Вы находитесь на странице: 1из 5

Вопрос 3.

Модель Бертрана — ценовая конкуренция при однородных товарах

До сих пор мы предполагали, что наши фирмы конкурируют за счёт установления объёмов производства. Однако
во многих олигополистических отраслях конкуренция возникает в области цен.
Модель Бертрана была разработана в 1883 г. французским экономистом Жозефом Бертраном. Как и при модели
Курно, при этой модели олигополии фирмы производят однородный товар, каждая из них рассматривает цену
конкурентов как постоянную, и все фирмы принимают решение, какую цену на товар установить, одновременно. Таким
образом, вместо объемов производства фирмы выбирают цены. Как мы увидим, такое изменение может разительно
повлиять на рыночную ситуацию.
Теперь предположим, что фирмы-дуополисты конкурируют, выбирая одновременно цену вместо объема
производства. Какую цену выберет каждая из них, и какую прибыль они получат? Чтобы ответить на эти вопросы,
заметим, что, поскольку товар является однородным, потребители будут покупать товар только у продавца с наименьшей
ценой. Таким образом, если две фирмы назначат разные цены, то фирма, цена которой окажется меньше, будет
обеспечивать весь рынок целиком, а фирма с более высокой ценой не сможет продать ничего. Если обе фирмы установят
одинаковую цену, то потребителям будет безразлично, у какой фирмы покупать товар, и доля каждой фирмы на рынке
составит 1/2.
Каким будет равновесие Нэша в данном случае? Очевидно, что поскольку существует стимул опустить цену, то
равновесие Нэша установится при конкурентных ценах, т. е. цена обеих фирм будет равной предельным издержкам. А
поскольку цена равняется предельным издержкам, обе фирмы получают нулевую прибыль. Чтобы убедиться, что это
действительно равновесие Нэша, зададим вопрос: остался ли у фирм какой-нибудь стимул изменять цену продукции?
Предположим, что Фирма 1 поднимет цену. Тогда весь объем ее продаж перейдет к Фирме 2, а следовательно, Фирма 1
ничего не выиграет. Если же она, наоборот, понизит цену, то захватит весь рынок, но каждая произведенная единица
товара станет для нее убыточной, и она снова окажется в проигрыше. Следовательно, у Фирмы 1, как и у Фирмы 2, нет
стимулов для отклонения от положения равновесия: ведь оно наилучшее из возможных для получения максимальной
прибыли, если принять во внимание действия конкурента.
Почему же равновесие Нэша не может установиться, если фирмы назначат одинаковую, но более высокую цену,
чтобы каждая из них получала более высокую прибыль? Потому что в этом случае, если фирма хоть чуть-чуть снизит
свою цену, она может захватить весь рынок целиком и почти удвоить свою прибыль. Разумеется, каждой из фирм
захочется подрезать конкурента. Снижение цен не прекратится до тех пор, пока цена не упадет до предельных издержек.
В отличие от модели Курно, в модели Бертрана каждая фирма будет производить больший объём товара, а
рыночная цена будет меньше. При модели Курно каждая фирма получает прибыль; при модели Бертрана цены фирм
раины предельным издержкам и не приносят никакой прибыли.
Модель Бертрана имеет несколько недостатков:
•Во-первых, когда фирмы производят однородный товар, более естественно конкурировать за счет установления объемов
производства, а не цен.
•Во-вторых, даже если фирмы установят цены, и выбранные ими цены окажутся одинаковыми (как предсказывает
модель), какая доля общих продаж отойдет к каждой из фирм? Мы предположили, что продажи будут поделены между
фирмами поровну, но никаких оснований так считать у нас нет.
Однако, несмотря на эти недостатки, модель Бертрана полезна, поскольку она показывает, как равновесный исход при
олигополии может в значительной степени зависеть от выбора фирмой стратегической переменной.
Модель ценовой сигнализации и лидерства в ценах

Одним из главных препятствий для неявного соглашательского ценообразования является тот факт, что фирмам
трудно прийти к соглашению (без переговоров друг с другом) о том, какой должна быть цена. Координация особенно
усложняется во время изменения издержек и условий спроса — а тем самым и «правильной» цены. Ценовая
сигнализация — это форма непрямого тайного сговора. которая помогает решить эту проблему. Например, фирма
объявляет о повышении цены (возможно, через пресс-релиз) и надеется, что ее конкуренты воспримут это объявление
как сигнал, что они должны также поднять цены. Если конкуренты последуют ее примеру, то все фирмы (по крайней
мере, в краткосрочном интервале) получат более высокие прибыли.
Иногда устанавливается такой порядок, когда одна фирма регулярно объявляет о ценовых изменениях, а другие
фирмы в отрасли следуют ее примеру. Эта схема называется лидерством в ценах: одна фирма неявно признается как
«лидер», в то время как другие фирмы, «ценовые последователи», приспосабливаются к ее ценам. Ценовое лидерство –
ситуация, когда повышение или понижение цен фирмой, доминирующей в олигополии (ценовым лидером),
поддерживается всеми или большинством компаний на рынке (т.е. тоже принцип картеля – явный). В этом случае
проблема координации цен исчезает: каждая фирма просто назначает ту цену, которую требует за свой товар лидер.
Предположим, например, что в настоящий момент три олигополистические фирмы берут по 1000 рублей за свой
товар. Если бы они вступили в сговор, установив цену в 2000, их прибыли серьезно увеличились бы. Встретиться и
договориться о назначении цены в 2000 рублей нельзя, это незаконно. Вместо этого Фирма А повышает свою цену до
1500 и объявляет через деловую прессу, что она поступает так, потому что более высокая цена необходима, чтобы
восстановить экономическую жизнеспособность данной отрасли. Фирмы В и С расценивают это как ясное послание — а
именно, что Фирма А ищет их сотрудничества в деле повышения цен. Поэтому они тоже поднимают цены до 1500. Затем
Фирма А поднимет цену ещё выше — скажем, до $1800, — и Фирмы В и С вслед за ней. Независимо оттого, будет ли
достигнута цена в 2000, при которой прибыль максимальна, устанавливается такая модель координации и неявного
сговора, которая, с точки зрения фирмы, может оказаться почти столь же эффективной, как и встреча с формальным
соглашением по вопросам цены.
Лидерство в ценах особенно эффективно при неэластичном спросе на продукцию (лекарства, табак, алкоголь). Следуя за
лидером в повышении цены, все олигополисты получают возрастающую экономическую прибыль при незначительном
сокращении индивидуального, а значит и всего отраслевого выпуска. В этом случае характер эластичности спроса на
продукцию олигополиста полностью совпадает с характером спроса на продукцию всей отрасли. Это совпадение
происходит потому, что все фирмы синхронно изменяют цены вместе с ценой лидера.
Поскольку изменения цен всегда связаны с некоторым риском в том отношении, что конкуренты могут не
последовать за лидером, корректировки цен делаются редко. Ценовой лидер не будет реагировать изменением своих цен
на небольшие повседневные изменения в условиях издержек и спроса. Цена изменится только тогда, когда условия
издержек и спроса изменятся значительно и во всей отрасли. Например, повысилась в отрасли заработная плата,
увеличились налоги, повысились цены какого-нибудь основного ресурса (энергии). В автомобильной отрасли пересмотр
цен происходит каждую осень по случаю представления новых моделей.
Кроме того, ценовой лидер не обязательно выбирает цену, которая максимизирует прибыли отрасли в краткосрочном
периоде. Причина этого заключается в том, что фирмы отрасли нередко стремятся помешать вступлению новых фирм.
Новые фирмы, которые являются относительно неэффективными из-за своего небольшого размера, могут выжить и
расширяться, если отраслевая цена очень высока (то есть, такой барьер для вступления в отрасль как эффект масштаба
может быть преодолён).
Этот пример ценовой сигнализации и лидерства в ценах является крайним случаем; наверняка все окончилось бы
антимонопольным судебным разбирательством. Но в некоторых отраслях крупная фирма сама собой могла бы оказаться
лидером, а другие фирмы решили бы, что они поступят лучше всего, если просто приспособятся к ее ценам вместо того,
чтобы пытаться вытеснять лидера или друг друга. Лидерство в ценах практиковалось в таких отраслях:
сельскохозяйственное машиностроение, производство угля, жести для консервных банок, цемента, меди, бензина,
газетной бумаги, свинца, серы, искусственного шёлка, минеральных удобрений, стеклянной тары, стали автомобилей,
цветных металлов и т.п.
Лидерство в ценах также может служить для олигополистических фирм средством против нежелания изменять
цены, которое возникает из страха, что конкуренты собьют цену, или боязни показаться «раскачивающим лодку». Когда
издержки и условия спроса изменяются, фирмы осознают растущую необходимость изменения цен, бывших до этого
момента довольно жесткими. Они начинают следить за ценовым лидером и ожидании сигнала о том, когда и на сколько
должна быть изменена цена. Иногда крупная фирма будет естественным образом действовать как лидер; иногда в
качестве лидера время от времени будут выступать разные фирмы
Вопрос 4. Модели олигополии, основанные на кооперативной стратегии.

Фирмам в условиях олигополии зачастую выгодно, определив объем производства, который максимизирует
общую прибыль отрасли, разделить рынок межу собой, учредив таким образом картель.
Картель — это оформленное соглашение между фирмами о разделе рынка и поддержании согласованных цен.
Оно может предусматривать: а) установление объемов выпуска для всех участников; б) цены на продаваемый товар или
на покупаемые ресурсы (например, рабочую силу); раздел рынков сбыта. Если фирмы объединяются с целью
регулирования цен и раздела рынка ресурсов, идет речь о монопсонии.
Анализ рыночного равновесия фирм-олигополистов, которые организуются в картель для раздела рынка,
аналогичен анализу равновесия фирмы-монополиста.
Если бы в данной отрасли наблюдалась ситуация совершенной конкуренции, то фирмы делили бы рынок между
собой поровну, производили товар в количестве Q1 и продавали его по цене Р1. Объединившись в организацию
картельного типа, фирмы снижают объем продаж до уровня Q2, повышая цену на него до уровня Р2. При этом фирмы в
отрасли получали бы экономическую прибыль, аналогичную той, что получает чистая монополия. Заштрихованный
прямоугольник на рис. иллюстрирует величину экономической прибыли фирм. Его площадь равна разнице между ценой
и долгосрочными средними издержками, умноженной на объем продаж.

В условиях конкуренции между фирмами отраслевой объем выпуска сложится на уровне Q1 при цене Р1. Объем
продаж отдельной фирмы составляет q1. Если фирмы вступят в сговор, чтобы разделить рынок и взвинтить цены, то цена
возрастет до Р2, объем продаж снизится до Q2, квота отдельной фирмы — члена картеля составит q2. Однако по
цене Р2 фирме будет выгодно увеличить объем продаж до q3, так как именно такой выпуск позволяет максимизировать
прибыль (рыночная цена равна предельным издержкам фирмы). У фирмы есть стимул смошенничать — превысить свою
квоту продаж. Но такой же стимул есть и у других членов картеля. Если все они увеличат  выпуск, то рыночный объем
продаж возрастет до Q3, а цены снизятся до Р3, что не только не принесет фирмам экономической прибыли, но даже
причинит убытки. Картель не сможет существовать.
Серьезным препятствием для сговора между олигополистами и раздела рынков являются различия в спросе,
издержках и оптимальных ценах для различных фирм в отрасли, что исключает взаимопонимание между игроками.
Чем больше фирм взаимодействует в рассматриваемой отрасли, тем труднее им договориться между собой и тем
меньше вероятность заключения картельных соглашений. Кроме того, хотя вступление новых фирм в
олигополистическую отрасль и затруднено, но вполне возможно, что приход новых игроков нарушит достигнутое
равновесие.
И наконец, антимонопольное законодательство препятствует монополизации рынков и сговору между фирмами.
В большинстве развитых стран открытое картельное соглашение почти нереально или, во всяком случае, затруднено.
Однако существует возможность тайного сговора — взаимодействия фирм-олигополистов с целью раздела рынка и
установления согласованных цен, не оформляемого официальными соглашениями. Государству, конечно, труднее
проконтролировать между участниками отрасли, однако в этом случае надежность соглашений слабее, шансов
смошенничать у фирм больше, а возможность наказать мошенничество других — меньше.
Вопрос 5. Проблема устойчивости цен в условиях олигополии. Модель ломаной кривой спроса.

Модель ломаной кривой спроса дополняет модель Курно. Авторами данной разработки являются английские
экономисты Р. Холл, С. Хитч и американец П. Суизи, задавшиеся целью объяснить устойчивость цен в условиях
олигополии. Модель основывается на отражающем практику ценообразования в олигополистических отраслях
предположении, что конкуренты готовы поддержать любое снижение цены одной из фирм, но игнорируют ее
повышение.
Рассматривается ситуация на рынке, где присутствуют две фирмы — 1 и 2, которые имеют приблизительно
одинаковые доли производства дифференцированного продукта, и не состоят в сговоре между собой о разделе рынка.
Возможны два варианта поведения фирм.
Вариант 1-й: фирма 1 изменяет цену, а фирма 2 в точности повторяет ее стратегию. График функции спроса для
фирмы 1 получит достаточно крутой наклон (D2ED’2), рыночные доли обеих фирм практически останутся прежними,
общий объем продаж изменится лишь за счет других отраслей . Вариант 2-й: при изменении цены фирмой 1 другая не
реагирует на ее действия. График функции спроса для фирмы 1 будет достаточно пологим (D1ED’1). Если она увеличит
цену, то потеряет часть рынка (некоторые клиенты перейдут к конкурентам), но не весь рынок, поскольку товар
дифференцирован. Отдельные покупатели даже при определенном повышении цены предпочтут продукцию фирмы 1 и
она не будет полностью вытеснена с рынка.
На практике фирма 2, скорее всего, будет снижать цены при снижении цен фирмой 1, чтобы не потерять рынок,
но не будет ее поднимать при повышении цен конкурентом. Поэтому кривая спроса на продукцию фирмы 1 будет
ломаной, состоящей из эластичного отрезка D1Е и неэластичного ЕD’2 . Кривая предельного дохода фирмы также будет
ломаной. Из-за резкого различия в эластичности кривой спроса выше и ниже цены Р0 существует разрыв FG между
эластичным отрезком предельного дохода MR1 и его неэластичным отрезком MR2. Этот разрыв можно рассматривать в
качестве вертикального отрезка кривой предельного дохода MR1FQMR’2 фирмы 1. При любом смещении кривой
предельных издержек в рамках этого вертикального отрезка обеспечивается условие максимизации прибыли
олигополистической фирмой: MR = MC.

Модель ломаной кривой спроса объясняет негибкость цен при олигополии. Если при исходной равновесной цене
прибыли олигополистических фирм достаточны, то ни одному из участников нет резона изменять цену даже при
определенном увеличении издержек. В противном случае возможны перераспределение рынка в пользу фирм,
воздерживающихся от повышения цен, либо ценовая конкуренция в отрасли и уменьшение прибыли всех фирм. Таким
образом, положение фирмы, которая изменит цену, только ухудшится.
Вопрос 6. Олигополия и эффективность.

При исследовании эффективности рыночных структур имеют в виду прежде всего максимизацию общественного
благосостояния, а не прибыльность функционирования самой фирмы. Очевидно, что, обладая значительной рыночной
властью, фирмы-монополисты могут достигать высокой прибыльности, и с точки зрения самих фирм это эффективно.
Однако для общества монополизм связан с высоким уровнем цен, низкими объемами производства продукции и
зачастую плохим ее качеством. Получение фирмой рыночной власти ведет, с одной стороны, к увеличению излишка
производителя, но с другой — к снижению излишка потребителя. Как правильно должны распределяться излишки в
обществе — вопрос субъективный. С экономической точки зрения, проблему следует рассматривать в аспекте
максимизации эффективности размещения и использования производственных ресурсов. Идеалом эффективности для
общества считается ситуация совершенной конкуренции, когда цены реализации товара фирмами совпадают с уровнем
предельных издержек последних, а в долгосрочном периоде производство осуществляется с самыми низкими (из
возможных) средними издержками.
Эффективность олигополии следует рассматривать прежде всего с точки зрения складывающегося уровня цен и
объема производства в отрасли. В различных моделях олигополии параметры равновесия (т.е. цен и объемов выпуска)
устанавливаются по-разному. Чем более низкая цена на товар устанавливается олигополистами (по возможности на
уровне предельных издержек), и чем больший объем выпуска товаров наблюдается, тем выше эффективность данной
рыночной структуры с общественной точки зрения. Самая низкая эффективность олигополии бывает при кооперативной
игре, т.е. сговоре фирм, когда они действуют практически как единая монополия. Самая высокая эффективность
достигается при поведении олигополистов, соответствующем модели Бертрана, т.е. при некооперативной игре с
одновременным установлением цен.
Еще одной важной составляющей эффективности является наличие положительных внешних эффектов в отрасли,
важнейшим из которых можно признать научно-технический прогресс. Если фирмы финансируют научные изыскания,
тем самым содействуя развитию всего общества, это является признаком эффективности.
С одной точки зрения, олигополистические фирмы, как и монополисты, могут сдерживать научно-технический
прогресс, так как с появлением инноваций приходится отказываться от морально устаревшего оборудования, и это
затрудняет прибыльное использование всего вложенного капитала. Но с другой стороны, олигополии имеют
возможность получать экономическую прибыль, за счет которой финансируются научные исследования. Вследствие
этого олигополии способны содействовать научно-техническому прогрессу. Стимулом к поддержке исследований
является возможность получать патенты и лицензии, позволяющие олигополистам укреплять барьеры для вступления в
отрасль новых фирм.
Таким образом, взаимосвязь структуры рынка и темпов научно-технического прогресса неоднозначна. В
некоторых монополизированных отраслях наблюдается отставание научно-технического развития, в других, наоборот, —
его ускорение.