше и ниже 2%) (% всех тарифных
линий)
ставки выше 15% (% всех тарифных 8,6 9,0 8,4 8,5 8,6
линий)
«Тарифные пики», что в три раза 5,8 5,6 5,3 5,7 5,6
превышают средний уровень ЕТТ (%
всех тарифных линий)

Характеризуя механизмы реализации Францией национальной


экспортной стратегии, нельзя обойти вниманием предоставление ею
технической помощи странам-торговым партнерам в рамках Дохий-
ского раунда ВТО. Она отражает по сути попытки этого государства
171
Ильин А. Е. Таможенно-тарифная политика и практика Европейского Союза на современ-
ном этапе / А. Е. Ильин // Российский внешнеэкономический вестник. – 2008. – №10 (Октябрь). –
С. 37.
172
WTO Trade Policy Review 2007. – EC, 2007. – P. 43. WTO Trade Policy Review 2013. – EC, 2013. –
P. 45-46. WTO Trade Policy Review 2015. – EC, 2015. – P. 42.

179
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

проводить собственную политику по защите интересов французских


ТНК на зарубежных рынках и улучшения коммерческих условий их
сотрудничества с зарубежными компаниями-партнерами. Кроме того,
техническая помощь Франции странам-партнерам ориентирована так-
же на реализацию программ поддержки отраслевого, секторального и
регионального сотрудничества отечественных субъектов хозяйство-
вания с зарубежными партнерами. Следовательно – на основе реали-
зации Францией проектов технической помощи динамично развива-
ется ее внешнеторговое сотрудничество и, таким образом, француз-
ским компаниям-исполнителям обеспечиваются наиболее привлека-
тельные условия выхода на зарубежные рынки товаров и услуг.
Как следует из данных табл. 2.5, Франция принадлежит сегодня к
числу 13 стран-доноров Глобального трастового фонда Дохийского
раунда ВТО. Общая стоимость проектов ее технической помощи наи-
менее развитым странам мира в период с 2010 г. до 2014 г. составила
почти 3 млрд долл. США. В целом в 2014 г. ВТО реализовала 324 по-
добных проекта173, что является весомым рычагом наращивания пла-
тежеспособного спроса беднейших стран мира и инструментом смяг-
чения глубоких глобальных асимметрий социального-экономическо-
го развития стран и регионов.

Таблица 2.5
Ключевые страны-доноры технической
помощи в рамках Дохийского раунда ВТО
в течение 2010-2014гг., млн. долл. США174
Страна-донор 2010 2011 2012 2013 2014
Австралия 1952,4 1803,6 … 2689,9 61,4
Австрия 285,6 258,6 240,2 243,6 241,4
Канада … 944,3 1362,3 … …
Китай 200,3 … … … …
Китайский Тайбэй … 184,2 … 181,4 …
Чехия … 23,7 … … …
Дания 180,0 331,2 321,9 491,1 482,4
Эстония 28,9 26,2 23,2 24,2 24,6
Европейский Союз 1574,6 1187,5 1024,1 1232,0 317,6
173
World Trade Organization. Annual Report 2015. – WTO, 2015. – P. 120.
174
World Trade Organization. Annual Report 2015. – WTO, 2015. – P. 123.

180
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

Финляндия 1364,0 1228,0 … … …


Франция 655,5 611,0 600,5 617,0 508,5
Германия 1438,5 1237,5 1198,0 1233,0 1203,0
Ирландия 409,2 … … … …
Япония 395,6 395,6 395,6 368,7 312,0
Респ. Корея 344,4 322,4 334,9 313,6 336,4
Лихтенштейн 40,0 40,0 40,0 40,0 40,0
Новая Зеландия 158,0 … … … …
Норвегия 1472,9 1472,9 … … 875,0
Испания 467,9 400,1 … … …
Швеция 2353,9 2074,3 2386,5 2245,6 …
США 1002,7 940,6 940,5 851,9 1127,4
Всего 16108,9 15075,4 12106,6 13619,1 7793,4
Общее количество стран- 19 19 14 15 13
доноров Глобального
трастового фонда
Дохийского раунда ВТО

В современных условиях глобальной неустойчивости реализация


Францией эффективной внешнеторговой стратегии невозможна без
механизма государственно-частного партнерства, ориентированного
на налаживание эффективного и взаимовыгодного взаимодействия
государства и бизнеса в сфере реализации национального экспорт-
ного потенциала. Его растущее значение обусловлено постепенным
переносом акцента в политике Франции с прямых на косвенные меха-
низмы стимулирования экспортной деятельности через введение для
субъектов хозяйствования налоговых льгот и льготных кредитов, а
также пониженных государственных тарифов. Именно государствен-
ные структуры Франции разрабатывают и внедряют сегодня все бо-
лее мощные стимулы для консолидации усилий различных секторов
французской экономики и общества по реализации национальной
экспортной стратегии, созданию и практическому использованию но-
вых эффективных технологий продвижения французских товаров и
услуг на мировые рынки.
И хотя ведущую роль в торговой политике Франции по-прежне-
му играет правительство, однако его деятельность на сегодня все в
большей степени корректируют общественные организации путем
воздействия на разработку и имплементацию регуляторных мер,

181
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

систему контроля за их выполнением, а также инициирование приня-


тия решений и обсуждения предложений официальных структур. Так,
наиболее влиятельными сегодня подобными организациями является
Национальный совет французских предпринимателей (членами ко-
торого являются около 90% частных компаний Франции), Союз ара-
бо-французских банков, Союз торгово-промышленных палат, между
которыми в процессе реализации национальной экспортной страте-
гии сформировалось своеобразное разделение труда. Если реализа-
ция общей экспортно-импортной политики находится в кругу функ-
циональных компетенций Торгово-промышленного Союза, то вопрос
защиты интересов французских товаропроизводителей на междуна-
родном уровне – в сфере деятельности Национального совета фран-
цузских предпринимателей.
Отдельного внимания заслуживают профессиональные объедине-
ния, создаваемые для укрепления конкурентных позиций француз-
ских товаропроизводителей на международных рынках. Их деятель-
ность ориентирована на наращивание экспортных доходов и умень-
шение затрат товаропроизводителей объединением на основе: макси-
мального приближения без посредников до конечных потребителей
продукции; обеспечения единых условий производства и реализации
продукции; формирования крупнотоварных партий стандартизиро-
ванной продукции; обеспечения гарантированного процесса поставок
и оплаты товаров. Благодаря профессиональным объединениям, фер-
меры Франции создали собственные каналы продвижения продукции
до конечного потребителя. Примером такого объединения является
некоммерческий союз «SICA Atlantique», основанный на условиях до-
левого участия 70 кооперативов и добровольных взносов оптовых по-
купателей зерна и специализируется на его сбыте на мировых рынках.
Через данную структуру на сегодня реализуется до 20% зерна Фран-
ции на внешних рынках175.
Государство предоставляет подобным объединениям определен-
ную помощь, которая заключается, в частности, в финансировании
привлечения пяти специалистов, которые помогают товаропроизво-
дителям внедрять технологии производства, обеспечивающие повы-
шение качества продукции; предоставлении льготных кредитов для
Данилишин М. С. Мировой опыт стимулирования экспорта / М. С. Данилишин // Вестник
175

сахарников Украины. – 2015. – №1 (104). – С. 30.

182
2.2.
Внешнеторговая деятельность Франции в глобальной конкурентной среде

финансирования хранения и упаковки продукции, модернизации


производства и повышения его конкурентоспособности. В целом, во
Франции функционирует сегодня более 4000 кооперативов, ассоциа-
ций и других некоммерческих объединений товаропроизводителей176,
которые продвигают свои интересы на мировых рынках. Благодаря
основанию своих отраслевых объединений французские товаропро-
изводители смогли завоевать рынок, усилить защиту своих интересов,
что является важным компонентом реализации экспортной стратегии
Франции в условиях глобальной неустойчивости.
Резюмируя вышесказанное, следует отметить, что в современной
торговой практике Франции наработано достаточно диверсифициро-
ванный инструментарий финансовых методов государственной тор-
говой политики, который используется для стимулирования экспор-
та. И значительное внимание, которое уделяет правительство государ-
ства вопросам стимулирования экспортной деятельности, обусловле-
но ​​не только потребностями внутреннего развития французской эко-
номики, но и глобализацией мировой экономики, а следовательно –
необходимостью учета в национальной стратегии экономического
развития Франции таких процессов, как структурные сдвиги в миро-
вой торговле, финансовая глобализация, техноглобализм, динамиза-
ция конкурентной среды и др.

Данилишин М. С. Мировой опыт стимулирования экспорта / М. С. Данилишин // Вестник


176

сахарников Украины. – 2015. – №1 (104). – С. 30.

183
2.3.

Эффективность государственной
инвестиционной политики

В условиях глобальной нестабильности и усиления неопределенности


в трендах мирохозяйственного развития особую актуальность в нацио-
нальной экономической стратегии Франции приобретает активизация
инвестиционных механизмов, способных обеспечить стране стабильный
макроэкономический рост и укрепить ее международные конкурентные
позиции. Среди них – наращивание стоимостных объемов междуна-
родных инвестиций, рационализация их структуры и диверсификация
источников внешнего инвестиционного финансирования французской
экономики. Учитывая это, в реализации национальной экономической
стратегии существенно актуализируется роль государственной инвести-
ционной политики как совокупности действий государства, направ-
ленных на повышение уровня привлечения иностранного инвестици-
онного капитала в процесс национального общественного воспроиз-
водства, создание оптимальных условий для вложения инвестиций,
обеспечение устойчивого социально-экономического развития стра-
ны на основе использования иностранных и зарубежных инвестици-
онных капиталовложений государственного и частного секторов.

184
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

Если характеризовать эволюцию государственной инвестиционной


политики Франции и механизмы ее реализации, то следует отметить,
что в последнее десятилетие они развиваются в соответствии с реко-
мендациями международных организаций в рамках так называемой
инвестиционной политики нового поколения. Ее концептуальные
основы впервые были сформулированы на Конференции ЮНКТАД в
2012г. и они заключаются в обеспечении инвестиционного синергизма
с более широкими целями национального экономического развития и
диверсифицированной промышленной политикой; стимулировании
социально ответственного поведения иностранных и зарубежных
инвесторов; а также совершенствовании институционального обе-
спечения международных инвестиционных процессов177. Как видим,
главной целью такой политики является прежде всего ускорение макро-
экономического роста Франции и повышение ее международной конку-
рентоспособности на основе всестороннего развития внутреннего инве-
стиционного рынка и достижения синергетического эффекта от реа-
лизации инвестиционной, промышленной и структурной политики.
Не случайно, подобная трансформация международной инвести-
ционной политики государства в таком русле имела место в посткри-
зисный период и нашла свое отражение в ряде национальных эконо-
мических стратегий, отражающих как общемировые тенденции к ли-
берализации национальных инвестиционных режимов, так и усиле-
нии регулирования и стимулирования иностранного инвестирования
для поставленных целей государственной инвестиционной политики.
Речь идет прежде всего об ориентированности современной инвести-
ционной политики Франции на максимально полную гармонизацию
собственных национальных экономических интересов и корпоратив-
ных интересов иностранных и зарубежных инвесторов; совершен-
ствовании международных инвестиционных соглашений в направ-
лении обеспечения национальной инвестиционной безопасности; а
также максимально полной реализации прав собственности инвесто-
ров. При этом отметим, что достижение Францией национальной ин-
вестиционной безопасности предусматривает нивелирование таких
угроз со стороны иностранных инвесторов, как: монополизация наци-
ональных товарных рынков и рынка финансовых услуг; установление
World Investment Report 2012: Towards a New Generation of Investment Policies [Electronic
177

source]. – UNCTAD. – 2012. – P. 192.

185
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

критической зависимости национальных производителей от ино-


странного инвестиционного капитала; отток высококвалифициро-
ванного местного персонала к материнским компаниям зарубежных
ТНК; установление контроля со стороны иностранных компаний над
стратегически важными отраслями французской экономики, особен-
но тех, которые обеспечивают экономическую, финансовую и продо-
вольственную безопасность страны178.
Вместе с тем, чрезмерное государственное регулирование инвести-
ционной деятельности Франции, основанное на кейнсианской теории,
с сохранением достаточно высоких социальных отчислений, жесткой
регламентацией со стороны государства предпринимательской дея-
тельности; чрезмерными налоговыми изъятиями в пользу государ-
ства и недостаточным уровнем гармонизации национальной финан-
совой политики с требованиями единой денежно-кредитной и валют-
ной политики в странах ЕС, и до сих пор существенно сдерживает
приток иностранного инвестиционного капитала. Поэтому переход
Франции в последние годы к реализации инвестиционной политики
нового поколения происходит с выделения ее концептуальных основ,
что в значительной мере отражает приоритеты структурной модер-
низации национальной экономики и ее глубочайшей интеграции в
так называемые глобальные цепочки добавленной стоимости (Global
Value Chain – GVC). И это вполне закономерно, поскольку последние в
современных условиях инвестиционной транснационализации эконо-
мики Франции являются материальной основой и ядром вовлечения
бизнес-структур в глобальные производственные, технологические и
маркетинговые процессы, а также фундаментальные процессы межго-
сударственного перелива инвестиционного капитала.
Отметим, что если период 1980-1990гг. характеризовался преиму-
щественной концентрацией производственной системы Франции, что
позволяло широко использовать их абсолютные и относительные пре-
имущества, то характерными чертами современной международной
инвестиционной политики государства и ее включения в глобальные
цепи добавленной стоимости являются: процесс «измельчения» со-
ставляющих национального производства с активным использовани-
ем французскими производителями наиболее конкурентоспособных
World Investment Report 2012: Towards a New Generation of Investment Policies [Electronic
178

source]. – UNCTAD. – 2012. – P. 110.

186
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

факторов производства; их включение в ожесточенную межфирмен-


ную конкуренцию за привлекательные сегменты в глобальных цепях
добавленной стоимости.
Как следует из данных приложения А, в период с 1995 г. до 2011 г.
значение Индекса участия в глобальных цепях добавленной стоимо-
сти для Франции существенно возросло и составило на конец перио-
да около 47. Однако, по данному показателю Франция уступает боль-
шинству стран «золотого миллиарда» (за исключением Австралии,
Канады, США и Новой Зеландии), что свидетельствует, с одной сторо-
ны, о недостаточном использовании ею в национальном производстве
импортных компонентов и ограниченность экспортной деятельности,
а с другой – о крупномасштабных объемах внутреннего производства
и потребления.
В эпоху глобализации большую и все более возрастающую роль во
французской экономике играют прямые иностранные инвестиции,
которые служат эффективным средством ее транснационализации,
подключения к производственным сетям глобальных ТНК и между-
народного научно-технологического трансфера, привлечения передо-
вых технологий и ноу-хау в отечественную экономику, преодоления
ее отраслевого и секторального отставания в технологической сфере,
а также достижения нового качества воспроизводственных процессов
на интернациональном уровне.
Для Франции все эти факторы в последние десятилетия приобре-
тают первостепенное значение, подтверждением чего являются дан-
ные табл. 2.6, которые свидетельствуют о том, что в период с 1990 г.
до 2014 г. ежегодные стоимостные объемы прямого иностранного ин-
вестирования французской экономики составляли в среднем около
40 млрд долл. США, колеблясь от минимального значения 13,2 млрд
долл. США в 1990 г. до максимальных 96,2 млрд. в 2007 г. В целом, мас-
штабы прямых иностранных инвестиций, привлекаемых в экономику
Франции в последние тридцать лет, стабильно превышали стоимост-
ные объемы ее внешней торговли. При этом львиная доля ПИИ (около
70%) приходится сейчас на сферу услуг, прежде всего профессиональ-
ные услуги и торговлю. Динамичное наращивание прямого иностран-
ного инвестирования французской экономики обусловлено прежде
всего высокой рентабельностью инвестиционных капиталовложений:
на 1 млн евро ПИИ приходится увеличение продаж на 1,9 млн евро и

187
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

10 новых рабочих мест. Для сравнения, соответствующие показатели


в Великобритании составляют соответственно 1,5 и 4,5, Германии – 2,6
и 7,3.
Таблица 2.6
Динамика масштабов ПИИ европейских стран
в течение 1990-2014 гг., млн. долл. США179
Страна Импорт ПИИ Экспорт ПИИ
1990 2000 2007 2011 2014 1990 2000 2007 2011 2014
Франция 13183 42930 96221 40495 15191 34822 175504 164310 90146 42869
Германия 9160 195122 76543 40402 1831 28660 49793 162492 54368 112247
Италия 6411 13377 40202 29059 11451 7585 12319 90778 47210 23451
Норвегия 1175 6312 5940 3569 8682 1435 7332 13646 19999 19247
Швеция 1979 23367 27157 12091 10036 14573 40578 37630 26850 12156
Ирлан- 99 24117 24707 13102 7698 499 3973 21146 -2148 31795
дия
Велико- 33046 116552 186381 53949 72241 18630 253929 318403 107086 - 59628
британия
Нидер- 12319 52453 115365 17129 30253 15422 71346 28405 31867 40809
ланды
Испания 13841 37523 64264 29476 22904 2937 54675 137052 37256 30688
Дания 1132 32289 11804 14771 3652 1482 24359 20597 23413 10952
Швейца- 4961 16285 51681 28309 21914 6369 42650 56592 69612 16798
рия
Люксем- 8056 245561 -29149 17530 7087 6262 241997 62954 11741 - 4307
бург

Характеризуя международную инвестиционную политику Фран-


ции, следует отметить, что в последние десятилетия она претерпела
существенные изменения под влиянием углубления инвестицион-
но-интеграционных процессов в Евросоюзе. Это находит свое кон-
центрированное отражение прежде всего в расширении сфер влия-
ния в европейском инвестиционном пространстве французских ТНК.
В силу крупномасштабной и диверсифицированной производствен-
но-коммерческой деятельности французские ТНК стали ядром и од-
179
Построено автором по: World Investment Report 1995: Transnational Corporations and
Competitiveness. – United Nations. – New York and Geneva, 1995. – P. 391, 397. World Investment
Report 2002: Transnational Corporations and Export Competitiveness. – United Nations. – New
York and Geneva, 2002. – P. 303, 307. World Investment Report 2012: Towards a New Generation of
Investment Policies [Electronic source]. – UNCTAD. – 2012. – P. 169. World Investment Report 2015:
Reforming International Investment Governance. – UNCTAD, 2015. – P. A3.

188
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

ной из движущих сил интернационализации инвестиционно-про-


изводственного комплекса Европейского Союза. Его материальной
основой стало не только динамичное развитие кооперационных и
специализированных связей между компаниями Франции и предпри-
нимательскими структурами других стран ЕС, работающими в одной
отрасли, но и вертикальная диверсификация деятельности француз-
ских ТНК с втягиванием в ее орбиту торговой, банковской, финансо-
вой и страховой деятельности.
Современные либерализационные режимы функционирования об-
щего рынка ЕС позволяют французским ТНК, используя общее управ-
ление взаимосвязанными внутрифирменными операциями, обеспе-
чивать более рациональное распределение своих производственных
и трансакционных издержек, а также инвестиционных бюджетов в
их отраслевом, секторальном, географическом и территориальном
измерениях. Так, среди французских компаний-инвесторов государ-
ственного сектора наибольшую активность сегодня проявляют ТНК
сферы коммунальных услуг, которые привлечены к финансированию
крупномасштабных европейских проектов, а также реализации инве-
стиционных операций в развивающихся странах в форме участия в
акционерном капитале, СиП и создании новых бизнес-структур.
Именно высокотехнологичные сферы и отрасли французской эко-
номики в последние десятилетия характеризуются стойкой тенденци-
ей по активизации диверсификации бизнеса, при которой с каждым
разом все большее количество инвестиционных сделок с участием
иностранных инвесторов начинают носить конгломератный характер.
В данном контексте заслуживает внимания французская компания
«Orange» («France Telecom»), которая сегодня успешно диверсифици-
ровала свою бизнес-деятельность за счет мобильной рекламы.
На протяжении последних десятилетий главной движущей силой
наращивания объемов прямых иностранных инвестиций во Францию​​
и инструментом проникновения французского капитала на зарубеж-
ные рынки стали масштабные процессы транснациональных слияний
и поглощений, реализованные на волне реструктуризации трансна-
ционального бизнеса и его адаптации к условиям глобальной конку-
ренции. Так, только за период 2008-2014 гг. стоимостные объемы чи-
стых продаж по трансграничным операциям СиП французских ком-
паний выросли с 6,6 до 27,7 млрд. долл. США, что составляло на конец

189
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

периода 7% соответствующего мирового показателя и 17,2% показате-


ля стран ЕС180.
Одной из самых масштабных в последние годы стала трансгранич-
ная сделка «Deutsche Telekom» с «France Telecom» о создании в рав-
ных долях совместного венчурного предприятия в Великобритании (в
2009 г.). В 2008г. Британская компания «Vodafone» поглотила француз-
скую ТНК «Central Telecom» (поставщика конвергентных решений,
IP-телефонии и других высокотехнологичных услуг) с целью разви-
тия бизнеса на британском рынке. Кроме того, «Electricite de France»
и британская компания «Centrica» организовали в Великобритании
венчурный бизнес на паях 80:20 по строительству до 2017 г. четырех
электростанций181.
Французская энергетическая компания «EDF» существенно укре-
пила свои конкурентные позиции в Европе заключением соглашения
с «Greentech Energy Systems» о покупке 50% проекта «Monte Grighine»
(производство воздушной энергии) на Сардинии и 50% акций тру-
бопровода «Greentech» в Италии и Польше. Кроме того, эта корпора-
ция укрепила свои позиции на бельгийском рынке благодаря увели-
чению своей доли в «SPE-Luminus». В Австрии она купила 20% доли
«DGF Suez» в компании «SIA». Подконтрольная французскому гиган-
ту немецкая дочерняя компания «EnBW» купила 26% у «EWE», биз-
нес которой сконцентрирован в Германии, Польше и Турции. Кроме
того, «EDF» купила 49,9% бизнеса в области атомной энергетики у
«Constellation Energy Nuclear Group» в США, а также увеличила до 25%
свою долю в швейцарском концерне «Alpig Holdings SA», который об-
разовался в результате слияния «Atel » и « EOS»182.
В 2014 г. французская корпорация «Societe Francaise du Radiote-
lephone SA», работающая в сфере телефонной связи заключила согла-
шение о слиянии с компанией «Numericable Group SA» (кабельное те-
левидение) общей стоимостью 23,1 млрд. долл. США; а французская
компания «Schneider Electric SA» (производство трансформаторной
техники) поглотила британского производителя оборудования про-
180
World Investment Report 2015: Reforming International Investment Governance. – UNCTAD,
2015. – P. 244.
181
Тихомирова А. Прямые инвестиции ведущих стран ЕС / А. Тихомирова // МЭиМО. – 2011. –
№12. – С. 53.
182
Тихомирова А. Прямые инвестиции ведущих стран ЕС / А. Тихомирова // МЭиМО. – 2011. –
№12. – С. 53.

190
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

цессного управления – компанию «Invensys PLC» стоимостью 5 млрд


долл.183 В целом, как свидетельствуют данные, представленные в табл.
2.7, крупнейшими завершенными сделками СиП с участием француз-
ских компаний стали соглашения «BNP Paribas SA», «Lazard» и «Credit
Agricole CIB», а общая стоимость завершенных сделок в промышлен-
ном секторе составила 135,6 млрд. долл. США.
Таблица 2.7
Топ-10 анонсированных и завершенных сделок СиП
при участии французских компаний в 2014184
Компания-со- Рей- Стоимость Компания-совет- Рей- Стоимость
ветник тинг сделки, млн. ник тинг сделки,
долл. США млн. долл.
США
Анонсированы сделки Завершенные сделки
Lazard 1 127597,0 BNP Paribas SA 1 72253,6
BNP Paribas SA 2 121793,0 Lazard 2 54329,3
Rothschild 3 114054,2 Credit Agricole 3 45100,8
CIB
Morgan Stanley 4 109053,3 JP Morgan 4 43063,7
Goldman Sachs 5 106255,1 Morgan Stanley 5 42560,6
& Co
Credit Suisse 6 102054,2 Credit Suisse 6 39908,1
Societe Generale 7 78426,9 Goldman Sachs & 7 38277,8
Co
Citi 8 74194,7 Deutsche Bank 8 37722,5
UBS 9 66121,2 Bank of America 9 36689,8
Merrill Lynch
Deutsche Bank 10 65108,9 Barclays 10 35835,9
Всего по Топ-10 964658,5 Всего по Топ-10 445742,1
Всего по промышлен- 245729,8 Всего по промышленно- 135615,9
ному сектору му сектору

183
World Investment Report 2015: Reforming International Investment Governance. – UNCTAD,
2015. – P. A.15.
184
Mergers&Acquisitions Review. Financial Advisors. Full Year 2014. – Thomson Reuters, 2015. –
P. 11.

191
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Таблица 2.8
Активы ТНК Франции, входящих в мировой рейтинг
топ-100 нефинансовых корпораций, в 2013 г.,
млрд. долл. США и количество работников,185 занятых в них
Рейтинг Активы Продажа Занятость ИТ*,
по сто- по ТНК Отрасль %
имости ИТ*
зару- зару- всего зару- всего зару- всего
бежных беж- беж- беж-
активов ные ные ные

5 21 Total SA энергетика 226,7 238,9 175,7 227,9 65602 98799 79,5


14 97 EDF SA коммуналь- 130,2 353,6 47,0 100,4 28975 158467 34,0
ные услуги
17 75 GDF Suez коммуналь- 121,4 219,8 72,1 118,6 73000 147199 55,2
ные услуги
38 35 Airbus авиастрое- 77,6 128,5 72,5 78,7 89551 144061 71,6
Group NV ние
54 26 Com- неметалли- 53,7 62,9 40,2 55,8 140794 187726 77,5
pagnie ческие ми-
de Saint- неральные
Gobain продукты
SA
56 84 Orange телекомму- 52,4 118,2 23,2 54,4 85472 165488 46,2
никации
64 65 Sanofi фармацев- 48,3 132,3 40,2 43,7 55786 112128 59,4
тика
71 28 Christian текстильная 43,9 71,9 34,2 38,5 86102 108546 76,4
Dior SA промышле-
ность
78 23 Lafarge неметалли- 41,5 51,0 15,8 20,2 49256 63687 78,9
SA ческие ми-
неральные
продукты
81 72 Renault автомобиле- 40,9 103,3 41,1 54,3 70814 121807 57,8
SA строение
86 54 Carrefour розничная 37,9 59,9 51,6 98,6 267590 364795 63,0
SA торговля
всего 874,5 1540,3 891,1 1672703 Х
* индекс транснационализации.

185
Подсчитано и построено по: Web table 28. The world’s top 100 non-financial TNCs, ranked
by foreign assets, 2013. – [Electronic Resource]. – Available from: unctad.org/Sections/dite.../
WIR14_tab28.xls

192
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

Качественно новым стратегическим направлением инвестицион-


ной экспансии французских ТНК, ориентированной на наращивание
их глобального конкурентоспособного влияния на мировые рынки,
стали в последнее десятилетие крупномасштабные инвестиционные
операции по обмену активами. Например, еще в 2008 г. французская
компания «EDF» заключила соглашение о поглощении ведущего бри-
танского производителя электроэнергии – компании «British Energy».
В рамках этого соглашения «EDF» заключила соглашение с британ-
ской компанией «Centrica», согласно которому последняя обязуется
выкупить 20% бизнеса атомной энергетики в Великобритании и про-
дать «EDF» 51% пакета акций в бельгийской компании «SPE-Luminus»,
которая является крупным поставщиком энергоресурсов186.
Есть все основания утверждать, что благодаря трансграничным
СиП и инвестиционным операциям по обмену активами французские
компании добились существенного расширения своей зарубежной
филиальной сети и в результате – сейчас они представлены практи-
чески во всех сегментах европейского и мирового рынков. Так, сум-
марные зарубежные активы французских ТНК, вошли в число 100
крупнейших нефинансовых транснациональных корпораций мира,
составили в 2013 г. 874,5 млрд долл. США, их зарубежная продажа –
613,3 млрд., а зарубежная занятость – более 1 млн человек (табл. 2.8).
В рейтинге Топ-15 ТНК (ранжированных по стоимости зарубежных
активов), работающих в рекламном бизнесе, французским компани-
ям принадлежит пять позиций; в строительстве – три, в гостиничном
бизнесе – одна, в логистике – две, в медийном бизнесе – две, в ресто-
ранном бизнесе – две, в области телекоммуникаций – одна, в рознич-
ной торговле – пять, в сфере энергетических услуг – три.
Приведем характеристики зарубежного филиального представи-
тельства ведущих французских компаний. Так, филиалы строитель-
ной корпорации «Bouygues» функционируют в настоящее время в 55
странах, «Aventis SA» – в 54 странах, «Pinault Printemps Redoute SA» – в
52 странах, компаний «Publicis Groupe SA» и «АXA» – в 50 странах, «
Christian Dior» – в 48, ресторанной сети« Sodexho Alliance SA» – в 46,«
Alcatel» и «Compagnie De Saint-Gobain SA» – в 44, «France Telecom» – в
42, «Danone Groupe SA» – в 35 странах (табл. 2.9).
Тихомирова А. Прямые инвестиции ведущих стран ЕС / А. Тихомирова // МЭиМО. – 2011. –
186

№12. – С. 53.

193
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

В разработке и реализации Францией международной инвестици-


онной политики важным является вопрос достижения оптимального
соотношения между объемами иностранных и зарубежных инвести-
ций как показателя инвестиционной транснационализации ее эконо-
мики. Так, за указанный период экспорт инвестиционного капитала
Франции составил 34,8 млрд. долл. США в 1990 г., 175,5 млрд – в 2000 г.,
164,3 млрд.- в 2007 г., 90,1 млрд. – в 2011 г. и 42,9 млрд. – в 2014 г.

Таблица 2.9
Количественные характеристики
филиальной сети ведущих ТНК
Франции в 2012-2013 гг.
ТНК Сфера деятельности Количество Количество
иностранных стран, где
филиалов расположены
филиалы
Bouygues строительство 265 55
Aventis SA фармацевтика … 54
Pinault Printemps розничная торговля … 52
Redoute SA
AXA страхование … 50
Publicis Groupe SA реклама 341 50
Christian Dior розничная торговля … 48
Lvmh Moet-Hennessy производство … 46
Louis Vuitton SA алкогольных напитков
Sodexho Alliance SA ресторанный бизнес 193 46
Credit Agricole SA банковский бизнес 157 45
Alcatel машиностроение … 44
Compagnie De Saint- производство … 44
Gobain SA конструкционных
материалов
France Telecom телекоммуникации 129 42
Société Generale банковский бизнес 257 40
Havas реклама 254 36
Danone Groupe SA пищевая отрасль … 35
BNP Paribas SA банковский бизнес 142 34
Accor гостиничный бизнес 190 33
Carrefour SA розничная торговля … 31

194
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

Это вполне закономерно, поскольку Франция, накопив в последние


десятилетия масштабный избыток капитала, согласно закона эконо-
мии времени стремится как можно быстрее вложить его в прибыльные
сферы экономической деятельности за пределами государства. Такое
положение вещей существенно расширяет участие французских ком-
паний в международных экономических связях и способствует фор-
мированию положительного сальдо платежного баланса государства.
Подтверждением этого является, в частности, тот факт, что общий
объем накопленных прямых капиталовложений Франции за предела-
ми страны увеличился с 119,9 млрд долл. США в 1990 г., до 365,9 млрд в
2000 г. и 1279,1 млрд в 2014 г.187 По этому показателю Франция сегодня
существенно опережает Японию и Германию и занимает третье место
в мировой иерархии стран-доноров после США и Великобритании.
Накопленные зарубежные ПИИ достигают на конец периода около
40% ВВП Франции, тогда как в 1990 г. не превышали 10%. Итак, совре-
менные масштабы зарубежного коммерческого присутствия Франции
позволяют рассматривать эту страну как одного из ключевых игроков
на глобальном инвестиционном рынке, независимо от отраслевой на-
правленности торговли и инвестиций.
Международная инвестиционная политика Франции в условиях
глобальной неустойчивости реализуется многими каналами и меха-
низмами, важнейшими из них являются: налоговое законодательство;
инструментарий регулирования фондового рынка; денежно-кредит-
ная политика государства; законодательное обеспечение прав ино-
странных инвесторов и их защита; амортизационная политика; регу-
лирование условий привлечения иностранных инвестиций и оттока
зарубежного инвестирования за рубеж. При этом ключевыми регуля-
торными институтами международной инвестиционной деятельно-
сти Франции являются центральный банк; Министерство экономики,
финансов и бюджета; а также Служба по иностранным инвестициям
Государственного казначейства188. По инициативе Министерства эко-
номики, финансов и бюджета и Министерства по благоустройству
территорий в 2001г. было создано также Французское агентство по
187
World Investment Report 2015: Reforming International Investment Governance. – UNCTAD,
2015. – P. A.7.
188
Шевченко Н. І. Досвід системи державного гарантування іноземного інвестування в різн-
них країнах / Н. І. Шевченко // Економіка та держава. – 2010. – №4. – С. 143.

195
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

иностранным инвестициям, функциями которого является содей-


ствие привлечению в страну научных кадров, иностранных студен-
тов, руководителей различных уровней, капиталов и стратегических
видов деятельности (в том числе, инноваций и штаб-квартир мощных
корпораций). Сегодня во Франции не существует никаких ограниче-
ний на вложения инвестиционного капитала инвесторами из числа
стран-членов ЕС, кроме случаев поглощения ими французских биз-
нес-структур.
Что касается налоговых механизмов инвестиционной политики, то
во Франции существует на сегодня достаточно развитая система по-
ощрения национальных и иностранных инвестиций; а львиная доля
финансовых и налоговых льгот предоставляется правительством и
местными органами власти. При этом регуляторная деятельность пра-
вительства характеризуется активным использованием селективных
подходов к каждому отдельному инвестиционному проекту с исполь-
зованием достаточно широкого арсенала фискальных инструментов
(налоговые преференции, субсидии и пр.). Например, правительство
Франции еще в начале 1990-х годов установило преференциальный
налоговый режим для предприятий, функционирующих в специаль-
ных зонах предпринимательской деятельности (в районе Дюнкерка,
Ля Сиота, Ля Сена).
Отметим также, что в условиях глобальной неустойчивости Фран-
ция видит основу своего глобального конкурентного лидерства в
долгосрочной перспективе именно в инновационном развитии наци-
ональной экономики в сфере энергетики и экологии, транспортных,
информационных и телекоммуникационных систем, а также здраво-
охранения и наук о жизни. Правительство этого государства со всей
очевидностью осознало тот факт, что отраслевое и секторальное ли-
дерство Франции в этих сферах обеспечит переход национальной эко-
номики на новый технологический уклад, заложит основы динамич-
ного макроэкономического роста, а также решит острые социальные
проблемы.
Именно поэтому современная инновационная политика Франции
направлена ​​на максимальное фискальное стимулирование развития
этих инновационных направлений. Так, распространенной практи-
кой сегодня является предоставление налоговых льгот в размере 30%
ежегодного объема увеличение расходов на НИОКР французским

196
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

предприятиям, реализующим корпоративные программы подготовки


кадров на производстве, и компаниям, которые реализуют иннова-
ционные программы189. Правительством Франции реализуется также
специальная программа привлечения иностранных инвестиционных
вложений в развитие национальных научно-исследовательских цен-
тров. При этом средствами правительственных субсидий могут вос-
пользоваться компании, вкладывающие инвестиции в проектно-кон-
структорские разработки, систему менеджмента и средства математи-
ческого обеспечения; районы, расположенные за пределами «большо-
го Парижа»; предприятия с созданными не менее 30 новыми рабочими
местами в первые три года функционирования.
Субсидионные механизмы реализации Францией международ-
ной инвестиционной политики активно реализуются сегодня в ча-
сти налогооблагаемого дохода компании. Но на практике налогом
облагается лишь 50% их общей стоимости, тогда как остальные 50%
включается в общую сумму амортизационных отчислений компаний
с иностранными инвестициями. Кроме того, на субсидирование ин-
вестиционной поддержки научно-технического развития Франции
ориентированы и такие инструменты, как фонд амортизационных
отчислений и льготный режим налогообложения бизнес-деятель-
ности190.
Кроме того, новым направлением фискального стимулирования
иностранных инвестиционных вложений в высокотехнологичную
сферу Франции является механизм фискальной девальвации. Он был
введен в 2013г. в форме так называемого налогового кредита на кон-
курентоспособность и занятость, который в 2014г. был установлен на
уровне 6%. Хотя практически все компании с ПИИ могут подать заяв-
ку на получение такого кредита независимо от сектора экономики, в
котором они работают, однако чаще всего его получают инновацион-
ные и высокотехнологичные компании, а также бизнес-структуры, ра-
ботающие в сфере энергоэффективности и диверсификации экспорт-
ных рынков. Кроме того, с 2014 г. данный налог был дополнен также

189
Государственное регулирование экономики: опыт пяти стран / [Ступин В., Хохлова Т., Ша-
дрин А и др.]; Институт экономики переходного периода. – М., 1999. – C. 65.
190
Затонацька Т. Світовий досвід формування державної інвестиційної політики та ме-
ханізмів її реалізації / Т. Затонацька // Вісник Київського національного університету імені
Тараса Шевченка: Серія «Економіка». – 2014. – №8 (161). – С. 8.

197
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

«Пактом ответственности и солидарности», который предусматрива-


ет существенное сокращение налогового бремени на работодателей на
период до 2017 г. за счет уменьшения их отчислений в фонд социаль-
ного страхования за работников с низкими заработными платами. В
общем, данный пакет предусматривает сокращение к концу периода
трудовых налогов на 30 млрд евро191.
Предполагается, что налоговый кредит на конкурентоспособность
и занятость будет финансироваться за счет увеличения НДС и эко-
логических налогов, а также сокращения государственных расходов.
Достаточно сказать, что в 2014 г. обычная ставка НДС во Франции
выросла с 19,6% до 20%, а сниженная – с 7% до 10% соответственно.
По подсчетам авторитетных экспертов, введение этих мер принесет
6,4 млрд. евро доходов государственного бюджета, рост ВВП на 0,1-
0,3%, а также создаст до конца 2018 г. 130-150 тыс. новых рабочих
мест192.
Специфическими чертами характеризуется во Франции налогоо-
бложение компаний с иностранными инвестициями в части взима-
ния налога на прибыль. Так, общая его налогооблагаемая база может
быть уменьшена за счет вычета процентов, выплачиваемых компани-
ями по различным видам займов. Данный механизм налоговой льготы
распространяется в полном объеме по тем займам компаний, кото-
рые получены на расширение их бизнес-деятельности. Кроме того, во
избежание двойного налогообложения компаний с ПИИ общая сум-
ма прибыли нередко уменьшается уже на уровне акционеров, когда к
сумме уплаченной корпорацией прибыли частично зачисляются ди-
виденды, полученные акционерами компании.
В общем, наиболее распространенными на сегодня налоговыми
льготами для компаний с иностранными инвестициями во Франции
являются: налоговые каникулы (отсрочка уплаты налога на период
от 2 до 5 лет, начиная со дня получения первой объявленной прибы-
ли) снижение налоговых ставок корпоративного налогообложения
(в форме предоставления пониженной ставки налога для отдельных
предприятий с ПИИ и постепенного снижения ставок НДС и налога
191
Puglisi L. Fiscal Devaluations in the Euro Area: What has been done since the crisis? /
L. Puglisi // European Commission Working Paper №47. – 2014. – P. 26.
192
Puglisi L. Fiscal Devaluations in the Euro Area: What has been done since the crisis? /
L. Puglisi // European Commission Working Paper №47. – 2014. – P. 17.

198
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

на прибыль); ускоренная амортизация основных фондов (с отнесени-


ем части прибыли к издержкам производства и уменьшением налого-
облагаемой базы по налогу на прибыль); налоговые льготы на покупку
иностранными инвесторами ценных бумаг вновь созданых акционер-
ных обществ (в форме применения нулевой ставки на все виды на-
логов в течение одного-двух лет); продажа и аренда иностранными
инвесторами земли по низким ценам; бесплатное обучение персо-
нала; полное или частичное освобождение от профессионального
налога сроком на 5 лет; а также бережливое налогообложение по
индивидуальным ставкам подоходного налога на доход предприя-
тия (которые значительно ниже по сравнению со ставками налога на
прибыль других предприятий на территории Франции). Отдельного
внимания заслуживают также налоговые льготы, предоставляемые
компаниям с ПИИ при реализации инвестиционных проектов в вы-
сокотехнологичных сферах французской экономики, имеющих зна-
чительный экспортный потенциал. Такие льготы предусматривают, в
частности, трехлетний срок освобождения таких компаний от упла-
ты НДС и налога на прибыль. Кроме того, компании с иностранными
инвестициями, которые были основаны во Франции в соответствии
с Законом «Об иностранных инвестициях», освобождаются от упла-
ты пошлины на оборудование, приобретенного за рубежом в течение
первого трехлетнего срока деятельности; а налог на добавленную сто-
имость, уплаченный при импорте основных средств, квалифицирует-
ся вкладом в уставный капитал компании, который компенсируется
государством.
В характеристике налоговых механизмов инвестиционной поли-
тики Франции особого внимания заслуживают также инициативы
правительства и местных органов власти в сфере финансирования
компаний с иностранными инвестициями из специальных фондов в
случае реализации ими корпоративных программ профессионального
обучения и подготовки кадров. Нельзя не затронуть и деятельность
такого института как АНВАР, связанную с поддержкой и развитием
технологической кооперации в пределах европейского сообщества на
уровне предприятий и научно-исследовательских лабораторий. Так,
АНВАР активно вовлечен сегодня к проведению экспертизы инве-
стиционных проектов, представленных в рамках отдельных общеев-
ропейских программ французскими предприятиями, и в случае их

199
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

положительной оценки компенсирует до 40% их общегосударственно-


го финансирования193.
Характеризуя действующую во Франции систему налогообложе-
ния предприятий с иностранным капиталом, следует отметить, что
уровень налогов в решающей степени зависит от организационно-хо-
зяйственной формы, в которой зарегистрирована компания. Если это
постоянно действующее предприятие по ПИИ (établissement stable), то
оно подлежит общей системе налогообложения, которая применяет-
ся к отечественным компаниям. В случае, если это не постоянно дей-
ствующая бизнес-структура, то уровень ее налогообложения зависит
от объема полученных во Франции налогов и видов деятельности.
Так, если предприятие имеет доходы французского происхождения
(от деятельности, связанной с продажей товаров; участия в капита-
ле французской компании, или от строительства, аренды или покуп-
ки недвижимости), то они подлежат обязательному декларированию
и облагаются так называемым общественным налогом (impôt sur les
sociétés) и налогом на местные доходы (contribution sur les revenus
locatifs). Если же предприятие с иностранными инвестициями пере-
водит вознаграждение за работу, выполненную на территории Фран-
ции лицами-нерезидентами, то осуществляется авансовое удержание
налогов с переведенных сумм; а в случае получения такой компанией
доходов от аренды недвижимости во Франции (прямо или косвенно
через третьих лиц), она платит общественный налог и налоги, взимае-
мые с доходов от недвижимости.
Специфическими особенностями характеризуется процесс взи-
мания с предприятий с иностранными инвестициями во Франции и
налога на добавленную стоимость. Так, на сегодня под уплату НДС
подпадают компании, зарегистрированные вне ЕС, которые осущест-
вляют во Франции операции, влекущие уплату НДС (поставки от про-
дажи товаров, оказания услуг французским гражданам или компани-
ям, электронной торговли и др.). В таком случае иностранная компа-
ния обязана назначить своего налогового представителя во Франции.
Если предприятие зарегистрировано в одной из стран-членов ЕС и
осуществляет во Франции операции, требующие выплаты НДС (по-
193
Затонацька Т. Світовий досвід формування державної інвестиційної політики та ме-
ханізмів її реалізації / Т. Затонацька // Вісник Київського національного університету імені
Тараса Шевченка: Серія «Економіка». – 2014. – №8 (161). – С. 8.

200
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

ставки или продажи поставленных товаров во Франции; поглощения


компаний стран ЕС, осуществляемые во Франции; поставки товаров
по режиму дистанционной торговли на сумму свыше 100 тыс. евро,
предоставление некоторых услуг во Франции и др.), то они не обя-
заны назначать своего налогового представителя во Франции, но для
облегчения взаимодействия с французскими налоговыми органами
им рекомендуется назначить своего доверенного представителя, заре-
гистрированного во Франции, который будет осуществлять все фор-
мальности от лица предприятия. В случае же, если иностранное пред-
приятие не осуществляет во Франции операций, влекущих уплату
НДС, но желает получить возмещение здесь данного налога, связан-
ного с расходами компании и ее профессиональной деятельностью, то
оно должно сделать запрос на возмещение НДС через электронный
портал страны регистрации и обратиться непосредственно в нацио-
нальную налоговую службу.
Вместе с тем, несмотря на формальный налоговый суверенитет,
Франция как государство-член Европейского Союза в реализации
своей международной инвестиционной политики наряду с внутрен-
ним налоговым администрированием подчиняется также наднацио-
нальным регулирующим нормам в этой сфере. Последние имеют от-
ношение к регулированию как внутрирегионального перемещения
инвестиционного капитала в рамках данного интеграционного союза,
так и входящих и исходящих потоков ПИИ из третьих стран. Глав-
ную регуляторную и стимулирующую функцию сегодня выполняют,
в частности, Директива о рынках финансовых инструментов 2001г.
№2004 / 39 / ЕС, Директива о достаточности капитала инвестицион-
ных фирм и кредитных институтов 2002г. №93 / 6 / ЕЕС Директива о
компенсационных схемах для защиты прав инвесторов 2003 г. №97 / 9 /
ЕС; Директива об иностранных предприятиях, зарегистрированных
в ЕС 2008г. №2008 / 9 / ЕС; Директива об иностранных предприятиях,
зарегистрированных за пределами ЕС 1986 №86 / 560 / ЕС и др.
В рамках налоговой гармонизации и координации, реализуемых
сегодня странами-членами ЕС, Франция в последние годы перешла к
имплементации качественно новых налоговых льгот для компаний с
иностранными инвестициями. Речь идет прежде всего об устранении
всех ограничений на перевод и конвертацию валюты для операций с
международными инвестициями, которое позволяет иностранным

201
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

компаниям, которые осуществляют свою деятельность на территории


Франции, свободно конвертировать и переводить валюту за границу
как для осуществления платежей по финансово-хозяйственным опе-
рациям, так и реинвестирования прибыли.
С 2013 г. Франция присоединилась также к процессам формиро-
вания в Евросоюзе Всеобщей консолидированной базы по налогу на
прибыль (Common Consolidated Corporate Tax Base), которая была
представлена ​​Европейской Комиссией еще в 2011 г. как реакция на на-
сущную необходимость конвергенции налоговых политик стран-чле-
нов ЕС для динамизации экономического роста и межгосударствен-
ного инвестиционного сотрудничества. Речь идет о существенном
упрощении механизмов ведения трансграничной бизнес-деятельно-
сти на общем рынке на основе создания единой для стран Евросоюза
системы расчета налоговой базы, недопущении уклонения компаний
от уплаты налогов на прибыль через механизмы трансфертного цено-
образования, а также борьбы с агрессивным налоговым планирова-
нием бизнес структур и офшоризациею их финансово-хозяйственной
деятельности194.
Так, согласно предложений Еврокомиссии, группы компаний, осу-
ществляющих свою деятельность на территории ЕС, имеют право рас-
считывать уровень своей налогооблагаемой прибыли с использовани-
ем общих налоговых ставок и принципов, действующих в странах ЕС,
где функционируют их бизнес-структуры. Иначе говоря, расчет кон-
солидированной базы осуществляется на основе национальных уров-
ней производственных, трудовых, операционных и транспортно-ло-
гистических затрат с учетом реальной стоимости основного капитала.
Например, ставка корпоративного налога, применяемого к прибыли во
Франции, составляет сейчас 33,33%195. Кроме того, с 2005г. Франция вов-
лечена также в общеевропейскую систему автоматического обмена ин-
формацией по вопросам налогообложения, что позволяет облагать до-
ходы от сбережений капитала, которые накапливаются в соответствии
с национальными правилами налогообложения стран-членов ЕС.
194
Повідомлення Комісії Європейському парламенту, Раді та Європейському економічно-со-
ціальному комітету. Подвійне оподаткування на єдиному ринку. – Брюссель, 11.11.2011 р. –
СОМ (2011) 712. – [Електронний ресурс]. – Режим доступу: old.minjust.gov.ua/file/32585
195
Кучерова І. М. Конвергенція національних податкових систем: здобутки та перспективи
/ І. М. Кучерова // Сталий розвиток економіки. Міжнародний науково-виробничий журнал. –
2013. – №4. – С. 401.

202
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

В реализации международной инвестиционной политики Франции


в условиях глобальной неустойчивости трудно переоценить значение
действующей в стране системы регулирования условий привлечения
иностранных инвестиций и оттока зарубежного инвестирования за
рубеж. В данном контексте следует отметить, что французская модель
регулирования инвестиционных процессов характеризуется прежде
всего отсутствием единого специального закона, регулирующего все
сферы международной инвестиционной деятельности. Так, действу-
ющее во Франции законодательство об иностранных инвестициях,
включающее ряд законов и подзаконных актов, определяет три режи-
ма регулирования их привлечения:
– во-первых, прямые иностранные инвестиции, привлечение ко-
торых требует получения предварительного разрешения с целью
недопущения проникновения иностранного капитала в те сферы и
отрасли французской экономики, которые связаны с национальной
безопасностью, а именно: общественным порядком; безопасностью
населения; национальной обороной; а также деятельностью по раз-
работке, производству и обороту оружия, боеприпасов и взрывчатых
веществ196;
– во-вторых, ПИИ, привлечение которых требует получения соот-
ветствующей административной декларации в случае основания ино-
странным юридическим лицом на территории Франции новой биз-
нес-структуры; или полного или частичного (более 33,33% акционер-
ного капитала компании) приобретения иностранным юридическим
или физическим лицом существующего предприятия197. При этом
административная декларация должна включать подробную инфор-
мацию об инвесторе, форме инвестирования и мотивах совершения
инвестиционных капиталовложений;
– в-третьих, иностранные инвестиции, для привлечения которых
необходимо представление в Банк Франции статистической декла-
рации, согласно статей R152-1-152-4 Валютно-финансового кодекса
Франции с целью составления платежного баланса. Такой режим рас-

196
Code monétaire et financier. – [Electronic Resource]. – Available from: http://www.legifrance.
gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT000006072026&dateTexte=20130704
197
Chapitre Ier Dispositions générales. – [Electronic Resource]. – Available from:http://www.
legifrance.gouv.fr/affichCode.do?idArticle=LEGIARTI000006679747&idSectionTA=LEGISCTA00000
6154937&cidTexte=LEGITEXT000006072026& dateTexte=20130704

203
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

пространяется, в частности, на операции по основанию бизнес-струк-


тур, или покупке иностранными лицами недвижимости198.
Характерным для французского законодательства является и си-
стема так называемого предварительного уведомления властей о на-
мерениях осуществления капиталовложений в функционирующие
французские компании, которая распространяется на инвесторов из
стран, которые не являются членами Европейского Союза. Так, фран-
цузское правительство активно и целенаправленно стимулирует при-
ток прямого иностранного капитала в отечественные промышленные
предприятия, особенно если эти инвестиции сопровождаются ввозом
передовой технологии, расширением экспортной деятельности, созда-
нием новых рабочих мест, ускорением развития депрессивных реги-
онов страны. Не случайно, Франция занимает сегодня третье место в
мире по объему привлеченных американских инвестиций после Вели-
кобритании и Германии.
Французское законодательство содержит также ряд положений от-
носительно четкого разграничения между прямыми и портфельными
иностранными капиталовложениями с применением более льготно-
го режима в привлечении последних. Так, несмотря на значительное
упрощение процедуры регулирования иностранных инвестиций во
Франции для большинства операций, связанных с привлечением пря-
мых инвестиций на ее территорию, по-прежнему необходимым явля-
ется предварительное уведомление об инвестиционных намерениях
или предварительное разрешение. В целом, несмотря на строгую си-
стему регулирования прямого инвестирования во Франции и сохра-
нения высоких барьеров входа на национальный инвестиционный
рынок, здесь наблюдается низкий уровень государственного контроля
за деятельностью компаний с иностранным капиталом, а общие про-
цессы капиталовложений иностранных инвесторов как и репатриация
прибылей за границу осуществляется без каких-либо ограничений199.
Подводя итог, отметим, что в условиях нарастания глобальной не-
устойчивости в международной инвестиционной политике Франции
198
Chapitre Ier Dispositions générales. – [Electronic Resource]. – Available from:http://www.
legifrance.gouv.fr/affichCode.do?idArticle=LEGIARTI000006679747&idSectionTA=LEGISCTA00000
6154937&cidTexte=LEGITEXT000006072026& dateTexte=20130704
199
Гоцуляк Л. В. Інвестиційна політика розвинених країн в умовах становлення інновацій-
ної економіки / Л. В. Гоцуляк // Ефективна економіка. – 2014. – №9. – [Електронний ресурс]. –
Режим доступу: http://www.economy.nayka.com.ua/ ?op=1&z=3330

204
2.3.
Эффективность государственной инвестиционной политики

доминирует тенденция к дальнейшей ее либерализации прежде всего


на основе создания благоприятного инвестиционного климата, реа-
лизации соответствующих налоговых, денежно-кредитных и аморти-
зационных мероприятий; инструментария регулирования фондового
рынка; законодательного обеспечения прав иностранных инвесторов
и их защиты; а также регулирование условий привлечения иностран-
ных инвестиций и оттока зарубежного инвестирования за рубеж. Это
обусловлено как значительными накоплениями французскими ТНК
свободных инвестиционных ресурсов, так и обострением межстрано-
вой и межрегиональной конкуренции на глобальных инвестиционных
рынках. Руководствуясь современными мотивационными факторами
и стремясь получить устойчивые конкурентные преимущества, фран-
цузские инвесторы диверсифицируют свои инвестиционные потоки
с точки зрения отраслевой, секторальной и кластерной структуры их
использования. Самыми прибыльными, а значит, наиболее привлека-
тельными являются высокотехнологичные секторы экономики, сфе-
ра банковских, транспортных и информационно-коммуникационных
услуг, а также энергетический сектор.

205
2.5.

Научно-технический компонент
экономической стратегии Франции

Фундаментальные и системные процессы постиндустриализма,


охватившие в последние десятилетия все подсистемы и структурные
элементы экономики Франции, наряду с глубокими трансформаци-
ями в ее внешнеторговой и инвестиционной стратегии, находят свое
многомерное проявление также в кардинальных изменениях матери-
ально-технического базиса национального производства, его интеллек-
туализации и сайентификации, интернационализации научно-техни-
ческих связей государства, активизации его участия в международном
разделении труда в сфере науки, инноваций и промышленного осво-
ения их результатов, а также диверсификации методов и механизмов
коммерциализации НИОКР. Как результат, в начале XXI века в услови-
ях беспрецедентного обострения конкурентной борьбы между субъ-
ектами мирового хозяйства на региональном, субрегиональном и гло-
бальном уровнях, все мы являемся свидетелями глубоких качественных
изменений в структуре и инструментарии реализации Францией гло-
бализационных стратегий экономического развития. Речь идет прежде
всего о выдвижении в число приоритетных научно-технического ком-

206
2.4.
Научно-технический компонент экономической стратегии Франции

понента национальной экономической стратегии. Именно он является


материальным базисом обеспечения стабильных темпов прироста ВВП
государства, повышения производительности общественного труда и
эффективности производства, а также наращивания объемов добав-
ленной стоимости во всех отраслях и сферах ее народнохозяйственного
комплекса. Другими словами, именно от масштабов использования в
общественном производстве новых знаний, технологий и инноваций в
определяющей степени зависит эффективность реализации Францией
национальной модели экономического развития, ее социальная резуль-
тативность и как результат – обеспечение высоких конкурентных по-
зиций этого государства на мировых рынках.
Об устойчивости и долгосрочности тенденции возрастания роли
научно-технического компонента в реализации национальной эконо-
мической стратегии Франции свидетельствуют, в частности, расчеты
авторитетных международных экспертов, согласно которым совокуп-
ные расходы на разработку технологически емких и инновационных
продуктов не превышают в этой стране 10-25% стоимостных объемов
их реализации; а каждый доллар, вложенный в импорт технологий,
приносит во Франции прибыль в 5,4 долл. (для сравнения: в США этот
показатель составляет 6,2 долл., в Великобритании – 3,1 долл., в Япо-
нии – 16 долл. соответственно)200. В целом, по данным американского
исследовательского агентства «National Science Foundation», глобаль-
ный объем добавленной стоимости, который производится знаннево-
и технологически емкими индустриями (Knowledge-and-technology-
intensive inductries), ежегодно составляет от 27 до 30% глобального
ВВП201. Достаточно сказать, что в течение 1950-2007 гг. интенсивные
факторы, связанные с внедрением в экономическую деятельность по-
следних достижений научно-технического прогресса, обеспечивали
во Франции от 56% (в 1990-2007 гг.) до 61% прироста ВВП (в 1950 -
1973 гг.), что существенно превышает средневзвешенное значение по
группе шести стран «золотого миллиарда» (54% в 1950-1973 гг., 46% в
1973-1990 гг. и 53% в 1990-2007 гг.)202.

200
Спільний європейський економічний простір: гармонізація мегарегіональних супереч-
ностей: монографія; За заг. редакцією Д. Г. Лук’яненка, В.І. Чужикова. – К.: КНЕУ, 2007. – C. 359.
201
Science and Engineering Indicators 2014. – National Science Foundation, 2014. – P. 5-6.
202
Большая Европа: идеи, реальность, перспективы: монография / Под общей ред. А. А. Гро-
мыко, В. П. Федорова. – М.: Весь мир, 2014. – C. 6.

207
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

В переходе Франции к интенсивному типу экономического разви-


тия ведущую роль играет наука, которая является не только матери-
альной базой интеллектуализации общественного производства, но
и непосредственно влияет на отдельные элементы национальной эко-
номической системы (производственные и социальные отношения,
формы и методы организации производства и менеджмента, инфор-
мацию и др.), играя ведущую роль в общественном воспроизводстве
теоретических знаний.
Именно инновационные технологии и прогресс в сфере науки и
техники оказали беспрецедентное влияние на трансформацию мате-
риально-технической базы национального производства и систему
управления социально-экономическими процессами во Франции, а
затем стали ключевым катализатором достижения государством но-
вого качества экономического роста.
В данном контексте следует отметить, что Франция традиционно
была одним из основных «двигателей» мирового технологического
прогресса: так было в эпоху промышленной революции XVII в. и тех-
нологических переворотов XVIII в. и XIX вв. В ХХ в. и в начале XXI
века. Устойчивость длительных тенденций по превращению науки в
непосредственной фактор национального производства Франции и ее
органического сращивания с технологическими инновациями поро-
дила качественно новую форму взаимосвязи между развитием техни-
ки и динамикой постиндустриализации французской экономики. Так,
с одной стороны, научно-технический прогресс стал материальным
базисом динамичного роста третичного сектора экономики Франции,
поскольку реальный сектор (первичный и вторичный) уже в начале
1980-х годов достиг такого уровня развития, когда дальнейший ко-
личественный рост макроэкономических показателей в полной мере
исчерпал себя, не обеспечивая достаточной динамики наращивания
стоимостных объемов сбыта готовой продукции. С другой стороны,
динамичное развитие третичного сектора экономики Франции само
по себе превратилось в мощный механизм дальнейшего роста произ-
водительности общественного труда и эффективности национальной
экономики в целом, обеспечивая снижение производственных затрат
на единицу произведенной продукции, повышение квалификации ра-
бочей силы, рост качественных кондиций произведенной продукции
и наращивания ее объемов.

208
2.4.
Научно-технический компонент экономической стратегии Франции

Не случайно, в последние десятилетия ведущую роль в динамич-


ном развитии французской экономики играет сфера научных иссле-
дований, как с точки зрения мобилизации Францией собственного
инновационного ресурса, так и с точки зрения эффективного исполь-
зования ею преимуществ международного научно-технологического
сотрудничества. Начало XXI века ознаменовалось быстрым ростом
расходов на НИОКР, когда среднегодовые внутрифирменные инно-
вационные расходы французских компаний ежегодно составляли от
35 до 45 млрд евро. Как следует из данных, представленных в прило-
жении, по наиболее универсальным сегодня показателям научно-тех-
нического развития стран (численность научно-исследовательского
персонала и технических работников, инновационные расходы, высо-
котехнологичный экспорт, продуцирование и регистрация объектов
интеллектуальной собственности), Франция входит в малочисленный
«клуб» самых авторитетных государств – мировых лидеров инноваци-
онного прогресса. В частности, по относительным расходам на НИОКР
(2,26% ВВП в 2005-2012 гг.) она существенно опережает такие стра-
ны, как Канада (1,73%), Италия (1,27%), Люксембург (1,44%), Норве-
гия (1,27%) и Великобритания (1,72%); по доле высокотехнологичной
продукции в промышленном экспорте (25,8% в 2013  г.) – Германию
(16,1%), Исландию (15,5%), Израиль (15,6%), Бельгию (11,4%), Данию
(14,3%), Финляндию (7,2%) и Италию (7,3%).
Довольно прочными являются конкурентные позиции Франции
и в сфере коммерциализации объектов интеллектуальной собствен-
ности. Так, по показателю поступлений роялти от продажи лицензий
(более 11,9 млрд долл. США в 2014 г.) на Францию приходится
​​ сейчас
почти 4,5% соответствующего общемирового значения. По уровню
коммерциализации интеллектуальной собственности Франция стоит
сейчас на одной рейтинговой ступени с такими государствами-лиде-
рами инновационного прогресса, как Германия (13,8 млрд долл. США)
и Швейцария (16,6 млрд долл. США), уступая только США (132,7млрд
долл. США) и Великобритании (20,0 млрд долл. США) и существенно
опережая Бельгию (2 млрд долл. США), Канаду (3,4 млрд долл. США),
Данию (2,2 млрд долл. США), Финляндию (3,7 млрд долл. США), Ита-
лию (3,4 млрд долл. США) и другие страны группы ОЭСР.
Характеризуя национальную инновационную систему Франции,
следует отметить несколько присущих ей черт, которые отличают это

209
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

государство от других стран ОЭСР, представляющих ныне ядро ​​миро-


вого научно-технического прогресса. Первая черта – это определяю-
щая роль государства в финансировании НИОКР, по которому Фран-
ция занимает сейчас первое место в мире. Если сравнить динамику
показателей инновационного развития стран ОЭСР за последние два
десятилетия, то очевидна тенденция к возрастанию роли Франции в
глобальном технологическом прогрессе.
Особенно заметно данный тренд наметился в первой половине
2000-х годов, когда на Францию ​​приходилось около 6% совокупных
расходов стран ОЭСР на НИОКР и по их абсолютным стоимостным
объемам она занимала четвертую позицию в мире после США (42,7%),
Японии (16, 5%) и Германии (8,3%)203. На сегодня доля государствен-
ного финансирования НИОКР составляет во Франции 37%, тогда как
в странах ОЭСР подобного размера экономики и уровня социально-э-
кономического развития (Германии и Великобритании) не превышает
30%204.
И хотя значение данного показателя существенно снизилось по
сравнению с 1980-ми годами (когда оно составляло 50% совокупных
расходов на НИОКР, в то время как в других странах ОЭСР не пре-
вышало 40%, соответственно), а его сегодняшний уровень частично
объясняется традиционно высокими инновационными затратами
Франции на военные исследования (финансируемые государством),
однако государственный сектор все еще остается непропорционально
большим и активно представлен в настоящее время и в финансиро-
вании научных исследований гражданского характера. При этом го-
сударственные научные исследования в большинстве своем (на 80%)
зависят от прямых субсидий, предоставляемых университетам и на-
учным организациям государственного сектора, независимо от ре-
зультативности научного поиска.
Второй характерный признак инновационного развития Франции –
это крайне низкая доля участия университетов в выработке иннова-
ций государственного сектора, которые, в отличие от большинства
государств ОЭСР, концентрируются преимущественно в рамках го-
сударственных исследовательских организаций. Финансирование
203
Франция: В поисках новых путей / Отв. ред. Ю. И. Рубинский. – М.: Издательство «Весь
мир», 2007. – C. 138.
204
OECD Environmental Outlook to 2030. – OECD, 2008. – P. 2.

210
2.4.
Научно-технический компонент экономической стратегии Франции

последних осуществляется из государственного бюджета, они сами


определяют приоритетные направления научных исследований в со-
ответствии с общегосударственными целями, а их функциональные
компетенции не охватывают преподавание. Это обусловливает в опре-
деленной степени относительно слабые позиции французских уни-
верситетов в национальной инновационной системе Франции, когда
их деятельность ограничивается только преподавательскими функци-
ями, за исключением так называемых высших школ (grandes ecoles),
производящих, в том числе, и инновационные разработки.
Кроме того, недостаточный уровень стратегической, академиче-
ской, образовательной и финансовой автономии французских уни-
верситетов существенно ограничивает их способность обеспечивать
эффективный общественный трансфер знаний, технологий и иннова-
ций, а следовательно – лишает их статуса самостоятельных субъектов
иерархической системы глобальных конкурентных отношений.
Третья черта инновационной системы Франции – это преоблада-
ющая концентрация выработки научно-технических разработок на
предприятиях крупных бизнес-структур, как стратегически ориен-
тированных (то есть непосредственно вовлеченных в реализацию
общегосударственных инновационных программ и проектов), так и
финансовых (включенных в систему государственных закупок и пре-
доставления государственной финансовой помощи). Достаточно ска-
зать, что всего в 12 французских ТНК с численностью занятых более
500 человек сконцентрировано в настоящее время почти 70% научных
работников, на которых приходится около 80% внутренних затрат
на НИОКР всех предприятий страны. Чрезмерно высока и отрасле-
во-секторальная концентрация инновационных затрат во Франции:
только шесть отраслей экономики страны поглощают 64% затрат на
НИОКР и используют 59% отечественного научного персонала205.
При этом первое место по совокупным затратам на НИОКР зани-
мает автомобильная промышленность Франции. В 2013 г. совокупные
инновационные расходы французских автомобильных концернов со-
ставляли более 5 млрд евро, а среднегодовые темпы их роста в период
1997-2014 гг. стабильно превышали 9% на фоне 0,5%-го ежегодного
снижения доли государства в инновационных затратах автомобиль-
Франция: В поисках новых путей / Отв. ред. Ю. И. Рубинский. – М.: Издательство «Весь
205

мир», 2007. – C. 139.

211
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

ной отрасли. В целом, на долю автомобилестроения в настоящее вре-


мя приходится около 15% внутрифирменных расходов на НИОКР во
Франции206. Второе место по инновационным затратам занимает про-
изводство средств коммуникации (в 2013 г. – более 3,2 млрд евро при
среднегодовых темпах прироста в 1997-2014 гг. на уровне 7% и доли
государственного финансирования – 11,5%); на третьем – фармацев-
тическая промышленность (2,9 млрд, 5% и 0,5% соответственно); на
четвертом – авиакосмическая промышленность (2,5 млрд., 4% и 53%
соответственно).
Характеризуя особенности инновационной системы Франции,
нельзя обойти вниманием и такую присущую
​​ ей черту, как крайне
низкая степень участия иностранного капитала в финансировании
отечественных инновационных разработок и недостаточный уровень
их интернационализации. Так, по данным Министерства образова-
ния и научных исследований Франции, в период с 1975 г. до 2014 г.
доля иностранного капитала в финансировании расходов на НИОКР
не превышала 8-12%207. Кроме того, по данным исследовательского
агентства «National Science Foundation», в 2010 г. совокупные расходы
на НИОКР зарубежных подразделений американских ТНК, которые
дислоцируются во Франции, не превышали 1,9 млрд дол. США (в том
числе, в химической промышленности – 0,4 млрд долл. США, в маши-
ностроении – 0,1 млрд долл. США, компьютерное и электронное про-
изводство – 0,6 млрд долл. США, производство транспортного обору-
дования – 0,3 млрд долл. США), тогда как в Германии составили 6 ,7
млрд долл. США, в Великобритании – 5,9 млрд долл. США, в Канаде –
2,8 млрд долл. США, в Бельгии – 2,2 млрд долл. США соответственно208.
Такое положение вещей обусловлено прежде всего сохранением
достаточно сложных и неблагоприятных налоговых условий ведения
инновационной бизнес-деятельности и колоссальными социальными
расходами государства, которые составляют сейчас около 22-23% ВВП
страны (в том числе, расходы на пенсии 9-10%, на организацию ра-
бочего времени и здоровья работников – 8-10%, на помощь семьям –

206
Франция: В поисках новых путей / Отв. ред. Ю. И. Рубинский. – М.: Издательство «Весь
мир», 2007. – C. 139.
207
Reperes et references statistiques. Еdition 2015. DPDC3. Ministere de l’Education nationale,
de l’Enseignement superieure et de la Recherche.
208
Science and Engineering Indicators 2014. – National Science Foundation, 2014. – P. 4-28.

212
2.4.
Научно-технический компонент экономической стратегии Франции

2-3%, на пособие по безработице – 2-3%. Даже при неполном учете


различных социальных выплат, которые в совокупности составляют
так называемую «социальную заработную плату», они достигают поч-
ти треть номинальной заработной платы наемных работников)209. Зато
относительно высока доля Франции в совокупных инновационных
затратах подразделений зарубежных компаний, дислоцирующихся в
США, которая в 2010 г. составила 12,7% (рис. 2.5210). Это свидетельству-
ет прежде всего о существенной нехватке во Франции высокоэффек-
тивных институциональных форм проведения научно-исследователь-
ских и опытно-конструкторских работ, и закреплении за Соединен-
ными Штатами устойчивого статуса «инновационной площадки» для
проведения подразделениями функционирующих здесь французских
компаний крупномасштабных НИОКР. Вышеперечисленные особен-
ности инновационной системы Франции вытекают из особенностей
национальной исследовательской и инновационной системы, которая
окончательно сформировалась на рубеже 1980-1990-х годов.
Между тем, высокая динамика глобального научно-технического
прогресса, взрывоподобное развитие телекоммуникационных систем
и комплексная информатизация всех сфер человеческой жизнедея-
тельности в начале XXI века требуют от Франции радикального об-
новления материально-технической базы производства и системы
управления социально-экономическими процессами с целью дости-
жения нового качества национального экономического развития.
Данная стратегическая цель национальной экономической стратегии
следует из колоссального научно-технического и инновационного от-
ставания Франции от своих ближайших конкурентов – признанных
мировых лидеров инновационного прогресса – США, Германии, Япо-
нии и Великобритании, которое со всей очевидностью наметилось в
последнее десятилетие. Так, наибольшее отставание Франции наблю-
дается по показателю производства высокотехнологичной и наукоем-
кой продукции: если сегодня ее доля в общем объеме производства
в США уже превысила 20%, в Японии – 13%, в Германии – 15%, то во
209
Черников Г. П. Новая экономическая политика Франции // Мировое и национальное хо-
зяйство. – 2008. – №1 (4) / Г. П. Черников. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.
mirec.ru/2008-01/novaya-ekonomicheskaya-politika-francii
210
См.: Приложение. Рис. 2.5. Инновационные расходы подразделений зарубежных ком-
паний, которые дислоцируются в США, в 2010 гг., млн. долл. США (Science and Engineering
Indicators 2014. – National Science Foundation, 2014. – P. 4-27).

213
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Франции данный составляет около 8%, что ниже даже среднеевропей-


ского показателя (10%).
Обращает на себя внимание также крайне низкий уровень участия
французских фирм в производствах, связанных с компьютерной ре-
волюцией: на Францию приходится
​​ сейчас только 2% мирового объе-
ма производства электронного машиностроения, а в сфере информа-
ционно-коммуникативных технологий здесь работает в 8 раз меньше
научных работников по сравнению с Соединенными Штатами Аме-
рики211. Хотя, как было показано выше, совокупный доход Франции
от реализации патентов и лицензий в 2014 вырос до 11,9 млрд долл.
США, однако ее затраты на покупку объектов интеллектуальной соб-
ственности также составляли значительную сумму – 10,2 млрд долл.
США, а на фоне того, что в США доход от продажи патентов и лицен-
зий составил в 2014 г. 132,7 млрд долл. США, а расходы – 41,9 млрд
долл. США, соответствующие показатели Франции выглядят более
чем скромно.
Еще одним «узким местом» научно-технического развития Фран-
ции является то, что крупнейшие французские ТНК («EADS», «Thales»,
«Dassault Systemes», «Areva», «Sanofi» и др.) очень редко работают в
сфере высоких технологий, а их производственные инновации и на-
учно-технические разработки связаны преимущественно с производ-
ством цемента, стекла, продуктов питания, металлургической про-
дукции и др. То есть это те сферы и отрасли французской экономики,
которые не связаны с технологиями пятого и шестого технологиче-
ских укладов, а, следовательно, не способны вывести Францию на ​​ ка-
чественно новую ступень инновационного прогресса. В то же время
наиболее активны в инновационном плане французские компании
относятся преимущественно к малому и среднему бизнесу, а значит не
имеют достаточно финансовых, научно-технических и человеческих
ресурсов для проведения масштабных исследований прикладного
значения, не говоря уже об инновациях фундаментального уровня.
Характеризуя диспозицию Франции в процессах научно-техниче-
ского развития, нельзя обойти вниманием и ее глобальное отставание
по показателям подготовки докторов наук, численности признанного
в мире (по результатам ​​инновационных достижений) научно-иссле-
Уровень научно-технического развития Франции. Страноведческий каталог «Econrus». –
211

[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://catalog.fmb.ru/ france10.shtml

214
2.4.
Научно-технический компонент экономической стратегии Франции

довательского персонала, интенсивности НИОКР, активности инно-


вационного предпринимательства, а также трансфера знаний из уни-
верситетов к бизнесу. Достаточно сказать, что в течение 2008-2012 гг.
общее количество выпускников университетов Франции, получили
докторскую научную степень по общественным и инженерным нау-
кам, составляла около 10 тыс. человек (что соответствует уровню Ре-
спублики Корея, Италии, Бразилии и Испании), тогда как Японии –
18 тыс., Великобритании – 20 тыс., Германии – 25 тыс., Китая – 50 тыс.,
а США – 70 тыс. человек соответственно212.
Еще одним обобщающим показателем, свидетельствующем о ны-
нешнем научно-техническом отставании Франции, является индика-
тор качества инноваций, который рассчитывается на основе показа-
телей инновационной деятельности университетов, патентной актив-
ности субъектов хозяйствования и индекса цитирования. По резуль-
татам 2015 г. данный показатель для Франции составлял 225, тогда как
для Германии – 240, Швейцарии – 235, Канады – 225, не говоря уже о
Японии (255), Великобританию (260) и США (270) (рис. 2.6213).
Современная французская система научных исследований и инно-
ваций служит яркой иллюстрацией так называемого «европейского
парадокса», сущность которого заключается в сочетании высокого
международного статуса фундаментальной науки с относительно низ-
кой инновационной активностью бизнес-сектора. Франция является
одной из европейских стран со «средними показателями» в области ин-
новаций (на первых местах стоят скандинавские страны и Германия, а
за пределами Европы первенство принадлежит США и Японии). Мало
того, что государственная наука слабо ориентирована на поддержку
промышленных инноваций, так еще и крайне низкой является науч-
но-исследовательская деятельность компаний бизнес-сектора. Поэто-
му долгосрочное и существенное научно-технологическое отставание
Франции от своих ближайших конкурентов на фоне углубления про-
цессов техноглобализма, обострение конкуренции на мировом рын-
ке научно-технических разработок и формирования новых центров
мирового экономического и инновационного соперничества (прежде

OECD Science, Technology and Industry Scoreboard 2015. – OECD, 2015. – P. 101.
212

См.: Приложение. Рис. 2.6. Рейтинг стран по показателю качества инноваций в 2015 г.
213

(Global Innovation Index 2015 – [Electronic Resource]. – Available from: http://www.economist.


com/blogs/graphicdetail/2015/09/global-innovation-rankings).

215
Раздел 2
Этапы и механизмы реализации Францией национальной стратегии экономического развития

Республики Корея и стран группы БРИКС) уже в конце 1990-х годов


поставило на повестку дня вопрос о необходимости реформирования
всей национальной системы науки и инноваций. Оно охватило как
кардинальные изменения ее нормативно-правовой базы и институ-
циональной структуры, так и совершенствования системы трансфера
технологий, поддержку частного инвестирования науки, наращива-
ние уровня интернационализации отечественных НИОКР, усиление
взаимодействия между всеми участниками инновационного процесса
в рамках полюсов конкурентоспособности, стимулирование иннова-
ционной активности малого и среднего бизнеса, а также «встраива-
ния» субъектов хозяйствования Франции в глобальные цепи добав-
ленной стоимости (global value chains). С этой целью государство и
многочисленные негосударственные структуры активно включились
в реализацию комплекса мероприя