Вы находитесь на странице: 1из 229

Алек  

Реми
Доберман

«Издательские решения»
Реми А.
Доберман  /  А. Реми —  «Издательские решения», 

ISBN 978-5-44-908370-8

Все его знают. Эпатажный, наглый парень с ссадинами на лице, ухмылкой


и со светящимися ледяными глазами. Он сам себе хозяин. Это —
Доберман.Одна простая случайность меняет его жизнь. Он знакомится с
простой девчонкой, которая цепляет его и которой под силу его приручить.
Пусть все обстоятельства против них и они абсолютно разные, им все равно.
Но они не знают, что за это придется поплатиться и пережить самое пекло.

ISBN 978-5-44-908370-8 © Реми А.


© Издательские решения
А.  Реми.  «Доберман»

Содержание
От Автора 6
Пролог 7
Глава 1. «Доберман» 9
Глава 2 13
Глава 3 16
Глава 4 22
Глава 5. «Гроза» 26
Глава 6 32
Глава 7 36
Глава 8 40
Глава 9. «Ночь» 42
Глава 10 47
Глава 11. «Верный признак» 50
Глава 12 53
Глава 13. «Прощай, Доберман» 57
Глава 14. «Вернуть ее» 63
Глава 15 68
Глава 16. «Неожиданность» 73
Глава 17 78
Глава 18. «Время сделать выбор» 83
Глава 19 88
Глава 20 93
Глава 21. «Походу, я люблю тебя!» 98
Глава 22 105
Глава 23 108
Глава 24 112
Глава 25. «Это катастрофа» 117
Глава 26 122
Приложение 126
Глава 27 129
Глава 28. «Наше рандеву» 136
Глава 29 150
Глава 30. «Время решать» 158
Глава 31 167
Глава 32 175
Глава 33 181
Глава 34. «Обещай мне» 187
Глава 35. «Пекло» 196
Глава 36 207
Глава 37. «Отпускаю тебя» 215
Эпилог 224
Она была случайностью, определившей жизнь 227

4
А.  Реми.  «Доберман»

Доберман

Алек Реми
© Алек Реми, 2018

ISBN 978-5-4490-8370-8
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Алек Реми

«В мире, где порой бывает так сложно, где преград больше, чем сопутствую-
щих обстоятельств, где разочарование постигает чаще, чем счастье – одна простая
и судьбоносная случайность может решить все».

5
А.  Реми.  «Доберман»

 
От Автора
 
Если ты видишь это, дорогой читатель, значит, ты купил мою книгу «Доберман». Я – А.
Remington (@Remingtton), автор этой истории. Я хочу обратиться к тебе и поблагодарить. Без
вашей поддержки, отзывов и приятных сообщений ты не держал бы сейчас эту книгу в руках.
Она вышла в печать только благодаря тебе и остальным читателям, которым полюбились мои
истории, и кто продолжает поддерживать меня по сей день. Вы нашли что-то хорошее и инте-
ресное в моем творчестве, находите себя и свою жизнь в сюжетах и абзацах моих книг. Я все
вижу это, и стараюсь для вас больше.
«Доберман» засел глубоко в сердцах тысяч людей, которые полюбили эту историю. Мно-
гие научились в  ней чему-то, и  делятся со  мной впечатлениями об  этом. Иные нашли эту
книгу трогательной и интересной, другие увлеченно следили за становлением героев, пережи-
вая за них. В публике «Добермана» есть и мальчики, и девочки, и каждый из них поддерживал
меня отзывом или сообщением. Эта история писалась для вас. Эта книга печаталась для вас.
И каждый новый день, работая над своими историями, я делаю это для вас.
Мое творчество нашло в вас отклик, и это бесценно. Вы и представить себе не можете,
насколько важно писателю найти свою публику, которая станет его настоящей опорой в ста-
новлении и создании новых книг. Так вот, вы – и есть моя опора, моя публика, мое вдохнове-
ние, мои читатели. Мои любимые, бесценные читатели.
Книга, которую ты сейчас держишь в руках, писалась и печаталась специально для тебя.
Чтобы порадовать, и чтобы ты, наконец, взял «Добермана» в руки.

С любовью, Реми.

6
А.  Реми.  «Доберман»

 
Пролог
 
«Правило 3.8
Каждый студент категории «КРАСНЫЙ» (т.е. состоятельный, тот, кто оплачивает
учебу самостоятельно и в полном размере) может выбрать себе в распоряжение студента
категории «БЕЛЫЙ» (т.е. несостоятельный, тот, кто оплачивает 1\3 требуемой суммы
и пользуется помощью покровителя), взамен оплачивая его долги перед Академией «Галлия».
Статус отношений (деловые, партнерские и  т.д.) студенты вправе устанавливать
самостоятельно, какие-либо жалобы Академия не принимает и в союз не вмешивается.
В  случае разрыва союза студент категории «БЕЛЫЙ» обязан найти покровителя
в  течение календарного месяца, либо перевестись в  категорию « КРАСНЫЙ» и  оплачивать
учебу полностью самостоятельно. В противном случае студент будет исключен из Академии
«Галлия» с правом на повторное зачисление».
Мира вновь перечитала это правило в своде указов Академии «Галлия». И это несколько
смущало её. Заведение славилось именно благодаря этому правилу, где каждый богач мог
помыкать обычным студентом в свою угоду.
Мира была обычной и достаточно заурядной девушкой со средним достатком, поэтому
она сумела поступить в Академию благодаря этой самой программе. Через неделю после начала
учебы каждый Белый студент должен найти себе Красного, кто бы оплачивал половину его
учебы.
Это должна была сделать и восемнадцатилетняя Мира Райз, выпускница школы и ново-
прибывшая студентка. Она пригладила свои длинные светлые волосы и чуть быстрее зашагала
по коридору Академии. Она искала свой новый шкафчик, чтобы установить в нем пин-код.
У неё были не только длинные светлые волосы, но и насыщенные зеленые глаза в обрамлении
густых белесых ресниц. Острый подбородок и немного вздёрнутый нос с веснушками делали
её миловидной и не выглядящей на свой возраст. Райз была немного худовата, хотя её старший
брат, Айван, владел кондитерской, и у Миры была возможность получать по куче кексов в день.
Быть может дело было в том, что её мама была очень стройной и это передалось её детям?
Ариэлла работала учителем балета в спортивной детской школе. А отец семейства, Морис –
журналист. Среднестатистическая австралийская семья.
Думая о своей жизни и удаче, что привела Миру в Академию, она почувствовала нелад-
ное.
Она резко остановилась и застыла. Что это за звуки? Какое-то… Хныканье. Женский
плач, кажется. Это было совсем близко, за углом. И, разумеется, поозиравшись, Райз зашагала
прямо к тому углу. Оказавшись ближе, стало точно ясно. Это всхлипывала и ныла какая-то
девушка. И, кажется, она была не одна. О, да там за углом ссорится парочка!
– И что ты ноешь? Я говорил, что пробуду с тобой максимум до следующего учебного
года. Он настал, а тебе пора слиться, подружка.
– Адриан… Адриан, пожалуйста…
Мира затаила дыхание и медленно присела на корты. Что там вообще происходило?
«Райз, что ты творишь? Хватит подслушивать, иначе тебе здорово влетит!», – думала
она. Потом тихо фыркнула: «Ну конечно, своей личной жизни нет, отчего не  понаблюдать
за чужой?». Но это было действительно интересно.
– Давай, Келли, иди уже. Иначе пожалеешь.
– Адриан… Дай мне остаться с тобой… Я дам тебе что захочешь…
– Ты же знала, кто я такой. Что лучше не связываться. Сама виновата! Что ты мне дать-
то можешь? Себя?

7
А.  Реми.  «Доберман»

Мира покраснела и  вскинула брови: да ладно? Она думала, что все преувеличивают
о заносчивости состоятельных студентов в Галлийской Академии.
– Даже себя…
– Язык твой – враг твой, дорогуша.
И все затихло. Мира немного привстала, поёжившись и даже немного разочаровалась.
И это все? Больно быстро они помирились, эти влюблённые.
Или нет…
Теперь раздался не только плач, но даже истерика. Девушка, судя по звукам, пихалась,
толклась и мычала.
– Адриан, пусти! Нет, я не хочу!
– Ты сама предложила, теперь я тебя не отпущу…
– Нет! Не трогай меня, на помощь!
Райз как будто током ударило. Она, широко раскрыв свои сочные зеленые глаза, замерла
от страха. Кажется, за этим углом напали на девушку? Они ссорились, и теперь её парень решил
её изнасиловать? И прямо в Академии! Какого черта ни одного охранника, как на зло?
Или это действительно нарочно? Мира кинулась вперёд, повернула налево и побежала
дальше.
Спустя секунду она оказалась перед парой, увидев по-настоящему отвратительную кар-
тину.
И встретилась с ним в первый раз.

8
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 1. «Доберман»
 
Она увидела, как высокий юноша прижал к стене девушку и уже почти стащил с неё коф-
точку. Лицо у брюнетки было заплаканным, глаза красными и опухшими. По щекам катились
слезы.
Мира замерла от ужаса и неприязни, парализовавшей её. Атмосфера и воздух буквально
накалились вокруг, опаляя лицо. Она даже не заметила, как на неё уставился виновник торже-
ства – тот самый парень.
– Чего вылупилась, новенькая? Шагай дальше, это картинка только для взрослых.
Он отвернулся и приготовился вновь напасть на свою жертву. А девушка вся прямо сжа-
лась, зажмурившись и заскулив. У неё даже мысли не было противостоять парню. Неужели
так страшно?
Нет, подобное Мира терпеть не может. Она крепко встала на ноги, нахмурилась и сжала
руки в кулаки. Её голос не должен дрогнуть, она обязана дать фору этому хулигану и насиль-
нику, пусть сердце и упало от ужаса в пятки.
– Послушай сюда, полоумный! Убери от неё руки и отпусти её! Быстро!
Вроде голос звучал твёрдым, а зеленые глаза казались злыми… Она не могла показать
испуг этому голодному волку. Он замер. И медленно повернулся к Мире. Его ясные голубые
глаза загорелись, явилась недобрая ухмылка.
– Не понял. Ты ещё здесь? Что ты мне сделаешь? Или хочешь присоединиться?
– Я позову охрану! – выпалила Мирай.
Юноша вскинул брови. Спустя мгновение на  его губах показалась улыбка. Какая-то
довольная. Он отошёл от забитой девушки и демонстративно поднял руки вверх.
– Все-все, тише, сладость, сдаюсь. Девчонка свободна, я её не трогаю.
Мирай внутри себя дико обрадовалась своей твёрдости. Вау! Она такая сильная, прямо
как Айван ей говорил. Проучила этого засранца! Её глаза встретились с красными глазами той
девушки, будто она спрашивала разрешения у Миры, может ли идти. И Мира слабо кивнула.
Келли, вроде так её звали, со стыдом натянула на себя кофту. Она с горечью опустила глаза
в пол и убежала прочь.
Мира и этот хулиган остались вдвоём. Коридоры были длинные и широкие, достаточно
просторные. Помещение наполнено ясным светом, падающим с больших исполинских окон
в пол. С улиц доносились звуки голосов, смеха, музыки. Приятно пахло солнцем и теплом.
Но все равно, вокруг Миры стал застывать воздух, а сердце колотилось, как сумасшед-
шее. Она испытывала страх и неприязнь, когда вокруг Мельбурн жил и цвел. Насколько нужно
быть диким и злым, чтобы вселять такие чувства, несмотря на приятную обстановку? При-
смотревшись к нему, девушка стала разглядывать его.
Рост около 190 см, темные короткие волосы, растрёпанные и блестящие. Светлая кожа,
яркие ледяные голубые глаза. У него была точеная форма лица, острый подбородок и тонкие
губы. Он был стройным, одетым в полосатый лонгслив и черные джинсы с вансами. Из-под
кофты видны тату на шее и руках. В ухе несколько проколов.
Он точно опасный тип… Так Мира решила, когда он с усмешкой поглядывал на неё.
– Поди из Белых, да? – спросил он.
– И дальше что? – огрызнулась Мира, чувствуя дискомфорт. – У меня нет желания гово-
рить с тобой, я ухожу.
Юноша медленно направился к ней. Это было угрожающе.
– Значит, ещё и новенькая. Не знаешь, кто я? И какую глупость совершила?

9
А.  Реми.  «Доберман»

Мира стала отступать назад. В груди засела тревога. Нет, спокойно, Мир, что он тебе
сделает? Вы же в Академии… Но ещё минуту назад он показал, что готов делать что хочет
и где угодно.
Не успела она опомниться, как юноша схватил её за плечи и толкнул к стенке. Сам он
медленно подошёл к ней и упёрся обеими руками о стену по бокам от Миры – словно загнал
в ловушку. Его морозные глаза сконцентрировались на девушке. Он был сантиметрах в 20-и
от неё. И ей было так страшно. Она ощущала его дыхание на себе.
И он уже не выглядел добрым.
– Ты лишила меня девчонки. Тебе придётся занять её место, ангелочек.
Он ухмыльнулся своим  же словам, и  наклонился, чтобы поцеловать Миру. Её сердце
екнуло от  страха при этой мысли. Она попятилась и  попыталась оттолкнуть от  себя парня.
С силой.
– Отойди от меня! Какое мне дело, кто ты такой?! Ты не смеешь даже касаться меня!
Удивлённый парень уставился на Миру. Её слова правда ошарашили её. Но уже спустя
время он нахально рассмеялся и вскинул брови.
– Это я-то не могу? Оглядись, котёнок! Ты моих руках, и лучше не сопротивляйся, чтобы
я не выпустил когти…
– «Когти»?!
– Когти-когти, дорогуша. – Он грубо взял Миру за подбородок и глянул на неё сверху
вниз. Его лицо показалось холодным и жестоким. – Я Адриан Клейн, галлийский Доберман.
Я беру, что хочу, и ничего не отдаю взамен.
Он наклонился к Мире и заглянул ей в зеленые глаза. В них он прочёл испуг. А она ещё
лучше смогла рассмотреть его разбитую губу и кровоподтёк на скуле. Видимо, он постоянно
участвует в драках. Такой, как он, чувствует страх как запах, вызывает в нем инстинкты. Он
дикое животное.
– А сейчас я хочу именно тебя.
После этих слов он запрокинул голову Миры, схватив и сжав запястья её рук, и насильно
поцеловал. У  него были властные губы и  грубый стиль поцелуя. Одна его рука спустилась
к её талии, а пальцы оказались у молнии платья. Сам поцелуй был неприятный, нежеланный
и  неожиданный. Запах юноши, будучи чужим и  незнакомым, отталкивал Миру, как и  сам
Доберман.
Такого страха и такой растерянности Мира не чувствовала давно. Ей нужно было срочно
что-то сделать! Галлийский цепной пёс прямо сейчас зажал её в углу и пытается изнасиловать.
Что-то же она должна, черт возьми, сделать! Последнее, чего бы ей хотелось – это дать наглому
засранцу трогать себя.
Девушка со всей силы пнула Адриана в колено, от чего он вскрикнул и оторвался от губ
девушки. Он руками схватился за него, и немного наклонился. В тот же момент Мира размах-
нулась и влепила с силой пощёчину парню. В помещении раздался звонкий шлёпок, и голова
Адриана повернулась в сторону удара. Он широко раскрыл глаза от шока, и замер.
Мира кинулась прочь от него, отбежав на несколько метров. Адриан уже встал ровно,
и взгляд его был полным ярости и злости.
– Ах ты сука! – рявкнул он. – Быстро вернулась ко мне!
Стоящая уже возле угла, Райз повернулась лицом к парню. Её губы дрожали, а глаза были
полными слез. Она была не очень стойкой. И в момент была готова разрыдаться.
– Ты отвратителен! – крикнула она дрожащим голосом. – Я тебя ненавижу! Не смей под-
ходить больше ко мне, иначе мой покровитель выбьет из тебя всю дурь!
Адриан дёрнулся от изумления. Эта слабая девчонка, которая нашла в себе силы угро-
жать Доберману и противостоять ему, все ещё держалась и даже пыталась напугать её. Пусть
её большие изумрудные глаза были полны слез, но она все кричала и кричала на него.
10
А.  Реми.  «Доберман»

Спустя мгновение он видел, как её маленькая спинка отдалялась; девушка убежала. А он
и имя её не знает. Очередная дура это, или интересный экземпляр?

***
Ком в горле от слез прошёл, как только Мира выпила воды. Она сидела на скамье возле
спортивного зала, а рядом другая девушка сжимала в руках жестяную банку свежего сидра. Её
добрые карие глаза смотрели на подругу, которая ещё десять минут назад прибежала запла-
канная и испуганная.
Эльке Раух училась в Академии уже год, и была очень близким Мире человеком. У неё
был свой Красный, покровитель, с  которым они были в  дружеских отношениях. У  Эльке
на плечи спадали густые каштановые волосы, а лицо имело достаточно мягкие линии. В Эльке
преобладали азиатские черты, поскольку ее семья родом из Сеула.
Мирай была хрупкой и слабой девушкой, которая пыталась казаться сильнее, чем есть.
И Эль хотелось защищать её; Мира была милой и преданной, а теперь плакала, глотая воду
из бутылки.
– Кто же пытался изнасиловать ту девушку? – спросила Раух. – Ты не назвала его имя.
Шмыгнув, Мира пожала плечами.
– Адриан Клейн, так он сказал. И сказал, что я должна была его бояться… Та девушка
просто дрожала от ужаса.
Мира увидела, как Эльке резко застыла, а банка из её рук выпала и ударилась о пол.
– Как ты… Сказала?
Это удивило Миру.
– Адриан Клейн. Ещё прозвище какое-то назвал… Не вспомню, наверное.
– Доберман.
– Точно! – ахнула Мира. – А ты откуда знаешь, Эль?
Вздохнув, Эльке покачала головой и тяжело глянула на подругу.
– Боже… Учебный год не начался, а ты уже влипла в такие большие проблемы…
Мира напряглась. Не часто увидишь Эль такой серьезной.
– Да в чем проблема, Эльке? Скажи, как есть. Кто он? Кто такой этот Адриан?
– Мира, его знают все. Все в Академии знают Добермана и его «стаю», и никто не пере-
ходит ему дорогу. У него очень плохая репутация. Он постоянно участвует в драках, помы-
кает девушками и у него ужасный характер. Вокруг него вечно происходят неприятности. Он
привлекательный и обаятельный, из-за чего многих девушек к нему тянет, но в итоге все ока-
зываются жестоко брошенными. Ох, знала бы ты, скольких я повидала… И ты несколько раз
ударила его… Теперь у нас проблемы.
Райз тревожно вздохнула и поежилась.
– Знаешь, было бы не так плохо, если бы он славился в одной только Академии. Но Добер-
ман работает и во всем Мельбурне. Его знают, как опасного типа, безбашенного и жёсткого.
Он многим омрачает жизнь в городе.
– Ты не шутишь сейчас?
–  Какие шутки! Мира, ты нахамила и  побила главного волка Академии! Тебе теперь
ходить да оглядываться нужно! Черт, это очень плохо. Среди его друзей все такие же, как он.
Наглые, самоуверенные, жестокие… Многие по-настоящему достают своих Белых подопеч-
ных, которым платят за учебу. Кстати, только один Доберман и не брал себе под опеку студента.
У него никогда не было Белого.
Жуткий холод стал ознобом проходиться по всем конечностям Миры. Ей очень… Очень
не везёт…
– Эльке… Эльке, что мне делать? Как мне спастись от него…
Раух закрыла глаза и грустно вздохнула.
11
А.  Реми.  «Доберман»

Ком вернулся в горло. Кажется, у Миры Райз теперь действительно большие проблемы.
Она столкнулась не просто с плохим парнем, который повыпендривается и устанет.
Перед ней предстал образ истинного современного деспота, что держал в страхе половину
города и славился жестокостью. Это не тот тип из книг и фильмов для мечтательных девушек.
Его действительно стоило опасаться.

12
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 2
 
Жизнь вошла в свою колею. Деньки проходили мирно и спокойно.
Прошла уже почти половина недели с начала учебного года. Тот самый инцидент с Добер-
маном и девушкой не вспоминался. Как и сам Доберман, которого Мира видела только изда-
лека на протяжении всех занятий. Она часто замечала, как вальяжно он бродит по коридо-
рам в компании своих двух друзей, закинув руку на плечо какой-нибудь девице. Почти все
смотрели ему вслед, рассматривая либо прекрасную фигуру, либо привлекательное лицо, либо
ужасаясь его поведению.
К последним относилась Мира. Она, вспоминая тот день их встречи, содрогалась, и была
рада тому, что те их опасения с Эльке были напрасными.
Завидев где-то Добермана, Мира просто меняла направление своего пути и все.
Вытащив пару книг из шкафчика, Мирай захлопнула его и развернулась, чтобы отпра-
вится на историю. Но чуть не столкнулась с кем-то, ударившись об его мужское плечо. Неловко
потерев лоб, она вскинула голову и осмотрела свою жертву.
– Рели! Прости, я тебя чуть с ног не сбила.
Парень рассмеялся.
– Почему-то я очень сомневаюсь, что ты сбила бы меня, учитывая твои худые конечности
и тот факт, что ты мне почти по плечо… Ой, нет… Прозвучало как оскорбление… Прости.
Нет, лучше забудь. Представь, что я сейчас сказал «Привет».
Релион неловко улыбнулся. Релион Вуд – это Красный студент, тот самый покровитель
Эльке, который платит за её учебу. Взамен она убирается и готовит в его квартире, потому что
он живёт один. Он был высоким и симпатичным юношей с каштановыми волосами и горячими
карими глазами. Они были такой формы, что казалось, будто они улыбаются. Он был в хороших
отношениях как с Эль, так и с Мирой.
Райз выдавила смешок и похлопала Рели по плечу.
– Если бы я обижалась от правды, грош мне цена.
Они вместе направились в сторону лестницы. Релион игриво глянул на Миру сверху вниз.
–  Ну, что? История с  Доберманом окончательно свела концы с  концами? Теперь нам
бояться нечего?
Мира пожала плечами. «Нам бояться нечего». Один из  признаков настоящих друзей
заключается в том, что все невзгоды они делят с тобой, и на твои проблемы смотрят так же,
как и на свои.
– Пожалуй. За все время я видела его только пару раз, но, кажется, он увлечён своими
делами. Мне бояться нечего.
И это немного разочаровало Миру. Она побила самого опасного парня в Академии, а ему
все равно. Неужели Мира настолько скучная и неинтересная, что ей даже мстить не хочется?
Ну, какие глупые мысли! Она отругала себя за подобные слова, и стала молча радоваться, что
жива и не изнасилована. Хотя прошло только три дня. Три спокойных дня.
– Это здорово. А что с твоим покровителем? Нашла себе Красного студента?
–  Нет. Пока ничего. Осталось всего два дня, мне стоит поторопиться. Парочка есть
на примете, правда, они ещё не в курсе…
Релион снова рассмеялся и потрепал Миру по волосам.
– Ну крепись! Помогу чем смогу. А теперь, пойду-ка я, иначе опоздаю на неорганическую
химию. До встречи!
– Ох уж эти жуткие предметы с факультета естественных наук. Пока!

13
А.  Реми.  «Доберман»

Вуд отдалился и исчез за поворотом. Прозвенел второй звонок, и коридоры опустели.


Мира опаздывала на историю, но не слишком торопилась бежать. Она потянулась, прижимая
с боку пару книжек, и поплелась вперёд.
Просторные коридоры были отделаны большими панорамными окнами в пол. У Акаде-
мии был современный дизайн и первоклассный ремонт. Не зря платились студентами такие
большие деньги.
Шагая вперёд, Мира задумалась о том, чтобы ей зайти сегодня в гости к Айвану, её брату.
Узнать, как дела, а потом вместе пойти в дом к родителям. Её семья и она в том числе жили
отдельно друг от друга и собирались вместе по выходным. Мира перешла с шага на лёгкий бег,
чтобы заскочить в аудиторию быстрее.
Не успела она решить, в какое время прийти, как заметила впереди, у открытого надзем-
ного перехода в другой корпус, высокую фигуру. Со зрением у неё было туго, как и с внима-
тельностью. Поэтому некоторые вещи она замечала в самом конце. Мира резко затормозила,
запнулась о порог перед переходом и выронила книги.
Они разлетелись по полу, едва не вывалившись с балкона третьего этажа. Сама девушка
полетела на пол, оступившись о свою же ногу, выставив руки вперёд и зажмурившись.
Королёва изящности! Не только слепая, но и неуклюжая.
Но удара о землю не произошло. Сильные руки перехватили её за талию и задержали.
Открыв глаза, Мира рассмотрела, кто же её держит.
Она пришла в ужас и трепет.
– Уже падаешь к моим ногам извиняться, куколка?
Над ней свисал ухмыляющийся Адриан, с присущими ему ледяными глазами и растрё-
панными темными волосами. Он был одет в обычную форму Красных студентов – узкие чер-
ные брюки, рубашка и красный пиджак. Шею стягивал золото-красный галстук.
Мира была в аналогичной форме. Чёрная юбка и гольфы, белая рубашка и белый пиджак
с золотой отделкой, и золото-белый галстук.
Она широко распахнула зеленые глаза. Но  и  слова выдавить не  могла. Господи, ну
почему! Почему все так случилось? Она уперлась руками в его грудь и оттолкнула его. Адриан
был не против и спокойно отпустил Миру. Естественно, она упала на пол на спину, и сразу же
отползла от парня.
– Да ты от меня, как от чумы во Франции, ага?
Девушка резко вскочила на ноги и собрала свои книги с пола. Вновь прижав их к груди,
она только тогда ощутила хоть какую-то уверенность.
– И не подумаю извиняться! И упала я из-за тебя. Поэтому, прошу, больше не заговари-
вай со мной…
Едва она хотела развернуться и уйти, как Клейн схватил её за локоть и подтащил к себе,
с интересом оглядывая.
– Изволь не быть такой миленькой и неприступной, иначе я вправду западу на тебя. Буду
к дому цветочки носить…
Было видно, что он лишь смеётся над ней и говорит в шутку.
– Изволь не трогать меня! – Мира дернула локоть. – И ты не знаешь, где я живу.
Адриан скрестил руки и улыбнулся.
–  Оливер-Страйд стрит, 38. Твоя маленькая квартирка на  14  этаже. А  твои родители
живут в северной части Мельбурна, а братик в восточной. Ты же обитаешь в южной, где и Ака-
демия.
В груди дернулись и натянулись струны, а Мира от удивления открыла рот.
– Т-ты следил за мной!
Адриан покачал головой.

14
А.  Реми.  «Доберман»

– Всего лишь взломал университетские данные о студентах, дорогая Мирай Ева Райз,
18 лет, день рождения 24 Марта 1998 года, месторождение город Мельбурн…
У Миры все ещё открыт рот.
–  После твоего наглого выступления  три дня назад, я узнал о  тебе достаточно много.
Думаю, ты ждала иного, верно?
Только Адриан шагнул к Мире, как она сделала два шага прочь от него. Её руки затряс-
лись.
– Т-ты… Да, я ждала, что ты что-нибудь сделаешь мне… Я… Я…
Клейн сделал один большой шаг к Мире, чтобы она не успела отойти, и закинул руку ей
на плечи. Голос его был низким и ласковым.
– О, поверь, лапуля, я много чего сделаю тебе. Но я слишком крут, чтобы делать это так
просто. Поверь, ты пожалеешь о том, что натворила тогда.
Его лицо оказалось жёстким и холодным. И все те улыбки были наигранными. Он пре-
зрительно ухмыльнулся.
– Я тебя со свету сживу, ангелочек. Ты меня ещё умолять будешь, чтобы я остался с тобой.
Ты забыла? – Он наклонился к заставшей от страха Мире и слабо улыбнулся. Его глаза забле-
стели. – Я же безумный Доберман. Я выбираю тебя для моих развлечений.
Он слабо чмокнул её в  щеку, выпрямился и  довольно оглядел результат. Трясущаяся
девчушка, сжимающая учебники в руках.
Адриан развернулся и лёгкой походкой вышел с перехода, направившись бог знает куда.
А Мире было страшно. Ему ничего не стоило узнать её адрес и адрес всей её семьи. Он
безумен и способен на что угодно. Он опасен. И, как выяснилось, собрался с ней жестко играть.
Но зачем ему её полное имя и дата рождения? Внутри пробил импульс, и ужасная догадка
заставила пошатнуться.
Неужели чтобы оформить попечительство и стать её покровителем?

15
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 3
 
– Этого не может быть!
Мира обернулась на чей-то крик. Это была какая-то девушка, которая вскинула голову
и смотрела на большое табло в холе Академии.
– Он действительно взял меня в подопечную!
– Я рада за тебя! Теперь этот Красный будет оплачивать тебе учебу! – радостно обняла
девушку ее подруга.
Вокруг табло столпилось много народу. Сегодня была суббота, и  именно этот день,
шестой по счёту с начала учебного года, был знаменательным для Академии. Сегодня послед-
ний день, когда Красные и Белые могли выбрать друг друга. Сегодня на табло были представ-
лены все составленные союзы. Рядом с именами, выделенные красным, стояли другие имена,
выделенные белым. Это были пары. А те, кто не смог найти себе Красного студента, исключа-
ется. Таких было не так много, но они находились. Никто не платил за их учебу, и они вылетали.
Мира же, вроде как, нашла себе Красного. Его с ней познакомил Релион, покровитель
Эльке. Он позвал их в  кафе, и  они все познакомились. Мира надеялась, что он выберет её
в роль своей подопечной.
Теперь её изумрудные глаза сосредоточенно осматривали список. Она искала своё имя
и имя своего нового покровителя. Если его не будет, её исключат.
Ну где  же ты? Её новый знакомый… Джинко Авелье… Где он? Он должен был
выбрать её!
Вокруг все зашептались и поднялась какая-то шумиха. Мира отвлеклась и прислушалась,
о чем говорят люди.
– Что? Спустя два года…
– Наконец он выбрал себе подопечную! Но ей не повезло.
– А, по-моему, повезло… Он же такой классный.
– Но кто она такая?
Все это щебетали стоящие вокруг студенты. Мира сощурилась и подошла к одному сту-
денту, который оживленно что-то обсуждал. Она дернула его за рукав и спросила:
– О чем все говорят?
Он опустил глаза и рассмотрел девушку.
– Глянь в конец списка. Доберман нашёл себе подопечную!
В  спине защемило от  ужаса. Что? Девушка ринулась ближе к  табло, растолкав всех
на пути, и запрокинула голову.
Она обомлела.

«Адриан Клейн – Мирай Райз»

Внутри все вспыхнуло от ярости.


– Какого черта! – воскликнула Мирай, сжав руки в кулаки и нахмурившись. – Кто дал
ему право выбирать меня! Урод!
Все уставились на  девушку, удивившись её странной реакции. А  Мира развернулась
и  кинулась прочь. Оставшаяся толпа стала перешептываться и  смотреть ей вслед. Широко
шагая, Мира зло скрипела зубами и металась глазами по помещению. Искала его.
Спустя десять минут он был найден. Стоял в углу со своими друзьями и нахально смеялся
о чем-то. Он сунул руки в карманы брюк и растрепал себе волосы. Его голубые глаза сверкали.
Он замер, когда поймал силуэт Миры. Она стремительно шла к нему, а он не сводил с неё
взгляда. Его свита замолкала, ожидая, чего же скажет эта девица.
16
А.  Реми.  «Доберман»

– Ах ты наглый пёс! – выпалила Мира, толкнув Адриана в грудь. Он, ухмыляясь, подряд
руки в воздух, будто сдаваясь.
– Тише-тише, одуванчик, нам вместе ещё целый год коротать!
Ей стало невыносимо. Он будет платить за её учебу, а она взамен в полном его распоря-
жении. И что же она должна ему дать взамен? На ум пришли ужасные вещи. На глаза навер-
нулись слезы. Им вместе коротать все их совместное обучение…
– Как ты посмел стать моим покровителем!?
Возле Адриана стояло два юноши. У них было насыщенные рыже-каштановые волосы,
кошачьи зеленые глаза и лицо в веснушках. У обоих. И лица были совсем одинаковые. Только
в тот момент до Миры дошла, что два этих типа – близнецы. Они были высокие и стройные,
и оба в красной форме. Богатенькие, значит.
– Боже, Адриан, она же сейчас заплачет! – рассмеялся первый парень.
– А то из-за него девки редко плачут, – ответил его брат. – Расслабься, дорогуша, и просто
получай удовольствие. – обратился он к Мире и ухмыльнулся.
Адриан только снисходительно улыбнулся на слова своих друзей. Но Миру это взбесило
ещё больше. Она вскипела и задрожала от злости. Нет, плакать при них она ни за что не станет.
– Мне не нужны твои гадкие подачки! – вновь заговорила она, не сводя глаз с Адриана.
Он на миг замер. А спустя секунду заливисто рассмеялся. Его тонкие губы изогнулись
в усмешке, оголив клыки.
– Дура! Ты думаешь, я взял тебя под опеку добра ради? – На этот раз рассмеялись его
друзья. – Я просто хочу поиграть с тобой. Отплатить тебе за тот день, когда ты мне сорвала ту
девчонку и ударила. Честно говоря, я вообще удивлён от самого себя, что не прибил на месте.
Мира широко раскрыла глаза и отшагнула от Клейна. Он же вскинул брови.
– Не дури и не зли меня. Я теперь твой хозяин, и любое моё желание – твоя забота. Моя
прихоть – и ты вылетишь из Академии! Так что угождай мне…
Райз содрогнулась. Она действительно влипла. Лучше бы он ударил её тогда, вместо того
чтобы стать её покровителем. Одному чёрту известно, что взбредёт в голову этому Адриану
Клейну. И нельзя отказаться. Ведь Мире очень хотелось выучиться в этой академии. Если она
провалиться, вся её семья расстроится. И не видать ей хорошей жизни.
Придётся работать в кондитерского брата. Нет уж. Мира плотно сжала губы и вздернула
подбородок.
– Прекрасно! Видимо, я настолько тебя зацепила, что ты хочешь провести со мной оста-
ток учебы. Чудно. Я выполню все. Идеально выполню. И ты оплатишь всю мою учебу. Но один
заступ, одно незаконное указание по типу изнасилования или ещё чего… И ты пожалеешь.
Близнецы удивлённо переглянулись, а Доберман только пожал плечами.
– Ты что-то путаешь, кукла. У меня проблемы с законом и похлеще каких-то изнасило-
ваний. У моей семьи денег куры не клюют, и я плевал на полицию. Поэтому ты действительно
выполнишь все, что я скажу. Может, и друзей моих обработаешь? Они могли бы тебя у меня
брать в аренду…
У Миры кольнуло в боку. Это нехорошо.
– Твои просьбы…
– Не просьбы, – перебил её Адриан. – Приказы. Я твой хозяин.
– Горячие и жаркие приказы, – сказал один из близнецов и рассмеялся во весь голос.
Неужели это так смешно?
На  эмоциях, Мира не  сдержалась, поднялась на  носочки и  влепила пощёчину этому
парню. Он ошарашенно схватился за щеку и уставился на девушку. Адриан проследил за этим
жестом.
– А ты не лезь! – выпалила Мира. – Тогда до встречи, – сказала она Клейну.

17
А.  Реми.  «Доберман»

И она убежала. Эта пощёчина скорее отрезвляла больше саму девушку, чем получившего
ее. Потому что она сама понимала, каких приказов захочет Адриан. Ей просто стало страшно.
Ведь не отвертишься.
И как другие справляются?
– Ах ты маленькая…
Один из близнецов собирался кинуться за ней и прижать, но его одним жестом остановил
Адриан. Он метнул на него взгляд и покачал головой.
– Нельзя. Не порть мою подопечную.
– Но она ударила Арту, – зло ответил один из близнецов. – Давно ты спокойно отпускал
девчонку, что ударила тебя? Надо её поучить…
– Не так уж давно, – сказал Адриан, намекнув на тот инцидент с Мирой. – Знаешь, чужие
синяки на твоей женщине то же самое, что и чужие засосы.
Арту, один из близнецов, поежился.
– Ты сравнил побои с засосами, следами любви… Ты садист, Адриан.
Он вздохнул. Сунув руки в карманы, он обернулся и сказал:
– Янне, – обратился он ко второму близнецу. – Достань мне её номер телефона.

***
Когда она оказалась одна, наконец дала себе волю и расплакалась.
У неё очень серьёзные проблемы.
Такие, которые не решит ее любимый брат Айван. Которые не помогут решить друзья
Эльке и  Релион. Ее семья тоже не  сможет ничего сделать. Мира может рассчитывать лишь
на себя.
И это осознание пугает и убивает.
Настроения ехать к брату не было. Айван переживет это, а вот Мире хотелось побыть
одной. Уже вечерело, и она, сжавшись, сидела в углу своей небольшой квартиры.
В ней была только гостиная-студия, совмещённая с кухней, спальня и небольшая гарде-
робная. Туалет и ванная тоже были вместе. Мирай платила не очень много за своё прожива-
ние, и этого ей более чем хватало. Это была чистая и стильная квартира без лишней ерунды.
Большие окна в пол выходили прекрасным видом на Мельбурн. С 14-го этажа его было легко
рассмотреть.
Вечером было тепло. Мира сидела на  балконе, обхватив колени, и  думала о  своём.
По  синему небосводу были разбросаны мерцающие звезды, безоблачно. Слышны людские
голоса и звуки пролетающих самолетов, визги шин с автотрассы. Шум деревьев.
Как она смогла угодить в  такие проблемы? Доберман  – сущий дьявол, который будет
доставать и задирать Миру до конца их совместной учебы. Он обожает издеваться над людьми,
постоянно дерётся, ведёт себя нагло и нахально, к тому же домогается всех девушек вокруг.
Как ей пережить это?
А главное – как остаться с ним живой? Этот обаятельный, но бессердечный дьявол ещё
потреплет ей нервы.
Мира даже не поговорила с Эльке и Релионом. Они наверняка искали её и хотели рас-
спросить. У них, наверное, все шаблоны в голове поразрывались. А тот парень, который обе-
щал стать её покровителем? Джинко-как-там-его-фамилия? Черт, перед ним особенно стыдно!
Мира сильнее обхватила колени и сложила на них голову. Ей было плохо.
Подул легкий ветер, и  она поежилась. Девушка была одета в  джинсовый комбинезон
и укороченный серый свитер.
Вдруг она почувствовала вибрацию на своей заднице. В левом заднем кармане завибри-
ровал телефон. Немного недоумевая, Мира вытащила его и глянула на дисплей. Неизвестный
номер. Там было смс:
18
А.  Реми.  «Доберман»

«Чтобы через минуту была у подъезда».


Что? Это ещё кто? Мира нахмурилась и стала забивать ответ.
«А вы-то кто такой?».
Долго ждать не пришлось. Спустя секунд десять пришло другое смс.
«Я сказал БЫСТРО СЮДА!».
Мира сразу спрятала телефон. Она закусила губу и недовольно стукнула по полу. Что
ещё за шутки и разговорчики? Кто такой вольный нашёлся?
Она встала на ноги, и перегнулась через перила балкона. Пыталась рассмотреть, кто стоит
у её подъезда.
На удивление, там был кто-то. Чья-то фигура, облачённая в красное. Большего рассмот-
реть не удалось. Была-не была, подумала Мирай и направилась к выходу из квартиры.
Спустя минуту она уже толкала дверь подъезда. Не успела она закрыть её, как глаза уло-
вили знакомое лицо.
Адриан Клейн стоял возле крыльца.
Первая реакция Миры – она развернулась и сиганула назад в подъезд. Но не удалось.
Адриан ловко её перехватил и захлопнул дверь. Он толкнул её к стене у двери, поднявшись
на крыльцо, и грозно посмотрел сверху вниз.
– Это ещё что за реакция такая?
Он был в черных джинсах и красной толстовке. Капюшон покрывал его голову, через
который на лицо спадали темные пряди. Даже в вечернем сумраке его волчьи глаза блестели.
– Разве не у всех такая реакция на тебя? – смущенно ответила Мира и смело встретила
взгляд Адриана.
Он улыбнулся. Ему понравилось.
– Нет, знаешь ли. Некоторые кидаются меня бить, а некоторые трахнуть. – Он ухмыль-
нулся сам себе. – И мальчики, и девочки.
Поджав губы, Мира развела руками.
– Стоит ли говорить, что к последним я не отношусь?
– Конечно. Ты при удобной ситуации пытаешься ударить все, что движется.
– Я ударила тебя лишь раз! – возразила Мира.
– А Янне сегодня? За его маленькую безобидную шутку.
– Это была отвратительная шутка.
Адриан наклонился и провёл пальцем вдоль овала лица Миры, остановившись у подбо-
родка. Она даже двинуться не смела, взирая на его глаза.
– Потому что правдивая, – произнёс Доберман и сладко улыбнулся.
Мира разозлилась и оттолкнула от себя парня. Он скорчил недовольное лицо и сунул
руки в карманы.
– И вовсе не правдивая! Жизнь свою отдам, но голым тебя не увижу.
– А можно устроить, кстати, – сказал Клейн. – Только вот я не некрофил.
Устало вздохнув, Мира скрестила руки на груди и грозно глянула на парня.
– И чего ты хочешь от меня? Я даже не стану спрашивать, откуда у тебя мой номер.
Адриан облокотился о стену, пристально разглядывая девушку.
– Видишь ли, – начал он, – ты теперь моя. Будешь делать то, что я хочу. А я платить
за твою учебу и, так сказать, взращивать гордость твоих родителей, покровительствовать тебе.
– И? – вскинула брови Мира.
– А сейчас я внезапно захотел тебя.
Не  успела Мира открыть глаза от  удивления, как Адриан подошёл к  ней, обхватив её
лицо, и поцеловал. Это было грубо и властно. Его язык прошёлся по губам Миры и оказался
у  неё внутри. Она зажмурилась и  замычала, когда Клейн обвил её талию руками и  прижал

19
А.  Реми.  «Доберман»

к себе. Девушка с протестом ударила его в грудь, но он только второй рукой обхватил обе её
кисти и задрал над её головой.
Адриан искусно целовался. Он склонился над невысокой девушкой, закусывая её губу
и мягко сплетаясь с языком.
Внутри у Миры все загорелось и задрожало от одного простого поцелуя. Ей было так
стыдно, что она желала забиться подальше в угол.
Наверное, Клейн привык так действовать с девушками. Все сразу и побыстрее – то есть,
ему даже на ум не приходило, что малознакомым леди не нравится, когда их домогаются? Что
за дикарь.
В один момент она укусила губу Адриана в ответ, но не играючи, а серьезно. Он отстра-
нился, вытерев угол пораненной губы и облизнул пальцы. У него действительно была кровь.
Он с  наслаждением рассматривал вид Миры после поцелуя. Она, глубоко дышавшая,
смотрела на него сквозь пелену в глазах. У неё были раскрасневшиеся губы и красное лицо.
Какая милашка, подумал он и улыбнулся.
– Вкусно?
– Ужасно, – едва выдавила она и сжала руки на груди. – Перестань целовать меня просто
так. Это нельзя делать!
– Почему? – искренне удивился Клейн. – А ты, значит, маленькая врушка? Я вижу, как
тебе понравилось. Я чувствовал, как билось твоё сердце. Грудь у тебя небольшая, поэтому это
было легко заметить…
Этот подкол больно уколол Миру в бок, и она стукнула Адриана в плечо.
– Ничего не маленькая!
Он развёл руками.
– Ну, не знаю, если хочешь оспорить моё мнение, давай перепроверим…
Он вновь подошёл к Мире вплотную, и склонился к ней. Она отвернулась, чтобы уйти,
но Адриан насильно повернул её лицо к себе. Вновь впившись в её губы, его рука спустилась
вдоль спины девушки и чуть сильнее прижала к его длинному крепкому торсу. Мира почув-
ствовала, что у неё подгибаются колени. А ещё вторую руку Адриана. Он неспешно подни-
мался по её животу вверх. Его ладонь остановилась на её груди и слегка сжала её, поглаживая.
Мира не выдержала и тихо-тихо застонала. Это было выше её сил.
И Адриан резко остановился. Он глянул на неё, самодовольно ухмыльнувшись и сказал:
– Я же говорил.
Ей стало жутко некомфортно. В пяти метрах от них проходила престарелая женщина.
Она недовольно крикнула:
– Эй вы! Постыдились бы такое делать на улице!
Пусть и было темно и безлюдно, но эта тётка как-то углядела.
Адриан сделал испуганное лицо и резко отскочил от покрасневшей Миры.
– Тетушка, да эта извращенка домогалась меня! Куда деться не знаю, – наигранно про-
изнёс он и весь сжался.
У  Миры едва не  отвалилась челюсть. Женщина выругалась и  проковыляла куда-то,
а Адриан снова облокотился о стену и пожал плечами.
– На улице темень такая, а она все равно увидела. Держу пари, эта старуха специально
искала кого бы прижучить. Согласна?
Мира сжала кулаки и топнула ногой.
– Не согласна! И вообще отстань от меня! Нормальные люди не целуют других людей
просто так!
– Но мы не нормальные люди, Мира, – выдохнул он. – И я могу делать что угодно с тобой.
Сегодня я показал, что тебе придётся делать для меня.
– Ты животное, – проскрипела Мира зубами.
20
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан подошёл к ней и облокотился рукой о стену над её головой. Он навис над ней.
– Правильно. Я – Доберман, мне чуждо все человеческое. Я делаю, как нравится, и мне
плевать на мораль. И беру то, что хочу. Захочу – и возьму даже тебя. Нет. Уже взял.
У девушки забилось сердце. От Адриана пахло сигаретами, мужским парфюмом и чем-
то необычным, присущим только ему, Адриану.
Объективно говоря, он был красив. Его лицо, тело и волосы, глаза, руки. Он очень вкусно
пахнет.
Жалко только, что человек он был отвратительный.
Мира покраснела и отвела от него глаза.
–  Не  зли меня, и  я буду снисходителен к  тебе. Ты  же знаешь,  – на  губы залезла злая
улыбка, – я могу быть сущим дьяволом.
Он быстро поцеловал девушку в шею и ловко соскочил с крыльца. В вечерней темноте
горела его красная толстовка.
– Увидимся завтра, куколка, – махнул он рукой и добавил: – Чтобы завтра принесла мне
что-нибудь вкусненькое. Не умеешь готовить – принеси себя. Аревуар!
Адриан развернулся и зашагал прочь.
– Чтоб ты провалился, чертов пёс! – выпалила Мира в сердцах.
Она прытко заскочила в подъезд и оказалась в лифте. Сердце её стучало как сумасшед-
шее. Прислонилась руками к лицу – щеки горят.
Нет, теперь ей точно крышка.

21
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 4
 
– И как же это произошло?
Мира попала на трибунал. Перед ней, в просторном кафетерии, сидели Релион и Эльке.
Они оба, скрестив руки, уставились на свою подругу. Что их интересовало – вполне понятно.
Как юная и милая девушка типа Миры Райз попала в подопечные грубому и наглому Адриану
Клейну? Почему он выбрал именно её, притом, что обучался в Академии уже два года и ни
разу не был ничьим покровителем?
– Кто знает, – ответила Мира разом на все вопросы. – Я не знаю, что у него в голове.
–  Пустая она у  него,  – ухмыльнулась Эльке.  – Он такие вещи ужасные творит, людей
избивает, девушек бросает направо и налево… Пустоголовый, одним словом.
Райз покачала головой.
– Нет. Я уже успела убедиться, что он умен. Очень. Вычисляет все вещи проще простого.
Знает каждый мой шаг наперёд… С ним непросто будет справиться.
Релион Вуд улыбнулся и сложил голову на ладони, уставившись на Миру.
– А он тебя заинтересовал, Мира, – Эльке тоже улыбнулась. – Ты говоришь о нем так…
Необычно.
Что-то у  неё внутри екнуло, и  девушка сразу покраснела. Появился резкий протест
в голове. Мира вскочила из-за стола и хмыкнула:
– Вот уж сказки! Я даже не хотела становиться его подопечной. Это унизительно. – Она
направилась к выходу. – Чтобы Клейн платил за мою учебу и издевался надо мной? Лучше
убейте!
Райз вышла из  кафетерия. Она шагала вдоль коридора, подправляя пуговицы своего
белого вязаного кардигана, который был больше на  пару размеров. Под ним была рубашка
с галстуком, которая торчала внизу. И обычная чёрная плиссированная юбка. На груди была
эмблема буквы «W», то есть «White», Белые. Вечная жирная черта между богатыми и обыч-
ными людьми.
Вся Академия пестрела только двумя цветами: красным и  белым. С  первого взгляда
можно было определить статус студента. Многие семьи их владели разными фирмами или зна-
менитыми брендами. А их дети владели другими людьми, в Академии.
Жестокая иерархия. Обдумывая это, Мира даже не замечала странностей, которые про-
исходили уже все утро. Когда она поднималась на второй этаж, то, наконец, заметила это. То,
что происходило вокруг.
Все пялились на  неё. Многие оборачивались вслед, другие открыто рассматривали
и перешёптывались. Все обсуждение шло о Мире.
– Какого черта? – подумала Мира, озираясь.
Она решила проигнорировать это. Черт знает, что с ними всеми. Вроде одета она нор-
мально, на лице ничего нет. Что же тогда?
Стоя у расписания и разглядывая свой поток, возле Миры остановилась другая девушка.
Симпатичное лицо, длинные каштановые волосы. Высокий рост. Белая форма. Она перевела
взгляд с букв на Миру, остановившись на ней.
Так прошла минута. Мира заметила внимание к себе.
– Что-то не так? – спросила она, надеясь уже узнать причину всех этих взглядов.
Девушка, кажется, ожидала вопроса. Она вскинула брови и слабо улыбнулась.
– Привет, Мира Райз. Верно?
– Да, так меня зовут.
– Здорово, – ответила шатенка. По лицу было видно, что ей все равно. – Ты же подопечная
Добермана, да?
22
А.  Реми.  «Доберман»

Тут до Миры наконец дошло. Все ясно! Все эти люди, и включая эту девицу, были заин-
тересованы в Мире как в новой подопечной Адриана. Вот что всех так удивляло.
Они знали её как девушку, которая связалась со зверем.
– Да. Он мой покровитель.
Шатенка кивнула и снова посмотрела на расписание. Улыбка все ещё сидела на её губах.
– Что же он такого в тебе нашёл, – не сводя глаз, произнесла девушка. – Два года я билась
в его подопечные, а тут ты за неделю.
Мире стало не по себе. Шатенка повернулась к ней, и её серые глаза жутко блестели.
Натянутая улыбка казалось очень недоброжелательной.
– Думаешь, сможешь долго продержаться? – сквозь зубы процедила она. – Думаешь, раз
он выбрал тебя, то теперь не бросит?
Девушка наклонилась к Мире и прошипела прямо ей в лицо:
– Таких как ты у Адриана вагон, и даже лучше. Не зазнавайся…
Все это стоявшая в  ступоре, Мира очнулась. И  нахмурилась. Она оттолкнула от  себя
девушку, которая с возмущением ахнула, и вздёрнула подбородок:
– Да забирай его себе! – выругалась Мира. – Мне он не нужен.
Развернувшись, Мира направилась куда подальше. Злобное «сучка», прозвучавшее за её
спиной, она уже не услышала.
Интересно, что больше принесёт проблем? Адриан или само присутствие Адриана?
1

 
***
 
Четыре недели спустя
«Через десять минут в западном крыле, на террасе».
Какое наглое сообщение, подумала Мира, глянув на дисплей телефона. Сидя на предмете
по судебной юриспруденции, Мире меньше всего хотелось переписываться с Адрианом. Он был
записан у неё в телефоне как «Черт рогатый». Все время, что они проводили вместе, он был
засранцем, а она хамила ему. Он пытался её прижать к стенке, а она выполняла его дурацкие
задания или зализывала ему раны – обрабатывала их. Вечные ссоры и его наглое поведение.
К этому можно привыкнуть.
«С какой стати я туда побегу?».
Через минуту:
«ПОТОМУ ЧТО Я ТАК СКАЗАЛ. Рискни не прийти!».
Вот засранец! Мира стиснула зубы и  нахохлилась. Рядом с  её ногой валялась сумка,
в которой ютилась эта идиотская коробочка с его обедом. Мира не хотела ему потакать, но ей
вдруг стало страшно. Мало  ли что он мог сделать, если она не  принесла  бы это. В  голове
всплыли слова Адриана: «Принеси что-нибудь вкусное. Не умеешь готовить – принеси себя».
Так рисковать она не хотела.
– Райз! За две минуты я ни разу не поймал твой взгляд на доске. Хочешь вылететь из Ака-
демии? – на неё грозно смотрел её учитель. – Если тебя теперь покрывает Клейн, это не значит,
что ты можешь не учиться. Будь внимательнее.
Мира резко смутилась. Все в аудитории посмотрели на неё. Дерьмо… Даже мистер Вей-
ланд подкладывал её. Черт.

1
 ***Четыре недели спустя
23
А.  Реми.  «Доберман»

Спустя двадцать минут, Мира двигалась вдоль западного крыла. Под боком у неё была
коробочка со сладким рисом из манго и кусочками арбуза. Этот рецепт она узнала от Айвана.
Надеялась, что кое-кому понравится такое и он отстанет от неё.
Вот показалась дверь на террасу. Это был небольшой балкон с высокой перегородкой под
крышей, на который никто не ходил. То, что там совершенно безлюдно, пугало Мирай. Плохо
это, когда Адриан Клейн зовёт тебя туда, где людей нет.
Едва Мира открыла дверь…
Мгновение – она лежит на полу, тупо уставившись вперёд. Над ней навис Адриан, сжимая
её кисти, и хищно уставился на девушку. Его наглая ухмылка и блестящие ледовые глазе сулили
недоброе. Ворот рубашки расстегнут, галстук торчит – настоящий хулиган. На шее были видны
татуировки.
– Опоздала на 10 минут, конфетка, – сказал он. – Если бы ты не пришла – было бы очень,
очень плохо…
Сердце бешено забилось. Он снова играется с ней.
– Отпусти меня, – буркнула она и поежилась. – Ну опоздала, и что с того? Вон твоя еда…
Глаза Адриана сместились на коробочку, которую в пальцах сжимала Мира. Он вздохнул.
– А я надеялся, что ты все же не умеешь готовить.
Он взял коробочку, отпустив руки Миры, но все так же сидя на ней. Она приподнялась
на локтях, осматривая парня. Открыв завтрак, Клейн уставился на свой рис, манго и арбуз.
Прожевав кусочек, Адриан улыбнулся.
– Сладко. Как ты.
Он взял кубик арбуза и  приблизился к  лицу Миры. Она невольно отстранилась,
но Адриан взял её за подбородок и поцеловал, языком протолкнув ей в рот арбуз. Капля сока
стекла по уголку рта Миры, и в поцелуе Адриан слизнул её.
У девушки перехватило дыхание. Нельзя поддаваться ему! Она отпихнула от себя парня
и выплюнула кусочек фрукта. Её возмущённый взгляд вспыхнул изумрудным светом, и она
попятилась от парня.
В его зрачках мелькнула ярость. Он схватил девушку за плечо и влепил ей пощёчину.
Звонкую и сильную, от которой Мира снова упала и села на полу. От растерянности и удив-
ления она взялась за щеку и с ужасом осматривала Адриана. Его лицо было высокомерным
и разозлённым. Он вновь подошёл к Мире и сел сверху, в руке держа коробочек с едой. Его
голос показался очень холодным и строгим.
– Ещё раз откажешься от еды из моих рук – получишь ещё сильнее, сучка. Забыла, что
я твой хозяин?
Миру парализовало.
– Ты не можешь вести себя так, как хочешь. Если меня что-то разозлит – я заставлю тебя
пожалеть. Выкину из Академии, изобью или изнасилую – что угодно. – Адриан наклонился
и широко раскрыл глаза. – Я же безумный.
У Миры потекли невольно слезы. Было стыдно реветь перед ним, но если бы она могла
что-то сделать. Чтобы Адриан не увидел, она отвернулась и зажмурилась.
Хватит плакать. Останови слезы. Тихо. Тихо. Тихо.
Адриан уже слез с  неё. Он сел у  стены, облокотившись о  неё спиной, и  мечтательно
посмотрел на небо. Грозовое. Бурые тучи клубились по небосводу, перекрывая свет солнца.
Дул прохладный ветер.
– М, дождь сегодня будет. Плохо…
Как ни в чем не бывало, он сидел и ел манго. И правда безумный.
Мира попыталась прийти в  себя. Вытерев глаза, девушка села ровно (подальше
от Клейна), и сложила руки на коленях. В его присутствии в её сердце билась тревога. Она
боялась его.
24
А.  Реми.  «Доберман»

– Возьми зонтик, когда пойдёшь ко мне, – сказал Адриан.


– Куда пойду? – еле выдавила Мира.
Горький ком встал в горле, если он сделает что-то лишнее – она расплачется.
– Ко мне. Сегодня. – Он посмотрел на неё. – Сегодня мне нужно будет надрать зад паре
парней. После этого мне понадобятся полотенца, вода и ты. Приедешь ко мне?
Пальцы её задрожали. Он будет кого-то избивать. А потом просит её к себе. Зачем? «Да»
никак не лез, и она никак не могла сказать это.
Она резко подскочила. Адриан сжал ее запястье, выжидающе глядя на девушку.
– Конечно…
Доберман удовлетворенно улыбнулся. Зверь. Он встал и  направился к  двери. Лёгкой
и непринужденной походкой.
– Стоило разок тебя ударить – и как шелковая. Как чудесно. Ты такая зайка.
Адриан улыбнулся напоследок и вышел прочь.
Наконец-то Мира одна. Она склонила голову на колени и горько расплакалась.
Щека горела.

25
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 5. «Гроза»
 
Кондитерская «Sweet Bon-Bon» стояла на углу Санстрит, через дорогу от бутиков одежды
и обуви разных брендов. Это было удачным местом чтобы открыть бизнес. Всякие шопоголики
постоянно остывали здесь в перерывах между покупками.
Поэтому Айван спокойно мог давать деньги родителем и иногда сестре, помогая семье.
Он любил свою работу. С  удовольствием пёк всякие вкусные пирожные, чистил витрину
и обслуживал клиентов. Он был высоким и стройным блондином с приятной улыбкой с ямоч-
ками, добрыми зелёными глазами и  веснушками на  носу. Его и  Миру можно было считать
близнецами, если бы не разные носы и их разница в возрасте. У Айвана был прямой и грече-
ский нос, и ему было 23 года. У Миры был маленький и вздёрнутый нос, и ей было 18 лет.
Но они все равно любили друг друга. В их семье всегда было принято помогать всем
и собираться каждые выходные вместе. Такое австралийское воспитание.
Айван стоял на улице, поливая свои петунии, которые росли под витриной кафе. На нем
была белая поло-футболка и серые джинсы. Поверх них был повязан чёрный фартук. Он что-
то мурлыкал себе под нос, потирая листья цветов.
– Айван.
Он обернулся. Увидев недалёко стоящую Миру, юноша счастливо улыбнулся и сразу под-
скочил к младшей сестре. Обнимая ее, Айван сказал:
– Мира! Наконец-то ты пришла.
Глянув на неё, когда она выбралась из его объятий, он немного нахмурился. Девушка
выглядела довольно расстроенной. С ней было что-то не так.
–  Зачем ты поливаешь петунии? Сегодня будет ливень, ты разве не  знал?  – спросила
Мира без эмоций.
– Знал, – улыбнулся Айван. – Но эта вода особенная. Я добавил туда удобрение.
Он сложил лейку у горшков с цветами и осмотрел сестру. Плоховато она выглядела.
– Что у тебя случилось?
Они сели за  один из  столиков на  улице у  кондитерской. Рядом проезжали машины
и ходили люди, дул дождевой ветер.
– Я больше не хочу учиться в Академии. Я буду. Но не хочу.
Айван удивлённо посмотрел на сестру. Галлийская Академия – место, в котором Мира
мечтала учиться со средней школы. А теперь говорит такие вещи.
– Но почему?
Она отвела зеленые глаза в сторону и вздохнула. Совершенно разбитая.
– Я там долго не выдержу.
Громом поражённый Айван вскочил со стула и подошёл к девушке. Он присел на корты
рядом с ней и сложил руки ей на колени.
– Что такое? Что там с тобой происходит?
Правда почти вылезла из Миры. Она захотела сделать как в детстве – залезть к старшему
брату на руки и расплакаться у него на плече. Мира хотела сказать ему:
«Мой покровитель ненавидит людей. Он мучает меня, бьет и издевается. Ему важны
только свои интересы, отыгрывается на мне, пытается изнасиловать и заставляет делать
то, что он хочет. Он хитрый лис, дикий пёс и наглец. У него много денег, ему все нипочём, и он
может делать все, как хочет. Боюсь, что, если я сделаю что-то не так, он может навредить
и вам, мне.
Я боюсь. Помоги мне!».

26
А.  Реми.  «Доберман»

Но эти слова застряли где-то в горле. Если Мира так скажет, Айван сойдёт с ума. Он
заставил её отчислиться, будет вечно волноваться за неё и попытается найти этого Адриана.
Побить его.
В итоге побьют Айвана. Ложь во благо – считается ли это обманом?
– Все хорошо, просто мне немного трудно поладить со всеми.
Кажется, она хорошо сыграла. Взгляд Айвана смягчился, он даже расслабленно улыб-
нулся. Обняв её, он сел на свой стул.
– Все хорошо. Началась только четвертая неделя, сестренка. Ты привыкнешь. Я в тебя
верю.
Мира тоже улыбнулась. Вот чего ей не хватало – поддержки и улыбки её родного чело-
века. Образ Айвана всегда вселял в  неё уверенность. Вечно защищающий свою плаксивую
младшую сестру, он мог получить целую кучу тумаков от других ребят. Но на Мире и цара-
пины не будет.
– Хочешь пирожное и кофе? Давай сделаем его вместе.
Он встал и взял сестру за руку. Она улыбнулась, и они вместе вошли в кондитерскую.
За некоторыми столиками сидели и щебетали люди. За кассой стояла Алира – единственная
помощница Айвана в его нелегком деле. Она помахала Мире, и брат с сестрой вошли на кухню,
готовить.
Это было отдушиной для неё. Мир, где можно было забыть об Адриане.
Все словно утонуло в тёплом утреннем свете. Каждый вокруг улыбался, а Мира, будто
канувшая в прошлое, снова казалась веселой и радостной. Беззаботной, счастливой. Айван,
у которого мука была на лице, задорно трепал сестру по волосам, учил украшать пирожные
и перечислял сорта кофе. Мира подкалывала и обнимала его. В такие секунды она могла рас-
слабиться и забыться.
На деле же за окном собрались тучи, все потемнело. Кондитерская стояла в блеклом,
сером, пасмурном свете. Вокруг все сидели, занятые своими делами. И только двое смеялись
и дурачились в помещении.
Айван и Мира даже не замечали предстоящей грозы.

***
В её сумке лежало полотенце и вода. На часах было семь вечера. Тучи стали ещё гуще
и ещё грознее. В любую минуту могло загрохотать так, что самого бы Зевса затрясло.
Взволнованный Айван стоял у  стойки с  духовкой и  оглядывал стоящую перед ним
девушку.
Худенькая, в узких светло-серых джинсах с высокой талией, белой майке и толстовке.
На ногах вансы, в руке рюкзак. Длинные светлые волосы раскиданы по плечам. Её сосредото-
ченные зеленые глаза отвечали брату.
В кухню вошла Алира. Невысокая юная девушка с густыми рыжими волосами. Все её
лицо было в  веснушках, большие голубые глаза и  ясная улыбка. Ей было около девятна-
дцати лет.
– Двери закрыты! Я и зашторила их на всякий случай. В такую грозу стоит вообще все
закрыть. Правильно?
– Да. И посидеть здесь, Лира. Не думаю, что мы успеем дойти до дома. – Айван посмотрел
на сестру. – Мира! Куда ты собралась в такую погоду? И зачем тебе полотенце? Возьми лучше
зонт.
Мира покачала головой.
– Мне нужно кое к кому. Прямо сейчас. Спасибо за день, Айв.
Она направилась к черному выходу.

27
А.  Реми.  «Доберман»

Весь день Айван гундел, ругался, чтобы она никуда не ходила. Но пропускать встречи
с Адрианом – худшая идея.
Они провели время вместе очень здорово. Болтали, пекли разные вкусные штуки
и шутили. С ним она почувствовала себя в безопасности.
Сейчас же Мира шла по улице в сумерках. Дул прохладный ветер, вдалеке слышны рас-
каты грома, вспышки молнии. Люди разбегались по домам, магазины закрывали раньше вре-
мени.
До места встречи оставалось всего сто метров. За поворотом её ждал Адриан.
И не один. Он сказал, что сегодня кто-то получит.
Громкий и  страшный удар грома сотряс всю улицу. Мира вздрогнула и  зажмурилась.
Было очень тревожно. Она ускорила шаг, чтобы успеть домой до начала грозы.
Услышав голоса, Мира перешла на бег, и спустя пару секунд оказалась за углом. Её глаза
расширились.
У стены стоял мотоцикл. О него опирался Адриан, ухмыляясь в своём стиле. Его темные
волосы растрепаны, черные драные джинсы, белая футболка и кожаная куртка. На ногах крос-
совки, на длинных пальцах кольца.
Напротив стояли два парня. Один не выделялся в своей внешности. А второго было плохо
видно. Они о чем-то говорили, не слышно было, о чем.
Мира направилась в их сторону. Медленно, неуверенно. Вдруг небо вспыхнуло и сотря-
салось. В этот же момент парни заметили девушку. Едва ее увидел Адриан, он резко вскочил
на ноги и рявкнул:
– Мира! Исчезни!
Девушка застыла. В привычном ритме у неё забилось от страха сердце. Типичная реакция
на крик Клейна. Два парня довольно переглянулись.
– Твоя пассия? – спросил один из них. – Милая.
Ей даже показалось, что Адриан зарычал. Он встал, грозно посмотрев на обоих.
– Заканчиваем разговор. Проваливайте оба, иначе я живого места на вас не оставлю.
– Шутишь, что ли? Веселье только начинается!
К нему в мгновение подлетел один из парней и прижал к стенке, сжав ворот куртки. Они
о чем-то говорили и ругались. Вот-вот сцепятся, как дворовые псы.
К Мире же направился второй парень. У него были темные волосы, в которых несколько
прядей были совсем белесые. И серые глаза. Он улыбался. Грязно, отталкивающе.
– Привет, куколка. Поиграешь с нами?
Мира отошла от него. Он схватил её за руку и потянул на себя.
–  Ну-ну, не  бойся! Мы сейчас побьем твоего дружка и  тебя некому будет защищать.
Поэтому лучше иди с нами по-хорошему.
Она даже не знала, кого боится больше – их или Адриана. Нет, определено их. Мира
повернулась – но Адриан был занят. Разбирался с тем парнем.
Одна. Она одна.
– Отойдите! Я тут только отдать вещи.
Парень надул губы.
– Да заткнись ты со своими вещами, – он вырвал их из её рук и кинул на землю. Схватил
её за вторую кисть. – Пошли со мной, сделаем кое-что интересное.
Теперь ей стало страшно. Он тянул её на себя, и взгляд его мутнел от накатившей похоти.
Девушка стала дёргаться и сопротивляться, когда он прижал её к себе.
– Нет! Отпусти!
Живот скрутило тревогой и ужасом, а пальцы поледенели. Ее настигла паника. Ее крики
услышал Адриан, но не сразу обратил внимание. Он обернулся только тогда, как…

28
А.  Реми.  «Доберман»

Парень с размаху врезал Мире, да так, что она свалилась с ног на колени. Голова затре-
щала и перед глазами все поплыло. Левая часть лица совсем отекла. У Миры как звезды из глаз
хлынули, все мысли разлетелись; остались лишь пустота и страх. Парень сунул руки в карманы
и ухмыльнулся.
Сплюнул и пнул Миру в живот. Она ахнула и согнулась пополам. Зажмурившись от боли,
которая тяжелым комом давила на живот, от беспомощности и отчаяния она заплакала.
– Реви-реви, глупая дура.
Обхватив себя, Мира выдавила:
– Адриан…
Все это видел он. На руках забились вены, его пробила слепая и убивающая ярость. Смех
парня, побившего Миру, загудел у Адриана в ушах.
Раскат грома оглушил, а вспышка молнии на секунду ослепила.
Начался сильный ливень.
Адриан сорвался с цепи. Он налетел на первого парня, схватив его за шиворот и вписав
в стену со всей силы. Подлетев ко второму, он с одного удара повалил его на пол и сел сверху.
Что происходило дальше, Мира почти не понимала. Какие-то крики, грохот грома, звук
ливня.
Адриан избивал двух парней с безумной жестокостью. Превозмогая боль и слезы, Мира
едва встала на ноги и кинулась к Адриану. Она обхватила его спину сзади и закричала:
– Прекрати! Ты убьёшь их!
Но он не перестал. Мира стиснула его сильнее, стараясь остановить.
Весь город замер и замолчал, погрузившись в настоящую бурю. Ливень хлестал с особой
силой, не жалея грома и молний. Настоящая гроза разразила все небо.
Адриан развернулся к Мире и осел вместе с ней на асфальт. Его губы и костяшки рук
были в  крови, которую дождь быстро смыл. Мира сидела рядом на  коленях, едва различая
парня. Её слез не было видно, но Адриан знал, что она плакала. Он обхватил её лицо и при-
стально осмотрел его. Он паниковал.
– Мира! Мира! Что у тебя болит? Что болит? Сильно попало? Я убью их, давай я убью их!
Ей было ужасно обидно, и она чувствовала отчаяние. И даже не могла ничего выдавить.
То, что сделал за неё Адриан и то, как сейчас волновался о ней – все это защемило ей сердце.
Она только помотала головой, плотно сжала губы и заплакала. Закрыв лицо руками и согнув-
шись пополам.
У  Адриана все перевернулось внутри. Он не  знал, что это за  чувство такое. Какая-то
ярость, безумная жалость и боль. Сильная и режущая, прямо между рёбер. Он обхватил Миру
и прижал к себе, пытаясь как-то сберечь и согреть.
Они, оба мокрые и продрогшие, сидели на асфальте под ливнем вдвоем и не знали, что
сказать друг другу. Мира обхватила его торс и прижалась, плача сильнее.
Будто выплеснула все свое горе, что накопилось на несколько дней. Несмотря на то, что
во многом был виноват сам Адриан. Она уткнулась ему в шею, не имя сил остановиться.
Спустя минуту он взял её за  плечи и  поднял на  ноги. Мира едва стояла. Они вместе
дошли до мотоцикла. Адриан сел и завёл его, Мира села сзади.
Ливень продолжался, только становясь сильнее.
Заведя мотор, Адриан сорвался с места и понёсся по трассе.

***
Квартира Адриана была в  элитном доме. В  нем жили многие из  Академии. Достаток
и возраст позволяли. Просторная гостиная с кухней, вдоль которой тянулось панорамное окно
в пол, выходящее на мерцающий Мельбурн. Большая спальня, гардеробная и туалет. В доме

29
А.  Реми.  «Доберман»

был сервис, поэтому три раза в  неделю квартиры убирались. Хозяевам даже не  надо было
напрягаться.
Мира сидела на диване. На ней был большой светлый лонгслив Адриана. У её ног сидел
сам Адриан, переодетый в белую футболку и джинсы. Он протянул руку Мире, а она молча
перевязывала его костяшки бинтом. У самой девушки была разбита губа. На животе прояв-
лялся зелёный кровоподтёк. У Адриана такой был на лице.
– Почти все, – тихо сообщила она.
Когда она закончила, Клейн опустил голову ей на колени и прикрыл глаза. Он не знал,
что такое с ним произошло этим вечером. Там, под ливнем, в нем что-то сломалось. Плачущая
и побитая Мира, её сжимающие руки.
Что это было? Что в нем защемило?
Он встал, сунув руки в карманы. Для обычной девушки, она получает слишком много
внимания от него. Адриан и сам не знал, почему. Что это?
Обойдя диван, он подошёл к окну и уставился туда. Буря разошлась довольно сильно.
По окнам били капли дождя. Свет вырубился. Они были в кромешной тьме. И даже не знали,
когда это кончится.
Но волновало Клейна совсем не это. А то, что он, черт возьми, сломался. Безразличие
и злость – он не чувствовал это к девушке. Они вместе около трёх недель. Она носила ему
разные вкусности, хамила, отказывалась от его поцелуев и несколько раз он давал ей пощёчины.
Для него она была обычной девчонкой на побегушках. Но она удивляла его во многом. В том,
что терпеть его не может. В своём остроумии и поведении.
А сегодня… Сегодня он вышел из строя. Увидев её заплаканное лицо, дрожащие от боли
плечи и то, как её бьет другой парень – все в голове помутилось. Взревела одна только ярость.
Он хотел убить их на месте. Но Мира не дала, обхватила его и молила прекратить. Адриан
не мог не повиноваться.
У него чуть ребра от этого странного чувства не лопнули. Он повернулся и посмотрел
на Миру.
Скрючилась на диване, обхватив колени руками.
Боже, эта девушка.
Мира почувствовала, как её на руки поднял Адриан. Она удивлённо посмотрела на него.
Он понёс её куда-то.
– Что ты делаешь? – прошептала она.
– Несу в спальню. Пора спать.
– Я не буду с тобой спать. Я буду спать на диване.
– Нет, ты будешь спать со мной. Я не дам тебе остаться одной.
Он мягко уложил её на постель и лёг рядом. Не зная почему, укрыл её, а сам лёг с краю
и  уставился в  темноту. Адриан Клейн, ты больше не  работаешь. Ты сломан, тебя вывела
из строя девчонка. Снесла тебе крышу. Парень, ты в пролёте.
Его сердце замерло. Он ощутил, как сзади его укрыли одеялом. Мира потянулась и поде-
лилась одеялом с  Адрианом, натянув его до  самого подбородка. Он повернулся к  девушке
и смотрел на неё сквозь темноту. Она делала то же самое.
– Мира, – шепнул он ей.
– Что?
– Что со мной происходит? – спросил Адриан.
– Не знаю.
– Мира, я сломался.
Она опустила взгляд вниз. Сегодня вечером он вёл себя странно. Как… Как мужчина.

30
А.  Реми.  «Доберман»

Её рука робко коснулась его щеки, которая была немного колючей. Проведя вдоль овала
лица, перейдя на волосы и погладив их. Адриан молча подвинулся к Мире, обняв её и склонив
голову. Она гладила его волосы, закрыв глаза.
За окном была гроза.

31
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 6
 
Резко открыла глаза.
Адриан обнял её тело, прижавшись. Его голова находилась где-то на уровне её груди.
Они лежали в кровати, укутанные в одеяло. За окном шёл ливень. В комнату падал серый свет.
Черт. Вспомнилось то, что было вчера.
Вспышка молнии. Боль. Раскат грома. Крик Адриана. Удар грозы. Рёв мотора.
Её слезы, его ярость. Боль в животе, его руки на её теле.
Кажется, у  неё помутился рассудок. Она думала об  Адриане как о  человеке. Хватит,
Мира! Забыла? Черт рогатый! Адриан – дьявол, Доберман. Сущее зло. Человек, что мучил её
уже месяц. Просто вчера он был немного добр к ней. Вообще-то, её избили из-за него.
Закрыв глаза, Мира вздохнула и прикусила губу. Непонятно, что с ней творится.
Она посмотрела на него. Во сне он беспомощен. Обхватил её тело, прижавшись к животу,
сомкнув глаза. Темный ворс ресниц обрамляли его веки. Лицо спокойное, почти детское.
Что за бес сидит в таком красивом юноше?
Мира посмотрела на часы – уже 12 дня, при том, что был уже вторник. Они прогуливали
занятия. Хотя кто не прогуливал в такой дикий ливень. Наверняка по всем тв крутят срочное
штормовое, и никто и носа не суёт из дома.
Выбравшись из рук Адриана, Мира направилась в коридор. В блеклом свете его квартира
казалось слишком большой и слишком пустой. И полная тишина.
Вчера её телефон чудом спасся. Он был в сумке, и сумел не промокнуть. Глянув на экран,
Райз слабо улыбнулась. Семнадцать пропущенных от  Айвана, два от  Эльке, четырнадцать
от родителей.
Быстро скинув каждому по смске, Мира прошла до дивана и устало села на него. Ей стало
стыдно за вчерашнее. Сердце поддалось чему-то неизвестному, и она прониклась к Адриану.
Гладила его мягкие темные волосы. Отвечала взглядом.
Было удивительным, что он не  тронул её, хотя они были наедине и  в  его квартире.
Похоже, он заболел.
Мира стала осматривать дом Адриана. Прошлась по гардеробной, зашла в ванную и туа-
лет. Обычная мужская квартира. В одном из его шкафов она нашла коробку. Простую чёрную,
в которой лежали какие-то бумаги и документы. В ней же она нашла фотоальбом.
Внутренние инстинкты приказывали уйти прочь и не трогать его вещи. Но эта тёмная
коробка буквально притягивала к себе. Мира ощутила себя Пандорой, которая лезет к запрет-
ному ящику. Чем плохо заглянуть туда немного? Клейн спит сродни убитому, а  Райз было
мучительно интересно.
Открыла альбом.
Адриан в детстве! Какой хорошенький, подумала Мира и сама себе ужаснулась. А вот,
сразу видно, его отец. Молодой и красивый мужчина, темные густые волосы и насыщенные
голубые глаза. Адриан его копия. Фото мамы Мира не могла найти.
Хотя вот эта женщина точно его мать. Стоит с  отцом, улыбается, держит на  руках
примерно трехлетнего Адриана. У неё были завязанные светлые вьющиеся волосы, чудесная
улыбка и горящие зеленые глаза. Внизу было подписано аккуратным почерком:
«Том, я и Рин, 1999 год».
Здорово, его в детстве называли «Рин», видимо…
Из  рук резко вырвали фото. Сердце екнуло, и  Мира отскочила. Перед ней предстал
озлобленный и растрёпанный Адриан. Джинсы, футболка и едва проснувшееся лицо. Но глаза
метали молнии.
– Как ты смеешь?!
32
А.  Реми.  «Доберман»

Он замахнулся, и Мира ощутила животный страх, что сейчас получит.


Лучшая защита – это нападение! Она налетела на Адриана и повалила его на пол, прямо
как в игре в рэггби. Они оба упали на пол и фото вылетело из рук парня. Он ошалело посмотрел
на девушку, что атаковала его, и только смог раскрыть рот. Мира же вскочила на ноги, чтобы
убежать, и кинулась к дивану. За ней следом понёсся Адриан, злой и взбешённый, который
определённо решил проучить и наказать свою подопечную.
Он ловко схватил девушку за руку и резко повернул к себе. Её испуганные зеленые глаза
встретились с его. Адриан грубо толкнул её на диван и оказался сверху.
Победил.
Он снова замахнулся, собираясь огреть Миру как следует. Она зажмурилась, и вся съе-
жилась, замерев, как зверёк перед своей убийцей.
И Адриан замер. Он рассматривал её лицо, ожидающее удара. Скрещённые руки, дро-
жащие колени.
Как же она испугана. Боится его. Его, блин.
– Эй, – произнёс он и убрал её руки от лица. Она посмотрела на него, немного рассла-
бившись. – Чего ты так боишься?
– Тебя. Я тебя боюсь.
– Почему?
– Ты меня прибить хочешь, это же понятно.
– А зачем ты сопротивлялась?
Мира удивлённо глянула на Адриана.
– Что ещё за вопросы? Чтобы ты не ударил меня!
Логично, подумал он и вздохнул.
– Я бы не ударил тебя, – ответил он и сам засомневался от своих слов. – Ты вчера полу-
чила на месяц вперёд.
– Это было из-за тебя, – зарычала Мира. – Меня побили из-за тебя. Смотри сюда.
Она потянула лонгслив на своём теле вверх, оголяя трусики и живот. На светлой матовой
коже виделся жуткий зелёный синяк, который тянулся от пупка к рёбрам. Адриан рассмат-
ривал её тело, и только через пару секунд увидел признак вчерашнего удара. Почувствовал
отвращение.
– Не нужно было соваться туда, – сказал он и положил ладонь на её живот. Она напряг-
лась.
– Ты сказал мне принести тебе полотенце и воду. Что было бы, если бы я не принесла?
Убил бы меня.
И в этот раз Адриан мысленно согласился с ней. Факт фактом – он монстр. Невыносимый
и непостоянный монстр.
– Кто же виноват, что мужчины так реагируют на тебя.
– Это как? – спросила она и вскинула брови.
Адриан наклонился к ней, оперевшись на руки, и глянул ей в глаза.
– Хотят сразу что-нибудь сделать с тобой.
Мира отвела взгляд влево и решила проигнорировать последнюю фразу. Но язык сам
дёрнулся:
– Ты ничего такого мне не сделаешь, и никто не сделает. То, что ты покровительствуешь
мне, не означает ровным счетом ничего.
Адриан улыбнулся.
– Разумеется. Я получу тебя после того, как ты сама этого захочешь. Когда станешь ску-
чать по мне и моим рукам. Знаешь ли, многие девушки хотят меня. Не пойму, что с тобой
не так. Фригидная.

33
А.  Реми.  «Доберман»

– Этого никогда не случится, – хмыкнула Мира и попыталась выбраться из-под Адри-


ана. – Вот и иди к другим девушкам…
Повернувшись к Адриану спиной, Мира поползла с дивана на четвереньках. Но он взял
её сзади за бёдра и подтянул к себе. Прижавшись со спины, его губы оказались у её уха:
– Тогда давай поспорим… Сможешь ли ты отказаться и сказать мне «нет».
И через секунду он ладонью закрыл ей рот. Она опёрлась руками о спинку дивана, обло-
котившись о неё, а сзади к ней прижался Адриан, закрыв ей рот одной рукой, а второй забрав-
шись ей под кофту. Его губы соскользнули с её уха к шее, обдавшаяся её горячим дыханием.
Он сладко поцеловал кожу, и языком стал описывать круги. Поднимался снова вверх, оставляя
влажный след на теле. Мира впилась ногтями в обивку дивана и закрыла глаза. Не сопротив-
лялась и не издавала звуков. Хотела ему доказать, что легко может отказаться. Чтобы он понял
это и прекратил её мучить.
Адриан прикусил мочку её уха, облизнул её и  поцеловал. Снова поцеловал девушку
в шею, в угол нижней челюсти и в щеку. Ощутил, как под его рукой рот Миры приоткрылся,
втягивая воздух. Он улыбнулся. Вторая его рука сначала поглаживала живот девушки, огибая
синяк, и  поднялась вверх, к  её груди. Он почувствовал под ладонью небольшие бугорки её
возбужденной груди, пальцами лаская ее.
Лицо Миры покраснело, и она невольно попыталась свести ноги. Но не смогла, потому
что Адриан поставил между её ног колено. Лаская её грудь, он горячими губами вновь про-
шёлся по шее и вернулся к уху. Низким голосом произнёс:
– Скажи мне сейчас «нет».
Он сильнее сжал её грудь, массируя её. Влажным горячим языком описал круги на её
коже. Прильнул губами, и поставил засос.
Мира тихо и едва слышно застонала.
– Скажи «нет».
Адриан качнул бёдрами вперёд, сильнее прижавшись к низу Миры. Пальцы руки, кото-
рой он закрыл ей рот, коснулись её губ. Он сильнее открыл ей рот, просунув пальцы внутрь.
Второй рукой Адриан массировал и сжимал грудь, переходя от одной к другой.
Он снова качнул бёдрами вперёд, и снова. Вперёд-назад-вперёд-назад.
Мира чувствовала, как тело становится раскалённым и горящим. Он поцелуев проходила
волна мурашек, тёплые пальцы во рту она невольно стала облизывать, а грудь жутко возбуди-
лась.
– Остановись…
– Скажи «нет».
Ягодицами она ощущала выпирающийся через его джинсы бугор. Он толкал её сзади,
прижимаясь. У него стерлись в голове все мысли. Адриан уже сам не мог остановиться. Он
двигался так, втягивал запах её кожи, чувствовал, как она облизывает ему пальцы и тихо сто-
нет. В низу живота все свело от желания.
Вытащив пальцы из её рта, Адриан сам потянулся и поцеловал её. Их влажные языки
сплелись, дыхание стало одним на  двоих. Лаская одной рукой её грудь, вторая спустилась
в самый низ. Через ткань трусиков он прошёлся пальцами, туда-сюда, чуть надавливая. Мира
стала чаще дышать, и стоны её казались все громче и громче. Девушка выгнулась в спине силь-
нее, прижавшись задом к выпирающейся ширинке Адриана.
В  голове у  неё был полный туман, мысли исчезли. Она потянулась, расстегнув его
ширинку. Его стоящий и горячий член упёрся в неё через ткань трусиков. Адриан очень сильно
возбудился. Он стал учащеннее дышать, с шипением выдыхая. Уткнувшись в шею Миры, он
поцеловал её и  стал шипеть прямо над её ухом. Он вновь просунул пальцы ей в  рот. Его
рука надавила на грудь, сжимая и поглаживая ее. Адриан стал двигать бёдрами, прижимаясь
членом к ее коже. Надавливал, терся и проходил вдоль. Напряжение нарастало, обоим стало
34
А.  Реми.  «Доберман»

невыносимо жарко и невыносимо хорошо. В следующую секунду Мира выгнулась, сжав паль-
цами ткань дивана, и протяжно простонала. Адриан зарычал, плотно прижавшись к девушке,
и застыл.
Они оба кончили, обессиленно сползая на диван.

35
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 7
 
Нечего было сказать.
Мира забилась под одеяло своей кровати, обняв колени и уставившись в темноту.
Ей конец.
Это было не сон. Она и Адриан – это не сон.
Он целовал её. Ласкал. Ей нравилось. Она сама полезла ему в ширинку.
Он предлагал сказать ей «нет». После этого все остановилось бы. И Мира избежала бы
ужаснейшей ошибки. Они почти переспали.
Адриан же использовал её. Ему просто нужно было утолить обыденное желание. А она
оказалась рядом. Господи, как можно отмотать время назад?
Когда все кончилось, он вырубился. Просто осел и задремал, уснул. А Мира, посидев
минут десять, осознала весь ужас. Она пулей собрала вещи и вылетела из дома. Под ливень,
под бурю. Но только не с ним.
В такой ураган был шанс, что ее унесёт в Изумрудный город как Элли, но вопреки погоде,
Мира бросилась прочь, сломя голову. Лучше уж это, чем увидеть у Клейна злорадную ухмылку.
Самодовольную, самовлюбленную. Он  бы сказал: «Вот и  все, малышка». Он  бы сказал: «Я
почти сделал с  тобой то, что хотел». Он  бы сказал: «Ты мне почти отдалась». Нахмурился
и прошипел бы: «Дешевка».
Как смотреть Адриану в глаза? Как быть рядом, зная, что он слышал её стоны. Ее стоны,
которые породил он сам.
Стыд.
Вцепившись себе в волосы, Мира взревела и выругалась.
– Дьявол! Какого хрена мне теперь делать!
Была уже суббота. Целых три дня Мира избегала Адриана всеми силами. Игнорировала
его смс и звонки, проверяла коридоры перед тем, как выйти. Он однажды даже зашёл к ней
в аудиторию, чтобы найти. Слава богу, что за минуту до этого девушки стали пищать, что сюда
идёт Доберман. Мира спряталась, и все обошлось. Долбил в дверь её квартиры.
Среда. Четверг. Пятница. Три дня она не  видела его, они даже не  разговаривали.
Конечно, он был в ярости. Наверняка ей прилетит, и очень сильно. Но нужно оттягивать. Она
понятия не имела, что сказать.
А в выходные можно отсидеться дома. Забыться.
Уткнувшись в подушку, Мира глубоко вздохнула и зажмурилась. Пусть все исчезнет, и её
идиотская голова, которая вырубилась в неподходящий момент. У неё просто давно не было
парня. Последний раз она с кем-то спала и встречалась около двух лет назад. Точно. В такой
ситуации было сложно сдержаться.
Лицемерка. Нет, Мира, не ищи себе оправдание.
Она знала, к кому лучше пойти и с кем решить этот вопрос. Простое и лаконичное:
«Ты мне нужен сейчас».
Мира отправила смс.
***
Звонок в дверь квартиры. Мира подорвалась с постели и мигом оказалась на пороге. Её
светлые волосы завязаны сзади в какой-то узел, поверх джинс был мягкий вязаный персиковый
свитер, совершенно домашний.
В таком виде показаться ему было не стыдно. Это же он.
Айван.

36
А.  Реми.  «Доберман»

Открыв дверь, Мира улыбнулась и обняла брата. Он прошёл в квартиру и сложил на стол
коробочки с пирожными и упаковку с двумя кофе. Скинув с себя замшевую куртку, он уселся
на диван и выжидающе посмотрел на младшую сестру.
Через пару секунд снова встал, подошёл к столу.
– Как хорошо, что ураган улёгся. Ты представляешь? Я думал, нас всех снесет водой,
а где-то рядом будет Ной на Ковчеге. Давненько такой бури в сезон дождей не было.
Он спокойно лепетал о погоде, раскладывая еду и снимая этикетки. Райз-младшая лишь
молча смотрела на него. Когда Айван ощутил ее взгляд, он обернулся и вскинул брови:
– Что ж. Начнёшь?
Она кивнула и села рядом. От его серого свитера пахло чем-то сладким, корицей и самим
Айваном. Вкусно, по-родному. Чем ещё может пахнуть от кондитера?
– Пожалуй, – ответила Мира, хотя не знала с чего начать.
– Честно говоря, Эльке ко мне уже заходила и говорила об этом.
Мира удивлённо уставилась на брата.
– Эльке? Говорила?
– Да, – кивнул Айван. – В четверг зашла ко мне в кондитерскую и сказала, что с тобой
не  все ладно. Спросила, не  знаю  ли я причины. Объяснила, что ты странно себя ведёшь,
и выглядишь тоже. Мало разговариваешь и постоянно озираешься. Тебя кто-то ищет?
Её поразило стрелой. Да, ищет. Да, её ищет самый свирепый и злой пёс, который убьет
её, когда найдёт.
– Ну, как сказать, – только и ответила Мира. – В общем-то это правда, а в общем-то
и есть некоторые детали…
Сложив ногу на ногу и взяв кофе, Айван ожидающее улыбнулся, мол начинай рассказ.
Мира собралась с мыслями и вдохнула поглубже.
– С чего бы начать… Ты же в курсе о программе, по которой я поступила? Белые-красные
студенты, оплата учебы…
– Да, разумеется. И ты толком мне посвятила меня в детали твоего союза. Это парень,
девушка? Кто тебе за учебу платит уже месяц?
– Тихо, не торопи меня. Значит, в курсе. По одной несчастной случайности вышло так,
что мне попался один парень. Характер у него не очень… Да и ведёт себя ужасно… И вот такой
человек платит за мою учебу, представляешь?
Айван скривил губы и пожал плечами. Догадывался, что Мира ходит вокруг да около
неприятной правды.
– И такое случается, ничего страшного. Нужно найти к нему подх…
– Он злостный, наглый и самоуверенный засранец, которого ничем не остановить и кото-
рый не думает головой! – на одном дыхании вывалила Мира, вскочив на ноги.
Эмоции взяли верх. Повисла тишина. Айван, уставившийся на неё, медленно убрал кофе
на стол. Он сел ровно, сосредоточенно посмотрев на сестру, и как можно спокойное спросил:
– Мира. Твой покровитель – Доберман?
У неё дрогнуло сердце.
Что? Что он сказал?
– Откуда ты… Его знаешь?
– Значит, действительно он… Это плохо.
– Да, это он. Вот так мне не повезло. Но откуда ты знаешь его, Айван?
Он зло покосился на Миру.
– «Откуда»?! Он личность, вообще-то, знаменитая! Он и его ребята много людей в городе
держат. А его отец? Хоть знаешь, сколько в его семье денег? Ох, Мира, этот парень много себя
позволяет. Скажи, он что-нибудь сделал тебе?

37
А.  Реми.  «Доберман»

Ком в горле застрял. Выдавить что-либо девушка не могла. Сказала бы, что ничего не сде-
лал – соврала бы. А сказала бы, что много сделал – вроде и тоже не совсем то. Удивительно
то, что вокруг все знали, кто такой Доберман и что он делает. Одна только Мира жила в своём
школьном розовом мире, считая всех вокруг справедливыми и добрыми, изучая рецепты кап-
кейков и по выходным смотря с семьёй комедии. Наивная дурочка.
Выкрутиться будет сложно.
– С ним непросто, – вступила Мира. – Но он не угрожал мне… Или что-то типа того.
– Ясно, – с облегчением вздохнул Айван. – Это хорошо. Та продуктовая лавка, недалёко
от моей кондитерской, закрылась знаешь почему? Это Доберман её прикрыл. У него какие-то
проблемы с её владельцем были. Он его избил и угрожал. Потому что часть дохода он не отда-
вал Доберману. История сложная, но не единственная. Этот парень много кому проблем при-
носит.
В груди похолодело. Мира прикусила губу и отвела взгляд. Да, это похоже на Адриана.
Но он был таким добрым те прошлые дни… Неужели ей показалось?
– Почему замолчала? – спросил Айван. – Что у тебя с ним? Что он просит тебя делать
взамен на деньги?
Райз вздрогнула и быстро глянула на брата.
– Ты не подумай! У нас ничего такого не б… – она запнулась. – Не будет. Он пристает,
конечно, но я не стану с ним такого делать…
– И не нужно, – Айван наклонился к Мире и посмотрел ей в глаза. – Он недолго встре-
чается с девушками, и быстро их бросает… В таких не влюбляются. Он плохой тип.
Мира сглотнула, почувствовав, что её спина взмокла.
В таких не влюбляются.
А что же с такими делать?

***
На часах стрелка забила семь вечера. Мира уже надевала вансы на ноги, а Айван наки-
дывал куртку на плечи. Они вышли из квартиры и направились к лифту.
Весь день они разговаривали, ели пирожные и смотрели кино. Айван рассказал много
забавных историй, а также рассказал Мире, как поживает миссис Велма, женщина, которая
поставляет ему продукты. Она влюблена в него, и часто делает это бесплатно. Рассказал о Лире,
что помогает ему в кондитерской.
Словом – расслабил Миру и отвлёк от плохих мыслей.
Они шагали по  тротуару. Закатное солнце превратило облака в  красные и  оранжевые
подпалины на темнеющем небе, сквозь которые появлялись мерцающие звезды. Дойдя до пере-
крёстка Пятой и  Сорок шестой улицы, они обнялись и  попрощались. Мира махнула брату,
развернулась и побрела назад.
Его слова вновь всплыли в её голове.
В таких не влюбляются. Можно подумать, она собралась влюбиться в Адриана Клейна.
Упасите боги!
Но зачем-то брат сказал это. Может, он заметил какие-то сомнения в Мире? Решил, что
она что-то чувствует к  Адриану и  колеблется Абсурд! Что может она чувствовать к  нему?
Только отвращение. Да, он красив. Да, умен, и да, искусен в любви. Но это ничего не значит.
Никто не отменял его плохой характер.
Может, если бы Адриан был другим… Нет.
Рёв мотора за спиной заставил Миру обернуться и вздрогнуть. Черный лакированный
Харлей Девидсон остановился поодаль от неё, вырубив двигатель. Высокий юноша, сидевший
на  нем в  шлеме, слез с  мотоцикла и  поправил куртку. Он был в  черные джинсах, сапогах,
кожанке и полосатой футболке.
38
А.  Реми.  «Доберман»

Стиль похож на…
Парень снял шлем, и на свет показались растрёпанные темные волосы и край татуировки
на шее.
Адриан.
Мира сделала шаг назад от неожиданности. Уже четвёртый день они не разговаривали
и не виделись. А тут под вечер Клейн подловил её!
Черт. А, впрочем, этого и стоило ожидать.
У него был озлобленный взгляд. Голубые глаза метали молнии. Положив шлем на сиде-
ние, Адриан медленно направился к Мире.
– П-привет, – выдавила она. – Послушай, я…
– Четыре гребанных дня ни слова! – рыкнул он. – Это потому что ты все время торчала
с ним, да?
Что? Девушка вскинула брови, застыв на месте.
– С «ним»?
– С ним, с ним, – горько усмехнулся Адриан. – Этим парнем, с которым ты шла сейчас.
Я бесился, не мог найти тебя и дозвониться. Готов был убить уже! А ты? Ты с ним торчала…
Мира была слишком ошарашена, чтобы её пробило на  дикий смех. Он ведь говорит
об Айване, не так ли?
– Да что ты несёшь?
– Ненавижу, когда меня игнорируют, – прорычал Адриан. – Ты убежала из моей квар-
тиры тогда… Не сказав ни слова, и не отвечая на звонки…
Мире некуда было отступать. Она все шагала назад, пока не уперлась в перегородку. Они
были на небольшом мосте. За её спиной, внизу, была вода. Доберман прижал её. Он подошёл
к ней достаточно близко, оперевшись о перегородку по бокам от девушки. Загнал её в угол.
–  Ты стонала в  моих руках, а  потом спокойно веселилась в  компании этого парня?  –
ледяные глаза сверкнули. – Так ты у нас девочка по вызову, да?..
Он не успел продолжить. Эти слова укололи Миру куда-то в бок. На глаза накатили слезы,
и дыхание перехватило. Она размахнулась и влепила Адриану пощёчину, оттолкнув от себя.
Какую уже по счету? У них имели место быть увлекательные отношения, где они нещадно
лупили друг друга оба.
– Ты идиот!
Она развернулась и кинулась прочь так быстро, как могла. Мимо неё мелькали здания
и столбы, а она все бежала и бежала.
Не знала, как отреагирует Адриан.
К её несчастью, за спиной она услышала рёв мотоцикла, следуемый за ней.

39
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 8
 
– Стоять! – рявнул он басом.
– Отстань и не преследуй меня! – едва сдерживая слезы, выпалила Мира.
Она свернула с тротуара в переулки, чтобы Адриан не смог поехать за ней. Ей пришлось
поторопиться, потому что он уже слез с мотоцикла, чтобы кинуться следом за ней. Обежав
несколько домов и завернув за угол, Райз пробежала несколько метров и остановилась, обло-
котившись о стену. Дыхание сбито, что ещё хуже – горький ком слез давил ей на горло. Она
вся сжалась и зажмурилась.
Не плакать. Не сейчас, не здесь и не из-за него.
Она вздрогнула и обернулась, когда услышала шаги и ощутила его присутствие. Когда он
был рядом, воздух накалялся до предела и обжигал лёгкие.
Резко обернувшись, Мира встретилась с ним взглядом. Его разъяренные ледовые глаза
пронизали холодом. Он сощурил их, направившись стремительно к ней.
– Какого черта, а? – выплюнул он ей. – Что ты делаешь?
Она стиснула руки в кулаки. Ногти выпивались в ладони. Боль должна была отрезвить её.
Должна была. Но не отрезвляла.
– Уйди, – прошипела она. – Видеть тебя не могу.
– Серьёзно?
Адриан оказался совсем близко к ней. Он толкнул её, и Мира прижалась спиной к стене.
Она ощутила прилив страха. Адриан мог сделать с ней что угодно, особенно когда такой злой.
– Не можешь видеть? А на того парня смотрела с удовольствием, да?
Мира с  силой оттолкнула от  себя Адриана, но  он не  сдвинулся с  места, только нагло
и горько ухмыльнувшись.
Кажется, им обоим было отчего-то больно. И каждый задавал себе вопрос: от чего?
Мира согнулась и проскочила мимо Адриана. Она уже собралась бежать, как он вцепился
ей в руку и резко развернул к себе. Его зрачки впивались в неё.
– Хватит убегать! – крикнул он. – Что за хрень ты творишь?! Я тобой владею, мать его,
и ты обязана меня слушаться!
–  Да когда  же ты поймёшь, что нельзя владеть человеком!  – закричала в  ответ Мира
и ударила Адриана в грудь. – Ты невыносимый собственник! Я тебя ненавижу! Чего ты от меня
хочешь?! Зачем бегаешь за мной?! С первой нашей встречи в голове у тебя только одно! И ты
уже взял это от  меня! Тогда, у  тебя в  квартире! Доволен?! Что ещё ты пытаешься стрясти
с меня?!
Он не мог сказать и слова. Только смотрел, как Мира кричит, и как с её глаз целыми
бусинами сыпятся слезы.
Она права. Тогда они почти переспали. Он добился от неё того, чего добивается с деву-
шек обычно.
Но этого было недостаточно.
– Я не знаю, – тихо ответил он. – Я не знаю, Райз.
Она замолчала. Но внутри её колотило от злости.
– Что мне делать?
Мира дернула рукой, отцепившись от Адриана, и отошла от него. Она выглядела оби-
женной и растерянной.
– Без понятия.
Она развернулась и ушла. Шагая к выходу из переулка, Мира развернулась к стоящему
Адриану и громко крикнула ему:

40
А.  Реми.  «Доберман»

– Ты ещё отвратительнее, чем показался мне в первый день. Одному Богу известно, как
ты выносишь самого себя…
Она отвернулась и ускорила темп. Адриан остался стоять в переулке, не зная куда себя
деть.
***
Сидя в своей квартире, Адриан смотрел в одну точку на потолке. В голове его было совер-
шенно пусто, ни мысли. Тело обмякло, совершенно обессиленное.
Мира Райз выпила ему все соки сегодня.
Нет. Она пила их уже целый месяц. Самым худшим было то, что он до сих пор думал
о ней. Если бы это все случилось с другой девчонкой, он бы бросил ещё на половине.
А она-то чем отличается? Внешность – заурядная. Даже не красивая. Вся она целиком
была из той части жизни, в которой Адриана не бывает. Он богат, у него много друзей и деву-
шек. Он ни в чем себе не отказывает и делает так, как ему нравится.
Она  же кичится какой-то моралью. Её родители обычные служащие, а  брат  – пекарь
несчастный.
Как его занесло к ней? Отчего он не может отцепиться?
Её характер. Он привязался к ней ещё в тот день, когда Мира в первый раз его ударила.
Сорвала ему девчонку, а потом убежала. Адриан просто хотел проучить её. Знал ли он месяц
назад, что, сделав это, теперь будет лежать один и думать о ней?
Думать, черт возьми, о ней.
У Адриана был способ. Как узнать, что тебе нравится кто-то? Представь, что у того чело-
века появилась девушка или парень. Представь, что этого человека трогает и обнимает кто-то
другой. Будь такое с иной девушкой – Адриану было бы плевать. Он был избил того парня,
чисто ради своего немного ущемлённого эго. Назвал бы девушку шлюхой, и забил бы. Одной
меньше, одной больше. Он вообще, порой, делился бабами с друзьями.
Но когда он увидел, как Мира идёт с каким-то уродом – его буквально переклинило. Едва
сдержался, чтобы не сломать тому парню нос.
И она теперь злится на него. Не говорила с ним почти четыре дня.
– Чертовщина! – выругался Адриан.
Так больше не может продолжаться. Он должен решить, что происходит и что им делать.
– Гребанная, нахрен, чертовщина! – ещё экспрессивнее рявкнул он.
Взяв ключи и шлем с полки, Клейн вышел из квартиры.

41
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 9. «Ночь»
 
Ночью было довольно шумно в  Мельбурне. Звуки проезжающих машин, вой голосов
городских гуляк…
…громкое сопение брата.
Мира поднялась на локтях и посмотрела на Айвана, который спал на диване. Развалился,
свесив одну ногу и скинув одеяло с тела. Спит ровно так же, как и в детстве.
Встав с его постели, Мира подошла к брату и натянула на него одеяло. Он поморщился
во сне и перевернулся на другой бок.
Вечером, разбитая и расстроенная, Мира попросилась переночевать к брату. Айван с удо-
вольствием принял её в своей небольшой, но уютной квартире на углу Сороковой и Седьмой
улицы. Это была студия, где совмещена кухня и гостиная. Спальню отделяла только лёгкая
большая шторка, работающая в роли стены. Но через неё все было хорошо видно.
Поэтому, лёжа на кровати, Мира наблюдала за тем, как спит и ворочается ее старший
брат. Это милое зрелище все равно не давало ей отвлечься от ссоры с Адрианом.
Он вёл себя просто ужасно… Быть с ним – это ночной кошмар для Миры. Она посмот-
рела на электронные часы на тумбе – 02:40 ночи. Закрыв глаза, Мира вдохнула поглубже и при-
готовилась спать…
Или нет.
Она уловила звуки тихих и  аккуратных шагов. Наверняка Айван опять решил пере-
браться к ней в кровать и спать вместе, как делал это, когда оба были подростками.
Райз уже предвидела его хмурые глаза и  фразу: «На  диване было так неудобно, а  вот
в кровати…». Мира решила напугать его, вскочив с кровати неожиданно и громко.
Только она открыла глаза…
…как сердце её екнуло, а девушка подорвалась.
Все ее ужасы и страхи, панические боязни и пугающие картины соединились в одном
ночном кошмаре, который явился наяву. Тот самый кошмар, обладающий тёмными волосами
и мерцающими неоновыми ледяными глазами.
Адриан.
Она не успела ничего сделать, поскольку он сразу набросился на неё, закрыл ей рот и при-
ложил палец к губам, мол тише ты. Дергаясь и сопротивляюсь, Мира со страхом вытаращилась
в глаза напротив. Адриан же был спокоен. Он ждал, когда девушка тоже ляжет ровно.
Став более мирной, Райз замерла и уставилась на парня. Он убрал руку от её рта и шёпо-
том сказал:
– Тише, только не кричи…
Её сердце сейчас выпрыгнет из груди.
– Адриан?! Какого черта ты здесь? Это проникновение на частную…
– Замолчи, – шикнул он. – Я знаю, что ты учишься на юридическом, заучка. Не надо
читать мне законы. Я здесь не просто так.
– Да уж наверное, – зло ответила Мира. – Вали отсюда быстрее.
Адриан нахмурился и покачал головой.
– Никуда я не уйду, пока не поговорим нормально.
Вот теперь Миру и правда приперли к стеночке. Куда она уйдёт? Куда убежит из квар-
тиры брата? Но это абсурд. Адриан нашёл её и здесь, и даже проник в квартиру Айвана ночью!
Сейчас он лежал на её кровати. Что за странный человек?
– О чем? – недовольно спросила она, скрестив руки на груди.
Картина была странной. Лежала Мира в пижаме, недовольно смотрящая на Адриана, что
стоял над ней на четвереньках в вязаном свитере и джинсах.
42
А.  Реми.  «Доберман»

– О том, что случилось. Почему ты не отвечала и кто был тем…


– Мира?
Все внутри застыло от страха. Айван медленно сел на диване, сосредоточенно посмотрев
на сестру, что лежала на кровати.
Уже одна.
– Ты с кем разговариваешь? – сонно спросил Айван.
– Ни с кем, – мгновенно ответила она. – Во сне… Во сне говорила.
Кажется, он поверил. Надув губы, Айван лёг поудобнее на диване, тихо пролепетав:
– А ещё жалуется, что я громко сплю…
Мира вздрогнула и подняла одеяло. Под ним лежал, сжавшись, Адриан. Ему пришлось
лечь максимально близко к Мире и прижаться к её телу, чтобы не было видно, что он лежит
под её одеялом. Подняв голову и посмотрев на девушку, Клейн, прячась, улыбнулся:
–  Мой брат нас услышит и  увидит,  – фыркнула Мира, а  потом растянулась в  жуткой
улыбке в ответ: – Кстати. Как хорошо, что он не увидел нас сегодня, когда я провожала его.
Адриан удивлённо открыл рот.
– Что..?
– Тот парень, с которым я шла – мой брат. Это был мой брат. Тот же человек, что сейчас
на диване.
Адриан удивлённо захлопал глазами. Почти пристыжено. Но, кажется, взбесился, что ей
не хватило ума сказать ему раньше. Да разве это ее проблемы, что он ревнивый дурак?
– Значит, не было никакого парня? Все эти три дня ты ни с кем не встречалась?
Мира отстранённо пожала плечами. Но ситуация начинала её смешить. Великий и неуло-
вимый Доберман прятался под одеялом от ее брата.
Что ещё интересного сегодня случится?
– Это все? Ради этого ты вломился в квартиру Айвана ночью?
Адриан поджал губы. Он высунул голову из-под одеяла, подняв её, чтобы лучше видеть
Миру.
– Нет. Нам нужно… Кое-то обсудить.
– Ты серьёзно? Прямо сейчас, да?
– Да.
– А ты нетерпелив, – протянула шёпотом Мира.
Клейн поежился.
– Наш разговор сегодня… Я был груб.
– Неужели?
– Да. И вёл себя неправильно.
– Что ж, скажи волшебное слово.
Адриан нахмурился и вытаращился.
– Какое ещё слово?
– «Прости» или «извини», например. Люди извиняются иногда, слышал о таком?
Мира улыбнулась. Адриан косо посмотрел на неё.
– Не слышал.
Все-таки у неё что-то заворочалось за душой. Что-то странное, тёплое и заставляющее её
улыбаться. Он здесь, пришёл просить прощения. Влез в чужой дом. Такой странный, забавный,
вовсе не страшный.
Даже милый.
Стоп, Мира! «Милый»? Не глупи. Это Доберман. Король разбитых носов. Отбросив все
свои мысли, она решила довериться самой себе и делать так, как чувствует.
Взяв его лицо в свои руки, Мира чуть наклонилась к нему и улыбнулась:
– Повторяй за мной: «Из-ви-ни».
43
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан так мило уставился на неё, растеряно хлопая глазами. Он лежал сверху, облока-
чиваясь о локти. Все его тело было под одеялом, кроме головы. На его щеках лежали руки
Миры. Она разговаривала с ним как с трёхлеткой.
– Давай, Адриан. «Извини».
Его губы дрогнули. Видно было, что извиняется он нечасто.
– Я… Передо мной, знаешь, много извинялись… Я вот не часто, это для меня странно…
– Адриан, давай. «Извини». Это все делают. Ты сегодня делал много плохого. Даже твоя
вылазка сюда – тоже плохо. Давай, ты обязан.
Походило на сказку: «И спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?». Мира
взяла на  себя ответственность разъяснять Адриану про плохое и  хорошее. Извиняться  –
хорошо. Обижать людей – плохо. Быть вежливым – хорошо. Разбивать лицо кому-то – плохо.
И, наконец, вести себя по-человечески – хорошо. Влезать в дома чужих старших братьев –
чертовски плохо.
Он вздохнул. Вот сейчас…
– Из… Извини, Мира. Сегодня я ошибся, и это я был не прав.
О да! Мира победоносна вознесла руки к нему и немного громче произнесла:
– Ура, свершилось!
– Мира!
Она вздрогнула от  голоса брата. Быстро укрывшись одеялом по  горло, она прижала
голову Адриана к своей груди. Он же возмущённо уставился в темноту. Дышать становилось
нечем. Но из опасности он тоже прижался поближе к Мире. Им нужно было не выдать себя.
Райз улыбнулась:
– Что такое, Айван?
Её брат встал с дивана и сонно подошёл к кровати. Блеск луны осветил его лицо. Мерца-
ющие зеленые глаза и светлые волосы потеряли цвет в черно-белом мраке ночи. Потерев глаза,
Айван надул губы. У него был оголенный длинный торс и мягкие пижамные шорты.
– Мир, тебе снятся кошмары?
Она неслабо испугалась. Меньше чем в метре от брата лежал Адриан под одеялом. Вот
это и был кошмар, который, к сожалению, не снился, а происходит по-настоящему.
Ситуация щепетильная.
– Д-да, – нервно хихикнула она. – Не обращай внимания.
Брат устало завалился на кровать, сложив руки за голову.
– Я так не могу, давай я посплю с тобой, чтобы тебе не было так страшно…
У обоих сердце ушло в пятки. Мира затихла, широко раскрыв глаза от испуга. Адриан
тоже вытаращился. Приподняв одеяло, девушка посмотрела на Клейна с паникой в глазах. Он
пожал плечами.
Надо дождаться, когда он уснёт. Когда Айван вырубится, чтобы вытурить на улицу Адри-
ана.
Что за?..
Мира ощутила, как кто-то щекотит ей рёбра. Кажется, парень под одеялом решил раз-
влечься. Его пальцы нагло забрались под майку и стали щекотать девушку.
Она невольно дёргалась и едва сдерживала смех. Что за черт он такой?! Айван рядом
заворочался, и Мира сжала себе рот, лишь бы не засмеяться.
Сунув голову под ткань, Мира зло сверкнула глазами и тихо шепнула:
– Какого черта?! Хочешь, чтобы брат проснулся?
– Да ладно тебе, – ухмыльнулся Адриан. – Он уже спит.
– Тебе пора проваливать! – зашипела она, и стала ногами толкать парня.
Он недовольно пытался отбиться, но тщетно. Адриан сполз на пол, вылез из-под одеяла.
Но этот дьявол потянул Миру следом. Она упала с кровати на него, но это было негромко.
44
А.  Реми.  «Доберман»

Айван перевернулся на другой бок.


– Ты полоумный…
– Это же весело.
Лёжа ночью сверху на Адриане, Мира невольно стала рассматривать его. Прямой ровный
нос, точёная форма лица, небольшие ясные глаза и красивые тонкие губы. Вечная ухмылка
на  лице придавала лицу озорной вид. Растрёпанные тёмные короткие волосы выглядели,
словно у мальчишки. На длинной карикатурной светлой шее темнел край татуировки, которая
тянулась по спине и рукам. У Адриана был большой рост, крепкие руки и длинные стройные
ноги.
Он был очень красив. Когда молчал, разумеется. В эти моменты даже его дьявольски
рожки исчезали.
Заворожённо разглядывая его, Мира даже не заметила, что он рассматривает её в ответ.
Он углядел в ней большие доверчивые нежно-зеленые глаза, с пушистыми светлыми рес-
ницами и такими же светлыми прямыми волосами. У неё было лицо с острым подбородком,
небольшой вздёрнутый нос, веснушки и необычной формы губы. Её внешность трудно было
назвать красивой. Но она была необычная, к тому же харизматичная, что часто куда важнее
самой красоты. У Миры был небольшой рост и худое телосложение. Узкие плечи, маленькая
грудь. Она была хрупкой, очаровательной и не по внешности упрямой.
В головах обоих пронеслось: «О чем я думаю?».
Адриан медленно поднёс к лицу девушки руку и убрал прядь ей за ухо. Улыбнулся:
– Разве это плохо, что я пришёл?
Невольно, Мира слабо покачала головой. Она чувствовала тёплое дыхание Адриана
на своей коже. Он был очень близко к ней.
Нет, так нельзя!
Она резко встала с него, и потянула следом за собой. Они направились через квартиру
к открытому окну, через которое влез парень.
Второй этаж – совсем невысоко. Под окном стоял мотоцикл.
Оказавшись у окна, Клейн скрестил руки на груди и довольно произнёс:
– Ещё раз попробуешь игнорировать меня и мои звонки – пожалеешь.
Мира устало вздохнула.
– Оставь свои королевские замашки…
– Нет уж, послушай сюда.
Адриан сел на подоконник, подтянув к себе Миру. Сидя, он обхватил её бёдра ногами,
чтобы она не отошла, и сложил руки ей на плечи. Их лица оказались довольно близко.
– Я плачу за твою учебу. А ты меня слушаешься. Слушаешься, Мира. Я привык прика-
зывать, а не бегать за кем-то. И меня действительно расстраивает, когда ты начинаешь меня
ненавидеть и ругаться. Я тебя выбрал, понимаешь?
У неё замерло сердце. Вот он. Их долгожданный разговор.
– Но это не просто так, – ответила она. – Ты иногда ужасно себя ведёшь. Я же не могу
терпеть это.
Адриан вздохнул.
– Хорошо, давай договоримся. Скажи, что я делаю не так, а ты будешь слушаться меня.
С горем пополам, но они пытаются прийти к согласию. Удивительно!
– Ты иногда слишком грубый. Жестокий. Ты можешь ударить меня, и это ужасно ранит.
И ты не должен издеваться надо мной со своими друзьями.
В голове она добавила: «Козел».
Адриан вспомнил Янне и Арту. Они же клевые, чего это она? Но многие правила его
удивили.
– Не так уж я тебя и бил… И я вовсе не грубый, и…
45
А.  Реми.  «Доберман»

– Адриан! Я это все не выдумала.


Он опустил голову, и закивал.
– Хорошо, хорошо. Согласен. Мне трудно ладить с тобой, когда мы ссоримся. Если ты
хочешь, чтобы я был мягче – я постараюсь. А ты слушаешься меня, ясно? Слушаешься.
В голове он добавил: «Сучка».
Мира кивнула.
– Договорились.
Адриан мысленно ухмыльнулся: «Но грубить-то я все равно иногда буду».
Мира мысленно ухмыльнулась: «Но не слушаться-то я все равно иногда буду».
Собравшись с духом, Клейн решил сказать ей то, что уже давно собирался.
– Я хочу сказать, что это все не просто так… Я так отношусь далеко не к каждой девушке
или человеку в  общем. Мне кажется… Мне кажется, я не  против нормальных отношений
с тобой.
У неё сердце чуть не упало вниз. Она подняла на него глаза. Он тоже смотрел на неё.
Что  же между ними происходит? С  самого начала они терпеть друг друга не  могли.
Прежде чем что-то Мира успела сообразить, она почувствовала, как руки Адриана мягко взяли
её лицо и чуть приподняли. Она хотела оттолкнуть от себя парня, и её рука уперлась в его
плечо. Но в итоге только вышло, что она просто обессиленно сжала его свитер в пальцах.
Адриан наклонил голову и  нежно коснулся её губ. Его глаза были приоткрыты, он
не углублял поцелуй. Просто едва ощутимое прикосновение его горячих губ. Он целовал её
так мягко и так аккуратно, совсем несвойственно ему. Не было дикости, не было грубости.
Он что, боялся её вспугнуть? Явно чувствовалось, что он сильно сдерживается.
Мира чуть приоткрыла рот. Он погладил её по щеке.
Отстранился. Махнув на прощание, развернулся и выскользнул в окно.
Оставшись стоять там, девушка уставилась в ночное небо. Прохладный воздух обдавал
её тело. Губы горели. Она, смущаясь, погладила себя по плечам.
Это было по-дружески?

46
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 10
 
После этого все должно было измениться.
Начался новый учебный месяц. В Мельбурне обычно учебный год стартовал с января.
В это время было тепло, около +25 градусов.
Поэтому, когда на улице расцветал февраль, Мира ловко накинула на плечи свой белый
пиджак, поправила юбку и чуть быстрее зашагала к Академии. В руках она сжимала чёрный
портфель, который носили все студенты. Оказавшись ужа на территории Галлийской Акаде-
мии, она стала оглядываться по сторонам. По привычке искала глазами своего Добермана.
Неожиданно и  очень резко, её по  спине кто-то хлопнул. Она буквально подскочила
на месте, ахнув. Мира догадывалась, кто это мог быть. Резко обернувшись, она обомлела.
Достаточно неожиданно.
– Вы?
– «Вы»? – передразнил её Янне, один из близнецов. – Как неприлично. Где твои манеры,
куколка?
Напротив неё стояли близнецы, Янне и  Арту Бастлберги, друзья Адриана. Они были
одеты в свою красную форму. Красные пиджаки, белые рубашки и черные джинсы. У обоих
на головах были растрёпанные каштановые с рыжим отблеском волосы и лица в веснушках.
Глаза совсем кошачьи, зеленые и хитрые.
Странная внешность для таких ребят. Проучившись тут месяц, Мира уже знала, что близ-
нецы носили прозвища «Двуликие».
– Привет, пассия Добермана, – ухмыльнулся Арту и облокотился локтем о плечо брата.
Их можно было легко отличить. У Арту была достаточно модная причёска – с висков
волосы очень короткие, а наверху средней длины и торчат. У Янне волосы просто непослушные
и прядями лезли на лоб.
– Никакая я не «пассия», – зло ответила Мира.
Близнецы переглянулись. Янне нагло улыбнулся:
– Да ладно тебе. Мы на самом деле удивлены. Ведь ты уже месяц рядом, а он не выбросил
тебя. Это странно, на самом деле.
«Не выбросил тебя». Ясно. В их кругах, очевидно, было нормой относиться к людям как
к жестяной банке. Захотел – пнул. Захотел – смял и выбросил.
Конечно, Адриан слыл эдаким эпатажным негодяем, которому девушки на раз. Мира же
не считала это клевым – она думала, что у него проблемы или сильные психические отклоне-
ния.
– Да, странно, похоже, что ты ему не надоела, – кивнул Арту. – Наверное, в постели ты
просто супер!
У Миры дёрнулся нерв на лице. Она едва сдерживалась, чтобы не побить этих двоих чем-
нибудь. Но в силу воспитания только непринужденно пожала плечами и спокойно сказала:
– А мы и не спали.
Она развернулась и направилась к дверям. Сказать, что Арту и Янне удивились – ничего
не сказать. Они оба кинулись за ней, нагнав, и снова заговорили:
– Серьёзно? – в один голос спросили они.
– Почему он тогда рядом с тобой? – наклонился к Мире Янне и посмотрел ей в глаза.
Почему он рядом со мной?
Она  же совершенно обыкновенная. И  даже немного несдержанная, раз пару раз дала
затрещины и Доберману, и его прихвостням.
– Не знаю.
За спинами трое услышали звук шагов. Кто-то бежал прямо к ним, окликнув:
47
А.  Реми.  «Доберман»

– Эй, вы, руки прочь!


Обернувшись, Мира, Арту и  Янне увидели виновника торжества  – Адриана Клейна.
Близнецы растеклись в улыбках, а Мира напряглась.
Они ещё не виделись после разговора у Айвана дома. Интересно, как изменится Адриан?
И зачем поцеловал её тогда.
– Вы, – тыкнул он в близнецов. – Уже хищники слетелись на моё? Двуликие засранцы.
«Моё». Мира закатила глаза и устало выдохнула. Законченный собственник.
– Да мы её и пальцем не тронули, – недовольно ответил Арту и сощурился. – А это что
сейчас было? Ревность?
Адриан нахмурится и смерил Бастлберга взглядом. Его ледяные голубые глаза блеснули.
Сегодня он был достаточно неаккуратно одет. В  джинсы заправлена белая рубашка,
с которой свисал красный галстук. А пиджак Адриан снял и повесил на сумку.
– Хватит пытаться меня подколоть, у вас все равно не получится.
Он вальяжно подошёл к Мире, которая невольно сделала шаг назад, и забросил ей руку
на плечи. Адриан оценивающе посмотрел на близнецов.
– Неважно, что она делает для меня. Я вам все равно не разрешаю ее трогать. Только
смотреть.
Он легонько подтолкнул Миру в сторону двери, и они зашли внутрь. Янне и Арту оста-
лись на улице, удивлённо переглядываясь.
Как необычно, подумала Райз. Ещё месяц назад Адриан предлагал Мире «обслужить»
близнецов. Как это они дошли от «А может ты и друзей моих развлечешь?»  до «Я вам все
равно не разрешаю её трогать»?
Что между ними изменилось?
Заставив себя прекратить думать об этом, Мира скинула с плеча руку Адриана.
– Эй, ну чего ты? – возмутился он.
– На нас все смотрят. – отчеканила Мира. – Это здорово бесит.
Идя по широкому коридору, пара и правда ловила на себе чужие взгляды довольно часто.
Многие оборачивались, чтобы посмотреть им вслед, некоторые откровенно осматривали Миру
и Добермана.
– Привыкай, – ухмыльнулся Адриан. – В таком мире я живу.
– Нет уж, – фыркнула девушка. – Между прочим, это началось ещё месяц назад. Бывает,
ко мне подходят дамочки и даже угрожают! У тебя что, в фан-клубе они поехавшие?
Адриан посмотрел на неё и обаятельно наклонил голову. Настроение у него сегодня хоро-
шее.
– Нет, – улыбнулся он. – Только девушки. Парни просто тебя молча ненавидят. Главное,
что они не говорят об этом вслух.
Мира тяжело и устало вздохнула. Этот парень действительно ненормальный. Говорит,
что думает, и ведёт себя словно ребёнок.
Наверное, ей повезло. В  фильмах обычно рисуют гадости на  шкафчиках, караулят
за углом и избивают, угрожают в туалетах и делают подлости. И все из-за того, что девушке
связалась с парнем, которого все любят. К счастью, Мира не фильме, и даже не в школе. В уни-
верситете все сдержаннее и  лицемернее. Они будут молча ненавидеть, а  доставать Райз им
попросту лень. Когда становишься старше, дел появляется больше, и нет времени на гадости.
Мира остановилась, дёрнув Адриана за руку. Он тоже встал рядом и ожидающе глянул
на неё.
– Я серьёзно, – сказала Мирай. – Скажи своим фанатам, чтобы отстали от меня. В конце
концов, я не претендую на твоё сердце или член. Ладно?
Блондинка стремительно направилась в  свою аудиторию. А  Адриан остался на  месте.
В его голове был только один вопрос: почему?
48
А.  Реми.  «Доберман»

Почему он разозлился от её слов?


Сжав кулаки, Клейн пытался придумать, что ему делать. Что бы такого сделать, чтобы
Райз стала думать иначе? Чтобы, черт подери, увидела в нем мужчину. Чтобы смущалась его.
Чтобы ревновала.
Но почему ему хотелось этого? Когда в последний раз  девушка занимала в его голове
так много места? Сделав что-то крутое, Адриан думал: «Вот бы Мира меня увидела». Смотря
фильмы ужасов, Адриан думал: «Вот бы посмотреть, как Мира смешно отреагирует». Уви-
дев новости о  катастрофах, Адриан думал: «Надо позвонить Мире и  узнать, все  ли с  ней
в порядке».
Пусть она уберётся вон из его головы!
Адриан болел Мирой.
Он знал, как вылечится от этого и как заставить её ревновать одновременно.
Взяв телефон в руки, Адриан набрал номер.
– Лоретт?

***
– Что ж, это круто. Я рада, что вы все уладили, – тепло улыбнулась Эльке, когда они
сидели втроём в кафетерии.
Мира тоже улыбнулась.
– Такое далось нелегко. Но сейчас, вроде бы, у нас все в порядке. Чисто дружеские отно-
шения без грубости.
Релион потёр подбородок.
–  И  все  же я сомневаюсь, что такой тип, как Доберман, легко изменился. Может, он
соврал, а может что-то задумал?
Эльке пихнула его локтем и шикнула:
– Вуд! Ещё одна подобная мысль, и я буду добавлять в твои обеды чернослив!
Релион скривился и помотал головой. Но Мира одернула подругу.
– Нет, Эльке, он прав. Адриан может выбросить что угодно. Я надеюсь на лучшее, но все
равно.
Время обеда подходило к концу. Трое вышли из кафетерия, перейдя на более отвлечён-
ные темы. Мира заметила, что Релион все время смотрит на Эльке, и пытается невзначай кос-
нуться её. Это выглядело забавно и очень мило. Раух же не замечала его внимания. Она все
говорила о чем-то, как вдруг резко остановилась и застыла.
– Ох, а вот и герой-любовничек, – горько ухмыльнулась она.
Релион и Мира посмотрели туда же, куда и Эльке.
У Миры кольнуло в сердце.
На скамье в коридоре сидел Адриан. Его рука обвивала чужую женскую талию. На его
коленях сидела фигуристая шатенка с  максимально сладкой внешностью. Она наклонилась
к нему, сложив руки на его груди, и развязно целовала.
На ней была красная форма.
Адриан гладил её спину и талию, а второй рукой придерживал за подбородок. Они цело-
вались прямо в коридоре.
У Миры едва не дернулся глаз. Но внутри как что-то оборвалось.
Может, это отвращение?
Сглотнув густой ком в горле, Райз развернулась и побежала прочь.

49
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 11. «Верный признак»
 
Нет, об обиде не могло быть и речи.
Сидя в  саду на  крыше Академии, Мира держала в  пальцах большую ягоду клубники,
которую купила ещё в кафетерии. Она думала, что захочет её съесть, но в горло не лезло.
И нет, она не ревновала. Совершенно точно исключается. Что чувствовала в тот момент,
когда увидела Адриана и ту девчонку? Ну, наверное, отвращение. Злость. Мира не знала. Это
было что-то странное. В один момент ей захотелось оттащить девушку от Клейна, хорошенько
ударить её головой о стену, а Адриану отвесить хук справа, и вырубить обоих.
Только и всего. Ну какая же это ревность? Это просто внутренний боксёр.
Особенно мерзко ей стало, когда на  каждом шагу все обсуждали это. «Ой, а  вы слы-
шали?». «У Добермана новая подружка!». «Значит, его подопечная в прошлом?». «Конечно!
Разве она могла продержаться так долго?». От одного воспоминания об их словах, Мире ста-
новилось нехорошо. Да пусть Клейн целует, кого хочет. Разве это ее дело?
Миру просто волнует, куда делось её настроение. Его уже не  было весь день. Ещё
и  Релион с  Эльке пристали к  ней с  расспросами. Лучше в  своих отношениях разобрались,
которых и нет даже.
Неожиданно рядом кто-то сел. Мира дёрнулась и повернулась налево – это всего лишь
оказался Арту Бастлберг, без своего брата. Он не  посмотрел на  Миру. Только мечтательно
устремил взгляд вперёд. Сад находился на  самой крыше, под стеклянным куполом. Вокруг
были скамейки, разные кустики, клумбы и деревья. В стрелянных стенах были двери на откры-
тые террасы, где был балкон.
И Арту рассматривал небо. Ясное и голубое. Неожиданно он перевёл хитрые зеленые
глаза на девушку.
– Дурно выглядишь, – уголки его губ поднялись. – Хвораешь?
Райз перевела взгляд куда угодно, но не на парня.
– С чего бы.
Почему ей показалось, что она врет даже сама себе?
– Да ладно тебе, – а вот он не спускал с Миры глаз. – Я видел твоё лицо, когда ты увидела
Добермана и его вешалку.
«Вешалка». Это улыбнуло. Может, он не такой уж и плохой парень?
– И каким же оно было?
– Кто?
– Лицо. Какое у меня было лицо?
На  секунду Арту задумался. Он сложил ногу на  ногу, облокотился руками о  колено
и склонил голову, вздохнул. Глаза его стали задумчивыми.
– Потерянное. Будто ты такого не ожидала и жутко расстроилась.
– Я не расстроилась. Но да, я не ожидала, что он будет так мерзко лизаться с какой-то…
Прямо в коридоре…
Арту резко выпрямился и нахмурился. Он возмущённо посмотрел на Миру.
– Да что с тобой? Не ожидала? Ты нормальная? – он наигранно усмехнулся. – Не ожидала
от Добермана, что он будет приставать и встречаться с девушками?
Мира замерла.
– А чего ты ожидала? Принца на белом коне? Прости уж, но раскрой глаза. Он не принц,
а дракон. И не на коне, а на Харлее.
Ей показалось, что рёбра в момент потяжелели и сейчас с хрустом обломятся. Захотелось
согнуться по пополам и заползти в угол. Не слышать его слов.
Не верить ему. Ты знала. Ты знала, кто он такой.
50
А.  Реми.  «Доберман»

Чего же ждала тогда?


– Я… Я от него ничего не ждала. – Мира через силу выдавила это.
Арту закатил глаза и фыркнул.
– Неубедительно. Только не говори, что он тебе не нравится. Сама-то себе веришь?
Мира резко вскочила со скамьи. Она сжала кулаки и со злобой посмотрела на парня,
сощурившись.
– С какой стати ты вообще в это лезешь?!
Арту тоже вскочил на ноги и точно так же посмотрел на девушку, склонившись.
– Потому что я его чертов друг! Мы с ним такое проходили, тебе и не снилось. Я знаю
его лучше всех, и, черт возьми, вижу, если с ним что-то не так.
Мира едва слышала его. В ушах пульсировала злость.
Она не соображала, что говорит.
– Н-да?! И что же с ним не так? А, дай-ка подумать! Он избивает людей и вечно шатается
с какими-то бабами! И делает это, даже когда пообещал другой девушке быть мягким с ней!
Да это отклонение настоящее, я права?
Она стиснула зубы. Внутри все вспыхнуло.
– Да, именно это с ним не так! Гребанный Доберман пообещал другой девушке!
Они оба глубоко дышали и глаз друг с друга не сводили. Но звон собственных слов зало-
жил им уши.
Что же они наговорили?
Мира растерялась. Руки и ноги ослабли, и она обессиленно села на скамью. Арту прику-
сил губу, запустив пальцы в волосы, и тоже сел рядом.
На минуту они замолчали.
– Ладно, извини, – сказал он. – Ты пойми меня правильно. Я серьёзно не соображаю, что
с Адрианом происходит.
– А что с ним происходит?
–  Он… Он странный.  – Арту пожал плечами.  – За  месяц у  него девушки две было,
не больше. Он вечно возится с тобой. Те три дня, что ты его игнорировала – он мне все уши
прожужжал об этом. И вы не спали. Адриан сам… Сам тебя не трогал, потому что ты не хочешь.
И я знаю о том, что было во время грозы. Ты спала в его постели. Едва ли он пускает туда других
девушек. Такого не было раньше. И те парни, что ударили тебя перед грозой. Доберман же их
почти инвалидами сделал. Нам пришлось напрячься, чтобы никто не узнал об этом из органов.
Арту посмотрел на  Миру. Его зеленые глаза потеряли игривость и  стали совершенно
серьезными.
– Он… Похоже, он неровно дышит к тебе.
Эти слова застряли у Миры в груди. Она не могла поверить в это.
– Не может быть…
–  Поверь. Я лично видел, как он относится к  девушкам. Как кидает их, издевается
и откровенно использует. Чтобы Адриана кто-то зацепил или он был влюблён – да никогда.
И даже я говорю, что у него что-то к тебе есть. Поэтому мне уж можешь поверить.
Его слова и правда заставляли Миру верить. Она сжала в пальцах подол юбки, тупо уста-
вившись на неё. Ей стало страшно неловко.
– Это… Это же кажется настоящим бредом.
Арту и сам так думал. Факт есть факт, но поверить в подобное не просто. Он спросил:
– А ты? У тебя к нему что?
Да, Мира. У тебя к нему – что?
–  Не  знаю. Хочу верить, что ничего. Но  я хотела переломать все кости той девчонке.
Ты видел, как нагло она устроилась на его коленях? Думает, что интересна ему! Фи, глупость
какая.
51
А.  Реми.  «Доберман»

Арту расслабленно улыбнулся и ткнул Миру в бок.


– Ой, да у нас тут ревность! Какая ты милая, ревнуешь. А говоришь, что к Адриану у тебя
ничего.
Щеки у Миры побагровели. Она резко повернулась к Арту и пихнула его в грудь.
– Прекрати! Не ревную я! В Австралии снег должен пойти, когда я полюблю Адриана!
Арту улыбнулся так, будто сказал ей: «Я запомню твои слова».
Но он что-то придумал. Хитро ухмыльнувшись, он наклонился к Мире поближе, чтобы
она его слышала, и сказал:
– А давай проверим его?
Мира широко раскрыла глаза от удивления.
– Как?
– Выведем его на ревность. Это же верный признак чувств, так?
Надув губы, Мира отмахнулась.
– Да ну тебя. Он же жуткий собственник. Он от чего угодно разозлится, если будут тро-
гать его вещи и его людей.
– Ты не права, Мира. Если он увидит, как его девушку трогает кто-то другой – злость
у него будет совсем другая. Давай?
Нет, Мира. Нельзя. Не  надо. Тебе  же нет дела, так? Значит разворачивайся и  уходи.
Говори «нет», быстрее.
«Нет», Мира. Отказывайся.
– Давай. Что будем делать?
Арту довольно улыбнулся. Он закинул Мире на плечи руку и приобнял её.
– Сыграем парочку на его глазах.
На этом моменте Мира неслабо удивилась.
– Ты и я? Сработает?
Арту кивнул и  склонился к  руке Миры, которая держала ягоду клубники. Он губами
обхватил её и укусил, прямо с пальцев девушки. Облизнув уголок рта, его зеленые глаза снова
стали озорными.
– Не сомневайся. Я прекрасно сыграю. И ты постарайся.
Он встал, сунув руки в карманы и направившись к выходу. Едва он ступил за порог, как
Мира окликнула его:
– Постой!
Арту обернулся.
– Прости за тот удар месяц назад. Ты ничего. Хотя тогда вёл себя ужасно.
Он улыбнулся.
– Я просто волнуюсь за друга. Ничего. Это ты прости за те слова, хоть я и не помню
какие. До завтра. И будь готова. Ставлю деньги, что он нас завтра обоих убьет.
И юноша вышел. Мира устало вздохнула и вскинула голову, рассматривая небо.
Арту спускался по лестнице. Улыбка сошла с его губ, и он отвлечённо подумал: «Про-
стите, ребятки, что обманул вас обоих. Но без этого нам не обойтись».

52
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 12
 
Эти чёртовы учебники весили килограмм пять, не меньше!
Там были и судебная юриспруденция, и история, и философия, и все три тома литера-
туры. Что с ним такое? Мира думала, что плохие парни не учатся и не носят учебники.
Очень по-джентельменски просить тащить это все девушку.
«Принеси мне сегодня учебники, которые тебе завезёт мой человек». Такое сообщение
Мира получила утром. И  снова это «мой». У  кого мания величия? Правильно. У  Адриана
Эраста Клейна!
Шагая по второму этажу, Мира едва нашла Аудиторию под номером семь. Оказавшись
внутри, она глазами стала выискивать Адриана. А аудитория была большой. Высокие потолки,
светлые стены. У огромной доски стоял небольшой учительский стол. А напротив него ряд
парт, идущих вверх, как по лестнице. На потолке горели несколько люстр.
Небольшие группы студентов были раскиданы по  помещению. Они смеялись, что-то
обсуждали, рассматривали темы в учебниках и прочее. И Красные, и Белые студенты свободно
общались между собой.
Наконец, Мира увидела Адриана. Он сидел на четвёртом ряду, посреди аудитории. Рас-
слабленная поза, легкая улыбка на губах. Ему что-то увлечённо рассказывал Янне (которого
Мира сначала приняла за Арту), жестикулируя и смеясь. Рядом сидели и другие юноши в крас-
ном.
Едва Мира успела улыбнуться и направиться к Адриану, как сердце екнуло, и она резко
замерла. Малахитовые глаза проследили за  высокой точенной фигуркой девушки, которая
откинула на спину длинные каштановые волосы и подсела к Адриану. Он глянул на неё, скинув
на плечи руку, и что-то сказал.
Как в  замедленной съемке, Мира проследила за  их поцелуем. Вот Адриан медленно
наклоняется к ней, вот пальцами поднимает её подбородок, вот едва приоткрывает рот, и вот
их губы касаются.
Да какого черта?
Мире стало стыдно за то, что у неё разожглось внутри. Спокойно, девочка, спокойно.
О чем тебе волноваться? Ты к ничего к нему не чувствуешь, значит, тебя не должны беспокоить
его девушки, которых, разумеется, очень много.
Верно, Мира?
Верно, Мира?
«Да верно-верно», – рявкнула мысленно сама себе девушка и сделала неловкий шаг впе-
рёд.
Она ощутила на себе взгляды. Студенты переключили на неё внимание и зашептались.
Конечно, сюда же пришла единственная и неповторимая подопечная Добермана. Всем было
интересно, кто она такая, как себя ведёт, её внешность в деталях и то, почему Доберман выбрал
её. У всех крутились разные вопросы, и каждый сосредоточенно рассматривал девушку.
Мира вздернула нос и невозмутимо подошла к столу, где развалился Адриан. Он поднял
свои яркие голубые глаза на девушку и вскинул брови. Довольный. Радуется чему-то.
Мире стало неловко. «Чертов Арту, и где тебя носит в такой момент?!».
–  Твоё,  – фыркнула Мира и  поставила тяжелую кипу учебников прямо перед носом
парня.
Адриан растянулся в улыбке и протянул книги к себе.
– Спасибо, ангелочек.
Все наблюдали за  их диалогом. Скользнув взглядом по  девушке Адриана, Мира чуть
не вздрогнула. Его девушка – та самая, что пристала к Райз в первые дни ее союза с Адрианом.
53
А.  Реми.  «Доберман»

Это та самая, что выговаривала Мире об  её непригодности. То случилось, когда они были
у расписания, и все только-только узнавали о подопечной Добермана.
Вот это шутка судьбы.
Вдохнув поглубже, Мира натянула сладкую улыбочку и хмыкнула:
– И пока ты не начнёшь привозить мне продукты – я больше не буду делать обеды тебе.
Ты хоть знаешь, сколько моей еды проел?
Ей нужно было отвлечь внимание и показать другим, что их ничто не связывает, кроме
союза и обыденных дел: таскать покровителю учебники, готовить и прочее.
– Да ладно тебе, – протянул Адриан. – Мы ещё поговорим об этом.
Он отвернулся и неспешно поцеловал свою девушку в шею. Внутри у Миры все закипело,
и ещё секунда – она прыгнет на обоих и прибьёт их. Она не заметила, как Адриан скользнул
взглядом на неё, пытаясь увидеть реакцию.
– Сладость! – воскликнул кто-то внизу аудитории. – Я же тебя везде ищу!
Глаза всех студентов сконцентрировались на  вошедшем. У  Миры чуть челюсть
не отпала – это был Арту Бастлберг. Он смотрел на неё и улыбался. Его брат, Янне, сидя возле
Добермана, встал в ступор. Он замер в сидячей позе, нахмурившими и пытаясь понять, его ли
это брат.
– Иди же ко мне.
Ну наконец-то! Вовремя. Собравшись с мыслями, Мира довольно подумала: «Ну, пора
на сцену!».
– Конечно, уже бегу!
Скользнув вниз, она ловко глянула на Адриана. Он был удивлён.
Нет, не удивлён. Его как молнией поразило!
Пройдя к Арту, Мира улыбнулась ему. Он приобнял её и потянулся к лицу. Слегка напу-
гавшись, девушка попыталась отстраниться, но парень грозно глянул на её. Его рука сильнее
сжала талию Миры. Арту склонился к ней и поцеловал в щеку. Из всей аудитории, на пару
смотрели одни злые ледяные глаза, в  которых словно гроза бушевала. Адриан заскрежетал
зубами.
Арту вывел Миру из  помещения, и  они двинулись по  коридору. Молча. Иногда она
поглядывала на него, всматриваясь в черты лица. Спокойные изумрудные глаза, легкая улыбка
на тонких губах. Темно-рыжие волосы небрежно разлохмачены, скрывая лоб и тёмные брови.
Уверенная походка.
Мира забылась. Она уже пару минут безотрывно рассматривала Арту, который с усмеш-
кой опустил взгляд на девушку.
– Ну ты долго ещё будешь?
– А, – Мира дёрнулась и глупо улыбнулась. – Прости. И поцелуй в щеку был не обяза-
телен.
– Всего лишь в щеку, – устало сказал Арту. – Надо же было показать Адриану, что мы
не просто знакомые.
Мира пожала плечами и  кивнула. Пожалуй, он был прав. Она снова вспомнила лицо
Клейна в тот момент. Ничего такого – только пристальный и холодный взгляд.
Предъявлять нечего.
– Мне кажется, план не вышел, – пробормотала Мира, когда они подошли к небольшому
фонтану на территории Академии. – Он был удивлён, но не зол. Просто смотрел и все.
Покосившись на Миру, Арту мягко улыбнулся и покачал головой. Игривые солнечные
лучи, бегая по его лицу, прыгали в яркие зеленые глаза, и те озорно заблестели.
– Ты ошибаешься. Это был не просто взгляд. – Он помолчал с полминуты. – Главное
не останавливаться. Поверь мне.

54
А.  Реми.  «Доберман»

Выпытывающе сощурившись, Райз напряжённо сжала губы в  одну линию и  кивнула.


Ладно, ей терять нечего. К  паре приближалась третья фигура. Высокий рост, эктоморфное
телосложение и короткие каштаново-рыжие волосы.
– Янне? – обратился к нему брат.
– Это что был за спектакль?! – зло зашипел Янне.
Он остановился напротив Миры и Арту, недобро осматривая обоих.
– Что ещё за поцелуйчики?
Переглянувшись, Бастлберг и  Райз в  один момент ухмыльнулись. Даже брат-близнец
Арту клюнул. Здорово! Мира думала сейчас ему все рассказать, чтобы посвятить в план, но её
перебил Арту:
– А тебе что до этого? Да, я встречаюсь с Мирой, – после этого он приобнял её, демон-
стрируя. – И что?
– Ею владеет Доберман, – стоял на своём Янне.
– Нельзя владеть человеком, – вмешалась Мира и сильнее обняла Арту. «А он вкусно
пахнет», – подумала она. – У него есть другая девушка. Она-то…
Арту резко закрыл ей рот. Он сказал;
–  Не  пойму, чего сердишься. Все  же в  порядке?  – Он натянуто улыбнулся и  сладким
голосом спросил: – Или что-то не так?
Нехотя, Янне выдавил: «Все так», и направился прочь, внутрь Академии. Мира подняла
голову и глянула на парня.
– Почему ты не сказал ему? И чего заткнул меня?
Арту обаятельно улыбнулся.
– Про девушку Добермана говорить не надо. Я и так вижу, что ты бесишься. – Тут Мира
возмутилась. – Все просто. Янне ты очень беспокоила. Ему нравился наш образ жизни и ста-
рый Адриан. Его характер и бесчисленные девушки. И его тревожило, что Доберман носился
с тобой. Поэтому он только рад нашим «отношениям». Сам бы он не пришёл вынюхивать.
До Миры, наконец, дошло,
– Думаешь, его послал…
– Да. Наш Адриан подослал Янне узнать, что у нас. Я был прав, ему не все равно.
Мира устало вздохнула и попыталась отойти от парня.
– Так может ему всего лишь интересно…
Арту не выпустил её из объятий. Мира снова дёрнулась, но он только посильнее прижал
девушку и наклонился к ней:
– Ну куда ты убегаешь? С тобой приятно обниматься.
Возмущённо фыркнув, девушка вывернулась из рук и тоже направилась в здание. Она
услышала вслед:
– И не забудь! После пар сегодня начнётся представление. У тебя главная роль!
Ей стало не по себе. Что-то в словах и поведении близнецов было не так. Но что именно?

***
Все, что говорил преподаватель, проходило мимо ушей. Стиснув в пальцах ручку, Адриан
уставился в одну точку. В голове у него постоянно появлялась та картина. Мужская рука на её
талии. Он наклоняется. Она сдержанно улыбается. Он целует её в щеку. Их держащиеся руки.
Они выходят.
Да как такое вообще могло произойти? Его чертов друг, Арту, позарился на  Миру?!
На его Миру?
Нет. Он, конечно, имеет право. Но только после разрешения Адриана, ведь девушка –
его подопечная. И, естественно, разрешения он бы не дал. Потому что с какой стати какой-то
парень будет тереться рядом с ней? Вздор!
55
А.  Реми.  «Доберман»

Из раздумий его вырвала женская ручка, игриво оказавшаяся на колене парня. Он сна-
чала посмотрел вниз, на свои расставленные ноги под столом, потом поднял их на рядом сидя-
щую даму.
– Лоретт, – вздохнул он. – Руки убери.
Она надула губы.
– Почему? Ты уже минут двадцать сам не свой. Это твоя подопечная виновата? Не знала
я, что она встречается с Арту. Вот даёт…
Её нужно было срочно заткнуть. Приблизившись к Лоретт, Адриан сощурился и облиз-
нулся.
– Не уберешь ручку, я съем тебя прямо здесь…
Давно его не выворачивало от своих собственных слов. Он отстранился ближе к Янне,
который зашёл в аудиторию и сел рядом. А девушка смущённо улыбнулась и нахохлилась.
– Ну? – шепнул Адриан другу.
Янне запустил пальцы в волосы, пройдясь по ним, и скривил губы.
– Встречаются.
Как камень внутри рухнул, Адриан похолодел. Он ощутил приступ немой ярости.
Его друг. На его подопечную. Подкатил, мать его! А она и рада с ним ошиваться. Он
убьет обоих.
– У них что-то было?
Янне пожал плечами. Не знает, говорит.
Адриан мысленно попросил Всевышнего, чтобы у них ничего серьёзного не было. Иначе
им не жить.

56
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 13. «Прощай, Доберман»
 
Говорят, что ожидание чего-либо слаще, чем сама цель.
Как бы не так.
Просидеть весь день, как на иголках, не получив и толики знаний за весь день – вот чем
занималась Мира. Она мучительно ожидала конца дня и начало обеда, чтобы увидеться с Арту
и сделать, как он сказал, «кое-что интересное». Что-то связанное с Адрианом.
Зеленые глаза томительно следили за вредной стрелкой часов. Тик-так-тик-так, и едва
прошла одна минута.
Да ты издеваешься?!
Впившись в  парту ногтями, Мира закусила губу и  стала сильнее буравить часы. Быть
может пойдут постремительнее.
– Райз, сделай лицо проще, – упрекнул её мистер Вейланд и снова вернулся к доске.
Молодой учитель подтрунивал над ней все занятия этого года. Не было и урока, чтобы
он не подколол девушку, глядя сквозь свои модные прозрачные очки. Ему было лет двадцать
пять, а он уже пошёл в преподаватели. Наверное, в детстве у него была психическая травма.
Иначе зачем он торчит у доски и пытается что-то донести таким, как Мира? Которые даже
не слушают.
Как только прозвучал «сигнал свободы», Мира сорвалась с  места и  пулей вылетела
из аудитории. Она пропустила мимо ушей очередную шутку мистера Вейланда.
Уже через минуту девушка оказалась на первом этаже, в холе. Она впихнула сумку в свой
шкафчик и закрыла его.
Рядом, как по часам, возник Бастлберг. Он одобрительно посмотрел на Миру и кивнул ей:
– Ну что, готова к приключениям?
Она подняла бровь и уперлась спиной в дверцу шкафчика.
– Нет. К такому я не готова. Зато я готова к тому, о чем ты говорил. Что ты хотел инте-
ресное сделать? К слову, я…
Мира не успела договорить. Она услышала где-то в коридоре голос Адриана, и в ту же
секунду, дёрнувшись, ее обнял Арту. Он притянул её к себе, сжимая одной рукой талию. Вто-
рой он поднял голову девушки и прильнул губами.
Мира сильно удивилась и  испугалась. Она стала пытаться оттолкнуть от  себя парня,
но не выходило. Он сильнее, и, облокотившись о шкаф за спиной девушки, продолжал углуб-
лять поцелуй. Со стороны это выглядело довольно вызывающе и нагло. Арту во всю использо-
вал язык, и это было видно. Его руки блуждали по телу Миры в свободном доступе.
И в этот звёздный момент, в холе появился Адриан. Слушая Лоретт и Янне одновре-
менно, он, сунув руки в  карманы, улыбался чему-то. Стоило его глазам настигнуть целую-
щуюся пару, как он замер. Уголки губ опустились, а ледяные зеницы раскрылись шире. Он
не мог поверить самому себе. Его лучший друг целует и растлевает его девчонку! Не девушку,
не любимую, но она была совершенно точно его. Адриан не мог точно сказать, кто для него
Мира. Но он без труда знал, что её не может трогать никто. Узнав об их отношениях, он поду-
мал, что это шутка. Или несерьёзно. В конце концов, он не может её ревновать.
У него же есть девушка, Лоретт.
Но почему ему тогда захотелось дёрнуть руку, когда её пальцы коснулись его ладони?
Она прижалась к нему, а ему захотелось сдавить ей горло и оттолкнуть.
Кинуться к паре и прибить обоих.
Загустевшую атмосферу ощутил и Янне. Он опасливо посмотрел на друга и вцепился
ему в локоть.
– Доберман. Стой мирно.
57
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан дернулся и с неизмеримой яростью посмотрел на Янне. Глаза парня вспыхнули


и заполыхали ледяным огнём, загоревшись. Губы задрожали в порыве гнева. На руках взбухли
вены.
Ему даже стало трудно дышать. Он видел, как ладонь Арту медленно прошлась по бедру
Миры и поднялась к её животу.
Он целовал её губы.
Нет! Эти губы были только для Адриана.
Мгновение спустя  – истошный женский визг разнесся по  всему холу. Адриан со  всей
силы набросился на Арту и повалил его на землю. Не успел он сообразить, что произошло, как
Клейн стиснул ворот рубашки друга и с размаху влепил кулаком по лицу. И ещё раз. И ещё.
Вокруг все с ужасом таращились, как Арту и Адриан дерутся, отвешивая друг другу неслабый
хуки справа и слева.
Мира замерла у шкафчика, не понимая ничего. Жёсткий и цепкий ступор парализовал
её. Она только с  ужасом вытаращилась на  юношей, стоя на  дрожащих ногах. Люди вокруг
стали охать и сбегаться. Девушки побежали за помощью, а парни никак не решались встревать
в драку Галлийских волков. Они оба были сильны, но только Адриан пытался драться серьёзно.
Через силу, Мира пришла в себя. Её отрезвил вид крови на лицах Арту и Адриана. Она
закричала и кинулась к ним. Налетев на сидящего верхом Адриана, девушка свалила его на пол.
Он только оттолкнул её и вскочил на ноги, готовясь дальше истязать Арту.
Он не слышал её криков. Её мольбы остановиться, отойти, прекратить. Она тоже быстро
поднялась на ноги, чтобы преградить путь, но он смотрел на все как через мутную пелену гнева.
Адриан схватил девушку за кисть и пихнул влево. Ударившись о стену, Мира вновь поднялась
и на этот раз кинулась к Арту.
Адриан только успел занести кулаки, чтобы обрушить их на Бастлберга, как перед его
глазами вновь показалась Райз.
Она встала перед сидящим на полу Арту и закрыла его своим телом, буквально говоря:
«Хочешь ударить его – ударь сначала меня». Пусть в её зелёных глазах полыхал страх, но она
пыталась быть непоколебимой.
Адриан замер. Как будто во всем тебе сработал блок. Но мысленно ему хотелось убить
девушку. Он не мог шевельнуться, не то что ударить её. Времени не хватило понять, что ему
не даёт с силой оттолкнуть её. Адриана сзади резко схватил Янне и стал оттаскивать. Его обхват
был сильным, и рост у них был одинаковый.
Сил у друга хватало.
К этому времени уже сбежалась охрана и инспектор дисциплины. И много студентов.
Худая высокая женщина лет тридцати, с ужасом наблюдала картину сквозь очки-половники.
Она от удивления открыла красные губы, оглядывая избитого Арту, закрывающую его растре-
панную Миру, огнём дышащего избитого Адриана и стискивающего его Янне.
Очень необычно.
–  Что вы себе позволяете!  – взвизгнула она.  – Вы трое!  – она указала на  Янне, Арту
и Адриана. – Хотя бы не в университете деритесь! А ты, – кивнула она на Миру. – Как вообще
оказалась в этой шайке?! Жить надоело?!
–  Мэм,  – обратился к  ней оказавшийся на  месте учитель Вэйланд.  – Она подопечная
Клейна.
Инспектор дёрнулась и покосилась на коллегу. В её глаза мелькнуло: «Серьезно?».
–  Бедная,  – пробормотала женщина. Она устало вздохнула и  взялась за  голову.  –
Сколько же от вас проблем, мистер Клейн. Взяли от своего отца все его черты.
Адриан зло зашипел, показалась рана на губе. В ссадинах и злой, свирепый. Вот это и есть
его настоящий облик. Инспектор посмотрела на двух охранников и кивнула на близнецов.

58
А.  Реми.  «Доберман»

– Так, заберите этих двоих. Уведите Бастлбергов в первую комнату дисциплины. Мистер
Вейланд, – она улыбнулась учителю. – Давайте поможем дойти Клейну и его подопечной во вто-
рую комнату дисциплины.
Охранники стали разгонять глазеющих студентов.

***
Атмосферы хуже не  придумаешь. Просторная светлая комната с  большой доской
на стене, диваном, журнальным столиком и двумя партами и стульями.
Большего в ней не было.
За обоими партами сидели Адриан и Мира. Они не разговаривали. Их оставили вдвоём,
чтобы для начала разобраться с  близнецами. Мира чувствовала, что сейчас сойдёт с  ума.
У Адриана ушиб на скуле, подбит глаз и разбита губа. Костяшки обеих рук кровоточили. Он
свободно сложил их на стол, развалившими, и бесцельно таращится в одну точку уже пятна-
дцать минут.
В полуметре от него сидела Мира. Вокруг неё воздух уже раскалился от напряжения. Она
опустила глаза на запястье – на нем остался большой темный след мужской руки. Да, когда
в неё вцепился Адриан, она чуть не взывала от боли.
Что же его так взбесило? Её это так волновало, что она забыла о поцелуе с Арту. Зачем
он её так неожиданно поцеловал? Не выпускал из рук и даже нагло лапал. На глазах у Адриана.
Она скользнула взглядом к его фигуре. Нет, так нельзя.
– Когда мы выйдем, позволь я обработаю тебе…
– Замолчи.
Она сжалась. Адриан не посмотрел на неё.
– Адриан, пожалуйста…
– Я. Сказал. ЗАТКНИСЬ! – рявкнул он, резко развернувшись к ней лицом.
Его глаза могли стегать молниями. Они встретились взглядами, и у Миры заныло от боли
сердце. Ей было жалко. Жалко, что все случилось так. Она съёжилась, попытавшись отодви-
нуться, и виновато опустила глаза.
– Дрянь, – горько выплюнул юноша.
Ребра затряслись.
– Что? – прошептала она.
В сердцах мечтала, чтобы ей послышалось. Странно. Адриан и раньше обзывал её и даже
бил. Но почему именно сейчас так больно и так цепляет это?
–  Строила из  себя невинную недотрогу,  – процедил сквозь зубы он, не  отрывая глаз
с её лица. – Пыталась показаться эдакой маленькой девочкой, которая страдает из-за меня.
Я такой дурак, что даже пошёл тебе на уступки. Тебе. Обычной тупой дуре, которая легко
повесилась на первого же парня.
Внутри Мира содрогнулась. Она стиснула зубы и пыталась решить, что сказать. Ей нечем
было опровергнуть его слова. Поэтому надо было защищаться.
Она развернулась к нему всем телом и скривилась.
– Не тебе решать, на кого мне вешаться!
– Правильно, – кивнул парень. – Ты сама решаешь, перед кем раздвигать ноги, а кого
дурить.
Её захлестнула волна возмущения и тяжёлой обиды. Сдерживая слезы, она выпалила:
– Не смей говорить мне такое! Ты не имел права избивать Арту!
Было видно, как сильно Адриан пытался выглядеть спокойным. Но  мышцы дрогнули
на его лице, а в глазах мелькнула страшная истома. Он в мгновение оказался рядом с Мирой
и стиснул её плечо, привлекая к себе. Клейн, порой, двигался так быстро и резко, как зверь,
что за ним невозможно было уследить. Его глаза в упор смотрели в его.
59
А.  Реми.  «Доберман»

– Я делаю, что хочу.


Он брезгливо оттолкнул её от себя и сел на место.
– Ты права. Абсолютно. Мне нет дела, на кого ты вешаешься. Как и до тебя. Гуляй на все
четыре стороны, милая, ты свободна от союза.
Мира заледенела.
– Я разберусь с документами сам.
Она не выдержит. Густой и тугой ком перекрыл горло, давя слезы наружу. Девушка сорва-
лась с места и пустилась прочь. Оказавшись за дверью, она из последних сил сдерживалась
и бежала как можно дальше от Академии.
Адриан остался сидеть в  комнате. Он, стиснув зубы, вновь уставился на  одну точку
и мозолил её взглядом.
Ничего. Ему все равно.
Ему было все равно, когда он увидел её дрожащее тело, прижимающееся к Арту. Её боль-
шие испуганные глаза на мокром месте. Её тело в объятиях другого. Ему было все равно, когда
он почувствовал её нежный сладкий запах, когда она налетела на него. Когда слышал её крики.
Когда замечал испуганный взгляд на его избитых костяшках и лице. Когда в последний раз
она проявила о нем заботу.
Ему было все равно.
Их союзу теперь конец. Он забудет этот кавардак, как страшный сон, и вернётся к преж-
ней жизни. Мира Райз была ошибкой. Небольшой и назойливой ошибкой.
Думая об этом, демоны внутри начали ворошиться и скрести тяжелыми рогами грудную
клетку изнутри. Они выли и рычали, когда Адриан увидел исчезающую Миру. Когда в послед-
ний раз они говорили.
Что это за боль такая? Невыносимая тоска и что-то тяжёлое. Давит на тело. Адриан
тяжело выдохнул, пытаясь успокоить себя.
В комнату вошли трое. Инспектор Стилман, главная дисциплинаторша в Академии, Арту
и Янне.
Близнецы сели за  вторую парту, а  Стилман на  диван. Строго оглядывая юношей, она
скрестила руки на груди и сказала:
–  Вас не  о  чем наказывать. Я прекрасно знаю, кто вы и  кто ваши отцы. Вы выясните
свои отношения здесь, без кулаков и криков. Деритесь на здоровье, но за пределами Академии.
Не губите наш статус своими выходками.
– Вам будет все равно, даже если мы умрем тут, – зло проскрипел Янне.
– Идите дома умирайте, – хмыкнула инспектор. – Нам проблемы не нужны. У вас есть
тридцать минут, и на выход.
Она встала и вышла из комнаты. Дверь заперлась, и включился таймер.
30:00. 29:59. 29:58. 29:57.
Секунды тикали, время шло.
Арту встал из-за стола и оказался напротив парты Адриана. Да, ему досталось не слабо.
Лицо хуже, чем у Клейна. Обе фиолетовые скулы, подбитые глаза, нос и губы. Но волновало
юношу точно не это.
Он посмотрел на Адриана. Тот зло поднял глаза на друга.
– Есть замечание? – деликатно спросил Клейн. – По поводу её техники поцелуя?
Арту удивлённо поднял брови.
– Чего?
– Прости, что она неважно целуется. Честно говоря, я её не учил. Она не давала. Уж
извини.
На Бастлберга накатила злость. Он всплеснул руками:
– Доберман! Ты дуру дал?! Ну ты и слепошарый!
60
А.  Реми.  «Доберман»

Янне подсел ближе, слушая. А Адриан нагло ухмыльнулся.


– Заканчивай тираду, козел гребанный.
Арту со всей силы долбанул кулаками по столу, рявкнув:
– Да очнись ты, Клейн! Ты серьёзно поверил в наши отношения?!
Вскочив, Янне в примирительном жесте поднял руки и протянул:
– Эй! Она сказала без кулаков!
Его проигнорировали. Адриан тоже встал, оказавшись на равных. На его лице мелькнуло
сомнение.
– Ты чего несёшь? Что значит «поверил»?
Устало вздохнув, Арту сунул руки в карманы джинсов. Ему было больно хмуриться из-
за разбитого лица. Но он выглядел все равно недобро.
– Ты идиот. Я клянусь, не знал, что ты такой тугодум. – Адриан недовольно посмотрел
на недруга. – Ты что, не видишь, как она смотрит на тебя?
Адриан выровнял спину. Не знал, что сказать.
– Мы не встречаемся. Я всего лишь хотел подтолкнуть вас обоих друг к другу. Вы оба
слепые и ничего не соображаете. Для тебя она определённо не просто девчонка. А ты для неё
некто особенный.
Адриан раскрыл рот от удивления. Но попытался собраться с мыслями.
– Ты-ты… Это бред. Она ненавидит меня. Она сторонится моих рук и терпеть не может
мой характер.
Янне неспешно сел снова на стул. Для него-то сегодня открытий предостаточно.
– Это не так, – мягко усмехнулся Арту. – Она просто не знает, как вести себя с тобой.
И боится тебя. Неужели ты не замечал, она смотрит на тебя и Лоретт?
Адриан пожал плечами.
– Я предложил ей проверить твою реакцию. Имитировать отношения, чтобы ты, наконец,
прозрел. Для тебя, Адриан, она не просто собственность. Ты ревновал.
Секунду помедлив, Адриан нахмурился.
– Какая теперь разница. Она все равно была не против целовать тебя.
– Нет. Она не знала. Я специально ждал тебя и насильно поцеловал её. Теперь ты и она
как на ладошке. Давно ты так квасил носы друзьям из-за простой юбки?
Теперь Клейн действительно встал в  ступор. Неприятное ощущение собственной
неправоты появилось ещё минуту назад. Похоже на правду. Арту не стал бы по-настоящему
встречаться с тем, кто принадлежит Доберману, или любому его другу.
Черт. Все было подстроено? Он зря накричал на  Миру, избил Арту? И  его истинные
чувства действительно показались наружу. Это была тягучая и мерзкая ревность.
Его злила близость с Бастлбергом.
– Дерьмо, – процедил сквозь зубы Адриан. Он глянул на Янне. – Что скажешь?
Второй Бастлберг сощурил глаза.
– Братишка не врет. Такие, как твоя принцесса Райз, не в его вкусе, сам знаешь. И меня
давно бесило твоё особенное отношение к этой девчонке. Пусть она и интересная.
Да, Адриан зря накричал на Миру. Но у него как камень с души свалился. Он встал из-за
парты и самодовольно ухмыльнулся Янне. «Не нравится особенное к ней отношение», говорит.
Вот даёт.
– Привыкай, – сказал Адриан и подошёл к Арту.
Друг думал, что они обнимутся. Так и случилось. Адриан обнял Арту, а спустя секунду
отошёл и с лихвой вписал ему кулаком по лицу. Упав на диван и схватившись за челюсть, Арту
ахнул:
– За что?!
– За идиотский план.
61
А.  Реми.  «Доберман»

Время на таймере давно вышло. Клейн выскочил из комнаты и направился прочь.


Ему нужно было уладить все с одной особой, которая для него очень особа.

62
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 14. «Вернуть ее»
 
Мифам про еду никогда не верьте.
Шоколад не помогает мозгу, ведро мороженого не спасает от депрессии, черника едва ли
действует на глаза, а хумус не сделает моложе.
И  даже сто пирожных не  утешило  бы Миру Райз, которая сидела за  одним из  столи-
ков в Бон-Боне, ковыряя то ли четвёртый кусочек кекса. Она сокрушенно смотрела в тарелку,
думая о чем-то далёком отсюда. На голове у неё был простой узел из волос, нежно-розовый
свитер и потертые голубые джинсы.
Вокруг были и другие посетители. Кто-то сидел за столиком, кто-то стоял у кассы. Неко-
торые сидели на улице на скамьях, держа в руках желанные сладости из местной кондитерской.
За кассой стоял Айван. Он считал покупателей и консультировал их. Час назад, когда
к нему вошла поникшая и бледная Мира, он места себе не находил. Метался, пытался узнать,
что с ней. Но младшая сестра молчала. Лира, помощница Айвана в кондитерской, предложила
ему накормить её сладостями и ждать, когда она сама заговорит. Уже пошёл второй час, как
они ждут.
Лира стояла у  печи и  готовила порцию дынного хлеба. Айван, изредка поглядывая
на сестру, продолжал общение с гостями.
На  часах пробило шесть вечера. Солнце медленно становилось закатным. Красные
отливы, персиковые всполохи на  расплывчатых облаках. Кстати, плыло и  у  Миры в  глазах.
Слезы накатывали, и  она их смаргивала. Они падали с  зениц прямо в  тарелку. Райт могла
поклясться, что ее кекс уже насквозь солёный. Боль ушла, и явилась бездонная пустота внутри.
Он полоснул её лезвием по телу, когда сказал те слова. Грязные и грубые. Тот договор
ночью. Те обещания. Тот поцелуй – все было ложью. Какое ему до неё дело было? Видимо,
в голове у него была одна Лоретт. Что до Миры?
Ей стало неловко, ведь она не узнала состояние Арту. Должна была, он хотел помочь ей,
а в итоге сам огреб. И уже не важно, зачем он насильно поцеловал её. Теперь смысла в этом
нет. К ней подошла Лира и села за столик. Её серые нежные глаза рассматривали тот ужас, что
Мира сотворила с кексом в своей тарелке. Неловко улыбнувшись, рыжая девушка произнесла:
– Ты кекс так же изворотила, как кто-то тебе душу?
Райз удивлённо подняла глаза на Лиру.
– Прости-прости. Но ты такая грустная, что тут очевидно – дело же в парне, да?
– Нет у меня парня, – парировала Мира. – Но у меня был друг. Теперь его нет, как и моей
учебы. Меня исключат из Галлийской Академии.
Лира поджала губы от досады. Она обхватила ручками ладонь Райз и стиснула её.
– Послушай меня. Если это был настоящий друг, который достоин тебя и вашей дружбы,
то это не конец. Ты или он осознаёте ошибку и снова помиритесь. А если нет, то он и не был
тебе другом. Тогда расстраиваться даже не о чем. Ты избавилась от лишнего человека в жизни.
Время и сердце покажут, и расставят все на свои места.
Она встала из-за стола, солнечно улыбнувшись. Лира была рыжим чудом. Невысокая,
вечно добрая и кудрявая. Её серые глаза светились, и если бы не этот ангел спасения, её рабо-
тяга-Айван давно сошёл бы с ума на работе.
Она заметила посетителя у  двери. Рычание мотоцикла стихло, и  фигура направилась
к двери. Лира екнула к кассе, ожидая его входа. А у Миры сердце сжалось. Это был вой зна-
комого мотоцикла. Харлей Девидсон, принадлежащий Доберману.
И он же явился внутрь. Бледный, со сбитыми из-за ветра короткими волосами. В темных
джинсах с дырками, сапогах, чёрной футболке и с бинтом на руках. Разбитая губа, пластырь
на скуле.
63
А.  Реми.  «Доберман»

Рядом Лира и  Айван напряглись, прошептав: «Доберман!». Айван сразу посмотрел


на Миру. Он помнил, кто её покровитель. И сразу напрягся. Причина страданий его младшей
сестрёнки сама явилась в пункт назначения. Айвану показалось, что Адриан похож на дья-
вола. Злой, хмурый, сильный. Но ещё больше он действительно походил на Добермана. Точе-
ная фигура, свирепый, опасный. Когда-то доберманов называли «собаками дьявола». Так вот
Адриан абсолютно воплощал в себе эти черты. Едва ли не ходячая легенда, чьи глаза холодные
и цепкие, на чьём белом лица краснеют ссадины, и кто привлекал взгляды.
К Айвану подошла Лира, и он шепнул ей что-то. Лицо девушки вытянулось и она без-
звучно ахнула.
«Вот, кто её покровитель в Академии. Это он приходил к сестре ночью».
Адриан уже стоял у столика. Он равнодушно усмехнулся. Смотрел на застывшую Миру,
которая ожидала от него чего угодно. Криков, удара, что? Зачем этот бес явился сюда?
– Мира, – произнёс Адриан, подняв руку, чтобы убрать прядь с лица. От этого жеста
девушка вздрогнула и едва отстранилась, смотря на парня испуганно. Боится. – Мира, я хотел
поговорить.
– Уйди, – через силу выдавила она.
Не реветь! Не реветь, Мира. Чему тебя учили Эльке и Релион? Терпеть и не быть слабой.
Давай, держись.
– Нет, – настойчиво ответил Клейн. – Я не уйду, пока не поговорим.
Адриан наклонился, чтобы взять её за руку, но Мира резко отстранила и отошла на шаг
назад, прижавшись к окну в пол.
– Я же сказала «нет»! И не трогай меня!
Её глаза с враждебно смотрели на парня. Поза напряженная. В любой момент она готова
дать отпор или бежать. На её крик в момент подлетел Айван. Он встал между Мирой и Адри-
аном, зло осматривая парня. Он был немного ниже Клейна, но зато старше.
– Ты не слышал, что она сказала?! – зашипел Айван. – Убери руки от моей сестры.
У  Адриана зубы застучали он накатившей злости. Его бесило чужое присутствие. Он
хищно сощурился и прорычал:
– Не трогай мое.
На секунду Айван оторопел. Он широко раскрыл глаза, опустив руки, которыми до этого
закрывал Миру. «Мое» все звенело в  его голове. В  зелёных глазах загорелось кромешная
ярость.
– Т… Твоё? – тихо сказал он. – Ты назвал Миру своей? Мою сестру?!
Впившись в воротник чёрной футболки Адриана, Айван натянул её и затормошил парня:
– Твоё?! Ты, мелкий наглый пёс! Я убью тебя, если ты ещё раз подойдёшь к Мире хотя бы
на метр! Я из тебя все выбью, паразит…
К ним подбежала Лира и попыталась оттолкнуть парней друг от друга. В Адриане тоже
вспыхнула злость и обида за свою гордость. Он не хотел бить брата Миры, но ещё немного –
и он не сдержится. Все испугано вставились на этот спектакль. Люди у пустой кассы выпу-
чили глаза на то, как всегда доброжелательный и улыбчивый Айван сыпал проклятия на кри-
минально известного Добермана.
Мира и Лира оттащили их друг от друга. Лира переградила Айвана, а Мира Адриана.
Но юноши буравили друг другу недобрыми взглядами.
– Хватит! – воскликнула Мира. – Вы всех здесь распугаете!
Она повернулась лицом к Адриану и толкнула его в грудь.
– Зачем ты пришёл?! Мучить меня и тормошить мой покой? Из-за тебя вон что творится!
Адриан отошёл от неё на шаг, как она хотела, и упёрся глазами в пол.
– П-пожалуйста. Давай поговорим, женщина, не упирайся.

64
А.  Реми.  «Доберман»

«Женщина»?! С новой силой Мира нагрузилась возмущением. Но он же попросил с доб-


рым словом. Все бы ничего, но Адриану то давалось действительно сложно.
Сглотнув, Мира выдохнула:
– Хорошо. Хорошо, мы поговорим.
– Мира! – ахнул брат. – Не надо. Ты уверена?
– Да, Айван, не беспокойся. Все будет в порядке. Он должен исчезнуть отсюда.
Она стремительно направилась к выходу, а Адриан проследовал. Посетители стали пере-
шептываться, а  некоторые хлопать Айвану за  то, что вступился за  сестру. В  кондитерской
царил настоящий хаос.

***
Прохладный переулок был без света. Сюда не проникало солнце, и тут было мало места
из-за того, что здания близко стояли друг к другу. В этом запутанном переулке почти никто
не ходил. Но в два шага можно было добежать до кондитерской Бон-Бон, здорово сократив
целый проспект.
Мира облокотилась спиной о прохладную стену, скрестив руки на груди и грозно погля-
дывая на Адриана. Он стоял напротив неё в метре, закусив губу.
– Не знаю, с чего начать.
– Начни с того, что ты урод и что тебе не место здесь. А потом уйди и исчезни из моей
жизни.
Адриан не знал, что должна значить для него та девушка, чьи оскорбления он стерпит
и просто проглотит. Именно это он и сделал. Стиснув зубы и раздраженно прикрыв глаза.
– Да что я такого сделал, чтобы ты настолько обиделась!
Мира едва не рассмеялась.
– Серьезно? Тебе перечислить? – она побледнела. – Знаешь, глотая слезы, я тоже думала,
что же такого сделала, чтобы настолько взбесить тебя.
– Ничего, – сразу ответил он. – Ты ничего не сделала.
– Да ну?
Адриан кивнул. Если бы он был более эмоциональным, можно было бы увидеть его отча-
яние. Ему казалось, что Мира его точно не простит.
И эта мысль вгоняла в ужас.
– Я знаю, что накричал на тебя. Зря и не за что. Просто… И ты меня пойми…
Последняя фраза чуть не заставила Миру подскочить и вспыхнуть на месте. Клейн попы-
тался быстрее продолжить:
– Я же ничего не знал! Я не знал ни о фиктивности ваших отношений, ни о том, что ты
была против поцелуя.
– Я не знала о нем, – строго поправила Мира.
– Верно. Не знала. Я видел все иначе. Я видел, что ты, закрытая полностью для меня, спо-
койно открылась для другого. Охотно давала целовать себя. Я ощутил себя преданным тобой.
Райз попыталась дышать ровнее и не нервничать.
– Да. Но ты повёл себя грубо и отвратительно. То, что ты говорил мне… Ты… Я думала,
что умру от стыда и обиды прямо там.
У Клейна сердце содрогнулось. Его отвращение к самому себе было настолько сильным,
что его можно было даже потрогать.
– Я знаю.
– Ты обещал мне вести себя по-другому! – сорвалась Мира, топнув ногой. – Обещал быть
мягким ко мне! То была ложь, да? Ты врал мне, как и остальным девушкам…
Адриан тоже не выдержал.

65
А.  Реми.  «Доберман»

– Мира! Ты все знала с самого начала! – крикнул он. – Я не был принцем! Я был тем, кем
являюсь! Я Доберман. Я необходителен. Я нагл. Я самодостаточен. Я не доблестный рыцарь,
и у меня нет морали. У меня есть только свобода и свои желания.
У девушки дрогнул голос.
– Зачем было обещать? Чтобы видеть, что я верю тебе, и смеяться?..
– Нет. Когда я обещал, я говорил честно. Но я не могу измениться за один день, понима-
ешь?! Я действительно хочу быть другим для тебя. Но я не могу. Не могу сразу перестроиться.
Я не гребанная коробка передач, ясно тебе?
Сглотнув целый ком слез, Мира всхлипнула:
– Потому что «ты и я» – для тебя это ничего не стоит.
Адриан посмотрел на неё серьезно.
– Быстрого результата не будет. Это не доказывает ничего. Я готов медленно ломать и сги-
бать себя для тебя. Вот это доказывает мое отношение к тебе. Наше «ты и я» для меня охе-
рительно важно. Твои тупые наставления по поводу моего поведения это как гладить против
шерсти. Но  что я делаю? Я, мать твою, слушаюсь! Слушаюсь и  ломаю себя. Если ты этого
не видишь, в таком случае купи чертовы очки.
С болью она спросила:
– Что… Что у тебя ко мне?
– Я не знаю.
Мира, которая ожидала иного ответа, содрогнулась и закрыла лицо руками. Она помотала
головой и сказала:
–  Адриан, я не  могу. Я знаю, что ты будешь делать больно снова и  снова… Это твоя
натура. Я не такая наивная, чтобы терпеть и верить. Я устала. Арту верно сказал. Это не сказка,
ты не принц и я не принцесса. Я не могу этого больше терпеть. Я правда слишком устала.
Он не двигался. Внутри все замерло, а внутренние демоны замолчали и вскинули рогатые
головы, прекратив вой.
Адриан понимал, что сейчас – это будет конец. Прямо сейчас он видит последний раз
эти заплаканные малахитовые глаза, которые больше не  посмотрят на  него с  той добротой,
с которой, порой, Мира могла взглянуть.
Вам знакома честь?
Что вы знаете о настоящей чести? Когда ты обязан отвечать за свои слова и поступки?
Когда держишь слово и берёшь ответственность на себя?
Когда ты виноват, и  когда обязан извиниться? Когда от  твоего решения зависит, воз-
можно, самый важный исход.
Адриан ничего не  знал об  этом. Он не  сталкивался с  подобным. Он отвечал за  свои
поступки, но не задумывался о чести. Сейчас он понял, что должен сделать. Вина была его.
По щекам Миры текли слезы, которые выдавил из неё он. И если Клейн не сделает положен-
ное, Мира больше в жизни на него не посмотрит. Выплюнет их отношения прямо здесь, как
горькую конфету, и забудет.
Девушка убрала руки от лица. Её красные глаза проследили за Адрианом. Сердце сжа-
лось, и она тихо вздохнула от удивления.
Адриан опустился перед ней на колени.
Как положено – на одном стоит, второе согнуто. Склонившись, он прикрыл глаза. Эта
поза полного повиновения.
– Мира, прости меня за все, чем я доставил тебе боль. Не важно, хотел я этого тогда или
нет. Сейчас я бы этого не сделал. Я обещаю, что буду стараться меняться для тебя и становиться
мягче. Только для тебя.
Он поднял голову, и в лёгком сумраке его глаза казались насыщенными синими.

66
А.  Реми.  «Доберман»

– Ты будешь единственной, кто увидит меня таким. Я не обижу тебя и не дам никому
другому.
У Райз задрожали колени. Она едва стояла, закрыв рот рукой и стараясь не разрыдаться.
– Я не понимаю, что чувствую к тебе. Но совершенно точно знаю: хочу, чтобы ты была
рядом.
Он смотрел на неё. На её блестящие зеленые глаза, полные слез, которые большими кап-
лями слетали с ресниц и падали вниз. Девушка неловко подошла к Клейну, обняв его и обвив
его шею. Она проныла:
– Адриа-а-ан…
И опустилась на землю рядом с ним. Он осел, усадив её к себе на колено, и прижал к телу.
Мира уткнулась ему в шею, всхлипывая и вдыхая его тёплый запах. Он поцеловал её в ухо,
погладив по голове. Она казалась такой маленькой в его руках.
– Я тебя ненавижу, – пролепетала она ему в плечо.
– Я догадывался, – усмехнулся Адриан.
– Мы никогда не будем вместе, – сказала Мира. – Мы же слишком разные.
Адриан вновь согласился, кивнув.
– Да, мы полярные. Нам не вытерпеть друг друга.
Он склонился и поцеловал её в уголок губ.

67
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 15
 
– Эй! Стоять!
– Ну что такое?
– Убери это отсюда.
– Не рычи, это всего лишь фикус…
– Нетушки! Чтобы я не видел этот драный куст здесь.
Мира зло надула губы и потащила горшок с цветком к выходу. Адриан, скрестив руки,
провожал девушку взглядом. В частности, её зад, за которым парень следил уже минуты две.
Пихнув растение к стене, Мира огляделась. Они находились в просторной светлой квар-
тире, в которой помимо кухни, был только диван, телевизор и журнальный столик. Это была
студия, с большим окном вместо стены. В ней всего одна комната, совмещённая с гостиной,
но достаточно большая.
– Но ведь надо её как-то обставить…
–  Только не  вениками,  – непреклонно скомандовал Адриан и  покосился в  сторону
кухни. – Если и нести сюда вещи, то продукты. Этот холодильник и плита нетронуты.
Мира подошла к парню. С его ракурса она рассмотрела кухонный гарнитур, и, помедлив,
согласно кивнула. На ней были шёлковые розовые шорты выше талии и заправленная в них
белая обтягивающая кофта. Волосы она просто убрала за уши, чтобы те не мешались ей при
работе в квартире. Рядом стоящий Адриан сунул руки в карманы серых джинсов, рассматривая
окно.
Он задумчиво сказал:
– Хотя не надо. Брат все равно готовить не собирается.
– Нет? – удивлённо спросила Мира. – Вы, богатенькие, даже готовите не сами?
Клейн насмешливо посмотрел на девушку и склонился к ней, ухмыльнувшись:
– Что это ещё значит – «богатенькие»?
Не смотря на близость юноши, Мира спокойно стала объяснять:
–  То и  значит. У  вас куча денег и  вы выпендриваетесь по  любому поводу, и  ходите
по ресторанам.
– У тебя слишком стереотипное мнение, дорогуша, – ответил Адриан и закинул руку ей
на плечи. – И какой смысл готовить, когда есть люди, которые сделают это лучше тебя?
Хмыкнув, Мира скинула с себя руку парня и рухнула устало на белый диван. Она запро-
кинула голову и прикрыла глаза.
– Тогда нам больше нечего здесь делать. Все самое необходимое тут имеется. Во сколько
он приедет?
– Ближе к вечеру, – сказал Клейн и сел рядом.
Был день воскресенья. Середина февраля радовала тёплой погодой и минимумом экза-
менов в Академии. Студенты свыклись с тем, что с Доберманом рядом его светленькая под-
опечная, и что дальше флирта с девушками он не заходит. Оттого рождались слухи, есть ли
у него что-то с Мирой, или нет. Одни говорили, что никогда такого не случится, иные пред-
полагали, что он влюблён в неё и поэтому держит рядом. Другие считали, что он наиграется
с ней и бросит.
В  истине было, что Адриан и  Мира относились друг к  другу дружески. Они могли
немного ссориться, Адриан мог выть от упрямости девушки, а сама Райз злиться от наглости
или грубости парня. Между ними постоянно происходили перепалки и подколы, но, в основ-
ном, все кончалось мирно. Потому что Адриану не  хватало ее мягкости и  заботы, а  Мире
не доставало его твёрдости и защиты. И Янне, и Арту привыкли к присутствию Миры, и им

68
А.  Реми.  «Доберман»

даже нравилось разговаривать с ней или учить какой-нибудь ерунде типа строению адронного
коллайдера.
Айван часто напоминал Мире, что очень рад, что она не встречается с Доберманом. Он
говорил: «Как чудно, что ты так благоразумна. Как славно, что держишь его на расстоянии.
Он же знает, что я твой брат. Что я могу выследить человека где угодно… И как угодно…
Ты ему только передай… Кстати, у меня большая коллекция ножей. Я не мясник, конечно,
а кондитер. Но очень злой и опасный временами».
Частенько Мира ездила с Адрианом на его будничные, как он говорил, разборки. Обычно
она стояла у мотоцикла в шлеме, наблюдая, как её покровитель разбирается с нехорошими
ребятами. Потом она давала полотенце, воду, и они уезжали.
В данный момент, пара находилась в съёмной квартире. Она располагалась на этаж выше
квартиры Адриана. Сегодня они готовились к приезду брата Адриана, который жил и работал
в Монреале. Они роднились только по линии матери, отцы же у юношей разные. Он был старше
Адриана на три года, но ходил в ту же Академию когда-то.
Большего Мира о брате Клейна не знала.
– А почему он живет в Канаде, а не здесь, в Австралии?
Адриан развалился на диване, вытянув ноги вперёд и сложив на журнальный столик.
– Ему тут нечего было делать. Отец не любил его, и ему предложили хорошую работу
в Монреале. Он переехал. Мы видимся около четырёх раз в год. Приезжаем я или он ко мне.
Мира кивнула, съёжившись и обняв колени.
– Кем работает твой отец?
– Он владелец сети банков. Так же у него маленькие фирмы, которые одалживают деньги
на короткое время по высоким процентам. Чаще всего люди не успевают выплатить, и он посы-
лает коллекторов, чтобы выбить их и забрать все, что имеют те люди.
Ужаснувшись, девушка нахмурилась:
– Но это же незаконно… Это же чёрный бизнес.
Повернувшись к ней и улыбнувшись, Адриан произнёс:
– Да. Те разборки, на которые мы ездим, в частности об этом. Либо я выбиваю деньги
для папы, либо гоню других коллекторов с нашей территории.
Оставшись в пораженном состоянии, Мира медленно отвернулась. Да, семья Адриана
подстать самому Адриану. Хотя, какая там семья, отец один. И, кажется, он только рад этому.
Ему нравится то, что он делает, и отношения у него с папой хорошие. Ну, если он счастлив
от этого…
Но все равно звучит ужасно и жутко. Мира мысленно пообещала себе никогда не брать
денег в займы в фирмах.
– А твои родители кто? – не отводя глаз, спросил Адриан.
– Ну, они немного отличаются от твоих… Моя мама учитель балета в спортивной школе.
А папа журналист. Об Айване ты сам знаешь.
– Да-а, – протянул Клейн. – Разные у нас семьи. Кстати, как там твой братишка?
Адриан ухмыльнулся. Он так развалился на диване, что едва оставил Мире место. Она
возмущённо посмотрела на вытянутые ноги парня, и на поджатые свои.
– Хорошо. Он хорошо. Говорит, что ты ему очень не нравишься, и чтобы я меньше под-
ходила к тебе.
Растянувшаяся на лице улыбка юноши означала что-то плохое. Он, довольный и счаст-
ливый, сощурился, посмотрев на Миру, и хищно облизнулся.
– Да… А ты же знаешь, как мне нравится не слушаться.
Он потянул Миру на  себя, которая уже попыталась отдалиться, и  насильно посадил
сверху. Взяв её за бёдра, он поднял голову и посмотрел снизу-вверх на девушку. Она была
недовольна и смущена.
69
А.  Реми.  «Доберман»

– Что ещё за шутки?


– Какие шутки? Все серьёзно.
Райз отвела взгляд, пытаясь так не волноваться. Между ними ничего не было, и уже две
недели особенного не  происходило. Адриан мог приставать к  ней, но  особо не  напрягался,
просто шутил.
– Тогда дай мне сесть на место…
Как только она попыталась слезть, Клейн только сильнее прижал её бёдра к  себе
и ухмыльнулся.
– А на мне тебе не удобно?
Поджав губы, Мира оставила вопрос без ответа. Проблемой было другое. У нее не было
парня около двух лет. И поцелуи с Адрианом могли свести с ума. Пусть он часто бесил её,
но  порой ей казалось, что она не  сможет сопротивляться ему. У  него были сильные тёп-
лые пальцы, крепкий длинный торс, стройные ноги, выпирающие ключицы и приятный голос
(когда он не ругался). Такое ощущение, что Адриан был создан обольщать. И Мира изо всех
сил старалась не поддаться ему.
Его руки с бёдер медленно поползли на заднюю часть. Тут Райз не выдержала:
– Клейн! Держи руки на месте! И дай мне слезть!
Она попыталась вернуть его пальцы на место, но он перехватил ее и вцепился в кисти.
Снова потянув на себя так, что Мира почти легла на его грудь. Их лица оказались в опасной
близости.
– Теперь уже не слезешь.
– Вот зачем ты это делаешь? – устало спросила Мира, глянув прямо в его голубые глаза. –
Доконать меня?
Немного подумав, Адриан пожал плечами.
– Не знаю. Просто хочу так и все.
Девушка отвела взгляд и почувствовала себя неловко.
– Вот не надо так делать. Отпускай по-хорошему.
Адриан, сидевший на  диване и  развалившийся, а  на  нем сверху девушка. Как только
Мира представила эту «дружескую» сцену, ей захотелось оказаться на  ногах. Она заерзала.
Клейн прикусил губу.
– Не ерзай на мне, егоза. Это очень опасно, между прочим…
Она мельком глянула на часы. Уже пять вечера. Неизвестной силой Мира подорвалась
с парня и подлетела к холодильнику. Он был пуст.
–  Уже пять, Адриан! Твой брат вот-вот появится! А  мне даже угостить его нечем…
Кстати, как бишь его?
Недовольный и  хмурый Адриан лениво поднялся с  дивана, взъерошив себе волосы
на голове.
– Лиам Раст.
– У вас разные фамилии? – слегка удивившись, спросила Мира и обернулась.
– Да, – нехотя ответил юноша и направился в сторону двери ванной. – Папуля не хотел,
чтобы чужой ребёнок носил его «доброе» имя. Ты права, приготовь что-нибудь, а  я пойду
ополоснусь в душе.
Немного подумав, Райз вышла из квартиры за продуктами. На том и порешили.

***
Оказавшись внутри, Мира разложила фрукты и  пирожные на  столе. Составила рядом
бокалы и бутыль с игристым вином.
Вроде хорошо выглядит.

70
А.  Реми.  «Доберман»

На часах шесть вечера. Недобро глянув на приоткрытую в ванную дверь, девушка шик-
нула себе под нос:
– Мыться в душе целый час… Даже у меня меньше уходит.
Прошлёпав туда, Райз сунула нос в  ванную, взглядом ища Адриана. Комнатка была
небольшой и в серых цветах. У потолка стоял пар, зеркала запотели. Возле с шкафчика с бельём
стоял Клейн.
Зря. Зря она вошла сюда! Не в силах оторваться от его фигуры, Мира едва сделала шаг
внутрь.
У шкафчика был Адриан. Он склонился над полотенцем, будучи в одних расстегнутых
джинсах. Клейн провёл пальцами по влажному прессу, на который ещё падали капли с мокрых
темных волос.
Его глаза медленно перешли на застывшую Миру.
– М? Уже так поздно? – беззастенчиво спросил юноша.
– А? – вышла из транса Райз. – А, ну да… В-вообще-то уже шесть, т-так что я подумала…
Н-надо позвать тебя в себя… Ой! К себе, я хотела сказать.
Лицо у Адриана вытянулось от некоторого удивления.
–  Я все приготовила,  – сказала девушка более чётко, отведя взгляд и  смотря куда-то
в сторону.
Секунду спустя, Клейн уже смеялся. Он вытер слезы с глаз, и неспешно подошёл к Мире.
Рядом с ней стояла ванна, и юноша сел на бортик.
– Ты какая-то смешная сегодня. Я, кажется, понял, почему…
Он запер Миру, окольцевав её руками и обхватив. Она возмущённо уперлась пальцами
в его влажную грудь.
– Что? Нет! Я не смотрела на твоё тело, ты себе сам придумал какую-то ерунду.
Адриан застыл. Его глаза широко раскрылись, и он улыбнулся шире.
– Райз! Да я имел ввиду моего брата! Я думал, ты волнуешься! А вон какова причина,
да? Засмущалась?
Он ехидно засмеялся, похлопав девушку в наглую по заднице. Ей захотелось провалиться
сквозь землю. Зажмурившись, она стала бить парня по плечам.
– Ты идиот! Ты меня бесишь! Ненавижу!
Адриан запрокинул голову и стал хохотать в своё удовольствие. Он был в восторге. Мира
поникла. Её раскусили. Грустно сев на его колено, она мечтала исчезнуть в какой-нибудь тем-
ный угол и сжаться там.
Ну позор!
– Та ладно, – ухмыльнулся Адриан. – Нечего слюни пускать. Для тебя все в свободном
доступе.
Он заглянул ей в глаза. Она невольно встретила их, поджав губы. Сердце застучало быст-
рее.
– Я не пускала слюни…
Приобняв ее за талию, чтобы ей было удобнее сидеть на его колене, Адриан медленно
взял её руку в свою и положил на свой торс. От этого у Миры даже уши покраснели.
– Совсем рядом…
От смущения Райз прикрыла глаза. Но горячая мокрая кожа Адриана все ещё скользила
у неё под пальцами. Она тихо выдохнула, когда он прислонился носом к её шее и немного сжал
ткань её кофты. От него пахло свежим кремовым маслом и чем-то ещё очень вкусным.
Мира положила руку ему на плечи, приобняв, и Адриан скользнул губами по её щеке.
Его вторая рука легла на её колено, поднимаясь выше. Сквозь пальцы Миры проходили тёмные
влажные волосы Адриана, и кожей она ощущала его тёплое дыхание.

71
А.  Реми.  «Доберман»

Повернувшись к его лицу, когда их губы почти коснулись друг друга, они встретились
глазами. Прикрытые светло-голубые глаза Адриана были застланы мутной пеленой, как и её,
зеленые.
Он поддался вперёд, и они сомкнулись губами.
Едва успели ощутить это лёгкое прикосновение, как замки в двери защелкали. Чьи-то
шаги.
– Эй, братец! Адриан, ты здесь?

72
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 16. «Неожиданность»
 
Адриан вздрогнул. Он поднял Миру и спустил её с колен. Неловко пригладив волосы,
девушка подошла к зеркалу и осмотрела себя. Перед Лиамом ей хотелось выглядеть опрятно.
Обтягивающая белая кофта, розовые завышенные шорты и  красное лицо. Неуместно
красное. Адриан же смахнул тёмные пряди со лба и, прямо в одних джинсах, вышел из ванной.
За ним прошмыгнула и Мира. Они оказались в просторной единственной комнате квартиры.
За высокой фигурой Клейна ей было тяжело что-то разглядеть. Но она все-таки увидела у две-
рей его брата.
Стоит юноша. У его длинных ног два красных чемодана. Обычные суперстары, голубые
джинсы и клетчатая синяя рубашка. Мира подняла глаза и неслабо удивилась.
Они братья?
У  Лиама и  Адриана совсем разные лица. Мягкие черты лица, округлый подбородок
и губы пухлее, чем у Адриана. Густые тёмные брови и ресницы, яркие светящиеся серые глаза.
Проколотые уши в нескольких местах. И то, что удивило Миру больше всего. У Лиама были
густые вьющиеся светлые-светлые волосы. Они лежали неаккуратно и забавно, хотя это шло
его очаровательному образу.
На губах застыла тёплая и радостная улыбка.
– Ри-и-и-ин! – протянул Раст своим звонким приятным голосом.
Лиам подскочил к Адриану, налетев и повалив того на пол. Парни оба упали, грохнув-
шись и в один голос ахнув. Мира вскрикнула и отскочила на целый метр.
Уставилась на эту странную картину.
Над Адрианом, который ошеломлённый лежал на полу, склонился на четвереньках Лиам.
Растянутые в улыбке губы и блестящие глаза – все располагалось только Адриану.
– Три месяца тебя не видел, котик! А лицо чего такое бледное?
Лиам наклонился и насильно поцеловал Адриана в щеку. Клейн замычал и с силой отпих-
нул от себя брата. Тот уселся на полу, не поникнув и улыбаясь.
– Не липни ко мне, Ам, – пробурчал Адриан и потёр щеку. – Вовсе оно не бледное. Ты
на себя-то посмотри!
Лиам рассмеялся и похлопал себя по плечу. С помощью друг друга, оба юноши встали
и оказались на ногах. Рост приблизительно схожий, и обоим Мира была примерно по плечо.
Раст стал разглядывать квартиру. Его глаза пробегали по мебели и по стенам, пока в одну
секунду не оказались на Мире. Парень испуганно вздрогнул и отпрянул.
– Ой! Я тебя даже не заметил! А ты-то кто такая, девица?
Не успела Мира ответить, как Адриан усмехнулся и указал на неё:
– Это Мира, она со мной.
– Д-девушка? – едва выдавил Лиам. – Ты привёл в нашу квартиру девушку?
Странно он об этом как-то говорит, подумала Райз и встала в ступор. Не знала даже, что
толком сказать. Наверное, опровергнуть его слова?
– Я т…
– Нет, – перебил её Клейн. – Она не моя девушка. Она моя подопечная.
И Адриану, и Мире стало как-то не по себе. Странно. «Подопечная». Они переглянулись.
В головах обоих мелькнуло: просто подопечная?
Многовато между ними было, чтобы называть друг друга просто подопечным
и  покровителем. Интересно, как называются такие отношения? «Привет, это моя
подопечная, и  девушка-к-которой-я-пристаю-и-которую-обижал-по-сорок-раз-ну-я-конечно-
извинился-но-сейчас-все-гладко».
Длинновато.
73
А.  Реми.  «Доберман»

Проще так: «Привет, это моя симпатичная заноза в заднице». Да, Адриану понравилось
такое название их отношений. Он улыбнулся.
Мгновение подумав, Лиам рассмеялся и закивал:
– А, подопечная! Точно! Хотя это странно, да? Ты же терпеть не мог эту систему, у тебя
и своих Белых никогда не было! А тут и домой привёл…
Остановившись на Адриане взглядом, Лиам застыл, о чем-то думая. У него дёрнулась
бровь.
Им стало неловко.
Раст всплеснул руками и широко улыбнулся.
– А впрочем – какая разница?
Он подошёл к Мире и стиснул её в объятиях очень крепко. Она проскрипела от удушья,
а когда её отпустили, тоже улыбнулась.
– Я Мира Райз, привет. Терплю твоего брата на досуге.
Адриан нахмурился и уставил руки в бока. А Лиам захохотал.
Все трое направились к  столу. За  окном вечерняя тьма уже спустилась на  город,
и повсюду загорелись огни. Большая полная луна освещала насыщенным синим складки плы-
вущих облаков.
Адриан развалился на  стуле, держа в  руке бутылку белого вина. Он выразил протест
против «гейских» бокалов и предпочёл пить из горла. А вот Мира была не против, и перед ней
стоял полупустой бокал. Лиам свой сжимал между пальцев.
Сначала разговор тек на обычные темы. Мира узнала, что в Канаде у Лиама хорошая
работа. Это крупная фирма, которая занимается продюсированием разных талантливых людей.
Там работают десятки работников, являющиеся агентами по связи с общественностью. Лиам
был креативным директором. Учитывая, что ему только 23  года, он неплохой специалист.
Проще говоря, это было пиар-агенство.
Он хорошо зарабатывал и жил в своём доме с машиной. На личном фронте у юноши
было пусто.
– Потому что найти стоящего человека действительно сложно, – философствовал Лиам.
Почему-то он нарочно не говорил «девушка».
Он говорил: «найти человека». Не «найти девушку/жену».
– Многие ведутся только на мою внешность. Что-что, а я-то точно красавчик, – улыбнулся
он и глянул на брата напротив. – У нас это семейное, да, брат-красавчик?
Адриан ухмыльнулся и отпил вина.
– Да.
– Но вы такие разные! – восхитилась Мира. – Совсем непохожи.
Если сравнить Адриана и Лиама, то даже напугаться можно от того, какие они разные.
Адриан жёсткий и резкий юноша, с тёмными волосами и острыми чертами лица. Он и сам был
таким в жизни – колкий, быстрый, умный и чаще всего строгий к другим. А Лиам? Лиам это
странная и приятная неожиданность! У него не было причёски – просто вьющиеся светлые
волосы. Плавное черты, мягкий характер и вечная улыбка. Он всегда смеялся, был непредска-
зуемым и слегка безумным. Такое сильное различие в характерах и внешности. При этом они
обожали друг друга.
– Мы же сводные, – ответил спокойно Клейн. – У нас только мать общая. Помнится, ты
залезла в мои вещи и увидела её фото. Помнишь, что она блондинка? Я в папу, а Ам в маму.
Точно. Мира вспомнила то фото. Маленький Адриан с  тёмными волосами. Такой  же
отец, на которого очень похож сын. И женщина. Блондинка с мягкими чертами лица.
Сидящий по правую руку Лиам – вылитый мать. Те же губы, нос и глаза. И волосы.
– Залезла в твои вещи? – удивлённо спросил Лиам. – И ты осталась после этого жива?
Мира неловко засмеялась и почесала голову.
74
А.  Реми.  «Доберман»

– Огребла-то я да, но хотя бы не насмерть.


Лиам о  чем-то задумался, уставившись себе в  тарелку. Райз встретила голубые глаза
Адриана, который едва улыбнулся.
– Если то, что тогда потом произошло, ты считаешь наказанием… То зли меня почаще.
В теле как удар током. Мира покраснела и вспомнила, что именно случилось тогда. Это
был день после грозы. Адриан застал её с фотографией в руках, и хотел ударить. Она воспро-
тивилась ему, а потом… А потом…
– А вы друзья, да? – прервал Лиам Раст. – У вас, кажется, неплохие отношения.
– Ну почти, – слукавил Адриан и снова отпил из бутылки. – Видишь ли, друзьям я грубить
могу хоть сотню раз, а Мирочка у нас особенная.
Он неприятно выделил последнее слово, съязвив и недовольно глянув на девушку. Мира
вздернула нос и фыркнула.
– Да! Меня бесит, когда ты начинаешь доставать меня.
– А ты не упрямься!
– А ты не заставляй делать то, чего я не хочу!
– Значит захоти!
– Ты невыносимый собственник и тиран!
Они зарычали друг на друга. Лиам наблюдал за этим. У него было удивлённое и одновре-
менно заинтересованное лицо. Его явно цепляло то, что он видел. То, как относится к Мире
его брат. На уме у Раста стало что-то появляться. Он переводил взгляд то с девушки на парня,
то наоборот.
– Да-да, я понял, – хохотнул Лиам и махнул рукой. – У вас своя атмосфера. Но, Адриан.
Я спросить хочу…
Вкрадчивым голосом и склонив голову, Раст задал вопрос:
– Девушка у тебя есть?
Повисло молчание. Адриан задумался, Лиам ожидал ответа, а Мира застыла в ожидании
чего-то плохого.
Клейн отмер и пожал плечами. Он дернул рукой, в которой была бутылка, и вино чуть
не брызнуло ему на лицо.
– А оно мне надо? Ты же меня знаешь! – бутыль запрокинулась, и Клейн сделал несколько
глотков. – Я люблю быстрые отношения. День-два – и все, на новый экипаж.
Не  зная, как реагировать, Мира глупо улыбнулась. Вроде  бы и  здорово. А  вроде  бы
и нет…
Пока она рассматривала, как на губах Адриана блестит капля вина, Лиам почесал под-
бородок.
– Н-да? Ну да, ну да, – кивнул он. – Учебный год уже сколько длится? Почти два месяца?
Значит, ты покровительствуешь Мире уже два месяца?
Два месяца это совсем не два дня.
– Типа того.
Лиам хотел что-то ответить, но Мира его перебила.
–  Точно! Я даже помню, как ты отшивал какую-то девушку. Она плакала, а  ты все
на своём, – бодро сказала она. – «Нам пора расставаться, ты знала, на что идёшь!» – спароди-
ровала Мира глупым голосом.
– Ах, ты о нашем знакомстве? – любезно пропел Адриан. – Помню, помню. И что было,
тоже помню.
Мира сощурила глаза и попыталась взглядом пустить в Адриана стрелу. Порой ей так
мечталось о такой супер-способности. Но этот парень оставался сидеть перед ней живым и здо-
ровым. И наглым.
Лиам резко встал из-за стола, вытерев рот салфеткой, и неловко улыбнулся.
75
А.  Реми.  «Доберман»

– Все было здорово! Правда. Но мне не очень хорошо, и я страшно устал с самолета.
Сами знаете. Монреаль-Мельбурн – чокнуться можно, как долго, – устало вздохнул он. – Там
ещё Бермудский треугольник недалёко, слыхали?
– Где Бермуды, да? – глупо спросила Мира и тоже встала.
Адриан закатил глаза и поджал губы.
– Ну хорошо. Мы с Мирой пошли вниз, в мою квартиру.
Лиам дернулся и переспросил:
– Что? Вы вдвоём?
Райз тоже посмотрела на Клейна.
– Ну да, – ответил он. – А почему нет? Уже поздно, и завтра нам рано в Академию.
– М-может вы останетесь тут? – спросил Лиам и указал на диван.
Клейн уже направился к двери, держа Миру за руку.
– Глупости! Мало места. Ты отдыхай, я вот одну бутылочку прихвачу, все остальное тебе.
Сладких снов, зайка.
Адриан махнул рукой и вышел. Мира только успела встретиться взглядом с серыми гла-
зами Лиама.
Дверь в его квартиру закрылась.

***
На  ворсистом ковре сидеть было приятно. Облокотившись о  диван, Адриан держал
бутылку и, согнув ноги в коленях, курил.
Он совершенно забыл про одежду. Как был в одних джинсах – так и остался. Выпивая
вторую бутылку вина, ему уже становилось довольно весело.
Рядом сидела Мира. На ней была его майка, а волосы она распустила. Они о чем-то глупо
болтали, собирая всякую чушь, что приходила в голову. У обоих уже немного плыло перед
глазами.
– И однажды я даже дрался с ним!
– С Лиамом? – сквозь смех спросила Мира.
– Да! Ну, дракой это было не назвать, – усмехнулся Адриан. – Я разок дал ему по лицу –
он сразу свалился с ног. Нос до сих пор кривой!
Клейн убрал пустую бутылку в сторону. Мира, посмеиваясь, вытерла слезы и устало обло-
котилась о плечо Адриана, положив на него голову. Он прикрыл глаза, расслабленно вытянув
ноги.
В комнате повисла тишина.
Первым её нарушила Мира.
– Адриан, – позвала она его. – А правда: кто мы друг другу? Как такое называется?
– Какое?
– Ну, то, что у нас с тобой.
Он выдохнул дым и кинул сигарету в оставшееся вино. Она прошипела и погасла.
– Если бы я знал, я бы тебе сказал, – устало ответил он. – Эй, ты очень горячая.
Он поднял её лицо с плеча и провёл по нему рукой, всматриваясь в её глаза. Пытался
определить температуру.
– И щеки вон, совсем розовые…
– Вроде дружеское… – мутно произнесла она.
– Что? – удивился Адриан.
– Сейчас ты ведёшь себя как друг. А иногда… Нет.
Адриан отвёл взгляд и задумчиво закусил губу. Кажется, Мира многовато выпила для
обычного домашнего банкета.
– Иногда и мне хочется что-то недружеское… И сейчас…
76
А.  Реми.  «Доберман»

Она потянулась к нему ближе, и Клейн удивлённо отстранился. Вот уж что было для него
впервой – так это пугаться, когда к нему лезет немного выпившая девушка. Вроде обычное
дело. Но как-то не сегодня.
– Эй! Ты чего?
– А что? Только тебе можно приставать?
Она обвила его шею руками и завалилась прямо сверху. Адриан только хлопал глазами,
рассматривая эту доселе невиданную картину – бушующая от вина Мира.
– Ты бываешь таким идиотом. А иногда нет. Вот когда нет, тогда прям нравишься мне.
Прям очень.
Она как-то неловко и по-детски поцеловала его. Неожиданно и странно. Без языка, про-
сто сверху губами шлёпнулась на его, закрыв глаза.
Адриан замер. Хорошо, что Мира не замечает, как бьется к него сердце. Что делать-то
с ней?
Он отлепил её от себя, и стянул с дивана мягкое покрывало.
– Ну все, принцесса выпивки, остынь-ка.
Против её воли, Адриан локо замотал Миру в кокон из покрывала. Она мычала и сопро-
тивлялась, но юноша был непреклонен. В итоге получилась замотанная Мира, у которой одна
голова торчала.
Она начала ругаться и ерзать. Это было дико смешно, и она походила на гусеницу.
Адриан, не в силах сдерживаться, рассмеялся.
– Вот и лежи так. И запомни: только я могу делать эротичные вещи с тобой, когда ты
не трезвая. К другим так не клейся.
Мира заворочалась.
– Эй! Что за шутки? Что ты там сказал? Не слышно! Громче! Блин, Адриан! Я же не гусе-
ница! Это ты у нас скорее членистоногое, чем я…
Она продолжила ворчать, а Адриан устало осел на пол и запрокинул голову.
Сегодня творились странные вещи.

77
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 17
 
Небо заволокло тяжелыми тучами. Они были темно-синими, и вспыхивали фиолетовым,
когда там или тут сверкала молния. Дождя не было, но глухие раскаты грома сотрясали небо.
Ветер усилился, разнося листья по улицам.
Люди счастливо бродили по тротуару, вдыхая предгрозовой воздух и выгуливая собак.
Продавцы в ларьках суетно готовились к тому, чтобы закрывать магазинчики.
Студенты Галлийской Академии и не думали прятаться. Они лениво развалились на сту-
пенях своего здания, или осели на крыше, или стояли группами у ворот. Весело болтая о чем-
то, они отдыхали в середине учебного дня.
Тем же занималась и Мира. Пять минут назад она и Арту, быстро сбегав в парк, купили
по  горячему кофе. Сев на  скамью на  территории университета, стали рассматривать небо
и обсуждать погоду и всякие глупости.
– А ветер-то разошёлся, – сказала Мира, поправляя пряди волос, слетевшие на лицо.
– Ага, – кивнул Арту и прильнул губами к кофе. – Так что там? Как Лиам поживает?
– М? Так ты с ним знаком?
Арту глупо улыбнулся.
– С братом Адриана-то? Естественно. Они видятся примерно раз в три месяца.
Опустив взгляд вниз, Мира стала водить ногтем по крышке кофе. В голову полезли раз-
ные мысли, которые ей захотелось озвучить для Арту. Вопросы могли оказаться личными или
странными, но интерес не мог оставить её.
– Слушай, – вкрадчиво сказала она. – М… А Лиам… Он вообще какой?
Бастлберг сощурился и покосился на девушку.
– Что ты имеешь в виду?
– Он странный немного, – пояснила Райз и наклонила голову в бок. – Чуток… Безумный,
что ли.
Секунду помолчав, Арту рассмеялся и похлопал подругу по плечу.
– А, ты об этом! Да, он странный. Очень трепетно относится к нашему Доберману. Только
он знает, что у Адриана в голове, ведь они росли вместе. Да и черт знает, что там с ним было,
ведь отец их семейства терпеть не мог Лиама. А если учесть, что папа Адриана – сущее зло,
то… Ух… Несладко ему было в детстве.
– А ты знаком с его отцом?
– С отцом кого? У них разные отцы. С папой Адриана – да, разумеется. Мы же вместе
с Доберманом помогаем ему и выбиваем долги. Этот человек из тех, с которыми ссориться –
плохая идея. Настолько плохая, что в один момент ты можешь очнуться, а у тебя ноги забето-
нированы, и прямая дорога в озеро.
От ужаса волоски на теле встали дыбом. Мира думала, что это только в сериалах бывает.
В прочем, речь же идёт об Адриане. До встречи с ним, ей тоже сказалось, что красивые плохие
парни есть только в женских романах.
– Но мать же общая? Она что, сына от мужа защитить не могла?
– Ты подумай сама, – уже серьёзнее сказал Бастлберг. – Она ему в подоле чужого ребёнка
принесла, а муж согласился его растить, учитывая его лютый нрав. Думаю, она особо не воз-
никала, с её-то чувством вины. Так что Лиам веселился в детстве.
Райз вспомнила, как разозлился Адриан, когда увидел её с фото в руках. С фото, где был
он и его родители.
– Ты знаешь его мать лично?
Лицо Арту вытянулось от удивления.

78
А.  Реми.  «Доберман»

– Нет, конечно! Ты о чем? Адриан даже не заикается о ней толком. Я знаю только, что
она не живёт с ним и с Томасом, его отцом. Это тема табу.
На время они замолчали. Каждый остался думать о чем-то своём, потягивая свой кофе.
Перед глазами появлялись секундные молнии, или был слышен гром. Арту опустил зеленые
глаза на  наручные часы. Мира обратила внимание на  его костяшки: пробитые. Горбатого
могила исправит, Арту никогда не будет спокойным парнем.
– Опа, уже 12:15. Мне через пять минут нужно быть в аудитории. Наш куратор хочет
что-то сообщить и просил прийти раньше. Оставляю тебя на саму себя, Мирочка.
Арту встал, кинув пустой стакан в бак, помахал и, сунув руки в карманы, направился
к входу в Академию. Он уже почти подошёл к ступеням, когда Мира окликнула его:
– Эй! А руки-то чего побитые? Опять влип кто?
Арту обернулся, но на её вопрос только нагло улыбнулся и исчез за дверьми.
Мира осталась одна. Она прикрыла глаза, вскинув голову, и расслабилась. У неё было
десять минут на отдых. Сегодня было чуточку прохладно, поэтому вместо пиджака она надела
белую кофту-кардиган на пару размеров больше, а гольфы натянула выше колена. Поправив
галстук на груди, она села ровнее.
Странная история с матерью Адриана выходит. Значит, картина примерно такая: живет
она с криминальным авторитетом, Томасом Клейном, и залетает от кого-то на стороне. И даже
осмаливается принести это дело мужу! Хотя это, наверное, смерти подобно, ведь он и Адриан
очень похожи, значит и характер у обоих скверный. И Том соглашается, чтобы ребёнок жил
с ними. Удивительно. Он наверняка мстил жене на ребёнке, мучая и избивая его. А женщина
не могла упрекнуть его, ведь и без того провинилась. Потом рождается Адриан, папочкина
гордость и его копия. Том лелеет его, но бесится на Лиама. Мальчики, несмотря на это, дружат.
Потом вырастают, Лиам переезжает в Монреаль, но они продолжают видеться.
Да, покруче любой бразильской истории.
Думая об этом, Мира резко покраснела и зажмурилась. Вспомнив о сериалах, она запа-
мятовала сегодняшнее утро. Почему-то она, завернутая в одеяло, и рядом лежащий Адриан.
Оба на ковре, оба проспали и там, под диваном, пустая бутылка вина. Что же тогда произошло?
Узнать у Клейна у девушки не хватило смелости.
Пока она сокрушалась об этом, даже не заметила, как её кто-то окликнул и сел рядом.
А очнулась она, когда этот кто-то ущипнул её за бок и она подскочила от неожиданности.
– Хэй! Я тебя звал уже очень долго.
Повернувшись, Мира удивилась. Рядом сидел Лиам, разглядывая её и улыбался. На нем
был бежевый свитер, серые джинсы и кроссовки. На плечах белая куртка.
– Ой-ей, извини, – пробормотала она. – Я что-то задумалась.
Лиам лишь снисходительно пожал плечами и облокотился о спинку скамейки. Ветер тре-
пал и без того торчащие светлые пряди. Только когда он оказался рядом, Мира заметила у него
под нижней губой два прокола, видимо, от пирсинга.
– Как поживаешь?
– Зачем ты здесь? – сразу спросила Мира. – Приехал проведать Адриана?
Как-то лукаво посмотрев, Лиам ухмыльнулся.
– Нет, не брата. Тебя.
– Меня? – оторопев, спросила Райз.
– Ну да, – уже более спокойно ответил Лиам. – Ты же в Академии всего первый год.
Решил проведать. Нравится тебе здесь?
Ощутив себя неловко, Мира немного отодвинулась и покачала головой.
– Да, тут неплохо. Правда, с покровителем не повезло, – усмехнулась она и поджала губы.
Лиам усмехнулся.

79
А.  Реми.  «Доберман»

– Я помню, ты и вчера об этом пошутила. Даже при Адриане. – Парень как-то поник,
а глаза стали задумчивыми. – И ничего не сделал тебе за это…
–  Ещё  бы он мне что-то сделать попробовал,  – смело вздернула подбородок Мира.  –
Пройденный этап.
Раст странно глянул на девушку. Сейчас идеальный момент, чтобы…
– Почему ты уехал из Мельбурна?
Лиам слегка удивился такой резкой перемене разговора. Он уставился на Миру, а потом
негромко сказал:
– Работу предложили.
– А если серьёзно?
Он сощурился. От его беззаботной улыбки мало что осталось.
– Здесь были проблемы.
– Какие?
На его лице мелькнула злость. Он сразу же спрятал её, попытавшись натянуто улыбку.
Выглядело неестественно.
– Что ты выпытываешь у меня?
Мира сделалась серьёзной. Она откинула светлые волосы с плеч на спину, и ветер под-
хватил их.
– Хочу понять, что произошло у вас в семье.
– Зачем? – последовал сразу вопрос.
– Чтобы узнать о прошлом Адриана. Почему он такой закрытый и дикий. Ты его знаешь
едва ли не лучше всех, верно?
Лиам горько усмехнулся и кивнул.
– Я так и предполагал. Ты не из тех, кто его обожает, – он немного помедлил. – Ты к нему
серьезно относишься. Даже в прошлое лезешь.
Ничего не ответив, Мира продолжила выпытывающе смотреть на Лиама.
– Наверное, потому что знаешь, что тебе ничего не будет за это, – продолжил он. – Тебе
Адриан и это простит тоже. Как прощает все остальное.
Лиам склонился к Мире, оказавшись ближе, и его широко раскрытые серые глаза застыли
на ней. Зрачки сузились, и он шёпотом спросил:
– Расскажешь, почему? А я тебе про его прошлое.
Не ожидав этого, Мира немного испугалась.
– Ты клонишь к чему-то? Мне нечего тебе рассказывать.
– А, врешь, – он щёлкнул ей по носу, и Мира дёрнулась. – Так нечестно.
Отодвинувшись, Райз отвела глаза. Теперь Раст не был таким счастливым и беззаботным,
каким она застала его вчера. Или и вчера он был другим?
– Знаешь, – уже более дерзко произнесла она. – Хочешь узнать, почему Адриан так изме-
нился – вставай в очередь. Почему ты решил, что я причём?
Лиам метнулся ближе и вцепился ей в предплечье. Его пальцы сжались сильнее, когда он
сузил глаза. В них отразилась молния, осветившая небо.
– «Очередь»? Какая, к черту, очередь – выплюнул он. – Я его брат. Я везде у него первый.
У Миры едва не отвалилась челюсть. Образ Лиама как-то поехал у неё в голове, поко-
сился. Теперь он казался не просто странноватым улыбчивым парнем. Он был  непредсказуе-
мым безумным парнем. Эти слова подходили больше.
Непредсказуемых людей боишься. Не знаешь, что у них на уме и что они могут. Наверное,
они и сами не знают. Поэтому от них веет опасностью. Что они сделают в следующую секунду?
О чем думают? Что у них в голове?
– Хватит, – прошептала Мира.

80
А.  Реми.  «Доберман»

Раст застыл. Он вглядывался в зеленые глаза девушки, прикусив нижнюю губу вместе
с пирсингом. Но спустя мгновение растёкся в улыбке. Его пальцы разжались. От отсел, а потом
поднялся на ноги.
– Отложим это, ладно? – он втянул шею, поёжившись. – Ух, какой ветер перед грозой,
да? Я прямо весь продрог.
Мира только молча смотрела на него. Теперь он снова нормальный.
– Я тут не просто так. Мне уже надо быть в одной аудитории. По делам. Поэтому я побе-
жал. До встречи!
Снова счастливо улыбнувшись, он помахал и побежал в здание.
Ещё посидев минуту, Мира встала и побрела в Академию. Сейчас у неё совмещённая
пара с группой Адриана, Янне и Арту.

***
Аудитория была большой. Поскольку на лекции присутствовал почти весь поток, и людей
было немало. Около шестидесяти, не меньше. Они расселись за столами, заполонив все поме-
щение. Эти столы тянулись вверх по лестнице, все выше и выше. А внизу была большая доска
и учительский стол.
Близнецы Бастлберги оказались на седьмом ряду, вытянув ноги и щебеча о чем-то. Эльке,
Релион и  его друзья были на  втором ряду. Мира села  бы с  ними, но  ей хотелось посидеть
с Адрианом, который не смог сесть с Арту и Янне. Он был за четвёртым рядом. В меру далеко
от доски, но не рядом с выходом. Почти идеально.
Мира подсела к  нему, сложив книги на  стол. Некоторые заинтересованно посмотрели
на них. В дальнем ряду свою шею вытянула Лоретт.
– Привет сонным гусеницам, – улыбнулся Адриан, не убрав ноги со стола.
Мира нахмурилась и толкнула его в колено.
– Не напоминай о том, что сотворил со мной. И убери ноги!
Он скорчился и поставил ноги под стол, как положено. Скрестив руки на груди, Адриан
довольный посмотрел на девушку и кивнул в сторону доски.
– Хочешь прикол?
– Смотря что ты имеешь ввиду.
Клейн чуть наклонился к ней и ответил:
– Сегодня особая лекция. Её будет вести Лиам.
Вот. Это. Поворот.
Мира вскочила на ноги и ахнула:
– Чего?!
Рядом сидящие вздрогнули и посмотрели на неё. Янне и Арту, перестав смеяться о чем-
то, тоже глянули на девушку. Ухмыльнувшись, Янне крикнул ей с седьмого ряда:
– Удивилась поди? – он сразу понял, о чем говорила она с Доберманом.
Некоторые студенты слегка опасливо покосились на близнецов. Эти два озорника много
кому проблем доставили.
– И вы уже знаете? – протараторила она.
– За этим нас и звали пораньше, – сказал Арту.
Ясно, подумала Мира. Рассказать о  новом временном лекторе. Осев, она вздохнула
и ощутила напряжение. Теперь она не отделается от странных мыслей.
– И что же он будет читать? – растерянно спросила она.
– О работе в пиар-агентстве. Это же наш профиль.
Мира устало потёрла глаза и легла на парту.
– Наш профиль – экономика и юриспруденция. Причём здесь связь с общественностью…

81
А.  Реми.  «Доберман»

Она заметила, как к  ней обернулась Эльке и  игриво подмигнула. Точно, она  же тоже
здесь. Не успел Адриан ответить, как в аудиторию зашёл Лиам.
В руках у него были какие-то папки и листочки. Он скинул куртку на стул, и стал возиться
с проектором. Краем уха Мира услышала, как девушки защебетали. Точно. Увидели симпа-
тичного парня – и понеслась.
– Они знают, что вы братья?
– Ни в коем разе, – сказал Клейн. – Разная внешность, разные фамилии.
Лиам вышел перед учительским столом и, прикрепив к уху микрофон, заговорил. Голос
звучал громко, чтобы слышали последние ряды.
– Всем здравствуйте. С этого дня я буду вести у вас этот предмет, «Проф. теория». Меня
зовут Лиам Раст, мне двадцать три года, и целых три недели я буду рассказывать о таких про-
фессиях, как рекламщик, пиар-агент и прочее. Проще говоря – связь с общественностью. Наде-
юсь, у нас с вами все получится.
Он снова улыбнулся.
Вот, в чем они с Адрианом похожи. Улыбка. Они оба могут улыбаться так, словно уми-
рают от радости, даже если врут. Их глаза блестят, улыбки нежные и добрые. И ею же могут
пугать. Губы растянуты, а глаза холодные и пустые.
Лиам выключил в аудитории свет и включил проектор.
– Для начала я расскажу, что нужно для этой отрасли и как туда попасть.
Все стали слушать. Некоторые девушки обсуждать его внешность. Релион и Эльке уже
принялись записывать, а близнецы за спиной шутить и давить смех в кулак, чтобы не сорвать
занятия.
Адриан развалился и стал следить взглядом за братом. Мире стало неловко. Было темно,
хотя свет озарял их лица, и они сидели близко.
Не прошло и десяти минут, как Мира ощутила на коже пальцы Адриана. Он коснулся
ими её рук и наклонился, чтобы сказать что-то.
– Ты помнишь, что было вчера?
– Нет, – ответила она.
– И что говорила тоже не помнишь?
– Нет.
Он поджал губы и вернулся в исходное положение. Мира сосредоточилась на Лиаме. Он
надел очки, чтобы лучше видеть, и водил указкой по проектору. И довольно часто поглядывал
на Клейна и Райз.
Вдруг, она снова почувствовала. Рука Адриана оказалась у неё на бедре, и скользнула
вниз. Его ладонь прошлась по её ногам и остановилась на колене. Он же не сводил глаз с доски.
И его лицо ничего не выражало. Он делал вид, будто все в порядке. Сосредоточился на лекции.
А сам же пальцами поглаживал ногу Миры.
Играться вздумал! Прямо на лекции!
Его губы тронула легкая ухмылка.
– А хочешь напомню, что было? – лукаво прошептал он.

82
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 18. «Время сделать выбор»
 
– А хочешь напомню, что было? – лукаво прошептал он.
– Нет! – выпалила Мира и поежилась.
Ей что-то совсем не хотелось знать. Вдруг она сказала что-то, чего говорить было не надо,
а теперь ей придётся отвечать за свои слова?
– Наверное, нет…
– А я вот хочу напомнить, – настойчиво прошептал Адриан.
Его пальцы слегка сжали её колено, а потом заскользили вверх. Она дёрнулась, и сунула
одну руку под стол. Вцепилась в ладонь Адриана и стиснула её.
– Прекрати, – зашипела она, глянув на него исподлобья. – Мы на лекции твоего брата!
– Шшш…
Он ловко перехватил её руку. Ладонь его была значительно больше, чем её. Адриан под-
сел немного ближе, и положил её пальцы себе на ремень джинсов. Мира даже не стала скры-
вать, как она вытаращилась на его джинсы и покраснела.
– Не шуми. Ты же не хочешь, чтобы кто-то услышал или заметил?
Он взял одну её ногу и закинул на свою, свесив. Таким образом, Мира сидела довольно
близко к Адриану, при том что только одна её нога была на полу. Вторая закинута на его колено.
Клейн провёл вдоль её кожи, от чулков до подола юбки, и остановился.
Его глаза все так же следили за тем, как Лиам бродит вдоль доски и обсуждает со всеми
материал. Но его губы трогала легкая довольная улыбка. Глаза блестели. Он делал невозмути-
мый вид. Чтобы не спалиться поголовно, Мира тоже старалась. Она смотрела то на доску, то
в тетрадь, и что-то усердно записывала правой рукой. Хотя в аудитории было темно, и свет
шёл только от проектора. Вторая её рука была под партой. Она держала Адриана за рукав его
красного пиджака, пытаясь удержать.
Как чудесно, что свет был выключен! Многие бы удивились – а отчего у Райз такие крас-
ные уши? А главное: что с её лицом?
– Нас не услышат, если ты отцепишься от меня, – прошептала Мира.
– М, дай-ка подумать, – Адриан ухмыльнулся и едва заметно покачал головой. – Нет,
такой вариант мне не подходит. Лучше так: я расскажу, что вчера было, а ты меня выслушаешь.
Иначе пеняй на себя…
Мира еле сдержалась, чтобы не вскочить и не ударить кулаком о стол. Он угрожает ей!
Пройденный этап.
– Да что ты мне сделаешь? – она дерзко повернула к нему голову и качнула ногой, которая
висела на нем.
Он тоже повернулся к ней лицом, и хитро улыбнулся. Его глаза сощурились, а рука под
столом нырнула ей под подол юбки. Мира резко изменилась в лице. Она приоткрыла рот, выта-
ращив глаза от испуга и возмущения. Стиснув его рукав, она сглотнула от напряжения. Адри-
ана брать на слабо – идея плохая.
– А если так…
Его ладонь поднялась выше, и пальцы уже остановились у резинки её белья. Подушеч-
ками он нащупал маленький бантик, украшающий её трусики. Стиснув его, он натянул резинку
белья и резко отпустил. Мира ахнула и подскочила на месте. Некоторые покосились на неё.
У девушки ушло сердце в пятки.
– Будь ты проклят, Клейн, головная боль моя, – протараторила она.
Но  низ живота свело от  ощущения, что его рука там застыла. Она даже боялась дви-
нуться. Адриан наклонился к её уху и прошептал:
– Вот и не противься мне. Или повторить трюк?
83
А.  Реми.  «Доберман»

– Райз! Клейн! Я смотрю, вам очень интересно?


Это был голос Лиама. Мира вздрогнула, и её взгляд метнулся к лектору. Адриан лишь
лениво посмотрел на  него. Притом так, будто барина от  важных дел оторвали. Студенты
смущённо посмотрели на пару. Многие задались вопросом, откуда новый преподаватель так
хорошо знает фамилии Добермана и его поберушки.
– Нет, не интересно, – спокойно ответил Адриан.
Все стали перешептываться. Да, первый день на работе – и его сразу задирает Доберман.
Считай, пропало.
– Вероятно, тебе интереснее твоя спутница? – с улыбкой спросил Лиам.
Это же все сплошная игра! Мира со злостью посмотрела на Раста и Клейна. Оба играли
на публику, будто знакомы в первый раз. Беседуют незнакомцами, имитируя «студент-препо-
даватель», хотя сегодня же будут пить вино и смеяться над этим.
– Профессор Раст, так это его подопечная! – с насмешкой подал голос Арту.
Третий вмешался! Мира обернулась, просверлив его глазами. Если ещё четвёртый рот
откроет, она всех сдаст. Лиам нахмурился и запустил ручку в Арту. Он только увернулся вбок,
и ручка ударилась о чей-то стол. Все удивлённо переглянулись, не понимая, почему лектор так
странно поступил.
Но Арту и Лиам только улыбнулись друг другу. Раст включил свет и стал сворачивать
проектор.
– На сегодня закончим. Все равно от вас проку нет.
– Доиграем в другой раз, – улыбнулся Адриан встал из-за стола, собрал вещи и спустился
к доске.
Он стал о чем-то говорить с Лиамом, а тот в ответ громко смеяться и что-то отвечать.
Закинув друг другу руку на плечо, они вышли из аудитории.
Вокруг студенты начали переговариваться, что за отношения между новым профессором
и Доберманом. Мира даже не успела дойти до двери, как её осыпали вопросами.
– Райз, ты точно в курсе!
– Кто они друг другу?
Мира только раскрыла рот, чтобы сдать всех с потрохами, как его ей резко закрыл Янне,
и стал толкать к выходу. Рядом стоявший Арту улыбнулся:
– Нетушки, мы ничего не знаем. И вообще, меньше знаешь, крепче спишь.
Близнецы вышли, потащив за собой Миру. Так как лекция закончилась раньше по вре-
мени, в коридорах было ещё совсем пусто. Они подошли к большому окну, облокотившись
о него.
Мира посмотрела на небо. Вот-вот тёмные тучи лопнут и небо расколет гроза. Она будет
бурной и сильной, поскольку февральский сезон дождей в Мельбурне начинался очень мощно.
Чтобы не попасть под дождь, ей придётся поторопиться.
– Сейчас польёт, – заметил Янне. Он перевёл зеленые глаза на Миру. – Далеко живёшь?
– Достаточно, если идти пешком, – грустно сказала она и поежилась.
– Поехали к нам, – приобнял её Янне. – Мы живём ближе, и сегодня на машине.
– Хорошая идея, – щёлкнул пальцами Арту. – Поехали, Мир, повеселимся.
Она немного смутилась и  потупила глаза. Почему-то её стали одолевать сомнение
и неуверенность. Если подумать, ничего такого в этом нет – поехать к друзьям в гости. Но что-
то отталкивало её от этого визита.
– Даже не знаю, – пробормотала Мира. – Мне не кажется это хорошей идеей. Вдруг дождь
затянется?
– И что? – спокойно ответил Арту. – Мы всегда сможем вернуть тебя назад. Все, поехали.
Близнецы потащили ее к выходу как можно скорее, аргументируя это тем, что вот-вот
начнётся ливень. Мира отпиралась все время, что они шли до машины.
84
А.  Реми.  «Доберман»

***
Едва успели! Заскочив в  квартиру, буквально за  их спинами раздался жуткий раскат
грома, небо озарилось вспышкой молнии, и началась гроза. Все потемнело на улице, поскольку
слабый кружочек солнца заслонили фиолетовые клубни туч. Именно поэтому Лиам бродил
по комнатам, включая в каждой свет. Адриан уже стоят у барной стойки, откручивая пробку
у  бутылки. Мельком он поглядывал в  большое панорамное окно, оценивая мощность сего-
дняшней непогоды.
Он понял, что свой старт дал сезон дождей ещё в тот день, когда была гроза. Тогда они
с Мирой…
Черт! Мира! Адриан шлёпнул себя по лбу, и от досады закрыл глаза. Он совсем забыл
о Мире. Когда кончилась лекция, он метнулся к Лиаму, чтобы поболтать с ним. Они загово-
рились, и сами того не заметили, как дали газ в машине, чтобы быстрее успеть домой до грозы.
Это было удобно, ведь братья жили в одном здании, и чтобы Лиаму оказаться в своей съёмной
квартире, ему нужно только подняться на этаж выше.
Но  вот что с  Мирой? Куда она делась после лекции? Ей ни за  что не  успеть пешком
домой, точно попала под дождь. А если это и так, то что сейчас с ней?
Клейн остановился, уставившись в одну точку и поджав губы от негодования. Пытался
составить план действий.
– Ух, сделай лицо проще, – вошёл в просторную студию Лиам и улыбнулся. – У тебя
странное лицо, когда ты пытаешься думать.
– Да пошёл ты, – усмехнулся Адриан и кинул в брата пробкой от текилы.
Лиам увернулся, и прошёл дальше. Он сел за барную стойку, где стоял Клейн, и подставил
ему свой стакан. Сам же Лиам сощурил свои серые глаза, осматривая юношу.
– А если серьёзно. О чем задумался?
Адриан покачал головой, наливая Расту в стакан.
– Я совсем забыл о Мире, – с виноватым лицом сказал он. – А теперь черт знает, где её
носит. Вдруг она под дождь попала?
Долго рассматривая его, Лиам только запрокинул стакан, залпом выпив содержимое. Вид
у него как-то омрачился.
– О как печёшься о ней, – прохрипел он, кашлянув. – Давно ли такое было? Не помню,
когда ты в последний раз со взволнованным лицом ныл о девчонке.
Адриан нахмурился.
– Не неси ерунды. Ты же знаешь, что отец меня не так воспитывал. Мне нет дела до жен-
щин.
– А чего же ты не унимаешься тогда?
Клейн взял свой стакан и отвернулся. Ему говорить так было почему-то легче. От этого
даже стало немного стыдно.
– Но она же… Попала под ливень. Может, с ней что-то случилось.
Адриану в локоть вцепился Лиам, и рывком развернул брата к себе. Они оба застыли.
Раст всматривался в родные черты лица, которые казались совершенно незнакомыми. Глаза
у Адриана были неспокойные, напряжённое лицо.
Он… Он волновался.
– Я понял все еще вчера, – прошептал Лиам. – По твоему отношению к ней. Я видел,
кто она тебе.
Клейн посмотрел с сомнением.
– Ты влюблён в неё.

85
А.  Реми.  «Доберман»

Эти слова приговором повисли в воздухе комнаты. За окнами была буря, ветер завывал
с ударами грома. Туманные серые глаза Лиама замерли на Адриане. Он выдал смешок, нервный
и дикий.
– Очень смешно, – снова сказал Адриан и одернул локоть. – Самому-то не стыдно от этих
слов, братец?
– А тебе?
Раст встал из-за стола, кругом обходя его. В нем была какой-то страх, пустота и разоча-
рованность. Лиам словно мучился от того, о чем говорил.
– Ты обещал быть рядом, а сам без ума от какой-то простушки…
Лицо у Адриана стало серьёзным. В глазах мелькнула злость, и он зашипел:
– Хватит! Это уже не смешно. Прекрати говорить это, иначе я тебе голову оторву.
Лиам стиснул челюсть, чтобы не начать кричать от обиды. Он ощущал себя, как будто
от него оторвали кусок. Это закралось ещё вчера, но сегодня его худшие догадки подтверди-
лись.
– Она тебе едва ли не ближе, чем я! Ты забыл, что мы пережили вместе?!
В глазах Адриана вспыхнула ярость, он метнулся к брату и схватил того за воротник.
С силой впечатал его спиной в стену, и с его губ сорвался глухой выдох. Прижавшись к нему,
Клейн зарычал:
– З-з-заткнись! Я не люблю её. Никто не может мне быть ближе, чем ты и мои друзья.
Лиам только отстранённо и спокойно смотрел на Адриана. Его слова как пустой звук –
ничего не значили.
– Ты врешь, – сказал он. – Ты смотришь на неё по-особенному. Относишься по-особен-
ному. Видимо, я слишком долго жил в Монреале. Ты стал меня забывать и увлёкся девчонкой.
Клейн сжал руки в кулаки, пытаясь успокоиться, и отступил на шаг от брата. Он колющим
взглядом окинул Лиама, и развёл руками. Эта братская ревность начинала доставать.
– Чего ты добиваешься от меня, Ам? Я уже сказал тебе, что не влюблён в неё. Она мне
просто… Друг.
Самое удивительное было то, что и Лиаму, и Адриану стало смешно от этих слов. Они
были самой настоящей ложью,
– Да? Тогда давай это проверим.
– Как?
Раст отлепился от стены, скрестив руки на груди, и стал ходить вокруг брата.
– Если тебе так важен я, тогда ты останешься здесь. Со мной. Будем смотреть кино, пить
текилу и курить. Проведём время вместе.
Адриан поднял одну бровь.
– Я понял и согласен. Дальше что?
Лиам остановился, прикусив губу.
– И, раз уж ты так равнодушен к Мире, то не бросишься ее искать. А останешься тут.
– К чему ты ведёшь?
– Я знаю, где она. Но тебе же все равно, да?
Клейн застыл. Он сосредоточенно смотрел на Раста, стараясь не выдать резкое возбуж-
дение и волнение. Он знает, где Мира! Первым желанием Адриана было броситься к двери
и искать её.
Но почему ему так хотелось этого?
– Где? – коротко спросил он.
– А какая разница? – насмешливо спросил Лиам. – Тебе же все равно. Тебе же она не нра-
вится, и ты хотел остаться со мной.
– Где она?! – рявкнул Адриан.

86
А.  Реми.  «Доберман»

Лиам едва заметно вздрогнул, и  сделал маленькой шажок назад. Но  упёрся спиной
в стену. Клейн грозно навис над братом, буравя его едкими голубыми глазами.
– А, значит, ты наврал мне? Все твои слова пустым звуком были, и ты кинешься за ней?
– Лиам! Мне плевать, что ты начнёшь думать, люблю я её или нет, но мне нужно отыскать
её. Я не могу оставить Миру сейчас. Где. Она? – последний вопрос он произнёс очень чётко.
Раст нарочно медлил. Он стиснул зубы от чувства обиды и опустил взгляд в пол.
– Я видел, как она уезжала из Академии с близнецами.
У Адриана екнуло сердце. Мира с близнецами – это ничего страшного, но они навер-
няка не успели попасть домой до начала грозы и черт знает где сейчас. Он резко развернулся
и кинулся к выходу. Адриан буквально ощущал тревогу и то, что сейчас с ними что-то не так.
Свет и связь уже давно вырубило, едва началась гроза.

87
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 19
 
Ничего не было видно. На лобовое стекло валились крупные дождевые капли. Тарабаня-
щий звук накрыл всю машину, которая ехала по пустой дороге. За рулём сидел сосредоточен-
ный и нервный Адриан с взлохмаченными влажными тёмными волосами, которые падали ему
на глаза. Его злые голубые глаза следили за всем, пытаясь уловить какие-нибудь три фигуры,
или знакомую машину близнецов. Он поехал в том, в чем был ещё дома одет – в черных джин-
сах и белой футболке. На ногах были вансы.
Рядом сидел Лиам. Он точно так  же выискивал что-нибудь такое, типа машины или
махающих руками людей, прислушивался, чтобы услышать крики о помощи. Он сжал пальцы
на руках, прижав их коленям в серых джинсах.
В машине стояла напряженная тишина. Пока её не нарушил Лиам.
– Может, их нет на улице. Может, они добрались до дома.
– Молись, чтобы это оказалось правдой.
Раст обиженно смотрел на брата. Его тон был очень злым и строгим. Адриан редко грубил
Лиаму, и от каждого раза тот очень расстраивался.
– Эй! Чего ты меня казнишь?
Адриан метнул в Раста злющий взгляд.
– Если бы ты сказал мне раньше, может, я успел бы помочь им чем-нибудь, например,
позвонил. Ты должен был предупредить.
Лиам надулся и отвернулся. Его глаза безынтересно следили за мелькающими деревьями.
Теперь он окончательно поссорился с Адрианом. Чувствовал ли вину Лиам? Да он и сам толком
не знал.
С одной стороны – да. Ведь он совсем не хотел, чтобы его Рин злился или расстраивался.
Но его страшно бесило то, что он влюбился (естественно, это было так!) в какую-то девицу.
Лиаму не хотелось терять брата. Чтобы он меньше уделял ему времени и как-то менялся. Все
должно было быть на своих местах. Так считал Лиам, и уже хотел что-то сказать, как он под-
скочил.
Кажется, это была машина близнецов. Если он не ошибался. Она съехала с обочины, стоя
у рослых пальм.
Раст посмотрел на брата – Адриан тоже заметил. Но он почему-то не только замедлил
ход, но и очень насторожился.

***
Постукивая костяшками пальцев по  стеклу, Мира смотрела на  размытый пейзаж
за окном. Во всем салоне машины стоял жуткий шум от дождя, который тарабанил по капоту
и крыше. Она сидела спереди, в совершенно пустом автомобиле.
Ей было немного прохладно. Рукава светлого кардигана натянуты так, что она спрятала
там пальцы, а чулки подтянула как можно выше.
Они так и не успели с Арту и Янне добраться до их дома. Хотя даже во время ливня
постарались ехать дальше. Но не вышло – гроза заслонила весь обзор, да и после того, как
мелькнула ударившая куда-то молния, никто не решился рисковать. Они остановились на обо-
чине.
Арту решил поискать кого-нибудь, кто имеет домашний или стационарный телефон,
чтобы позвонить оттуда в службу спасения, потому что мобильники все, как один, не ловили
связь. Все знали, что дождь ещё долго будет лить, и ждать его конца бесполезно. Проще, чтобы
их развезли по домам, а машину отогнал эвакуатор.

88
А.  Реми.  «Доберман»

Янне решил пойти с братом на всякий случай, а Миру они оставили одну в салоне, ждать
их. Она закрылась изнутри, и перелезла вперёд. Прошло уже минут двадцать, но парней ещё
не было.
Она устало вздохнула и съехал вниз по сидению. Ее уже клонило в сон.
Но вдруг она резко выпрямилась. В сумбурном потоке ветра и дождя, она увидела два
силуэта, движущихся к  ней. Неужели это близнецы? Нет. Это не  они. Те фигуры вышли
из машины, остановившись недалёко от Миры.
Это был кто-то чужой.
Спустя пару секунд Мира разглядела людей и почему-то ощутила тревогу. Это были два
рослых парня, и отчего-то Райз знала, что они не спасатели.
Мужчины остановились у её двери и наклонились. Они были в плащах и капюшонах,
но лица можно было разглядеть. Грубые черты лица, но молодые. Лет двадцать пять, неопрят-
ные типы. Один постучал ей в стекло, и она вздрогнула и отпрянула.
– Эй, милая, не откроешь дверцу?
Он задёргал ручку дверцы, но та не открывалась. А Мира словно язык проглотила. Вто-
рой тип стал обходить машину кругом и дёргать каждую дверцу, пытаясь открыть. Все были
заперты.
– Эй, ты там одна? Застряла? Ну же, открой нам, давай. Мы поможем. Подбросим куда
надо. Или лучше с нами поехали. Открывай давай!
Он ладонью постучал ей в окно. Мире показалось, что это было громко, и стук заложил
ей уши. Внутри все заледенело. Второй мужчина стал ломиться в дверь, дергая её и щёлкая
ручной. Первый делал то же самое.
Господи, они ломятся прямо к ней!
Райз стала судорожно искать, чем бы ей защититься, но вокруг не было ничего. Черт,
и это ещё хулиганы, называется? Ничего тяжёлого в машине даже нет! Хотя, чего ругать близ-
нецов – все их биты лежали в багажнике, а мелкое оружие они прихватили с собой на всякий
случай.
– Не подходите! – закричала она.

***
Лиам даже сообразить и ничего понять не успел, когда Адриан жестко выругался и затор-
мозил на дороге. Он перегнулся через панель передач, открыл бардачок и стал рыться там.
Найдя кастет, он ловко надел его на руку и пулей вылетел из машины, под холодный дождь. Он
даже не закрыл дверцу – сразу метнулся к той машине. Удивленный Лиам тоже вышел из авто
и пригляделся, куда побежал брат.
Жуткое ощущение появилось, когда Лиам понял, в чем дело. Это действительно была
машина близнецов, и туда кто-то ломился. Два неизвестных мужчины пытались открыть двери,
разговаривая с кем-то. В окнах машины мелькал силуэт.
Женский крик.
Раст окаменел. Не замечая, что уже насквозь промок. Он видел, как Адриан уже оказался
рядом с машиной и завалил первого мужчину. Но он не видел, как второй уже открыл дверь
и полез в салон.
В салон к… Мире.

***
Мира не знала, куда делся первый мужчина. Потому что все внимание сосредоточилось
на  втором. Она с  ужасом увидела, как он открыл дверь в  салон. Его глаза сразу оказались
на ней. Такие дикие, злые, и жаждущие…

89
А.  Реми.  «Доберман»

Захотелось завопить от страха, но в горле встал ком. Она только попятилась назад, когда
он полез к ней. Его мокрые грубые руки схватили её за ногу и уже потащили к себе. Лицо было
темным, мрачным.
Боже, что ему нужно было от неё?
Он что-то произнёс, но из-за грома она не услышала. Но прочла по губам.
«Иди сюда».
Мира попыталась зацепиться за что-нибудь, но тщетно. Внутри все упало, когда она гла-
зами наткнулась на маленький складной нож в руках мужчины. Он потянул его к ней, скалясь:
– Не рыпайся, девочка.
Ей конец…
Как вдруг вспышка молнии – и к мужчине подскочила чья-то фигура. Он свалил того
одним ударом. И ещё удар, удар, удар, удар.
Неизвестный избивал мужчину, у того выскочил нож из рук. Мира отпрянула на второе
сидение, с ужасом смотря на происходящее. Через мгновение она увидела перед собой нечто –
уставшего, промокшего и взволнованного Адриана.
Сердце едва не разорвалось от радости. Она выскочила прочь из машины, кинувшись
к парню.
– Адриан! – жалобно воскликнула она.
Мира оказалась у него в объятиях. Он крепко обнял её, не имя сил унять дрожь в руках.
Когда Клейн увидел блеск лезвия в руках того мужика – все перед глазами потемнело. Един-
ственное, что не дало ему прибить этого урода насмерть – это в край перепуганная Мира, кото-
рую хотелось обнять и успокоить.
– Мира! Черт тебя возьми! – выругался Адриан. – Неприятности от тебя отойти не могут!
Он отпустил её. Теперь они оба стояло под ливнем, насквозь мокрые и взволнованные.
Он смотрел в её потемневшие зеленые глаза сверху вниз, и в светлое радостное лицо.
В груди как-то потеплело.
К ним подбежал такой же промокший Лиам. Он осмотрел двоих, что лежали на земле,
и подошёл к паре.
– Вот чертовщина! Ты точно вырубил их?
– Да, – коротко ответил Адриан, сжимая в пальцах ладонь Миры. Он посмотрел на неё. –
Где Арту и Янне? И вообще, как вы тут оказались?! Я искал вас.
Вскинув голосу, девушка с сожалением выдохнула:
– Прости. Я не знаю, как все так обернулось. Они ушли за телефоном. Мы не успели
доехать до дома. Я осталась их ждать.
– Дурочка, – сказал Клейн. – Ты не слышала о таких, как они? – парень пихнул одного,
что лежал на земле, ногой. – Они бы ограбили и изнасиловали тебя, если не хуже. Неужели
даже с близнецами тебя нельзя оставить!
– Они не виноваты! Они ушли за помощью…
Адриан устало вздохнул и выпустил из рук ладонь Миры.
– Кто-нибудь из двоих мог остаться с тобой. Ладно, это неважно. Я пойду поищу их, а вы
садитесь в машину и ждите нас. Ясно?
Лиам потупил взгляд, чувствуя неловкость. Они втроём дошли до машины, и Мира ски-
нула с себя тяжёлый мокрый вязаный кардиган. Лиам уже сел на сидение за руль, а Адриан
взял пару штук – биту и свой кастет. Его взгляд случайно упал на Миру – и задержался. Она
осталась в рубашке и юбке, которые были влажные. Сквозь рубашку виднелся лифчик.
Он недовольно нахмурился. Отыскав на заднем сидении свою кожаную куртку, Адриан
молча накинул ее на плечи Миры, закрыл дверцу и ушёл искать обоих Бастлбергов.
Бывало, что это пленило в нем. Адриан всегда делал все как надо, чётко и правильно. Ему
не требовалась помощь, просьбы или наставления. Когда надо было, он просто брал и делал,
90
А.  Реми.  «Доберман»

разбирался с  проблемами. Умный, сильный. Взрослый. Всегда знал, что нужно и  как этого
добиться. Нёс ответственность. На него можно было положиться.
Райз осталась вдвоём с Лиамом. Ей сразу вспомнился тот разговор утром. Именно тогда
узналось, что с ним действительно что-то не так. Мира вспоминала вспыхнувшие серые глаза
и его странный тон: «Очередь? Я его брат. Я везде у него первый». Похоже, что у Лиама было
особое отношение к Адриану.
– Тебя насквозь видно, – устало произнёс Раст, все это время смотрящий на девушку. –
Тебе что, настолько неловко рядом со мной?
Она повернулась к  нему, не  ожидав услышать его голос. Ее волосы мокрыми нитями
облепили лицо, на  которое падал блеклый дождевой свет. Волосы Лиама тоже были влаж-
ными, отчего потемнели. По нему было видно, что он уставший и истощенный. Сглотнув, Мира
пожала плечами.
– Н-нет. Просто я чувствую, что не нравлюсь тебе.
Лиам улыбнулся и даже рассмеялся.
– Глупости! Ты просто прелесть. Вот только…
– Только?
– Только к брату моему лезешь.
Он как-то потемнел в лице, а Мира поняла, что они подошли к главной и щепетильной
теме. Настало время все выпутать из этого парня.
–  Я к  нему не  лезу. Он сам выбрал меня в  подопечные. И, Лиам, скажи мне  – в  чем
проблема?
Раст только поднял брови.
– Проблема? Какая?
– Ты очень привязан к Адриану.
Лиам почувствовал, что время рассказать ей все. Он бы не стал этого делать, если бы
не  был уверен. Но  сегодня он увидел нечто  – сорвавшегося с  места дикого Адриана, кото-
рый уложил двоих крупных мужиков только потому, что они пытались пристать к девчонке.
К его девчонке. Лиам видел, как Адриан прижал её к себе, но его руки ещё дрожали.
Это все не  просто так. Этого уже не  изменить. Она для него что-то особое. В  один
момент Мира Райз оказалась для него такой же важной, как и Лиам или Бастлберги. Или почти
такой же важной.
Глубоко вздохнув, Лиам сказал:
– Ладно. Я расскажу тебе. Ты узнаешь, почему я так волнуюсь о нас с ним. Почему мы
так близки.
Мира приготовилась слушать, закутавшись в куртку Адриана. Она пахла им – приятно.
–  Сначала родился я. Не  знаю почему, но  моя мама не  могла забеременеть от  своего
мужа, Томаса Клейна. Он был жестоким и холодным человеком. Поэтому любви она искала
на стороне. Это был друг ее детства, мужчина по имени Эллеберт Раст. Это мой отец. Я ничего
о нем не знаю, да его и в живых нет, наверное. Думаю, это дело рук отца Адриана. Когда я
родился, все думали, что я ребёнок Томаса, но он знал, что это ложь. Он был в ярости, и даже
избил мою мать. Но ему пришлось растить меня, потому что других наследников пока не было.
Но он вымещал всю свою злость на мне. Он ненавидел меня, бил и унижал при любом моменте.
Я чувствовал вину за своё рождение, понимаешь? – было видно, что Лиаму трудно говорить.
Он преодолевал горький ком в горле. – Я думал о себе, как о мусоре. То, что я родился – моя
вина, и я заслужил те побои, что получал. Так я думал. Моя мать не могла возразить Томасу,
ведь он все же содержал и меня, и ее. По ночам она плакала у моей кровати и просила прощения
за все это. Не могла уйти.
Мира тяжело сглотнула. Она попыталась представит, какого это – быть обьектом нена-
висти. У Лиама явно детская травма. Сильное сожаление и грусть за него накатили с головой.
91
А.  Реми.  «Доберман»

–  Потом родился Адриан. Уже настоящий сын Томаса. Вот его он любил  – и  верно,
они же похожи абсолютно всем. И характером, и внешностью. Его отец действительно растил,
и стал даже меньше меня бить. Но мама не очень любила Адриана – она будто вымещала обиду
за меня на него. Но было видно, что Рину не хватает её любви. Выходило так, что отец берег
Адриана и не любил меня. А мать берегла меня, но не любила Адриана. Путаница. В общем,
мы с Адрианом жили в аду. Оба страдали от родителей. Но нашли утешение друг в друге. Мы
много времени провели вместе, были очень дружные. Мы и сейчас обожаем друг друга. Это
ужасное детство мы пережили благодаря себе. Вот почему мы так много значим друг для друга.
Когда я приползлал в комнату с синяками и ушибами, меня лечил именно Адриан. И когда
у него были панические атаки и депрессии, ему помогал я.
Теперь все стало ясно. Мира все поняла. Вот что так связывало братьев – они были очень
близки, буквально зависимы друг от друга. Ясно, почему Лиам так ревнует брата к Мире. Он
не может иначе – они росли вместе, причём будучи очень близкими.
–  Томас многому учил Адриана. И  тот рос ещё больше похожим на  него. Моя мать
не могла этого выдержать и развелась с Томом. Мы вместе переехали в Канаду, но я не терял
связи с Адрианом. Мы видимся с ним по четыре раза в год, как видишь. Вот такое вот у нас
детство.
Она не знала почему, но ей захотелось плакать. Это жуткая история вызывает жалость
и к Лиаму, и к Адриану. Что пережили эти мальчики – словами не описать. По крайней мере,
Райз казалось это ужасным. Слезы уже потекли по её щекам, и она стала глотать их. Лиам,
заметив это, напрягся.
– Эй… Ты чего ревешь?
– П-прости… Я не знала, что все так было…
Мире захотелось плакать ещё больше, а  Лиаму убежать от  неё. Плачущая девушка  –
плохо, но плачущая девушка Адриана – ещё хуже.
К несчастью, появился он. С Арту и Янне, они забрались на заднее сидение, выжимая
одежду и трепля себя по волосам. Адриан заметил плачущую Миру, и застыл.
– Эй, ты чего ревешь-то? Из-за мужиков? – она не ответила. Адриан зло глянул на брата. –
Эй! Ты чего мне ее довёл?
Арту с Янне переглянулись. Арту стал гладить Миру по плечам, пока не получил от Адри-
ана по рукам, а Янне узнавать у Лиама, что за история про мужиков.
В такой странной атмосфере они поехали назад, домой. Точнее, их машину повёз эваку-
атор.

92
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 20
 
Адриану не  было суждено улыбнуться этим вечером. С  самого уезда из  Академии он
хмурился.
И сейчас, стоя за барной стойкой в своей квартире и разливая коктейль в пять стаканов,
он был темнее тучи. А причина была простой.
Экстренная служба отвезла всех в одно место – в дом Клейна. Близнецы решили, что
это будет весёлая спальная вечеринка, и остались у него. Лиам сказал, что тоже хочет остаться
вместе со  всеми, и  примкнул к  ним. А  везти домой Миру Адриан не  хотел, да и  близнецы
не пускали.
Так вышло, что теперь Арту, Янне, Лиам и Мира сидели в гостиной на ковре и играли
в карты. А Адриан готовил им выпить.
Он снова зло выругался, таща стаканы и бутыль на подносе. Как, мать его, вышло, что
вся толпа оказалась тут? Почему грозный и злой Доберман превратился в персонального офи-
цианта?
– Выбери эту, – сказала Мира, ткнув в карту, которую держал Янне.
Оказалось, что они разбились на пары. Арту и Лиам против Миры и Янне. Адриан устало
осел рядом. Он посмотрел на кресло – на нем лежала целая куча полотенец. По приезду, каж-
дый из пятерых принял душ, и теперь все (поголовно все!) сидели в одежде Адриана, пока их
сохнет. Арту и Янне в удобных пижамных штанах и футболках, Мира в майке и пижамных
боксерах, Лиам в рубашке и джинсах, а сам Адриан в лонгсливе и узких спортивных штанах.
Эта толпа пьёт его выпивку и одевается в его одежду. Как ему улыбаться в такой ситу-
ации?
– А, не трогай её! – заныл Янне. – Она наш туз в рукаве, не используй её раньше времени!
– Но нам тогда придётся все принять…
– Вы можете молча играть? – вздохнул Арту.
– Ага, не обязательно каждый свой шаг комментировать.
Адриан закатил глаза. Они же идиоты все. Его друзья – идиоты.
– Идите уже спать, – заныл он, заканчивая свой коктейль.
– Так завтра выходной, – довольно ответил Янне, пытаясь отобрать у Миры карту.
Клейн отобрал у них обоих карты и скинул в колоду. Мира и Янне разочарованно посмот-
рели на этот грубый жест.
– И что, – парировал Адриан. – Нам завтра на подработку к отцу. Надо выспаться.
– Ты зануда, – сказал Арту и откинулся. – Наверняка твои враги и поклонники не знают,
какой ты на самом деле. Наша хозяюшка!
– Чего?!
– Точно, – весело подхватил Лиам. – Накормил выпивкой, переодел и пригрел!
Все стали подавленно хихикать, а Адриан пихнул брата и Арту. Он встал и вышел, напра-
вившись в спальню. Близнецы снова стали раскладывать карты.
Так же он всем демонстративно показал средний палец.
Лиам потянулся, развалившими на постеленном на полу белье. В руках у него был стакан
с чем-то.
– На самом деле мне завтра тоже надо рано встать. Надо в Академию, отдать отчёт о пер-
вой лекции. Хотя я могу сделать это и позже, но откладывать не хочется.
–  А  вот у  нас день свободен,  – довольно улыбнулся Арту.  – Это один Адриан идёт
на работу, а мы с Янне отдыхаем. Поэтому мы с ним ещё немного посидим. А ты, Мира?
Она встала на  ноги, неловко глянув на  трёх парней, сидевших на  полу. Ей хотелось
остаться с  ними и  повозиться ещё чуть-чуть, но  ещё сильнее хотелось пойти к  Адриану.
93
А.  Реми.  «Доберман»

Он выглядел сегодня недовольным, да и  тот случай с  какими-то дикими, что ломились ей


в машину, остался без обсуждения.
В общем, у Райз с Клейном было много несказанного, о чем стоило поговорить.
Скромно улыбнувшись, Мира пожала плечами.
– Наверное, Адриан завтра возьмёт меня с собой, когда поедет по делам. Он любит, когда
я смотрю, как он квасит носы. После этого он дико гордый! Поэтому я тоже хочу выспаться.
Развернувшись, она направилась к двери вслед за Адрианом.
– Тогда спокойной ночи вам… – махнул рукой Арту.
В бок его пихнул Янне.
– Ты хотел сказать «бурной» ночи…
Мира только покраснела и прикусила губу, а Лиам ошарашенно посмотрел на близнецов.
Он сегодня только начал свыкаться с мыслью, что его брат влюблён в девушку. Но он пока
не был готов к чему-то большему. Хотя Лиама очень удивляло, что Адриан неровно дышит
к какой-то девице, но они ещё не спали.
Нет, не к какой-то девице, а к Мире. Раст решил, что пора принять её, раз это сделали
даже близнецы. Но все-таки это довольно трудно…
Вдруг, в  комнату снова влетел Клейн. Он окинул парней недовольным взглядом
и ухмыльнулся:
– Нет уж! Я вам не брюзга и не хозяюшка. Пить так пить!
Мира недовольно глянула на него. Он уже сел к друзьям, которые восторженно захлопали
в ладоши. Парни стали разливать по стаканам, щебетать о всякой ерунде и раскладывать карты.
Райз только оставалось осесть к ним, оставив разговор на потом.

***
– А выберешь что? – запинаясь, спросил Янне. – Девшку или Феррари? – он проглатывал
целые слоги у слов, смотря на всех пьяными добрыми глазами.
– Чт за вздор! Кончно девшку! – всплеснул руками Лиам. – С машиной-то не переспать…
– Ну уже эт как ухитришься… – протянул Адриан и ухмыльнулся.
Парни стали смеяться. Они уже часа три вещали о подобной ерунде, пили и смеялись.
Первые полтора часа Мира слушала их и участвовала в дискуссии, но потом ей наскучило. Она
облокотилась о кресло и задремала.
Проснулась она от звона стаканов, когда парни провозгласили очередной тост. Это было
мило, ведь они вчетвером наконец-то собрались вместе и могли поболтать и расслабиться. Осо-
бенно хотелось выпустить пар после сегодняшнего сумасшедшего дня. Поэтому Райз только
снисходительно улыбнулась и снова закрыла глаза.

***
Сквозь тяжёлую дремоту, она ощутила, как тёплые сильные руки аккуратно подняли её
с пола. Спустя мгновение, Мира уже плечом уперлась в чью-то грудь, у уха появилось преры-
вистое дыхание.
– Уже спать идёте? – спросил кто-то из Бастлбергов.
– Ага, – ответил голос Адриана. – Мира вырубилась, и её нужно отнести в спальню. Да
и я уже пойду, пожалуй.
Снизу раздался голос Лиама:
– Ладно, мы ещё посидим немного, а потом тоже спать.
Мира почувствовала, как Адриан понёс её в  свою комнату. Через секунду он открыл
ногой дверь, вошёл в помещение, и закрыл её так же. В комнате стояла ночная темнота и тишь.
Слабые голоса юношей из гостиной растворились. Из окна падал серебряный свет от фонарных
столбов. Луны не было видно, её перекрыли густые тучи утихающего дождя. Адриан медленно
94
А.  Реми.  «Доберман»

и мягко уложил Миру на постель, и сам наклонился над ней на четвереньках, чтобы перелезть
на другой край и уснуть там.
В  этот момент девушка очень ясно почувствовала его дыхание, горячее и  неровное,
в котором был легкий запах сигарет и какого-то спиртного. Не успел Адриан перекинуть вто-
рую ногу, как Мира зацепилась за его кофту и приоткрыла глаза. Его синие и её темно-зеленые
встретились.
– Мира? – шепнул он.
– Адриан… Мы в твоей спальне?
– Мгм, – кивнул он, не двигаясь с места.
Все ещё не отпуская склонившегося Клейна, девушка сонно пробормотала:
– Я хотела поговорить.
Он только недовольно промычал.
– Ты ещё не наговорилась с ними? – проныл он, имея ввиду близнецов и брата. – Я спать
хочу.
Попытавшись перелезть к своей части постели, Адриан отстранился, но Мира за ворот
притянула его назад.
– Нет, это важно… Я хотела сказать «спасибо» за то, что спас меня… Точнее, всех нас. Ты
всегда вытаскиваешь меня из неприятностей… Дело даже не в тех ребятах, что чуть не прибили
меня сегодня…
Адриану поплохело. Своим мутным от алкоголя умом он понимал, что не должен слы-
шать этих слов. Что если Мира скажет это все вслух, то это будет означать, что он действи-
тельно сделал это ради неё. Что она для него особенная. Что он взбесился только от того, что
те парни просто посмотрели в сторону Миры. Что назвали её «деткой». Он побил их сильнее
обычного.
Ему бы пришлось признать факт, что он сделал это ради неё. И, когда увидел их ещё
издалека, испугался до судороги в сердце.
– Перестань, – пролепетал он. – Я знаю, что я клевый. Но я сделал это для себя. Чтобы
выпустить пар.
Адриан попытался снова перелезть в свою часть постели, уже отодвинувшими от Миры.
Но она за ворот кофты притянула его к себе назад, довольно близко к своему лицу.
Он рассмотрел её в тусклом свете ночи. Раскиданные длинные светлые пряди, потеряв-
шие цвет в монохроме сонные глаза, поджатые от смущения губы.
–  Н-нет,  – выдавила она. Ей тоже было довольно трудно соображать и  говорить.  –
Не за это. А за то, что волновался. Что начал беспокоиться о нас, и поехал искать. Что помог
выбраться во время бури и все-таки спас меня от тех психов. За это спасибо.
Клейн пытался придумать, как ему перевести все в шутку или отвертеться. Но Мира была
серьёзна. Что на неё так повлияло, он не знал, но точно был уверен, что боится признаться
себе – она права. Он пытался максимально принизить значение того, что случилось. Не был
готов принять правду. Не надо говорить так, будто это было ради тебя. Не надо говорить
так, будто ты для меня на особенном месте.
Девушка только нахмурилась.
– Прекрати искать слова и ответь просто.
Он смягчился.
– Не за что. Я не специально помог. Оно само…
–  «Оно»?  – Мира рассмеялась.  – Не  шути об  этом! Я серьёзно. Это странно и  глупо,
но именно с тобой я чувствую себя безопаснее и комфортнее всего. И это такая ирония. Я
спокойна рядом с самым диким и опасным парнем.

95
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан ухмыльнулся. Поднялся сначала один уголок рта, потом второй. Его взгляд стал
игривым. Юноша стянул с себя кофту и кинул в угол комнаты, оказавшись в одних пижамных
штанах.
– Значит, я опасный?
– А тебе не сказали об этом?
Ловко обхватив его бёдра ногами, Мира прижала его к себе и улыбнулась. Он, облоко-
тившись о локти, склонил голову и уткнулся ей устало в шею. Перед глазами у него плыло,
и соображал он очень туго. Поэтому боялся сказать или сделать лишнего.
Но запах её кожи сбивал Адриана. Она пахла сливочным кремом и жасмином. Даже после
дождя и душа, запах остался.
А  ей доставляло удовольствие так обнимать его, ощущать рядом. Мире стало стыдно
за это, но она списала такое чувство на сонность и лёгкое опьянение. То, что ей это нравилось
и в бодром трезвом виде, Райз не признается.
Но, не сдержавшись, Адриан коснулся губами её шеи, поцеловав. Он слегка сжал рукой
её плечо, поднимаясь вверх к уху. Мира тихо засмеялась от щекочущего чувствовал в животе.
– Эй, чем это ты занимаешься?
– Не знаю пока. А ты?
Он поднялся и лукаво глянул на неё исподлобья. Адриан показался ей таким обаятель-
ным, таким красивым. Без присущей ему грубости и дерзости, легкий на подъем и игривый.
Против воли, из-за полной туманности в голове, Мира притянула Адриана за плечи к себе
и  обняла. Их губы почти коснулись, и  юноша даже приоткрыл рот, томно дыша и  немного
прикрыв глаза. Чуть поддавшись вперед, Мира лёгким движением поцеловала Клейна, накрыв
его губы.
Это был простой и эфемерный поцелуй, но он все разогрел внутри обоих. Они и раньше
целовались, куда более жарко, чем сейчас. Но Адриан раньше делал это из похоти или вредно-
сти, а Мира из страсти или пыталась сопротивляться.
Кажется, этот маленький поцелуй и то, что было в ванной у Лиама дома, имело для обоих
большее значение.
Видимо, что-то для них изменилось. Вот только что именно?
Адриан, получив ряд мурашек, пробежавших по спине, взял Миру за подбородок и при-
открыл её рот. Его влажный язык облизнул её податливые губы и оказался глубже. Поцелуй
стал более пылким и горячим, заставляющий дрожать в коленях и вызывающий темноту в гла-
зах.
Его рука спустилась вниз, погладив сквозь майку её живот. Он задрал её, а потом совсем
снял, оставляя Миру без верха вообще. Его ладонь легла на голую грудь со вставшими сос-
ками, начиная ласкать её. Сквозь поцелуй Мира тихо вскрикнула, съёжившись и выгнувшись
от неожиданности и удовольствия.
Это только возбудило Адриана. Он оторвался от её губ, облизнув край уха, кожу и высту-
пающие ключицы. Согнувшись в торсе, он наклонился к её груди и описал мокрым языком
круги, ставя засосы и чуть кусая её.
Мира закрыла себе рот одной рукой, пытаясь не  стонать. Она только тихо и  жалобно
мычала, вцепившись Адриану в плечо. Он вновь поднялся к ней, оставив засосы на шее. Сво-
ими пальцами Клейн убрал руку Миры ото рта и поцеловал её.
У него уже заныло в области ширинки. У Миры были очень тонкие и облегающие бок-
серы, через которые все чувствовалось хорошо. Адриан положил руки на её зад и чуть при-
поднял, прижавшись бёдрами между её ног сильнее.
У  обоих не  осталось мыслей в  голове, они только делали и  чувствовали. У  Адриана
была и без этого высокая температура, но теперь он совсем раскалился. Мира стала двигаться
и ерзать тазом, прижавшись к голому горячему телу Клейна. Он прикусил губу, склонившись
96
А.  Реми.  «Доберман»

над девушкой и сжимая руками её ноги. Мира отчетливо ощущала твёрдый выпирающий бугор
у него внизу, и уже потянулась к нему.
Она хотела его, прямо сейчас. Даже если осудит сама себя потом, даже если ей будет
стыдно.
У него закружилось перед глазами, в висках застучало. Он стал глубоко вдыхать ртом,
осел, положив голову Мире на грудь, и выдавил:
– М… Мира…

97
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 21. «Походу, я люблю тебя!»
 
Бывает такое, что действуешь на автомате. Голова не работает, но тело само знает, что
ему нужно, и двигается.
Вот ты встал с постели, даже не разлепив глаз, вот побрел в ванную. Облегчился, подошёл
к раковине. Выпил воды, умылся, тщательно ополоснув лицо.
Вроде приходишь в себя.
Поднимаешь глаза в зеркало и изначально пугаешься – пытаешься узнать себя.
Бывало такое?
Мира вглядывалась в черты собственного лица. Сонные поникшие зеленые глаза, взлох-
маченные светлые волосы, неаккуратно падающие на плечи и лоб. Усталый вид. Худые плечи,
голое тело…
Стоп! Голое тело?
На  инстинкте Мира резко прикрыла грудь, покраснев и  сразу протрезвев. Она стояла
в ванной в одних шортах, и это явно не было нормальным. И это была чужая квартира. Так…
Вчерашний вечер стал сам вспоминаться. Тот ливень, вот они уже всей толпой ввалились
в квартиру Адриана. Веселье, разговоры.
А  потом отдельная беседа с  самим Адрианом. Он что-то отвечал, а  Мира задавала
вопросы. Но что произошло после…
В одну секунду у неё вспыхнули даже уши. Открыв рот от испуга, Райз стала жалобно
молиться, чтобы той ночью ничего не произошло. Они же не переспали?
Ответ сам стал напрашиваться. В отражении, убрав дрожащие руки от тела, Мира уви-
дела засосы на шее и груди. Вот черт!
Она сама виновата. Отрицать, что её тянет к Адриану Клейну – бессовестная ложь. Но им
ещё нельзя спать! Они же, вроде как, только друзья. Многое не выяснено, а если она переспала
с ним, то упала на уровень его обычных подружек. Как это низко…
А  что теперь делать? Притворяться, что ничего не  было? Или поговорить об  этом?
Странно то, что Мира не ощущала изменений в теле. Не было приятной усталости и удовле-
творённости. Только ощущение разбитости после выпитых коктейлей.
Это означало только две вещи: либо ничего не  было, либо Адриан оказался плох
в постели. Второй вариант априори отпадает, ведь уже от одних его поцелуев стынет кровь.
Странно. Мира прикрыла грудь рукой и тихонько прокралась в спальню, миновав гарде-
робную и кабинет.
Открыв дверь и оказавшись в помещении, она слегка зажмурилась от ударившего света.
За окном не было дождя, но небо перекрыто дождевыми тучами. Довольно пасмурная и про-
хладная погода, как раз под февральский сезон.
Найдя на полу майку, Мира натянула её на себя. Теперь время вспоминать. На кровати
пускал слюну Адриан. На нем были одни штаны. Он сжал подушку, обнимая её, и безропотно
сопел во сне.
«Само очарование», – против воли подумала Мира и осеклась. А почему Адриан в шта-
нах?
И снова нужно вспомнить вчерашнюю ночь. Впору делать это за стаканчиком воды.
Выйдя из спальни, Райз прошлепала голыми ногами в гостиную. А тут тоже было все
забавно.
Царил серый утренний свет. Запах влажности и свежести шёл от приоткрытой форточки
большого окна в пол. Возле него валялась пачка сигарет – курили и забыли закрыть створку.
На диване улёгся Лиам. Он закрыл лицо подушкой, чтобы свет не бил в глаза, его нога
и рука свисали вниз. На полу, на простынях, растянулся Арту, запутавшийся в одеяле и сжи-
98
А.  Реми.  «Доберман»

мающий в пальцах пустую бутылку. Во сне он казался очень милым и по-детски беззаботным.
А его торс обнимал Янне, обхватив его и уткнувшись близнецу в бок, закрыв таким образом
глаза. Интересно, Бастлберги всегда спят так сплоченно?
Попытавшись смеяться в кулак, Мира обошла все это дело и подошла к холодильнику.
Через некоторое время она уже сидела за барной стойкой, и, потирая подбородок, силилась
вспомнить вчерашнее. Холодная вода должна была помочь.
Итак,…
Все тело горит. Она едва пересиливала себя, чтобы не запрокинуть голову и не засто-
нать вслух. Боялась, что парни из гостиной услышат.
Она ощутила на себе весь вес Адриана. Он опустился на неё, положив голову ей на грудь.
Если Мира была сейчас горячей, то прислонившийся к ней Клейн супер-раскалённый.
Дыша ртом, он выдавил:
– М… Мира…
Он оторвался от её губ и от неё в целом. Его глаза бесцельно смотрели в темноту. Он
совсем не двигался. А потом попытался подняться, облокотившись о руки.
Их взгляды встретились. Мира, вся красная и  возбужденная, и  какой-то нездоровый
Адриан. Тяжело дыша, он произнёс:
– Я… Сейчас…
В ту же секунду его глаза закатились, и он пластом рухнул на Миру сверху. Она встала
в ступор.
Возбуждение как-то само улеглось. Спустя минуту она все же решила подергать Адри-
ана за плечо. Он просто лежал на ней, закрыв глаза. Потерял сознание? Умер, что ли?
Дышит. Значит, жив. И спит.
Это… Очень странно. Очень. Они накинулись друг на  друга, едва не  сделав  это,
но Адриан просто вырубился в ответственный момент. Очевидно, всему виной то, что он
перепил, то, что у него подскочила температура, и то, что он, наверное, заболел под сего-
дняшним ливнем.
Бинго! Мира подскочила на стуле и с грохотом поставила стакан на стол. У них ничего
не было!
Видимо, заболевший Адриан не выдержал нагрузки и выключился. Ей даже стало жалко
его. Бедненький, не выдержал и упал, в то время как почти стянул с Миры все белье.
Хотя… С таким раскладом, бедненькая, наверное, она.
От грохота посуды подскочил Янне. Он поднялся, щурившись и шатаясь, потирая голову.
Мира с  усмешкой наблюдала, как он на  таком  же автомате, как и  она десять минут назад,
побрел в ванную.
Через минуту уже сел к ней за стойку и забрал её стакан с водой.
Такой смешной по  утрам! Каштаново-рыжие волосы торчат в  стороны. Недовольное
лицо, осыпанное веснушками, грозит стать самым злым и жутким. Едкие зеленые глаза с вос-
палёнными белками, ссутулившиеся плечи.
– Как дела, – сипло прохрипел он и запрокинул стакан.
– Отлично, – просияла в ответ Мира.
И ведь правда день шёл отлично. Она не переспала с Адрианом! В честь этого можно
даже устроить праздник. Было бы так:
« – Добрый день! Как дела?
– О, прекрасно! Я не переспала с Адрианом!
– Да что вы? Ох, поздравляю!
– Спасибо! Сама горда».
Мира заулыбалась, пытаясь не рассмеяться. Это иногда действительно становится труд-
ным – не напасть на него.
99
А.  Реми.  «Доберман»

– Конечно отлично, ведь вы легли так рано, – вернул её в реальность Янне. – Вы ушли,
а мы продолжили. Я спустя час заглянул к вам в спальню – а вы спали без задних ног.
– И слава богу!
Янне посмотрел на неё как-то подозрительно, сощурившись и поджав губы. Но это про-
должалось всего мгновение. Он посмотрел на часы, висевшие на стене – половина одиннадца-
того утра.
Мира забрала стакан и собралась его мыть, а Бастлберг тем временем встал на ноги, взял
диванные подушки и стал кидать их в Лиама и брата.
– Подъем, сосунки! Уже почти одиннадцать. Кому там надо было рано вставать?
– Мне! – подскочил Лиам, у которого глаза ещё были закрыты.
– Ай! Что за? – сел на полу Арту, вытаращившись на близнеца. – Мне-то никуда не надо!
Чего будишь в такую рань?
Янне только ухмыльнулся и ткнул пальцем в сторону спальни Адриана. Арту сразу понял
намёк, и его лицо озарила зловещая улыбка.
– Не-ет, – протянула Мира, сообразив их затею. – Не смейте будить Адриана! Он вам
головы поотрывает!
Близнецы уже коварно переглянулись. Но  все разом вздрогнули, услышав за  спинами
низкий недовольный голос:
– Верно, оторву каждому.
Обернувшись, Бастлберги и Райз заметили Адриана. Он стоял в своей пижаме, с надмен-
ным лицом и уже причесанными тёмными волосами.
– А ты быстро, – сказал Арту и снова осел на полу.
– Вы своими криками и мертвого разбудите, – парировал Клейн и отпил из бутылки воды.
Он вытер рот и мягко сел в кресло.
Мира присела на подлокотник дивана, в то время как Лиам поспешно собирался за её
спиной, натягивая свои высушенные вещи.
– Нам некогда болтать, – снова заговорил деловито Адриан. – Планы изменились, и мы
поедем на работу раньше. И вы оба мне нужны, – он обратился к Арту и Янне. – Поэтому тоже
со мной. А ты, Мира, остаёшься здесь.
Близнецы поникли, а Мира вскочила на пол.
– Что?! Но мы должны были ехать вдвоём!
–  Планы изменились,  – спокойно ответил Адриан.  – Заказ поменялся. Людей будет
больше, с которых надо стрясти деньги. Это опасно, поэтому сиди здесь или езжай к себе домой.
– Но Адриан! Я же всегда ездила с тобой… Пожалуйста. Тебя же нужно будет приве-
сти порядок после всего…
Он осматривал Миру, пытаясь решить, брать её с собой или нет. Его губы тронула легкая
улыбка.
– Ладно. Мы поедем первыми. Приезжай через час, когда все закончится. Окей?
Райз кивнула. Но тут было что-то нечисто. Она решила, что приедет пораньше.

***
Чёрный мотоцикл нёсся по  пустой трассе. Юноша, сидящий сверху, только увеличил
скорость и чуть наклонился влево, сменив траекторию. Следом за ним ехали ещё два красных
мотоцикла, в точности повторяя все движения. Громкий рёв разносился по всюду и быстро
утихал, когда трое исчезали из виду.
Адриан, следя за спидометром, мельком глянул на небо. Вроде бы дождя не намечалось,
пусть все и заслонили тучи. Он надеялся, что ему не придётся снова промокнуть до нитки,
как вчера, потому что он уже поплатился за это ночью. Высокая температура свела его с ума.
Адриан думал, что его голова расколется на части.
100
А.  Реми.  «Доберман»

К своему сожалению, он толком не помнил вчерашнего. Все его тело обдавало прохлад-
ным ветром, он ясно видел перед собой дорогу. Но от этого не легче.
Вот он пьёт с братом и Бастлбергами, вот относит Миру на кровать, вот он нависает над
ней. Она чему-то улыбается, а он её целует. Становится невыносимо жарко. Шёлк! И темнота.
Больше ничего не помнит.
У Клейна уже не осталось свободных ругательств; все использовал сегодня утром.
Посмотрев в зеркало заднего вида, Адриан увидел, как нему приближается один из близ-
нецов. Он указывает вправо, и спустя минуту появляется поворот на юг.
Трое сворачивают вправо, и через несколько секунд глушат двигатели.
Остановившись в старой южной части города, где здания все облупившиеся, а прохожих
почти нет, юноши слезли со своих мотоциклов, припарковав их. Адриан снял шлем и потя-
нулся. Он стал прогуливаться вокруг, пока Янне пытался дозвониться по телефону своим связ-
ным. Он тихо ругался, названивая и написывая злые смс.
Через минуту, с психом надел на себя шлем и сел на свой мотоцикл.
– Я сгоняю недалёко, – окликнул Янне. – Эти упыри вроде здесь, но сюда не идут. Пойду
притащу их.
Он поправил биту за спиной, завёл мотор и дал газу. Адриан и Арту остались ждать.
Это было забавным. В жизни близнецы совсем несерьёзные, игривые и невнимательные.
У них мания ко всем взрывающимся предметам и к оружию.
Но работая, они очень меняются. Они становятся серьёзнее, злее и ловчее. Можно даже
отнести их к настоящем профессионалам, которые уже точно знают, что и когда сделает их
«клиент», которого надо избить.
Сейчас Клейн и  Арту остались вдвоём у  какой-то старой мелкой фабрики, чьи окна
выбиты, а все ценные предметы уже растащили. Юноши облокотились о бетонную перекла-
дину на небольшом мосту, который вёл от дороги до фабрики. Под ним была тихая застояв-
шаяся вода озера или болота, до которой метров двадцать вниз.
Адриан вскинул голову, прикрыв глаза и закурив сигарету. Пытался отойти и привести
себя в чувство. Рядом, скрестив руки на груди, на него смотрел Арту. Как-то слишком при-
стально.
– Как провёл ночь?
– В каком смысле? – недовольно глянул Адриан.
– Янне заходил к вам в спальню, а вы спали.
Клейн широко улыбнулся и развёл руками.
– Обычно этим и занимаются в спальнях!
Арту не казался веселым. Он только поправил на себе красную кожаную куртку поверх
белой футболки, пытаясь защититься от ветра.
– Нет, Доберман, ты похоже стареешь. Совсем не этим занимаются в спальнях.
– А, ты об этом, – поник Адриан и выкинул сигарету за плечо.
Она полетела с моста вниз, прямо в воду. В том озере было полно мусора.
– Я вырубился. Прикинь?
Было видно, как Бастлберг пытается сдержать улыбку. Он даже прикрыл рот рукой, чтобы
не расхохотаться.
– Представляю, как расстроилась Мира.
– Наверное. Не знаю, что у нас с ней происходит. Мы вроде просто разговариваем, как
друзья. А потом я не могу сдержаться, и мы набрасываемся друг на друга.
– Это не похоже на дружбу, – Бастлберг улыбнулся.
Адриан кивнул.
– Определённо. Вот тебя мне совсем не хочется поцеловать или затащить в кровать.

101
А.  Реми.  «Доберман»

Арту ухмыльнулся и ткнул Клейна в бок по-дружески, Адриан только отпихнул его руку
от себя.
– А если серьёзно? Она тебе нравится?
– Черт знает, – пожал плечами Клейн. – Я даже не знаю что это – «нравится». Я встре-
чался много с кем, но в основном мне не было до них дела. Ну, особо не задумывался. Вообще,
я связался с Мирой только чтобы проучить. Ты ведь помнишь, она врезала мне. Похоже, что-
то пошло не так.
Наконец, Арту рассмеялся. Его очень забавлял Адриан. Он был человеком, который
не думает, а просто делает. Обычно правильно, но иногда ошибается. А теперь встал в тупик.
– Адриан, не глупи. Я знаю, что вчера говорил тебе Лиам. Ты отрицал, что любишь её.
Но мы все трое видим кое-то другое.
– Кто это – вы трое?
– Я, Лиам и Янне.
– Прекрати! – вспылил Адриан и закатил глаза. – Ко мне брат с этим лез, теперь ты?
Арту чуть приблизился и глянул на друга серьезно.
– Нет, просто выслушай меня, а решение примешь сам. Ладно?
Клейн кивнул. Он стал нервничать, потому что понимал, что услышит сейчас то, из-за
чего будут проблемы. Бастлберг лишь деловито стал расхаживать туда-сюда. Их волосы трепал
прохладный ветер. Янне пока не было слышно.
–  Помнишь тот случай, когда мы подрались? Ты как бешеный с  цепи сорвался, когда
увидел, как я целую Миру. Все зубы мне чуть не повыбивал. Не отрицай, но ты ревновал. И тот
момент, когда её чуть не  избили. Ты тех парней размазал по  асфальту. О! А  ещё когда ты
полез в квартиру к её брату, чтобы выяснить с ней отношения. Кстати, ни одной девушке ты бы
не уступил, а с ней выстроил целую кучу компромиссов. И того: ты её защищаешь, оберегаешь,
ревнуешь, и, естественно, хочешь. И она ночевала у тебя кучу раз в одной постели с тобой.
Не помню, чтобы хоть одна пассия удостаивалась этого.
У Арту был такой вид, будто он защитил докторскую по нейропсихологии: очень гордый.
Он выдал действительно внушительную тираду, пытаясь промыть Адриану голову.
Нет. Скорее, открыть глаза на правду.
Адриан не знал, что ответить. Он слушал, и мысленно пытался объяснить каждый свой
поступок, связанный с Мирой. Но не мог. Тогда он просто делал, и все. Потому что хотел. Хотел
её защищать, не хотел обижать и расстраивать, поэтому соглашался на все её предложения,
типа «не будь грубым и злым».
Так же он вспомнил ту ночь, когда Мира перепила и стала приставать к нему, а Адриан
отвертелся от неё. Потому что он хотел от неё полной искренности, когда она трезвая.
Это все похоже на…
– Я… Я её… Люблю, что ли?
Видимо, даже Арту удивился такому вопросу.
– Ну, похоже на то, брат. Стал бы ты так напрягаться из-за обычной девчонки? То, что
ты делал ради неё – довольно сильные вещи. Даже мы с Янне с ней сблизились.
Да, Бастлберг был прав. Но  разве такое возможно? Разве наглый, самовлюблённый
и чрезвычайно проблемный Доберман может полюбить кроткую и милую девчонку, обычную
блондинку? Что в ней было такого, что сносило ему крышу?
Почему иногда Адриан ясно ощущал, что скучает по её большим зелёным глазам, ров-
ному дыханию, насмешливой улыбке и голосу? По её коже и жасминовому запаху?
У него не было инструкции «Как понять, что ты втрескался по уши».
Адриан Клейн влюбился в первый раз.

102
А.  Реми.  «Доберман»

Жуткое осознание плачевного положения пришло к нему лишь спустя минуту. Он округ-
лил яркие голубые глаза, а на лице отразился ужас. Адриан посмотрел на Арту, и испуганно
произнёс:
– Черт, черт, черт. Похоже, я люблю её. Походу, у меня проблемы. Что мне делать? Арту,
что я должен сделать?
Сильно удивлённый Арту Бастлберг только открыл рот.
Неужели он дожил до этого момента?
– Адриан, я не…
До их ушей донёсся громкий рёв нескольких моторов.

***
Когда стукнул час дня, Мира уже подбиралась к старой части города, на краю юга. Она
медленно перекручивала педали синего велосипеда, озираясь по сторонам. Жутко было оттого,
что вокруг почти не встречались люди. А если и встречались, то косились на нее, как на врага
народа.
Это был неблагополучный район Мельбурна, поэтому Мира выглядела тут неуместной.
Она была чисто одета и причёсана: волосы собраны в легкий хвост, на плечах нежно-розо-
вая замшевая куртка, белая водолазка без горла с вырезом, черные джинсы и белые вансы.
Вокруг же ходили какие-то нищие и оборванные.
Может, ей не стоило ехать? Нет! Она должна была. Уж слишком подозрительно резко
Адриан сменил свои планы. Нечисто. В корзинке, прикреплённой к рулю, Мира везла воду
и полотенца. Взмокший и уставший (а иногда и в крови), Адриан всегда вытирается полотен-
цами и выпивает всю воду залпом.
Если Google Карты правильно указывали, она почти была на месте. Какая-то старая фаб-
рика за поворотом вправо, перед которой грязный бетонный мост через озеро.
И она оказалась права. До неё уже доносились чьи-то голоса и крики. Неужели жуткая
драка в самом разгаре? Поддав скорости, Райз поехала быстрее. Она уже крутила педали стоя,
облокачиваясь на руль. Ветер дул ей в лицо, но от этого даже легче. Он остужал её горячую
голову, в которой, в последние дни, витало слишком много мыслей.
Через минуту Мира была на  месте. Она затормозила и  слезла с  велика, поставив его
у обочины. Дальше направилась пешком.
Оказавшись на мосте, её аж передернуло. Страшное зрелище…
На асфальте лежали люди. Двое без сознания, один сжался, держась за голову. Трое пыта-
лись уковылять прочь отсюда, и одному Адриан вмазал прямо с размаху. Поодаль от него, обло-
котившись спиной о бетонную перекладину, сидели близнецы. Арту просто отдыхал, запро-
кинув голову и закрыв глаза. Янне сидел рядом, протирая грязную биту. У близнецов были
ссадины на лице и теле, взъерошенные волосы и кровоподтёки. Но они даже не обращали вни-
мания.
Мира многого навидалась с Доберманом, но сегодня было действительно жёстче обыч-
ного. Она сжала руки на груди, медленно зашагав к парням.
– Адриан?..
Он обернулся на её голос. Его лицо – вот это жуть. Как и у Бастлбергов, куча ссадин
и подтёков, ушибы на скуле и синяк под глазом. Из губы и носа текла кровь, а когда Адриан
улыбнулся, Райз отстранилась. Даже на зубах у него была кровь.
Выглядело жутко. Но сам Клейн улыбался во весь рот.
– Мира! Привет!
Он отряхнул свою чёрную кофту и джинсы, направившись к ней. Да, улыбка была пуга-
ющая. Хотя выглядело даже смешно.
– Я это, сказать кое-что хотел!
103
А.  Реми.  «Доберман»

Он остановился от неё в пяти метрах. Близнецы заинтересованно смотрели на пару. Мира


приготовилась слушать.
– Походу, я люблю тебя!

104
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 22
 
Есть картины, которые западают в память навечно. У Миры Райз уже была такая. Забро-
шенная фабрика, побитый Адриан, очаровательная кровавая улыбка и эта звенящая фраза:
«Походу, я люблю тебя».
Не приснилось ли?
После этого он предложил обсудить это позже, и решил, что подбросит её до дома. Он
настоял, чтобы Мира оставила старый велик и села с ним на мотоцикл. Ухмыляющиеся близ-
нецы только махнули им на прощание, выдав: «Здоровская вышла стычка!», и уехали в свою
сторону.
Потом Адриан забрал документы у своих «жертв» (а как назвать людей, которых он изму-
чил, выбивая задолженные деньги?), усадил Миру на мотоцикл, и они угнали.
И к пяти часам дня Мира Райз уже сидела в своей квартире, уставившись в одну точку.
Ни одна мысль не лезла к ней в голову. Было со всем пусто.
И на следующий день то же самое. По случаю воскресенья, она могла отсидеться дома
и попытаться решить, что делать дальше. Без навязчивого присутствия Адриана.
И она знала, что делать.
Кинув по паре смсок, она надела то же самое, что и вчера, и выскочила из дома. Идти
было лень, и Мира взяла такси до угловой кондитерской «Bon-Bon».
***
Судьи, жюри, уважаемые знатоки – именно такие определения можно было подобрать
к тем, кто собрался за столом. За столиком в кафе сидела Эльке, её хмурые брови показывали,
как она сосредоточена. Не менее серьёзный Релион Вуд, скрестив пальцы замком. С ними же
сидела и Лира, помощница брата Миры. К слову, сам Айван с подозрением косился на этот
консилиум, собравшийся в его заведении.
Посетителей было с минимум. В воскресенье вечером, да и ещё и в такой хмурый день,
люди предпочитали иные развлечения, чем поедать заветные пирожные.
Поэтому Айван часто подходил к столику, добавляя свои веские доводы. Именно сейчас
он так и поступил – вытирая стакан для парфе, Райз склонился над Мирой и остальными.
– Такие серьёзные, а молчите уже десять минут, – сказал он. – Чего ради сбор хоть?
– Ты бы без дела не сидел, если бы знал, в чем причина, – загадочно сказала Лира. –
Мира, а он не разозлится, что ты сказала нам об этом?
– Не думаю, – покачала головой она. – Точнее, скорее всего да, разозлится, но он сам
наверняка все рассказывает своим друзьям-близнецам, поэтому и я имею право посоветоваться
с вами. Так что делать?
Эльке и Релион напряжённо думали. Но Айван не унимался. Он сжал стакан и напрягся.
– Да что у вас, в самом деле, случилось?
Эльке подняла голову, встретившись с Райзом глазами, и на полном серьезе произнесла:
– Доберман признался Мире в любви.
Эта жуткая фраза повисла в атмосфере. Все замолчали, не зная, что сказать, а Айван
замер. Даже не моргал.
В какую-то секунду он отскочил, стакан вылетел из его рук и с треском раскололся о пол.
– Что?!
Все немногочисленные посетители обернулись и недобро посмотрели на него.
Айван развернулся и  молча ушёл. Он взял совок и  стал собирать осколки, ничего
не говоря.
– Для начала нужно решить, что ты сама к нему чувствуешь. Ты его любишь? Он тебе
нравится? Ты его ненавидишь? – спросил её Релион.
105
А.  Реми.  «Доберман»

Слишком много вопросов, обреченно подумала Мира и лютом уперлась о стол, прикрыв
глаза. Раньше было проще. Адриана она терпеть не могла, и они цапались каждый день. Теперь
все совсем иначе, и она не может от души обругать его, не задумываясь. В настоящее время
она понятия не имела, что чувствует к нему.
– Не знаю, – пробормотала она, не поднимая головы. – Он может меня бесить, может
смешить и может пугать. Он все может.
Эльке, Рели и Лира переглянулись.
– Не важно что она чувствует, – сказал Айван, появившийся рядом. – Важны послед-
ствия. Он – плохой парень. Он точно обидит её, как делал раньше, с такими нельзя встречаться.
Или ещё хуже – втянет Миру во что-то опасное и незаконное. Это точно случится!
– Хватит! – села ровно Мира и сощурилась. – Я часто ездила с ним на «стычки», и ещё
ни разу не…
Она осеклась. Вспомнила, как с  самый первый раз пришла к  Адриану, а  ее там чуть
не прибили. Стычка перед грозой. А сам Клейн потом едва не поубивал тех ребят. Так или
иначе, тогда они оба были на волоске от чего-то очень плохого.
– Чего замолчала? – спросил Айван. Сначала он хмуро на неё глядел, а потом его глаза
расширились и он открыл рот от испуга. – Или ты уже была втянута?! О Боже, ну конечно была!
– Нет! – Мира вскочила из-за стола. – Не была. И не буду, – соврала она. – Хватит его
казнить. Он бывает хорошим.
Релион и Эльке с сомнением посмотрели на Миру. Они жалели и сочувствовали ей ещё
с начала года, и, разумеется, не хотели её отношений с Доберманом.
– Вот именно, – серьезно произнесла Эльке. – Он «бывает» хорошим. Время от времени.
Но не всегда. Твой Доберман больше плохой, чем хороший.
– Да, – согласно кивнул Релион. – И в один раз ты его разозлишь, и тебе влетит. Или он
будет гулять налево постоянно. Разве ты хочешь тратить на него время? Его ведь даже посадить
нельзя, учитывая связи и состояние.
Мира устало осела назад на стул. Все они были правы. Адриан плохой парень, он создаёт
много проблем и при этом неуязвим. Как знать, что он не станет её ранить, как раньше? Такие
люди как он не меняются, особенно за два с половиной месяца. Он слишком взрослый, чтобы
уже чему-то учиться. Его отношение к девушкам слишком легкомысленное, как и он сам.
Будет ли Мира счастлива с ним?
Не будет.
– Да, – вздохнула она. – Вы правы. Велика опасность обжечься о него.
Но ей стало неловко. Разве «дела сердечные» не потому ли так называются, что думать
надо сердцем, а не головой? Да, он опасен. Да, он может быть груб. Но её тянет к нему, и с ней
он добр.
– Прекрасно, – погладил её по голове Айван и направился к стойке с кассой. – Дальше
дружбы нельзя заходить.
Мире показалось, что сидевшие напротив Эльке, Лира и Релион немного поникли. Будто
чем-то расстроены. Но ей не хотелось спрашивать, почему. От своего решения ей самой стало
грустно. Она поняла, что откажет Адриану. И от этого внутри опустело.
Не признак ли влюблённости это?
Она попрощалась со всеми и вышла из кондитерской. Сунув руки в карманы замшевой
куртки, девушка побрела по тротуару в сторону дома. Сегодня или завтра она откажет Адриану.
Наверное, это станет концом их дружбы? Наверное, он снова возненавидит её как тогда,
за поцелуй с Арту, подаст документы на разрыв контракта между Подопечным и Покровите-
лем. Между ними больше не будет «ПП» -союза.
Мнение друзей и брата было правильным.
Но… Было ли это и мнением Миры тоже?
106
А.  Реми.  «Доберман»

Подходя к дому, Райз разглядела у подъезда знакомый мотоцикл. Чёрный Харлей стоял,
наклонившись в бок, о него облокотился высокий юноша. Он, ссутулившись, что-то рассмат-
ривал в руке. Но услышав сзади шаги, обернулся и широко улыбнулся.
У  Адриана уже немного зажило лицо, но  на  губе ещё был след от  удара, а  костяшки
перевязаны. В левой руке он держал какую-то бумажку или флаер. Взлохматив себе темные
волосы и поправив красный свитер, он встал ровно и стал ждать Миру.
Она подходила к нему, собираясь с мыслями и готовясь сказать ему «нет». Ему – какому-
то до жути радостному и милому Адриану, чьи голубые глаза смотрели только на неё.
Сделать это прямо сейчас?
– Смотри, Мир! – улыбнулся он и протянул фотографию, сунув ей под самый нос. – Я же
обещал тебе на лекции, что скажу о том, что было той ночью, в день приезда Лиама. Но лучше
даже показать!
Оторопев, Мира взяла в  руки снимок. На  нем смеющийся и  одновременно ухмыляю-
щийся Адриан обнимает замотанную в кокон из одеяла Миру, хмурую и с красными щеками.
Но там она даже не видит, что её снимают. Она потянулась губами к щеке Адриана, чтобы
поцеловать его.
В сердце больно кольнуло. Покраснев, Мира подняла голову и посмотрела на Адриана.
Он ждал её реакции.
Сглотнув, она собралась с мыслями…
– Я тоже! – выпалила она. – Я тоже тебя люблю!
Адриан не ожила этого. Его лицо вытянулось от удивления. Он вскинул брови и тихо
пробормотал:
– Правда?..
В этот раз Мира смогла только закивать, глотая слезы. На душе она ощущала огромную
легкость и накатившее горячее счастье.
Но  он лишь слабо улыбнулся. Шагнув к  ней, Адриан аккуратно взял её лицо в  руки
и склонился к нему. Они соприкоснулись лбами, и он прошептал:
– Какое облегчение…
Сжав в пальцах снимок, Райз обняла за торс Адриана и чуть приподняла голову, крепко
прислонившись к нему. Он был тёплый. И сердце его билось громко и отчётливо, словно откры-
тое для неё.
Клейн медленно и нежно коснулся её губ, делая поцелуй лёгким и простым. Спустя пару
секунд он уже отстранился, разглядывая Миру.
– Ты лишила меня девственности.
– Чего? – протянула Мира. Его фраза как гром среди ясного неба.
– Ты у меня первая. Первая девушка, к которой я так привязался.
– Клейн! Ты в своём репертуаре, – с насмешкой ответила она и щелкнула его по лбу.
На небе стали редеть тучи, давая красному закатному солнцу протиснуться и окинуть
светом улицы Мельбурна.

107
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 23
 
Где и как, а в Мельбурне новости разносились махом. Громкие, типа о рождении сына
у какой-нибудь звезды, менее интересные, типа об открытии нового бара, или такие эпатажные,
как, например, появление новой пассии у отпрыска криминального авторитета. И не просто
пассия, а любимая девушка.
Слухи давно ходили. Многие задавались вопросом, отчего Доберман так часто берет
с собой какую-то девушку на работу. Ведь это было странным, поскольку он никогда не рабо-
тал в таком стиле. Он считал, что девушки, друзья и работа – то, что смешивать нельзя. И брал
он одну и ту же, не меняя её. Наверняка, это что-то серьёзное, поговаривали, а вот тут уже
настоящая новость.
С  одной стороны сидели завистницы (и  завистники!), которые хотели претендовать
на сердце Добермана, с другой стороны недруги и соперники, которые рассматривали Миру
в качестве слабого места Адриана. А та небольшая группа людей, которая радовалась за их
неожиданный союз, стояла как раз на крыльце Галлийской Академии.
Мира, поправив белый пиджак и  откинув волосы на  спину, глубоко вздохнула. Она
направилась к близнецам, которые ждали её на ступенях перед входом.
Сегодняшний день был особенным. Наконец, снова начались уроки, сразу после затяж-
ного дождя в  целых четыре дня. И  этот день был первым, когда она выходила с  Адрианом
в свет как пара, и вообще выходила из дома. Они встречались вот уже как четыре дня, но после
признания не виделись до сегодняшнего утра.
И Мира очень волновалась. Она боялась поймать на себе кучу взглядов, выслушивать
тираду от Эльке об её неправильном выборе, и страшилась подколов близнецов Бастлбергов.
Но ещё большим страхом для неё было разочароваться в Адриане, как в парне. Вдруг он ока-
жется ужасным в отношениях? Вдруг снова станет груб, или начнёт изменять, или слишком
часто приставать к ней? Вдруг все рухнет?
Поджав губы и убрав мысли подальше, она натянула улыбку и подскочила к Арту и Янне.
– Привет, миссис Клейн! – ухмыльнулся Арту.
– Чего? – опешила Мира.
– Мы слыхали, что Адриан признался тебе в любви. Такое в первый раз, а, следовательно,
и до свадьбы недалёко, – похлопал её по плечу Янне.
Мира ужаснулась, как же быстро разносятся новости в их восточной части Мельбурна.
–  Прекратите,  – постаралась успокоиться Мира, но  сердце колотилось как сумасшед-
шее. – М-мне кажется, вы торопитесь. И вообще, где сам Адриан?
– Он показывает Академию для Лиама, чтобы он не заблудился и не опаздывал на лек-
ции, – Арту направился к входу.
Он приобнял Миру и брата за плечи, и они лёгкой походкой вошли внутрь университета.
Бродящие вокруг студенты на секунду задерживали взгляд на Мире и близнецах, а потом снова
возвращались к своим делам. Видимо, их новость не шибко удивила. Первое время они удив-
лялись, что Мира держится так долго в роли подопечной Адриана. Но спустя месяц, когда она
уже всегда была рядом с ним, такого исхода, как любовь, следовало ожидать.
Хотя от Добермана это, конечно, довольно нечасто услышишь.
–  Наш принц пока занят, но  он скоро явится,  – сказал Янне, выуживая из  шкафчика
книги.
Арту и Мира сделали то же самое. Разобрав каждый свои учебники, они попрощались
и разошлись по своим кабинетам, указанным в расписании.
Оказавшись на лекции по бихевиоризму, она села с Эльке. Та лишь молча посмотрела
на неё, а потом отвела взгляд. Так прошли первые десять минут лекции, они не разговаривали.
108
А.  Реми.  «Доберман»

Спустя ещё минуту, она шепнула:


– Я не против.
– Не против – чего? – шепнула в ответ Мира.
– Не против твоих отношений с ним. – Эльке не смотрела в сторону Райз. – Если ты его
любишь, и он тебя – хорошо. Но пожалуйста…
Раух повернулась к Мире и серьезно посмотрела на неё.
– Если будет плохо или он что-нибудь сделает тебе – скажи мне, хорошо?
К  горлу подкатила тошнота. Даже Эльке боится, что он сделает что-то не  так. Теперь
Мира волновалась ещё больше. Она лишь подавленно кивнула и вышла из класса, направив-
шись в туалет.
Заворачивая за угол, она оказалась на третьем этаже. Она предпочитала ходить в самую
дальнюю и наименее используемую уборную, которая находилась в самом пустом коридоре.
Подойдя к нужной двери, Мира вошла в уборную и открыла воду в кране. Та с шумом
полилась в  раковину, и, набрав её в  ладони, Райз плеснула приятной прохладой на  лицо
и вытерла его.
Стало полегче.
Поправив волосы и приведя в себя в порядок, Мира вышла и направилась назад. Но неда-
лёко, у окна, она заметила сидевшего на подоконнике Адриана.
Сердце екнуло.
Он тоже её заметил. Уперевшись в неё взглядом, юноша улыбнулся и поманил её к себе
пальцем. И Мира направилась к нему.
– Прогуливаешь? – спросил он.
– А ты? – постаралась спокойнее ответить она.
Он взял её за руку и подтянул к себе. Мира встала рядом, и Адриан, сидя на подоконнике,
обхватил её ногами, приобняв.
–  Мы не  виделись четыре дня,  – пробормотал Клейн, рассматривая её лицо.  – Я уже
думал ехать к тебе через ливень. Но теперь ты рядом, и мне лучше.
Слышать такие слова от  него, Добермана, было удивительным. Неужели только Мира
знает, что под шкурой грубого и ершистого парня скрывается такой мягкий и нежный юноша?
– Я тоже скучала, – выдавила сквозь смущение Райз, и обняла Адриана крепче.
Он наклонился, приподняв её лицо за подбородок, и аккуратно поцеловал.
Ощутив его губы на своих, у Миры подкосились ноги и по телу прокатилась волна жара.
Юноша отстранился и снова глянул в её малахитовые глаза, заблестевшие от стеснения.
– Чем займёмся сегодня?
– Что ты имеешь ввиду?
– Ну мы же четыре дня не виделись. Я не хочу выпускать тебя из рук сегодня. К тебе
или ко мне?
От  последней фразы у  Миры шёрстка встала дыбом. Она заюлила зеницами, избегая
взгляда Адриана, и пожала плечами.
– А чем… Ты хотел бы заняться?
Клейн лукаво ухмыльнулся. Он потрепал себя по волосам и мечтательно глянул вдаль,
сделав вид, будто задумался.
– Ну, не знаю. – Придвинувшись, Адриан склонился к уху девушки и шепнул, – Чем-
нибудь интересным?
И поцеловал её в ухо. Райз буквально подскочила на месте.
Похоже, что сегодня ночью они наконец сделают это.
Это.

109
А.  Реми.  «Доберман»

Мира соврала бы, если бы сказала, что ей не хочется. Но львиная доля волнения охватила
её грудь, и  девушка только судорожно выдохнула. Она встретила взгляд Адриана, который
только довольно и выжидающе улыбался.
– У меня, наверное. Иначе к нам точно завалится Лиам.
– Ты права, – ответил Адриан с усмешкой. – Обычно, я никогда не против брата. Но когда
я остаюсь вдвоём с тобой, мне не хочется, чтобы появлялся кто-то ещё…
Его рука довольно ловко обвила талию Миры и дерзко подтолкнула к себе. Адриан уже
соскочил с  окна и, развернувшись, прижал Миру к  стенке. Она запрокинула голову, чтобы
Клейн властно и нагло поцеловал её. С напором и страстью, как делает только он.
Адриан покусывал её губы, проходился по ним языком и изредка спускался на шею. Его
Французский поцелуй продолжался около минуты.
Как хорошо, что в коридоре никого не было. Оторвавшись от Миры, он снова улыбнулся
и махнул ей рукой.
– Я хочу, чтобы ты рассказала о нас брату. Я заеду за тобой в пять. Мы съезжим в конди-
терскую, а потом махнём к тебе. Не хочу, чтобы твой Айван выбил мне зубы, окей? – Видимо,
Адриан не хотел избивать Айвана, пусть и был сильнее его (Мира не ожидала от него такой
разумности). – Все, Мир, я погнал на пары.
Клейн развернулся и  зашагал прочь. Спустя мгновение его высокая фигура скрылась
за поворотом коридора. С дрожащими коленками Мира поковыляла на лекцию.
Черт! Он хочет поговорить с Айваном! Зачем? На самом деле, Райз ожидала от Адриана
что-то типа такого:
«Что? Разрешение брата? Да мне плевать на всех, кто против нас. Ты же знаешь, я всем
зад надеру!».
И он наверняка сказал бы так, если не одно «но». По всей видимости, у Адриана это
первые серьёзные отношения, и Мира действительно важна ему. И он, перечитав каких-нибудь
женских журналов или насмотревшись фильмов-мелодрам, решил делать все по указаниям.
Типа брать в  счёт её родных и  друзей, уважать её выбор… Это очень смешно и  забавно  –
наблюдать, как Адриан старается быть нормальным парнем.
Но Мира полюбила не нормального парня. Она полюбила Добермана – Короля разбитых
носов и наглеца, который уважал и охранял только «своих».
Дойдя до аудитории, Райз уже знала, что скажет Адриану, когда он заедет за ней. Она
попросит его вести себя как обычно, и  не  лезть из  кожи вон. Это мило, но  она хотела  бы,
чтобы Клейн чувствовал себя с ней комфортно, а не играл невесть кого. Любовь ведь не бывает
идеальной. Она дикая, неудобная и спонтанная. Пусть такой и остаётся, иначе это сценарий,
а не чувства.
Девушка оказалась в кабинете.

***
– Я рада, что ты теперь все знаешь. И ты поможешь мне подготовиться!
– Что, прости?
Эльке сидела на  кровати, удивлённо рассматривая Миру. Та стояла у  гардеробной
в  одном нижнем белье и  с  распущенными волосами. У  неё горели щеки, а  глаза несколько
нездорово блестели.
– Помоги мне! Скажи, что надеть, и вообще совет дай… У меня давно парня не было.
С секунду времени Эльке молчала. Но потом, резко закрыв рот и широко раскрыв глаза,
она упала на спину и разразилась громким и звонким смехом.
– С чем помочь-то? – сквозь слезы спросила Раух. – Белье тебе помочь выбрать? Дуреха!
Мира покраснела и отвернулась.
– Говорю же: могла бы и советом поделиться!
110
А.  Реми.  «Доберман»

Когда Эльке наконец успокоилась, она села ровно и пригладила волосы.


– С чего ты решила, что я могу тебе чем-нибудь помочь? Я сама без парня.
Обернувшись, Мира хитро сощурила глаза и улыбнулась.
– Конечно, поговори мне тут! Я вижу, как Релион смотрит на тебя, и как ты светишься,
когда рядом с ним. У вас же есть что-то, я права?
Мира даже не успела заметить, как быстро покраснела Эльке и выпрямилась, как игла.
Заикаясь, попыталась оправдаться:
– У-у нас? Нет у нас ничего, не выдумывай…
Натягивая на себя нежно-розовую замшевую юбку и заправляя в неё шифоновую белую
рубашку, Мира стала вспоминать, как часто она замечала мечтательные взгляды Релиона Вуда
в сторону её подруги. И как он ненавязчиво пытался коснуться её. Было совершенно ясно –
Эльке нравилась ему.
Да и он ей тоже, это было видно.
Мира глянула в зеркало – на неё смотрела невысокая блондинка, у которой до сих пор
горели щеки от волнения. Фактически сегодня – их первое свидание. Это ведь так называется?
Они собираются ехать в кондитерскую (хотя она ещё надеется отговорить Адриана), а потом
к ней домой. Надев на ноги сапоги, а сверху чёрную куртку, Мира потянула за собой Эльке.
Они оказались в гостиной.
–  Передо мной можешь не  пытаться делать вид, что не  влюблена в  него. Вы два года
тусуетесь вместе. Ты уже с его родителями знакома. Серьёзные вещи это.
Раух только отвела смущённо взгляд.
– Уже половина пятого. Я пойду, пожалуй. У тебя сегодня весёлый денёк будет.
Она подмигнула, смахнула темные волосы с плеч и направилась к двери.
А стрелки настенных часов медленно ползли к цифре «5».
На  улице, через открытое окно, Мира услышала как подъехала машина. Подскочив
к стеклу, её сердце замерло: эта была чёрная спортивная машина Адриана.

111
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 24
 
Он стоял перед ней таким красивым. В  проёме входной двери, он улыбался так, что
будто бы светился. Высокий, в черных джинсах, белой футболке и черном современном мун-
дире с эполетами. На ногах сапоги с пряжками, а темные волосы уложены на бок. В одной руке
он держал ключи от машины с эмблемой лошади, вставшей на дыбы, а вторую руку протянул
Мире.
– Ты готова? – мягко спросил он.
Подойдя к  нему, Райз взяла его руку и  потянула на  себя. Клейн зашёл в  квартиру,
и захлопнул за собой дверь.
– Что такое? – слегка озабоченно спросил он.
– Зачем нам ехать к брату? – пробормотала Мира. – Послушай, Адриан, я знаю, что тебе
хочется теперь делать все правильно. Но ты не обязан! Я же тебя… Я же тебя люблю таким,
какой есть. Ты не должен заставлять себя делать то, что не нравится.
Слушая её, Клейн слегка удивился. Он сунул ключи в карман мундира и плотно сжал
губы в одну линию.
– Так ведь… Мне тебя радовать нравится. Поэтому… Ну, к тому же, если не рассказать
твоему брату, он точно придёт ломать мне нос. А мне не особо хочется бить его.
Мира усмехнулась и покачала головой.
– Он не придёт бить нос… Я обещаю, что поговорю с ним.
– Нет, – мягко сказал Адриан, взяв Миру за руку и потащив к двери. – Мы едем к нему.
Купим что-нибудь вкусное, заодно поговорим. Давай.
Они уже оказались за пределами квартиры. Дверь щелкнула замком, и пара стала спус-
каться в лифте вниз.
– Не парься, – расслабленно произнёс Клейн. – Я такой же, каким и был.
И, будто бы в доказательство, он хлопнул Миру по заднице, когда она выходила из лифта.
Ахнув, девушка метнула недобрый взгляд в юношу.
Уже через пару минут они ехали на машине по трассе в сторону Французской кондитер-
ской «Бон-бон». Адриан, сидя за рулём, спокойно следил за дорогой, а Райз не могла пере-
стать нервничать и теребить край юбки. А что если что-то пойдёт не так? Вдруг они подерутся
с Айваном? Мысли стали путаться в голове, и у Миры едва не поплыло перед глазами.
На её колено легла большая ладонь Клейна.
– Эй, успокойся, – улыбнулся он, мельком глянув на девушку. – Оставь юбку в покое, я
потом сам её с тебя сниму. А сейчас лучше расслабься. Все будет нормально.
Пусть это и говорил Адриан, тот ещё задира, но его слова внушили какое-то умиротворе-
ние. Мира только вдохнула глубже и постаралась привести себя в порядок с помощью зеркала
заднего вида.
Вот, припарковавшись у обочины, оба вышли из машины. Райз почувствовала, как Клейн
крепко взял её руку, как бы показывая, что все будет хорошо.
«Он прав», – подумала Мира. «Нужно сообщить Айвану. Ведь он знает, что Адриан при-
знался мне в любви и наверняка захочет узнать мой ответ. К тому же, будет лучше, если я сразу
скажу. И не напрыгнет же он на Адриана прямо в кафе?».
Пока Мира думала об этом, они уже оказались на пороге. Стоя за прилавком, как обычно,
в толпе влюблённых посетительниц, Айван заметил Миру. Сначала он широко улыбнулся ей,
но через секунду заметил Адриана, и его улыбка исчезла. А ещё позже, он увидел их держа-
щиеся пальцы, и зеленые глаза его блеснули от злости. Сердце сжалось от испуга. Но, против
воли, Мира шагнула вперёд. Они подошли к тому столику, за которым всегда садилась Райз.
Он стоял у окна, недалёко от кассы, чтобы Айвану было удобно подходить к ней и болтать.
112
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан облокотился о стол, спокойно наблюдая за Айваном, а Мира встала рядом. У неё
запотели ладони, пока она держала руки в кулаках. Невидимо для всех, Клейн осторожно при-
обнял за талию и легко прижал к себе.
«Тише», – взглядом сказал он ей.
«Все будет хорошо, я здесь».
Айван недолго провозился с  очередью. Уже через пять минут он, неспешно лавируя
между людьми, оказался перед парой. У него были растрепанные светлые недлинные волосы
и усталые зеленые глаза. Сам же он был облачен в серые джинсы, белый свитер и фартук.
Сначала Айван посмотрел на Миру, потом сощурил глаза, переведя взгляд на Адриана.
– Явились?
– Айван, – едва успела произнеси Мира.
– Я не ожидал от тебя такой опрометчивости, – перебил ее брат, уставив руки в бока. –
Видимо, тебе кажется, что такой, как он – это хорошо, это здоровский выбор. Но ты ошиба-
ешься, Мира, он кинет тебя так же, как и остальных.
– «Такой, как он»? За языком следи, – хмыкнул Адриан и нагло закинул руку на плечи
Мире. – Тебе откуда знать, брошу я её или нет?
Точно, не изменился, подумалось Райз. Да, он пришёл, так сказать, представиться перед
Айваном, но оставался груб и напорист. Девушка сглотнула, прижавшись к Клейну чуть силь-
нее.
– Про тебя много интересных слухов ходит, Доберман, – ответил Райз и скрестил руки. –
Я не хочу, чтобы ты втягивал в это мою младшую сестру.
И  они оба замолчали. Адриан в  упор смотрел на  Айвана, и  наоборот. Когда прошло
секунд тридцать, Клейн, наконец, отпустил Миру и отшагнул на пару метров.
– Ну пойдём поговорим вдвоем?
– Нет! – сразу оживилась Райз. – Даже не думайте об этом!
– Успокойся, мы просто поговорим, – устало сказал Адриан и направился к складу.
Айван последовал за ним, бросив через плечо:
– Мир, последи за прилавком.
Девушка почувствовала себя растерянной. Она осталась одна, когда двое главных муж-
чин в её жизни ушли разбираться между собой. Что происходило с ней последние месяцы?
Она встала за кассу, где её ободряюще обняла Лира, и стала помогать.
Прошло двадцать минут.
Парни вышли. Абсолютно чистые, без следов удара или побоев. Что  же они  – правда
просто говорили?
– Я рад, что мы все решили, – слабо улыбнулся Адриан, и вывел Миру из-за прилавка,
приобняв. – Ты недурной парень.
– Я тоже ожидал худшего, – ответил ему Айван. – Но только попробуй сд…
– Я помню, помню, понял все.
Адриан повёл Миру прочь, к двери. Она захватила коробку с пирожными и два кофе
с кассы, и они вместе пошли к машине.

***
– Почему нет? Почему ты не расскажешь?
Они вдвоём ехали в машине, фарами освещая путь по трассе. Солнце уже почти село,
и лёгкие сумерки сгустились вокруг на местности. Полупрозрачные облака медленно плыли
по  небосводу, почти не  перекрывая мелких точек звёзд и  неспешно проявляющееся Луны
сквозь закатные лучи.
Адриан молча вёл машину, изредка ухмыляясь или улыбаясь. Мира вот уже десять минут
пыталась добиться от него ответа: о чем же они говорили с Айваном на складе?
113
А.  Реми.  «Доберман»

– Малышка, я тебе ничего не скажу. Просто будь уверена: контакт налажен, братишка
не против. Все в порядке, окей?
Райз помотала головой и зло сверкнула глазами.
– Нет, не «окей»! Я имею право знать, я…
– … Должна расслабиться и успокоиться. Сегодня наш вечер, и я куда больше хочу тебя,
чем рассказывать нудные истории.
Адриан был непоколебим. И  выбить из  него ничего не  представлялось возможным.
Но о чем же таком они говорили? Что заставило брата так резко передумать насчёт Добермана?
Машина подъехала к многоэтажному дому и припарковалась. Пара вышла из неё, и заша-
гала к входу в подъезд.
Оказавшись снова здесь с Адрианом, Мире вспомнилось некоторое. Как он впервые при-
ехал сюда к ней, а потом издевался и насильно целовал. Тогда она была в ужасе и очень зла.
А что сейчас? Мира-из-прошлого убила бы Миру-из-настоящего.
Но разве можно было устоять перед ним?
Адриан включал свет в  квартире, пока сама Мира расставляла на  столике пирожные
и кофе. Юноша с любопытством рассматривал интерьер её дома, скинув с плеч мундир и остав-
шись в футболке.
– Этот дом похож на тебя. Маленький, милый и интересный.
– Перестань, – с усмешкой ответила Мира, откусывая шоколадный тортик. – От тебя это
слышать странно.
Она тоже стянула с себя куртку и поправила рубашку. Адриан только улыбнулся, мед-
ленно направившись к ней. Его глаза превратились в хищные.
– Правда? А чего от меня можно ожидать?
Он подошёл к Мире в плотную, и, взяв её за бёдра, ловко усадил на стол. Она удивлённо
посмотрела на него, когда его руки обняли её за талию и прижали к себе.
Райз обхватила его бёдра ногами. Он сказал ей:
– Чего-нибудь такого?
Адриан спустился к её шее и легонько поцеловал туда.
– Или такого?
Расстегнул верхнюю пуговицу её рубашки. Мира усмехнулась и пожала плечами.
– От тебя ничего не ожидаешь, зная, что ожидать можно чего угодно.
Адриан обаятельно улыбнулся. Он поцеловал девушку, взяв за подбородок и упиваясь её
губами. Он сладко водил языком, кусал и ласкал её кожу. Но Мира замычала, отстранившись
от него и нахмурившись.
– Эй, не торопись. Ты же даже пирожные не попробовал! Мой брат хороший кондитер.
– Мне сейчас нет дела до твоего брата, он мне уже досадил за вечер, – ответил Адриан,
опустив взгляд на её губы. – А торт я успел попробовать.
– Когда же? – слегка удивлённо спросила Мира.
Она мельком глянула на кусочек, который только сама попробовала. Порция Адриана же
стояла нетронутой.
– Прямо сейчас, с твоих губ, – довольно произнёс Клейн и снова наклонился к девушке.
Она не  стала сопротивляться. Ей и  самой хотелось. Она неспешно положила руки
на плечи парня, вытянув их и сцепив пальцы. Ногами Мира сильнее прижала к себе Адриана,
который положил руки на её бёдра, склонившись и целуя её. Он спускался к уголкам её губ,
подбородку, уху и шее, к ключицам.
Его пальцы стали расстёгивать пуговицы рубашки Миры, пока не открылся вид на её
белье. Адриан обнял её за талию, поглаживая вдоль спины. Второй рукой он проник под бюст-
гальтер, сжимая грудь Миры.

114
А.  Реми.  «Доберман»

Ощущая прилив возбуждения, Райз взялась рукой за  стол, а  второй обняла Адриана
за шею. Она запрокинула голову, прикусив губу и прикрыв глаза. Сносило крышу от вида, как
Клейн наклонился и целует её. Он целовал её грудь, кончиком языка задевая кожу, вновь под-
нявшись к губам. От него приятно пахло парфюмом, а кожа мягкая и горячая.
Выпрямившись, Мира стянула с Адриана футболку, оставив его в одних джинсах. Она
стала мягко целовать его шею, ухо и губы. Сам же Клейн медленно гладил её ноги, подобрав-
шись к бёдрам; пальцами забравшись ей под юбку и сжимая внутреннюю сторону ног.
Они встретились губами и поцеловались, продолжительно и горячо, не оставляя времени
на воздух. В один момент Адриан освободил грудь Миры от лифчика, расстегнув его, и стал
ласкать её. А руки его под юбкой отогнули белье.
Девушка ахнула, сжавшись, и её коленки задрожали. Пытаясь не застонать, Райз прошеп-
тала:
– Адриан… не здесь… не на столе…
Он прошёлся пальцами по её промежности, заставив Миру выгнуться в спине, и так же
тихо ответил:
– Нет, именно здесь, на столе. Я хочу тебя здесь.
Когда его пальцы скользнули внутрь, Райз, уже не сдерживаясь, вскрикнула. Она начала
тяжело дышать, чувствуя, как Адриан обводит языком её грудь. Под кожей все раскалилось,
и приятное ощущения растеклось вдоль ног и живота.
Он двигал указательным и средним внутри неё все быстрее и быстрее, поднявшись к ее
лицу и поцеловавшись с ней. Его вторая рука проходила вдоль ее позвоночника, приобнимая
и прижимая к себе.
Когда Адриан вытащил пальцы и  прижался тазом сильнее, Мира почувствовала, как
из джинсов у него уже выпирает. Целуя его, она спустилась руками вниз и начала расстёги-
вать его ремень. Клейн же, лишь поглаживая ее ноги, наблюдал за её действиями. Он видел,
как вытащенный из джинсов член упирается между раздвинутыми ногами Миры, и это дико
возбуждало его. Она обхватила основание, несильно сжимая, и стала двигать рукой. Сама же
языком уже коснулась шеи Адриана, оставляя засосы и мокрые следы.
Она слышала, как возле уха дыхание его стало тяжелым, громким. Он сквозь зубы втя-
гивал воздух, прикусив губы, и уже сам стал двигать тазом навстречу ее руке. Он упирался
с каждым движением в Миру, заставляя её тоже извиваться от удовольствия.
Наконец, Адриан не выдержал. Он грубо оттянул её белье. Она ощутила, какой он был
горячий и твёрдый. А он почувствовал, что она была уже готова.
Когда Адриан вошёл, Мира выгнулась и, прикусив губы, заскулила. Он обхватил руками
ее бёдра, а девушка взялась за стойку. Он сделал грубый рывок, и снова, и снова. Адриан входил
в неё сильно и глубоко. С каждым движением, ее упругая грудь дергалась и подпрыгивала,
а сама Мира тихо стонала. Перед глазами у неё была пелена, она не соображала ничего. Все
тело горело от удовольствия и возбуждение, которые приносили рывки бёдрами.
Адриан стал наращивать темп, не имея сил сдерживаться. Не мог справиться с тем засти-
лающим глаза желанием. Ему хотелось Миру ещё и больше. Он входил в неё все быстрее и быст-
рее, начиная сходить с ума от ее сладких стонов.
Боже, где была эта малышка раньше?
Тихо зарычав, от взял её за талию и снял со стола. Грубо перевернув, положил животом
на стойку, наклонив, и завёл руку ей за спину. Так уперевшись в неё, Адриан снова вошёл
в Миру. Она тоже не могла сдерживаться. Вздыхая и постанывая, Мира ощущала, что сейчас
сойдет с ума. Ей хотелось Адриана больше и сильнее, хотя сама она была на пределе.
Адриан вошёл в неё резко, грубо, глубоко и сильно, и через несколько секунд задержался
и застыл, сжав губы.
Они оба кончили, готовые рухнуть прямо на пол.
115
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан наклонился, прильнув к Мире, которая устало легла на стол. Через полу прикры-
тые глаза она, наконец, стала различать контур предметов. Сознание снова появилось, и она
смогла соображать, пытаясь унять сбитое дыхание. Адриан первым поднялся. Он медленно
встал ровно на полу, застегнув ширинку, провёл руками по торсу и волосам. Он получил огром-
ное удовольствие, увидев перед собой подобную картину: вымотанная Мира лежит на столе
к нему спиной, в расстёгнутой рубашке и юбке, и без белья.
Это он довёл её. Конечно же он не сомневался, что это случится когда-нибудь. Следом
встала Мира. Она неспешно оказалась на  ногах, застёгивая неаккуратно рубашку. Девушка
даже не удосужилась найти лифчик. Глядя друг на друга, пара не произнесла ни слова. Но через
минуту Клейн не выдержал:
– Мне было мало. Мне тебя ещё недостаточно.
Мира только успела вскинуть удивлённо брови, прежде чем Адриан подхватил её на руки,
и понёс в спальню.

116
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 25. «Это катастрофа»
 
Просто найдите парня, который сможет вымотать вас за ночь, и вам не придётся зани-
маться спортом.
К  такому выводу пришла Мира, когда открыла утром глаза. Её ноги, руки и  все тело
в общем так ныли, что каждое движение давалось с трудом. Сегодняшнюю ночь она провела
достаточно бурно. Зачем нужно пахать в спортзале, когда есть дикий Адриан?
Кстати, об  Адриане, который лежал с  ней рядом. Сев на  кровати, девушка опустила
на него взгляд и незаметно улыбнулась. Он лежал рядом, приобняв подушку, в одних пижам-
ных штанах. Темные волосы растрепанные и торчащие, лицо безропотное и спокойное. Клейн
был очень красив во сне. Прикрытые густые ресницы, ровный нос и недвигающиеся губы. Он
расслаблен и по-детски незащищен.
Ещё раз улыбнувшись, Мира наклонилась и едва коснулась губами его шеи. Сама же она
опустила ноги на пол, встав, и направилась к выходу из спальни. В гостиной стоял серый свет
пасмурного утра. Дождь не шёл, но бурое тяжелое небо было перекрыто плотными тучами.
Легкий прохладный ветер гулял по улицам, и запах влаги стоял в воздухе.
В Мельбурне начинался мирный рабочий день. По тротуарам бегали люди, облачённые
в спортивные костюмы. Музыка заиграла в кафе и бистро, лавки и магазины потихоньку откры-
вались.
Мира вышла из балкона, прикрыв за собой дверь. На часах было восемь утра. К девяти
ей с Адрианом нужно было оказаться в Академии.
Она заскочила в гардеробную, выбрала оттуда юбку, рубашку, чулки и галстук, и обла-
чилась в это. Юбка и галстук были белые, с золотыми полосками и швами. Все как подобает
Белому студенту. Расчесав светлые волосы, Мира аккуратно убрала их за  уши, и  вставила
маленькие серёжки с белым камнем.
Почему-то она немного волновалась перед сегодняшним днём. Ведь теперь у неё с Адри-
аном… все действительно серьезно. Они провели ночь вместе, признавались друг к  другу
в любви, и все в Академии знали, что они вместе. Ничего не должно же измениться, верно?
Думая об этом, Мира медленно вышла из гардеробной. Опомниться она не успела, как
врезалась в голую грудь Адриана. Он только ухмыльнулся, обняв её за плечи и не дав ей отско-
чить.
С  таким хитрым лицом, игривым глазами и  растрёпанными волосами он был похож
на кота. Когда Адриан хищно облизнулся, сомнений не осталось.
– Оп, вот ты и у меня, – произнёс он, подтянув Миру поближе. – Уже вся одетая. Буду
честным – я надеялся застать тебя ещё в белье.
Неловко улыбнувшись, Райз сделала вид, что ей все равно:
–  Утро добрым не  бывает, ты опоздал,  – пожала плечами она.  – Но  ты не  опоздаешь
на учебу, если оденешься прямо сейчас. Я сделаю завтрак, и мы успеем в Академию к девяти.
Адриан только кивнул, похлопав девушку по голове, и поплёлся в ванную.
Мира же прошмыгнула на свою кухню. Она быстро занялась делом: нашинковала фрук-
товый салат с йогуртом и свежевыжатый сок. Через пару минут в помещение вошёл Адриан,
поправляя свою рубашку и галстук. Глянув на завтрак, он скорчился:
– Бе. Это ещё что?
– Фруктовый салат с йогуртом и сок. – Мира глянула на лицо парня. – Ты чего такой
недовольный? Я же старалась!
– Это еда травоядных, – отчеканил он и уселся за стол. – Я что, похож на корову?
Мира только закатила глаза и уставила руки в бока.
– Значит, быть тебе голодным.
117
А.  Реми.  «Доберман»

Он поднялся на ноги и ухмыльнулся.


– Тогда я весь день буду тебя есть.
«Очень мило», подумала Мира. С кем она связалась? Часы подходили к сорока мину-
там девятого. Пара направилась к выходной двери. По пути Миру перехватил Адриан, прижав
к стене, и опустился к ее губам. Он провёл рукой вдоль её спины, чтобы она выгнулась, и рукой
полез под юбку.
– Ммм! – замычала сквозь поцелуй Мира. – Мы же опаздываем!
Клейн нехотя оторвался от девушки, открывая входную дверь.
– Стало быть во время занятий этим и займёмся, – деловито ответил Адриан, услужливо
пропуская Миру вперёд. – Чтобы не опоздать, конечно же.
Она снова закатила глаза. Пара зашла на парковку, отыскав машину Адриана, и оказалась
внутри. На улице было тепло, пусть небо и заволокло тучами. Поэтому Клейн откинул верх
у машины, и свежий воздух окутал Миру. Она глубоко вздохнула, потрепав себя по волосам,
и откинулась назад. Всю дорогу в Академию они болтали обо всякой ерунде. Райз несколько
раз спросила, о чем Адриан разговаривал с ее братом, но он так и не ответил. Ей стало ещё
интереснее.
Они добрались до рандеву примерно без десяти минут. Времени хватало чтобы зайти
в  Академию и  даже отыскать близнецов. Но  этого не  потребовалось. Едва Мира и  Адриан
зашли в Галлийскую Академию, держась за руки, как к ним подскочил бледный Арту:
– Вот вы где! Чего так долго?!
– А чего так грубо? – съязвил Клейн, сунув руки в карманы. – Ты себя в зеркало видел?
То было правдой: Арту Бастлберг в этот день был не только бледен, но и потрепан. Тор-
чащие темно-каштаново-рыжие волосы, усталые зеленые глаза, ссутулившаяся спина. Кажется,
у него даже руки дрожали. Он последовал за Клейном и Райз, которые оказались у своих шкаф-
чиков.
– Ты думаешь, мне есть дело до зеркала? Ты проверял свой телефон?!
Это становилось не  смешным. Долго осматривая друга, Адриан с  неким волнением
выудил из кармана свой телефон и включил его. Мира, сжимая в пальцах толстые книги, при-
поднялась на носочки, с интересом заглядывая в экран парня. Их лица вытянулись от удив-
ления: двадцать восемь пропущенных от отца Клейна, четырнадцать пропущенных от Арту,
восемнадцать от Янне, ещё много смс и какие-то неизвестные номера.
– Что за чертовщина? – спросил Адриан. – Что, конец света что ли? Столько названивать.
– То ли ещё было! – дернулся Арту. – Мы и твой отец приезжали в твой дом. Тебя не было!
Не знали, где искать. Томас был в ярости…
У Адриана шерсть встала дыбом. Томас, его отец, искал его. Даже приехал к нему домой.
В  чем дело? Шутить уже не  хотелось, смеяться тоже. Он только глянул на  взъерошенного
Арту, – он ведь был самый серьёзный из близнецов, – который просто так не мог так волно-
ваться.
– Да что случилось такого?..
Не успел он услышать ответ, как все встало не свои места. Среди кучи смс и пропущен-
ных, выделялся один номер. От него у Адриана ком в горле встал. Одно дело, если бы этот
номер появился в другой ситуации. Но если ему ещё и отец звонил, это значило только одно.
Она приехала.
– Мне звонила Карин, – растерянно пробормотал Адриан.
Мира вопросительно посмотрела на парня.
– Это я и пытался сказать тебе! – зло выпалил Арту. – Карин прилетела из Сиднея! Она
и её отец, и даже твой отец, ищут тебя! Похоже, они снова переехали в Мельбурн.
Видно было, что Адриан занервничал. Он прикусил губу, на виске выступила вена. Глаза
забегали по экрану, щеки загорелись.
118
А.  Реми.  «Доберман»

Это очень. Очень. Очень. Плохо.


Вдруг Адриан резко развернулся и кинулся прочь из Академии. Он вылетел пулей, заша-
гав к своей машине. Когда он скрылся из виду территории университета, свернув к парковке,
Мира наконец отошла. Она хотела узнать у Арту, что случилось, но его и след простыл.
Что-то совсем нечисто. Чтобы Арту так волновался?
Мира побрела на занятия.

***
Погода располагала для обеда. Дождя все ещё не было, и они выбрались пообедать в уни-
верситетский парк. Усевшись на  скамью, Мира принялась есть тот самый утренний салат.
Рядом Эльке протягивала обед Релиону, который приготовила сама.
– Значит, у Айвана дела хорошо? – попутно спросила она. – А то я его не видела с того
дня, как мы сидели там и думали о тебе с Доберманом.
– Кстати, о нем! – щёлкнул пальцами Релион. – Как у вас дела?
Мира посмотрела на друга. Он был красивым, к тому же наполовину британцем. И ей
хотелось задать встречный вопрос: «А как у вас дела с Эльке?». Было видно, что у них взаимная
симпатия. Чего же они тянули?
– У нас все прекрасно, – улыбнулась Райз. И, похоже, она сглазила. – Но он сегодня сам
не свой. У него проблемы какие-то.
Эльке вопросительно посмотрела на подругу. Она поверх белого пиджака положила сал-
фетку, чтобы не дай бог замарать его. А темные волосы уложила в хвост, чтобы было удобнее
есть. С таким видом она ещё больше походила на своего отца-корейца. Тот тоже с трепетом
относился к обедам.
– Вчера его весь день исках отец и Бастлберги, не зная, что он ночевал у меня.
– Он ночевал у тебя?! – в один голос спросили Эльке и Рели.
– Да, – скромно ответила Мира. – Из-за звонка какой-то Карин, они там сума посход…
– Карин Дю? – резко перебил ее Релион. – Его нашла Карин Дю?
Мира удивилась резко подскочившему Релиону.
– Кто?..
– Карин Д'юппон, – раздался чей-то голос.
Все синхронно посмотрели на появившегося рядом Лиама Раста. Он сунул руки в кар-
маны брюк, поверх которых сидел мягкий свитер с галстуком. Лиам улыбнулся всем. Только
как-то вяло.
– Что ещё за Карин, – недовольно спросила Эльке.
– Карин Дю французско-австралийская модель, ее мать француженка. Она живет в Сид-
нее. Когда мы вместе оказываемся в модельных поездках, мы в одном агенстве, то всегда вме-
сте гуляем, – сказал Релион.
Только в такие моменты Мира вспоминает, что он работает моделью.
– И какое дело ей до Адриана? – вздохнула Райз.
– О, большое. – Лиам улыбнулся. Он присел к компании. – Она выросла с Адрианом. Её
отец инвестор, что ли. Дружит с отцом Адриана. И в 14 лет Адриан и Карин стали встречаться.
Спустя два года она переехала в Сидней.
Все удивлённо слушали Раста.
– Стоп! То есть какая-то французская моделька – бывшая Адриана, когда они ещё были
подростками? – подытожила Раух.
– Ага, – кивнул Раст.
– И что такого, – пожала плечами Эльке. – Все когда-то с кем-то встречались, уж тем
более в юности.

119
А.  Реми.  «Доберман»

– А то, что они с детства вместе. Их отцы договорились на совместное дело. Я думаю,
оно все ещё действительно, раз Карин приехала к Адриану.
Все замерли. У Миры изо рта выпал кусочек фрукта от удивления.
– Что-что? – спросила она с набитым ртом.
–  Я подробностей не  знаю,  – ответил Лиам и  забрал у  Миры фрукты.  – Мы с  Карин
недолюбливаем друг друга. Но  да, они встречались ещё подростками, а  отцы их сосватали.
Не знаю я, в общем! Спросите у… У Янне.
Раст произнёс это, глянув на вход в парк. Там как раз шагал Янне, не сильно отличаясь
от брата-близнеца сегодня утром: помятый, взволнованный и взвинченный. Он резко остано-
вился, когда заметил четверых на  скамье. Спустя секунду уже подбежал к  ним. Янне даже
не обратил внимания на Эльке, Релиона и Лиама: он смотрел только на Миру.
– Р-р-райз! Предупреждать надо, когда Адриана забираешь себе на ночь! Мы его обыс-
кались, черт возьми!
– Да вы же знаете, где я живу, – спокойно ответила она. – Могли приехать.
Янне устало осел на скамейку. Теперь на ней стало маловато места. Поэтому Бастлберг
нагло пересел на коленки к Лиаму, а ноги сложил на Миру. Раст и Райз возмущённо перегляну-
лись. Это смотрелось странно: Янне сидел на коленках у Лиама, который пытался его спихнуть.
– Ты совсем что ли, – выругался Бастлберг. – Притащить отца Добермана в дом, где он
с девушкой? Тем более в такой ситуации…
– В ситуации, когда к Адриану приехала его давняя подружка-модель, а с ним встреча-
юсь я?
Янне удивлённо уставился на неё. Эта животрепещущая тема, видимо, волновала сегодня
всех и весь день.
– Так ты уже… в курсе. Твоих рук дело? – хмыкнул Янне, шлёпнув Лиама по коленке.
– Да, я ей рассказал. Но не все. Тебе оставил шанс сделать это.
– Да говорите уже как есть! – рявкнула Эльке, и только тогда её заметил Янне. – Сколько
можно тянуть?
Бастлберг нехотя поднялся на  ноги, устало осмотрев парк. Он не  спал полночи из-за
мечущего Томаса Клейна, который, естественно, заставил именно близнецов заниматься поис-
ками его сына.
– Ладно, скажу, как есть, Мира. Ты только не волнуйся, что-нибудь придумаем. – Райз
напряглась. – В общем, отец Адриана тесно общался и работал с одним инвестором. У них
даже совместный бизнес намечался. У него же была дочь, почти ровесница Адриана, Карин.
Поэтому они дружили. Лет в 14, будучи подростками, они стали встречаться. Их отцы обрадо-
вались и решили строить совместное дело. Союз их детей – это как бы гарантия, понимаете?
Так они сделали бы хороший совместный бизнес, да и дети их рады. Но я вот вам скажу что:
Карин дико приставучая! Она очень дерзкая, волевая, и страшная собственница. И Адриан
замучился с ней. Ну не нравятся ему такие напористые, видимо. Он уже думал, как порвать
с ней, а дело шло к шестнадцати годам, как…
– Она с отцом переехала в Сидней, да, – кивнула слушающая Мира.
– Точно. Адриан обрадовался, будучи свободным, ну и занялся своими делами. Он думал,
что с Карин покончено. Ведь последний раз они виделись в 16 лет, а это четыре года назад.
Она ему названивала, бесила его. Он сменил номер. Как видите, девчонка достала его! И снова
переехала в Мельбурн.
В груди у Миры похолодело.
– Она звонит ему… Отец Адриана ищет его… Это же значит, что…
– Он хочет, чтобы Адриан вернулся к Карин. Это поможет ему и его бизнесу – такой
союз с инвестором. – Подытожил Лиам. Он опустил взгляд в пол. – Адриан редко идёт против
отца. Точнее, никогда.
120
А.  Реми.  «Доберман»

К горлу подкатил горький ком. Мира стиснула зубы, осознавая ситуацию. Она боялась,
что именно Адриан испортит их отношения. Но все оказалось куда хуже.
– То есть… то есть Адриан… Он вернется Карин? – ей самой не верилось в такие глупые
слова.
Релион и Эльке переглянулись. Им тоже стало не по себе. Они едва коснулись рук друг
друга. Лиам тоже ничего не ответил – он и правда был уверен, что Клейн сделает это.
Только Янне, фыркнув, взял Миру за руку и потянул на себя, поднимая со скамьи.
– Не говори глупостей! Карин соперница сильная, но Адриан же тебя любит, дорогуша!
Вы вместе всякое пережили, это тоже сумеете.
– Но теперь в игре и его отец, а вы сказали, что он во всем потакает ему. – Мира поджала
губы.
Она ощутила вибрацию. На телефон пришло сообщение, которое она сразу же открыла.
Сердце екнуло.
«От: Адриан
Текст: Я жду тебя сейчас возле Академии. Выходи.»
Взяв свои вещи и не сказав ни слова, Мира кинулась вперёд по дороге. Слов и не было
нужно – все поняли, кто ей написал.

***
Он стоял, облокотившись задом о  капот машины и  скрестив руки на  груди. Был без
формы – в джинсах, кроссовках, чёрной футболке и кожаной куртке. Лицо у Адриана было
серьёзным; никакой игривости и чего-нибудь такого.
Едва он завидел Миру, выходящую из ворот Галлийской Академии, сразу встал ровно
и  направился к  ней. Когда они встретились, Адриан бережно, но  крепко взял её за  руку,
будто бы показывая всем, что именно она его девушка, или защищая от чего-то.
Они шли молча до машины, пока Мира не вздохнула:
– Адриан, я все знаю.
Он был напряжен.
– Чудесно, теперь мне не придётся объяснять.
– Нет, придётся. Неужели ты по простому зову отца вернёшься к бывшей? Будто бы это
так просто!
Наконец Мира могла показать, насколько она волнуется об этом. Ведь мысль быть пре-
данной Адрианом, потеряв его… казалась ужасной.
Когда они дошли до машины, Адриан обернулся к Мире. Он серьезно посмотрел на неё.
– Это не так просто. Наши отцы, планируя бизнес, уже все решили. Мира, мы помолвлены
с ней ещё с детства. Она приехала сюда, чтобы мы поженились.
Все вокруг поплыло. Ей казалось, она сейчас рухнет вниз. И мечтала о том, чтобы больше
не подняться.
– Ты не просто моя очередная девчонка. Если мой отец узнает о тебе, он сделает все…
Чтобы тебя не стало.

121
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 26
 
Её тошнило уже целый день.
Внутри все было пустым. Пустые лёгкие, пустой желудок, пустая голова.
Сердце тоже опустело.
Тёплый дневной воздух трепал волосы Миры. После полудня тучи расступились и день
превратился в солнечный. Небо отливало ярким голубым, в городе стоял вой далеких самолё-
тов, гул машин и щебет голосов. Яркие лучи солнца отражались от стеклянных небоскребов,
пробегая по поверхностям.
Мира сидела дома, на балконе. Она свесила ноги вниз, а руками облокотилась о перила,
склонив голову. Тёплый воздух щекотал ей ступни и  кожу, пряди светлых волос спадали
на лицо.
Но она не наслаждалась днём. Она была угнетена им.
Когда Адриан забрал ее с учебы и объявил главную новость – у него есть невеста и его
отец может возненавидеть Миру, – в душе все оборвалось и упало. Мир вокруг будто бы рухнул.
Мысль о том, что Клейн может жениться и оставить её навсегда, буквально убивала. Его
тёплые крепкие руки, лукавые голубые глаза, нахальная улыбка, вечно растрепанные темные
волосы и низкий голос – все это исчезнет из ее жизни, достанется другой девушке и пропадёт
навсегда.
Это вгоняло в тоску и ужас, но Мира не плакала. Почему-то не хотелось.
«Пожалуйста, не  выходи из  дома. Я не  знаю, что могло прийти в  голову отцу. Воз-
можно, он даже следит за мной. Если он узнает, что ты существуешь – попытается уничто-
жить тебя со своего пути. Не лезь в опасность, ладно? Просто сиди дома, пока я не позвоню
или не приеду».
Да, Адриан оставил предельно ясные инструкции. И  вот уже третий час Мира сидела
дома, съедая саму себя разными дикими мыслями. Например, сколько этой Карин лет? Если
она модель, то точно красивая, и  к  тому  же высокая и  женственная. А  вдруг она заявится
в Академию? И Доберман станет её покровителем и мужем, а Миру выкинет, как огрызок или
наскучившую игрушку.
Здорово, Райз! Продолжай дальше сочинять ужастики, и чокнись окончательно.
Мира вскочила на ноги, решительно прошлёпав в гардеробную. Нет, ей нельзя оставаться
одной. Она правда может сойти с ума. Вряд ли Томас Клейн знает о существовании какой-то
там Миры Райз, и не так уж страшно, если она выйдет куда-либо.
Натянув на себя голубые джинсы и толстовку с капюшоном поверх майки, девушка обула
кроссовки и сунула телефон в карман. На всякий случай накинула капюшон на макушку.

***
Сердце стучало быстро и громко. Казалось, что всех вокруг просто оглушает стук его
сердца. Но ведь его слышит только он, верно?
Адриан снова поборол в себе желание кинуться прочь. Он страшно волновался; там дома
сидит его малышка, маленькая и одинокая. Она вся побледнела и зашаталась, как только услы-
шала о помолвке.
И Адриану было стыдно. Это же ужасно. Он пообещал любить её и защищать, а потом
пришёл и сказал: «Ой, кстати, я тут забыл сообщить: у меня есть невеста! Но это же ничего? Да?
О, ещё мой отец попытается покончить с тобой. Ну ладно, пока». И Клейн точно не собирался
бросать Миру и  жениться. Пусть этого даже хочет отец… Хотя против него играть трудно.
Если вообще возможно.

122
А.  Реми.  «Доберман»

Ещё Адриана трясло от мысли о скорой встрече с Карин. Последний раз они видели друг
друга четыре года назад, когда обоим было по 16 лет. Тогда она страшно достала его. А теперь
вернулась продолжить это.
Он глянул на  себя в  зеркало: белая футболка, черные джинсы и  кожанка, кроссовки
и бейсболка, надетая козырьком назад. Адриан выглядел обычно, наверное, даже в стиле близ-
нецов. Они любили такие вещи. И такие вещи ненавидела Карин, на то Адриан и рассчитывал.
Может, она прилетит из Сиднея, зайдёт в комнату, увидит Адриана и скажет: «Фу, крос-
совки и бейсболка? А где красивый костюм? Ужасно, я расторгаю помолвку и улетаю в Арк-
тику, подальше от тебя».
Такое ведь возможно?
Он устало вздохнул. Нет, не возможно, а исключено.
В помещение зашёл мужчина. Вокруг были высокие потолки, исполинские окна в пол
и тяжёлые шторы. Изысканная викторианская мебель и витиеватая винтажная люстра. На полу
шкура медведя, на стене большой телевизор.
Томас Клейн предпочитал жить с размахом, чего терпеть не мог Адриан.
Он встретил вошедшего отца смиренным взглядом. Мужчина был одет в чёрный костюм
с галстуком, темные густые волосы аккуратно убраны. В них просвечивались вымазанные седи-
ной пряди. Лицо светлое, красивое и  спокойное. У  глаз и  на  лбу виднелись морщины. Его
немного мутные, но точно такие же, как у Адриана, волчьи голубые глаза остановились на сыне.
– Что за вид, Адриан?
– Что не так? – устало спросил Клейн и сунул руки в карманы.
У них даже голоса были похожие.
– Разве в такой одежде встречают невесту? – Томас стал придирчиво рассматривать сына.
– Невесту – нет. А зачем-то притащившуюся сюда Карин – да. В самый раз.
– Адриан!
Глаза отца блеснули наступающей злостью и строгостью.
– Следи за языком! Если ляпнешь такое на банкете в честь помолвки… Я тебе его вырву.
Адриан закатил глаза. Именно так любящие отцы и общаются со своими детьми, верно?
– Папа, она мне никто. Не хочу я на ней жениться.
Томас подошёл к подносу с коньяком и налил себе из фужера в стакан. Там уже лежал
лёд. Взболтнув, мужчина облокотился задом о спинку софы и хмуро посмотрел на сына. На его
костлявых пальцах блестели кольца. Большинство из них были фамильные и очень дорогие,
некоторым даже были целые века.
– Не хочешь на ней жениться, да? А чего хочешь, а? Чего ты хочешь, Адриан? И дальше
бегать по кроватям всяких легкомысленных баб, которые падки на твою внешность, харизму
и твои деньги? Вместе с Бастлбергами, у которых за душой ни гроша, болтаться коллекторами
и запугивать народ? Драться целыми днями и приходить с ссадинами и разбитым носом?
Выслушав это, Адриан довольно кивнул.
Но Томас лишь покачал головой.
–  Это грязная работа, собачья. Оставь это им. Ты рождён руководить, мальчик. Они
делают, ты приказываешь. И тебе нужна такая же взрослая и умная девушка из благополучной
семьи, которая даст тебе статуса и статности.
– Ты прав, папочка. И ты думаешь, что эта девушка – Карин Д'юппон?
– Да. Женившись на ней, ты получишь красивую жену, новый большой бизнес и руково-
дящую должность. У вас будет свой дом. Это и есть жизнь, Адриан. Ты бросишь свою Акаде-
мию. Займёшься тем, чем занимаюсь я! Придешь к успеху, для чего и был рождён.
Адриан опустил взгляд в пол. Закусил губу от досады и сомнения. Отец поставил ста-
кан на поднос и направился к сыну. Оказавшись рядом с ним, Томас положил руки на плечи
Адриану и заглянул ему в глаза.
123
А.  Реми.  «Доберман»

Они были почти одного роста и комплекции. Только Адриан выше, а Томас крепче.
– Ты мой сын, Адриан. И у тебя есть все. Все, что пожелаешь. Это было дано с рожде-
ния. Не трать впустую удачу; распоряжайся временем правильно. – Он провёл пальцем вдоль
подбородка сына, рассматривая его лицо. – Ты моя копия, я выращивал тебя с рождения. И я
знаю лучше, что тебе нужно.
– А мама? – спросил Адриан, найдя смелости поднять глаза навстречу взгляду Томаса. –
Её мнение не учитывается? Разве она не должна… дать согласие на свадьбу?
– Пощади! – всплеснул руками Томас, отойдя от сына. – Она вообще вся не учитывается.
Ты видишь её рядом с собой? Я – нет. Потому что ей плевать на тебя. Ей плевать на все, кроме
своего сына, который тебе не брат вовсе.
Адриан скрестил руки на груди. Он нервничал все больше и больше. Наверное, поэтому
его отец и крутится в высоких кругах – он говорит громко, чётко, убедительно. Так, что, даже
при желании, возражения не вставить. Он оратор.
– Он мой брат.
– Нет, – холодно отрезал Томас. – Думаешь, я не знаю, что вы видитесь по четыре раза
в год? Если тебе нравится его общество – умоляю, встречайтесь сколько хотите. Но не родни
себя с ним. У вас разная кровь. Разный статус!
– У нас не разный статус! – неожиданно для себя рявкнул Адриан.
Он встал ровно, сжав кулаки и стиснув зубы. Внутри вместо растерянности и стеснения
загорелась ярость. Вот оно! Вот что поможет ему в борьбе с отцом – искренняя злоба.
– Он мой чертов брат, – сквозь зубы процедил Адриан. – И тебе ничего с этим не сделать.
Так же, как и с помолвкой. Мне не нужен этот бизнес. Мне не нужна Карин. Я все сделаю сам.
В помещении повисла тишина. Уставившийся на сына Томас, держа стакан в руке, вски-
нул брови. Он редко встречал отказ. И жестоко наказывал за непослушание.
Внутри у него раздался импульс бешенства. И ещё один. Вены набухали на руке.
– Вот как? – сглотнул Томас. – Значит, хочешь отказаться от всего – девушки, денег,
компании? И ради чего же? Ради мелких потасовок? Ради пьянок с оболтусами-друзьями? О,
а может ради нищей жалкой девчонки?
Мутные голубые глаза отца вспыхнули. А у Адриана в груди все заледенело от ужаса.
Томас замахнулся и резко метнул стакан в стену, расхлестав его на мелкие осколки. По полу
растеклась жидкость. Отец горел бешенством. Морщины на лице стали глубже. Он полыхал
гневом.
– Думал, я не знаю о ней, сыночек? Все на улицах болтают, как Доберман, Клейновский
сын, нашёл себе девчонку. Не просто девчонку, а, мать его, любимую! Ради этой собачонки
ты и хочешь оставить все свои перспективы на жизнь? Бросить все, что тебе было уготовано
жизнью, ради какой-то бабы и лживой влюблённости? – его голос был чётким и грозным.
Адриан почувствовал в ногах слабость. Дыхание сперло.
– Это все ненастоящее, Адриан. Тебе только кажется, что ты любишь. Я тоже любил твою
мать. Я дал ей все, и отказался от всего ради того, чтобы быть с ней рядом. Но ты видишь? Ты
видишь, что случилось? Она родила от другого, а потом просто исчезла! Растоптала все, что я
создал для неё. Ей даже было плевать на тебя. Это была та самая любовь, которая сейчас у тебя.
Та же самая, мальчик. – Томас шагнул к Адриану. – Я не хочу видеть своих ошибок у тебя. Я
хочу видеть тебя счастливым, богатым, достойным сыном с такой же достойной женой.
Он оказался совсем рядом с Адрианом. Лицо отца потемнело, глаза извергали холод. Тон
стал строже:
– Ты женишься на Карин, и расстанешься с той. Иначе больше не увидишь её. Ты понял
меня?
В теле все вспыхнуло страшной болью и испугом. Она в опасности.
– Ты понял меня?
124
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан сглотнул.
– Да, пап.
Все вокруг потемнело и поплыло. Томас лишь молча кивнул, смерив сына ледяной улыб-
кой победителя. Да, он, несомненно, победил.
На ватных ногах Адриан поплёлся прочь из гостиной. Он действительно не мог ничего
сделать. Он был воспитан отцом с рождения. Он его и лелеял, и строго наказывал, и выращи-
вал в целом. Ему невозможно было возразить – просто страшно. Томас Клейн мог что угодно.
И не пожалел бы жестокости даже на сына. В своём желании получить результат, Томас пере-
ходил границы. Поэтому и имел все.
Адриан не привык и не мог перечить ему, своему папе. Но сейчас он с силой перешагнул,
перебарывая себя. Пытался защитить Лиама и Миру.
Но не смог. Отец обошёл его и здесь. Если Адриан был готов подставить себя под удар
и получить по шее, защищая Миру, то не был готов ставить под удар её саму. Томас угрожал,
что уничтожит её, если Адриан откажется от помолвки.
Что ему оставалось сделать?
Все катилось к чертям.
Очнулся Клейн только через двадцать минут, когда крепко сжимал руль своего мото-
цикла. Он стоял у дома Миры, одной рукой обнимая шлем. Он поднял глаза на десяток этажей
выше, высматривая её окно и балкон. На улице уже смеркалось, а света в её доме не было.
Душащая тревога стянула Клейну горло. Он слез с мотоцикла и кинулся к домофону.
Код её квартиры.
Гудки.
Никто не отвечает.
У Адриана выступил пот на висках. Уши заложил стук сердца. Снова.
Миры нет дома. Она обещала, что останется там до прихода Адриана. Она же не могла
уйти.
Но  её не  было дома. Не  было, черт возьми, дома. Дрожащими руками Клейн выудил
телефон из кармана джинсов, и судорожно набрал её номер.
«Телефон абонента выключен, или находится вне зоны действия сети».

125
А.  Реми.  «Доберман»

 
Приложение
 
Со мной не встречаются взглядом.
Замечая меня в толпе или где-то близко, люди прячут глаза. Они смотрят на меня изда-
лека, на мои волосы, лицо, кожу, руки, одежду. Слушают мой голос, наблюдают за поведением.
Они тихо перешептываются обо мне, думая, что я не слышу.
– «Доберман на днях такое вытворил!».
– «Что именно?»
– «Ой, сейчас расскажу!..»
– «Говорят, он ни разу не проигрывал в драке…»
– «А я слышал, что он…»
И так постоянно. Я стою в нескольких метрах, и прекрасно все слышу. На лице надменная
улыбка, глаза спокойные. Делаю вид, что просто разговариваю. Но я все слышу.
Мне 20 лет, я учусь в Галлийской Академии. Мой отец достаточно влиятельный человек
в Мельбурне. Я его наследник.
Я люблю побеждать людей. Люблю драться, люблю издеваться, люблю скорость и люблю
девушек. Мне нравится наслаждаться жизнью и своим превосходством над остальными.
Я умнее. Я сильнее. Я красивее и богаче. Я легко все получаю. Немного силы – и враг
побеждён. Немного обаяния – и девушка в моих руках. Немного денег – и эта вещь моя.
Где вы видите сложности?
У меня было непростое детство. В голове пляшут черти, меня часто пытаются обмануть
или предать, вокруг одни проблемы. Но я решаю их. Решаю легко и красиво, продумывая все
до мелочей.
Я люблю получать желаемое. Именно получать – увидеть, захотеть, придумать как полу-
чить, добиться цели, и, в конечном итоге, обрести это.
Ещё я люблю тусоваться. Выпить с друзьями, гулять, брать девушек на одну-две ночи.
Дальше становится скучно.
Такая у меня жизнь. Я много работаю, выбивая деньги и решая проблемы. Я много пью,
меняю партнерш и гуляю с друзьями.
Моя жизнь – это вечная опасность, а потом самозабвенное веселье. Я человек праздный,
что поделать?
Друзья говорят, я эгоист. Друзья говорят, мне нужно быть осторожнее. Друзья говорят,
что я весёлый, но временами дикий.
И я верю им.
Жизнь имеет смысл, только когда ты живешь для себя. Ты чего-то хочешь – пытаешься
это получить – и получаешь. Жить в удовольствие – это и есть то, для чего каждый рождён.
Так почему бы не веселиться, как в последний день?
Лучше гореть недолго, но ярко, как бенгальский огонь, чем долго и мучительно тлеть,
как свеча.
Ведь я, мать его, Адриан Клейн. Я все могу. Ничто мне не преграда. И я не получаю
отказов – мне нельзя говорить «нет».
Может быть, я избалован. Может быть, я наглый и самоуверенный. Но только такие выры-
ваются вперёд. Только такие становятся победителями, и не важно каким образом им это доста-
лось.
Поэтому я не боюсь быть наказанным за свои поступки – мне все равно. Если это было
нужно для меня – я сделаю все. Я могу избить человека до полусмерти, потому что я захотел.
Потому что должен был. Ведь было нужно.
Повторюсь: я получаю все и не терплю отказа. Я бываю жесток. И это моя жизнь.
126
А.  Реми.  «Доберман»

Так я думал.
Пока не встретил её.
В день нашей первой встречи я получил от неё отказ. Жесткий, категоричный. Я видел,
как она тряслась и как боялась заговорить со мной. Тогда я подумал, что легко сломаю её.
Запугаю, и спокойно возьму в том коридоре.
Так я думал, пока не получил звонкую пощёчину.
С тех пор у меня поехала крыша. Я захотел узнать о ней все: кто такая, сколько лет, где
живет, даже её любимый цвет.
Голубой, кстати, если интересно знать.
Мной завладело желание наказать её и сломать. Она посмела ударить меня, решив, оче-
видно, что я не отвечу. Или даже не знала, кто я такой. Мне захотелось поставить её на место
и унизить. Это было бы удовольствием!
И я решился сделать её подопечной. Она так ненавидит меня, но я плачу за её учебу.
Это же унижение!
С тех пор мы проводили дни вместе. Я доставал её, подшучивал, бесил, издевался, даже
приставал к ней. Она ведь, объективно говоря, красивая и очень милая. Мне невероятно хоте-
лось её. И ещё лучше – чтобы она сама хотела меня, просила меня, думала обо мне.
Чем не  цель? Та цель, которую нужно добиваться. Просчитывать ходы и  добиваться.
Именно то, что я люблю.
Я не заметил, как прошли недели рядом с ней. Она мне готовила, помогала на выездах
по работе. Близнецы привыкли к ней, а она к ним. Она ненавидела меня. Отталкивала от себя,
не давала целовать. Была вредной и холодной.
И одновременно такой доверчивой. Стоило мне попросить что-нибудь и сладко улыб-
нутся, как она соглашалась на все. Помочь мне, или достать то, что прошу. Она отзывчивая,
добрая и наивная.
Полная противоположность.
От её наставлений и вредности мне хотелось выть. Будь она парнем, я бы уже отбил ему
все рёбра. Но она девчонка. Чертовски красивая и наглая девчонка.
Девчонка без тормозов в голове. Она летела ко мне через ливень. Она успокаивала меня,
когда я сходил с ума. Она помогала мне, когда я не мог справиться. Она терпела мои унижения,
закрывала глаза, когда я прилюдно с кем-то целовался.
Она терпела всего меня. Кротко и покорно терпела, верно оказываясь рядом.
Её били из-за меня. И её бил я. Глотая ком слез, она держалась до последнего. Она силь-
ная.
Быть может, даже сильнее меня.
Я никогда не забуду ее яркие малахитовые большие глаза, отливающие чистым изумру-
дом и окаймленные пушистыми светлыми ресницами. Эти глаза смотрели на меня с возмуще-
нием. С просьбой о помощи. Злобно. Жалобно.
Я провёл несколько месяцев, сидя глубоко в этих глазах.
Я свыкся с мыслью, что она ненавидит меня. Все делятся на две стороны: кто ненавидит
Добермана, кто любит Добермана.
И это нормально. Я даже шёл на компромисс с этой чокнутой. Не знаю, почему, но мне
хотелось. Я готов был рвать и метать, если видел её с другим парнем. Меня резала мысль, что
она нашла на него время, а на меня нет.
Что ему улыбается, а мне нет.
Не знаю, в чем дело, но я был готов сорваться когда и куда угодно, если это было что-то
связано с ней. Ночью к ней через окно, или через шторм и ливень по одной её просьбе.
Я сам не  заметил, как она засела в  моей голове. Стала навязчивой идеей, от  которой
нельзя просто отмахнуться.
127
А.  Реми.  «Доберман»

Я волновался о ней, об её здоровье. Я не делал некоторых вещей, думая о том, какое
сложится у неё мнение.
Это бесило. Чертовски бесило! Но я все равно делал.
Потому что сам хотел. Хотел, чтобы она не расстраивалась и улыбалась мне так же сол-
нечно, как остальным.
Мира Райз превратилась в  моё Солнце, без света которого я чахну, как все живое
на земле. Без её смеха, запаха кожи, золота волос и искр взгляда я уже не жилец.
Один момент я понял худшее. Что она и стала для меня жизнью. Целой и необъятной.
Я считал, что главное это удовольствие и достижение целей. Я смеялся над теми, кто зависим
от других людей.
Кто зависим от любви. Что за слабаки!
Но каково же моё удивление, когда я понял, что сам являюсь тем слабаком?
Жизнь сыграла со мной злую шутку. В попытках получить девушку и влюбить её в себя,
я потерял цель и влюбился сам. Безнадёжно и крепко.
Я не мог верить этому, но все перед глазами. Мне было важно её мнение. Её самочувствие
и здоровье.
Я хотел её безумно. Но  выбирая между тем, чтобы просто взять её, и  тем, чтобы она
искренне рассмеялась рядом со мной и улыбнулась мне по-доброму, я бы выбрал второе.
Она была удивительной. Когда другие либо любили, либо ненавидела меня, Мира сов-
мещала все вместе. Она и терпеть меня не могла, и была привязана.
То было забавным. Она сидела на моих коленях, обрабатывая мне раны. Ругалась, зли-
лась. Но не могла бы уснуть без мысли, что со мной все хорошо и раны перевязаны.
Когда мы оказывались близко, её тянуло ко мне. И меня тоже. Перед глазами темнело,
я не мог соображать. Все, что оставалось – это только она и моё желание. Остальная хрень
вокруг просто меркла.
Я понял, что люблю.
Люблю её.
Невозможно и навечно.
Настолько, что готов сорваться по  любому поводу ради неё. Готов делать что угодно
по одному её слову. Потому что это она – та, которая всегда была рядом, которая желанна
мною, любима мною. Которая совершенно особенная.
Особенная для меня – дикого, наглого и эгоистичного парня. Опасного парня, который
на досуге избивает людей. Самоуверенного парня, который живет одним моментом и думает
лишь о себе.
Нам не суждено быть вместе – слишком много отличий в нас. Но она по своей сущности,
как я уже сказал, без тормозов. Она может все. А мне плевать на все различия и остальных.
Я просто хочу, чтобы она засыпала на моем плече. Чтобы после душа надевала мою майку.
Чтобы, когда пугалась, пряталась за меня. Чтобы думала обо мне.
И мне плевать на все преграды.
Я Доберман. Я не волк и не зверь. Я просто пёс, приручённый одной девушкой, которая
смогла усмирить меня и усадить рядом с собой.
Теперь я такой. Это моя жизнь.

128
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 27
 
В  кружке осталось всего пара миллиметров кофе над дном. Взболтав остатки, Мира
поставила кружку на стол и отодвинула ее от себя.
– Думаю, мне пора.
На  реплику обернулся Айван, который уже готовил кафе к  закрытию. Последним
нескольким покупателям Лира продавала пирожные и делала кофе, когда сам Райз ходил и про-
тирал столики. За большими стеклянными окнами уже почти стемнело. Лишь у горизонта вид-
нелись последние красные всполохи солнца, а сам небосвод окрасился в темно-синий с вкрап-
лениями звёзд.
– Собираешься идти домой? – спросил он.
– Да. Думаю, что да. Я сижу тут второй час. Вообще-то, я пришла развеяться.
Айван пожал плечами, отведя взгляд.
– Мы же уже закрываемся. Подожди ещё пару минуту, и мы сможем проводить тебя. Уже
довольно темно, поэтому…
– Не стоит, – отмахнулась Мира. – Сама дойду.
– Тогда, может, мы дадим тебе чего-нибудь вкусного на вечер? – не унимался Айван,
проводив взглядом последних посетителей, которые вышли из помещения.
– Я не голодна, – Мира встала из-за столика, собравшись тоже выйти.
Она накинула на голову капюшон и сунула руки в карманы толстовки. Только длинные
светлые пряди спадали, покрывая лицо.
Но не успела она и шагнуть, как брат вцепился ей в руку и потянул на себя. Возмущённо
посмотрев на него и обернувшись, Мира одернула руку назад.
– Это ещё что?
– Что происходит? – зло спросил Айван. – Ты приходишь сюда, два часа сидишь в углу
и смотришь в никуда, не говоря ни слова. Не ешь, не улыбаешься. Что такое?
Райз почувствовала, что брат припер её к стенке. Она только плотно сжала губы и пожала
плечами.
– Это из-за него, я прав?
Её как током дернуло. Широко раскрыв глаза и  глянув на  Айвана, Мира всплеснула
руками и нахмурилась:
–  У  тебя во  всем  он  виноват! Со  мной все нормально,  – фыркнула она.  – И  вообще,
не нужно спускать всех собак на Адриана. Ты уже сказал, что не против него. Тогда, после
вашего разговора на складе. О чем вы, кстати, говорили?
Она решила попытать удачу: раз Клейн не говорит, может, скажет Айван? Но он только
скрестил руки на груди и покосился на младшую сестру.
– А он тебе не сказал? Значит, и не надо. Тем более, когда он приезжал на днях…
– Приезжал на днях?! – удивлённо ахнула Мира.
Удивительно! Её брат и парень о чем-то тайно сговорились, резко поменяв мнение друг
о друге, и даже не говорят, о чем именно! А теперь она узнает, что Адриан ещё и ездит к Айвану
зачем-то. Что-то нехорошее происходит у этих двух.
– Зачем? Зачем он приезжал к тебе?
Айван только снисходительно улыбнулся и  пожал плечами. Их разговор прервал гул,
который разнесся по улице продолжительным воем мотора. Рёв мотоцикла становился ближе
и ближе, пока не оказался рядом с кондитерской и не утих.
– Ну вот, – заговорил Айван, вздохнув. – Черта помянешь – он тут как тут…

129
А.  Реми.  «Доберман»

Через витрину было видно, как с Харлея слез парень в шлеме. Он небрежно стянул его
с головы, откинув прочь, и кинулся в кафе. Адриан был одет так, каким Мира запомнила его
сегодня – джинсы, футболка и куртка.
Когда парень залетел внутрь, он выглядел поистине жутко. Запыхавшийся, растерянный
и взъерошенный. Его плоская грудь вздымалась и опускалась от учащённого дыхания. Лицо
бледное, как лист бумаги. Зрачки совсем узкие на фоне ярких голубых глаз, которые заблестели
на свету.
Адриан резко остановился, увидев Миру и Айвана, стоявших вместе. Они оба уставились
на парня, абсолютно спокойные в отличие от него.
– Р-р-райз! – прорычал он. – Я… Я чуть не сдох, пока искал тебя по всему городу!
– Зачем? – тупо спросил Айван.
Его в бок пихнула Мира, оттолкнув от себя.
– Уйди, он не с тобой разговаривает. – Она шагнула к Клейну, посмотрев на него. – Что
с тобой случилось?
Адриан подобрался к девушке и вцепился ей в запястье.
– Я велел не выходить! – рявкнул он. – Сказал же: сиди дома! Нахрена ты притащилась
сюда, идиотка?!
Уже возмущённый Айван Райз хотел вступиться за сестру, но ему не дала Лира: она тихо
отвела парня в сторону, просив не вмешиваться. А Мира же почувствовала себя очень неловко.
– А что? Прикажешь мне в четырёх стенах сидеть, пока ты там со своей невестой разби-
раешься?
– Да ты не понимаешь! – взвыл он. – Я что тебе сказал? Мой отец может что угодно! А ты
так легко разгуливаешь по улице одна? Совсем рехнулась? Он, чтобы ты знала, в курсе о тебе!
Ты понимаешь, что меня чуть удар не хватил, когда я увидел, что тебя нет дома?
Адриан замер, прикованный взглядом в девушке. Пусть он и был разъярён, как волк,
но где-то в сердце его отпустило. Он немного расслабился, когда увидел Миру, просто стоя-
щую с братом. Просто одетую, просто разговаривающую. Со спокойным лицом, с иногда про-
скальзывающей улыбкой. Немного беспечную, но беззаботную.
Целую и здоровую.
Пока он искал ее, в голове мелькали страшные образы. Избитая Мира, или Мира, которой
угрожают. Или даже… убитая.
Такое ведь тоже возможно?
И он был в ужасе, думая о том, что с ней могло случиться. И только сейчас он протрез-
вел от страха и злости, когда увидел его девочку, которая испуганно и недоверчиво смотрела
на него. Не понимала, отчего он злится. Что его взбудоражило.
Точно, не понимала. Она просто не понимала, как Адриан перепугался за неё. Отчего он
такой дикий сейчас. Не знала, что он чувствует.
Устало вздохнув, Клейн взялся за голову и опустился на корты, присев. Он прикрыл глаза
и покачал головой.
– Ладно, – произнёс он. – Проехали. Главное, что ты живая.
Мира проследила за ним взглядом. Похоже, он был в отчаянии. Залетел сюда перепу-
ганный и злой. Только из-за того, что она вышла из дома и не сообщила ему. Она вспомнила
о выключенном телефоне, чей заряд сел ещё днём. Естественно, он не мог ей дозвониться.
Он сидел перед ней на полу, опустив голову. Такой усталый…
– Прости, – сказала Мира, опустившись перед ним на колени и погладив по голове. – Я
виновата, что вышла. Но пойми меня тоже… Я не могла оставаться одна. Я бы сошла с ума.
Он медленно поднял лицо, посмотрев на неё. Мира обняла его, уткнувшись ему в шею,
как бы извиняясь. Он был тёплый. Адриан тоже обнял её, поцеловав в ухо.
Её запах его успокаивал.
130
А.  Реми.  «Доберман»

Они оба поднялись на ноги, чувствуя себя уже лучше. За спиной открылась дверь, и кто-
то вошёл в кафе. Обернувшись, Мира и Адриан увидели Янне, который отряхивал руки. Он
глянул на пару и улыбнулся.
– Эй, Адриан, какие дела? – поздоровался он.
– А ты тут ещё что делаешь?
Бастлберг только сунул руки в карманы серых джинсов и ухмыльнулся.
– Я просто покурить вышел.
– Он со мной, – ответила Мира. – Я позвала его, чтобы не идти по улице одной, чего ты
так и боялся. Ну и кто здесь умный?
Она гордо улыбнулась, а Янне только покосился на часы.
– Окей, если вы уже воссоединись, могу я погнать домой?
– Пожалуй, да, – пожал плечами Адриан и кивнул. – И спасибо тебе.
Янне только развёл руками, мол «делов-то!» и выскочил на улицу. Клейн с лёгкой улыб-
кой вернулся к Мире.
– Ладно, ты не идиотка, забираю слова обратно. Прости, что сорвался на тебя.
Она пожала плечами.
– Если бы я получала монетку каждый раз, когда ты срываешься…
–  Он угрожал тебе. Мира, мой отец знает о  тебе. Он сказал, что если я не  соглашусь
на помолвку, он что-нибудь сделает тебе. Это было всерьёз. Тебе всерьёз угрожает опасность.
Не просто парни со двора, от которых я тебя легко защищу. Это мой отец. Это… это совсем
другое.
Адриан говорил медленно и тихо, но этого хватило, чтобы напугать Миру. Она медленно
сглотнула, ощутив озноб, пробежавший по спине.
Теперь ясно, почему Адриан сорвался с цепи, не найдя Миру дома. Он подумал, что с ней
что-то сделал его отец.
– Тогда… Тогда все ясно.
Клейн опустил взгляд в пол, прикусив губу.
– Я не мог отказаться.
Эти слова горьким ядом разъели грудь внутри почти насквозь. Адриан будет официально
помолвлен с другой девушкой.
Она так боялась этого. Боялась, что Адриан все испортит. Что он не любит её, а только
играет. Разве это любовь, когда он так легко отказался от неё?
– Ясно, – кивнула Мира, сдерживая слезы. – Значит, все конечно. Ладно. Это твоё жела-
ние.
Она развернулась и стремительным шагом направилась к двери на склад.
– Мира! Стой, мать твою!
– Будь счастлив со своей невестой, – холодно бросила ему Мира через плечо и скрылась
за дверью.
Заперла её.
Едва она скрылась от глаз Адриана, как тугой узел слез подступил к горлу и Мира разры-
далась. Она закрыла себе рот, пробираясь через полки и коробки, лишь бы не услышал Айван.
Ей нужно было уйти скорее, оказаться дома.

***
Теперь ночь не казалась приятной и тёплой. Холодный свет фонаря скупо освещал дорогу
к многоквартирному дому, к которому приближалась Мира. Айван, проводивший её, попро-
щался с ней ещё сорок метров назад.
Она подошла к  лифту и  нажала на  вызов. Внутри все было пустым, оборванным. «Я
не мог отказаться».
131
А.  Реми.  «Доберман»

Не мог? Не мог? Что за жалкое оправдание.


Миру давила злость, обида, отчаяние и тоска. Она любила его всерьёз. Была зла и оби-
жена за то, как он бросил её. И отчаянна из-за своего бессилия.
Точно, бессилия – у неё даже не хватало сил идти.
Доехав до своего этажа, только девушка шагнула за порог лифта, как замерла: о дверь её
квартиры облокотился Адриан, стоя скрестив руки. Он зло смотрел на девушку, меча глазами
молнии.
– «Будь счастлив со своей невестой»? – процитировал он её. – Ты совсем уже рехнулась?!
Он за секунду метнулся к Мире, вцепившись ей в запястья и глянув в лицо.
– Скажи мне честно: ты идиотка?
Ей вдруг стало страшно. Она задёргалась, пытаясь вырываться. Зачем он преследует её?
– Отпусти меня! Что ты здесь делаешь?! Я же сказала: все! Я сейчас закричу!
Он грубо тряхнул девушку, пытаясь привести её в чувство. Адриан был гораздо выше,
отчего немного ссутулился. А тонкие запястья Миры легко было обхватить его руками. Он
сильнее сжал их, сощурившись:
– Да кричи сколько угодно! От этого у тебя мозгов не прибавится. Я ещё раз спрашиваю:
ты – ду-ра?
Наконец, злость с  волной окатила Миру, и  она, вспухнув гневом, с  силой оттолкнула
от себя Клейна, пихнув его. Он отошёл на шаг, а Райз заскрипела зубами:
– Нет! Я не дура!
– А в чем тогда твоя проблема?! – зарычал Адриан. – Какой идиоткой надо быть, чтобы
признаться в  любви, а  потом так просто попрощаться? Как ты можешь  мне  делать счастья
с другой девушкой?! Думаешь, я должен быть с кем-то кроме тебя? Или ты это хочешь сама?
– Че-е-его?
–  Едва возникла маленькая проблема, как ты решила все бросить. Сначала пела мне
романсы, как влюблена, а полчаса назад бросила: «Ой, давай расстанемся!».
– Маленькая проблема? Ты развал помолвку и свою будущую невесту «маленькой про-
блемой»? Ты назвал маленькой проблемой своего отца, который может меня убить?
Адриан встал ровно, пригладив темные волосы. Он сжал губы от досады, как-то разоча-
рованно посмотрев на Миру. Его тон стал спокойнее.
– Мне без разницы, что за проблема. Будь это хоть конец света. Я бы тебя никогда не бро-
сил. Мне плевать на все: на отца, на Карин. На абсолютно все. Я тебе уже говорил об этом.
И  говорил серьезно, не  давая повода сомневаться во  мне.  – Он накинул на  плечи куртку,
подойдя к  лифту, чьи двери ещё были открыты.  – Потому что люблю тебя. Очевидно, это
не взаимно. Ты так легко попрощалась со мной. Значит, тебе плевать. Для тебя все как раньше.
Ладно. Я давно отношусь к тебе по-другому, и больше не стану заставлять и делать что-то, чего
тебе не хочется. Игры кончились.
Райз застыла. Она смотрела безотрывно на Адриана.
– На самом деле, я правда дохрена делал ради тебя. А сейчас ты не можешь даже потер-
петь немного, пока я со всем не разберусь. Ладно.
Он нажал кнопку лифта. Двери медленно стали закрываться.
– Все будет по-твоему. Пока.
Перед их закрытием Адриан одними губами произнёс, надменно посмотрев на Райз:
«Будь счастлива».
И исчез. Он уехал, оставив Миру одну в подъезде, пустом и холодном. И без того крас-
ные глаза наполнились слезами. Она пулей залетела в квартиру, захлопнув дверь, и рухнула
на диван. Все, отчего она страдала, чего боялась, что терпела, отчаяние и тоска – вылились
в крупные слезы, слетающие с её глаз. Она плакала долго, горько и не переставая.
Не имея сил успокоить себя, она впала почти в истерику.
132
А.  Реми.  «Доберман»

Все же рушилось прямо перед ней. По иронии, единственное, без чего она теперь не могла
нормально жить – это Адриан. Его наглые реплики, игривая улыбка и тёплые руки. Каждый
день, проведённый с ним, был для Миры настоящей радостью. Она ни с кем так много не сме-
ялась, как с ним и близнецами. А теперь он оставил ее, уйдя навсегда. К другой девушке, кото-
рая скоро возымеет на него полные права.
Во всем же теперь виновата Райз. Она так боялась, что Адриан обманет её, что он не все-
рьёз заинтересован в ней, что он все испортит. Едва показались проблемы – и Мира, побояв-
шись, что Клейн бросит её, бросила его первой.
Отказалась от него, подорвав его доверие. А оказалось, что он и не собирался с ней рас-
ставаться. Это ведь Адриан – он умный, он мог все решить. Все проблемы бы разом исчезли,
если бы Мира просто доверилась ему. Но она не смогла. В этом он и был разочарован.
Поднявшись и сев, Мира вытерла опухшие глаза. Нужно было успокоиться и принять
решение. Что ей выбрать: оставить все как есть, забыв Добермана и все эти месяцы, вернуться
к нормальной жизни, или попытаться восстановить все? Вытереть лицо, собраться с мыслями,
найти Клейна и все объяснить? Попросить прощения, вернуть его доверие?
Что выбрать?
Райз взялась за голову, стиснув зубы от досады. Это была одна из худших ночей её жизни.
Но ответ был на очевидным. Если Адриан не пошёл против её желания, то Мира пойдёт. Даже
если он не захочет, она вернёт его. Потому что в этот раз виновата уже она.

***
Прохладный ветер не мог остудить голову и раскалившуюся от злости кожу. Он сжал
пальцы сильнее, увеличивая скорость. По трассе с громким рычанием нёсся чёрный мотоцикл.
Огни небоскрёбов мелькали на его зеркальной поверхности, появляясь и исчезая на одно мгно-
вение.
Пусть Адриан и был в шлеме, но воздух проникал внутрь. Он дышал глубоко и медленно,
но не мог успокоиться.
Ловко огибая проезжающие мимо машины, которые ехали в три раза медленнее его, он
лихо сворачивал, пропуская красные светофоры.
За пару минут он нарушил с десяток правил дорожного движения.
А голове путались мысли. Адриан не мог понять – как это произошло? Разве после того,
как люди признаются друг другу в любви, они не остаются вместе навсегда?
Нет, он не был романтиком. Просто он не бросал слов на ветер. И прекрасно знал, что
не стоит говорить «я тебя люблю» тому, с кем собираешься когда-нибудь расстаться. Разве
человек может быть любимым, если можешь его оставить другому и уйти?
Нет.
Но, кажется, другие люди считают иначе, в том числе и Мира. Иначе как у неё вообще
повернулся язык сказать ему то, что она наговорила? Адриан почувствовал, как на шее взби-
лась вена от ярости. Точно, он был в полном исступлении. Она бросила его. Решила, что он
останется с Карин. И бросила! Очевидно, она и не была влюблена в Адриана никогда. Иначе
как такое могло произойти?
Ладно. Он не должен больше думать об этом. Он решил, что не станет ей докучать. Про-
сто не будет находиться рядом с ней, и все. Оплатит ей обучение до конца года, и все. Теперь –
у них все.
Если бы это была другая девушка, он бы ещё продолжил лезть к ней, чтобы окончательно
достать. Но ему не хотелось досаждать именно Мире. Теперь ему не казалось это веселым.
Клейн подобрался к своему дому. Он затормозил, оставив след на асфальте, и медленно подъ-
ехал к гаражу. Парковка заняла пару минут, после чего Адриан выскочил наружу и направился
к подъезду.
133
А.  Реми.  «Доберман»

И тут он увидел ее.
Его сердце екнуло, он замер. Несмотря на то, что на улице было темно, фонари освещали
её силуэт. Высокий рост, фигуристая. Изящные изгибы её тела обрамляли густые пшенич-
ные волосы. Длинные, ниже лопаток. В сумраке горели золотистые глаза, отливающие чистым
серым. Она была в простых узких джинсах, ботильонах и тонкой вязаной кофте.
Совсем взрослая. Черты лица стали острее, появились скулы. Теперь это не  обычная
худая девчонка, это девушка со станом. В её движениях появилось женственное изящество.
Карин Д'юппон теперь было целых девятнадцать лет. Она не подросток – взрослая.
Она направилась ему на встречу. Медленно, но взглядом упираясь прямо в него. А он
стоял, не зная куда себя деть. Он-то выглядел иначе: простые джинсы с футболкой и сапогами,
кожаная куртка и неаккуратно приглаженные после ветра волосы.
Лицо растерянное, наверное.
А Карин улыбнулась.
– Тебя можно было бы не узнать, если бы не этот волчий взгляд, – произнесла она. – Ты
так изменился.
Он натянул улыбку.
– Правда?
– Конечно, – мурлыкнула она, оказавшись в шаге от него. – Ты вырос, окреп. И татуиро-
вок прибавилось. Но эти глаза… И волосы! Твои торчащие волосы. Но ты же  мой… Тебя я
всегда узнаю, даже после трёх лет разлуки.
Она неспешно обняла его, прижавшись всем телом. Адриана обдало её парфюмом. Он
немного поморщился, но неловко обнял её в ответ.
Черт, она так достала его в прошлый раз. Только вот если она ему уже надоела, то Карин
нисколько не надоел Адриан.
– Что ж… Привет. Зачем ты здесь?
Она округлила небольшие лисьи глаза.
– «Зачем»?! Рин, ты совсем! – она рассмеялась, повешавшись на его шее и поцеловав его
в щеку. – Я не видела тебя три года! Боже, как же я соскучилась, мой любимый! Ты не пред-
ставляешь!
Клейн улыбнулся, отстранив её. Будь его воля, он бы давно оттолкнул её и попрощался
навсегда. Она была красива, но не нужна ему. Вообще.
Но он помнил разговор с отцом. Неправильный шаг – и он навредит Мире. Теперь эту
проблему не надо решать, потому что она бросила его.
И ладно. Раз Райз видеть его не может, Адриан согласится на помолвку. У него будет
крупная компания, жена… Ну конечно! С ней-то он разведётся. А остальное будет его. Непло-
хой же план?
В нем только один недочёт – отсутствие Миры. Но тут он уже не в силах что-либо сделать.
Лучше отвлечься делами.
– Я приехала к тебе, и я останусь на ночь… Ты ведь теперь мой жених, да?..
Она мягко взяла его за руку.
Адриан кивнул, направившись с ней к подъезду. Он мечтал, чтобы его кто-нибудь спас
от всего этого. Пара оказалась в квартире Адриана. Карин довольно прохаживалась по поме-
щению, разглядывая вещи. Она присела на диван, побыла у кухонного стола, зашла в ванную.
– Рин! А это что?
Он лениво глянул в сторону её голоса. Он был в гардеробной, переодеваясь. Оказавшись
в ванной рядом с Д'юппон, у которой он глянул через плечо, Клейн прикусил губу. В груди
неприятно заныло.

134
А.  Реми.  «Доберман»

На  сушилке висели вещи Миры. Ещё с  того раза, когда они вчетвером оказались под
ливнем, и пришли к Клейну домой. Когда брат и близнецы играли в карты, а Адриан вырубился
прямо перед Райз.
Он небрежно собрал вещи, подойдя к мусорке.
– Ничего, – коротко ответил он. – Ты собираешься ужинать?
Карин продолжительно посмотрела на него, сжимая и разжимая пальцы. Но лицо её смяг-
чилось, и она мягко пожала плечами.
– Ага, только пойду разденусь.
И вышла. Рука Адриана, в которой были вещи Миры, замерла над мусорным ведром.
Прошла минута.
Давай, ты должен от этого избавиться. Зачем тебе её вещи? Выбрасывай!
Глубоко и устало вздохнув, Адриан аккуратно сложил их и спрятал за корзиной с бельём.
В его квартире были не просто вещи Миры. Она вся была здесь. В его постельном белье, воз-
духе, одежде. Райз плотно обосновалась в его доме, как и внутри Адриана. В его голове и груди.
В мыслях. Он не был готов избавиться от ее вещей. И он не был готов отпустить Миру. Ему
не хотелось за ней волочится, но все, что было между ними, вряд ли способна разрушить какая-
то другая девчонка, верно? Они всякое пережили, и изменились оба. Такое не забывают.
По крайней мере, Адриан точно не мог. Взъерошив себе волосы, он упёрся затылком
в стену и прикрыл глаза от усталости и досады.

135
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 28. «Наше рандеву»
 
Расталкивая людей грубо и неаккуратно, Арту нёсся по людному коридору Академии. Он
бежал уже несколько минут на пределе скорости, но нисколько не устал: такие забеги случались
постоянно.
Многие студенты оборачивались и удивлённо таращились Бастлбергу вслед. Они с любо-
пытством рассматривали его отдаляющуюся фигуру, которая спустя мгновение уже исчезала
за углом. Он был без формы: простые черные джинсы, белая рваная футболка, вансы и темная
современная мантия. Накинутый на голову капюшон не скрывал лица Арту; напротив, только
привлекал внимание, особенно к его ссадине у губы и к разбитым костяшкам руки.
Он действительно выделялся среди строгих красных и белых костюмов. Но ему было все
равно. Он искал только одного человека во всей Галлийской Академии.
И, конец, он увидел его. Точнее, то была она – стоящая у университетского сада, в куще
пальм и деревьев, мирно облокачивающаяся о скамью. Её светлые волосы трепал легкий ветер.
Рубашка заправлена в чёрную плиссированную юбку, светлый с позолотой галстук.
Мира не была похожа на человека, который переживал расставание.
– Мира! – окликнул её Арту.
Она медленно обернулась. Иногда, её малахитовые глаза могли гипнотизировать, мерцая
на свету. Бастлберг медленно подошёл к девушке, махнув ей для приветствия.
– Ты в норме?
Мира пожала плечами.
– Ты выглядишь сегодня странно… – растерянно произнесла она, опустив глаза в пол.
Видимо, она все-таки переживала и была расстроена.
– Послушай, Мир, есть разговор. Серьезно.
Она кивнула и села на скамью, Арту подсел к ней. Он глянул на неё, немного обеспокоено
и жалостливо. Странно. Ещё несколько месяцев назад он и Янне смеялись и шутили над ней,
считая очередной девчонкой или жертвой Добермана. Знал ли он тогда, что сейчас, сидя здесь,
он будет так волноваться об этой самой девушке? Когда он вдруг стал к ней добр и внимателен?
Едва Арту успел открыть рот, как их прервали.
– Вот вы где! Черт, Мира!
Они оба обернулись и заметили бегущего к ним Янне. Он выглядел ещё более вычурно,
чем брат-близнец. Серые рваные джинсы, черная майка с  торчащей из-под неё клетчатой
рубашкой и бейсболка, надетая козырьком назад. Его каштаново-рыжие волосы небрежно тор-
чали, видно было, что парень уже устал носиться по школе. На щеке у него был кровоподтёк,
одна из рук перевязана бинтом. Снова с кем-то подрался, наверное, подумалось Мире.

–  Семья Добермана объявила об  его официальной помолвке и  устраивает праздный


приём в часть этого! – на одном дыхании выпалил Янне.
Арту зло сощурил глаза.
– Спасибо, братишка. Я как раз хотел сказать это Мире, только поделикатнее.
Янне пожал плечами, и  они оба посмотрели на  Миру. Она широко раскрыла глаза
и замерла.
– Что?..
– Прости, что говорю это. Он сейчас готовится к приёму.
У Райз дёрнулось сердце. Сегодня она весь день искала его, Адриана. Чтобы все расска-
зать, чтобы извиниться. Чтобы он вернулся к  ней. Но  не  нашла. Она подумала, что Клейн
наверняка просто застрял где-то. Вернулся к прежней жизни, снова устроил загул или что-то
вроде этого.
136
А.  Реми.  «Доберман»

Это для Миры расставание стало переломным моментом. Он же наверняка продолжил
спокойно жить.
Но все оказалось куда веселее. Его не было в Академии, потому что он занят своей офи-
циальной помолвкой. С той самой Карин.
Какой теперь смысл в  извинениях? Он решил жениться на  той девушке, очевидно,
не испытывая потребности в общении с Мирой. Для него она была пройденным этапом. Бастл-
берги заметили, как Райз поникла. Вряд ли почувствовали, что почувствовала она, но точно
увидели это. Янне присел на  корты рядом с  сидящей девушкой, сложив руки ей на  колени
и глянув снизу-вверх:
– Эй, шшш, спокойно. Я знаю кое-то, что можно сделать.
Арту приобнял её за плечи, плотно сжав губы от досады. Ситуация плохая.
– Что тут поделать? Он женится, и делает это всерьёз. Теперь конец, между нами все.
Янне протестующе замотал головой:
– Нет! Нет, ты ошибаешься. Правда. Он уже едва переносит Карин – она крепко надо-
ела ему за время их общения. И он точно любит тебя. Поэтому я знаю, что делать надо. Ему
не нравится помолвка. Никогда не нравилась. И он точно хочет избежать этого… короче, Мира,
слушай сюда.
Янне и правда хотелось помочь. Ему нравился Адриан, который шёл теперь в комплекте
с Мирой. С ней он изменился, но не по-плохому. А по-хорошему: стал менее агрессивен, более
весел, и с ним стало проще. Плюс, им самим нравилась Мира. Хотя раньше Янне и не при-
знал бы этого.
Мира только устало пожала плечами, вяло сложив голову на Арту. Он спросил:
– А что за идея-то?
Янне Бастлберг широко улыбнулся:
– Прийти на приём прямо к Адриану и поговорить с ним. Классно одеться, чтобы сразить
его наповал, и…
– Конечно! – всплеснула руками Мира. – Прийти туда! Взбесить его! Попасться на глаза
его отцу… который и без того хотел покончить со мной.
Близнецы переглянулись. Звучало дико. Но у Янне запрыгали черти в глазах. Он ухмыль-
нулся:
– Конечно, так все и будет… если только Томас Клейн узнает тебя. Никто не обещал,
что он узнает тебя.
Сев ровно и серьезно посмотрев на парня, Райз тихо сказала:
– Что ты имеешь в виду?
Где-то далеко внутри у неё вспыхнула маленькая надежда. Быть может, есть шанс все
вернуть? Арту тоже сел ровнее, и прислушался к разговору.
– Давай, выкладывай, что надумал.
– Это же не просто приём, – улыбнулся Янне. – Это праздник в часть помолвки! Клейну
пришло в голову устроить нечто особенное…
– Точно, это же не просто приём, а традиционный австралийский праздник… Все будут
в масках.
Второй Бастлберг кивнул. Единая мысль дошла до троих.
– Вы хотите… – удивлённо сказала Мира.
–  Да, ты явишься на  приём и  окажешься прямо под носом у  Томаса Клейна. И  даже
поговоришь с Адрианом. Ведь тебя никто не узнает.
– Точно. Ты будешь в маске, лапуля.

***

137
А.  Реми.  «Доберман»

Солнце неумолимо меркло. Темно-синие тучи затмили все небо, и даже не давая пока-
заться звёздам.
Но им и не надо было. Вместо них горела Мира.
Горела от волнения. Она металась по дому близнецов, куда её затащили Бастлберги для
подготовки к  маскараду. Он был довольно большой: раньше здесь жила их семья, и  часто
навещали родственники. Но теперь коттедж принадлежал братьям, которые во всю им поль-
зовались. У  них была одна просторная комната, в  которой стояли их кровати, валялись их
вещи и ещё разные подозрительные приборы. На стенах расклеены какие-то схемы и вырезки
из учебников по астрофизике. Комната была на втором этаже. Там же была и просторная биб-
лиотека, два санузла и ещё комната. Внизу находились большая гостиная с кухней и столовой,
а в подвале спортзал и помещение, где близнецы занимаются своими приборами. Окна в доме
большие, в нем всегда светло. Стены и пол сделаны из тёмного дерева, на полах лежали тол-
стые ворсистые ковры.
Все в коттедже говорило и напоминало о близнецах: легкий беспорядок, их вещи, фото-
графии, даже их запах, и нетронутая кухня. Повсюду валялись коробки из-под китайской еды
и банки из-под энергетиков.
Выскочив из комнаты Бастлбергов, Мира спустилась по дубовой лестнице и оказалась
в гостиной. Большой толстый кожаный диван, камин, висящий на стене телевизор и валяющи-
еся по углам стопки книг. Стоя в проёме, Райз нашла глазами развалившегося на диване Арту.
Янне уехал десять минут назад.
– Ну что, предупредила подругу? – с улыбкой спросил Арту.
– Да, я сказала ей, что за ней приедет Янне и попросила её взять каких-нибудь платьев…
Знаешь, это все на самом деле глупо.
Она чувствовала себя неловко и скованно. Бастлберг только вскинул брови.
– Почему? План идеальный. Ты одеваешься классно, берёшь маску и едешь с Янне в паре
на приём, ведь там все по парам. И остаёшься незаметной, ведь ты в маске. Сможешь погово-
рить с Адрианом.
– Нет, плохой план. Я ему… будто навязываюсь. А он уже сделал выбор. Он хочет эту…
Карин. Модель-француженка. Как тривиально! Поди треснет меня ещё, как в былые времена…
Не-е…
Арту устало вздохнул и подозвал Миру к себе. Она неспешно села рядом, а он, закинув
руку на диванную спинку, глянул ей в глаза. Если у неё были светло-зеленые, чистые, то у близ-
нецов они были темно-зеленые с золотыми вкраплениями и голубыми прожилками. Немного
странные, как и сами парни.
– Давай я тебе объясню, как действует объект под названием Адриан Клейн, – он начал
свой монолог с шутки. – Итак, он полюбил тебя. Привязался к тебе. Так? А ведь наш Доберман
в таких делах серьёзен. Ты правда важна для него. Но вот случилось, что ты, скажем, предала
его. Ну почти. Ведь так и есть? Ты сказала, что любишь его, а потом бросила. Хотя он бросать
тебя не хотел. Он защищать тебя пытался. Я прав?
Мира кивнула. Как обычно, Арту помогал ей разложить все по  полочкам. И  правда
умный.
– Прав, да. Слушай дальше. Твой поступок стал для него обвалом. У него все как рухнуло
внутри, понимаешь? Это удар. Он любил тебя, а ты его бросила, кинула. Дальше наш Адриан
решает ограничить общение с  тобой, чтобы попытаться от  тебя отвыкнуть. Он  же не  будет
слюни распускать. И  он решает согласиться на  помолвку с  Карин, чтобы отвлечься на  неё
и не досаждать тебе. Потому что ты – одна из главных фигур в его жизни. И он не догадывается,
что ты просто маленькая трусишка и не доверяла ему, поэтому бросила. Знаешь, что нужно
делать дальше? – закончив, Арту выжидающе посмотрел на Райз.
– Доказать ему, что он ошибается? – неловко спросила Мира.
138
А.  Реми.  «Доберман»

–  Правильно. Ты явишься на  приём, это точно впечатлит Адриана. Он сообразит,


что не  безразличен тебе. Сможет оттаять. Ты скажешь ему, как есть. Конечно, поругается,
помнется. Но  он будет рад, потому что совершенно точно ненавидит все это с  женитьбой
и будущий бизнес, который навязывает ему отец. И думает вместо этого о тебе.
Когда Бастлберг подытожил, Мира только молча кивнула. Он был прав. Как обычно, Арту
был прав.
Ведь Адриан был как недоверчивая собака: очень верный, который привязывается редко
и надолго. Если Мира правда любит его, она пойдёт на это. И Клейн выслушает её.
Она подняла глаза на Арту. Он только улыбнулся ей.
Как же она была рада им, близнецам. В последнее время они очень помогали ей, всегда
были рядом и  веселили её. С  ними было здорово, к  ней они относились по-доброму и  как
к «своей».
Зажмурившись, Мира потянулась и уперлась лицом в грудь Арту, обняв его. Он удив-
лённо глянул на девушку, чуть усмехнувшись.
– Спасибо тебе, – пробормотала она. – Ты постоянно мне помогаешь. И Янне тоже. Вы
самые лучшие. Я даже не понимаю, зачем вам это надо, но я правда благодарна.
На пару секунд замерев, Арту запрокинул голову и заливисто рассмеялся, обняв Миру
в ответ. Он похлопал её по голове.
– Подкат засчитан!
Райз недовольно подняла на парня глаза.
– Ладно, ладно, прости. А как иначе-то? Адриан нам ближе всех, и теперь ты тоже. Ты мне
как сестра. Я всегда себе хотел такую. И, знаешь, я с тобой сижу не потому, что ты подружка
Добермана. А потому что ты моя подружка. Подруга, в смысле.
Подняв голову, Райз отстранилась.
–  А  если его отец раскроет меня. Если узнает, кто я. Что со  мной станет? Мои ноги
окажутся в бетоне, а я на дне реки?
После её реплики повисла пауза. У  удивлённого Арту даже дернулся глаз. Но  спустя
мгновение он согнулся пополам, расхохотавшись. Ему даже пришлось вытереть слезы с глаз
от смеха.
–  Ты издеваешься? Конечно такого не  случится!  – он махнул рукой.  – Он  же Лиама
не убил, а они с Адрианом видятся, хотя Томас запрещал. Он максимум пристрелит тебя.
Замки входной двери защелкали. Бастлберг переключился на  вошедшего радостного
Янне, заговорив с ним. А Миру как стрелой поразило.
Точно! Всего лишь пристрелит! Где здесь нужно волноваться? Расслабься, Мир, пуля
в лоб – это вообще ерунда.
Когда она подняла голову, то увидела в дверном проёме Эльке. В руках у неё были чехлы
с одеждой, она смущённо улыбалась. Темные густые волосы были собраны сзади в короткий
низкий хвост, на  ногах простые черные джинсы и  прозрачная шифоновая рубашка. Рядом
стоял Янне, сунув руки в карманы. Он кивнул в сторону Эльке.
– Вот, я привёз твою Эльке. Она поможет тебе собраться к вечеру.
Она улыбнулась, хлопнул Бастлберга по  плечу и  подошла к  Мире. Видимо, они уже
подружились, пока вместе ехали сюда. Ничего необычного – с близнецами было легко подру-
житься, они любили тусоваться едва ли не с половиной Галлийской Академии.
Когда парни вышли, оставив девушек переодеваться, Эльке наконец кинулась Мире
на шею, обнимая её.
– Я так беспокоюсь за тебя! Не волнуйся, мы быстро все решим. А если нет, то прибьём
твоего Адриана.
Райз неловко отстранила от себя подругу.
– Эй, сбавь темп. Если не выйдет… Это не конец. Я просто продолжу учиться и все.
139
А.  Реми.  «Доберман»

Эльке надула губы и пихнула в бок подругу.


– Ну конечно. Я была против ваших отношений, но даже я вижу, какой ты довольной
была и как сейчас расстроена. Давай не играть в эти игры, ладно? Клейн дорог тебе, понятно,
и сейчас мы попробуем сделать все, чтобы все снова стало здорово.
– Главное, чтобы он снова не взбесился, когда увидит тебя и Янне вместе.
Это был голос Арту. Девушки обе повернулись; он стоял на кухне, держа в руках бутылку
сидра. Рядом показался Янне.
– В каком смысле «вместе»? – спросила Райз.
– Ну, это же приём. – Пояснил Янне. – Все парами, что логично. Ты пойдешь со мной.
– А с Арту кто пойдёт? – спросила Эльке, игриво глянув на него.
– Может быть и ты, – ответил он ей и хищно улыбнулся.
Но в него кинула подушкой Мира.
– Эй! Она не с тобой, она с Релионом.
– Вуд тоже идёт? – удивился Арту.
– Он же друг Карин, – посмотрел на брата Янне. – Ох уж эти модельки.
Мира глубоко вздохнула и почувствовала себя лучше. Рядом будет поддержка, все нор-
мально. Близнецы, Эльке и Рели. Они все рядом.
Если что-то случится… Она надеялась, что обойдётся. Ведь план не так плох?
Она едет в маске на приём в паре с Янне. Там же будет и Арту (интересно, с кем?), там же
будет и Релион. Она обойдёт Томаса Клейна и доберётся до Адриана, чтобы поговорить.
Либо так, либо никак.
Райз глянула на гору платьев в чехлах. Нужно разобраться с этим. Она сделает все, чтобы
вернуть Клейна и надрать Карин её модельный зад. В конце концов, теперь её очередь быть
такой же напористой, как и Клейн.

***
– У тебя будет красивая дочь. Точнее – у вас.
Губы Карин тронула легкая улыбка.
– Но я все же жду сына. – Снова заговорил он.
– Рано говорить об этом, мистер Клейн! Сегодня только наша помолвка, не свадьба.
Томас, довольно сидя в кресле, пожал плечами.
– А что? Не чужие же люди!
На диване развалился Адриан. Он с отвращением слушал все эти мерзкие любезности
невесты и отца. Оба одинаково бесят его. Он сидит в яме крысами.
Ему были чужды все эти вежливости и  любезности. Ему по  сердцу было делать, как
хочется, быть вольным. Хочешь грубить – груби, хочешь сделать – сделай. И он верил, что так
и будет до конца его жизни.
А что получил? Его деспотичный отец насильно заставляет его жениться на нелюбимой
девушке, угрожая любимой. Круто! Конечно, Адриан подозревал, что женится по  расчету.
Но не ожидал, что это будет так быстро.
Клейна спасала мысль, что на приеме будут Бастлберги. Он не сдохнет со скуки. Они
потусуются, Арту попускает слюни на Карин (и пусть не отрицает этого), а потом они поедут
веселиться. В бар, в притон, куда угодно. Лишь бы подальше от банкетного зала.
Сердце кольнуло, когда он вспомнил о Мире. Он думал о ней все время. Что она делает?
Что делала вчера? Как она? Самым сильным желанием Добермана было бросить все и кинуться
за ней. Пусть даже насильно, но обнять. Снова ощутить её рядом. Такой у него, Адриана, был
нрав – делать даже то, что не нравится остальным. Пусть Райз ругается и пинается – он бы
взял её на руки и унёс с собой.

140
А.  Реми.  «Доберман»

Тяжело вздохнул, он посмотрел на Д'юппон. Её рука лежала на его колене. Она улыба-
лась Томасу, а сама жалась к Адриану. Чертовщина! Да если бы его не было, она бы полезла
и на Томаса. Разница-то невелика. Отвратительно. Клейн с ужасом и усталостью ждал ту пару
часов, которая оставалась до начала праздника в честь помолвки.
Быть может, за маской он сможет спрятать отвращение ко всем вокруг и к себе в первую
очередь.

***
Вот оно. Время.
Адриан, одернув свой пиджак и пригладив темные волосы, глянул на себя в зеркало. Он
выглядел непривычно строго: пиджак, галстук, рубашка и узкие брюки. Ему даже пришлось
нацепить оксфорды. Бунтаря в нем выдавал край татуировки на шее, выглядывающий из-под
рубашки, и кольца на пальцах. Он плотно сжал губы и тяжело вздохнул, пересиливая себя.
Нужно выйти из комнаты и идти на приём. Он начался уже полчаса назад, и за это время
в холл давно набрело много людей. Адриан выглянул из помещения. Коридор был наполнен
голосами.
Пройдя до главного холла у входных дверей, он обвёл взглядом присутствующих. Все
люди были красивые, счастливые. Зал пестрел разноцветными платьями, каждый держал в руке
бокал с тем, что выбрал, и беседовал с остальными на свои темы. На лицах гостей красовались
маски. Черные, лиловые, с перьями или вышивкой. В толпе горели лишь их глаза и улыбки.
Зал и  ведущий к  нему холл украшали массивные барокко-люстры, античные скульп-
туры и толстые шторы на больших окнах. Между гостями лавировали официанты, предлагая
выпивку или закуски.
Какой отврат. Адриан привык к иным обстановкам. К визжащей от восторга толпе, гром-
кой музыке, не менее громкому смеху, крепкому алкоголю в бутылках. К интересным, в первую
очередь, разговорам, а не таким, какие требует этикет. Что обсуждали эти «сливки общества»?
Погоду, архитектуру дома, хозяев. Разве это интересно?
Тяжело вздохнув, Клейн развернулся и прошагал к скрытому за углом зеркалу. Он взял
свою простую чёрную маску, которая прикрывала лишь глаза, оставляя рот и нос открытыми.
Надел её на лицо, и посмотрел на себя. Теперь он безликий.
Он знал, что отец и невеста уже в зале. Адриан развернулся и направился к толпе. В поме-
щении стоял тёплый яркий свет; холл достаточно большой, поэтому здесь не было тесно. Места
было достаточно.
Он нашёл их глазами. Томас стоял, разговаривая с кем-то, и просто готов был лопнуть
от гордости. На губах слегка надменная и довольная улыбка, глаза ледянющие. Адриан содрог-
нулся. Неужели у  него тоже настолько голубые? Он был одет схоже с  Адрианом, но  все  же
иначе. Точно такая же чёрная маска, приглаженные темные волосы с сединой на висках, брюки,
рубашка и жилетка с галстуком. Выдержано, строго и аскетично – как и сам Томас Клейн.
Говоря что-то, он указал в сторону, на стоящую неподалёку Карин. Ей что-то щебетали
девушки и  женщины, окружавшие её. Она то смеялась, то смущалась. Но  было видно, как
она распустила свои павлиньи перья и как счастлива сейчас. Она же выходит замуж за кра-
сивого, богатого и сильного мужа. Что ещё надо? Каштановые волосы собраны в причёску,
на её высоком стройном теле сидело облегающее бардовое платье с вырезом на ноге, без дета-
лей и сложностей. Простое, без лямок. На тонкой шее кованой паутиной красовалось мощ-
ное колье, состоящее наполовину из драгоценных камней. В руке девушка сжимала палочку,
к которой приделана её черная маска.

Наверняка женщины поздравляли её и  давали идиотские советы по  семейной жизни.


И восхищались ее колье.
141
А.  Реми.  «Доберман»

Это был подарок Адриана в честь помолвки. Купил его отец, но вручил Адриан.
И он скривился. Ему было неприятно смотреть на все это. Он ждал только одного – когда
кончится приём.
Но до конца были ещё целые часы. Он пока не встретил никого из тех, кого ждал. Бастл-
бергов не было, пары других его друзей тоже. Ещё Адриану очень хотелось в этот момент чтобы
рядом оказался Лиам. Он всегда успокаивал, когда Клейн на взводе. Но, естественно, Раста
здесь быть не  может. Томас сошёл  бы с  ума от  злости. Не  постеснялся  бы  – прибил прямо
на глазах гостей.
Адриан очнулся, стоя с бокалом в руках, когда его окликнула Карин и подозвала к себе.
Он нехотя подошёл, и девушка сразу обвила его руку, приобняв. Она была не такой, какой
нужно. Слишком высокая. Волосы слишком темные. Лицо не то. Запах. Она неправильная.
Правильной была Мира.
Интересно, что она сейчас делает?
– Правда же? – резко спросила его Карин.
– Правда – что?
Карин и обступившие их девушки рассмеялись.
– Ты не слушал? Я говорила, что после помолвки мы переедем с тобой в другой дом…
Наш будущий дом.
Адриан ощутил на себе с десяток любопытных глаз, ожидающих от него утвердительного
ответа.
– Ага, – кивнул он. – Ещё у нас будет камин и собака. Все как у людей, да.
Он вырвал руку от  Д'юппон и  направился в  другую сторону. Она чуть нахмурилась,
а потом махнула:
– Он так шутит!
Её смех отдалялся, когда Адриан шёл прочь. Внимание парня привлекла высокая фигура,
облачённая в темные джинсы, рубашку, подтяжки и бантик. Так нарядиться на приём могли
только два человека.
– Эй, Бастлберг! – окликнул его Адриан.
Парень обернулся. Растрепанные темно-рыжие волосы были их характерной чертой.
На лице красная маска необычной формы.
– Ты не назвал меня по имени, потому что не узнал, кто я именно? – шутливо спросил он.
– Со спины вас не различишь, – пожал плечами Клейн и, запрокинув бокал, высушил его.
Как оказалось, Арту, немного удивлённо вскинул брови.
– Вау. Это ведь было не шампанское? Ты сегодня хочешь оттянуться, да?
Адриан устало облокотился о колонну.
– Нет, я просто хочу сдохнуть. Все совсем не так, как я хочу. Совершенно.
Арту похлопал его по плечу.
– Вижу. Да ладно тебе. Ты будешь женат, но сможешь тусоваться, как раньше.
Его хитрые зеленые глаза блеснули по-кошачьи.
–  Нет. Дальше только хуже. Мне придётся вариться в  котле с  отцом и  его гребанным
бизнесом. А Карин съест мне мозг. Сегодня последний день, когда я свободен.
Арту рассмотрел друга. Да, он очень подавлен. Радости нет и следа на его лице. А глав-
ное, что он прав. Томас будет заставлять его заниматься предпринимательством. Карин будет
требовать внимания. Адриан был умен, и вполне успешен в экономике, и к тому же любит
девушек. Но не было у него тяги к бизнесу Томаса, как и к Д'юппон. Его поджали с разных
сторон.
– Но ты сам согласился на это. Так?
Адриан устало перевел взгляд на Арту.

142
А.  Реми.  «Доберман»

– Почти. – А потом с ненавистью на отца. – Он пригрозил мне. Сказал, что ей конец,


если не соглашусь. Что я породистый, и должен поддерживать это.
А потом он с отвращением сплюнул в пустой стакан и поставил его на на поднос прохо-
дящему мимо официанту.
– Впрочем, какая разница. Райз сама отправила меня куда-подальше. Теперь все равно.
Бастлберг закинул руку на плечо Адриана и улыбнулся ему.
– Ну, может, не все так плохо? Я уверен, что наша девочка ещё сделает свой ход.
Адриан не понял его слов. Они показались ему странными. Но не стал отвечать. Его вни-
мание привлекла другая пара. Он заметил дружка Миры, который так же приходился другом
и Карин. Это был Релион Вуд, что подошёл к Д'юппон, поцеловав её в щеку.
Он был в темно-синем костюме. С идеальной причёской и белой маской. Слишком уж
он правильный. Под руку его держала невысокая худенькая девушка в светлом платье и распу-
щенными недлинными каштановыми волосами. Подружка Миры.
Вот только, черт возьми, эти двое без неё. А так хотелось.
Нет, Адриан, нельзя. Хочешь, чтобы отец прибил её прямо здесь?
Прикусив от досады губу, Клейн вздохнул. Он заметил, как та самая подружка подмиг-
нула Арту, а он ей в ответ.
Что? Это ещё что за игры такие?
– Чем это вы занимаетесь? – спросил в недоумении Клейн.
– А? – повернулся к нему Бастлберг. – Ничем.
– И где, черт возьми, Янне?
Вдалеке снова открылись двери из холла в зал, и Арту, только молча ухмыльнувшись,
указал пальцем туда. Адриан проследовал взглядом.
И застыл.
В помещение вошёл Янне, широко улыбаясь. Точнее, это была наглая усмешка. На лице
немного жутковатая маска, напоминающая часть облачения Чумных докторов в средние века.
Чёрный пиджак и красная рубашка, узкие брюки. С ним под руку шла девушка.
Именно от ее вида и обомлел Адриан.
Она была невысокой и худенькой. На узкие плечи спадали блестящие светлые волосы,
завивающиеся на  концах. По  светлой коже струилось лёгкое платье, похожее на  жидкое
серебро. Оно словно невесомо: блестящее, скользило по талии и бёдрам, доходя им до сере-
дины. На плечах блестели золотые эполеты, талию стягивал пояс. Одеяние походило на совре-
менную версию облачения греческих богов. А сзади шёл прозрачный легкий шлейф, который
словно сливался с воздухом. На ногах у девушки маленькие босоножки, тоже золотые. Лицо
скрывала маска, словно медная.
Она шла немного робко, но элегантно. Держась за плечо Бастлберга, неловко оглядыва-
лась. С  какой-то злостью Адриан заметил, как некоторые мужчины в  зале стали буквально
вылизывать силуэт гостьи, оборачиваясь ей вслед.
Но почему его это разозлило?

***
Вот он. Его нельзя не узнать. Мире хватило меньше минуты на это. Они зашли в зал
с Янне под руку, и девушка резко смутилась. На себе она ощутила десятки взглядов. Прони-
зывающих и изучающих её. Жуть.
Её платье было необычным и слишком странным. Эльке сделала его из разных платьев,
соединив их некоторые части и подогнав Мире по размеру. Бастлбергам понравилось.
Райз увидела восхищенных Релиона и  Эльке, которые жестом пожелали удачи. Так,
теперь найти Адриана.

143
А.  Реми.  «Доберман»

Из всех пар глаз, таращившихся на неё, Мира выискала те самые. Волчьи голубые, кото-
рые безотрывно следили за ней. Адриан узнал? Он был одет очень элегантно и стильно. Маска
не закрывала узнаваемый контур его губ и носа, да и темные волосы совершенно точно при-
надлежали ему.
Он был восхитителен. И смотрел прямо на Миру. У неё замерло сердце.
Её обнял за талию Янне, не прижимая к себе, и они стали танцевать.
Адриан следил за каждым их шагом. И сам не понимал почему.
Заиграла классическая музыка, и зал наполнился танцующими. Янне с Мирой лавиро-
вали между пар, переглядываясь.
– Он заметил тебя, – шепнул он.
– А узнал? – спросила Мира.
– Не знаю. Не думаю, – ответил Бастлберг, и его зеленые глаза метнулись к Адриану. –
Он бы сразу заговорил с тобой. Не узнал.
Мира повернулась, чтобы посмотреть на любимого. Вау! Адриан Клейн – её любимый.
Кто бы мог подумать. Он взял руку Карин, и тоже принялся танцевать с ней. Но не смотрел
на невесту. Он, как заворожённый, все осматривал Миру, никак не понимая, отчего странная
девушка в маске так привлекла его внимание. Её светлые волосы, её нос и небольшие губы,
её руки… Все такое знакомое.
Твою мать!
Адриан резко остановился, отчего Карин дёрнулась и ударилась о него. Она удивлённо
посмотрела на жениха, захлопав глазами.
– Что такое, Рин?
– Минуту.
Он обошёл Карин, стремительно направившись к Янне и его спутнице. Сердце бешено
забилось, когда он уже оказался рядом с ними.
– Какого черта?! – выпалил он, посмотрев сначала на Янне, потом на девушку. – Мира,
что ты тут делаешь?!
Естественно, это была она. Как он сразу не узнал её? За сценой с любопытством наблюдал
Арту, а недалёко от него Релион и Эльке. Интересный спектакль!
Янне лишь улыбнулся, похлопав по плечу девушку, и собрался уйти. Но Адриан остано-
вил, вцепившись другу в плечо.
– С тобой я ещё разберусь…
Бастлберг рассмеялся и удалился со сцены. Они остались лишь вдвоём.
– Я хотела с тобой…
– Чем ты думала, когда заявилась сюда?! На глаза моему отцу! На глаза моей невесте!
На мои глаза. Мы больше не пара. Забыла?
Со злости Райз ударила в плечо Клейна.
– Идиот! Что ты несёшь? Я пришла сюда извиниться и поговорить! Никто не узнает меня.
И вообще…
В глазах Адриана мелькнуло бешенство. Он схватил запястье девушки и зарычал:
– Попробуй ещё раз меня ударить… И пожалеешь.
Мира с испугом уставилась на парня. Что с ним? Почему он снова такой… как раньше?
Где её обаятельный, добрый и  смешной Адриан? Откуда появился снова этот язвительный
и ядовитый Доберман?
Точно. Она же ему теперь чужая. Чужая.
Сглотнув, Райз попыталась продолжить, потянув запястье на себя, но Адриан не выпу-
стил его.
– Да, я заслужила это. Я виновата. Но выслушай меня…

144
А.  Реми.  «Доберман»

Их прервал мужчина. До этого Клейн смотрел на Миру со злостью и лёгким испугом, но,
когда вмешался посторонний, он аж дернулся.
– Тут что-то интересное? – спросил он их.
Райз осмотрела его. Достаточно высокий, крепкий мужчина с тёмными волосами и чёр-
ной маской. И  яркие голубые глаза. На  висках немного седины, но  лицо благородное.
Это же не…
– Ничего такого, пап, – сквозь зубы процедил Адриан. – Мы просто разговариваем.
Томас перевел взгляд с сына на Миру. Вот черт… Она перед Адриановским отцом под
самым носом.
– Томас Клейн, – представился он. – А вы, уважаемая? Я вас видел раньше?
Адриан прокашлялся; заволновался.
– Это… Это девушка Янне. Он пришёл с ней на вечер.
У Миры кольнул бок. Конечно, он не скажет, что она его девушка.
– И как же зовут вас, девушка Янне?
Томас говорил вежливо, медленно и как-то настойчиво. Глаза сузил, чуть наклонился
вперёд. Он что-то подозревал? Мира попыталась успокоить себя: она же в маске. Да и вряд ли
Клейн настолько хорошо знает, как она выглядит, чтобы узнать её…
– Мира, – выдавила она.
Адриан резко посмотрел на девушку, сжав зубы до боли. Дура! Назвала своё настоящее
имя? Но, кажется, Томас и не заметил ничего.
– Мира. Красивое имя. Так вы, говорите, спутница Янниэля Бастлберга?
Ого, так у него есть полное имя. Наверное, и у Арту тоже есть. Мира решила, что потом
спросит.
– Да, – дрожащим голосом сказала она. – Я пришла с ним.
– Как думаете, он не будет против, если я приглашу вас на чай к нам в гости?
У Адриана аж глаз дернулся. Чего его отец прицепился к Мире? Он дико разозлился.
Вцепившись девушке в руку, он потащил её за собой. Встретив удивлённый, и одновре-
менно насмешливый взгляд отца, Адриан процедил сквозь зубы:
– Я пойду отведу её к Бастлбергу…
А сам провёл Миру сквозь пляшущую толпу, вывив в пустой коридор, и завёл за угол.
Она чувствовала, как он сжал кисть её руки. Едва поспевала за ним: он шагал широко и стре-
мительно. Вокруг было немного прохладно, и совершенно пусто. Гул голосов все отдалялся,
пока не был заглушён закрытыми дверьми в зал.
Адриан и Мира остались одни. За углом было немного темно, свет люстры едва доставал
сюда. Клейн толкнул девушку к стене, и грозно глянул на неё.
– Все! Теперь двигай отсюда. Решила вертеть задом перед моим отцом?
У неё вспыхнуло возмущение.
– Чего?! Ты из ума выжил! Я пришла к тебе!
– Ко мне? Зачем тебе я? Не ты ли вчера решила, что мы закончили? Проваливай.
Райз пыталась убедить себя, что это защитная реакция Адриана. Ему больно, и он пыта-
ется нагрубить и отправить ее. Мира искренне старалась не обидеться и не расплакаться от его
слов. Он и похлеще ругал ее.
– Н-нет, – немного робко парировала она. – Прошу, выслушай… выслушай, и можешь
гнать меня…
Но Адриан не смиловался. Его злые голубые глаза полыхали ярким пламенем, он был
готов прибить девушку на месте. Он меркнул в темноте: темный костюм, волосы, маска. Только
кожа и глаза горели.
– Не хочу я тебя слушать, – прошипел он и склонился к Мире; их лица оказались довольно
близко друг к другу.
145
А.  Реми.  «Доберман»

Он оперся рукой о стену над головой Райз, а сам наклонился к ней, пристально посмот-
рев. Мира задрала голову, пытаясь выдержать его взгляд.
– Исчезни с моих глаз… И, если попытаешься снова появиться передо мной, я тебя при-
бью. Или перечить мне. – Он сузил глаза. – Я даже вида твоего не переношу.
Ему хотелось, чтобы она ушла. Чтобы её образ не  мучил его, чтобы он скорее забыл
о Райз и чтобы та тяжесть в груди, возникающая при мысли о ней, пропала. Ему нужно было
сказать ей все это, чтобы она ушла.
Чтобы обиделась и ушла.
Но она сделала другое.
Мира встала на носочки, смотря Адриану прямо в глаза, и коснулась его маски. Вторую
руку она аккуратно положила ему на  плечо. Медленно сняв его маску, она прикрыла глаза
и мягко коснулась его губ. Поцелуй был лёгким и нежным. Клейн замер, широко раскрыв глаза
и не двигаясь.
От простого поцелуя у него завертелось все внутри.
Невольно для себя, Адриан резко прижал девушку к стене, властно взяв за подбородок,
и запрокинул ей голову. Второй рукой он обхватил её талию, подтянув к себе, и впился в её
губы. Она только с  желанием ответила на  поцелуй, обвив его плечи и  подтянулась к  нему.
Адриан страстно целовал её, перейдя на шею и ключицы. Скинул с лица её маску, рукой гуляя
по  телу девушки. Прошёлся по  её животу, поднялся к  груди и  сжал ее. Он согнул колено,
втиснув его между её ног.
От простого и легкого поцелуя Клейну снесло крышу. Он не мог контролировать себя
в  присутствии Райз. Адриан резко отстранился от  девушки, тяжело дыша и  вытерев губы.
Выглядел он немного растерянно. Но зеницы метали молнии.
– Исчезни.
Мира сжала руки на груди.
– Я… – она пыталась преодолеть отдышку. – Я хотела сказать, что ошиблась. Я так боя-
лась, что ты обманешь меня, предашь или сделаешь больно… Когда ты заговорил о невесте,
я очень испугалась. Чтобы мне не было плохо, я решила расстаться с тобой первой. Прости
меня. Я слишком мало тебе доверяла… Я не знала, что ты такой.
Ей показалось, что она как-то не очень здорово выразилась. Адриан молча слушал её,
прикусив губу. Не сводил глаз.
– Прекрасно, – наконец, произнёс он. – Я слишком отвратителен для твоего доверия.
И ты полностью права. – Ухмыльнулся. – Уж таков я. Переспал с тобой и все. А теперь иди.
– Нет, – она шагнула к нему. – Ты не такой. Не такой конкретно для меня. Ты особенный
и теперь я понимаю, что ошибалась. Ты заслуживаешь доверия. Ты заслуживаешь всего.
Адриан смерил ее холодным взглядом. Райз неуверенно коснулась его руки, взяв её
и прижав к себе. Смотрела она на него большими искренними зелёными глазами.
– Ты лучший для меня. Сомневаться надо было во мне, а не в тебе.
Она отпустила его руку, прикусив губу. Мира сказала все, что хотела и что было на самом
деле. Адриан не простил ее. Больше ей нечего было сделать.
Девушка развернулась, направившись в сторону выхода. Её прозрачный легкий шлейф
платья поднялся в воздухе. Клейн резко перехватил её за талию и толкнул к стене, мгновенно
метнувшись к ней. Мира слегка испуганно посмотрела на парня, который уже сжал её плечи
пальцами и грозно глянул сверху вниз на неё.
– Ещё раз ты выкинешь подобное – и пожалеешь, что вообще встретила меня. Я отшле-
паю тебя так, что живого места не останется. – Он приблизился к её лицу, провёл пальцам
по ее слегка приоткрытым губам. – Никогда не смей сомневаться во мне.
Мира замерла. Сердце волнительно забилось о грудную клетку. Он смиловался над ней?
– Ясно?
146
А.  Реми.  «Доберман»

Она медленно сглотнула. Простил?


– Я спросил – ясно? – рявкнул он.
– Да! – выпалила Мира.
Адриан удовлетворенно кивнул, но лицо не стало мягче. Он грубо дернул Миру на себя
так, что она шагнула к нему, подхватил и закинул на плечо. Девушка испуганно ахнула, повис-
нув на плече юноши.
– Что ты делаешь?!
– Проведём воспитательный урок.
Что? Адриан вышел из-за угла и поднялся по лестнице. В коридорах было пусто, все нахо-
дились в гостином зале. Поэтому никто не смог застать картину, как хозяин вечера, а именно
жених, нес на плече девушку. Они оба были уже без масок, что ещё сильнее накаляло обстоя-
тельства. Адриан широко шагал вдоль извилистых коридоров, пока не подошёл к тёмной боль-
шой двери и не открыл её пинком ноги. Она открылась, и показалась комната.
Это было просторное помещение с белым красивым кафелем на полу и чёрными узор-
чатыми обоями на стенах. Большие панорамные окна задёрнуты плотными шторами, вместо
люстры, по углам горели маленькие светильники, создавая тусклый, но тёплый свет. У стены
стояла широкая двуспальная кровать с  перевёрнутым там постельным фиолетовым бельём,
в центре по диагонали стоял кожаный чёрный диван, пуфик, толстый овчинный ковёр и теле-
визор. В  стенах было ещё две двери: в  небольшую гардеробную, из  которой торчали вещи,
и ванную комнату. В воздухе стоял запах мужских духов.
Это была комната Адриана, в которой он жил до переезда и жил периодически.
Он подошёл к дивану, спустив Миру на руки, и сел. Девушка оказалась у него на коленях.
Она была немного растерянна, осматриваясь. Комнатушка уж больно в  стиле Адриана. Он
посмотрел на неё строгим и властным взглядом, ухмыльнувшись:
– Ложись на колени животом вниз.
Мира вскинула брови.
– Чего?
Клейн только грубо отдёрнул шлейф от  её платья, так, что Мира осталась в  простом
недлинном платье. Она вздрогнула, посмотрев, как Адриан откинул шлейф в сторону. Он взял
Миру за талию, и резко перевернул её на живот. Она оказалась лежащей на его коленях. Про-
ведя вдоль ее спины рукой, Клейн облизнулся.
– Ты плохо себя вела, наделала мне проблем, – обыденно сетовал он. – Тебя нужно нака-
зать. Чтобы запомнила урок.
По коже пробежала дрожь.
– Ты… ты хочешь меня отшлепать?
Адриан только сощурил глаза и чуть склонил шею, оттянув ворот рубашки и галстука.
Он расстегнул пару пуговиц, не сводя взгляда.
– А как ты думаешь?
И резко шлёпнул Миру по заднице. Она подскочила и ахнула.
– Нет, так не пойдёт…
Он деловито осмотрел её заднюю часть, прощупав. Райз только лежала, закусив кулак
и выжидала, чего же он ещё выкинет. Адриан взял край платья и задернул его вверх, оголив её
ноги и бёдра. Он осмотрел её белье – кружевное чёрное. Удовлетворенно кивнул.
Шлеп! Шлеп! Удары приходились ей прямо по коже, не очень больные, но очень резкие.
Каждый раз Мира вздрагивала и ахала. Клейн лишь молча шлепал, иногда поглаживая девушке
спину. Со спины он перешёл на голову, проведя пальцами Мире по волосам.
– Терпишь, хорошая девочка, – кивнул он.
Он наклонился к её уху и легонько поцеловал его, после чего шепнул:
– Исправилась?
147
А.  Реми.  «Доберман»

Райз кивнула.
– Повторить ещё раз?
Помотала головой.
Он поднял девушку, взяв её за бёдра, и снова посадил на себя. Его руки спустились к её
ягодицам, и он, отогнув ленту белья, сжал их. Вся красная и смущенная Мира положила руки
Адриану на плечи, прижавшись к нему.
– Ты простил меня?
– Простил. Воспитал. Сейчас поощрю.
Расстегнув молнию её платья, Клейн стянул его с  девушки и  убрал. Мира оказалась
в одном белье, когда Адриан сидел полностью одетый – в рубашке, галстуке и брюках. Пиджак
он уже снял.
Парень потянулся к губам Райз и поцеловал её. Она охотно ответила, облизнув его губы
и склонившись к нему. Он стал поглаживать её зад, спину, грудь. Оставлял поцелуи и засосы
на шее и ключицах. Мира выгнулась, тихо простонав, и заерзала на парне.
– Адриан…
Он словно озверел. Сильно прижав к себе девушку, наспех расстегнул ширинку и упёрся
членом в Миру. У Клейна не было сил терпеть. Он сорвал с груди лифчик, и одернул низ.
– Не могу держаться, – прорычал он, уткнувшись ей в плечо.
Когда Адриан вошёл внутрь, Мира закрыла рот рукой и застонала, задрожав. Он прижи-
мал ее к себе, двигаясь внутри и тяжело дыша. Внизу живота у Миры все сжалось и загоре-
лось, по телу потекло удовольствие. Она расстегнула ворот его рубашки, оголив грудь, и нежно
целовала его кожу.
Ему хотелось Миру всю целиком. Она была такой хрупкой и нежной, так стонала он его
движений. Адриан едва сдерживался, чтобы не накинуться и не съесть её. Он ускорил движе-
ния, зарычав, взял Миру за талию и повалил на диван. Райз закинула ногу парню на плечо,
которую он прижал к себе, и откинулась. Адриан входил жестко и глубоко, сверху вниз взирая
на задыхавшуюся Миру.
Ему становилось все горячее и  жарче. Райз взяла Клейна за  галстук, потянув на  себя
и коснувшись его губ своими. Он ненадолго замер, приоткрыв рот и соприкоснувшись с ней
языками. А потом снова поднялся и ускорил движения.
Он задышал чаще, Мира застонала громче. Последние рывки были жесткими и быст-
рыми, а потом Адриан наклонился над Райз, замерев и закусив губу. Она выгнулась в спине,
сжав пальцами кожу на диване.
Пелена сошла с глаз. Адриан медленно опустился на диван, сев и развалившись на нем.
Он потёр глаза и взъерошил темные волосы. Расстегнутая рубашка оголяла его торс, на голом
теле показались татуировки. Внизу была видна лента его черных боксеров от Kelvin Clein через
расстегнутую ширинку и ремень.
Он проследил глазами, как Мира, поднявшись на ноги и встав к нему спиной, выгну-
лась и потянулась. Она была в одних трусиках, на голую спину падали светлые волосы, закрыв
лопатки.
Адриан улыбнулся.
Он вытянул ногу и ткнул ступней Миру в зад, заставив её обернуться.
– Что это ты делаешь? – лукаво улыбнулась она.
– Хочу позвать тебя сесть ко мне. Ты сейчас так классно выглядишь, я не могу просто
смотреть.
Но Райз все ещё стояла к нему спиной.
– Я должна найти свой лифчик. Уважаемый Адриан Эраст Клейн куда-то закинул его,
теперь мне нечего надеть наверх.

148
А.  Реми.  «Доберман»

Клейн рассмеялся, приподнявшись и подтащив к себе Миру. Она села на диван и заки-
нула ноги ему на колени. Он удовлетворенно посмотрел на неё.
– Я не хочу портить момент, – пробормотала она, – но мне все же хочется спросить. Что
ты теперь будешь делать?
Адриан поджал губы.
– Снова сомневаешься во мне?
Мира помотала головой.
– Никогда. Я знаю, что ты сделаешь все, как надо. Но мне просто интересно.
Адриан стал неспешно застёгивать рубашку, а потом ремень брюк и ширинку.
– Все потом, – деловито ответил он. – Сейчас надо вернуться в зал, пока нас не хватились.
Мира кивнула. Она, так и  не  найдя свой бюстгальтер, натянула платье и  прикрепила
шлейф. Поправила волосы, и, встав на диван, подозвала Адриана. Он подошёл к ней, и теперь
они оказались почти одного роста. Девушка стала приглаживать Адриану волосы и завязывать
ему галстук.
Он все это время рассматривал её.
– Я хотел бы к тебе сегодня, – произнёс он.
– Домой?
– Да.
– На ночь?
– Да.
Райз едва сдержала улыбку.
– Если тебе будет так угодно… После вечера поедем?
Адриан покачал головой.
– Нет. У меня есть одно дело после вечера. Давай лучше ты приедешь ко мне? Я подъеду
ночью.
– Снова работа? – спросила Мира, искренне надеясь, что это дело не называется «Карин».
Адриан кивнул.
Мира расслабленно выдохнула. Лучше уж пусть долбит людей, чем какую-то другую
девушку в постели.
Когда они собрались, отыскали свои маски в коридоре, поочерёдно зашли в зал и раство-
рились в толпе. Адриан нашёл Карин, отца, и весь оставшийся вечер провёл с ними, отвлекая
внимание от Миры. Райз нашла близнецов.
– Вы померились, да? – улыбнулся Янне, сжимая в пальцах бокал.
Рядом стоял Арту. Его спутницы не было.
– Откуда вы узнали?
Арту сунул руки в карманы.
– Ты сейчас без лифчика.
Он ушёл. Мира вспыхнула и посмотрела на Янне. Он только улыбнулся шире.
Остаток вечера прошёл спокойно.

149
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 29
 
Поставив на стол коктейль с мартини, он подвинул его чуть вперёд и сам сел за стол. Его
лицо смягчилось.
Лиам улыбнулся.
– Я знал, что у вас случилось. Мне все рассказали Бастлберги и сам Адриан. Поэтому
ты не удивила меня.
Мира взяла стакан с жидкостью и поднесла к губам.
– Я думала, ты будешь рад, что мы поссорились. И недоволен, что помирились.
– Отчего? – удивился Раст.
Райз неловко пожала плечами.
– Ну, не знаю. Ты же очень ревновал Адриана ко мне… Да и тебе я не особо нравлюсь.
А тут такой случай – мы с ним расстались… Наверное, ты обрадовался.
Лиам снова удивился. Он сидел напротив Миры, за столом, вскинув брови. Они находи-
лись в его квартире, на этаж выше квартиры Адриана.
Она сделала так, как он велел – поехала к нему домой, чтобы ждать его с работы. Они
решили провести вместе вечер и ночь, но у Клейна были какие-то неотложные дела. Поэтому
Мира отправилась в его апартаменты. Но вместо этого к ней заявился Лиам и позвал к себе,
чтобы вместе выпить. Райз немного засомневалась, но все равно пошла с ним.
Теперь они вдвоём сидели в его съёмной квартире, выпивая коктейли и разговаривая.
Лиам спросил про вечер, про приём и про Карин. Раст застал её сразу после приёма – он похва-
лил её платье, дождался, пока она переоденется и увёл к себе.
Теперь он хлопал глазами, глядя на неё.
– Что? Почему ты так думаешь обо мне? – он прикусил губу от досады. А в следующую
секунду вздохнул и шлёпнул себя по лбу. – А, ну конечно! Это потому что я немного странно
себя вёл, да? Я думал, мы все прояснили. Тогда, в машине, во время бури. Я же рассказал,
что очень дорожу им, Адрианом. Мне казалось, что он увлечётся тобой, и ты обдуришь его.
Но теперь я уверен в тебе, поэтому не волнуйся. И я рад, что между вами все в норме. Но все
худшее только впереди.
Мира кивнула. Лиам уже объяснился тем вечером, поэтому она немного расслабилась.
Никакой неприязни не было – и это радует. Девушка поправила своё платье, похожее на длин-
ный свитер, и немного подтянула черные чулки.
Теперь можно расслабиться.
– Что «худшее»? – спросила она, отпив из стакана. – Ты про помолвку?
Лиам кивнул.
– Карин та ещё девица, и всякое может учудить, пытаясь разобраться с тобой. А отец
Адриана… Он безумный. Его тоже нужно беречься.
На Расте были надеты серые джинсы и синий свитер. От этого его серые глаза отливали
серебром, а волосы казались ещё светлее. Он тяжело вздохнул.
– Адриан-то обещал тебе, что разберётся, и это правда. Только вот будет это явно непро-
сто.
– Что у него за отец такой? – спросила Мира. – Он угрожает ему? Или он слишком любит
его, чтобы перечить? В чем дело?
Раст подсел ближе к Райз, и поджал губы:
– Ну, смотри. Томас Клейн влиятельный, у него большой бизнес. И он планирует пере-
дать его Адриану. Получается так, что Доберману придётся слушаться, быть паинькой, чтобы
получить его. Он как бы становится должным отцу. А тот вертит сыном, как хочет. В общем,
нелегко.
150
А.  Реми.  «Доберман»

– Понятно… И он обязан жениться на Карин…


Лиам всплеснул руками.
– Мира! Да не в невесте дело. Она всего лишь верхушка айсберга. Адриану придётся
всегда делать то, что скажет отец. Даже если он не приказывал бы ему жениться, то заставил бы
сделать другое. Сделай то, не делай этого, брось ту, найди это. Соображаешь?
Мира медленно кивнула.
– Его отец – вот проблема… Не Карин.
– Точно. И решить её можно только одним способом.
Миру окатило холодом и ужасом. Она отпрянула от Раста.
– Убить его?!
Лиам запрокинул голову и расхохотался.
– Женщина, ты безумна! Какое убийство? – он окинул Райз насмешливым взглядом. –
В  тихом омуте черти водятся… А  такая мирная с  виду. Интересно, что за  дикие вещи ты
творишь в постели?
Лиам едва успел увернуться от запущенной в него подушки. Мира села на место, потерев
красные щеки.
– А что? Какой выход?
– Адриан должен избавиться от влияния отца. И дело не только в том, чтобы остаться
с  тобой. Чтобы не  выполнять его приказы всю оставшуюся жизнь, Рину нужно отказаться
от Томаса и начать делать все самому. Дать резкий и четкий отказ.
–  Но  разве его отец не  взбесится? У  него жуткие глаза, по  нему сразу видно  – такой
человек не терпит отказов…
–  Естественно. И  тут кроется главная сложность  – выстоять против него. Расскажи
об этом нашему Доберману.
Лиам сел, сложив ногу на ногу, и отпил из стакана. Он оставался спокойным. Хотя рас-
трепанные светлые волосы немного выдавали в нем безумца. Мира задумалась об его словах,
пытаясь сообразить, как преподнести это Адриану.
Они ещё поговорили немного, уже на простые отвлеченные темы. Ближе к ночи распро-
щались, обнявшись и  договорившись снова встретиться. Лиам проводил Миру, и  вернулся
к себе. Райз вошла в квартиру Адриана, потянувшись и зевнув. На часах уж близко к полу-
ночи, а юноши все нет. Немного помявшись, Мира направилась в его комнату, чтобы немного
убраться.
Спустя пару минут она услышала звяканье ключей в  замочной скважине. Наконец-то
Адриан пришёл! Довольная Мира выскочила из комнаты, и метнулась к входной двери, которая
уже открылась.
Райз резко остановилась, замерев. Улыбка исчезла с её лица, и она обомлела. Руки аж
окоченели, похолодев и сделавшись каменными и неподвижными.
Вошедший, продолжительно уставился на неё и медленно закрыл входную дверь.
– А ты ещё кто, черт возьми, такая? – с вызовом спросила Карин.

***
Небо уже давно превратилось в темное, словно окунулось в гуталин. Повсюду мелкой
стружкой рассыпались звезды, которые едва перекрывала туманная пелена облаков.
Но ночь была ясной. Полный горящий месяц освещал улицы и дома. Мельбурн никогда
не спал в центре; по дорогам мелькали машины, по тротуарам и пешеходным переходам ходили
люди. Из кафе и клубов звучала музыка, витрины бутиков горели целыми сутками. Несконча-
емый гул голосов звучал везде.
Везде, кроме тёмной набережной на севере города.

151
А.  Реми.  «Доберман»

Свет месяца не попадал сюда, тут же и не было фонарей. Под мостом, у поверхности
воды, на  доках, прикреплены катера. Тихий плеск воды не  нарушал молчания, окутавшего
местность. Единственным источником света был высокий фонарь, который стоял на  мосту,
и тусклое мерцание которого едва попадало под мостовую.
Адриан вытер руки салфеткой и небрежно отбросил комок в сторону. Кто-то протянул
ему телефон. Парень взял его, пробежался по экрану взглядом, и вернул обратно. Его холодные
ледяные глаза остановились на четырёх телах, лежащих на земле. У них и был изъят телефон.
– Позвоните по этому номеру, из их мобильника. Это их Главный. Назначьте встречу
здесь же, в ближайшие пару дней. Скажите, что от Добермана. И добавьте, что, если он не при-
мет условий, я покончу с ним.
Адриан пригладил темные волосы и вытер кровь с разбитой губы. Он был одет в черные
джинсы, порванную растянутую майку и байкерскую красную куртку. Волосы с лица убирал
ободок, который он иногда надевал для удобства. Таким диким его можно было видеть только
на работе.
Рядом о стену облокотился Арту, скрестив руки на груди. Он мельком глянул на парней,
лежащих на полу, и усмехнулся. Из-за уха торчала сигарета.
– Думаю, не будет много работы с их Главным. Он быстро примет наши условия.
Клейн только кивнул, вытащив ключи из кармана. Он направился к лестнице, ведущей
из доков к мосту.
– Ты куда? – подскочил Янне, который до этого момента сидел на бортике у воды.
– Домой. Меня Мира ждёт. Вы же закончите здесь сами? Остались сущие мелочи.
Янне неуверенно кивнул, посмотрев за спину. Там стоял Арту, который кивнул брату.
– Ты пойдешь к ней таким? – указал Арту на разбитые костяшки и губу Адриана.
Клейн ухмыльнулся.
– Отчего нет? Она меня таким уже видела, – ответил он и стал подниматься по лестнице. –
Таким я ей нравлюсь. О'кей, увидимся.
Он махнул близнецам. Они только переглянусь, но не ослушались. Стали разбираться
с делами.
Когда Клейн почти поднялся на мост, к нему метнулся Арту, схватив за плечо и остано-
вив. На нем сидели чёрные футболка, куртка и джинсы. Зеленые глаза загорелись в темноте.
– Что такое? – обернулся к нему Клейн.
–  Послушай… Раз уж ты снова с  Мирой, а  Карин здесь… Выходит, ты расстанешься
с ней?
Клейн задумчиво потёр подбородок. Но почти сразу ответил:
– Естественно. У тебя есть дополнения?
Бастлберг немного замялся.
– Нет, просто стало интересно. Ладно, я…
Арту встретил выпытывающий взгляд Адриана. Он всматривался в черты лица друга,
пытаясь найти в них настоящий ответ.
– Неужто ты… – начал Клейн. – Братец, да ты собрался ухлёстывать за Д'юппон?
Вопрос как поразил парня. Арту резко дернулся, прикусив губу, и  отошёл от  Клейна
на добрых два метра. Он сунул руки в карманы, неуверенно оглядываясь по сторонам, будто
пряча глаза.
Потому что знал, что Доберман безошибочно может определить ложь и правду по глазам.
– Не неси вздору, – пробормотал Бастлберг. – Она же стерва.
– Так ты ж любишь стерв, – усмехнулся на его слова Адриан.
– Когда я говорил такое? – удивлённо спросил Арту.
– Когда нагнул очередную стерву в последний раз, – рассмеялся Адриан. – Я не помню
у  тебя покладистых девушек. Если женщина дала тебе пощёчину и  сказала, что даст тебе
152
А.  Реми.  «Доберман»

по яйцам, если подойдёшь к ней – ты сразу запал. Не знаю, что с тобой, но это точно тебя
цепляет.
Бастлберг побледнел.
– О, а ещё ты сам говорил. Как сейчас помню: «С мирными скучно. Хочу такую, чтоб
ответить могла и чтоб с характером». Я помню, что ты говорил. Да и смотрел ты на Карин всегда
таким взглядом… С виду просто задираешь её, а на самом деле так подкатываешь. Короче,
не ври мне, я раскусил тебя.
Победоносно разведя руками в стороны, мол я же говорил, Адриан ухмыльнулся. Арту
толкнул его в плечо, нахмурившись, и гаркнул:
– Держи свои дикие предположения при себе! Я к ней никогда не подкатывал! Разве что
из шутки.. Все, мне пора. И ты проваливай.
Бастлберг развернулся и кинулся к докам, стараясь быстрее скрыться от голубых глаз
Клейна.
Адриан же сел в свою чёрную машину, откинул крышу, завёл мотор и сорвался с места.
Он предвкушал приятную ночь с Мирой. И часть мыслей его заняла Карин и Арту.

***
По внешности Мира сразу сообразила – это Карин. Высокий рост, полные алые губы,
светлая гладкая кожа и густые русо-рыжеватые волосы. Её небольшие серые глаза хищно сле-
дили за отступившей Мирой.
Девушка была одета стильно. Черные узкие брюки, свободная атласная рубашка, чуть
просвечивающая, распущенные пышные волосы. Чёрная сумка-папка на цепочке и босоножки.
Карин скинула сумку на стоящую рядом софу, и затянула рукава до локтя. Она медленно делала
шаги к Райз.
– Ты не из уборки дома, слишком свободно одета. И ты не прислуга. Так кто же ты, и что
забыла в доме моего жениха?
Строгие вопросы Д'юппон один за другим падали на Миру, которая от растерянности
не знала, что и ответить. Она лишь сглотнула, начав теребить кончик своего шерстяного платья,
и неотрывно смотреть в глаза Карин.
– Я… Я подруга Адриана.
– Подруга Адриана? – мгновенно отозвалась Карин. – У него нет подруг! Он мог пере-
спать с тобой, но не дружить… Он не может просто так дружить с девушками.
– А со мной дружил, – вздернула подбородок Мира, пытаясь твёрдо отвечать.
Карин замерла. Она перестала наступать, уставив руки в бока. На запястье блеснул золо-
той браслет. Девушка сощурила глаза.
– «Дружил»? А сейчас, значит, уже не дружит?
Райз покачала головой.
– Мы встречаемся.
На секунду Д'юппон замерла. Она пронизывала Райз взглядом секунд пять, а потом мах-
нула рукой, склонившись и рассмеявшись.
Уже мгновение спустя, девушка свободно подошла к барной стойке и налила красного
вина себе в бокал. Её движение приобрели небрежность и свободу, голос стал дружелюбнее.
Карин улыбнулась, посмотрев на Миру:
– Ах, ну разумеется, родная. Так бы сразу и сказала, а то я подумала, что ты какая-то
дальняя сестра или что-то в этом роде. Или хуже – девушка, с которой он правда только дружил.
Райз встала, как вкопанная. Почему она не злится? Чему тут можно радоваться? У её
жениха есть девушка, а Карин смеётся, словно это младшая сестра, а не та, кто провела с Адри-
аном горячий вечер. Д'юппон подошла к  Райз, оказавшись совсем близко, и  похлопала её
по плечу. Она была выше более, чем на десять сантиметров, отчего Мира задрала голову.
153
А.  Реми.  «Доберман»

– Мне ли не знать, какой Адриан полигамный! – Карин томно вздохнула, будто толковала
о приятной ностальгии. – Я понимаю, очевидно, вы иногда встречались и даже спали… И ты
была его подружкой. Но, знаешь, ты, наверное, не в курсе. Сегодня Адриан официально стал
моим женихом. А я его невестой. Поэтому он больше не станет с тобой встречаться, он мой.
Ваши маленькие встречи больше не повторятся.
Карин снова улыбнулась и указала на выход.
– Не волнуйся, это недоразумение. Я тебя не виню, ты же не знала. Выход там.
Д«юппон развернулась к Мире спиной, поднеся бокал с вином к губам, и стала напевать
какую-то песню. Она прошлась по гостиной, проведя пальцами по кожаному дивану, и встала
к окну, рассматривая ночной пейзаж.
Мира почувствовала себя страшно униженной! Всего лишь подружка? А она сама кто?
Можно подумать, лучше? Навязанная отцом невеста, только и всего! Райз была уверена, что
Карин Адриан в любви не клялся.
Пора поставить её на место.
Райз кашлянула.
Карин вздрогнула и обернулась. Её глаза утратили туманность, какая появляется, когда
человек о чем-то задумывается и забывается. Она снова улыбнулась.
– Ох, ты ещё здесь? Напугала.
– Я хочу сказать, что я ему не подружка. Я его девушка!
Д«юппон чуть нахмурилась.
– Конечно. Все вы его девушки. Думаешь, ты одна у него? Да он каждый день меняет
их. Точнее, менял. Теперь у него есть я. Не забывайся и иди. Не держись за Добермана, он
не принадлежит тебе.
Мира вспомнила, сколько раз Адриан называл её своей. Он страшный собственник,
и близких людей присваивал себе. Это её бесило, но теперь она немного поняла его чувства.
Иногда, когда близок с человеком, и видишь, как его уводят, так и хочется рыкнуть: «Убери
свои руки, он мой!». Райз посчитала, что имеет право сказать такое об Адриане.
– Нет, – смело парировала Мира. – Он принадлежит мне! Ваша помолвка ничего не зна-
чит.
Карин переменилась в лице. Встав ровно, её серые глаза сверкнули и окатились яростным
холодом. Волосы потемнели, а кожа выбелилась. Губы задрожали от злости.
– Да кто ты такая?! Кем ты себя возомнила? Ты обычная шлюшка на побегушках, кото-
рая, наверное, несколько лет сохла по моему Адриану! А я помолвлена с ним! Он мой! Нас
ждёт свадьба! А тебя он просто трахал, пока ждал меня. Ты – обычная грязь. Катись к чертям!
В груди потяжелела болючая обида. Прикусив губу, чтобы протрезветь от боли и придер-
жать слезы, Мира стиснула руки в кулаках.
– Ты ошибаешься. Я с ним уже давно. И он относится ко мне по-особенному. Не будет
у вас свадьбы.
Д«юппон нервно рассмеялась на эти слова. Она быстро обошла комнату, не сводя глаз
с Райз. Оказавшись в двух метрах от неё, Карин сквозь зубы процедила:
– Серьезно? И почему ты так уверена в этом, а? Неужто ждёшь от Добермана красивой
истории и признаний в любви? Подружка, он не скажет этого тебе и ничего не даст. Он просто
играет с тобой. Он даже мне ни разу не признавался, а я с ним целые годы… Что уж говорить
о тебе – собачонке?
Мира улыбнулась. Её улыбка была довольной, сладкой и тёплой. А глаза засияли. Внутри
она ощутила гордость, победу и усмешку. Она насмехалась над Карин.
– Он уже.
Д«юппон застыла.
– Что – уже?
154
А.  Реми.  «Доберман»

– Он уже признавался мне в любви. Первым. И несколько раз.


Карин рассмеялась. Наигранно и истерично.
– Быть не может!
– А ты проверь, – спокойно сказала Мира. – Спроси своего любимого Адриана. Кого он
из нас выберет?
– Неужели? – протянула Карин.
Она стала медленно расстёгивать рубашку на груди. Уже показался чёрный бюстгальтер
без лямок. Райз удивлённо следила за этим.
– Если он так любит тебя, – продолжила девушка, – то зачем же провёл со мной прошлую
ночь?
Когда она закончила расстёгивать рубашку, Мира увидела то, что хотела показать Д'юп-
пон. По всей её груди и ключицам были видны темные пятна засосов. Одни сильнее, они фиоле-
товые, другие слабее, они красные. Пятна были под толстым слоем тонального крема и пудры,
но все равно хорошо просвечивали.
Райз охватила грусть и отчаяние. Он правда сделал это? Правда провёл ночь с Карин,
и оставил все эти засосы?
Спокойно! Спокойно, девочка. Этому всему есть объяснение. И его даст Адриан, когда
явится.
– Что, уже не так уверенна в себе? – усмехнулась Карин.
Снова замки двери защелкали. Карин и Мира резко обернулись ко входу, уже зная, кого
ожидать. Спустя секунду вошёл довольный Доберман. Он, слегка побитый и взъерошенный,
держал в одной руке какой-то пакет с продуктами, в другой ключи. Как обычно – красиво одет,
красив сам по себе. На лице висела довольная улыбка. Он прошёл в коридор.
– Мира, папочка дома!
Едва парень вышел из-за угла, на него уставились две пары глаз. Он застыл. Улыбка мед-
ленно исчезла с лица. Перед ним показались две девушки. Немного расстроенная, но уверен-
ная в  себе Мира в  шерстяном платье и  чулках, и  полураздетая Карин, немного отчаянная,
с оголенным животом в засосах.
– К-Карин? – выдавил он.
– А вот и наш дамский угодник! – торжественно произнесла Карин.
Она запахнулась, и направилась женственной походкой к парню.
– Родной, тут одна из двоих баб все никак не уймётся!
Но она не успела подойти к Адриану. Он подскочил к Мире, перекрыв её рукой, как бы
защищая. Морозные глаза оказались на Д'юппон.
– Она тебе ничего не сделала? – тихо спросил он.
Карин замерла. Её глаза округлились.
–  Рин?.. Рин, что ты делаешь? Зачем говоришь с  ней?  – она увидела жест, словно он
закрыл Миру. – Ты защищаешь её? От кого? От меня?..
Райз сделала шаг назад, чувствуя беду. Ничего! Адриан переживет. Ему предстояло пере-
жить ещё более нечто страшное – допрос. Допрос с пристрастием об источнике этих засосов.
– Послушай, Карин. Давай без истерик. Ты же сама прекрасно понимала – это были ука-
зания моего отца. Не мои. Я не хотел и не хочу жениться на тебе.
Она сжала руки на груди. Губы задрожали.
– Но как? Мы же… Мы же встречались раньше. И нас сосватали. Мы уже помолвлены!
– Свадьбы не будет.
– Будет! – рявкнула она. – Будет! Все будет так, как запланировано! Ради чего ты все
хочешь разрушить?!

155
А.  Реми.  «Доберман»

Адриан сглотнул. Но ему не было жалко. Он привык не испытывать к людям жалости.


Не столько от жестокости, сколько из чести. Жалость – унижающее чувство. Клейн не давал
себя жалеть и никого не жалел сам.
Он расслабленно сунул руки в карманы, перед этим скинув куртку и бросив в сторону.
Так же он снял ободок с волос, и темные торчащие пряди упали ему на лоб.
– Ради неё, – сказал он и указал за спину. – И ради себя. Я не стану делать то, что мне
велят. Я не буду твоим мужем. Я не брошу Миру. Я не брошу учебу, свою работу и не пойду
по отцовским стопам, если это даст мне свободу.
– Свободу от чего? – прошептала Д'юппон.
– От отцовской воли. Я делаю, что хочу. Если будет надо – я разберусь с ним. Но не дам
ему контролировать меня.
– Хочешь перечить отцу, как твой паршивый сводный братец?
Клейн холодно кивнул.
Карин снова рассмеялась. Резко и громко – словно она сходила с ума. Потерев лоб, она
стала мерить шагами комнату.
– Давай-ка проясним. Ради свободы ты бросаешь: красавицу-жену, то есть меня, огром-
ный бизнес и жизнь в достатке, семью, и вообще все?
Она выжидающе посмотрела на Клейна. Он плотно сжал губы.
– Ты красавица, но мне не жена, и я не хочу жить с тобой. Огромный бизнес меня не инте-
ресует, я не хочу его. Жизнь в достатке скучна. И у меня нет семьи – только деспот-отец. Зна-
чит, я ничем не жертвую. Бросаю все, что есть, но это мне и не дорого. Я получу больше, чем
потеряю.
– Да что ты несёшь… Что из себя представляешь без отца…
Адриан ухмыльнулся, и обнял Миру за плечи.
– Та к черту его! Я вдруг понял, знаешь, благодаря тебе! Мне не жалко отречься от него.
Пока он содержит меня и контролирует, я действительно никто. Обычный отпрыск голубокро-
вый, который ничего не сделал и только требовал. Но у меня есть способности что-то сотво-
рить. – Клейн всплеснул руками. – Я могу! Я могу сам сделать чертов бизнес. Могу сам себя
содержать, и делать, что хочу. Я не такой уж и засранец. Эту истину мне дала она.
Адриан ткнул Мире в бок, и она подскочила.
– Её можно любить просто за это. Но она имеет ещё больше крутых качеств.
Д«юппон остолбенела. «Любить»? Доберман сказал «можно любить»? Да что эта дев-
чонка сделала с ним?!
Заскрипев зубами, Карин резво направилась к выходу. В ней бушевала агония, негодо-
вание и злость. Она не понимала действий, которые совершал её жених.
Нет, бывший жених.
Клейн бросился за ней. Он нагнал девушку у выхода, и резко развернул к себе. У неё
даже не было слез – элементарная ярость.
–  Стой,  – произнёс он, глядя на  девушку.  – Давай не  будем расставаться врагами. Я
не хочу ненавидеть тебя.
Карин оттолкнула парня.
–  Ты бредишь, Клейн? Ты расторгнул нашу помолвку и  послал меня куда подальше!
Хочешь, чтобы я с тобой дружила и лепила куличики?
Она стала натягивать босоножки.
– Ты правда неплохая… Но не в плане девушки… Я бы хотел просто тусоваться с тобой…
– Дружить?! – выпалила Карин. – Ты не умеешь!
Клейн закатил глаза от досады. Она уже начинала доставать его истерикой.
– Слушай. Не выпендривайся. Иди и остынь. Потом говорим. И ничего не рассказывай
моему отцу. И ещё… Арту хочет к тебе подкатить.
156
А.  Реми.  «Доберман»

«Сдал с потрохами!», – подумала Мира и прыснула в кулак.


Карин одарила Клейна взглядом, полным исступления, и  выскочила за  дверь. Адриан
закрыл её и сразу же вернулся к Мире.
Она смотрела на него очень долго. Потом подытожила:
– Ты бросил Карин. Решился идти против отца и оказаться от всего. И хочешь построить
все сам, без помощи. Потому что отец точно откажется от тебя после всего. Да?
Клейн улыбнулся.
– В целом, да.
Мира присела на спинку дивана.
– Я горда тобой. Ты почти походишь на человека. Но этого недостаточно.
– Не достаточно? – вскинул брови Клейн.
– Да, – кивнула Мира. – Недостаточно, чтобы я забыла засосы на её шее. Вы спали?
Адриан потемнел. Тема явно не понравилась ему. Но он точно не станет врать – не его
стиль. Он только потёр затылок, опустив голову, и пожал плечами.
– Да, я переспал с ней прошлой ночью. Она приехала ко мне. И я хотел забыть расставание
с тобой.
Мира кивнула. Мерзкая правда заставила её задуматься, что, порой, сладкая ложь уж
бывает лучше горькой правды. За  исключением тех моментов, когда слишком откровенно
в уши льют воду.
Её перемену в  настроении заметил Адриан. Он подхватил Миру на  руки и  понёс
в спальню.
–  Если моих слов недостаточно, чтобы забыть про Карин, я знаю, что заставит тебя
забыться всю целиком.
Райз откинулась и рассмеялась. Хотя она знала, что будет припоминать ему это до конца
жизни.

157
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 30. «Время решать»
 
День обещал быть пасмурным. Небо заволокло бурыми и серыми тучами, в дали слышны
раскаты грома, тяжело сотрясавшие небосвод. Ветер был тёплый, но сильный. Любой, глянув
из окна, чтобы оценить погоду, сообразил бы, что нужно взять зонтик.
Но для Клейна и Райз он был ни к чему. Они вместе доехали на машине до Академии,
и, опаздывая на пары, бежали ко входу, взявшись за руки.
Адриан бежал впереди, устремившись вперёд. Чуть отставала Мира, которая не могла
нормально поправить волосы.
– Это твоя вина! – заныла она. – Если бы ты не стал приставать ко мне утром, мы бы
не опаздывали!
– А не надо было поддаваться!
– Попробуй тебе не поддаться!..
Ветер резко и  неожиданно задрал Мире юбку, отчего она взвизгнула и  одернула её.
Сегодня девушка была при параде – белый пиджак и галстук с золотыми полосами, чёрная
юбка и чулки. Адриан тоже – красный пиджак и галстук с красными полосами, черные джинсы.
Они забежали в здание, попрощались и кинулись в разные стороны. Кто на судебную
юриспруденцию, кто на высшую экономику.

***
Целый поток нескончаемых слов настиг Миру по время обеда. Релион и Эльке на перебой
нахваливали её платье, описывали то, как Доберман напустил на неё слюней, и поздравляли
с воссоединением. Вуд рассказал немного о Карин: она успешная модель с французским про-
исхождением. Славилась прекрасной внешностью и немного скверным характером. Она ино-
гда зазнавалась, но, в целом, была неплохой. Поэтому они поддерживали хорошие отношения.
Пока Мира разбиралась со своими делами, Эльке и Вуд стали встречаться. Точнее, Райз давно
знала, что это случится, поскольку каждый был без ума друг от друга. Наконец, это случилось.
От пары её спас Янне. Он нагло схватил Миру за локоть и потащил прочь от Эльке и Рели-
она, которым не забыл помахать и буркнуть что-то в стиле «на минутку заберу ее».
Пока он вёл её через коридоры, здороваясь едва ли не с каждым, Райз стала допыты-
ваться:
– Куда мы?
– Увидишь.
– Это что-то важное?
– Интересное.
– Это обязательно?
– Да.
– Ты мне не скажешь, что это?
– Нет.
Мира надула губы, послушно следуя за  Бастлбергом. Точнее, он волочил её за  собой.
Неожиданно для себя, она продолжила диалог, вспомнив кое-что:
– Янне.
– Да.
– Твоё полное имя – Янниэль Бастлберг?
– Да.
– А какое у Арту?
– Артисс Бастлберг.

158
А.  Реми.  «Доберман»

Мира кивнула. Необычные имена. Она подумала о  том, что у  близнецов ирландские
корни. На удивление, Янне был достаточно краток. Когда они, наконец, добрались, то оказались
у сада. За стеклом, прямо внутри Академии, был небольшой сад. Там стояли скамейки, укром-
ные места и раскидистая листва и деревья под открытым местом. Идеально, чтобы пообедать.
Или рассказать что-то интересное.
Оказавшись внутри, Мира оторопела. Она увидела на скамье сидящую Карин и стояв-
шего рядом Адриана. Он слушал что-то, сунув руки в карманы и кивая. Девушка же выглядела
неважно: на лице солнцезащитные очки, немного растрепанные волосы и вчерашняя одежда.
Райз с любопытством осмотрела Д'юппон.
Янне не обманул! И правда интересно. Их заметил Адриан, который попросил знаком
Карин подождать и подошёл к паре. Вид у него был возбужденный, на губах усмешка.
– Что ей надо? – сразу спросила Мира. – Зачем она притащилась в Академию?
Казалось, Клейн едва сдерживает смех.
– Это супер… Вчера, когда она ушла от нас, на лестничной клетке встретила Лиама. Он
шёл к себе, когда она неслась на первый этаж. Они разговорились, и брат позвал её к себе
выпить, чтобы успокоить. Карин напилась и стала изливать Лиаму душу, – тут Адриан стал
уже тихо смеяться в кулак. – Тогда Лиам позвонил и позвал к себе Арту, чтобы он успокоил
её. Он тоже знает, что Арту по ней сохнет.
– А он сохнет? – удивлённо спросил Янне.
– Даже я знаю, – упрекнула его Мира.
– Ага, ещё как. Короче, он утешал её. И доутешался.
До всех дошло, на что намекал Доберман.
– Да ладно! – ахнула Мира.
– Ты гонишь? – отпрянул Янне.
– Голову даю, – засмеялся Адриан. – Они переспали. Одинокая и пьяная Карин, и под-
катывающий к ней Арту. Все было ясно с самого начала.
Янне и Мира переглянулись. Обоим хотелось и удивляться, и смеяться. Ситуация стран-
ная. Обозлённая бывшая невеста Адриана напилась у его брата и переспала с Арту.
– Они встречаются? – спросила Мира.
– Неа. Карин слиняла из квартиры Лиама утром, когда поняла, что случилось.
– Ну а тут она что забыла? – подытожил Янне.
– Пришла поговорить со мной, – пожал плечами Адриан.
Мира вспыхнула. Не то от ревности, не то от злости. Она втянула шею в плечи и шмыг-
нула:
– И со мной поговорит!
И направилась к Карин.
Та устало, не снимая очки с глаз, подняла голову к Мире.
– О, и ты здесь, – пролепетала она.
– Милая выходка, – улыбнулась Мира.
– Всегда пожалуйста, – с сарказмом выдавила Карин. – Прошу, не трави душу. И без того
голова ноет…
К ним подошли Адриан и Янне. Завидев последнего, Д'юппон дёрнулась и скривила губы:
– Янне, черт бы тебя дернул! Иди отсюда и не пугай меня, ты же вылитый Арту.
– Боишься перепутать и снова переспать, но со мной?
Карин показала Бастлбергу средний палец. Её могло быть жалко. Она выглядела устало
и болезненно, и вчера её бросил жених. Трудная судьба.
Хотя в душе Мира злорадствовала.
– Ты остановилась на извинениях, – сказал Адриан.

159
А.  Реми.  «Доберман»

– Да-да, – кивнула Д'юппон. – Я вчера была на эмоциях. Прости, что сорвалась. Я изна-
чально знала, что ты не  любишь меня, просто боялась признаться себе в  этом. Короче, да,
да, мы уже не помолвлены. Совет вам да любовь, – она взялась за голову. Видимо, болела. –
Но с отцом сам разбирайся. Я с твоим папашей ссориться не буду. У меня своих дел полно.
– Артисс Бастлберг, например, – добавила Мира.
Карин зло глянула на неё сквозь очки.
– Девочка, я отступилась от Адриана, но это не значит, что я не могу тебе врезать.
Карин тяжело поднялась, все еще держась за голову, и выдохнула:
– В общем, это все, что я хотела сказать. Мне пора.
Мира и Янне только молча проследили за ней. Адриан окликнул её:
– Что ты будешь делать дальше?
Девушка остановилась, обернувшись. Она медленно сняла очки, оголив глаза. Они были
воспалённые, с красными прожилками и тёмными кругами. Жуткий видок!
– Разберусь со своими делами. И с Арту. К тому же, недавно у меня сорвалась помолвка.
Я бы хотела прийти в себя и понять, что мне делать.
Клейн поджал губы и кивнул. Разумное решение. Карин махнула всем рукой, и побрела
прочь из Академии.

***
Небо разразилось громом, от вспышки света темные тучи озарились светом. Уже полчаса
шёл ливень, тарабанил по капотам и крышам машин, застрявших в пробках. На трассе сотни
машин выжидали своей очереди проехать. Но светофор все горел красным. В такие дни жители
Мельбурна могли проводить в пробках целые часы и часы своего времени.
В потоке машин стояла красивая чёрная Ferrari 458 Italia. С задвинутой крышей и закры-
тыми окнами, за рулём сидел Адриан. Он развалился на первом сидении, туманно уставив-
шись вдаль. Он и не надеялся управиться здесь быстро: знал, что стоянка затянулась надолго.
Рядом с ним сидела Мира. Она разглядывала то небо, то двигающиеся мимо машины, но панель
управления машиной.
Внутри царило молчание.
Его первым нарушил Адриан:
– Когда доберёмся до перекрёстка восточной и южной улицы, подберем там близнецов.
Они под дождь попали.
Райз кивнула. Она почувствовала на себе взгляд. Оторвавшим от окна, она повернула
голову к Адриану. Он рассматривал её с лёгкой улыбкой. На нем уже не было пиджака, только
рубашка, галстук и джинсы.
– Что такое? – выжидающе спросила Мира.
– Ты красивая, – ответил Клейн.
Она улыбнулась. Заметив его руку, лежащую рядом, Мира скользнула к ней и обвила
пальцами. Он сжал их.
– У тебя, должно быть, теперь не будет свободного времени.
– Правда, – кивнул Адриан. – Очень много дел, с которыми придётся разбираться. Карин
обещала ничего не говорить отцу, но рано или поздно он все узнает. Не хочу оттягивать это.
Мира опустила взгляд вниз. Ей стало немного страшно.
– Он шантажировал тебя, помнишь?
–  Разумеется. Поэтому нужно все продумать заранее. Перед разговором с  ним, тебя
нужно укрыть, так безопаснее. Скорее всего, он лишит меня абсолютно всего, чего сможет:
наследства, дома. Откажется от меня, я ведь предам его доверие. Он помешан на этой теме.
Спит и видит, как кто-то предаёт его. Ему просто не приходит в голову, что, если людей не сте-
гать и не заставлять ничего делать, они будут нормальными.
160
А.  Реми.  «Доберман»

Райз кивнула.
– Я думаю, что даже не смогу жить после этого в этом городе. Как и ты. Или даже в стране.
Девушка обомлела. Она медленно подняла глаза, изумленно посмотрев на Адриана.
– Что?..
– Ага. Поэтому скажи мне: ты меня любишь? Настолько сильно, что готова бросить все
и уехать отсюда?
Мира молчала.
– После отказа отцу, в Австралии не будет жития. Поэтому ты должна быть готова поки-
нуть страну со мной. Если же ты не готова, скажи мне сразу. И я сделаю так, что ты останешься
здесь.
Мира сглотнула. Её пальцы похолодели в тёплой руке Клейна.
– А ты?.. Ты уедешь?
– Да. Теперь у меня нет выбора. Дело не в свадьбе, а во мне. Я в любом случае откажусь
от отца. Мне придётся. Вопрос только в том, с тобой или нет.
– Уезжать… Обязательно?
Клейн повернулся к  дороге. Он нажал на  газ, и  они проехали пару метров. Пробка
и не думала рассасываться. Он не посмотрел на Миру. Его глаза оставались прямо.
– Обязательно. Во-первых, из вредности Томас сделает все, чтобы я не пробился никуда.
Во-вторых, он попытается насолить тебе. Я точно уеду. Оборву с ним связи. Он подавлял меня
все детство и жизнь, и я стану свободным, когда уеду. Плюс, это как начать все сначала. В дру-
гой стране. Попробую свои силы в предпринимательстве. Наша Академия престижная. Два
года обучения в ней уже открывает много дорог.
Райз слушала его, как в тумане. Когда все успело обернуться так? Несколько месяцев
назад она начинала злиться от одной мысли о Добермане. А сейчас она думает о том, может ли
бросить все и переехать с ним в другую страну?
Она ведь любит его. Через сколько всего они прошли вместе!
Мира вздохнула. Тяжело, потому что встала в тупик.
– Понимаю, что решение трудное, – снова заговорил Адриан, нажав на педаль. – Я бы
и сам вряд ли согласился. Я тебя не заставляю. Если ты не готова, я пойму. И не стану ничего
говорить о тебе отцу, он тебя не тронет. Просто мы будем редко видеться. Я буду приезжать
раз в три месяца, если не реже.
Райз посмотрела на него. На что она готова, чтобы они остались вместе? Адриан тоже
повернулся к ней. И улыбнулся.
Какой он красивый. Гладкая кожа с ссадинами в некоторых местах, густые темные рес-
ницы и растрепанные волосы. Яркие голубые глаза, мальчишеская ухмылка. И он был поко-
рен ей. Одной единственной. Было бы разумным отказаться и отпустить его одного в другую
страну? Это не  родная им спокойная Австралия. Быть может, это дикая Америка, далекая
Канада, Италия, Англия или даже Швеция?
Мира отстегнула ремень безопасности и потянулась к Адриану. Он удивлённо встретил
её, не понимая, что она делает. Райз коснулась его губами, поцеловав легко и нежно, и обняла.
Поцеловала в шею и в ухо, прошептав:
– Не хочу тебя отпускать. Дай мне время подумать?..
Он только кивнул. День или два, неважно. Ей хватит и часа, чтобы решить, что делать.
Расстегнув ворот рубашки, Райз оттянула его галстук и запустила руку под неё. Губами
она ласкала его шею и  ключицы, поглаживая. Адриан медленно обнял её за  талию, сжав
рубашку. Он был приятно удивлён такому спонтанному влечению Миры. Она вновь вернулась
к его губам, сделав поцелуй глубже и соприкоснувшись с ним языками. Клейн тоже расстег-
нул её рубашку, но немного, лишь оголив грудь. Его пальцы скользнули под белье, стиснув
соски. Мира выгнулась, тихо простонав, но не разорвала поцелуя. Она коснулась его кончика
161
А.  Реми.  «Доберман»

губ, щеки, скулы, шеи и груди. Девушка спускалась все ниже и ниже, одной рукой расстёгивая
ремень джинсов.
Адриан, упоенный соблазнительным видом девушки, наблюдал за  её действиями. Его
хищный возбужденный взгляд сконцентрировался на ней; как она выгибалась, как прикусы-
вала губу и как склонилась к его коленям.
Никто вокруг в пробке и заметить не мог, что происходит в соседней машине. Райз убрала
волосы за  уши, отогнув тугую ленту белья Адриана и  вытащив его уже вставший член. Он
положил руку ей на голову, погладив её и прикусив он возбуждения губу.
Она скользнула языком по основанию члена, оставляя за собой влажный горячий след.
Она водила туда-сюда, пока губами туго не  обхватила его целиком. Адриан тихо зашипел,
зарывшись пальцами Мире в волосы. Внутри у неё было влажно, горячо, Райз двигала губами
и ртом сначала медленно, потом ускорила темп, добавив внутри язык.
Клейн, ощутив внизу живота тяжелое напряжение, сглотнул и, обхватив шею Миры
рукой, стал помогать ей двигаться. Она впилась ему в ремень джинсов, второй рукой облоко-
тившись о его колено, стала быстрее двигать ртом.
Через пару минут Адриан замер, закусив губу, и  кончил. Он почувствовал себя куда
лучше, яснее и расслабленнее. Открыв глаза, он увидел, как Мира поднялась, поправив волосы,
вытерла уголок рта и застегнула рубашку. Он усмехнулся от её ловкости. Райз выпила воды
из бутылки, Клейн застегнул джинсы.
Мира наклонилась и поцеловала парня в щеку.
– Ты такая распущенная у меня… – произнёс он, проведя пальцами по её губам.
Они подъехали к повороту. Дверь в салон открылась, и на заднее сидение юркнули Бастл-
берги. Оба были сухие, ожидая Адриана, видимо, в каком-то помещении. Они устало откину-
лись на спинку сидений, и Клейн снова двинулся по дороге.
– Как дела? – спросила Мира, развернувшись к парням.
На них посмотрел Адриан через стекло заднего видения.
– Дико, – выдохнул Янне. – Мы прошли проф. ориентацию, и вышло, что мы хорошие
инженеры.
– Это было понятно, – вступился Адриан. – У вас весь дом завален вашими приборами.
Парни закивали.
– Мы и сами были бы рады, – сказал Арту, – только для работы нужны спонсоры. А мы
не нужны никому. Короче, трудно.
– Разве сейчас наука не самое главное? Инженеры очень востребованы, – подумав, отве-
тила Мира. – А вы ещё и изобретательные.
Бастлберги переглянулись.
– Так-то оно так, но мало кто согласится вложиться в малоизвестных инженеров. Риск
большой.
– Я вас знаю, – оживился Адриан. У него в голове вспыхнула идея. – Я бы мог вложиться
в вас.
Близнецы тоже оживились. Они знали, на что способен Адриан, и как это помогло бы им.
Они выглядели схоже: черные джинсы, красные пиджаки и галстуки. Видимо, не переоделись
после пар.
– Это было бы круто! – ахнул Янне.
– Очень-очень круто! – согласился Арту.
– Тебе же как раз нужна идея для бизнеса, – хлопнула Адриана по плечу Мира.
Клейн кивнул. Он завернул за поворот, продолжив неспешное движение в пробке. Он
повернулся к Бастлбергам, улыбнувшись.
– Позже обсудим это. Лучше расскажи мне, Арту, – он хитро глянул на друга. – Что там
у тебя с Карин?
162
А.  Реми.  «Доберман»

Парень резко переменился в настроении. Изначально он был оживлённым, а сейчас резко


сел ровно и  отвёл взгляд. Когда свет падал ему на  лицо, и  были видны веснушки и  яркие
зеленые глаза, Артисс ещё больше походил на лиса.
– Ну… – легкая улыбка появилась у него на губах. – Мы с ней поболтали. Она сказала,
что я, в общем-то, ничего, и…
Он улыбнулся ещё шире и победоносно развёл руками:
– … сказала, что мы можем попробовать встречаться!
Янне и Адриан заахали, засмеялись и стали поздравлять друга, давая ему пять и хлопая
по плечам.
– Отлично, заарканил себе модель! – обрадовался Янне.
– Хорошо сработал! – ухмыльнулся Клейн.
Мира только закатила глаза. Парни  – они и  есть парни. Но  она была рада за  друга
и за Карин.
– Теперь она не одна, это здорово. – Вмешалась Райз.
– Но-но, – покачал пальцем Арту. – Мы ещё не официально. Она просто разрешила мне
ухлёстывать за ней. Может, ей стало скучно. А может, я и правда такой клевый.
Янне пихнул брата-близнеца в бок и нахмурился.
– Эй! А ты мне все врал, мол не нравится она тебе. Засранец!
Арту пожал плечами.
– Да я сам себе признаваться не хотел.
В таком мирном русле и продолжили протекать разговоры, пока они тащились в пробке.
Ближе к пяти часам Адриан развес всех по домам. Он хотел позвать Миру к себе, но передумал.
Ей нужно было время, чтобы решить насчёт переезда.

***
Итак, что она имела.
Изначально у неё появился покровитель. Злостный, наглый, гадкий. Они вечно ссори-
лись, и она его ненавидела. Он мог её ударить, или насильно поцеловать.
Но они стали срабатываться. Путём компромиссов и терпения, Адриан и Мира пришли
к согласию и даже привыкли друг к другу. У них заладились отношения и дружба. Под разными
факторами, они влюбились и  стали встречаться. Полюбили друг друга. Мира видела в  нем
необычного и амбициозного парня, который может сделать что угодно, если захочет. Адриан
видел в ней ту единственную, способную изменить его, и которая вызывала в нем любовь.
Они привязались друг к другу. Мира доверяла Адриану больше всего. И ей невыносима
мысль о разлуке с ним.
Что ей теперь делать? Клейн стопроцентно уезжает из страны. Чтобы построить карьеру
самому, избавиться от влияния отца и обрести свободу. С такими условиями им будет сложно
встречаться.
Единственный вопрос в том, ехать ли с ним Мире? Конечно, все должно был как в кра-
сивых историях – она кинется с ним на край света, оберегаемая их пылкой любовью!
Нет. Так не бывает. Ей придётся расстаться с родственниками, перейти на заочное обу-
чение в Академии, или вообще перевестись в другую. Да и вообще, сможет ли она жить с ним?
Готова ли жить с Адрианом вместе? В одной квартире, помогать ему, наставлять? Быть опорой,
когда он будет пытаться сам становиться на ноги?
Все упирается в один вопрос: насколько сильно Мира любит его? Готова ли менять свою
жизнь ради него? Должна ли сделать это?
Устало посмотрев в  зеркало, Мира встретила свой взгляд. Собранные в  узел светлые
волосы, короткая чёрная футболка и полосатые шорты. В острого подбородка стекали капли
воды.
163
А.  Реми.  «Доберман»

– Ну и чего ты смотришь на меня? – сказала она себе в отражение. – Отвечай на вопрос.
Чего ты хочешь?
Спустя минуту молчания, Мира вытерла лицо полотенцем и вышла в комнату. В поме-
щении горел тусклый свет. Налив себе белого вина в бокал, Райз прошлепала к дивану и устало
рухнула в него.
Ей всего восемнадцать лет. Неужели она готова бросить все ради мужчины?
Зато какого мужчины! Многие ищут такого всю жизнь, а ей оказалось достаточно 18-
и лет.
Кто-нибудь скажет, что ей теперь делать?
Засада. Мира устало откинула голову назад и прикрыла глаза. У Адриана точно все сло-
жилось. Он знал чётко, что будет делать. Хотя и ему непросто. Он впервые будет делать что-
то сам с самого начала.
Райз резко вскочила на ноги. Адриан давал ей чёткую опору, защиту. Полное доверие.
Он помогал ей во всем, если она просила, и менялся для неё. Шёл наперекор всему, просто
чтобы она была довольна. Он не побоялся сделать это для неё. Он не сидел и не пускал сопли:
«Ой, а можно ли! А нужно ли! А готов ли я!». Просто делал и все, потому что знал, что так
надо. Иногда с Добермана нужно брать пример.
Райз кинулась в гардеробную, по пути скидывая с себя одежду.

***
Четкая схема предстала перед его глазами. Адриан сидел на диване, строя на планшете
схему его будущего инвестирования. Он решил, что сможет благодаря стартовому капиталу
вложиться в некоторые фирмы и компании, и заработать на этом. Дальше пойдёт лучше. Он
решил все сильные и  слабые стороны близнецов, возможность выгоды и  заработка с  них.
Пытался просчитать все. Наука – и правда неплохая платформа для бизнеса.
С одной стороны, с друзьями лучше бизнеса не строить, деньги – грязное дело. С другой
стороны, так надежнее. Клейн задумчиво смотрел на экран, вертя в длинных пальцах стилус.
Он отложил планшет и устало потёр глаза. На столике перед ним, куда он закинул ноги,
стоял бокал с виски, и рядом же бутыль. Он был в чёрной футболке и черных рваных джинсах.
Его голова гудела от кучи вопросов и мыслей, крутящихся веретеном.
Ему предстояло многое сделать. Решить дела с отцом, что будет сложно. Организовать
перед в другую страну. Проще выбрать Италию. Для гражданства достаточно лишь купить там
недвижимость, а Адриан был способен. Последние свои деньги он заработал сам, не трогая
Томаса.
Какой вздор! Ещё неделю назад он думал, что все будет так, как будет. Он бы задирал
Миру, приставая к ней, работал как обычно. И не подозревал о том, что уже сейчас серьезно
задумывается о переезде.
Но иначе нельзя.
Тяжело поднявшись с дивана, Адриан потрепал себя по волосам и вздохнул. Нужно было
поговорить с Бастлбергами. Неожиданно для него, его телефон завибрировал. Юноша глянул
на экран – смс от Миры.
«Я у твоего дома».
Сорвавшись с места, Клейн кинулся к входной двери. Он выскочил в подъезд и нажал
на кнопку лифта. Что это с ней? Что заставило Миру принестись к его дому в десятом часу
вечера? Наверняка что-то важное. Адриан спустился на первый этаж и вышел из подъезда.
Вечер был тёплый и тихий. Гул города, чистое звездное небо и легкий ветерок.
Завидев Миру, он махнул ей рукой, медленно направившись к ней.
– Эй, чокнут…

164
А.  Реми.  «Доберман»

Не  успел он договорить, как Мира подбежала к  нему и  повесилась ему на  шею. Он
неловко обнял её, не понимая, что с ней такое.
Райз прибежала к нему из дома, чтобы просто обнять? Она была в простой белой фут-
болке и шортах, на ногах белые кроссовки.
– Я готова! – завопила она, все ещё обнимая Адриана. – Я поеду с тобой куда скажешь!
Клейн оторопел. Он слегка отстранил Миру, но не выпустил из объятий.
– Серьезно? – удивлённо спросил он.
– Да! – охотно выпалила Райз. – Я поеду с тобой! Я буду поддерживать тебя и сделаю все,
чтобы у тебя получилось. И я не сомневаюсь в тебе ни секунды!
Она стала целовать его в губы и щеки, снова крепко обняв. На место абсолютного удив-
ления и  шока, пришли радость и  счастье. Адриан обхватил Миру и  поднял, закрутив. Она
весело рассмеялась, а он воскликнул:
– Мира Райз, ты лучшая девушка на свете!
Он опустил её на землю и глянул в её сидящие глаза, наклонившись к ней.
– Если ты бросишь меня там, я тебя убью! – выпалила Мира.
Адриан выдавил смешок.
– Серьезно! Я сам в себя столько не верил, сколько это делаешь ты! Я бы вообще ничего
не делал, не будь тебя!
Он несколько раз поцеловал её в губы. Мира рассмеялась.
– С тобой у меня точно все получится. Я решил! Я собираюсь инвестировать в техниче-
ские разработки. И эту идею тоже подала мне ты!
Клейн упал перед Райз на колени, обхватив её ноги, и глянул на девушку снизу-вверх.
– Обещай, что потом станешь моей женой!
По спине Миры пробежал испуг и удивление. Она стала заикаться:
– Э-это пред-дложение?
К такому она не готова. Клейн замер. Спустя секунду он нервно усмехнулся:
– Ну, не совсем… просто после всего, что ты мне сделала, я так просто тебя не отпущу.
Я хочу жениться на тебе. Только это… Давай позже.
Резкий приступ смеха подкатил к  горлу. Мира согнулась пополам, расхохотавшись
до слез. Доберман был в своём репертуаре! Просит её о браке, не делая предложения. Адриан
встал, недовольно глянув на едва не плачущую от смеха Миру.
– Нет, ну правда… Чего ты смеёшься? Я серьезно! Давай купим кольца, чтобы закрепить
обещание… Но это не помолвка…
– А что это такое? – сквозь слезы и смех спросила Мира. – Ты смешон в своём страхе
перед свадьбой.
– Мне просто не нравится все это тривиальное. А наши кольца будут как подтверждение
того, что ты – моя, а я – твой.
– Ты – мой? Так я тоже стану собственницей, как ты?
– А чей ещё?
Адриан закинул Мире руку на плечо, приобняв её, и поцеловал в макушку.
– Ты самая чокнутая девчонка в мире. Прибежала ко мне вечером, чтобы сделать меня
счастливым.
Райз только обняла его и зарылась носом ему в плечо. От него вкусно пахло.
– Только я не хочу быть такими, как в телевизоре.
– Какими? – с любопытством спросил Клейн.
– Чтобы я была в бигудях. Готовила тебе ужин и ругалась, где зарплата.
Адриан поборол приступ смеха.
– Тебе не нужны бигуди, ласточка моя. У тебя волосы и без того вьются. А насчёт зар-
платы… – он хитро отвел взгляд.
165
А.  Реми.  «Доберман»

Мира ударила его в плечо.


– Да ладно, ладно, – усмехнулся он. – Честно говоря, я вообще не уверен, что у нас быстро
появятся деньги.
Но  Райз только улыбнулась. Ей было плевать. Ясное дело, впереди ожидают нелегкие
времена. Очень! К тому же, с ней избалованный Адриан, не привыкший к бедности. Ничего,
потерпит.
Наконец-то они все решили. Осталось только разобраться с  отцом и  Бастлбергами.
Адриан направился с Мирой к мотоциклу, чтобы отвезти её домой. Но сначала они решили,
что заедут в ювелирный магазин.

166
А.  Реми.  «Доберман»

 
Глава 31
 
– Какого цвета у тебя нижнее белье?
Мира оторвалась от раздумий и чуть повернула голову в сторону. Она стояла, присло-
нившись к стене и устало глядя в никуда. Но вопрос вернул её к реальности, и она промычала:
– М?
– Какого цвета у тебя нижнее белье? – повторил голос.
Из  раздевалки выглянул Адриан, прикрываясь красной шторой. На  лице была легкая
ухмылка, хотя в целом, выражение спокойное.
Они находились в бутике Валентино. Мира не знала почему, но Адриану отчего-то нра-
вились костюмы здесь. Видимо, отец, который тут всегда одевался, приучил его. Он готовился
к переезду, и пока была возможность, выбирал одежду, которую возьмёт с собой. Он угова-
ривал и  Мире присмотреть что-нибудь, но  она категорически отказалась. Знала, что скоро
Адриан будет везде платить за неё, поскольку сама не имела денег для переезда, но все равно
отказалась.
Такое воспитание.
Вокруг было не очень много людей. Просторный коридор, темные тона и свет от много-
численных люстр. Играла тихая музыка. На небольшом столике стояли бокалы шаманского,
которое им подали в бутике. Такое ощущение, что сюда можно не только за шмотьем ездить,
но и заскочить перекусить. Просто вместо сварливой официантки и кетчупов с горчицей, здесь
будут вешалки с одеждой.
– А что?
– Ну скажи.
Мира подошла к  Адриану, который наполовину высунулся из  кабинки, и  улыбнулась.
Она была в обтягивающем красном платье выше колена, которое было сделано, как свитер.
Сверху чёрная кожанка с золотыми эполетами на плечах, соединённые цепочками. Светлые
волосы завязаны в хвост.
Она оттянула верх своего платья и посмотрела на белье.
– Красное.
Адриан удовлетворенно кивнул, вскинув брови.
– А у тебя? – спросила Райз.
Клейн, стоящий до этого в одних узких брюках и расстёгнутой белой рубашке, свободно
расстегнул ремень и оттянул ткань, показав серебряную ленту боксёров и сам цвет белья. Мира
опустила взгляд и тоже кивнула.
– Чёрное, – ответил Адриан.
Ей определено понравился этот разговор. Она скользнула к Адриану в кабинку, и посмот-
рела в большое зеркало, в которое он пялился уже минут десять.
– Ну что? – спросила она. – Ты берёшь этот костюм?
– А стоит ли?
Клейн застегнул рубашку, затянул галстук и  застегнул ремень. Пригладил пальцами
волосы, чтобы они сошли за аккуратные, и сделал серьёзное выражение лица.
Он был невероятно сексуален. В этом шикарном костюме, весь такой статный и властный.
Мира закусила губу от восхищения, но молчала. В зеркале они встретились глазами. В яркой
голубой радужке Адриана вспыхнуло возбуждение. Он ухмыльнулся:
– Что, Мира Райз, сердечко-то екнуло от моего вида?
Она толкнула его в бок, смущённо буркнув:
– Бери этот чертов костюм.
Клейн рассмеялся, медленно оттягивая галстук и расстёгивая рубашку.
167
А.  Реми.  «Доберман»

– А чего это ты стесняешься? – он сделал голос нарочно громким. – Не ты ли пару дней
назад в машине сделала мне…
– Заткнись!
Райз толкнула и прижала Адриана к стене, смиряя взглядом. Её выдавали только красные
щеки. Она сжала воротник его рубашки и грозно прошептала:
– Я тебя сейчас прям здесь прибью…
– Ты только что сказала «накажу»? – с тонком издевки, спросил Адриан. – Мне нравится,
как ты доминируешь.
Он положил ладонь на тонкую выгнутую спину Миры и провёл рукой вверх, нырнув под
куртку. Его глаза сощурились, смотря на девушку в упор. Бедром Райз ощутила кое-что инте-
ресное. Она опустила взгляд и на губах появилась усмешка.
– Я вижу, что тебе нравится.
Адриан хотел было что-то сказать, или даже предпринять, но Мира ловко вывернулась
из его объятий и выскочила из раздевалки. Клейн даже опешил.
– Как жаль, что мы в магазине и ничего с твоим «нравится» мы поделать не можем…
Она скрестила руки на груди и спиной снова облокотилась о стену, как делала это минуту
назад, ожидая, когда Адриан разберётся с костюмом.
– Сучка, – прошипел за ширмой Адриан, раздеваясь. – Ну ничего, вот приедем домой… –
он подпрыгнул, чтобы стащить с себя брюки. – Я с тобой разберусь…
Райз могла рассмеяться, если бы не испугалась. Угрозы Адриана – это такое себе дело,
серьёзное. Хотя Мира решила рискнуть. Она, плотно сжав губы, вздохнула и стала бесцельно
рассматривать витрины и  торговый зал бутика. Все было таким изысканным, красивым. Её
даже подташнивало. Она осматривала прихожих: вот красивая дама, которая выбирает себе
босоножки. Вот другая леди с  красивыми волосами, которая примеряет шляпу. Вот вошёл
мужчина… Очень знакомый мужчина… Мира сказала  бы, что даже  очень  знакомый муж-
чина…
Да ну нахрен!
Она, как ошпаренная, влетела в раздевалку, едва не сбив с ног Адриана. Он только успел
натянуть свои черные джинсы, даже не застегнул их. У Миры аж во рту пересохло, и она, дергая
руками, не могла выдать и звука. Было похоже, будто бы у неё припадок эпилепсии. Адриан
только молча смотрел на неё, вытаращивщись.
– Так, – наконец, произнёс он. – Если ты тронулась головой, дорогуша…
– Твой… – выдавила она, закашлявшись и тыча за ширму. – Твой гребанный отец здесь!
Её истеричный шёпот застрял в воздухе. Они оба молчали, уставившись друг на друга.
Если паника в глазах Миры бушевала уже минуту, то в Адриане она едва проснулась.
Что она только что сказала? Не «Твой гребанный отец здесь!» ли?
Да, похоже, что так.
Медленно сглотнув, Адриан пальцами потёр подбородок. Он выдал истеричный смешок.
– Да ну нахер…
– Я бы левую грудь отдала за то, чтобы это было шуткой!
Подумав с пару секунд времени, Клейн накинул рубашку, в которой приехал, застегнул
её и накинул пиджак. Да, сегодня они были приличной парой, у которой даже не было дырок
на джинсах.
Он снова пригладил волосы, и похлопал Миру по плечу.
– Грудь свою оставь в покое, ею позже займёмся, – сурово произнёс он и сощурился. –
Надо что-то думать с отцом.
Мира присела, съехав по стенке, и стала кусать ногти. У неё в припадке заколотилось
сердце.
Резкий стук в стенку раздевалки заставил подскочить обоих на месте.
168
А.  Реми.  «Доберман»

– Молодые люди! Вдвоём не разрешается находиться в кабинках!


Это был голос консультанта. Сраного консультанта, который хотел их смерти, не иначе.
Адриан вынул голову из кабинки, сверкнув взглядом, полным ярости. Мира мысленно поже-
лала консультанту царствия небесного. Он вцепился в плечо парня, который ожидал их, и грубо
притянул к себе. У того аж глаза на лоб полезли, а Адриан прорычал:
– Ещё раз голос подашь, я займу твой рот чем-то другим… Вали отсюда!
Но все складывалось не особо удачно. На его бас привлекся охранник, который курировал
эту часть бутика. Он стремительным шагом подошёл, и достаточно громко произнёс:
– Так, отпустите немедленно! Что вы себе позволяете?.. Выйдите из кабинки!
Мира закатила глаза и  шлёпнула себя по  лбу. Конечно  же, сейчас это услышат все.
Весь зал…
Томас Клейн, доселе разглядывающий симпатичные лакированные оксфорды, обернулся
на голоса. Сначала он не узнал сына, чья голова и часть торса торчали из кабинки. Но, пригля-
девшись, он нахмурился. Его волчьи глаза заблестели в подходящей истоме.
Он направился к потасовке. Едва его увидел Адриан, у него в животе скрутилось ледяным
комом, и он замер. Отец положил одну руку на плечо сына, вторую на его руку, которой он
сжимал жилет консультанта.
– Спокойно, – произнёс он низким холодным голосом. – Не думаю, что маленький инци-
дент стоит нашего внимания и нервов. Все свободны.
Он произнёс это спокойно, но  одновременно твёрдо. Можно  ли возразить? Охранник
сделал шаг назад, послушно умывая руки и стыдливо отведя глаза, словно наказанный ребёнок.
Консультант, глянув на Клейна-старшего, кивнул и протараторил:
– Конечно, мистер Клейн!..
Мира, которая стояла за ширмой и закрывшая себе рот от испуга, все прекрасно слышала.
Все слушаются его, даже при том, что он не применяет силы. Одно его слово, один жест – и все
бегут исполнять. Авторитет и властность – его доминирование, кажется, дано ему с рождения.
Когда зрители разошлись, из раздевалки к отцу вышел уже одетый Адриан. Он сунул
руки в карманы, стоя спиной к ширме, за которой пряталась Мира, и глянул Томасу в глаза.
Отец же, скрестив руки на груди, недовольно прикусил губу.
– Ты умудряешься развести цирк даже в бутике Валентино…
– Не начинай, – устало выдохнул Адриан.
– Ты что, ударил его? – не унимался отец. – Тебе скоро возглавлять компанию, а ты все
с кулаками кидаешься!
– Да не бил я его! – рявкнул Адриан, а потом резко осекся и сбавил тон. – Он просто…
прицепился ко мне.
Райз чуть не вышла и не огрела Адриана. Пусть уже согласился со всем, что говорит отец.
Или лучше будет, чтобы Томас узнал настоящую причину? Типа: «Я не бил его, па, просто я
развлекался с девчонкой, которую ты ненавидишь и с которой я хочу сбежать, а консультанту
не понравилось! Короче, расслабься и не ссы».
Да, так и надо было сказать.
– Неважно, – отмахнулся Томас и потёр лоб, сделав вид, будто устал от всего на свете. –
Что ты здесь делаешь?
Адриан вскинул брови.
– В магазине одежды? Людей бью, разве не очевидно?
– Адриан! – прорычал отец.
– Костюм выбираю, – нехотя ответил Клейн-младший.
Отец кивнул, и его губы тронула слабая улыбка.
– Хороший вкус.

169
А.  Реми.  «Доберман»

«Уведи его, черт тебя возьми!»,  – зло подумала Мира. Или они тут планируют вести
светскую беседу?
– Дай посмотреть, что выбрал.
Обоих окатило ледяной водой. Мира застыла, и Адриан врос в землю. Ему сейчас при-
дётся впустить отца в раздевалку, чтобы показать костюм?
– Да он… он не подошёл…
Райз резко упала на пол, оказавшись на четвереньках, и как идиотка поползла по полу,
чтобы пролезть в другую кабинку. Она едва протиснулась под перегородкой, елозя по полу как
таракан. Спустя мгновение, она уже стояла в совершенно другой, соседней кабинке. Тут висело
чье-то чёрное платье, которое, очевидно, оставили. Райз отряхнулась, и устало вздохнула.
Но сердце ещё билось, как бешеное. Она повернулась и посмотрела на себя в зеркало.
«Ну ты и дикая», – подумала она, глядя на себя. Точнее на свои бешеные зеленые глаза.
– Пап, не надо!
Резкий звук, когда ширму отодвинули в сторону. Томас Клейн деловито вошёл внутрь
кабинки, осматривая выбранный костюм. У Адриана чуть не упала челюсть. Что за дерьмо?
Куда исчезла Мира?
Пока Томас рассматривал манжеты, Райз высунула голову из раздевалки, и её заметил
Адриан, что стоял напротив кабинки с отцом. Она жестом показала, чтобы Клейн избавился
от него. Он только облегченно вздохнул, и кивнул. Мира спряталась обратно.
– Хороший костюм, и размер правильный, что тебе не нравится? – сказал Томас и посмот-
рел на сына. – Ценник?
Адриан только замялся. Томас взял костюм и вышел, направившись прямо по коридору.
– Я куплю его тебе. И ещё такой же, но темно-синий. К нему докупим пару ботинок.
Теперь ты помолвлен, тебе пора перестать выглядеть как бомж.
Клейн направился следом за отцом, обернувшись. Его взгляд встретила Мира.
Пока они возились на кассе, и консультанты бегали вокруг них, Мира незаметно выплыла
из раздевалки и прошмыгнула в торговый зал, планируя слинять. Она кралась мимо вешалок
и стенда с очками и шляпами, озираясь, как безумная. Её сердце колотилось.
Но оно чуть не остановилось, когда…
– Мира! – окликнул её Томас.
Она вздрогнула, и  резко схватила со  стенда круглые солнцезащитные очки, надев их
на себя и развернувшись. На губы нацепила широкую улыбку. Прямиком к ней шагал Томас
Клейн и улыбался. Сзади него, у кассы, с ужасом смотрел Адриан.
– Мира, вы меня помните? – снова заговорит Клейн. – Мы встретились на помолвке моего
сына. Вы же девушка Янниэля, я прав?
Какого хрена? Почему её помнил Томас Клейн, который ещё отчего-то на приёме пристал
к ней? Что ему было нужно от неё?
– Помню, – едва выдавила Мира.
– Как чудесно, – выдохнул Томас и остановился рядом с Райз. Он осмотрел её с головы
до пят, и снова улыбнулся. – Вы прекрасно выглядите.
– Спасибо, – прохрипела Мира, и незаметно заправила за ухо ценник, висевший на очках.
– Помните, я приглашал вас ко мне на чай? Знаете, предложение ещё в силе.
Ну чудеса! Его голос на работе и в жизни, и голос, которым он говорил с ней, девуш-
кой, очень отличался. Обычно он жесткий, низкий и властный, но сейчас приобрёл бархатные
нотки. Звучал почти что ласково.
Внутри у Миры похолодело. Томас Клейн… сюсюкался с ней? Или даже хуже. Подкаты-
вал?
Незаметно рядом оказался Адриан. – Пап… Что ты здесь делаешь?

170
А.  Реми.  «Доберман»

– Встретил твою знакомую. – Он перевёл взгляд и холодно посмотрел на сына. – Вы здесь


вместе?
Повисла пауза. Адриан и Мира вместе замотали головами, как дураки.
– Нееееее!..
– Нет, что вы, – пролепетала Мира.
– Чудно, – усмехнулся Томас. – Иначе чтобы сказал Янниэль?
Мира сглотнула. Как бы спровадить его?
– А я… А я рассталась с ним. Поэтому очень расстроена. Позвольте отказаться от при-
глашения, я пойду… Пойду оплакивать эти отношения.
Она медленно развернулась и на ватных ногах зашагала прочь. Спиной ощущала взгляд
Томаса, и он словно дыру прожег.
– Что ж, до встречи! Я буду ждать вас у себя!
Мира обернулась и кивнула с улыбкой.
Он все ещё смотрит. Она даже не может снять очки. Сердце пропустило несколько уда-
ров.
На кассе Томаса окликнули, и он, сунув руки в карманы, направился расплачиваться.
Мира, воспользовавшись моментом, подготовилась, и сорвалась с места, вылетев из магазина
пулей. Датчики запищали, потому что она даже не сняла очков. За ней следом пустились два
охранника, но им и за год не набрать такой скорости, с какой неслась обезумевшая от страха
Мира, которая мечтала скрыться подальше от Томаса Клейна.
Адриан смотрел на эту картину, разинув рот и вытаращив глаза.
– Я с неё херею…
Подступил приступ дикого смеха.

***
Молчали они уже пять минут. Солнце медленно начинало садиться, окрашивая узкую
полоску горизонта в мягкий закатный розовый, переходивший в насыщенный синий. Где-то
высоко под куполом неба уже замерцали капли звёзд, и едва прорезался круг бледной серой
луны. На улице было достаточно тихо, не считая отдаленных криков и смеха детей, лая собаки
и  изредка проезжающих по  дороге машин. Ряд частных домов тянулся далеко вперёд. Они
были все однообразные, различаясь только цветом крыш, пристроенных гаражей, балконов
и прочего. Однако дом Бастлбергов выделялся более всех: он был перестроен почти до неузна-
ваемости. Сбоку припаркована маленькая чёрная Ауди, хозяйка которой битые пять минут
стояла на крыльце, молча тупив взгляд.
– Ты приехала, чтобы молчать? – спросил её Арту, который за эти 300 секунд тишины
успел разглядеть её лицо очень хорошо.
Он был в простых драных синих джинсах и красной клетчатой футболке-рубашке. Его
потемневшие зеленые глаза наблюдали за реакцией Карин. Девушка же, теребя свой темный
каштановый локон, неловко закусывала губу.
Что с ней такое? Давненько она так не волновалась.
– Я приехала сказать, что… Что вряд ли у нас что-то получится.
– «Ещё, еще», «Пожалуйста, Арту, ещё». Так вроде было той ночью? Тогда мне не пока-
залось, что ничего не получится, ты думала иначе. – невозмутимо Арту.
Д«юппон пробрало до  костей. Она поежилась, хотя была одета достаточно тепло для
погоды: чёрное боди с рукавами и джинсы. На ногах босоножки.
– Ты пойми, что сейчас не лучшее время. Мне нужно что-то решить с отцом Адриана,
как-то объяснять папе, куда делся жених… Да и в общем мы не подходим друг другу.
– Почему?
Карин закатила глаза и всплеснула руками.
171
А.  Реми.  «Доберман»

– Очевидно же! Я – французская модель, ты – несостоявшийся инженер и коллектор…


Мне нужен серьёзный и статный мужчина. А не… физик в драных джинсах.
Отчего-то Арту даже не счёл это оскорблением. Он сунул руки в карманы и пожал пле-
чами.
– Что за дурь? Тебе было со мной здорово. И до секса. И после.
Вздрогнув от этих слов, Карин сжала руки в кулаки и топнула каблуком.
– А я так не думаю! Я думаю, что…
– Ты слишком много думаешь. Это я умный в нашей паре. За нас буду думать я.
Арту привлёк к  себе за  талию Карин, и  уже склонился, чтобы поцеловать её, как она
влепила ему звонкую пощёчину и отскочила.
– Ты меня не интересуешь, Бастлберг! Что ты можешь мне дать? Я должна быть с тем,
кто мне подходит. И это не ты.
Арту устало вздохнул, и направился к входной двери.
– Как угодно. Я просто не понимаю, почему ты загоняешься по этой ерунде. Кто тебе
это вбил в голову? Отец что ли? «Подходит-не подходит». Нахрен это дерьмо. Если мне и тебе
хорошо вдвоём, забудь о любой ерунде. Все само сложится. Как у Адриана и Миры. Но все
для тебя – прощаемся.
Едва Арту собрался открыть дверь, как Карин одернула его руку.
– А что Адриан и Мира? Отличный пример! Они совершенно не подходят друг другу.
Бастлбергу начинала надоедать эта песня про судьбу и кто кому подходит.
– Они друг друга любят и вместе подстраиваются под отношения. И Адриан меняется,
и Мира.
– Он никогда не пойдёт против отца.
– Уже пошёл, – ухмыльнулся Бастлберг. – Не сегодня, так завтра он все решит с Томасом.
А потом они уедут.
Арту открыл дверь, и  уже шагнул за  порог дома, когда Карин резко вцепилась ему
в локоть. Он посмотрел на неё удивлённо, и встретил её испуганный взгляд.
– Куда уедут?
Арту сделал равноду