Вы находитесь на странице: 1из 13

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

Механико-математический факультет

????????????

Студента группы 402


Дергачевой Н. С.
Преподаватель: Клячко А. А.

Москва, 2021
Содержание
1 Теорема Лейтона 3

2 Усиление теоремы Лейтона 5

2
1 Теорема Лейтона
Теорема. (Лейтон) Если два конечных графа имеют общее накрытие, то они
имеют конечное общее накрытие.

Определение. Degree partition графа G – это разбиение множества вершин графа


G на минимальное число подмножеств B0 , B1 , ..., Bt−1 , для которых существуют
константы rij , такие что для любых i, j(0 ≤ i, j < t) любая вершина v ∈ Bi инциндентна
ровно rij ребрам, соединяющим её с вершинами из Bj .

Определение. Degree refinement графа G - это матрица R = (rij ). Две матрицы


degree refinment R1 и R2 подобны, если они одного размера и существует матрица
перестановки P такая, что R1 = P T R2 P (т.е. если переименовав и переставив блоки
вершин, можно получить две одинаковые матрицы)

Наверно, еще стоит сказать, что неизоморфные графы могут иметь подобные
матрицы degree refinement.

Утверждение 1. Если σ : Γ → H и γ : H → G - накрытия, то γ ◦ σ : Γ → G - накрытие.

Утверждение 2. Если σ : Γ → H - накрытие, то матрицы dergree refinment графов Γ и


H подобны.

Теорема. Пусть G и G0 - конечные связные графы, у которых матрицы degree


refinement подобны. Тогда G и G0 имеют общее конечное накрытие.

Доказательство. Заменим каждое ребро, не являющеся петлей, на два


противоположно ориентированных ребра.
0
Пусть B0 , B1 , ..., Bt−1 - разбиение вершин графа G (degree partition), а B00 , B10 , ..., Bt−1 –
разбиение вершин графа G0 . Перенумеруем блоки так, что матрицы degree refinement
R = (rij ) этих графов равны.
Будем говорить, что вершина v ∈ V (G) является вершиной типа i, если она
принадлежит Bi ; что ребро является ребром типа i → j, если его начало – вершина
типа i, а конец – вершина типа j(аналогичные определения для графа G0 ).
Пусть ni - число вершин типа i в G, mij - число вершин типа i → j в G.
s = HOK (mij ), ai = nsi , bij = msij , 0 ≤ i, j < t (если mij = 0, то считаем, что bij не
0≤i,j<t
определено).
Далее, для всех 0 ≤ i, j < t и для каждой вершины v ∈ V (G) типа i
упорядочиваются rij ребер типа i → j с началом в вершине v. Пусть g(v, e) – порядок

3
i → j-ребра e с началом в вершине v. Для удобства, 0 ≤ g(v, e) < rij . Аналогично,
упорядочиваются ребра и вводится функция g 0 на ребрах и вершинах графа G0 .
Вершины накрывающего графа H определяются следующим образом:

V (H) = (i, v, v 0 , p) 0 ≤ i < t, v − i-вершина в G, v 0 − i-вершина в G0 , 0 ≤ p < ai ,




а ребра определяются так:

E(H) = (i, j, e, e0 , q) 0 ≤ i.j < t, e − i → j-ребро в G, e0 − i → j-ребро в G0 , 0 ≤ q < bij .




Отношение инциндентности в H определяются так:

вершина (i, v, v 0 , p) является началом ребра (k, j, e, e0 , q) тогда и только тогда, когда i = k,
 
0 0 0 p
v − начало ребра e в G, v − начало ребра e в G , q = и g(v, e) − g 0 (v 0 , e0 ) ≡ p mod rij ;
rij

вершина (i, v, v 0 , p) является началом ребра (j, k, e, e0 , q) тогда и только тогда, когда i = k,
 
0 0 0 p
v − конец ребра e в G, v − конец ребра e в G , q = и g(v, er ) − g 0 (v 0 , e0r ) ≡ p mod rij
rij
(er − обратное к e ребро).

В построенном графе(?) начало и конец каждого ребра определяется однозначно.


Рассмотрим ребро (i, j, e, e0 , q) и допустим, что у него образовались две начальные
вершины (i, v, v 0 , p1 ) и (i, v, v 0 , p2 ), 0 ≤ pk < ai = ri jbij , k = 1, 2. Согласно тому, как
определяется инциндентность:
   
p1 p2
q= = , 0 ≤ q < bij ,
rij rij
g(v, e) − g 0 (v 0 , e0 ) ≡ p1 ≡ p2 mod rij .

Далее, pk = qrij + xk , 0 ≤ xk < rij и 0 ≡ p1 − p2 = x1 − x2 mod rij . Значит, x1 = x2 и


p1 = p2 . Аналогично, доказывается, что каждое ребро имеет однозначно определенный
конец. В следствие того, что bij = bji , каждое ребро встречается в паре
противоположно направленных ребер. Значит, граф H определен корректно.
Почему H накрывает G? Накрывающее отображение γ : H → G устроено так:

γ(i, v, v 0 , p) = v, γ(i, j, e, e0 , q) = e

Очевидно, что данное отображение сохраняет отношение инциндентности и


является сюръективным. Почему оно локально биективно?
(Да на самом деле из рисунка видно.)

4
Построенный граф H после отождествления в нем «обратных» ребер является
накрытием графа G. Аналогично, строится накрытие графа G0 . Важно отметить, что
построенный таким образом граф H не обязательно будет связным, но каждая его
компонента связности будет конечным накрытием G и G0 .

2 Усиление теоремы Лейтона


Из теоремы Лейтона можно сделать вывод, что если у двух связных конечных графов
универсальные накрытия изоморфны одному и тому же дереву, то это дерево будет
накрывать и общее конечное накрытие.
Однако, данный вывод не может быть распространен на произвольные
регулярные накрытия G → Gi конечных связных графов.

5
Теорема. Существуют такие связные графы G, G1 , G2 и регулярные накрытия
pi : G → Gi (i = 1, 2), что G1 и G2 конечные, но для любого конечного графа Ĝ,
накрывающего G1 и G2 не существует накрытия G → Ĝ.

Предложение. Существуют такие связные графы G, G1 , G2 и накрытия


pi : G → Gi (i = 1, 2), что G1 и G2 конечные, для которых не существует конечного
графа Ĝ и накрытий λi : Ĝ → Gi (i = 1, 2), τi : G → Ĝ таких, что pi = λi ◦ τi .

В доказательстве этого предложения используются примеры двух k-


порожденных групп, чьи графы Кэли изоморфны, но одна из них не имеет
собственных подгрупп конечного индекса, а другая имеет. В качестве графа G
используется граф Кэли этих групп, в качестве G1 букет из k окружностей, в качестве
G2 накрытие букета из k окружностей, соответствующее собственной подгруппе
конечного индекса в свободной группе Fk . Тогда любое конечное накрытие Ĝ будет
соответсвовать подгруппе конечного индекса в первой из упомянутых выше групп, в
которой, по предположению, их нет.
На этой идее строится доказательство предложения. Однако, можно обосновать
данное предложение, не используя такой серьезной теории.
В качестве G1 достаточно взять «восьмерку», то есть букет из двух окружностей,
а в качестве G2 решетку на торе 5 × 5, то есть граф Кэли группы Z5 ⊕ Z5 .
В качестве графа G берем бесконечную квадратную решетку на плоскости.
Накрытие p2 - стандартное приведение по модулю 5 по обеим координатам, а накрытие
p1 изображено на рисунке: пунктирные ребра переходят в одно ребро восьмерки, а
сплошные - в другое. Вставить замечание про ориентацию

Рис. 1: G

Почему не существует этого конечного графа Ĝ? Этот граф обязан быть
торической решеткой 5k × 5l, чтобы через него пропустилось накрытие p2 . Но
накрытие p1 нельзя пропустить ни через какую торическую решетку размера ≥ 5 × 5,

6
так как на торической решетке нельзя нарисовать ничего подобного предыдущему
рисунку. Строго это формулируется так:
на торической решетке Ĝ размера ≥ 5 × 5 или больше нельзя ориентировать
ребра и раскрасить их в два цвета так, чтобы какое-то накрытие G → Ĝ
сохраняло ориентацию и раскраску.
Всякий маленький квадратик (1 × 1) из G обязан переходить в маленький
квадратик на торической решетке, так как на торической решетке все циклы длины
четыре такие же квадратики, а циклов меньшей длины нет.
Теперь посмотрим на пунктирные циклы на рисунке 1, они имеют длины
4 · 1, 4 · 3, 4 · 5, ... Возьмем такой цикл c длины 4p, где p - простое число, намного
большее числа вершин в торической решетке Ĝ. Он накроет какой-то простой цикл
длины, делящей 4p. Но в силу выбора p таких циклов нет, кроме циклов длины
4. Значит, c перейдет в маленький квадратик. Куда перейдет следующий цикл c0
длины 4(p + 2)? Он обязан перейти в цикл длины 12, охватывающий тот маленький
квадратик. Значит, 4(p + 2) делится на 12, то есть p + 2 делится на 3. Но то же самое
можно сказать про предыдущий цикл длины 4(p − 2) и получить, что p − 2 делится
на 3, то есть (p + 2) − (p − 2) = 4 делится на 3. Противоречие.
Доказательство самой теоремы предполагает переход от графов к двумерным
комплексам, то есть там ведется построение конечных комплексов K1 , K2 , их общего
накрытия K, таких что если и существует K̂ – конечный двумерный комплекс,
накрывающий K1 и K2 , то K не будет накрывать K̂.
Если предположить, что известен лишь факт наличия этих примеров, то
можно попытаться доказать эту теорему следующим способом. Идея такая. Сначала
предположим, что утверждение теоремы неверно, т.е. если у связных конечных
графов G1 и G2 существует общее накрытие G, то G будет накрытием для Ĝ –
любого общего конечного накрытия графов G1 и G2 .
Рассмотрим два произвольных двумерных комплекса K1 и K2 и их общий
накрывающий комплекс K. Пусть G1 , G2 и G – графы, построенные по двумерным
комплексам K1 , K2 и K соответсвенно (предположим, что уже известен некоторый
процесс построения графа из двумерного комплекса). Тогда существует конечный
граф Ĝ, который накрывает G1 и G2 и, по предположению, накрывается графом
G. Теперь необходимо совершить переход обратно, то есть вернуться к двумерным
комплексам. Для этого необходимо научиться правильно «вклеивать» клетки в
Ĝ, чтобы получился двумерный комплекс, который является накрытием исходных
комплексов K1 и K2 и накрывается комплексом K.
В случае корректности построения, наличие вышеупомянутых примеров будет

7
давать противоречие. Следовательно, предположение о ложности утверждения
теоремы неправильно.
Это только краткое изложение доказательства теоремы. Что нужно сделать
строго? Во-первых, описать построение графа из двумерного комплекса и
«вклеивание» клетки в граф; во-вторых, продолжить накрытия графов, до накрытия
двумерных комплексов.
Построение графа G из двумерного комплекса K осуществляется путем
добавления в каждую клетку по вершине, из которой исходит какое-то особенное,
присущее исключительно этой клетке, число висячих ребер, большее, чем степени
всех вершин исходного комплекса. Далее, совершается обход каждой клетки.
Выбирается стартовая вершина на границе клетки. Обходя граничные ребра клетки,
при проходе по ребру добавляется дополнительная вершина с некоторым количеством
висячих ребер на текущее ребро. Параллельно с обходом границы строится
многоугольник, отвечающий за порядок обхода границы, то есть каждое ребро этого
многоугольника ассоциируется с граничным ребром клетки, путем соедининия ребром
построенной дополнительной вершины внутри граничного ребра и добавленной
вершины внутри соответсвующего ребра многоугольника.
Далее, дополнительно проводятся ребра из каждой «особенной» вершины к
дополнительным вершинам на границе многоугольника, с которым эта «особенная»
вершина ассоциирована. В результате получается двумерный комплекс K# . В
(1)
качестве графа G берется одномерный остов K# полученного двумерного комплекса
K# .
(1)
Лемма. Пусть D – двумерный комплекс, D# – граф, полученный из
D в результате описанного выше построения. Тогда D однозначно
(1)
восстанавливается по D# .
(1)
Доказательство. Вершины графа D# делятся на насколько типов.

1. «Особенные» вершины, добавленные на самом первом этапе построения,


отвечающие за идентификацию клетки, характеризующиеся наличием большого
количества висячих ребер.

2. Вершины, образовашиеся на границах исходных клеток, для связи с


многоугольником, который тоже ассоциирован с клеткой, и из которых тоже
исходит определенное количество висячих ребер.

3. Вершины дополнительных многоугольников, для соединения с «особенными»


вершинами из п. 1.

8
4. «Обычные» вершины дополнительных многоугольников.

5. Прочие – исходные вершины комплекса и вершины степени 1.

Как вклеить клетку, зная только классификацию вершин? Выбирается


«особенная» вершина v (вершина из п. 1). По построению среди ребер, исходящих из
v помимо висячих ребер, есть и другие[не висячие]. Переходим по одному из таких
ребер и оказываемся в вершине типа 3. Снова совершая переход по ребру, можно
попасть либо в вершину типа 2 – вершина на границе исходной клетки, с висячими
ребрами, либо в вершину типа 4 – вершина многоугольника, без висячих ребер. Во
втором случае необходимо вернуться назад и найти вершину второго типа.
Теперь оказавшись в вершине w второго типа, мы понимаем, что находимся
на границе исходной клетки и необходимо найти исходную вершину комплекса,
принадлежащую этой клетке. Переходим из w в ближайшую вершину w0 степени
> 1. Если из w0 не исходят висячие ребра, то w0 – искомая вершина. Иначе, из w0
осуществляется переход по тому не висячему ребру, которое не будет входить в путь
из двух ребер, соединяющих w0 и «особенную» вершину первого типа, отличную от
v. Снова оказываемся в ситуации, описанной в начале абзаца. Действуя аналогичным
образом, можно найти исходную вершину u1 комплекса.
Пусть w0 – вершина, из которой непосредственно был совершен переход в u1 .
Из u1 снова переходим в w0 . Продолжая рассуждения, аналогичные рассуждениям в
предыдущем абзаце, находим вершину u2 последнего типа в классификации выше, не
являющуюся вершиной степени 1. По пути u1 w0 ...w...u2 вклеиваем ребро клетки.
Далее, необходимо выбрать следующую вершину второго типа. Проблема в том,
что все соседние с вершиной u2 вершины – это вершины второго типа, но только одна
из них лежит на исходном ребре границы нужной клетки. Она выбирается следующим
образом. Ищется путь из u2 в v, проходящий только через вершины второго типа,
кроме последней перед v вершиной, которая должна быть вершиной третьего типа. А
первая, отличная от u2 вершина и будет нужной, то есть принадлежит ребру исходной
клетки. Вновь используя рассуждения предыдущих абзацев, находится следующая
вершина u3 и вклеивается ребро клетки. И т.д. При этом проходя каждый раз через
вершину второго типа w, из которой существует путь до «особенной» вершины v
длины 2, помечается соответсвующее ребро многоугольника.

На самом деле это доказательство не совсем верное, поскольку оно не учитывает


то, в каком направлении приклеивается ребро клетки. Этот момент не учитывается

9
и в построении графа из двумерного комплекса. Эта проблема решается, например,
так. Рассмотрим ребро клетки исходного комплекса с началом в вершине x и концом
в вершине y. По построению этому ребру xy соответсвует некоторое ребро cd в
многоугольнике, связанном с этой клеткой. Также на ребре xy существует вершина(п.
2 в доказательстве леммы) a, из которой можно добраться до «особенной» вершины
рассматриваемой клетки по пути длины 2. Можно добавить новую вершину a0 на
ребро xa и соединить ребром a0 с c. Это и будет озачать ориентацию именно от
x к y(в противном случае, добавлять новую вершину a0 на ребро ay). По данному
дополнительному построению естественным образом восстанавливается информация
о том, в каком направлении приклеивается ребро клетки.

Следствие. Пусть τ : L → M накрытие конечного двумерного комплекса M


(1) (1)
двумереным комплексом L, а также существуют накрытия L# → Γ и Γ → M# .
Тогда эти накрытия продолжаются до накрытий двумерных комплексов
L# → (Γ) и (Γ) → M# , где (Γ) – двумерный комплекс, построенный по Γ.

Теорема Лейтона не верна для двумерных комплексов.

Теорема. Существуют конечные двумерные комплексы, у которых есть общее


универсальное накрытие, но нет общего конечного накрытия.

Доказательство. Рассмотрим фундаментальные группы тора и бутылки Клейна:

G1 = a, b [a, b] = 1 , G2 = a, b ab = a−1 .


Стандартные двумерные комплексы, соответсвующие этим группам - тор и


бутылка Клейна. Графы Кэли этих групп изоморфны как абстрактные графы(без
учета ориентации ребер), поэтому их общим универсальным накрытием будет
плоскость, «размеченная на квадраты». Однако, они имеют и конечное общее
накрытие - тор с дополнительным меридианом. Таким образом, тор и бутылка Клейна
не дают контрпример, но их можно преобразовать...
Рассмотрим свободные произведения групп Gi и некоторой группы H с
объединенной циклической подгруппой Hi = Gi ∗ H = Π1 (Ki ) – фундаментальные
b=h
группы некоторых стандартных комплексов. Универсальные накрытия этих
комплексов изоморфны, поэтому можно считать, что стандартные комплексы K1 и K2
имеют общее универсальное накрытие. Однако, при «правильном» выборе группы H и
элемента h, построенные комплексы K1 и K2 не имеют общего конечного накрытия.
Пусть h – элемент бесконечного порядка, который принадлежит любой подгруппе

10
конечного индекса в H (например, в не финитно-аппроксимируемых группах такой
заведомо найдется).
Теперь почти определившись с выбором группы H, предположим, что....
Если двумерный комплекс K̂ является конечным накрытием как для K1 , так и для
K2 , то фундаментальная группа Π1 (K̂) имеет конечный индекс в Π1 (Ki ) = Hi , i = 1, 2.
Из этого факта, а также из того, что H является подгруппой в Hi , вытекает, что
Π1 (K̂) ∩ H является подгруппой конечного индекса в H и, следовательно, содержит
h.
Кажется, в конце предыдущего абзаца лишняя информация.
Если h принадлежит всякой подгруппе конечного индекса в H, то h


принадлежит и всякой подгруппе конечного индекса в H2 , а значит, h содержится
в любой подгруппе конечного индекса в H2 , в частности в Π1 (K̂).
будут выполнены соотношения ab = a−1 и



Также в фактор-группе H2 h
h = b = 1, из которых выводится, что a2 = 1. Следовательно, a2 принадлежит Π1 (K̂), и


Π1 (K̂) содержит подгруппу a2 , b .
Рассмотрим элемент a2b :

a2b = b−1 a2 b = (b−1 ab)(b−1 ab) = a−2 .

a2 , b будет выполнено соотношение a2b = a−2 . Таким




Значит, в подгруппе
образом, в Π1 (K̂), а следовательно, и в Π1 (K1 ) = H1 есть подгруппа, изоморфная
фундаментальной группе бутылки Клейна.
Теперь в качестве H, возьмем конкретную группу, а именно группу Баумслага-
Солитэра:

H = BS(3, 5) = c, d c3d = c5 ,

а элемент h – это коммутатор cd и c:

h = [cd , c].

Этот элемент h действительно будет принадлежать любой подгруппе конечного


индекса в H = BS(3, 5), так при любом гомоморфизме ϕ : H → K, где K – конечная
группа, элементы ϕ(c), ϕ3 (c) и ϕ5 (c) имеют одинаковый порядок, а значит ϕ(c)ϕ(d)
принадлежит циклической подгруппе, порожденной ϕ(c) и [cd , c] принадлежит ядру
гомоморфизма ϕ.


При таком выборе группа H1 превращается в a, c, d [a, [cd , c]] = 1, c3d = c5 ,
которая не содержит подгрупп, изоморфных группе бутылки Клейна. Противоречие.

11
Лемма. Свободное произведение с объединённой циклической подгруппой

G = a, c, d|[a, [cd , c]] = 1, c3b = c5 = a, b|[a, b] = 1 c, d|c3d = c5







b=[cd ,c]

свободной абелевой группы и группы Баумслага–Солитэра BS(3, 5) не содержит


подгрупп, изоморфных фундаментальной группе бутылки Клейна K = BS(1, −1).

Доказательство. Группа BS(3, 5) не содержит подгрупп, изоморфных K [Lev15].






Следовательно, в факторгруппе G [a, G] = a ∞ × BS(3, 5) нет неединичных
элементов, сопряжённых своим обратным. Стало быть, всякий элемент группы


G, сопряжённый своему обратному, содержится в N = [a, G] . Эта подгруппа
тривиально пересекает свободные сомножители (и сопряжённые к ним подгруппы).
Остаётся воспользоваться критерием сопряжённости в свободных произведениях с
объединённой подгруппой (смотрите, например, [ЛШ80]):

циклически приведённые слова длины ≥ 2 в свободном произведении с


объединёнными подгруппами U ∗ V сопряжены тогда и только тогда,
W
когда одно из них может быть получено из другого циклической
перестановкой и последующим сопряжением при помощи элемента из
W.

Из равенства в U ∗ V приведённых слов u1 v1 ... = u01 v10 ... вытекают, разумеется,


W
равенства двойных смежных классов W u1 W = W u01 W , W v1 W = W v10 W , ... Поэтому,
если циклически приведённое слово

c, d|c3d = c5



x ∈ N / a, b|[a, b] = 1 ∗
b=[cd ,c]

сопряжено своему обратному, то для одной из букв x1 слова x мы получаем равенство


x1 = bk x−1 l
1 b . После очевидной замены переменных мы приходим к тому, что

ˆ либо x̂21 ∈ b для некоторого x̂1 ∈ ( a ∞ × b ∞ ) \ b ,






ˆ либо x̂21 ∈ [cd , c] для некоторого x̂1 ∈ c, d|c3d = c5 \ [cd , c] .





Первое очевидно невозможно. А невозможность второго можно либо проверить





d
непосредственно, либо рассуждать так: факторгруппа c, d|c3d = c5 [c , c]
является, очевидно, группой без кручения; поэтому x̂1 обязан содержаться


в нормальном замыкании F = [cd , c] , которое является свободной группой
(поскольку по теореме Карраса–Солитэра (смотрите, например, [ЛШ80]) в HNN-
расширении свободна всякая подгруппа, тривиально пересекающая подгруппы,

12
сопряжённые с базой); осталось показать, что элемент [cd , c] этой свободной
группы не является квадратом; а это так, поскольку предположив противное и
заметив, что автоморфные образы квадратов также квадраты, мы получили бы, что



F = [cd , c] = x̂2 ⊆ {f 2 f ∈ F } , что, конечно же, не может выполняться ни для
какой нетривиальной свободной группы F . Это завершает доказательство.

Список литературы
[1] [ЛШ80] Р. Линдон, П. Шупп, Комбинаторная теория групп, Мир, М., 1980.

[2] [Lev15] G. Levitt, Quotients and subgroups of Baumslag–Solitar groups, J. Group


Theory, 18:1 (2015), 1-43.

13