Вы находитесь на странице: 1из 6

УДК 101.1:316+314.

015
М.А. Гуцалюк
«Раскрестьянивание» этноса как феномен депопуляции
Настоящая статья ставит целью своего рассмотрения общественный феномен «крестьянства». Автор пытается
усмотреть связи данного явления социальной жизни с демографическими процессами. Большое внимание уделяется
проблеме интерпретации термина «крестьянство», не получившего в научной среде однозначного определения. В статье
дается альтернативная, авторская точка зрения на то, кого нужно считать представителями крестьянства. С целью
обоснования своего виденья проблемы, автором затрагиваются как социально-экономические, так и духовно-
культурные стороны вышеназванного явления. В этой связи особо пристально рассматривается проблема взаимосвязи
труда и свободы, традиции и творчества. Процессы «раскрестьянивания» оцениваются в статье однозначно с
отрицательной стороны, поскольку носят грубо-механический и искусственный характер. Тем самым нарушается
баланс естественного порядка вещей, органическое развитие социума приносится в жертву кратковременной выгоде, что
крайне отрицательно сказывается на его демографически-популяционных характеристиках. Автор пытается дать
рассматриваемой проблеме одновременно социально-философское и демографическое виденье. Поэтому спецификой
данной работы является ее бинарный характер.
Ключевые слова: Раскрестьянивание, крестьянство, традиция, природа, работа, труд, депопуляция, творчество.
Введение
Одной из ключевых проблем этно-демографического развития современного белорусского
государства является проблема депопуляции, то есть систематическое уменьшение численности населения
страны, когда последующие поколения численно меньше предыдущих. В попытках объяснения данного
социального явления исследователю легко впасть в какую-либо крайность: экономическую, политическую,
морально-духовную и тем самым перечеркнуть факт того, что жизнь общества явление априори сложное и
многогранное, а значит и не сводимое к чему-то одному. Однако, с другой стороны, исследователь,
претендующий на полное и исчерпывающее рассмотрение вопроса, может оказаться в ситуации, когда его
интеллектуальные силы слишком рассредоточены на различных направлениях, что мешает видеть общую
суть проблемы. Поэтому, не претендуя на полное и исчерпывающее объяснение процесса депопуляции, мы
попытаемся акцентировать внимание на доселе малоизученных его сторонах. Одной из таковых сторон, с
нашей точки зрения, является связь вышеназванного процесса со сломом традиционного уклада жизни
людей, нередко носящего имя «раскрестьянивание». В последнее время в научной среде, данному процессу
уделяют все более пристальное внимание. Можно вспомнить работы российского общественного и
политического деятеля Александра Севастьянова или труды белорусского профессора Чеслава Кирвеля.
Попытаемся и мы дать свое виденье проблеме «раскрестьянивания» и ее связях с социальным явлением
депопуляции.
Казалось бы, в чем может состоять связь феномена «раскрестьянивания» с таким процессом как
депопуляция населения? Конечно, под этим термином мы не имеем ввиду характерную для индустриальной
эпохи политику раскрестьянивания как отчуждения крестьянства от земли и средств производства.
Ошибочно было бы полагать, будто обозначение «крестьянин» может иметь только профессионально-
экономический смысл. В данном случае речь идет о крестьянстве как о мировоззрении основанном на
традиционном образе жизни большей части белорусского (шире: европейского) населения, о его тесной
связи с природой, консервативными крестьянскими ценностями, особыми «взаимоотношениям» человека и
«почвы». Не случайно многие радетели возрождения и сохранения крестьянства, как здоровой и живой
сущности, стихийной, в чем-то дикой и неотёсанной как сама природа, называли себя не иначе как
«почвенники». Известный современный российский историк Соловей В.Д., вдохновленный этими образами
и скрытым в них содержанием даже написал книгу под красноречивым названием «Кровь и почва русской
истории».
Что есть крестьянство?
Важнейшей точкой опоры в деле рассмотрения интересующего нас объекта будет проблема
интерпретации. А именно, что должны мы подразумевать под «крестьянством». До сей поры в этом вопросе
не выработано окончательного определения. Так, общепринятая трактовка указывает нам на то, что
крестьяне это население занятое в сельскохозяйственном производстве. Владимир Титов даже указывает
на то, что наиболее вероятная этимология названия «крестьянин» - от санскритского «krsi» - земледелие [1].
Есть также оригинальная точка зрения, получившая не менее широкое распространение что значение
данного слова (крестьяне) есть искажённый вариант от «христиане», также в промежуточной форме —
простонародное «хрестьяне». Однако все вышеназванные определения, с нашей точки зрения, не проливают
свет на квинтэссенцию явления, поскольку ставят его в чрезмерную зависимость от внешних обстоятельств
– культурных, бытовых, производственных и т. п. Интерпретация крестьянства с точки зрения
фонетического сходства со словом христиане или христианство представляется нам наиболее антинаучной
ввиду того, что представители иных религий автоматически «вычеркиваются» из объекта рассмотрения.
На первый взгляд верной является логика, которая связывает предмет нашего исследования с
занятием сельским хозяйством. Но и здесь непонятно – если крестьяне, это лица занимающиеся
земледелием и животноводством, то как же тогда быть с регионами, которые в силу географических и
климатических особенностей не позволяют населению заниматься вышеназванной деятельностью? Значит, у
народов севера, тропических лесов и жителей пустыни нет и не может быть ничего похожего на

1
крестьянство? Однако, это не так. Например, в Норвегии, где природные условия далеки от идеальных с
точки зрения плодотворного земледелия слово «крестьянин» (по-норвежски «bonde») не имеет ни
малейшего этимологического смысла связанного с обработкой земли и происходит от древнескандинавского
слова búandi, bóndi, что значит «живой». При этом «бонды» могли быть моряками, викингами, охотниками и
торговцами. Неизменным было лишь то, что уважающий себя «бонд» был обязан иметь личное владение,
землю. Поэтому «бонды» часто именовались «карлами», что означало свободных людей. Невозможно было
быть свободным не имея своей земли, своего хозяйства, какой бы трудовой характер оно ни носило.
Интересно, что знаменитые норвежские воины, изначально элита войска викингов, а затем и дворянское
сословие носили название «хускарлов» и имели прямое происхождение от тех «карлов-бондов», которые
стали более зажиточными и процветающими.
Поэтому, русское слово «крестьянин» как и понимание истинной природы крестьянства не должно
интерпретироваться в чрезмерно узком смысле. Мы настаиваем на более глубоком понимании данного
термина, например, на определении крестьянства как свободных людей традиции и труда, реализуемого
в тесной, гармоничной связи с природой и землей. Неважно, какой характер носит этот труд, это может
быть и земледелие, рыболовство, охота, торговля и так далее. Неизменно лишь то, что имеет место быть
личное участие в деле, личная заинтересованность и ответственность за «свою» работу (ферму, землю) и
тесная связь с природой.
Труд как творчество и как необходимость.
С незапамятных времен, с самого начала своей истории, человек вынужден трудиться, чтобы
выжить. Труд есть наиважнейшая потребность в жизни людей, без реализации которой человечество не
смогло бы сделать и шага в своем развитии. Человек реализуется как личность только в труде, только он,
единственный из всех живых существ может трудиться. При этом мы считаем, что понятие «труд» более
обширно и разносторонне чем термин «работа». Работать, т.е. совершать определенную последовательность
действий нацеленных не решение какой-то задачи может не только человек, так поступают все живые
существа на земле, например, птицы, строящие свои гнёзда или насекомые (пчелы, муравьи и др.)
возводящие жилища себе и своему потомству. Но только человек может не просто работать, а трудиться, то
есть сознательно и качественно преобразовывать результаты своей работы. Может быть, поэтому слово
«работа» на Руси имело скорее негативное значение, ввиду того, что корень «раб» явно указывал на
принудительный, не творческий характер подобной деятельности. Не работа, а именно труд делает из
человека как биологического вида, божественный образ и подобие, венец природы. Именно труд есть
мерило того, чего добилось конкретное общество или государство или отдельно взятый человек, каков его
вклад в мировую историю, каково его влияние и ценность в глазах других людей и Провидения. Целые
нации могут стать «шлаком» истории в результате того, что культивируют не правильную, извращенную
трудовую деятельность, которая в первую очередь разъедает подобно карозии их самих… Труд выступает
здесь как безликий и беспристрастный судья, оправдывающий на плодотворное развитие или обрекающий
на смерть и небытие. Трудиться, а не просто работать должен человек чтобы прогрессировать в своей
деятельности, в своем стремлении к качественному преобразованию мира, в стремлении к совершенству.
Даже самый низменный труд несравненно морально выше и ценней самой престижной «работы», потому
что он есть не трафарет и пустая форма, неосознанное и не прочувствованное дело, а живое, творческое
участие, преобразование от сердца, наполненное смыслом как сама природа. Человек работающий, а не
трудящийся есть моральная потеря и экономический регресс для социума. Никогда оно не будет процветать,
если подобное состояние дел будет доминирующим. Поэтому столь ценен труд крестьянина, как свободного
человека совершающего свое деятельное общение с природой, каков бы ни был характер этого общения, оно
безусловно выгоднее, правильней и полезней чем пустое участие, бездушная деятельность того, что
именуют работой. Ввиду этого, все процессы связанные с порабощением, закрепощением, раскулачиванием
свободного крестьянства как класса или способа бытия, равно как и процесс сгона крестьян с земли во имя и
во благо «рабочего класса» нужно расценивать как безусловный минус для всех сфер общества, ввиду того,
что живая и непосредственная деятельность огромного числа людей в массовом порядке заменяется мертвой
и обезличенной. Какой бы характер не носил этот процесс, медленно-реформистский или быстро-
революционный, его нельзя оценить иначе как наступление на здоровые, природные силы народа или нации
со стороны грубого, мертвого, обездушенного и агрессивного технократизма. В данном случае важно не
только то, что нарушается свобода выбора и творчества для человека, которому пытаются навязать, так или
иначе, тот или иной характер деятельности, превратив его из свободной трудовой личности, в зависимого и
подконтрольного «рабочего». Важно еще и то, что вышеописанным методом нарушается связь человека с
витальными силами природы, с живым общением с ней. Но дабы это утверждение не показалось слишком
абстрактным и мистическим, рассмотрим его более подробно.
Никто из здравомыслящих людей не оспаривает тот факт, что характерная для определенного этапа
развития социально-экономических отношений политика «раскрестьянивания» сыграла свою
положительную роль. Другой вопрос, в чем именно эта роль заключалась…. Научно-технический прогресс,
в том числе в области сельского хозяйства («зеленая революция»), привел к тому, что государству и
обществу не было никакого смысла и надобности использовать двадцать работников, когда можно

2
использовать пятерых. Новые методы индустриализированного хозяйствования обесценили традиционный
крестьянский труд так же, как в свое время ткацкий станок обесценил кустарный труд ткачей. И до
сегодняшнего дня, наиболее развитые в экономическом плане страны используют в сельском хозяйстве не
более 3-5% своего населения. Но мы установили, что крестьяне, это не только и не столько сельское
хозяйство, но гораздо более широкое понятие. Недооценка фактора близости человека и земли, тесного, в
чем-то даже созерцательного отношения человека и природы, и фактора личного хозяйства не могли не
оказаться бомбой замедленного действия, бомбой будущего демографического «антивзрыва». Этот
«антивзрыв» уничтожающий сегодня незримым образом живую силу страны именуется «депопуляция». Так
как крестьянская среда это более образ жизни, чем род занятия (в этой связи герои пьесы А.П. Чехова
«Вишневый сад» хотя и принадлежат к дворянам, но по духу и образу жизни самые настоящие люди
традиции и труда, т.е. «крестьяне»), то его слом, во имя любых благих целей ведет, в конечном счете, и к
слому витальных, жизненных сил народа. Совсем как срезанное растение, лишенное своих корней и почвы,
живет еще какое-то время, т.к. жизненно необходимый сок содержится в его стебле, но гибель его
неизбежна. Также и человек есть часть природы, часть биосферы, отрываясь от нее, он утрачивает и свои
биологические черты, утрачивает свою витальность…. Человечество подобно Антею, герою греческого
мифа. Антей был непобедим в схватках до тех пор, пока соприкасался с матерью-Землей, которая давала
ему новые силы для борьбы. Лишь Геракл сумел одолеть Антея оторвав его от земли и лишив тем самым
силы. С тех самых пор Антей символизирует единство человека и природы, верность родной почве. Может
быть поэтому даже людей техногенной эры, родившихся и выросших в больших городах так тянет живой
мир лесов и рек, гор и равнин, и если одни довольствуются лишь прогулкой по парку, то другие уходят в
длительные походы и путешествия, стремясь стать ближе к живому миру биосферы, как будто сам Антей
живет в глубине каждого из них и стремится выйти на встречу своей матери-Земли….
В наше время техногенной эры в развитии социума наблюдается явный дисбаланс, связанный с
недооценкой влияния биосферы на человека, незримого, но сильного влияния. Природа и ее неразрывная
связь с человеком принесено в жертву экономического развития и технике. Успех в одной сфере куплен
дорогой ценой в другой…. Все страны, прошедшие через историческое «раскрестьянивание» выиграли (по
крайней мере на какое-то время) в промышленном и научном смысле, но проиграли в демографическом. В
физике хорошо известен «Закон сохранения энергии», одним из постулатов которого является то, что
энергия (функция параметров физической системы) не может возникнуть из ничего и не может в никуда
исчезнуть, она может лишь переходить из одной формы в другую. При этом закон сохранения энергии
относится не к конкретным величинам и явлениям, а отражает общую, применимую везде и всегда,
закономерность, правильнее называть его даже не законом, а принципом сохранения энергии. Этот принцип
действует и в общественной жизни. Можно с определенной долей вероятности предположить, что
традиционный, веками складывающийся образ жизни людей является источником энергии для них и нельзя
без большого риска для будущего просто взять и сломать его, это может оказаться пресловутым
вырыванием растения из почвы, лишением корней, а значит и жизни…. Экономический материализм и
технократизм делают жизнь человека искусственной. Утрачивая органическую связь с ритмом природы,
жизнь сама становится менее органичной…. Грубое насилие над биосферой, стремление подчинить живое
неживому, органическое искусственному, прямо сказываются и на самом человеке, на его витальных силах.
Насколько внутренняя жизнь природы, ее душа терпят надругательство, настолько же и биологические силы
самого человека терпят убыток. Здесь прямо пропорциональная связь. Стремясь стать грубым властелином
всего сущего человек теряет самого себя. Вместо накопления демографической энергии происходит ее
утрата. Вот почему исследователь Соловей В.Д., характеризуя радикальные изменения, коснувшиеся жизни
советского общества в 30-е и последующие годы «индустриализации» пишет о том, что русский (советский)
жизнеродный потенциал был переплавлен в военное и экономическое могущество СССР, в заводы и ракеты
[2, с. 176]. Веками копившаяся энергия народа была враз переплавлена без возможности быстрого
восстановления….
Что есть традиция?
Когда под словом "традиция" понимается сумма деяний, достижений и верований, унаследованных
от предыдущих поколений, мы еще далеки от того, чтобы выявить главное, глубинный субстрат всякой
традиции, достойной так называться. Этот субстрат – чувство единства и преемственности не столько на
основе верований наших предков, их великих деяний и достижений, сколько на основе самих сил, из
которых родились данные явления (силы, которые несмотря ни на что сохраняются в нашей крови, в самых
таинственных и священных глубинах нашего существа). Таким образом, традиция ценна не тем что стара, а
тем что жива, в ней есть то, что делает осязаемым ее характер, что приучает видеть в прошлой истории не
цепь более или менее знаменитых "мертвецов", а выражение чего-то такого, что еще живо в нас и с чем мы
внутренне едины. Мы являемся носителями наследия, которое нам передали и которое должны передать и
мы – и в этих условиях есть нечто, что побеждает время [3]. В чем же состоит значение этого наследия с
точки зрения демографического развития и опасности депопуляции? Как уже было сказано выше, традиция
не есть сумма убеждений, но доказавшая свою жизнеспособность общественная практика. Существует даже
народная поговорка, как нельзя лучше выражающая квинтэссенцию традиции – «Старый друг лучше новых

3
двух», лучше не потому что в чем-то превосходит, а потому что прошел главное испытание – испытание
временем.
Итак, каковы же традиционные крестьянские демографические установки? С нашей точки зрения
это, во-первых, установка на положительную брачную ассортативность (т.е. стремление к заключению
браков по принципу «подобное с подобным»), а во-вторых, установка на консервативные семейные
ценности (т.е. патриархальность, целомудрие, многодетность и т. п.). Данные установки продиктованы
традицией (более исходят из сердца и крови, чем разума и воли) и являются ей одновременно.
Положительная брачная ассортативность проявлялась в том, что семьи создавались не случайным
образом, а по этническому, конфессиональному, сословному и региональному признаку. Даже города,
когда они еще развивались в лоне традиции следовали этому негласному правилу. Так, известно, что в
средние века Москва обладала своеобразной этнической топографией – существовали отдельные
слободы и участки территорий с преобладанием армянского, грузинского, татарского населения,
выходцев из стран Западной Европы (Немецкая слобода), Белоруссии и Литвы (Мещанская слобода). В
городской топонимике отражалась и дифференциация населения по роду профессиональной
деятельности (Кожевники, Сокольники, Хамовники, Котельники, Мясницкая, Гончарная, Ямская,
Поварская, Мытная, Кузнецкий мост, переулки: Каретный, Столешников, Хлебный, Скатертный и т. д.).
Некоторые следы неоднородности расселения москвичей сохранились и в более поздние времена. О чем
свидетельствуют материалы переписей 1882 и 1897 гг. Вообще, в дореволюционной России браки
заключались в основном внутри сословий. Даже в советский период истории, когда уже никаких сословий
не существовало, подобное правило еще проявлялось в том, что при заключении брака предпочтение
супруга сходной профессии было характерно для всех категорий рабочих и служащих, особенно велики
индексы положительной брачной ассортативности наблюдались у учащихся, рабочих сферы производства,
медицинских и научных работников, военнослужащих [4, с. 169-172].
Отрицательной стороной положительной брачной ассортативности является эффект инбридинга
(скрещивания близкородственных форм в пределах одной популяции организмов). Не для кого не секрет,
что близкородственные (кровосмесительные) браки вредны для здоровья будущего потомства и приводят к
врожденным патологиям, аномалиям и уродствам. Это объясняется гомозиготностью по вредным
рецессивным генам. Естественно, вероятность появления гомозиготных организмов возрастает с
повышением степени родства. Так, частота появления новорождённых с различными наследственными
нарушениями в случае браков между двоюродными братьями и сёстрами в среднем в два раза выше, чем
при неродственных браках (поэтому во многих странах браки между близкими родственниками запрещены
законами и традицией). Следовательно, любой этнос просто необходимо нуждается в притоке «свежей
крови» извне, иначе замкнутый характер воспроизводства населения, увеличивающий этническую
эндогамию и нарушающий генетическую целостность популяции рано или поздно приведет к
отрицательным эффектам инбридинга. И чем меньше численность популяции, тем скорее она испытает на
себе подобный эффект.
Но следует ли из выше сказанного вывод о том, что положительная брачная ассортативность есть
недостаток, который необходимо преодолеть любому этносу, стремящемуся к демографескому развитию, а
не упадку? Нет. Оказывается, что избыток «свежей крови» характерный для аутбридинга может быть не
менее опасен, чем ее недостаток при инбридинге. Чтобы данное «вливание свежей крови» оказало
положительный, а не отрицательный эффект должны быть соблюдены два необходимых условия. Во-
первых, оно должно носить умеренный характер, то есть быть дозированным, а во-вторых, должно
происходить в рамках одной расы. В первом случае, существует опасность, что этнос вообще перестанет
существовать и станет «демографическим материалом» для иного, более численно превосходящего этноса.
Здесь можно сослаться на законы Менделя, который обнаружил дискретную («корпускулярную») природу
наследственности и показал ошибочность представлений о «слитной» наследственности. Согласно одному
из его законов, наследственные детерминанты различных этнических групп передаются индивидуально, а не
в комбинации. Смешение красной и белой краски дает розовую, но уже на следующем уровне смешения,
розовая краска распадется на, два своих исходных компонента. Причем доминировать будет лишь одна
система наследственных координат. Поэтому, исходя из того факта, что генетически чистых этнических
групп не существует, в каждой из них есть этническое ядро и смешанная периферия. Если ядро уменьшается
меньше критического размера, то данная этническая группа растворяется в других. Другое этническое ядро
(ядра) включает его в сферу своего притяжения/влияния [5, с. 60-61]. Во втором случае, когда имеет место
быть межрасовая метисация, проблемы возникают, как и в случае с инбридингом, на генном уровне.
Современная генетика ставит под сомнение возможный позитивный эффект аутбридинга (межрасовых
браков). Зато его отрицательный эффект налицо. Если народы далеки друг от друга генетически, то их
потомство характеризуется более высокой заболеваемостью и смертностью [4, с. 177-178].
Распространенное среди метисов бесплодие, есть сегодня серьезная медицинская проблема [2, с. 53].
Объясняется это тем, что тысячи или миллионы лет эволюции человека в различных природных и
климатических условиях, различный образ жизни, особенности питания, перенесенных болезней и
множество других исторических факторов постепенно накладывали свои отличия в генетический набор

4
каждого этноса и расы. То есть различия в генотипе рас и этносов накапливались на протяжении тысяч лет в
процессе приспособления к месту обитания, ландшафту, климату, образу жизни, особенностям питания,
перенесенных инфекций, болезней, неизбежных генетических мутаций и множества других факторов.
Поэтому для получения здорового потомства необходимо, чтобы и отец и мать имели сходный генотип,
наработанный в одних и тех же природных и исторических условиях. И положительный эффект
аутбридинга может наблюдаться только в том случае, если народы/этносы близки друг другу генетически
(то есть принадлежат к одной расе), имеют во многом сходный образ жизни, схожие природно-
климатические условия. Именно при подобных условиях аутбридинг может быть тем, что называют
«вливанием свежей крови», во всех других случаях будут наблюдаться вышеописанные отрицательные
эффекты прямо пропорционально степени генетической отдаленности.
Вот почему установка на положительную брачную ассортативность, характерная для крестьянской
традиции есть охранительная и защитная мера, своего рода социальный иммунитет, не позволяющий этносу
раствориться в других или же физически выродиться. Остается только удивляться глубокой и мудрой
народной интуиции, постигшей на практике то, до чего лишь недавно дошло рационально-научное знание!...
Характерен здесь пример одного этноса, который вполне можно назвать феноменом, а именно еврейским
феноменом. На протяжении многих веков евреи заботились о сохранении чистоты своей крови.
Предписания о соблюдении данной чистоты имеются и в Ветхом Завете и в Талмуде, которые действовали в
условиях демографической разобщенности народа и отсутствия собственного государства! На данных
предписаниях основан и современный закон о гражданстве государства Израиль. Проводится официальный
генетический контроль иммиграционной службы Израиля на принадлежность к этническим евреям. В
Израиле закон четко гласит: «Еврей должен жениться только на еврейке». Раввинаты в стране смешанный
брак просто не заключат. И это представляется с демографической точки зрения если не идеальной, то
вполне разумной и правильной политикой. Ибо только здоровая в расовом и физическом отношении нация
может дать талантливых и полноценных граждан. И за более чем две тысячи лет народ Израиля породил
более чем достаточно своих сыновей прославившихся своими достижениями на весь мир. 
Другой, демографически-крестьянской установкой, как мы уже отметили выше, является установка
на консервативные семейные ценности. Одной из таковых установок, и быть может самой главной из них,
было стремление к брачной чистоте или целомудрию. Данные современной науки показывают, что и здесь
был сокрыт глубокий внутренний смысл, оберегающий силы этноса от угасания и гибели. Речь идет об
открытии эффекта телегонии.
Справедливости ради нужно отметить, что сам термин телегония, или же «закон первого самца»,
был известен кинологам и коневодам достаточно давно. 150 лет назад коннозаводчики, выводившие новые
породы лошадей, решили скрестить лошадь с зеброй. Опыты не удались: не произошло ни единого зачатия
ни у лошадей от мужских особей зебр, ни у зебр-кобыл от породистых жеребцов. Опыты забылись. Однако
через несколько лет после вязки породистых жеребцов и матерей-чистокровок, много лет назад бывавших
под самцами-зебрами, стали рождаться полосатые жеребята. Как же могло случиться, что, не забеременев от
зебры, родив несколько раз от породистых коней жеребят после вязки с зеброй-самцом, кобыла вдруг ни с
того ни с сего родила чужака? Ошеломленный научный мир назвал это явление телегонией.  Только
практики-собаководы не удивились, ибо давным-давно знали: если хотя бы раз породистая сука повяжется с
непородистым кобелем-дворнягой и если в результате этого у нее от него щенят не будет, то в будущем от
нее породистых кобелей ждать нечего. Сегодня это знает каждый собаковод. Окончательным
доказательством тому, что подобное явление возможно, служат следующие опыты: в 1965-1966 г.г.
академиком А.В.Квасницким и А.Г.Близнюченко было прооперированно четыре крольчихи породы белый
великан, которым в яичники были подсажены кусочки семенников кролика породы черный фландр. После
этого все крольчихи были покрыты кроликами своей породы. В результате одна из крольчих принесла
четырех крольчат, у которых были черные участки на коже. Это говорит о том, что гены черного окраса
первого самца проникли в яйцеклетки самки и проявились в потомстве от второго, белого самца. В
дальнейшем А.Г.Близнюченко в 1973-1975 г.г. были проведены опыты по изучению возможности
проникновения чужеродной ДНК в половые клетки разной степени развития. Для этого тимидин меченный
по С14 вводился в семенники морской свинки, где синтезировалась меченная ДНК. Из этих семенников
известными методами получали эту ДНК и инъецировали в яичники крольчих. Методом авторадиографии
изучали наличие этой ДНК в клетках яичника. Результаты показали, что меченная ДНК проникает в ядра
клеток яичника с такой закономерностью: наибольшее количество радиоактивной ДНК было в клетках
зародышевого эпителия, меньше в ядрах незрелых яйцеклеток и совсем мало в зрелых яйцеклетках.
Объясняется это тем, что последняя имеет плотную оболочку, которая слабо пропускает внутрь чужеродную
ДНК. Следующая серия опытов была проведена на кроликах, в семенники которых тоже вводилась
радиоактивная метка. Но в этом случае самцы покрывали самок, яичники которых подвергались
авторадиографическому исследованию. И в этом случае была обнаружена радиоактивная ДНК в
зародышевом эпителии, но значительно в меньшем количестве. Все это говорит о том, что существует
вероятность трансформации (изменения) клеток зародышевого эпителия самки за счет генов, приходящих с
чужеродными сперматозоидами. Таким образом, давно открытое явление телегонии получило еще большее

5
научное подтверждение. Ошеломленные современники стали задавать физиологам вопрос: «Не
распространяется ли эффект телегонии на людей?» После многолетних многочисленных разносторонних
опытов ученые установили: да, эффект телегонии распространяется и на людей, причем даже в более
выраженной форме, чем в мире животных [6]. Из этого становится понятно, почему в традиционной
крестьянской культуре всегда высоко ценилась девственность и целомудрие, олицетворяя собой символ
чистоты и непорочности, а сексуальные отношения вне брака могли жестоко караться вплоть до смертной
казни. Все эти меры имели целью сохранить здоровье этноса и избежать его вырождения. Наблюдаемая же в
наше время широкая пропаганда секса, беспорядочных половых связей, разрушения института
традиционной семьи и обесценивание морально-этических норм будут иметь серьезные демографически-
негативные последствия общегосударственного масштаба.
Таким образом, традиционные крестьянские, консервативные установки веками были ничем иным
как защитным барьером, защищающим подобно панцирю тело этноса от уничтожения, растворения,
вырождения и затухания. Государство, намеренное решить проблему депопуляции своего населения просто
не может обойтись без того, чтобы не стремится в своей внутренней политике возродить посредством
доступным методов подлинное общение человека и природы в духе традиции, то есть то, что в настоящем
исследовании мы объединили под термином «крестьянство».
Выводы
1. «Крестьянство» гораздо более широкое понятие, которое не должно интерпретироваться только с
социально-экономической позиции, но обязательно должно содержать духовно-культурный аспект.
2. Явление «раскрестьянивания» этноса можно оценить однозначно как отрицательное, так как оно
носит механический, а не органический характер, является искусственным процессом,
разрушающим естественный ход вещей.
3. Демографическое развитие этноса, особенно в его популяционном аспекте, неразрывно связано с
подлинным общением человека и природы в духе традиционных крестьянских установок.

Литература
1. Титов, В. Кто он - русский крестьянин / В. Титов // Наука и жизнь [Электронный ресурс]. – 2011. –
№5. – Режим доступа: http://www.nkj.ru/archive/articles/19510/. – Дата доступа: 25.05.11.
2. Соловей, В.Д. Кровь и почва русской истории / В.Д. Соловей. – М.: Русский мир, 2008. – 480 с.
3. Эвола, Ю. Традиция и раса / Ю. Эвола [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.velesova-sloboda.org/antrop/evola-tradizia-i-rasa.html. - Дата доступа: 20.05.11.
4. Курбатова, О.Л., Победоносцева, Е.Ю. Влияние демографических процессов на генетическую
структуру городских популяций / О.Л. Курбатова, Е.Ю. Победоносцева // Информационный вестник
ВОГиС. – 2006. – Т. 10. – №1. – С. 155-188.
5. Левонтин, Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда / Р. Левонтин. – М.:
Прогресс, 1993. – 208 с.
6. Издательство «Свет знания» / Метис: хорошо или плохо? [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://metis-good-or-bad.narod.ru/MetisReadOnline.html#g. – Дата доступа: 19.07.12.
http://www.telegonia.ru/articles/articles_09.htm. – Дата доступа: 19.07.12.

This article aims to review its social phenomenon "peasantry". The author tries to discern context of the phenomenon of
social life with the demographic processes. Much attention is paid to the interpretation of the term "peasantry", which has been in
the scientific community unambiguous definition. The article presents an alternative, author's point of view on who should be
regarded as the representatives of the peasantry. In order to justify its vision, the author touches upon the socio-economic as well
as spiritual and cultural dimensions of the above-mentioned phenomena. In this regard, particularly the problem of a close
working relationship and freedom, tradition and creativity. Processes "destruction of the peasantry" are estimated in the article
clearly on the negative side, as they are crudely mechanical and artificial. Thereby reducing the equilibrium of the natural order
of things, the organic development of society is sacrificed short-term benefits that an extremely negative impact on the
population, its demographic characteristics. The author tries to give the problem at the same time socio-demographic and
philosophical vision. Therefore specifics of this work is its binary nature.
The main words: Destruction of the peasantry, peasantry, tradition, nature, work, labor, depopulation, creativity.