Вы находитесь на странице: 1из 53

Мы помогаем

учащимся
со всей России!

Федеральная сеть
центров помощи в
обучении

ФИО клиента:
Код заказа:
Межрегиональное сотрудничество в
Тема работы / вариант: сложносоставном субъекте РФ (на примере
Тюменской области)
Дисциплина: Основы ГМУ

Sunday, 3 October 2021 г., 11:49:39 AM


Содержание

Введение.......................................................................................................................3
1 Теоретические основы межрегионального сотрудничества в сложносоставных
субъектах Российской Федерации.............................................................................5
1.1 Сущность и типология межрегионального сотрудничества, его роль в
социально-экономическом развитии государства................................................5
1.2 Понятие и правовой статус сложносоставных субъектов РФ и
межрегионального сотрудничества.....................................................................13
1.3 Практические аспекты реализации межрегионального сотрудничества в
сложносоставных субъектах РФ..........................................................................18
2 Анализ межрегионального сотрудничества в сложносоставном субъекте РФ
на примере Тюменской области...............................................................................29
2.1 Общая характеристика и правовой статус территории как
сложносоставного субъекта РФ...........................................................................29
2.2 Особенности межрегионального сотрудничества субъекта Федерации....33
2.3 Совершенствование межрегионального сотрудничества сложносоставных
субъектов РФ.........................................................................................................39
Заключение.................................................................................................................44
Список использованных источников и литературы...............................................46

2
Введение

Актуальность выбранной темы исследования обусловлена тем, что в


современных условиях ограничения экспортно-импортных операций, снижения
объемов иностранных инвестиций, уменьшения спроса и усиления
конкуренции на привычных рынках внутри страны, сокращения ресурсов для
регионального развития в форме государственных программ и субсидий
регионы вынуждены иначе взглянуть на драйверы роста и факторы своего
развития. Одним из ключевых факторов развития регионов в сложившихся
условиях является активизация межрегионального сотрудничества, в частности
в рамках сложносоставных субъектов Федерации для расширения рынков
сбыта, привлечения инвестиций и совместного использования ресурсов. Однако
региональные власти рассматривают другие субъекты РФ в качестве
конкурентов за привлечение ресурсов федерального центра или иностранных
инвесторов и зачастую оказываются не готовы администрировать данный
процесс. Это выражается в отсутствии согласованных направлений и
приоритетов развития с регионами – потенциальными партнерами, а также в
дублировании усилий по формированию и модернизации инфраструктуры. В
результате фактор межрегионального взаимодействия, роль которого
проявляется в повышении конкурентоспособности региональной экономики,
поддержке инновационного развития, стимулировании экономического роста,
не используется в качестве акселератора развития региональных социально-
экономических систем.
Цель работы заключается в анализе проблем и особенностей
межрегионального сотрудничества в сложносоставном субъекте РФ на примере
Тюменской области.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие
задачи:
 раскрыть сущность и представить типологию межрегионального
сотрудничества, обозначить его роль в социально-экономическом развитии

3
государства;
 рассмотреть понятие и правовой статус сложносоставных субъектов
РФ и межрегионального сотрудничества;
 проанализировать практические аспекты реализации
межрегионального сотрудничества в сложносоставных субъектах РФ;
 дать общую характеристику территории как сложносоставного
субъекта РФ;
 обозначить особенности межрегионального сотрудничества субъекта
Федерации;
 наметить пути совершенствования межрегионального сотрудничества
сложносоставных субъектов РФ
Объектом исследования в данном случае выступает система
взаимоотношений регионов на субфедеральном уровне.
Предмет исследования – межрегиональное сотрудничество в
сложносоставном субъекте РФ.
Теоретическую базу исследования образуют нормативные правовые акты
РФ, в том числе Федеральный закон от 17.12.1999 № 211-ФЗ (ред. от
02.07.2013) «Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций
экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации», Указ
Президента РФ от 03.06.1996 № 803 «Об Основных положениях региональной
политики в Российской Федерации», Постановление Правительства Тюменской
области от 30 декабря 2014 № 705-п «Об утверждении государственной
программы по реализации договора между органами государственной власти
Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа - Югры И ЯНАО
«Сотрудничество» (ред. от 14.04.2017) и др., а также труды таких авторов, как
О.А. Бакуменко, О.В. Брежнев, Е.В. Лукин, С.В. Серебрякова, Б.А. Тамова и др.
В качестве основных методов исследования применялись описание,
сравнение, анализ и синтез.
Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка
использованных источников и литературы.

4
1 Теоретические основы межрегионального сотрудничества в
сложносоставных субъектах Российской Федерации

1.1 Сущность и типология межрегионального сотрудничества, его роль в


социально-экономическом развитии государства

Российская Федерация является одной из стран постсоветского


пространства, где важнейшим фактором изменения политической системы и
выбора новой политической стратегии стал принцип федерализма,
реализующийся в рамках трехуровневой системы управления страной, которая
напрямую связывает экономические и финансовые интересы трех участников
[28, с. 43]:
 Российской Федерации;
 ее субъектов;
 муниципалитетов.
Федерализм представляет собой не только форму государственного
устройства, но и является особым способом управления ею, обеспечивая
единство и целостность России при сохранении самостоятельности территорий
в решении местных проблем, а также гармоничное сочетание финансово-
экономических, социальных и иных интересов всей страны с интересами ее
отдельных частей.
Эффективное осуществление принципа федерализма – задача, решить
которую можно лишь в рамках системного подхода. Баланс отношений между
центром и регионами здесь обеспечивается благодаря дуализму власти, которая
объединяет собой и самоуправление, и, одновременно, вертикальное
соподчинение общегосударственным органам. С точки зрения
территориального разделения задачи центра заключаются в том, чтобы [41, с.
328]:
 внедрять принятые к реализации экономические и политические
принципы во всех субъектах федерации;
5
 обеспечивать и поддерживать эффективное территориальное и
политическое устройство государства;
 перераспределять властные ресурсы между субнациональными
сообществами внутри федерации;
 сохранять территориальную целостность государства и удерживать
его национальный суверенитет.
Иначе говоря, федеральной территориально-политической системе
присуща структура политического контроля над периферией со стороны
центра, распределяющего властные компетенции и ресурсы для обеспечения
необходимого уровня интегрированности пространства.
Одновременно периферия оказывает обратное влияние на центр, то есть
на принятие им общегосударственных властных решений и распределение
ресурсов и компетенций с использованием [41, с. 328]:
 альтернативных выборов;
 законодательно разрешенных мирных форм прямого действия;
 общественного мнения;
 своих представителей в центральных органах власти (верхней палате
парламента, правительстве) и др.
Естественно, что в рамках представленной выше трехуровневой системы
государственного управления важным его элементом является
межрегиональное взаимодействие, или сотрудничество (далее также – МРВ,
МРС).
Влияние межрегионального сотрудничества на уровень
конкурентоспособности региона обосновано в работах классиков
экономической теории А. Смита, Д. Рикардо, А. Вебера, А. Леша, Э. Хекшера,
Б. Олина, П. Самуэльсона, В. Столпера и др. Один из основоположников
теории МРВ – М. Портер – подчеркивал в своих работах тот факт, что уровень
конкурентоспособности региона на внешнем рынке определяется, как правило,
интенсивностью конкуренции на внутреннем (национальном) рынке. Кроме
того, ряд авторов указывает на то, что степень вовлеченности региона в
6
межрегиональные отношения в значительной мере определяет его
экономический рост [46, с. 2].
М. Фритш и Р. Лукас основным преимуществом межрегионального
взаимодействия считают содействие развитию инноваций, в первую очередь, за
счет расширения возможностей рынка труда, и, во-вторых, за счет увеличения
информационных потоков. В рамках исследования, проведенного М. Фритшем,
посвященного изучению зависимости между уровнем межрегионального
взаимодействия и инновационной активности регионов Австрии и Словении,
была установлена взаимосвязь между указанными явлениями. Другими
словами, при прочих равных условиях, наличие устойчивых межрегиональных
связей способствует повышению уровня инновационной активности в
регионах. Согласно исследованию, проведенному Р. Гротсом и Б. Брауном,
посвященному межрегиональному взаимодействию районов Германии,
инновационные связи носят чаще национальный или международный характер.
Внутри региона осуществляются взаимодействия, целью которых является
получение оперативной информации либо консультирование по общим
вопросам инновационного развития. Другими словами, географическая
близость не является определяющим фактором сотрудничества хозяйствующих
субъектов в сфере инновационного развития. Многие предприятия малого и
среднего бизнеса вынуждены устанавливать партнерские отношения за
пределами региона своего территориального размещения, поскольку
региональная экономика не может обеспечить достаточный уровень спроса на
конечную продукцию и необходимый объем предложения ресурсов. В ряде
работ межрегиональное взаимодействие рассматривается в контексте
глобализации, являющейся одной из основных направлений развития
современной экономики и общества. Процесс глобализации проявляется в
различных сферах: экономической, политической, социальной и других. А.
Торре и А. Раллет определяют зависимость межрегионального взаимодействия
и глобализации следующим образом: чем более глобальными становятся
отношения, тем большей неопределенностью они характеризуются, что

7
вынуждает хозяйствующие субъекты объединяться с целью выдержать
международную конкуренцию. Ряд авторов определяет данный процесс как
интеграцию, то есть создание новой, единой общности из отдельных частей [50,
с. 34].
Следующее направление исследования межрегионального
взаимодействия – это региональная политика. С точки зрения Ф. Пика и В.
Сенгенбергена, межрегиональное взаимодействие является ключевым
фактором успеха современной региональной политики. В. Сонг, рассматривая
мир как систему регионов, считает неэффективным обсуждение и решение
глобальных вопросов на уровне отдельных государств, обосновывая это
значительным усложнением процесса управления, повышением
транзакционных издержек и усложнением процесса распределения ресурсов.
Фактор эффективного использования взаимодополняющих ресурсов
акцентируется в работе О.Г. Плихуна и А.М. Киселевой. С точки зрения
авторов, основными задачами межрегионального взаимодействия в указанном
контексте являются расширение возможностей для наращивания внутреннего
потенциала и удовлетворение жизненно важных экономических, социальных и
культурных потребностей собственных и приграничных территорий. Еще один
аспект межрегионального взаимодействия – это развитие международных
связей. В свою очередь, М. Рейтерер рассматривает межрегиональное
взаимодействие как эффективную основу международного сотрудничества,
осуществляемого в региональном масштабе. К позитивным факторам такого
взаимодействия автор относит региональное самосознание, основанное на
территориальном единстве; общие исторические предпосылки развития;
достижение общего благосостояния и преодоление бедности в рамках
экономического сотрудничества; общее восприятие угроз внешней среды;
наличие сетей сотрудничества в экономической, политической, академической,
социальной и культурной сферах; общее видение целей развития и мер по их
достижению [53, с. 56-59].
В целом в российской науке существуют различные подходы к

8
определению понятия «межрегиональное сотрудничество (взаимодействие)»,
хотя все они акцентируют внимание на содержании этого процесса.
Так, в Концепции приграничного сотрудничества РФ под
межрегиональным и приграничным сотрудничеством понимаются
согласованные действия органов исполнительной власти, юридических лиц,
общественных организаций, совершаемые в рамках действующего
законодательства РФ и сопредельных государств, направленные на укрепление
всесторонних отношений субъектов РФ и приграничных территорий в решении
вопросов устойчивого развития регионов РФ и приграничных территорий,
повышения благосостояния населения, охраны окружающей среды и оказание
взаимопомощи [9].
С.В. Серебрякова трактует МРС как функциональное условие
существования, движения (развития) и самовоспроизводства социально-
территориальных общностей, либо как комплекс обменов территориальными
действиями посредством потоков различного типа ресурсов [56, с. 256-260].
В.Г. Беломестнов и его коллеги рассматривают межрегиональное
сотрудничество как инструмент долгосрочного развития социально-
экономических систем: «процесс создания общей региональной системы,
которая образуется на базе объединения социально-экономических подсистем
(субъектов хозяйствования) регионов, взаимодействующих между собой в
социально-экономической, политической и иных сферах, при которой
решаются общие задачи, разрабатывается стратегия и совместные программы
развития» [15, с. 123].
Б.А. Тамова под МРС предлагает понимать «совокупность
экономических отношений между двумя или несколькими регионами,
реализуемых ими в рамках установленных государством правовых и
социально-экономических отношений, исходя из интересов каждого из
взаимодействующих регионов на условиях баланса интересов всех участников
этого процесса [62, с. 131].
Ряд авторов оперирует понятием «межрегиональные экономические

9
связи». К примеру, С.Г. Абдулманапов под такими связями понимает систему
экономических отношений и интересов регионов, развивающихся в процессе
функционирования общественного производства, обусловленную разделением
общественного труда и специализацией производства, размещением
производительных сил и природно-географическими условиями [12, с. 128].
Зарубежные подходы уделяют большее внимание форме реализации
взаимодействий. М. Рейтерер определяет МРВ как соглашение между двумя
регионами, принятое де-юре или де-факто. Г. Розман рассматривает
межрегиональное взаимодействие как соглашение о сотрудничестве между
государствами или другими обособленными территориями с образованием
специальных органов взаимодействия и без него и т.п.
В результате обобщения подходов к определению сущности
межрегионального сотрудничество можно утверждать, что большинство
зарубежных авторов рассматривают его с точки зрения формы осуществления,
тогда как российские авторы придают больше значения содержанию данного
понятия. С нашей точки зрения, межрегиональное сотрудничество – это
комплекс обменов потоками ресурсов, осуществляемых в рамках соглашений
между органами власти, юридическими и физическими лицами различных
регионов, принятых де-юре или де-факто, с целью представления общих
интересов в национальном и мировом экономическом пространстве и
повышения уровня устойчивого развития данных регионов. При этом
целесообразным является использование комплексного подхода к обоснованию
роли межрегионального взаимодействия, включающего в себя все
вышеперечисленные теории (рисунок 1.1).
Процесс глобализации, определяющий необходимость регионов
противостоять международной конкуренции, обуславливает процесс
регионализации, который основан на межрегиональном сотрудничестве.
Развитие кооперации между регионами позволяет повысить эффективность
использования региональных ресурсов и способствует достижению
синергетического эффекта от взаимодействия территорий, имеющих различную

10
специализацию и встроенных в единую цепочку создания добавленной
стоимости.

Рисунок 1.1 – Комплексный подход к обоснованию роли


межрегионального взаимодействия

Основными целями МРС, согласно вышеперечисленным подходам,


являются социально-экономическое развитие, развитие инноваций и развитие
международного сотрудничества. Вышеуказанные цели определяют основные
задачи МРС: упрощение процесса управления, снижение транзакционных
издержек, упрощение процесса распределения ресурсов, расширение
возможностей для наращивания внутреннего потенциала, согласование
стратегических планов, расширение возможностей рынка труда, увеличение
информационных потоков, развитие регионального самосознания и другие.
Многообразие форм межрегиональных связей актуализирует вопрос их
классификации.
Так, по природе происхождения В.Г. Беломестнов определяет
11
интеграцию «сверху» (авторитарная или директивная), «снизу» (рыночная или
административная), «сбоку» (конкурентная), «сверху и снизу» (смешанная или
комбинированная) [12, с. 126].
З.Б. Дугаржапов называет следующие типы межрегиональных
отношений: автаркия и сепаратизм, сотрудничество и интеграция [33, с. 85].
А.Г. Полякова и И.С. Симарова к формам межрегионального
сотрудничества относят формальную интеграцию на уровне органов
государственной власти и неформальное взаимодействие субъектов
хозяйствования [54, с.38-39].
А.С. Аджикова и Н.Н. Школьникова предлагают классификацию форм
МРВ в зависимости от видов ресурсов: межрегиональная миграция рабочей
силы, финансово-кредитные и информационные потоки и т.п. [13, с. 77-88].
К.В. Павлов называет следующие формы МРВ: торговля, движение
капиталов и зарубежных инвестиций, миграция рабочей силы, межстрановая
кооперация производства, обмен в области науки и техники, валютно-
кредитные отношения [52, с. 67-68].
Б.А. Тамова к формам МРВ относит взаимный товарообмен,
производственные связи и кооперации, научно-техническое сотрудничество,
инвестиционную и инновационную деятельность, взаимодействия в сфере
финансов и кредита, совместное использование и освоение природных
ресурсов, транспортное сотрудничество и т.д. [62, с. 131].
Е.В. Лукин выделяет «мягкую» (формирование ассоциативных
организаций) и «жесткую» (создание государственных структур) формы
межрегионального сотрудничества [46, с. 4].
А.Г. Шеломенцев, Т.В. Терентьева, О.А. Козлова и М.Н. Макарова к
формам межрегионального сотрудничества относят участие в ассоциациях
экономического взаимодействия, реализацию федеральных целевых программ
социально- экономического развития, разработку и реализацию региональных
целевых программ и стратегий социально-экономического развития [68, с. 421].
Таким образом, государственное управление как процесс

12
целенаправленного (системного) воздействия органов государственной власти
на различные сферы общественной жизни для достижения ими определенных
результатов социально-экономического развития требует четкой организации и
развития межрегионального сотрудничества, роль которого проявляется, во-
первых, в противостоянии международной конкуренции в условиях
глобализации, во-вторых, в повышении эффективности использования
региональных ресурсов.
В отечественной науке межрегиональное взаимодействие
рассматривается в основном через содержание отношений между субъектами
федерации; в зарубежных подходах акцент сделан на форму реализации таких
отношений. Особенностью авторского определения сущности
межрегионального взаимодействия является учет всех видов взаимодействий
(горизонтальные, перекрестные) между целевыми группами (органы власти,
бизнес-структуры, бюджетные организации, население) в различных формах
(формальных и неформальных).

1.2 Понятие и правовой статус сложносоставных субъектов РФ и


межрегионального сотрудничества

Как было установлено в предыдущем параграфе работы, в Российской


Федерации на сегодняшний день формально сложилась своя собственная
модель федеративного устройства, согласно которой Россия –
конституционная, асимметричная федерация, основанная на территориальном и
национально-территориальном принципах, признающая исключительный
суверенитет Федерации [58, с. 24].
При этом в самом общем смысле фундамент государственного
управления в РФ создает система законодательных, исполнительных и
судебных органов государственной власти [1].
В отношении органов государственной власти субъектов РФ частью 2 ст.
11 Конституции устанавливается только общий принцип, гласящий, что

13
государственную власть здесь осуществляют образуемые ими органы
государственной власти, перечень которых определяется Федеральным законом
от 06.10.1999 № 184-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об общих принципах организации
законодательных (представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов Российской Федерации».
В соответствии со ст. 2 Федерального закона № 184 систему органов
государственной власти субъекта РФ составляют [5]:
 законодательный (представительный) орган государственной власти
субъекта РФ;
 высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ;
 иные органы государственной власти субъекта РФ, образуемые в
соответствии с конституцией (уставом) субъекта РФ.
Одной из существенных особенностей конституционного регулирования
федеративного устройства России с учетом представленной выше структуры
управления является сочетание относящегося к основам конституционного
строя принципа равноправия всех субъектов Федерации, в том числе во
взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (ч. 1 и 4
ст. 5 Конституции РФ), и статусных характеристик одного из видов субъектов
Федерации – автономных округов, которые в соответствии с Конституцией (ч. 4
ст. 66) могут входить в состав других субъектов – краев и областей.
Сосуществование этих, на первый взгляд, весьма противоречивых начал
должно обеспечиваться посредством дополнительного федерального
законодательного регулирования как статуса автономных округов, так и
характера взаимоотношений их органов государственной власти и
соответствующих органов краев, областей, в состав которых входят
автономные округа, а также возможностями договорной регламентации данных
отношений (ч. 3 и 4 ст. 66 Конституции) [1; 26, с. 44].
Как справедливо отмечает О.В. Брежнев, субъектный состав РФ все еще
находится в стадии поиска оптимальных форм для развития государства и
удовлетворения интересов граждан. В 2014 г. в состав Федерации были

14
приняты два новых субъекта, ранее бывших частью другого государства –
Республика Крым и город федерального значения Севастополь. В предыдущем
десятилетии доминировала тенденция укрупнения субъектов РФ путем их
объединения, когда количество субъектов РФ сократилось с 89 до 83. Еще
одним важным направлением преобразования субъектного состава Федерации
является доставшиеся в наследство от Советского Союза несколько
сложносоставных регионов, или автономий, входящих в состав какого-то
другого региона, края или области.
Таким образом, сложносоставные субъекты РФ, то есть края и области, в
состав которых входят иные, формально равноправные с ними субъекты
Федерации – автономные округа – обладают существенной спецификой
статуса, которая проявляется в более сложном, чем в иных субъектах, характере
внутригосударственных правовых связей и отношений, обусловленных
особенностями их устройства и закрепленных в Уставах данных субъектов РФ.
Это следует признать, по мнению автора, наследием прошлой несимметричной
Федерации [26, с. 44].
Кампания по укрупнению российских регионов проводилась в 2000-е гг.
Первым прецедентом стало объединение Пермской области и Коми-
Пермяцкого автономного округа в Пермский край. Референдум по этому
вопросу проводился в декабре 2003 г., новый регион в составе Российской
Федерации появился 1 декабря 2005 г. Вслед за Пермским краем укрупнение
решили провести в Красноярском крае, включив в его состав Таймырский
(Долгано-Ненецкий) и Эвенкийский автономные округа. Референдум по этому
вопросу прошел в апреле 2005 г., а официально регионы объединились с 1
января 2007 г. Также в дальнейшем произошло объединение Камчатской
области и Корякского автономного округа в Камчатский край, Иркутской
области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, Читинской
области и Агинского Бурятского автономного округа в Забайкальский край.
Эти слияния имели положительный эффект. Сократилось общее число
регионов, что привело к сокращению количества должностных лиц и

15
чиновников в целом, сокращению управленческих расходов по многим статьям.
Сократилось и число экономически несостоятельных субъектов, способных
существовать только на дотации государства [69, с. 57].
Однако, в период с 2003 по 2008 г. значительная часть сложносоставных
субъектов была ликвидирована путем присоединения к «включающим» их
субъектам Федерации.
В настоящее время в HA осталось два сложносоставных субъекта:
 Тюменская область с Ханты-Мансийским автономным округом –
Югрой и Ямало-Ненецким автономным округом;
 Архангельская область с Ненецким автономным округом.
Наличие общих потребностей и целей этих субъектов порождает
экономические связи, способные объединить совокупность слабосвязанных
регионов в единую социально- экономическую систему [39, с. 140].
Развитие межрегионального сотрудничества в современных условиях
обеспечивается принятием комплекса правовых, финансовых, организационных
мер на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.
Нормативную базу на федеральном уровне составляют правовые акты,
регулирующие общие вопросы межрегионального сотрудничества. В Указе
Президента РФ от 03.06.1996 № 803 «Об Основных положениях региональной
политики в Российской Федерации» в качестве целей и задач региональной
политики определено создание единого экономического пространства, развитие
межрегиональных инфраструктурных систем (транспорта, связи, информатики
и других) [8].
Важная роль межрегионального сотрудничества по отдельным
направлениям экономической, культурной, молодежной и информационной
политики провозглашается в Концепции долгосрочного социально-
экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года,
утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р (ред.
от 10.02.2017) [10].
Различные аспекты межрегионального сотрудничества регулируются

16
также в ряде федеральных законов. Так, Федеральный закон от 17.12.1999 №
211-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «Об общих принципах организации и деятельности
ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской
Федерации» направлен на создание механизма взаимодействия субъектов РФ в
вопросах социально-экономического развития на основе объединения их
материальных, финансовых и интеллектуальных ресурсов, Федеральный закон
от 24.07.2007 № 209-ФЗ (ред. от 26.07.2017) «О развитии малого и среднего
предпринимательства в Российской Федерации» устанавливает полномочия
органов государственной власти субъектов РФ по содействию развитию
межрегионального сотрудничества субъектов малого и среднего
предпринимательства [6; 7].
Коллектив авторов Института экономики Уральского отделения РАН
приводят структуру стратегических документов, создающих предпосылки для
перехода к межрегиональному сотрудничеству, разбивают такие документы на
общестратегические и отраслевые [68, с. 421]:
1. К общестратегическим относятся:
 Прогноз долгосрочного социально-экономического развития России
до 2030 года,
 Стратегии социально-экономического развития макрорегионов,
 Стратегию инновационного развития РФ на период до 2020 года.
2. К отраслевым относятся стратегии развития отдельных отраслей
экономики:
 промышленности;
 энергетики;
 пищевой и перерабатывающей промышленности;
 рыбохозяйственного комплекса;
 туризма.
В настоящее время нормативно-правовая база межрегионального
взаимодействия на субфедеральном уровне включает в себя:

17
 стратегию социально-экономического развития субъекта Федерации;
 соглашения о сотрудничестве с другими регионами (с органами
исполнительной власти, бизнес-структурами, организациями государственного
сектора).
Важное значение для укрепления добрососедских отношений и
формирования общего гуманитарного пространства имеет развитие связей
регионов в области туризма, культуры, образования, здравоохранения, спорта,
межнациональных отношений и социальной защиты населения. Поэтому
отдельные виды и инструменты межрегионального взаимодействия отражаются
в региональных отраслевых документах.
Все регионы, включая сложносоставные субъекты Федерации, прежде
всего, ставят перед собой цель повышения качества жизни, развития экономики
и социальной сферы, следовательно, стратегические приоритеты развития
таких регионов во многом схожи.
Таким образом, мы можем говорить о наличии общих целей социально-
экономического развития экономики российских регионов, в том числе
Тюменской области с Ханты-Мансийским автономным округом – Югрой и
Ямало-Ненецким автономным округом и Архангельской области с Ненецким
автономным округом.

1.3 Практические аспекты реализации межрегионального сотрудничества


в сложносоставных субъектах РФ

Необходимость активизации межрегионального взаимодействия в РФ


можно объяснить тем, что уменьшение размера экономического пространства,
вовлеченного в хозяйственную деятельность, ведет к снижению темпов
экономического развития страны и является угрозой для территориальной
целостности [45, с. 27].
Для подтверждения тезиса о том, что фактор межрегионального
взаимодействия особенно актуален для периферийных регионов с небольшим

18
масштабом территориальной системы, О.А. Бакуменко составлена типология
регионов по рейтингам социально-экономического положения (по данным
Рейтингового агентства РИА Рейтинг) и по численности населения (таблица
1.1).
Таблица 1.1 – Типология регионов РФ по рейтингам социально-
экономического положения и по численности населения
Рейтинг соц.-эк. п. / Низкий Средний Высокий
Рейтинг численности
населения
Низкий 22 региона 4 региона 4 региона
Камчатский край,
Республики
Мордовия, Марий
Эл, Чукотская,
Карелия, Хакасия,
Адыгея, Карачаево-
Черкессия, Амурская, Ямало-Ненецкий АО,
Кабардино- Новгородская, Сахалинская область,
Балкария, Северная Мурманская области, республики Саха и
Осетия, Калмыкия, Ненецкий АО Коми
Алтай, Ингушетия,
Тыва, Магаданская,
Смоленская,
Орловская,
Курганская,
Псковская, Ко-
стромская области,
Еврейская АО,
Севастополь
Средний 6 регионов 17 регионов 3 региона
Республики Чечня, Пензенская, Липецкая, Тульская,
Бурятия, Кировская, Томская области
Забайкальский край, Тверская,Ульяновская
Ивановская, , Архангельская,
Брянская, Кали- нинградская,
Астраханская Курская, Ярославская,
области Вологодская,
Владимирская, Ка-
лужская, Рязанская,
Тамбовская области,
республики Чувашия,
Удмуртия, Крым,
Хабаровский край
Высокий 1 регион 5 регионов 23 региона
Дагестан Ставропольский, Москва, Санкт-
Алтайский края, Петербург,
Волгоградская, Московская,

19
Окончание таблицы 1.1
Рейтинг соц.-эк. п. / Низкий Средний Высокий
Рейтинг численности
населения
Кемеровская, Сара- Тюменская,
товская области Свердловская,
Ленинградская,
Самарская,
Нижегородская,
Челябинская,
Белгородская,
Воронежская,
Оренбургская,
Ростовская,
Иркутская, Омская,
Новосибирская
области, Ханты-
Мансийский АО,
республики
Татарстан,
Башкортостан,
Пермский,
Краснодарский,
Красноярский,
Приморский края

При составлении рейтинга учитывались следующие группы показателей:


 масштаб экономики (объем производства товаров и услуг, объем
доходов консолидированного бюджета, численность занятых в экономике);
 эффективность экономики (объем производства товаров и услуг на 1
жителя, инвестиции в основной капитал на 1 жителя, доля прибыльных
предприятий, отношение задолженности по налогам к объему поступивших
налогов и сборов в бюджетную систему РФ);
 бюджетная сфера (доходы консолидированного бюджета на 1 жителя,
доля налоговых и неналоговых доходов в суммарном объеме доходов
консолидированного бюджета, дефицит к налоговым и неналоговым доходам
консолидированного бюджета);
 социальная сфера (отношение денежных доходов населения к
стоимости фиксированного набора товаров и услуг, уровень безработицы,
ожидаемая продолжительность жизни, уровень младенческой смертности).

20
Рейтинг регионов РФ по численности населения был составлен О.А.
Бакуменко путем ранжирования регионов по абсолютному значению данного
показателя, основываясь на данных Федеральной службы государственной
статистики. Типология регионов РФ по рейтингам социально-экономического
положения и по численности населения была составлена путем разбиения
регионов РФ в группы по месту в рейтингах: низкий (65-85 место), средний (31-
59 место), высокий (1-30 место) [20, с. 51].
В результате анализа социально-экономического положения регионов РФ
(по данным ООО «Рейтинговое агентство РИА Рейтинг») было выявлено, что
центральные регионы РФ (являющиеся центрами макрорегионов или городами
федерального значения, за исключением г. Севастополь) имеют наиболее
высокие рейтинги социально-экономического положения по сравнению с
другими регионами (периферийными). Сравнительный анализ рейтингов
социально-экономического положения регионов РФ и численности их
населения показал, что прямая взаимосвязь прослеживается в 62 из 85
субъектов федерации (73%). Исключение составляют регионы, в структуре ВРП
которых преобладает добыча и переработка топливно-энергетических ресурсов
(имеют высокие рейтинги социально-экономического положения при низкой
численности населения). По мнению А.В. Белоусовой, «чем меньше масштаб
региональной системы, тем, в общем случае, более серьезное влияние на
экономические процессы оказывают его внешние связи» [22, с. 127].
При этом, согласно таблице 1.1, такой сложносоставной субъект РФ, как
Тюменская область и ХМАО-Югра, имеет высокий рейтинг по обоим
показателям, Ямало-Ненецкий АО – высокий по социально-экономическому
развитию и низкий по численности населения, тогда как Архангельская область
демонстрирует средние показатели, Ненецкий АО – средний по социально-
экономическому положению и низкий по численности населения. Отсюда
следует, что статус сложносоставного субъекта не оказывает прямого влияния
на результативность социально-экономического развития территории.
Важно, что общими для всех хозяйствующих субъектов и территорий

21
стимулирующими факторами взаимодействия, которые являются особенно
актуальными для сложносоставных субъектов РФ, в данном случае являются:
 географическая близость;
 необходимость обмена товарами или услугами внутри
сложносоставного субъекта Федерации и вне его – с другими регионами РФ;
 необходимость обмена знаниями и информацией;
 причины психологического и социологического характера.
При этом результатом межрегионального сотрудничества становятся
усиление экономических связей, основанных на интеграционных процессах,
политических связей, основанных на кооперации, социальной интеграции,
основанной на сотрудничестве бизнес-структур, мобильности на рынке труда, и
т.д., а также общее понимание региональной идентичности, основанной на
общности культур в контексте глобализации, и общее понимание проблем
безопасности региона.
Что касается факторов, ограничивающих межрегиональное
взаимодействие субъектов РФ, то С.Г. Абдулманапов, например, к числу
проблем развития интеграционных связей между субъектами РФ относит:
занижение уровня развития экономики региона региональными органами
власти, влияние региональных политических элит в виде недопущения на
региональный рынок внешних игроков [12, с. 131].
Э.Р. Мустафаева называет следующие проблемы МРС: отсутствие четкой
политики кооперации усилий с соседними регионами; большинство регионов
ориентировано на работу внутри региона и на уровне страны; чрезмерная
заинтересованность в получении средств из федерального бюджета [48, с. 86].
А.Г. Полякова и И.С. Симарова к противоречиям развития МРС относят:
конфликт интересов на стыке государственной региональной и экономической
политики; межрегиональную конкуренцию [54, с. 35-36].
Т.В. Ускова и Е.В. Лукин называют следующие препятствия к развитию
МРС: недостаточно эффективное воздействие органов власти на формирование
межрегиональных потоков товаров и услуг, отсутствие оценки влияния
22
сотрудничества регионов на их экономическое развитие, отсутствие
конкретных методов и рычагов стимулирования межрегионального
взаимодействия, неэффективность региональных целевых программ [65, с. 119].
О.А. Бакуменко выделяет шесть основных видов МРС в зависимости от
структуры связей между участниками такого взаимодействия [20, с. 72-73]:
1) межрегиональное взаимодействие органов управления –
взаимодействие между органами государственной власти региона по решению
общих проблем в социальной, экономической и экологической сферах и
развитию инфраструктуры, осуществляемое, как правило, на основе
договорных отношений;
2) межрегиональное отраслевое взаимодействие – взаимодействие
бизнес-структур регионов по решению общих проблем, созданию
производственно-технологических цепочек, кластеров;
3) межрегиональное общественное взаимодействие – формальное
взаимодействие бюджетных организаций и/или некоммерческих организаций в
сфере реализации общих проектов, обмена опытом;
4) межрегиональное государственно-частное партнерство – формальное
взаимодействие органов государственной власти региона 1 и бизнес-структур
региона 2 по созданию благоприятных условий хозяйствования;
5) межрегиональный маркетинг территории – информационное
воздействие, направленное на население региона 1 по инициативе органов
власти региона 2 для формирования позитивного имиджа региона 2 в регионе 1;
6) межрегиональное рыночное взаимодействие – формальное и
неформальное взаимодействие бизнес-структур региона 1 и населения и
государственного сектора региона 2 на рынках товаров и услуг, а также рынке
рабочей силы.
В рамках данного исследования целевой группой являются
сложносоставные субъекты РФ, а именно Тюменская область. Ее
характеристики будут проанализированы в следующей главе работы. Здесь же
остановимся на особенностях функционирования Архангельской области и

23
других регионов, входящих вместе с ней в состав Северо-западного
федерального округа (далее также – СЗФО).
Уровень экономической связанности Ленинградской области с
Новгородской и Архангельской областями является низким, с республикой
Карелия и Мурманской областью – средним, и только с Вологодской областью
высоким. Псковская область обладает сильной корреляцией развития
экономики с республикой Карелия и Вологодской областью, средней – с
Мурманской областью и слабой с Архангельской и Новгородской областями.
Интересным является тот факт, что уровень экономической связанности
данных регионов не зависит от географической связанности. Так, для обоих
рассматриваемых регионов уровень экономической связанности с соседней
Новгородской областью является слабым, тогда как с Вологодской областью,
несмотря на отсутствие общих границ, в обоих случаях – сильной. Вторая
группа регионов – это регионы со средним уровнем географической
связанности. Регионы данной группы были разбиты по признаку наличия или
отсутствия внешних границ. Наименьшим уровнем экономической связанности
с регионами целевой группы обладают Новгородская и Архангельская области,
не имеющие внешних границ (коэффициент корреляции 0,45 и 0,56
соответственно), наибольшим - Вологодская и Мурманская области (0,71 и 0,70
соответственно). Однако Архангельская область имеет низкие коэффициенты
корреляции со всеми регионами СЗФО, за исключением Ненецкого АО, что как
раз и объясняется спецификой взаимоотношений между данными регионами.
По этой причине Архангельскую область следует отнести к регионам с низким
уровнем экономической связанности [20, с. 81].
Ненецкий автономный округ обладает отрицательной корреляцией с
большинством субъектов целевой группы, что объясняется, в первую очередь,
теснотой экономических взаимоотношений округа и Архангельской области.
Республика Коми обладает слабой корреляцией с развитием экономики
регионов целевой группы. При этом очень сильная взаимосвязь наблюдается с
развитием экономики Ленинградской области (коэффициент корреляции 0,89) и

24
сильная с Псковской областью (коэффициент корреляции 0,60) [20, с. 82].
В результате корреляционного анализа изменения ВРП О.А. Бакуменко
была разработана типология регионов СЗФО по уровню экономической
связанности (таблица 1.2), где Кк – коэффициент корреляции изменения ВРП
[20, с. 83].
Таблица 1.2 – Типология регионов СЗФО по уровню экономической
связанности
Очень слабая Слабая связанность Средняя связанность Сильная связанность
связанность Кк = 0,4-0,6 Кк = 0,6-0,7 Кк = 0,7-0,5
Кк = менее 0,2 Архангельская обл. Республика Карелия Вологодская обл.
Ненецкий АО Новгородская обл. Псковская обл. Мурманская обл.
Республика Коми Ленинградская обл.

Из таблицы 1.2 видно, что Вологодская, Мурманская и Ленинградская


области обладают высоким уровнем экономической связанности с регионами
целевой группы, Республика Коми, Архангельская с Ненецким АО и
Новгородская области – низким.
В таблице 1.3 представлено сопоставление уровней географической и
экономической связанности регионов СЗФО [20, с. 83].
Таблица 1.3 – Сопоставление уровней генографической и экономической
связанности регионов СЗФО
Географическая Слабая Средняя Высокая
связанность /
Экономическая
связанность
Очень слабая Ненецкий АО - -
Слабая Республика Коми Архангельская обл. -
Новгородская обл.
Средняя - Республика Карелия Псковская обл.
высокая - Вологодская обл. Ленинградская обл.
Мурманская обл.

Из таблицы 1.3 видно, что в 50% регионов СЗФО наблюдается


соответствие уровней экономической и географической связанности (Ненецкий
АО, республики Коми и Карелия, Ленинградская область). Отрицательной
зависимости, когда при сильной географической связанности наблюдается
слабая экономическая и наоборот – выявлено не было.

25
Проанализируем далее, каким образом соотносятся представления
регионов о приоритетах развития межрегионального взаимодействия и
потенциальных партнерах. По утверждению О.А. Бакуменко, Архангельская
область рассматривает другие регионы как конкурентов за инвестиционные,
административные и человеческие ресурсы. Конкурентный настрой
Архангельской области отражается и на уровне ее экономической связанности с
регионами целевой группы, который остается на низком уровне.
Приоритетными партнерами Вологодской области названы: Архангельская и
Ленинградская области, республики Карелия и Коми. Интересно, что
Архангельская область не рассматривает в качестве стратегического партнера
Вологодскую область, да и коэффициент корреляции развития экономик этих
регионов достаточно низкий. Аналогичная ситуация наблюдается и с
республикой Коми. С остальными двумя регионами уровень экономической
связанности достаточно высокий: с Ленинградской областью, с республикой
Карелия, что подтверждает актуальность выбора данных стратегических
партнеров. Новгородская область в качестве основных партнеров
рассматривает Псковскую, Ленинградскую и Вологодскую области. При этом
со всеми перечисленными регионами уровень экономической связанности
достаточно низкий. Новгородская область не рассматривает в качестве
стратегического партнера Мурманскую область, с которой наблюдается самая
высокая экономическая связанность. Перечисленные в стратегии социально-
экономического развития регионы не рассматривают Новгородскую область в
качестве партнера. Ленинградская область определяет приоритетные
направления межрегиональных взаимодействий: машиностроение,
автомобилестроение, судостроение, химическое и нефтехимическое
производство, лесопереработка и целлюлозно-бумажное производство,
металлургическая промышленность, промышленность строительных
материалов, агропромышленный комплекс. Однако приоритетным видом
межрегионального взаимодействия регион выбирает рыночное (поставки
продукции в Москву и Санкт-Петербург). Псковская область рассматривает

26
развитие кооперационных связей с Москвой и Санкт-Петербургом в двух
отраслях, относящихся к стратегическим приоритетам первой группы –
транспортно-логистическом комплексе и туризме. Новгородская область
рассматривает в качестве партнера по развитию туризма и лесопромышленного
кластера Псковскую область, что, на наш взгляд целесообразно в виду общих
стратегических приоритетов и наличия общих границ. Однако Псковская
область такую стратегическую альтернативу не рассматривает. В
стратегическом документе Мурманской области практически не упоминаются
перспективы развития межрегионального сотрудничества. Республика Карелия
ориентирована преимущественно на развитие внешних связей с европейскими
государствами, в первую очередь, с Финляндией. При этом регионы РФ
республика рассматривает исключительно как рынки сбыта своей продукции,
уделяя особое внимание Москве, Санкт-Петербургу и Ленинградской области
[20, с. 83-85].
Результаты сопоставления приоритетов межрегионального
сотрудничества в СЗФО, обозначенные в стратегических документах субъектов
РФ, позволяют сделать вывод о том, что подавляющее большинство регионов:
 в качестве основных партнеров рассматривают Москву и Санкт-
Петербург (например, Новгородская область, Карелия, Псковская область);
 подавляющее большинство регионов в качестве основного вида
межрегионального взаимодействия отмечают рыночное;
 из семи выявленных в результате корреляционного анализа изменения
ВРП сильных пар зависимостей развития экономики регионов в документах
стратегического развития отражены только две (Вологодская область –
республика Карелия и Вологодская область – Ленинградская область);
 стратегии социально-экономического развития целевой группы
регионов не согласованы друг с другом в разрезе межрегионального
взаимодействия;
 единственным примером совпадения видения потенциальных
партнеров в МРС наблюдается в республике Карелия и Вологодской области.

27
При этом имеющиеся соглашения о сотрудничестве содержат схожие
инструменты реализации МРС, в их числе инвестиционные проекты,
программы сотрудничества, совместные конгрессные и выставочные
мероприятия, обмен опытом, взаимные поставки продукции, прямые связи
между организациями, совместные проекты, интегрированные структуры
(совместные предприятия, финансово-промышленные группы, холдинги),
совместное производство; обмен информацией, обмен делегациями, создание
территориальных производственных кластеров, государственно-частное
партнерство, создание единой информационной среды делового
сотрудничества.
Следует отметить, что наиболее популярными инструментами
сотрудничества из всех перечисленных являются обмен опытом, делегациями и
совместные конгрессные и выставочные мероприятия. Остальные инструменты
встречаются в единичных случаях.
Однако количество межрегиональных соглашений о сотрудничестве в
настоящее время никак не влияет на интенсивность экономического
взаимодействия между целевой группой регионов.
Таким образом, анализ стратегий социально-экономического развития
российских регионов показал, что направления межрегионального
взаимодействия и видение потенциальных партнеров не согласованы между
регионами. Более детальный анализ динамики и структуры межрегионального
взаимодействия целевой группы регионов не представляется возможным ввиду
отсутствия какой-либо статистической информации. В целом же можно
предположить, что обозначенные регионы в недостаточной мере используют
потенциал экономического и организационного сотрудничества с регионами, с
которыми они не имеют общих границ. С нашей точки зрения, причина
сложившейся ситуации состоит в отсутствии согласования нормативно-
правовой базы в сфере МРС между регионами, недостаточном качестве
исполнения заключенных соглашений о сотрудничестве, недостатке
координации и контроля реализации видов МРС.

28
2 Анализ межрегионального сотрудничества в сложносоставном субъекте
РФ на примере Тюменской области

2.1 Общая характеристика и правовой статус территории как


сложносоставного субъекта РФ

Тюменская область, образованная 14 августа 1944 г., занимает


территорию, равную 1464,2 тыс. км². Протяженность субъекта Федерации с
севера на юг – 2100 км, с запада на восток – 1400 км. Омывается
водами Карского моря. Граничит с Казахстаном, Республикой Коми,
Красноярским краем, Свердловской, Курганской, Омской, Томской,
Архангельской областями. Плотность населения – 2,5 чел. на 1 кв. км.
Административный центр – г. Тюмень. Расстояние от Тюмени до Москвы –
2144 км.
Регион располагаясь в центре Евразии, на западе азиатской части России,
Тюменская область простирается от степей Казахстана до берегов Северного
Ледовитого океана и занимает большую часть Западно-Сибирской равнины. По
размерам территории область уступает лишь двум субъектам РФ – Республике
Саха (Якутии) и Красноярскому краю.
Благоприятное экономико-географическое положение региона
определяется близостью к экономически развитым районам европейской части
страны, прежде всего к Уралу, обеспеченностью разнообразными природными
ресурсами. Эти факторы, наряду с политической стабильностью, составляют
инвестиционную привлекательность области, являются условиями
экономического развития региона.
Экономический потенциал Тюменской области подтверждается
абсолютной величиной вклада в формирование валового внутреннего продукта
РФ. По объему валового регионального продукта в расчете на душу населения
область (с учетом входящих в нее автономных округов) занимает 3 место среди
субъектов РФ.

29
Область располагает заметными в мировом масштабе ресурсами
углеводородного сырья, в ее недрах сосредоточена основная часть разведанных
запасов нефти и газа России. К уникальным нефтяным месторождениям
относятся Самотлорское, Приобское, Федоровское, Мамонтовское и др.,
газовым и газоконденсатным – Уренгойское, Медвежье, Ямбургское,
Заполярное, Бованенковское и др. По оценкам специалистов богатые
углеводородные зоны находятся на полуострове Гыдан и в Карском шельфе
зоны Ямала. Ведется активное освоение Уватской группы месторождений в
южной части области.
В состав Тюменской области входят два равноправных субъекта
Российской Федерации: Ханты-Мансийский – Югра и Ямало-Ненецкий
автономные округа, 29 городов (из них 6 с населением свыше 100 тыс. человек,
в том числе г. Тюмень с населением 720,6 тыс. человек), 38 районов, 28
поселков городского типа, 1479 сельских населенных пунктов.
Объединение так называемой «тюменской матрешки», или Большой
Тюмени, включающей в себя три обозначенных региона, основано на добыче и
переработке углеводородов.
Обращаясь к вопросу создания и функционирования данного
сложносоставного субъекта РФ, А.Б. Ширыкалов отмечает следующее: если
правовая форма субнациональной интеграции (образование нового субъекта
Федерации путем объединения двух или более существующих субъектов)
детально регламентирована на федеральном уровне, то вторая (именно она
рассматривается в статье) из обозначенных форм – договорная
(квазидоговорная) конструкция – такой регламентации не имеет. Она получает
свое правовое опосредование стихийно в результате длительного
сотрудничества двух или более субъектов Федерации или муниципальных
образований. Сторонами таких соглашений выступают органы государственной
власти области и органы государственной власти автономного округа (округов).
Они заключаются и пролонгируются при участии представителей как
законодательной, так и исполнительной ветвей власти. Иначе говоря, на

30
федеральном уровне не было и до сих пор не принято законодательного акта,
закрепляющего разграничение полномочий между властями субъектов,
входящих в состав Тюменской матрешки, что вызывало и вызывает по сей день
немало споров [69, с. 56-57]. На федеральном уровне предпосылкой их
заключения стала позиция Конституционного Суда РФ, который, разрешая
спор между Тюменской областью и входящими в ее состав Ханты-Мансийским
и Ямало-Ненецким автономными округами о положениях Устава Тюменской
области о вхождении в ее состав указанных округов, посчитал, что «наиболее
правильным в сложившейся ситуации урегулирование самими субъектами
Российской Федерации имеющихся между ними разногласий, поскольку
Конституция Российской Федерации отдает предпочтение именно этому
основанному на равноправии способу, и для такого решения вопроса имеются
все необходимые предпосылки…» (ст. 3837, 7741) [4].
Следствием процитированной позиции Конституционного Суда
Российской Федерации в 1997 г. стало заключение сроком на 5 лет Договора
между органами государственной власти Тюменской области, Ханты-
Мансийского автономного округа и Ямало-Ненецкого автономного округа.
Новый договор между данными субъектами Федерации был заключен в 2004 г.
и в дальнейшем был неоднократно пролонгирован. В настоящее время его
действие продлено до 13 декабря 2020 г. Справедливости ради следует
отметить, что в 90-е гг. прошлого века Конституционный Суд РФ неоднократно
обращался к вопросу правового статуса сложносоставных субъектов
Российской Федерации. Во второй половине 1990-х гг., в самый сложный
период становления новой российской государственности Конституционный
Суд активно выполнял функцию конституционного контроля в сфере защиты
конституционных основ федеративного устройства, разрешал правовыми
методами конфликтные ситуации между федеральным центром и субъектами
РФ, способствуя тем самым внедрению подлинных принципов и идеологии
федерализма в общественное сознание и практику взаимоотношений между
органами государственной власти, помогал развитию правовой базы

31
федеративных отношений. Так, выражая свою правовую позицию, он указывал
на то, что «закрепленное Конституцией РФ вхождение автономного округа в
край (область) предполагает особую государственно-правовую связь между
ними. Взаимоотношения автономного округа и края (области), в состав
которого он входит, отличаются от их отношений с другими субъектами
Федерации. Вхождение автономного округа в край (область) обязывает оба
субъекта Федерации строить свои взаимоотношения с учетом исторически
сложившихся на момент принятия Конституции РФ и не противоречащих ей
государственно-правовых реалий. Оно предполагает определенное
распространение на основе взаимного согласия и договоренностей юрисдикции
органов государственной власти края (области) на территорию автономного
округа. Край (область) и входящий в него автономный округ обязаны в
интересах населения поддерживать сложившиеся территориальные
экономические, политические, социальные, этнические и иные отношения,
посредством различных форм взаимодействия, включая перераспределение
предметов ведения и полномочий, их делегирование, совместное
осуществление, не допуская односторонних, не согласованных друг с другом
действий в сфере общих интересов края (области) и автономного округа» (ст.
3837, 7741) [4].
В последующем своем акте Суд признает, что «вхождение одного
субъекта Российской Федерации в состав другого является реальным лишь в
том случае, если происходит включение его территории и населения в состав
территории и населения другого субъекта. Именно включение территории и
населения автономного округа в состав края, области отличает их
взаимоотношения от отношений с другими субъектами Российской Федерации»
(ст. 3581, 5818) [3].
Таким образом, решение Конституционного суда, принятое в июле 1997
г. и подтвердившее вхождение автономных округов в состав Тюменской
области, было воспринято в округах с большим недовольством, но на самом
деле лишь подтвердило статус-кво.

32
Подводя итог вышесказанному, можно сказать, что пока еще в нашем
законодательстве остается немало спорных вопросов, касающихся
сложносоставных субъектов РФ, в том числе и касательно Тюменской области,
ХМАО – Югры и ЯНАО.

2.2 Особенности межрегионального сотрудничества субъекта Федерации

Между Тюменской областью совместно с Ханты-Мансийским – Югрой и


Ямало-Ненецким автономными округами принята и реализуется
государственная программа «Сотрудничество», которая направлена на
сохранение общественно-политической стабильности, создание более
качественных условий жизни населения и активное социально-экономическое
развитие территорий.
Основание для ее разработки послужили договор между органами
государственной власти Тюменской области, ХМАО – Югры и ЯНАО, а также
Постановление Совета Губернаторов указанных субъектов Федерации от
13.10.2004.
Срок реализации программы – 2015-2020 гг.
Общий объем финансирования программы составляет 67 089,7 млн. руб.,
из них:
 бюджетные инвестиции – 53 862,0 млн. руб.;
 оказание государственных услуг – 13 227,7 млн. руб.
Основной целью программы является дальнейшее развитие
интеграционных процессов в экономике и социальной сфере региона как
сложносоставного субъекта Федерации на базе общих интересов и общей
задачи обеспечения достойной жизни граждан.
Для достижения этой цели программой поставлены следующие задачи:
 стимулирование перемещения населения пенсионного возраста с
северных территорий области в южные районы в системе внутрирегиональных
интеграционных процессов, оказание социальной поддержки гражданам,

33
имеющим трех и более детей;
 развитие транспортной сети и транспортного обслуживания
населения;
 оказание специализированной медицинской помощи;
 увеличение уровня обеспеченности жителей городов и населенных
пунктов автономных округов учреждениями культуры, спорта,
здравоохранения, детскими дошкольными учреждениями, учреждениями
общего и среднего специального образования.
Достижение цели программы предусматривается в рамках реализации
следующих направлений:
1. Оказание социальных услуг всему населению региона, поддержка
социально незащищенных категорий населения (пенсионеры, инвалиды, дети
из малообеспеченных семей) через областные организации социальной
направленности, а также в рамках внутриобластных миграционных процессов с
учетом тенденции к старению населения, увеличению количества одиноких лиц
пожилого возраста и инвалидов, нуждающихся в постоянном уходе, лиц,
находящихся на надомном обслуживании с перспективой полной потери
функций самообслуживания.
Реализация мероприятий данного направления будет способствовать
сохранению социальной стабильности в регионе; решению жилищных проблем
граждан, проработавших определенное время на территориях ХМАО – Югры и
ЯНАО, с одновременным переселением в более комфортную климатическую
зону – на юг Тюменской области.
2. Строительство, реконструкция, ремонт и эксплуатация дорог
регионального значения (по отдельному списку)
Результатом реализации данного направления будет увеличение
протяженности региональных автомобильных дорог с твердым покрытием.
3. Организация и осуществление проектов в области охраны окружающей
среды и экологической безопасности, имеющих региональное значение
Данное направление программы предусматривает реализацию

34
мероприятий с целью создания экологически безопасной обстановки в местах
проживания, работы и отдыха населения.
4. Создание и обеспечение охраны государственных природных
заказников и памятников природы регионального значения
Это направление программы предусматривает реализацию мероприятий,
направленных на создание и обеспечение охраны государственных природных
заказников и памятников природы регионального значения.
5. Организация транспортного обслуживания населения автомобильным,
железнодорожным, внутренним водным, воздушным транспортом, в том числе
путем поддержки транспортных организаций (в части маршрутов,
соединяющих южные и северные районы области)
Программой предусмотрено строительство объектов транспортной
инфраструктуры, приобретение техники, оборудования для организации
транспортного обслуживания населения, субсидирование пассажирских
перевозок.
6. Поддержка сельскохозяйственного производства в части развития
внутриобластной кооперации и повышения конкурентоспособности
региональных производителей сельскохозяйственной продукции, что будет
способствовать сохранению традиционных национальных промыслов северных
народов и наполнению продовольственного рынка юга области качественной
продукцией.
7. Организация, осуществление и поддержка инвестиционных проектов
областного значения. Строительство и реконструкция объектов социальной
сферы (детских садов, школ, организаций здравоохранения и т.п.),
обеспечивающих оказание услуг всему населению Тюменской области, в том
числе населению ХМАО – Югры и ЯНАО.
В целях улучшения жилищных условий граждан, состоящих на учете в
качестве нуждающихся, а также создания маневренного фонда жилья,
планируются мероприятия по строительству жилых домов.
8. Предоставление профессионального образования в части мероприятий,

35
предусмотренных областной программой.
В рамках направления предусмотрено укрепление материально-
технической базы учреждений начального и среднего профессионального
образования, приведение содержания и структуры профессиональной
подготовки кадров в соответствие с современными потребностями рынка труда.
9. Организация и осуществление программ и проектов в области
физической культуры и спорта в части областных мероприятий.
Мероприятиями программы, нацеленными на массовое вовлечение
населения в занятия физической культурой и рост уровня спортивных
достижений, предусмотрено строительство и оснащение на территории ХМАО
– Югры специализированных спортивных центров, способных на региональном
уровне создать условия как для массовых занятий населения физической
культурой и спортом, подготовки спортивного резерва и спортсменов-
профессионалов, так и проведения спортивно-зрелищных мероприятий самого
высокого - российского и международного уровней.
Меры, запланированные программой, будут способствовать мотивации
физкультурно-спортивной активности населения, увеличению доли жителей
автономных округов, систематически занимающихся физической культурой и
спортом.
10. Предупреждение чрезвычайных ситуаций регионального характера,
стихийных бедствий, эпидемий и ликвидации их последствий, имеющих
областное значение.
С целью осуществления мероприятий по локализации и ликвидации
чрезвычайных ситуаций техногенного характера на химически опасных
объектах, магистральных газопроводах и нефтепроводах, продуктопроводах,
стихийных бедствий при лесных пожарах и других опасных
гидрометеорологических явлений на территории ХМАО – Югры направлением
предусмотрено приобретение пожарной техники и специального оборудования
для оснащения региональных подразделений ГО и ЧС.
Реализация направления будет способствовать повышению уровня

36
защищенности жителей региона от воздействия опасных природных явлений и
техногенных катастроф.
11. Организация оказания специализированной медицинской помощи в
областных учреждениях и организациях.
Сохранение потенциала здоровья жителей ХМАО – Югры и ЯНАО,
повышение качества и доступности медицинской помощи, в том числе
специализированной, предполагает увеличение числа жителей северных
территорий области, получающих помощь в специализированных областных
медицинских учреждениях, целевое финансирование организации оказания
специализированной медицинской помощи.
Для совершенствования и своевременного оказания специализированной
медицинской помощи большему количеству больных намечается осуществить
строительство лечебно-профилактических учреждений. В их числе
кардиологический и противотуберкулезные диспансеры, перинатальные
центры, поликлиники, участковые и центральная больницы. Укрепление
материально-технической базы специализированных учреждений позволит
обеспечить госпитализацию всех нуждающихся, улучшит условия лечения
пациентов.
Организация дополнительных видов специализированной медицинской
помощи в рамках Территориальной программы государственных гарантий
позволит оказать медпомощь пациентам, проживающим в автономных округах.
Для пациентов с тяжелыми видами заболеваний требуется сопровождение по
пути следования к месту лечения. В рамках программы планируется
компенсация проезда к месту лечения и обратно для пациентов и лиц, их
сопровождающих.
Ожидаемые результаты реализации мероприятий: доступность
специализированной медицинской помощи для населения автономных округов.
Наряду с договором и программой межрегионального сотрудничества в
рамках сложносоставного субъекта РФ Правительством Тюменской области
заключены следующие соглашения с другими регионами РФ:

37
 Соглашение между Правительством Тюменской области и Кабинетом
Министров Чувашской Республики о торгово-экономическом, научно-
техническом, социальном и культурном сотрудничестве;
 Соглашение между Правительством Тюменской области и
Правительством Кабардино-Балкарской Республики о торгово-экономическом,
научно-техническом, культурном и социальном сотрудничестве;
 Соглашение между Правительством Челябинской области и
Правительством Тюменской области о торгово-экономическом, научно-
техническом, социальном и культурном сотрудничестве;
 Соглашение между Правительством Тюменской области и
Правительством Республики Башкортостан о торгово-экономическом, научно-
техническом, социальном и культурном сотрудничестве;
 Соглашение между Санкт-Петербургом и Администрацией
Тюменской области о сотрудничестве в торгово-экономической, научно-
технической, культурной и социальной областях;
 Соглашение между Правительством Москвы и Правительством
Тюменской области о торгово-экономическом, научно-техническом и
культурном сотрудничестве;
 Соглашение между Правительством Курганской области и
Правительством Тюменской области о торгово-экономическом, научно-
техническом и культурном сотрудничестве;
 Cоглашение между Республикой Татарстан и Тюменской областью о
торгово-экономическом, научно-техническом, социальном и культурном
сотрудничестве.
Таким образом, к настоящему времени на территории «тюменской
матрешки» действует специальная государственная программа, призванная
развивать интеграционные процессы в экономике и социальной сфере
Тюменской области, ХМАО – Югры и ЯНАО как сложносоставного субъекта
Федерации на базе общих интересов и общей задачи обеспечения достойной
жизни граждан.
38
Однако объективную оценку эффективности межрегионального
сотрудничества в анализируемых регионах провести сложно в связи с
нехваткой статистической и иной необходимой информации. Однако в разрезе
общей теории совершенствования МРС можно разработать ряд актуальных
рекомендаций, которые будут представлены в следующем параграфе работы.

2.3 Совершенствование межрегионального сотрудничества


сложносоставных субъектов РФ

В целях разработки основных положений по дальнейшему развитию


межрегионального сотрудничества вообще и на территории сложносоставных
субъектов РФ в частности, включая Тюменскую область, обратимся еще раз к
представленной выше теории А. Торре и А. Раллет, утверждающих, что более
глобальные отношения вызывают большую неопределенность, что вынуждает
хозяйствующие субъекты объединяться с целью выдержать международную
конкуренцию.
С учетом сказанного О.А. Бакуменко выделяет три формы
межрегионального взаимодействия для каждой из групп регионов [20, с. 83-84]:
1. Для регионов с высоким уровнем географической связанности и
средней или сильной экономической связанности рекомендуется создание
производственных и инновационных систем, кластеров, когда географическая
близость стимулирует экономическое взаимодействие.
2. Для регионов со средним уровнем географической связанности и
средней или сильной экономической рекомендуется непостоянная локализация
(экономическая близость стимулирует периодическую географическую
близость), например: презентации продаж, совместные исследования и т.д.
3. Для регионов со средним уровнем географической связанности и
слабой экономической рекомендуется интеграция по организационному
признаку, то есть организационное взаимодействие без географической
привязки с использованием информационных и коммуникационных

39
технологий.
В результате анализа потенциала межрегионального отраслевого
взаимодействия в целевой группе регионов можно выделить четыре модели
такого взаимодействия:
 двустороннее сотрудничество, когда два региона взаимодействуют в
рамках одной отрасли;
 многостороннее сотрудничество, когда несколько регионов
взаимодействуют в рамках одной отрасли;
 двустороннее партнерство, когда два региона взаимодействуют в
различных отраслях;
 многостороннее партнерство, когда несколько регионов
взаимодействуют в различных отраслях.
Анализ государственной программы «Сотрудничество» между
Тюменской областью, ХМАО-Югры и ЯНАО позволяет сделать вывод о том,
что данный сложносоставной субъект РФ должен и далее обеспечивать
взаимодействие всех входящих в его состав административно-территориальных
единиц в рамках многостороннего партнерства в различных отраслях.
Стимулирование межрегионального сотрудничества в условиях давних,
исторически сложившихся социально-экономических связей между Тюменской
областью, Ямалом и Югрой обеспечит в дальнейшем достижение более
значимых результатов в строительстве важных социальных объектов, развитии
транспортной инфраструктуры, сохранении окружающей среды, а, значит, и в
устойчивом развитии всего Уральского федерального округа.
С нашей точки зрения, для успешной реализации названных моделей
сотрудничества на субфедеральном уровне необходима разработка
методических рекомендаций по реализации МРС, которые будут содержать
порядок действий субъектов управления и субъектов влияния региона по
взаимодействию с другими субъектами, в том числе:
 общие положения о сущности и атрибутах МРС; структуру
нормативно-правовой базы в области МРВ;

40
 порядок заключения и исполнения соглашений о сотрудничестве, а
также программ сотрудничества между регионами;
 порядок согласования стратегий социально-экономического развития
и программных отраслевых документов между регионами;
 порядок включения инструментов МРС в стратегии социально-
экономического развития и программные отраслевые документы региона;
 порядок заключения, мониторинга и исполнения межрегиональных
соглашений в области отраслевого, рыночного, институционального видов
взаимодействий, государственно-частного партнерства и маркетинга
территорий.
Также на субфедеральном уровне рекомендуется включение функции
реализации межрегионального взаимодействия во все структурные
подразделения Администрации региона с закреплением общего контроля и
координации за профильным заместителем Главы региона.
В таблице 3.1 на примере Тюменской области, ХМАО-Югры и ЯНАО
отражена структура нормативно-правовой базы межрегионального
взаимодействия.
Таблица 3.1 – Обобщенная структура нормативно-правовой базы МРС
Уровень Вид документа
Стратегические документы Отраслевые документы
Федеральный Прогноз долгосрочного Стратегии развития
социально-экономического отдельных отраслей
развития РФ экономики
Стратегия социально-
экономического развития
макрорегиона
ФЗ «О стратегическом
планировании в РФ»
Стратегия инновационного
развития РФ
Субфедеральный Концепции (Стратегии) Отраслевые стратегические и
социально-экономического программные документы
развития Тюменской Отраслевые соглашения
области, ХМАО-Югры и межрегионального уровня
ЯНАО Соглашения о
Программа Сотрудничество» сотрудничестве между
Соглашения о органами власти и бизнес-
сотрудничестве с другими структурами различных

41
Окончание таблицы 3.1
Уровень Вид документа
Стратегические документы Отраслевые документы
регионами Регионов
Программы сотрудничества с
другими регионами
Соглашения о
сотрудничестве с
учреждениями
государственного сектора
другого региона

При этом подчеркнем, что на сегодняшний день в Стратегиях развития


анализируемых регионов практически информации о сотрудничестве внутри
сложносоставного субъекта РФ. Только в Концепции долгосрочного социально-
экономического развития Тюменской области до 2020 года и на перспективу до
2030 года в разделе «Развитие межрегиональных связей» коротко упоминается
Договор между органами государственной власти Тюменской области, ХМАО-
Югры и ЯНАО как единственный в России документ, регламентирующий
практическую реализацию совместных проектов в сложносоставном субъекте
РФ в области развития производственной сферы и социальной
инфраструктуры. В рамках Договора действуют Соглашения между
соответствующими структурами для реализации мероприятий по
предоставлению услуг в областных учреждениях социального обеспечения,
оказанию специализированной медицинской помощи, выделению бюджетных
мест в вузах Тюменской области, строительству, реконструкции, ремонту и
эксплуатации дорог регионального значения на территории Тюменской
области, ХМАО-Югры и ЯНАО. При этом в Стратегиях развития автономных
округов ни данный Договор, ни программа «Сотрудничество», ни какие-либо
перспективы дальнейшего развитие отношений внутри сложносоставного
субъекта Федерации не названы.
По нашему мнению, активизация межрегионального сотрудничества
требует более подробного обсуждения и представления в ключевых
документах. Для стимулирования этих процессов на федеральном уровне
необходимо включить инструменты межрегионального взаимодействия в
42
Стратегию развития химического и нефтехимического комплекса на период до
2030 г., Транспортную стратегию РФ до 2030 г., Концепцию региональной
информатизации, Стратегию повышения качества пищевой продукции в РФ до
2030 г., Стратегию развития пищевой и перерабатывающей промышленности
РФ на период до 2020 г., Стратегию развития ЖКХ РФ до 2020 г.,
Энергетическую стратегию России до 2030 г., Стратегию инновационного
развития строительной отрасли до 2030 г., Стратегию развития отрасли
информационных технологий на 2014-2020 гг., Стратегию развития
промышленности строительных материалов до 2020 г., Стратегию развития
геологической отрасли до 2030 г., Стратегию развития электронной отрасли до
2025 г. и другие.
Итак, в результате проведенного исследования были определены
перспективы развития межрегионального сотрудничества в целевой группе
регионов (сложносоставные субъекты РФ) в частности по трем направлениям:
совершенствование методического обеспечения (разработка методических
рекомендаций по реализации МРВ), совершенствование законодательного
обеспечения (корректировка ФЗ №172 «О стратегическом планировании в РФ»
в части МРС, корректировка стратегий социально-экономического развития
регионов в части МРС, заключение соглашений и программ сотрудничества со
стратегическими партнерами), совершенствование организационного
обеспечения (использование инструментария МРС в различных сферах
регионального развития, определение приоритетных видов МРС для каждого
региона целевой группы. Мы предлагаем включить в нормативно-правовую
базу межрегионального взаимодействия методические рекомендации по
реализации МРВ. Также мы предлагаем включение в цели, задачи,
стратегические приоритеты и инструменты социально-экономического
развития регионов всех видов межрегионального взаимодействия, а не только
отраслевое взаимодействие и маркетинг территории, что имеет место в
настоящее время.

43
Заключение

Российская Федерация является одной из стран постсоветского


пространства, где важнейшим фактором изменения политической системы и
выбора новой политической стратегии стал принцип федерализма,
реализующийся в рамках трехуровневой системы управления страной, которая
напрямую связывает экономические и финансовые интересы трех участников:
 Российской Федерации;
 ее субъектов;
 муниципалитетов.
В рамках трехуровневой системы государственного управления важным
его элементом является межрегиональное взаимодействие, или сотрудничество
(МРВ, МРС) как комплекс обменов потоками ресурсов, осуществляемых в
рамках соглашений между органами власти, юридическими и физическими
лицами различных регионов, принятых де-юре или де-факто, с целью
представления общих интересов в национальном и мировом экономическом
пространстве и повышения уровня устойчивого развития данных регионов.
Основными целями МРС, согласно вышеперечисленным подходам,
являются социально-экономическое развитие, развитие инноваций и развитие
международного сотрудничества.
Вышеуказанные цели определяют основные задачи МРС: упрощение
процесса управления, снижение транзакционных издержек, упрощение
процесса распределения ресурсов, расширение возможностей для наращивания
внутреннего потенциала, согласование стратегических планов, расширение
возможностей рынка труда, увеличение информационных потоков, развитие
регионального самосознания и другие.
При этом субъектный состав РФ все еще находится в стадии поиска
оптимальных форм для развития государства и удовлетворения интересов
граждан. В 2014 г. в состав Федерации были приняты два новых субъекта,
ранее бывших частью другого государства – Республика Крым и город
44
федерального значения Севастополь. В предыдущем десятилетии
доминировала тенденция укрупнения субъектов РФ путем их объединения,
когда количество субъектов РФ сократилось с 89 до 83. Еще одним важным
направлением преобразования субъектного состава Федерации является
доставшиеся в наследство от Советского Союза несколько сложносоставных
регионов, или автономий, входящих в состав какого-то другого региона, края
или области.
В настоящее время в HA осталось два сложносоставных субъекта:
 Тюменская область с Ханты-Мансийским автономным округом –
Югрой и Ямало-Ненецким автономным округом;
 Архангельская область с Ненецким автономным округом.
В состав Тюменской области входят два равноправных субъекта
Российской Федерации: Ханты-Мансийский – Югра и Ямало-Ненецкий
автономные округа, между которыми принята и реализуется государственная
программа «Сотрудничество», которая направлена на сохранение общественно-
политической стабильности, создание более качественных условий жизни
населения и активное социально-экономическое развитие территорий.
Объективную оценку эффективности межрегионального сотрудничества
в анализируемых регионах провести сложно в связи с нехваткой
статистической и иной необходимой информации, однако в разрезе общей
теории МРС можно предложить совершенствование методического
обеспечения (разработка методических рекомендаций по реализации МРВ),
совершенствование законодательного обеспечения (корректировка ФЗ №172
«О стратегическом планировании в РФ» в части МРС, корректировка стратегий
социально-экономического развития регионов в части МРС, заключение
соглашений и программ сотрудничества со стратегическими партнерами),
совершенствование организационного обеспечения (использование
инструментария МРС в различных сферах регионального развития,
определение приоритетных видов МРС для каждого региона целевой группы.

45
Список использованных источников и литературы

1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным


голосованием 12 декабря1993 г. (в ред. Конституционных законов от 30 декабря
2008 г. № 6-ФКЗ, № 7-ФКЗ; от 05 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ; от 21июля 2014 г.
№ 11-ФКЗ) [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим
доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
2. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О
судебной системе Российской Федерации» (ред. от 05.02.2014) [Электронный
ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим доступа: http://base.consultant.ru
(дата обращения: 25.10.2017).
3. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 1997 г. № 12-
П по делу о толковании содержащегося в части 4 статьи 66 Конституции
Российской Федерации положения о вхождении автономного округа в состав
края, области [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим
доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
4. Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 1996 г. № 73-О
[Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим доступа:
http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
5. Федеральный закон от 06 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов Российской
Федерации» (ред. от 04.11.2014) [Электронный ресурс] // СПС «Консультант
плюс. – Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
6. Федеральный закон от 17.12.1999 № 211-ФЗ «Об общих принципах
организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия
субъектов Российской Федерации» (ред. от 02.07.2013) [Электронный ресурс] //
СПС «Консультант плюс. – Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата
обращения: 25.10.2017).
7. Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и

46
среднего предпринимательства в Российской Федерации» (ред. от 26.07.2017)
[Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим доступа:
http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
8. Указ Президента РФ от 03.06.1996 № 803 «Об Основных положениях
региональной политики в Российской Федерации» [Электронный ресурс] //
СПС «Консультант плюс. – Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата
обращения: 25.10.2017).
9. Распоряжение Правительства РФ от 9.02.2001г. № 196-Р «Об
утверждении Концепции приграничного сотрудничества в Российской
Федерации» [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим
доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
10. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р (ред. от
10.02.2017) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития
Российской Федерации на период до 2020 года» [Электронный ресурс] // СПС
«Консультант плюс. – Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения:
25.10.2017).
11. Постановление Правительства Тюменской области от 30 декабря 2014
№ 705-п «Об утверждении государственной программы по реализации
договора между органами государственной власти Тюменской области, Ханты-
Мансийского автономного округа - Югры И ЯНАО «СОТРУДНИЧЕСТВО»
(ред. от 14.04.2017) [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс. – Режим
доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения: 25.10.2017).
12. Абдулманапов, С.Г. Межрегиональная экономическая интеграция: ми-
ровой опыт и перспективы развития на Северном Кавказе С.Г. Абдулманапов//
Вестник Дагестанского научного центра РАН. – 2012. – № 47. – С. 127-132.
13. Аджикова, А.С. К вопросу оценки интеграционных процессов и
перспектив межрегионального взаимодействия предпринимательских структур
субъектов Северо-Кавказского федерального округа / А.С. Аджикова, Н.Н.
Школьникова // Вестник академии. – 2014. – № 2. – С. 77-88.
14. Акперов, И.Г. Проблемы и перспективы управления социально-

47
экономическим развитием региона в условиях перехода к шестому
технологическому укладу / И.Г. Акперов // Интеллектуальные ресурсы –
региональному развитию. – 2014. – № 1. – С. 7-12.
15. Актуальные проблемы современной экономики: монография / Под
науч. ред. В. Г. Беломестнова. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ. – 2015. – 272 с.
16. Андреев, В.Н. Состав и базовые научные принципы построения
системы стратегического управления экономическим развитием региона / В.Н.
Андреев // Управление экономическими системами: электронный научный
журнал. –2012. – № 10 (46). – С. 32.
17. Асланова, С.Х. Стратегическое управление социально-экономическим
развитием на региональном уровне / С.Х. Асланова, Ф.М.Г. Топсахалова //
Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-11. – С. 2389-2393.
18. Бабаев, Б.Д. Экономика депрессивного региона: противоречия,
резервы, проекты возрождения / Б.Д. Бабаев и др. // Вестник Ивановского
государственного университета. Серия: Экономика. – 2013. – № 1 (19). – С. 6-
21.
19. Бабкин, А.В. Проблемы стратегического планирования в
региональном и муниципальном звене управления российской федерации / А.В.
Бабкин, Е.М. Бухвальд // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского
государственного политехнического университета. Экономические науки. –
2015. – № 4 (223). – С. 25-37.
20. Барциц, И.Н. Система государственного и муниципального
управления: учебный курс / И.Н. Барциц. – М.: Изд-во РАГС, 2013. – 464 с.
21. Бакуменко, О.А. Межрегиональное взаимодействие как фактор
развития региональных социально-экономических систем (на примере Северо-
западного федерального округа): дисс. канд. эк. н. / О.А. Бакуменко. – Псков,
2017. – 179 с.
22. Белоусова, А.В. Межрегиональные взаимодействия: влияние на
экономику региона (Хабаровский край) / А.В. Белоусова // Пространственная
экономика. – 2012. – № 4. – С. 127-137.

48
23. Бицоева, С.М. Повышение конкурентоспособности региона на основе
стратегии инновационного развития / С.М. Бицоева // Вестник Северо-
Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова.
Общественные науки. – 2013. –№ 2. – С. 209-214.
24. Бойко, А.Е. Формирование туристских кластеров как инструмент
развития внутреннего туризма в России / А.Е. Бойко // Власть и управление на
Востоке России. – 2009. – № 2. – С. 224-228.
25. Большаков, А.И. Современные подходы к определению туристских
кластеров / А.И. Большаков // Сервис в России и за рубежом. – 2012. – Т. 33. –
№ 6. – С. 53.
26. Брежнев, О.В. Организация конституционного правосудия в
сложносоставных субъектах Российской Федерации: проблемы и перспективы /
О.В. Брежнев // Российская юстиция. – 2016. – № 3. – C. 44-47.
27. Бурдакова, Г.И. Императивы стратегического управления
инновационно-отраслевыми центрами регионов / Г.И. Бурдакова, В.В.
Литовченко // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 11-9. – С. 1902-
1907.
28. Вергун, С.С. Особенности бюджетного федерализма и межбюджетных
отношений в России / С.С. Вергун // Science Time. – 2014. – № 9. – С. 42-52.
29. Гибадуллин, М.З. Межрегиональные экономические связи Чувашской
Республики: тенденции и перспективы / М.З. Гибадуллин, А.Р. Артамонычева //
Вестник Чувашского университета. – 2013. – № 2. – С. 249-253.
30. Голова, И.М. Инновационно-технологическое развитие
промышленных регионов в условиях социально-экономической нестабильности
/ И.М. Голова, А.Ф. Суховей // Экономика Региона. – 2015. – № 1 (41). – С. 131-
144. Гранберг, А.Г. Основы региональной экономики / А.Г. Гранберг. – М.: ГУ
ВШЭ, 2012. – 495 с.
31. Грицай, М.А. Функциональные перспективы создания туристско-
рекреационных кластеров в условиях единого экономического пространства /
М.А. Грицай, Д.П. Маевский, Е.В. Кулагина // Омский научный вестник. –

49
2012. – № 4. – С. 78-81.
32. Домбровский, Е.А. Резервы роста доходов бюджетов субъектов
Российской Федерации: автореф. дисс. канд. экон. наук: 08.00.10 / Е.А.
Домбровский. – Москва, 2013. – 26 с.
33. Дугаржапов, З.Б. Институциональные особенности как фактор
социально-экономических различий регионов / З.Б. Дугаржапов // Вестник
Бурятского государственного университета. – 2013. – № 2. – С. 85-89.
34. Жаров, В.С. Проблемы формирования системы стратегического
управления инновационным промышленным развитием экономики регионов
севера / В.С. Жаров // Север и рынок: формирование экономического порядка. –
2014. – Т. 4. – № 41. – С. 99-100.
35. Жихаревич, Б.С. Трансляция идей трансформации регионального
пространства в документы стратегического планирования / Б.С. Жихаревич,
Н.А. Лебедева // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития.
– 2015. – № 4 (49). – С. 58-74.
36. Зеленцова, С.Ю. Инновационная система региона как гарант
обеспечения социально-экономической безопасности территории / С.Ю.
Зеленцова // Регион: системы, экономика, управление. – 2012. – № 4 (19). – С.
55-59.
37. Иванов, В.В. Инновационная политика России: варианты и
перспективы / В.В. Иванов // Инновации. – 2013. – № 2. – С. 32-41.
38. Иванова, Н.Г. Теория бюджетного федерализма и российская
практика / Н.Г. Иванова, М.В. Цепа // Вестик финансового университета. –
2014. – № 4. – С. 54-63.
39. Ивановский, Л.В. Актуализация стратегии социально-экономического
развития Северо-Западного федерального округа: взгляд с позиций
методологии систем / Л.В. Ивановский // Экономика Северо-Запада: проблемы
и перспективы развития. – 2016. – № 1 (50). – С. 133-146.
40. Калинина, А.Э. Эффективность управления регионом в условиях
модернизационных преобразований российской экономики и развития

50
информатизации / А.Э. Калинина, А.Ф. Соколов // Экономика региона. – 2013. –
№ 3 (35). – С. 112-120.
41. Коломийцев, Е.С. Российский федерализм в контексте обеспечения
территориальной целостности государства: политические технологии реформ /
Е.С. Коломийцев // Теория и практика общественного развития. – 2014. – № 2. –
С. 327-330.
42. Константиниди, Х.А. Стратегирование развития региональной
экономической системы в условиях ускорения постиндустриальных
преобразований / Х.А. Константиниди. – М.: Издательство «Спутник +», 2015. –
247 с.
43. Конституционное право России: энциклопедический словарь / Под
общей ред. В.И. Червонюка. – М.: Юрид. лит., 2015. – 432 с.
44. Кропинова, Е.Г. Региональный туристский кластер как туристско-
рекреационная система регионального уровня / Е.Г. Кропинова, А.В.
Митрофанова // Региональные исследования. – 2013. – № 1. – С. 40-46.
45. Кузнецов, С.В. Пространственные возможности и ограничения
модернизации российской экономики: пример Севе- ро-западного
макрорегиона / С.В. Кузнецов, Н.М. Межевич, С.С. Лачининский // Экономика
региона. – 2015. – № 3 (43). – С. 25-38.
46. Лукин, Е.В. Межрегиональное взаимодействие в системе
экономического развития регионов: теоретические и практические подходы /
Е.В. Лукин // Вопросы территориального развития. – 2013. – № 5 (5). – С. 1.
47. Малышева, М.А. Теория и методы современного государственного
управления: учебно-методическое пособие / М.А. Малышева. – СПб.: Отдел
оперативной полиграфии НИУ ВШЭ, 2013. – 280 с.
48. Мустафаева, Э.Р. Концепция межрегионального взаимодействия как
фактор выбора стратегических приоритетов пространственной организации
северных территорий / Э.Р. Мустафаева // Научная мысль. – 2013. – № 2-3 (10).
– С. 85-89.
49. Назаров, В.С. Государственное регулирование межбюджетных

51
отношений российской модели федерализма / В.С. Назаров. – М.: Финансовая
академия, 2014. – 193 с.
50. Овчаренко, Н.Е. Модели современных интеграционных процессов /
Н.Е. Овчаренко. – М.: Проспект, 2013. – 451 с.
51. Охотский, Е.В. Государственное управление в современной России:
учебно-методический комплекс / Е.В.Охотский. – М., 2013. – 548 с.
52. Павлов, К.В. Об использовании теорий международных
экономических отношений при изучении межрегиональных взаимодействий /
К.В. Павлов // Региональная экономика: теория и практика. – 2012. – № 47. – С.
54-68.
53. Плихун, О.Г. Вопросы межрегионального и приграничного
сотрудничества Омской области / О.Г. Плихун, А.М. Киселева // Вестник
Омского Университета. Серия «Экономика». – 2013. – № 3. – С. 56-59.
54. Полякова, А.Г. Концептуальная модель управления развитием региона
с учетом уровня пространственной связанности / А.Г. Полякова, И.С.
Симарова // Экономика региона. – 2014. – № 2 (38). – С. 32-42.
55. Проблема мягких бюджетных ограничений российских региональных
властей. – М.: ИЭПП, 2015. – 300 с.
56. Серебрякова, С.В. Макро-регион: социологический анализ моделей
взаимодействия субъектов РФ / С.В. Серебрякова // Вестник Башкирского
Университета. – 2013. – №1 (14). – C. 256-260.
57. Силуанов, А.Г. Межбюджетные отношения в условиях развития
федерализма в России / А.Г. Силуанов. – М.: Дело. РАНХиГС, 2011. – 295 с.
58. Степанова, А.А. Еще раз о федеративном устройстве России / А.А.
Степанова // Конституционное и муниципальное право. – 2015. – № 7. – C. 20-
24.
59. Страчкова, Н.В. Научные подходы к развитию регионов в условиях
глобализации / Н.В. Страчкова // Геополитика и экогеодинамика регионов. –
2013. – Т. 9. – № 1 (9). – С. 4-10.
60. Сятчихин, С.В. Концепция межбюджетных отношений в условиях

52
саморазвития территорий / С.В. Сятчихин // Российское предпринимательство.
– 2014. – № 8 (254). – С. 132-137.
61. Тажитдинов, И.А. Применение стейкхолдерского подхода в
стратегическом управлении развитием территорий / И.А. Тажитдинов //
Экономика региона. – 2013. – № 2 (34). – С. 17-27.
62. Тамова, Б.А. Межрегиональное экономическое взаимодействие как
фактор регионального стратегического развития / Б.А. Тамова // Вестник
Адыгейского государственного университета. Серия 5: Экономика. – 2015. – №
4 (170). – С. 130-133.
63. Туркина, О.В. Регион как объект управления / О.В. Туркина //
Управленческое консультирование. – 2014. – № 7 (67). – С. 98-103.
64. Туровский, Р.Ф. Субнациональные регионы в глобальной политике
(на примере России) / Р.Ф. Туровский // Полис. – 2013. – № 2. – С. 99-100.
65. Ускова, Т.В. Межрегиональное сотрудничество: оценка и
перспективы развития / Т.В. Ускова, Е.В. Лукин // Проблемы прогнозирования.
– 2014. – № 5 (146). – С. 119-131.
66. Филянина, И.М. Система органов государственной власти: учебное
пособие / И.М. Филянина. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2013. – 194 с.
67. Чиркин, В.Е. Публичное управление: учебник / В.Е. Чиркин. – М.:
Юрьстъ, 2014. – 475 с.
68. Шеломенцев, А.Г. Межрегиональное сотрудничество как институт
реализации стратегий развития регионов дальнего востока / А.Г. Шеломенцев и
др // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. –
2014. – № 11-3. – С. 417-422.
69. Ширыкалов, А.Б. Конституционно-правовой статус сложносоставного
субъекта Российской Федерации: новейшее время / А.Б. Ширыкалов // Научные
исследования. – 2017. – Т. 1. – №6 (17). – С. 55-58.
70. Шурдумова, Э.Г. Современные направления антикризисной
региональной политики / Э.Г. Шурдумова, А.Б. Нагоев // Современные
проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. – С. 449.

53