Вы находитесь на странице: 1из 172

'/f

J -2U

газ
u
Ï5D
M. Г . КРИВОШЛЫКЪ.

АНЕКДОТЫ
изь жизни русски^ ъ залѵЬчат-сльны^ъ

людей.

(Ci. краткими біографіямн ІІХЬ).

Тнпогрнфія. В. M. Курочкнпа. Гороховая ул., № 17.

1896.
Дозволено Цензурою. С.-Петербурга '27 февраля 1890 г.

2011109638
„О Пѳтрѣ вѣдайтѳ, что жизнь ему
нѳ дорога - жила-бы Роееія въ ечаетіи
и благодѳнетвіи".
(Приказъ Петра Велик, передъ Полт. битвой).

ОСВЯЩАЮ свой „Сборникъ историче-


скихъ анекдотовъ" молодому, нодростаю-
щему поколѣнію, которое, со временемъ,
должно замѣннть насъ. Думается, что
эта скромная книжечка дастъ ему возмож-
ность, хотя на время, заглянуть въ жизнь
нашихъ историческііхъ личностей и тѣмъ
уже возбудить любовь ко всему родному, русскому и доро-
гому для сердца нашего, а въ этомъ — основная за-
дача воснитанія русскаго юношества. Пусть въ минуты
досуга или горя оно заглянетъ сюда и здѣсь, въ этихъ
страничкахъ изъ жизни великихъ людей нашей родины
быть можетъ, ночерннетъ себѣ отраду и утѣшеніе.

M. Кривошлыкъ.

-TQT-
ПЕТРЪ ВЕЛИКІЙ.

I I API) Ѳеодоръ Алексѣевичъ, сынъ Алексѣя Ми-


V: хаиловича, умирая 27 Апрѣля г. бездѣт-
пымъ, не назначить себѣ наслѣдника. Старшій по
немъ братъ Іоаннъ былъ слабъ и физически и умст-
венно. Оставалось, какъ того желалъ и народъ, „быть
на царствѣ Петру Алексеевичу", сыну отъ второй
жены Алексѣя Михаиловича. Но властью завладѣла
сестра Іоанна, царевна Софья Алексѣевна, а деся-
тилѣтній Петръ, не смотря на то, что былъ вѣнчанъ
вмѣстѣ съ братомъ Іоанномъ и назывался царемъ,
былъ царемъ опалышмъ. О воснитаніи его не забо-
тились, и онъ былъ всецѣло нредоставленъ самому
себѣ; но будучи одаренъ всѣми дарами природы, онъ
самъ нашел'ъ себѣ воспитателя и друга, въ лицѣ
женевскаго уроженца, Франца Лефорта.
Чтобы выучиться ариометикѣ, геометріи, форти-
фикаціи и артиллерін, Петръ отыскалъ себѣ учи-
теля, голландца Тиммермана. ІІрежніе московскіе
царевичи не получали научнаго образованія, ІІетръ—
иервымъ обратился за наукою къ западнымъ ино-
странцамъ. Заговоръ протнвъ его жизни не удался,
Софьи была принуждена удалиться въ Поводѣвичій
монастырь, и 12 Сентября 16G9 г. началось правле-
ніе Петра, когда ему было с ь неболынимъ 17 лѣтъ.
Здѣст, немыслимо перечислить в с ѣ главный дѣянія и
реформы Петра, давшія ему прозвище Великаго;
скажемт. только, что онъ гіреобразовалъ и воспи-
талъ Россію но образцу западныхъ государствъ и
первый далъ толчокъ къ тому, чтобы она стала въ
настоящее время на недосягаемую высоту. В ъ своихъ
тяжелыхъ трудахъ и заботахъ о своемъ ' государств!;
Иетръ не щадилъ себя и своего дарованія и 6 Я н -
варя 1725 года, при обрядѣ водоосвященія, онъ
простудился, слегъ въ постель и 28 Я н в а р я въ Бозѣ
почнлъ. Ему обязана своимъ возникновеніемъ наша
столица Петербурга, заложенная въ 1703 году,
16 Мая, на островѣ Лустъ-Эйландѣ, отнятомъ у
шведовъ.

с - т ^

У купца Сорокина родился сынъ. Иетръ Великій


пожелалъ быть кумомъ. Назначенъ былъ день и
часъ крестить, но приглашенный понъ не явился.
Петръ велѣлъ позвать другого священника, а не-
явившагося велѣлъ Меньшикову позвать въ воскре-
сенье къ царю.
Поиъ очень струсилъ.
— Пропалъ, матка, сказалъ онъ женѣ.
— А то-то, поменьше-бы бражннчалъ!
— Да я думалъ, что Сорокннъ вретъ, что царь
будетъ кумомъ.
— ІІу, да что будетъ, то будетъ! А надо идти.
— Е щ е бы!
Въ воскресенье поиъ явился кт> царю.
— Т ы отчего не явился къ Сорокину крестить
ребенка? сказалъ царь грозно. А?
— Занятъ былъ.
— Врешь! вскричалъ ІІетръ громовымъ голосомъ.
Пьянствовалъ! Меньшиковъ, отправить его въ Со-
ловки! Напиши обь этомъ къ патріарху!
ІІопъ упалъ на колѣни.
— Ваше Величество, помилуйте: жена, дѣти!
— А! Помилуйте — жена, дѣти —то-то!
Ну, слушан: ступай домой и въ слѣдующее воскре-
сенье приди и отгадай мнѣ три загадки: сколько
верстъ отъ земли до неба? Чего я стою? Что думаю?
Маршъ! Не отгадаешь, помилованья не будетъ, от-
гадаешь—прощу!
В ъ воскресенье понъ Семенъ явился во дворецъ.
Прежде надо сказать, что священннкъ обращался
ко всѣмъ зиакомымъ, чтобы разгадали загадки, но
никто не отгадал ь. Наконецъ, попъ обратился къ
своему брату, дьякону Каллистрату. Тотъ подумалъ
немного и сказалъ:
— Послушай, братъ, когда тебѣ идти къ царю?
— В ъ воскресенье, сегодня.
— Въ какой рясѣ ты былъ у царя?
— В ъ новой голубой, атласной.
— Давай ее! ІІонъ досталъ, дьяконь надѣлъ ее.
— Что ты дѣлаешь?
— Иду къ царю вмѣсто тебя. Ты знаешь, что мы
похожи другъ на друга. Онъ приметъ меня за тебя.
И дьяконъ отправился. Является къ царю, который,
по случаю нраздничнаго дня, былъ окруженъ всѣми
придворными.
— А! сказалъ Нетръ,—Отгадалъ?
— Точно такъ, Ваше Величество.
— 11у, сколько верстъ отъ земли до неба?
— 240,000 милліоновъ верстъ.
— Врешь! 1*
— Никакъ нѣтъ: велите повѣрить.
— Ну, хорошо. Велю. Л чего я стою?
— 29 сребренниковъ.
— Такъ мало!?
— Больше не стоите, Ваше Величество. Спаси-
тель, Царь небесный, былъ нроданъ за 30 сребрен-
никовъ, а вы, царь земной, одннмъ сребренникомъ
менѣе.
— Вѣрно, сказалъ Петръ, смѣясь. Л что я думаю,
того не отгадаешь.
— Ііѣтъ, отгадаю. Вы думаете, что я нопъ Се-
менъ, а я дьяконъ Каллистратъ, его родной братъ.
— ІІу, молодецъ Каллистратушка! Напишите вла-
дыкѣ, что я прошу его с е й ч а с ъ - ж е посвятить Кал-
лнстрата во священники и назначить въ дворцовую
церковь.

ІІѢсколько стрѣльцовъ и два офицера ихъ, Цик-


леръ и Соковнипъ, составили заговоръ съ цѣлью
убить Петра I. Для нсполиенія своего замысла, они
сговорились зажечь два смежныхъ дома въ Москвѣ,
и, какъ государь являлся на всякій ножаръ, то рѣ-
шено было убить его въ это время. Назначили
день. В ъ опредѣленное время в с ѣ заговорщики со-
брались въ домѣ Соковнина. Но два сгрѣльца заго-
ворщика, почувствовавъ боязнь и угрызеніе совѣ-
сти, отправились въ Преображенское, гдѣ обыкно-
венно жилъ Петръ Великій, и открыли Государю
заговоръ, который намѣревадись исполнить въ тотъ-
же день въ полночь.
Петръ Великій велѣлъ задержать доносителей и
тотчасъ-же написалъ записку къ капитану ІІреобра-
женскаго полка, Липунову, въ которой приказалъ
ему тайно собрать всю свою роту, въ 11 часовъ
ночи окружить домъ Соковнина и захватить всѣхъ,
кого онъ найдетъ тамъ. Вечеромъ Государь, вообра-
жая, что назначилъ капитану 10 часовъ, самъ въ
11-омъ часу въ одноколкѣ, съ однимъ только день-
щикомъ, иоѣхалъ къ дому Соковнина, куда и при-
быль въ половинѣ одиннадцатаго. Съ неустраши-
мостью вошелъ онъ въ комнату, гдѣ сидѣли заго-
ворщики, и сказалъ имъ, что, проѣзжая мимо и
увидѣвъ въ окнахъ свѣтъ, онъ подумалъ, что у хо-
зяина гости, и рѣшился зайти, выпить чего-нибудь
съ ними. Онъ сидѣлъ уже довольно долго, внут-
ренно досадуя на капитана, который не исполнилъ
его повелѣнія.
Наконецъ. Императоръ услышалъ, что одннъ стрѣ-
лецъ сказалъ н а ухо Соковнииу: не пора ли, брать?
Соковнинъ, не желая, чтобъ Государь узналъ о ихъ
заговорѣ, отвѣчалъ: нѣтъ. еще рано! — Е д в а пропз-
несъ онъ эти слова, какъ Петръ вскочилъ со стула,
и. ударивъ Соковнина кѵлакомъ въ лицо, такъ что
тотъ упалъ. воскликнулъ: Е с л и тебѣ не пора еще.
мошенникъ, такъ мнѣ пора! Возьмите, вяжите
ихъ! — Въ эту самую минуту, ровно въ 11 часовъ,
капитанъ Лішуновъ вошелъ съ своею ротою. Госу-
дарь, въ первомъ гнѣвѣ, ударилъ капитана въ лицо,
упрекая его, что онъ не пришелъ въ назначенный
часъ. Когда же Липуновъ представилъ записку его,
Государь сознался въ своей о т и б к ѣ , поцѣловалъ
капитана въ лобъ, назвалъ его честнымъ и исправ-
нымъ офицеромъ и отда.ть ему иодъ стражу связан-
н н х ъ заговорщиковъ.
Послѣ Полтавской побѣды Иетръ I пригласилъ
однажды плѣнныхъ офицеровъ къ своему столу и,
при питіи за здравіе, сказалъ: ГІью за здравіе моихъ
учителей въ военномъ искусствѣ! — ІПведскій фельд-
маршалъ Рейншильдъ спросилъ при этомъ, кого
онъ удостоиваетъ такимъ названіемъ. — Басъ, гос-
иода. — Въ такомъ случаѣ Ваше Величество очень
неблагодарны, поступивъ такъ дурно съ своими учи-
телями. — Государю такъ понравился этотъ отвѣтъ,
что онъ немедленно велѣлъ возвратить Рейншильду
его шпагу.

Во время Шведской войны, въ Петербург!;, для


большей осторожности, зимою черезъ Неву стави-
лись рогатки съ Выборгской къ Московской сторон!;.
Онѣ охранялись часовыми, которымъ было при-
казано послѣ вечерней зари не пропускать никого
ни въ Петербурга, ни изъ Петербурга. Однажды
Иетръ Великій былъ въ театрѣ, находившемся на
Литейной, недалеко отъ дома кумы, генеральши
Настасьи Васильевны Бобрищевой-Пушкиной. Она
тоже была въ театр!; и просила Государя пріѣхать
къ ней послѣ представленія на вечеринку, на что
онъ и согласился. Послѣ спектакля Петръ неза-
метно вышелъ изъ театра и съ однимъ деныдикомъ,
въ маленькихъ саняхъ, заѣхалъ со стороны Охты
къ упомянутой кумѣ. Подъѣхавъ къ часовому, сто-
явшему близъ Лигейнаго двора съ Московской сто-
роны, и назвавшись петербургскимъ купцомъ, за-
иоздавшнмъ на Охтѣ, просилъ его пропустить.
— Не велѣно пропускать, отвѣчалъ часовой.—
Иоѣзжай назадъ!
Государь предлагаетъ ему рубль и, все прнбав-

«
ляя по-стольку же, доходитъ до десяти рублей. Ча-
совой, видя его упорство, сказалъ:
— Вижу, что ты человѣкъ добрый; такъ, пожа-
луйста, поѣзжай назадъ; буде-же еще станешь упор-
ствовать, то я или принужденъ буду тебя застрѣ-
лить, или, выстрѣливъ изъ ружі.я, дать знать гаупт-
вахтѣ, и тебя возьмутъ иодъ караулъ, какъ шгііона.
Тогда Государь поѣхалъ къ часовому, стоявшему
съ выборгской стороны и снова, сказавшись кун-
цомъ, просилъ пропустить. Этотъ часовой пропу-
сти.™ его за два рубля. Пробираясь по Невѣ. къ
дому Бобрищевой - Пушкиной, Государь попалъ въ
полынью и былъ едва выхваченъ изъ нея деныци-
комъ, а лошадь сама выпрыгнула на ледъ. Петръ
пріѣхалъ къ кумѣ весь мокрый. Увидя его въ та-
комъ видѣ и услышавъ, что случилось, всѣ присут-
ствующіе пришли въ ужасъ.
— И зачѣмъ, батюшка, пеняла Государю хозяй-
ка, — самому тебѣ такъ трудиться? Развѣ не могъ
ты послать для осмотра карауловъ кого-другого?
— Когда часовые могутъ измѣнять, то кто - же
лучше испытать-то можетъ, какъ не я самъ? отвѣ-
чалъ Петръ.
На другой день состоялся приказъ по полку: ча-
сового-изменника повѣсить, и, провертя два взятые
имъ за иропускъ рубля, навязать ихъ ему на шею, а
другого часового произвести въ капралы и пожало-
вать десятью рублями, предложенными ему нака-
нуне.

. Кумъ и деньщикъ Петра Великаго, Аѳанасій Да-


ниловичъ Татищевъ, неисполненіемъ какого-то при-
казанія сильно прогнѣвалъ Государя. Онъ велѣлъ
наказать его за это батожьемъ передъ окнами своего
дворца. Офицеръ, которому поручено было исполне-
ніе экзекуцін, прнготовилъ барабанщиковъ, и ви-
новный долженъ былъ самъ явиться къ нимъ. По
Татищевъ медлилъ идти и думалъ, авось гнѣвъ Го-
сударя иройдетъ. Поэтому онъ тихонько ношелъ во-
кругъ дворца. На дорогѣ ему встретился писарь
Е г о Величества, нѣкто Замятинъ. У Татищева
мелькнула блестящая мысль, поставить вмѣсто себя
Замятина.
— Куда ты запропастился? — сказалъ онъ ему,—
Государь тебя ужъ нѣсколько разъ спрашивалъ и
страшно на тебя гнѣвается. Мнѣ велѣно тебя сы-
скать. ІІоѣдемъ скорѣе!—И повелъ его къ барабан-
щикамъ.
Въ это врем и Государь взглянулъ въокнои сказавъ:
— Раздавайте!—отошелъ прочь.
Татищевъ, будто исполняя повелѣніе Государя,
закричалъ солдатамъ, указывая па Замятина.
— Что-жъ вы стали? Принимайтесь!
Бѣднягу раздѣли, положили и начали исполнять
ириказаніе, а Татищевъ спрятался за угодъ.
Скоро Государю стало жаль Татищева. Быглянувъ
изъ окна, онъ закричалъ:
— Полно! и поѣхалъ въ Адмиралтейство.
А проказникъ, между тѣмъ, отправился къ Екате-
ринѣ. Государыня выразила ему свое сожалѣніе по
поводу наказанія и сказала:
— Какъ ты дерзокъ! Забываешь исполнять то, что
ириказываютъ.
Татищевъ, не входя въ дальнѣйшее разсужденіе,
бросился ей въ ноги.
— Помилуй, матушка государыня! Заступи и спаси.
Вѣдь сѣкли то не меня, а подъячаго Замятина.
— Какъ Замятина?—спросила государыня съ без-
нокойствомъ.
— Такъ, Замятина! Я, грѣшникъ, вмѣсто себя под-
велъ его.
— Что ты это надѣлалъ! Бѣдь нельзя, чгобъ Госу-
дарь твоего обмана не узналъ: онъ тебя засѣчетъ.
— О томъ го я тебя и молю, всемилостивейшая
государыня! вступись за меня и отврати гнѣвъ его.
— Да какъ это случилось?
— Вѣдь подъ батожье то ложиться не весело,—
отвѣчалъ Татшцевъ, стоя на колѣняхъ, и разсказалъ
все, какъ было.
Государыня, пожуря его, обѣщалась похлопотать.
Къ счастью, Государь пріѣхалъ съ работъ очень ве-
селый. За обѣдомъ Екатерина заговорила о Тати-
щев!; и просила простить его.
— Дѣло ужъ кончено. Онъ наказанъ и гнѣву моему
конецъ,—сказалъ Государь.
Надо зам етить, что если Петръ Ве.шкій говорилъ
кому нибудь: „Богь тебя простить," —то этнмъ уже все
забывалось, будто ничего и не было. Этихъ то словъ
и добивалась Государыня.
Немного погодя, она он ять попросила, чтобы Го-
сударь не гнѣвался бо.тѣе на Татищева. Петръ про-
молчалъ.
Она въ третій разъ заговорила о томъ же.
— Да отвяжись, пожалуйста, отъ меня!—сказалъ,
наконецъ, Государь.—Ну, Богъ его простить.
Едва были произнесены эти слова, какъ Татшцевъ
уже обнималъ колѣни Монарха, который подтвердить
свое прощеніе. Тогда Татшцевъ признался, что сѣ-
ченъ былъ не онъ, а Замятинъ, и въ заключеніе
прибавилъ:
— И ничто ему, подьячему—крючку.
Ш у т к а эта, однако, не понравилась Государю.
— Я тебѣ покажу, какъ надобно поступать съ
такими плутами, какъ ты!—сказалъ онъ, берясь за
дубинку. Но тутъ Екатерина напомнила, что онъ
уже именемъ Божіимъ простиль виновнаго.
— Ну, быть такъ,—сказалъ Государь, останавли-
ваясь, и приказалъ разсказать, какъ было дѣло. Тати-
щевъ чистосердечно, не утаивая ничего, все раз-
сказать. Призвали Замятина, и онъ подтвердилъ, что
это правда.
— Ну, б р а т ъ , - с к а з а л ъ ему Государь,—прости меня,
пожалуйста! Мнѣ тебя очень жаль, а что дѣлать?
Пеняй на плута Татищева. Однако-жь, я сего не
забуду и зачту побои тебѣ впередъ.
Впослѣдствіи Петру Великому пришлось сдержать
свое слово. Замятинъ попался въ какомъ то престу-
плены!, за которое слѣдовало жестокое наказаніе; но
Государь рѣшилъ такъ, что-де подсудимый и заслу-
ж и в а е м казни, но такъ какъ онъ нѣкогда понесъ
наказаніе, то и замѣнить ему оное за нынѣшнее
преступленіе.

Петръ Великій, имѣя отъ роду всего 10 лѣтъ, со-


ставилъ въ Москвѣ изъ дворянъ регулярную роту,
названную имъ нотѣшною, въ которой самъ служилъ
н ѣ сколько времени барабанщикомъ, а потомъ 12
лѣтъ простынь солдатомъ. Послѣ этихъ первыхъ
воинскихъ упражненій, кораблестроеніе и мореила-
ваніе сдѣлалось любимымъ упражнеиіемъ Петра Ве-
ликаго. Неутомимый монархъ служилъ во флотѣ,
какъ и въ строевыхъ сухопутныхъ иолкахъ, на ряду
съ своими подданными; начиная съ низкихъ степе-
ней, дошелъ въ морской службѣ до званія контръ-
адмирала. Разъ очистилось при флотѣ вице-адми-
ральское мѣсто, на которое подлежало кого нибудь
произвести. Контръ-Адмиралъ Иетръ Алексѣевичъ
подалъ въ адмиралтейскую коллегію просьбу, въ кото-
рой описалъ свою прежнюю службу и просилъ на-
значен! я на освободившееся мѣсто. Коллегія, по вни-
мательномъ разсмотрѣніи дѣла, отдала свободную
вакансію другому контръ-адмиралу, который бо.тѣе
Петра Алексеевича служилъ и болѣе имѣлъ случаевъ
отличиться. Иетръ Великій къ этому поступку отнесся
такъ:
— Члены коллегіи судили справедливо и посту-
пили, какъ должно. Если-бы они были такъ подлы,
что изъ искательства предпочли бы меня моему то-
варищу, то не остались бы безъ наказанія.

Князь Ѳедоръ Юрьевичъ Ромодановскій, извѣст-


ный подъ названіемъ Князя-Кесаря, завѣдывалъ
преображенскимъ приказомъ. При своей страшной
жестокости, изумлявшей самого Петра, этотъ чело-
вѣкъ былъ набоженъ и почиталъ Николая угодника.
Разъ, наканунѣ Николина дня, одинъ колодникъ,
содержавшійся въ приказѣ за убійство, объявилъ,
что имѣетъ сообщить князю нѣчто очень важное.
Ромодановскій велѣлъ привести къ себѣ арестанта.
Тотъ бросился въ ноги и сталъ просить, чтобы его
отпустили въ деревню къ роднымъ—провести съ
ними Ііослѣднін разъ праздникъ и проститься, такъ
какъ, вѣроятно, его скоро казнятъ. Кесарь былъ
озадаченъ такою неслыханною дерзостью.
Да какъ ты смѣешь просить объ этомъ, злодѣй!—
закричалъ, наконецъ, князь, придя въ себя отъ
изумленія.
— Помилуй, отецъ мой! Святой Никола чудотво-
рецъ воздастъ тебѣ за это сторицею.
— Кто же будетъ за тебя порукою? — спросилъ,
уже смягчившись, князь Ромодановскій.
— Самъ святой угодникъ. Онъ не попустить мнѣ
солгать. Начальникъ приказа задумался, потомъ за-
ставилъ разбойника поклясться въ томъ, что онъ
непремѣнно вернется, и затѣмъ отпустилъ его въ
деревню, которая находилась гдѣ-то недалеко отъ
Москвы.
Браги князя тотчасъ же донесли объ этомъ Госу-
дарю. Петръ пріѣхалъ къ его кесарскому величе-
ству и спрашиваетъ:
— ІІравда-ли, что ты отпустилъ разбойника?
— Отпустилъ, но только на пять дней, чтобы онъ
простился съ родными.
— Да какъ же ты могъ это сдѣлать и повѣрить
злодѣю, чго онъ вернется?
— Онъ далъ мнѣ въ томъ порукою великаго угод-
ника Божія, который не попуститъ ему солгать.
— Но когда онъ могъ убить человѣка, то что
стоитъ ему солгать святому, и тѣмъ болѣе, что онъ
уличенъ въ убійствѣ и знаетъ, что будетъ казненъ.
Но князь стоялъ на своемъ.
— Ну, дядя, смотри, чтобъ не отвѣчать за него тебѣ,
если онъ не будетъ въ срокъ,—сказалъ Государь.
Въ назначенный день престунникъ явился въ
приказъ. благодарилъ князя и сказалъ, что теперь
готовъ съ радостью принять заслуженную казнь.
Обрадованный князь поѣхалъ къ Государю и доло-
жилъ объ этомъ. Петръ удивился и иотребовалъ къ
себѣ арестанта.
— Знаешь-ли ты, что за убійство, совершенное
тобою, ты долженъ быть казненъ?
— Вѣдаю, надежа-царь.
— Какъ же, вѣдая, возвратился ты на вѣрную
смерть.
— Я далъ въ томъ порукою св. чудотворца Ни-
колая. Къ тому же я заслужилъ смертную казнь и
приготовился къ ней нокаяніемъ. Да еслибъ я
и вздумалъ бѣжать, то св. Николай не попустилъ-
бы мнѣ того, и я рано или поздно былъ-бы пойманъ
и еще большую потерпѣлъ-бы муку.
Петръ всегда оказывалъ снисхожденіе, когда ви-
дѣлъ чистосердечное раскаяніе, и прощалъ всѣхъ,
кромѣ убійцъ; но на этотъ разъ онъ такъ былъ
тронуть, что приказалъ замѣнить смертную казнь
для этого преступника солдатскою службою въ одномъ
изъ сибирскихъ полковъ.

Когда у Петра 1 родился сынъ, обрадованный


Государь немедленно послалъ своего геиералъ-адъю-
танга въ крѣпость къ оберъ-коменданту съ прика-
заиіемъ возвѣстить народу эту радость пушечными
выстрѣлами. По такъ какъ передъ тѣмъ отданъ былъ
приказъ не пускать въ крѣпость никого послѣ про-
б н а я вечерней зори, то часовой изъ новобранцев!»
остановилъ генералъ-адъютанта.
— Поди ніючь! Не велѣно никого пускать.
— Меня Государь послалъ за важнымъ дѣломъ.
— Я того не знаю, а знаю только одно, что не
велѣно мнѣ никого пускать, и я тебя застрѣлю,
ежели не отойдешь.
Нечего было дѣлать: генералъ-адъютантъ вернулся
и доложилъ Государю.
Тотъ самъ, какъ былъ въ простомъ кафтанѣ, безъ
всякихъ отличій, идетъ въ крѣпость и говорить
солдату:
— ГОСПОДЕНЬ часовой, пусти меня.
— Не пущу.
— Я тебя прошу.
— Ile пущу.
— Я приказываю.
— А я не слушаю.
Да знаешь-ли ты меня?
— Нѣтъ.
— Я Государь твой.
— Не знаю, а я знаю то одно, что онъ же при-
казалъ никого не пускать.
— Да мнѣ нужда есть.
— Ничего я слышать не хочу.
— Богъ даровалъ мнѣ сына, и я спѣшу обрадо-
вать народъ пушечными выстрѣлами.
— Наслѣдника? Полно, правда ли?
— Правда, правда!
— А когда такъ, что за нужда: пусть хоть раз-
стрѣляютъ меня завтра! Поди и сегодня же обра-
дуй народъ сею вѣстью.
Государь нриказываетъ коменданту сто однимъ
выстрѣломъ извѣстить столицу о рожденіи сына;
затѣмъ сиѣшитъ въ соборъ, гдѣ, при звонѣ колоко-
ловъ, благодарить Бога за милость, а солдата жа-
луетъ сержантомъ и десятью рублями.
Государь, точа человѣческую фигуру на токарной
машинѣ, и будучи веселъ, что работа удачно идетъ,
спросидъ механика своего Нартова:
— Каково точу я?
— Хорошо, отвѣчалъ Нартовъ.
— Таково-то Андрей! Кости точу я долотомъ
изрядно, а не могу обточить дубиною упрямцевъ.

Петръ Великій не разъ устраивалъ свиданія съ


королями Польскимъ и Датскимъ. Въ одно изъ такихъ
свиданій ихъ Величества, послѣ веселаго обѣда, за-
спорили о томъ, чьи солдаты оказываютъ больше
храбрости и безпрокословнаго повиновенія. Всякій
хвалилъ своихъ.
— Я совѣтовалъ-бы тебѣ молчать про твоихъ сак-
сонцевъ,—сказалъ ГІетръ королю Польскому,—я ихъ
отлично знаю: они немногимъ лучше трусовъ—поля-
ковъ, а ваши (продолжалъ онъ, обращаясь къ Дат-
скому), какъ ни стары, но иротивъ моихъ новыхъ
не годятся,—Такъ какъ собесѣдннки не уступали, то
рѣшено произвести опытъ.
— Прикажите призвать сюда по одному изъ ва-
ніихъ солдатъ,—сказалъ Петръ,—самаго храбраго и
вѣрнаго, по вашему мнѣнію, и велите броситься изъ
окна. ІІосмотрнмъ, окажутъ ли они безпрекословную
готовность исполнить ваше новелѣніе, а я въ своихъ
увѣренъ, и ес.ін-бы хотѣлъ изъ тщеславія обезчестить
себя, пожертвовавъ человѣкомъ, то каждый безпре-
кословно исполнилъ-бы приказаніе. Начали съ дат-
чанъ. Призвали одного изъ самыхъ неустрашимыхъ
и преданнѣйшихъ королю гренадеровъ. Король при-
казываетъ ему броситься изъ окна. Надо знать, что
дѣло происходило въ третьемъ этажѣ. Гренадеръ
иадаетъ нредъ своймъ государемъ на колѣни и умо-
ляетъ о пощадѣ. Но король непреклоненъ и повто-
р я е м приказаніе. Солдатъ плачетъ и просить, но
крайней мѣрѣ, сказать ему его вину и дать время
на покаяніе.
Петръ засмѣялся и сказалъ королю:
— Полно, братъ, дай ему время на покаяніе. А
съ твоими саксонцами и пробы дѣлать не стоить—
только осрамишься.—Затѣмъ Петръ призываетъ сво-
его офицера и приказывает!, ему ввести какого-
нибудь солдата, перваго поиавшагося. Входить рус-
скій солдатъ. Государь приказываете ему броситься
изъ окна. Тотъ идетъ къ окну и, перекрестясь, зано-
сить ногу на П О Д О К О Н Н И К ' ! , .
— Остановись!—кричитъ ему Государь,—и выйди
вонъ: мнѣ тебя жаль.
Собесѣдники Петра были поражены и просили
Царя наградить солдата офицерскимъ чиномъ. Рус-
скій царь отвѣчалъ, что у него всѣ солдаты таковы,
такъ что пришлось бы всѣхъ произвести въ офицеры.
— I l e хотите-лн, — продолжалъ онъ, — испытать
другихъ. Выбирайте сами самаго храбраго, но ва-
шему мнѣнію, и я увѣренъ, что онъ поступить также.
Но государи не хотѣли продолжать опыта, а на-
стаивали на ножалованіи солдата офицерскимъ чи-
ном!.. Петръ согласился на ихъ просьбу, призвалъ
гренадера и поздравилъ его офицеромъ. а короли
пожаловали ему отъ себя по сто червонныхъ.

ІІодлѣ Гапсаля имѣла мѣсто одна очень характер-


ная собственноручная расправа Петра Великаго. 22
іюня 1715 г. прибыль Петръ I на галерахъ въ Гап-
саль и, осмотрѣвъ городъ, чрезъ Линденъ и Падисъ
направился въ Ревель. По пути объявилъ онъ дво-
рянину Рамму, что будетъ обѣдать у него; дворянинъ
отвѣтйлі, что не желаетъ этого посѣщенія, но Госу-
дарь тѣмъ неменѣе прибылъ къ нему, собственно-
ручно /наказалъ его своею тростью и очень вкусно
пообѣдалъ.
За ѣдой и питьемъ П а Р ь очаровалъ приглашен-
наго имъ къ 'столу побитаго хозяина, очаровалъ н а
столько, что при прощаніи Раммъ просилъ подарить
ему бившую его царскую трость.
Говорятъ, что вещественный документъ этотъ и
по-сегодня хранится у потомковъ Рамма.

Петръ Великій весьма любилъ и жаловалъ Ивана


Михайловича Головина и послалъ его въ Венецію
учиться кораблестроенію и итальянскому языку. I V
ловннъ жилъ въ Италіи четыре года. По возвраще-
ніи оттуда, Петръ Великін, желая знать, чему вы-
учился Головинъ, взялъ его съ собою въ Адмирал-
тейство, повелъ его на корабельное строеніе и въ
мастерскія и задавалъ ему вопросы. Оказалось, что
Головинъ ничего не знаетъ. Наконецъ, государь
спросилъ:
— Выучился-ли хотя по итальянски? Головинъ
признался, что и этого сдѣлалъ очень мало.
— Такъ что-же ты дѣлалъ?
— Всемилостнвѣйшій Государь! Я курилъ табакъ,
иилъ вино, веселился, учился играть на басу и рѣдко
выходилъ со двора. Какъ ни вспыльчивъ былъ Госу-
дарь, л о такая откровенность очень ему понравилась.
Онъ далъ лѣнивцу прозвище князя-баса и велѣлъ
нарисовать его н а картинѣ сидящимъ за столомъ
съ трубкою въ зубахъ, окруженнаго музыкальными
2
инструментами, а подъ столомь валяются металли-
ческіе приборы. Государь любилъ. Головина за нря-
модушіе, вѣрность и таланты, и въ шутку всегда
называлъ его ученымъ человѣкомъ, знатокомъ кора-
бельнаго искусства.
Петръ Великій вздумалъ, по корабельному обычаю,
купать не бывавшихъ еще въ Каспійскомъ морѣ.
Государь и себя не исключалъ при этомъ. За нимъ
послѣдовалъ адмпралъ и прочіе, хотя нѣкоторые
боялись, сидя на доскѣ, трижды опускаться въ воду.
Всего болѣе вышла потѣха при купаніи Ивана
Михайловича Головина, котораго Петръ обыкновенно
называлъ адмиралтейскимъ басомъ. Государь сталъ
самъ его спускать и со смѣхомъ говорилъ:
— Опускается басъ, чтобъ похлебалъ каспійскій
квасъ!

ІІѢкто, отставной мичманъ, будучи еще ребенкомъ,


представленъ былъ Петру въ числѣ дворянъ, при-
сланныхъ на службу. Государь открылъ ему лобъ,
взглянулъ ему въ лицо и сказалъ:
— Ну! Этотъ плохъ. Однако, записать его во флотъ.
До мичмановъ авось дослужится.
Старикъ любилъ разсказывать этотъ анекдотъ и
всегда прибавлялъ:
— Таковъ былъ пророкъ, что и въ мичманы-то
иопалъ я только при отставкѣ!

Всѣмъ нзвѣстны слова Петра Великаго, когда пред-


ставили ему двѣнадцатилѣтняго школьника Василія
Тредьяковскаго.
— Вѣчный труженикъ!
Какой взглядъ? Какая точность въ опредѣленіи!
Въ самомъ дѣлѣ, кто былъ Тредьяковскій, какъ не
вѣчный тружеішкъ?
Неблагодарных! люден Государь ненавидѣлъ и объ
нихъ говаривалъ такъ:
Неблагодарный есть человѣкъ безъ совѣсти, ему
вѣрнть не должно. Лучше явный врагъ, нежели
подлый льстецъ и лицемѣръ: такой безобразить че-
ловѣчество.

Столышкъ Желябужскій впалъ въ такое престу-


пленіе, которое, по справедливости, заслужило пу-
бличное наказаніе и ссылку, къ чему воинскимъ су-
домъ и былъ онъ приговоренъ, и приговоръ тотъ
утвержденъ Государемъ. Сынъ его, человѣкъ моло-
дой и видный, узнавшій о таковомъ ириговорѣ, при
выходѣ Государя изъ дворца, палъ къ стопамъ Его
и со слезами возопилъ:
— Надежа — Государь! Не дерзаю умолять тебя,
меныне-же негодовать на приговоръ, учиненный су-
домъ отцу моему,—зная, что оной правосуденъ, а
прошу только изъ единаго милосердія твоего: пре-
ступленіе отца и заслуженное имъ наказаніе пере-
несть на меня. Онъ, при старости и слабости своей,
паказанія такого перенести не можетъ, а я по мо-
лодости и крѣпости моей, удобно снесу и заплачу
тѣмъ за рожденіе свое. И такимъ образомъ, безъ
нарушенія правосудія твоего, спасу и мать мою,
которая не можетъ перенести столь горестнаго ли-
шенія мужа; малолѣтнихъ-же братьевъ и сестеръ
избавлю отъ несноснаго сиротства и безчестья всего
нашего рода.
Государь, чувствительно тронутый таковою сынов-
нею нѣжностію, поднялъ его и, поцѣловавъ, сказалъ:
2*
— За рожденіе такого сына, какъ ты, прощаю
твоего отца и возвращаю его семейству, а тебя жа-
лую чнномъ и мѣстомъ его, надѣясь, что исполнишь
должность лучше, нежели отецъ твой.

Б с ѣ въ Петербург*, знаютъ о существовании Крю-


кова канала; прорытъ онъ при ІІетрѣ I. ІІазванъ
онъ своимъ именемъ вотъ почему: Петръ Великій,
какъ покровитель наукъ и искусствъ, ежегодно отправ-
ля.іъ за границу несколько молодыхъ людей для
изученія той или другой науки, того или другого
искусства.
Былъ въ то.мъ числѣ посланъ за границу худож-
никъ Никитинъ. Возвратившемуся въ Россію Ни-
китину приходилось весьма жутко, вслѣдствіе непо-
ниманія покупателями его картинъ. Когда узналъ
объ этомъ Петръ I, онъ явился на квартиру худож-
ника и предложила ему н а другой день явиться во
дворецъ съ картинами. Никитинъ явился и увидѣлъ
во дворцѣ много собравшейся знати. Государь пока-
залъ имъ картины художника. Двѣ—три изъ нихъ
сейчасъ-же были куплены за ничтожную сумму. Тогда
Петръ I объявилъ, что осталышя картины продаетъ
съ аукціона. Одна была куплена за двѣсти рублей,
другая за триста, дороже 400 р. не продавали ни
одной картины. Государь сказалъ:
— Ну, эту картину (послѣднюю) купить тотъ
кто меня больше любить.
— Даю иятьсотъ, крнкнулъ Меиыпиковъ.
— 800, крикнулъ Головинъ.
— Тысячу, возразить Апраксинъ.
— Двѣ,—перебивалъ Менышіковъ.
— Двѣ тысячи! заоралъ Балакирева», присутство-
в а в шій на этомъ аукціонѣ.
— Три тысячи! закричалъ дородный Крюковъ,
нодрядчикъ, прорывавшій каналъ въ С.-Петербургѣ.
Государь даль знакъ объ окончаніи аукціона. Кар-
тина осталась за Крюковымъ. Государь подошелъ
къ нему, поцѣловалъ его въ лобъ и сказалъ ему,
что каналъ, прорываемый имъ въ Петербургѣ, будетъ
называться его именемъ.

При началѣ турецкой войны, Молдавскій госпо-


дарь князь Кантемиръ отдался подъ покровитель-
ство Великаго Петра, и когда Петръ, при заключеніи
мира съ турками, узналъ, что визирь требуетъ вы-
дачи Кантемира, то сказалъ:
— Я лучше уступлю туркамъ землю до самаго
Курска, нежели соглашусь на это. Мнѣ тогда еще
останется надежда отданное опять завоевать; но не
сдержать даннаго слова, значить—на всегда поте-
рять вѣру и вѣрность. Мы имѣемъ своею собствен-
ностью одну только честь; отречься отъ нея— то же,
что перестать быть государемъ.

Въ то самое время, когда Петръ Первый съ


Меньшиковым!», въ 1700 году намѣренъ быль съ
новонабраннымъ войскомъ идти изъ Новгорода къ
Нарвѣ и продолжать осаду этого города, получиль
онъ извѣстіе о несчастном!, нораженіи бывшей своей
арміи при Нарвѣ, съ потерей артиллеріи и со взя-
тіемъ въ полонъ многихъ генераловъ и полковни-
ков!,, и огорчась на самого себя, что при семь слу-
ч а е своею особою не присутствовал^ великодушно
печаль сію спесь и, непоколебимымъ оставшись
продолжать военные подвиги противъ непріятеля
сказалъ:
— Я знаю, что шведы насъ еще нѣсколько разъ
побѣждать будуть; по, наконецъ, научимся симъ
побивать ихъ и мы.

БАЛА К И Р Е В Ъ .

Балакиревъ, любимый шутъ Петра 1-го, извѣстенъ


тѣмъ, что своими шутками, не боясь гнѣва Петра,
постоянно высказывалъ ему правду въ глаза, и этимъ,
можно сказать, благодѣтельствовалъ Россіи; благо-
даря ему и его шуткамъ, открывалось Царю много
такого, что осталось-бы въ неизвѣстности.

Балакирева шутки были очень остры, и этотъ шутъ,


какъ любимецъ Петра, слова терпѣть не могъ, чтобы
надъ ннмъ Шутили, какъ надъ дуракомъ, когда онъ
сознавалъ въ себѣ ума болѣе, чѣмъ у многнхъ. За
шутками слѣдовали острыя и даже очень колкія за-
мѣчанія. Такъ, однажды за колкость Балакирева одинъ
изъ придворныхъ вельможъ сказалъ:
— Я тебя до смерти прибью, негодный!
Шутъ, испугавшись, прибѣжалъ къ Государю и
сказалъ ему, что обѣщалъ ему придворный.
Царь отвѣтилъ ему на то:
— Если онъ тебя убьетъ, я его велю повѣсить.
— Да я этого не желаю, Алексѣичъ, a мнѣ хотѣ-
лось, чтобы ты его иовѣсилъ, пока я живъ, отвѣчалъ
шутъ.
Одшгь изъ придворныхъ страшно страдалъ зубами;
придворный этотъ былъ большой говорунъ. Вотъ онъ
обратился къ Балакиреву, не знаетъ-ли онъ сред-
ства, какъ унять боль.
— Знаю и причину, знаю и средство, сказалъ въ
отвѣтъ Балакирева
— Скажи, ради Бога.
— У тебя болятъ зубы отъ того, что ты ихъ очень
часто колотишь языкомъ — это причина.
— Оставь глупости, пожалуйста, говори, какое на
это средство?
— А средство,—чаще спи и какъ можно болѣе.
— Почему такъ?
— Потому что языкъ твой во время сна нахо-
дится въ покоѣ и не тревожить зубовъ.

Одинъ разъ Государь такъ былъ разсерженъ Бала-


киревыми что нрогналъ его совсѣмъ не только съ
глазъ долой, но вонь изъ отечества.
Балакиревъ повиновался и его долго не было видно.
ІІо ирошествіи долгаго времени, ІІетръ 1-й, сидя
у окна вдругъ видитъ, что Балакиревъ съ женою
ѣдетъ въ своей одноколкѣ мимо самыхъ его оконъ.
Государь, вспомнивъ о немъ, разсердился за ослу-
шаніе и, выскочивъ на крыльцо, закричалъ:
— Кто тебѣ иозволнлъ, негодяй, нарушать мой
указъ и опять показываться на моей землѣ?
Балакиревъ остановил!. лошадь и сказалъ:
— Ваше Величество! лошади мои ходятъ по ва-
шей земѴіѣ, не спорю, такт, какъ вы и не лишали
ихъ отечества, а что касается меня съ женой, то мы
на своей землѣ.
— Это какъ такъ?
— Весьма просто и обыкновенно: извольте посмо-
трѣть, вотъ и свидетельство на покупку земли. Б а -
лакиревъ при этомъ подалъ Государю бумагу.
Государь засмѣялся, когда увидѣлъ на днѣ одно-
колки съ пудъ земли, и, прочтя свидетельство на
покупку шведской земли, иростилъ Балакирева.

Государынѣ Екатерин!) I давно хотѣлось видѣть же-


ну Балакирева, и потому она не разъ просила шута
привести ее во дворецъ, но Балакиревъ все поче-
м у - т о медлилъ исполненіемъ воли императрицы. Од-
нажды государь былъ очень скученъ и сидѣлъ въ
своемъ кабинетѣ; имъ овладѣвала въ то время хан-
дра; входить въ это время было нельзя и даже опас-
но. Балакиревъ, не зная на этотъ разъ другого
средства вывести Государи изъ тяжелаго положенія,
отправился къ женѣ.
— Жена! Государыня тебя требуетъ во дворецъ...
скорѣй одѣвайся... царская одноколка у крыльца до-
жидается.
Ж е н а Балакирева была очень удивлена этимъ
предложеніемъ, она къ тому-же никогда не была во
дворцѣ; все это заставило ее поскорѣе одѣться, чтобы
не упустить случая говорить съ царицей лицомъ къ
лицу.
— Послушай, жена! какъ только ты пріѣдешь къ
царицѣ, то не забывай, что она немного глуха, и
потому не опасайся, говоря съ нею, кричать; съ нею
всѣ такъ говорятъ... Государыня на тѣхъ обижается,
кто говорить съ него вполголоса,—она ничего разо-
брать не можетъ. Жена Балакирева обѣщала слу-
шаться совѣта мужа. Пришли во дворецъ; оставивъ
жену въ передней, Бадакиревъ взялся самъ доло-
жить о своей женѣ.
— Баше Величество! я сегодня только вспомнилъ
о томъ, что Вы приказывали мнѣ представить жену;
сегодня я рѣшился на это; но буду Васъ просить,
Государыня, чтобы Вы говорили съ ней какъ можно
громче, потому что она чрезвычайно глуха. Не бу-
детъ-лн такой разговоръ для Вашего Величества
обременителенъ?
— Нисколько! что за бѣда! Я такъ рада.
Балакирев'!, ввелъ къ Екатеринѣ свою жену, а
самъ, чтобы не измѣнить себѣ, вышелъ въ другія
комнаты.
Разговоръ между государыней и женой Балаки-
рева начался. Государыня кричала громко, еще громче
кричала жена Балакирева: казалось обѣ хотѣли пе-
рекричать другъ друга. Государь, услышавъ шумъ
въ другихъ комнатахъ, наконецъ, такъ увлекся имъ,
что, выйдя изъ задумчивости, пошелъ на голоса,
чтобы узнать о причинѣ.
Балакиревъ пошелъ навстрѣчу Императору.
— Что тамъ за шумъ, Балакиревъ?
— Ничего, Алексѣичъ, это наши жены между со-
бою дружескую бесѣду ведутъ.
Но бесѣда эта разносилась по всѣмъ комнатамъ.
Государь пошелъ въ ту комнату и сталъ разспраши-
вать у Екатерины, что за крикъ. Вопросъ былъ сдѣ-
ланъ обыкновенным!, голосомъ. Екатерина обыкно-
веннымъ голосомъ отвѣчала, что причиною тому глу-
хота жены Балакирева.
Жена Балакирева, слыша, что ее предполагают.
глухою, извинилась передъ государыней, сказавъ,
что ей мужъ приказалъ говорить громко по случаю
глухоты императрицы и не велѣлъ жалѣть легкихъ.
Эта выходка разсмѣшила Государя и государыню;
нрипадокъ Петра нропалъ, и Балакиревъ, обратись
къ женѣ, сказалъ:
— Ну, будетъ, накричалась... теперь говори сво-
имъ голосомъ.

Однажды Петръ Беликій, интересуясь знать общест-


венное мнѣніе о новой столиц!:, спросилъ Бала-
кирева, какая молва народная ходитъ по новорож-
денному Петербургу.
— Батюшка, Царь - Государь! отвѣчалъ любимый
шутъ:—съ одной стороны море, съ другой—горе, съ
третьей мохъ, а съ четвертой—охъ!
ЕЛИСАВЕТА ПЕТРОВНА.

И М П Е Р А Т Р И Ц А Елисавета Петровна, дочь Петра


Великаго, вступила на престолъ 26-го ноября
1741 года по желанію народа, свергну въ съ престола
малолѣтняго императора Іоанна VI Антоновича и
заточивъ его въ шлиссельбургскую крѣность, гдѣ онъ
и скончался. При ней произошла война со ІІІвеціею,
окончившаяся въ пользу русскихъ, въ 1743 г., ми-
ромъ въ Або, затѣмъ Россія, поддерживая Саксонію
и Австрію, приняла участіе въ семилѣтней вопнѣ
противъ Пруссіи. При набожной императрицѣ даро-
ваны были нѣкоторыя льготы духовенству, и обра-
щено особое вниманіе на религіозность народа; ка-
сательно войска придумано раздѣленіе Россіи н а 5
частей для сбора рекрутъ, которыхъ брали изъ каж-
дой части черезъ пять лѣтъ. Въ 1754 г. учреждены
государственные заемные банки для дворянства и
купечества; уничтожены внутреннія таможни и ме-
лочные сборы; въ 1755 г. основанъ въ Москвѣ уни-
верситета и двѣ гимназіи при немъ; въ Петербургѣ
и Москвѣ учреждены повивальныя школы; въ 1757 г.
послѣдовало распоряженіе о необходимости учредить
академію художествъ въ Петербург!;. В ъ 1750 году
былъ выбранъ въ гетманы Малороссіи 22-хъ лѣтній
Кириллъ Разрювскій, родной брать Алексѣя Разу-
мовскаго, любимца императрицы. Другіе сподвиж-
ники ея царствованія суть: графъ Алексѣй Гри-
горьевич!, Разумовскій, графы Петръ и Иванъ Ива-
новичи Шуваловы, Алексѣй Петровичъ Бестужевъ-
Рюминъ, Лестокъ, графъ Апраксинъ и другіе. Им-
ператрица скончалась 25 декабря 17G1 года, на 5В
году отъ рожденія.

— —

У императрицы Елисаветы Петровны былъ люби-


мый стремянной, Гаврила Матвѣевичъ Извольскій,
человѣкъ простой и прямодушный, которому она
снисходительно позволяла говорить ей правду въ
глаза безъ обиняковъ. В ъ одну изъ иоѣздокъ импе-
ратрицы на охоту, Извольскій, ѣхавшій около нея
верхомъ, вынулъ изъ кармана березовую тавлинку,
чтобы понюхать табаку. Увидѣвъ это, государыня
сказала ему:
— Не стыдно-ли тебѣ, Гаврила, нюхать изъ та-
кой гадкой табакерки? Ты вѣдь царскій стремянной.
— Да гдѣ-же мнѣ, матушка, взять хорошую? Не
красть-же стать, отвѣчалъ Извольскій.
— Добро, промолвила императрица, я тебѣ дарю
золотую табакерку.
Послѣ этого прошло нѣсколько мѣсяцевъ, а Нз-
вольскій не получалъ обѣіцаннаго подарка.
Разъ ему случилось быть во дворцѣ и проходить
мимо кучки придворныхъ, которые въ эту минуту
говорили о справедливости. Онъ остановился, при-
слушался къ спору и, не утерпѣвъ, сказалъ:
— Ужъ куда ваш, толковать о правдѣ, когда и
сала-то царица не всегда говорить правду.
Эти слова, разумѣется, были тотчасъ-же переданы
императриц!;, которая потребовала Извольскаго къ
себѣ.
— Я слышу, будто ты меня называешь неспра-
ведливой; скажи, пожалуйста, въ чемъ я передъ то-
бою несправедлива? спросила она его.
— Какъ въ чемъ? смѣло возразилъ Извольскій:,—
обѣщала матушка золотую табакерку, да и до сихъ
норъ не сдержала слова.
— Лхъ! виновата, забыла, сказала императрица
и, выйдя въ спальню, вынесла оттуда серебряную
вызолоченную табакерку.
Извольскій взялъ табакерку, посмотрѣлъ и про-
молвилъ:
— Все-такй несправедлива, обѣщала золотую, а
дала серебряную.
— Ну, нодаи-же мнѣ ее, я принесу тебѣ настоя-
щую золотую, сказала императрица.
— Нѣтъ, мат ушка, пусть-же эта останется у меня
будничной, а пожалуй-ка мнѣ за вину свою празд-
ничную, отвѣчалъ Извольскій. Императрица разсмѣя-
лась и исполнила его желаніе.

В ъ 1757 году императрица Елисавета, побуждае-


мая австрійскимъ дворомъ, рѣшилась объявить войну
королю прусскому Фридриху II и приказала канц-
леру графу А. II. Бестужеву-Рюмину составить по
этому поводу манифеста. Когда послѣдній былъ го-
товъ, и канцлеръ поднесь его императрицѣ, она взяла
перо и, подписавъ первую букву своего имени Е ,
остановилась и о чемъ-то заговорила. Въ это время
прилетѣвшая муха сѣла на бумагу и, ползая по чер-
ниламъ, испортила написанную букву. Императрица
сочла это худымъ предзнаменованіемъ и тотчасъ-же
уничтожила манифестъ. Канцлеру стоило много хло-
потъ уговорить государыню, и то черезъ нѣсколько
недѣль, подписать новое объявлсніе войны.

І!НІІШШІ№І!»ІІ№І)ІІ!І!!ІІІІ!МІІІІІІШІІІІІІІІІІ!ІІІІШІІІІ!ШІ:Ш!І!ІІ
ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ.

Ж A T E P l I I I Л Алексѣевна, Великая, до замужества


принцесса Софія-Августа-Фридерика Ангальтъ-
Цербстская (родившаяся въ Штетинѣ 21 апрѣля
1726 года), пріѣхала въ Россію въ 1745 г. и вышла
замужъ за наслѣдннка престола, сына Анны Пет-
ровны. герцога Шлезвигъ-Голштинскаго, Карла-Пет-
ра Ульриха, который принялъ православіе и названъ
Петромъ Ѳедоровнчемъ. Царствованіе Петра 111 было
непродолжительно. При Екатеринѣ Великой про-
изошли: первая турецкая война, окончившаяся въ
1774 г., Ю іюля Кучукъ-Кайнаджирскимъ миромъ;
первое присоединеніе Крыма; вторая турецкая вой-
на, окончившаяся миромъ въ Я с с а х ъ , въ декабрѣ
1791 г. и шведская; первый раздѣлъ Польши, по
которому Госсіл пріобрѣла Бѣлоруссію, А в с т р і я —
Галнцію, Ируссія — Иомеранію и часть Великой
Польши; второй и третій.
В ъ предѣлахъ Россіи появился самозванецъ, объ-
явившій себя Императоромъ Петромъ III. То былъ
донской казакъ Емельянъ ІІугачевъ. Возсташе оыло
вскорѣ подавлено. При Екатерин!; Великой Россія
раздѣлена была на 50 губерній; произошло много
преобразованій въ экономическомъ и полнтнческомъ
строѣ государства, многое было сдѣлано и для народ-
наго воспитанія. 6 ноября 1796 года Императрица
скончалась. Разница между нею и Петромъ заклю-
чалась въ томъ, что на долю перваго выпала перво-
начальная, самая трудная, черновая работа въ дѣлѣ
преобразованія Россіи; Екатерина же руководилась
преимущественно началами, добытыми въ ея время
европейскою наукою, сообразуясь въ своихъ пре-
образованіяхъ съ особенными условиями Россіи. Х а -
рактер!, дѣятельности обоихъ правителей лучше всего
объясняется слѣдующими словами: Сумарокова—въ
надписи къ статуѣ Петра I: — „Петръ далъ намъ
бытіе, Екатерина — душу"; Хераскова — въ повѣсти
Пума: — „Почтенья къ тѣмъ святымъ словамъ я
ввѣкъ не рушу; Петръ Россамъ далъ тѣла, Екате-
рина душу"; Бецкаго, въ составленномъ имъ иланѣ
Боспитательпаго дома:—„Петръ Беликій создала, въ
Россіи людей, Баше Величество влагаете въ нихъ
души".

Одинъ сенатскій регистраторъ, по разсѣянности,


нзорвалъ вмѣстѣ съ другими ненужными бумагами
указъ, подписанный Императрицей. Замѣтивъ свою
ошибку, ош. пришелъ въ ужасъ и, въ отчаяніи,
рѣппілся на доволі.но смѣлый поступокъ: онъ отпра-
вился въ Царское село, гдѣ находилась тогда Им-
ператрица, забрался въ дворцовый садъ и, засѣвъ
въ кустахъ, съ замираніемъ сердца ожидалъ ноявле-
нія Государыни. Прошло нѣсколько томительныхъ
часовъ, пока громкій лай двухъ лнвретокъ возвѣ-
стилъ несчастному чиновнику приближеніе Е к а т е -
рнны. Регнстраторъ вышелъ изъ своей засады на
дорожку и сталъ на колѣнн.
— Что ты за человѣкъ? спросила Императрица.
— Я погибшій, Государыня, — отвѣчалъ онъ,—и
только В ы однѣ можете спасти меня.
— В ъ чемъ же состоитъ твое дѣло?
Регнстраторъ подалъ ей разорванные куски указа
и откровенно сознался въ своей разсѣянности и
неосторожности.
— Ступай домой,—сказала Императрица,—а зав-
тра на этомъ мѣстѣ и въ этотъ же самый часъ
ожидай меня.
На другой день встрѣтивъ чиновника, Екатерина
подала ему новый, подписанный ею указъ и про-
молвила:
— Возьми, вотъ тебѣ другой указъ; бѣда твоя
миновалась; отправляйся скорѣе въ типографію, да
смотри никому не сказывай объ этомъ происшествіи,
иначе тебѣ достанется отъ оберъ-прокурора.

Однажды, при обыкновенном'!, выходѣ, предста-


вился ко двору генералъ Ѳедоръ Матвѣевичъ ІИе-
стаковъ, служака временъ Елисаветы Петровны,
человѣкъ престарѣлый, по простой, и давно, а можетъ
быть, и никогда не бывшіи въ столицѣ. Разгова-
ривая съ нимъ, Императрица Екатерина II къ
чему-то сказала:
— Я до снхъ поръ васъ не знала.
— И я, матушка, отвѣчалъ онъ,—васъ не зналъ.
Н а это она, едва удерживаясь отъ смѣха, про-
молвила:
— Да какъ и знать меня, бѣдиую вдову!..
з
Екатерина II обыкновенно вставала въ 6 часовъ
утра, и чтобы никого не безпокоить, зимою сама
зажигала дрова въ каминѣ, потомъ садилась за
письменный столъ и занималась дѣлами. Однажды,
взглянувъ нечаянно въ окно, выходившее на задній
дворъ, она увидѣла старушку, которая гонялась за
курицею и не могла поймать ее.
— Что это за старушка, и что это за курица?
спросила она, призвавъ дежурнаго камердинера, и
послала узнать объ этомъ.
Е й принесли отвѣтъ:
— Государыня, эта бѣдная старушка ходила къ
своему внуку, который служить поваренкомъ на
придворной кухнѣ. Онъ далъ ей эту курицу, кото-
рая выскочила у ней изъ кулечка.
— Да этакъ, глупенькій, онъ измучить свою ба-
бушку. Ну, если она такъ б ѣ д н а - д а в а т ь ей изъ
моей кухни всякій день по курицѣ, но битой.
Старушка до конца своей жизни пользовалась
этою милостью Екатерины.

Въ одинъ изъ торжественпыхъ дней, въ которые


Екатерина всенародно приносила въ Казанскомъ
соборѣ моленіе и благодареніе Господу Богу, небо-
гатая дворянка, упавши на колѣни предъ образомъ
Божіей Матери, повергла предъ нимъ бумагу. Импе-
ратрица, удивленная такимъ необыкновенным!, дѣй-
ствіемъ, приказываете подать себѣ эту бумагу и
что-же видитъ? Жалобу Пресвятой Дѣвѣ на неспра-
ведливое рѣшеніе тяжбы, утвержденное Екатериной,
которое повергаетъ просительницу въ совершенную
бѣдность. „Владычица",—говорить она въ своей жа-
лоб!;,^—„просвѣти и вразуми б.іагосердную нашу Mo-
иархиню, да судитъсудъ правый."—Екатерина при-
казываете просительниц!; чрезъ три дня явиться къ
ней во дворецъ. Между тѣмъ вытребываетъ изъ се-
ната ея дѣло и прочитываете его съ великимъ вни-
маніемъ.
Прошли три дня. Дама, принесшая жалобу Ца-
риц!; I I ебесной на царицу земную, является; ее вво-
дятъ въ кабинете; съ треиетомъ приближается она
къ Императрицѣ.
— Вы правы,—говорите Е к а т е р и н а , — я виновата;
простите меня: одинъ Богъ совершенъ; и я, вѣдь,
человѣкъ, но я поправлю мою ошибку! имѣніе ваше
вамъ возвращается, а это (вручая ей драгоцѣнный
подарокъ) примите отъ меня и не помните огорче-
ній, вамъ нанесенныхъ.

Екатерина не терпѣла шутовъ, но держала около


себя одну женщину, по имени Матрену Даниловну,
которая жила во дворцѣ на всемъ готовомъ, могла
всегда входить къ Государынѣ, звала ее сестрицей
и разсказывала о городскнхъ новостяхъ и слухахъ.
Слова ея нерѣдко принимались къ свѣдѣнію. Од-
нажды Матрена Даниловна, питая почему-то неудо-
вольствіе на оберъ-полнціймейстера Рылѣева, начала
отзываться о немъ дурно.
— Знаешь-ли сестрица, говорила она Императ-
риц!;, - всѣ имъ недовольны; увѣряютъ, что онъ не
чистъ н а руку.
I I a другой день Екатерина, увидѣвъ Рылѣева, ска-
зала ему:
— Никита Ивановичъ! пошли-ка Магренѣ Дани-
ловнѣ что ннбудь изъ зимнихъ заиасовъ твоихъ;
3*
зс ИСТОРИЧЕСКИ: АНЕВДОТЫ.

право, сдѣлай это, только не говоі)и, что я присо-


вѣтывала.
Рылѣевъ не понималъ, съ какимъ намѣреніемъ
Императрица давала ему этотъ совѣтъ, однако же
отиравилъ къ шутихѣ нѣсколько свиныхъ тушъ, ин-
дѣекъ, гусей и т. п. Все это было принято весьма
благосклонно.
Черезъ нѣсколько времени Императрица сама на-
чала въ ирисутствіи Матрены Даниловны дурно
отзываться о Рылѣевѣ и выразила намѣреніе сме-
нить его.
— Ахъ, нѣтъ, сестрица,—огвѣчала Матрена Да-
ниловна, — я передъ нимъ виновата, ошиблась въ
немъ: всѣ твердятъ, что онъ человѣкъ добрый и без-
корыстный.
— Да, да, возразила Императрица съ улыбкой,—
тебѣ нашептали это его гуси и утки. Помни, что я
не люблю, чтобы при миѣ порочили людей безъ ос-
нованія. Прошу впередъ быть осторожнѣе.

Марья Савншна Перекусихина рекомендовала Ека-


терин!} II одного человѣка въ услугу, который и былъ
принятъ ко двору.
Разъ Государыня гуляла въ Царскосельскомъ саду,
взявъ съ собой этого человѣка. Найдя какого-то чер-
вяка, она взяла его на ладонь, дивилась, отчего онъ
сдѣлался вдругъ недвижимъ, и всячески старалась
оживить его. Она обратилась къ чсловѣку съ воиро
сомъ: не знаетъ-ли онъ, какъ привести червяка въ
движеніе?
— Знаю, Ваше Величество, отвѣчалъ тотъ,—стоить
только.... и онъ плюпулъ на червяка.
Въ самомъ дѣлѣ, червякъ оживи хся, и слуга ни-
сколько не догадывался, что сдѣлалъ большое н е в е -
жество. Императрица отерла руку, не показавъ ни
малѣншаго неудовольствія, и они возвратились во
дворецъ, какъ-бы ничего не произошло особеннаго.
Только послѣ Государыня замѣтила Марьѣ Савишнѣ,
что она доставила eft прислугу не слишкомъ веж-
ливую.

Разъ, не находя въ своемъ бюро нужной бумаги,


Екатерина позвала камердинера своего Попова и
приказала всюду искать бумагу. Долго перебирали
в с ѣ кипы. Е к а т е р и н а сердилась. Поповъ хладно-
кровно доказывала,, что она сама куда нибудь замѣ-
шала бумагу, что никто у нея со стола не крадетъ,
и что она напрасно н а него сердится. Неудачные
поиски и разсужденія камердинера привели Импе-
ратрицу въ такой гнѣвъ, что она выгнала Попова
изъ кабинета. Оставшись одна, она снова начала
пересматривать каждый лнстъ и, наконецъ, нашла
нужную бумагу. Тогда Государыня приказала позвать
Попова; но онъ не пошелъ, говоря:
— Зачѣмъ я къ ней пойду, когда она меня отъ
себя выгнала.
— Досада моя прошла, сказала Екатерина, я бо-
лѣе не сердита; уговорите его придти.
Поповъ явился.
— Прости меня, Алексѣй Степановича,—ласково
промолвила Императрица: —я передъ тобой виновата.
— Вы часто отъ торопливости на другпхъ напа-
даете, угрюмо отвѣчалъ Поповъ. Б о г ь съ вамп, я
на васъ не сердить.
Рылѣевъ, С.-Петербургскій оберъ-полиціймейстеръ,
по окончаніи своего доклада о дѣлахъ, доносить ІІм-
перагрпцѣ, что онъ перехватилъ бумагу, въ которой
одинъ молодой человѣкъ поносить имя Е я Величества.
— Подайте мнѣ бумагу, говорить она.
— Не могу, Государыня: въ ней такія выраженія,
которыя и меня приаодягь въ краску.
— Подайте, говорю я, — чего не можетъ читать
женщина, должна читать Императрица.
Развернула, читаетъ бумагу: румянецъ выступает!,
на ея лицѣ, она ходить но залу, и гнѣвъ ея посте-
пенно разгорается.
— Меня-лп, ничтожный, дерзаетъ такъ оскорблять?
Р а з в ѣ онъ не знаетъ, что его ждетъ, если я предамъ
его власти законовъ?
Она продолжала ходить и говорить подобнымъ
образомъ, наконецъ, утихла. Рылѣевъ осмѣлилсл пре-
рвать молчаніе.
— Какое будетъ рѣшеніе Вашего Величества?
— Вотъ мое рѣшеніе! сказала она и бросила бу-
магу въ огонь.
СУ воро въ.
( / . У В О Р О В Ъ въ молодости получилъ образованіе,
какое только тогда можно было получить, потому
что отецъ, предназначая его, по слабости здоровья,
къ гражданской службѣ, заставлялъ учиться нау-
камъ и языкамъ. Чтеиіе историческихъ книгъ раз-
вило въ немъ славолюбіе и уяснило для него самого
его призваніе: онъ вступилъ въ военную службу и
9 лѣтъ былъ простымъ солдатомъ. За этотъ проме-
жутокъ времени онъ хорошо изучить военные бытъ,
привычки, языкъ. Достигпувъ офицерскихъ чиновъ,
онъ заставила, о себѣ говорить, средствомъ, которое
лежало въ его природѣ: онъ сдѣлался чудакомъ, го-
ворила, отрывисто, какими-то загадочными фразами,
кривлялся, ходилъ припрыгивая, кричала, пѣтухомъ,
въ одеждѣ не соблюдала, общей формы и т. д.
Безчисленные анекдоты о его продѣлкахъ дошли
до Императрицы Екатерины II, и она начала отли-
чать его. Правилами, которыми руководствовался
онъ въ своихъ военныхъ распорнженіяхъ, были:
„глазомѣръ, быстрота и натиска,". Побѣды Суворова
при Фокшанахъ и особенно Р ы м н и к ѣ ( І 7 8 9 г.), взя-
тіе Измаила, Очакова, переходъ его черезъ Альпы,
С.-Готтаръ и т. д.—дали ему славу генія-полко-
водца, которымъ смѣло гордится Россія, и доставили
ему популярность во всей Европѣ.

За обѣдомъ шелъ разговоръ о трудиостяхъ узна-


вать людей.
Д а , правда", сказалъ Суворовъ, г только Петру
Великому предоставлена была великая тайна выби-
рать людей: взглянулъ ira солдата Румянцева, и
онъ офицеръ, посолъ, вельможа; а тотъ за это отбла-
годарилъ Россію сыномъ своимъ, Задунайскпмъ".
„Вотъ мои мысли о людяхъ: вывѣска дураковъ —
гордость; людей посредственнаго ума—подлость; а
человѣка нстинныхъ достоинствъ — возвышенность
чувствъ, прикрытая скромностію".

Суворовъ любилъ все русское, внушалъ любовь къ


родннѣ и нерѣдко повторялъ: „горжусь, что я Рос-
сіянинъ!" Не нравилось ему, если кто тщательно
старался подражать французам^ въ выговорѣ ихъ
языка и въ манерахъ. Тогда подобнаго франта онъ
спрашивалъ:
„Давно ли изволили получать письма изъ Парижа
отъ родныхъ?"

Объ одпомъ русскомъ вельможѣ говорили, что онъ


не умѣетъ писать по-русски.
„Стыдно",—сказалъ Суворовъ; „но пусть опъ пн-
шетъ по-французски, лишь бы думалъ по-русски".
V ІГрц вступленіи войскъ нашихъ мъ Варшаву, Су-
воровъ отдалъ приказъ:
„У генерала II. II . . . . взять позлащенную его
карету, въ которой въѣдетъ Оуворовъ въ городъ.
Хозяину сидѣть насупротнвъ. смотрѣть вправо и
молчать ибо Оуворовъ будетъ въ размышленіи".
Надобно знать, что хозяинъ кареты слылъ гово-
руномъ.

Помощпнкомъ Суворова при построеніи крепо-


стей въ Финляндіи былъ инженеръ генералъ-маіоръ
Прево-де-Люміаиъ. Л извѣстпо, что Суворовъ, если
полюбитъ кого, то непременно называлъ по имени
и отчеству. Такъ и этотъ иностранецъ нолучилъ отъ
Суворова наименованіе Ивана Ивановича, хотя ни
онъ самъ и никто изъ его предковъ имени Ивана
не имѣлн; но это прозвище такъ усвоилось гене-
ралу ІІрево-де-Люміану, что онъ до самой кончины
своей всѣмъ извѣстенъ былъ и иначе не назывался
какъ Иваномъ Ивановнчемъ.

V Суворовъ любилъ, чтобы каждаго начальника под-


чиненные называли по-русски, но имени и отчеству.
ІІрисланнаго отъ адмирала Ушакова иностраннаго
офицера, съ извѣстіемъ о взятіи Корфу, спросилъ онъ:
„Здоровъ ли другъ мой Оедоръ Ѳедоровнчъ"?
Нѣмецъ сталъ въ тупикъ, не зналъ, о комъ спра-
шивают"!.;--ему шепнули, что объ Угааковѣ; онъ, какъ
будто очнувшись, сказалъ:
„Ахъ! да, господинъ адмиралъ фонъ - Ушаковъ
здоровъ".
„Возьми къ себѣ свое фонъ; раздавай, кому хочешь;
a побѣднтеля Турецкаго флота на Черномъ морѣ,
потрясшаго Дарданеллы и покорившаго Корфу, назы-
вай Ѳедоръ Ѳедоровпчъ Ушаковъ"! вскричалъ Суво-
ровъ съ гнѣвомъ.

Одннъ офицеръ, впрочемъ, достойный, нажилъ


нескромностію своею много враговъ въ армін. Од-
нажды Суворовъ иризвалъ его Къ себѣ въ кабинета
и изъявилъ ему сердечное сожалѣніе, что имѣетъ
одного сильнаго злодѣя, который ему много, много
вредитъ. Офицеръ началъ спрашивать, не такой-лн
NN? Нѣтъ, отвѣчалъ Суворовъ.Нетакой-ли—графъ
Б? Суворовъ опять огвѣчалъ отрицательно. ІІако-
нецъ, какъ-бы опасаясь, чтобы никто не подслу-
шалъ, Суворовъ, заперевъ дверь на ключъ, сказалъ
ему тихонько:
„Высунь языкъ", и когда офицеръ это исполнить,
Суворовъ таинственно сказалъ ему: „Вотъ твой
врагъ".

Однажды среди разговоровъ съ Гостопчинымъ, и


когда тотъ—по собственному увѣренію —обратился
весь въ слухъ и вниманіе, Суворовъ вдругъ оста-
новился и запѣлъ пѣтухомъ.
— Какъ это можно! съ негодованіемъ воскликнулъ
Растопчинъ.
— Поживи съ мое—запоешь и курицей! отвѣ-
чалъ Суворовъ.

Разговаривая о музыкѣ, одннъ генералъ дѣлалъ


свои замѣчанія, что надлежало бы уменьшить число
музыкантовъ и умножить ими ряды.
„Нѣтъ", отвѣчалъ Суворовъ: „музыка нужна и
полезна, и надобно, чтобы она была самая гром-
кал. Она веселить сердце воина, равняетъ его
шагъ; по ней мы танцуемъ и на самомъ сраженіи.
Старнкъ съ большею бодростью бросается н а смерть
молокососъ, стирая со рта молоко маменьки, бѣжитъ
за нимъ. Музыка удвонваетъ, утроиваетъ армію. Съ
крестомъ въ рукѣ священника, съ распущенными
знаменами и съ громогласною музыкою взялъ я
Измаилъ!"

V Однажды Суворовъ, разговорясь о сямомъ себѣ,


спросилъ всѣхъ, у него бывшихъ:
„Хотите-ли меня знать? я вамъ себя раскрою:
меня Хвалили Цари, любили воины, друзья мнѣ
удивлялись, ненавистники меня поносили, придвор-
ные надо мною смѣялись. Я шутками говорилъ
правду, подобно Балакиреву, который былъ при
ІІетрѣ ІІервомъ и благодѣтельствовалъ Россіи. Я
пѣлъ пѣтухомъ, пробуждалъ сонливыхъ, угомонялъ
бупныхъ враговъ отечества. Если-бы я былъ Цезарь,
то старался бы имѣть всю благородную гордость
души его, но всегда чуждался-бы его пороковъ."
Одинъ генералъ любнлъ говорить о газетахъ и
безирестанно повторялъ: въ газетахъ пишутъ; по
послѣдннмъ газетамъ и т. д. Суворовъ н а это вы-
разилъ:
„Жалокъ тотъ полководецъ, который по газетамъ
ведетъ войну. Е с т ь и другія вещи, который знать
ему надобно, и о которыхъ тамъ не печатаютъ".

Милостію и ласкою Императоръ Павелъ I какъ


будто хотѣлъ наградить Суворова за перетерпѣпныя
имъ страданія. Опъ самъ надѣлъ н а него цѣпь
ордена святого Іоанна Іерусалимскаго большаго
креста.
„Боже! сиаси Царя!" восклнкну.тъ Суворовъ.
г Тебѣ спасать Царей!" сказалъ Императоръ.

Передъ отправленіемъ Суворова въ Италію навѣ-


стилъ его П. X . Обольяновъ—любимецъ Императора
Павла I и засталъ его прыгающимъ чрезъ чемо-
даны н разныя дорожнын вещи, которыя туда укла-
дывали.
„Учусь прыгать", сказалъ Суворовъ. „Вѣдь въ
Италію-то прыгнуть-он, ой! великъ ирыжокъ, на-
учиться надобно! "-

Суворову была прислана бумага, въ которой из-


лагались правила для руководства въ военныхъ опе-
раціяхъ. Бъ бумагѣ этой безпрестанно встречались
ненавистныя ему слова: предполагается, можетъ
быть, кажется и проч. Не дождавшись, чтобы секре-
тарь кончилъ чтеніе этой бумаги, Суворовъ выры-
ваетъ ее и, бросивъ, сказалъ:
„Знаешь ли, что это значитъ? Это школьники
съ учителемъ своимъ дѣлаютъ и повторяют'!» опыты
надъ гальваннзмомъ. Бее нмъ „кажется" все они
„предполагают1!,", все для нихъ „можетъ быть". Л
гальванизма не знаютъ и никогда не узнаютъ.
ІІѢтъ, я не намѣренъ такимъ нпотезамъ жертвовать
жизнію храброй арміи"!
Потомъ, выбѣжавъ въ другую комнату, заставши,
одного офицера прочитать десять заповѣдей, кото-
рый п исполнплъ это, не запинаясь.
„Видишь ли", сказалъ Суворовъ, обратясь къ секре-
ff

тарю:„ какъ премудры, кратки, ясны пебесныя Божія


велѣнія"!

Находясь въ Финляндіи и заботясь о возобнов-


л е н ^ укрѣиленія на Шведской гранидѣ, Суворовъ
спѣшилъ въ Нейшлотъ, который въ то время, по
своему положенію, почитался одною изъ важнѣй-
піихъ пограничныхъ крѣпостей во всей сѣверной
части русской Финляндіи. Е г о ждали туда со дня
на день. ІІаконецъ, въ одинъ день явился курьеръ
съ извѣстіемъ, что графъ выѣхалъ уже изъ Фридрихс-
гама, гдѣ была его главная квартира, и завтра бу-
детъ въ Нейшлотѣ.
Настало давно ожидаемое утро.—День былъ весен-
пій, свѣтлый п теплый. Съ разсвѣтомъ въ городѣ
начались ириготовленія къ иріему до])огого гостя.
Небольшой деревянный домикъ, въ которомъ иомѣ-
щались Нейшлотскія присутствеітыя мѣста, былъ
убранъ цвѣтными коврами и флагами. I I a пристани
нередъ крѣпостью стоялъ уже большой десяти-ве-
сельный катеръ, покрытый краснымъ сукномъ. В ъ
залѣ городского дома собрались бургомистръ, комен-
дантъ крѣпости, офицеры, чиновники и почетные
жители. Улица покрыта была народомъ. В с ѣ посма-
тривали на михельскую дорогу, куда отправленъ былъ
крестьянннъ верхомъ, съ приказапіемъ дать знать,
какъ только покажется графъ. Суворова знали во
всей старой Финляндін еще съ 1773 года, когда онъ,
но порученію Императрицы, обозрѣвалъ этотъ край.
ТІейшлотскій бургомистръ былъ въ то время при
какой то депутаціи и видѣлъ ого не одинъ разъ, а
комендантъ крѣпости, поднолковникъ М., служилъ
прежде подъ начальствомъ графа въ какомъ то по-
ходѣ. Прошло часа три въ ожиданіи знаменитаго
гостя.
Между тѣмъ небольшая двухъ-весельная лодка по-
дошла къ пристани. Къ ней сидѣли два финна въ
простыхъ крестьянскихъ балахонахъ и широко-по-
лыхъ шляпахъ, опущенныхъ по обыкновенію на са-
мые глаза. Одинъ усердно работалъ веслами, другой
управлялъ рулемъ. Лодку не пустили на пристань,
и она должна была подойти къ берегу нѣсколько
подальше. Старикъ, сидѣвшій у руля, вышелъ на бе-
регъ и началъ пробираться къ городскому дому. Въ
это время на другомъ концѣ улицы, у михельскаго
въѣзда показался крестьянин'!, на бойкой шведской
лошади; онъ скакалъ во весь опоръ и махалъ рукою.
Бее пришло въ движеиіе. Бургомистръ, комендантъ,
депутаты вышли изъ зала и расположились попе-
рекъ улицы съ хлѣбомъ и солью. Бсѣ глаза обрати-
лись на михельскую дорогу въ нетерпѣливомъ ожи-
даніи. Старикъ съ трудомъ пробрался между тол-
пами къ дверямъ городского дома.
У входа его остановить полицейскій солдатъ.
— Куда, куда ты? закричалъ онъ по-чухонски.
— Къ господину бургомистру, сказалъ старикъ.
— Нельзя.
— Я по дѣлу.
— Какія теперь дѣла... ступай прочь!
— Бургомистра по закону всякій можетъ видѣть,
продолжалъ старикъ съ обыкновенной у финновъ
настойчивостью.
— Сегодня нельзя.
— Отчего-же?
— Ждутъ царскаго большого генерала... убирайся.
Старикъ смиренно выбрался изъ толпы.
Въ это время народъ заволновался: вдали показа-
лась коляска. Городскія власти и депутаты вырав-
нялись, народъ началъ снимать шляпы. Коляска
подъѣхала, и изъ нея вышло трое военныхъ. Бурго-
мпетръ и комендантъ двинулись на встрѣчу, по съ
удивленіемъ замѣтили, что Суворова между ними не
было. Поздравя прибывпщхъ съ благополучнымъ прі-
ѣздомъ, комендантъ освѣдомился о фельдмаршалѣ.
— A развѣ графъ не пріѣхалъ? спросилъ одинъ
изъ генераловъ.
— Никакъ нѣтъ! отвѣчалъ озадаченный комен-
дантъ.
— Онъ выѣхалъ водою прежде насъ и, вѣрно, сей-
часъ будетъ.
Городскія власти встревожились. Депутація вмѣ-
стѣ съ прибывшими генералами отправилась къ при-
стани. Посадили въ лодку гребцовъ и послали ее
въ озеро, въ ту сторону, откуда надобно было ждать
графа. Толпы народа хлынули на возвышеніе, съ
котораго открывается видъ на юго-западную часть
Саймы. Прошло съ полчаса. Нетерпѣливое ожида-
ніе выражалось на всѣхъ лпцахъ.
Вдругъ за проливомъ изъ стѣнъ крѣпости пронесся
стройный гулъ сотенъ голосовъ и однимъ громовымъ
крикомъ пролетѣлъ по тихой поверхности озера.
— Не проѣхалъ-лн графъ прямо въ крѣпость?
спросилъ одинъ изъ пріѣхавшихъ генераловъ.
— У насъ вездѣ часовые, отвѣчалъ комендантъ.
Не смотря на то, въ крѣпость тотчасъ же послали
офицера, узнать что тамъ дѣлается. Между тѣмъ всѣ
съ нетерпѣніемъ посматривали то на озеро, то на
крѣпостныя стѣны. Вдругъ громъ пушечнаго выст-
рела потрясъ всѣ сердца, гулъ отгрянулъ по окрест-
нымъ горамъ, п густое облако дыма взвилось надъ
одною изъ крѣпостныхъ башень. За нимъ грянулъ
другой, трстіп выстрѣлъ. ІІародъ бросился къ кре-
постному проливу.
— Фельдмаршалъ въ крѣпости! сказали въ одинъ
голосъ генералы.
Въ эту минуту отъ крѣностноп пристани показа-
лась лодка съ послаинымъ офицеромъ. Черезъ ми-
нуту онъ былъ уже на берегу.
— Графъ Суворовъ, сказалъ онъ, подходя къ ко-
менданту,—осмотрѣлъ крѣпость и просить къ себѣ
васъ и всѣхъ желающихъ ему представиться.
Всѣ остолбенѣли. Комендантъ, бургомистръ, пріѣз-
жіе генералы, депутаты и городскіе чиновники по-
спешно сѣли въ катеръ и лодки и переправились
въ крѣпость.
Гарнизонъ выстроенъ былъ подъ ружьемъ на крѣ-
постиомъ плацѣ, канониры стояли при орудіяхъ, а
Суворовъ съ священникомъ и двумя старшими офи-
церами былъ на юго-западной башнѣ.
Унтеръ-офнцеръ прибѣжалъ оттуда и объявилъ,
что графъ проситъ всѣхъ на верхъ.
Тутъ узнали, что Суворовъ уже съ часъ находится
въ крѣиости, что онъ пріѣхалъ въ крестьянской лод-
ке съ однимъ гребцомъ, въ чухонскомъ кафтанѣ,
строго нриказалъ молчать о своемъ пріѣздѣ, пошелъ
прямо въ церковь, приложился къ кресту, осмотрѣлъ
гарнизонъ, арсеналъ, лазаретъ, казармы и приказалъ
сдѣлать три выстрѣла изъ пушекъ.
Озадаченные такой неожиданной развязкою, ней-
шлотскіе сановники поспѣшно поднимались по уз-
кимъ каменнымъ лѣстннцамъ на высокую угольную
башню. Въ самомъ верхнемъ ярусѣ они останов-и
лись на плоіцадкѣ, едва переводя духъ отъ устало-
сти, H увпдѣлн бодраго худощаваго старика въ ши-
рокополон шляпѣ и сѣромъ чухонскомъ балахонѣ,
подъ которымъ виднѣлся мундиръ Преображенскаго
полка, съ широкой георгіевской лентой черезъ пле-
чо. Это былъ Суворовъ. Приставя къ лѣвому глазу
сложенные одинъ н а другой кулаки, онъ обозрѣвалъ
въ эту импровизированную трубу окрестности замка,
и, не замѣчая, повидимому, присутствія нейшлотскихъ
чнновъ, говорнлъ въ слухъ.
— Знатная крѣпость! помилуй Богь, хороша, рвы
глубоки, валы высоки, черезъ стѣны и лягушкѣ не
перепрыгнуть!.. Сильна, очень сильна! съ однимъ
взводомъ не возьмешь!.. Былъ бы хлѣбъ да вода,
сиди да отсиживайся! нули не долетятъ, ядры от-
скочатъ!.. Нейріятель посидитъ, зубовъ не поточитъ...
Вдругъ онъ оиустилъ руки, быстро повернулся на
одной ногѣ и съ важнымъ видомъ остановился rie-
lie,™ нейшлотскимн властями, который не успѣли
еще отдохнуть отъ восхожденія своего на вершину
высокой башни. Коменданта выстуиилъ впередъ и
подалъ рапорта. I l e развертывая его, Суворовъ быст-
ро спросилъ:
— Сколько гарнизона?
— Семьсоть двадцать человѣкъ, отвѣчалъ комен-
данта, знакомый съ лаконнзмомъ своего бывшаго
начальника.
— Больные есть?
— Шестеро.
— А здоровые здоровы?
— Всѣ до одного.
— Муки много? крысы не голодны?
— Разжирѣли всѣ.
— Хорошо! помилуй Богъ, хорошо! а я успѣлъ у
васъ помолиться, и крѣпость посмотрѣлъ, и солдати-
ковъ поучилъ. Все хороню, аминь! Пора обѣдать...
Есть чухонская похлебка?
Бургомистръ объявилъ фельдмаршалу, что обѣдъ
приготовленъ въ городскомъ домѣ. Суворовъ быстро
повернулся и скорыми шагами пошелъ съ башни.
Всѣ отправились за нимъ почти бѣгомъ. Онъ еще
разъ обошелъ ряды солдатъ и, оборотясь къ комен-
данту, приказалъ выдать имъ по чаркѣ водки. За-
мѣтно было, что Суворовъ въ хорошемъ расноложе-
ніи духа и всѣмъ доволенъ. Наконецъ, онъ напом-
нилъ еще разъ, что пора обѣдать, и сѣлъ въ кагеръ.
Между тѣмъ бургомистръ уѣхалъ впередъ и сдѣ-
лалъ всѣ нужныя расиоряженія, такъ что обѣдъ въ
городском'!, домѣ былъ уже совершенно готовъ, и
водка стояла на особомъ столикѣ. Знаменитый гость
не хотѣлъ сѣсть въ приготовленную для него ко-
ляску: отъ пристани до самаго городского дома піелъ
пѣшкомъ, въ своемъ сѣромъ балахонѣ и на нривѣт-
ствіе народа нриноднималъ безнрестанио обѣими ру-
ками свою широкополую шляпу. Ііостюмъ его воз-
будилъ въ городѣ общее удовольствіе.
При входѣ въ городской домъ онъ снросилъ ио-
лицейскаго солдата, который не хотѣлъ впустить его
къ бургомистру. Солдата отыскали. Онъ былъ въ
отчаяніи. Суворовъ весело мигнулъ ему и сказалъ
по чухонски.
— Можно видѣть г. бургомистра? я по дѣлу!
Солдатъ молчалъ, съ трепетомъ ожидая рѣшенія
своей участи.
— У, какой строгій! сказалъ Суворовъ, обращаясь
къ свитѣ. Помилуй Богъ, строгій! не пустилъ чу-
хонца да и только!... А? можно вндѣть г. бурго-
мистра?
Бѣднякъ молчалъ по прежнему. Суворовъ опять
подмигнулъ ему, вынулъ изъ кармана серебряный
рубль и отдалъ солдату.
ПОТЕМКИНЪ.

I ^ Р И Г О Р І И Александровичъ Потемкинъ, впо-


с.тѣдствіи свѣтлѣйшій князь Таврическій, сынъ
небогатаго дворянина, родился въ 1739 г. Учил-
ся сначала въ Смоленской семинаріи, a затѣмъ въ
гимназіи при Московскомъ университетѣ. В ъ 1761 г.
зачисленъ на дѣйствительную службу въ полкъ, съ
ироизводствомъ в ъ вахмистры. Молодой, смѣлый, лов-
кій, красивый, находчивый въ отвѣтахъ, онъ, благо-
даря счастливому случаю, обрагилъ на себя внима-
ніе Императрицы Екатерины Великой и быстро,
одно за другимъ, сталъ получать повыіненія, былъ
осыпанъ всевозможными щедротами, благоволеніемъ
и любовью Монархини. Богатства и почести, нріо-
брѣтенныя имъ, кажутся чѣмъ то невѣроятнымъ, ска-
зочнымъ. Достаточно сказать, что годовой доходъ его
простирался до 3 милліоновъ рублей и едва покры-
вался е г о многочисленными издержками. Потемкинъ
много способствовалъ подавленію ІІугачевскаго бун-
та, при его содѣйствіи заключенъ былъ выгодный
для Россіп миръ съ Турціей въ Кучукъ-Кайнарджи,
крупный преобразованія совершены вт, Новороссій-
скомъ краѣ, ирисоединенъ къ Россіи Крымскій по-
луостровъ. численность русскаго войска доведена
была до 260,ООО человѣкъ, сооруженъ Че]>номорскій
корабельный флотъ, основанъ Севастополь, едва ли
не лучшій во всей Европѣ портъ, взяты у Турокъ
Очаковъ, Бендеры, Измаилъ. Потемкинъ умеръ въ
1791 году въ Яссахъ, на 52 году отъ рожденія, и
похороненъ въ Херсонѣ, въ крѣпостной церкви во
имя Св. Екатерины, почти съ царскими почестями
и великолѣпіемъ.

ІІѢкто В . считалъ себя однимъ изъ близкихъ и


короткихъ людей въ домѣ Потемкина, потому что
послѣдній входилъ иногда съ нимъ въ разговоры и
любилъ, что-бы онъ ирисутствовалъ на его вечерахъ.
Самолюбіе внушило В. мысль сдѣлаться нервымъ ли-
цомъ при князѣ. Обращаясь съ Потемкинымъ часъ
отъ часу фамильярнѣе, В . сказалъ ему однажды:
— В а ш а свѣтлость не хорошо дѣлаете, что не огра-
ничите число имѣющихъ счастіе препровождать съ
вами время, потому что между ними есть много ну-
стыхъ людей.
— Твоя правда, отвѣчалъ князь:—я воспользуюсь
твоимъ совѣтомъ.
ІІослѣ того Потемкинъ разстался съ нимъ, по
обыкновенію, очень ласково и любезно. I I a другой
день В. пріѣзжаетъ къ князю и хочетъ войти въ
кабинетъ, но оффиціантъ затворлетъ передъ нимъ
дверь, объявляя, что его ие велѣно принимать.
— Какъ? произнесъ пораженный В.,—-ты вѣрно
ошибаешься во мнѣ или въ моемъ имени?
54 исто puтаекI к а н кі; доты.

— Пикакъ нѣтъ, сударь, отвѣчалъ оффиціантъ:--


я довольно васъ знаю, и ваше имя стоитъ первымъ
въ реэстрѣ лицъ, которыхъ князь, по вашему жела-
нію, не прнказалъ къ себѣ допускать.
В ъ самомъ дѣлѣ, съ этого времени Потемкинъ бо-
лѣе уже никогда не прпнималъ его къ себѣ.

Князь Г . А. Потемкинъ безпрестанно напраши-


вался къ Суворову н а обѣдъ. Суворовъ всячески
отыгрывался; но, наконецъ, вынужденъ былъ пригла-
сить его съ многочисленною свитою.
Суворовъ призываетъ къ себѣ искуснѣйшаго метр-
д'отеля, Матоне, служившаго у князя Потемкина, но-
ручаетъ ему изготовить великолѣпнѣншій столъ, и
не щадить денегъ; а для себя велѣлъ своему повару,
Мишкѣ, приготовить два постныя блюда. Столъ былъ
самый роскошный и удивилъ даже самого Потем-
кина. Р ѣ к а виноградныхъ слезъ, какъ самъ Суво-
ровъ, въ одномъ письмѣ своемъ, иіитически отзы-
вался, несла н а себѣ пряности обѣихъ Индій. ІІо
самъ, кромѣ двухъ блюдъ, подъ предлогомъ нездо-
ровья и поста, ни до чего не касался. Н а другой
день, когда метрдотель принесъ ему счетъ, прости-
равшійся за тысячу рублей, то Суворовъ, подписавъ
н а немъ: я ничего не ѣлъ, отправилъ къ Потемкину,
который тотчасъ заплатилъ и сказалъ:
„Дорого стоитъ мнѣ Суворовь!"

Однажды Львовъ ѣхалъ вмѣстѣ съ Потемкинымъ


въ Царское Село и всю дорогу долженъ былъ си-
дѣть, прижавшись въ уголъ экипажа, не смѣя про-
*

ронить слова, потому что свѣтлѣпшій находился въ


мрачномъ настроеніи духа и упорно молчалъ.
Когда Потемкинъ вышелъ изъ кареты, Лі.вовъ ос-
тановить его и съ умоляющимъ видомъ сказалъ:
— Ваша свѣтлость, у меня есть до васъ покор-
нѣйшая просьба.
— Какая?—спросилъ изумленный ІІотемкинъ.
— Не пересказывайте, пожалуйста, никому, о чемъ
мы говорили съ вами дорогой.
Потемкинъ расхохотался, и хандра его, конечно,
исчезла.
ДЕРЖАВИНА

і ^ Л В Р І И Л Ъ Романовичъ Державинъ происхож-


денія былъ татарскаго: предокъ его, мурза
Багримъ, выѣхалъ изъ Орды въ Роесію въ княженіе
Василія Темнаго. Внукъ этого мурзы, Держава, даль
начало роду и фамиліи Державиных!.. Гавріилъ Ро-
манович!, родился 3-го іюля 1741 г. въ Ііармачахъ
или Сокурахъ, недалеко отъ Казани. Отецъ его слу-
жилъ чиновником!, сначала въ Казани, потомъ въ
Оренбург!;, гдѣ будущій поэта нашъ бралъ уроки нѣ-
мецкаго языка у одного ссыльнаго иѣмца; аатѣмъ
въ Казани, уже но смерти отца, онъ постуинлъ въ
гимназію. Е щ е очень молодымъ, Г . Р. вступилъ въ
военную службу въ Преображенскій полкъ, затѣмъ
нерешелъ въ гражданскую службу въ Сената, нотомъ
назначен!, былъ олонецкимъ губернатором!., там-
бовским!., нѣсколі.ко позже занималъ мѣсто статсъ-
секретаря при Императрицѣ Екатеринѣ II, эатѣмъ
назначенъ былъ сенаторомъ и президентомъ ком-
мерцъ - коллегіи. Разный непріятности но службѣ,
объясняем ыя вспыльчивостью, несдержанностью его
и честностью заставили его выйдти въ отставку.
При Император!; Александр!; I онъ былъ назначенъ
министромъ юстиціи. Послѣднія 13 лѣтъ своей жизни
Державинъ нровелъ въ отставкѣ въ своемъ имѣніи
Званка (Новг. губ.), гдѣ и скончался 9 іюня 1816 г.
В ъ Казани ему поставленъ памятникъ.
Характеръ его поэтической дѣятельности имъ уже
самимъ опредѣленъ такъ:
Первый л дерзпулъ въ забавномъ руссвомъ слогѣ
О добродѣтеляхъ Фелицы * ) возгласить,
Въ сердечной простотѣ бесѣдовать о Богѣ.
II встану Царямъ съ улыбкой говорить.

Восхваляя въ своихъ одахъ Императрицу, онъ


сатирически рисуетъ кн. Потемкина, гр. Орлова,
Нарышкина, кн. Вяземскаго и др.
Изъ религіозныхъ его одъ самая лучшая—„Вогъ".
Вотъ какъ онъ самъ характеризуешь себя въ своемъ
ЛІризшшіи".
Не умѣдь я притворяться,
На святого походить,
Важнымъ саноыъ надуваться
II философа брать видъ.
Я любилъ чистосердечье,
Дума.ть нравиться лишь имъ;
У.мъ и сердце человѣчье
Были геніемъ моимъ.

Падалъ я, вставалъ въ мой вѣкъ,


Брось, мудрець, на гробь мой камень,
Если ты не человѣкъ.

* ) Такъ называетъ онъ Императрвщг Екатерину Великую.


Державинъ, только что поступивгаій н а службу въ
Дреображенскій иолкъ солдатом!,, явился разъ за
приказаніемъ къ прапорщику своей роты, князю
Козловскому. В ъ это время Козловскій читалъ со-
бравшимся у него гостямъ сочиненную имъ трагедію
„Сумбека". ІІолучивъ нриказаніе, Державинъ оста-
новился у дверей, желая послушать чтеніе, но Коз-
ловскій, замѣтивъ это, сказалъ:
Поди, братецъ, съ Богомъ: что тебѣ попусту
зѣвать, вѣдь ты ничего тутъ не смыслишь.

Державинъ былъ иравдивъ и нетерпѣливъ. Им-


ператрица Екатерина поручила ему разсмотрѣть
счеты одного банкира, который имѣлъ дѣло съ ка-
бинетомъ и былъ близокъ къ упадку. Прочитывая
Государынѣ его счеты, онъ дошелъ до одного мѣста,
гдѣ сказано было, что одно высокое лицо, не очень
любимое Государыней, должпо ему такую-то сумму.
Вотъ какъ мотаетъ! замѣтила Государыня,—
и на что ему такая сумма?
Державинъ возразилъ, что князь Потемкинъ за-
нималъ еще больше, и указалъ въ счетахъ, какія
именно суммы.
— Продолжайте! сказала Государыня.
Дошли до другой статьи: опять заемъ того-же лица.
— Вотъ, опять! сказала Императрица съ досадой:
мудрено-лн послѣ этого сдѣлаться банкротомъ?
Князь Зубовт» занялъ больше, сказалъ Держа-
винъ и указалъ на сумму.
Екатерина вышла изъ терпѣнія и позвонила. Вхо-
дить камердннеръ.
— Нѣтъ-ли кого тамъ, въ секретарской комнатѣ?
— Василій Степаиовичъ Поповъ, Ваше Величество.
— Позови его сюда.
Вошелъ Поповъ.
— Сядьте тут-ь, Василій Степаиовичъ, да поси-
дите во время доклада: Гавріилъ Ромаповичъ, ка-
жется, меня прибить хочетъ.

Одна дама вышила подушку, которую поднесла


Александру I, при слѣдующнхъ стихахъ:

Россійскому отцу
Вышпла овцу,
Снхъ ради причинъ,
Чтобы .мужу далі чпнъ.

Резолюція министра Державина:


Россійскій отецъ
Не даетъ чпновъ з а овецъ.
И М П Е Р А Т О Р Ъ П А В Е Л Ъ 1-Й.

J - f МПЕРАТОРЪ Павелъ Петровича, сынъ Ека-


терины Великой и Петра III, вступилъ на
престолъ вслѣдъ за смертію матери, 6 ноября 1796
года. ІІри немъ были войны: съ Франціею, Австріею
и Англіею. При Павлѣ I опредѣленъ порядокъ нре-
емства престола, установлено тѣлесное иаказаніе за
уголовныя преступленія дворянъ, гильдейскихъ граж-
данъ, священниковъ и дьяконовъ, дарованы льготы
старообрядцамъ, учреждены духовныя академіи въ
Казани и Петербург!;, основанъ Дерптскій универ-
ситета, установлена цензура, и т. д. Павелъ I скон-
чался 11 марта 1801 года.

Однажды Павелъ выѣхалъ изъ дворца на санкахъ


прокатиться. Дорогой онъ замѣтилъ офицера, кото-
рый былъ настолько навеселѣ, что шелъ покачиваясь.
Императоръ велѣлъ своему кучеру остановиться и
подозвалъ'къ себѣ офицера.
— Вы, господинъ офицеръ, пьяны, грозно сказалъ
Государь;—становитесь на запятки моихъ саней.
Офицеръ ѣдетъ на загіяткахъ за царемъ ни живъ,
ни мертвъ. Отъ страха у него и хмѣль пропалъ.
'Вдуть они. Завидя въ сторонкѣ нищаго, протяги-
вающаго къ прохожимъ руку, офицеръ вдругъ закри-
чалъ Государеву кучеру:
— Остановись!
Павелъ съ удивленіемъ оглянулся назадъ. Кучеръ
остановил!, лошадь. Офицеръ всталъ съ запятокъ,
иодошелъ къ нищему, полѣзъ въ свои карманъ и,
вынувъ какую-то монету, иодалъ милостыню. ІІотомъ
онъ возвратился и всталъ опять на запятки за Го-
сударем!,.
Это понравилось Павлу.
— Господин!, офицеръ, спросилъ онъ, - - какой
вашъ чинъ?
— ІПтабсъ-капитанъ, Государь.
— Ile правда, сударь, капитанъ.
— Капитанъ, Ваше Величество, отвѣчалъ офицеръ.
Поворотивъ въ другую улицу, Императоръ опять
спрашиваетъ:
— Господин!, офицеръ, какой вашъ чинъ?
— Капитанъ, Ваше Величество.
— Л нѣтъ, не правда, маіоръ.
— Маіоръ, Ваше Величество.
На возвратиомъ пути, Павелъ опять спрашиваетъ:
— Господин!, офицеръ, какой вашъ чинъ?
— Маіоръ, Государь, было отвѣтомъ.
— А вотъ, неправда, сударь, подполковникъ.
— Подполковник!,, Ваше Величество.
Наконецъ, они нодъѣхали ко дворцу. Соскочивъ
съ запятокъ, офицеръ самымъ вѣжливымъ образомъ
говорить Государю:
— Ваше Величество, день такой прекрасный, не
угодно-ли будетъ прокатиться еще нѣсколысо улицъ.
— Что господинъ подполковникъ, сказалъ Госу-
дарь:—вы хотите быть полковником!.? а вотъ нѣтъ-
же, больше не надуете; довольно съ васъ и этого
чина.
Государь скрылся въ дверяхъ дворца, а сопутпикъ
его остался подполковникомъ.
Извѣстно, что у Павла I не было шутки, и все ска-
занное имъ исполнялось въ точности.

Въ царствованіе Императора Павла I, въ одномъ


изъ гвардейскихъ полковъ служилъ офицеръ Шамар-
динъ. Мать его, жившая въ Царскомь Селѣ, имѣла
магнитнческую силу, сама того не зная, и иногда,
какъ бы приходя въ сомнамбудизмъ, предъузнавала
будущее.
Разъ, отпуская сына въ дворцовый караулъ, она
сказала ему: „съ тобой случится необыкновенное
нроисшествіе: сегодня ты будешь солдатомъ и полу-
чишь крестъ".
Пмператоръ вышелъ нзъ дворца и во время раз-
вода замѣтилъ какой-то безпорядокъ, виною кото-
раго былъ ІІІамардинъ.
— Въ солдаты его. въ солдаты! кричалъ Павелъ.
Уничтоженный офицеръ, въ испугѣ, невольно про-
говорнлъ:
— Она правду сказала, что сегодня буду солда-
томъ.
— Что такое, что такое? спросилъ Императоръ.
ІПамардинъ разсказалъ, что мать, провожая его
на службу, сказала ему: „сегодня ты будешь солда-
томъ".
— Она сказала неправду, быстро перебилъ Па-
велъ,—возвращаю вамъ офицерскій чинъ и жалую
орденомъ св. Анны.
Сбылось пророчество матери.

Однажды, утромъ, дежурный адъютантъ, въ чннѣ


поручика, рапортуете Императору Павлу Петровичу
о состояніи одной воинской части, подавъ ему пред-
варительно писанную „рапортичку", гдѣ было про-
ставлено число людей, наряженныхъ въ караулъ,
на дежурство, больныхъ и арестованныхъ. На сей
разъ арестованныхъ не было никого.
Государь по этой запискѣ слѣдилъ за словеснымъ
рапортомъ адъютанта, а тотъ рапортуя: „дежурныхъ
столько-то, больныхъ столько-то", по разсѣянности
произносите: „иодъ арестомъ", да вдругъ спохва-
тился, что иодъ арестомъ-тО нѣтъ никого, и замолкъ,
совершенно осѣкшись.
— Кто иодъ арестомъ? спросилъ Императоръ.
Адъютантъ смутился еще болѣе и молчала,.
— Кто иодъ арестомъ? строго, повысивъ голосъ,
повторилъ Павелъ Петровича,.
— Я, Государь! промолвилъ адъютантъ, преклоняя
колѣни.
— Встань, каинтанъ! весело сказалъ Императоръ.

Разъ, при разводѣ, Павелъ I, прогнѣвавшнсь на


одного гвардейскаго офицера, закричала,:
— Въ армію, въ гарнизонъ его!
Исполнители подбѣжали къ офицеру, чтобы вы-
вести его изъ фронта. Убитый отчаяніемъ, офицеръ
громко сказалъ:
— Изъ гвардіи да въ гарнизонъ! Ну, ужъ это не
резонъ.
Императоръ расхохотался.
— М н ѣ это понравилось, господинъ офицеръ,
говорилъ онъ:—мнѣ это понравилось, прощаю в а с ъ . .

Въ царствованіе Императора Павла Петровича,


ротмистръ какого-то гусарскаго полка нришелъ съ
эскадрономъ къ помѣщику на дневку. Пока проис-
ходило размѣщеніе по квартирамъ, ротмистръ, послѣ
сытнаго обѣда, сѣлъ за карты, по приглашенію хлѣ-
босольнаго хозяина. В ъ то время является вахтеръ
съ ранортомъ о размѣщеніи эскадрона и съ жало-
бой на неуступчивость с ѣ н а евреемъ-моиополистомъ
за нзвѣстную цѣну.
— Не оставаться-же безъ сѣна. Дѣлать нечего,
возьми его у жида, да за жадносЯгь повѣсь его,
сказалъ шуткой ротмистръ.
Чрезъ нѣсколько времени является опять вахтеръ.
— Что скажешь?
— Сѣно принялъ, ваше благородіе, и жида повѣ-
силъ, по ирнказанію вашему,
— Неужели!? Я вѣдь пошутплъ.
— Не могнмъ знать, ваше благо родіе,—онъ съ
част», какъ на веревкѣ колыхается.
Ротмистръ обомлѣлъ, донесъ о происшествіи по
начальству и получись отъ Императора конфир-
мацію:
„Ротмистръ такой-то, за глуиыя и незаконныя при-
казанія, разжалывается въ рядовые", a вслѣдъ за-
тѣмъ „рядовому такого-то полка возвращается чниъ
ротмистра, съ производством!, въ маіоры, за введе-
т е такой отличной субординации во ввѣренной ему
командѣ, что и глуиыя его н р и к а з а н і я исполняются
немедленно".
До свѣдѣнія Императора Павла дошло, что одинъ
изъ офицеровъ Петербургскаго гренадерскаго полка,
Дехтеревъ, намѣревается бѣжать заграницу. Госу-
дарь тотчасъ-же потребовалъ его къ себѣ.
— Справедлинъ-ли слухъ, что ты хочешь бѣжать
заграницу? грозно спросилъ Императоръ.
— Правда, Государь, отвѣчалъ смѣлый и умный
Дехтеревъ,—но, къ несчастію, кредиторы не пуска-
ютъ.
Этотъ отвѣтъ такъ понравился Павлу, что онъ
велѣлъ выдать Дехтереву значительную сумму денегъ
H купить для него, на счетъ казны, дорожную
коляску.

л » й ft if г

о
ИМПЕРАТОРЪ АЛЕКСАНДРЪ 1-Й.

к ^ | _ М П Е Р А Т О Р Ъ Александръ I Павловичъ всту-


нилъ на пресголъ послѣ смерти своего отца,
11 марта 1801 года. В ъ манифест!; о восшествіи
на престолъ Императоръ объявнлъ, что „принимаете
обязанность управлять по закону и по сердцу Е к а -
терины II, шествовать по ея мудрымъ намѣрені-
ямъ". Немедленно разрѣшенъ свободный пропускъ
за границу иностранцевъ и русскихъ, отмѣнено тѣ-
лесное наказаніе дворянъ, гильдейскихъ гражданъ,
священниковъ и дьяконовъ, уничтожены цензур-
ныя постановленія, указомъ 2 апрѣля 1S01 года
уничтожена тайная экспедиція, дарованъ указъ объ
отпускѣ помѣщиками на волю крестьянъ, которые
образуютъ особенное состояніе свободных'!, хлѣбо-
пашцевъ, многое сдѣлано и для народнаго образо-
ванія. При немъ были войны съ Франціею, Швед-
ская, Турецкая и Персидская, знаменитая отече-
ственная война, веденная Наполеономъ въ Россіи
въ 1812 г. и окончившаяся пораженіемъ Францу-
зовъ. Среди приготовленій къ войнѣ ст. Турціею за
истребленіе грековъ-христіанъ, застигла Императора
смерть, 19 ноября 1825 года.

( Г ^ с У ^ с )
Императоръ Александръ I, принимая проѣздомъ
черезъ какой-то губернскій городъ тамошнихъ помѣ-
іциковъ, между прочим!., У одного ИЗЪ НИХЪ спро-
сил!.:
— Ваша фамилія?
Въ деревиѣ осталась, Ваше Величество: —
отвѣчалъ онъ, принимая это слово въ значеніи
семейство.

Во время своего путешествія въ Вятку, въ 1824 г.,


пріѣхавши на одну станцію, на сибирскомъ трактѣ,
Государь Александр!. Павлович!, вьпнелъ изъ ко-
ляски п. проходя но улицѣ довольно большого селе-
нія, зашелъ въ небольшую, но свѣтлую и довольно
опрятную избу. Здѣсь увидѣлъ онъ старуху, сидѣв-
шую за прялкой, и попросилъ у нея напиться. Ста-
руха, не знавшая о пріѣздѣ Государя, подала жбанъ
холоднаго квасу. Напившись, Государь спросилъ ее:
видала-лн она царя?
— Гдѣ-жъ мнѣ, батюшка, видѣть его? Вотъ, го-
ворят!., скоро проѣзжать здѣсь будетъ: наі)одъ-то,
чай, валомъ валитъ тамъ, куда ужъ мнѣ, старухѣ.
Въ это время входить въ избу свита Государя.
— Экипажи готовы. Ваше Величество, сказалъ
баронъ Дибичъ.
Въ ту-же минуту старуха сдернула съ головы свою
шамшуру (уборку) и, иоднявъ ее вверхъ, закричала:
„карраулъ!"
Изумленный Государь спрашиваетъ:
— Что съ тобой, старушка? чего кричишь?
— Прости меня, грѣшную, батюшка, царь! Намъ
велѣно, какъ завидимъ тебя, кричать.
Государь разсмѣялся и, оставивъ н а столѣ крас-
ную ассигнацію, отправился въ дальнѣйшій путь.

При восшествіи Императора Александра 1 на пре-


столъ, всѣ лица, заключенный въ предшествовавшее
царствовапіе въ Петропавловскую крѣпость, были
освобождены. Одинъ изъ арестантовъ, оставляя ка-
зематъ, написалъ на дверяхъ его: „свободенъ отъ
постоя." Объ этомъ донесли Государю. Онъ улыб-
нулся и замѣтнлъ, что слѣдовало-бы прибавить къ
надписи слово „навсегда".

Князь П. А. Зубовъ, оказавшій Императору Алек-


сандру I, при его воцарепіи, важныя услуги, про-
силъ Государя исполнить одну просьбу, не объясняя,
въ чемъ она состоитъ. Государь далъ слово. Тогда
Зубовъ представилъ ему къ подписи заранѣе изго-
товленный простительный и опредѣлительный указъ
генералъ-маіору Арсеньеву, который былъ виновенъ
въ томъ, что въ итальянскую кампанію 1799 года
укрылся отъ своего полка во время сраженія. Импе-
раторъ поморщился, однако подписалъ: „принять
вновь на службу". Черезъ минуту, подойдя къ Зу-
бову, онъ началъ просить его такъ-же выполнить
одну свою просьбу. Зубовъ униженно выразилъ го-
товность исполнить безирекословно все, что прика-
жете Государь. Тогда Александра, сказалъ ему:
— Пожалуйста, раздеритенодиисаннынмною указъ.
Зубовъ растерялся, нокраснѣлъ, но, дѣлать нечего,
разорвалъ бумагу.

В ъ царствованіе Государя Александра Павловича


какъ-то разъ обратила, на себя вниманіе еврей, про-
водившій время изо дня въ день, съ утра до вечера,
у памятника Петра I.
Сперва за нимъ слѣдили, по, наконецъ, низшая
полицейская власть подошла справиться, что нужно
еврею, проводящему цѣлый день у памятника?
Отвѣтъ еврея былъ таковъ:
— Правится мнѣ здѣсь, и развѣ я кому нибудь
мѣшаю?
Дѣйствительно, евреи никому не мѣшалъ, и нре-
слѣдовать его за то, что онъ ходить вокругъ памят-
ника, бы.то-бы неосновательно.
Е г о оставили въ покоѣ, но не на долго.
Дни проходили, а еврей, являясь спозаранку и
покидая свой постъ только съ наступленіемъ ночи,
возбудилъ опять-таки подозрѣніе.
Низшее полицейское начальство доложило выс-
шему, H оберъ-иолнціймейстеръ вызвалъ еврея къ
себѣ.
— Что вамъ нужно отъ памятника Петра Вели-
каго? Зачѣмъ вы проводите подлѣ него всѣ дни?
Отвѣтъ еврея былъ прежній:
— Развѣ я кому нибудь мѣшаю?..
Опять рѣшили, что еврей никому не мѣшаетъ, и
отпусти.in его съ миромъ.
Упрямый еврей продолжалъ посѣщать площадь и
не сводилъ глазъ съ памятника.
Прошла недѣля — подозрѣніе оберъ-полиціймей-
стера возобновилось; прошла другая—оно усилилось,
и оберъ-полиціймейстеръ рѣшплъ доложить о стран-
номъ евреѣ генералъ-губернатору.
Доложилъ и нривелъ еврея.
— Что гебѣ нужно у памятника? спрашиваетъ
генералъ-губернаторъ.
— Дѣло есть!—къ удивленію всѣхъ объявилъ еврей.
— Какое дѣло, говори.
— Нѣтъ, сказать не могу: это моя тайна, которую
я открою только Дарю!
— Только Дарю? — удивился генералъ - губерна-
т о р а — A увѣренъ-ли ты въ томъ, что эта тайна
заслуживает!, вниманія Государя.
— Иѣтъ, но чтобы со мной ни было, а свою тайну
открою только Царю,—наотрѣзъ объявилъ еврей.
Узнали адресъ еврея и отпустили домой.
Прошло нѣсколько дней пос.тѣ бесѣды генералъ-
губернатора съ евреемъ, и пос.тѣдняго вызвали во
дворецъ.
Е в р е й очутился передъ Государемъ.
— Это іы иашелъ мѣсто своего ежедиевнаго ире-
бываиія у памятника Петра?—спросить Государь.
— Я, Баше Величество,—отвѣчалъ еврей.
— Что-же тебя заставляет!, цѣлые дни проводить
у памятника?—продолжал!, вопросы Государь.
— Величіе и мудрость Петра Великаго, который
сказываются даже въ самой статуѣ ея.
— Ну?! Изъ чего ты видишь мудрость на статуѣ?
— Простите меня, Государь, я сумасшедшій отъ
обидъ и несчастій, а потому только скажу, что чув-
ствую: меня удивляетъ статуя мудраго Петра по-
тому, что одной рукой указывая на Сената, другою
указывает!, на Певу, и этимъ какъ-бы говорить: у
кого есть дѣло въ Сенатѣ—тотъ лучше бросься въ
воду!—закончить еврей.
Государь, видимо, разгнѣванный, велѣлъ еврею
удалиться. Но черезъ недѣлю дѣло еврея было ре-
шено и при томъ въ его пользу.
Императоръ Александръ I, по вступленіи на пре-
столъ, издалъ указъ „объ истребленіи пепозволитель-
ныхъ карточныхъ игръ", гдѣ, между прочимъ, было
сказано, что „толпа безчестпыхъ хищниковъ, съ хлад-
нокровіемъ обдумавъ разореніе цѣлыхъ фамилій,
однимъ ударомъ исторгаетъ изъ рукъ неопытныхъ
юношей достояніе предковъ, вѣками службы и тру-
довъ уготованное". Всѣхъ уличенныхъ въ азарт-
ныхъ нграхъ приказано было брать нодъ стражу и
отсылать къ суду. Государь, однажды, встрѣтивъ Ле-
вашева, сказалъ ему:
— Л слышал!, что ты играешь въ азартный игры?
— Играю, Государь, отвѣчалъ Левашевъ.
— Да развѣ ты не читалъ указа, даннаго мною
противъ игроковъ?
— Читалъ, Ваше Величество, возразилъ Левашевъ,
но этогь указъ до меня не относится: онъ обнаро-
довать въ предостережете „неопытныхъ юношей",
а самому младшему изъ играющихъ со мною 50 лѣтъ.

Иередъ пріѣздомъ въ Пензу Императора Алек-


сандра Павловича, въ 1824 году, губернатор!, Лубя-
новскій и корпусный командиръ Сакенъ прислали
къ мѣстному архіерею Амвросію Арнатовскому пер-
вый полиціймейстера, а второй адъютанта съ прось-
бой, чтобы преосвященный приказалъ своимъ слулѵ-
камъ очистить отъ грязи и сора обширную площадь,
лежащую предъ архіерейскимъ домомъ.
— Вашъ генералъ—нѣмецъ, - сказалъ Амвросій
адъютанту Сакена, — потому и не знаегъ, что рус-
скіе архіереи не занимаются чисткой улицъ и пло-
щадей: ихъ дѣло очищать души; если хочетъ гене-
ралъ, чтобы я его почнстилъ, пусть пришлетъ свою
душу.
— Но вѣдь его Величество увидитъ безобразіе на
площади,—замѣтнлъ полиціймейстеръ.
— Прежде, чѣмъ увидитъ Императоръ площадь, -
отвѣчалъ преосвященный, предстанете предъ нимъ
вы и губернатору a безобразнѣе васъ обоихъ ни-
чего нѣтъ въ Пензѣ.

оооооооооооооооооооооооооооооооо
ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ 1-Й.

И М П Е Р А Т О Р ' І > Николай Павловичъ, младшій


сынъ Павла Петровича, встуиилъ напрестолъ,
но отречеиіи отъ него брата своего Константина,
14 декабря 182$* года. При немъ произошли войны:
Персидская, Турецкая, съ Польскими повстанцами
и Венгерская. Въ самомъ начал!; царствованія об-
ращено было особенное вниманіе н а законодатель-
ство, составить которое поручено было Сперанскому,
пріобрѣтшему извѣстность въ этомъ отношеніи уже
при Александр!; I, изданъ новый уставъ учебныхъ
заведеній высшихъ, среднихъ и низшихъ, учреж-
ден!, Педагогическій институтъ, Военная академія,
Технологическій институтъ, университета Св. Вла-
диміра въ Кіевѣ, училище Правовѣдѣнія; обращено
большое вниманіе на военно-учебныя заведенія, при-
няты особыя, по обстоятельствамъ, мѣры относи-
тельно народнаго образованія.
I I a одной изъ гауптвахтъ Петербурга содержа-
лись подъ арестомъ два офицера: гвардейскій и мо-
рякъ. Но встунленіи караула, которымъ иача.ть-
ствовалъ другъ и товарищъ гвардейца, послѣдній
былъ отпущенъ на нѣсколько часовъ домой; морякъ,
завидуя этому и недовольный обращеніемъ съ собою
караульнаго офицера, сдѣлалъ объ отпускѣ арестанта
доносъ. Обоихъ гвардейцевъ предали военному суду,
кото])ый приговорилъ ихъ къ разжалованию въ сол-
даты; но Государь положил !, слѣдующую резолюцію:
— Гвардейскаго офицера перевести въ армію, а
моряку—за доносъ дать въ награду третное жало-
ванье, съ прописаніемъ въ формулярѣ, за что именно
онъ эту награду нолучилъ.

Это было въ 1829 году. Государь Николай I, по


своему обьікновенію, присутствовала, въ маскарадѣ
Большого театра. Маскарады того времени отлича-
лись отъ нынѣшнихъ трнвіальныхъ маскарадовъ
искреннею веселостію.
Е г о Величество стоялъ около Императорской ложи
и бесѣдовалъ съ нѣкоторыми изъ приближенныхъ.
Оркестръ гремѣлъ торжественный маршъ. Государь,
разговаривая, вмѣстѣ съ тѣмъ держалъ каску въ ру-
кахъ и слегка выбнвалъ тактъ ею по своей ногѣ.
Султанъ, незамѣтпо для всѣхъ, вывалился изъ каски
и упалъ н а полъ.
В ъ это время, весь сіяющій, подходить къ Госу-
дарю съ пакетомъ въ рукахъ в. к. Михаилъ ІІав-
ловичъ.
Йзвѣстно, что князь отличался остроуміемъ.
Подходя, онъ замѣтнлъ вывалнвшійся султанъ и,
поднимая его, ироизнесъ:
— Султанъ у ногъ Вашего Величества.
— Что? спросилъ Государь.
- Султанъ у ногъ Вашего Величества, новторилъ
князь, и при этомъ подалъ иакетъ, въ которомъ за-
ключались бумаги о будущемъ адріанопольскомъ мирѣ,
заключенномъ въ 1829 году.

Императоръ Николай Павловичъ имѣлъ обыкно-


веніе прогуливаться рано утромъ и ироходилъ но
Адмиралтейскому бульвару, Англійской набережной,
Милліонной улицѣ. Однажды, въ пятницу на верб-
ной недѣлѣ, онъ замѣтилъ впереди съ узелкомъ сол-
дата, который быстро шмыгнулъ въ ворота. Государь
поровнялся и своимъ мощнымъ голосомъ сказалъ:
— Солдатъ, поди сюда!
Солдатъ немедленно появился предъ Государемъ
и, какъ ни струснлъ, отдалъ подобающую честь.
— Кто ты такой?
— Безсрочный отпускной И... пѣхотнаго полка.
— Что ты несешь?
— Собственную работу, Ваше Императорское В е -
личество, продавать на вербу.
Солдатъ развязалъ узелъ, въ которомъ находилось
нѣсколько табакерокъ изъ папье-маше, съ разными
изображеніями и рисунками, сдѣланными не совсѣмъ
аляповато.
— Самъ дѣлалъ?
— Точно такъ, Ваше Императорское Величество,
собственное произведете.
Государь взялъ в ъ руки одну, на крышкѣ кото-
рой былъ нарисованъ портретъ Наполеона 1.
У тебя есть свой Императоръ, почему-же ты чу-
жого нарисовалъ?
— Своему здѣсь быть не годится, Ваше Импера-
торское Величество.
— Иочему-же?
Солдатъ беретъ изъ узла еще подобную табакерку
и начинаетъ объяснять:
— Когда желаютъ понюхать, сейчасъ Француз-
скаго короля по носу (солдатъ стучигь по крышкѣ
двумя пальцами, но обычаю табакошоховъ), а какъ
только пошохаетъ: чхи! (чихаетъ) здравія желаю
Наше Императорское Величество! извольте посмо-
трѣть. И онъ показываетъ на внутренней сторонѣ
крышки довольно схожій портретъ Императора Ifи-
колая Павловича.
Государь разсмѣялся, велѣлъ солдату отобрать ему
три такія табакерки и, заплативъ за нихъ 5 0 руб.,
направился въ квартиру князя ІІаскевича, который
былъ въ это время въ Петербург!;.
Князь Иванъ Ѳедоровичъ еще спалъ.
— Вставай, отецъ командиръ,—провозгласил!. Го-
сударь,—я тебѣ съ вербы нодарокъ иринесъ, и Ни-
колай Иавловичъ, смѣясь, разсказалъ объясненіе
солдата.

Императоръ Николай Павлович!, посѣтилъ Дво-


рянскій полкъ. Н а флангѣ стоялъ кадетъ головой
выше Государя. Государь обратнлъ н а него вниманіе.
— К а к ъ твоя фамилія? снросплъ онъ.
— Романовъ, Ваше Величество.
Ты родственникъ мнѣ? пошутилъ Государь.
— Точно такъ, Ваше Величество, отвѣчалъ безъ
запинки молодецъ-кадетъ.
— А въ какой степени? спросилъ Государь, при-
стально посмотрѣвъ на кадета.
— Баше Величество—отецъ Россіи, а я сынъ ел,
отвѣчалъ находчивый кадетъ.
И Государь изволилъ милостиво расцѣловать сво-
его находчиваго внука.

Однажды Государю Николаю Павловичу попа-


дается ѣдущій на извозчикѣ пьяный драгунь. ("на-
чала пьяный сильно смутился, но скоро оправился
и, вынувъ изъ ноженъ саблю, салютовалъ Императору.
— Что ты дѣлаешь, драгунъ? сказалъ Государь
укоризненнымъ тономъ.
— Пьянаго драгуна на гауптвахту везу, Ваше
Величество.
Государь улыбнулся, далъ ему пять рублей „на
дорогу" и велѣлъ ѣхать домой.

Однажды Императоръ Николай, встрѣтившись съ


Гречемъ на улицѣ, спросилъ его:
— Скажи, пожалуйста, Гречъ: къ чему служить
въ русской азбукѣ буква ѣ?
— Она служить, Ваше Величество, какъ знакъ
отличія грамотныхъ отъ неграмотныхъ, отвѣчалъ
Гречъ, не задумавшись.

В ъ 1847 году послѣдовало учрежденіс губернскихъ


и уѣздныхъ ловчнхъ.
Около Москвы появилось множество волковъ, за-
бѣгавшихъ даже иногда въ улицы столицы. Гене-
рала. князь ІЦербатовъ, извѣстный своею храбростью
и, къ сожалѣнію, простотой, бывши въ то время та-
мошнимъ генералъ-губернаторомъ, донесъ объ этомъ
Государю Николаю I, испрашивая дозволенія: „уч-
редить облавы для уничтоженія волковъ, или, по
крайней мѣрѣ, для прогнанія ихъ въ другія смеж-
ный губерніи". Его Величество, получивъ это ори-
гинальное донесеніе, разсмѣялся и сказалъ: „Такъ,
пожалуй, онъ прогонитъ волковъ и въ Петербурге.",
и приказалъ учредить должности ловчихъ для истреб-
лен! я звѣрей.

Наградивъ одного изъ ириближенныхъ къ себѣ


офнцеровъ орденомъ св. Анны, Императоръ Нико-
лай ІІавловичъ какъ-то спросилъ его:
— Ну, что, доволенъ ты Анною?
— Я то очень доволен г., Ваше Величество; но
она скучаетъ по Владимірѣ, отвѣчалъ тотъ.
— Ну, пусть поскучаетъ.—замѣтилъ Императоръ:
чѣмъ больше будетъ скучать, тѣмъ съ болыиимъ удо-
вольствіемъ увидитъ его.

Императоръ Николай Иавловичъ любилъ иногда


пошутить, только ие зло, съ своими приближенными.
Однажды является къ нему оберъ-полиціймейстеръ
Бутурлинъ съ утренним! рапортомъ и докладываетъ:
— Все обстоитъ благополучно, Ваше Император-
ское Величество.
Государь сурово на него взглянул! и нроизнесъ:
— У тебя все обстоитъ всегда благополучно, а
между тѣмъ, проѣзжая черезъ площадь, ты не за-
мѣтилъ, что статуя Императора Петра Великаго
украдена.
— Какъ украдена? испугался Бутурлинъ.—По я
донесенія не получалъ... простите, Ваше Величество...
тотчасъ поѣду, обслѣдую...
— Поѣзжай тотчасъ, н чтобы воръ былъ въ двад-
цать четыре часа найденъ... слышишь?
- Слушаю-съ, Ваше Величество,—и Бутурлинъ
исчезъ.
Вскочилъ Бутурлинъ на свои дрожки и помчался
но набережной, и какъ только мннулъ Адмиралген-
ство, ІІетръ Великій оказался на своемъ мѣстѣ.
Скачегь обратно Бутурлинъ къ Царю и радостно
докладываетъ ему:
— Ваше Величество, вамь неправильно донесли:
статуя на мѣстѣ.
Государь расхохотался.
— Да сегодня—1 апрѣля, и какъ ты повѣрилъ
подобной чепухѣ?.. Развѣ можно украсть такую
тяжелую и громадную вещь.
„Постой, подумалъ Бутурлинъ, и я тебя, Госу-
дарь, надую обратно ради 1 апрѣля". Вечеромъ Им-
нераторъ сидитъ въ оперномъ итальянскомъ театрѣ
и, по обычаю, съ лѣвой стороны въ бенуарѣ, на
аванъ-сценѣ. ІІдутъ „Гугеноты", и Царь сильно
увлеченъ музыкой и иѣніемъ.
Влетаетъ Бутурлинъ въ ложу:
— Ваше Величество, пожарь!
— Гдѣ? спросилъ Царь, являвшійся всегда на
всѣ пожары.
— Зимній дворецъ горнтъ.
Царь вышелъ тотчасъ изъ ложи и помчался ко
дворцу въ страшной гревогѣ.
Но, подъѣхавъ къ нему, онъ никакого огня не
увидѣлъ.
За нимъ скакалъ Бутурлинъ. Остановив!, кучера,
Царь обратился къ Бутурлину, который тоже оста-
новился.
— Гдѣ-же дворецъ горитъУ спросилъ онъ.
— Сегодня 1 апрѣля, Ваше Величество, торжест-
вовалъ оберъ - полиціймеістеръ. Государь но на
шутку разсердился.
— Ты, Бутурлннъ, дуракъ, сказалъ онъ.—Только •
не подумай, что я говорю не правду ради 1 апрѣля.
Приди ко мнѣ завтра:—и я повторю тебѣ тоже
самое.
Государь возвратился въ театръ, но па другой
день Бутурлин!, получилъ другое назначеиіе.
К Р ы л о в ъ.
У Л В А Н Ъ Андреевича. Крылова,, сынъ армейскаго
офицера, родился въ Москвѣ 2 февраля 1768 г .
Первоначальное образованіе получила, отъ матери,
но уже девятн-лѣтннмъ мальчикомъ, вслѣдствіе не-
достатка средствъ, записана, былъ подканцеляри-
стомъ ва. уѣздный суда, гор. Калязина, a затѣмъ, по
смерти отца, переведенъ былъ тѣмъ-же чиномъ въ
тверской магистрата. Свободное отъ занятій время
Крылова, проводила, среди чернаго народа, на оаза-
рахъ, около качелей и т. п., нодмѣчая особенности
говора, результатомъ чего быль тотъ самобытный,
народный языка,, которыма, отличаются всѣ его со-
чиненія. Охота къ тому, чтобы написать что-либо,
развилась въ И. А. пбдъ вліяніемъ чтенія книгъ,-
которыхъ у него осталось нослѣ отца цѣлый сун-
дукъ, и плодомъ первой попытки была комическая
опера „Кофейница", написанная въ 1783 г., т. е.,
когда ему было всего лишь 15 лѣтъ. В ъ 1783 г. Кры-
лова, съ матерью переѣхалъ въ Петербургу гдѣ и
получила, мѣсто ва, казенной палатѣ н а 25 р. въ
годъ. Въ 1785 г. онъ напнсалъ трагедію „Клеопатра",
въ 1786 г. „Филомелу", затѣмъ „Бѣшеная семья",
„Сочинитель въ прихожей". В ъ 1789 г. онъ стала,
издавать журналъ „Почта духовъ", въ 1792 г . —
„Зритель". 1805 г. застаетъ И. А. въ Москвѣ, и къ
этому году относятся его частью нереведенныя, частью
передѣланныя басни Лафонтена: „Разборчивая не-
в ѣ с т а " , ,.Дубъ и трость", „Старикъ и трое моло-
дыхъ". Начиная съ 1808 г. онъ всецѣло отдался
баснѣ и уже въ 1809 г. выпустить ихъ отдѣлыюй
книжкой. О достоинствахъ басни его не станемъ
распространяться: они извѣстны всѣмъ и каждому;
достаточно сказать, что Академія Наукъ сдѣлала его
своимъ членомъ н въ днпломѣ написала: сочиненія
ваши служатъ истиннымъ обогащеніемъ и украше-
ніемъ словесности россійскоп. Нъ 1812 г. Ерыловъ
постуиилъ на службу въ Императорскую публичную
библіотеку, гдѣ и оставался почти до самой смерти,
послѣдовавшей 9 ноября 1844 г., на 76 году отъ рож-
денія. ІІохороненъ онъ въ Александро-Невской лаврѣ.

Одно лѣто Императорская фамилія жила въ Анич-


ковомъ дворцѣ. Крыловъ жилъ въ домѣ Император-
ской публичной библіотеки, въ которой занималъ
должность библіотекаря. Однажды покойный Госу-
дарь Николай Павловичъ встрѣтилъ Крылова на
Невскомъ.
— А, Иванъ Андреевич!»! Каково поживаешь? Дав-
ненько не видались мы съ тобой.
— Давненько, Ваше Величество, отвѣчалъ басно-
писецъ,—a вѣдь, кажись, сосѣди!

Однажды, на набережной Фонтанки, по которой


И. А. Крыловъ обыкновенно ходилъ въ домъ Оле-
нпна, его нагнали три студента. Одинъ изъ нихъ,
вѣроятно, не зная Крылова, почти поровшівшнсь съ
нимъ, громко сказалъ товарищам!,:
— Смотрите, туча идетъ.
— II лягушки заквакали, спокойно отвѣчалъ бас-
нописецъ въ тотъ-же тонъ студенту.

Но совѣту врачей, Крылову былъ предписанъ еже-


дневный моціонъ. Любимой его прогулкой былъ вто-
рой ярусъ Гостішаго двора. Сидѣльцы изъ лавокъ
не давали ему прохода, затаскивая его каждый въ
свою лавку.
— Ну, покажите, что есть у васъ хорошаго? спро-
силъ Іірыловъ, силою втащенный въ одну лавку.
Сидѣльцы развернули иредъ нимъ мѣха.
— Хороши, хороши,—а лучше есть?
Е щ е разостлали предъ нимъ множество мѣховъ.
ІІересмотрѣвъ, такимъ образомъ, всю лавку, Кры-
лов!. всталъ, поблагодарилъ за безнокойство при-
казчиков!., похвялилъ товаръ и направился въ слѣ-
дующую, по принужденію сидѣльцевъ, что и тамъ
иродѣлалъ въ такомъ-же родѣ, погомъ въ третью,
четвертую.
Торговцы смекнули дѣло и съ этихъ гіоръ Кры-
лов!. могь спокойно и безпрепятственно совершать
своп прогулки.

Однажды, въ англійскомъ клубѣ, пріѣзжій номѣ-


щикъ, любпвшій прилгать, разсказывая за обѣдомъ
о стерляди, которая ловится на Болгѣ, преувеличи- *
валъ ея длину.
— Ргізъ, — сказалъ онъ,—нередъ самымъ моимъ
домомъ, мои люди вытащили стерлядь; вы не повѣ-

рите, но увѣряю васъ, длина ея вотъ отсюда... до...
Помѣщикъ, не договоря фразы, протянулъ руку
съ одного конца длиннаго стола по направленію кь
другому, противоположному концу, гдѣ сидѣлъ Кры-
ловъ. Тогда послѣдній, отодвигая стулъ, сказалъ:
— Позвольте, я отодвинусь, что-бы пропустить
вашу стерлядь.

На одномъ литературномъ вечерѣПушкинъ читалъ


своего „Бориса Годунова". В с ѣ были въ восхищеніи,
одинъ Крыловъ оставался равнодушнымъ.
— Вѣрно, вамъ, Иванъ Андреевнчъ, не н р а в и т с я
мой „Борисъ"? спросилъ его Пушкинъ.
— Нѣтъ, ничего, нравится, отвѣчалъ Крыловъ,—
только послушайте, я вамъ разскажу анекдотъ. Одинъ
проновѣдникъ говорить, что всякое созданіе Божіе
есть верхъ совершенства. Горбунъ, съ горбами спе-
реди и сзади, подошелъ къ каѳедрѣ проповѣдника,
показалъ ему свои горбы и спросилъ: „Неужели и
я верхъ совершенства?" Проповѣдникъ, удивившись
его безобразію, отвѣтилъ: „Да, между горбунами
горбатѣе тебя нѣтъ: ты совершеннѣйшій горбунъ".
Такъ и ваша драма, Александръ Сергѣевичъ, наи-
прекрасна въ своемъ родѣ.

Крыловъ, какъ старый холостякъ, мало занимался


своимъ туалетомъ и былъ вообще неряшливъ и раз-
сѣянъ. Когда онъ пріѣхалъ въ первый разъ во дво-
рецъ для представленія Императрицѣ Маріи Ѳеодо-
ровнѣ, А. H. Оленинъ, который долженъ былъ пред-
ставить его Государынѣ, сказалъ ему:
— Дай-ка взглянуть на тебя, Иванъ Андреевича,,
все-ли на тебѣ въ порядкѣ?
— Какъ-же, Алексѣй Николаевичъ, — неужто я
поѣду неряхой во дворецъ? Н а мнѣ новый мундиръ.
— Да что-же это за пуговицы на немъ?
— Ахти! Онѣ еще въ бумажкахъ, a мнѣ и не въ
домекъ ихъ распутать.

Разъ пріѣхалъ Иванъ Андреевичъ Крыловъ къ


одному своему знакомому. Слуга сказалъ ему, что
баринъ спитъ.
— Ничего,—отвѣчалъ Иванъ Андреевичъ,—я по-
дожду. И съ этими словами прошелъ въ гостиную,
легъ тамъ н а диванъ и заснулъ; между тѣмъ, хозя-
инъ просыпается, входитъ въ комнату и видитъ лицо,
совершенно ему незнакомое.
Что вамъ угодно? спросилъ проснувшійся Кры-
ловъ.
— Позвольте лучше мнѣ сдѣлать этотъ вопросъ,
сказалъ хозяинъ,—потому что здѣсь моя квартира.
— К а к ъ ? Да вѣдь здѣсь живетъ N?
Н ѣ т ъ — возразилъ хозяинъ, — теперь живу я
здѣсь, а г. N жилъ, можетъ быть, до меня.
Иослѣ этихъ словъ хозяинъ спросилъ Крылова
объ имени, и когда тотъ сказалъ, обрадовался слу-
чаю вндѣть у себя знаменитаго баснописца и иачалъ
просить его сдѣлать ему честь остаться у него.
Нѣтъ, ужъ, сказалъ Крыловъ,—мнѣ и такъ
теперь совѣстно смотрѣть н а в а с ь , — и съ этими сло-
вами вышелъ.

Крыловъ нанялъ квартиру у извѣстнаго богача,


купца Досса. Тогда еще страховыхъ обществъ въ
Петербург!; не было и, Доссъ, въ черповомъ контрак-
тѣ, посланномъ прежде на усмотрѣніе Крылова
86 ИСТОРИЧЕСШЕ лнккдеды.

между прочимъ, номѣтнлъ, что „къ случай если но


неосторожности его сгоритъ домъ, то онъ обязанъ
заплатить 100,000 руб.". Крыловъ, прочитавъ, пре-
хладнокроішо къ цифрамъ 100,000 нрибавилъ нуль
и отослать контракт, съ надписью: „согласенъ на
эти условія".
— Помилуйте, Иванъ Андреевичу—сказалъ ему
Доссъ при первой встрѣчѣ:—милліонъ слишкомъ
много, напрасно вы прибавили.
Право ничего, отвѣтилъ Крыловъ:—для меня
въ этомъ случаѣ все равно, что 100 тысячъ, что
милліонъ: я ничего не имѣю и вамъ одинаково не
заплачу.

Однажды Крыловъ былъ приглашён!, графомъ


Мусинымъ-Пушкинымъ на обѣдъ съ блюдомъ ма-
каронъ, отлично приготовленных!, какимъ-то знато-
ком!, итальянцем!.. Крыловъ опоздалъ, но пріѣхалъ,
когда уже подавали третье блюдо—знаменитый ма-
кароны.
виноваты! сказалъ весело графъ,—такъ вотъ
вамъ л наказаніе. -
Онъ наклалъ горою глубокую тарелку макаронъ,
такъ что они уже ползли съ ея вершины, и подалъ
виновнику.
Крыловъ съ честью вынесъ это наказаніё.
— Ну, сказалъ графъ,—это не въ счетъ, теперь
начинайте обѣдъ съ супа, но порядку.
Когда подали снова макароны, графъ опять н а -
ложилъ Крылову полную тарелку.
В ъ концѣ обѣда, сосѣдъ Крылова выразилъ нѣко-
торыя опасенія за его желудокъ.
— Да что ему сдѣлается?—отвѣтилъ Крыловъ,—
я, пожалуй, хоть теперь-же готовъ еще разъ про-
виниться.

Извѣстно, что Крыловъ любилъ хорошо поѣсть и


ѣлъ очень много. Садясь за столъ въ англійскомъ
клубѣ, членомъ котораго онъ состояла, до смерти,
повязывалъ себѣ салфетку подъ самый подбородокъ
и обнілагомъ стиралъ съ нея капли супа и соуса,
которыя падали на нее; отъ двнженія салфетка раз-
вязывалась и падала. Но онъ не замѣчалъ и про-
должала, обшлагомъ тереть по бѣлому жилету (кото-
рый онъ носилъ почти постоянно) и по манишкѣ.
Каждаго подаваемаго блюда онъ клалъ себѣ на та-
релку столько, сколько влѣзало. По окончаніи обѣда
онъ вставалъ и, помолившись на образъ, постоянно
ироизносилъ:
Много-ли надо человѣку? это возбуждало общій
хохотъ въ его сотрапезникахъ, видѣвшихъ, сколько
надобно Крылову.

Какъ-то разъ вечеромъ Крыловъ зашелъ къ сена-


тору Абакумову и засталъ у него нѣсколько чело-
вѣкъ, приглашённых!» на ужинъ. Абакумовъ и его
гости пристали къ Крылову, чтобы онъ непремѣнно
съ ними иоужиналъ; но онъ не поддавался, говоря
что дома его ожидаетъ стерляжья уха. Наконецъ,
удалось уговорить его подъ условіемъ, что ужинъ
будетъ поданъ немедленно. Сѣли за столъ. Крыловъ
съѣлъ столько, сколько все остальное общество вмѣ-
стѣ, и едва успѣлъ проглотить послѣдній кусокъ,
какъ схватился за шапку.
— Помилуйте, И в а н ъ Андреевича,, да тепе]и,-то
куда-же вамъ торопиться? закричали хозяина, и го-
сти въ одинъ голосъ,—вѣдь вы поужинали.
— Да сколько-же разъ мнѣ вамъ говорить, что
меня дома стерляжья уха ожидаетъ, я и то боюсь,
чтобы она не простыла, сердито отвѣчалъ Крыловъ,
и удалился со всею поспѣшностью, н а какую только
былъ способенъ.
Д Л Е К О Л І І Д Р Ъ Сергѣевичъ Пушкинъ родился
у 26 мая 1799 года въ Москвѣ. Матерью его
была Надежда Осиповна, урожденная Гашшбалъ,
внучка арапа Петра Велнкаго, Ибрагима. Перво-
начальное воспитаніе его было въ рукахъ фраицу-
зовъ гувернеровъ, a затѣмъ, в ъ 1 8 1 1 году, онъ посту-
пилъ въ Царскосельскій лицей, гдѣ и окончилъ
курсъ въ 1817 году. В ъ 1814 году въ „Вѣстникѣ
Европы" мы находимъ уже первые стихи Пушкина.
В ъ 1821 году онъ окончилъ своего „Кавказскаго
Плѣнника" и „Бахчисарайскій фонтанъ". Въ 1821-же
году началъ и Е в г е н і я Онѣгина, но серьезно при-
нялся за него лишь въ 1823 году. Служба, конечно,
не могла удовлетворить поэта, и онъ, благодаря сво-
нмъ дерзкимъ выходкамъ и язвительнымъ эпигра-
мамъ, въ 1824 году изъ Одессы высланъ былъ подъ
надзоръ мѣстныхъ властей въ Михайловское, деревню,
гіребываніе въ которой благотворно подѣйствовало
н а душу поэта. Здѣсь онъ продолжалъ Е в г е н і я Онѣ-
гина, кончилъ „Цыгань" и написалъ „Бориса Году-
нова 1 '. 3 сентября 1826 года онъ былъ вытребованъ
въ Москву, гдѣ видѣлся съ нимъ Императоръ Ни-
колай Ï, ласково бесѣдовалъ и обѣщалъ ему быть
самому цензоромъ его сочиненій. В ъ концѣ 1827 г.
ІІушкинъ получилъ разрѣшеніе ѣхать въ Петербурга.
18 февраля 1831 г. онъ былъ обвѣнчанъ съ Натальей
Николаевной Гончаровой и вскорѣ получилъ мѣсто
въ министерств!; иностранных!, дѣлъ, съ жаловань-
емъ въ 5000 р. В ъ декабрѣ 1833 года за „Нсторію
Пугачевскаго бунта" онъ былъ произведенъ въ
камеръ-юнкеры и получилъ изъ казны 20,000 р. н а
напечатайте ея. Вслѣдствіе гнусныхъ свѣтскихъ спле-
тенъ, поводомъ къ которымъ послужили смѣлыя уха-
живанія барона Геккернъ-Дантеса за женой Пушкина,
поэта нашъ вызвалъ его н а дуэль, но былъ смер-
тельно ранснъ и послѣ двухъ дней мучительиыхъ
страданій скончался 29 января 1837 г. Погребенъ
онъ въ Свлтогорскомъ Успенскомъ монастырѣ. 26
мая 1881 г. торжественно открыта памятникъ ему
въ Москвѣ, a затѣмъ и въ ІІетербургѣ. К а к ъ поэтъ-
художникъ Пушкинъ не имѣетъ себѣ соиерннковъ.
Мы, русскіе, съ гордостью смѣло можемъ сказать, что
изящнѣе, ирекраснѣе его созданій нѣтъ ни у кого
ни въ одной литератур!; міра. Необъятная ширь
содержанія, дивная художественная красота, про-
стота и добродушіе и спокойный веселый юморъ,
иѣжность и гуманность — вотъ черты, отлнчающія
нашего Пушкина. Сущность своей поэзіи онъ опре-
дѣлилъ самъ въ стихотворенін „Эхо".
Kor да А. С. ІІушкинъ учился въ Царскосельскомъ
лицеѣ, одному изъ его товарищей довелось писать
стихи на тему: „восхожденіе солнца". (Тогда пре-
подавателем!. словесности былъ тамъ авторъ „Рито-
рики"—Н. Ф. Кошанскіп).—Этотъ ученикъ, вовсе
не имѣвшій поэтическаго дара, сдѣла.тъ, впрочемъ,
попытку и написалъ слѣдующій неуклюжій семи-
стопный стихъ:
„Отъ запада встаетъ великолѣпный царь при-
роды".
Далѣе стихотвореніе не подвигалось. Мученикъ
стихотворъ обратился къ Пушкину съ просьбой на-
писать ему еще хоть одну строчку. Лицеистъ-поэтъ
подписалъ вотъ что подъ первымъ стихомъ:
„Не знаютъ—спать иль нѣтъ? смущенные пароды".

Во время пребыванія Пушкина въ Оренбург!;, въ


1833 году, одинъ тамошній помѣщнкъ приставалъ
къ нему, чтобы онъ написалъ ему стихи въ альбомъ.
ІІоэтъ отказывался. Помѣщикъ выдумалъ стратагему,
чтобы выманить у него нѣсколько строкъ.
Онъ нмѣлъ въ своем!, домѣ хорошую баню и пред-
ложил!. ее къ услугамъ дорогого гостя.
ІІушкинъ, выходя изъ бани, въ комнат!; для одѣ-
ванья и отдыха нашелъ на столѣ альбомъ. перо и
чернильницу. Улыбнувшись шуткѣ хозяина, онъ на-
писалъ ему въ альбомъ:
„Пушкпнъ былъ у А — в а въ банѣ".
Одинъ лиценстъ, вскорѣ послѣ выпуска изъ Им-
ператорскаго Царскосельскаго лицея (въ 1829 г.),
встрѣтилъ А. С. Пушкина на Невскомъ проспектѣ,
который, увидавъ на немъ лицейскій мундиръ, по-
дошелъ и спросилъ:
— Вы, вѣрно, только что выпущены изъ лицея?
— Только что выпущенъ съ прикомандированіемъ
къ гвардейскому полку, отвѣтилъ лицеистъ.
— А позвольте спросить васъ, гдѣ вы теперь слу-
жите?
— Я числюсь по Россіи, былъ отвѣтъ Пушкина.

Причиною ссылки Пушкина на югъ Россіи были


разныя лирическія произведепія, въ которыхъ юно-
ша-поэтъ слишкомъ свободно выражалъ свои поли-
тическія воззрѣнія и мнѣнія о дѣйствіяхъ прави-
тельства. Стихи распространились по Петербургу.
Петербургскому генералъ-губернатору, графу Мило-
радовичу, по]>учено было произвести дозианіе. Онъ
пригласилъ къ себѣ Пушкина, отечески распекъ его,
а потомъ, призвавъ полиціймейстера, приказалъ ему
опечатать всѣ бумаги на квартирѣ Пушкина.
— Графъ! сказалъ поэтъ,—вы напрасно безнокои-
тесь: тамъ этихъ стиховъ не найдете. Лучше велите
миѣ дать перо и бумагу—я вамъ ихъ в с ѣ здѣсь н а
память напишу.
Милорадовичъ былъ тронуть благородною искрен-
ностью юноши и первый ходатайствовал!, предъ
Государыней о смягченіи ему наказанія.

Во время празднества коропаціи, Императоръ


Николай I пожелалъ видѣть Пушкина въ Москвѣ.
Фельдъегерь помчался въ Псковскую деревню Пуш-
кина, привезъ ему приказаніе ѣхать въ Москву, и
поэтъ прямо съ дороги былъ иредставленъ Импера-
тору въ Кремлевском!, дворцѣ. Послѣ весьма откро-
венной бесѣды, во время которой ІІушкинъ отвѣ-
чалъ совершенно искренно на всѣ вопросы Импе-
ратора, Пушкинъ иолучилъ разрѣшеніе на пребы-
вапіе въ Москвѣ. Императоръ замѣтилъ ему, что
онъ самъ „берется быть цензоромъ его сочиненій".
Сохранилось преданіе, что въ тотъ-же вечеръ, уви-
давъ на балу Д. II. Блудова, Императоръ подозвала,
его къ себѣ и сказалъ ему:
— Сегодня я говорилъ съ умнѣйшимъ человѣкомъ
въ Россіи.

Вт. началѣ сентября 1825 года Пушкинъ пріѣ-


халъ въ Москву. Государь Николай Павловичъ при-
нялъ его съ великодушной благосклонностью, легко
напомннвъ о прежнихъ простуикахъ и давая ему
наставленіе, какъ любящій отецъ. Ободренный сни-
сходительностью Государя, онъ дѣлался болѣе и бо-
лѣе свободенъ въ разговорѣ. Наконецъ, дошло до
того, что онъ, незамѣтно для самого себя, приперся
къ столу, который былъ позади его и почти сѣлъ на
этотъ столъ. Государь быстро отвернулся отъ Пуш-
кина и сказалъ:
— Съ поэтомъ нельзя быть милостивымъ!

Въ одномъ литературном!, кружкѣ, гдѣ собралось


болѣе враговъ и менѣе друзей А. С. Пушкина, куда
онъ и самъ иногда заглядывал!, однимъ изъ чде-
новъ этого кружка сочиненъ былъ пасквиль на по-
эта, стнхотвореніе подъ заглавіемъ: ,.Посланіе (или
обращеніе) къ поэту". Пушкина ждали въ назна-
ченный вечеръ', и онъ, по обыкповенію, опоздавши,
пріѣхалъ. В с ѣ присутсТвующіе были, конечно, въ
возбужденномъ еостояніи, а въ особенности авторъ
„Обращенія". Литературная бесѣда началась чте-
ніемъ „Обращенія", и авторъ его, ставъ носрсди-
нѣ комнаты, громко провозгласить:
— г Обращеніе къ поэту", и замѣтно обращаясь
въ сторону, гдѣ еидѣлъ Пушкинъ, начала,:
Авторъ. Дарю поэта я ослиной головою...
Пушкинъ (обратясь болѣе въ сторону слушателей)
быстро перебиваетъ:
А самъ останется съ какою?
Авторъ, смѣшавшись:
А я останусь со своею.
Пушкинъ (лично къ автору).
— Да вы сейчасъ дарили ею!
Общее пораженіе. Картина.

Извѣстный русскій писатель Ив. Ив. Дмитріевъ,


однажды, въ малолѣтствѣ Пушкина, посѣтилъ дома,
его родителей. Подпіучивая надъ оригинальнымъ
типомь лица мальчика и его кудрявыми волосами,
Дмитріевъ сказалъ: ..какой арабчикъ"!
В ъ отвѣтъ н а это вдругъ неожиданно оТрѣзалъ
десятилѣтній внукъ Ганнибала: г Д а за то не ])яб-
чикъ!".
Можно представить удивленіе и смущеніе ирисут-
ствовавшнхъ, которые сразу поняли, что мальчика,—
Пушкинъ подшутилъ надъ физіономіею Дмитріева,
обезображенною рябинами.
Въ Кишиневѣ Пушкинъ имѣлъ двѣ дуэли. Одну
изъ за картъ съ какимъ то офицеромъ 3.
Дуэль была оригинальная.
Пушкинъ явился съ черешнями, и пока 3. цѣ-
лилъ въ него, преспокойно кушалъ ягоды. 3. стрѣ-
лялъ первымъ, но не попалъ. Наступила очередь
Пушкина, вмѣсто выстрѣла нашъ поэтъ спросилъ:
— Довольны-ли вы!
И когда 3 . бросился къ Пушкину въ объягія, онъ
оттолкнулъ его и со словами: „это лишнее!" спо-
койно удалился.
За эту дуэль, а кстати и за другія шалости Пуш-
кинъ былъ удаленъ изъ Кишинева въ Аккерманъ,
откуда А. С. ѣздилъ къ берегамъ Дуная.

Въ кружкѣ пріятелей и людей любнмыхъ, Пуш-


кинъ не отказывался читать вслухъ свои стихи. Чи-
талъ онъ превосходно, и чтеніе его, въ противопо-
ложность тогдашнему обыкновенію читать стихи на
раснѣвъ и съ нѣкоторою вычурностью, отличалось,
напротивъ, полною простотою.
Однажды, поздно вечеромъ, передъ тѣмъ, какъ со-
бравшимся надо было разъѣзжаться, его попросили
прочитать извѣстное стихотвореніе „Демонъ", кото-
рое кончается двустишіемъ:

И ничего но всей природ!;


Благословить оиъ не хогѣлъ.

Только что прочитавъ эти стихи, Пушкинъ замѣ-


тилъ, что одна изъ слушательницу молодая дѣвица,
по имени Варвара Алексѣевна, зѣвнула, и мгновенно
сказались слѣдующіе четыре стиха.

Но укротился пламень гнѣвный


Свирѣпыхъ адскпхъ сплъ
И онъ Варвары Алексѣвпы
Зѣноту вдругъ благословилъ.

У сенатора, Бориса Карловича Данзаса, былъ то-


варищескій обѣдъ по случаю полученія имъ Высо-
чайшей награды. В ъ чнслѣ приглашенныхъ былъ и
Пушкинъ. Обѣдъ прошелъ очень весело, князь Д. А.
Эристовъ былъ, какъ говорится, въ ударѣ, и сыпалъ
остротами и анекдотами эротнческаго пошиба. В с ѣ
хохотали до упаду; одинъ только Пушкинъ оставался
невозмутимо-серьознымъ и не обращалъ, повидимому,
никакого вниманія на разсказы князя. Вдругъ, въ
самомъ разгарѣ какого то развеселаго анекдотца,
онъ нрервалъ его вопросомъ:
Скажи, пожалуйста, Дмитрій Алексѣевичъ, ка-
кой ты совѣтникъ: коллежскій или статскій?
— Я статскій совѣтнйкъ, отвѣчалъ нѣско.тько сму-
щенный князь:—но зачѣмъ понадобилось тебѣ это
знать?
Затѣмъ, что отъ души желаю скорѣе видѣть
тебя „дѣйствительнымъ статскимъ совѣгнико мъ", про-
говорилъ Александръ Сергѣевичъ, кусая губы, что
бы не увлечся нримѣромъ присутствовавших!., огла-
шавшихъ столовую дружнымъ смѣхомъ.

Однажды Пушкинъ былъ очень не въ духѣ. Ему


была сильная надобность въ деньгахъ, а скораго но-
йушкинъ. 97

лученія ихъ не предвидѣлось. Въ эти непріятныя


минуты является какой то н ѣ м е ц ъ - с а п о ж н и к ъ и энер-
гично требуетъ видѣть Пушкина. Раздосадованный
поэтъ выходитъ и рѣзко спрашиваетъ:
„Что нужно?"
„Я къ вамъ, господинъ Пушкинъ, прихожу за ва-
иіимъ товаромъ,"—отвѣтилъ нѣмедъ „Что т а к о е ? " —
съ недоумѣніемъ спросилъ снова поэтъ.
„Вы пишите стихи. Я пришелъ покупать у васъ
четыре слова изъ вашихъ стиховъ; я дѣлаю ваксу
и хочу на ярлыкѣ печатать четыре слова: „яснѣе
дня, темнѣе ночи", за это я вамъ дамъ, господинъ
сочинитель, 50 рублей. Вы согласны?"
Пушкинъ, конечно, согласился, a нѣмецъ, доволь-
ный вполнѣ сговорчивостью поэта, ушелъ заказывать
желаемые ярлыки.

Послѣ одного обѣда, на которомъ было выпито


порядочное количество шамианскаго, Пушкинъ бе-
сѣдовалъ съ знакомой ему дамой. Нужно замѣтить,
что дама эта была рябая. Какая-то фраза, сказан-
ная ІТушкннымъ, показалась ей не совсѣмъ при-
личной, и она замѣтила ему:
— У васъ, Александръ Сергѣевнчъ, кажется, въ
глазахъ двоится.
— Нѣтъ, сударыня, отвѣчалъ онъ—рябитъ.

Пушкинъ, живя въ южной Россіи, собрался куда


то за нѣсколько сотъ верстъ на балъ, гдѣ и надѣя.т-
ся увидѣть предмета своей тогдашпен любви. Но,
пріѣхавъ въ городъ, онъ въ гостишшцѣ сѣлъ пон-
тировать до бала съ какимъ то заѣзжимъ помѣщи-
комъ и проигралъ въ карты всю ночь до поздняго
7
утра, такъ что ирогулялъ л деньги, и балъ, и лю-
бовь.

Тамъ-же на югѣ, въ Екатеринославлѣ къ Пуш-


кину, жившему въ непривлекательной избушкѣ на
краю города, явились однажды два нежданныхъ и
непроіпенныхъ носѣтителя. Это были мѣстпый пе-
дагогъ и помѣщикъ, горячіе поклонники поэта, же-
ланные, во чтобы нп стало, увидѣть Пушкина „соб-
ственными глазами". Пушкинъ въ это время завтра-
кал'!, и вышелъ къ гостямъ, жуя булку съ икрою и
держа въ рукѣ недопитый стакаиъ краснаго вина.
— Что вамъ угодно? досадливо спроси.тъ поэтъ.
— Извините, Александр!, Сергѣевичъ... Но мы при-
шли посмотрѣть великаго писателя.
— Ну, значить, вы теперь видѣли великаго пи-
сателя.... До свиданья, господа!

Въ одномъ изъ писемъ къ Дельвигу, изъ тверской


деревни своего пріятеля, Пушкинъ разсказывалъ
еще анекдотъ о себѣ:
— II. M. (пріятель поэта) здѣсь иовеселѣлъ и
уморительно милъ. Па дпяхъ было сборище у одного
сосѣда, я долженъ былъ туда пріѣхать. Дѣти его
родственницы, балованныя ребятишки, хотѣли не-
премѣнно ѣхать туда-же. Мать принесла пмъ изю-
му, черносливу и думала тихонько отъ нихъ убраться.
II. М. ихъ взбудоражила. Онъ къ нимъ прибѣжалъ:
дѣти, дѣти! Мать васъ обманываетъ; не ѣшьте чер-
носливу, поѣзжайте съ нею. Тамъ будетъ Пушкинъ—
онъ весь сахарный... Его разрѣжутъ и всѣмъ вамъ
будетъ по кусочку.... Дѣти разревѣлись: не хотимъ
черносливу, хотимъ Пушкина!.... Нечего дѣлать, ихъ
повезли, и они сбѣжалнсь комнѣ, облизываясь; но
увидавъ, что я не сахарный, а кожаный,—совсѣмъ
опѣшили.

В ъ качествѣ камеръ-юнкера, Пушкинъ очень ча-


сто бывалъ у высокоиоставленныхъ особъ, которыя
въ то блаженное время на всякій выдающійся та-
ланта, какъ литературный, такъ и артпстическій, все
еще продолжали смотрѣть какъ на нѣчто шутовское
и старались извлечь изъ такого таланта к а к ъ мож-
но болѣе для себя потѣшнаго. Пушкинъ былъ брез-
гливъ н а подобная отношенія къ себѣ и горячо про-
тестовалъ противъ нихъ мѣткими, полными сарказ-
ма остротами. Явившись разъ къ высокопоставлен-
ному лицу, Пушкинъ засталъ его валяющимся на
диванѣ и зѣвающимъ отъ скуки. При входѣ поэта,
лицо, разумѣегся, и не подумало измѣнить позы, а
когда Пушкинъ, передавъ, что было нужно, хотѣлъ
удалиться, то получилъ ириказаніе произнести экс-
промта.
— Дѣтина полу-умный на диванѣ, — сквозь зубы
сказалъ раздосадованный Пушкинъ.
— Ну, чтожъ тутъ остроумнаго,—возразила особа,
д ѣ - т и на по-.ту, умный на диванѣ.—Понять не
могу... Ждалъ отъ тебя болынаго.
Пушкинъ молчалъ, и когда особа, повторяя фразу
и перемѣщая слоги, дошла, наконецъ, до такого ре-
зультата: дѣтина полуумный н а диванѣ, то, разу-
мѣется, немедленно и съ иегодованіемъ отпустилъ
Пушкина.

Будучи въ Екатеринославлѣ, Пушкинъ былъ при-


глашенъ на одинъ балъ. Въ этотъ вечеръ онъ былъ
*
въ особѳиномъ ударѣ. Молнін остротъ слетали съ
его устъ; дамы и дѣвицы наперерывъ старались за-
владеть его вниманіемъ. Два гвардейскихъ офицера,
два недавнихъ кумира екатеринославскихъ дамъ, не
зная Пушкина и считая его какимъ-то, вѣроятно,
учителншкой, норѣшили, во что-бы т о н н стало, -пе-
реконфузить" его. Подходягъ они къ Пушкину и,
расшаркиваясь самымъ безподобнымъ образомъ, об-
ращаются:
— Mille pardon... Не нмѣя чести васъ знать, но
видя въ васъ образованная человѣка, позволяемъ
себѣ обратиться къ вамъ за маленьким!, разъясне-
ніемъ. Не будете-ли вы столь любезны сказать намъ:
какъ правильнѣе выразиться: „эй, человѣкъ, подай
стаканъ воды!" или „эй, человѣкъ, принеси стаканъ
воды!"
Пушкинъ живо понялъ желаніе пошутить надъ
нимъ и, нисколько не смутившись, отвѣчалъ серьезно:
— М н ѣ кажется, вы можете выразиться прямо:
„эй, человѣкъ, гони насъ н а водопой!"

В ъ одно изъ своихъ странствій по Россіи, Пуш-


кин!. остановился обѣдать на почтовой станціи, въ
какой-то деревнѣ. Но время обѣда является барыш-
ня очень приличной наружности. Она говорить ему,
что, узнавъ случайно о проѣздѣ великаго нашего
поэта, она не могла удержаться отъ желанія позна-
комиться съ нимъ, отпускает!, различныя привѣт-
ствія, похвальный и восторженныя.
Пушкинъ слушаетъ ихъ съ удовольствіемъ, а самъ
съ нею любезничаетъ. На ирощаньи барышня по-
даетъ ему вязанный ею кошелекъ и проситъ при-
пять н а память о неожиданной ихъ встрѣчѣ. Иослѣ
обѣда Пушкинъ садится опять въ коляску, но не
успѣлъ онъ еще выѣхать изъ селенія, какъ дого-
няет!. его кучеръ верхомъ, останавливаете коляску
и говорить Пушкину, что барышня проситъ его за-
платить ей десять рублей за купленный имъ у нея
кошелекъ. Пушкинъ, заливаясь звонкимъ своимъ смѣ-
хомъ, любилъ разсказывать этотъ случай авторскаго
разочарованія.
ГРИБОѢДОВЪ.

Л Л Е К С А П Д Р Ъ Сергѣевичъ Грибоѣдовъ родил-


ся 4 января 1795 г. въ Москвѣ. До поступле-
нія въ 1810 году вольнослушателемъ въ Универси-
тет'!» онъ получилъ основательное домашнее образо-
ваніе подъ руководствомъ недагоговъ-иностранцевъ.
Домъ его родителей имѣлъ въ Москвѣ репугацію
артистическаго дома, и А. С. пріобрѣлъ богатое зна-
комство съ европейскою литературою, полюбнлъ на-
учные вопросы, занимался музыкою и отлично иг-
ралъ на фортещано. Окончивъ въ 1812 году курсъ
въ университет'!;, который имѣлъ большое вліяніе и
на его литературное развитіе, А. С., охваченный
пыломъ вссобщаго патріотизма, вступилъ въ гусар-
скій полкъ графа Салтыкова, но затѣмъ посту-
пилъ въ Иркутскій полкъ. Участвовать въ дѣлахъ
нротивъ Французовъ Грибоѣдову однако не удалось,
и трехлѣтняя военная служба его прошла въ пустой
и безшабашной жизни, среди грубыхъ шалостей и
разгульныхъ товарищей. Впрочемъ, въ это время онъ
передѣлалъ довольно неуклюжими стихами фран-
цузскую комедію „Молодые супруги" — „Le secret du
ménage". В ъ 1815 году мы видимъ его въ Петер-
бург!;, въ кругу т а л а н т л и в ы х ! и образованных'!» лю-


д е й . 2 9 сентября 1815 г. его первая названная ко-
медія дается на сценѣ; въ 1816 г. онъ вышелъ въ
отставку, въ февралѣ 1817 г. поставнлъ н а сцену
переведенную вмѣстѣ съ Жандромъ комедію При-
творная невѣрность", а въ январѣ 1818 г. ндетъ
его пьеса „Своя семья", до сихъ поръ не сходящая
съ репертуара. Къ 1816 году относятся первые на-
броски плана знаменитой его комедіи -Горе отъ
ума". В ъ 1817 г. Грибоѣдовъ былъ зачисленъ на
службу по министерству иностранных!, дѣлъ, а въ
слѣдующемъ 1818 г. мы встрѣчаемъ его уже въ
ІІерсіи, секретаремъ русскаго посольства. В ъ 1821 г.
онъ былъ присланъ въ Тифлисъ объявить о начав-
шейся между Персіей и Турціей войнѣ, и на этотъ
разъ рѣшилъ остаться здѣсь въ качеств!; секретаря
по иностранной части при главнокомандующемъ въ
Грузіи и на Кавказѣ. Въ Тифлисѣ окончилъ онъ
два первыя дѣйствія „Горе отъ ума". Вт, 1823 г.
онъ прибылъ въ отпускъ въ Москву, гдѣ иодъ влія-
ніемъ новыхъ впечатлѣній передѣлалъ написанные
акты своей комедіи и послѣдніе два написалъ въ
имѣніи друга своего Бѣгичева, въ тульской губер-
ніи. Лѣтомъ 1824 г. поэтъ ѣдетъ въ ІІетербургъ
хлопотать о постанови!; своей пьесы на сценѣ, но
в с ѣ его старанія не удаются, между тѣмъ какъ ру-
кописные экземпляры пьесы въ десягкахъ тысячахъ
быстро распространяются, и слава автора растетъ.
Только разъ Грибоѣдову удалось видѣть свою коме-
дію на сценѣ, именно въ Эривани, гдѣ ее разы-
грывали офицеры-любители. В ъ 1825 году онъ вер-
нулся въ Грузію, а въ 1828 г., по норученію Паске-
вича, подиесъ Государю Николаю I Туркманчайскій
договоръ съ Персіей, за что былъ награжден!, чи-
номъ статскаго совѣтника, орденомъ Св. Анны 2-й
степени съ брилліантами, медалью за войну и 4,(XX)
червонцевъ. В ъ скоромъ времени получилъ новую
должность^ русскаго посланника при персидском!,
двор!; въ Тегеранѣ, съ званіемъ полномочнаго ми-
нистра. Здѣсь, 30 января 1829 года, онъ былъ убнтъ
взбунтовавшеюся черныо, непріязненно настроенной
нротивъ русскнхъ мусульманским!, духовенством^.
ГІрахъ А. С. Грибоѣдова погребенъ въ Тифлисѣ, въ
монастырѣ Св. Давида, а рядомъ съ нимъ погребена
впослѣдствіи и его супруга, Нина Александровна,
горячо его любившая. Уже послѣ смерти поэта, имен-
но 26 января 1831 г. „Горе отъ ума", съ урѣзками
дана была н а сцепѣ въ ІІетербургѣ, а 27 ноября
того-же года въ Москвѣ. В ъ печати появилась она
въ 1833 г. со значительными выпусками.
Эта геніальная комедія глубоко захватила рус-
скую жизнь, яркими красками изобразила ея зло и
нарисовала возвышенный типъ честнаго и смѣлаго
борца за правду. Имя автора ея останется на вѣки
безсмертнымъ въ русской жизни и литературѣ.

А. С. Грибоѣдовъ имѣлъ у себя камердинеромъ


крѣпостного человѣка Александра Грибова, кото-
раго онъ въ шутку называла, своимъ тезкой, бало-
валъ его, какъ любимца съ дѣтства, за что тотъ
фамнльярничалъ съ бариномъ своимъ сверхъ мѣры.
Однажды Александр'!, Сергѣевичъ ушелъ въ го-
сти на цѣлый день. Грибовъ, по уходѣ его, заперт,
квартиру на ключъ и самъ тоже куда-то отправился.
Часу во второмъ ночи Грибоѣдовъ воротился домой,
звонить, стучитъ, но отвѣта нѣтъ. Помучившись на-
прасно съ четверть часа, онъ отправился ночевать
къ своему пріятелю, жившему недалеко отъ него.
Н а другой день Грибоѣдовъ приходитъ домой,
Грибовъ встрѣчаетъ ого, какъ ни въ чемъ не бы-
вало. J
— Сашка! Куда ты вчера уходилъ? с п р а ш и в а л и
Александръ Сергѣевичъ. \
— В ъ гости ходилъ, отвѣчаетъ Сашка.
— Но я во второмъ часу воротился, и тебя здѣсь
не было.
— А почемъ-же я зналъ, что вы такъ рано вер-
нетесь? возражаетъ онъ обидчнвымъ тономъ.
— А ты въ которомъ часу нриуіелъ домой?
— Ровно въ три часа.
— Да, сказалъ Грибоѣдовъ: ты правъ, ты точно,
въ такомъ случаѣ, не могъ мнѣ отворить дверей.
Нѣсколько дней спустя, Грнбоѣдовъ сидѣлъ вече-
ромъ въ своемъ кабинегѣ и что-то писалъ. Але-
ксандръ прншелъ къ нему и спрашиваетъ его:
— А что, Александръ Сергѣевичъ, вы не уйдете
зегодня со двора?
— A тебѣ зачѣмъ?
— Да мнѣ бы нужно сходить часа на два пли
на три въ гости.
— Да ступай, я останусь дома.
Грибовъ расфрантился, надѣлъ новый фракъ и
отправился. Грнбоѣдовъ одѣлся, заперъ квартиру,
взялъ ключъ съ собою и опять отправился ночевать.
Время было лѣтнее; Грибовъ воротился часу въ пер-
вом!.; звонить, стучитъ, двери не отворяются. Уйти
ночевать куда-нибудь нельзя, неравно баринъ воро-
тится ночью. Нечего было дѣлать, ложится онъ н а
полу около самыхъ дверей и засыпаетъ богатыр-
ским!, с.номъ. Рано по-утру Грибоѣдовт. воротился
домой и видитъ, что его тезка, какъ вѣрный песъ,
растянулся у дверей своего господина. Онъ разбу-
дилъ его и, потирая руки, самодовольно говорить
ему:
— А? Что?., франтъ, собака, каково я тебя про-
пгколиль?.. Славно отомстидъ тебѣ! Вотъ, еслпбъ у
меня не было но близости знакомаго, и мнѣ бы при-
шлось н а прошлой недѣлѣ также ночевать, по твоей
милости.
— Куда какъ остроумно придумали!.. Есть чѣмъ
хвастать, сказалъ, потягиваясь, встрепанный Грибовъ.

А. С. Грпбоѣдовъ садится за фортепіано, у кото-


раго одна ножка была безъ колеса, и для поддержки
подъ нее обыкновенно подкладывался какой-то бру-
сокъ. На этотъ разъ бруска не оказалось, и форте-
піано шаталось во всѣ стороны.... Грибоѣдовъ зоветъ
своего слугу Грибова и говорить ему:
— Ты, вѣрно, опять игралъ безъ меня на форте-
піано?
— Игралъ немножко, отвѣчалъ тотъ фамильярно.
— Ну, такъ и есть! А куда дѣвался брусокъ.
— Не знаю.
— А что ты игралъ?
— Барыню....
— Ну-ко, сыграй!
Слуга, безъ церемоніи, садится за фортепіапо и
однимъ пальцемъ наигрываетъ извѣстную пѣсню:

«Барыня-сударыня
оИротяните ножку".

Грибоѣдовъ прослушалъ его съ полминуты, иока-


чалъ головою и сказалъ ему:
— Ахъ, ты, дрянь этакая! II понятія не нмѣешь,
какъ надо играть, а портишь мнѣ фортепіано! ІІош-
ш-шелъ! Играй лучше въ свайку или бабки!

Въ бытность Грибоѣдова въ Москвѣ, въ 1844 году,


онъ сидѣлъ какъ-то въ театрѣ съ композиторомъ
Алябьевымъ, и оба очень громко аиплодировали и
вызывали актеровъ. Въ партерѣ и райкѣ зрители
вторили имъ усердно, a нѣкогорые стали шикать;
изъ всего этого вышелъ ужасный шумъ. Волѣе всѣхъ
обратили на себя вниманіе Грибоѣдовъ и Алябьева»,
сидѣвшіе на виду, а потому полиція сочла ихъ ви-
новниками происшествія. Когда въ антрактъ они
вышли въ корридоръ, къ нимъ подошелъ иолицій-
мейстеръ Ровинскій, въ соніювожденін кварталь-
наго, и тутъ произошелъ между Ровинскимъ и Гри-
боѣдовымт» слѣдующій разговора»:
— Какъ ваша фамилія? спросилъ Ровинскій Гри-
боѣдова.
— А вамъ на что?
— Мнѣ это нужно знать.
— Я—Грибоѣдовъ.
- Кузьминъ! запиши, сказалъ Ровинскій, обра-
щаясь къ квартальному.
— Ну, а какъ ваша фамилія? въ свою очередь спро-
сила» Грибоѣдовъ Ровпнскаго.
— Что это за вопросъ?
— Л хочу знать, кто вы такой?
— Я полиціймейстеръ Ровинскій.
— Алябьева», запиши! сказалъ Грнбоѣдовъ, обра-
щаясь къ Алябьеву,

Грибоедова, былъ отличный піанистъ и большой


знатокъ музыки: Моцартъ, Бетховена,, Гайдна, и Be- •
беръ были его любимые композиторы.
Однажды Еаратыгинъ сказалъ ему:
Лхъ, Ллександръ Сергѣевичъ, сколько Богъ
далъ вамъ талантовъ; в ы поэтъ, музыкантъ; были
лихой кавалеристъ и, наконецъ, отличный линг-
вистъ!
Онъ улыбнулся, взглянулъ на Каратыгина ум-
ными своими глазами изъ иодъ очковъ и отвѣчалъ
ему:
— ІГовѣрь мнѣ, Петруша, у кого много талантовъ,
у того нѣтъ ни одного настоящаго.
В. A . ШУКОВСКІЙ.

J J ^ Л С И Л Ш Андреевичъ Жуковскій родился 29


января 1783 г. въ селѣ Мишеискомъ, Тульской
губериіи, отъ помѣщика Бунина и плѣнной турчан-
ки Сальхи. Имя получилъ по крестному отцу А. Г .
Жуковскому. Учился сначала дома, затѣмъ въ част-
ном!. пансіонѣ, и, наконецъ, въ благородном!, универ-
ситетском!, пансіонѣ. К а к а я либо служба не соот-
ветствовала призванію поэта. Однимъ изъ важныхъ
событіп его жизни является назначеніе его настав-
ником!, Наслѣдника Цесаревича Александра Нико-
лаевича. Умерь онъ въ 1852 г. 12 Апрѣля въ Ба-
денъ-Баденѣ и похороненъ въ Александро-Невской
лаврѣ рядомъ съ Карамзинымъ. Главная заслуга его,
какъ поэта, есть та, что онъ явился пророкомъ и
нервозвѣстникомъ новаго вида поэзіи—романтизма.
Никто иной, какъ онъ-же былъ учитёлемъ въ иоэзіи
Пушкина. „Поэзія—есть жизнь, поэзія—есть добродѣ-
тель, поэзія—естьБогъ во святыхъ мечтахъ земли",—
таковы основныя черты музы Жуковскаго.
Жуковскіи,умирая, позвалъ свою дочку и сказалъ:—
поди, скажи матери: я теперь нахожусь въ ковчегѣ
и высылаю перваго голубя—это моя вѣра, другой
голубь мой—это терпѣніе.

Ежедневно съ утра н а лѣстницѣ, ведущей къ квар-


тир!; Б. А. Жуковскаго, толпились нищіе, бѣдные
и просители всякаго рода и званія. Онъ не умѣлъ
никому отказывать, баловалъ своихъ просителей, не
разъ былъ обманутъ, но его щедрость и сердоболіе
никогда не истощались. Сумма раздаваемыхъ посо-
бій доходила въ иной годъ до 18,000 ассигн. и со-
ставляла болѣе половины его доходовъ. Онъ гово-
рилъ:
— Я во дворцѣ всѣмъ надоѣлъ своими прось-
бами,—и это понимаю, потому что и безъ меня много
раздаютъ Великіе Князья, Великія Княгиіш и въ
особенности Императрица. Одного князя Александра
Николаёвича Голицына я не боюсь просить: этотъ
даже радуется, когда придешь его просить; за то я
въ Царскомъ Селѣ и таскаюсь къ нему каждое утро.
H. В. Г о г о л ь .
Н И К О Л А Й Васильевичъ Гоголь-Яновскій родил-
ся 19 марта 1809 года въ Малороссии, въ Пол-
тавской губерніи, миргородскомъ уѣздѣ, въ мѣстеч-
к ѣ Сорочиицахъ, въ помѣщичьей семьѣ. Отецъ его
былъ человѣкъ очень остроумный и многое испы-
тавшій и видѣвшій въ жизни; отъ него Гоголь на-
слѣдовалъ юморъ и любовь къ театру, отъ матери
религіозное чувство. Грамотѣ II. В. научился отъ
учителя-семинариста, а въ началѣ 1821 года посту-
п а т ь въ гимназію высшнхъ наукъ въ Ііѣжинѣ или
лицей князя Безбородко. Гоголь былъ худенькимъ,
нервнымъ, болѣзненнымъ мальчикомъ, вѣчно дичив-
шимся своихъ товарищей, которые прозвали его
„таинственнымъ карломъ". Среди воспитаішиковъ
гимназін развилась любовь къ театру и литератур!;,
и нашъ будущій иоэтъ всею душою предался арти-
стическому искусству, часто выступая въ комическнхъ
ролнхъ. Въ 1828 году ГогоДь сдалъ выпускной э&за-
менъ и вскорѣ попытался выступить на литератур-
ное поприще: онъ послалъ въ редакцію „Сына оте-
чества - ' стихотвореніе свое „Италія", загѣмъ пздалъ
отдѣльной книжкой поэму „Гансъ Кюхельгартеиъ",
скрывъ.свое имя подъ псевдоипмомъ В. Алова. Не-
удача этого лнтературнаго произведенія, а также и
неудавшаяся попытка поступить на сцену, но умень-
шили его любви къ лнтературѣ и театру. В ъ 1830 г.
появилась въ „Отечественных!, запискахъ" повѣсть
его „Басаврюкъ, или вечерь наканунѣ Ивана Ку-
палы", затѣмъ отрывокъ изъ романа „Гетманъ",
„Нѣскодько мыслей о преподаваніи географіи", статья
„Женщина". Литературныя занягія привели его къ
знакомству съ Жуковскнмъ, Пушкннымъ, съ СОМСЙ-
ствомъ Карамзиныхъ, съ кн. Вяземскнмъ и пр. и
доставили ему мѣсто учителя исторіи въ ІІатріоти-
ческомъ пнстнтутѣ. Въ 1831 году Гоголь выиустилъ
въ свѣтъ „Вечера на хуторѣ близь Диканьки, заклю-
ч а ю т ! я въ себѣ 8 повѣстей, черезъ 3 года новую
книгу повѣсгей „Мнргородъ", въ составъ которой
вошли „Старосвѣтскіе помѣщики", „Тарасъ Бульба",
,.Вій" и „ІТовѣсть о томъ, какъ поссорился Иванъ
Нвановпчъ съ Иваномъ Никифоровичемъ. Слѣдую-
щее за „Старосветскими помѣщиками" пронзведе-
ніе—великая историческая повѣсть „Тарасъ Бульба".
В ъ 1834 г. 11. В. назначить былъ адъюнктъ-профес-
соромъ исторін въ С П Б . Университет!;, но у него
не было настоящей ученой подготовки, и онъ вскорѣ
принужденъ былъ отказаться отъ ученой карьеры.
Ко второму неріоду творчества великаго поэта отно-
сятся повѣсти: „ІІортретъ", „Невскій проснектъ",
„Шинель", „Записки сумасшедшаго", комедія „Ре-
визор!,", „Женитьба" и нѣкоторыя другія произве-
денія. Безсме])тное произведеніе его „Ревизоръ" на-
писано въ 1 8 3 4 — 3 5 годахъ. Здѣсь изображено празд-
ное, пустое и безцѣльное существованіе взяточни-
ков!, и казнокрадовъ, чиновников!, уѣзднаго города.
У ѣ х а в ъ въ 1S36 1'. въ начал!; лѣта за границу, Го-
голь сначала путешествовалъ по Германін, про-
ѣхалъ по Рейну, затѣмъ поселился въ Швейцаріи.
Осенью онъ занялся продолженіемъ „Мертвыхъ
душъ", поэмы, первыя главы которой написаны имъ
еще въ Петербург!;, и содержаніе которых!., равно
какъ п „Ревизора", дано ему Пушкннымъ. В ъ 1837 г.
гоголь. ИЗ

Гоголь пріѣхалъ въ Римъ; здѣсь познакомился съ


многими изъ русскихъ художниковъ. Осенью 1839 г.
онъ вернулся въ Москву. Во вторичное свое пре-
бываніе въ Римѣ въ 1841 г., онъ окончилъ первый
томъ „Мертвыхъ душъ". Затѣмъ мы виднмъ его то
въ Россіи, то за границей, гдѣ онъ поправлялъ свое
плохое здоровье, и въ Святой землѣ, у гроба Господ-
ня, куда онъ отправился въ яиварѣ 1848 г. В ъ по-
с.тѣдніе годы своей жизни Гоголь все занимался 2
томомъ своейвеликой поэмы. Послѣднюю зиму ( 1 8 5 1 —
52 года) въ Москвѣ Гоголь чувствовалъ себя нездо-
ровым!, жаловался на слабость и на нервное раз-
стройство и 21 февраля, причастившись св. таинъ
и пособоровавшись, скончался. Погребенъ великій
поэтъ въ Даниловомъ монастырѣ; н а могилѣ его по-
ставленъ памятникъ, на которомъ вырѣзано изре-
ченіе пророка Іереміи: „Горькимъ словомъ моимъ
посмѣюся", определяющее точно характе])ъ его ли-
тературной дѣятельности".

У м о с к о в с к а я гражданскаго губернатора И в а н а
Васильевича Капниста, между прочими гостями,
былъ И. В. Гоголь, иредставлявшій тутъ въ лицахъ
разныхъ жпвотныхъ изъ басенъ Крылова. В с ѣ гости
были въ восхищеніи отъ этого дѣйствительнаго за-
мѣчательнаго impromptu, которое окончилось внезапно,
вслѣдствіе случайнаго пріѣзда къ Капнисту Ми-
хаила Николаевича Муравьева, который не былъ
знакомъ съГоголемъ. Капнистъ, знакомя Гоголя съ
Муравьевым!., сказалъ:
— Рекомендую вамъ моего добраго знаком аго, хо-
хла, какъ и я, Гоголя.
Эта рекомендація, видимо, не пришлась но вкусу
геніалыюму писателю, и на слова Муравьева:
М н ѣ не случалось, кажется, сталкиваться съ
вами,
Гоголь рѣзко отвѣтилъ.
— Быть можетъ, ваше превосходительство, это
для меня большое счастіе, потому что я человѣкъ
больной и слабый, которому вредно всякое столк-
новеніе.

Извѣстный художникъ Моллеръ пнсалъ въ Римѣ


портретъ съ Гоголя, на которомъ Николай Василье-
вичъ вышелъ съ саркастической улыбкой. Показы-
вая его знакомымъ, Гоголь всегда говаривалъ:
— У меня по днямъ бываютъ различныя лица,
да иногда и на одномъ днѣ нѣсколько совершенно
различиыхъ выраженій,—что подтвердил!, и худож-
никъ.

Иослѣ анатическихъ вечеровъ H. М. Языкова, н а


которыхъ всѣ ирисутствующіе находились въ со-
стояніи полудремоты, Гоголь, послѣ часа молчанія
или отрывистыхъ замѣчаній, иронически ирнгла-
шалъ гостей домой:
— Не пора-ли намъ, господа, окончить нашу шум-
ную бесѣду.

Николай Васильевич!, Гоголь обладалъ значитель-


ными актерскими способностями: подвижным!, ли-
цомъ, комизмомъ въ чтенін и т. п. Простота и естест-
венность Гоголя, при чтеніи имъ самимъ собствен-
ныхъ произведеній, доходили до того, что однажды,
гоголь, 115

на вечерѣ у Аксаковыхъ, первый слова читанной


„Тяжбы":
„Что это у меня?.. Точно отрыжка?..."—показа-
лись на столько правдивыми, что они испугались,
думая, что не разстроилъ-ли ихъ обѣдъ желудокъ
самого Гоголя!... И только при дальнѣйшнхъ сло-
вахъ поняли, что это было уже начало чтенія но-
ваго произведенія.

Однажды Гоголь пришелъ къ Жуковскому—спро?


сить мнѣнія о своей пьесѣ. Послѣ сытнаго обѣда—
Жуковскій любилъ хорошо покушать, причемъ лю-
бимыми блюдами поэта были галушки и кулебяка,—
Гоголь сталъ читать. Жуковскій, любившій вздрем-
нуть послѣ обѣда, уснулъ.
— Я просилъ вашей критики.... Вашъ сонъ—луч-
шая критика, сказалъ обиженный Гоголь и сжегъ
рукопись.
ГРАФЪ МИЛОРАДОВИЧЪ.

Р А Ф Ъ Михаилъ Андреевичъ Милорадовичъ,


предки котораго переселились въ Россію изъ
Сербіи при Петрѣ Великомъ, родился 1 октября
1771 г. 9-тн лѣтъ отъ роду онъ былъ запнсанъ сер-
жантомъ въ л.-гв. Измайловскій полкъ и вскорѣ
потомъ былъ отправленъ за границу для образова-
нія. Вернувшись въ Россію, въ 1787 г., онъ былъ
произведешь въ прапорщики и уже въ 1798 г., бла-
годаря своимъ отличілмъ, пожалованъ чииомъ ге-
нералъ-маіора. Милорадовичъ прннималъ учасгіе во
многихъ походахъ и всюду являлъ собою примѣръ
необыкновенной неустрашимости, заслужит, благо-
воленіе монарха Александра Т, отличавшаго его чи-
нами и орденами. В ъ концѣ своей жизни онъ былъ
назначенъ С.-Петербургскимъ г е н е р а л ъ - губернато-
ромъ, въ какой должности и пробылъ до 14 декабря
1825 г., когда пу.тя убійцы нанесла ему смертель-
ную рану. Н а войнѣ же онъ никогда не былъ ра-
ненъ. О неустрашимости его въ бояхъ ходило въ
армін и народъ множество поговорокъ и разсказовъ.
При Сенъ-Готардѣ, въ 1799 году, войска находи-
лись въ недоумѣніи и остановились на краю кру-
того спуска. Милорадовичъ закричалъ солдатамъ:
„Посмотрите, какъ возьмутъ въ плѣнъ вашего ге-
нерала!" и съ этпмъ словомъ покатился па спинѣ
съ утеса. Войско все послѣдовало примѣру любп-
маго начальника.

Послѣ Обилепітскаго сраженія, увидя сильно изруб-


леннаго солдата Бѣлорусскаго гусарскаго полка, Ми-
лорадовичъ спросилъ его: „Сколько у тебя р а н ь ? " —
„Семнадцать!"—былъ ему отвѣтъ. Тутъ-же, на мѣстѣ,
Милорадовичъ отсчиталъ гусару 17 червонцевъ, н а
каждую рану по одному.

Маршалъ Ней, расположивъ своп войска, послалъ


къ генералу Милорадовичу парламентера, предлагая
ему сдаться, но русскій военачалыіикъ отвѣчалъ:
„Я проложу себѣ дорогу."

\J Русскнмъ воинамъ, при трехъ-суточномъ сраженіп


при Красномъ, показалось, что уже 8 Ноября, т. е.
день имянинъ графа. Е д в а сей Суворовскій пито-
мецъ славы явился предъ рядами, во всѣхъ полкахъ
раздалось: „Ура! поздравляемъ съ днемъ ангела на-
шего отца!". В ъ минуту торжественныхъ восклица-
ніп, предвѣстниковъ побѣды, показалась изъ лѣсу
первая колонна полчищъ французскихъ, предводи-
мыхъ маршаломъ Неемъ. „Солдаты", сказалъ графъ,
обратясь къ Павловскому гренадерскому полку, „бла-
годарю васъ за поздравлепіе и дарю вамъ эту ко-
лопну". Е д в а успѣлъ онъ произнесть это, какъ Рус-
скіе ударилн въ штыки, и колонна французская исчез-
ла. Молва о таковомъ подаркѣ скоро разнеслась
между русскимъ воинствомъ. Апшеронскій полкъ,
коимъ начальствовалъ графъ Милорадовичъ, нахо-
дился тогда въ войскѣ адмирала Чичагова, „Ребята!
говорили апшеронцы солдатамъ другихъ полковъ,
для насъ-бы нашъ отецъ не пожалѣлъ и двухъ фран-
цузскихъ колоннъ. Своя рубашка ближе къ т ѣ л у " . —
Вотъ, довѣренность и любовь воиновъ къ своему
начальнику.

Никто изъ генераловъ не дразнилъ такъ францу-


зов^, какъ удалой авангардный начальникъ. Мило-
радовичу только тамъ и весело, гдѣ свнстят'ь пули;
его всякій разъ встрѣчали и провожали съ паль-
бою, а онъ все таки оставался цѣлехонекъ. Ну прав-
да, Милорадовичъ говорилъ, что его и смерть боится.
Мюратъ былъ храбръ, а все за русскимъ баярдомъ
не угоняется. Мюрату въ 1812 году, въ какомъ-то
дѣлѣ вздумалось подъ выстрѣламн русскихъ часо-
выхъ^кушать кофе. Гр. Милорадовичъ выѣхалъ такъ-
же за нашу цѣпь; на ту пору нули посыпались на
него со всѣхъ сторонъ, но не помѣшали ему заме-
тить удальство неаиолнтанокаго короля. „Богъ мой!"
вскричалъ онъ: „что это? Ужъ не хочетъ-ли Мюратъ
удивить русскихъ?... Столъ!... и приборъ!... Я здѣсь
обѣдаю."

Въ Италіи Милорадовичъ переправился черезъ


рѣку въ виду французовъ. Непріятель цѣлилъ въ
Милорадовича, окруженнаго своими адъютантами.
Милорадовичъ вынулъ изъ кармана анненскую ленту
и, надѣвъ ее на себя, сказалъ:
— Посмотримъ, умѣютъ-лн они стрѣлять!

Графъ Милорадовичъ возвращался нѣсколько разъ


домой, спрашивая обѣдъ.—Ничего нѣтъ для обѣда!—
отвѣчалъ ему человѣкъ.
— Ну такъ дай кофе!
— Нѣтъ такъ-же и кофе!
— Т а к ъ принеси-же мнѣ трубку!
Тогда Милорадовичъ принимался курить трубку
и ложился на диванѣ. Это почти не слыхано, чтобы
генералъ-губернаторъ курилъ за неимѣніемъ денегъ
для обѣда. Мы читали подобныя вещи въ исторіи
римлянъ по поводу Фабриція и Цнпцината, но ихъ
помѣщали въ числѣ басней.

Суворовъ всегда отлнчалъ Милорадовича. Къ зпакъ


особешіаго благоволенія, Суворовъ подарнлъ ему
портретъ вт, самомъ маломъ видѣ. Милорадовичъ
вставилъ его въ перстень и на четырехъ сторонахъ
его наннсалъ: „быстрота, штыки, побѣда, ура!"—всю
тактику великаго наставника своего. Суворовъ, уви-
дя перстень этотъ, сказалъ: „должно-бы еще приба-
вить пятое слово: натнскъ, между штыки и побііда,
тогда тактика моя совершенно-бы содержалась въ
этихъ пяти словахъ".

Служа въ Измайловскомъ полку прапорщикомъ.


Милорадовичъ услышалъ, что одного пзъ его това-
рищей называли лучшимъ таіщоромъ. Милорадо-
вичъ сказался больнымъ, заперся въ своей комнатѣ,
нанялъ перваго балетмейстера того времени и не
выѣзжалъ со двора, пока не превзошелъ въ тан-
цахъ своего соперника.

За Бородинское сраженіе Милорадовичъ вмѣсто


ордена Св. Георгія 2 класса, обѣіцаннаго ему Ку-
тузовым!, получилъ алмазные знаки ордена Але-
ксандра ІІевскаго.
Однажды, разсказывая о Бородинской битвѣ, онъ
сказалъ:
— Какъ градъ сыпались на насъ ядры, картечи,
пули и брилліанты.

Государь Александръ Павловича», увидя Милора-


довича послѣ Аустерлицкаго сраженія, сказалъ въ
присутствіи всей гвардіи:
— Вотъ генералъ, который досталъ себѣ чинъ
штыкомъ.

14 декабря, когда Государь былъ въ Преображен-


скомъ баталіонѣ, гр. Милорадовичъ подошелъ къ Го-
сударю и сказалъ ему: Д ѣ л о ндетъ дурно, Ваше
Величество, мятежники окружаютъ памятника» Петра,
но я пойду туда утоворить ихъ".
— Вы графъ долго командовали гвардіею,—отвѣ-
чалъ онъ,—солдаты васъ знаютъ, любятъ и ува-
жаютъ; уговорите-же ихъ, вразумите, что ихъ на-
рочно вводятъ въ обманъ, вамъ они скорѣе повѣ-
рятъ, чѣмъ другимъ."
Милорадовичъ попіелъ. Провидѣніе уже рѣшило
его судьбу, и новому Императору предопред елено было
увидѣть его только при отданіи послѣднлго долга.
Милорадовичъ объѣхалъ кругомъ, чрезъ Синій мостъ,
по Мойкѣ, на ІІоцѣлуевъ моста», и оттуда въ конную
гвардію, гдѣ встрѣтился съ генералъ-адъютантомъ
Орловымъ.
— Пойдемте вмѣстѣ убѣждать мятежниковъ,—ска-
залъ онъ послѣднему.
Я только что оттуда,—отвѣчалъ Орловъ,—и со-
вѣтую вамъ, графъ, туда не ходить. Этпмъ лтодямъ
необходимо совершить преступленіе, не доставляйте
имъ къ тому случая. Что же касается меня, то я
не могу и не долженъ за вами слѣдовать: мое мѣ-
сто при полку, которымъ командую, и который я
долженъ привести по приказанію къ Императору.
— Что это за генералъ-губернаторъ, который не
съумѣетъ пролить свою кровь, когда кровь должна
быть пролита!—вскрпчалъ Милорадовичъ; сѣлъ на
лошадь взятую имъ у адъютанта Орлова и поѣхалъ
на площадь.

Для изъявленія участія въ положеніп графа Ми-


лорадовича Государь посылалъ къ нему своихъ ге-
нералъ - адъютантовъ. ІІотомъ Государь написалъ
письмо доблестному воину, положившему за него
животъ свой. Посланный съ нисьмомъ имѣлъ при-
казаніе передать графу, чтобы онъ принялъ эти соб-
ственноручныя строки въ видѣ лнчнаго посѣщеиія
Государя, котораго удерживаетъ пріѣхать чрезвы-
чайная важность обстоятельствъ. Съ глубокнмъ чув-
ствомъ и даже усиливаясь приподняться, умиравшій
отвѣчалъ Государеву адъютанту.
- Доложите Е г о Величеству, что я умираю и
счастливь, что умираю за него.
Когда ему прочли письмо, онъ поторопился взять
его изъ рукъ читавшаго, прижалъ къ сердцу и не
вынускалъ до самой своей смерти.
Когда вырѣзали изъ раны Милорадовича пулю,
то онъ, несмотря на оную, сказалъ: Я увѣренъ былъ,
что въ меня выстрѣлилъ не солдатъ, а какой ни-
будь шалунъ, потому что это нуля не ружейная.

Суворовъ знакомился въ Италіи съ генералами,


посредствомъ представленія генерала Розенберга.
Онъ стоялъ на вытяжку съ закрытыми глазами, и
кого не зналъ, открывши глаза говорилъ: „помилуй
Богъ, не слыхалъ! познакомимся!". Когда дошла
очередь до младшихъ, Розепбергъ говорилъ: гене-
ралъ-маіоръ Милорадовичъ! „А, а! Это Миша! Ми-
хайло!"—Я, Ваше Сіятельство!—„Я зналъ васъ вотъ
такимъ... (сказалъ Суворовъ, показывая рукою на
аршинъ отъ иола),—и ѣдалъ у вашего батюшки
Андрея пироги. О! да какіе были сладкіе!... Какъ
теперь помшо и васъ, Мнхайло Андреевичъ: вы хо-
рошо тогда ѣздили на палочкѣ! О! да какже вы
тогда рубили деревянного саблею! Поцѣлуемся Мн-
хайло Андреевичъ! Ты будешь герой! У р а " . — Все
мое усиліе употреблю для того, чтобъ оправдать до-
веренность Вашего Сіятельства! сказалъ сквозь сле-
зы Милорадовичъ.

Греки просили Милорадовича объ уплатѣ долж-


ныхъ нмъ депегъ. „Заплачу",—сказалъ онъ: „когда
возьму Константинополь".
Й. С. Т У Р Г Е Н Е В А

к ^ В А П Ъ Сергѣевичъ Тургеневъ, родился 2В ок-


тября 181iS года въ г. Орлѣ. Когда ему испол-
нилось 12 лѣтъ, его отвезли въ Москву и иомѣстилн
вт» одинъ изъ частныхъ пансіоновъ. I I a 16 году Тур-
геневъ поступилъ въ Московскіп университета, а
затѣмъ по смерти отца перешелъ въ Петербургскін,
гдѣ и оконмилъ курсъ въ 1837 году, по филологи-
ческому факультету со званіемъ дѣнствителыіаго
студента, но на другой же годъ выдержалъ экза-
мепъ н а нолученіе степени кандидата. Здѣсь боль-
шое вліяніе на иробужденіе его литератѵрныхъ за-
нятій оказалъ Плетневъ. 19 лѣтъ Иванъ Сергѣевнчъ
Тургеневъ отправился для доверніенія своего обра-
зованія въ Берлинскій университетъ. В ъ Берлппѣ
опт» написалъ „Записки охотника", высокохудоже-
ственное произведеніе, глубоко проникнутое горя-
чими симпатіями къ русскому крестьянину, жела-
піемъ поднять и возвысить въ немъ проявленія его
человѣческаго достоинства, пришибленного вѣко-
вымъ гнетомъ. В ъ 1841 г. И. С. вернулся въ Петер-
бургъ и началъ печатать свои мелкія стихотворенія,
среди которыхъ встрѣчаются поэмы. Послѣ неболь-
ш а я д р а м а т и ч е с к а я очерка „Неосторожность" на-
чинается рядъ повѣстей. В ъ 1847 г., въ первой книгѣ
возобновленнаго „Современника" появляется „Хорь
и Калинычъ" откііывая собою рядъ „Записокъ охот-
н и к а " . Въ кондѣ 1855 г. уѣхалъ за границу, гдѣ и
и рож илъ до конца своей жизни, нзрѣдка нріѣзжая
въ Россію. 22 августа, въ 2 ч а с а дня, онъ умерь
отъ мучительной болѣзнп, рака въ позвоночномъ
хребтѣ. Тѣло его было перевезено изъ Вуживаля въ
Парижъ, гдѣ совершено отпѣваніе, а 27 сентября
прибыло въ Петербурга и погребено на счетъ города
на Волковскомъ кладбищѣ. В ъ качествѣ художника
Тургеневъ представляетъ собою первую величину
среди беллетристовъ 40 годовъ и является достой-
нымъ преемником!. Пушкина, ученнкомъ котораго
онъ считалъ себя. Въ краткой біографіи трудно дать
оцѣнку такого к р у п н а я писателя, какимъ былъ И. С.,
скажемъ только, что послѣ него не было еще столь
с и л ь н а я таланта. Нужно самому прочитать его тво-
ренія, чтобы видѣть, что врядъ-ли могутъ найтись
подражатели.

И. С. Тургеневъ былъ нрнглашенъ н а балъ въ


одинъ домъ. Къ началу обѣда, когда всѣ присут-
ствующее сѣлн за столъ, Тургеневъ, не находя мѣ-
ста, сѣлъ одинъ въ углу за маленькимъ столнкомъ
и ѣлъ ноданый ему горячій супь. Въ это время к а -
И. С. Туіігеневъ былъ приглашенъ на балъ въ
одіінъ домъ. Къ началу обѣда, когда всѣ присут-
ствующее сѣли за столъ, Тургеневъ, не находя мѣ-
ста, сѣлъ одинъ въ углу за маленькимъ столикомъ
и ѣлъ поданный ему горячій супъ. В ъ это время ка-
кой-то генералъ, бѣгая по комнатѣ съ тарелкой супа
въ рукѣ и ne находя себѣ нигдѣ мѣста, сердито
иодошелъ къ Тургеневу п, не зная, кто онъ такой,
хотѣлъ его сконфузить за то, что тотъ не уступилъ
ему своего мѣста. „Послушайте, милостивый госу-
дарь,—обратился онъ къ Тургеневу: — „какая раз-
ница между скотомъ и человѣкомъ? 1 '—„Разница та.
громко отвѣтилъ Тургеневъ, — что человѣкъ ѣстъ
сидя, а скотъ стоя". ІІрисутствующіе расхохотались,
а генералъ, сконфуженный, поспѣшилъ удалиться.

Тургеневъ, какъ всѣмъ извѣстно, страдалъ жесто-


кой подагрой. Разъ какъ-то посѣтилъ его ирофес-
соръ Фрндлендеръ и сталъ утѣшать его тѣмъ, что
подагру считаютъ здоровою болѣзныо.
— Вы напоминаете мнѣ слова Пушкина, отвѣ-
тн.тъ ему страдалецъ:—онъ былъ однажды въ очень
скверномъ ноложенін, и одинъ изъ пріятелей утѣ-
шалъ его тѣмъ, что несчастіе очень хорошая школа.
„Но счастіе еще гораздо лучшій уннверситетъ", воз-
разн.тъ ему на это Пушкинъ.

Ивану Сергѣевпчу оставалось дописать нѣсколько


г.тавъ романа, но знакомые и друзья рѣшигельно
не давали ему работать въ Баденъ-Баденѣ. Тогда
онъ рѣшился уѣхать и остановился въ маленькомъ
городкѣ Л., куда иностранцы осенью никогда не
заглядывали. Любопытные жители этого городка
были чрезвычайно заинтересованы таинственной лич-
ностью незнакомца, который запирался въ своей
комнатѣ и по цѣлымъ часамъ писдлъ. В ъ книгѣ по-
сетителей гостинницы онъ записалъ: „Иванъ, пзъ
Россіи", что еще болѣе придало таинственности ему
въ глазахъ обитателей города Л. Чрезъ пѣсколько
дней терпѣніе пхъ, наконецъ, лопнуло. Разъ, когда
Иванъ Сергѣевпчъ сошелъ къ обѣду, одинъ изъ со-
сѣдей обратился къ нему съ вонросомъ:
— Не правда-ли, сегодня дурная погода?
Тургеневъ утвердительно кивнулъ головой и на-
чалъ ѣсть супъ.
— Нравится-лн вамъ нашъ городъ?
Снова утвердительный кивокъ головы.
— Позвольте васъ спросить, вы но Дѣлу пріѣхали
сюда?
Тургеневъ покачалъ головой отрицательно.
— Значитъ для удовольствія?
— Е щ е того менѣе.
Наступила длинная пауза, послѣ которой собе-
сѣдннкъ спросилъ опять:
— Долго вы разсчитываете еще здѣсь пробыть?
Тургеневъ вынулъ часы и взгляпулъ на пихъ.
— Е щ е три дня, 9 часовъ и 17 минутъ.
— Неужели-же вы такъ точно знаете?
— Конечно.
— Но, позвольте узнать, почему это?
Иванъ Сергѣевичъ провелъ рукой по длиннымъ
сѣдымъ во.тосамъ и задумался.
— ІІриходилось-лп вамъ слышать что нибудь о
русски хъ нигилистахъ? спросилъ онъ.
— Конечно.
— Ну такъ честь имѣю рекомендоваться:—л нн-
гилистъ. На родинѣ я былъ замѣшанъ въ дѣло о
заговорѣ, меня арестовали, судили и приговорили
къ строгому иаказанію...
— К а ко м у-же?
— Мнѣ предоставили выборъ: или пожизненная ка-
торжная работа, или ссылка на 8 дней въ городъ Л.
В с ѣ слушали, затанвъ дыханіе и не спуская глазъ
съ говорившаго.
— Ну, и я былъ настолько» глуиъ, что выбралъ
послѣднее!—угрюмо закончила, Иванъ Сергѣевичъ и
принялся за телячью котлету.
Больше ему не было предложено ни одного во-
проса.

<9

4 °
П. А . К А Р А Т Ы Г И Н Ъ .

J Е Т Р Ъ Андреевичъ Каратыгинъ, знаменитый


актеръ-комикъ и сочинитель водевилей, братъ
знаменитаго трагика Василія Андреевича Караты-
гина, былъ однимъ изъ послѣднихъ представителей
славнаго прошлаго русской сцены 20 годовъ, когда
ее украшали такіе таланты, какъ В. А. Каратыгинъ,
Брянскій, Сосницкій. П. А. началъ свою артисти-
ческую карьеру въ 1823 году, съ 1832—38 г. онъ
завѣдывалъ драматическимъ классомъ С П Б , теат-
ральной школы. Съ 1838 по 1878 пмъ передѣлаио
и сочинено 68 пьесъ различнаго содсржаніл. Не
мало его остротъ сдѣлалось всеобщпмъ достояиіемъ
петербургской, современной ему, публики. Съ 1850
года, когда русская сцена приняла другое паправ-
леніе, померкла и артистическая слава П. А. К а -
ратыгина. Съ 1872 года по 1879 г. онъ иомѣстилъ
въ „Русской старинѣ" свои „Воспоминанія о той
порѣ, въ которой жилъ и дѣйствовалъ", представ-
ляющія довольно важный матеріалъ для исторіи рус-
скаго театра. Умеръ опт, въ 1879 году, на 74 году
своей жизни.
кАРатыгипт,. 129

К а р а т ы г и н ъ присутствовать на похоронахъ пз-


в ѣ с т н а г о картежника, казацкаго офицера С у — т а .
— Ну, спросилъ кто-то П. А . — к а к ъ вамъ понра-
вились похороны?
— Великолѣпно. С н а ч а л а ѣ х а л и казаки съ пиками,
потомъ музыканты съ бубнами, тамъ духовенство съ
крестами, потомъ самъ С у — т ъ съ червями, за нимъ
шли дамы, тузы, валеты и в ъ к о н ц ѣ к о н ц о в ъ двойни,
тройки, четверки...

П. А. К а р а т ы г и н ъ вернулся изъ оперы, г д ѣ да-


вали въ первый разъ В а г н е р о в с к а г о Лоэнгрнна.
— ІІу, что П. А., какое впечатлѣніе вынесли вы
объ этой оперѣ?
— Да что, добрый другъ, въ первый разъ—не пой-
мешь, во второй—не пойдешь.

Н а похоронахъ Н . А. ІІолеваго, въ церкви Ни-


колы Морскаго, О. В. Булгаринъ хо^ѣлъ было у х в а -
титься за ручку гроба, присутствовавшій при этомъ
П. А. Каратыгинъ, оттолкну въ его, сказалъ:
— У ж ъ ты его довольно поносилъ при жизни.

Разъ на сценѣ Императоръ Николай Павлович!,


разговаривала, съ I I . А. Каратыгинымъ. Великій
князь М н х а и л ъ Павловичъ вставилъ свое острое
слово* (великій князь также отличался остроуміемъ).
Государь сказалъ:
— Замѣтилъ, К а р а т ы г и н ъ ? Б р а т ъ у тебя хлѣвъ
отннмаетъ.
— Ничего, В а ш е Величество, только-бы сом при
мнѣ осталась, отвѣтилъ Каратыгинъ.
Однажды извѣстный писатель, графъ В. А. Сол-
логубъ явился къ П. А. Каратыгину и предложить
вмѣстѣ работать пьесу „Сотрудникъ". II. А. съ обыч-
ной веселостью, взявъ въ руки песочницу, сказалъ
Соллогубу:
— Я готовъ: вы пишите, а я намну засыпать.

ІІо поводу драмы „ В ъ сторонѣ отъ болыиаго свѣ-


т а " ГІ. А. К а р а т ы г и н ъ сказалъ:
Первое дѣйствіе драмы происходить въ ссліь, вто-
рое—въ гороОѣ, всѣ-же остальныя написаны ни къ
селу, ни кг городу.

Однажды артистовъ привезли въ одшгь изъ заго-


родпыхъ придворныхъ театровъ и, по неимѣнію мѣ-
ста, помѣстили въ роскошной дворцовой прачешнон.
Государь узналъ объ этомъ и, придя на сцену,
спросилъ:
— ІГравда-ли, что вы, господа, были помѣіцепы
въ прачешпой?
Артисты сказали: правда, В а ш е Величество.
— Пожалуйста, не протестуйте: это ошибка, ска-
залъ ГосуДарь.
— Помилуйте, В а ш е Величество: видимо, н а с ъ
полоскать хотѣли,—отвѣтилъ Каратыгинъ.

А. М. Максимовъ заболѣлъ, и одну изъ его ролей


пришлось съиграть II. А. Каратыгину. Н а другой
день онъ пріѣхалъ н а в ѣ с т и т ь больного. Алексѣй
Михайловичъ, шутя, замѣчаетъ ему:
— Вотъ, ІІетруша, и ты хлѣбъ отбиваешь, и ты
играешь за меня.
— Играю, не замѣня, отвѣгилъ II. Л.

Покойный актеръ В. Л. Разсказовъ имѣлъ сла-


бость къ вину. Е г о почему-то звали за кулисами „Си-
гомъ". Разъ Петръ Андреевичъ Каратыгинъ нарн-
совалъ на декораціи голову Разсказова и придѣ-
лалъ къ ней туловище сига съ поднятыми перьями,
такъ что вышло нѣчто въ родѣ пилы.
— Что это пила-рыба? спросили его.
— Не знаю, пила-ли эта рыба, но что она сопьется,
это вѣрно, отвѣтилъ Каратыгинъ.

Хоронили актера М. П. А. Каратыгинъ шелъ за


гробомъ рядомъ съ суфлеромъ. Къ нему обращается
старушка-нищая.
— Подай, Христа-ради.
II. А. сказалъ ей, указывая на суфлера:
— Вотъ у него проси: онъ всѣмъ намъ подаетъ
щедро * ) .

II. А. Каратыгинъ былъ, нѣкогорое время, чле-


номъ театрально-литературнаго комитета и усердно
просматривал'], поступающія туда во множествѣ пьесы.
Результата этого чтенія онъ выразилъ слѣдующимъ
четверостишіемъ:
Изъ ящика всю выбравъ требуху,
Л 2 5 иіесъ ирочелъ въ стихахь и проз!;;
Но мпѣ нѳ удалось, каіп. въ баснѣ пѣтѵху,
Найти жемчужину въ павозѣ.

*) «Подавать»на театральном!, языкѣ означаетъ подсказипать.


Умеръ артистъ В . А. Каратыгинъ. В ъ церковь
набралась масса народа такая, что даже близкимъ
очень трудно было подойти проститься съ усопшнмъ.
Постоянно острившій братъ покойнаго, II. А. К а -
ратыгинъ, и тутъ не могъ удержаться и сказалъ,
пробираясь сквозь толпу:
— Позвольте, господа, добраться до братца.
А. П. Е Р М О Л О В Ъ .

^ Л Е К С Т > Й Петровпчъ Ермоловъ родился въ


J 1772 году, въ небогатой дворянской семьѣ и,
малолѣтнимъ еще, былъ записанъ въ Преображен-
скій полкъ. Получивъ прекрасное домашнее образо-
ваігіе, онъ, тѣмъ не менѣе, всегда стремился къ тому,
чтобы восполнить его, и достигъ этого съ успѣхомъ.,
Свое боевое поприще А. П. началъ подъ началь-
ством'!, Суворова. Уже будучи въ чинѣ полковника,
А. П. Ермоловъ навлекъ на себя какія-то подозрѣ-
нія, былъ заключенъ въ крѣпость н высланъ н а жи-
тельство въ Костромскую губ., гдѣ, на досугѣ, при-
нялся за пзученіе латинскаго языка. Съ воцареніемъ
Императора Александра I Ермоловъ снова былъ
принятъ н а службу, приннмалъ участіе въ походахъ
и въ 1817 году назначенъ былъ главноуправляю-
щимъ въ Грузію и командиромъ отдѣльнаго кавказ-
ского корпуса.. Съ этпхъ-то поръ и начинается, соб-
ственно, его слава: онъ подавилъ безпокойства, воз-
никпіія въ Имеретіи, Гуріи, Мипгреліи, и нрисо-
единилъ къ русскимъ владѣніямъ Абхазію, х а н с т в а
Карабагское и ІПирванское. В ъ мартѣ 1827 года
онъ иринужденъ былъ просить уволыіенія отъ служ-
бы, покинулъ Кавказъ и окончательно удалился отъ
дѣлъ. Умеръ А. П. Ермоловъ въ 1861 году.

А. П. Ермоловъ не любилъ сенатора князя Г . Е .


Эристова и очень нехорошо отзывался о немъ, под-
часъ называя его сумасшедншмъ. Одинъ изъ при-
ближенныхъ русскихъ Ермолова, который былъ зна-
комь съ княземъ Эристовымъ, говорить ему:
— Ваше сіятельство, что за причина, что Ермо-
ловъ васъ не любить и никогда о васъ хорошо не
отзывается?
Эристовъ отвѣчалъ:
— Причины самъ не нахожу, почему онъ меня
не любить, но я думаю отъ того, что у А. II. Ермо-
лова умъ легкаго, а языкъ дурнаго поведенія.

Алексѣй ІІетровичъ говаривалъ, что „поэты суть


гордость націи". Съ глубокимъ сожалѣніемъ выра-
жался онъ о ранней смерти Лермонтова.
— Ужъ я бы не спустилъ этому Мартынову!
Еслибъ я былъ на Кавказѣ, я бы спровадилъ его,
тамъ есть такія дѣла, что можно послать, да вынув-
ши часы считать, чрезъ сколько времени послан-
наго не будетъ въ живыхъ. II было-бы законнымъ
порядкомъ. Ужъ у меня бы онъ не отдѣлался. Мож-
но позволить убить всякаго другаго человѣка, будь
онъ вельможа и знатный: такнхъ завтра будетъ
много, а этихъ людей, каковъ Лермонтовъ, не скоро
дождаться!
Нее это сѣдой генералъ говорилъ по своему, слегка
притопывая ногою.

Ермоловъ, встрѣтивъ князя А. С. Меньшикова во


дворцѣ, разематривающаго в ъ зеркало свою бороду,
обратился къ нему съ воиросомъ:
Что это ты такъ пристально разематриваешь?
- Да, вотъ, боюсь, не очень-ли длинна моя борода,
отвѣчалъ Меныниковъ. проведя рукою по подбород-
ку, дня д в а не бритому.
Господи, батюшка, нашелъ чего бояться!.. В ы -
сунь языкъ, да и побрѣйся.

Графъ Виттъ, желая ознаменовать пребываніе Го-


сударя Николая Павловича въ Вознесенскѣ, устроилъ
иллюминацію и надъ своимъ домомъ помѣстилъ
щитъ съ буквами „II. А . "
А. П. Ермоловъ но этому случаю сказалъ слѣдую-
щую остроту:
— К а к ъ тонко генералъ В и т т ъ намекаетъ Госу-
дарю, что ему надо аренду.

В ъ 1837 году, во время болынихъ маневровъ въ


окрестностяхъ города Вознесенска, одной стороной
командовалъ Государь Императоръ Николай ІІавло-
вичъ, а д р у г о ю — н а ч а л ь н и к ! всей поселенной к а в а -
леры! графъ Виттъ. Случилось такъ, что во время
самаго жаркаго дѣла, безъ всякой достаточной при-
чины, генералъ Виттъ вдругъ перемѣнилъ образъ
дѣйствій и сталь съ отрядомъ отступать. Государь,
не понимая такого н е о ж и д а н н а я маневра, спросилъ
у бывшаго подлѣ него А. П. Ермолова:
— Чтобы значило это отступленіе, когда Внттъ
находится въ гораздо лучшемъ положеніи, чѣмъ я?
— Вѣроятно, Ваше Величество, графъ Виттъ при-
пимаетъ это дѣло за настоящее, былъ отвѣтъ Е р -
молова.

Инспектируя однажды роту артиллеріи, которой


командовалъ А. II. Ермоловъ, Аракчеевъ наніелъ
артиллерійскихъ лошадей въ неудовлетворителыюмъ
состояніи и при этомъ строго замѣтилъ:
— Зпаете-ли, сударь, что отъ этого зависитъ вся
репутація ваша!
— Къ несчастію знаю, отвѣчалъ Ермоловъ:—наша
репутація часто зависитъ отъ скотовъ.

А. II. Ермоловъ проѣзжалъ разъ Могилевъ, гдѣ,


по неисправности своего экипажа, долженъ былъ на
нѣсколько времени остановиться. Командиръ I ар-
міи, графъ Сакенъ, желая оказать Алексѣю Пе-
тровичу уважепіе, приказалъ лпцамъ своего штаба
ему представиться. ІІо пріѣздѣ въ Петербурга, Ермо-
ловъ, разсказывая этотъ случай своимъ приближен-
нымъ, сказалъ:
— Во время представленія мнѣ лицъ штаба графа
Сакена я замѣтилъ, что всѣ служащіе были нѣмцы,
одинъ только былъ русскій.... и то Безродный!
Действительный статскій совѣтникъ Безродпый
управлялъ интендантскою частью въ I арміи графа
Сакена.

— Что значить это выраженіе Армяшка, которое


вы часто употребляете? спросилъ Ермолова князь
Мадатовъ. •
— ІІо нашему, отвѣчалъ Ермоловъ, — это озна-
чаете обманщика, плута.
— А, понимаю, подхватилъ Мадатовъ: это то, что
мы по-армянски иазываемъ Алексѣй Петровичъ.
M. Ю. Л Е Р М О Н Т О В А

у Д И Х Л Ш Г Ь Юрьевичъ Лермонтова., родился въ


J ' 1814 году, въ Москвѣ. Предки его вышли
изъ ПІотландіи, гдѣ и теперь еще существует! фа-
милія Лермонтъ; въ 17 в ѣ к ѣ одинъ изъ пихъ прі-
ѣхалъ въ Россію и поступилъ на службу при Ми-
х а и л е Ѳеодоровпчѣ. Будущему поэту нашему шелъ
третій годъ, когда умерла, на 22 году своей жизни,
мать его Марія Михайловна, урожденная Арсеньева.
У поэта сохранилось воспоминаніе о томъ, какъ она
играла ему на фортеиіано и пѣла, посадивши его
на колѣни, а онъ слушалъ, прижавшись къ ней го-
ловкой. По смерти матери воспитаніе M. 10. пере-
шло въ руки бабушки, Елизаветы Алексѣевны Ар-
сепьевой; когда онъ подросъ, къ нему были пригла-
шены учителя и гувернеры иностранцы. В ъ дѣтствѣ
такнмъ образомъ ознакомившись съ иностранными
языками и особенно съ англійскимъ, Лермонтовъ
увлекся Байрономъ и самъ начала, писать стихи.
Вліяніе Байрона проходитъ чрезъ всю его поэтиче-
скую дѣятельпость. Въ 1828 году Михаила Юрье-
вича отдали въ университетскін благородный пан-
сіонъ въ Москвѣ, гдѣ онъ пробылъ до 1830 г., а
затѣмъ поступилъ въ Московскій университета. Про-
бывъ здѣсь около двухъ лѣтъ, онъ осенью 1832 года
поступилъ въ школу гвардейскихъ подпрапорщиковъ
и кавалерійскнхъ юнкеровъ. До этого времени уже
имъ написано много стнхотвореній, въ томъ числѣ
первые очерки поэмы „Демонъ", четыре драмы, боль-
шая (неоконченная) повѣсть. Съ 1832 г. по 1837 г.
изъ-подъ пера юноши-поэта являются поэмы: „Из-
маилъ-бей", „ Хаджи-Абрекъ", „Бояринъ Орша" и
драма „Маскарадъ". В ъ 1834 г. Лермонтову окончпвъ
курсъ въ школѣ, поступилъ на службу корнетомъ въ
лейбъ-гвардіи гусарскій полкъ, но вскорѣ за стихо-
твореніе н а смерть Пушкина, оканчивающееся нспол-
неннымъ негодовапія обращепіемъ къ лицамъ, кото-
рый ненавидѣли Пушкина и были отчасти винов-
никами его трагической кончины, былъ сосланъ на
Кавказъ. Съ этого стихотворенія, съ 1837 г., начи-
нается послѣдній періодъ дѣятельности Лермонтова.
Къ'этому времени относятся „Бородино", „ГІѢсня про
купца Калашникова", „Демонъ" въ окончательномъ
видѣ, „Мцыри", романъ „Герой нашего времени" и
рядъ лирическихъ стихотвореній. Возвращенный, по
ходатайству бабушки, в ъ Петербургу о и ъ в с к о р ѣ з а
дуэль съ сыномъ французскаго посланника де-Ба-
рантомъ, въ 1840 году, былъ вторично высланъ н а
Кавказъ, гдѣ въ 1841 году у него произошла опять
дуэль съ товарищемъ по кавалерійской школѣ—Мар-
тыновым!,, окончившаяся смертью нашего поэта. Въ
ІІятпгорскѣ Лермонтову поставленъ памятник!,.
1 4 0 ИСТОРИЧЕСКИ: АНЕКДОТЫ.

Михаилъ Юрьевичъ обыкновенно заѣзжалъ къ


Л. А. Краевскому но утрамъ (въ первые годы „Оте-
чественных'!, Записокъ" въ 40—41 годахъ) и приво-
зилъ ему свои новыя стихотворенія. Входя съ шу-
момъ въ его кабинета, заставленный фантастиче-
скими столами, полками и полочками, на которыхъ
были аккуратно разставлены и разложены книги,
журналы н газеты, Лермонтовъ подходить къ столу,
за которымъ сидѣлъ редакторъ,—разбрасывалъ кор-
ректуры и бумаги по полу и производил!, страшную
кутерьму на столѣ и въ комнатѣ. Однажды онъ опро-
кинулъ г. Краевскаго со стула.
Разъ утромъ Лермонтовъ иривезъ къ нему свое
стихотвореніе:

«Есть рѣчв—значепье
Темно иль ничтожно».

Прочелъ и спросилъ.
— Ну, что, годится?
— Еще бы! дивная вещь! превосходно! Но тута
есть въ одномъ стихѣ маленькій грамматическій
промахъ, неправильность....
— Что такое?—спросилъ съ безпокойствомъ Лер-
монтовъ.
«Изъ пламя и свѣта
Рожденное слово»...

— Это неправильно, не такъ,—возразить г. Краев-


скій:—по настоящему, но грамматикѣ, надо сказать
изъ пламени и свѣта...
— Да если этотъ пламень не укладывается въ
стихъ?.. Это вздоръ, ничего,—вѣдь поэты позволяютъ
себѣ разныя поэтнческія вольности, а у Пушкина
ихъ много... Однако... дайте я попробую передѣлать
этотъ стихъ.
Опт. взялъ лнстокъ со стихами, подошелъ кт. вы-
сокому столу съ выемкой, обмакнулъ перо и заду-
мался.... Такъ прошло минутъ пять, наконецъ Лер-
монтовъ бросилъ съ досадой перо и сказалъ:
— Нѣтъ, ничего нейдетъ въ голову. Печатай такъ,
какъ есть. Сойдетъ съ рукъ...

Однажды Лермонтовъ былъ у г. Краевскаго въ


сильномъ волненіп. Онъ былъ взбѣшенъ за напеча-
таніе, безъ его спроса, „Казначейши" въ „Современ-
ник!;", издававшемся Илетневымъ. Онъ держалъ то-
ненькую розовую книжечку „Современника" въ ру-
кахъ и покушался было разодрать ее, но г. Краев-
скій не допустплъ его до этого.
— Это чергъ знаетъ, что такое! ІІозволитолыіо-ли
дѣлать такія вещи?—говорилъ Лермонтовъ, разма-
хивая книжечкою...—Это ни н а что не похоже!
Онъ подсѣлъ къ столу, взялъ толстый красный
карандашъ и на оберткѣ „Современника", гдѣ была
напечатана его „Казначейша", набросалъ какую-то
каррикатуру.

Однажды, во время стоянки, Лермонтовъ предло-


жил'!, находящимся въ отрядѣ Льву Пушкину, Глѣ-
бову, Палену, Сергѣю Долгорукову, Баумгартену и
нѣкоторымъ другимъ пойдти поужинать за черту
лагеря. Это было небезопасно и собственно даже
запрещено. Непріятель окружалъ лагерь п выслѣжи-
валъ неосторожно отъ него удалявшихся. Взяли съ
собой деныцнковъ и распололшлись въ ложбинкѣ за
холмомъ. Лермонтовъ, руководившій всѣмъ, увѣрялъ,
что, напередъ избравъ мѣсто, выставилъ часовыхъ и
указывадъ н а одного казака, фигура котораго внд-
нѣлась сквозь вечерній тумань. Огонь былъ разве-
денъ съ предосторожностями, иричемъ особенно же-
лали сдѣлать его незамѣтнымъ со стороны лагеря.
Небольшая группа смѣльчаковъ пила и ѣла, разго-
варивая о возможности нападенія со стороны гор-
цевъ. Левъ Пушкинъ и Лермонтовъ сыпали остро-
тами и комическими разсказами, нрнчемъ не обхо-
дилось безъ рѣзкихъ насмѣшекъ на разныхъ извѣст-
ныхъ всѣмъ присутствующим'!, личностей. Особен-
но въ ударѣ H весельѣ былъ Лермонтовъ, такъ что
отъ словъ его катались со смѣху, забывая всякую
предосторожность. Однако, все обошлось благопо-
лучно. ІІодъ утро, возвращаясь въ лагерь, Лермон-
товъ признался, что виднѣвшійся часовой былъ ни-
что иное какъ поставленное имъ чучело. Такимъ об-
разомъ оказалось, что в с ѣ пировали безъ всякаго
прикрытія и, слѣдователыю, подвергались великой
опасности, которую сознавалъ только Лермонтовъ.
M. И . Г Л И Н К А .

И Х А И Л Ъ Иваповичъ Глинка, знаменитый


рѵсскій комнозиторъ, родился 20 мая 1804 г.,
въ селѣ Новоснаескомъ, Смоленской губ. Н а один-
надцатом!. году имъ овладѣло непреодолимое вле-
ченіе къ музыкѣ. В ъ 1822 году онъ окончилъ курсъ
въ пансіонѣ при главиомъ педагогическомъ инсти-
тут!; въ Петербург!;. Сочинять или, какъ онъ самъ
выражался, „писать ощупью" Глинка иачалъ, когда
ему было 18 лѣгъ. Во время пребыванія въ пан-
сіонѣ Глинка занимался музыкой у Фильда; позднѣе—
у Карла Мейера, Замбопй, Дена. В ъ 1836 году у
князя Юсупова, a затѣмъ у графа Віельгорскаго,
былъ исполненъ первый актъ его оперы „Жизнь за
Ц а р я " , a затѣмъ, но окончаніи ея, она была пред-
ставлена на Императорской сценѣ 27 ноября 1836 г.
съ громаднымъ успѣхомъ. Вскорѣ иослѣ нея M. И.
Глинка принялся за оперу „Русланъ и Людмила",
которая дана была въ первый 'разъ также въ пят-
ницу 27 ноября 1842 г. Но эта опера до шестиде-
сятыхъ годовъ^не пользовалась большпмъ успѣхомъ.
Кромѣ этих'ь безсмертиыхъ пронзведеній,' имъ на-
писана музыка ко многимъ романсамъ, духовнымъ
пѣснопѣніямъ коицертныя пьесы и „Камаринская".
ІІослѣднее время своей жизни онъ пробылъ въ Вер-
лине, гдѣ занимался съ Деномъ, но эти занятіл были
последними: въ ночь со 2 на 3 февраля въ 1857 г.
его не стало. ІІохороненъ М. И. въ Петербург!;, въ
Александро-Невской лаврѣ. Въ 1885 г. въ Смолен-
ск!; ему поставлен!, памятннкъ.

Извѣстно, что М. И. Глинка нѣкоторыя свои со-


чиненія писалъ за границей, а именно въ Швей-
царіи. Поселившись гдѣ-то въ нредѣлахъ Ж е н е в -
с к а я кантона, столь излюбленная англичанами и
русскими, онъ часто подвергался докучливымъ по-
сѣщеніямъ земляковъ. Е г о имя тогда-уже пользова-
лось известностью. Не всегда расположенный къ
пустой болтовнѣ съ праздными соотечественниками,
онъ позволялъ себѣ иногда никого не принимать,
отзываясь или болѣзнью, или отсутствіемъ времени,
особенно въ тѣ дни и даже недѣли, когда онъ впол-
н е отдавался свонмъ занятіямъ.
Больше другихъ надоѣдалъ ему визитами какой-
то молодой человѣкъ изъ земляковъ. В ъ одинъ изъ
такихъ пріемныхъ дней юнопіа зашелъ къ компо-
зитору.
— Дома баринъ?—спросилъ онъ у слуги.
— Они уѣхали.
— Скоро возвратится?
— Непзвѣстно.
Молодой человѣкъ ловко повернулся на каблукахъ
п, напевая песенку, вышелъ.
M. И. узналъ посетителя и слышалъ его раз-
говоръ.
— Бѣги, вороти скорѣй,—закричалъ онъ слугѣ,
носиѣшно выбѣжавъ въ переднюю.
Удивленный слуга повиновался.
— Баринъ прнказалъ васъ просить, — смущенно
обратился онъ йъ молодому человѣку.
Юноша, конечно, воротился.
— Тысячу разъ извиняюсь,—проговорилъ съ улыб-
кой М. И., встрѣчая гостя. — Отдавая приказаніе
слугѣ, я совершенно забылъ исключить васъ изъ
числа лицъ, не посвященныхъ въ мои работы, и даже
ждалъ васъ.
Было незадолго до обычпаго обѣденнаго часа.
— В ы доставили-бы мнѣ большое удовольствіе,
если-бы не отказались отобѣдать вмѣстѣ, чѣмъ Богъ
послалъ,—прибавилъ М. И.
Молодой человѣкъ не ожидалъ такой любезности
и счелъ за особенную честь воспользоваться пред-
ложеніемъ музыкальной знаменитости. Онъ, конеч-
но, не могъ догадаться, что умыселъ другой тутъ
былъ.
За обѣдомъ M. И. былъ очень веселъ, шутилъ,
смѣялся, не желая показаться скучнымъ молодому
собесѣдпнку.
Скажите, не прнпомните-лн вы ту пѣсенку,
которую напѣвали, уходя отъ меня? неожиданно
спросили, онъ юношу.
— Я , кажется, ничего не напѣвалъ.
— ІІапѣвали, я самъ слышалъ, но торопливо и
сбивчиво, такъ что я не могъ уловить мотивъ.
Молодой человѣкъ, желая угодить гостепріимному
хозяину, перебралъ весь занасъ своего репертуара
ю
изъ оперъ и шансонетокъ; наконецъ, напалъ на
„камаринскаго".
— Она, она! Эта самая, — вскричалъ обрадован-
ный композиторъ, и тутъ-же внесъ вось мотивъ ВТ,
партитуру.
Вотъ какому случаю мы обязаны появленіемч, на
свѣтъ, въ композиціи M. И. Глинки, старинной пля-
совой народной пѣсни, нзвѣстной теперь каждому.

Глинка увлекался иногда, какъ ребенокъ. Однажды,


бывъ у Кукольника, жившаго тогда на дачѣ въ Ку-
шелевкѣ, услыхалъ тамъ какъ-то пастуха, играв-
шаго на свирѣли. Кукольникъ тоже былъ иногда не
прочь прослезиться и сталъ хныкать.
— Да что вы, въ самомь дѣлѣ, не закусивши по-
рядкомъ, не заложйвшись винной влагой, а уже
нюните!
Глинка обнялъ и поцѣловалъ пастуха, далъ ему
какую-то монету, отеръ слезы и сказалъ:
— Действительно глупо, но ужъ у меня натурнш-
ка такая пошлая—все тянетъ въ грусть.
Д. И. Фонвизинъ.
І Е Н Й С Ъ Ивановичъ Фонвизинъ родился въ
^ ' 1745 г.^въ Москвѣ. Учиться началъ онъ съ че-
тілрехъ лѣтъ, чтеніемъ церковно-славянскихъ книгъ,
нозатѣмъ егоопредѣлиливъ гимназіюприМосковскомъ
университетѣ. Компческнмп чертами рнсуетъ онъ
свое пребываніе здѣсь. Напр., на экзаменѣ изъ гео-
графіи онъ, будто бы, на вопросъ, куда течетъ Волга,
отвѣтилъ—не зпаю и получилъ за это награду, по-
тому что товарищи его отвѣтили еще хуже: одіінъ —
что она течетъ въ Бѣлое море, другой—въ Черное.
Изъ гимназіи Д. И. перешелъ въ университет!, гдѣ
и окончидъ курсъ въ 1762 г. Пробывъ недолгое время
въ гвардіи, онъ поступилъ на службу въ иностран-
ную коллегію, затѣмъ служилъ въ придворномъ в е -
домств!;, въ министерств']; и н о с т р а н н ы х ! дѣлъ. Ли-
тературнымъ свонмъ занятіямъ Д. 11. предавался не
изъ корыстныхъ цѣлей, а изъ любви, изъ чести. Луч-
шее изъ его произведший—это комедія „Недоросль",
представленная въ первый разъ 24 сентября 1782 г.
> спѣхъ пьесы былъ столь великъ, что публика выра-
жала одобреніе автору метаніемъ кошельковъ на сцену,
а князь Потемкинъ, забывъ даже свою ссору съ Фон-
визиным!, сказалъ ему: „Умри теперь, Денисъ, или
хоть больше ничего не пиши! имя твое безсмертно
будетъ но этой одной пьесе". Эта комедія, а также и
„Бригадиръ"—главныя его произведенія. Изъ дру-
гихъ его сочиненій выдаются: Сатирическія статьи,
письма изъ за границы и „Чистосердечное признаніе
въ дѣлахъ мопхъ и помышленіяхъ". Умеръ Фонви-
зинъ 1-го декабря 1792 г. и похороненъ въ СІІБ., въ
Александро-Невской лаврѣ, на Лазаревскомъ клад-
бище.

Графъ Никита Ивановичъ ІІанинъ нредставилъ


Фонвизина брату своему, Петру Ивановичу Панину,
который пригласим. Д. И. на другой день обѣдать
и прочитать комедію „Бригаднръ". „И я у тебя обе-
даю", сказалъ графъ своему брату, „я ие хочу про-
пустить случая слушать его чтеніе. Рѣдкій талантъ!
У него, братецъ, въ комедіи есть одна Акулина Ти-
мофеевна: когда онъ ея роль чигаетъ, тогда я са-
му ее и вижу и слышу".

Фонвизинъ имѣлъ даръ принимать на себя лицо


и даръ говорить голосомъ весьма многихъ людей.
Такъ, онъ мастерски изображали. Сумарокова, и го-
ворилъ не только его голосомъ, но и умомъ, такъ
что онъ бы самъ не могъ сказать другого, какъ то,
что говорилъ Фонвизинъ его голосомъ.
Тогдашній инспекторъ университета покровнтель-
ствовалъ одному нѣмцу, который былъ учителемъ гео-
графіи. Учеииковъ у него было только трое.
I I a экзаменѣ одинъ изъ учеииковъ былъ спрошенъ:
— Куда течетъ Волга?
— В ъ Черное море, отвечалъ онъ.
Спкосили о томъ-же другого.
Белое море, ответилъ онъ.
Наконецъ, задаютъ этотъ же вопросъ Фонвизину.
— I l e знаю, — сказалъ онъ, съ такимъ видомъ про-
стодушія, что экзаменаторы единогласно присудили
ему медаль.

Денисъ Ивановичъ Фонвизинъ, въ бытность свою


ученикомъ въ младшемъ классѣ Московскаго универ-
ситета, спрашиваетъ наканунѣ экзамена профессора,
пришедшаго въ кафтанѣ, въ которомъ было шесть
пуговицъ, а на камзолѣ четыре: что это значить?
— Пуговицы мои вамъ кажутся смѣшны. отвѣтилъ
профессоръ,—но онѣ суть стражи вашей и моей че-
сти: ибо на кафтанѣ значить пять склоненій, а на
камзолѣ четыре спряженія; и такъ—извольте слушать
всѣ, что говорить стану. Когда станутъ спрашивать
о какомъ нибудь имени, какого склоненія, тогда при-
мѣчайте, за которую пуговицу я возьмусь; если за
вторую, то смѣло отвѣчаите: второго склоненія. Съ
спряженіями поступайте, смотря на мои камзолышя
пуговицы, и никогда ошибки не сдѣлаете.
МИТРОПОЛИТЪ ФИЛАРЕТЪ.

/ Ѵ Ѵ о с м в с ю й митрополитъ Филаретъ (въ мірѣ


у Василій Дроздовъ) родился въ 1782 г. въ г.
Коломнѣ Московской губ.. Отецт, его былъ діако-
номъКоломенскаго каоедральнаго собора и учителемъ
мѣстной семинаріи. Воспитывался Васнлій Дроздов-!,
сначала въ Коломенской семинаріи, а по закрытіи
ея въ 1800 г. въ Лаврской семинаріи, въ Сергіе-
вомъ посадѣ, но окончаніи которой сосгоялъ тамъ-
же преподавателем! древнихъ языковъ и поэзіи. В ъ
1808 г. онъ принялъ монашество и нареченъ Фила-
ретомъ, a затѣмі, преемственно проходилъ в с ѣ сте-
пени церковной іерархіи. Это былъ одинъ изъ наи-
болѣе замѣчательныхъ святителей русской церкви.
Онъ извѣстенъ своими учено-философскими трудами
и особенно проновѣдямй, которыми пріобрѣлъ славу
иерваго церковнаго внтіи. Онъ иомазывалъ на цар-
ство въ Бозѣ почпвшаго Императора Александра II.
Филарету донесли на одного священника, что онъ
поминаете самоубійцъ. Владыко призываете его къ се-
бѣ и спрашиваетъ, правда-ли Это?
Правда, владыко....
—. Какъ-же это ты такъ дѣлаешь?
— По любви и состраданію. Богь не запрещаете
любить, а помиловать это ужъ Е г о воля.
Посмотрѣлъ Филарете на священника и прочелъ
въ лнцѣ его выраженіе высокой христіанскоп любви
и сказалъ со вздохомъ:
— Молись, братъ!

Лѣтомъ 1856 года Москва готовилась къ корона-


ціи. Гостей наѣхало со всѣхъ концовъ свѣта. Гвардія
прибывала частями. Несколько молодыхъ офпцеровъ
съ дамами, 5-го Іюля, въ день св. Сергія, иоѣхали
осмотрѣть Троицко-Сергіеву лавру. Пожелавъ послѣ
литургіи отслужить молебенъ, они обратились къ
очередному іеромонаху. Лаврская братія ; по случаю
праздника, разрѣшила вино и елей, но очередной
іеромонахъ оказался слабѣе другихъ и, обращаясь
къ офицерамъ, требовалъ то покупки свѣчей, то по-
купки смолы св. Сергія.
Ротмистръ лейбъ-гвардіи гусарскаго полка. Со-
ломка, не могъ стерпѣть подобнаго обращения и обра-
тился сь жалобой къ митрополиту Филарету. Тотъ,
выслушалъ его и сурово отвѣтилъ:
— Какой-же ты христіанинъ, когда не можешь
простить твоему ближнему... ступай!

Однажды, на прпдворномъ обѣдѣ, московскаго ми-


трополита Филарета спросилъ какой-то англійскій
епископъ:
— Читая разъ библію, я усумнился и теперь еще
не могу себя разувѣрить въ томъ, будто китъ могъ
проглотить пророка Іону. Бѣдь эта массивная рыба
питается, какъ пзвѣстно, только мелкою рыбою.
На это Филаретъ отвѣтилъ:
— Если-бы въ Библіи сказано было, что Іона про-
глотилъ кита, то я и этому-бы раболѣпно повѣрилъ.

Архимандритъ Симонова монастыря Мельхиседекъ


прнгласилъ митрополита отслужить обѣдню. По окон-
чаніи обѣдни, митрополиту Филарету предложена
была трапеза, на что онъ согласился. За обѣдомъ
одинъ прогоіерей сказалъ митрополиту:
— Ваше преосвященство! Какъ вы похудѣли, какія
у васъ худыя руки! Вы это постомъ и молитвою
такъ себя угнетаете.
Филаретъ сказалъ:
— Этого скота (указавъ на тѣло) надо угнетать.
— Но сказано,—замѣтилъ кто-то изъ присутствую-
щ и х ^ — „ б л а ж е н ъ , иже и скоты милуетъ, паче-жесвою
плоть".
Это понравилось митрополиту.

Про Филарета ходитъ множество разсказовъ, обна-


руживающих!. въ немъ высокую житейскую мудрость
и глубокое знаніе человѣка.
Приходить къ Филарету священникъ совершенно
разстроеннымъ.
— Владыко, я хочу сложить съ себя санъ.
— Что тебя побуждаете?
— Я недостоинъ сана, шладыко, я палъ....
г
— Зачѣмъ-же впадаешь въ отчаяніе? Палъ, палъ,
такъ и вставай!
И действительно, онъ всталъ и не только всталъ,
но сдѣлался извѣстныыъ и достойнымъ пастыремъ.

Митрополитъ московскін Филаретъ отличался не-


сокрушимой логикой и, какъ извѣстно, былъ очень
находчивъ.
А. Ѳ. Львовъ, ратуя о единообразіи церковнаго
напѣва и получивъ одобреніе Государя, составилъ
иѣніе для лптургіи. Какъ къ первенствующему и
вліятельному лицу духовному, онъ иривезъ четверыхъ
пѣвчихъ придворной капеллы къ Филарету и заста-
вилъ ихъ проиѣть литургію при немъ.
Митрополитъ прослушалъ. нодумалъ и сказалъ:
Прекрасно. Теперь прикажите пропѣть одному.
— Какъ? сказалъ озадаченный Львовъ, — одному
нельзя.
— А какъ-же вы хотите,—спокойно отвѣчалъ Фи-
ларетъ,—чтобы въ нашихъ сельскихъ церквахъ нѣли
вашу литургію, гдѣ по большей части одинъ дьячекъ,
да и тотъ нотъ не знаетъ.

Московскій митрополитъ Филаретъ раздавалъ еже-


дневно бѣднымъ денежное і пособіе, но требовалъ,
что бы ему лично подавали объ этомъ нрошеніе на
бумагѣ. Одна старушка шла къ нему за пособіемъ
безъ письменнаго прошенія; на дорогѣ кто-то ей
сказалъ, что безъ него не уважится просьбы. Не
зная грамоты, она обратилась къ попавшему ей н а
встрѣчу студенту и просила помочь ея горю, напи-
сать ей просьбу. Студепгь согласился, вошелъ въ
лавочку и, купивъ листъ бумаги, напнсалъ на немъ
и отдалъ старухѣ, которая съ восхиіценіемъ побла-
годарила добраго человѣка и отправилась къ митро-
политу. Онъ принялъ, но, прочитавъ просьбу, раз-
смѣявпшсь, спросилъ:
— Кто тебѣ это писалъ.
— Какой-то ученый, встрѣтившійся на ѵлицѣ.
— II по всему видно, что у ч е н ы й , - о т в ѣ т и л ъ мнт-
рополитъ, —слушай что тутъ написано:

Сѣю,—вѣю, вѣю,—сѣю,
Пишу просьбу къ архісрею,
Архіерей Mort, архіерей,
Давай денегь поскорѣй.

Старуха ужаснулась, но митрополитъ успокоилъ


ее и даль иособіе, но съ тѣмъ, чтобы впередъ не
давала незнакомымъ сочинять просьбы.
ОГЛАВЛЕНІЕ.

Петръ Великій.
(Біографія и 19 апекдотовъ). .
V Балакиревъ.
(Біографія и 5 анекдотовъ) . .
Императрица Елисавета Петровна.
(Біографія и 2 анекдота) . . .
Екатерина II.
(Біографія п 8 анекдотовъ) . .
Суворовъ.
(Біографія п 15 анекдотовъ). .
Кн. Потемкинъ.
(Біографія п 3 анекдота) . . .
Державинъ.
(Біографія и 3 анекдота) . . .
Императоръ Павелъ I.
(Біографія il 6 ! некдотовъ) . .
Александръ I.
(Біографія и 7 апекдотовъ). .
Николай I.
(Біографія и 9 анекдотовъ). .
И. А. Крыловъ.
(Біографія и 11 апекдотовіЛ .
А. С. Пушкинъ.
(Біоірафія и 18 анекдотовъ). .
Стр.
A. С. Грибоѣдовъ.
(Біографія и 4 анекдота) 102
B. А. Ж у к о в с к і й .
(Біографія и 2 анекдота) 109
Н. В. Гоголь.
(Біографія H 5 анекдотов 1 ^ 111
Графъ Милорадовичъ.
(Біографія п 12 апекдотовъ) 116
И. С . Т у р г е н е в ъ .
(Біографія и 2 анекдота) 123
П. А. Каратыгинъ.
Біографія и 12 анекдотом.) 128
А. П. Ермоловъ.
(Біографія H 8 анекдотоиъ) 132
М. Ю. Лермонтовъ.
(Біографія и 3 анекдота) 138
М. И. Глинка.
(Біографія и 2 анекдота) 143
Д. И. Фонвизинъ.
(Біографія и і анекдота) 147
Митрополитъ Филаретъ.
(Біографія и 7 анекдотовг) 150
2011109638