Вы находитесь на странице: 1из 5

А.И.

Горбунов
Саратовская государственная консерватория имени Л. В. Собинова
ОСОБЕННОСТИ ТЕМБРОВОЙ ДРАМАТУРГИИ СИМФОНИЧЕСКОЙ
ПОЭМЫ «КАЛИНА КРАСНАЯ» ЕВГЕНИЯ СВЕТЛАНОВА

Имя Евгения ФедоровичаСветланова, выдающегося отечественного


дирижера и пианиста, известно не только каждому музыканту, но и
широкому кругу любителей классической музыки. Многие его
интерпретации симфонических сочинений зарубежных и русских
композиторов вызывали широкий резонанс среди публики и по сей день
являются непревзойденными и эталонными. Композитор Родион Щедрин
отмечал: «Трудно переоценить ту роль, которую Евгений Федорович
Светланов сыграл в судьбе тысяч людей, пришедших в прекрасный мир
музыки, ведомых его искусством, его словом, его талантом» [2, с. 15]. Под
руководством Е.Ф. Светланова впервые в СССР прозвучали произведения
Оливье Мессиана («Турангалила-симфония»), АртюраОнеггера (оратория
«Жанна Д’Арк на костре»), 7-я симфония Густава Малера, ряд опусов
БелыБартока, Игоря Стравинского, Эйтора Вилла-Лобоса и т.д.
Интересно, что Евгений Федорович, помимо дирижирования,
неоднократно пробовал себя и на композиторском поприще. Он является
автором симфонических, вокально-симфонических, камерных,
фортепианных и хоровых сочинений. В настоящей статье будет рассмотрена
одна из его симфонических поэм, представляющая значительный интересв
областиинструментовки имузыкального языка.
«Калина красная» – симфоническая поэма для голоса и
симфонического оркестра – написана в 1975 году под впечатлением от
одноименного фильма известного актера, кинорежиссера и сценариста
Василия Макаровича Шукшина, посвящена ему же. Эпиграфом к поэме
послужила песня Яна Френкеля «Калина красная», которую очень любил
писатель. В своих воспоминаниях Е. Ф. Светланов писал о своей поэме:
«Преждевременная смерть художника всколыхнула все виденное в
“Калине”, все прочитанное в его рассказах. Результатом явилась
одноименная симфоническая поэма. С моей точки зрения, Шукшин –
художник, который обогнал свое время» [2, с. 84].
Журналист из г. Оренбурга Вильям Савельзон вспоминал: «”Калину
красную” Ян Абрамович написал в 1963 году на слова из частушки,
записанной фольклорной экспедицией. Ну ладно, мы, непрофессионалы,
могли обмануться насчет авторства этой удивительной мелодии. Но и в
рецензии музыковеда в газете “Советская культура” о первом исполнении
посвященной памяти Шукшина симфонической поэмы Е. Светланова
“Калина красная” было сказано: “Тема русской народной песни “Калина
красная” действительно является ведущим образом поэмы, несущим в себе
главную идею сочинения. Непередаваемая поэтичность и красота народной
мелодии сливается в нашем представлении с образом Родины”. Френкель
рассказал, что, прочтя рецензию, захотел послушать эту народную песню.
Зашел по делам на фирму “Мелодия” и попросил включить запись поэмы
Светланова. И каково было его удивление и гордость, когда он услышал
собственную мелодию!» [1, c. 53].
Музыкальный материал песни стал основой произведения, сама же
мелодия, многократно повторяемая на протяжении поэмы, может
характеризоваться как лейттема сочинения. Как ярый пропагандист
отечественной музыки, Е. Ф. Светланов остановил свой выбор на
мелодизме, пропитанном народными интонациями. Примечательно, что
глубокая любовь к русской музыке наложила глубокий отпечаток также и на
оркестровку «Калины красной». Рассмотрение тембровой драматургии
представляется чрезвычайно важным при анализе произведения, так как
именно через тембр автор выражает свой замысел.
Кроме того, нельзя забывать, что Е. Ф. Светланов – это прежде всего
выдающийся дирижер, скрупулезно изучивший сотни оркестровых
партитур. Несомненно, тщательная работа над симфоническими полотнами
отечественных композиторов оказала основополагающее воздействие на
авторский стиль музыканта. В «Калине красной» отчетливо проявились
приемы оркестровки таких композиторов, как А. Бородин, М. Мусоргский,
Н. Римский-Корсаков, С. Прокофьев, Д. Шостакович. Сочетания тембров и
избранные Е. Ф. Светлановым типы фактур, равно как и исконно русский
характер тематизма, воскрешают в сознании слушателя звучание
величайших партитур отечественной симфонической литературы.
Поэма открывается мотивом из песни, звучащей у кларнетов, к
которымзатем присоединяется фагот, вступая с ними в диалог. Мягкое и
теплое звучание деревянно-духовых инструментов не раз открывало
сочинения композиторов «могучей кучки». Динамически приглушенное
появление основной темы, будто бы медленно вырастающей издалека,
выразительностью своей напоминает партитуру «В Средней Азии» А.
Бородина. Эта же тема затем проходит у струнной группы в обрамлении
мягких переливов арфы, будто заключая в себе неизбывную тоску, так
свойственную русской протяжной песне.
Последующий вырастающий из тишины оркестровый унисон
(принцип оркестрового крещендо) приводит к двум динамическим
«взрывам» tutti у оркестра. Литавры на crescendo врываются в беспокойную
и напряженную виолончельную тему на фоне синкопированных ударов
низких струнных. На первый план выходят тембры медных инструментов,
поддержанных мощным, отрывистым и резким звучанием рояля. При этом
звучание поэмы отчетливо воссоздает оркестровый стиль С. Прокофьева, в
наиболее напряженные моменты возвышаясь до накала звучности, так
свойственного гению Д. Шостаковича. В самый разгар эпизодически, как
образ смерти, «проносится» у медных духовых тема старинной секвенции
Dies Irae.
Можно предположить, что Е. Ф. Светланов при работе над «Калиной
красной» следовал за программой, продиктованной содержанием повести В.
Шукшина. Лиризм начальных страниц партитуры красочно рисует картины
незамысловатой, но тяжелой и полной горя и трудностей жизни в сельской
стороне, а также напоминает нам начало повести – последний вечер Егора,
главного героя произведения, на «зоне»;встречу с товарищами, где он
чувствует себя одиноко и никто не разделяет его настроения; и разговор с
будущей женой – Любой Байкаловой, которая верит, что Егор найдет дорогу
к нормальной жизни. В то же время мелодика «Калины красной» может
ассоциироваться и с образом главной героини литературного
первоисточника.
Последующий динамически яркий и напряженный раздел будто
связан с образом Егора из произведения Шукшина, его сложным и
раздираемым противоречиями внутренним миром. Можно предположить,
что при помощи диссонирующих звучностей, острых ритмических рисунков
и подчеркнуто отчетливых штрихов Светланов стремился раскрыть сложное
психологическое состояние героя, что так близко отечественной
композиторской школе. По сюжету повести Егор уезжает в районный центр.
По пути ему мерещатся бывшие товарищи, он чувствует беспокойство. В
райцентре с размахом он «прогуливает» все деньги.
Музыкальный материал, спускаясь в низкий регистр, плавно
перетекает в эпизод, заслуживающий отдельного комментария. Соло
виолончели подводит к ярко контрастному фрагменту:мелодия у тихо
мерцающих струнных сопровождает широкую и нежную тему флейты.Ее
спокойствие, безмятежность погружают в образ мирной жизни, без
потрясений и конфликтов. Акцентирование тембров отдельных
инструментов и их перенесение на первый план напоминает гениальные
страницы шедевров Н. Римского-Корсакова. После проведения темы
оркестр на некоторое время замолкает. Затем из пустоты в короткой фразе
будто бы «задают вопрос» скрипки, постепенно переходя в крик.
Драматические образы сменяются просветленным и ликующим
звучанием, доходящим до масштаба инструментально-хоровых разделов
опер М. Мусоргского и М. Глинки. Тематический материалприобретает
ликующий, волевой, решительный характер, особой выразительностью
отмечен каноном у скрипок и валторн.Светлые помыслы героя о новой,
более чистой и счастливой жизни, во всей мощи предстают перед
слушателем. Егор слышит запах свежевспаханной земли, испытывает
огромную радость. Особую краску образу при этомпридают
диссонирующие аккорды у тромбонов, неумолимо подчеркивающие, что
мятежный дух героя не сможет найти покоя в тиши сельской жизни. Тема
вновь проводится на piano, но теперь у соло валторны с арфой, ее допевает
скрипка. Заключительная интонация «пропадает», растворяется в
микрохроматическом оркестровом полотне, отчетливо напоминающем
«Атмосферы» Д. Лигети. Все яркие предшествовавшие образы истаивают,
уходят в небытие. Невозможно не вспомнить при этом трагическую,
несвоевременную и до боли бессмысленную гибель героя «Калины
красной» В. Шукшина: «И лежал он, русский крестьянин, в родной степи,
вблизи от дома... Лежал, приникнув щекой к земле, как будто слушал что-то
такое, одному ему слышное. Так он в детстве прижимался к столбам» [4, с.
205]. Оркестр умолкает, звучит только меццо-сопрано a cappella, как голос,
оплакивающий горькую участь народа, на долю которого выпало немало
горя и бед. И хотя текст напоминает образность любовной лирики русской
частушки, протяжное и меланхолическое звучание песни после долгого и
напряженного развития звучит, будто плач:

«Калина красная, калина вызрела.


Я у залеточки характер вызнала.
Характер вызнала, характер – ой, какой.
Я не уважила, а он пошел с другой.
А я пошла с другим, ему не верится:
Он подошел ко мнеудостовериться».

Будто отпевание звучат последние истаивающие напевы, напоминая


«Мертвое поле» из кантаты «Александр Невский» С. Прокофьева.
Е. Ф. Светланов определил свое произведение, как «симфоническую
поэму для голоса с оркестром», однако вокальный эпизод a capella
появляется чуть ли не на последних страницах партитуры, в то время как
развитие музыкальной мысли происходит в инструментальном разделе. У
слушателя невольно возникает ощущение, что сочинение будто
разграничено на две неравные по объему и значительно отличающиеся по
выразительности части. Несомненно, подобная логика построения
материала должна отражать определенный авторский замысел.
Инструментальная часть «Калины красной» воспринимается как
завершенное цельное и самодостаточное произведение, в то время как
сольные куплеты носят характер постлюдии, обобщенного осмысления
пройденного пути.
При помощи игры тембрами симфонического оркестра композитор
ярко и выпукло воплотил содержание повести, однако вокальный раздел
партитуры был будто предназначен для более глубокого философского
размышления над драмой человеческой жизни, искалеченной роком
событий, уродливым устройством окружающего мира. Ожесточенные
войны и потрясения XX века разрушили и изуродовали жизни миллионов
людей, однако и в предшествующие столетия простой народ испытывал
нескончаемые притеснения; неслучайно с незапамятных времен в русских
песнях поется о горькой участи и неизбывной печали. Ядовитой
безысходностью пропитан вокальный раздел; сам же вокалист выступает в
роли комментатора, размышляющего не только о трагедии одного
отдельного человека, но о жестокой судьбе сотни и тысячи жизней.
Столь радикальное разделение инструментальной и вокальной сфер
могло бы нарушить ощущение цельности произведения, однако композитор
достигает композиционную устойчивость при помощи опоры на единый
мелодический материал. Известная песня насквозь пронизывает партитуру,
остинатно звучит на протяжении всего сочинения, связывая воедино его
части. В то же время последнее тематическое проведение исполняется
вокалистом «закрытым ртом», за счет данного приема голос также
воспринимается как особая краска, один из тембров в оркестровой палитре
композитора-художника.
Музыкальное произведение, созданное на основе всенародно любимой
песни, не могло не приобрети успеха у слушателей. И действительно,
компактная партитура, пропитанная выразительнейшим мелодизмом и
украшенная прихотливой игрой тембров, стала одним из наиболее
популярных и узнаваемых сочинений прославленного дирижера.
Исследователи могут трактовать «Калину красную» и как эффектную пьесу
в репертуаре активно гастролирующего оркестра, и как одну из наиболее
убедительных работ Е. Ф. Светланова, венец его композиторского
творчества. Сочинение может получить различные оценки критиков, как
возвеличивающие, так и уничижающие. Однако несомненно, что данная
партитура была выполнена автором прежде всего по зову души, как
выражение его восхищения перед творчеством и музыкальное приношение,
дань памяти В. М. Шукшину. Создание произведения было обусловлено
потребностью к творческому самовыражению, что наполнило «Калину
Красную» особой искренностью, придало сочинению убедительность,
сделало его доступным для восприятия не только профессионалов, но и
широкого круга любителей.
Таким образом, при создании поэмы Е. Ф. Светланов опирался на
музыкальный язык, развитый крупнейшими отечественными
композиторами XIX и XX веков. Данное произведение демонстрирует и
творческий облик самого Светланова – дирижера, великолепно изучившего
приемы оркестровки величайших мастеров и воплотившего их лучшие
достижения в своем сочинении. Выверенная инструментовка и точный
подбор выразительных средствделают поэму «Калина красная» одним из
ярких образцов отечественной симфонической литературы.

Список литературы
1. Журбинская Т. Ян Френкель. – М.: Сов. композитор, 1988. – 120 с.
2. Светланов Е. Музыка сегодня. – М.: Сов. композитор, 1978. – 272 с.
3. Светланов Е. Перелистывая страницы жизни. – М.: Композитор, 2014. –312
с.
4. Шукшин В. Повести и рассказы. – М.: Эксмо, 2007. – 800 с.