Вы находитесь на странице: 1из 150

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего образования «Российский университет дружбы народов»

На правах рукописи

Хомич Олег Валентинович

Легализация (отмывание) преступных доходов:


уголовно-правовое и сравнительно-правовое исследование

12.00.08 – уголовное право и криминология;


уголовно-исполнительное право

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени
кандидата юридических наук

Научный руководитель:
доктор юридических наук, профессор
Букалерова Людмила Александровна

Москва – 2019
2
Оглавление

ВВЕДЕНИЕ ..................................................................................................................... 3
Глава 1. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ЗАРУБЕЖНЫЙ
ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ)
ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ ...................................................................................... 14
§ 1.1. Международно-правовые основы противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов ............................................................................... 14
§ 1.2. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) преступных
доходов в законодательстве зарубежных стран .......................................................... 34
Глава 2. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЛЕГАЛИЗАЦИЮ
(ОТМЫВАНИЕ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА,
ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ, И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ
РЕАЛИЗАЦИИ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ..................... 65
§ 2.1. Объективные признаки легализации (отмывания) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем .............................................. 65
§ 2.2. Признаки субъекта и субъективной стороны легализации (отмывания)
денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем ....... 87
§ 2.3. Дифференциация уголовной ответственности и проблемы квалификации за
легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенных преступным путем ............................................................................ 107
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ......................................................................................................... 127
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ....................................................................................... 133
Приложение А (обязательное) Результаты экспертного опроса 154
практикующих юристов (адвокатов, сотрудников прокуратуры и
Следственного комитета РФ).................................................................................. 148
3
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В современном мире легализация (от-


мывание) преступных доходов занимает особое место в структуре преступности.
Являясь вторичной преступной деятельностью, легализация преступных доходов
придает практический смысл и отчасти детерминирует первичную преступную де-
ятельность. В настоящий момент системы контроля за чиновниками, проведением
финансовых операций и различных сделок вышли на абсолютно новый уровень. В
результате легализация (отмывание) преступных доходов часто становится един-
ственной возможностью распорядиться денежными средствами и иным имуще-
ством, приобретенными в результате совершения преступлений. В данном контек-
сте противодействие легализации (отмыванию) преступных доходов приобретает
особую актуальность.
По подсчетам экспертов Международного валютного фонда (МВФ), еже-
годно легализуется 2–3 % от общего мирового валового внутреннего продукта
(ВВП). Общий объем легализованных денежных средств в мире составляет не ме-
нее 2 200 млрд дол. США, а российский рынок легализации достигает порядка 39
млрд дол. США1.
Также следует отметить, что легализация преступных доходов напрямую свя-
зана с теневой экономикой. По оценка экспертов, «реальная доля «теневой» эконо-
мики составляет 40–50 % ВВП, а в некоторых отраслях до 70 %»2.
Наличие такого количества денежных средств, приобретенных в результате
преступной деятельности, негативно сказывается на внутригосударственных и
международных экономических показателях, способствует существенному росту
теневого сектора экономики и в целом тормозит развитие экономических процес-
сов в государстве.
«О повышенной актуальности противодействия легализации (отмыванию)
денежных средств и иного имущества, приобретенных в результате совершения
преступлений, свидетельствуют также данные статистики Судебного департамента

1
URL: https://www.imf.org/external/russian/index.htm (дата обращения: 01.02.2017).
2
URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/05/18/641411-opasno-legalizatsiya (дата обращения: 3.03.2017).
4
при Верховном Суде РФ. Так, по ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ в 2013 г. было осуждено
26 человек, в 2014 г. — 41, в 2015 г. — 14, в 2016 г. — 16, в 2017 г. — 31»1. Такое
положение дел говорит об относительной распространенности легализации (отмы-
вания) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате со-
вершения преступлений. При этом 90 % лиц осуждены по ст. 174.1 УК РФ. Данный
фактор свидетельствует о недостаточной эффективности уголовно-правовой
нормы, предусмотренной ст. 174 УК РФ, и актуализирует вопросы ее исследования.
Также следует иметь в виду, что легализация преступных доходов относится
к высоколатентным преступлениям. «По оценкам Росфинмониторинга, в России
ежегодно легализуется 250–300 млрд руб., при этом правоохранительными орга-
нами выявляется порядка 30 млрд руб. легализованных криминальных доходов»2.
Помимо этого, легализация (отмывание) преступных доходов напрямую свя-
зана с возможностью финансирования террористической деятельности. В данном
контексте противодействие легализации (отмыванию) преступных доходов приобре-
тает особую актуальность ввиду возросшей террористической угрозы в современном
мире. Доходы, полученные от преступной деятельности, согласно данным ФАТФ3, в
дальнейшем часто используются для финансирования террористических актов.
Данные факторы предопределяют особую актуальность проведения исследо-
ваний в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов. В
ряду требующих своего неотложного решения располагаются значимые вопросы,
связанные с имплементацией в российское законодательство норм международ-
ного права, направленных на борьбу с легализацией (отмыванием) преступных до-
ходов; исследование элементов и признаков составов легализации (отмывания) де-
нежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем; во-
просы совершенствования и повышения эффективности действующего уголовного
законодательства в рассматриваемой сфере.

1
URL: http://www.cdep.ru (дата обращения: 05.10.2018).
2
См.: Журбин Р. В. Борьба с легализацией преступных доходов: теоретические и практические аспекты. М., 2011. С.
4.
3
ФАТФ – Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (англ. Financial Action Task Force on
Money Laundering — FATF).
5
Степень научной разработанности темы исследования. По вопросам про-
тиводействия легализации (отмыванию) преступных доходов в доктрине россий-
ского уголовного права было выполнено значительное количество исследований.
Отдельно из общего списка научных трудов стоит выделить диссертацию В. И.
Третьякова1, в которой впервые на уровне докторского исследования рассматрива-
ются вопросы взаимосвязи легализации (отмывания) преступных доходов и орга-
низованной преступной деятельности.
Вместе с тем в большинстве научных работ, включая названное криминоло-
гическое сочинение, в основном исследуются вопросы противодействия легализа-
ции (отмыванию) преступных доходов либо связанные с организованной преступ-
ной деятельностью, либо носящие преимущественно криминологический характер.
Среди работ, выполненных в иных социально-правовых условиях и посвя-
щенных проблемам противодействия легализации (отмыванию) преступных дохо-
дов, следует отметить работы Д. В. Бахарева, Б. В. Волженкина, А. А. Ганихина, В.
С. Давыдова, И. К. Денисова, Н. А. Лопашенко, О. Л. Педун, О. В. Сабаниной, А.
В. Соловьева, И. Г. Тер-Аванесова, Н. В. Юсупова и др.
Однако комплексного исследования, посвященного решению актуальных и
сложных проблем теории криминализации и применения уголовно-правовых норм
об ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов в свете им-
плементации международных стандартов в рассматриваемой области проведено не
было. Можно констатировать, что в науке уголовного права недостаточно разрабо-
таны вопросы имплементации в российское уголовное законодательство междуна-
родных стандартов в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступ-
ных доходов; не решены отдельные вопросы уголовной ответственности за легали-
зацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем; слабо исследован зарубежный опыт уголовно-правовой борьбы с
легализацией преступных доходов и некоторые другие проблемы.

1
Третьяков В. И. Организованная преступность и легализация преступных доходов : дис. … д-ра юрид. наук :
12.00.08. Ростов н/Д, 2009. 363 с.
6
Объектом исследования выступают уголовно-правовые отношения, возни-
кающие по поводу легализации (отмывания) денежных средств или иного имуще-
ства, приобретенных преступным путем.
Предметом исследования являются уголовно-правовые нормы об ответ-
ственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенных преступным путем; нормы законодательства зарубежных стран в
рассматриваемой сфере; нормы международного права в сфере противодействия
легализации преступных доходов.
Цель исследования состоит в разработке научно обоснованных положений,
раскрывающих характерные особенности и закономерности законодательного кон-
струирования уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за ле-
гализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем.
Достижение указанной цели обусловило необходимость постановки и реше-
ния следующих задач:
– исследовать зарубежный опыт противодействия легализации (отмыванию)
преступных доходов;
– изучить международно-правовые основы в сфере противодействия легали-
зации (отмыванию) преступных доходов;
– рассмотреть правовую природу юридической ответственности за легализа-
цию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем;
– проанализировать признаки составов преступлений, устанавливающих уго-
ловную ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного
имущества, приобретенных преступным путем;
– сформулировать предложения по совершенствованию российского уголов-
ного законодательства в сфере ответственности за легализацию (отмывание) де-
нежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, на ос-
нове результатов анализа элементов и признаков составов преступлений, преду-
смотренных ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ, международных стандартов, зарубежного
7
опыта противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов.
Методология и методы исследования. Методологическую основу исследо-
вания составляет системно-структурный метод научного анализа.
Для решения отдельных задач, которые были поставлены в процессе иссле-
дования, использовались следующие методы:
а) сравнительно-правовой и диалектический методы познания уголовно-пра-
вовых наук — при исследовании международно-правовых основ и зарубежного за-
конодательства в сфере ответственности за легализацию (отмывание) преступных
доходов;
б) диалектический метод познания социально-правовых явлений, а также об-
щенаучные методы исследования (индукция, дедукция, анализ, синтез) и частнона-
учные методы изучения уголовно-правовых явлений (формально-логический, ста-
тистический, конкретно-социологический), контент-анализ публикаций в прессе —
при рассмотрении вопросов уголовной ответственности за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.
Теоретической основой исследования послужили работы российских и за-
рубежных ученых, в частности: Д. В. Бахарева, Б. В. Волженкина, А. А. Ганихина,
Л. Д. Гаухмана, В. С. Давыдова, И. К. Денисова, Р. Дурье, Р. В. Жубрина, И. А.
Клепицкого, С. В. Максимова, В. Митсилегас, Н. А. Лопашенко, П. Оллбридж, О.
Л. Педун, Т. В. Пинкевич, Г. А. Русанова, А. Росси, О. В. Сабаниной, А. В. Соловь-
ева, И. Г. Тер-Аванесова, В. И. Третьякова, Ю. В. Трунцевского, Б. Хайес, Н. В.
Юсупова.
Нормативную основу исследования составляют Конституция Российской
Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, иные нормативные право-
вые акты РФ, международные правовые акты в области противодействия легализа-
ции (отмыванию) преступных доходов, уголовное законодательство зарубежных
государств в рассматриваемой области.
Эмпирическая база исследования включает:
– материалы Пленума Верховного Суда РФ (в частности, постановления, рас-
крывающие вопросы применения уголовно-правовых норм об ответственности за
8
легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем);
– результаты изучения 142 уголовных дел о преступлениях, предусмотрен-
ных ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ, рассмотренных судами шести регионов Российской
Федерации (г. Москва, г. Санкт-Петербург, Краснодарский край, Астраханская и
Саратовская области, Республика Ингушетия);
– данные экспертного опроса 154 практикующих юристов (адвокатов, со-
трудников прокуратуры и Следственного комитета РФ);
– результаты контент-анализа публикаций в прессе, посвященных вопросам
ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имуще-
ства, приобретенных преступным путем.
Научная новизна диссертации определяется следующими факторами:
а) исследование проведено с учетом новых правовых позиций, изложенных в
постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной
практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного иму-
щества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имуще-
ства, заведомо добытого преступным путем»1;
б) выявлены основные подходы к установлению уголовной ответственности
за легализацию (отмывание) преступных доходов на основе международных стан-
дартов в рассматриваемой области;
в) представлены результаты теоретического анализа и толкования признаков
составов легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, при-
обретенных преступным путем, согласно действующему российскому уголовному
законодательству;
г) решен вопрос о правовой природе уголовно-правовых норм об ответствен-
ности за легализацию (отмывание) преступных доходов;
д) предложено решение вопроса об исполнении международных обяза-
тельств Российской Федерации, связанных с установлением ответственности юри-
дических лиц за легализацию (отмывание) преступных доходов;

1
Бюллетень ВС РФ. 2015. № 9.
9
е) определены перспективы развития российского уголовного законодатель-
ства в сфере ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем (в частности, в контексте
ограничения пределов уголовной ответственности за данное преступление в зави-
симости от характера предикатного преступления).
Основные положения, выносимые на защиту
1. Международная уголовно-правовая практика оценивает характер и степень
общественной опасности легализации (отмывания) преступных доходов в зависи-
мости от характера и степени общественной опасности тех преступлений, посред-
ством которых виновные добыли средства для легализации. При этом пределы уго-
ловной ответственности во взаимосвязи с предикатными преступлениями устанав-
ливаются на уровне национального уголовного права. Согласно международным
документам возможны следующие варианты ограничения ответственности в це-
почке «предикатное преступление – легализация преступных доходов»: связанные
с тяжестью совершенного предикатного преступления, с размером наказания за
него, либо может быть установлен конкретный перечень преступлений, отмывание
преступных доходов от которых является уголовно наказуемым.
Анализ документов ФАТФ показал, что в них закреплен ряд правовых реко-
мендаций, развивающих международно-правовые нормы в сфере противодействия
легализации (отмыванию) преступных доходов уголовно-правовыми средствами:
а) легализация (отмывание) преступных доходов не рассматривается как са-
мостоятельное преступление; делается акцент на зависимости общественной опас-
ности деяния от вида предикатного преступления. В качестве вариантов описания
в уголовном законодательстве зависимости предикатных преступлений и легализа-
ции (отмывания) преступных доходов в Рекомендациях предлагаются следующие:
указание на конкретный перечень предикатных преступлений; «пороговый под-
ход», который предполагает наступление уголовной ответственности за легализа-
цию преступных доходов в зависимости от размера наказания за предикатное пре-
ступления, либо отнесения к определенной категории преступлений;
10
б) рекомендуется установить именно уголовную ответственность за легали-
зацию (отмывание) преступных доходов;
в) приоритет отдается именно уголовной ответственности юридических лиц
за легализацию (отмывание) преступных доходов.
2. Выявлены особенности зарубежного законодательства, регламентирую-
щего уголовную ответственность за легализацию (отмывание) преступных дохо-
дов, которые выражаются в следующем:
а) повышенная общественная опасность профессиональной легализации пре-
ступных доходов;
б) возможность ответственности не только за умышленные действия, но и за
деяния, совершенные по неосторожности;
в) сочетание уголовной и административной ответственности в сфере проти-
водействия легализации (отмыванию) преступных доходов;
г) наличие специального основания освобождения от уголовной ответствен-
ности либо уменьшения уголовного наказания в случае способствования лицом
раскрытию преступления и выявлению соучастников, как легализации (отмывания)
преступных доходов, так и предикатного преступления;
д) наличие ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов.
3. Аргументирован вывод о том, что отнесение российским законодателем
легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем, к преступлениям в сфере экономической деятельности, явля-
ется необоснованным, поскольку это влечет за собой ряд негативных факторов, а
именно: правоприменитель не может оценить действительную общественную
опасность рассматриваемых преступлений; не учитывается общественная опас-
ность предикатных преступлений; не берутся в расчет иные группы общественных
отношений (кроме экономических), которым причиняется вред в результате лега-
лизации (отмывания) преступных доходов; не учитывается взаимосвязь легализа-
ции (отмывания) преступных доходов и преступлений террористической направ-
ленности как последующих преступлений.
11
4. Доказано, что правовая природа легализации (отмывания) преступных до-
ходов связана с посягательствами на отношения правосудия, а непосредственным
объектом являются общественные отношения правосудия в отношении лица, со-
вершившего предикатное преступление. Это объясняется тем, что легализация (от-
мывание) преступных доходов не является самостоятельным преступлением, а свя-
зана с интересами лица, совершившего предикатное преступление, что предпола-
гает причинение вреда отношениям правосудия.
5. С учетом того, что в рамках действующего уголовного законодательства
установить ответственность юридических лиц за легализацию (отмывание) преступ-
ных доходов не представляется возможным, как это требуется во исполнение меж-
дународных обязательств Российской Федерации, автор предлагает решить данную
проблему в рамках расширения административной ответственности и установить ее
для юридических лиц за правонарушения, идентичные предусмотренным ст.ст. 174
и 174.1 УК РФ. Такое решение позволит Российской Федерации выполнить свои
международные обязательства без кардинальной перестройки уголовного законода-
тельства.
6. Обоснован вывод о том, что легализация (отмывание) денежных средств
или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступ-
ления, является продолжением преступного умысла, связанного с совершением
предикатного преступления. Как следствие, привлечением к ответственности лица
за данное преступление нарушается принцип non bis in idem. В связи с этим уго-
ловная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ,
должна быть исключена.
7. Аргументирована целесообразность ограничения ответственности за лега-
лизацию (отмывание) преступных доходов, приобретенных в результате соверше-
ния преступлений, лишь теми случаями, когда такие доходы приобретены в резуль-
тате совершения тяжких или особо тяжких преступлений. В действующем россий-
ском уголовном законодательстве ограничение ответственности за легализацию
(отмывание) преступных доходов в зависимости от вида предикатного преступле-
12
ния не установлено. Такое состояние уголовного законодательства в рассматрива-
емой сфере нельзя признать удовлетворительным по следующим причинам: оно
не соответствует международным нормам в сфере противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов; не позволяет в полной мере оценить обществен-
ную опасность отдельных предикатных преступлений; криминализирует цепочку
«предикатное преступление – легализация (отмывание) преступных доходов» с не-
значительной степенью общественной опасности. При этом уголовная ответствен-
ность за такие деяния должна быть усилена.
8. Обоснована необходимость закрепления в отечественном уголовном праве
специальных оснований освобождения от уголовной ответственности за легализа-
цию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в ре-
зультате совершения преступлений. Это позволит более эффективно противодей-
ствовать как предикатным преступлениям, так и непосредственно легализации (от-
мыванию) преступных доходов. При этом обязательным условием освобождения
от уголовной ответственности должно стать фактическое выявление лица, совер-
шившего предикатное преступление, либо установление обстоятельств соверше-
ния такого преступления, либо выявление соучастников легализации (отмывания)
преступных доходов.
Теоретическая и практическая значимость работы. Прикладное значение
диссертации определяется тем, что:
а) в ней представлено теоретическое обоснование возможных направлений
совершенствования российского уголовного законодательства;
б) сформулированы рекомендации по квалификации преступлений, связан-
ных с легализацией (отмывания) денежных средств или иного имущества, приоб-
ретенных преступным путем;
в) аргументированы положения, которые могут быть использованы в учеб-
ном процессе при изучении курса «Уголовное право», спецкурсов «Теория квали-
фикации преступлений», «Преступления против правосудия», «Преступления в
сфере экономической деятельности».
13
Степень достоверности и апробация результатов исследования. Диссер-
тация обсуждена на кафедре уголовного права, уголовного процесса и криминали-
стики Российского университета дружбы народов и рекомендована к защите. Ее
основные положения нашли отражение в пяти опубликованных автором работах,
четыре из которых — в рецензируемых лицензируемых изданиях, указанных в пе-
речне ВАК при Минобрнауки России. Отдельные результаты диссертации внед-
рены в учебный процесс Российского университета дружбы народов и Балтийского
федерального университета имени Иммануила Канта, используются в научной и
педагогической деятельности ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарёва.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включаю-
щих пять параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.
14
Глава 1. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ЗАРУБЕЖНЫЙ
ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ)
ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ

§ 1.1. Международно-правовые основы противодействия легализации


(отмыванию) преступных доходов

Легализация преступных доходов, как в теории уголовного права1, так и меж-


дународных документах рассматривается, как преступление международного ха-
рактера. Данное обстоятельство предопределяет международный характер право-
вого регулирования основ противодействия ему.
Соответственно, исследование международно-правовых основ противодей-
ствия рассматриваемому явлению необходимо для выявления общих стандартов
борьбы с легализацией (отмыванием) преступных доходов, которые должны быть
положены в основу российского законодательства.
В теории права отмечается, «что необходимость построения системы междуна-
родного права в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных дохо-
дов объясняется тем, что преступники, получающие большое количество криминаль-
ных доходов желают их потратить. При этом, самый «безопасный» для них способ
сделать это за пределами того государства, где эти доходы были приобретены»2.
ООН традиционно играет ключевую роль в сфере противодействия отдель-
ным видам преступной деятельности. Направляющая роль ООН в рассматриваемой
сфере во многом предопределена её Уставом3, в котором указывается, что одна из
целей организации – осуществлять международное сотрудничество в разрешении
международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитар-
ного характера.

1
См. Русанов Г. А. Противодействие легализации (отмыванию) преступных доходов: теоретико-практический ана-
лиз. М., 2012. С. 33.; Пикуров Н. И., Пудовочкин Ю. Е. Проблемы квалификации и привлечения к уголовной ответ-
ственности за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем. Нижний
Новгород, 2015.
2
Stessens G. Money laundering. A new international law enforcement model. Cambridge, 2004. P. 5–7.
3
Устав Организации Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/sections/un-charter/ chapter-i/index.html.
15
В виду повышенной общественной опасности легализации (отмывания) пре-
ступных доходов во взаимосвязи с некоторыми предикатными преступлениями на
уровне ООН были приняты специальные международные нормы в данной сфере 1.
В Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и
психотропных веществ2 рассматривается ряд важных вопросов, связанных с про-
тиводействием легализации (отмыванию) преступных доходов.
В частности, устанавливается перечень правонарушений, связанных с лега-
лизацией преступных доходов, полученных в результате совершения преступлений
«в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ:
– конверсия или перевод собственности, если известно, что такая собствен-
ность получена в результате любого правонарушения или правонарушений, связан-
ных с незаконным оборотом наркотических средств или в результате участия в та-
ком правонарушении или правонарушениях, в целях сокрытия или утаивания неза-
конного источника собственности или в целях оказания помощи любому лицу,
участвующему в совершении такого правонарушения или правонарушений, с тем
чтобы он мог уклониться от ответственности за свои действия;
– сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахожде-
ния, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собствен-
ности или ее принадлежности, если известно, что такая собственность получена в
результате правонарушения или правонарушений, связанных с незаконным оборо-
том наркотических средств»3.
Помимо этого в Конвенции определены основные принципы уголовного пре-
следования за данные правонарушения:
Каждая Сторона:
– принимает такие меры, которые могут потребоваться, с тем чтобы устано-
вить свою юрисдикцию в отношении правонарушений, которые она признала тако-
выми в соответствии с Конвенцией, в тех случаях, когда: «данное правонарушение

1
Durrieu R. Rethinking Money laundering & Financing of Terrorism in International law. Boston, 2013, pp. 3-10.
2
Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (принята Гене-
ральной ассамблеей ООН в 1988 г.). URL: https://www.unodc.org/pdf/ convention_1988_ru.pdf.
3
Князькина А. К. Регулирование ответственности за легализацию преступных доходов: национальный и междуна-
родно-правовой аспекты // Le[ Russicsa. 2008. № 5. С. 1113–1131.
16
совершено на ее территории; данное правонарушение совершено на борту судна,
несущего ее флаг, или воздушного судна, зарегистрированного в соответствии с ее
законами в момент совершения правонарушения»;
– «может принимать такие меры, которые могут потребоваться, с тем чтобы
установить свою юрисдикцию в отношении правонарушений, которые она при-
знала таковыми в соответствии с Конвенцией», в тех случаях, когда: данное право-
нарушение совершено ее гражданином или лицом, обычно проживающим на ее
территории; «данное правонарушение совершено на борту судна, в отношении ко-
торого эта Сторона получила разрешение предпринять соответствующие меры»;
– данное правонарушение является одним из правонарушений, признанных
таковыми в соответствии с Конвенцией, и совершено за пределами ее территории
с целью последующего совершения на ее территории правонарушения, признан-
ного таковым в соответствии с Конвенцией;
Вторым важным документом ООН, определяющим основы противодействия
легализации (отмывания) преступных доходов, является Конвенция против транс-
национальной организованной преступности (принята Резолюцией 55/25 на 62-м
заседании 15 ноября 2000 года)1.
«Среди ключевых вопросов противодействия легализации (отмывания) пре-
ступных доходов на международном уровне, которые были разрешены в Конвен-
ции отметим следующие:
а) Определены ряд ключевых понятий, связанных с легализацией отмыва-
нием преступных доходов»2:
– «доходы от преступления» означают любое имущество, приобретенное или по-
лученное, прямо или косвенно, в результате совершения какого-либо преступления;
– «конфискация» означает окончательное лишение имущества по постанов-
лению суда или другого компетентного органа;

1
Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. URL:
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/ orgcrime.shtml.
2
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
17
– «основное правонарушение» означает любое правонарушение, в результате
которого получены доходы, в отношении которых могут быть совершены указан-
ные в Конвенции деяния, образующие состав преступления;
б) определено, что преступление носит транснациональный характер, если:
– оно совершено в более чем одном государстве;
– оно совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки,
планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве;
– оно совершено в одном государстве, но при участии организованной пре-
ступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем од-
ном государстве; или
– оно совершено в одном государстве, но его существенные последствия
имеют место в другом государстве.
Также меры по противодействию легализации (отмыванию) преступных до-
ходов содержатся в еще одной Конвенции ООН – против коррупции (принята Ге-
неральной Ассамблеей 31 октября 2003 г.)1.
Помимо ранее рассмотренных нами мер в данном документе указываются
следующие:
государства-участники рассматривают вопрос о применении надлежащих и
практически возможных мер для установления требования о том, чтобы финансо-
вые учреждения, включая учреждения по переводу денежных средств:
– включали в формуляры для электронного перевода средств и связанные с
ними сообщения точную и содержательную информацию об отправителе;
– сохраняли такую информацию по всей цепочке осуществления платежа; и
– проводили углубленную проверку переводов средств в случае отсутствия
полной информации об отправителе.
Анализируя содержание Конвенций ООН, затрагивающих вопросы противо-
действия легализации (отмыванию) преступных доходов, следует отметить не-
сколько особенностей:

1
Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции // Электронный ресурс
[http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml]
18
1. В данных документах легализация (отмывание) преступных доходов рас-
сматривается не как самостоятельное преступление, а в строгой взаимосвязи с пре-
дикатными преступлениями: коррупционными преступлениями, незаконным обо-
ротом наркотических средств и психотропных веществ, а также организованной
преступной деятельностью В такой взаимосвязи определяется повышенная обще-
ственная опасность легализации (отмывания) преступных доходов.
2. В рассматриваемых Конвенциях не решается вопрос о природе юридиче-
ской ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов. Фактиче-
ски решение данного вопроса остается на усмотрение отдельных государств, т.е.
каждое государство в рамках своего национального законодательства решает во-
прос о природе и пределах юридической ответственности за легализацию (отмыва-
ние) преступных доходов. Такая ответственность может быть как административ-
ная, так и уголовная. При этом, на международном уровне ответственность за рас-
сматриваемое преступление не установлена. В Конвенциях разрешаются лишь об-
щие правовые вопросы установления ответственности на национальном уровне.
3. «В Конвенциях установлены минимальные стандарты юридической ответ-
ственности за преступления, связанные с легализацией (отмыванием) преступных
доходов»1. «Фактически эти стандарты закреплены:
а) во взаимосвязи легализации (отмывания) преступных доходов и отдельных
предикатных преступлений, т.е. указаны те взаимосвязи, которые обязательно
должны быть отражены в уголовном законодательстве;
б) закреплен перечень деяний, составляющих содержание легализации (от-
мывания) преступных доходов»2, за которые должна быть установлена ответствен-
ность согласно национальному законодательству отдельных государств.
Еще одним важным международным документом в сфере противодействия
легализации (отмыванию) преступных доходов является Конвенция Совета Ев-
ропы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
2
Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А., Букарев В. Б. Зарубежный опыт правового регулирования противодействия
легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем // Международное публичное и частное
право. 2007. № 4. С. 53–55.
19
деятельности (Страсбург, 8 ноября 1990 г.)1. Для России данная Конвенция всту-
пила в силу с 1 декабря 2001 года.
В Конвенции определяются такие термины, как «доход», под которым пони-
мается «любая экономическая выгода, полученная в результате совершения уго-
ловного правонарушения. Эта выгода может включать любое имущество;
под имуществом понимается имущество любого рода, вещественное или не-
вещественное, движимое или недвижимое, а также юридические акты или доку-
менты, дающие право на такое имущество;
«под орудием понимается любое имущество, использованное или предназна-
ченное для использования, любым способом, целиком или частично, для соверше-
ния уголовного правонарушения или уголовных правонарушений»2;
– «основное преступление» означает любое преступление, в результате кото-
рого были получены доходы, которые могут стать объектом преступления в соот-
ветствии с Конвенцией.
В ст. 6 Конвенции определяются правонарушения, связанные с отмыванием
преступных доходов:
– конверсия или передача имущества, если известно, что это имущество яв-
ляется доходом, полученным преступным путем, с целью скрыть незаконное про-
исхождение такого имущества или помочь любому лицу, замешанному в соверше-
нии основного правонарушения, избежать правовых последствий своих деяний;
– «утаивание или сокрытие действительной природы, происхождения, местона-
хождения, размещения или движения имущества или прав на него, если известно, что
это имущество представляет собой доход, полученный преступным путем;
и с учетом своих конституциональных принципов и основных концепций
своей правовой системы:
– приобретение, владение или использование имущества, если в момент его
получения было известно, что оно является доходом, добытым преступным путем;

1
Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности
// Электронный ресурс [http://www.eurasiangroup.org/ru/restricted/strasburg_conv.pdf]
2
Филатова М. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных сресдтв или иного имущества,
полученных преступным путем, по законодательству России и Австрии: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Фила-
това Мария Алексеевна. М., 2014. 208 с.
20
– участие или соучастие в любом из правонарушений, определенных в Кон-
венции»1, или в покушении на его совершение, а также помощь, подстрекательство,
содействие или консультирование в связи с совершением такого преступления.
Анализируя данную Конвенцию следует обратить внимание на ряд особенно-
стей, характеризующих деяния в сфере легализации (отмывания) преступных доходов:
1. С точки зрения объективной стороны в качестве легализации (отмывания)
преступных доходов рассматривается широкий круг правонарушений, включая «не
только действия, связанные с непосредственным переводом или обеспечением дви-
жения имущества, приобретенного преступным путем, но также с непосредствен-
ным владением и использованием такого имущества»2. Особо также отмечается
наказуемость соучастия в совершении указанных действий и покушение на них.
2. Согласно Конвенции определяются только общие направления развития
национального законодательства в сфере ответственности за отмывание доходов от
преступной деятельности. При этом вопросы природы юридической ответственно-
сти, т.е. выбора конкретного вида ответственности, а также модальности уголовной
и административной ответственности разрешаются на уровне национального уго-
ловного и административного права с учетом его специфики.
3. Особое внимание уделено необходимости применения конфискационных
мер в отношении доходов, полученных преступных путем. При этом перечень пре-
ступлений, которые являлись источниками получения криминальных доходов, в
отношении которых применяются конфискационные меры, оставлен на усмотре-
ние законодателя каждого отдельного государства.
Еще одним важным международным документом в сфере противодействия
легализации (отмыванию) преступных доходов является «Конвенция Совета Ев-
ропы об отмывании, выявлении и конфискации доходов от преступной деятельно-
сти и о финансировании терроризма» (Варшава, 2005 г.)3.

1
Международно-правовые основы противодействия незаконному обороту наркотиков: сб. док. / сост. В. С. Овчин-
ский, А. В. Федоров. М., 2005.
2
Кустова Н. К. Институт прикосновенности к преступлению в законодательстве зарубежных государств // Science
of Europe. 2017. № 14-3. С. 68–71.
3
Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении и конфискации доходов от преступной деятельности и о фи-
нансировании терроризма // Электронный ресурс [http://www.eurasiangroup.org/ru/restricted/varshav_conv.pdf]
21
Многие положения, предусмотренные в данном документе, повторяют ранее
рассмотренную Страсбургскую Конвенцию, а также документы ООН. Однако в
нем содержится ряд новых важных положений.
Статья 10 Конвенции предусматривает «ответственность юридических лиц
за отмывание преступных доходов. Указывается, что Каждая Сторона принимает
законодательные и другие необходимые меры для обеспечения того, что юридиче-
ские лица могут быть привлечены к ответственности за уголовные преступления
по отмыванию денег, установленные в соответствии с Конвенцией, совершенные
для их выгоды любым физическим лицом, действующим самостоятельно или как
орган юридического лица, которое занимает главенствующую позицию в данном
юридическом лице, основанную на: праве представительства данного юридиче-
ского лица; или полномочиях принимать решения от имени данного юридического
лица; или полномочиях осуществлять контроль в данном юридическом лице; а
также могут быть привлечены такие физические лица в качестве соучастников или
подстрекателей в вышеназванных преступлениях».
В Приложении к Конвенции впервые указан перечень предикатных преступ-
лений, отмывание доходов от которых составляет наибольшую общественную
опасность. К таким преступлениям относятся: «участие в организованных преступ-
ных группах и вымогательстве; терроризм, включая финансирования терроризма;
торговля людьми и незаконный провоз мигрантов; сексуальная эксплуатация,
включая сексуальную эксплуатацию детей; незаконный оборот наркотических
средств и психотропных веществ; незаконный оборот оружия; незаконный оборот
краденных и иных товаров; коррупция и взяточничество; мошенничество; фальши-
вомонетчество; производство контрафактной и пиратской продукции; экологиче-
ские преступления; убийство, тяжкие телесные повреждения; похищение людей,
незаконное ограничение свободы и захват заложников; разбой или кража; контра-
банда; вымогательство; подделка документов; пиратство; торговля инсайдерской
информацией и манипулирование рынком».
22
При этом Конвенция предусматривает возможность отграничения примене-
ния ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, получен-
ных в результате указанных предикатных преступлений.
Согласно документу каждая Сторона может в момент подписания или в мо-
мент сдачи на хранение своего документа о ратификации, принятии, утверждении
или присоединении заявить в декларации на имя Генерального секретаря Совета
Европы, что пункт 1 настоящей статьи применяется:
– только, «если за предикатное преступление предусматривается наказание в
виде лишения свободы или ареста на максимальный срок более одного года, или
для тех Сторон, в которых существует минимальный порог для преступлений в их
правовой системе, если за данное преступление предусматривается наказание в
виде лишения свободы или ареста на минимальный срок более 6 месяцев»;
– «только к перечню определенных предикатных преступлений»;
– к категории тяжких преступлений по национальному праву Стороны.
Анализ основных положений Конвенции позволяет выявить следующие ее
основные особенности, существенно влияющие на формирование и развития норм
международного права в сфере противодействия легализации (отмыванию) пре-
ступных доходов:
1. Определен перечень предикатных преступлений, составляющих «наиболее
тесную взаимосвязь с легализацией (отмыванием) преступных доходов. При этом
Конвенция не предполагает установления уголовной ответственности в любом слу-
чае при отмывании преступных доходов от указанных преступлений»1. На усмот-
рение государства остается вопрос об ограничении такой ответственности. При
этом предлагаются возможные варианты такого ограничения, которые могут свя-
заны с тяжестью совершенного предикатного преступления, с размером наказания
за него, либо может быть установлен конкретный перечень преступлений, отмыва-
ние преступных доходов от которых является уголовно-наказуемым.

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
23
2. В Конвенции рассматривается связь не только с предикатными преступле-
ниями, но и с последующим финансированием терроризма. «Таким образом, под-
черкивается «двойная» общественная опасность легализации (отмывания) преступ-
ных доходов: с одной стороны, как способ «вывода из тени» доходов, полученных
в результате совершения определенной группы предикатных преступлений; с дру-
гой стороны, легализация (отмывание) преступных доходов позволяет в дальней-
шем осуществлять террористическую деятельность за счет вложения в нее легали-
зованных доходов»1.
В целом, анализируя все рассмотренные международные акты в сфере про-
тиводействия легализации (отмывания) преступных доходов, следует более по-
дробно обсудить ряд тезисов, которые следуют из содержания рассмотренных до-
кументов:
1) Легализация (отмывание) преступных доходов не является самостоятельным
преступлением, а тесно связана с предикатными и последующими преступлениями.
Такая взаимосвязь четко отражена, как в Конвенциях ООН, так и в специаль-
ных документах, посвященных проблемам борьбы с легализацией (отмыванием)
преступных доходов. Таким образом, на уровне международного права подчерки-
вается различная общественная опасность легализации (отмывания) преступных
доходов в зависимости от вида предикатного преступления. Помимо этого, от-
дельно выделяется повышенная общественная опасность взаимосвязи легализации
(отмывания) преступных доходов и терроризма, поскольку существует опасность
использования легализованных денежных средств для финансирования террори-
стической деятельности.
2) В международном праве не четко определена природа юридической ответ-
ственности за легализацию (отмывание) преступных доходов. Анализируя между-
народные документы в рассматриваемой области, можно сделать вывод о том, что
определение вида юридической ответственности за легализацию (отмывание) пре-
ступных доходов оставляется на усмотрение законодателя отдельных государств.

1
Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А., Букарев В. Б. Зарубежный опыт правового регулирования противодействия
легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем // Международное публичное и частное
право. 2007. № 4. С. 53–55.
24
Это во многом связано с тем, что система юридической ответственности за отдель-
ные правонарушения в целом является неидентичной в разных странах. В частно-
сти, далеко не всегда в законодательстве отдельных стран существует институт ад-
министративной ответственности, а также институт уголовных проступков.
Следует отметить, что природа юридической ответственности за легализа-
цию (отмывание) преступных доходов в течении долгого времени остается дискус-
сионной. В доктрине зарубежного права впервые данное деяние, как преступление
начало рассматриваться только в 1986 году в США. В Саудовской Аравии, напри-
мер, отмывание денег и финансирование терроризма было криминализировано
только в 2003 году1. Таким образом, уголовная ответственность за легализацию (от-
мывание) преступных доходов является относительно новой мерой противодей-
ствия данному явлению.
3) Пределы уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступ-
ных доходов во взаимосвязи с предикатными преступлениями должны быть уста-
новлены на уровне национального уголовного права. Нормы международного
права определяют лишь общие направления развития законодательства и те мини-
мальные требования, которые являются необходимыми с точки зрения противодей-
ствия легализации (отмыванию) преступных доходов.
Анализ международных документов в сфере противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов показывает, что на усмотрение отдельных госу-
дарств часто оставляется не только природа юридической ответственности за пра-
вонарушения, связанные с отмыванием денег или иного имущества, но также пре-
делы такой ответственности. В частности, законодатель должен определить какие
случаи взаимосвязи легализации (отмывания) преступных доходов и предикатных
преступлений представляют наибольшую общественную опасность и требуют
установления уголовной ответственности. Возможны следующие варианты огра-
ничения уголовной ответственности за рассматриваемое преступление: связанные
с тяжестью совершенного предикатного преступления, с размером наказания за

1
Odeh I. Anti-money laundering. Pittsburgh, 2010. pp. 1-2.
25
него, либо может быть установлен конкретный перечень преступлений, отмывание
преступных доходов от которых является уголовно-наказуемым.
4) Конфискационные меры признаются одним из наиболее эффективных спо-
собов противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов. Их значе-
ние, прежде всего, предопределяется тем, что в случае применения конфискацион-
ных мер, виновный лишается возможности дальнейшего использования получен-
ных криминальных доходов, как в своих личных целях, так и для продолжения пре-
ступной деятельности.
Следует отметить, что необходимость конфискационных мер, как эффектив-
ного средства противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов
подчеркивается и на теоретическом уровне1.
5) Необходимость ответственности юридических лиц. В международном
праве делается особый акцент на необходимости ответственности юридических
лиц за легализацию (отмывание) преступных доходов. Необходимость такого ре-
шения связана с тем, что многие юридические лица, прежде всего, входящие в бан-
ковский сектор являются одними из наиболее часто используемых инструментов
для легализации (отмывания) преступных доходов. Примеров такой незаконной де-
ятельности банковских структур можно привести достаточно много. При этом от-
ветственность отдельных физических лиц в таком случае может быть неэффектив-
ной ввиду масштабности банковских структур и невозможности за счет привлече-
ния отдельных лиц к ответственности предотвратить деятельность по легализации
(отмыванию) доходов.
В этой связи установление ответственности юридических лиц является необхо-
димым элементном противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов.
Особо следует рассмотреть «роль в сфере противодействия легализации (от-
мыванию) преступных доходов на международном уровне Группы разработки фи-
нансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)2 — межправительственная ор-

1
См.: Alldridge P., Money laundering law. Oxford, 2003, pp. 45-65.
2
Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF.
26
ганизация, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противо-
действия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, а также
осуществляет оценки соответствия национальных систем этим стандартам»1.
«Существенная роль ФАТФ в сфере противодействия легализации (отмыва-
нию) преступных доходов подчеркивается»2 в зарубежной литературе.
Правовой статус ФАТФ является дискуссионным в виду того, что в правовых
документах об образовании организации он не определен. Так, А. П. Печников от-
мечает, что «учитывая тот факт, что ФАТФ создана по воле государств т.н. «боль-
шой семерки» – это самые развитые в экономическом отношении государства…
что данные государства даровали часть своей универсальной правосубъектности
новой организации для достижения поставленных перед ней членами-учредите-
лями задач. При этом до сих пор ФАТФ не имеет определенного устава, и продол-
жительность ее деятельности не ограничена. ФАТФ пересматривает целесообраз-
ность своего существования каждые пять лет, и ее будущее полностью и целиком
зависит от волеизъявления стран, которые ее основали. Таким образом, на основа-
нии вышеизложенного можно сделать вывод, что ФАТФ является международной
межправительственной организацией с ограниченной (специальной) правосубъект-
ностью»3. Думается, что данная точка зрения в полной мере отражает современное
положение ФАТФ в системе международного права.
К. С. Мелкумян отмечает, что «неформальный статус ФАТФ как организации
и риск-ориентированный подход в рамках имплементации рекомендаций ФАТФ
играют в рамках борьбы с финансированием терроризма положительную роль. Не-
формальный статус позволяет сэкономить время разработки и приведения в дей-
ствие контрмер в отношении только что выявленных угроз, в то время как риск-
ориентированный подход в рамках имплементации Рекомендаций позволяет более
целесообразно использовать имеющиеся у страны ресурсы ПФТ»4.

1
Электронный ресурс [www.fatf-gafi.org]
2
Hayes B. Counter-terrorism ‘policy laundering and the FATF’. Hague, 2012.
3
Печников А. П. К вопросу о правовом статусе ФАТФ (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием
денег) // Миграционное право. 2014. № 2. С. 32-33.
4
Мелкумян К. С. ФАТФ в противодействии финансированию терроризма (специфика подхода) // Вестник МГИМО
Университета. 2014. № 1. С. 88-96.
27
В ФАТФ в настоящее время входят 35 стран и две международные организа-
ции. Эти страны представляют основные финансовые центры Европы, Северной и
Южной Америки и Азии. Это мультидисциплинарный орган в борьбе с отмыва-
нием денег – объединение политики, власти, правовых, финансовых и юридиче-
ских экспертных органов.
«ФАТФ концентрирует основные усилия в области ПОД/ФТ на следующих
ключевых направлениях:
– оценка рисков, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, получен-
ных преступным путем, и финансированием терроризма, и реализация подхода, ос-
нованного на оценке указанных рисков;
– уголовно-правовое преследование лиц, связанных с отмыванием денег, вклю-
чая обеспечительные меры и конфискацию преступных доходов, финансированием
терроризма и финансированием распространения оружия массового уничтожения, а
также соблюдение режима финансовых санкций против указанных лиц;
– превентивные меры, предпринимаемые государствами, финансовыми орга-
низациями, установленными нефинансовыми организациями и лицами определен-
ных профессий в целях предотвращения отмывания денег, финансирования терро-
ризма и финансирования распространения оружия массового уничтожения;
– институциональные меры, а также правовое и материальное обеспечение
деятельности правоохранительных и надзорных органов;
– международное сотрудничество в области ПОД/ФТ»1.
Основными правовыми инструментами в деятельности ФАТФ являются
международные стандарты в сфере противодействия легализации (отмыванию)
преступных доходов, что закреплено в Резолюции Совета Безопасности ООН №
16172. Стандарты содержат переработанные положения двух основных документов

1
Магомедов Ш. М., Каратаев М. В. ФАТФ: первые 25 лет в архитектуре международных отношений // Вестник
РАЕН. 2014. № 3. С. 25-30.
2
Резолюция Совета Безопасности ООН № 1617 // Электронный ресурс [https://documents-dds-
ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/446/62/PDF/N0544662.pdf?OpenElement]
28
ФАТФ: 40 Рекомендаций ФАТФ1 и 9 специальных Рекомендаций ФАТФ2. В дей-
ствующей редакции Рекомендации ФАТФ были приняты в 2012 году и подразде-
ляются на основные группы:
A. Политика ПОД/ФТ и координация
B. Отмывание денег и конфискация
C. Финансирование терроризма и распространения оружия массового уни-
чтожения.
D. Превентивные меры.
E. Прозрачность и бенефициарная собственность юридических лиц и образо-
ваний.
F. Полномочия и ответственность компетентных органов и иные институци-
ональные меры.
G. Международное сотрудничество.
В документах ФАТФ содержится несколько важных положений, связанных с
проблемами уголовно-правового противодействия легализации (отмыванию) пре-
ступных доходов.
В частности, содержится требование распространить состав преступления
«отмывание денег» на доходы широкого спектра преступлений.
Также указывается, что «странам следует применять понятие преступления
отмывания денег ко всем серьезным преступлениям с целью охватить как можно
более широкий круг основных преступлений. Основные преступления можно опре-
делить с помощью ссылки на все преступления или на «некий порог», привязанный
либо к определенной категории серьезных преступлений, либо к наказанию в виде
тюремного заключения, применимому к основному преступлению («пороговый»
подход), или на перечень основных преступлений, или на сочетание этих подходов.
Для стран, которые применяют «пороговый» подход, основные преступления

1
40 Рекомендаций ФАТФ // Электронный ресурс [http://eurasiangroup.org/files/FATF_docs/ 40_recomendations_
rus.pdf]
2
9 специальных Рекомендаций ФАТФ // Электронный ресурс [http://eurasiangroup.org/files/FATF_docs/_special_
recomendations_rus.pdf]
29
должны как минимум включать все преступления, относящиеся к категории серь-
езных по внутреннему праву, или включать преступления, за которые предусмат-
ривается максимальное наказание в виде тюремного заключения на срок более од-
ного года, или для тех стран, в которых установлен минимальный порог для пре-
ступлений в их правовой системе, основные преступления должны включать все
преступления, за которые предусматривается минимальное наказание в виде тю-
ремного заключения на срок более шести месяцев»1.
Особое внимание уделено вопросам субъективной стороны исследуемого
преступления. В частности, содержится требование облегчить доказывание вины
по составу «отмывание денег» тем, что при определении, действовал ли обвиняе-
мый в отмывании умышленно, считать анализ «объективных фактических обстоя-
тельств» достаточным доказательством вины. Умысел и осведомленность, необхо-
димые для доказательства отмывания денег должны соответствовать «стандартам,
закрепленным в Венской и Палермской конвенциях, включая концепцию, согласно
которой заключение о таком психическом состоянии может быть выведено из объ-
ективных фактов и т.д.»2.
Согласно документам ФАТФ «к юридическим лицам должны применяться
меры уголовной, а когда это невозможно – гражданской или административной,
ответственности. Это не должно исключать параллельных уголовных, гражданских
или административных разбирательств в отношении юридических лиц в странах,
где предусмотрены такие формы ответственности. На юридических лиц должны
распространяться эффективные, пропорциональные и профилактические санкции.
Такие меры никоим образом не освобождают от уголовной ответственности физи-
ческих лиц»3.
Анализируя рекомендации ФАТФ применительно к уголовному законода-
тельству в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов
следует обратить внимание на ряд аспектов:

1
Князькина А. К. Регулирование ответственности за легализацию преступных доходов: национальный и междуна-
родно-правовой аспекты // Lex Russicsa. 2008. № 5. С. 1113–1131.
2
Там же.
3
Кули-Заде Т.А. Легализация (отмывание) преступных доходов и коррупционная преступность: международно-пра-
вовые аспекты регулирования // Российская юстиция. 2018. № 5. С. 17–21.
30
1. Необходимость установления уголовной ответственности за легализацию
(отмывание) преступных доходов. В отличие от Конвенций ООН и иных междуна-
родных документов в рассматриваемой области, в которых не указывается вид
юридической ответственности, ФАТФ рекомендует установить именно уголовную
ответственность за легализацию (отмывание) преступных доходов.
2. Общественная опасность легализации (отмывания) преступных доходов
зависит от вида предикатного преступления, в результате совершения которого та-
кие доходы приобретены. Таким образом, ФАТФ также не рассматривает легали-
зацию (отмывание) преступных доходов, как самостоятельное преступление, делая
акцент на зависимости общественной опасности деяния от вида предикатного пре-
ступления. В качестве вариантов описания зависимости предикатных преступле-
ний и легализации (отмывания) преступных в Рекомендациях предлагаются следу-
ющие:
а) указание на конкретный перечень предикатных преступлений;
б) «пороговый подход», который предполагает зависимость от размера нака-
зания за предикатное преступления, либо отнесения к определенной категории пре-
ступлений.
При этом, в Рекомендациях устанавливается конкретный перечень предикат-
ных преступлений, которые должны рассматриваться как таковые в соответствии с
национальным законодательством: «участие в организованных преступных груп-
пах и рэкет; терроризм, в том числе финансирование терроризма; торговля людьми
и незаконный ввоз мигрантов; сексуальная эксплуатация, включая сексуальную
эксплуатацию детей; незаконный оборот наркотических средств и психотропных
веществ; незаконная торговля оружием; незаконный оборот краденых и иных това-
ров; коррупция и взяточничество; мошенничество; подделка денежных знаков;
подделка и контрафакция продукции; экологические преступления; убийства,
нанесение тяжких телесных повреждений; похищение людей, незаконное лишение
свободы и захват заложников; ограбление или кража; контрабанда; вымогатель-
ство; подлог; пиратство; инсайдерские сделки и манипулирование рынком; тяжкие
налоговые преступления».
31
3. Закрепляется необходимость введения конфискационных мер, в отноше-
нии доходов приобретенных преступным путем. При этом, важным фактором яв-
ляется то, что такие доходы могут быть конфискованы в административно-право-
вом порядке, а подозреваемое в легализации (отмывании) преступных доходов
лицо должно само доказать законное происхождение таких доходов.
4. Уголовная ответственность должна устанавливаться также за последую-
щие преступления. Единственным таким преступлением в рекомендациях ФАТФ
называется финансирование терроризма.
5. «В вопросе ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов должен быть отдан приоритет уголовной ответственности» 1.
Только в том случае, если введение такого вида ответственности в соответствии с
национальным законодательством не представляется возможным, допускается вве-
дение административной либо гражданско-правовой ответственности.
В Рекомендациях ФАТФ закреплены ряд правовых рекомендаций, развиваю-
щих международно-правовые нормы в сфере противодействия легализации (отмы-
ванию) преступных доходов уголовно-правовыми средствами:
а) Легализация (отмывание) преступных доходов не рассматривается как само-
стоятельное преступление; делается акцент на зависимости общественной опасности
деяния от вида предикатного преступления. Фактически таким образом ФАТФ в
своих рекомендациях развивает предложенную в документах ООН концепцию зави-
симости наличия ответственности от вида предикатного преступления.
В качестве вариантов описания зависимости предикатных преступлений и ле-
гализации (отмывания) преступных в Рекомендациях предлагаются следующие:
– указание на конкретный перечень предикатных преступлений;
– «пороговый подход», который предполагает зависимость от размера нака-
зания за предикатное преступления, либо отнесения к определенной категории пре-
ступлений.

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
32
При этом, ФАТФ предлагает собственный перечень предикатных преступле-
ний, «за которые должна быть установлена уголовная ответственность во взаимо-
связи с легализацией отмыванием преступных доходов.
б) Рекомендуется установить именно уголовную ответственность за легали-
зацию (отмывание) преступных доходов»1. В отличии от иных международных до-
кументов, в которых вид ответственности не конкретизируется и оставляется на
усмотрение отдельных государств, в рекомендациях ФАТФ есть указание на необ-
ходимость именно уголовной ответственности за данное деяние. Таким образом,
«ФАТФ уточняет международно-правовые основы в области борьбы с легализа-
цией (отмыванием) преступных доходов.
в) Отдается приоритет именно уголовной ответственности юридических лиц
за легализацию (отмывание) преступных доходов»2. Это также является развитием
международно-правовых норм в рассматриваемой сфере. В иных международных
документах указывается только на необходимость юридической ответственности
организаций, однако, не указывается на вид ответственности. ФАТФ же фактиче-
ски рекомендовал для тех государств, в которых это возможно согласно нормам
национального уголовного права, установить уголовную ответственность юриди-
ческих лиц.
Анализ международно-правовых актов по противодействию легализации (от-
мыванию) преступных доходов, позволяет сделать следующие выводы:
1. В международном праве легализация (отмывание) преступных доходов не
является самостоятельным преступлением, а тесно связана с предикатными и по-
следующими преступлениями. Подчеркивается различная общественная опасность
легализации (отмывания) преступных доходов в зависимости от вида предикатного
преступления, а также взаимосвязь легализации (отмывания) преступных доходов
и терроризма. При этом пределы уголовной ответственности во взаимосвязи с пре-
дикатными преступлениями устанавливаются на уровне национального уголов-

1
Там же.
2
Там же.
33
ного права. Согласно международным документам возможны следующие вари-
анты ограничения ответственности в цепочке «предикатное преступление – лега-
лизация преступных доходов»: связанные с тяжестью совершенного предикатного
преступления, с размером наказания за него, либо может быть установлен конкрет-
ный перечень преступлений, отмывание преступных доходов от которых является
уголовно-наказуемым.
2. Нормы международного права определяют общие направления развития
законодательства «и те минимальные требования, которые являются необходи-
мыми для противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов. В част-
ности:
а) в международном праве четко не определена природа юридической ответ-
ственности за легализацию (отмывание) преступных доходов»1. Выбор конкрет-
ного вида ответственности остается на усмотрение отдельных государств;
б) конфискационные меры признаются одним из наиболее эффективных спо-
собов противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов;
в) признается необходимость ответственности юридических лиц за легализа-
цию (отмывание) преступных доходов.
3. В Рекомендациях ФАТФ закреплены ряд правовых рекомендаций, разви-
вающих международно-правовые нормы в сфере противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов уголовно-правовыми средствами:
а) легализация (отмывание) преступных доходов не рассматривается как са-
мостоятельное преступление; делается акцент на зависимости общественной опас-
ности деяния от вида предикатного преступления. В качестве вариантов описания
зависимости предикатных преступлений и легализации (отмывания) преступных в
Рекомендациях предлагаются следующие: указание на конкретный перечень пре-
дикатных преступлений; «пороговый подход», который предполагает зависимость
от размера наказания за предикатное преступления, либо отнесения к определен-
ной категории преступлений;

1
Там же.
34
б) «рекомендуется установить уголовную ответственность за легализацию
(отмывание) преступных доходов;
в) отдается приоритет уголовной ответственности юридических лиц за лега-
лизацию (отмывание) преступных доходов»1.

§ 1.2. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание)


преступных доходов в законодательстве зарубежных стран

Легализация (отмывание) преступных доходов относится к конвенционным


преступлениям, на что было обращено в первом параграфе исследования. Следова-
тельно, общие направления установления уголовной ответственности за рассмат-
риваемые деяния предусмотрены в международных актах и должны найти отраже-
ние в национальном законодательстве отдельных государств. В этой связи особый
интерес представляет изучение зарубежного опыта имплементации международно-
правовых норм об ответственности за легализацию (отмывание) преступных дохо-
дов в национальное право.
Исторически первым законодательным решением, связанным с
противодействием легализации (отмыванию) преступных доходов считается
принятый в США Money laundering control act 1986 года 2, который включен в
Примерный Уголовный кодекс США (глава 95).
«Данный акт содержит большое количество норм, устанавливающих
уголовную ответственность за отмывание денег»3:
а) «Тот кто, зная, что имущество, которое участвует в финансовой операции,
представляет собой доходы в той или иной форме от незаконной деятельности,
проводит или пытается проводить финансовую операцию, которая включает в себя
доходы от незаконной деятельности: с намерением способствовать осуществлению
заданной незаконной деятельности; или с намерением совершить деяние,
представляющее собой нарушение раздела 7201 или 7206 из Налогового кодекса

1
Там же.
2
Money laundering control act of USA // Электронный ресурс [https://www.law.cornell.edu/uscode/text/18/1956]
3
Саппаров Р. Х. Анализ зарубежного законодательства в сфере противодействия легализации преступных доходов,
приобретенных в результате совершения коррупционных преступлений // Российский юридический журнал. 2018.
№ 2. С. 91–96.
35
1986 года; или зная, что сделка рассчитана, чтобы скрыть или замаскировать
природу, местонахождение, источник, владение или контроль над доходами от
указанной незаконной деятельности; или чтобы избежать сделки требования о
представлении в соответствии с государством или федеральным законом, должно
быть назначено наказание в виде штрафа в размере не более $ 500 000 или
двукратной стоимости имущества, участвующего в операции, в зависимости от
того, что больше, либо лишением свободы на срок не более двадцати лет, или и то,
и другое»1.
б) «Тот, кто перевозит, передает или пытается транспортировать или
передавать денежные средства из Соединенных Штатов или в Соединенные
Штаты: с намерением способствовать осуществлению незаконной деятельности;
или зная, что денежный инструмент или средства, задействованные в перевозке
передаче представляют собой доходы от той или иной формы незаконной
деятельности, и зная, что такая перевозка, передача, или передача предназначены
полностью или частично скрыть или замаскировать природу, местонахождение,
источник, владение или контроль над доходами от незаконной деятельности; или
чтобы избежать требований о представлении документов в соответствии с законом
должно быть назначено наказание в виде штрафа в размере не более $ 500 000 или
суммы, двукратно превышающей сумму денежных средств, участвующих в
перевозке, или передачи, в зависимости от того, что больше, либо лишением
свободы на срок не более двадцати лет, или и то, и другое»2.
в) Кто намеренно, чтобы способствовать осуществлению незаконной
деятельности; чтобы скрыть или замаскировать природу, местонахождение,
источник, владение или управление имуществом от незаконной деятельности; или
чтобы избежать требований о представлении документов в соответствии с
федеральным законом, проводит или пытается провести финансовую операцию с
имуществом от незаконной деятельности, или имуществом, используемым для

1
Там же.
2
Там же
36
проведения или облегчения незаконной деятельности, подлежит штрафу или
тюремному заключению на срок не более 20 лет, или и то, и другое.
г) Отдельно раскрываются ряд понятий, имеющих существенное значение
для противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов:
– знание, «что имущество, участвующее в финансовой операции,
представляет собой доходы от незаконной деятельности в той или иной форме»
означает, что лицо знало, что имущество, участвующее в сделке, представляет
собой доходы от той или иной формы деятельности, являющейся тяжким
преступлением (felony)»1в соответствии с федеральным или иностранным
законодательством;
– «термин «сделка» включает покупку, продажу, ссуду, залог, дарение,
передачу, доставку или иное распоряжение, а в отношении финансового
учреждения – внесение, снятие, перевод средств между счетами, обмен валюты,
ссуда, продление срока кредита, покупка или продажа любых акций, облигаций,
депозитных сертификатов или других денежных инструментов, использование
банковского сейфа или любой другой платеж, перевод или доставка через
финансовое учреждение или через него любыми средствами;
– термин «финансовая сделка» означает сделку, которая каким-либо
образом»2 или в какой-то степени влияет на межгосударственную или внешнюю
торговлю.
д) В Акте определен обширный перечень предикатных преступлений, за
отмывание денег приобретенных в результате которых наступает уголовная
ответственность. Среди них: преступления против иностранной нации;
изготовление, импорт, продажа или распространение регулируемого вещества;
убийство, похищение людей, грабеж, вымогательство, уничтожение имущества
посредством взрывчатого вещества или огня или преступления насилия;
мошенничество или попытка обмануть иностранный банк; подкуп публичного
должностного лица или незаконное присвоение, хищение или хищение

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
2
Там же.
37
государственных средств государственным должностным лицом или в его
интересах; контрабанда или нарушение экспортного контроля; преступления, в
отношении которого Соединенные Штаты будут обязаны по многостороннему
договору либо выдать предполагаемого преступника, либо подать дело на судебное
преследование, если преступник был найден на территории Соединенных Штатов;
торговля людьми, продажа или покупка детей, сексуальная эксплуатация детей или
перевозка, вербовка или укрывательство лица, в том числе ребенка, за совершение
актов коммерческого секса и т.д.
Анализируя законодательство США в рассматриваемой сфере, следует
обратить внимание на ряд его особенностей:
а) В уголовном законодательстве США закреплена структурная взаимосвязь
между отмыванием преступных доходов и предикатными преступлениями; при
этом вид предикатного преступления предопределяет не только повышенную
общественную опасность совершенного деяния, но также и его преступность как
таковую.
б) В законодательстве США в сфере противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов приоритет отдан уголовно-правовым мерам.
в) Среди особенностей американского законодательства в сфере
противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов следует отметить
строгость наказания – 20 лет лишения свободы – в качестве максимальной меры
наказания за любое из указанных выше деяний. Таким образом, американский
законодатель воспринимает легализацию (отмывание) преступных доходов, как
преступление с повышенной степенью общественной опасности.
г) Законодательство США в сфере противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма носит
экстерриториальный характер и предусматривает возможность установления
ответственности за данное деяние даже в том случае, если непосредственно
легализация (отмывание) преступных доходов были совершены за пределами
юрисдикции США, в том случае, если совершение данного преступления ставит
38
под угрозу безопасность США. Такое законодательное решение содержится в
Патриотическом акте, принятом после событий 11 сентября 2001 года1.
Также проблема противодействия легализации преступных доходов доста-
точно остро стоит для Италии. Это во многом объясняется высоким уровнем орга-
низованной преступности, свойственным Италии. Как следствие, лица, входящие в
организованные преступные группы, нуждаются в отмывании полученных ими
преступных доходов.
Так, в доктрине итальянского уголовного права отмечается, что легализация
(отмывание) преступных доходов является криминальным феноменом, тесно свя-
занным с деятельностью мафии, которая таким образом получает возможность пе-
ревести криминальные доходы в легальную сферу и, таким образом, участвовать в
легальных экономических отношениях, осуществлять инвестиции, приобретать
собственность и даже участвовать в политической жизни Италии2.
Помимо этого, Италия традиционно является государством с достаточно вы-
соким уровнем коррупции, а преступления коррупционной направленности также
являются традиционными предикатными преступлениями к легализации (отмыва-
нию) преступных доходов.
Действующее законодательство Италии в сфере противодействия данному
явлению включает в себя ст. 648-bis УК Италии3 и законодательный декрет от 21
ноября 2007 года (Decreto Legislativo 21 novembre 2007, n. 231 «Attuazione della
direttiva 2005/60/CE concernente la prevenzione dell'utilizzo del sistema finanziario a
scopo di riciclaggio dei proventi di attivita' criminose e di finanziamento del terrorismo
nonche' della direttiva 2006/70/CE che ne reca misure di esecuzione»)4.
Следует выделить следующие основные характерные черты итальянского за-
конодательства в рассматриваемой области:

1
Combating Money laundering and Terrorist financing. London, 2008, pp. 188.
2
Cappa E., Cerqua L. Il riciclagio del denaro. Milan, 2012, pp. 3-4.
3
Codice penale Italiano (официальный текст) // Электронный ресурс [http://www.brocardi.it/codice-penale/libro-
secondo/titolo-xiii/capo-ii/art648bis.html]
4
Decreto Legislativo 21 novembre 2007, n. 231 «Attuazione della direttiva 2005/60/CE concernente la prevenzione dell'uti-
lizzo del sistema finanziario a scopo di riciclaggio dei proventi di attivita' criminose e di finanziamento del terrorismo nonche'
della direttiva 2006/70/CE che ne reca misure di esecuzione» // Электронный ресурс [http://www.camera.it/par-
lam/leggi/deleghe/07231dl.htm]
39
1) Согласно УК Италии, те кто переводят деньги, товары или другие выгоды
от умышленных преступных действий; или осуществляют другие операции по от-
ношению к ним, чтобы помешать выявлению их преступного происхождения, нака-
зываются лишением свободы на срок от четырех до двенадцати лет и штрафом в
размере от одной тысячи евро до пятнадцати тысяч евро.
Наказание увеличивается, когда преступление совершено в процессе осу-
ществления профессиональной деятельности.
Наказание должно быть уменьшено, если за предикатное преступление уста-
навливается максимальный срока лишения свободы до пяти лет.
2) В Декрете определено понятие легализации (отмывания) преступных до-
ходов:
а) конверсия или перевод имущества, если известно, что они получены в ре-
зультате преступной деятельности или участия в такой деятельности, в целях со-
крытия или утаивания незаконного происхождения имущества или оказания по-
мощи каким-либо лицам, участвующим в такой деятельности, чтобы избежать пра-
вовых последствий своих действий;
б) «сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахож-
дения, размещения, движения или собственности права собственности на то же са-
мое имущество, сделанное с осознанием, что такое имущество получено в резуль-
тате преступной деятельности или участия в такой деятельности»1;
в) приобретение, владение или пользование имуществом, если в момент по-
лучения было известно, что такая собственность получена в результате преступной
деятельности или участия в такой деятельности;
г) участие в любом из действий, перечисленных выше, объединенных с це-
лью совершения, попытки совершения, оказания помощи, подстрекательства или
консультирования кого-то с целью отмывания преступных доходов.
3) Действия рассматриваются в качестве легализации даже в том случае, если
операции по отмыванию проводились на территории другого государства.

1
Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А., Букарев В. Б. Зарубежный опыт правового регулирования противодействия
легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем // Международное публичное и частное
право. 2007. № 4. С. 53–55.
40
4) Согласно Декрету, за несоблюдение требований по контролю и предупре-
ждению легализации (отмывания) преступных доходов устанавливается админи-
стративная ответственность. В частности, за несоблюдение положений Декрета
применяется административный штраф в размере от 10000 евро до 200000 евро по
отношению к финансовым посредниками и другим лицам, обеспечивающим фи-
нансовую деятельность, а также независимым аудиторам. Такие санкции применя-
ются в том случае, если данные лица своими действиями способствовали легализа-
ции (отмыванию) преступных доходов.
5) Также устанавливается ответственность за ряд деяний, связанных с лега-
лизацией (отмыванием) преступных доходов:
а) Отказ от ведения архива финансовых операций наказывается штрафом в
размере от 50000 до 500000 евро;
б) Отказ от создания клиента регистра финансовых операций наказывается
штрафом в размере от 5000 до 50000 евро;
в) Отказ сообщать о подозрительных операциях наказывается штрафом в раз-
мере от 1 процента до 40 процентов от суммы сделки о которой не сообщается;
г) нарушение обязательств по раскрытию информации в ПФР наказывается
штрафом в размере от 5000 до 50000 евро.
6) Особо отмечается возможность ответственности юридических лиц.
При этом, они несут такую ответственность вне зависимости от того было ли
идентифицировано конкретное лицо, нарушившее законодательство в сфере про-
тиводействия легализации (отмыванию) преступных доходов.
Анализ итальянское законодательства в данной сфере, позволяет отметить
следующее:
1. Итальянское законодательство предусматривает двухступенчатую систему
ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, включающую
в себя административную ответственность и уголовную ответственность. При
этом, в большей степени делается акцент на административной ответственности.
2. Система ответственности в рассматриваемой сфере согласно законодатель-
ству Италии включает в себя две группы деяний:
41
а) «связанные с неисполнением законодательства о противодействии легали-
зации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма;
б) связанные с непосредственно легализацией (отмыванием) преступных до-
ходов»1.
При этом за первую группу деяний установлена исключительно администра-
тивная ответственность; за деяния, связанные непосредственно с легализацией (от-
мыванием) преступных доходов, может наступать, как административная, так и
уголовная ответственность.
3. Согласно уголовному законодательству Италии, степень общественной
опасности легализации (отмывания) преступных доходов зависит от размера нака-
зания за предикатное преступление (наказание должно быть уменьшено, если нака-
зание за предикатное преступление устанавливается максимально в виде срока ли-
шения свободы до пяти лет).
4. В законодательстве Италии особо отмечается возможность ответственно-
сти юридических лиц за легализацию (отмывание) преступных доходов. При этом,
следует отметить, что согласно действующему итальянскому законодательству
уголовная ответственность юридических лиц не предусмотрена. Существует «ги-
бридный» вариант такой ответственности – административная ответственность
юридических лиц за административные правонарушения, связанные с преступле-
ниями2.
5. Профессиональное отмывание преступных доходов повышает обществен-
ную опасность совершенного деяния. Такая необходимость во многом связана с
тем, что в Италии часто отмывание преступных доходов связано с организован-
ными преступными группами, которые в свою очередь в своем составе имеют лиц,
специализирующихся на отмывании преступных доходов.
Одним из наиболее разработанных в сфере противодействия легализации (от-
мыванию) преступных доходов законодательств в Европе является французское за-
конодательство.

1
Там же.
2
См.: Mazzacuva N., Amati E. Diritto penale dell’economia. Milano, 2010, pp. 62-65; Rossi A. Reati societari. Torino, 2005,
pp. 516.
42
В УК Франции1 содержится целая глава, посвященная легализации преступ-
ных доходов – «Об отмывании».
1) Согласно ст. 324-1 УК Франции «отмывание» «представляет собой деяние,
выразившееся в облегчении любым способом ложного обоснования источника про-
исхождения имущества или доходов исполнителя какого-либо преступления или
проступка, обеспечивающего ему прямую или косвенную выгоду. Отмыванием
равно является деяние, выразившееся в оказании содействия какой-либо операции
по размещению, сокрытию или конверсии того, что прямо или косвенно получено
в результате совершения какого-либо преступления или проступка»2.
2) Для целей статьи 324-1, имущество или доходы считаются прямым или
косвенным продуктом преступления, в том случае если для сокрытия юридической
или финансовой инвестиционной сделки не может быть никакого оправдания,
кроме как для сокрытия происхождения или бенефициарного собственника такого
имущества или дохода.
3) Согласно ст. 324-1 «УК Франции отмывание наказывается десятью годами
тюремного заключения и штрафом в размере 750 000 евро:
– если оно совершается систематически или с использованием возможностей,
связанных с выполнением профессиональной деятельности;
– если оно совершено организованной бандой.
Наказания в виде штрафа, указанные в статьях 324-1 и 324-2, могут быть уве-
личены вплоть до половины стоимости имущества или денежных средств, относи-
тельно которых производились операции по отмыванию.
4) Если преступление или проступок, в результате которых получено имуще-
ство или денежные средства, являющиеся объектом операции по отмыванию, кара-
ется наказанием, лишающим свободы на срок, превышающий срок тюремного за-
ключения, назначаемый при применении статей 324-1 или 324-2, отмывание кара-

1
Уголовный кодекс Франции (официальный текст) // Электронный ресурс
[https://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do;jsessionid=9BE71EDAA064507E5371823670179133.tpdila21v_2?idSectio
nTA=LEGISCTA000006165345&cidTexte=LEGITEXT000006070719&dateTexte=20170506]
2
Уголовный кодекс Франции. URL: https://constitutions.ru/?p=5859&page=6&attempt=1.
43
ется наказаниями, соответствующими преступному деянию, о котором исполни-
тель знал, и, если это преступное деяние сопровождалось отягчающими обстоя-
тельствами, наказаниями, соответствующими только тем обстоятельствам, о кото-
рых он знал.
5) С точки зрения рецидива, отмывание тождественно тому преступному де-
янию, в связи с которым были совершены операции по отмыванию.
6) Покушение на совершение проступков, предусмотренных в настоящем от-
деле, карается такими же наказаниями»1.
7) Любой, кто пытался совершить данные преступления, освобождается от
наказания, если, предупредив административную или судебную власть, лицо
предотвратило реализацию преступления и помогло выявить других преступников
или сообщников.
Наказание, связанное с лишением свободы, понесенное исполнителем или
соучастником преступления уменьшается вдвое, если, предупредив администра-
тивную или судебную власть, он помог прекратить нарушения или установить,
если таковые имеются, других исполнителей или соучастников.
Анализируя французское уголовное законодательство в сфере противодей-
ствия легализации (отмыванию) преступных доходов, следует отметить несколько
основных особенностей:
а) в качестве предикатного преступления согласно уголовному законодатель-
ству Франции может выступать не только преступление, но и уголовный просту-
пок. При этом «законодательно подчеркнута взаимосвязь повышенной обществен-
ной опасности легализации (отмывания) преступных доходов и предикатных пре-
ступлений, которые наказываются более строго, чем непосредственно легализация
(отмывание) преступных доходов»2;

1
Там же.
2
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
44
б) повышенная общественная опасность предусмотрена в случае легализации
(отмывания) преступных доходов в составе банды, если она «совершается система-
тически или с использованием возможностей, связанных с выполнением професси-
ональной деятельности»;
в) в уголовном законодательстве Франции предусмотрено специальное осно-
вание «освобождения от уголовной ответственности за легализацию (отмывание)
преступных доходов», а также возможность сокращения срока уголовного наказа-
ния;
г) интересным представляется подход французского законодателя к опреде-
лению понятия «доходы от преступления» в части того, что они считаются приоб-
ретенными в результате совершения преступления всегда в том случае, если имеет
место сокрытие и оно не может быть оправданно.
В юридической литературе отмечается, что помимо уголовного законода-
тельства меры предупреждения и ответственность за нарушения законодательства
в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов во Фран-
ции установлены в ряде иных нормативных правовых актов, в частности, в Тамо-
женном кодексе, а также в Общем налоговом кодексе Франции и Денежно-финан-
совом кодексе Франции1.
Помимо французского уголовного законодательства, традиционно в европей-
ских странах в качестве одного из наиболее разработанных рассматривается зако-
нодательство ФРГ, которое включает в себя непосредственно нормы уголовного
закона в данной сфере, а также Закон об отмывании денег (Money laundering act)2.
ФРГ является «одним из наиболее активных участников международной ко-
операции по противодействию легализации (отмыванию) преступных доходов. В
среднем в ФРГ ежегодно проводится более 100 крупных расследований в финансо-
вой сфере, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов, происхо-
дящих по запросу других государств ЕС»3.

1
См.: France: financial sector assessment program. Paris, 2005, pp. 381-383.
2
Money laundering act of Germany of 23 august 2008 (официальный текст на английском языке) // Электронный ресурс
[http://www.gafilat.org/UserFiles/documentos/es/base/Alemania/002-GwG%20-
%20Money%20Laundering%20Act%20(Ley%20de%20Lavado).pdf]
3
Money laundering and the financing of terrorism. Vol. 2. London, 2009. pp. 258.
45
1) В § 261 УК ФРГ1 «установлена ответственность за отмывание денег и
укрывательство незаконно полученных имущественных выгод: кто скрывает пред-
мет, который добыт в результате совершения одного из противоправных деяний,
названных в предложении 2, утаивает его происхождение или препятствует уста-
новлению происхождения этого предмета, его местонахождения, конфискации,
изъятию или сохранению такого предмета или угрожает совершить такие действия,
наказывается лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет. Противо-
правными деяниями в смысле предложения 1 являются: преступления и ряд про-
ступков» (УК ФРГ).
2) «Так же наказывается тот, кто указанный в абз. 1 предмет приобретает для
себя или для третьего лица, или хранит или использует для себя или другого лица,
если ему было известно происхождение предмета в то время, когда он его приоб-
ретал» (УК ФРГ).
3) «Также наказуемо покушение» (УК ФРГ).
4) «В особо тяжких случаях наказанием является лишение свободы от шести
месяцев до десяти лет. Особо тяжкий случай, как правило, имеет место, если лицо
действует в виде промысла или в качестве члена банды, которая организовалась
для постоянного отмывания денег» (УК ФРГ).
5) «Кто по легкомыслию не распознает, что предмет получен в результате
совершения противоправного деяния наказывается лишением свободы на срок до
двух лет или денежным штрафом. Деяние не наказывается, если перед этим третье
лицо приобрело предмет, не совершая при этом противоправного деяния» (УК
ФРГ).
В теории уголовного права применительно к вопросу вины «в исследуемом
вопросе отмечается, что немецкий законодатель не ограничился лишь установле-
нием умысла как формы вины даже несмотря на норму о неосторожной форме
вины, согласно которой следует избегать криминализации неосторожности в сфере
хозяйственного оборота, в так называемых имущественных деликтax, с тем, чтобы

1
Criminal code of Germany (официальный текст на английском языке) // Электронный ресурс [https://www.gesetze-
im-internet.de/englisch_stgb/german_criminal_code.pdf]
46
не повредить свободе предпринимательской деятельности и избавить деловых лю-
дей, банковских служащих, коммерческих агентов и т. п. от страха уголовного
наказания за возможную неосмотрительность, неумышленные нарушения, которые
могут случайно возникать в тысячах сделок, совершаемых ими ежедневно. Это
только подчеркивает особое место состава отмывания денег в числе экономических
преступлений»1.
6) «Предметы, связанные с преступным деянием, могут быть конфискованы,
если лицо действует как член банды, которая образовалась для постоянного совер-
шения отмывания денег и тогда, когда лицо действует в виде промысла.
7) К предметам, приобретенным преступным путем приравниваются такие,
которые получены в результате совершенного за границей деяния, если деяние под-
лежит наказанию и в месте совершения деяния»2.
8) «Не наказывается тот, кто: добровольно сообщает о деянии в компетент-
ный орган, или кто добровольно дает повод для такого сообщения, если к этому
моменту деяние не раскрыто полностью или хотя бы частично, а лицо уже знало
это или при разумной оценке положения дел должно было принимать это в расчет,
и способствует сохранению предмета, с которым связано совершенное противо-
правное деяние. Суд по своему усмотрению может смягчить наказание или отка-
заться от наказания в соответствии с этими предписаниями, если лицо своим доб-
ровольным сообщением существенно способствовало тому, чтобы противоправное
деяние другого лица могло быть раскрыто»3.
В Законе об отмывании денег установлены основные правила противодей-
ствия легализации отмыванию преступных доходов и финансированию терро-
ризма. В теории уголовного права отмечается, что «специфика предмета регулиро-
вания данного Закона состоит в том, что он обращен не к отмывателям денег, а к

1
Шебунов А.А. Борьба с легализацией незаконно полученных доходов по уголовному праву ФРГ // Государство и
право. 1998. № 6. С. 80-92.
2
Смагина А.В. Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Федеративной Республики Германии
по борьбе с легализацией преступных доходов. Вестник Московского государственного лингвистического универ-
ситета. Серия: Общественные науки. 2007. № 527. С. 122a-140
3
Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А., Букарев В. Б. Зарубежный опыт правового регулирования противодействия
легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем // Международное публичное и частное
право. 2007. № 4. С. 53–55.
47
лицам, обеспечивающим законность наличного оборота: кредитным институтам,
финансовым институтам, страховым компаниям, игорным домам, Германской фе-
деральной почте и некоторым иным лицам (например, адвокатам, нотариусам), т.
е. направлен, главным образом, на предотвращение использования финансовой си-
стемы для отмывания денег»1.
Среди интересных особенностей данного законодательного акта следует вы-
делить следующие:
1) Строгая взаимосвязь между легализацией (отмыванием) преступных дохо-
дов и финансированием террористической деятельности;
2) Установлена административная ответственность за ряд деяний, связанных
с нарушением «антиотмывочного» законодательства и законодательства о проти-
водействии финансированию терроризма, в частности: лицо не может установить
ясность относительно существования бенефициарного владельца или не сделает
это правильно, полностью или своевременно; не установлено имя фактического
владельца банковского счета; лицо не подтверждает правильность, полностью лич-
ность участника договаривающейся стороны или не гарантирует, что первая сделка
осуществляется со счета, открытого на имя договаривающейся стороны; лицо не
позволяет полностью регистрировать любые данные или информацию; не может
быть предоставлена какая-либо информация правильно, полностью или вообще,
или она не может предоставить какие-либо документы правильно, полностью,
своевременно или вообще.
Административное правонарушение может наказываться штрафом в размере
до ста тысяч евро.
3) Предусмотрена ответственность юридических лиц «за нарушение норм за-
конодательства о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов
и финансированию терроризма».
В целом, анализируя немецкое законодательство в рассматриваемой сфере,
следует выделить несколько особенностей:

1
Смагина А. В. Сравнительный анализ уголовного законодательства Российской Федерации и Федеративной Рес-
публики Германии по борьбе с легализацией преступных доходов // Вестник московского государственного лингви-
стического университета. 2007. № 527. С. 122-140.
48
а) Немецкое законодательство предусматривает «сочетание административ-
ной и уголовной ответственности в сфере противодействия легализации (отмыва-
нию) преступных доходов. При этом административная ответственность в большей
степени связана с нарушением системы «антиотмывочного» законодательства, то-
гда как уголовная ответственность установлена непосредственно за легализацию
(отмывание) преступных доходов»1;
б) немецкий законодатель несколько расширил уголовно-правовую норму,
включив в нее, помимо отмывания денег, укрывательство незаконно полученных
имущественных выгод;
в) в немецком уголовном законодательстве «лицо, совершившее первичное
уголовно наказуемое деяние (действующее единолично или как соучастник со-
гласно § 261 УК ФРГ не может быть участником (исполнителем или соучастником)
преступления, заключающегося в отмывании денег»2. Таким образом, немецкий за-
конодатель «делает акцент на легализации преступных доходов, приобретенных в
результате совершения преступления иными лицами, а совершение деяний, связан-
ных с легализацией преступных доходов, приобретенных лицом, в результате со-
вершения им преступления, не рассматриваются в качестве преступных»3. Р. В.
Журбин в этой связи справедливо замечает, что «в соответствии с п. 9 ст. 261 УК
ФРГ за совершение «отмывания» не наказывается тот, кто наказуем за участие в
предшествующем деянии. Указанные положения приняты с целью устранения воз-
можности двойного наказания на совершение предикатного преступления»4.
г) в качестве предикатного деяния рассматриваются преступления, а также
некоторые проступки, как правило, связанные с финансовой, банковской сферой,
проступки коррупционного характера;

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
2
Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег: путеводитель по действующему законодательству и юридические признаки
/ Пер. Т. Родионовой и Дж. Войновой. - М., 1996
3
Смагина А.В. Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Федеративной Республики Германии
по борьбе с легализацией преступных доходов. Вестник Московского государственного лингвистического универ-
ситета. Серия: Общественные науки. 2007. № 527. С. 122a-140
4
Журбин Р. В. Борьба с легализацией преступных доходов: теоретические и практические аспекты. М., 2011. С. 51.
49
д) в уголовном законодательстве ФРГ установлена ответственность за лега-
лизацию преступных доходов не только совершенную умышленно, но и с неосто-
рожной формой вины. Следует отметить, что такой подход часто критикуется в
теории уголовного права ФРГ ввиду того, что расширяет пределы уголовной ответ-
ственности за рассматриваемое деяние1;
е) в уголовном законодательстве ФРГ предусмотрено специальное основание
«освобождения от уголовной ответственности за отмывание денег и укрыватель-
ство незаконно полученных имущественных выгод», а также возможность смягче-
ния наказания.
Также интерес представляет исследование уголовного законодательства
Швейцарии и Австрии, прежде всего с точки зрения развитости банковской си-
стемы данных государств. Данный фактор предполагает привлечение значитель-
ных финансовых средств из-за рубежа. Следовательно, особую актуальность при-
обретают вопросы противодействия легализации (отмыванию) преступных дохо-
дов.
В УК Швейцарии2 ответственность за данные деяния установлена в ст.
305bis. (Отмывание денег):
1. «Кто совершает действие, предназначенное для того, чтобы скрыть уста-
новление происхождения, нахождение или конфискацию имущественных ценно-
стей, которые, как он знает или должен предполагать произошли в результате со-
вершения преступления, наказывается тюремным заключением или штрафом.
2. В тяжких случаях наказанием является каторжная тюрьма на срок до пяти
лет или тюремное заключение. С лишением свободы связывается штраф в размере
до 1 миллиона франков.
Тяжкий случай предполагает, если лицо
a) действует в качестве члена преступной организации;
b) действует в качестве члена банды, которая сорганизовалась для постоян-
ного совершения отмывания денег;

1
См.: Mitsilegas V. Money laundering Counter-Measures in the European Union. The Hague, 2003. pp. 111.
2
УК Швейцарии (официальный текст). – URL: https://www.admin.ch/opc/en/classified-
compilation/19370083/201709010000/311.0.pdf.
50
c) вследствие отмывания денег в виде промысла получило большой оборот
или значительную прибыль.
3. Лицо наказывается также и тогда, когда основное деяние было совершено
за границей и является наказуемым в месте совершения».
Среди особенностей уголовного законодательства Швейцарии в исследуемой
области выделим следующие:
1. В уголовном законодательстве Швейцарии предусмотрена иная, не харак-
терная для большинства иных государств объективная сторона рассматриваемого
преступления: «кто совершает действие, предназначенное для того, чтобы скрыть
установление происхождения, нахождение или конфискацию имущественных цен-
ностей, которые, как он знает или должен предполагать произошли в результате
совершения преступления, наказывается тюремным заключением или штрафом»1.
Таким образом, швейцарский законодатель рассматривает в качестве легализации
любые действия, направленные сокрытие происхождения преступно добытого
имущества.
2. В УК Швейцарии есть особое указание на особо тяжкие случаи легализа-
ции преступных доходов, связанные с соучастием в преступлении (совершение де-
яния в составе преступной организации, в составе банды) и легализации больших
объемов финансовых средств.
3. В швейцарском уголовном законодательстве содержится специальное ука-
зание на наказуемость совершения предикатного преступления за границей.
В УК Австрии2 ответственность «за исследуемое деяние установлена в § 165
(отмывание денег):
а) Кто укрывает составные части имущества, полученные в результате совер-
шения преступления, проступка, предусмотренного § 304—308, или финансового
проступка, отнесенного к компетенции судов и связанного с контрабандой или

1
Эм, В. Ю. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика легализации (отмывания) денежных средств
или иного имущества, приобретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук : 12.00.08 / Эм Вадим Юрьевич.
Ростов-на-Дону, 2004
2
УК Австрии (официальный текст) // [http://www.refworld.org/docid/3ae6b5bf0.html]
51
уклонением от уплаты ввозной или вывозной пошлины другим лицом, или скры-
вает их происхождение, в особенности, если он предоставляет уполномоченным
лицам ложные сведения о происхождении или действительных качествах этих со-
ставных частей имущества, о праве собственности или иных правах на них, полно-
мочиях на распоряжение ими, об их передаче или о том, где они находятся, тот
наказывается лишением свободы на срок до двух лет или денежным штрафом в
размере до 360 дневных ставок.
б) Так же наказывается тот, кто сознательно приобретает такие составные ча-
сти имущества, хранит их, вкладывает, распоряжается ими, преобразовывает их,
реализует или передает третьему лицу.
в) Кто совершает деяние в отношении имущества, стоимость которого пре-
вышает 500 000 евро, или будучи членом банды, которая организовалась для по-
стоянного отмывания денег, тот наказывается лишением свободы на срок от шести
месяцев до пяти лет.
г) Считается, что составные части имущества происходят из преступного де-
яния, если они были получены в результате совершения преступного деяния или
предназначались для его совершения или если они овеществляют в себе стоимость
изначально приобретенных или полученных имущественных ценностей.
д) За отмывание денег не наказывается тот, кто добровольно и прежде, чем
соответствующие органы (§ 151, абз. 3) узнают о совершении им преступного дея-
ния, посредством сообщения о нем соответствующим органам или другим образом
способствует сохранению значительной части имущественных ценностей, относя-
щихся к отмыванию денег»1.
Анализ уголовного законодательства Австрии в исследуемой области позво-
ляет обратить внимание на следующие аспекты:
1. В уголовном законодательстве Австрии ответственность за легализацию
преступных доходов наступает в зависимости от вида предикатного преступления.

1
Филатова М. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных сресдтв или иного имущества,
полученных преступным путем, по законодательству России и Австрии: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Фила-
това Мария Алексеевна. М., 2014. 208 с.
52
Таким образом, австрийский законодатель ограничивает пределы уголовной ответ-
ственности за рассматриваемое деяние случаями легализации в результате совер-
шения отдельных предикатных преступлений.
2. В качестве особо опасных случаев легализации преступных доходов ав-
стрийский законодатель, австрийский законодатель рассматривает случаи совер-
шения деяния в крупной размере, совершения его в составе банды.
3. В австрийском уголовном законе содержится специальное указание на слу-
чаи добровольного отказа от совершения легализации преступных доходов. Такие
действия возможны посредством «сообщения о преступлении соответствующим
органам или другим образом, что способствует сохранению значительной части
имущественных ценностей, относящихся к отмыванию денег».
Среди иных законодательных решений, представляющих интерес, следует
обратить внимание на уголовное законодательство Аргентины. В зарубежной ли-
тературе подчеркивается, что аргентинское уголовное законодательство было в
значительной степени модернизировано согласно рекомендациям ФАТФ и в насто-
ящий момент представляет собой хороший пример законодательных решений в
сфере противодействия легализации преступных доходов1:
1) В ст. 277 УК Аргентины2 предусмотрена ответственность «в отношении
лица, которое после совершения преступления другим лицом, в совершении кото-
рого сам не принимал участия:
а) помог кому-либо избежать проводимого властями расследования или по-
следствий его проведения;
б) скрыл, изменил или уничтожил следы, улики или орудия преступления,
или помог сделать это исполнителю преступления или его сообщнику;
в) приобрел, получил или укрыл деньги, предметы или имущество преступ-
ного происхождения;

1
Shaffer G. Transnational Legal Ordering and State Change. Cambridge, 2013, pp, 72-74.
2
УК Аргентины. СПб., 2002.
53
г) будучи обязанным дать начало уголовному преследованию преступления
данного вида, не известил о совершении преступления или не идентифицировал
известного ему исполнителя преступления или его сообщника;
д) обеспечил сохранность результатов или прибыли от совершения преступ-
ления или помог сделать это исполнителю преступления или его сообщнику.
При этом, общественная опасность деяния возрастает, если:
а) предыдущее деяние, совершенное другим лицом, представляет собой
особо тяжкое преступление, за совершение которого минимальным наказанием яв-
ляется заключение в тюрьму на срок более трех лет;
б) исполнитель действовал с корыстными целями;
в) исполнитель совершал укрывательство привычно»1.
2) В ст. 278 УК Аргентины установлена ответственность «за обмен, пере-
сылку, управление, продажу, обременение или любое иное применение деньгам
или имуществу, добытым в результате преступления, в котором он не участвовал,
вследствие чего происхождение первоначального или обремененного имущества
могло приобрести видимость законного происхождения при условии, что средства,
вовлеченные в однократную или состоявшую из нескольких связанных между со-
бой актов операцию, превысили 50 000 песо».
Среди основных особенностей аргентинского уголовного законодательства в
сфере ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов следует
отметить следующие:
а) Аргентинский законодатель делает акцент «на уголовной ответственности
за легализацию (отмыванию) преступных доходов2.
б) Взаимосвязь общественной опасности легализации (отмывания) преступ-
ных доходов и предикатного преступления. В аргентинском уголовном законода-
тельстве такая зависимость представлена в зависимости от степени тяжести преди-
катного преступления: «если предыдущее преступление представляет собой особо
тяжкое преступление, за совершение которого минимальным наказанием является
заключение в тюрьму на срок более трех лет».

1
Там же.
54
в) Повышенная общественная опасность легализации (отмывания) преступ-
ных доходов, согласно аргентинскому уголовному законодательству, связывается
также с мотивом совершения преступления (корысть) и повторностью (професси-
ональностью) совершения преступления.
г) В аргентинском уголовном законодательстве достаточно широко описана
объективная сторона преступления, включающая в себя не только непосредственно
деяния, связанные с легализацией (отмыванием) преступных доходов, но также и в
различных видах укрывательство предикатного преступления.
Более подробно рассмотрим «характерные особенности уголовного законо-
дательства государств дальнего зарубежья в сфере противодействия легализации
(отмыванию) преступных доходов.
1. Отражение в законодательстве взаимосвязи между предикатным преступ-
лением и легализацией (отмыванием) преступных доходов»1. Такая взаимосвязь ха-
рактеризуется следующим образом:
а) в зависимости от вида предикатного преступления преступной признается
легализация (отмывание) преступных доходов;
б) вид предикатного преступления влияет на степень общественной опасно-
сти и, как следствие, на строгость уголовного наказания.
Структурная взаимосвязь легализации (отмывания) преступных доходов и
предикатных преступлений может быть отражена следующим образом:
а) путем прямого указания на ряд предикатных преступлений к легализации
(отмыванию) преступных доходов;
б) путем указания на пороговую минимальную строгость наказания за преди-
катное преступление;
в) путем указания на вид правонарушения (уголовное преступление или про-
ступок).
При этом в законодательных актах содержится указание не только на взаи-
мосвязь с предикатными преступлениями, но и с последующим финансированием

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
55
террористической деятельности.
2. Повышенная общественная опасность профессиональной легализации пре-
ступных доходов. В большинстве изученных уголовных законов установлена по-
вышенная ответственность в случае легализации (отмывания) преступных доходов,
совершенной в рамках профессиональной деятельности виновного. Профессиона-
лизм в процессе отмывания преступных доходов предполагает с одной стороны бо-
лее сложную схему легализации, а с другой стороны больший размер отмытых пре-
ступных доходов. Как следствие, профессионализм придает большую степень об-
щественной опасности легализации (отмывания) преступных доходов.
3. Возможность ответственности не только за умышленные действия, но и за
деяния совершенные по неосторожности. В законодательстве ФРГ предусмотрена
возможность «уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступ-
ных доходов, совершенную по легкомыслию.
4. Сочетание уголовной и административной ответственности в сфере проти-
водействия легализации (отмыванию) преступных доходов»1. В тех государствах,
в которых существует институт административной ответственности, «как правило,
сочетается административная ответственность за правонарушения, связанные с ле-
гализацией (отмыванием) преступных доходов, и уголовная ответственность за
преступления в рассматриваемой сфере.
При этом соотношение административной и уголовной ответственности за
рассматриваемые деяния заключается в следующем:
а) административная ответственность установлена за правонарушения, свя-
занные с неисполнением законодательства о противодействии легализации (отмы-
ванию) преступных доходов;
б) уголовная ответственность установлена непосредственно за легализацию
(отмывание) преступных доходов»2.

1
Там же.
2
Там же.
56
5. Наличие специального основания освобождения от уголовной ответствен-
ности либо уменьшения уголовного наказания в случае способствования раскры-
тию преступления и выявлению соучастников, как легализации (отмывания) пре-
ступных доходов, так и предикатного преступления. Во многих уголовных законах
(ФРГ, Франция) предусмотрено специальное основание освобождения от уголов-
ной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов. Наличие
такого основания во многом объясняется связью отмывания преступных доходов и
предикатных преступлений, а, следовательно, важностью и необходимостью для
правоохранительных органов выявить не только лицо, непосредственно легализу-
ющее преступные доходы, но также и тех лиц, которые совершили предикатное
преступление, поскольку именно оно несет повышенную общественную опас-
ность, а отмывание преступных доходов, по сути, является вторичной преступной
деятельностью, направленной на возможность свободного распоряжения доходами
от предикатного преступления.
6. Наличие ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов. В законодательстве большинства зарубежных стран преду-
смотрена ответственность юридических лиц за легализацию (отмывание) преступ-
ных доходов. При этом, следует иметь в виду, что не во всех государствах суще-
ствует институт уголовной ответственности юридических лиц (например, в Ита-
лии). Поэтому ответственность для юридических лиц может быть, как администра-
тивная, так и уголовная.
Продолжая наше исследование, обратимся к уголовному законодательству
государств СНГ в сфере противодействия легализации преступных доходов. Также
не останавливаясь на всех законодательных решениях в данной области, приведем
несколько характерных подходов в данной области.
В УК Республики Беларусь1 «ответственность за легализацию (отмывание)
преступных доходов установлена в ст. 235 и относится к преступлениям против
порядка осуществления экономической деятельности». Согласно данной норме:

1
УК Республики Беларусь (официальный текст) // электронный ресурс [http://xn----ctbcgfviccvibf9bq8k.xn--90ais]
57
а) «установлена ответственность за совершение финансовых операций со
средствами, полученными заведомо преступным путем, для придания правомер-
ного вида владению, пользованию и (или) распоряжению указанными средствами
в целях утаивания или искажения происхождения, местонахождения, размещения,
движения или действительной принадлежности указанных средств;
б) за те же действия, совершенные повторно, либо должностным лицом с ис-
пользованием своих служебных полномочий, либо в особо крупном размере;
в) за действия, предусмотренные частями 1 или 2, совершенные организован-
ной группой;
г) под финансовой операцией понимается сделка со средствами независимо
от формы и способа ее осуществления.
д) под средствами понимаются денежные средства, ценные бумаги, электрон-
ные деньги, иное имущество, в том числе имущественные права, а также исключи-
тельные права на результаты интеллектуальной деятельности.
е) лицо, участвовавшее в легализации средств, полученных преступным пу-
тем, освобождается от уголовной ответственности за эти действия, если оно добро-
вольно заявило о содеянном и способствовало выявлению преступления».
Анализируя белорусское уголовное законодательство в сфере ответственно-
сти за легализацию (отмывание) преступных доходов отметим несколько суще-
ственных особенностей:
а) белорусский законодатель относит легализацию (отмывание) преступных
доходов к преступлениям исключительно экономической направленности;
б) в рамках уголовного законодательства Беларуси ответственность за лега-
лизацию (отмывание) преступных доходов установлена единой уголовно-правовой
нормой;
в) «в белорусском уголовном законодательстве не предусмотрена зависи-
мость уголовной ответственности за легализацию преступных доходов (ее наличие
или строгость ответственности) от вида предикатного преступления»1;

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
58
г) существенно особенностью белорусского уголовного законодательства в
рассматриваемой области является отнесение к предмету легализации исключи-
тельных прав на результаты интеллектуальной деятельности;
д) «предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственно-
сти за легализацию преступных доходов в случае если лицо добровольно заявило о
содеянном и способствовало выявлению преступления».
«В УК Казахстана1 ответственность за легализацию (отмывание) преступных
доходов предусмотрена в ст. 218 (рассматриваемая норма отнесена к правонаруше-
ниям в сфере экономической деятельности):
а) установлена ответственность за вовлечение в законный оборот денег и
(или) иного имущества, полученных преступным путем, посредством совершения
сделок в виде конверсии или перевода имущества, представляющего доходы от
уголовных правонарушений, либо владение и использование такого имущества, со-
крытие или утаивание его подлинного характера, источника, места нахождения,
способа распоряжения, перемещения, прав на имущество или его принадлежности,
если известно, что такое имущество представляет доходы от уголовных правона-
рушений, а равно посредничество в легализации денег и (или) иного имущества,
полученных преступным путем»2;
б) «за те же деяния, совершенные:
– группой лиц по предварительному сговору;
– неоднократно;
– лицом с использованием своего служебного положения» (УК Казахстана);
в) за деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи,
совершенные:
– лицом, «уполномоченным на выполнение государственных функций, либо
приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим

1
УК Казахстана (официальный текст) // электронный ресурс
[https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252#pos=2562;-154]
2
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
59
ответственную государственную должность, если они сопряжены с использова-
нием им своего служебного положения;
– преступной группой;
– в крупных размерах» (УК Казахстана);
г) «лицо, добровольно заявившее о готовящейся либо совершенной легализа-
ции денег и (или) имущества, полученных преступным путем, освобождается от
уголовной ответственности, если в его действиях не содержится составов преступ-
лений, предусмотренных частями второй или третьей данной статьи, или иного
преступления» (УК Казахстана).
Анализируя уголовное законодательство Казахстана сфере ответственности
за легализацию (отмывание) преступных доходов выделим несколько существен-
ных особенностей: а) казахский законодатель относит легализацию (отмывание)
преступных доходов исключительно к преступлениям в сфере экономической дея-
тельности;
б) в уголовном законе отсутствует разделение нормы в зависимости от субъ-
екта или предмета преступления; предусмотрена общая, единая уголовно-правовая
норма;
в) вслед за международными документами в сфере противодействия легали-
зации (отмыванию) преступных доходов казахский законодатель при описании
признаков объективной стороны рассматриваемого деяния указывает на соверше-
ние сделок в виде конверсии или перевода имущества;
г) предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответ-
ственности, при этом оно распространяется только неквалифицированной легали-
зации преступных доходов.
В УК Азербайджана1 ответственность за легализацию преступных доходов
предусмотрена «в ст. 241 – легализация денежных средств или другого имущества,
приобретенных от незаконного оборота наркотических средств или психотропных

1
УК Азербайджана (официальный текст) //
[https://www.unodc.org/tldb/pdf/Azerbaijan_Criminal_Code_in_Russian_Full_text.pdf].
60
веществ, относящейся к преступлениям против общественной безопасности. В дан-
ной норме установлена ответственность за:
а) осуществление финансовых операций или других сделок с использованием
денежных средств или другого имущества, приобретенных от незаконного оборота
наркотических средств или психотропных веществ, а также использование этих
средств или другого имущества с целью осуществления предпринимательской или
иной экономической деятельности»;
б) «те же деяния, совершенные:
– группой лиц по предварительному сговору;
– неоднократно;
– лицом с использованием своего служебного положения» (УК Азербай-
джана);
в) «деяния, предусмотренные статьями 241.1 и 241.2, если они совершены:
– организованной группой;
– в крупном размере» (УК Азербайджана).
Таким образом, уголовное законодательство Азербайджана в сфере ответ-
ственности за легализацию (отмывание) преступных доходов имеет существенную
специфику по сравнению с законодательством иных государств СНГ:
а) азербайджанский законодатель не рассматривает легализацию (отмыва-
ние) преступных доходов, как экономическое преступление, относя его к преступ-
лениям против общественной безопасности;
б) наступление за легализацию (отмывание) преступных доходов связано ис-
ключительно с определенным видом предикатных преступлений: незаконный обо-
рот наркотических и психотропных веществ; все иные случаи легализации пре-
ступных доходов находятся за рамками уголовной ответственности.
В УК Армении1 «ответственность за легализацию преступных доходов
предусмотрена в ст. 190, относящейся к преступлениям в сфере экономической де-
ятельности.

1
Уголовный кодекс Республики Армения (официальный текст) // Электронный ресурс
[http://www.parliament.am/legislation.php?ID=1349&lang=rus&sel=show#22]
61
Установлена ответственность за:
а) совершение финансовых или иных сделок с денежными средствами или
иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем, использование
данных материальных ценностей для осуществления предпринимательской или
иной экономической деятельности, имеющей своей целью сокрытие или искажение
природы, источников происхождения, местонахождения, размещения, движения
или действительной принадлежности указанных материальных ценностей или свя-
занных с ними прав»;
б) «те же деяния, совершенные:
– в крупных размерах;
– группой лиц по предварительному сговору»;
в) «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи,
совершенные:
– в особо крупных размерах;
– организованной группой;
– с использованием должностного положения» (УК Армении).
Анализируя уголовное законодательство Армении в сфере ответственности
за легализацию (отмывание) преступных доходов, отметим следующее:
а) армянский законодатель относит легализацию (отмывание) преступных
доходов к преступлениям в сфере экономической деятельности;
б) деяние рассматривается, как самостоятельное преступление; вне взаимо-
связи с предикатными преступлениями;
в) при описании признаков объективной стороны деяния указывается не
только на «традиционное» деяние, связанное с совершение сделок, но и на исполь-
зование материальных ценностей для осуществления предпринимательской или
иной экономической деятельности.
Анализ уголовного законодательства государств СНГ в сфере противодей-
ствия легализации (отмыванию) преступных доходов, позволяет выделить ряд его
особенностей:
62
1. Легализация (отмывание) преступных доходов в уголовном законодатель-
стве государств СНГ рассматривается, как правило, как самостоятельное преступ-
ление. В подавляющем большинстве уголовных законов отсутствует взаимосвязь
ответственности за легализацию преступных доходов и предикатных преступле-
ние. Исключение составляет уголовное законодательство Азербайджана, в котором
предусмотрена ответственность исключительно за легализацию (отмывание) пре-
ступных доходов, приобретенных в результате незаконного оборота наркотических
средств и психотропных веществ.
2. Прослеживается явная тенденция, согласно которой легализация (отмыва-
ние) преступных доходов рассматривается исключительно, как преступление эко-
номической направленности. Это объясняется во многом отсутствием законода-
тельно закрепленной взаимосвязи между легализацией преступных доходов и пре-
дикатными преступлениями. Исключением также является уголовное законода-
тельство Азербайджана, в котором рассматриваемое деяние относится к преступ-
лениям против общественной безопасности.
3. В уголовном законодательстве государств СНГ не сложилось единого под-
хода к описанию признаков объективной стороны легализации (отмывания) пре-
ступных доходов. При этом, в отличие от большинства государств дальнего зару-
бежья, которые в основном следовали рекомендациям, изложенным в международ-
ных документах в рассматриваемой области, в уголовных законах государств СНГ,
как правило, предложены собственные решения. Исключением является новое уго-
ловное законодательство Казахстана.
4. В законодательстве некоторых государств (Беларусь) есть тенденция к рас-
ширению перечня предметов легализации преступных доходов за счет отнесения к
предмету легализации исключительных прав на результаты интеллектуальной дея-
тельности. В теории не сложилось единого подхода к пониманию того следует ли
рассматривать интеллектуальную собственность, как предмет легализации пре-
ступных доходов. Однако, следует отметить, что законодательное решение, приня-
тое в Белоруссии в данной области является уникальным.
63
Подводя итог проведенного исследования зарубежного законодательства в
сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов отметим
следующее:
1. «Для уголовного законодательства государств дальнего зарубежья в сфере
ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов в целом харак-
терна тесная взаимосвязь между предикатным преступлением и легализацией (от-
мыванием) преступных доходов»1. Такая взаимосвязь характеризуется следующим
образом: а) в зависимости от вида предикатного преступления преступной призна-
ется легализация (отмывание) преступных доходов; б) вид предикатного преступ-
ления влияет на степень общественной опасности, как следствие, на строгость уго-
ловного наказания. Структурная взаимосвязь легализации отмывания преступных
доходов и предикатных преступлений может быть отражена следующим образом:
а) путем прямого указания на ряд предикатных преступлений к легализации
(отмыванию) преступных доходов;
б) путем указания на пороговую минимальную строгость наказания за преди-
катное преступление;
в) путем указания на вид правонарушения (уголовное преступление или про-
ступок).
2. Среди особенностей уголовного законодательства государств дальнего за-
рубежья в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов
следует отметить следующие:
а) повышенная общественная опасность профессиональной легализации пре-
ступных доходов;
б) возможность ответственности не только за умышленные действия, но и за
деяния совершенные по неосторожности;
в) сочетание уголовной и административной ответственности в сфере проти-
водействия легализации (отмыванию) преступных доходов;

1
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с
64
г) наличие специального основания освобождения от уголовной ответствен-
ности либо уменьшения уголовного наказания в случае способствования раскры-
тию преступления и выявлению соучастников, как легализации (отмывания) пре-
ступных доходов, так и предикатного преступления;
д) «наличие ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов»1.
3. Среди особенностей уголовного законодательства государств СНГ в сфере
противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов следует отметить
следующие:
а) легализация (отмывание) преступных доходов в уголовном законодатель-
стве государств СНГ рассматривается, как правило, как самостоятельное преступ-
ление;
б) прослеживается явная тенденция, согласно которой легализация (отмыва-
ние) преступных доходов рассматривается исключительно, как преступление эко-
номической направленности;
в) в уголовном законодательстве государств СНГ не сложилось единого под-
хода к описанию признаков объективной стороны легализации (отмывания) пре-
ступных доходов;
г) в законодательстве некоторых государств (Беларусь) есть тенденция к рас-
ширению перечня предметов легализации преступных доходов за счет отнесения к
предмету легализации исключительных прав на результаты интеллектуальной дея-
тельности.

1
Там же.
65
Глава 2. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЛЕГАЛИЗАЦИЮ
(ОТМЫВАНИЕ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА,
ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ, И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ
РЕАЛИЗАЦИИ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

§ 2.1. Объективные признаки легализации (отмывания) денежных средств


или иного имущества, приобретенных преступным путем

«В действующем российском уголовном законодательстве установлена от-


ветственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имуще-
ства, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ) и легали-
зацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом
в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ)»1.
Сущность посягательства, характер преступления, его общественная опас-
ность определяются, прежде всего, объектом, на которое оно посягает2. Кримина-
лизация деяния происходит как раз в зависимости от ценности объекта правовой
охраны, а также от степени воздействия деяния на таковой3. Именно объект пре-
ступления, который положен в основу классификации преступлений в Особенной
части УК РФ, позволяет отграничить ряд составов преступлений, которые по боль-
шинству других признаков совпадают.
«Под объектом преступления в доктрине уголовного права традиционно по-
нимаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Подобное
понимание объекта преступления сложилось еще в работах классиков уголовного
права, в частности, А. А. Пионтковского, Б. С. Никифорова. Разделяется указанная
позиция и большинством современных ученых»4.
В уголовно-правовой науке объекты преступных посягательств классифици-
руются по вертикальной четырехзвенной системе в зависимости от степени обоб-
щенности общественных отношений на общий, родовой (раздел Особенной части

1
Емцева, К. Э. Противодействие легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем: уголовно-правовые и криминологические аспекты : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Емцева
Кристина Эдуардовна. Краснодар, 2016. 251 с.
2
Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. С. 92-93.
3
Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С.10-12.
4
См., напр.: Пионтковский А. А. Уголовное право РСФСР. Часть Общая. М.,1924. С. 129 - 130; Никифоров Б. С.
Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960; Таций В. Я. Объект и предмет преступления по
советскому уголовному праву. Харьков, 1982. С. 5; Уголовное право. Общая часть / Под ред. Л. В. Иногамовой-
Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. М., 2006.
66
УК РФ), видовой (глава Особенной части УК РФ), и непосредственный (статья Осо-
бенной части УК РФ)1. «Под общим объектом понимается вся совокупность обще-
ственных отношений, охраняемых уголовным законом; под родовым объектом –
определенный круг однородных по своей экономической либо социально-полити-
ческой сущности общественных отношений, которые в силу этого должны охра-
няться единым комплексом уголовно-правовых норм; под видовым объектом – со-
вокупность общественных отношений внутри родового объекта, которые отражают
один и тот же интерес участников этих отношений или выражают хотя и не иден-
тичные, но весьма тесно взаимосвязанные интересы; под непосредственным объ-
ектом – те конкретные общественные отношения, которые поставлены законодате-
лем под охрану определенной уголовно-правовой нормой»2.
«По горизонтали объекты преступления подразделяются на основной непо-
средственный и дополнительный непосредственный. Под основным непосред-
ственным объектом понимаются те общественные отношения, нарушение которых
составляет социальную сущность данного преступления и с целью охраны которых
издана уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за его со-
вершение; под дополнительным непосредственным объектом – те общественные
отношения, посягательства на которые не составляют сущности данного преступ-
ления, но которым этим преступлением всегда причиняется вред наряду с основ-
ным объектом»3. Факультативным объектом преступления являются обществен-
ные отношения, которым вред причиняется время от времени и которые не состав-
ляют сущность данного преступления.
Рассмотрим более подробно каждый из указанных видов объектов посягатель-
ства применительно к преступлениям, предусмотренным ст. 174 и 174.1 УК РФ.
Рассматриваемые преступления помещены в раздел VIII УК РФ – «Преступ-
ления в сфере экономики». В теории уголовного права сложилось несколько основ-
ных позиций относительно родового объекта этой группы преступлений:

1
Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. С. 72.
2
См., Уголовное право. Общая часть / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. М., 2006. С.
100–103.
3
Там же.
67
а) «общественные отношения, складывающиеся по поводу производства,
распределения, обмена и потребления товаров, работ и услуг»1;
б) «общественные отношения, складывающиеся по поводу и в процессе эко-
номической деятельности и включающие в себя социально-экономические отно-
шения (отношения собственности) и организационно-экономические (отношения,
связанные с производством, распределением, обменом и потреблением)»2
в) «общественные отношения в сфере реализации принципов осуществления
экономической деятельности»3.
г) «охраняемая государством система общественных отношений, складыва-
ющихся в сфере экономической деятельности в обществе, ориентированном на раз-
витие рыночной экономики»4;
д) «интересы государства и отдельных субъектов в сфере их экономической
деятельности»5;
Нет в теории уголовного права единства позиции и относительно видового
объекта преступлений в сфере экономической деятельности, размещенных в гл. 22
УК, в которой также находятся рассматриваемые нами составы преступлений:
а) «общественные отношения, обеспечивающие нормальное производство,
распределение, обмен и потребление материальных благ и услуг»6;
б) «общественные отношения, регулирующие экономическую деятельность
государства в сфере предпринимательской и банковской деятельности, антимоно-
польного законодательства, валютного регулирования, кредитно-денежного, тамо-
женного и налогового обращения»7;

1
См., напр.: Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 16.
2
Пинкевич Т.В. Преступления в сфере экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика, система,
особенности квалификации. Ставрополь. 2000. С. 16.
3
Лопашенко Н. А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С.
11–12.
4
Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2002. С. 53.
5
Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Г. Н. Борзенкова и В. С. Комиссарова. М.,1997.
С. 246.
6
Минская В. Уголовно-правовое обеспечение применения норм об ответственности за преступления в сфере эконо-
мической деятельности // Уголовное право. 1999. №3. С. 29.
7
Пинкевич Т.В., Швецов А.А. Уголовно-правовая характеристика незаконного предпринимательства. Ставрополь,
2001. С.24.
68
в) «народное хозяйство как комплекс общественных отношений в сфере про-
изводства, распределения и потребления имущественных ценностей, обеспечиваю-
щих удовлетворение имущественных интересов человека, общества и государства,
а равно разумный баланс в реализации этих интересов»1;
г) «общественные отношения, отвечающие принципу свободы экономиче-
ской деятельности; принципу осуществления экономической деятельности на за-
конных основаниях; принципу добросовестной конкуренции субъектов экономи-
ческой деятельности; принципу добропорядочности субъектов экономической де-
ятельности»2;
д) «охраняемая государством система общественных отношений, складыва-
ющихся в сфере экономической деятельности в обществе, ориентированном на раз-
витие рыночной экономики»3;
е) «общественные отношения, обеспечивающие экономическую деятель-
ность, под которой понимается совокупность всех звеньев общественного произ-
водства, распределения, обмена, а также потребления материальных и иных благ»4.
Не вдаваясь в глубокую дискуссию относительно родового и видового объ-
екта рассматриваемых преступлений, отметим, что специфика легализации (отмы-
вания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем
проявляется, прежде всего, в непосредственном объекте посягательства.
В теории уголовного права также не сложилось единого подхода к этому во-
просу. Приведем несколько основных позиций:
а) «общественные экономические отношения, соответствующие принципу
запрета заведомо криминальных форм поведения»5;
б) «отношения, возникающие в процессе регламентированной деятельности
органов государственной власти (судебных, прокуратуры, предварительного след-

1
Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005. С. 48.
2
Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону. М., 2006. С. 214-
215.
3
Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002.
С.81.
4
Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 16-17.
5
Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономики. М., 2006. С. 357.
69
ствия) по осуществлению задач правосудия по установлению действительного ис-
точника происхождения преступно добытого имущества; дополнительный непо-
средственный объект – общественные отношения, складывающиеся в сфере эконо-
мики, предпринимательства и кредитно-денежного обращения; факультативный
непосредственный объект – деятельность международных финансовых институ-
тов, международные экономические отношения, основанные на принципе запрета
заведомо криминальных форм поведения в международной экономической дея-
тельности»1;
в) «общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления
экономической деятельности в сфере финансового и имущественного оборота, ос-
нованные на добросовестности их участников и контролируемости государством
источников владения имуществом, общественные отношения, связанные с инве-
стированием капитала в национальную экономику (основной объект), а также об-
щественные отношения, связанные с интересами правосудия (дополнительный
объект)»2.
Таким образом, в большинстве исследований, посвященных вопросам лега-
лизации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем, объект рассматриваемых преступлений связывается с экономиче-
скими отношениями. Это во многом предопределено спецификой родового и видо-
вого объекта посягательства, определенного места данной уголовно-правовой
нормы в структуре УК РФ.
Однако отнесение данных деяний к преступлениям в сфере экономической
деятельности предполагает определенные последствия с точки зрения их правовой
природы:
1) Преступления в сфере экономической деятельности рассматриваются, как
деяния с меньшей степенью общественной опасности, чем, например, преступле-
ния против общественной безопасности или должностные преступления, которые

1
Букарев В. Б., Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) доходов,
приобретенных преступным путем. М., 2007.
2
Ганихин А. А. Легализация (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем: финансово-экономиче-
ский и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2003.
70
часто являются предикатными преступлениями по отношению к преступлениям,
предусмотренным ст. 174 и 174.1 УК РФ. Такой подход в определенной степени
связывает правоприменителя в процессе оценки общественной опасности конкрет-
ной цепочки «предикатное преступление-легализация преступных доходов».
2) Не учитывается общественная опасность предикатных преступлений. Не
все предикатные преступления обладают равной степенью общественной опасно-
сти. Однако, если легализация (отмывание) преступных доходов рассматривается
исключительно, как преступление в сфере экономической деятельности, то их спе-
цифика не учитывается. В частности, на наш взгляд, нельзя приравнивать обще-
ственную опасность легализации преступных доходов, приобретенных в резуль-
тате преступлений в сфере экономической деятельности и в результате убийств,
совершенных по найму или профессионального рэкета.
Такой подход также не соответствует позиции, высказанной в международ-
ных документах, посвящённых этому вопросу.
3) Восприятие легализации (отмывания) преступных доходов, как преступле-
ния в сфере экономической деятельности предполагает, что данное деяние причи-
няет вред исключительно экономическим отношениям в виду того, что денежные
средства и иное имущество, приобретенные с пороком права вливаются в суще-
ствующие, законные экономические отношения, Таким образом, причиняется вред
существующей системе экономических отношений. Однако в таком случае не учи-
тывается, что легализация (отмывание) преступных доходов является вторичной
преступной деятельностью и полностью не учитывается общественная опасность
предикатного преступления. Например, лицо, получающие преступные доходы от
взяточничества желает эти денежные средства потратить на легальных основаниях,
т.к. само лицо живет в легальной среде и занимает государственный пост. Без про-
цедуры легализации (отмывания) преступных доходов это сделать фактически не-
возможно, т.к. возникнут вопросы об основаниях происхождения этих доходов. Та-
ким образом, легализация преступных доходов в таком случае придает смысл пер-
вичной преступной деятельности, а осознание возможности в будущем эти доходы
71
легализовать и потратить может мотивировать на совершение первичного преступ-
ления, Следовательно, характер предикатного преступления напрямую влияет на
вред причиняемый непосредственно легализацией преступных доходов. Такой
вред причиняется, при этом не только экономическим отношениям.
4) Не учитывается взаимосвязь легализации (отмывания) преступных дохо-
дов и преступлений террористической направленности, как последующих преступ-
лений.
В международных документах указывается на повышенную общественную
опасность легализации (отмывания) преступных доходов в том случае если в даль-
нейшем эти доходы используются для финансирования террористической деятель-
ности. Такая взаимосвязь представляет повышенную общественную опасность
ввиду того, что упрощает через использование легальной среды организацию тер-
рористических актов в другом государстве, отличном от того, в котором преступ-
ные доходы были добыты. Как следствие, неучет этой зависимости понижает эф-
фективность не только противодействия легализации (отмыванию) преступных до-
ходов, но и террористической деятельности.
В качестве промежуточного вывода заметим следующее: восприятие россий-
ским законодателем легализации (отмывания) денежных средств или иного иму-
щества, приобретенных преступным путем в качестве преступления в сфере эконо-
мической деятельности влечет за собой целый ряд негативных аспектов: правопри-
менитель не может оценить действительную общественную опасность рассматри-
ваемых преступлений; не учитывается общественная опасность предикатных пре-
ступлений; не берутся в расчет иные группы общественных отношений (кроме эко-
номических), которым причиняется вред в результате легализации (отмывания)
преступных доходов; не учитывается взаимосвязь легализации (отмывания) пре-
ступных доходов и преступлений террористической направленности, как последу-
ющих преступлений. Таким образом, отнесение легализации (отмывания) денеж-
ных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем к преступ-
лениям в сфере экономической деятельности представляется необоснованным.
72
Заметим, что данный тезис поддержали 65 % опрошенных нами практикую-
щих юристов.
Как следствие, встает вопрос о действительной правовой природе легализа-
ции (отмывания) преступных доходов и формулировки непосредственного объекта
рассматриваемых преступлений.
В теории уголовного права вопрос о правовой природе легализации (отмыва-
ния) преступных доходов был исследован и сложилось несколько основных подхо-
дов:
а) «легализация (отмывание) преступных доходов рассматривается, как пре-
ступление против правосудия»1;
б) «легализация (отмывание) преступных доходов рассматривается, как пре-
ступление против общественной безопасности»2;
в) «природа легализации (отмывания) преступных доходов рассматривается
двойственно в зависимости от цели совершения преступления: если цель легализа-
ции (отмывания) преступных доходов заключается в возможности для виновного
свободно распоряжаться добытыми криминальными доходами, то данное преступ-
ление посягает на отношения правосудия; если цель легализации (отмывания) пре-
ступных доходов заключается в совершении последующих преступлений, то вред
причиняется отношениям общественной безопасности»3.
Целесообразно при решении вопроса о правовой природе легализации (отмы-
вания) денежных средств или иного имущества, которые приобретенны преступ-
ным путем, необходимо исходить из того, что, совершая данное деяние, лицо спо-
собствует первичной преступной деятельности, либо своей, либо иного лица. Та-
ким образом, появляется возможность внедрения результатов преступной деятель-

1
Клепицкий И. А. Система хозяйственных преступлений по УК РФ. М., 2005. С. 517; Сережкина К.Н. Прикосновен-
ность к преступлению в уголовном праве России: оптимизация норм и практики их применения: афтореф. …дис.
канд. юрид. наук. Самара, 2009. С. 7.
2
Давыдов В. С. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенных преступным путем: правовое регулирование в России и за рубежом: авфтореф. …дис. канд. юрид.
наук. СПб., 2006. С. 8.; Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые проблемы прикосновенности к преступлению. Саратов,
1981. С. 25.
3
Русанов Г.А. Указ. соч. С. 48.
73
ности в легальную среду, а, следовательно, затрудняется осуществление правосу-
дия в отношении лица, совершившего предикатное преступление. При этом лега-
лизация (отмывание) преступных доходов не является самостоятельным преступ-
лением, а лишь направлена на «обслуживание интересов» лица совершившего пре-
дикатное преступление. Исходя из сказанного, правовая природа легализации (от-
мывания) преступных доходов связана с нарушением отношений правосудия. Со-
ответственно, непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст.
174 и 174.1 УК РФ, будут являться общественные отношения правосудия в отно-
шении лица совершившего предикатное преступление.
В качестве промежуточного вывода резюмируем: легализация (отмывание)
преступных доходов не является самостоятельным преступлением, а направлена на
защиту интересов лица, совершившего предикатное преступление. Следовательно,
правовая природа данных преступлений связана с посягательствами на отношения
правосудия, а непосредственным объектом являются общественные отношения
правосудия в отношении лица совершившего предикатное преступление.
Заметим, что данный тезис поддержали 58 % опрошенных нами практикую-
щих юристов.
Не нарушая логику исследования, обратимся к вопросу о предмете преступле-
ний, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ. Под предметом преступления в науке
уголовного права понимают любые вещи материального мира, со свойствами кото-
рых уголовный закон связывает наличие в действиях лица состава преступления1.
Предметом рассматриваемых преступлений являются денежные средства
или иное имущественное.
В Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О су-
дебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного
имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте иму-
щества, заведомо добытого преступным путем»2: «предметом преступлений,

1
См., напр.: Таций В. Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1982, С. 47;
Уголовное право. Часть Общая / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога и А. И. Чучаева. М., 2006. С. 109.
2
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // БВС. 2015. № 9.
74
предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, являются не только денежные сред-
ства или иное имущество, незаконное приобретение которых является признаком
конкретного состава преступления (например, хищения, получения взятки), но и
денежные средства или иное имущество, полученные в качестве материального
вознаграждения за совершенное преступление (например, за убийство по найму)
либо в качестве платы за сбыт предметов, ограниченных в гражданском обороте».
Тем самым, Верховный суд РФ расширил предмет рассматриваемых преступ-
лений в соответствии с нормами международного права в части противодействия
легализации (отмыванию) преступных доходов.
«Под денежными средствами – в соответствии с этим постановлением – по-
нимаются наличные денежные средства в валюте Российской Федерации или в ино-
странной валюте, а также безналичные и электронные денежные средства, под
иным имуществом – движимое и недвижимое имущество, имущественные права,
документарные и бездокументарные ценные бумаги, а также имущество, получен-
ное в результате переработки имущества, приобретенного преступным путем или
в результате совершения преступления (например, объект недвижимости, постро-
енный из стройматериалов, приобретенных преступным путем).
Если имущество, приобретенное преступным путем (в результате соверше-
ния преступления), ограничено законом в гражданском обороте и ответственность
за его незаконный оборот предусмотрена одной из статей Особенной части Уголов-
ного кодекса Российской Федерации (в частности, статьями 186, 191, 220, 222,
222.1, 228.1 УК РФ), то совершение с ним сделки в целях придания правомерного
вида владению, пользованию и распоряжению следует квалифицировать только по
соответствующей статье как приобретение либо сбыт оружия, боеприпасов, нарко-
тических средств и т.д. без совокупности со статьями 174 и 174.1 УК РФ. Последу-
ющее совершение в указанных целях финансовых операций и сделок с денежными
средствами, полученными в результате преобразования такого имущества (к при-
меру, с денежными средствами, приобретенными в результате продажи наркотиче-
ского средства), образует объективную сторону преступлений, предусмотренных
статьей 174 или статьей 174.1 УК РФ».
75
Следует отметить, что понятие «иное имущество» критически рассматрива-
лось в юридической литературе:
а) И. А. Клепицкий пишет, «что в качестве предмета отмывания денег следует
рассматривать не только те вещи, которые получены непосредственно в ходе со-
вершения преступления (напр., денежные купюры, полученные в уплату за нарко-
тик), но доходы от совершения преступления в самом широком их понимании»1.
б) Б. В. Волженкин считал, что используемое в УК РФ понятие «имущество»,
которое ограничивает данный термин лишь движимыми и недвижимыми вещами,
противоречит международным нормативным правовым актам в данной области2.
Однако решение данного вопроса в действующем Постановлении, по сути,
отвечает на представленную в юридической литературе критику. Решение, предло-
женное в данном документе, в полной мере соответствует международным доку-
ментам в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов.
Одним из наиболее сложных вопросов, связанных с предметом легализации
(отмывания) преступных доходов является вопрос квалификации преступления в
случае смешения не имеющих индивидуально-определенных признаков денежных
средств и иного имущества. Такая ситуация, например, возможна при легализации
денежных средств, полученных на единый банковский счет от незаконной деятель-
ности лица. В судебной практике имелись случаи, когда невозможность определить
часть имущества, полученную преступным путем, становилась основанием для
оправдательного приговора3.
«Рассматриваемая проблема была решена в Постановлении: при смешении
не имеющих индивидуально-определенных признаков денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем (в результате совершения
преступления), с однородным правомерно приобретенным имуществом (например,
при зачислении на банковский счет денежных средств из разных источников) по-
следующее совершение финансовых операций или сделок с таким имуществом

1
Клепицкий И. А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005.
2
Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2007. С. 287-288.
3
Балаковский районный суд Саратовской области. Дело № 1-99/2011.
76
подлежит квалификации по статье 174 или статье 174.1 УК РФ в размере, соответ-
ствующем сумме денежных средств либо стоимости иного имущества, приобретен-
ных преступным путем (в результате совершения преступления)»1 .
«Важным вопросом, связанным с предметом легализации (отмывания) де-
нежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем является
возможность уголовной ответственности за легализацию имущества, приобретен-
ного в результате преступного неотчуждения»2. К предикатным преступлениям в
таком случае могут относиться, например, налоговые преступления, приобретение
чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием.
Ранее «в уголовном законодательстве существовало исключение для ряда та-
ких преступлений: невозвращение средств из заграницы в иностранной валюте (ст.
193 УК РФ); уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации
или физического лица (ст. 194 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов
с физического лица (ст. 198 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с
организации (ст. 199 УК РФ); неисполнение обязанностей налогового агента (ст.
199.1 УК РФ); сокрытие денежных средств либо имущества организации или ин-
дивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыска-
ние налогов и (или) сборов (ст. 199.2 УК РФ)»3. В настоящий момент такого исклю-
чения нет.
При этом, его наличие обусловило в юридической литературе дискуссию от-
носительно возможности уголовной ответственности за легализацию преступных
доходов, приобретенных в результате преступного неотчуждения имущества.
Так, Б. В. Волженкин писал: «суть всех названных преступлений… заключа-
ется в невыполнении соответствующих обязанностей, установленных государ-
ством, когда субъект либо уклоняется от уплаты обязательных платежей либо не
переводит из-за границы законно принадлежащие ему средства в иностранной ва-
люте. По-видимому, законодатель посчитал, что во всех этих случаях нет предмета

1
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем».
2
Там же.
3
Русанов Г. А. Преступления в сфере экономической деятельности: учебное пособие. М.: Проспект, 2011. 264 с.
77
преступления – денежных средств или иного имущества, приобретенных преступ-
ным путем. Эти средства уже были у субъекта и приобретены они не преступным
путем, поэтому и надобности в их легализации не существует… однако, почему в
данный перечень не включены иные преступления, суть которых заключается в не-
выполнении имущественных обязательств, в частности, ст. 177 УК РФ (злостное
уклонение от погашения кредиторской задолженности) или ст. 165 УК РФ (причи-
нение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием)»1.
Представляется, что преступные деяния, совершаемые путем преступного
неотчуждения являются не менее общественно-опасными, чем преступления, в ре-
зультате которых лицо получает имущество. Основная проблема, которая стоит в
данном случае связана с определением предмета преступления, т.к. в случае пре-
ступного неотчуждения он часто не является индивидуально определенным2. Од-
нако действующее Постановление этот вопрос в полной мере разрешает. Как след-
ствие, на наш взгляд, препятствий для привлечения к уголовной ответственности в
таком случае не существует.
Кроме того, уголовная ответственность за легализацию (отмывание) преступ-
ных доходов, приобретенных в результате налоговых преступлений соответствует
международно-правовым нормам в данной области и Рекомендациям ФАТФ.
Заметим, что необходимость уголовной ответственности за легализацию де-
нежных средств и иного имущества, приобретенных в результате преступного не-
отчуждения поддержали 88 % опрошенных практикующих юристов.
Еще один важный вопрос, традиционно вызывавший дискуссию в науке уго-
ловного права, – это критерии признания преступного характера происхождения
имущества.
В частности, в теории уголовного права и правоприменительной практике
ставился вопрос о том необходим ли судебный приговор для признания доходов от
предикатного преступления преступными. Генеральный Прокурор РФ в Информа-
ционном письме от 25 ноября 2004 г. № 12/2-04 указал, что установление «факта

1
Волженкин Б. В. Указ. соч. С. 290.
2
См. Русанов Г.А. Указ. соч. С. 54-55.
78
получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых пре-
ступным путем либо в результате совершения преступления не означает наличия
вступившего в законную силу обвинительного приговора суда, установившего со-
бытие основного преступления. Преступный способ получения лицом денежных
средств или иного имущества следует подтверждать совокупностью доказательств,
собранных при производстве предварительного следствия»1.
Такой же позиции придерживался Б. В. Волженкин: «в ст. 174 и ст. 174.1 УК
РФ речь идет о событии преступления и о том, что лицо, осуществляющее финан-
совую операцию или иную сделку, направленную на легализацию (отмывание) пре-
ступных доходов, знало об этом событии, а также о том, что соответствующее иму-
щество приобретено преступным путем… Виновность лица в совершении преступ-
ления, явившегося источником отмываемых средств, может быть установлена при-
говором по делу об их отмывании. Что же касается ситуации, изложенной в ст. 174
УК, то здесь вообще нет необходимости установления конкретных виновников со-
вершения первичного преступления; важно доказать, что событие преступления
(допустим незаконный оборот наркотиков) имело место и результатом этого пре-
ступления стало приобретение имущества, легализуемого в данном случае»2. В су-
дебной практике также были случаи, когда преступность происхождения имуще-
ства была признана без судебного приговора3.
Такой подход резко критиковался в теории уголовного права. В частности, В.
Ю. Эм отмечает, что «привлекать к ответственности за легализацию (отмывание)
денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, воз-
можно только в том случае, когда факт преступного получения доходов будет уста-
новлен вступившим в законную силу приговором суда»4.
В настоящий момент «данный вопрос разрешен в Постановлении: по смыслу
закона, вывод суда, рассматривающего уголовное дело по статье 174 или статье

1
Текст информационного письма приведен по: Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности.
СПб., 2007. С. 294.
2
Волженкин Б. В. Указ. соч. С. 296-297.
3
Сунженский районный суд Ингушетии. Дело № 1-30/2010.
4
Эм В. Ю. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика легализации (отмывания) денежных средств
или иного имущества, приобретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 12.
79
174.1 УК РФ, о преступном характере приобретения имущества, владению, поль-
зованию или распоряжению которым виновный стремится придать правомерный
вид, наряду с иными материалами уголовного дела может основываться на:
– обвинительном приговоре по делу о конкретном преступлении, предусмот-
ренном одной из статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федера-
ции (об основном преступлении);
– постановлении органа предварительного расследования о прекращении
уголовного дела (уголовного преследования) за совершение основного преступле-
ния в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответствен-
ности, в связи с недостижением лицом возраста уголовной ответственности, в связи
с истечением сроков давности уголовного преследования, в случаях, предусмот-
ренных пунктом 6 части 1 статьи 24 УПК РФ, в связи с примирением сторон, вслед-
ствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, а также по основаниям,
предусмотренным статьей 28.1 УПК РФ, если материалы уголовного дела содержат
доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного пре-
ступления, и органом предварительного расследования дана им соответствующая
оценка;
– постановлении органа предварительного расследования о приостановлении
дознания или предварительного следствия в связи с неустановлением на момент
рассмотрения уголовного дела лица, подлежащего привлечению в качестве обви-
няемого за основное преступление, если материалы уголовного дела содержат до-
казательства, свидетельствующие о наличии события и состава такого преступле-
ния, и органом предварительного расследования дана им соответствующая
оценка»1.
Думается, что такой подход, избранный в Постановлении, является вполне
обоснованным. Преступный характер происхождения должен быть подтвержден
соответствующими юридическими документами. Без вынесения итогового или

1
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»
80
промежуточного решения (в случае неустановления виновного в совершении пре-
дикатного преступления или невозможности привлечения его к уголовной ответ-
ственности), подтверждающего преступный характер происхождения имущества,
нельзя говорить о легализации именно преступных доходов. Безусловно, установ-
ление факта на основании совокупности доказательств в таком случае недоста-
точно.
Относительно предмета легализации (отмывания) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем, возникает вопрос о возмож-
ности уголовной ответственности за легализацию преступных доходов, приобре-
тенных в результате преступлений против интеллектуальной собственности. Сле-
дует отметить, что в международных документах однозначного ответа о возмож-
ности легализации интеллектуальной собственности нет. Например, в Варшавской
конвенции к имуществу, которое может быть предметом легализации отнесено,
например, невещественное, каковым в широком понимании может являться интел-
лектуальная собственность.
В действующем российском уголовном законодательстве ответственность за
такие деяния предусмотрена в ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав)
и ст. 147 УК РФ (нарушение изобретательских и патентных прав). Действующее рос-
сийское уголовное законодательство ограничивает перечень предметов легализации
преступных доходов денежными средствами и иным имуществом. Думается, что та-
кой подход российского законодателя следует признать правильным. Объекты ин-
теллектуальной собственности в случае их неправомерного использования могут
быть монетизированы и именно данный фактор предполагает причинение ущерба
собственнику интеллектуальных прав. Следовательно, в данном случае речь идет о
легализации денежных средств либо иного имущества, приобретенных в результате
совершения преступлений, предусмотренных ст. 146 и 147 УК РФ.
Продолжая исследование, обратимся к объективной стороне преступлений,
предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ.
«Под объективной стороной состава преступления в науке уголовного права
традиционно понимается совокупность его внешних признаков, характеризующих
81
общественную опасность деяния, ее степень»1. «При этом признаки, входящие в
объективную сторону преступления, традиционно подразделятся на обязательные
и факультативные. К обязательным признакам большинство ученых относят: об-
щественно – опасное деяние в форме действия и бездействия, преступные послед-
ствия и причинно-следственную связь между ними. К факультативным признакам
объективной стороны состава преступления относятся: место, время, способ, сред-
ства и орудия совершения преступления»2.
В действующем уголовном законодательстве объективная сторона рассмат-
риваемых преступлений определена следующим образом: совершение финансовых
операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом в целях
придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными
денежными средствами или иным имуществом.
В соответствии с вышеуказанным Постановлением, «под финансовыми опе-
рациями могут пониматься любые операции с денежными средствами (наличные и
безналичные расчеты, кассовые операции, перевод или размен денежных средств,
обмен одной валюты на другую и т.п.).
К сделкам как признаку указанных преступлений могут быть отнесены дей-
ствия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских
прав и обязанностей, а равно на создание видимости возникновения или перехода
гражданских прав и обязанностей».
Такие финансовые операции и сделки заведомо для виновного маскируют
связь легализуемого имущества с преступным источником его происхождения (ос-
новным преступлением).
Следует отметить, что описание признаков объективной стороны составов
преступлений, предусмотренных в действующем уголовном законодательстве, не-
сколько уже, чем закрепленное в международно-правовых документах. Вследствие
чего в теории уголовного права существует позиция о необходимости расширения

1
См., напр.: Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 7–11. Уголовное право. Часть Общая
/ под ред. Л. Л. Кругликова. М., 2005. С. 146–147, Уголовное право. Часть Общая / под ред. Л. Д. Гаухмана и С. В.
Максимова М., 2004. С. 127.
2
Там же.
82
признаков состава. Так, например, А. А. Ганихин пишет, что «поскольку легализа-
ция практически всегда представляет собой целую цепь взаимосвязанных последо-
вательных сделок (действий), в которых предмет сделки (конкретное имущество)
может меняться, крайне важно внесение соответствующих изменений в диспози-
ции ст. 174 и ст. 174.1. УК РФ в части описания предмета преступления. Необхо-
димо зафиксировать, что карается не только совершение действий по легализации
в отношении «имущества, заведомо приобретённого преступным путём», но также
в отношении «конверсионных состояний указанного имущества». В дальнейшем
было бы целесообразно раскрыть понятие «конверсионное состояние имущества»
на уровне руководящего Постановления Пленума Верховного Суда РФ»1.
Действительно, в международных документах объективная сторона легали-
зации (отмывания) преступных доходов рассматривается более широко2. В частно-
сти, в качестве легализации (отмывания) преступных доходов рассматривается ши-
рокий круг правонарушений, включая не только действия, связанные с непосред-
ственным переводом или обеспечением движения имущества (конверсией), приоб-
ретенного преступным путем, но также с непосредственным владением и исполь-
зованием такого имущества. Однако имплементация владения и использования как
преступных деяний в правовую систему остается на усмотрение отдельных госу-
дарств с учетом особенностей построения права в них.
Более интересен вопрос о соотношении понятия «конверсия или передача
имущества, если известно, что это имущество является доходом, приобретенным
преступным путем», используемым в международных документах и «совершение
сделок и финансовых операций с денежными средствами или иным имуществом,
приобретенными преступным путем». Не сужаются ли в действующем российском
уголовном законодательстве признаки объективной стороны составов легализации

1
Ганихин А. А. Легализация (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем: финансово-экономиче-
ский и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2003. С. 12.
2
См.: Смагина А. В. Легализация преступных доходов: сравнительный анализ уголовного законодательства России
и зарубежных стран: дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
83
преступных доходов и соответствуют ли уголовно-правовые нормы, предусмот-
ренные в действующем российском законодательстве, международным стандартам
в данной сфере?
Представляется, что широкое понятие сделки, используемое в Постановлении в
полной мере охватывает фактически любые формы конверсии денежных средств или
иного имущества, которые совершаются с целью придания видимости правомерности
происхождения имущества. При этом под понятие таких сделок подходят в том числе
случаи, когда в процессе легализации изменяются индивидуально-определенные
свойства имущества. Например, денежные средства конвертируются в драгоценные
металлы, а, затем в недвижимость и доли в крупных компаниях.
Таким образом, несмотря на то, что в российском уголовном законодатель-
стве используется отличный от международно-правовых документов способ опи-
сания признаков объективной стороны легализации (отмывания) преступных дохо-
дов, ее описание соответствует международным стандартам в данной области.
Следует заметить, что понятие «сделка» являлось предметом рассмотрения
Конституционного суда РФ.
В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Д. просил признать не соответ-
ствующими статье 54 Конституции Российской Федерации часть четвертую статьи
159 Мошенничество и часть вторую статьи 174.1 УК РФ – легализация (отмывание)
денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совер-
шения им преступления, которые, по его мнению, ввиду их неопределенности поз-
воляют суду при рассмотрении уголовного дела признавать уголовно-наказуемым
деянием заключение и исполнение гражданско-правовых сделок.
Конституционный Суд РФ, изучив представленные материалы, не нашел ос-
нований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что по смыслу за-
кона, финансовые операции и сделки согласно ст. 174.1 УК РФ, заведомо для ви-
новного маскируют связь легализуемого имущества с преступным источником его
происхождения (основным преступлением). Кроме того, в описательно-мотивиро-
вочной части судебного решения по делам об обвинении в совершении преступле-
84
ний, предусмотренных оспариваемой статьей, должны быть приведены доказатель-
ства, на которых основывается вывод суда о том, что денежные средства или иное
имущество были приобретены преступным путем (в результате совершения пре-
ступления), а также о том, что наличествует цель придания правомерного вида вла-
дению, пользованию и распоряжению такими денежными средствами или иным
имуществом (пункты 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 7 июля 2015 года № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным
путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным пу-
тем»). Таким образом, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушаю-
щие права заявителя в обозначенном им аспекте1.
Также интерес представляет вопрос о моменте окончания легализации (от-
мывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным пу-
тем. В действующем Постановлении момент окончания данного преступления рас-
сматривается дифференцированно:
а) «Преступления, предусмотренные статьями 174 и 174.1 УК РФ, совершенные
путем финансовых операций, следует считать оконченными с момента, когда лицо,
действуя с указанной в данных статьях целью, непосредственно использовало пре-
ступно полученные денежные средства для расчетов за товары или размена либо
предъявило (передало) банку распоряжение о переводе денежных средств и т.п.».
б) «В тех случаях, когда названные преступления совершались путем сделки,
их следует считать оконченными с момента фактического исполнения виновным
лицом хотя бы части обязанностей или реализации хотя бы части прав, которые
возникли у него по совершенной сделке (например, с момента передачи виновным
лицом полученных им в результате совершения преступления денежных средств
или иного имущества другой стороне договора вне зависимости от того, получено
ли им встречное исполнение по сделке).
в) Если же в целях придания правомерного вида владению, пользованию и
распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными

1
Определение Конституционного суда РФ от 26 мая 2016 г. N 1129-О.
85
преступным путем (в результате совершения преступления), создается лишь види-
мость заключения сделки с имуществом, тогда как в действительности фактическая
передача имущества по ней не предполагается, то преступления, предусмотренные
статьями 174 и 174.1 УК РФ, следует считать оконченными с момента оформления
договора между виновным и иным лицом (например, с момента подписания дого-
вора об оплате услуг, которым маскируется преступное приобретение соответству-
ющих денежных средств)»1.
г) «На признание преступления оконченным не влияет то обстоятельство, что
финансовые операции или сделки осуществлялись в условиях оперативно-розыск-
ного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от
12.08.1995 № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”2».
Представляется, что момент окончания рассматриваемых преступлений в
действующим Постановлении является абсолютно точным и не требует дополни-
тельной дискуссии.
Несмотря на то, что способ совершения преступлений, предусмотренных ст.
174 и 174.1 УК РФ не является обязательным признаком объективной стороны ис-
следуемых составов преступлений, следует обратить внимание на характер исполь-
зуемых способов с целью выстраивания системы профилактики данных преступле-
ний. Изучение приговоров, позволили выявить следующие основные способы со-
вершения данного преступления:
а) легализация преступных доходов посредством заключения гражданско-
правовых сделок встречается в 35 % изученных материалов уголовных дел;
б) легализация преступных доходов посредством банковских переводов
встречается примерно в 20 % случаев;
в) легализация преступных доходов посредством приобретения предметов
роскоши – около 10 % случаев;
г) легализация преступных доходов посредством использования оффшорных
зон – около 5 % выявленных случаев;

1
Там же.
2
Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание зако-
нодательства РФ, 14.08.1995, № 33, ст. 3349.
86
д) легализация преступных доходов посредством инвестирования в бизнес-
проекты встречается примерно в 5 % случаев.
Остальные способы легализации носят единичный характер.
Указанные свидетельствуют о том, что в подавляющем большинстве случаев
лица, совершающие преступления, предусмотренные ст. 174 и 174.1 УК РФ исполь-
зуют наиболее простые способы совершения исследуемого преступления.
Подводя итог проведенного исследования признаков объекта и объективной
стороны легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приоб-
ретенных преступным путем согласно действующему российскому уголовному за-
конодательству сделаем несколько тезисов:
1. Восприятие российским законодателем легализации (отмывания) денеж-
ных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем в качестве
преступления в сфере экономической деятельности влечет за собой целый ряд нега-
тивных аспектов: правоприменитель не может оценить действительную обще-
ственную опасность рассматриваемых преступлений; не учитывается обществен-
ная опасность предикатных преступлений; не берутся в расчет иные группы обще-
ственных отношений (кроме экономических), которым причиняется вред в резуль-
тате легализации (отмывания) преступных доходов; не учитывается взаимосвязь
легализации (отмывания) преступных доходов и преступлений террористической
направленности, как последующих преступлений. Таким образом, отнесение лега-
лизации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем к преступлениям в сфере экономической деятельности представля-
ется необоснованным.
2. Легализация (отмывание) преступных доходов не являются самостоятель-
ными преступлениями, а связана с интересами лица, совершившего предикатное
преступление. Следовательно, правовая природа данных преступлений связана с
посягательствами на отношения правосудия, а непосредственным объектом явля-
ются общественные отношения правосудия в отношении лица совершившего пре-
дикатное преступление.
87
3. «Разрешен ряд вопросов уголовной ответственности за легализацию (от-
мывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным пу-
тем, связанных с объективными признаками составов преступлений»1:
а) деяния, совершаемые путем преступного неотчуждения имущества обла-
дает не меньшей степенью общественной опасности, чем иные предикатные пре-
ступления, и должны рассматриваться как преступные;
б) «легализация (отмывание) объектов интеллектуальной собственности,
приобретенных преступным путем, представляет потенциально высокую степень
общественной опасности и должна быть криминализирована»2;
в) в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по
делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приоб-
ретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо до-
бытого преступным путем» используется широкое понятие сделки, которое в пол-
ной мере охватывает любые формы конверсии денежных средств или иного иму-
щества, которые совершаются с целью придания видимости правомерности проис-
хождения имущества. При этом под понимание таких сделок подходят в том числе
случаи, когда в процессе легализации изменяются индивидуально-определенные
свойства имущества.

§ 2.2. Признаки субъекта и субъективной стороны легализации (отмывания)


денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

«В науке российского уголовного права под субъектом преступления тради-


ционно понимается физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной от-
ветственности»3. Соответственно, выделяются следующие «признаки общего субъ-
екта преступления:

1
Ступина С.А., Федорова Е.А. Противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем,
как мера борьбы с незаконным оборотом наркотиков //. Вестник Сибирского юридического института ФСКН России.
2015. № 3 (20). С. 41-50
2
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»
3
См., напр.: Павлов В. Г. Субъект преступления. СПб., С. 68 - 117; Уголовное право. Часть Общая / Под ред. Л. В.
Иногамовой-Хегай ,А. И. Рарога, А. И. Чучаева М., 2006. С. 197; Уголовное право. Часть Общая / Под ред. А. Н.
Игнатова, Ю. А. Красикова М., 2005. С. 173.
88
– лицо должно быть физическим;
– достигнуть возраста, с которого наступает уголовная ответственность;
– лицо должно быть вменяемым»1.
В уголовном законодательстве не называется каких-либо специальных
признаков субъекта легализации (отмывания) денежных средств или иного
имущества, приобретенных преступным путем. Следовательно, субъект данных
преступлений общий – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.
Следует отметить, что в теории уголовного права предпринимались попытки
исследования субъекта рассматриваемых преступлений применительно к вопросу
о наличии специальных признаков такого субъекта:
а) Так О. А. Педун указывает, что «субъектом ст. 174 УК РФ является
физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, которое совершает финансовые
операции и другие сделки с денежными средствами, осознавая, что эти средства
добыты другими лицами в результате совершения преступления, а действия самого
лица направлены на придание правомерного вида владению, пользованию и
распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.
Субъектом ст. 174.1 УК РФ является физическое лицо, достигшее возраста 16 лет,
которое совершает финансовые операции и другие сделки с денежными средствами
или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им
преступления, либо указанные средства использует для осуществления
предпринимательской или иной экономической деятельности. Так как в
исследуемых нормах присутствует дополнительный признак субъекта, можно
считать его специальным»2.
б) А. В. Соловьев пишет, что «учитывая, что субъекты преступлений,
предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, чаще всего имеют высокую
профессиональную квалификацию и постоянно находят новые более совершенные
способы как уклонения от процедур обязательного контроля за совершением
сделок и финансовых операций с денежными средствами или иным имуществом,

1
Там же.
2
Педун О. Л. Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем: дис. …канд.
юрид. наук. М., 2004. С. 11.
89
приобретёнными преступным путём, так и сокрытия совершаемых преступлений,
целесообразно внести изменения в нормы, предусмотренные в ст. 174 УК РФ»1.
в) И. Г. Тер-Аванесов отмечает, что «субъект в преступлениях,
предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, – специальный. Об этом
свидетельствует то обстоятельство, что уголовной ответственности в ст. 174 УК РФ
подлежит лицо, непричастное к совершению преступления, в результате действий
которого возникла необходимость легализации денежных средств или иного
имущества, а в ст. 174.1 УК РФ – только лицо, совершившее преступление, в
результате которого возникла необходимость легализации»2.
Представляется, что следует критически оценить предложения об
ограничении перечня субъектов легализации (отмывания) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем согласно российскому
уголовному законодательству. Безусловно, как правило, для профессиональной
легализации преступных доходов лицо должно обладать определёнными знаниями
и навыками. Однако наличие этих навыков необязательно связано с уровнем
образования и какими-либо должностными обязанностями. Следовательно,
указание на специальный субъект рассматриваемых преступлений необоснованно.
Заметим, что опрос практикующих юристов показал, что только 25 %
поддерживают тезис о том, что субъект легализации (отмывания) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем является
специальным.
В УК РФ субъект преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ
дифференцирован:
– для ст. 174 УК РФ – лицо, легализующее денежные средства и иное
имущество, приобретенное иными лицами в результате совершения преступления;
– для ст. 174.1 УК РФ лицо, легализующее денежные средства и иное
имущество, приобретенное им самим в результате совершения преступления.

1
Соловьев А. В. Уголовно-правовые и криминологические меры борьбы с легализацией (отмыванием) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 10.
2
Тер-Аванесов И. Г. Легализация денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем: дис.
…канд. юрид. наук. Ставрополь, 2005. С. 10.
90
Наиболее интересным вопросом применительно к субъекту легализации
(отмывания) преступных доходов является проблема ответственности
юридических лиц.
Напомним, что:
а) в Конвенциях ООН и иных международных документах признается
необходимость ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов;
б) в Рекомендациях ФАТФ отдается приоритет именно уголовной
ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание) преступных
доходов.
Таким образом, вопрос ответственности юридических лиц, согласно
действующему российскому законодательству связан напрямую с исполнением
международных обязательств Российской Федерации.
Т. Ю. Рудая, исследовавшая вопросы имплементации международных
обязательств Российской Федерации в действующее законодательство,
справедливо отмечает, что «основанный на проведенном анализе вывод о том, что
в настоящее время степень реализации международно-правовых обязательств по
противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным
путем, характеризуется недостаточно полным и точным исполнением Российской
Федерацией положений, вытекающих из заключенных международных договоров
в данной сфере. С учетом того, что общепризнанные принципы и нормы
международного права, соответствующие положения международных договоров
Российской Федерации в сфере легализации (отмывания) денежных средств и
иного имущества, добытых преступным путем, являются частью российской
правовой системы, они должны быть в максимальной степени включены в
российское уголовное законодательство»1.
Таким образом, реализация международных обязательств Российской
Федерации в рассматриваемой сфере представляется особо актуальной.

1
Рудая Т. Ю. Реализация в уголовном законодательстве Российской Федерации ее международных обязательств в
сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем: дис …канд. юрид. наук
М.,2009. С. 10.
91
«В теории российского уголовного права в течении долгого времени ведется
дискуссия относительно возможности уголовной ответственности юридических
лиц. Исследование и обобщение данных о правонарушениях, совершаемых
юридическими лицами, низкая эффективность правоприменительной практики в
рамках гражданского и административного законодательства в отношении этих
субъектов свидетельствуют о необходимости введения уголовной ответственности
для них (Л. А. Абашина)»1.
По мнению А. А. Комоско, «в целях полноты охвата правовой защитой
интересов личности, общества и государства следует ввести в российское
законодательство юридических лиц в качестве особого субъекта уголовной
ответственности. Необходимо дополнение Уголовного Кодекса РФ отдельной
главой, посвященной условиям и основаниям уголовной ответственности
юридических лиц, а также их уголовному наказанию»2.
Однако среди ученых есть и большое количество противников введения
института уголовной ответственности юридических лиц. Наиболее
последовательным критиком введения данного института считался Б. В.
Волженкин, который писал, что «уголовный закон связывает ответственность со
способностью лица, совершившего преступление отдавать отчет своим действиям
и руководить ими, каковой обладают лишь люди… Основанием уголовной
ответственности, согласно принципам уголовного закона, выступает совершение
преступления. Подобного преступления, как причиняющего ущерб действия или
бездействия, юридическое лицо тоже совершить не может. Значит, потребуется
раздвоение Уголовного кодекса на две системы принципов и основании уголовной
ответственности с наказанием. Главный вопрос в этой дискуссии – «зачем»? Если
требуется усилить ответственность юридических лиц, а ее действительно следует
ужесточить, то это вполне можно осуществить в рамках гражданского,
хозяйственного, финансового права»3.

1
Абашина Л. А. Юридическое лицо, как субъект уголовной ответственности: дис. …канд. юрид. наук. Орел, 2008.
С. 12.
2
Комоско А. А. Уголовная ответственность юридических лиц: дис. …канд. юрид. наук. М., 2007
3
Волженкин Б. В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998. С. 9-10.
92
Не вдаваясь в дискуссию относительно данного вопроса, отметим, что в
последние годы вопрос введения уголовной ответственности юридических лиц
перешел в практическую плоскость.
Следственный Комитет РФ разработал и представил для широкого обсужде-
ния законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Рос-
сийской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздей-
ствия в отношении юридических лиц»1.
Позже в Государственную Думу РФ был представлен другой вариант законо-
проекта, согласно которому в России вводился институт уголовной ответственно-
сти юридических лиц.
В настоящий момент дискуссия относительно перспектив введения данного
института продолжается. Однако отдельного внимания заслуживает перспектива
введения уголовной ответственности юридических за легализацию (отмывание)
преступных доходов. В доктрине также высказывались позиции относительно
необходимости введения уголовной ответственности юридических лиц за легали-
зацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем. Так, Д. В. Бахарев предложил концепцию уголовной ответствен-
ности за рассматриваемое преступление. Уголовной ответственности, по мнению
автора, подлежат:
а) «вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответствен-
ности;
б) юридическое лицо, в случае, когда это специально предусмотрено соответ-
ствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Юридическое лицо мо-
жет нести уголовную ответственность как совместно с физическим лицом, так и
самостоятельно.
Юридическое лицо несет уголовную ответственность совместно с физиче-
скими лицами (его сотрудниками)».

1
Электронный ресурс: [http://www.sledcom.ru/discussions/?SID=1273].
93
в) Когда конкретный сотрудник юридического лица, виновный в совершении
данного деяния, по каким-либо причинам не установлен, либо в установленном за-
коном порядке освобожден от уголовной ответственности или отбывания наказа-
ния, юридическое лицо привлекается к уголовной ответственности самостоя-
тельно;
в) вина юридического лица, при наличии основания его уголовной ответ-
ственности, будет иметься всегда, за исключением случаев, когда будет установ-
лено, что юридическим лицом были приняты все зависящие от него меры для того,
чтобы избежать совершения преступления;
г) видами наказаний юридических лиц являются: а) штраф; б) лишение права
заниматься определенной деятельностью; в) ликвидация юридического лица;
д) ликвидация юридического лица и лишение его права заниматься опреде-
ленной деятельностью могут применяется только в качестве основных видов нака-
заний;
е) для юридических лиц штраф устанавливается в размере от пятидесяти ты-
сяч до пяти миллионов рублей, а также в размере дохода юридического лица за
период от полугода до двух лет»;
ж) для юридических лиц лишение права заниматься определенной деятель-
ностью устанавливается на срок от шести месяцев до трех лет1.
Представляется, что применительно к данному вопросу следует заметить сле-
дующее:
1. Организации часто участвуют в легализации (отмывании) преступных до-
ходов, что является общемировой практикой. При этом часто речь идет ни о каких-
либо структурах, созданных исключительно с этой целью на короткий промежуток
времени. Часто легализацией преступных доходов занимаются крупные, уважае-
мые и широко известные коммерческие организации, прежде всего, банки. Можно
привести, несколько примеров:

1
Бахарев Д. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты совершенствования механизма противодействия
легализации доходов от организованной преступной деятельности: дис. …канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С.
15.
94
а) В конце мая 2017 г. Федеральная резервная система США вновь оштрафо-
вала крупнейший немецкий банк Deutsche Bank на 41 млн. долларов (37 млн. евро)
за неспособность принять достаточно мер для предотвращения отмывания денег из
России. В частности, ФРС заявила о «небезопасных и ненадежных» практиках кре-
дитной организации и обязала ее работать над улучшением контроля за исполне-
нием американских законов в сфере противодействия отмыванию средств1.
б) Банковский холдинг Banamex USA (BUSA), подразделение Citigroup, со-
гласился выплатить 97,44 млн долларов, чтобы снять все претензии по поводу нару-
шения компанией соглашения о банковской тайне, сообщило Министерство юсти-
ции США. В соглашении с департаментом юстиции BUSA признали уголовные
нарушение, состоявшие в том, что они сознательно не внедрили эффективную си-
стему для противостояния отмыванию денег и сознательно не составляли отчеты о
подозрительной активности2.
Перечисление подобных примеров, когда крупные юридические лица в ми-
ровой практике используются для легализации (отмывания) преступных доходов
можно было продолжить. Применительно к таким организациям вызывает суще-
ственные сомнения эффективность ответственности физических лиц. Поскольку
решение о нарушении законодательства принимается, как правило коллегиально, а
с другой стороны очень сложно установить конкретное физическое лицо, либо лиц,
осуществлявших легализацию (отмывание) преступных доходов. Поэтому привле-
чение к уголовной ответственности отдельных физических лиц не решает про-
блему предупреждения совершения легализации (отмывания) преступных доходов
и такая деятельность может быть продолжена. Единственным эффективным сред-
ством в таком случае может быть только привлечение к ответственности самой ор-
ганизации.

1
США повторно оштрафовали Deutche bank за отмывание денег из России // Электронный ресурс
[https://www.vz.ru/news/2017/5/31/872592.html]
2
Citigroup заплатит властям США 97 млн. долларов для урегулирования претензий, касающихся банковской тайны
// Электронный ресурс [http://www.banki.ru/news/lenta/?id=9756740]
95
2. В международных документах не требуется установления именно уголов-
ной ответственности юридических за легализацию (отмывание) преступных дохо-
дов согласно национальному законодательству. В документах и международных
конвенциях, посвященных проблемам борьбы с легализацией (отмыванием) пре-
ступных доходов нет указания на вид юридической ответственности организаций,
а согласно Рекомендациям ФАТФ государства должны стремиться к установлению
уголовной ответственности юридических лиц в том случае, если это позволяет их
правовая система. Представляется, что существующая российская концепция уго-
ловного права не позволяет в полной мере внедрить институт уголовной ответ-
ственности юридических лиц ввиду необходимости в таком случае серьезной пере-
работки действующего российского уголовного законодательства.
3. «Проблему ответственности юридических лиц за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем
можно решить в рамках административной ответственности»1. Такой подход не бу-
дет нарушением международных обязательств Российской Федерации; с другой
стороны позволит не перестраивать кардинально действующее уголовное законо-
дательство. Кроме того, следует отметить, что административная ответственность
в России по своей природе очень близка к уголовной ответственности, на что ранее
было уже указано ЕСПЧ. Так, например, в постановлении по делу «Сергей Золоту-
хин (Sergey Zolotukhin) против Российской Федерации» (жалоба № 14939/03)
ЕСПЧ указал, что «в российской правовой системе запрет повторности разбира-
тельства ограничен сферой действия уголовного законодательства. Согласно Уго-
ловно-процессуальному кодексу имевшее место ранее признание виновным в ана-
логичном административном правонарушении не порождает оснований для пре-
кращения уголовного разбирательства... Точно так же российская Конституция га-
рантирует защиту лицу от повторного осуждения за то же "преступление"... (п.
118)». «Статья 4 Протокола № 7 к Конвенции должна – как считает ЕСПЧ – толко-

1
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»
96
ваться как запрещающая преследование или предание суду за второе «преступле-
ние», если они вытекают из идентичных фактов или фактов, которые в значитель-
ной степени являются теми же» (п. 82)». «В результате ЕСПЧ заключил, что по-
скольку разбирательство, возбужденное против заявителя в соответствии со ста-
тьей Уголовного кодекса, в значительной степени касалось того же правонаруше-
ния, за которое он уже был признан виновным окончательным решением в соот-
ветствии с Кодексом об административных правонарушениях (п. 121), то имело ме-
сто нарушение статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции (п. 122)»1.
Таким образом, в рамках административной ответственности возможно
«установление ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов, которая по своей природе будет близка к уголовной ответ-
ственности и позволит эффективно справляться с проблемой противодействия ле-
гализации (отмыванию) преступных доходов, совершаемой юридическими ли-
цами»2.
Следует отметить, что в зарубежной практике существует схожий опыт ре-
шения данной проблемы. В законодательстве Италии предусмотрена ответствен-
ность за совершение административных правонарушений, связанных с преступле-
ниями. Появление такого вида деликтов было связано с нежеланием итальянского
законодателя кардинально менять существующую систему уголовного законода-
тельства с одной стороны и желанием исполнить международные обязательства,
связанные с необходимостью введения института ответственности юридических
лиц, с другой стороны3.
В действующем российском административном законодательстве нет ответ-
ственности непосредственно за легализацию (отмывание) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем. Однако существует ответ-
ственность за деяния, связанные с легализацией (отмыванием) преступных дохо-
дов, например: «неисполнение требований законодательства о противодействии

1
Сергей Золотухин (Sergey Zolotukhin) против Российской Федерации. Жалоба № 14939/03.
2
Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с легализацией (отмыванием) незакон-
ных доходов: дис. … канд. экон. наук: 12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
3
См.: Ronco M.., Ambrosetti E., Mezzetti E. La legge penale. Fonti, tempo, spazio, persone. Bologna, 2006, pp. 183-186;
Rossi A. Reati societari. Torino, 2005, pp. 516.
97
легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансиро-
ванию терроризма» (ст. 15.27 КоАП). Поэтому КоАП следует дополнить идентич-
ными предусмотренным ст. 174 и 174.1 УК РФ нормами, однако ограничить их
применение в отношении юридических лиц.
Проведенный нами опрос практикующих юристов показал, что предложен-
ный подход к решению данной проблемы поддерживают 72 % опрошенных.
Резюмируя сказанное, отметим следующее: Российская Федерация во испол-
нение международных обязательств должна установить ответственность юридиче-
ских лиц за легализацию (отмывание) преступных доходов. Однако в рамках дей-
ствующего уголовного законодательства это не представляется возможным. На ос-
новании исследования зарубежного опыта и российского законодательства предла-
гаем решить данную проблему в рамках расширения административной ответ-
ственности – установить ее для юридических лиц за правонарушения, идентичные
предусмотренным в ст. 174 и 174.1 УК РФ. Такой подход позволит Российской Фе-
дерации выполнить свои международные обязательства без кардинальной пере-
стройки уголовного законодательства.
Еще один важный вопрос, связанный с признаками субъекта легализации
(отмывания) денежных средств и (или) иного имущества приобретенного преступ-
ным путем связан с проблемой ответственности служащих организаций, осуществ-
ляющих контроль за юридической чистотой банковской и финансовой деятельно-
сти, и легализации полученных доходов. Особое внимание на данный аспект обра-
щено в Приказе Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского
надзора за исполнением законов в сфере противодействия легализации (отмыва-
нию) доходов, полученных преступным путём, финансированию экстремистской
деятельности и терроризма»1.
Применительно к данному вопросу заметим следующее:
1. Согласно действующему законодательству в сфере противодействия лега-
лизации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных в

1
Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов в сфере
противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, финансированию экстре-
мистской деятельности и терроризма» // Электронный ресурс [Консультант +]
98
результате совершения преступления на ряд организаций (прежде всего, банков-
ских и кредитных) возложены обязанности по контролю и выявлению сомнитель-
ных операций. Наличие таких обязанностей предполагает возможности по злоупо-
треблению ими в целях легализации преступных доходов. В частности, лицо может
не обращать внимание на сомнительный характер отдельных финансовых опера-
ций.
2. Участие служащих организаций, осуществляющих контроль за юридиче-
ской чистотой банковской и финансовой деятельности, и легализации полученных
доходов в процессе легализации преступных доходов возможно в двух формах:
а) В качестве непосредственного исполнителя деяния. Такая ситуация воз-
можна в том случае, если виновное лицо занимается легализацией преступных до-
ходов, приобретенных иными лицами в результате совершения преступления.
б) В качестве соучастника в совершении преступления. В таком случае ви-
новное лицо выполняет часть объективной стороны легализации преступных дохо-
дов. Совершение деяния может быть как в составе группы лиц по предваритель-
ному сговору, занимающейся легализацией преступных доходов, так и в составе
организованной группы, занимающейся данной противоправной деятельностью.
3. Участие служащих организаций, осуществляющих контроль за юридиче-
ской чистотой банковской и финансовой деятельности, и легализации полученных
доходов в процессе легализации преступных доходов повышают степень обще-
ственной опасности легализации преступных доходов, поскольку:
а) позволяет более эффективно скрыть от государственного контроля до-
ходы, полученные в результате совершения преступления;
б) позволяет легализовать большие объемы преступных доходов.
Резюмируя сказанное, отметим следующее: участие служащих организаций,
осуществляющих контроль за юридической чистотой банковской и финансовой де-
ятельности, и легализации полученных доходов в процессе легализации преступ-
ных доходов повышают степень общественной опасности легализации преступных
доходов и, как правило, возможно в двух формах: в качестве непосредственного
99
исполнителя деяния; в качестве соучастника в совершении преступления, преду-
смотренного ст. 174 УК РФ.
Продолжая исследование, рассмотрим признаки субъективной стороны лега-
лизации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем согласно российскому уголовному законодательству.
«В теории советского и российского уголовного права под субъективной сто-
роной состава преступления традиционно понимается психическое отношение
лица к совершенному им преступлению. Содержанием субъективной стороны яв-
ляются вина в форме умысла или неосторожности, а также мотивы и цели совер-
шения преступления» 1.
В доктрине не вызывает сомнения, что преступления, предусмотренные ст.
174 и 174.1 УК РФ совершаются исключительно с прямым умыслом2. В теории уго-
ловного права даже существуют предложения о необходимости специально указать
на умышленный характер совершенного деяния3. Действительно, наличие специ-
альной цели и формальная конструкция составов легализации (отмывания) денеж-
ных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем указывают
на единственно возможный умышленный характер совершенного деяния и прямой
вид умысла.
В теоретических работах справедливо отмечается, что «основным при опре-
делении легализации выступает не способ совершения тех или иных действий, а
цель – придание правомерного вида указанным денежным средствам или имуще-
ству. Объективная сторона легализации (отмывания) преступных доходов должна
включать в себя совершение любых действий с доходами, полученными преступ-
ным путем, независимо от формы и способа их осуществления, направленных на
придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными
доходами»4.

1
См., напр.: Дагель П. С. Субъективная сторона преступления. М., 1974, С. 43 - 51; Уголовное право. Часть Общая /
Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай , А. И. Рарога , А. И. Чучаева М., 2006. С. 153.
2
См.: Русанов Г.А. Указ. соч. С. 70-73.; Волженкин Б. В. Указ. соч.
3
Сабанина О. В. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенных преступным путем: дис …канд. юрид. наук. Тюмень, 2004. С. 10.
4
Эм В. Ю. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика легализации (отмывания) денежных средств
или иного имущества, приобретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 14.
100
В Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О
судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте
имущества, заведомо добытого преступным путем»1: «цель придания правомер-
ного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или
иным имуществом, приобретенными преступным путем (в результате совершения
преступления), как обязательный признак составов преступлений, предусмотрен-
ных статьями 174 и 174.1 УК РФ, может быть установлена на основании фактиче-
ских обстоятельств дела, указывающих на характер совершенных финансовых опе-
раций или сделок, а также иных сопряженных с ними действий виновного лица и
его соучастников, направленных на сокрытие факта преступного приобретения
имущества и обеспечение возможности его свободного оборота. Такая цель может
проявляться, в частности:
а) в приобретении недвижимого имущества, произведений искусства, пред-
метов роскоши и т.п. при условии осознания и сокрытия виновным преступного
происхождения денежных средств, за счет которых такое имущество приобретено;
б) в совершении сделок по отчуждению имущества, приобретенного преступ-
ным путем (в результате совершения преступления), в отсутствие реальных расче-
тов или экономической целесообразности в таких сделках;
в) в фальсификации оснований возникновения прав на денежные средства
или иное имущество, приобретенные преступным путем (в результате совершения
преступления), в том числе гражданско-правовых договоров, первичных учетных
документов и т.п.;
г) в совершении финансовых операций или сделок по обналичиванию денеж-
ных средств, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступ-
ления), в том числе с использованием расчетных счетов фирм-однодневок или сче-
тов физических лиц, не осведомленных о преступном происхождении соответству-
ющих денежных средств;

1
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // БВС. 2015. № 9.
101
д) в совершении финансовых операций или сделок с участием подставных
лиц, не осведомленных о том, что задействованные в соответствующих финансо-
вых операциях и сделках денежные средства и иное имущество приобретены пре-
ступным путем (в результате совершения преступления);
е) в совершении внешнеэкономических финансовых операций или сделок с
денежными средствами и иным имуществом, приобретенными преступным путем
(в результате совершения преступления), осуществляемых при участии контраген-
тов, зарегистрированных в офшорных зонах;
ж) в совершении финансовых операций или сделок с использованием элек-
тронных средств платежа, в том числе неперсонифицированных или персонифици-
рованных, но принадлежащих лицам, не осведомленным о преступном происхож-
дении электронных денежных средств»1.
«Совершение указанных финансовых операций или сделок само по себе не
может предрешать выводы суда о виновности лица в легализации (отмывании) де-
нежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (в ре-
зультате совершения преступления). В каждом конкретном случае необходимо с
учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо совершило финан-
совую операцию или сделку с целью придания правомерного вида владению, поль-
зованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуще-
ством»2.
Есть случаи в судебной практике, в которых суд фактически не учитывает
специальную цель придания правомерного вида владению, пользованию и распо-
ряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными пре-
ступным путем.
Так, К. Л. признана виновной в преступлении, предусмотренного ч. 1 ст.
174.1 УК РФ.
Однако, для квалификации действий по ст. 174.1 УК РФ, необходимо было
установить, что названные финансовые операции и другие сделки с денежными

1
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32.
2
Там же.
102
средствами или иным имуществом совершены в целях придания правомерного
вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами
или иным имуществом.
Как установлено судом в приговоре, «К.Л. при покушении на незаконный
сбыт наркотических средств в крупном размере получила деньги, из которых N
рублей перечислила на погашение долга по ипотечному кредиту. Однако по делу
не установлено, что при совершении вышеуказанных действий К.Л. преследовала
цель отмывания денежных средств, полученных ею в результате совершения пре-
ступления, и имела умысел на их легализацию, по делу установлено, что она лишь
потратила часть денег, полученных в результате совершенного ею преступления. С
учетом изложенного, выводы суда о доказанности вины К.Л. в совершении пре-
ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, президиум находит ошибоч-
ными»1.
Другим примером ошибочной квалификации является следующий: А., ис-
пользуя денежные средства в сумме 1200 рублей, полученные от продажи нарко-
тиков, приобрел в ювелирном отделе магазина золотое кольцо. Эти действия осуж-
денного были квалифицированы судом по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ.
Суд указал, что, исходя из требований ФЗ «О противодействии легализации
(отмыванию) доходов, полученных преступных путем, и финансированию терро-
ризма», до приобретения золотого кольца А. должен был совершить действия по
приданию деньгам, полученным от сбыта марихуаны, вида законного дохода. Од-
нако «это не было установлено ни органами предварительного следствия, ни судом
и в вину ему не вменялось. Напротив, установлено, что денежные средства осуж-
денный использовал для личных целей – приобретения золотого украшения для со-
жительницы. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ отметила в определе-
нии, что действия А. были направлены на приобретение имущества не имели цели
придания правомерности владения деньгам, полученным в результате совершения

1
Постановление Президиума Астраханского областного суда от 13.09.2016 N 44у-69/2016
103
преступления, поэтому в его действиях отсутствует состав преступления, преду-
смотренный ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, и дело в этой части прекратила на основании п. 2
ч.1 ст. 24 УПК РФ»1.
Таким образом, в судебной практике существует проблема верной квалифи-
кации при установлении цели придания правомерного вида владению, пользова-
нию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретен-
ными преступным путем. Однако такая проблема в большей степени связана не с
самой трактовкой содержания этой цели, а игнорирования ее, как обязательного
признака субъективной стороны рассматриваемых составов преступлений. В этой
связи прав И. Г. Аванесов, указывающий, что «обязательным признаком субъек-
тивной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, явля-
ется цель – стремление придать правомерный вид владению, пользованию и распо-
ряжению денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенных
преступным путем. Наличие данного признака субъективной стороны в диспози-
ции нормы, предусматривающей ответственность за совершение легализации пре-
ступных доходов, отражает сущность процесса легализации»2.
Еще один вопрос, который заслуживает внимания в части анализа проблем
вины в рассматриваемых составах преступлений – это возможность расширения
уголовной ответственности за счет неосторожных деяний.
Этот вопрос косвенно рассматривался в теории уголовного права. Так, А. В.
Смагина отмечает, «что в российском уголовном законодательстве, вопрос о вине
в легализации преступных доходов решен в пользу прямого умысла, то есть пре-
ступник осознает, что совершает финансовые операции и другие сделки с денеж-
ными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем, или
использует это имущество в предпринимательской или иной экономической дея-
тельности и желает их совершения, при этом цель (придание правомерного вида
владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами и

1
Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верховного Суда РФ. М., 2011. С. 315.
2
Аванесов И. Г. Указ. раб. С. 11.
104
иным имуществом), является обязательным признаком состава преступления. Та-
ким образом, в российском уголовном законе, в отличие от зарубежного (напр.,
Германии, США), не криминализирована неосторожная форма вины примени-
тельно к данной категории преступлений. Придерживаясь позиции, согласно кото-
рой следует избегать криминализации неосторожных деяний в сфере предприни-
мательской и иной экономической деятельности, дабы не ограничивать свободу по-
следней и не создавать эффекта напряженности для лиц, осуществляющих там
свою деятельность, подход российского законодателя в определении субъективной
стороны рассматриваемого преступления – по мнению автора – наиболее удач-
ный»1.
На возможность установления уголовной ответственности за неосторожные
случаи легализации преступных доходов указывается в международных докумен-
тах. Так, в «Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении и конфискации
доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма» (Варшава,
2005 г.)2 говорится: «каждая Сторона может принять законодательные и другие не-
обходимые меры, которые она сочтет необходимыми, чтобы квалифицировать в
качестве преступлений, согласно ее внутреннему законодательству, все или неко-
торые действия, указанные в Конвенции, в любом или всех из следующих случаев,
когда преступник:
a) подозревал, что имущество является доходом, полученным преступным
путем;
b) должен был предполагать, что имущество является доходом, полученным
преступным путем».
Фактически этот опыт был реализован в уголовном законодательстве ФРГ, в
котором указано: «кто по легкомыслию не распознает, что предмет получен в ре-
зультате совершения противоправного деяния наказывается лишением свободы на
срок до двух лет или денежным штрафом».

1
Смагина А. В. Легализация преступных доходов: сравнительный анализ уголовного законодательства России и
зарубежных стран: дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
2
Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении и конфискации доходов от преступной деятельности и о фи-
нансировании терроризма // Электронный ресурс [http://www.eurasiangroup.org/ru/restricted/varshav_conv.pdf]
105
В этой связи представляется интересным рассмотрение возможности уголов-
ной ответственности в подобных случаях согласно российскому уголовному зако-
нодательству. Представляется, что относительно данного следует заметить:
1. В международных документах нет обязательств по установлению ответ-
ственности за неосторожные случаи легализации (отмывания) преступных дохо-
дов, связанные с неосведомлённостью лица о преступном происхождении имуще-
ства. Более того, установление такой ответственности является скорее исключе-
нием из правил.
2. Согласно российскому уголовному законодательству такие действия могут
рассматриваться, как совершенные по небрежности. Действительно, в том случае
если лицо не знало о преступном происхождении имущества, но, исходя, из сло-
жившейся обстановки должно было и могло предполагать, что денежные средства
и иное имущество приобретено преступным путем, с точки зрения субъективной
стороны состава преступления имеет место небрежность.
3. Ответственность за небрежную легализацию (отмывание) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем в современной
концепции российского уголовного права представляется излишней. Такие действия
не обладают степенью общественной опасности, характерной для преступного дея-
ния. При этом в том случае, если на лице лежала обязанность проверить характер
происхождения имущества, в частности, при проведении банковских операций, то
такое лицо может нести административную ответственность за неисполнение требо-
ваний законодательства о противодействии легализации (отмыванию) преступных
доходов. Уголовная ответственность в таком случае будет избыточной.
Заметим, что проведенный опрос практикующих юристов показал, «что 85 %
опрошенных выступают против установления уголовной ответственности за лега-
лизацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем, совершенную с неосторожной формой вины.
4. Невозможность наступления уголовной ответственности за неосторожную
легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных
106
преступным путем предполагает в качестве обязательного признака вины в рас-
сматриваемом деянии – осознание виновным лицом преступного характера проис-
хождения денежных средств или иного имущества. На это же по сути указывается
в действующем Постановлении: при квалификации содеянного по статье 174 или
статье 175 УК РФ суду необходимо установить, что виновное лицо заведомо знало
о преступном происхождении имущества, с которым совершало финансовые опе-
рации и другие сделки, а также действия по приобретению или сбыту. При этом, по
смыслу закона, лицо может быть не осведомлено о конкретных обстоятельствах
основного преступления»1.
Кратко резюмируя, отметим следующее: предложения об установлении от-
ветственности за неосторожную легализацию (отмывание) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем являются необоснованными
по следующим причинам: а) излишне расширят пределы уголовной ответственно-
сти за рассматриваемые деяния; б) не являются частью международных обяза-
тельств в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов, а
являются исключением из общего правила, остающегося на усмотрение отдельных
государств.
В целом, подводя итог проведенного исследования признаков субъекта и
субъективной стороны легализации (отмывания) денежных средств или иного иму-
щества, приобретенных преступным путем, заметим следующее:
1. Российская Федерация во исполнение международных обязательств
должна установить ответственность юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов. Однако в рамках действующего уголовного законодательства
это не представляется возможным. На основании исследования зарубежного опыта
и российского законодательства предлагаем решить данную проблему в рамках
расширения административной ответственности – установить ее для юридических
лиц за деяния, идентичные, предусмотренным в ст. 174 и 174.1 УК РФ. Такой под-
ход позволит Российской Федерации выполнить свои международные обязатель-
ства без кардинальной перестройки уголовного законодательства.

1
Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32
107
2. Участие служащих организаций, осуществляющих контроль за юридиче-
ской чистотой банковской и финансовой деятельности, и легализации полученных
доходов в процессе легализации преступных доходов повышают степень обще-
ственной опасности легализации преступных доходов и, как правило, возможно в
двух формах: в качестве непосредственного исполнителя деяния; в качестве со-
участника в совершении преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ.
3. «Возможное установление ответственности за неосторожную легализацию
(отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным
путем являются необоснованным по следующим причинам»1: а) излишне расширят
пределы уголовной ответственности за рассматриваемое деяния; б) не являются ча-
стью международных обязательств в сфере противодействия легализации (отмыва-
нию) преступных доходов, а являются исключением из общего правила, остающе-
гося на усмотрение отдельных государств.

§ 2.3. Дифференциация уголовной ответственности и проблемы


квалификации за легализацию (отмывание) денежных средств
или иного имущества, приобретенных преступным путем

Продолжая исследование, обратимся к квалифицированным видам легализа-


ции (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступ-
ным путем. Рассматривая проблему квалифицирующих обстоятельств, предусмот-
ренных ст. 174 и 174.1, отметим их идентичность.
В ч. 2 обеих статей установлена уголовная ответственность за деяния, преду-
смотренные ч.1 статей, совершенные в крупном размере. Согласно примечанию к
статье, «финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами
или иным имуществом, совершенными в крупном размере признаются финансовые
операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совер-
шенные на сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей, а в особо
крупном размере – шесть миллионов рублей».

1
Смагина А.В. Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Федеративной Республики Германии
по борьбе с легализацией преступных доходов. // Вестник Московского государственного лингвистического универ-
ситета. Серия: Общественные науки. 2007. № 527. С. 122a-140
108
Применительно к данному квалифицирующему признаку возникает вопрос,
связанный с квалификацией случаев, когда совершается несколько операций с це-
лью легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретен-
ных преступным путем.
Представляется, что в данном случае возможно две основных ситуации:
а) Лицо совершает несколько сделок или финансовых операций по легализа-
ции (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем. При этом умысел на совершение преступления каждый раз возни-
кает вновь. В таком случае деяния следует рассматривать, как совокупность пре-
ступлений.
б) Лицо совершает несколько сделок или финансовых операций по легализа-
ции (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем. Однако все данные операции объединены единым умыслом и
направлены на легализацию единого комплекса имущества либо суммы денежных
средств.
По общим правилам квалификации, такое деяние должно рассматриваться,
как продолжаемое преступление и в случае наличия к тому оснований квалифици-
роваться по ч. 2 ст. 174 и или ч. 2 ст. 174.1 УК РФ.
По такому же пути пошел Верховный суд РФ. Согласно Постановлению Пле-
нума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о
легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого
преступным путем»1 «в тех случаях, когда лицом совершены две и более финансо-
вые операции или сделки с денежными средствами или иным имуществом, приоб-
ретенными в результате совершения одного или нескольких основных преступле-
ний, и обстоятельства их совершения свидетельствуют о едином умысле виновного

1
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // БВС. 2015. № 9.
109
на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматри-
вать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соот-
ветствующим частям статьи 174 или статьи 174.1 УК РФ».
Даны «правила квалификации в том случае если виновному не удалось до-
стигнуть поставленной цели: если лицо намеревалось легализовать (отмыть) де-
нежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем (в ре-
зультате совершения преступления), в крупном либо особо крупном размере по-
средством совершения нескольких финансовых операций или сделок, однако фак-
тически легализованное имущество по независящим от этого лица обстоятельствам
не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как окон-
ченную легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества в круп-
ном или особо крупном размере. Например, когда для легализации денежных
средств в крупном размере лицом предполагалось провести две финансовые опера-
ции, но оно было задержано после завершения одной из операций на сумму, не об-
разующую такой размер, содеянное должно квалифицироваться по части 2 статьи
174 УК РФ».1
Такой подход, высказанный в постановлении, следует оценивать критически.
Наличие неосуществленного умысла не может рассматриваться, как оконченное
преступление. Тем более, что возможны ситуации, когда умысел осуществлен в не-
значительной части. Например, из десятка планируемых сделок фактически осу-
ществлена была только одна. Думается, что в данной части Постановление должно
быть скорректировано а такие деяния должны рассматриваться как покушение на
легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества в крупном или
особо крупном размере.
В ч. 3 ст. 174 и 174.1 УК РФ установлена уголовная ответственность за дея-
ния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) лицом с использованием своего служебного положения.

1
Там же.
110
«При совместной легализации денежных средств или иного имущества, при-
обретенных преступным путем (в результате совершения преступления), участву-
ющее в совершении такой сделки лицо, которое до этого непосредственно приоб-
рело указанное имущество в результате совершения им преступления, несет ответ-
ственность по статье 174.1 УК РФ, а лицо, которое данное имущество в результате
совершения основного преступления не приобретало, – по статье 174 УК РФ» (в
соответствии с рассматриваемым Постановлением).
Так, если лицом был заключен договор купли-продажи в целях легализации
имущества, полученного им в результате преступления, и покупатель, осознавая
указанное обстоятельство, приобрел это имущество для придания правомерного
вида владению, пользованию или распоряжению им, то действия покупателя надле-
жит квалифицировать по соответствующей части статьи 174 УК РФ, а действия
продавца – по соответствующей части статьи 174.1 УК РФ.
«Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному
сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном со-
вершении преступления» (ч. 2 ст. 35 УК РФ). Следует отметить, что «соисполни-
тельство достаточно часто распространено в процессе легализации преступных до-
ходов. Это во многом объясняется частой сложностью в проведении финансовых
операций и сделок, которые используются для легализации (отмывания) преступ-
ных доходов»1. Как следствие, осуществить такие финансовые операции и сделки
в одиночку бывает невозможно.
Согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ «О судебной прак-
тике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»2 «под
входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного
лица следует понимать такие действия (бездействие), которые оно имеет право и
(или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции (например, сокра-
щение установленных законом сроков рассмотрения обращения взяткодателя,

1
Смагина А.В. Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Федеративной Республики Германии
по борьбе с легализацией преступных доходов. //Вестник Московского государственного лингвистического универ-
ситета. Серия: Общественные науки. 2007. № 527. С. 122a-140
2
Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных корруп-
ционных преступлениях» от 09.07.2013 г. № 24// Российская газета. 17 июля.
111
ускорение принятия должностным лицом соответствующего решения, выбор
должностным лицом в пределах своей компетенции или установленного законом
усмотрения наиболее благоприятного для взяткодателя или представляемых им
лиц решения)».
В теории уголовного права справедливо отмечается, что в качестве квалифи-
цирующего признака состава преступления, предполагающего совершение деяний,
направленных на легализацию доходов, полученных незаконным путем, с исполь-
зованием своего служебного положения, следует признавать использование лицом
для реализации своего преступного намерения имеющихся у него, в рамках слу-
жебного статуса, необходимых для этого знаний, умений или полномочий1.
В процессе легализации преступных доходов служебное положение лица мо-
жет использовано, как непосредственно для осуществления финансовых операций
и сделок (в том случае если служебные полномочия используются непосредственно
в процессе осуществления сделки или финансовой операции), так и для сокрытия
следов легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приоб-
ретенного преступным путем (например, игнорирование подозрительного харак-
тера сделки).
В ч. 4 ст. 174 и 174.1 УК РФ установлена уголовная ответственность за дея-
ния, предусмотренные частью первой или третьей настоящей статьи, совершенные:
а) организованной группой;
б) в особо крупном размере.
«В организованную группу (пункт «а» части 4 статьи 174.1 УК РФ), помимо
одного или нескольких лиц, которыми в результате совершения преступления при-
обретены легализуемые денежные средства или иное имущество, могут входить
лица, не обладающие признаками специального субъекта преступления, преду-
смотренного статьей 174.1 УК РФ. В случае признания совершения названного пре-
ступления организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие
в подготовке и совершении этого преступления, независимо от того, выполняли ли

1
Ющенко И. С. Анализ законодательства Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Украина в
сфере противодействия легализации (отмывания) преступных доходов: дис. …канд. юрид. наук. М., 2009. С. 12.
112
они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат
квалификации по пункту «а» части 4 статьи 174.1 УК РФ без ссылки на статью 33
УК РФ»1.
Изучение приговоров суда по ст. 174 и 174.1 УК РФ показало, что соверше-
ние данных преступлений в составе организованной группы является относительно
распространенным явлением и встречается в 8 % всех случаев.
Ю. Е. Пудовочкин и Г. А. Русанов отмечают, что возможны пять вариантов
деятельности организованных преступных групп в процессе отмывания денег:
1) лицо отмывает доходы от преступлений, совершенных организованной
группой, не будучи ее участником;
2) лицо – участник организованной группы отмывает доходы от преступле-
ний, совершенных организованной группой; при этом сама группа, как самостоя-
тельный криминальный субъект, не отмывает доходы;
3) организованная группа специализируется на отмывании денег, добытых
отдельными (третьими) лицами;
4) организованная группа отмывает доходы от криминальной деятельности
иной организованной группы;
5) организованная группа сама добывает и сама отмывает доходы2.
Совершение рассматриваемых преступлений является относительно частым
явлением.
При этом изучение судебной практики показало, что такая деятельность воз-
можна в двух аспектах:
а) организованная группа осуществляет легализацию преступных доходов от
собственной преступной деятельности;
б) специализирующаяся на вопросах легализации преступных доходов орга-
низованная группа, отмывает доходы от преступной деятельности иных лиц.
Безусловно, оба описанных варианта деятельности организованных преступ-
ных групп представляют повышенную общественную опасность ввиду того, что

1
В соответствии с рассматриваемым Постановлением.
2
См.: Pudovochkin Y., Rusanov G. Money laundering in the context of Organized Crime (For Example of Russia)// Suzbi-
janje organizovanog kriminala kao preduslov vladavine prava. Serbia, 2016.
113
легализация преступных доходов организованными группами позволяет легализо-
вать не только большие размеры таких доходов, но и делать это более эффективно,
тем самым, усложняя контроль для правоохранительных органов в рассматривае-
мой сфере.
Следует отметить, что в диссертационных исследованиях не раз высказыва-
лись предложения о совершенствовании законодательства в части квалифициро-
ванных видов рассматриваемых преступлений. Рассмотрим некоторые из них.
Так, И. К. Денисов предлагает «установить уголовную ответственность за ле-
гализацию преступных доходов путем секьюритизации активов, которым должна
признаваться сделка, по которой лицо приобретает (прямо или посредством дру-
гого лица) права требования (по обязательствам, принятым на себя другими лицами
(или относящимся к деятельности (или части деятельности) этих лиц)), иные ак-
тивы или иное имущество или принимает на себя (прямо или посредством другого
лица) риски, связанные с правами требования (по обязательствам, принятым на
себя другими лицами (или относящимся к деятельности (или части деятельности)
этих лиц), иными активами или иным имуществом; и которое финансирует такое
приобретение указанных прав требования, активов, имущества или принятие на
себя рисков, связанных с такими правами требования, активами, имуществом, по-
средством выпуска ценных бумаг, стоимость которых или доход по которым зави-
сит от таких прав требования, активов, имущества или рисков, связанных с такими
правами требования, активами, имуществом»1.
Представляется, что данное предложение следует оценить критично. Дей-
ствительно, рынок ценных бумаг является одним из наиболее эффективных спосо-
бов легализации (отмывания) преступных доходов. Однако отнесение деяния к ква-
лифицированным видам должно быть связано, прежде всего, с его повышенной
степенью общественной опасности, которой в данном случае нет.

1
См.: Денисов И. К. Противодействие легализацию (отмыванию) доходов, приобретенных преступных путем в рос-
сийских корпорациях (уголовно-правовые и криминологические аспекты: автореф. …дис. канд. юрид. наук. М.,
2011. С. 9-10.
114
Н. В. Юсупов предлагает «с учетом современной криминальной обстановки
в России, связанной с легализацией (отмыванием) имущества, полученного от пре-
ступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, а также опыта зарубежных
стран усилить уголовную ответственность за легализацию (отмывание) имущества,
полученного от преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств,
психотропных веществ или их аналогов, путем введения в ст. 174 УК РФ дополни-
тельного квалифицирующего признака, изложив его следующим образом:
– то же деяние, совершенное путем легализации (отмывания) имущества, по-
лученного от преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств,
психотропных веществ или их аналогов»1.
Данное предложение находится в русле установления зависимости ответ-
ственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенных преступным путем от вида предикатного преступления. Автор фак-
тически предлагает рассматривать легализацию преступных доходов от незакон-
ного оборота наркотических средств, как преступление с повышенной степенью
общественной опасности. Однако, на наш взгляд, данный вопрос необходимо рас-
сматривать комплексно. В обратной ситуации возникает вопрос: почему именно
такие цепочки «предикатное преступление-легализация преступных доходов»
представляют повышенную степень общественной опасности, а не иные. Исходя из
сказанного, к рассматриваемому предложению также следует отнестись критиче-
ски.
Важным аспектом, связанным с проблемами квалификации легализации (от-
мывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным пу-
тем является вопрос отграничения рассматриваемых преступлений от преступле-
ния, предусмотренного ст. 175 УК РФ2.

1
Юсупов Н. В. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) имущества, полученного от преступлений
в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: дис. …канд. юрид.
наук. М., 2011. С. 10.
2
Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.
115
«В отличие от состава легализации (отмывания) денежных средств или иного
имущества (статья 174 УК РФ) заранее не обещанные приобретение или сбыт иму-
щества, заведомо добытого преступным путем (статья 175 УК РФ), совершаются
без цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению та-
ким имуществом. Под приобретением или сбытом имущества в статье 175 УК РФ
следует понимать любую форму возмездного или безвозмездного получения или
передачи имущества, заведомо добытого преступным путем»1.
Таким образом, преступление, предусмотренное ст. 175 УК РФ также пред-
полагает вторичную преступную деятельность, связанную с совершением преди-
катного преступления. Однако, основное отличие с преступлениями, предусмот-
ренными ст. 174 и 174.1 УК РФ заключается в субъективной стороне и связано с
наличием специальной цели легализации преступных доходов – придание право-
мерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средства и
иным имуществом, приобретенным преступным путем. Во втором параграфе
настоящей главы мы уже приводили несколько примеров из судебной практики,
когда наличие такой цели не учитывалось для квалификации.
Исследование проблем противодействия легализации (отмыванию) преступ-
ных доходов согласно действующему российскому уголовному законодательству
было бы неполным без рассмотрения проблем уголовной ответственности за дан-
ное явление и совершенствования законодательства в рассматриваемой сфере.
Рассмотрим несколько основных проблем, которые являются, на наш взгляд,
наиболее актуальными к настоящему моменту.
1. Проблема наличия уголовной ответственности за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате
совершения им преступления.
В теории уголовного права высказывались позиции о необходимости декри-
минализации преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ.

1
П 17 Постановления.
116
И. А. Клепицкий пишет, что «ст. 174.1 УК РФ предусматривает ответствен-
ность вовсе не за отмывание денег, а за действия, лишь внешне сходные с отмыва-
нием денег, не представляющие какой-либо социальной опасности. Воля законода-
теля совершенно определенно, осознанно и прямо направлена на криминализацию
любых сделок, совершенных лицом с имуществом, приобретенным им самим в ре-
зультате совершения преступления, независимо от размера сделки и от целей и мо-
тивов, побудивших к ее совершению. Следовательно, единственный существенный
признак преступления определен не в Особенной части УК РФ, а в его Общей части
– в ч. 2 ст. 14 УК РФ. Очевидно, что такая ситуация недопустима, она влечет прак-
тически неизбежный произвол. А также, ст. 174.1 УК РФ не соответствует прин-
ципу справедливости в части правила non bis in idem: никто не может нести уголов-
ную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ). В
доказательство своей позиции автор приводит в пример случай заранее обещанного
отмывания денег, полученных другим лицом в результате совершения кражи. Та-
кое лицо привлекается к ответственности за соучастие в совершенной краже и, по
совокупности, за отмывание денег по ст. 174.1 УК, т.е. трижды привлекается к от-
ветственности фактически за одно и то же деяние: 1) за соучастие в краже; 2) за
отмывание доходов от кражи; 3) наказание в ст. 174.1 УК РФ в сравнении со ст. 174
УК РФ усиливается именно в связи с тем, что лицо является соучастником основ-
ного преступления, получившим в результате его совершения доход»1.
По мнению Г. А. Русанова, «легализация преступных доходов, приобретен-
ных в результате совершения преступления является продолжением преступной
деятельности виновного. Разумеется, лицо, совершая какое-либо преступное дея-
ние предполагает, что в будущем виновный надеется эти денежные средства потра-
тить в своих целях»2.
Представляется, что при решении данного вопроса нужно иметь ввиду сле-
дующее. Лицо, совершая преступление с целью получения определенных доходов,

1
Клепицкий И. А. Указ. соч.
2
Русанов Г. А. Указ. соч. С. 123.
117
так или иначе, в будущем желает потратить эти доходы. В ином случае смысл пре-
ступной деятельности теряется. Однако в большинстве случаев, с учетом современ-
ной системы контроля за происхождением доходов, легализация доходов от соб-
ственной преступной деятельности становится частью единого умысла. Как след-
ствие, «привлечение к ответственности лица за совершение предикатного преступ-
ления и затем за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имуще-
ства, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1
УК РФ) нарушает принцип non bis in idem (никто не может нести уголовную ответ-
ственность дважды за одно и то же преступление)»1. Таким образом, уголовная от-
ветственность за преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ должна быть
устранена.
Следует отметить, что изучение зарубежного законодательства в рассматри-
ваемой сфере показало, что отсутствие ответственности за данное является обще-
мировой практикой.
Помимо этого, проведенный опрос практикующих юристов показал, что
«75 % из них выступают за декриминализацию легализации (отмывания) денежных
средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им
преступления (ст. 174.1 УК РФ)»2.
В качестве промежуточного вывода отметим: уголовная ответственность за
преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ должна быть устранена. Легали-
зация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом
в результате совершения им преступления является продолжением преступного
умысла, связанного с совершением предикатного преступления. Как следствие,
привлечением к ответственности лица за данное преступление нарушается прин-
цип non bis in idem.

1
Русанов Г. А. Преступления в сфере экономической деятельности: учебное пособие. М.: Проспект, 2011. – 264 с
2
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем».
118
2. Проблема отсутствия взаимосвязи уголовной ответственности за легализа-
цию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в ре-
зультате совершения преступления и характера предикатного преступления.
Заметим, что анализ приговоров суда позволил выявить следующие наиболее
часто встречающиеся виды предикатных преступлений к легализации преступных
доходов в России: преступления против собственности (около 40 % всех случаев);
преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных
веществ (15 % всех случаев); коррупционные преступления (15 %); преступления в
сфере экономической деятельности (10 %); преступления в сфере незаконного обо-
рота оружия (5 %); иные преступления (15 % случаев).
Согласно международным документам возможны следующие варианты огра-
ничения ответственности в цепочке «предикатное преступление – легализация пре-
ступных доходов»: связанные с тяжестью совершенного предикатного преступле-
ния, с размером наказания за него, либо может быть установлен конкретный пере-
чень преступлений, отмывание преступных доходов от которых является уголовно-
наказуемым.
В действующем российском уголовном законодательстве ограничение не
установлено. Такое состояние российского уголовного законодательства в рассмат-
риваемой сфере нельзя признать удовлетворительным по ряду причин:
а) Не соответствует международным нормам в сфере противодействия лега-
лизации (отмыванию) преступных доходов.
б) Не позволяет в полной мере оценить общественную опасность отдельных
предикатных преступлений. Фактически в действующем уголовном законодатель-
стве приравнена общественная опасность легализации преступных доходов вне за-
висимости от вида предикатного преступления. Мы уже отмечали, что это связано
с тем, что данное преступление рассматривается, как преступление в сфере эконо-
мической деятельности. Однако такой подход не позволяет в должной мере дать
правовую оценку повышенной общественной опасности легализации (отмывания)
преступных доходов от ряда предикатных преступлений, таких как, незаконный
119
оборот оружия, наркотических средств, организованная преступная деятельность и
т.д.
Заметим, что проведенный нами опрос практикующих юристов показал, что
85 % из них считают, что общественная опасность легализации (отмывания) пре-
ступных доходов в результате ряда предикатных преступлений значительно выше,
чем иных.
в) Криминализирует цепочки «предикатное преступление-легализация (от-
мывание) преступных доходов» с незначительной степенью общественной опасно-
сти. Не все предикатные преступления имеют такую степень общественной опас-
ности, что легализация преступных доходов в результате их совершения должна
соответствовать общественной опасности преступного деяния. В частности, к та-
ковым могут относиться ряд преступлений в сфере экономической деятельности
или преступлений против собственности. Думается, что установление ответствен-
ности легализацию преступных доходов, приобретенных в результате преступле-
ний с незначительной степенью общественной опасности также мешает в полной
мере оценить общественную опасность иных случаев легализации, когда в качестве
предикатных преступлений выступают деяния с повышенной степенью обществен-
ной опасности.
Проведенный опрос практикующих юристов показал, что 75 % из них под-
держивают идею ограничения ответственности «за рассматриваемые преступления
за счет декриминализации легализации (отмывания) преступных доходов, приоб-
ретенных в результате совершения преступлений с незначительной степенью об-
щественной опасности. Поэтому необходимо ограничение уголовной ответствен-
ности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, при-
обретенных в результате совершения преступлений в зависимости от вида преди-
катного преступления»1.
Возникает вопрос о модели такого ограничения. В международных докумен-
тах предложены три модели. Представляется, что с точки зрения законодательной

1
Там же.
120
техники и эффективности предложенных ограничений «наиболее верным будет ре-
шение ограничить уголовную ответственность за легализацию (отмывание) денеж-
ных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения пре-
ступления за счет имеющейся в российском уголовном законодательстве диффе-
ренциации преступлений на категории.
Как следствие, возникает вопрос: легализацию (отмывание) преступных до-
ходов, приобретенных в результате совершения каких категорий преступлений сле-
дует декриминализировать»1. Представляется, что последние веяния уголовной по-
литики в России свидетельствуют о том, что, как преступления с меньшей степе-
нью общественной опасности законодателем воспринимаются преступления не-
большой и средней тяжести. Об этом, в частности, свидетельствуют несколько по-
ложений Обшей части УК РФ:
а) согласно ст. 76.2 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление неболь-
шой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответ-
ственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб
или иным образом загладило причиненный преступлением вред;
б) Согласно ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготов-
ление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям;
в) Согласно ст. 53.1 УК РФ принудительные работы применяются как аль-
тернатива лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими ста-
тьями Особенной части настоящего Кодекса, за совершение преступления неболь-
шой или средней тяжести.
Перечисление таких примеров можно было бы продолжить. Однако, дума-
ется, что указанные положения Общей части УК РФ демонстрируют логику зако-
нодателя, согласно которой проводится граница общественной опасности катего-
рий преступлений: преступления небольшой и средней тяжести относятся к пре-
ступлениям с меньшей степенью общественной опасности, а следовательно в отно-
шении лиц, их совершивших возможно ограничение уголовной ответственности;
тяжкие и особо тяжкие преступления воспринимаются, как деяния с повышенной

1
Там же.
121
степенью общественной опасности и в отношении лиц их совершивших необхо-
димо применение более строгих мер ответственности.
Исходя из сказанного, представляется, что в действующем российском уго-
ловном законодательстве следует ограничить ответственность за легализацию (от-
мывание) преступных доходов, приобретенных в результате совершения преступ-
лений лишь теми случаями, когда такие доходы приобретены в результате совер-
шения тяжких и особо тяжких преступлений.
Проведенный опрос практикующих юристов показал, что такой подход к ре-
дакции уголовного закона поддерживают 78 % опрошенных.
Однако в таком случае возникает вопрос усиления уголовной ответственно-
сти за легализацию преступных доходов, приобретенных в результате совершения
тяжких и особо тяжких преступлений. Легализация (отмывание) преступных в ре-
зультате совершения таких преступлений обладает повышенной степенью обще-
ственной опасности поскольку во многом придает смысл самой первичной пре-
ступной деятельности. В действующем уголовном законодательстве отсутствует
возможность дифференциации ответственности ввиду приравнивания обществен-
ной опасности преступных цепочек «предикатное преступление – легализация пре-
ступных доходов». Однако в случае ограничения ответственности за легализацию
(отмывание) преступных доходов, приобретенных в результате совершения пре-
ступлений лишь теми случаями, когда такие доходы приобретены в результате со-
вершения тяжких и особо тяжких преступлений, появляется возможность усиления
ответственности для таких случаев. Исследование зарубежного опыта противодей-
ствия легализации (отмыванию) преступных доходов также показывает, что данное
преступление воспринимается, как деяние с высокой степенью общественной опас-
ности в цепочке с определенными (наиболее общественно опасными) предикат-
ными преступления. За такие случаи легализации преступных доходов предусмот-
рены более строгие наказания по сравнению с действующим российским уголов-
ным законодательством.
Заметим, что необходимость более строгой ответственности за легализацию
(отмывание) преступных доходов, приобретенных в результате совершения тяжких
122
или особо тяжких преступлений поддержали 62 % опрошенных нами практикую-
щих юристов.
В качестве промежуточного вывода отметим следующее. В действующем
российском уголовном законодательстве не установлено ограничение ответствен-
ности за легализацию (отмывание) преступных доходов в зависимости от вида пре-
дикатного преступления. Такое состояние российского уголовного законодатель-
ства в рассматриваемой сфере нельзя признать удовлетворительным по следую-
щим причинам: не соответствует международным нормам в сфере противодей-
ствия легализации (отмыванию) преступных доходов; не позволяет в полной мере
оценить общественную опасность отдельных предикатных преступлений; крими-
нализирует цепочки «предикатное преступление–легализация (отмывание) пре-
ступных доходов» с незначительной степенью общественной опасности. В дей-
ствующем российском уголовном законодательстве следует ограничить ответ-
ственность за легализацию (отмывание) преступных доходов, приобретенных в ре-
зультате совершения преступлений лишь теми случаями, когда такие доходы при-
обретены в результате совершения тяжких и особо тяжких преступлений. При
этом, уголовная ответственность за такие деяния должна быть усилена.
3. Проблема отсутствия возможности освобождения от уголовной ответ-
ственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенных в результате совершения преступлений в зависимости от положи-
тельного поведения лица, совершившего легализацию преступных доходов.
«В зарубежном уголовном законодательстве принято наличие специального ос-
нования освобождения от уголовной ответственности за легализацию (отмывание) де-
нежных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения»1. В
диссертационных исследованиях уже не раз обращалось внимание на необходимость
введения такого института в российском уголовном законодательстве:
а) А. В. Смагина считает, что «опираясь на опыт Германии в вопросе приме-
нения института освобождения от уголовной ответственности и от наказания в

1
Филатова М. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества,
полученных преступным путем, по законодательству России и Австрии: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Фила-
това Мария Алексеевна. М., 2014. 208 с.
123
связи с деятельным раскаянием в отношении лиц, совершивших отмывание пре-
ступных доходов (возможность которого предусмотрена в § 261 УК Германии),
следует закрепить в ст.ст. 174, 1741 УК РФ положение (в качестве примечания),
согласно которому лицо, участвовавшее в легализации, даже при наличии в его
действиях квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 3, 4 соответствую-
щих статей, но добровольно сообщившее об этом соответствующим государствен-
ным органам и способствовавшее раскрытию преступления может быть освобож-
дено от уголовной ответственности за легализацию преступных доходов в связи с
деятельным раскаянием»1.
б) А. В. Ганихин пишет, что «в целях повышения эффективности борьбы с
отмыванием криминальных доходов, считаем целесообразным использовать ин-
ститут деятельного раскаяния, предусмотрев в примечании к статьям о легализа-
ции, возможность освобождения лица от уголовной ответственности при условии
активного способствования раскрытию преступления либо добровольной выдачи
денежных средств или иного имущества, приобретённого преступным путём»2.
Для решения данного вопроса необходимо заметить следующее.
1) Поскольку легализация (отмывание) преступных доходов является вторич-
ной преступной деятельностью, ее основная общественная опасность напрямую
связана с предикатным преступлением. Поэтому «выявление лица, совершившего
предикатное преступление является более важной задачей, чем привлечение к уго-
ловной ответственности лица, совершившего непосредственно легализацию (от-
мывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате со-
вершения преступлений»3. Как следствие, установление возможности освобожде-
ния от уголовной ответственности в случае если это позволяет выявить лицо совер-
шившее предикатное преступление представляется обоснованным.

1
Смагина А. В. Легализация преступных доходов: сравнительный анализ уголовного законодательства России и
зарубежных стран: дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11-12.
2
Ганихин А. А. Легализация (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем: финансово-экономиче-
ский и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2003. С. 10.
3
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или
сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»
124
2) Наиболее эффективной формой освобождения от уголовной ответственно-
сти с целью пресечения предикатного преступления является деятельное раская-
ние. Применение данного института позволит выявить и пресечь предикатные пре-
ступления на любой стадии.
3) Поскольку целью применения рассматриваемого института является выяв-
ление и пресечение предикатных преступлений большое значение имеет достиже-
ние цели выявления лиц совершивших предикатные преступления и раскрытия и
установление их обстоятельств. Поэтому освобождение от уголовной ответствен-
ности в связи с деятельным раскаянием в таком случае должно быть связано только
с конкретным результатом – когда действия виновного позволили выявить лицо,
совершившее предикатное преступление, либо установить обстоятельства совер-
шения такого преступления.
4) «Помимо установления обстоятельств и лиц, совершивших предикатные
преступления, второй целью освобождения от уголовной ответственности за рас-
сматриваемые деяния в связи с деятельным раскаянием может быть выявление со-
участников легализации (отмывания) преступных доходов»1. Поскольку данное
преступление часто является сложным, многозвенным деяние в совершении кото-
рого принимают участие большое число лиц, выявление соучастников легализации
(отмывания) преступных доходов позволит более эффективно противодействовать,
как основному преступлению, так и предикатным преступлениям.
Резюмируя сказанное, отметим: в российском уголовном законодательстве
необходимо закрепление специального основания освобождения от уголовной от-
ветственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имуще-
ства, приобретенных в результате совершения преступлений. Это позволит более
эффективно противодействовать, как предикатным преступлениям, так и непосред-
ственно легализации (отмыванию) преступных доходов. При этом, обязательным
условием освобождения от уголовной ответственности должно стать фактическое

1
Смагина А.В. Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Федеративной Республики Германии
по борьбе с легализацией преступных доходов. Вестник Московского государственного лингвистического универ-
ситета. Серия: Общественные науки. 2007. № 527. С. 122a–140.
125
выявление лица, совершившего предикатное преступление, либо установление об-
стоятельств совершения такого преступления, либо выявление соучастников лега-
лизации (отмывания) преступных доходов.
Заметим, что такой подход к закреплению института деятельного раскаяния
в российском уголовном законодательстве поддержали 75 % опрошенных нами
практикующих юристов.
Подводя итог проведенного исследования квалифицированных видов, про-
блем квалификации и проблем уголовной ответственности за легализацию (отмы-
вание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем
заметим следующее:
1. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 174.1
УК РФ должна быть устранена. Легализация (отмывание) денежных средств или
иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления
является продолжением преступного умысла, связанного с совершением предикат-
ного преступления. Как следствие, привлечением к ответственности лица за данное
преступление нарушается принцип non bis in idem.
2. В действующем российском уголовном законодательстве не установлено
ограничение ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов в
зависимости от вида предикатного преступления. Такое состояние российского
уголовного законодательства в рассматриваемой сфере нельзя признать удовлетво-
рительным по следующим причинам: не соответствует международным нормам в
сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов; не позво-
ляет в полной мере оценить общественную опасность отдельных предикатных пре-
ступлений; криминализирует цепочки «предикатное преступление–легализация
(отмывание) преступных доходов» с незначительной степенью общественной опас-
ности. В действующем российском уголовном законодательстве следует ограни-
чить ответственность за легализацию (отмывание) преступных доходов, приобре-
тенных в результате совершения преступлений лишь теми случаями, когда такие
доходы приобретены в результате совершения тяжких и особо тяжких преступле-
ний. При этом, уголовная ответственность за такие деяния должна быть усилена.
126
3. В российском уголовном законодательства необходимо закрепление спе-
циального основания освобождения от уголовной ответственности за легализацию
(отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате
совершения преступлений. Это позволит более эффективно противодействовать,
как предикатным преступлениям, так и непосредственно легализации (отмыванию)
преступных доходов. При этом, обязательным условием освобождения от уголов-
ной ответственности должно стать фактическое выявление лица, совершившего
предикатное преступление, либо установление обстоятельств совершения такого
преступления, либо выявление соучастников легализации (отмывания) преступных
доходов.
127
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный в рамках настоящего исследования анализ научной литера-


туры, нормативных правовых источников, материалов судебной практики, стати-
стических и иных данных, полученных эмпирическим путем, позволил, на наш
взгляд, достичь поставленную в цель и решить обозначенные задачи. Он же позво-
ляет сформулировать ряд выводов и предложений, направленных на оптимизацию
теории и практики уголовно-правового противодействия легализации (отмыванию)
преступных доходов.
В международном праве легализация (отмывание) преступных доходов не яв-
ляется самостоятельным преступлением, а тесно связана с предикатными и после-
дующими преступлениями. Подчеркивается различная общественная опасность ле-
гализации (отмывания) преступных доходов в зависимости от вида предикатного
преступления, а также взаимосвязь легализации (отмывания) преступных доходов
и терроризма. При этом пределы уголовной ответственности во взаимосвязи с пре-
дикатными преступлениями устанавливаются на уровне национального уголов-
ного права. Согласно международным документам, возможны следующие вари-
анты ограничения ответственности в цепочке «предикатное преступление - легали-
зация преступных доходов»: связанные с тяжестью совершенного предикатного
преступления, с размером наказания за него, либо может быть установлен конкрет-
ный перечень преступлений, отмывание преступных доходов от которых является
уголовно-наказуемым.
Нормы международного права определяют общие направления развития за-
конодательства и те минимальные требования, которые являются необходимыми
для противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов. В частности:
а) в международном праве не определена четко природа юридической ответ-
ственности за легализацию (отмывание) преступных доходов. Выбор конкретного
вида ответственности остается на усмотрение отдельных государств;
б) конфискационные меры признаются одним из наиболее эффективных спо-
собов противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов;
128
в) признается необходимость ответственности юридических лиц за легализа-
цию (отмывание) преступных доходов.
Для зарубежного уголовного законодательства в сфере ответственности за
легализацию (отмывание) преступных доходов в целом характерна тесная взаимо-
связь между предикатным преступлением и легализацией (отмыванием) преступ-
ных доходов. Такая взаимосвязь характеризуется следующим образом: а) в зависи-
мости от вида предикатного преступления преступной признается легализация (от-
мывание) преступных доходов; б) вид предикатного преступления влияет на сте-
пень общественной опасности, как следствие, на строгость уголовного наказания.
Структурная взаимосвязь легализации (отмывания) преступных доходов и преди-
катных преступлений может быть отражена следующим образом:
а) путем прямого указания на ряд предикатных преступлений к легализации
(отмыванию) преступных доходов;
б) путем указания на пороговую минимальную строгость наказания за преди-
катное преступление;
в) путем указания на вид правонарушения (уголовное преступление или про-
ступок).
2. Среди особенностей зарубежного законодательства в сфере противодей-
ствия легализации (отмыванию) преступных доходов следует отметить следую-
щие:
а) повышенная общественная опасность профессиональной легализации пре-
ступных доходов;
б) возможность ответственности не только за умышленные действия, но и за
деяния совершенные по неосторожности;
в) сочетание уголовной и административной ответственности в сфере проти-
водействия легализации (отмыванию) преступных доходов;
г) наличие специального основания освобождения от уголовной ответствен-
ности либо уменьшения уголовного наказания в случае способствования раскры-
тию преступления и выявлению соучастников, как легализации (отмывания) пре-
ступных доходов, так и предикатного преступления;
129
д) наличие ответственности юридических лиц за легализацию (отмывание)
преступных доходов.
Среди особенностей уголовного законодательства государств СНГ в сфере
противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов следует отметить
следующие:
а) легализация (отмывание) преступных доходов в уголовном законодатель-
стве государств СНГ рассматривается, как правило, как самостоятельное преступ-
ление;
б) прослеживается явная тенденция, согласно которой легализация (отмыва-
ние) преступных доходов рассматривается исключительно, как преступление эко-
номической направленности;
в) в уголовном законодательстве государств СНГ не сложилось единого под-
хода к описанию признаков объективной стороны легализации (отмывания) пре-
ступных доходов;
г) в законодательстве некоторых государств (Беларусь) есть тенденция к рас-
ширению перечня предметов легализации преступных доходов за счет отнесения к
предмету легализации исключительных прав на результаты интеллектуальной дея-
тельности.
В Рекомендациях ФАТФ закреплены ряд правовых рекомендаций, развиваю-
щих международно-правовые нормы в сфере противодействия легализации (отмы-
ванию) преступных доходов уголовно-правовыми средствами:
а) Легализация (отмывание) преступных доходов не рассматривается как са-
мостоятельное преступление; делается акцент на зависимости общественной опас-
ности деяния от вида предикатного преступления. В качестве вариантов описания
зависимости предикатных преступлений и легализации (отмывания) преступных в
Рекомендациях предлагаются следующие: указание на конкретный перечень пре-
дикатных преступлений; «пороговый подход», который предполагает зависимость
от размера наказания за предикатное преступления, либо отнесения к определен-
ной категории преступлений.
130
б) Рекомендуется установить именно уголовную ответственность за легали-
зацию (отмывание) преступных доходов.
в) Отдается приоритет именно уголовной ответственности юридических лиц
за легализацию (отмывание) преступных доходов.
Восприятие российским законодателем легализации (отмывания) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем в качестве пре-
ступления в сфере экономической деятельности влечет за собой целый ряд нега-
тивных аспектов: правоприменитель не может оценить действительную обще-
ственную опасность рассматриваемых преступлений; не учитывается обществен-
ная опасность предикатных преступлений; не берутся в расчет иные группы обще-
ственных отношений (кроме экономических), которым причиняется вред в резуль-
тате легализации (отмывания) преступных доходов; не учитывается взаимосвязь
легализации (отмывания) преступных доходов и преступлений террористической
направленности, как последующих преступлений. Таким образом, отнесение лега-
лизации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем к преступлениям в сфере экономической деятельности представля-
ется необоснованным.
Легализация (отмывание) преступных доходов не является самостоятельным
преступлением, а направлена на защиту интересов лица, совершившего предикат-
ное преступление. Следовательно, правовая природа данных преступлений связана
с посягательствами на отношения правосудия, а непосредственным объектом явля-
ются общественные отношения правосудия в отношении лица совершившего пре-
дикатное преступление.
Разрешен ряд вопросов уголовной ответственности за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем,
связанных с объективными признаками составов преступлений:
а) деяния, совершаемые путем преступного неотчуждения имущества обла-
дают не меньшей степенью общественной опасности, чем иные предикатные пре-
ступления и должны рассматриваться как таковые;
131
б) легализация (отмывание) объектов интеллектуальной собственности, при-
обретенных преступным путем представляет потенциально высокую степень об-
щественной опасности и должна быть криминализирована.
в) широкое понятие сделки, используемое в Постановлении Пленума Верхов-
ного суда РФ «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобрете-
нии или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» в полной мере
охватывает фактически любые формы конверсии денежных средств или иного иму-
щества, которые совершаются с целью придания видимости правомерности проис-
хождения имущества. При этом к таким сделкам можно отнести в том числе слу-
чаи, когда в процессе легализации изменяются индивидуально-определенные свой-
ства имущества.
Российская Федерация во исполнение международных обязательств должна
установить ответственность юридических лиц за легализацию (отмывание) пре-
ступных доходов. Однако, в рамках действующего уголовного законодательства
это не представляется возможным. На основании исследования зарубежного опыта
и российского законодательства предлагаем решить данную проблему в рамках
расширения административной ответственности - установить ее для юридических
лиц за правонарушения идентичные, предусмотренным в ст. 174 и 174.1 УК РФ.
Такое решение позволит Российской Федерации выполнить свои международные
обязательства без кардинальной перестройки уголовного законодательства.
Предложения об установлении ответственности за неосторожную легализа-
цию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем являются необоснованными по следующим причинам: а) излишне
расширят пределы уголовной ответственности за рассматриваемое деяния; б) не
являются частью международных обязательств в сфере противодействия легализа-
ции (отмыванию) преступных доходов, а являются скорее исключением из общего
правила, остающегося на усмотрение отдельных государств.
Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК
РФ должна быть устранена. Легализация (отмывание) денежных средств или иного
132
имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления явля-
ется продолжением преступного умысла, связанного с совершением предикатного
преступления. Как следствие, привлечением к ответственности лица за данное пре-
ступление нарушается принцип non bis in idem.
В действующем российском уголовном законодательстве не установлено
ограничение ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов в
зависимости от вида предикатного преступления. Такое состояние российского
уголовного законодательства в рассматриваемой сфере нельзя признать удовлетво-
рительным по следующим причинам: не соответствует международным нормам в
сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов; не позво-
ляет в полной мере оценить общественную опасность отдельных предикатных пре-
ступлений; криминализирует цепочки «предикатное преступление-легализация
(отмывание) преступных доходов» с незначительной степенью общественной опас-
ности. В российском уголовном законодательстве следует ограничить ответствен-
ность за легализацию (отмывание) преступных доходов, приобретенных в резуль-
тате совершения преступлений лишь теми случаями, когда такие доходы приобре-
тены в результате совершения тяжких и особо тяжких преступлений. При этом уго-
ловная ответственность за такие деяния должна быть усилена.
В российском уголовном законодательстве необходимо закрепление специ-
ального основания освобождения от уголовной ответственности за легализацию
(отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате
совершения преступлений. Это позволит более эффективно противодействовать,
как предикатным преступлениям, так и непосредственно легализации (отмыванию)
преступных доходов. При этом обязательным условием освобождения от уголов-
ной ответственности должно стать фактическое выявление лица, совершившего
предикатное преступление, либо установление обстоятельств совершения такого
преступления, либо выявление соучастников легализации (отмывания) преступных
доходов.
133
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

I. Нормативные правовые акты и иные документы


1. Конституция Российской Федерации. М.,1993.
2. Уголовный кодекс РФ // СПС «КонсультантПлюс».
3. Гражданский кодекс РФ // Собрание законодательства РФ. 5.12.1994.
№ 32. Ст. 3301.
4. Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном кон-
троле» // Собрание законодательства РФ. 15.12.2003. N 50. Ст. 4859.
5. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии
легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансиро-
ванию терроризма» // Собрание законодательства РФ. 13.08.2001, № 33 (часть I),
ст. 3418.
6. Федеральный закон «О Центральном банке РФ (Банке России)» // Со-
брание законодательства РФ. 15.07.2002. N 28. Ст. 2790.
7. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» // Собрание
законодательства РФ. 5.02.1996. № 6. Ст. 492.
8. Федеральный закон «О бухгалтерском учете» // Собрание законода-
тельства РФ. 25.11.1996. № 48. Ст. 5369.
9. Федеральный закон от 12.01.1996 г. «О некоммерческих организациях»
// Собрание законодательства РФ. 15.01.1996. Ст. 145.
10. Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-
розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, № 33, ст.
3349.
11. Указ Президента РФ от 13.06.2012 № 808 «Вопросы Федеральной
службы по финансовому мониторингу» // Собрание законодательства РФ.
18.06.2012. № 25, ст. 3314.
12. Положение о Министерстве Финансов РФ, утвержденное Постановле-
нием Правительства РФ от 30 июня 2004 г.
13. Инструкция о порядке применения органами федерального казначей-
ства мер принуждения к нарушителям бюджетного законодательства Российской
134
Федерации, утвержденной Приказом Минфина // Российская газета. 2001. 21 июля.
№ 138.
14. Положение о безналичных расчетах в Российской Федерации // Вест-
ник Банка России. № 74. 28.12.2002.
15. Положение об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых
с использованием платежных карт // Вестник Банка России. N 17. 30.03.2005.
16. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского
надзора за исполнением законов в сфере противодействия легализации (отмыва-
нию) доходов, полученных преступным путём, финансированию экстремистской
деятельности и терроризма» // Электронный ресурс [Консультант +]
17. Устав Организации Объединенных Наций // Электронный ресурс
[http://www.un.org/ru/sections/un-charter/chapter-i/index.html].
18. Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических
средств и психотропных веществ // Электронный ресурс
[https://www.unodc.org/pdf/convention_1988_ru.pdf].
19. Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических
средств и психотропных веществ // Электронный ресурс
[http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/orgcrime.shtml].
20. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции //
Электронный ресурс
[http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml].
21. Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и кон-
фискации доходов от преступной деятельности // Электронный ресурс
[http://www.eurasiangroup.org/ru/restricted/strasburg_conv.pdf].
22. Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении и конфискации
доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма // Электрон-
ный ресурс [http://www.eurasiangroup.org/ru/restricted/varshav_conv.pdf].
23. Резолюция Совета Безопасности ООН № 1617 // Электронный ресурс
[https://documents-dds-
ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/446/62/PDF/N0544662.pdf?OpenElement].
135
24. 40 Рекомендаций ФАТФ // Электронный ресурс
[http://eurasiangroup.org/files/FATF_docs/40_recomendations_rus.pdf]
25. 9 специальных Рекомендаций ФАТФ // Электронный ресурс
[http://eurasiangroup.org/files/FATF_docs/9_special_recomendations_rus.pdf].
26. Egmont group communication strategy 2014-2017 // Электронный ресурс
[http://www.egmontgroup.org].
27. Соглашение о евразийской группе по противодействию легализации
преступных доходов и противодействию терроризма // Электронный ресурс
[http://www.eurasiangroup.org/files/documents/eag/Soglashenie_rus.pdf]
28. Codice penale Italiano (официальный текст) // Электронный ресурс
[http://www.brocardi.it/codice-penale/libro-secondo/titolo-xiii/capo-ii/art648bis.html].
29. Decreto Legislativo 21 novembre 2007, n. 231 «Attuazione della direttiva
2005/60/CE concernente la prevenzione dell'utilizzo del sistema finanziario a scopo di
riciclaggio dei proventi di attivita' criminose e di finanziamento del terrorismo nonche'
della direttiva 2006/70/CE che ne reca misure di esecuzione» // Электронный ресурс
[http://www.camera.it/parlam/leggi/deleghe/07231dl.htm].
30. Уголовный кодекс Франции (официальный текст) // Электронный ре-
сурс. URL: https://constitutions.ru/?p=5859&page=6&attempt=.
31. Money laundering act of Germany of 23 august 2008 (официальный текст
на английском языке) // Электронный ресурс
[http://www.gafilat.org/UserFiles/documentos/es/base/Alemania/002-GwG%20-
%20Money%20Laundering%20Act%20(Ley%20de%20Lavado).pdf].
32. Criminal code of Germany (официальный текст на английском языке) //
Электронный ресурс [https://www.gesetze-im-
internet.de/englisch_stgb/german_criminal_code.pdf].
33. Money laundering control act of USA // Электронный ресурс
[https://www.law.cornell.edu/uscode/text/18/1956].
34. УК Австрии (официальный текст) //
[http://www.refworld.org/docid/3ae6b5bf0.html]
35. УК Азербайджана (официальный текст) //
136
[https://www.unodc.org/tldb/pdf/Azerbaijan_Criminal_Code_in_Russian_Full_text.pdf]
36. УК Аргентины. СПб., 2002.
37. УК Казахстана (официальный текст) // электронный ресурс
[https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252#pos=2562;-154]
38. Уголовный кодекс Республики Армения (официальный текст) // Элек-
тронный ресурс
[http://www.parliament.am/legislation.php?ID=1349&lang=rus&sel=show#22]
39. УК Республики Беларусь (официальный текст) // электронный ресурс
[http://xn----ctbcgfviccvibf9bq8k.xn--90ais]
40. УК Швейцарии (официальный текст) //
[https://www.admin.ch/opc/en/classified-
compilation/19370083/201709010000/311.0.pdf]

II. Судебная практика


41. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32
«О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или
иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте
имущества, заведомо добытого преступным путем» // БВС. - 2015. - № 9.
42. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по
делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 09.07.2013 г.
№ 24// Российская газета. 17 июля.
43. Определение Конституционного суда РФ от 26 мая 2016 г. N 1129-О.
44. Сергей Золотухин (Sergey Zolotukhin) против Российской Федерации.
Жалоба № 14939/03.

III. Книги, монографии


45. Аванесов, Г.А. 10 глав о мотивации. Через призму науки криминологии
/ Г.А. Аванесов. - М., 2010.
46. Букарев, В. Б., Трунцевский, Ю. В., Шулепов, Н. А. Уголовная ответ-
137
ственность за легализацию (отмывание) доходов, приобретенных преступным пу-
тем / В. Б. Букарев, Ю. В. Трунцевский, Н А. Шулепов. - М., 2007.
47. Волженкин, Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности /
Б. В. Волженкин. - СПб., 2007.
48. Волженкин, Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности /
Б. В. Волженкин. - СПб., 2002.
49. Волженкин, Б. В. Уголовная ответственность юридических лиц / Б. В.
Волженкин. - СПб., 1998.
50. Гаухман, Л. Д., Максимов, С. В. Преступления в сфере экономической
деятельности / Л. Д. Гаухман, С. В. Максимов. - М., 1998.
51. Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Уголовная ответственность за преступ-
ления в сфере экономики / Л. Д. Гаухман, С. В. Максимов. - М., 1996.
52. Глистин, В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных от-
ношений (объект и квалификация преступлений) / В.К. Глистин. - Л., 1979.
53. Дагель, П.С. Субъективная сторона преступления / П. С. Дагель. -М.,
1974.
54. Дмитриев, О. В. Экономическая преступность и противодействие ей /
О. В. Дмитриев. - М., 2005.
55. Жубрин, Р. В. Противодействие легализации преступных доходов (рос-
сийский и зарубежный опыт) / Р. В. Жубрин. – М., 2006.
56. Карпович, О. Г. Уголовно-правовая охрана предпринимательской дея-
тельности в России и странах Европы / О. Г. Карпович. - М., 2003.
57. Клепицкий, И.А. Система хозяйственных преступлений / И. А. Клепиц-
кий. - М., 2005.
58. Коган, В. М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия /
В. М. Коган. - М., 1983.
59. Коржанский, Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны / Н. И.
Коржанский. - М., 1980.
60. Корчагин, А. Г., Иванов, А. М., Щербаков, А. В. Экономические пре-
138
ступления (политико-правовые аспекты) / А. Г. Корчагин, А. М. Иванов, А. В. Щер-
баков. - Владивосток, 1999.
61. Кудрявцев, В.Н. Объективная сторона преступления / В. Н. Кудрявцев.
- М., 1960.
62. Кузнецова, Н. Ф. Преступление и преступность / Н. Ф. Кузнецова. - М.,
1969.
63. Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский ком-
ментарий к уголовному закону / Н. А. Лопашенко. - М., 2006.
64. Лопашенко, Н. А. Вопросы квалификации преступлений в сфере эко-
номической деятельности / Н. А. Лопашенко. - Саратов, 1997.
65. Никифоров, Б.С. Объект преступления по советскому уголовному
праву / Б. С. Никифоров. - М., 1960.
66. Павлов, В.Г. Субъект преступления / В. Г. Павлов. - СПб., 2003.
67. Пикуров, Н. И., Пудовочкин, Ю. Е. Проблемы квалификации и привле-
чения к уголовной ответственности за легализацию денежных средств или иного
имущества, приобретенных преступным путем / Н. И. Пикуров, Ю. Е. Пудовочкин.
Нижний Новгород, 2015.
68. Пинкевич, Т.В. Преступления в сфере экономической деятельности:
уголовно-правовая характеристика, система, особенности квалификации / Т. В.
Пинкевич. - Ставрополь. 2000.
69. Пинкевич, Т.В., Швецов, А.А. Уголовно-правовая характеристика не-
законного предпринимательства / Т. В. Пинкевич, А. А. Швецов. - Ставрополь,
2001.
70. Пудовочкин, Ю.Е. Учение о составе преступления / Ю. Е. Пудовочкин.
- М., 2009.
71. Разгильдиев, Б. Т. Уголовно-правовые проблемы прикосновенности к
преступлению / Б. Т. Разгильдев. - Саратов, 1981.
72. Рарог, А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений /
А. И. Рарог. - М., 2006.
139
73. Репецкая, А. Л. Организованная преступность в сфере экономики и фи-
нансов и проблемы борьбы с ней / А. Л. Репецкая. - Иркутск, 2000.
74. Русанов, Г. А. Противодействие легализации (отмыванию) преступных
доходов / Г А. Русанов. - М., 2017.
75. Русанов, Г. А. Противодействие легализации (отмыванию) преступных
доходов: теоретико-практический анализ / Г. А. Русанов. - М., 2012.
76. Таций, В. Я. Объект и предмет преступления по советскому уголов-
ному праву / В. Я. Таций. - Харьков, 1982.
77. Филатова М. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем
по законодательству России и Австрии. М., 2015.
78. Шишко, И. В. Экономические правонарушения / И. В Шишко. - СПб.,
2004.
79. Alldridge, P., Money laundering law / P. Alldridge. - Oxford, 2003.
80. Cappa, E., Cerqua, L. Il riciclagio del denaro / E. Cappa, L. Cerqua. - Milan,
2012.
81. Combating Money laundering and Terrorist financing. London, 2008.
82. Durrieu, R. Rethinking Money laundering& Financing of Terrorism in In-
ternational law / R. Durrieu. - Boston, 2013.
83. France: financial sector assessment program. - Paris, 2005.
84. Hayes, B. Counter-terrorism ‘policy laundering and the FATF / B. Hayes -
Hague, 2012.
85. Liley, P. Dirty dealing / P. Liley. - London, 2006.
86. Mazzacuva, N., Amati, E. Diritto penale dell’economia / N. Mazzacuva, E.
Amati. - Milano, 2010.
87. Money laundering and the financing of terrorism. Vol. 2. London, 2009.
88. Mitsilegas, V. Money laundering Counter-Measures in the European Union
/ V. Mitsilegas. - The Hague, 2003.
89. Odeh, I. Anti-money laundering / I. Odeh. - Pittsburgh, 2010.
140
90. Ronco, M.., Ambrosetti, E., Mezzetti, E. La legge penale. Fonti, tempo, spa-
zio, persone / M. Ronco, E. Ambrosetti, E. Mezzetti. - Bologna, 2006.
91. Rossi, A. Reati societari / A. Rossi. - Torino, 2005.
92. Shaffer, G. Transnational Legal Ordering and State Change / G. Shaffer. -
Cambridge, 2013.
93. Stessens, G. Money laundering. A new international law enforcement model
/ G. Stessens. - Cambridge, 2004.

IV. Комментарии, учебники, учебные пособия, курсы лекций


94. Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верхов-
ного Суда РФ. М., 2011.
95. Криминология / Под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. - М:
Юрист, 2006. -734 с.
96. Курс уголовного права в 5 т. Том 4. Особенная часть / Под ред. Г. Н.
Борзенкова, В. С. Комиссарова. – М: Зерцало, - 2002. – 528 с.
97. Международно-правовые основы противодействия незаконному обо-
роту наркотиков: сб. док. / сост. В. С. Овчинский, А. В. Федоров. М., 2005.
98. Наумов, А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций
/ А. В. Наумов. – М: БЕК, 1999. - 590 с.
99. Пионтковский, А. А. Уголовное право РСФСР. Часть Общая / А. А. Пи-
онтковский. – М: Издательство НКЮ, 1924. - 243 с.
100. Прозументов, Л.М. Шеслер, А.В. Криминология (Общая часть)/ Л. М.
Прозументов, А. В. Шеслер. - Красноярск: Издательство Красноярского универси-
тета, 1997. - 256 с.
101. Русанов, Г.А. Преступления в сфере экономической деятельности / Г.
А. Русанов. - М., 2013.
102. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь. М., 2008.
103. Уголовное право. Общая и Особенная части/Под ред. Н. Г. Кадникова.
- М: Книжный мир, 2006. - 827 с.
141
104. Уголовное право. Общая часть / Под ред. И. Я. Козаченко и З.А. Незна-
мовой. - М: Норма, 2004. - 553 с.
105. Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Н.М. Кропа-
чева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. - СПб., 2006.
106. Уголовное право. Часть Общая / Под ред. А. И. Рарога. - М: Эксмо,
2009. - 495 с.
107. Уголовное право РФ. Общая часть / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай,
А. И. Рарога и А. И. Чучаева. – М: Инфра-М, 2006. - 552 с.
108. Уголовное право РФ. Часть Особенная / Под ред. Л. В. Иногамовой-
Хегай, А. И. Рарога, А. И.Чучаева. - М: Инфра-М, 2006. - 738 с.
109. Уголовное право России. Т.1. Общая часть / Под ред. А. Н. Игнатова и
Ю. А. Красикова. - М: Норма, 2005. - 578 с.
110. Уголовное право. Общая и Особенная части / Под ред. Н. Г. Кадникова.
М., 2006.
111. Уголовное право. Часть Общая / Под ред. Л. Л. Кругликова. М: Волтерс
Клувер, 2005. - 592 с.
112. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Г.
Н. Борзенкова и В. С. Комисарова. - М: Проспект, 2007. - 660 с.
113. Уголовное право. Часть Общая / Под ред. Л. Д. Гаухмана и С. В. Мак-
симова. - М: Эксмо, 2004. - 416 с.

V. Статьи, выступления
114. Pudovochkin Y., Rusanov G. Money laundering in the context of Organized
Crime (For Example of Russia)// Suzbijanje organizovanog kriminala kao preduslov vla-
davine prava. Serbia, 2016.
115. Гехова, Д. Х. Правовое регулирование ответственности за отмывание
(легализацию) коррупционных доходов в Республике Казахстан / Д. Х. Гехова //
Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2016. № 4.
С. 41-50.
142
116. Князькина А. К. Регулирование ответственности за легализацию пре-
ступных доходов: национальный и международно-правовой аспекты // Lex
Russicsa. 2008. № 5. С. 1113–1131.
117. Кули-Заде Т.А. Легализация (отмывание) преступных доходов и кор-
рупционная преступность: международно-правовые аспекты регулирования // Рос-
сийская юстиция. 2018. № 5. С. 17–21.
118. Кустова Н. К, Институт прикосновенности к преступлению в законода-
тельстве зарубежных государств // Science of Europe. – 2017. – № 14-3. – С. 68–71.
119. Магомедов, Ш. М., Каратаев, М. В. ФАТФ: первые 25 лет в архитектуре
международных отношений / Ш. М. Магомедов, М. В. Каратаев // Вестник РАЕН.
- 2014. - № 3. - С. 25-30.
120. Марецкий, А. В. Привлечение к уголовной ответственности за легали-
зацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем / А. В. Марецкий //
Законность. 2011. № 7. С. 37-39.
121. Мелкумян, К. С. ФАТФ в противодействии финансированию терро-
ризма (специфика подхода) / К .С. Мелкумян // Вестник МГИМО Университета. -
2014. - № 1. - С. 88-96.
122. Минская, В. Уголовно-правовое обеспечение применения норм об от-
ветственности за преступления в сфере экономической деятельности / В. Минская
// Уголовное право. - 1999. - №3.
123. Печников, А. П. К вопросу о правовом статусе ФАТФ (Группа разра-
ботки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) / А. П. Печников // Мигра-
ционное право. - 2014. - № 2. - С. 32-33.
124. Саппаров Р. Х. Анализ зарубежного законодательства в сфере проти-
водействия легализации преступных доходов, приобретенных в результате совер-
шения коррупционных преступлений // Российский юридический журнал. – 2018.
– № 2. С. 91–96.
125. Смагина, А. В. Сравнительный анализ уголовного законодательства
Российской Федерации и Федеративной Республики Германии по борьбе с легали-
143
зацией преступных доходов / А. В. Смагина // Вестник московского государствен-
ного лингвистического университета. 2007. № 527. С. 122-140.
126. Смитиенко, С. Б. Участие группы «Эгмонт» в борьбе с отмыванием де-
нег и финансированием терроризма / С. Б. Смитиенко // Вестник экономической
безопасности. - 2009. - № 3. - С. 118-124.
127. Ступина С.А., Федорова Е.А. Противодействие легализации (отмыва-
нию) доходов, полученных преступным путем, как мера борьбы с незаконным обо-
ротом наркотиков //. Вестник Сибирского юридического института ФСКН России.
2015. № 3 (20). С. 41–50.
128. США повторно оштрафовали Deutche bank за отмывание денег из Рос-
сии [ Электронный ресурс]. – URL: https://www.vz.ru/news/2017/5/31/872592.html.
129. Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А., Букарев В. Б. Зарубежный опыт
правового регулирования противодействия легализации (отмыванию) доходов,
приобретенных преступным путем // Международное публичное и частное право.
2007. № 4. С. 53–55.
130. Феденкова, Е. А. Направления и способы легализации преступных до-
ходов, меры по противодействию легализации / Е. А. Феденкова // Новая наука: от
идеи к результату. 2016. № 12-1. С. 267-270.
131. Хомич О. В. Проблема ответственности юридических лиц за легализа-
цию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных пре-
ступным путем, согласно российскому законодательству // Ученые труды Россий-
ской академии адвокатуры и нотариата. 2017. N 4 (47). C. 79–82.
132. Хомич О. В. Проблема правовой природы легализации (отмывания) де-
нежных средств и иного имущества, согласно действующему российскому уголов-
ному законодательству // Вестник ВИПК МВД России. 2017. №7 (44). С. 73–77.
133. Шебунов, А.А. Борьба с легализацией незаконно полученных доходов
по уголовному праву ФРГ / А. А. Шебунов // Государство и право. - 1998. - № 6. -
С. 80-92.
134. Citigroup заплатит властям США 97 млн. долларов для урегулирования
претензий, касающихся банковской тайны // Электронный ресурс
144
[http://www.banki.ru/news/lenta/?id=9756740]

VI. Диссертации, авторефераты


135. Абашина, Л. А. Юридическое лицо, как субъект уголовной ответствен-
ности: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Людмила Александровна Абашина. -
Орел, 2008.
136. Бахарев, Д. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты со-
вершенствования механизма противодействия легализации доходов от организо-
ванной преступной деятельности: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Дмитрий Ва-
димович Бахарев. - Екатеринбург, 2005.
137. Башьян, Н. А. Противодействие организованной легализации доходов
от мошенничества: криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. …канд.
юрид. наук: 12.00.08 / Николай Александрович Башьян.- М., 2008.
138. Беседин, Д. В. Международно-правовое сотрудничество государств в
борьбе с легализацией преступных доходов: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.10 / Да-
ниил Вячеславович Беседин. – Казань, 2010.
139. Булаев, А. А. Финансово-правовые аспекты противодействия легализа-
ции (отмыванию) доходов, полученным преступным путем, и финансированию
терроризма: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.14 / Андрей Анатольевич Булаев. – М.,
2010.
140. Ганихин, А. А. Легализация (отмывание) имущества, приобретенного
преступным путем: финансово-экономический и уголовно-правовой аспекты: дис.
… канд. юрид. наук: 12.00.08 / Андрей Александрович Ганихин. - Екатеринбург.
2003.
141. Давыдов, В. С. Уголовная ответственность за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем:
правовое регулирование в России и за рубежом: авфтореф. …дис. канд. юрид. наук:
12.00.08 / Василий Сергеевич Давыдов. - СПб., 2006.
142. Денисов, И. К. Противодействие легализацию (отмыванию) доходов,
приобретенных преступных путем в российских корпорациях (уголовно-правовые
145
и криминологические аспекты: автореф. …дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Иван
Константинович Денисов. - М., 2011.
143. Емцева, К. Э. Противодействие легализации (отмыванию) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем: уголовно-право-
вые и криминологические аспекты : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Емцева
Кристина Эдуардовна. – Краснодар, 2016. – 251 с.
144. Изутина, С. В. Административная ответственность за нарушение зако-
нодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных
преступным путем, и финансированию терроризма: дис. … канд. юрид. наук:
12.00.14 / Светлана Викторовна Изутина. – М., 2010.
145. Комоско, А. А. Уголовная ответственность юридических лиц: дис.
…канд. юрид. наук: 12.00.08 / Анна Александровна Комоско. - М., 2007.
146. Корчагин, О. Н. Административно-правовые основы противодействия
легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в Российской
Федерации: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.14 / Олег Николаевич Корчагин. М.,
2010.
147. Коростелев, С. Ю. Уголовная ответственность за легализацию (отмы-
вание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным пу-
тем: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Сергей Юрьевич Коростелев. – Хабаровск,
2006.
148. Коротков Ю. В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты
борьбы с легализацией (отмыванием) незаконных доходов: дис. … канд. экон. наук:
12.00.08 / Коротков Юрий Валентинович. М., 1998. 183 с.
149. Педун, О. Л. Легализация денежных средств или иного имущества,
приобретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Ольга Лео-
нидовна Педун. - М., 2004.
150. Рудая, Т. Ю. Реализация в уголовном законодательстве Российской Фе-
дерации ее международных обязательств в сфере противодействия легализации
(отмыванию) доходов, полученных преступным путем: дис …канд. юрид. наук:
12.00.08 / Татьяна Юрьевна Рудая. – М.,2009.
146
151. Рыхлов, О. А. Ответственность за легализацию (отмывание) денежных
средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, по уголовному
законодательству России: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Олег Александрович
Рыхлов. – М., 2009.
152. Сабанина, О. В. Уголовная ответственность за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем:
дис …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Ольга Валерьевна Сабанина. - Тюмень, 2004.
153. Сафаров, А. И. Уголовная ответственность за легализацию (отмыва-
ние) денежных средств либо иного имущества, полученных противозаконным пу-
тем: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Анвар Исломович Сафаров. – М., 2011.
154. Сережкина, К.Н. Прикосновенность к преступлению в уголовном
праве России: оптимизация норм и практики их применения: афтореф. …дис. канд.
юрид. наук: 12.00.08 / Ксения Николаевна Сережкина. - Самара, 2009.
155. Смагина, А. В. Легализация преступных доходов: сравнительный ана-
лиз уголовного законодательства России и зарубежных стран: дис. …канд. юрид.
наук.: 12.00.08 / Анна Валерьевна Смагина. - М., 2006.
156. Соловьев, А. В. Уголовно-правовые и криминологические меры
борьбы с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, при-
обретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Андрей Влади-
мирович Соловьев. -Волгоград, 2003.
157. Сураханян, В. О. Международно-правовые средства борьбы с легали-
зацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем: дис. …канд. юрид.
наук: 12.00.10. / Вазген Оганесович Сураханян. – М., 2010.
158. Тер-Аванесов, И. Г. Легализация денежных средств и иного имуще-
ства, приобретенных преступным путем: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Игорь
Геннадьевич Тер-Аванесов. - Ставрополь, 2005.
159. Тетюков, К. В. Легализация преступных доходов: уголовно-правовые
и криминологические аспекты: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Константин Вик-
торович Тетюков. – Челябинск, 2003.
147
160. Третьяков, В. И. Организованная преступность и легализация преступ-
ных доходов: дис. …докт. юрид. наук: 12.00.08 / Владимир Иванович Третьяков. –
Ростов-на-Дону, 2009.
161. Тхайшаов, З. А. Легализация (отмывание) доходов, приобретенных
преступным путем: законодательные и правоприменительные аспекты: по матери-
алам судебной практики Краснодарского края и Республики Адыгея: дис. …канд.
юрид. наук: 12.00.08 / Зауркан Аркадьевич Тхайшаов. – Краснодар, 2005.
162. Тюнин, В. И. Уголовно-правовая охрана отношений в сфере экономи-
ческой деятельности: дис. … докт. юрид. наук: 12.00.08 / Тюнин Владимир Ильич.
- СПб., 2001.
163. Филатова М. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмыва-
ние) денежных сресдтв или иного имущества, полученных преступным путем, по
законодательству России и Австрии: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Филатова
Мария Алексеевна. – М., 2014. – 208 с.
164. Юсупов, Н. В. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание)
имущества, полученного от преступлений в сфере незаконного оборота наркотиче-
ских средств, психотропных веществ или их аналогов: дис. …канд. юрид. наук:
12.00.08 / Нияз Валерьевич Юсупов. М., 2011.
165. Эм, В. Ю. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика ле-
гализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных
преступным путем: дис. …канд. юрид. наук : 12.00.08 / Вадим Юрьевич Эм. Ростов-
на-Дону, 2004.
166. Ющенко, И. С. Анализ законодательства Российской Федерации, Рес-
публики Беларусь и Республики Украина в сфере противодействия легализации
(отмывания) преступных доходов: дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Ирина Сер-
геевна Ющенко. - М., 2009.
148
Приложение А
(обязательное)
Результаты экспертного опроса 154 практикующих юристов
(адвокатов, сотрудников прокуратуры и Следственного комитета РФ)

Считаете ли Вы легализацию (отмывание) преступных доходов преступлени-


ями с повышенной степенью общественной опасности:
а) да – 45 %
б) нет – 48 %
в) затрудняюсь ответить – 7 %

Поддерживаете ли Вы тезис, что отнесение легализации (отмывания) денеж-


ных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем к преступ-
лениям в сфере экономической деятельности является необоснованным:
а) да – 62 %
б) нет – 30 %
в) затрудняюсь ответить – 8 %

Поддерживаете ли Вы тезис, что правовая природа легализации (отмывания)


преступных доходов связана с посягательствами на отношения правосудия, а непо-
средственным объектом являются общественные отношения правосудия в отноше-
нии лица совершившего предикатное преступление:

а) да – 58 %
б) нет – 30 %
в) затрудняюсь ответить – 12 %

Считаете ли Вы, что легализация (отмывание) объектов интеллектуальной соб-


ственности, приобретенных преступным путем представляет потенциально высо-
кую степень общественной опасности и должна быть криминализирована:
149
а) да – 55 %
б) нет – 40 %
в) затрудняюсь ответить – 5 %

Считаете ли Вы необходимой уголовную ответственности за легализацию де-


нежных средств и иного имущества, приобретенных в результате преступного не-
отчуждения:
а) да – 88 %
б) нет – 12 %
в) затрудняюсь ответить – 0 %

Считаете, ли Вы, что субъект легализации (отмывания) денежных средств или


иного имущества, приобретенных преступным путем является специальным.
а) да – 25 %
б) нет – 72 %
в) затрудняюсь ответить – 3 %

Считаете ли Вы, что КоАП следует дополнить идентичными предусмотрен-


ными ст. 174 и 174.1 УК РФ нормами, однако ограничить их применение в отноше-
нии юридических лиц:
а) да – 72 %
б) нет – 20 %
в) затрудняюсь ответить – 8 %

Считаете ли Вы, что необходимо декриминализировать легализацию (отмыва-


ние) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате
совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ):
а) да – 75 %
б) нет – 20 %
в) затрудняюсь ответить – 5 %
150
Считаете ли Вы что общественная опасность легализации (отмывания) пре-
ступных доходов, полученных в результате ряда предикатных преступлений (обо-
рот наркотических средств, оружия, организованная преступная деятельность) зна-
чительно выше, чем иных предикатных преступлений:
а) да – 85 %
б) нет – 15 %
в) затрудняюсь ответить – 0 %

Считаете ли Вы, что в действующем российском уголовном законодательстве


следует ограничить ответственность за легализацию (отмывание) преступных до-
ходов, приобретенных в результате совершения преступлений лишь теми случа-
ями, когда такие доходы приобретены в результате совершения тяжких и особо
тяжких преступлений:
а) да – 72 %
б) нет – 20 %
в) затрудняюсь ответить – 8 %

Считаете ли Вы необходимым установление более строгой ответственности за


легализацию (отмывание) преступных доходов, приобретенных в результате совер-
шения тяжких или особо тяжких преступлений:
а) да – 62 %
б) нет – 28 %
в) затрудняюсь ответить – 10 %