Вы находитесь на странице: 1из 196

Ссылка на материал: https://ficbook.

net/readfic/2120364

Мы им всем покажем, Курама!


Направленность: Гет
Автор: Keitaro Ryuu (https://ficbook.net/authors/18691)
Соавторы: Чешир...XD (https://ficbook.net/authors/483918)
Беты (редакторы): Питч (https://ficbook.net/authors/587860)
Фэндом: Naruto
Пэйринг и персонажи: Наруто/FemКурама, Курама, Наруто Узумаки
Рейтинг: R
Размер: 188 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: завершён
Метки: Смерть основных персонажей, ООС, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП,
Романтика, Фантастика, Экшн, AU, Вымышленные существа

Описание:
Что делать, если волей эгоистичного желания самого себя из другого мира ты
оказался на его месте? Что делать, если здесь живы мама, находящаяся долго
время в коме, и папа, а еще есть старшая сестра, но с тобой они отношения не
поддерживают, а сам ты живешь у дедушки последнего из клана Узумаки? Вся
деревня считает тебя никчемность не смогшей даже поступить в академию, но
есть друг-подельник поддерживающий тебя? Правильно, показать всем из чего
сделан Наруто Узумаки, Герой Четвертой Войны Шиноби.

Публикация на других ресурсах:


Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Уважаемые читатели оставляйте пожалуйста свое мнение о данной работе. Мне
интересно знать чем вас привлекла работа, какие вы увидели недостатки и
раскрытие каких моментов вы бы хотели увидеть в первую очередь.

Альбом к фф:
http://radikal.ru/users/Keitaro_Ryuu#alb=My_im_vsem_pokazhem__Kurama!_1&rnd=1

На правах рекламы.

Уважаемые читатели, хочу обратиться к Вас с просьбой обратить внимание вот


на эту работу http://ficbook.net/readfic/2224146, которую мы пишем на двоих с
одним начинающим автором, если Вас не затруднит прочтите и оставить отзыв,
если появится таковое желание после прочтения)
Оглавление

Оглавление 2
Арка первая. Пролог. 3
Примечание к части 10
Арка первая. Глава I. 11
Примечание к части 18
Арка первая. Глава II. 19
Арка первая. Глава III. 27
Арка первая. Глава IV. 34
Арка первая. Глава V. 43
Арка первая. Глава VI. 54
Арка первая. Глава VII. 62
Арка первая. Глава VIII. 71
Арка первая. Глава IX. 80
Примечание к части 87
Арка первая. Глава X. 88
Примечание к части 94
Арка первая. Глава XI. 95
Арка первая. Глава XII. 102
Арка вторая. Глава XIII. 108
Арка вторая. Глава XIV. 116
Арка вторая. Глава XV. 122
Примечание к части 132
Арка вторая. Глава XVI. 133
Примечание к части 139
Арка вторая. Глава XVII. 140
Арка вторая. Глава XVIII. 146
Примечание к части 154
Арка вторая. Глава XIX. 155
Арка вторая. Глава XX 163
Арка вторая. Глава XXI. 170
Арка вторая. Глава XXII. 177
Примечание к части 183
Арка вторая. Глава XXIII. 184
Эпилог. 191
Арка первая. Пролог.

Мир Наруто. Суна, дом Кадзекагэ.

Ночное небо было хорошо видно через открытое окно, прохладный ветер
едва заметно колыхал прозрачный тюль, а на большой кровати лежала молодая
пара. Девушка мирно спала на груди юноши, который лежал с открытыми
глазами, легонько поглаживая ее по плечу, на котором красовалась татуировка,
выдававшая в той АНБУ Конохи. От его прикосновений под ней проступали
странные символы, о назначении которых знали лишь блондин и девушка.
Накрыв брюнетку одеялом и легонько приобняв, Наруто прикрыл глаза.

Он вспоминал всю свою жизнь после победы над Кагуей — тогда деревня
понесла серьезные потери, и больше половины джонинов и чунинов не
вернулись с той войны, среди которых было и много друзей самого Узумаки. Там,
на полях сражений, навсегда остались Нейджи, Киба с Акамару, Шино, Чоуджи,
Сай, единственными напоминаниями о них теперь служили серые каменные
плиты на кладбище Скрытого Листа, да собственные воспоминания.

Война заставила его смотреть на мир другими глазами, дала понять, что
пока существуют люди, бои будут происходить всегда, ведь это было заложено
в их природу, и неважно, будет ли это война шиноби или же простых людей.
Наруто понимал, что вечный мир невозможен, но это не значит, что он перестал
к нему стремиться, джинчурики прилагал все усилия, для того чтобы сохранить
хрупкий мир, образовавшийся между скрытыми деревнями и продлить его
существование как можно дольше. Ради этого он отказался от титула Хокагэ,
предложенного ему Тсунаде через год после завершения войны в пользу
Какаши, и вступил в АНБУ, за ним туда же последовала и Хината, с которой он к
тому времени уже больше полугода был вместе, из-за чего от неё отказался
клан и девушке грозила печать побочной ветви. К счастью старая Сенджу не
позволила, отправив пару на длительную миссию за пределы селения, а после
зачислила в АНБУ, в котором они служили уже два года, постоянно выполняя
самые различные миссии по всей территории разведанного мира.

Сегодня они доставили очередное секретное послание для Гаары в Суну, где
старый друг радушно принял их и во время ужина познакомил со своей
супругой, поделившись радостной новостью о том, что скоро станет отцом.
Наруто из того чуть душу не вытряс с радостными поздравлениями, благо
Хината вовремя его остановила, хотя Хинатой она была лишь отчасти. Юноша
вновь стал вспоминать первое время после войны и тот неожиданный сюрприз,
который ему напоследок оставила Кагуя.

Примерно через неделю после возвращения в Коноху, во сне Наруто оказался


в своем подсознании, решив, что его биджу не прочь поговорить. Узумаки
быстро добрался до клетки, чьи ворота были закрыты, но больше не
сдерживались печатями, и лис мог бы при желании спокойно ее покинуть. К
удивлению Наруто, Кьюби нигде не было видно, и, пожав плечами, он прошел
внутрь клетки, надеясь в темноте найти своего друга.

Сильный удар сбил его на мокрый пол, и юноша застыл от удивления. В


следующее мгновение его руки и ноги обвили пушистые канаты, с такой силой,
3/196
что он даже не мог ими пошевелить. Из-за царящей вокруг темноты
единственное, что мог видеть Наруто — это два светящихся золотым цветом
глаза, в них не было злости или ненависти, зато полыхало яркое пламя похоти и
желания, в это же время нежные маленькие ручки быстро избавляли его от
одежды, просто разрывая ее, попутно изучая тело и лаская его достоинство.

Как только с одеждой было покончено, он почувствовал, как ручка до этого


ласкавшая член остановилась, а в следующий момент на него одним махом кто-
то насаживается, застонав от неожиданно приятных и неизвестных ранее
ощущений блондин на мгновение прикрыл глаза, а партнерша стала медленно
двигаться вверх-вниз с каждым разом все ускоряя движения, что доставляло
еще больше удовольствия. Вскоре к его стонам прибавились и стоны девушки.
Путы, сдерживавшие его руки ослабли, позволяя выбраться из них, чем
незамедлительно воспользовался Узумаки, начиная изучать тело партнерши, все
же не зря он читал и переписывал книги Джираи.

Постепенно тьма стала рассеиваться, от свечения ставшего исходить из-за


спины девушки, и Наруто, наконец, смог ее рассмотреть. Длинные алые волосы,
собранные в косу, на голове виднелись два лисьих ушка, красивое лицо,
большие широко распахнутые глаза, светившиеся уже радостью, на щеках было
по три широких черточки, как у самого джинчурики в момент использования
чакры лиса, до тренировок с Би, красивая грудь колыхалась в такт движениям
своей хозяйки, а из-за спины виднелись объятые оранжевым свечением хвосты*.
Это нисколько не смутило джинчурики, наоборот такая внешняя необычность
притягивала и заставляла двигаться навстречу её быстрым движениям.
Чувствуя что вот-вот достигнет предела он попытался выйти из неё, но той это
явно не понравилось и она быстро вновь полностью насадилась на его член, при
этом с силой сжимая его своей киской, заставляя кончить в неё, от чего сама
выгнулась дугой и громко и протяжно застонала, а после обессилено легла на
него.

В полной тишине и молчании они пролежали несколько минут, за которые


юноша уже пришел в себя и смог понять, что в клетке стало светло, и лежит он
не на мокром полу, а на мягкой и теплой постели, что заставило его несколько
задуматься. Девушка к этому времени уже пришла в себя и легла рядом.

— Кто ты? — начал разговор первым Наруто.

— А ты не догадываешься? — усмехнулась незнакомка.

— У меня есть два предположения: первое все это бред, а второе это
дурацкая шутка одного моего рыжего друга, — ответил Узумаки, поглаживая
девушку по спине.

— Это не бред и не шутка. Помнишь, последние слова Кагуи? — с интересом


спросила она.

— О маленьком сюрпризе? — уточнил блондин.

— Угу, — ответила аловолосая.

— Только не говори, что она превратила тебя в девушку? — шокировано


протараторил Узумаки.

4/196
— Не в девушку. Я теперь кицунэ, — довольная собой ответила Кьюби.

— Кицуне, что-то знакомое, — нахмурившись, проговорил Наруто. — Точно,


вспомнил, Джирая мне рассказывал о них.

— А чего ты так спокоен-то? — поинтересовалась лисица.

— А что я, по-твоему, должен бояться, трястись от ужаса или что?


— непонимающе спросил Наруто.

— Ну, об отсутствии у тебя инстинкта самосохранения я в курсе, а моя


внешность, тебя что совершенно не пугает или не вызывает отвращение? — с
интересом спросила Кьюби, приподнимаясь на локтях и смотря тому прямо в
глаза.

— С чего бы вдруг? Ты выглядишь довольно… привлекательно, — улыбаясь,


ответил Узумаки.

— Ты точно самый непредсказуемый шиноби Конохи, — вновь начиная


ласкать плоть блондина, проговорила кицунэ.

Впоследствии Наруто очень часто бывал у нее в гостях, даже после того, как
начал встречаться с Хинатой. Хьюга долго привыкала к тому, что они вместе,
даже простого общения с ним она перестала стесняться лишь через три месяца,
падать в обморок от поцелуев и объятий — через пять, но стоило юноше начать
ласкать ее тело, как она тут же начинала робеть или терять сознание, так что
блондин и мечтать не смел о чём-то большем в ближайшей перспективе. Пока
им двоим Тсунаде не поручила миссию по сопровождению старика, который
должен был доставить какую-то реликвию в один из главных храмов страны
Воды.

Обычная миссия по сопровождению ценного груза — за время пути не было


даже ни одного нападения, уже после того, как они пересекли границу старик
решил устроить привал в старинных развалинах, вечером, сидя у костра, он
завел беседу со своими охранниками, хотя до этого все время молчал.

— Никогда бы не подумал, что мне в сопровождение дадут одного из героев


последней войны, — проговорил старик.

— Ну, на той войне было много героев, — чуть улыбнулся Наруто.

— Да, вот только почти все они сейчас лежат в сырой земле, а ты жив. Хотя я
хотел поговорить не об этом. Хокагэ вам рассказала, что за реликвию я несу?
— спросил старец.

— Нет, ведь наша задача охранять вас — остальное не важно, — проговорила


Хината, сидя на коленях блондина.

— Тогда я расскажу вам о ней сам. Это реликвия не имеет особой ценности
для войны или чего-то в этом роде, ее называют Плетением двух начал. С ее
помощью в древности, один из кланов проверял крепость чувств двух
влюбленных, если они были взаимными и искренними, то пара могла получить
какой-то особый дар от реликвии, если же хотя бы один из них был не искренен,
то она нещадно убивала обоих, забирая всю их жизненную силу, и превращая в
5/196
иссохшие мумии. Однажды этот клан был уничтожен, а реликвия превратилась
в оружие, от нее погибли сотни людей, пока однажды ее у новых хозяев не
выкрал один из монахов нашего храма. Последние триста лет к ней никто не
прикасался, — проговорил монах, доставая из рюкзака прозрачный футляр, в
котором была закреплена странная вещь, два металлических прута,
переплетенных между собой, покрытые мелкой вязью старинных символов
одного из древних языков материка, Наруто чувствовал силу, исходящую от
артефакта. — Я хочу предложить вам воспользоваться им. Что скажете?

— Хината, ты не боишься? — поинтересовался Узумаки, принимая футляр из


рук монаха, на это Хьюга отрицательно кивнула. — Хорошо, старик, говори, что
надо делать.

— Ты возьми реликвию за один конец правой рукой, а ты, левой за другой, и


все, — дал указания монах.

Молодые люди последовали его указанию, после чего Наруто согнулся от


страшной боли, словно из него вырвали часть его самого, рядом кричала от боли
брюнетка, а монах расплылся в довольной улыбке, миг и яркая вспышка.
Блондин лежал на земле не в силах даже пошевелиться, голова раскалывалась
от наплыва большого количества информации, странные воспоминания, точно не
принадлежавшие ему. Сквозь звон в ушах он едва мог расслышать и понять
слова старика, которого они сопровождали.

— Вот же, а я так надеялся, что он прикончит тебя, не думал, что ты


действительно, что-то чувствуешь к этой дохлячке, — нависая над Узумаки с
ножом, проговорил заказчик миссии. — Знаешь, мне действительно жаль
убивать тебя, но ты не достоин силы Рикудо.

Сделав сильный замах, старик уже приготовился оборвать жизнь Наруто,


который из-за болей в голове сейчас был не способен даже разговаривать, когда
его рука уже пошла вниз, джинчурики увидел, как что-то белое отбрасывает
старика в сторону, прямо на остаток стены. Слышится неприятный звук
ломающихся костей, после чего он провалился в беспамятство.

Пришел в себя он лишь с первыми лучами солнца. К его удивлению, он лежал


на чем-то мягком, внимательно присмотревшись, он понял, что это хвосты,
белые, пушистые хвосты, и принадлежали они девушке-кицунэ, сидящей рядом
с ним. Девушка была очень похожа на Хинату, но в тоже время в ней, было и что-
то от Кьюби**, она спала, прислонившись спиной к обломку стены. Решив
проверить свою догадку, юноша сосредоточился и проник в свое подсознание.
Попав в зал с клеткой, он с удивлением обнаружил там огромного
девятихвостого лиса, каким его помнил раньше, вот только тот был словно
пустой оболочкой, без души внутри. Чертыхнувшись, и ругая себя за излишнюю
доверчивость, джинчурики вышел из своего подсознания.

— Ты пришел в себя? — нежно улыбаясь, спросила кицунэ.

— Да, — хрипло ответил Узумаки, из-за пересохшего горла. — Дай попить,


пожалуйста.

— Держи, — протягивая ему флягу и усаживаясь спиной к стене с помощью


хвостов, проговорила та.

6/196
— Кто ты? — сделав несколько глотков, спросил Наруто.

— Я? Ну? Я одновременно Хината Хьюга и кицунэ Кьюби Но Йоко, от первой


мне досталось тело, бьякуган, и все умения, а так же чувства к тебе, от второй
часть характера и силы, некоторая развратность и пошлость, и главное, ну,
знание, что ты хороший партнер для постельных игр, — азартно улыбаясь,
проговорила кицунэ.

— Что со стариком и реликвией? — отпивая еще немного, спросил он,


разминая затекшее тело. — И что насчет твоей внешности?

— Старик мертв, все же я тогда сильно за тебя испугалась, да и он был


простым человеком, даже чакрой пользоваться не умел, так что от удара о стену
у него сломался позвоночник и раскололся череп, — спокойно ответила Хината-
Кьюби. — С реликвией все в порядке. И что не так с моей внешностью, тебя же
вроде все устраивало, во время нашего веселья?

— Меня и сейчас в ней все устраивает, тебе, по-моему, этот цвет даже
больше подходит, — успокоил кицунэ блондин. — Я имел в виду, что твоя
внешность будет привлекать слишком много внимания, да и как я объясню
клану Хьюга, Тсунаде и остальным такие вот внешние изменения?

— Ну, с этим нет проблем, — закрывая глаза и складывая печать


концентрации, проговорила девушка, вновь полностью превращаясь в Хинату.
— Но в таком состоянии на это тело возрастает влияние той части меня, которая
досталась мне от Кьюби.

— И сколько ты сможешь находиться в такой форме? — внимательно


осматривая стоящую перед ним Хьюгу, задал вопрос блондин.

— Сколько пожелаю, и никто даже не поймет, что я это уже не совсем


Хината Хьюга, — довольно проговорила брюнетка, подходя в плотную к юноше.
— Но иногда мне будет нужна разрядка.

— Разрядка? — изогнул бровь, проговорил джинчурики, крепко прижимая к


себе девушку.

— Да, такая же, как вы устраивали с Кьюби в печати, — страстно и


требовательно целуя Узумаки, проговорила брюнетка. — И когда мы наедине,
зови меня Курама.

Из воспоминаний Джинчурики вырвала резкая боль в голове и по всему телу,


от которой тот стал терять сознание.

Параллельный мир.

Большое, круглое помещение с книжными полками по стенам с четырьмя


проходами, на каждую из сторон света, в центре сидит двенадцатилетний
блондин в одних черных брюках, перед ним развернут огромный свиток, рядом с
одним из шкафов лежит седовласый старик в сером кимоно.

— Ты понимаешь, что ты делаешь? — проговорил старик.


7/196
— Да, дедушка, понимаю, но это единственный способ, ты ведь и сам это
знаешь, — ответил блондин, начиная складывать последовательность печатей.

— Наруто, остановись, у тебя на эту технику просто не хватит чакры!


— закричал старик.

— Я так не думаю, — продолжая медленно складывать печати, постоянно


сверяясь со свитком, проговорил блондин, на его плече тем временем стала
видна черная как сажа пятиконечная звезда. — Неужели ты думаешь, что за
пять лет я не подготовился к этому? Ведь ты сам обучал меня с самого
малолетства.

— Ты ее освоил? — с ужасом в голосе прошептал старик.

— Да. Ты же знаешь, что ради мамы и сестры, я должен это сделать, —


холодно проговорил мальчик.

— Что же ты за упрямый осел, говорят тебе — эта техника не поможет!


— злился старик, пытаясь пошевелить хоть пальцем, но из-за парализующего
яда, вколотого внуком, ничего не получалось.

— Ты ошибаешься, дедушка, я доработал её, пусть мне на это и


потребовалось два года. Техника печати: Поглощение сущности, — заканчивая
складывать печати, проговорил блондин, прикладывая покрытые синим
свечением руки к свитку, после чего упал на пол без сознания.

Неизвестно где.

Огромная серая пустыня. На бархане лежит двенадцатилетний блондин,


пытаясь отдышаться после использования техники, чуть в стороне от него
твердо стоит на ногах немного потрепанный двадцатилетний блондин,
несколько порезов на руках, кое-где видны ожоги, но он не обращает на это
внимания.

— Кто ты? — хрипло задает он вопрос лежащему на песке.

— Зачем тебе это знать? — кричит ему в ответ разочарованный в себе


мальчишка.

— Просто ты похож на меня в детстве, — ответил старший блондин.

— Естественно похож, мы же с тобой один и тот же человек, только из


разных миров, — успокоившись, ответил мальчик.

— Значит, существуют еще миры, кроме того в который нас с Сакурой


закинул в свое время Обито, — себе под нос проговорил он, и уже громче
добавил. — Что это за место и зачем мы здесь?

— Это место — граница между нашими мирами, здесь мы для того, чтобы
выяснить, кто сильнее, — ответил лежащий на песке.

— И зачем нам это выяснять? — непонимающе спросил Наруто.


8/196
— Так ты не знаешь, что такое печать поглощения сущности? — искренне
удивился младший Наруто.

— Представь себе — не знаю, я вообще в фуиндзюцу слабо разбираюсь,


только запечатывать в свиток техники и вещи умею, — спокойно сказал
джинчурики. — Может, просветишь меня?

— Как ты, будучи Узумаки, совершенно не умеешь пользоваться главным


преимуществом нашего клана? — приподнявшись на локтях, спросил младший
блондин.

— А вот так, в моем мире Узумаки были полностью уничтожены во время


Третьей войны шиноби, последняя его представительница, умевшая
пользоваться техниками клана, моя мама — погибла в день моего рождения,
когда один преступник вырвал из нее Кьюби, им с отцом пришлось применить
Печать Бога Смерти, чтобы запечатать того во мне, — сохраняя спокойствие,
ответил капитан АНБУ. — Может, все же расскажешь мне о технике, что ты
применил и зачем ты это, собственно, сделал?

— Ради мамы и сестры. Раз техника притянула тебя сюда, значит, у тебя есть
то, что способно помочь им. А техника призывает двух двойников из разных
миров на границу, где они сражаются насмерть, чтобы получить силу оппонента,
бой может длиться сколько угодно времени, до тех пор, пока один из них не
умрет, а второй не поглотит его. Проигравший после этого умирает, а
победитель получает его силы, знания, и возвращается в свой мир, — ответил
мальчик, победно улыбаясь. — Вот только я ее доработал, и теперь не важно кто
из нас выживет, победитель все равно отправится в мой мир. Техника печати:
высвобождение, огненный дракон.

— Футон: Атсугай, — мощнейшая струя сжатого воздуха устремилась


навстречу дракону, попутно поднимая в воздух несколько тонн серого песка,
соприкосновение техник вызвало сильный взрыв, оплавивший в эпицентре
песок. — Значит, говоришь не важно, кто из нас победит, победитель все равно
вернется в твой мир, так зачем тогда ты сражаешься?

— Затем, что бы моя личность осталась, а твоя исчезла. Техника печатей:


высвобождение, великий водный потоп, — с сумасшедшим блеском в глазах
прокричал мальчик.

— Футон: Какаеми, — техника суйтона развалилась на куски, так и не


достигнув своей цели. — А я вот умирать не собираюсь, так что извини, парень,
но умрешь сегодня ты. Хирайшин: Ни, но Дан.

Перемещаясь за спину шокированного парня и вгоняя кунай по самую


рукоять, в район сердца. Младший блондин тут же стал оседать на песок, но его
придержал Узумаки, аккуратно укладывая на спину, тот даже не смотря на
страшное ранение был в сознании.

— Ты победил, я был так самонадеян, не думал, что вот так позорно


проиграю. Знаешь, у меня к тебе будет всего одна просьба, пожалуйста,
выполни её, — кашля кровью, прохрипел мальчик, склонившемуся над ним
двойнику.

9/196
— Даю тебе слово, я выполню твою последнюю просьбу, — серьезно
проговорил джинчурики, глаза которого изменились — в голубой радужке
появилась серая тринадцатиконечная звезда, описанная вокруг зрачка.

— Спаси мою маму и вытащи из сестренки этого проклятого девятихвостого,


я знаю, тебе это под силу, иначе бы ты не попал сюда. Когда ты попадешь в мой
мир, тебе со временем достанутся все мои воспоминания и умения, но и все твои
особенности останутся с тобой, даже биджу. И еще попроси за меня прощения у
деда за то, что я сделал, — совсем тихо проговорил младший Наруто, его глаза с
последними словами стали стекленеть.

— Спи спокойно, малыш, пусть посмертие будет для тебя легким, —


закрывая глаза мальчугану, сказал АНБУ, тело которого после этого просто
рассыпалось, а Наруто почувствовал, как что-то резко потянуло его в
неизвестном направлении. Вокруг была лишь темнота.

Очнулся блондин в помещении, заставленном книжными стеллажами, он


лежал на большом свитке, который был измазан в крови, капавшей из его носа.
Зажав его рукой, Узумаки попытался осмотреться вокруг, что получалось с
большим трудом, его тело болело, словно искупанное в кипящей воде, в глазах
двоилось, и в это же время в голове стали появляться воспоминания другого
Наруто, самые свежие из них добавляли еще больше болевых ощущений.

Поднявшись на локтях, джинчурики смог, наконец, найти взглядом


седовласого мужчину, который внимательно смотрел на него. По воспоминаниям
прежнего владельца тела, юноша нашел в лежавшем рядом кимоно шприц с
белой жидкостью, и встав на четвереньки, подполз к старику, с большим трудом
смог вколоть ему в плечо противоядие, после чего завалился на бок и
провалился в беспамятство.

Примечание к части

________________________________________________

*http://s019.radikal.ru/i644/1406/6d/c29e486a9e4c.jpg
**http://s005.radikal.ru/i209/1406/6a/ea27264265da.jpg
Хирайшин: Ни но Дан ( , "Техника летающего бога грома: Вторая стадия")
— Джикукан Ниндзюцу, является более лучшей версией Хирайшин но Дзюцу.
При этой технике пользователь двигается невероятно быстро от одного места к
другому.
Футон: Атсугай ( , "Высвобождение ветра: Ужасающее давление") —
техника Футона, при которой пользователь преобразует свою чакру в мощный
порыв ветра. После этого он выпускает его из своего рта, создавая гигантскую
волну ветра которая сносит все на своем пути. Радиус и сила этой техники
зависят от количества вложенной чакры.
Футон: Какеами ( , "Высвобождение ветра: Покрывающая сеть") —
исполнитель создаёт порыв ветра в форме сети, который разрезает противника.

10/196
Арка первая. Глава I.

Большое светлое помещение, которое солнце щедро заливает


теплом и светом через открытое окно, на кровати, укрытый легким покрывалом,
лежит двенадцатилетний мальчик. Рядом на стуле сидит седовласый мужчина,
лет пятидесяти на вид, внимательно изучающий большой свиток, находящийся у
него в руках, что-то едва слышно бормоча себе под нос, от этого занятия его
отвлекли шаги, послышавшиеся в коридоре. Через несколько секунд дверь в
комнату открылась, и в нее вошли клон мужчины и зеленоглазый блондин в
черном плаще с отличительными знаками главы дознавателей Конохи.

— Доброго Вам здравия, Атсуши-сенсей, — поздоровался с хозяином дома


гость.

— И тебе того же, Иноичи, — сворачивая и откладывая свиток в сторону,


проговорил Узумаки.

— Что случилось, сенсей? Вы же явно не поболтать меня сюда пригласили, —


перешел сразу к делу Яманака.

— Ты прав, мне нужна твоя помощь. Сможешь провести меня в подсознание


Наруто? — указывая на мирно спящего мальчика, ответил глава клана.

— Да, без проблем. Но хотел бы для начала узнать, что случилось, раз Вы
решились на это? — пристально смотря в глаза мужчине, спросил Иноичи.

— Вот что ,— протягивая свиток бывшему ученику, проговорил Атсуши.


Несколько секунд мужчина внимательно читал свиток.

— Как он смог добраться до этой техники и выполнить ее? Он же всегда был


слабым и больным ребенком? — шокировано спросил главный мозголом Конохи.

— Я думал, ты умнее остальных, видимо, плохо я тебя учил, — разочарованно


проговорил Узумаки, забирая свиток.

— Прости, сенсей, но я лично видел, что написано в больничной карточке


Наруто, у него по всем анализам не было ни шанса стать нормальным шиноби,
ибо система чакры была почти полностью атрофирована. Ведь именно поэтому
он ушел из семьи, когда Кушина впала в кому, а Минато стал пропадать на
работе и разочаровался в нем, став больше времени уделять Каэде и вообще
запретил ему поступать в академию, дабы не подвергать его риску, или я чего-
то не знаю? — изогнув бровь, спросил Иноичи.

— Нет, ты все верно говоришь, вот только мой правнук крайне упертый и
сильный духом мальчик. Что ты знаешь о таблетках клана Акимичи, которые они
используют для своих техник в самых крайних случаях, и о боевых пилюлях
клана Инудзука? — задал вопрос мужчина, крутя в руках свиток.

— Первые позволяют за счет резерва организма выработать чакру в


чудовищных количествах, вторые в несколько раз ускоряют её течение,
концентрацию и силу, — быстро ответил джонин, после чего его глаза полезли
на лоб от пришедшей на ум догадки. — Сенсей, только не говорите, что Вы
решили на нем поэкспериментировать и заставили их смешать?
11/196
— Я, по-твоему, совсем выжил из ума? — зло спросил глава клана. — Он сам
до этого дошел, после изучения некоторых свитков из библиотеки клана, где и
как он достал таблетки, и пилюли я совершенно не ведаю. А об этих его
экспериментах над собой узнал лишь, когда он все это уже провернул в подвале
дома, я тогда чуть не умер на месте, когда увидел, что он сотворил с собой ради
возможности стать шиноби, весь в крови с почти полностью переломанными
костями рук, едва дышащий, при этом вырабатывающий такое количество
чакры, что любой из нынешних Кагэ позавидует. После он месяц провел в
состоянии комы, мне тогда пришлось напрячь все связи, что бы вылечить его, и
даже протащить в селение Хьюга, что бы он его осмотрел.

— Хьюгу? Сенсей Вы точно выжили из ума, раз решились притащить в


селение одного из этих предателей! — прокричал Яманако, в следующий момент
согнулся пополам от сильнейшего удара под дых.

— А ты бы не сделал этого ради своей единственной дочери? — беря


мужчину за воротник, заставляя смотреть ему прямо в глаза, гневно спросил
Узумаки, на это мозголом лишь виновато опустил голову, понимая, что учитель
прав, он бы поступил так же, если бы в этом была необходимость. — Наруто для
меня стал последним лучиком надежды, после того, как моя Кушина впала в
кому. Ты же знаешь до того как он отказался от фамилии Минато и попросил его
принять в клан, я был его последним представителем, и наши умения должны
были кануть в лету вместе со мной, сейчас же я с уверенностью могу сказать,
что он станет новым главой клана Узумаки, от которого многим, причастным к
его уничтожению, придется зубами рыть себе могилы, когда он придет спросить
с них за это.

— Простите, сенсей, — тихо проговорил Иноичи.

— И ты меня извини, погорячился, — отпуская ученика и устало опускаясь на


стул, сказал Атсуши.

— И что Вам сказал Хьюга? — спокойно спросил Яманако, решив немного


отвлечь сенсея от темы.

— Он сказал, что с системой циркуляции Наруто все в порядке, и что для его
возраста, она у него развита, на удивление сильно, а в количестве чакры он
способен поспорить с сильнейшими джонинами Облака, — усмехнувшись
ответил Узумаки. — Но контролировать ее он учился очень долго, почти два с
половиной года, постоянно устраивая себе внутренние кровотечения и
переломы, даже сейчас его контроль чакры на уровне ученика академии
первого курса. Но он очень умный и способный мальчик, у которого есть четкие
цели на будущее. Но давай отложим этот разговор на потом, сейчас нам нужно
попасть в его подсознание и узнать, что с ним стало, не превратился ли он от
этой техники в овоща, как было со многими до него.

— Хорошо, сенсей, но нам стоит уложить его на пол иначе будет просто
неудобно и мне не удастся продержать технику достаточно долго, — на это
Атсуши достал из шкафа спальник, расстелив его на полу, уложил мальчика на
него.

Сев по-турецки Яманако подал своему учителю знак сесть рядом, после чего
сложил серию печатей, затем приложил правую руку ко лбу Наруто, а левую —
12/196
сенсею. Миг и мир перед ними изменился, вместо привычной комнаты они
оказались вместе напоминающем подземные катакомбы. На полу был большой
слой воды, почти по колено. Подав знак сенсею мозголом повел его в глубь
подсознания, через некоторое время они оказались в небольшой зале, на стенах
которой по всюду были развешаны странные бумажки.

— Что это? — задал вопрос Узумаки, указывая на них.

— Ментальные закладки, — подходя к одной из них ответил Яманако.


— Большинство из них уже не работает.

— На что именно эти закладки? — спросил мужчина.

— Вот эта группа, — указывая на бумажки на правой стене, начал объяснять


блондин — должны были подавлять его развитие, вон те вообще превратить его
в послушный инструмент в руках Хокагэ, но все они не работают. Работают лишь
закладки на верность Скрытому Листу.

— И как они тут оказались? — спросил седовласый.

— Без понятия сенсей, может, от поглощенной сущности достались, — пожал


плечами джонин.

— Вполне возможно — согласился с ним собеседник.

— Идемте, там впереди, есть что-то еще, — указывая на один из коридоров,


проговорил мозголом.

И вновь путешествие по нескончаемым коридорам, лишь через несколько


часов, по ощущениям путешественников они достигли места, которое
почувствовал блондин. Они вышли к огромному залу, в который вел лишь один
коридор, часть его была перегорожена огромной золотой решеткой, за которой
была непроглядная темнота, а на стенах были нанесенны странные
изображения в форме человеческого глаза с серой тринадцатиконечной звездой
описанной вокруг зрачка.

— Это просто пиздец, сенсей, — выругался Иноичи.

— Причем полный, — согласился Атсуши, внимательно осматривая ворота.


— Печать восьми триграмм, откуда она тут?

— Это еще пустяки, а вот это, очень и очень опасная вещица, — указывая на
рисунки на обеих стенах, проговорил Яманако.

— Что это такое? — задал вопрос седовласый.

— Это техника создания псевдоличности, причем полностью завершенная и


работающая. Думаю, Вы помните такое подразделение в ранней Конохе как
чистильщики, — проговорил блондин.

— Только не говори, что это именно с помощью нее они были созданы, —
тяжело вздохнув, сказал Атсуши.

— Это именно она, Вы понимаете, что фактически ваш правнук превращен в


13/196
ходящее оружие массового уничтожения, — устало ответил Иноичи. — Не знаю,
кто ее ему поставил, но мы должны найти этого человека и выпотрошить, ибо
даже в наших архивах нет точных данных как ее наложить без превращения
человека в тупую машину смерти.

— Значит, Вы готовы выпотрошить собственную дочь, да, Яманако-сан?


— донеслось из-за спины, где из приоткрывшихся ворот, вышел двадцатилетний
блондин в форме АНБУ Конохи. — Даже, не пытайтесь, это мое подсознание, тут
ваши техники не сработают.

— Кто ты? — спокойно спросил Атсуши.

— Я — Узумаки Наруто, джинчурики девятихвостого лиса, герой Четвертой


Войны Шиноби, капитан отряда АНБУ Конохи, — представился мужчина. — С кем
имею честь вести беседу?

— Атсуши Узумаки, глава клана Узумаки, — представился в ответ


седовласый.

— Иноичи Яманако, глава клана Яманако, глава дознавателей Конохи, —


последовал его примеру блондин.

— Рад нашему знакомству. Присядем? — делая жест, рукой от которого


исчезла вода из зала, а перед ним появились три кресла и столик.

— Вижу, Вы очень хорошо управляете своим внутренним миром, — оценил


его действия мозголом.

— В свое время Ино хорошо натаскала меня в этом вопросе. На ваш вопрос
Атсуши-сан я отвечу сразу, Наруто, которого вы знали двенадцать лет, мертв, уж
простите, но так вышло, убить его было единственным шансом выбраться из
того места — от этих слов из старика словно вынули стержень, он откинулся в
кресле, и прикрыл глаза.

— Почему ты тогда оказался в его теле? — как-то безразлично спросил


старый Узумаки.

— Перед тем как умереть, он сказал, что изменил технику, что бы


победитель все равно оказался в его теле. Я понимаю, что Вам это неприятно и
тяжело слышать, но он сам сделал этот выбор, пытаясь легким способом
получить силу, вот только он не подумал, что на его призыв может придти кто-
то вроде меня, — извиняясь проговорил блондин.

— Тебе не за что извиняться, — спокойно ответил Атсуши. — Ведь ты тоже


мой правнук, пусть и из другого мира. Можешь рассказать нам о нем и о себе?

— Я лучше вкратце все Вам покажу и про Ваш вопрос насчет псевдоличности,
и о Вашей дочери тоже, и да время тут идет в один к ста, от реального, за что
спасибо все той же Ино, — проговорил Наруто, после чего в зале стало темно, а
на столе стали мелькать картинки из жизни пришельца из другого мира,
начиная от самых детских до самых последних связанных с боем на границе
миров, к которым он давал пояснения, и отвечал на вопросы своих гостей.

Рассказ с показом затянулся почти на триста часов времени в подсознании,


14/196
к его концу оба собеседника были крайне задумчивы, и во многом даже
шокированы. Первым в себя пришел Атсуши с неподдельным уважением
смотревший на сидящего перед ним, ведь даже пройдя через все, что видели
они, он не сломался и всегда оставался человеком, если только опасности
грозившие ему не были смертельными, тогда верх брала псевдоличность, и
делала все для выживания.

— Знаешь Наруто, я горд, знать, что даже в одиночестве, под гнетом


ненависти и всеобщего презрения, мой правнук вырос таким сильным, во всех
смыслах, человеком. Думаю, за такого сына Минато бы не пришлось ни бояться,
ни стыдиться его, — добро, улыбаясь, проговорил старик, поглаживая длинную
бороду.

— Спасибо за похвалу, дедушка, — улыбаясь как в самые радостные моменты


своей прошлой жизни, ответил Наруто, выделяя последнее слово.

— Спасибо за столь занимательный и познавательный рассказ молодой


человек, — все еще прибывая в сильной задумчивости, проговорил Яманако.
— Знаете, я бы хотел предложить…

— Я вынужден сразу Вам отказать Иноичи-сан, я не собираюсь заключать


брак по расчету, я сам буду выбирать себе девушку, которая станет моей
супругой, и делать это буду по зову сердца, равно как и все мои потомки, —
перебил блондина джинчурики, чем вызвал широкую улыбку у Атсуши. — На
союз с Вашим кланом я согласен.

— Вижу, пытаться переубеждать тебя бесполезно. Но за прямоту и честность


благодарю, — проговорил глава дознавателей.

— И что ты собираешься делать теперь? — задал вопрос старый Узумаки,


явно собираясь, что-то предложить пришельцу.

— Собираюсь выполнить обещание данное тому Наруто, — спокойно ответил


джинчурики.

— А после того как выполнишь его? — продолжил спрашивать Атсуши.

— Постараюсь наладить отношения с родителями и сестрой, заставлю


деревню уважать меня, а когда придет время, и Вы решите освободить место
главы клана Узумаки, займу его. Предварительно пооткручивав, некоторым
особо ретивым кланам Конохи кое-что нужное, да и много чего еще. В общем,
просто постараюсь занять свое место под солнцем, в этом мало гостеприимном
мире, — пожал плечами юноша. — А сейчас Вам лучше возвращаться в реальный
мир, думаю, у Вас и так пару недель после этого голова будет раскалываться от
увиденного здесь. И еще Иноичи-сан, думаю, Вы понимаете, что знать о том, что
Вы тут видели никому не стоит, иначе я могу расценить это как угрозу, для
моего безопасного проживания в этом мире, и нечаянно уничтожить ваш клан.

— Слова главы клана будет достаточно? — спокойно спросил Яманако,


прекрасно понимая, что собеседник не шутит.

— Да, вполне, — согласно кивнул младший Узумаки.

— В таком случае я как глава клана даю тебе, Наруто Узумаки, слово, что все
15/196
увиденное мной, останется тайной, — проговорил мозголом.

— Благодарю. И до встречи, — сказал блондин, силой мысли выкидывая


гостей из собственного подсознания.

Долгая беседа и показ воспоминаний его сильно утомили, с тяжелым вздохом


поднявшись с кресла, он развеял их, вода с шумом заполнила место, где они
стояли, а джинчурики скрылся внутри печати, врата которой закрылись за ним.
Внутри было темно, лишь где-то вдалеке виднелся источник слабого света.
Быстро добравшись до него, блондин с радостью плюхнулся на кровать,
заставив ее хозяйку оторваться от просмотра воспоминаний прежнего
владельца тела.

— Как все прошло? — с интересом спросила кицунэ, быстро укладывая


Наруто лицом вниз и начиная делать расслабляющий массаж.

— Больше, чем хорошо. Прадедушка и Иноичи вроде поверили моему


рассказу, — тая под нежными и умелыми пальчиками Курамы, ответил Узумаки.
— А как у тебя дела? Нашла, что-нибудь интересное?

— О, ты не поверишь, но интересного нашлось очень даже много, — избавляя


юношу от рубашки ответила Но Йоко.

— Поделишься? — спросил джинчурики, чувствуя, как отступает напряжение


от тяжелого разговора.

— Конечно. Начнем по порядку, местный ты был крайне интересной


личностью с блестящим умом и сообразительностью, — начала рассказ девушка.
— После ухода из дома он придумал, крайне рискованный, но действенный
способ восстановить свою систему циркуляции чакры (в дальнейшем СЦЧ).
Представляешь, он сожрал упаковку специальных таблеток Акимиджи и три
боевые пилюли Инудзука, и заставил работать свой очаг и СЦЧ в просто
чудовищном режиме перегрузок, от которых он должен был умереть, но каким-
то чудом выжил и даже развил СЦЧ до уровня сильного джонина, вроде Какаши,
но контролировать все это он не способен даже сейчас спустя четыре года, и
ежедневно запасал, большую часть в специальную печать, вроде той что была у
Сакуры и Тсунаде, вот только у него в ней чакры было раз в десять больше, чем
у них обеих вместе взятых. Так же он был просто гением фуиндзюцу, о чем
собственно говорит наше появление тут, но он крайне слаб физически и
здоровьем, это последствия его экстремального способа лечения СЦЧ, в
тайдзюцу он собственно полный ноль, хотя его ему и обучает его закадычный
дружбан и подельник Учиха Итачи.

— Кто мля? Ауч! Курама больно же! — вскрикнул Наруто. — И какой к черту
подельник?

— Не перебивай, или рассказывать не буду и массаж делать тоже не


стану, — недовольно фыркнула кицунэ.

— Извини, продолжай, — виновато проговорил Узумаки.

— Так вот Учиха Итачи, тут он не АНБУ, а глава убойного отдела полиции
Конохи, вы с ним занимаетесь тем, что крышуете половину торговцев селения.
Да-да, не удивляйся ты так, здешний ты совершено не ангел, для него убить
16/196
человека, что муху прикончить, особенно учитывая его умения в фуиндзюцу.
Так, я отклонилась от темы. В основном крышевание заключается в прикрытии
того, что они торгуют качественной контрабандой из различных стран
континента, нужной всем шиноби. С этого вы имели тридцать процентов, пять
Учиха, остальное ты. Предупреждая вопрос, каким тут боком мелкий ты, скажу
лишь, что три года назад он случайно нашел место сходки этих самых торгашей
и подслушал их разговор, решил хорошенько поиметь с них денежек на
восстановление кланового квартала и оплату аренды тренировочных площадок.
В первое время все шло гладко, но потом кто-то решил, что платить шкету вроде
здешнего Наруто слишком унизительно и решил доложить в полицию. Но его об
этом предупредил первый зам того торгаша, и в результате торгаш захлебнулся
в собственной ванне. Но он оказался довольно влиятельной шишкой и на
раскрытие данного преступления бросили самого главу убойного отдела. И тот
каким-то неведомым способом вычислил тебя, и во время одной из тренировок
мелкого заявился туда, рассказал, что все знает о его делах, и готов прикрыть
его, но взамен на долю в его бизнесе. На что мелкий легко согласился, после
чего они стали часто встречаться на той тренировочной площадке, и сейчас их
отношения вполне можно назвать дружбой. Учиха, кстати, иногда даже
пользовался умениями Наруто для устранения некоторых нехороших личностей,
которых убивать самому ему было не с руки или слишком многие бы обвинили
его в их смерти, — закончила рассказ Курама, переворачивая джинчурики на
спину.

— И кто были те несчастные, которых устранял мелкий я? — с интересом


спросил Узумаки, начиная расстегивать пуговицы на рубашке Курамы.

— Ты не поверишь, но те кто пытался получить твою сестру в жены и делал


это более-менее удачно, — усмехнулась Но Йоко.

— О как! Итачи на неё что глаз положил, что ли? — поинтересовался Наруто,
закончив с пуговицами.

— На сколько я поняла из воспоминаний, да, и, причем можно сказать, что


это даже взаимно, вот только Минато на такой брак никогда не пойдет. Боится
излишнего усиления Учих. Хотя я могу и ошибаться насчет интереса твоей
сестры к Учихе, все же ты ее почти два года не видел, — проговорила Курама.

— Пф, думаю, мы с тобой сможем устроить, так что бы их друг и сестра были
вместе, если захотят этого? — хитро улыбнулся блондин.

— Собираешься пойти против Учих и Хокагэ? — изогнув бровь, спросила


кицунэ, которой юноша помог избавиться от рубашки.

— Типа того. Но сначала, надо будет наладить отношения с сестрой и отцом,


ну и маму вылечить, она-то уж точно нам в этом деле сможет помочь. А Учихи
перестанут быть проблемой, если Фугаку по пьяни упадет с лестницы и свернет
себе шею, — избавляя девушку от бюстгальтера, ответил Узумаки.

— А сейчас давай отложим все это на потом. Я хочу тебя, — страстно и


требовательно целуя свою половинку, прошептала Курама, склоняясь над ним,
на поцелуй тот ответил с большим энтузиазмом.

СЦЧ* — система циркуляции чакры


Атсуши — сердечный, трудолюбивый.
17/196
Примечание к части

Часть не бечена. Просьба при обнаружении ошибок воспользоваться функцией:


"Публичная бета".

18/196
Примечание к части В честь победы сборной Германии в ЧМ , за которую я болел,
после вылета наших, выкладываю дополнительную главу на этой неделе.

Часть не бечена. Просьба при обнаружении ошибок воспользоваться функцией:


"Публичная бета".

Арка первая. Глава II.

Две недели спустя. Поместье клана Узумаки.

Вечернее солнце клонилось к закату, когда Наруто медленно открыл глаза,


принявшись внимательно осматривать комнату. Первое, что бросилось в глаза —
большой шкаф из какой-то темной породы дерева, резьбой и росписью
выполненной золотым, красным и оранжевыми цветами. Рядом с кроватью
тумбочка, на ней ваза с букетом красно-желтых астр, любимых цветов прежнего
владельца тела, которые пришлись по вкусу и его нынешнему обладателю.
Стены, обклееные темно-зелеными обоями с какими-то причудливыми узорами,
белый потолок, с парой красивых люстр. Картины с изображением членов клана,
на одной из них мальчик легко узнал маму, которая счастливо улыбалась, стояла
в обнимку с папой, на другой прадед рядом с женщиной, очень похожей на
Мито, которую блондин знал лишь по изображениям, найденным случайно в
архиве АНБУ. Был тут и сам джинчурики сидящий за столом перед большим
тортом с пятью зажженными свечами, память прежнего хозяина услужливо
напомнила, что все это нарисовала Каэде, от чего, сам того не замечая Наруто
улыбался. Теперь у него есть семья, то, о чем он мечтал с самого детства, мама,
папа, старшая сестра и прадедушка, хотя мальчик и называл его всегда
дедушкой. Не важно, что отец не дал ему поступить в академию, ведь делал это
Минато ради его же блага, ибо на него, как сына Хокагэ, за пределами Листа
началась бы настоящая охота, а он был бы даже не в состоянии самостоятельно
дать отпор, хотя бы генину. Не важно, что сестра старается делать вид, что не
замечает его и вообще не знает, когда они случайно сталкивались в больнице в
палате мамы, ведь все это можно исправить, главное они живы.

Из раздумий мальчика вывели едва слышные шаги за дверью, вскоре она


открылась, и в комнату вошел Атсуши, с подносом с парой дымящихся чашек и
горячими бутербродами. На удивленный взгляд джинчурики, старик лишь
усмехнулся.

— Доброе утро Наруто. Вижу, ты удивлен, — ставя на тумбочку поднос,


проговорил старый Узумаки.

— Доброе, дедушка. Да, есть немного, я только глаза открыл, а ты уже тут.
Как узнал, не расскажешь? — садясь на край кровати и беря одну из чашек,
сказал джинчурики.

— Опыт, внучек, опыт. Знал бы ты скольких деток я перенянчил, когда их


родители оставляли тех на меня, уходя на миссии. Так что почувствовать твое
пробуждение для меня проще простого, — улыбнулся седовласый.

— Все больше убеждаюсь, что Узумаки крайне необычный клан, ведь даже
ты в свои девяносто шесть выглядишь на всего пятьдесят с хвостиком, и
19/196
прекрасно чувствуешь чакру, что даже способен легко понять, что человек
проснулся, — делая глоток горячего чая, проговорил Наруто. — Кстати, я бы
хотел узнать, с чего это Хьюги считаются предателями Конохи?

— Все просто, во время Первой Войны они помогли Облаку и Камню


уничтожить деревню Скрытого Водоворота. Да, да, не удивляйся, мы тогда
только заключили союз с Конохой, и они в качестве жеста доброй воли прислали
к нам отряд бойцов из клана Хьюг, которые потом во время войны взяли да
отравили все источники питьевой воды в селении, ведь многие из них смогли
занять высокие должности в ведомстве по защите Водоворота, и никто за ними
уже не следил тогда, доверяли. За что и поплатились, девяносто процентов
населения деревни было уже мертво, когда начался его штурм, в живых
оставалось чуть больше трех сотен шиноби бывших в тот день на дежурствах, и
пивших воду исключительно из своих фляг. Поняв, что удерживать селение не
имеет смысла, старший из выживших приказал его полностью заминировать и
втянув противника вглубь деревни взорвать все. Им это удалось, от
объединенного пятитысячного отряда шиноби Облака и Камня осталась едва ли
пара сотен калек. Но и членов клана Узумаки осталось лишь три десятка,
которые решили отправиться к союзникам, в надежде найти там новый дом. В
Конохе они узнали, что Хьюги в полном составе покинули Лист и примкнули к
Кумо, а проверкой их преданности стала помощь с уничтожением нашей
родины, с тех пор для шиноби Конохи Хьюга это практически синоним
предательства и подлости, — закончил небольшой экскурс в историю Атсуши.

— А почему тогда сейчас от клана остались только ты да я? — допивая чай,


поинтересовался Наруто.

— Ну, тут все еще проще. После присоединения к Конохе, за время между
Первой и Второй войной Узумаки, смогли неплохо обустроиться и влиться в
жизнь Конохи, быстро набирая авторитет и уважение благодаря фуиндзюцу. Во
время второй войны дюжина Узумаки, пробившаяся в тыл объединенных сил
Песка и Камня, прорвавших оборону страны Огня, и устремившуюся к столице
страны, смогла устроить там такой бедлам и хаос, что полностью нарушила
снабжение армии противника и заставила его в спешном порядке покидать
пределы страны Огня, неся большие потери. За это Тобирама, бывший тогда
Хокагэ, сделал клан Узумаки членом совета кланов, и отдал ему часть самых
высокопоставленных постов в управлении селения, это сам понимаешь, мало
понравилось кланам вроде Учих, Инудзука, Нара и даже самих Сенджу. После
прихода к власти Сарутоби, нас конечно попытались подвинуть, но малоуспешно
из-за упрямства моего отца. За что клан поплатился во время Третьей войны, в
которой погибли почти все, причем зачастую от рук своих же шиноби, но
сделать мы уже ничего не могли, к концу войны в живых остались только я и
Кушина. А дальше ты, думаю, уже сам знаешь, — проговорил седовласый, ставя
почти не тронутый чай на поднос.

— Учихи и Сенджу значит. А что с Мадарой? — задал вопрос блондин.

— Он был главой клана до самой старости, и тихо ушел из жизни лет


тридцать назад, — ответил Атсуши.

— Уже хорошо, значит, тут вряд ли будет война вроде той, что была в моем
мире, — с облегчением выдохнул Наруто.

— Да, думаю, такой войны мы не переживем. Но сейчас не об этом. Чем


20/196
собираешься заниматься сейчас? — поинтересовался старый Узумаки.

— Надо навестить маму, ибо я чувствую, как начинает исчезать сила из


подарка Рикудо, — ответил Наруто, внимательно смотря на свою правую ладонь.

— А не лучше ли в таком случае вылечить собственное тело? — серьезно


спросил Атсуши.

— Нет, с этим со временем справится и Кьюби, да и когда я достигну своего


прошлого уровня силы, его можно будет использовать вновь, — уверенно заявил
младший Узумаки.

— Я в тебе нисколько не ошибся, я рад и горд, что могу называть тебя своим
внуком, — улыбнулся седовласый.

— Я тоже рад, что могу называться твоим внуком, — широко улыбаясь,


ответил мальчик. — Сходим к маме вдвоем? Мне бы пригодилась твоя помощь,
не хочу, что бы в палату к маме сбежалась вся больница, АНБУ и Хокагэ.

— Хорошо, сам идти сможешь? — поинтересовался дед.

— Естественно, — усмехнулся Наруто, соскакивая с кровати и твердо вставая


на ноги. — Кьюби уже начала мое лечение.

— Тогда я пойду, буду ждать тебя внизу. Одежда в шкафу, — забирая поднос
и направляясь к выходу, проговорил Атсуши.

— Дед, а цветы ведь Каэде принесла? — вспомнив о букете, спросил Наруто.

— С чего ты это взял? — изогнув бровь, спросил Узумаки.

— Во-первых, ты вряд ли знаешь, что мои любимые цвета это красный,


желтый и оранжевый; во-вторых, букет составлен в определенный узор, значит
составлял его человек творческий и умеющий это делать, согласись тоже не
твоя специализация, а сестренка у нас отлично рисует, подтверждение, тому
эти рисунки; в-третьих, на букете остались следы чакры, похожей на мою, то
бишь на чакру джинчурики, — объяснил блондин.

— Если знал, зачем спрашивал? — усмехнулся Атсуши.

— Просто хотел услышать ответ от тебя, — пожал плечами джинчурики.

— Да, это была она, Каэде всегда навещала тебя, когда ты оказывался в
очередной раз прикованным к кровати из-за своих экспериментов и тренировок.
Она любит тебя и думаю, будет рада, если ты станешь похож хоть немного на
себя прежнего, до впадения Кушины в кому, — выходя, ответил старый Узумаки.

— Что ж попробуем. Хотя сейчас стоит подобрать, что-нибудь, в чем можно


сходить в больницу, — открывая шкаф, пробормотал Наруто, внутри было
несколько совершенно одинаковых серых комплектов одежды. — Мдя, прям
рассадник серости, ладно потом займусь обновлением гардероба, сейчас и это
сойдет.

— Знаешь я ведь, и обидеться могу, — послышался недовольный голос


21/196
кицунэ, в голове мальчика.

— Курама, извини, я знаю, что тебе не нравится когда я называю тебя Кьюби,
но им лучше не знать о том, кто ты сейчас и какие у нас с тобой отношения. Нам
же с тобой не нужны лишние вопросы и подозрения, пока мы не достаточно
сильны. Ты со мной согласна? — надевая чистый комплект одежды, проговорил
блондин.

— Согласна, но ты ведь не собираешься вечно прятать меня в печати, мое-то


тело тут вполне материально, — напомнила девушка.

— Дорогая, я все понимаю, что тебе совершенно не нравится сидеть внутри


печати, но ты представляешь, что будет со мной при возвращении тебя в
реальный мир? Даже, если я в своем нынешнем состоянии каким-то чудом
выживу, то, как я потом объясню дедушке появление у нас в доме Хьюги?
— вздохнул блондин, закрывая шкаф и выходя из комнаты.

— Я все понимаю, сколько мне по-твоему придется ждать? — с нотками


грусти в голосе спросила Курама.

— Ты сама сказала, что тебе, чтобы привести мое тело в норму понадобится
год, плюс мне на его развитие парочка лет, а там будет выпуск моего поколения
из академии, я смогу стать генином, а там каждые полгода экзамен на чунина, и
тут все будет зависеть от того, как скоро он будет проходить в Конохе и будут
ли в нём участвовать Хьюги. Так что выходит ждать тебе придется от трех с
половиной до пяти с половиной лет, при удачном стечении обстоятельств, если
конечно на какой-нибудь миссии нам не попадется кто из местных
бьякуганистых рукамахателей, — спускаясь по лестнице, ответил Наруто.

— Так я, по-твоему, еще и бьякуганистый рукомахатель? — гневно


прокричала в подсознании кицунэ.

— Нет, ты меня не поняла. Просто если сравнивать твой уровень бьякугана и


умения пользоваться джуйкеном, и вообще твой уровень тайдзюцу, то все
остальные обладатели бьякугана выглядят именно рукамахателями, ведь ты
единственная кому удалось отделать Саске с его Шаринганом, — объяснил
Наруто.

— Ну, Учиху я отделала, чисто ради собственного удовольствия, ибо


разбитый и униженный Саске — это просто бальзам для моей души, — довольная
собой заявила Курама. — А сейчас тебе лучше обратить внимание на деда, он
уже минуту тебя ждет.

— Наруто с тобой все порядке? — обеспокоенно спросил Атсуши.

— Да, дедушка, просто немного задумался, — извиняясь улыбнулся


джинчурики. — Ну что, идем?

Дорога до больницы заняла у двух Узумаки почти час, ибо шли не спеша,
седовласый часто останавливался отвечая на вопросы блондина, для которого
здешняя Коноха была почти не знакома, даже внешне она сильно отличалась от
той, к которой он привык в детстве. Люди смотрели на них по разному: кто с
полным безразличием, в основном обычные люди и торговцы, кто и с
нескрываемым превосходством, обычно это были клановые детишки из Учих,
22/196
Сенджу, Инудзука.

В больнице, пройдя проверку на входе, они стали подниматься наверх, здесь


уже люди смотрели на них с интересом и нескрываемым любопытством, ведь
раньше Наруто никогда не появлялся в больнице в сопровождении дедушки.
АНБУ дежурившие у палаты Кушины, без вопросов пропустили их внутрь, едва
увидели Атсуши, связываться со старым главой у них не было совершенно
никакого желания.

В палате царил полумрак, мерно пищало оборудование, бледная и с темными


кругами под глазами на кровати лежала Кушина, сейчас ее красные волосы,
казались особенно ярки для Наруто. Молча подав дедушке знак он подошел к
матери, аккуратно убрал одеяло и загнул больничную сорочку, до уровня
солнечного сплетения и приложив к нему руку закрыл глаза. Атсуши поставив
барьер, внимательно наблюдал за действиями правнука, через несколько минут
тот открыл глаза, и схватился левой рукой за край кровати правой зажимая рот,
стараясь сдержать надрывный кашель, несколько кровяных капель,
просочились через его пальцы и упали на одеяло. Дед тут же оказался рядом с
ним и усадил на кресло возле стены, на котором Минато долгими часами
засиживался после работы, не спеша возвращаться в ставший для него пустым
дом.

— Как ты? — обеспокоенно спросил старый Узумаки.

— Хреново, дед. Если мне сейчас не помогут ирьёнины то скопычусь в


течение пяти минут — прохрипел блондин, снова заходясь в приступе кровавого
кашля, после чего упал в обморок.

Мгновенно среагировав Атсуши развеял барьер, и подхватив на руки


бессознательное тело блондина выскочил из палаты. К нему тут же подскочил
один из АНБУ, но увидев бледного как мел и перемазанного в крови мальчика,
тут же что-то прокричал в рацию. Через минуту Наруто уже был в одной из
операционных в окружении нескольких десятков врачей во главе с Цунаде,
боровшихся за его жизнь. Минато появился почти сразу после этого, и попытался
попасть к сыну, но был остановлен старым Узумаки.

— Туда нельзя, Минато — кладя руку на плече мужчины проговорил хмурый


седовласый.

— Что случилось? Ты же уверял меня, что у тебя он будет в полной


безопасности! — зло огрызнулся Намикадзе.

— Давай поговорим, но не здесь — спокойно ответил старик.

— Да, пожалуй ты прав — осматривая замерших в коридоре людей,


согласился с ним блондин. — Идем, в кабинет главврача, там нам никто не
помешает, пока она тут на операции.

До кабинета оба мужчины шли молча, каждый был погружен в свои мысли,
больные и персонал, расступались перед ними, чувствуя тяжелую ауру,
исходящую от обоих. В кабинете главврача было пусто, упав в кресло хозяина
кабинета Хокагэ стал ждать пока сядет его собеседник, с родственником жены у
Минато были всегда неплохие отношения.

23/196
— И что случилось в этот раз? — без лишних эмоций спросил Четвертый.

— Иноичи ведь уже доложил тебе о том, что Наруто успешно применил
печать поглощения сущности? — спросил седовласый, увидев кивок со стороны
блондина продолжил. — Он использовал одну из особенностей этой самой
сущности, попытался вылечить Кушину, не знаю, удалось ему это или нет, ибо
он после ее использования сам видел в каком состоянии оказался.

— Думаешь, он выживет? — дрогнувшим голосом спросил Минато.

— Я в этом уверен. Думаю, даже вскоре он решит стать шиноби Конохи —


усмехнулся Атсуши.

— Мне бы твою уверенность, ведь все его эти эксперименты над собой, он же
постоянно ходит по лезвию ножа, а его махинации и убийства? Мне иногда
кажется, что с моей стороны было большой ошибкой запрещать ему поступать в
академию и отдавать его тебе на обучение — сокрушенно проговорил
Намикадзе.

— Зря ты так думаешь, ведь именно это заставило его стать намного сильнее
во всех отношениях, уже сейчас он может убить любого кто будет опасен для
него, его семьи и селения, на что не способно большинство нынешних
выпускников академии. Года через три ты с гордостью будешь смотреть на то
как он будет в числе лучших генинов Конохи проходить экзамен на Чунина —
хохотнул старик. — А ты видел, что он вытворяет в фуиндзюцу?

— Да, имел счастье посмотреть во что превратились парочка смельчаков,


решивших просить у меня руки Каэде, то еще зрелище, скажу я тебе — закатив
глаза, сказал Хокагэ.

— Минато, надеюсь, ты понимаешь, что о том, что он сегодня сделал и о его


успехе с той техникой больше никто не должен знать, кроме уже посвященных
людей? — задал вопрос глава клана.

— Я похож на дурака? — фыркнул Намикадзе.

— Иногда — усмехнулся Атсуши, и хотел уже было добавить, что-то еще, как
в кабинет влетел АНБУ.

— Хокагэ-сама, ваша жена пришла в себя, — отрапортовал боец, исчезая.

— О как, похоже, ему это удалось — довольно проговорил Узумаки, вставая


со своего места. — Ну что, идем навестим Кушину.

У палаты женщины их встретили несколько медиков, в том числе и главврач


больницы Тсунаде Сенджу, блондинка, раздав указания всем собравшимся,
спровадила их подальше от палаты.

— Я не знаю, что именно и как сделал Наруто, но хочу получить ответ на этот
вопрос, после того как мы с вами втроем посетим Кушину. Вам двоим все ясно?
— строго спросила Сенджу, и, дождавшись утвердительных кивков от обоих
мужчин, открыла дверь, пропуская их внутрь.

Минато первым оказался около кровати жены, та слабо улыбнулась его


24/196
появлению, и попыталась, что-то сказать, но ее едва было слышно, Четвертый
приложил палец к ее губам, взял за руку и просто счастливо улыбался, по-
настоящему за последние пять лет.

— Тебе не стоит пока разговаривать — проговорила Тсунаде, с улыбкой


наблюдая за семейной сценой. — Да и вообще, тебе лучше поспать пару дней,
чтобы закрепить успех твоего выздоровления. Да, да, не делай такое
удивленное лицо, твой организм успешно идет на поправку, через пару недель
думаю, вполне сможешь самостоятельно двигаться, а через месяц-другой уже
сбежать отсюда, как ты любишь делать. У вас пять минут, после этого начнет
действовать снотворное.

Подходя к капельнице, и вкалывая шприц в контейнер с физраствром, и


выходя из палаты, пожелал внучке скорейшего выздоровления следом за ней
вышел Атсуши, оставив их вдвоем с Минато. Тсунаде сидела на стуле у
противоположной стены ожидая появления обоих мужчин.

— Поговорим у меня в кабинете — приказным тоном проговорила Сенджу,


как только из палаты вышел Намикадзе, и уже через пару минут все трое были
там. — Так, а теперь Вы двое объясните мне, какого черта тут происходит? А?

— Конкретнее, Тсунаде, — попросил Узумаки.

— Конкретнее говоришь? Вот объясни мне старый ты чертяка, какого хрена


твой правнук оказался на больничной койке, после посещения палаты Кушины, с
множеством внутренних кровотечений? Что за артефакт такой у него в лучевой
кости правой руки? И откуда у него печать бьякуго, да еще с количеством чакры
в три десятка полных объемов чакры Минато? Откуда у ребенка с диагнозом
атрофирование СЦЧ, диагностированного пять лет назад, сейчас система чакры,
как у меня или Джираи? Вы что с ним сделали, а, дибилоиды? — громко ругалась
Тсунаде.

— Не надо так громко, мы, вроде, не глухие — спокойно проговорил Атсуши.


— Состояние Наруто есть результат использования того самого артефакта, что
это за артефакт, даже я не знаю. Насчет бьякуго, скорее всего он нашел записи
о ней в архиве. А вот насчет его СЦЧ, все крайне запутанно и сложно, я не знаю
всего, но ее нынешнее состояние есть результат принятых им одновременно
большого количества таблеток Акимичи и боевых пилюль Инудзука — объяснил
седовласый.

— И ты тут совершенно не при чем? — недоверчиво поинтересовалась


Сенджу.

— Я причем, лишь с той стороны, что должным образом не следил за ним и


позволил устраивать такие эксперименты над собой — спокойно ответил
Узумаки.

— И ты об этом ничего не знал? — обратилась к Минато Тсунаде.

— До определенного времени нет — серьезно сказал Намикадзе.

— До какого это определенного времени? — сощурившись, задала вопрос


блондинка.

25/196
— Пока, не стали умирать кандидаты в женихи Каэде — вздохнув, ответил
Хокагэ.

— Очень интересно, так те изувеченные трупы дело рук Наруто? — с


удивлением спросила главврач.

— Угу, его уровень фуиндзюцу, очень высок для его возраста, а воображения
и фантазии с его применением ему не занимать — ответил Атсуши.

— Через сколько он придет в себя? — задал вопрос блондин.

— Уже пришел, и почти в порядке, его регенерация это просто нечто, у меня
было ощущение, что он джинчурики, ибо только Каэде может восстанавливаться
с такой скоростью — проговорила Сенджу, от этой новости Минато
многозначительно посмотрел на Атсуши, на что тот лишь едва заметно кивнул.

— Я могу забрать его? — спросил Узумаки.

— Да, можешь, но я хочу знать, что за артефакт у него в правой руке —


серьезно проговорила Тсунаде.

Дальнейшая беседа была сосредоточена исключительно вокруг


выздоровления Кушины и ее состояния.

26/196
Арка первая. Глава III.

Утро нового дня застало Наруто за завтраком в небольшой кухне


дома деда. С аппетитом уплетая приготовленную Атсуши яичницу, мальчик
делился с дедом своими соображениями насчет того, как объяснить появление в
его руке артефакта, о котором говорила Тсунаде.

— Ну, давай, скажем, что эта печать такая? А то посвящать ее во все тайны,
пока не очень-то хочется. Фиг знает, как она использует эту информацию: ибо
после Орочимару в роли сенсея у меня просто гора сомнений на счет неё, —
проговорил блондин, заканчивая с яичницей.

— Ну, да, особенно учитывая твою реакцию на это, — хохотнул старик.

— А как бы ты отреагировал на подобную метаморфозу? Орочимару в моем


понимании всегда был врагом селения, вдруг я вижу его спокойно
разгуливающим по нему, да еще и обучает генинов, — недовольно проворчал
Наруто.

— Не ворчи. Лучше скажи, чем днем собираешься заниматься?


— поинтересовался седовласый.

— Сейчас на зарядку, потом тренировка по тайдзюцу, а после проверю, что


может мое тело в ниндзюцу, кроме фуиндзюцу, — ответил блондин.

— И где ты собираешься тренироваться? — спросил Атсуши.

— Пятый и восьмой полигон закреплены за нашим кланом, и мы платим за их


аренду — так что на них, — пожал плечами блондин.

— А если там будут команды генинов? — задал очередной вопрос Узумаки.

— Выкину их оттуда: полигоны-то наши, и платим мы за них исправно, так


что все по закону, — спокойно проговорил джинчурики.

— Ясно. Надеюсь, ты помнишь, что Минато хотел тебя видеть? — напомнил о


просьбе Четвертого Атсуши.

— Да, помню я. Зайду к нему на обеде, — закидывая на плече серый


короткий плащ, проговорил Наруто. — Все, я ушел, буду вечером.

Быстро добравшись до пятого полигона, самого близкого к поместью клана,


мальчик устроил обычную для себя разминку и зарядку: несколько кругов вокруг
полигона в медленном темпе, приседания, отжимания, подтягивания,
упражнения на растяжку. Закончив с ней, блондин извлек из печати на левом
запястье три десятка кунаев, после чего принялся метать их в самое толстое
дерево на полигоне, в воображении рисуя на коре контур человеческого тела и
стараясь бить в самые уязвимые точки на теле, но получалось отвратительно,
рука просто не умела правильно держать кунай, да и двигалась во время броска
словно чужая. Вздохнув, Наруто отправился собирать кунаи, во время этого его
посетило чувство, что за ним пристально наблюдают. Дойдя до дерева и
вытащив парочку, кунаев, он примерно определил место нахождение незваного
гостя.
27/196
Закрыв глаза и сосредоточившись, резко совершил вращение вокруг своей
оси, попутно метая пять кунаев в предполагаемое место нахождение
наблюдателя. Из листвы послышался удивленный вскрик, а за ним звук
трескающихся веток. Среагировал Наруто мгновенно, разогнав чакру по телу,
рванул в сторону, откуда доносился звук, к месту предполагаемого падения он
успел почти вовремя.

— Кхе… — только смог выдавить из себя поваленный на землю мальчик.

— Извини, — проговорила гостья, быстро поднимаясь с него.

— Ты это моим ребрам скажи, сестренка, чуть все их мне не переломала, —


лежа на земле и довольно скалясь, проговорил джинчурики, про себя отмечая,
что за полтора года, что он не видел сестру, она превратилась в настоящую
красавицу для своих четырнадцати с небольшим лет*.

— А нечего было меня так пугать! — недовольно прокричала девушка, гневно


топнув ногой по земле. — И вообще, когда ты этому научился?

— Давно, Итачи меня и не такому учит — с благодарностью принимая


протянутую руку и поднимаясь с земли, ответил Наруто. — И что тут делаешь? У
генинов уже работы нет?

— Отдыхала. У меня вообще-то отпуск, — фыркнула недовольно Каэде, и


совсем тихо добавила, — если бы хоть иногда появлялся дома, то знал бы.

— Отпуск, говоришь? — удивленно протянул блондин.

— Угу, — односложно ответила Намикадзе, уже собираясь уходить, но была


схвачена за руку.

— Ну, уже даже с братом не можешь немного побыть рядом? — серьезно


спросил мальчик.

— А зачем? Ты ведь у нас самостоятельный давно, — попыталась вырваться


из хватки брата, зло прорычала девушка.

— Неужели я тебе настолько безразличен и противен? — все так же серьезно


продолжал спрашивать Наруто.

— Да! — выкрикнула Каэде, стараясь сдержать рвущиеся наружу слезы, ведь


было больно врать брату: он не виноват, что отец не позволил ему стать
шиноби, а её попросил держаться от него подальше. Хотя она последний год,
после того как досрочно стала генином, часто наблюдала за ним, делая его
портреты и радуясь его удачам и переживая неудачи, которые ей довелось
увидеть.

— Врешь, ведь онэ-чан, — заключая сестру в объятия и радостно улыбаясь,


проговорил Узумаки. — Я же знаю, что ты любишь меня, своего глупого
младшего брата. Знаю, что ты часто наблюдала за мной последнее время, и
знаю, что ты приносила мне букет красно-желтых астр, как только я попадал на
больничную койку, а так же рисовала меня.

28/196
— Откуда? — совсем тихо спросила Каэде, обнимая его в ответ и тепло
улыбаясь, совсем как в детстве, когда они были совсем детьми.

— Ну, дед ведь не зря взялся за мое обучение, кое-что я все-таки умею, —
хитро улыбаясь, проговорил Наруто, смотря прямо в глаза сестре. — Кстати есть
предложение прогуляться по магазинам.

— С тобой точно все в порядке? — находясь в шоковом состоянии, спросила


Намикадзе. — Тебя дед случайно вчера по голове не бил?

— Нет, не бил. Могу же, я, как будущий глава в будущем сильнейшего клана
Конохи, иногда побаловать сестренку, — состроив смешную рожицу, проговорил
Наруто.

— О, ну раз будущий глава сильнейшего в будущем клана Конохи так решил,


то я не против. А будущий глава не боится после этого разориться? — смеясь,
спросила Каэде.

— Не боится. Куда пойдем в первую очередь? — отстраняясь от сестры,


поинтересовался мальчик.

— Менять твой гардероб: долой серый и черный — даешь цветную


революцию! — уверенно заявила куноичи, уперев руки в бока.

— Хорошо, веди — согласился Узумаки, о чем тут же пожалел, ибо


Намикадзе схватив его за руку, с приличной скоростью стартовала с места,
потащив его за собой.

К местному магазину одежды они добрались за двадцать минут, по пути


ловя на себе недоуменные взгляды прохожих, большинство из которых знало,
что дети Хокагэ между собой совершенно не ладят. В магазине продавец,
завидев Наруто, стремглав испарился за хозяином, который появился через
минуту и хотел было уже заговорить с мальчиком. Но малец знаком попросил
того молчать и вообще испариться, что мужчина и сделал. Каэде к этому
моменту уже скрылась в отделении с одеждой для шиноби в поисках чего-
нибудь подходящего, по ее мнению, для брата.

— Наруто, иди сюда! — донесся до него крик сестры, когда она нашла тот
комплект одежды, что был у Наруто после тренировок с Джираей.

— Иду! — прокричал он в ответ, не обращая внимания на взгляды


окружающих.

Намикадзе нашлась у отделения с различными яркими футболками,


борцовками, кофтами и уже набирала несколько штук для блондина.

— Так примерь все это, — протягивая ему стопку разномастных вещей,


приказным тоном проговорила девушка и подтолкнула брата в примерочную.

— Я вот это не надену, — донеслось через некоторое время оттуда, и из-за


шторки появилась рука с зажатой голубой футболкой и плюшевым мишкой на
ней. — Ты ведь специально ее взяла, чтобы меня позлить?

Высовывая голову из примерочной, спросил Наруто, но, видя как сестра


29/196
прикладывает немало усилий, чтобы не засмеяться на весь магазин, лишь
сокрушенно покачал головой, скрываясь обратно за шторкой. Поход по
магазинам занял у них почти три часа и обошелся в несколько тысяч, а
продавцам в пару упаковок успокоительного. В итоге блондин все же купил себе
костюм, который присмотрел сразу, как вошел в магазин, Каэде подобрала себе
такой же, только толстовка была без рукавов.

— Куда теперь пойдем? — спросила довольная блондинка, беря брата за


руку.**

— Может, сходим перекусить? — предложил Узумаки.

— Отличная идея, я, кстати, знаю хорошее местечко, там и еда вкусная,


люди хорошие работают. — с мечтательной улыбкой на губах проговорила
Намикадзе.

— Не Ичираку-рамен случаем? — поинтересовался мальчик.

— Он самый. Ну что идем? — спросила куноичи.

— Конечно, — согласился Наруто, беря сестру под локоть и не давая перейти


на бешеный галоп, от которого у него начинало двоиться в глазах.

Раменная даже в другом мире нисколько не отличалась от своей копии: все


такое же небольшое зданьице с несколькими стульями вдоль стола,
приветливым Теучи и его веселой и добродушной Аяме и приятным запахом
готового рамена и различных специй. Заказав по парочке порций брат и сестра,
болтая с поваром и его дочерью быстро прикончили рамен, как раз в этот
момент за спиной Наруто появился один из АНБУ, попытавшийся коснуться
плеча, но моментально его рука оказалась в болевом захвате, сделанном
блондином на одних рефлексах, правда высвободился тот почти моментально,
ибо силы в руках блондина было не достаточно, чтобы удержать взрослого
шиноби.

— Хокагэ-сама желает Вас видеть, — проговорил боец в маске собаки.

— А, точно, дед же просил к нему зайти. Каэде, ты со мной или у тебя есть
дела? — спросил джинчурики смотрящую на него с неподдельным интересом
блондинку.

— Конечно, с тобой! — тут же откликнулась куноичи, быстро расплачиваясь


за рамен.

Дорога до резиденции заняла у них полчаса неспешного шага, все это время
девушка, пыталась расспрашивать брата о том, чему его научил дед, что
получалось с переменным успехом: о чем-то тот рассказывал и охотно, и
красочно, а на что лишь недовольно ворчал и отнекивался. Резиденция
встретила их привычным рабочим гулом: туда-сюда сновали чунины с
различными поручениями, приходили команды генинов сдавали выполненные
задания, многие смотрели на блондинистую пару с удивлением, а какой-то
слишком впечатлительный чунин из-за этого даже врезался в стену, рассыпав
стопку бумаг, которую нес.

Добравшись до кабинета отца, Каэде спросила, можно ли к нему, у сидящего


30/196
за столом секретаря, тот лишь кивнул, не отрываясь от заполнения каких-то
бумаг. Внутри было тихо, откинувшись в кресле, Минато задремал, устав от
чтения бесконечных бумаг и отчетов, четыре огромные стопки которых стояли
рядом со столом и были перевязанны красной нитью.

— Мда, хорош Хокагэ, — тихо прокомментировал увиденное Наруто, давая


знак сестре замереть на месте. Бесшумно ступая по полу, он добрался до
книжной полки и, выбрав книгу по-увесистей, с размаху бросил ее на стол.
Реакция Четвертого была незамедлительной: еще даже не успев открыть глаза,
он одним движением куная разрезал книгу напополам. — Ты это видела? Вот,
что значит Желтая Молния Конохи!

— Наруто? Каэде? — хлопая глазами, проговорил Намикадзе.

— Они самые. Как спалось? — ехидно спросила девушка, даже не пытаясь


спрятать улыбку.

— Пока кое-какие наглые личности бессовестно не разбудили меня, вполне


неплохо, — улыбаясь, ответил глава семейства.

— Ты хотел поговорить со мной, папа? — устраиваясь на диване у стены,


спросил Наруто, к нему тут же уселась сестра.

— Да, хотел. Каэде, будь добра, выйди, я хочу поговорить с твоим братом с
глазу на глаз, — девушка уже собиралась встать со своего места, как блондин,
приняв сидящее положение, усадил ее обратно.

— Либо мы разговариваем об этом при сестре, либо вообще не


разговариваем — сверля Минато серьезным взглядом, проговорил джинчурики.

— Хорошо, будь по-твоему, — согласился Четвертый, активируя систему


барьеров.

— Я жду твоих вопросов, — уткнувшись лбом в спину сестры, проговорил


мальчик.

— Кто ты? Ведь ты не Наруто, которого я знаю двенадцать лет, ты


совершенно другой человек, — спокойно спросил Минато.

— Ты прав, я не тот Наруто, я Наруто из другого мира, которого твой сын


притащил сюда, хотя я ведь, по сути, тоже твой сын, из-за своего эгоистичного
желания, спасти маму и помочь сестре. Применив технику поглощения
сущности, он даже не задумывался, что возможно у того, кого он призовет, есть
своя жизнь, семья, девушка, друзья, что возможно его жизнь была намного
тяжелее, чем его тут. За это он поплатился жизнью, а меня отправил в этот мир.
Да, не делай такое удивленное лицо, он был гением фуиндзюцу и смог изменить
печать, так что я оказался тут. Я дал ему слово, что помогу маме и сестре, а
после этого, если будет необходимо, просто исчезну из вашей жизни, —
спокойно проговорил блондин, убирая руки с пояса Каэде и давая ей
возможность уйти, но она осталась на месте, даже казалось, перестала дышать.

— Ты так и не ответил на мой вопрос, — спокойно проговорил Четвертый,


стараясь для себя осмыслить услышанное.

31/196
— Ну, хорошо. Я Узумаки Наруто, полный сирота, потерявший родителей
почти сразу, после рождения, ты и мама, ценой собственной жизни, запечатали
во мне вырванного из нее силой одним отступником из клана Учиха во время
родов девятихвостого. До двенадцати лет был главным предметом ненависти
всей Конохи, монстром и демоном меня называли чаще, чем по имени, детям
запрещали даже разговаривать со мной. В двенадцать закончил академию
шиноби, у нас в ней обучали с семи до двенадцати лет, смог завести друзей
среди сверстников и боевых товарищей, перед экзаменом на чунина
познакомился со своим крестным Джираей, после принял в нем участие, но из-за
нападения на селение был вынужден сражаться с джинчурики однохвостого и
победил его, в том нападении погиб старик Хирузен, от руки своего ученика
Орочимару, ставшего отступником из-за своих бесчеловечных экспериментов.
После вместе с Джираей я оправился на поиски Тсунаде, она покинула селение
после гибели брата и жениха во время третьей войны, нам удалось убедить ее
стать Хокагэ. Чуть позже мой лучший друг покинул селение в поисках силы и
отправился к Орочимару, а я ушел в трехлетнее путешествие с крестным. После
возвращения в селение, я почти сразу вновь покинул его отправляясь спасать
ставшего мне другом джинчурики однохвостого, он как никто другой мог понять
меня, человек с монстром внутри, окруженный ненавистью деревни полной
шиноби. Его похитила организация состоявшая из отступников, они собирали
всех биджу. Гаару нам удалось спасти, хоть из него и извлекли хвостатого, одна
из старейшин Суны обменяла его жизнь на свою, посредством лишь одной ей
известной техники. После была неудачная попытка вернуть друга от Орочимару.
Затем пришло известие о гибели крестного от руки главы отступников,
охотяшихся за биджу, меня после этого забрал на обучение Фугасаку-сама и на
Мебёкузане я постиг искусство отшельника. Потом было нападение на Коноху
главы отступников, что охотились на биджу. Этот парень обладал ринеганом, и
шестью марионетками с такими же глазами, и смог стереть большую часть
селения в порошок, мне удалось победить его сильнейшую марионетку лишь
после того, как я почти выпустил на свободу лиса, дело дошло до восьми
хвостов, в тот момент меня от его полного освобождения остановила твоя копия,
сделанная из чакры вложенной тобой в печати, как раз для подобного случая,
так я узнал, что моим отцом был Четвертый Хокагэ, кумир моего детства — чуть
улыбнулся Наруто, вспоминая свою первую встречу с отцом. — Затем было
путешествие на священный остров Кумо, где Киллер Би, джинчурики
восьмихвостого, обучал меня управлять силой моего биджу, пять скрытых
деревень к этому моменту заключили союз, перед угрозой войны, ибо к этому
моменту уже были похищены семь из девяти биджу. После того, как я овладел
силой Кьюби мы с Би сбежали с острова, на поле боя уже разразившейся к тому
моменту войны. В ней нам прошлось сражаться, против возрожденного Джюби и
Учихи Мадары, который был тем человеком, кто повинен в вашей гибели, хоть и
действовал через третьи руки. Хотя, как выяснилось позже и сам был всего лишь
марионеткой в игре самой первой и самой сильной куноичи мира шиноби, матери
Рикудо Сенина и его младшего брата, Кагуи. Одолеть мы смогли ее объединив
усилия с моим другом ушедшим когда-то к Орочимару, Рикудо даровал нам
обоим частичку своей силы, именно с помощью неё я вылечил маму, и мы смогли
запечатать богиню мира Шиноби. Мне она напоследок оставила в подсознании
псевдоличность, которая со временем, должна была превратить меня в ее
очередную марионетку, но не срослось благодаря моей подруге из клана
Яманако, нам удалось изменить то, что заложила в мою голову та бешенная
баба, хотя для этого и пришлось стать одним из Чистильщиков, каким был
Тобирама-сама. В той войне мы потеряли многих, от ста двадцати тысяч шиноби
альянса в живых остались едва десять процентов. А дальше была служба в
АНБУ, в виду того, что я умудрился переспать с первой наследницей клана
32/196
Хьюга, хотя благодаря заступничеству Хокагэ и моему вкладу в победу, убить
меня не дали и даже смогли сделать так, что бы наследница служила вместе со
мной в АНБУ. Вот в принципе и все. Я, конечно, понимаю, что все это похоже на
полнейший бред воспаленного мозга, но мои слова может подтвердить Иноичи-
сан уже покопавшийся в моей голове.

В кабинете повисла звенящая тишина, Минато пребывал в сильнейшей


степени задумчивости, рассказ действительно походил на бред умалишенного,
но вот последние слова про Иноичи, стремительно уменьшали шансы этого.
Каэде же была просто в шоке, стараясь переварить вылитую вот так на нее без
какой-либо подготовки информацию, у неё не было сомнений в правдивости
слов брата, и впавший в состояние сильнейшей меланхолии девятихвостый был
тому подтверждением, ведь заткнуть его было просто не реально, и он всегда,
что-то ворчал в подсознании или давал едкие комментарии на происходящее
вокруг. Человек, сидевший перед ней, был внешне ее младшим братом, зато
внутри он был совершенно другим, намного старше, мудрее и сильнее, но при
этом он относился к ней именно, как к сестре, даже зная, что она фактически
чужой ему человек. Именно о таком отношении со стороны брата она мечтала
последние пять лет. Отбросив гложущие её сомнения, девушка взяла его руки в
свои, и положила их себе на пояс. Тот колебался лишь секунду, после чего
крепко обнял ее и едва слышно прошептал: «Спасибо, тебе, сестренка». Каэде
от этого лишь улыбнулась, сейчас для нее стало не важно, что это Наруто из
другого мира, ведь он все равно остается ее братом, пусть даже он духовно
старше и пережил очень многое, но он по-прежнему остается братом, который,
как в детстве, готов броситься на защиту своей сестры от обнаглевших
выскочек из Учих или Сенджу, даже зная, что не сможет одолеть их, но все
равно бросающийся в бой.

— Знаете — заговорил Минато, вставая со своего места, и подходя к


детям, — думаю мама будет очень рада, увидеть нас троих, когда проснется
сегодня вечером.

После этих слов Наруто вместе с сестрой бросились к нему на шею, а


Намикадзе крепко обнял их обоих. Сейчас он был, уверен в своем решении, он
видел и понимал, что прижавшийся к нему и беззвучно рыдающий мальчик, был
его сыном, пусть даже и из другого мира, но сыном, которым бы гордился любой
отец и которого бы любил любой настоящий папа.
_____________________________________
*http://s006.radikal.ru/i214/1406/12/005a566cf3eb.jpg
**http://f-picture.net/lfp/i024.radikal.ru/1406/6d/e2f3c5e04e0d.jpg/htm

33/196
Арка первая. Глава IV.

Солнце медленно катилось к закату, люди и шиноби прогуливались


по вечерней Конохе, по крышам сновали АНБУ и команды, спешащие сдать
выполненную миссию или отправляясь на очередную. Минато, сидя на своем
рабочем месте, вяло перебирал отчеты, изредка поднимая взгляд на спящих на
диване детей. Наруто, прижав к себе сестру, спал с довольным лицом словно
кот, добравшийся до бочки со сметаной, Каэде же счастливо улыбалась,
доверчиво прижавшись к брату. Картина вызывала у отца непроизвольную
улыбку, ведь он не видел своих детей такими счастливыми уже очень давно. От
этого занятия его отвлек появившийся за спиной шиноби в жилете джонина, с
черной широкой повязкой, закрывавшей левый глаз.

— Добрый вечер сенсей. О! Что я пропустил? — проговорил гость, указывая,


повернувшемуся Четвертому, на спящих детей.

— Добрый, Обито. Как видишь, пропустил, — усмехнулся Намикадзе.

— Что же такого случилось, что моя крестница снова улыбается по-


настоящему? — удивленно спросил Учиха, удобнее устраиваясь на подоконнике.

— Ну, видимо, новость о выздоровлении Кушины, — соврал, не задумываясь,


блондин, все же посвящать в дела семьи даже своих собственных учеников он
не собирался.

— Неужели наши светилы медицинских наук нашли способ ее излечить?


— удивленно выпучив единственный глаз, спросил Обито.

— Нет, это Атсуши, создали с Наруто печать, которая позволила ему


поделиться с матерью собственной жизненной силой и чакрой, а ты сам знаешь
силу его чакры, — рассказал заранее обговоренную с сыном сказку Хокагэ;
доверия к Учиха после рассказа о том, что именно они стали причиной войны в
мире, из которого пришел нынешний Наруто, резко поубавилось. — Надеюсь ты
понимаешь, что информация секретна?

— Сенсей, я, конечно, люблю строить из себя клоуна, но это не значит, что я


буду разглашать подобную информацию направо и налево, — проворчал
джонин, состроив недовольную рожу.

— Ну, напомнить тебе, балбесу, об этом лишний раз не помешает, ты же у


нас все еще никак не остепенишься, — ехидно проговорил Минато.

— О только не это, я уже тысячу раз слышал об этом от вас. И о том, что в
данном вопросе мне лучше взять пример с Какаши, — обреченно вознес руки к
небу Учиха. — Ну, подумаешь он уже отец троих детей, ну и что? Мне всего
двадцать девять, успею еще!

— Ты все такой же импульсивный и эмоциональный, как раньше. Ну дело-то


твое, просто такими темпами Аки дорастет до невесты и женит тебя на себе,
особенно учитывая ее маниакальную привязанность к дяде Обито, — смеялся
Намикадзе, наслаждаясь возможностью позлить своего ученика и полюбоваться
радугой в исполнении Учихи.

34/196
— Сенсей, не напоминайте мне об этой мелкой бестии, я же уже боюсь к ним
в гости приходить, ибо она меня затискает насмерть, — делая самое грустное
выражение лица, на которое был способен, проговорил брюнет.

— Боится он, не смеши меня, мазохист чертов. Ладно, перейдем к делу. Ты по


какому поводу пришел-то? — прекращая смеяться, сказал Хокагэ.

— Я собственно хотел, сообщить, что один из моих учеников, решил завязать


с путем шиноби, так что придется искать ему замену, — тяжело вздохнул Обито.

— Мда, значит на ближайший экзамен в Тумане Каэде все же не попадет. Я


посмотрю, кого можно будет добавить к тебе в команду, — устало вздохнул
Хокагэ, представляя, сколько вновь предстоит бумажной работы по этому
поводу.

— Я думаю, что вполне бы смог занять освободившееся место в команде


сестры, — проговорил, не открывая глаз, Наруто.

— И давно ты не спишь? — задал вопрос Минато.

— С того, самого момента, как почувствовал еще одного шиноби за окном, —


спокойно сказал блондин.

— А ты умеешь удивлять Наруто-кун, — искренне удивился умениям сына


Хокагэ Учиха.

— И Вам доброго вечера, Обито-сан — спокойно ответил Узумаки. — Отец, что


ты на это скажешь?

— Ты у нас вообще-то даже не шиноби, — напомнил Намикадзе.

— Разве проблема досрочно сдать экзамены? — открывая глаза и поглаживая


сестру по спине, спросил младший блондин.

— Не проблема, но ты уверен, что справишься? — серьезно спросил


Четвертый, прекрасно зная состояние здоровья сына, из отчета составленного
Тсунаде.

— Более чем. Правда, мне понадобится месяц-другой на подготовку, все же


мое тайдзюцу откровенно говоря никакое, — вздохнул Наруто.

— Что скажешь на это, а, Обито? — обратился к ученику Хокагэ.

— Было бы интересно, но вам не кажется, что это будет выглядеть странно,


если такой экзамен будет проведен исключительно ради одного человека?
— проговорил Учиха.

— Так мы предупредим об этом заранее всю академию и примем на него всех


желающих, — быстро нашел выход старший блондин.

— Хокагэ-сама ваша супруга пришла в себя, — доложил появившийся в


центре комнаты АНБУ.

— Хорошо, можешь быть свободен, Волк. Ладно, Обито, мы с тобой завтра


35/196
обсудим твой вопрос, — вставая со своего места, проговорил Четвертый и дал
ученику понять, что разговор закончен; Наруто тем временем аккуратно
разбудил сестру.

АНБУ вместе с Учихой исчезли мгновенно, Минато же подойдя к детям,


положил руки им на плечи и через секунду они уже оказались перед дверями
палаты. Первой туда вошла Каэде, бросившаяся на шею, к принявшей сидячее
положение Кушине, с удивлением смотревшей на подросшую дочь, которая
прижалась к ней и лишь тихо повторяла одно слово: «Мама». Наруто сделав над
собой титаническое усилие, чтобы не последовать примеру сестры, и подойдя
вплотную, взял ее за руку. Минато смотрел на все это, прислонившись к стене и
счастливо улыбаясь — его семья снова вместе.

— Как же вы выросли, — тихо, проговорила женщина, прижимая к себе обоих


детей и счастливо улыбаясь, при этом из ее глаз текли слезы.

Через некоторое время улеглись первые эмоции, и члены семьи несколько


успокоились, Кушина, сидя в объятиях мужа, внимательно слушала рассказ о
том, что произошло за пять лет пребывания ее в коме и лишь качала головой,
несколько раз отвесила хорошеньких лещей Минато с обещаниями разобраться
с его поведением позже. Когда дело дошло до Наруто, Намикадзе установил в
палате барьер, чем вызвал у бывшей джинчурики удивление, а после был
долгий и более подробный рассказ юноши.

— Через сколько же тебе прошлось пройти, — тихо проговорила Кушина


после завершения рассказа мальчика, внимательно смотря ему в глаза.

— Ну, по-моему, это того стоило, ведь не пройди я через это, то был бы уже
давно мертв и вряд ли бы смог попасть сюда, не получил бы шанс прожить еще
одну жизнь с семьей, о которой так мечтал в детстве, — чуть улыбаясь ответил
Наруто, сидя в кресле рядом с сестрой и уверенно смотря в глаза матери.

— И чем ты планируешь заниматься? — поинтересовалась мать, которая по


мнению Каэде и Минато, слишком легко приняла факт того, что ее сын уже
совсем не тот человек.

— Дед решил, что из меня выйдет хороший глава клана, так что буду
заниматься его возрождением, — пожал плечами блондин, обнимая сестру.

— А как же клан отца? — изогнув бровь, спросила женщина.

— С этим, думаю, и Каэде прекрасно справится — проговорил Узумаки. — Да


и ты с отцом далеко не в том возрасте, чтобы не суметь завести еще одного или
нескольких детей.

— Думай, что говоришь-то! — недовольно шикнула на брата блондинка,


отвешивая подзатыльник.

— Ауч! Больно же! — возмутился джинчурики. — Да и что я такого сказал?


Маме и папе всего-то по тридцать шесть, и я не вижу причин и препятствий,
чтобы они подарили нам еще одного брата или сестру.

— Вижу, манерам тебя не учили совсем, — покачала головой девушка.

36/196
— Естественно не учили, я же сильнейшее оружие деревни, мне они к чертям
собачьим не нужны, главное, чтобы я убивать по приказу хорошо умел, а
остальное по боку! — зло проворчал Наруто, стараясь успокоиться.

— Извини, я не хотела. — Попыталась извиниться Каэде.

— Все в порядке, я тоже виноват, вспылил, ты ведь не специально, — уже


взяв себя в руки, проговорил Узумаки.

— Знаешь, Наруто, мне крайне не привычно и даже странно слышать такие


вещи от тебя, видимо я еще не скоро свыкнусь с мыслью, что ты не
двенадцатилетний мальчик, а уже двадцатилетний мужчина, — покачал головой
Минато, крепко прижимая к себе супругу, которая пребывала в задумчивости.
— А над твоими словами мы подумаем, да, дорогая?

— А? Да, подумаем, — через несколько секунд отозвалась Кушина и хотела


добавить что-то еще, но была прервана мужем.

— Похоже, к нам гости, причем очень недовольные, — снимая барьер,


проговорил Намикадзе.

Как только он это сделал, вся семья могла лицезреть взбешенную Тсунаде,
женщина в ярости метала молнии; весь ее вид кричал об опасности для
окружающих, от выплескиваемой КИ Каэде сильнее прижалась к брату. Минато с
супругой напряглись, все хорошо знали буйный характер Сенджу и готовились в
любой момент уйти от взбешенного Санина. А вот Наруто был совершенно
спокоен, все же ему приходилось повидать личностей в эдак сотню раз
страшнее грудастой блондинки, ворвавшейся в палату.

— Тсунаде-ба-чан, ты опять набралась? — будничным тоном задал вопрос


джинчурики.

В комнате повисла мертвая тишина, Сенджу замерла на месте с открытым


ртом и выпученными глазами, не моргая, уставившись на предполагаемого
смертника, явно не привыкшая к столь наглому обращению к себе и упоминанию
своего возраста. Кушина вместе с мужем в ужасе смотрели на совершенно
спокойного сына и прижавшуюся к нему сестру, которая даже закрыла глаза,
боясь представить реакцию женщины.

— Ты себя бессмертным почувствовал, а мелкий? — загробным голосом


проговорила главврач, наконец отойдя от шока.

— Ну, я просто знаю законы нашего селения, и в отличие от тебя понимаю,


что если ты тронешь хоть кого-то из нас пальцем, то уже завтра окажешься в
самой закрытой и строгой тюрьме страны Огня, даже не смотря на то, что ты
супруга главы клана и на все твои заслуги, — довольно скалясь, проговорил
Узумаки. — Так, что, Ба-чан, выпей валерьяночки и успокойся.

— Общение с Атсуши, превратило тебя в мелкого, наглого и бессовестного


засранца, крестничек — грозя мальчику пальцем, проговорила Сенджу, понимая
всю серьезность слов маленького блондина, все же нападение на Хокагэ или его
семью, преступление из разряда особо тяжких.

— Какой уж есть, крестная. А зачем вы собственно вломились к нам?


37/196
— поинтересовался Узумаки.

— Зачем? Ты на время смотрел? За окном два часа ночи, Кушине давно пора
отдыхать, а вы все еще тут! — недовольно проговорила Сенджу, повышая голос.

— Успокойся Тсунаде, со мной все в порядке, — проговорила Намикадзе,


пытаясь таким образом успокоить главврача.

— Врач тут я, и мне решать: все ли с тобой в порядке или нет! — отрезала
блондинка.

— Хорошо, хорошо. Мы поняли тебя, Тсунаде, я с детьми уже ухожу.


Довольны? — спросил Минато, слезая с кровати и на прощание целуя супругу.
— Дорогая, мы завтра, вернее уже сегодня, обязательно снова к тебе придем.

После того, как дети попрощались и под пристальным взором Сенджу


покинули палату, блондинка, под недовольный взгляд и ворчание пациентки,
усыпила ту при помощи меддзюцу, погрузив в необходимый ее телу для
скорейшего выздоровления сон. Минато в сопровождении детей медленно
шагал по ночному селению, рассказывая какие-то истории из своей молодости,
и, когда они остановились на развилке дороги ведущей к поместью клана
Узумаки, мужчина проговорил.

— Наруто, может все-таки домой с нами? — спросил Намикадзе.

— Извини, пап, но дед, наверное, все еще не спит, ждет моего возвращения.
Я же его не предупредил, что задержусь, обещал вернуться вечером, а сейчас
уже третий час ночи. Да, и вообще, может, вы лучше переедете в поместье
клана? Дом у деда большой, всем там места хватит, да и он будет рад, —
предложил Узумаки.

— Многим кланам это не понравится, мы уже обсуждали с Атсуши этот


вопрос, — тяжело вздохнул Четвертый.

— И что? Их мнение тебя вообще волновать не должно, ты ведь не только


Хокагэ, но еще и глава клана, пусть и малочисленного. Тебе ничто не мешает
заключить союз с кланом Узумаки, ввиду родственной связи и как когда-то
сделали сами Узумаки, после того как их остатки перебрались в Коноху,
поселиться в поместье клана-союзника до момента восстановления численности
и получения собственного поместья. Все по закону, даже прецедент имеется, —
пожал плечами Наруто.

— И откуда у тебя такое знание законов Конохи? — с интересом спросил


Четвертый, задумавшись над вариантом предложенным сыном.

— Из прошлой жизни, — бессовестно соврал джинчурики: не говорить же


отцу, что ему об этом подсказала Курама, не поймет же. — А сейчас вам уже
пора, а то сестренка того и гляди стоя уснет.

— Ты прав, — согласился с ним Минато, беря практически спящую стоя Каэде


на руки. — Доброй ночи, и я подумаю, как лучше обставить твое предложение.

— Доброй ночи, пап, — проговорил в спину удаляющемуся мужчине мальчик,


после чего уверенно зашагал в сторону поместья.
38/196
Как и ожидал Наруто, Атсуши не спал, сидя на крыльце дома, он, молча,
ждал его появления, как только тот оказался рядом старик поднялся со своего
места и прошел вовнутрь на кухню.

— Как прошел разговор с матерью? — поинтересовался седовласый жестом


предлагая присесть за столом на кухне.

— Хорошо, она с не понятным мне спокойствием приняла знание, что я


другой Наруто, — ответил блондин, принимая чашку горячего чаю из рук деда.

— Ничего удивительного, она все же мать, для нее даже ты из другого мира
все равно сын, тем более учитывая твою невеселую историю о жизни в том мире.
А сейчас отправляйся спать, утром я жду тебя на разминку и тренировку, будем
проверять таки, на что ты сейчас способен — допивая свой чай, сказал Атсуши.
— Доброй ночи.

Поднявшись в свою комнату, блондин быстро стянув одежду и повесив ее на


спинку стула, после чего приняв душ, и повалился на кровать, с блаженством
отдался во власть царства Морфея.

Утро для будущего главы началось с жесткой побудки методом обливания


ледяной водой, выскочив из кровати как ошпаренный, громко фыркая и
красноречиво сквернословя, за что получил по голове от Атсуши пустым ведром,
мальчик быстро натянул на себя короткие серые шорты и борцовку. После чего
последовал за дедушкой, приведшим его на задний двор дома.

— Ну что ж, начнем с небольшой пробежки до пятого полигона — задавая


небыстрый темп, проговорил старый Узумаки.

Пробежка заняла целый час во время, которой они обсуждали политическую


ситуацию, сложившуюся в Конохе, Атсуши подробно рассказывал о различных
группах, которых всего было четыре. Первая группа, самые сильные и
многочисленные кланы основатели Конохи, являвшиеся активной оппозицией
Хокагэ. Вторая группа кланы, присоединившиеся к Листу позднее и
оказывающие поддержку Четвертому. Третья бесклановые шиноби,
политического веса практически не имеют, за исключением редких
выбравшихся на высокие должности личностей. Четвертая и самая влиятельная
и сильная группа это АНБУ, являются главной опорой Минато, за время его
правления организация сильно разрослась, а ее выходцы заняли все ключевые
военные должности в аппарате управления Листом.

— Так это выходит сейчас в Конохе всем заправляют АНБУ? — задал вопрос
Наруто, когда они добежали до площадки.

— В военной части да, они фактически держат все кланы в ежовых


рукавицах, не давая никому даже шанса на открытое противостояние с Минато,
сметут за считанные секунды. Даже Учих и Сенджу, в которых, к слову,
действительно сильных шиноби за последние поколения все меньше и меньше,
Мангеке Шаринганом на сегодня обладают всего двое из них — Итачи и Шисуи.
Первый работает на твоего отца в полиции, а второй руководит
разведывательным отделом АНБУ, мокутоном владеет только Наваки Сенджу,
брат Тсунаде и внук Первого, но он давно покинул селение вместе с Джираей,
отказавшись от поста главы клана в пользу супруга сестры — Дана —
39/196
рассказывал Атсуши, одновременно с этим делая различные упражнения,
которые за ним повторял внук. — Так, теперь давай приступим к проверке твоих
знаний. Начнем с самых простых базовых техник: замены, иллюзорного клона, и
хенге.

— С иллюзорными клонами сразу скажу, можно даже не пробовать, у меня к


иллюзиям полный иммунитет, но и сам их создавать вообще не могу, зато знаю
теневых клонов, — ответил блондин, стирая со лба пот, катившийся с него
градом, в отличие от деда.

— Хорошо, тогда давай замену и хенге — согласился старый Узумаки.

Кивнув Наруто, стал вспоминать эту давно забытую технику, как всегда с
этим помогла Курама. Сконцентрировавшись мальчик применил самую простую
из техник академии шиноби, к его большому удивлению вместо одной
деревянной чушки на поляне появилось сразу с десяток.

— Что за чертовщина? — удивленно проговорил он, подходя к деду.

— Результат опыта применения техники и твоего контроля чакры, вернее


полного его отсутствия. Теперь попробуй хенге — скомандовал Атсуши, в
следующий момент перед ним стоял Наруто в форме АНБУ, которого тот видел в
подсознании*. — С этим, вижу, проблем у тебя нет, более сложные техники с
твоим контролем мы пока пробовать не будем, не хватало мне, что бы тебе тут,
что-нибудь оторвало на тренировках. Сейчас перекусим и отправимся на
восьмой полигон, будем таки тренировать твой контроль.

— Как скажешь, дедушка, — садясь на землю, ответил Наруто, все же


зарядка в варианте старика сильно вымотала его, да и поспал он всего ничего,
из-за чего Курама не смогла как следует подлатать его организм.

Атсуши тем временем извлек из печати несколько ломтей ржаного хлеба,


кувшин молока и пару стаканов, жестом пригласив внука присоединиться к
трапезе. Закончив с легким завтраком, они отправились на полигон, который
встретил их легким туманом, пришедшим с реки, протекавшей по его краю.
Выбрав высокое и более-менее прямое дерево, седовласый указал на него внуку.
Первый же шаг просто превратил половину дерева в труху, от чего оно жалобно
заскрипев, упало на поляну.

— Похоже, придется сразу перейти к хождению по воде, иначе ты все


деревья в округе свалишь, — сокрушенно проговорил старик, Наруто лишь
согласно кивнул, внутренне ужаснувшись контролю чакры, своего нового тела.

Подойдя к краю воды, блондин поискал взглядом в реке удобный камень,


нашелся такой на удивление быстро и совсем недалеко от берега. Не на секунду
не задумываясь, он попытался на него запрыгнуть, но тот оказался в чем-то
скользком и мальчик с размаху плюхнулся в холодную воду.

— Вот же дерьмо, чувствую себя просто ничего не умеющим младенцем —


стуча зубами, проговорил Наруто, выбравшись на берег. — И как он только
применял фуиндзюцу с таким контролем?

— Все просто, для него фуиндзюцу было, что для тебя умение дышать,
думаю, когда ты окончательно поглотишь его сознание и личность, для тебя оно
40/196
тоже станет самым простым и доступным из всех дисциплин доступных
шиноби, — ответил Атсуши.

— Ясно, спасибо за объяснение, — ответил блондин, входя в воду по колено,


и подавая чакру в ноги, после чего с криком взлетел на три метра от воды,
подняв при этом несколько центнеров воды в воздух. От удара об землю его
спас поймавший на руки дед, встав на ноги, младший Узумаки проговорил.
— Думаю, это будет очень и очень сложно, и просто капец как долго.

— Да, но у тебя, как ты сам сказал, есть пара месяцев, так что ты
справишься — уверенно проговорил старик. — Ты тут тренируйся, а я схожу,
навещу Кушину.

— Хорошо дедушка, передай ей от меня привет, — вновь заходя в воду,


проговорил блондин.

Через полчаса после ухода Атсуши и двадцати неудачных попыток, Наруто


устало разлегся на берегу, мысленно болтая с восстанавливающей его тело
Курамой. В это время на поляне появился богато одетый мужчина, в котором
юноша признал хозяина магазина в котором вчера побывал с сестрой.

— Доброе утро, Наруто-сан! — заговорил тот, подойдя достаточно близко.

— Доброе. С чем пожаловали? — приняв сидячее положение спросил


блондин.

— Я хотел вернуть деньги, которые мой продавец взял с вас за покупки — не


смотря в глаза мальчику, ответил мужчина, Наруто легко ощутил исходящий от
него страх.

— В этом нет нужды — проговорил Узумаки, собираясь добавить, что-то еще.

— Но как же так, Наруто-сан! Ведь вы же не будете наказывать мою семью


за оплошность этого нерадивого олуха? — с животным страхом в глазах,
пролепетал торговец.

— Нет — коротко бросил джинчурики.

— Спасибо, спасибо, Наруто-сан, — падая на колени и кланяясь в самую


землю, протараторил мужчина.

— Заткнись! И не смей больше меня перебивать! — зло огрызнулся блондин,


которого начинало тошнить от вида, этого труса. — Передашь всем, что сегодня
будет собрание на старом месте, кто посмеет его проигнорировать без
уважительной причины, убью. Все ясно?

— Да, Наруто-сан. Все сделаю. Во сколько нам там собраться? — спросил


бледный, как мел торговец.

— В одиннадцать, а теперь исчезни с глаз моих, — холодно проговорил


джинчурики.

— И что это сейчас было? — заинтересованно спросила Курама в


подсознании.
41/196
— Это была печать Тобирамы-сама, давай я тебе вечером расскажу?
— предложил Наруто.

— Хорошо. А сейчас марш на тренировки, — приказала кицунэ, довольно


наблюдая за тем, как ее избранник послушно вновь поднимается с земли и
отправляется к реке, в очередной раз для себя убеждаясь, что ей с ним очень
повезло.

*http://i031.radikal.ru/1407/4e/4a11ed0c6a1d.jpg

42/196
Арка первая. Глава V.

Полуденное солнце поднялось высоко над горизонтом, нещадно


опаляя землю своими лучами и заставляя все живое прятаться в тени или вблизи
источников воды. Наруто уже пять часов подряд пытался просто устоять на
воде, чтобы при этом не вызывать фонтан брызг и не улетать на берег от
излишне сильного выброса чакры, и это ему стало наконец-то удаваться. Войдя в
воду по колено и направив чакру в ступни, он с удовольствием отметил, как вода
послушно выталкивает его из своих объятий, а после чего он уверенно замер на
водной глади реки.

— Да, все же управлять чакрой в теле с настолько развитой СЦЧ крайне


непросто, — тихо пробормотал Наруто, довольный появлением хотя бы столь
малого призрака его способностей совладать с чакрой.

— А чего ты ожидал, дорогой мой? У этого тела СЦЧ развита в раз тридцать
лучше, чем твоя прошлая, даже после поступления в АНБУ. Этому телу даже
покров из чакры Кьюби бы не принес вреда, — подала голос Курама.

— С чего это? — удивленно спросил блондин, предпринимая попытку сделать


шаг.

— В прошлом мире у тебя практически не были развиты микроканалы чакры,


что при использовании Кьюби ей приходилось из основных каналов выходить
наружу прямо через ткани и кожу, в результате чего, из-за ее силы и
концентрации у тебя появлялись ожоги, слезала кожа. А это тело при поднятии
контроля чакры на твой прошлый уровень вполне способно будет использовать
даже что-то вроде Кайтена, правда, до этого уровня, как пешком до Мебёку, —
хихикнула кицунэ.

— Смейся-смейся, обижусь, и месяц у тебя не появлюсь, — фыркнул


джинчурики, которому явно пришлись не по душе слова избранницы.

— Наруто, ну, не дуйся, тем более я сказала правду, а если перестанешь ко


мне приходить, лечить тебя не стану, — нагло заявила девятихвостая.

— Сдаюсь, твоя взяла, — обреченно ответил мальчик, хотя ему это было
неприятно, но он слишком хорошо знал Кураму и помнил последствия подобных
споров. — Лучше подробнее расскажи о моем нынешнем состоянии и объясни,
почему лечение идет настолько медленно.

— Вот и правильно, — ответила довольная девушка. — Твое состояние


крайне плачевно: большинство внутренних органов изношено, как у столетнего
старика, исключение составляют лишь спинной и головной мозг. Лечение идет
медленно, ввиду того, что для этого мне приходится использовать смесь своей
чакры и чакры, что осталась от Кьюби внутри печати, но количество последней в
смеси пока крайне мало, ибо это тело к ней совершенно не приспособлено и
активно сопротивляется, а без нее подстегнуть регенерацию организма до
нужного уровня крайне сложно. Ежедневно я прибавляю по три десятых
процента чакры Кьюби в смеси, и пока это число не дойдет до сотни
процентов — о приведении твоего организма в норму и речи быть не может,
именно отсюда и год на лечение.

43/196
— Есть способы как-то ускорить этот процесс? — спросил Узумаки.

— Имеется, но все равно срок уменьшится лишь в два-три раза, — ответила


кицунэ.

— Расскажи, — попросил Наруто.

— Во-первых, избавление от печати на твоем плече — она сильно мешает — в


ней просто море чакры прежнего Наруто и она отличается от твоей, — начала
рассказывать Девятихвостая.

— Отличается? Насколько сильно? — перебил ее блондин.

— Сенсоры это даже не заметят, лишь только я, ибо живу с тобой уже
двадцать лет, — успокоила джинчурики Курама.

— Это хорошо, я узнаю у деда, как избавиться от этой печати. Продолжай,


пожалуйста, — попросил мальчик.

— Во-вторых, ежедневный здоровый восьмичасовой сон. В-третьих,


ежедневные четырехчасовые медитации по два часа до и после сна. В-
четвертых, здоровая и сбалансированная еда, больше еды, содержащей
витамины и минералы, в частности кальций — кости у этого тела крайне
хрупкие. Ну и последнее, больше тренировок на выносливость и развитие
дыхательной системы, — закончила девятихвостая.

— Со вторым проблем не будет, с третьим тоже: все же тренировки со


стариком Фукасаку не прошли для меня даром. С четвертым, думаю, придется
повозиться, все же повар из меня не ахти, а с последним придется идти за
советом к Тсунаде, все же она врач и может подсказать, какие упражнения мне
подойдут больше, а то от дедовой зарядки с утречка мне аж поплохело, —
подвел невеселый итог Наруто. — В принципе ничего не выполнимого нет.

— Сказал, человек, победивший сильнейшего шиноби всех времён и


перенесшийся в другой мир дважды, — хохотнула Курама.

— Смейся-смейся, я тебе это припомню сегодня ночью, — проворчал Наруто.

— Ой-ой, какие мы грозные, в общем, я с нетерпение жду вечера, — звонко


смеясь, ответила кицунэ. — А сейчас тебе лучше продолжить тренировку и не
отвлекаться.

После этих слов Наруто с криками и матами устроил очередной водный


взрыв, а сам оказался выброшенным на поросшем осокой берегу. Шумно дыша и
пытаясь успокоиться после очередной неудачной попытки, мальчик, скинув с
себя верхнюю одежду, вошел в прохладную воду по пояс, после чего нырнул.
Проплавав в воде десять минут, блондин вылез на берег и разлегся на траве,
подставляя тело под горячие солнечные лучи. Вытянув правую руку вверх, дабы
прикрыть глаза от яркого света, мальчик стал ее внимательно разглядывать:
бледная кожа, множество шрамов, большинство из которых тело получило из-за
частых открытых переломов и многочисленных экспериментов прежнего
владельца, совершенно не похожа на те, что он привык видеть, ведь с него в
том мире никогда не сходил загар, да и благодаря регенерации, развитой из-за
влияния чакры Кьюби, даже от самых ужасных ран не оставалась ни следа.
44/196
— Что это ты тут забыл, а, мелочь? — донесся до блондина чей-то голос.
Приняв сидящее положение и обернувшись, он увидел четверых парней на год-
два старше его, на одеждах каждого из них виднелся отличительный знак клана
Учиха.

— Это я хотел бы знать, что члены клана Учиха забыли на земле Узумаки?
— чуть наклонив голову, спросил Наруто и встал на ноги; тело отозвалось болью
и усталостью.

— Что ты вякнул? — удивленно протянул старший из собравшихся.

— У тебя со слухом проблемы? — спокойно спросил джинчурики. — Я


спросил, что вы забыли на земле моего клана?

— Ты, похоже, не понимаешь, с кем говоришь, заморыш, но ничего, я тебе


сейчас объясню, — зло прорычал взбешенный Учиха, срываясь в атаку на
стоящего на месте собеседника.

Быстро сокращая дистанцию брюнет, уже расплылся в довольной ухмылке,


предвкушая, как разукрасит зарвавшегося, по его мнению, Узумаки, когда до
соперника оставался всего метр, Учиха получил сильнейший удар в корпус от
белой смазанной тени, появившейся из кроны одного из деревьев, от него
мальчик, кувыркаясь, прокатился по земле несколько метров и, держась за
правый бок, едва встал на ноги. Наруто с удивлением смотрел на стоящего к
нему спиной нового участника намечающейся драки, с большим трудом
угадывая в нем Ли, все же узнать его без привычной прически под горшок и
зеленого костюма с оранжевыми утяжелителями было не просто. Три
оставшиеся Учихи к этому моменту уже вышли из оцепенения и, не задумываясь
ни на секунду, бросились в атаку, намереваясь разобраться с обоими
противниками за счет численного преимущества. Но отсутствие шаринганов и
намного лучшая физическая подготовка противника, заставили двух наседавших
на Рока брюнетов уйти в оборону, дабы не быть побитыми.

Третий же выбрал себе в соперники на его взгляд более слабого блондина,


но к его удивлению тот оказался не так прост. Отскочив от прямого удара в
голову, Узумаки нанес сильный удар с ноги в сгиб локтя выброшенной вперед
руки, заставляя ту согнуться и с силой съездить собственному хозяину по лицу,
что дезориентировало его на секунду, которой хватило Наруто для нанесения
сильного удара по тормозам, от которого ноги его противника подкосились, а
сам он упал на колени. Следом Учиха получил удар с колена в солнечное
сплетение и добивающий удар в лицо от которого у него сломался нос, а у
Наруто оказалась вывихнута правая кисть, но даже после этого брюнет
попытался подняться, но был сбит с ног одним из соперников Ли, который
отправил того в полет ударом с ноги в грудь.

Окинув поляну быстрым взглядом, Наруто мог лицезреть троих корчащихся


на траве Учих, рядом стоял в черных брюках с красным поясом, на котором был
закреплен протектор Листа, бинты на руках почти до локтя, длинные волосы
были собранны в косу*, чуть в стороне валялась порванная белая рубашка.
Джинчурики уже хотел поблагодарить его за помощь, когда со стороны
донеслось.

— Катон: Рьюка, но Дзюцу, — прокричал название техники оклемавшийся


45/196
предводитель Учих.

— Техника печати: Запечатывание огня, — едва слышно прошептал Наруто,


подхватывая рубашку Ли и используя ее вместо свитка, — техника огня быстро
исчезла в печати, а блондин поспешил избавиться от ненадежного хранилища
техники, выбросив ее в реку.
В следующий момент на полигоне появились четверо АНБУ: один из которых тут
же скрутил Ли, а затем и самого Узумаки, двое бойцов оказывали помощь
Учихам, а четвертый попытался увести с места преступления брюнета
использовавшего технику.

— И куда это вы собрались? — укладывая бойца в маске соболя одним


ударом в голову, спросил мужчина в жилете джонина, облаченный в зеленый
тренировочный костюм.

Бойцы АНБУ замерли на своих местах, явно не ожидая, что на поляне


появится кто-то еще, но быстро пришли в себя и попытались напасть на мастера
тайдзюцу, но холодный и властный голос со стороны входа на полигон заставил
их замереть на местах.

— Джеро, Дейки, Керо, Макото! — сверкая Мангеке Шаринганом проговорил,


появившийся на поляне, Итачи**. — Сколько раз вам было выдано
предупреждение, чтобы вы не смели использовать атрибуты, имеющие сходство
с атрибутами АНБУ для подобных дел?

Те не ответили, лишь стянули маски и, не поднимая глаз, на одного из


сильнейших членов клана, упали на колени, Гай тем временем освободил
скрученных по рукам и ногам мальчишек и, отряхнув тех, стал наблюдать, как
глава убойного отдела одним лишь взглядом заставляет членов клана молча
удалиться с полигона, забрав с собой побитых товарищей.

— Я прощу прошения у Вас за этот инцидент, — начал Итачи, как был


прерван Наруто.

— Вам не за что извиняться Учиха-сан, у меня претензий к вашему клану не


будет, если подобное больше не повторится, — проговорил джинчурики.

— У моего ученика так же не будет претензий, если клан Учиха не


попытается предъявить встречные за нанесенные побои, — сказал Майто.

— Гай-сан, Вы бы не могли завтра заглянуть в поместье нашего клана вместе


с вашим учеником? Я, как будущий глава клана, хотел бы отблагодарить его за
помощь, — проговорил блондин, обращаясь к джонину.

— Обязательно, Узумаки-сан. Во время обеда будет удобно? — задал вопрос


Гай.

— Да, вполне, — быстро согласился с ним блондин, после чего ученик и


сенсей, попрощавшись с ним и Учихой, на огромной скорости умчались с
полигона.

— Ну и что ты не поделил с этими лоботрясами? — подходя к краю реки и


садясь на траву, спросил брюнет.

46/196
— Да ничего особенного, просто решили парни самоутвердится за счет моего
избиения, все же сын Четвертого и наследник Узумаки, — ответил Наруто,
садясь рядом с Учихой. К этому человеку джинчурики испытывал настоящее
уважение, зная его историю из своего мира, но здешний Итачи не сильно
отличался от другого себя по части верности селению и своим принципам, хотя и
не боялся замарать руки в крови.

— И что бы с ними стало не вмешайся Рок Ли? — спросил глава убойного


отдела.

— У тебя было бы много работы, — оскалился Наруто.

— Ты как всегда. Где пропадал последние три недели? — поинтересовался


Итачи, срывая травинку, и начиная ее жевать.

— Экспериментировал, сам знаешь, что обычно бывает после этого, —


вздохнул блондин.

— И как эксперимент? — спросил Учиха, перебирая в памяти множество


моментов, которые он знал о своем друге и, пытаясь понять, что ему в том
казалось каким-то не правильным.

— Удачно, — улыбнулся Узумаки. — Ты, наверное, слышал уже новость?

— О выздоровлении Кушины-сан, я наслышан, правда, думал, что все это


сплетни, что к этому как-то причастен ты, — склонив голову на бок, проговорил
брюнет.

— Не сплетни, — ответил блондин.

— Наруто, — позвал Итачи, в голове которого, наконец, сложился пазл


несоответствий, заставляя собеседника повернуться к нему лицом. — Мангеке
Шаринган: Тсукуеми

— Еще раз и в глаз получишь, — предупредил джинчурики, в радужке


которого горела серая тринадцатиконечная звезда, юноша на это
деактивировал свое додзюцу.

— Значит, я не ошибся, — продолжая внимательно смотреть в лицо


собеседнику, проговорил Итачи.

— В чем именно? — спросил Узумаки.

— В том, что ты не тот Наруто Узумаки, которого я знал последние три года,
он ведь применил ту технику? — спросил Итачи.

— Да, применил, вот только я оказался сильнее, благодаря ему меня


закинуло в этот мир, — спокойно ответил блондин, понимая, что Итачи не тот
человек, который побежит тут же доносить, да и его осведомленность насчет
эксперимента «местного» Наруто говорила о большом доверии.

— Кто еще в курсе? — выплевывая травинку, спросил Учиха.

— Иноичи, дед, мама, папа и сестра, а теперь еще и ты, — пожал плечами
47/196
Узумаки.

— И кем я был в твоем мире? — задал вопрос брюнет.

— Замечательным человеком, положившим жизнь ради служения родине, —


сказал джинчурики.

— Звучит неплохо, — усмехнулся Итачи, погружаясь в задумчивость.

— Угу. Кстати, что насчет немного размяться? — решил отвлечь собеседника


блондин.

— Я не против, — поднимаясь с земли и снимая рубашку, ответил брюнет.


Наруто же уже натянул лежавшие рядом штаны.

Встав в боевые стойки и поклонившись друг другу, оба стали медленно


наносить друг другу удары, при этом каждый думал о чем-то своем, и боем это
было назвать сложно: просто обмен легкими ударами и отработанными
связками, без какой-либо цели или желания навредить сопернику. Бой
продолжался до тех пор, пока блондин не попал прямым ударом в подбородок
гению клана Учиха.

— Думаю, с этим хватит, — потирая ушибленное место, проговорил Итачи.


— Может, лучше расскажешь побольше о том мире?

— Хорошо, только потом не жалей, что попросил, — складывая


последовательность печатей и создавая барьер, проговорил Наруто, после чего,
усевшись на траву, принялся за подробный рассказ о жизни Учихи из его мира:
по мере рассказа тот становился все мрачнее и задумчивее, а после того, как
рассказ закончился, он пожал руку мальчику и поблагодарил за честный
рассказ.

— Не кисни Итачи, это был не ты, да и в этом мире такое вряд ли случится, —
проговорил джинчурики.

— Понимаю, просто все это похоже на страшную сказку или дикий бред, но
не верить тебе я не вижу смысла, все же печать «Тринадцатиконечной звезды»
и твое поведение при рассказе слишком веские доказательства, — попытался
изобразить улыбку Учиха, что получилось крайне не удачно.

— Может, сходим в данго-ресторан, а то ты сейчас совсем расклеишься, и


мне придется надавать тебе по лицу, — усмехнулся Наруто.

— Пожалуй, действительно стоит сходить перекусить, но сначала не мешало


бы привести себя в порядок, — заходя в реку прямо в одежде проговорил
брюнет.

Через полчаса они уже сидели под крышей небольшого ресторанчика,


дожидаясь своего заказа, Учиха медленно, но уверенно опять скатывался в
задумчивость. Решив его отвлечь, блондин задал вопрос.

— Друг, а вот скажи мне, как ты относишься к Каэде? — спросил Наруто.

— Нормально, как к другу, — пожал плечами Учиха, не понимая к чему задан


48/196
вопрос.

— Как к другу? А зачем, тогда через меня разбирался с теми ребятами?


— изогнув бровь спросил Узумаки.

— Так было проще. Они были опасны для селения: попытка женитьбы на
дочери кагэ, на представителе других селений или просто шиноби, не
проживающих в Конохе, повышает шанс, что она станет рычагом давления на
Хокагэ, — ответил Итачи.

— То есть только поэтому? — удивленно сказал блондин.

— Ага. А ты что подумал, что я таким образом конкурентов устраняю? — с


улыбкой спросил брюнет.

— Типа того, — буркнул джинчурики.

— Я вообще-то уже помолвлен с любимой девушкой, и Каэде для меня просто


друг, — объяснил брюнет, а официант тем временем принес им заказ.

Трапеза проходила в тишине, Итачи после упоминания о своей девушке явно


отложил на потом свои размышления о рассказе Наруто и сейчас просто
наслаждался сладостями. Через несколько минут в здание вошла девушка, вид
которой у блондина вызвал неоднозначные ощущения, к их столику шагала
копия Итачи, только в женском варианте***.

— Так и знала, что найду тебя тут. Тебе не стыдно? — показательно строго
спросила девушка.

— И тебе добрый вечер, сестренка. Будешь данго? — не обращая внимания


на тон и внешний грозный вид собеседницы, спросил Учиха.

— Буду, — садясь рядом с братом, проговорила та. — Может, познакомишь


меня со своим другом?

— А то ты его сама не знаешь, — фыркнул Итачи, пододвигая к сестре


сладости. — Наруто — это Юрико, моя сестра близнец, Юрико — это Узумаки-
Намикадзе Наруто. Довольна?

— Вполне, — уплетая сладости, ответила Учиха. — Рада знакомству Узумаки-


сан.

— Взаимно, но лучше просто Наруто, мы же все-таки не на официальном


приеме, — улыбнулся блондин.

— Хорошо, Наруто, и по какому поводу у вас тут посиделки?


— поинтересовалась брюнетка.

— Итачи в качестве извинений за неподобающее поведение некоторых


членов вашего клана предложил угостить меня данго, — быстро нашелся
Наруто.

— Опять Рокеро руки распускает? — недовольно спросила Юрико.

49/196
— Ага. Кстати ты зачем меня искала? — поинтересовался старший Учиха.

— Только не говори, что Банко не передала тебе, что семья Изуми сегодня
прибывает к нам на ужин, — проговорила девушка.

— Не передавала. Во сколько они прибудут? — поднимаясь из-за стола,


спросил глава убойного отдела.

— Через полтора часа, — взглянув на часы, ответила девушка.

— Извини, Наруто, но похоже я вынужден тебя оставить: сам понимаешь,


опаздывать на такие мероприятия будет не самой лучшей идеей. До встречи, —
проговорил Итачи, беря сестру за руку и утягивая за собой.

— Ага. Удачи тебе там, — бросил вдогонку Наруто.

Расплатившись за сладости, мальчик отправился в поместье, нужно было


подготовиться к предстоящей встрече с торговцами. Проспав два часа и
хорошенько поужинав, Узумаки направился к месту встречи, на заднем дворе
одного из самых крупных магазинов оружия в Конохе его встретил седой старик,
который быстро провел его в зал, где собрались торговцы.

— Добрый вечер, Наруто-сама. С чем связано столько срочное собрание?


— задал вопрос хорошо сложенный смугловатый мужчина с короткими черными
волосами и с карими глазами, в которых не было ни страха перед блондином, ни
уважения к нему.

— Добрый, — занимая свое место, ответил джинчурики. — Я хочу обговорить


с вами условия снижения процента отчисления.

— Снижения? — удивленно спросил все тот же мужчина, бывший явным


лидером во всем этом стаде толстосумов.

— Да, именно снижения, на двадцать процентов, — смотря прямо в глаза


собеседнику и не обращая внимания на шепотки и удивление остальных, сказал
мальчик.

— Я так понимаю, не за красивые глазки, — усмехнулся тот.

— Естественно. Процент снизят в обмен на то, что вы будете доставать для


меня некоторые редкие вещи и информацию, — ответил блондин.

— Что за вещи? И какую информацию? Давай не будем ходить вокруг да


около, мы с тобой все же деловые люди, — предложил Кен, имя которого
наконец вспомнил Наруто.

— Хорошо. Нужны бронежилеты АНБУ камня, катана от мастера, ковавшего


катаны для Киллера Би — это самое главное, остальной список дам после, срок
на это три года. Информация меня интересует в основном про Облако, в
частности про клан Хьюга, мне нужна исчерпывающая информация о них, срок
точно такой же как и с вещами, — проговорил блондин.

— Хм, достать то, что ты просишь не просто, но реально, а вот с


информацией о Хьюгах будет нереально сложно, — покачал головой брюнет.
50/196
— В чем трудность? — спросил Узумаки.

— Они крайне закрытый клан, на виду всего пара членов главной семьи, но
разговорить их нереально, — ответил Кен.

— Кто именно на виду? — поинтересовался Наруто.

— Глава клана Хиаши, его брат Хизаши, их супруги и дети. Неджи, сын
младшего из братьев, который должен стать главой клана, взяв в жены одну из
дочерей Хиаши, Хинату или Ханаби, если те не погибнут на миссиях, но они пока
даже из академии не выпустились, — выдал короткую справку мужчина.

— В таком случае мне нужна информация только о дочерях Хиаши. Пока


собирайте все, что сможете. На этом и закончим, — поднимаясь со своего места,
проговорил Наруто. — И да, Кен-доно, проследите, что бы никто из них не
вздумал попытаться надуть меня с суммой отчислений. Я ведь могу на вас
положиться?

— Да, Наруто-сама, я все сделаю в лучшем виде, — уверил мужчина


собеседника, с удивлением для себя отмечая, что с долькой уважения смотрит
на этого мелкого пацана, держащего весь их бизнес за глотку, пусть и с
молчаливого позволения отца-Хокагэ.

Вернувшись в поместье за полночь, Наруто быстро скинув серое кимоно,


завалился на кровать, залезая под одеяло и проваливаясь в подсознание.
Оказавшись в зале перед решёткой он прошел внутрь неё, после пары метров
блуждания в непроглядной темноте, он вышел в слабо освещенную комнату, где
нашел свою вторую половинку, которая сидела в кресле закинув ногу на ногу, и
листая какую-то книгу, скорее всего с воспоминаниями прежнего хозяина тела.

— Как все прошло? — откладывая книгу, вставая со своего места и подходя к


блондину, спросила девушка.

— Хорошо, — обнимая и целуя ту ответил Узумаки.

— Пойдем, полежим? — предложила Курама. — Тем более кто-то обещал мне


рассказать о печати.

— Идем, — согласился уставший джинчурики. — Будет тебе рассказ.

Подхватив Кицунэ на руки, он быстро прошел в другое помещение и,


аккуратно опустив свою избранницу на кровать, лег рядом с ней, дотронувшись
правой рукой до ее левого плеча, высвечивая древние символы и заставляя ту
принять свой настоящий облик.

— Хотя бы, тут не прячь свой настоящий облик, — попросил юноша,


прижимаясь к Кураме, которая аккуратно укрыла их обоих своими пушистыми
белыми хвостами.

— Хорошо. А теперь я жду рассказ, — устраиваясь поудобнее на груди у


блондина проговорила девятихвостая.

— Что ж слушай. Печать «Тринадцатиконечной звезды» — это техника


51/196
создана Хамурой, младший сыном Кагуи, именно благодаря ее влиянию они с
братом без жалости и сомнений запечатали свою мать, начавшую превращаться
в Джуби. Она создана, что бы защищать мир шиноби от любых угроз, она
способна превратить даже самого миролюбивого из нас в жестокого и
беспощадного убийцу, готового уничтожать в случае необходимости целые
города. В начале такой угрозой стала Кагуя, после простые люди испугавшиеся
нашего появления и начавшие истребление учеников и детей Хагоромо и
Хамуры. Будучи уже немощным и старым, Хамура передал печать своему
старшему сыну, будущему основателю клана Узумаки, а тот в свою очередь
наделил печатью еще двенадцать учеников отца, вместе они погрузили мир
обычных людей в хаос, уничтожив несколько десятков миллионов человек, что
заставило тех прекратить охоту на шиноби и заняться восстановлением мира.
После, печать долгое время находилась в состоянии сна, ибо серьезных угроз
для мира шиноби не было, шел лишь естественный отбор среди шиноби, она
передавалась из поколения в поколение в клане Узумаки, последняя ее
носительница из Узумаки была супругой Тобирамы, которому и передала ее.
Второй же хорошо разбирался в печатях и запретных техниках, и смог ее
изменить, вложив в нее изменения позволяющие активировать ее в случае
угрозы селению. Она давала силу своим носителям для защиты их родины, так
появились «Чистильщики», двенадцать первых капитанов АНБУ, чьи имена
стерли из истории Конохи и мира шиноби. После победы над Кагуей и известия,
что она внедрила в мое подсознание частичку своей воли, Тобирама предложил
мне стать одним из них, дабы не превратиться в нового Мадару, он подробно
рассказал мне о печати. Звезда всегда пассивно влияет на своего носителя,
всегда, меняет его мировоззрение так, что бы он мог жить с наименьшими
потерями, смог спокойно убивать, при этом не сходил с ума, если это
противоречит его мировоззрению, человек при этом остается самим собой, и я
тому пример. Но стоит возникнуть смертельной опасности для меня, тебя,
Конохи, или мира Шиноби, как она активируется, и тогда на волю выходит
страшное кровавое чудовище, сама видела во что превратилось поместье
первого советника Дайме Огня, после того как тот предложил уничтожить
Лист, — рассказал Наруто.

— А как же эта история с Ино? — удивилась Курама.

— Все это иллюзия, созданная для защиты секрета Звезды, не дело, если
кто-то узнает, что ее можно передавать просто пожелав этого. Да и мне тогда
не улыбалась перспектива превратиться в подопытного кролика для наших
ученых, — ответил блондин.

— Но ведь ты не способен создавать иллюзии, — напомнила кицунэ.

— Звезда — техника, созданная Хамурой, шиноби, о чьей силе ничего


неизвестно, так что не удивительно, что она вложила в голову Ино мысль и
ложные воспоминания о том, что это она по записям Тобирамы воссоздала её, —
сказал Узумаки. — А сейчас давай спать.

На это Курама лишь полностью погасила свет в подсознании и укрыла их


одеялом, рассказ возлюбленного подкинул идей для размышления.

*http://s51.radikal.ru/i131/1407/4c/7577a4804e70.jpg

**http://s020.radikal.ru/i719/1407/2b/05a80ea91b35.jpg

52/196
***http://i051.radikal.ru/1407/45/18ec08ae2ca2.jpg — Юрико Учиха, сестра близнец
Итачи.

Катон: Рьюка, но Дзюцу ( «Высвобождение огня: Техника драконьего


пламени») — Катонниндзюцу, при котором пользователь преобразует свою
Чакру в поток огня и впоследствии выдыхает его.

53/196
Арка первая. Глава VI.

В ночной темноте, в которую было погружено подсознание Наруто,


ярко вспыхнули два ярких золотых огонька и послышалось тихое шуршание:
кицунэ бесшумной тенью покинула спальню, созданную блондином. Быстро
добравшись до золотой решетки, Курама аккуратно вышла в зал, девять белых
хвостов раскачивались за её спиной. Подойдя вплотную к стене, на которой был
нанесен рисунок в виде тринадцатиконечной звезды, она приложила к ней
правую руку. Через секунду хвостатая ощутила за спиной чужое присутствие и
попыталась ударить неизвестного своими хвостами, но те прошли через
призрачный силуэт насквозь.

— Не стоит так бурно реагировать Курама-сама, — безэмоционально


проговорил стоящий перед девушкой, внешне он был почти полной копией
Наруто, отличаясь лишь цветом радужки глаза, которая была серой. — Вы ведь
пришли за ответами на вопросы, возникшими после рассказа хозяина, так?

— Именно, — спокойно ответила кицунэ, внимательно смотря на


собеседника.

— Задавайте Курама-сама, я отвечу, — сверля девятихвостую взглядом,


ответил тот.

— Кто или что ты? — начала задавать вопросы девушка.

— Специальная печать с заготовкой от псевдоличности, при попадании в


тело носителя-хозяина сливаюсь с его вторым «Я»; если оно мне не подходит —
уничтожаю его, — ответил собеседник.

— Степень твоего влияния на основное «Я» хозяина? — спросила хвостатая.

— Изменено критическое мышление в отношении человеческой жизни;


изменено критическое мышление в отношении человеческой красоты; так же
пришлось во избежание сумасшествия хозяина из-за перемещения в другой мир,
потери близких людей, к которым у него было много эмоциональных и
чувственных привязок, была проведена работа по созданию новых в этом мире, в
данный момент таких привязок шесть, и они полностью обеспечивают
стабильность психического здоровья хозяина, — рассказал тот.

— Конкретнее в отношении второго — попросила Курама.

— Хозяин не испытывает отвращения при виде людей с измененной


внешностью, то есть наличие у человека каких-либо атрибутов животного не
вызывает даже внутреннего отвращения, — объяснил собеседник.

— Значит его любовь к моему настоящему облику твоих рук дело? — склонив
голову на бок, спросила кицунэ.

— Отчасти, я лишь убрал отвращение, все остальное он достроил сам, —


пояснил тот.

— И на этом спасибо. А что насчет Кушины, Минато и Каэде, у меня их


реакция вызывает слишком много сомнений, в отличие от реакции Атсуши и
54/196
Итачи? — задала вопрос девятихвостая.

— На каждого из них мне пришлось повлиять, ибо реакция могла оттолкнуть


хозяина от них и разрушить все мои старания по удержанию его от
сумасшествия. На Кушину я повлиял посредством силы Рикудо во время лечения,
на Каэде — во время их первого физического контакта: все же ее чакра близка к
чакре хозяина, и это оказалось просто. Единственный, с кем пришлось
повозиться, это Минато, но тот бросок решил и эту проблему, да и наличие в
печати остатков чакры Четвертого позволило мне приготовить подарок
заранее, — объяснил собеседник.

— Да, ты оказывается страшная по своей сути и возможностям сущность —


усмехнулась Курама.

— Это естественно, ибо моим создателем был не «а-бы-кто», а старший сын


Кагуи — Хамура, до уровня которого всем ныне живущим шиноби как до луны
пешком, — ответил тот. — Надеюсь, я удовлетворил ваше любопытство Курама-
сама?

— Почему Курама-сама? — неожиданно спросила кицунэ.

— Потому, что Вы — краеугольный камень в судьбе моего хозяина, на Вас


слишком многое завязано в его подсознании, и когда Вы отсюда выберетесь,
работы для меня поубавится, мне не придется волноваться за его состояние, —
пожал плечами призрак.

— Хм, спасибо за рассказ — направляясь обратно в клетку, проговорила


хвостатая, она наблюдала, как растворился в воздухе собеседник.

***

Утро для Наруто началось в пять часов: медленно встав с кровати и


приоткрыв окно, мальчик сел на пол около него в позу для медитаций, как его
учил старый жаб с Мебёку. Два часа пролетели незаметно в постоянных
попытках просто почувствовать внешний мир за счет слияния с природной
чакрой, но никаких даже самых маломальских результатов не принесли, тело
было пока просто не способно к этому. Встав со своего места и быстро проведя
разминку затекших мышц, блондин надел на себя серые штаны и такого же
цвета футболку, после чего поспешил вниз. На кухонном столе обнаружилась
тарелка с еще теплыми блинами, что немало удивило джинчурики, рядом была
записка, в которой дед уведомил его, что отправился в соседний город нанять
несколько бригад плотников для начала работ по восстановлению квартала, и
вернется к обеду. Быстро согрев чайник и перекусив довольно-таки вкусными
блинами, мальчик решил для начала отправиться в гости к Тсунаде, все же
нужен был совет знающего специалиста в области восстановления организма.

Дорога до госпиталя не заняла много времени: маршрут к нему, у юноши,


можно сказать, отпечатался в мозгу, после поступления в АНБУ и первых
тренировок там, каждая из них заканчивалась походом на поклон к ирьёнинам.
По пути блондин внимательно запоминал расположение различных магазинов,
кафе и вообще всего, что отличало новую для него Коноху от прежней.

Самым разительным отличием было очень правильное расположение домов и


55/196
их фундаментальность — каждый из них мог стать опорным пунктом для
защитников селения, в случае атаки на него. Стены, усиленные техниками земли
и фуинпечатями, хороший обзор из окон, полное отсутствие шиноби скачущих по
крышам, и передвигающихся исключительно по проводам электропередач, что
вызывало у Наруто искреннее недоумение — передвигаться по крышам было
намного быстрее и удобнее для шиноби.

Решив позднее выяснить причины такого странного явления, джинчурики


направил свои стопы ближе к госпиталю, по дороге пересекся с Шикамару и
Чоуджи, которые не обратив на него никакого внимания шли по своим делам,
ему стоило больших усилий, чтобы не заговорить с ними, все же они пока даже
не знакомы. Шикамару практически не отличался от того, каким его помнил
Узумаки: спокойный пофигист, с собранным взглядом, замечающим даже самые
мелкие детали, расслабленная походка, едва заметная улыбка; волосы,
собранные в хвост на затылке, в своей обычной одежде. Чоуджи же отличался в
лучшую сторону: хорошо сложенный с заметной мускулатурой, без намека на
лишний вес, хрумкающий морковку с довольной улыбкой и что-то весело
рассказывающий своему другу. Вскоре, они скрылись за поворотом дороги,
ведущей к академии, а джинчурики помотав головой, отправился в госпиталь.

Быстро пройдя контрольно-пропускной пункт, Наруто уточнил у дежурного


врача, где можно найти Тсунаде. Быстро поднявшись на самый верхний этаж,
блондин стал внимательно читать таблички на дверях, пытаясь найти нужную
ему. За одной из приоткрытых дверей было слышно, как Шизуне читает
сидящим за столами детям лекцию о том, как правильно накладывать шину в
полевых условиях на сломанные конечности. Учеников было порядка двадцати
человек, в основном девочки двенадцати-тринадцати лет, среди которых Наруто
сразу узнал Сакуру и обнаружил девочку подозрительно похожую на Тсунаде.

— Решил записаться на курсы ирьёнинов? — послышался голос из-за спины.

— И тебе доброе утро ба-чан, — отозвался Наруто, поворачиваясь на пятках и


имея возможность лицезреть перекошенное от злобы лицо Сенджу.

— Еще раз меня так назовешь, и я тебя выпорю так, чтобы ты на задницу
пару недель сесть не мог, — зло пообещала блондинка.

— Угу, угу. Кстати, я к тебе по делу, — быстро сменил тему джинчурики, зная
вспыльчивость главврача.

— По делу? И что за дело? — скрестив руки на груди, спросила Тсунаде.

— Мне нужна консультация профессионала по поводу физических нагрузок,


которые мне сейчас доступны, и список упражнений на выносливость и развитие
дыхания, — изложил свою просьбу Наруто.

— Хм. Иди за мной, — шагая прочь по коридору, задумчиво ответила Сенджу.

Шагая по длинным белым коридорам вслед за крестной, блондин пытался


найти отличия между госпиталями разных миров, но таковых было на удивление
мало, все они в основном заключались в персонале, работающем тут и его
отношении к больным. Через пару минут они оказались в кабинете с множеством
различных приборов вокруг кушетки, стоящей в центре.

56/196
— Ложись, — скомандовала блондинка, указывая на ту и подходя к
приборам.

Наруто послушно выполнил приказ, улегшись на холодное кресло и позволил


опутать себя кучей проводов, после чего стал выполнять команды подаваемые
блондинкой, которая после каждой из них откладывала в сторону очередной
листок заполненный рядами иероглифов, выскочивший из принтера. После
получаса исследований Тсунаде освободила его от проводов и, усадив напротив,
начала внимательно изучать листы результатов. Ее лицо по мере прочтения
сменялось с удивленного на шокированное.

— И как такое возможно? — пробормотала Сенджу, откладывая в сторону


очередной листок.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросил Наруто.

— Нет, все в порядке. Просто я никогда раньше не видела, чтобы шиноби


твоего возраста мог вырабатывать такое количество чакры и иметь настолько
сильно изношенные внутренние органы, хоть сейчас их восстановление и идет
полным ходом. Плюс этот артефакт в твоей правой руке, он просто фонит чакрой
запредельного уровня, до которой даже девятихвостому далеко по силе и
концентрации. Знаешь, у меня к тебе очень много вопросов, — проговорила
Тсунаде.

— Лучше Вам держать их при себе, у клана Узумаки и так есть претензии к
клану Сенджу, не хотелось бы мне добавлять к ним и попытку получить доступ к
секретам Узумаки женой главы клана посредством своего служебного
положения, — спокойно ответил джинчурики, в глазах, которого горели
тринадцатиконечные звезды. — Вообще лучше держите язык за зубами, иначе
мне придется уничтожить вас всех.

— Угрожаешь мне? — изогнув бровь спросила санин, поднимая глаза на


племянника и с ужасом понимая, что в глазах того горит самое страшное из
оружий, после биджу когда-либо бывшее у Конохи.

— Нет, просто констатирую факт. Думаю, Вы и сами понимаете, что сил,


которые есть у меня, даже, несмотря на плохое физическое состояние, вполне
хватит, что бы уничтожить Ваш клан. Но дети не в ответе за ошибки своих
родителей, так что просто не наступайте на те же грабли что и предыдущий
глава клана, и у меня не будет к Вам претензий, — продолжая сверлить
взглядом собеседницу, проговорил джинчурики.

— Я поняла тебя, Чистильщик, — как можно спокойнее ответила Тсунаде,


хотя руки предательски тряслись, выдавая волнение.

— Надеюсь на это. Так что там по просьбе моего носителя?


— поинтересовался блондин.

— Я дам ему подробный список с упражнениями и методами их выполнения


на ближайшую неделю, затем нужно будет новое обследование и новый список
упражнений, — ответила блондинка, наконец уняв дрожь в руках.

— Вот и славно. Вы уж не сердитесь на меня Тсунаде-сан, работа у меня


такая — защищать носителя всеми доступными способами, — проговорил
57/196
Наруто, после чего глаза вновь стали полностью голубыми. — Извини, ба-чан, я
не хотел, просто у меня есть секреты, которые тебе я пока доверить не могу.

— Все в порядке, я знаю, что такое чистильщики, а претензии к Сенджу у


тебя вполне обоснованны, — устало вздохнула санин, вспоминая отчеты за тот
период, найденные в архиве клана. Попади они к Узумаки и на Сенджу с Конохой
можно было бы поставить крест — все же у Хаширамы было слишком много
скелетов в шкафу, хотя последние слова второй личности Наруто несколько
успокаивали. — Идем ко мне в кабинет, я тебе дам всю нужную информацию по
упражнениям — теперь каждую среду будешь являться ко мне на осмотр и
никому более. Ясно?

— Да, ба-чан, все ясно, — стараясь не смотреть в глаза Сенджу, ответил


джинчурики, чувствуя себя виноватым за случившееся, после чего последовал
за вышедшей из лаборатории женщиной.

Через несколько минут они уже сидели в ее кабинете, где она перебирала
папку с различными упражнениями, предназначенными для шиноби
восстанавливающихся после серьезных травм. Полчаса поисков и
перекладывания листов, и в руки Наруто ложится толстая пачка документов с
подробными описаниями упражнений, тем, как их правильно выполнять, в какой
последовательности и в каком количестве в день.

— А еще Тсунаде-ба-чан, я хотел узнать, есть ли возможность получить


витамины и минеральные добавки? — поинтересовался Узумаки.

— Можно. Сейчас я выпишу тебе все необходимое в соответствии с


результатами исследования, обратишься с этой бумажкой к дежурному врачу на
первом этаже, он все выдаст и расскажет: как, когда и по сколько принимать, —
проговорила блондинка, быстро что-то набросав на небольшом листочке. — Если
будут вопросы или проблемы обращайся.

— Спасибо ба-чан — поблагодарил женщину блондин, направляясь к выходу.

— Да не за что, — тихо проговорила Сенджу, внимательно смотря в спину


выходящему мальчику, стараясь вспомнить кого он напоминает ей. — Наваки,
где же ты сейчас?

Вопрос так и остался без ответа, Тсунаде погрузилась в воспоминания,


забывая на время обо всех насущных проблемах. Наруто же тем временем
быстро спустился на первый этаж и, получив у дежурного врача все лекарства,
отправился домой. По пути ему встретились новые знакомые из клана Учиха,
бросавшие на него озлобленные взгляды, но не решившиеся начать драку прямо
посреди улицы. Проходя мимо, джинчурики сделал вид, что не заметил их, и
спокойно прошел дальше. Дом встретил его пустотой, быстро отнеся бумаги,
отданные ему Тсунаде в свою комнату, он принялся изучать содержимое
холодильника в раздумьях, чем же угощать приглашенных на обед Гая и Ли.

— И что ты там пытаешься найти? — донеся голос Атсуши из-за спины.

— Привет дед. Да, вот думаю, чем будем потчевать гостей, — ответил
блондин.

— Я все уже заказал, скоро должны будут доставить. Ты точно уверен, что
58/196
идея с принятием этого паренька в клан удачна? — задал вопрос седовласый.

— Более чем, Ли в будущем станет отменным мастером тайдзюцу, а клану в


будущем понадобится хороший наставник в этой дисциплине для вновь
прибывших членов клана, да и я уверен, что ему можно доверять, — ответил
Наруто.

— Что ж не буду спорить с тобой, но согласится ли он? — отстраненно


спросил глава клана.

— Согласится. Рок — круглый сирота и прекрасно понимает, что рано или


поздно ему, скорее всего, придется примкнуть к какому-либо клану. Но он
перешел дорогу уже очень многим семьям, лишь благодаря заступничеству Гая
и моего отца он все еще жив и здоров. Так что не думаю, что он откажется от
предложения вступить в клан, будущего главу которого он защитил от
нападения Учих, — проговорил Наруто.

— Что ж будем надеяться ты прав, а сейчас отправляйся наверх и приведи


себя в порядок, — посоветовал Атсуши, отправляясь к воротам поместья, к
которым уже доставили его заказ.

Оставшийся час Наруто провел у себя в комнате, приняв душ, решив не


заморачиваться с выбором одежды надел чистое серое кимоно, после чего
уселся за изучение данных ему Тсунаде бумаг. Упражнений было всего три
десятка, к каждому имелась методичка в пять шесть листов с описанием
выполнения и нормативами. От этого занятия его отвлек клон деда,
сообщивший, что прибыли гости. Аккуратно сложив документы в стопку,
блондин отправился вниз; Гай и его ученик были уже в гостиной и обменивались
приветствиями с дедом. Майто был в стандартной одежде джонинов Конохи:
синяя водолазка с длинным горлом поверх неё зеленый жилет джонина, черные
штаны, обмотанные снизу бинтами, в легких берцах на шнурке, Рок был в белой
футболке с синим жилетом поверх неё, в черных брюках и обычных закрытых
сандалиях.

— Добрый день, Майто-сан, Ли-сан, — поприветствовал гостей джинчурики.

— Добрый, Наруто-доно, — ответил за двоих Гай.

— Прошу к столу, — проговорил Атсуши, жестом приглашая всех следовать в


обеденный зал.

Обед прошел в легкой и непринужденной обстановке — джонин и глава


клана делились воспоминаниями по самым значимым событиям Конохи из их
прошлого, мастер тайдзюцу даже припомнил одну совместную миссию. После
сытного и вкусного обеда седовласый решил перейти к серьезному разговору.

— Гай, я должен поблагодарить тебя за столь умелого и хорошо


воспитанного ученика, который в трудную минуту пришел на помощь моему
внуку, — начал старик.

— Спасибо за подобную похвалу Атсуши-сан, для меня большая честь


получить ее от человека вроде вас, — с большим уважением ответил Майто.

— А вам, молодой человек, я хочу предложить стать членом нашего клана с


59/196
получением всех прав и обязанностей полноправного члена клана Узумаки, —
обратился уже к Ли старый Узумаки, Рок в шоке смотрел на того, даже не
пытаясь что-то сказать, он просто хлопал глазами и открывал рот, но при этом
не издавая не звука.

— Атсуши-сан вы как всегда, зачем же без какой-либо подготовки выливать


на человека вот такие новости? — покачал головой Гай, приводя ученика в себя,
посредствам легких ударов по щекам. — И не боитесь ли вы последствий? К
моему ученику у многих клановых детей есть претензии.

— А у клана Узумаки такие счета к большинству кланов Конохи, что им лучше


засунуть претензии куда подальше, а то не ровен час — напомним им о них, —
фыркнул старик. — Ну так что, Рок Ли, готов ли ты стать членом клана Узумаки и
достойно нести бремя, что возложит на тебя согласие на мое предложение?

— Для меня большая честь получить подобное предложение от главы клана


Узумаки, я с большой радостью принимаю его и клянусь стать достойным
оказанной чести, — проговорил мальчик, смотря на Атсуши глазами полными
решимости следовать произнесенным словам до последнего вздоха, старик
лишь по-доброму улыбнулся.

— Что ж, Узумаки Ли, добро пожаловать в нашу семью, — проговорил


джинчурики, протягивая руку старому-новому другу.

— Спасибо, Наруто-сан — крепко пожимая ее, ответил густобровик.

— Никаких «сан» и «сама», мы с тобой, в первую очередь, друзья и товарищи,


так что просто Наруто, — проговорил блондин, чувствуя как начинают жалобно
трещать кости от силы рукопожатия брюнета.

После Атсуши и Гай несколько часов обсуждали условия дальнейшего


обучения Гаем Ли, в то время как джинчурики устроил экскурсию для друга по
дому и поместью клана в целом. После этого Майто, получив от главы клана
свиток удостоверяющий вступление Рока в клан, забрал своего ученика и
отправился с ним в башню Хокагэ для переоформления личного дела и всех
документов.

— Знаешь, а ты не ошибся, когда попросил его принять в клан, хороший


парнишка, упертый и верный слову, из него выйдет достойный Узумаки, —
довольно проговорил старик.

— Ну, так я дурного не посоветую, все же мой биджу хорошо умеет читать
чувства людей. А Ли — человек, старающийся сделать наш мир хотя бы чуточку
лучше и справедливее, готовый положить ради этого свою жизнь, — ответил
Наруто. — Как поездка?

— Хорошо, послезавтра начнут прибывать первые строительные материалы и


бригады строителей. Кстати, а не хочешь проверить к каким стихиям у тебя
предрасположенность? — поинтересовался седовласый, извлекая из печати
черную шкатулку.

— Было бы неплохо, — согласился джинчурики.

— Идем на задний двор — сказал старый Узумаки.


60/196
На заднем дворе была небольшая площадка засыпанная песком с тремя
столбами, на дальней от входа стороне. Открыв шкатулку, Атсуши извлек оттуда
пять листов и разложил их на крышке шкатулки, в ответ на удивленный взгляд
Наруто он проговорил.

— Иначе будет не понятно, к каким стихиям у тебя есть


предрасположенность и в какой степени, — объяснил свои действия старик.
— Сейчас приложи на каждый листочек по пальцу правой руки и пусти в них
чакру.

— Понятно, — проговорил мальчик, выполняя указания деда. Под действием


чакры все пять листов разрезались на две ровные половинки.

— Впервые вижу такое, — озадаченно проговорил седовласый.

— И что это значит? — удивленно спросил Наруто, понимая, что лишился


двух стихий из трех доступных ему в прошлом мире.

— Это значит, стихия ветра будет даваться тебе с невероятной легкостью;


техники «D», «C», «B» ты сможешь создавать с помощь одной лишь мысли без
каких-либо печатей и выкриков, а техники «A» и «S» рангов будут требовать
лишь нескольких самых основных печатей. На моей памяти, ты первый у кого
всего одна стихия, — рассказал Атсуши.

— Значит, других стихий мне не видать как своих ушей? — обреченно


спросил блондин.

— Да, именно так. Но зато с ветром ты сможешь добиться таких успехов, что
даже спокойно сможешь уничтожать техниками ветра сильнейшие техники
Огня, — обрадовал внука дед.

— Мощно, однако. Хорошо, что с этой стихией я хорошо знаком еще по


прошлому миру, — присвистнул Наруто.

— А теперь, думаю, тебе пора вернуться к тренировкам по физической


подготовке и тайдзюцу, а так же контролю чакры. До вечера, — попрощался
Атсуши, исчезая в шуншине.

Джинчурики же поднявшись к себе в комнату быстро натянул серую


тренировочную форму, состоявшую из борцовки и бридж, после чего, запечатав
в свиток бумаги Тсунаде, отправился на пятый полигон.

61/196
Арка первая. Глава VII.

После принятия в клан Ли и начала тренировок по подготовке к


предстоящему экзамену на генина дни для Наруто стали пролетать совершенно
незаметно. День превратился в однообразную вереницу событий: подъем,
утренняя медитация, завтрак, зарядка с разминкой, после — час занятий
физической подготовкой, три часа тайдзюцу, которыми зачастую руководил
клон Итачи или он сам, затем обед в компании сестры или Ли, далее два часа
отрабатывания контроля чакры, следом два часа тренировок по освоению
знаний фуиндзюцу оставшихся от прежнего Наруто, после чего мальчик делал
перерыв на час, обычно проводя его в палате матери, рассказывая ей о своем
прошлом или слушая ее рассказы, затем были два часа работы со стихией,
вследствие которой большинство генинов стало обходить пятый полигон
десятой дорогой, подальше от греха, затем был ужин в компании деда, два часа
вечерних медитаций и семь часов здорового сна. Однообразие дней настолько
затянуло блондина, что он лишь на третий день понял, что в дом деда
переехали отец и сестра, с которой он столкнулся однажды утром в ванной
комнате, случилось это спустя три недели после начала его тренировок.

Следующим знаковым событием стала выписка Кушины из больницы еще три


недели спустя, ознаменовавшаяся для джинчурики двумя днями отдыха и
серьезным выяснением отношений отца с матерью. Женщина заявила, что
собирается вскоре вернуться в ряды шиноби Конохи, на что Минато
взбунтовался, ибо, как он сказал, ему хватит волнения и за детей, которые в
скором времени собираются участвовать в экзамене на звание чунина в союзном
Конохе — Тумане. Результатом выяснения отношения стали павший смертью
храбрых сервиз, парочка горшков с цветами и стул. В итоге договоренность о
том, что к активному выполнению обязанностей джонина-сенсея Кушина
приступит лишь после прохождения полного курса восстановительных процедур
и последующего повторного экзамена на джонина, принимать который будет
тройка саннинов. За сценой Наруто с Каэде наблюдали из-за дивана, не рискуя
попасть под горячую руку кого-либо из родителей. После этого, тренировки
Наруто возобновились, и до назначенного экзамена оставалось всего несколько
дней.

Досрочный экзамен на звание генина был назначен на воскресенье —


единственный выходной для ее учеников и преподавателей, желающих
поскорее выбраться из надоевших стен академии. Участников оказалось на
удивление много — почти три десятка соискателей. Все они собрались в
небольшой аудитории, рассчитанной на тридцать учеников, с пятью рядами
парт и преподавательским столом перед ними, огромными окнами, заливавшими
ее ярким светом от чего тут было невыносимо душно, на доске висел список
участников и расплывчатое объяснение о том какие именно испытания ждут
собравшихся.

Среди них Узумаки с удивлением обнаружил Шикамару, который, удобно


устроившись на последней парте, внимательно наблюдал за собравшимися. На
ряд ниже, разлегшись на парте, дремал Киба, единственное более менее
свободное место было рядом с ним. Ничего не спрашивая, джинчурики занял
его, не обращая внимания на дремлющего соседа, и стал изучать собравшихся.
Большинство из них (двенадцать человек) были Учихами, плюс тройка
представителей клана Сенджу, среди которых Наруто увидел дочь Тсунаде —
Кэзу. Внешне она была почти точной копией своей матери, только цвет глаз
62/196
достался от прадеда. С ней он познакомился во время одного из своих
еженедельных походов к ирьёнину. Девочка оказалась на редкость
дружелюбным, общительным и активным ребенком, не страдала завышенной
самооценкой в виду принадлежности к одному из сильнейших кланов селения. В
свои двенадцать владела на уровне чунина стихией воды, к тому же уже
несколько лет параллельно занятием в академии посещала курсы для ирьенинов
и смогла достичь определенных успехов на этом поприще. Все это Наруто узнал
за буквально десять минут общения во время их первой встречи. Завидев его
блондинка, приветливо улыбнулась и подняла руку в знак приветствия,
джинчурики ответил на это кивком головы, ему не хотелось привлекать
излишнее внимание Учих к своей персоне, ибо калечить красноглазых выскочек
в его планы не входило. Так же в аудитории присутствовали члены кланов
Абураме и Яманако, оставшиеся девять человек были бесклановыми и
совершенно незнакомыми блондину. Вскоре в аудиторию вошли четверо в форме
джонинов Листа — в одном из них Наруто опознал Какаши — все собравшиеся
тут же заняли свои места, наступила относительная тишина, нарушаемая лишь
звуками доносившимися из-за окна.

— Приветствую всех собравшихся. Я — старший из группы наблюдающих


сегодняшнего экзамена, он будет состоять из нескольких частей, первая — это
проверка ваших теоретических знаний. Сейчас каждому из вас будет выдан
бланк с пятью вопросами, предупреждаю сразу: каждый бланк индивидуален и
пытаться списывать бесполезно, на вопросы нужно дать развернутый ответ, на
это у вас будет два часа. Масаши, раздай бланки, — занимая место
преподавателя, распорядился Хатаке, после чего извлек из сумки книгу, в
которой Наруто без труда узнал творение Джираи. — Приступать к работе
можете, как только получите свой вариант заданий.

Получив свой вариант, джинчурики с интересом стал разглядывать листок,


ничего сложного для него в вопросах не было. Первый вопрос был связан с
периодом правления Тобирамы, нужно было выделить самые выдающиеся
достижения Конохи, за время, что тот находился у власти. Ответ был дан
незамедлительно, все же в АНБУ умели заставлять хорошо знать историю
собственного селения, а заодно и историю всех предполагаемых противников.
Второй вопрос касался системы циркуляции чакры, ее самых уязвимых мест и
способов их защитить, с этим Наруто помогла справиться Курама, все же кому,
как не обладателю бьякугана разбираться в этом лучше остальных. Третий
вопрос должен был проверить знание генинами основ шифрования, что для
блондина как бывшего АНБУ оказалось сущей мелочью. Четвертый был связан с
географией, правилами ориентирования на местности, что вызвало у Узумаки
серьезные затруднения, все же с местной географией он был незнаком и решил
не отвечать на первую часть вопроса, зато подробно описал вторую. Пятый
вопрос касался знания Железного кодекса, в частности его раздела о правилах
поведения с нанимателем.

Закончив с вопросами Наруто отложил листок на край стола, после чего


откинулся на стул, став внимательно изучать происходящее в аудитории. Учихи
в полном составе уже закончили с работами и сейчас строили из себя в
большинстве своем каменные изваяния, единственный из них, кто этого не
делал, была девушка лет четырнадцати на вид. Она, как и блондин наблюдала
за происходящим в кабинете, видимо почувствовав его пристальный взгляд,
обернулась на него и несколько секунд играла с ним в гляделки, после чего,
довольно сверкнув голубыми очами, отвернулась. Тем временем сидевший
рядом Киба, так же закончил с заданиями и улегся на парту, всем своим видом
63/196
источая усталость и уныние, на задней парте с открытыми глазами спал
Шикамару, решивший все самым первым. По прошествии двух часов в аудитории
не осталось соискателей, не справившихся с заданиями, и Какаши, подав знак
помощникам собрать ответы, заговорил.

— Второй частью будет проверка ваших знаний в ниндзюцу, нужно


выполнить замену, иллюзорных клонов, хенге и одну стихийную технику не
ниже ранга «C». Всем все понятно? Ну, раз всем — то отправляемся на
тренировочный полигон академии, — скомандовал Какаши, исчезая в вихре
листьев.

Дети и подростки с кислыми минами отправились следом, многих морально


измотала первая часть, все же в академии большинство, за исключением
студентов последнего года обучения, еще не бывало на практических занятиях
в особо сложных условиях. К моменту, когда все добрались до площадки
джонины уже устроились в тени единственного дерева, достав где-то холодного
сока, попивали его, ожидая испытуемых.

— Все собрались? Никто не сбежал? — вставая на ноги, спросил Хатаке.


— Сейчас выстраиваемся в четыре колонны и по одному подходим ко мне и моим
ассистентам, демонстрируем хенге, клонов и замену на следующего человека в
колонне. Приступаем!

Собравшиеся быстро выполнили приказ Какаши, все же в академии приучали


к строгой дисциплине и быстрому выполнению распоряжений старших по
званию или должности. Наруто стоял во главе колонны сдавшей техники лично
Хатаке. Получив от джонина разрешение на выполнение техник, джинчурики
сразу призвал трех клонов, которые следом за ним применили хенге под первых
трех Хокагэ, а сам Наруто превратился в Джираю.

— Ну, что, Какаши, не желаешь автограф? — с доброй улыбкой проговорил


голосом саннина Узумаки.

У Хатаке от удивления единственный глаз полез на лоб, а рука на автомате


потянулась к книжке, спрятанной в подсумке, лишь в последний момент джонин
смог одернуть себя, а блондин тем времени развеял клонов и произвел замену
на девушку из клана Учиха, которая после этого повернулась к нему лицом,
демонстрируя шаринган с тремя томоэ, от чего у того по коже пошли мурашки.
Вот так из-за ребяческой глупости ему совершенно не хотелось раскрыть свои
умения, брюнетка же, подмигнув ему, отвернулась обратно, заставив того
призадуматься. За дальнейшим прохождением Наруто следил в полглаза,
общаясь мысленно с Курамой, от этого занятия его отвлекла все та же Учиха,
ткнувшая его в бок.

— Узумаки ты чего уснул там что ли? — спросил седовласый.


— Демонстрируй атакующую технику стихии, вон на тех мишенях.

— Футон: Казекири, но Дзюцу, — одними губами проговорил название


техники джинчурики, отправляя в стоящий в пятидесяти метрах от него столб
ветряное лезвие, которое с легкостью разрубило его, а затем ударилось в паре
десятков метров за ним в землю, подняв в воздух клочья земли и пыли.

Джонины большими глазами смотрели то на последствия техники, то на ее


создателя, Какаши же полным непонимания взглядом, подал команду
64/196
приготовиться следующему кандидату. Дети с удивлением смотрели на
блондина, о слабости которого в деревне ходило множество слухов, вот только
они понимали, что те совершенно не имеют под собой никакой основы, все
шиноби в Конохе были в курсе, что футон является крайне редкой стихией для
бойцов деревни, а те кто освоил его могли использовать техники только с
множеством ручных печатей, а сейчас на их глазах всего лишь претендент на
звание генина без печатей создал технику, как минимум, «B» ранга. Следом за
Наруто публику удивила девушка из клана Учих, создавшая технику огненного
дракона, которую Какаши собирался было остановить стеной из воды, когда та
за несколько метров до нее покрылась вязью символов, после чего исчезла.
Никто кроме самого Хатаке не понял, что именно произошло, джонин
выразительно глянул на блондина, убирающего в карман маленький свиток.
Дальше соискатели демонстрировали самые различные техники огня, земли,
воды, а Шикамару заставил удивиться джинчурики, использовав технику
молнии.

— Сейчас каждый из вас продемонстрирует основы фуиндзюцу, создание


взрыв-печатей и запечатывание неживых предметов в свиток. Кто не знает, как
это делать десять шагов влево — оповестил собравшихся седовласый джонин,
многие из собравшихся с ужасом смотрели на джонина, ибо эта дисциплина
преподавалась исключительно на последнем году обучения, в виду нехватки
специалистов и их загруженности. Из двадцати девяти человек осталось всего
пятеро — Наруто, Шикамару, Киба, Кэзу и голубоглазая Учиха. — Приступайте.

Первым с заданием справился Нара, за пару секунд он создал взрыв-печать,


после чего примотал ее к кунаю и отправил тот в полет, поляну огласил звук и
огненная вспышка взрыва. Следом за ним упражнение повторил Инудзука, его
взрыв-тег оказался несколько слабее, но при этом огненная вспышка охватила
солидную площадь. Взрыв печать в исполнении Кэзу превратилась в серию
средней силы взрывов, следовавших с определенным промежутком. Учиха же
создала начиненную осколками взрыв печать, в результате взрыва которой три
деревянных пенька превратились в труху.

— А ты чего ждешь? — спросил Какаши, кивая на бумагу с кисточкой.

— Мне это ни к чему. Кац! — мощнейший взрыв сотряс площадку, воздушная


волна с ревом разбилась о выставленный бойцами АНБУ барьер, здание
академии мелко затряслось кое-где по нему пошли трещины, генины с ужасом
смотрели на ухмыляющегося блондина. — Вот, что бывает, когда отвлекают
специалиста по фуиндзюцу от создания печати.

— Хм, буду иметь в виду. Теперь перейдем к запечатыванию, — громко


проговорил Хатаке, привлекая к себе внимание, тут все обошлось без эксцессов.
— Сейчас перейдем к последнему этапу, тайдзюцу. Бои один на один, можно
использовать все кроме ниндзюцу и фуиндзюцу.

— А убивать противника можно? — спокойно спросил Наруто, чем заставил


некоторых с опаской смотреть на него.

— Можно, но не нужно. Хоть вы и подписали отказ от претензий к селению,


но мне абсолютно не улыбается перспектива писать сто-пятьсот листов отчета,
почему кто-то из вас склеил ласты во время экзамена, на котором я был за
главного, — тяжело вздохнув, ответил Хатаке.

65/196
— Спасибо, постараюсь не переусердствовать, — довольно оскалился
блондин, чем напугал уже почти всех, страх самый плохой союзник перед боем,
пусть даже и таким незначительным.

— Первый бой Учиха Иоширо против Яманако Сеиичи, — дал отмашку к бою
один из джонинов помощников.

Почти все с интересом наблюдали за боем двух клановых шиноби с разными


стилями ближнего боя, в то время как Киба подошел к стоящему поодаль от
остальных Узумаки.

— Решил запугать перед боем домашних детишек? — не смотря в сторону


собеседника, спросил он.

— Типа того, — пожал плечами блондин.

— Знаешь, я многое о тебе слышал, но никогда бы не подумал, что


легендарный охотник за женихами окажется моим одногодкой, — усмехнулся
Инудзука.

— Это ты сейчас о чем? — поинтересовался Наруто.

— О нескольких трупах различных заезжих женихов, после смертей, которых


среди простых жителей селения стала гулять легенда об охотнике за женихами,
пытающимися получить в жены кого-либо из химэ кланов Конохи. Он неуловим и
беспощаден, он — кровавый и жестокий убийца, а на деле всего лишь
двенадцатилетний мальчишка. Весело, однако, — проговорил собаковод,
наблюдая как Учиха отправляет в нокаут Яманако.

— С чего ты взял, что я к этому причастен? — наклонив голову на бок,


спросил джинчурики.

— Да, все просто, шестеро из женихов-неудачников были убиты с помощью


фуиндзюцу, крайне высокого уровня, который недоступен даже сильнейшим
джонинам селения, а ты сейчас продемонстрировал уровень, который им даже
не снился, при этом никто и никогда, не поверил бы, что ты к этому причастен,
даже если бы тебя поймали на месте преступления, ибо твоя несостоятельность,
как шиноби — это общепринятый факт, — выложил свои доводы Инудзука.

— И что теперь? — спросил Наруто, смотря на собеседника.

— Теперь, я лишь скажу тебе спасибо, — усмехнулся Киба, — Ведь ты своими


действиями помог и моей старшей сестре. Не бойся выдавать тебя не стану,
Инудзука не доносчики.

— Да не за что. А кстати где твой нинкен? — задал вопрос Наруто.

— Акамару, ждет меня у входа, ему в академию запретили входить, он


видите ли пугает начальные курсы. Ну, подумаешь большой волк, что в этом
такого? Они шиноби или кто? — недовольно ворчал брюнет, для которого
подобное отношение к верному четвероногому напарнику и другу было просто
возмутительным.

— Ясно, думаю тебе пора, — указывая на подзывающего Инудзуку Какаши,


66/196
проговорил Узумаки.

— Спасибо, есть предложение после экзамена сходить посидеть в ресторан


данго. Что скажешь? — уже направляясь к джонину, задал вопрос Инудзука.

— Если остальные будут не против, — ответил блондин.

— Не будут, — уверил его Киба, срываясь с места.

Его бой против еще одного Учихи был на удивление коротким всего десять
секунд, на скорости в пару раз превосходящей скорость обладателя шарингана,
Инудзука совершил рывок, нанося один сокрушительный удар в челюсть, от
которого соперник просто не смог подняться на ноги, и его в порядок пришлось
приводить одному из джонинов. Запоминающимися так же вышли бои Кэзу
против Абураме, и Шикамару против Учихи, над которым мастер теней просто
поиздевался. Последним стал бой самого Наруто, против голубоглазой девушки
из Учих.

Девушка активировала свое додзюцу, едва они с блондином


поприветствовали друг друга, и попыталась поймать того в гендзюцу, но к
своему удивлению, чуть не пропустила сильный удар в район солнечного
сплетения, когда решила, что ей это удалось. Уйдя от удара прыжком назад
девушка, тут же выставила блок, принимая на него довольно сильный удар, от
которого сразу стал появляться синяк, в ответ она попыталась достать
джинчурики ударом ноги в бок, что у неё получилось, но должного результата
не принесло, удар прошел вскользь. Разорвав дистанцию оба противника на
несколько секунд замерли на своих местах в ожидании начала атаки
противника, первым в движение пришел Наруто, попытался взять победу над
противницей скоростью, но наткнулся на надежную оборону и схлопотав два
сильных удара по корпусу, вынужден был отступить и уйти в оборону, активно
используя преимущества своего шарингана, девушка перешла в атаку. От удара
в голову, блондин уклонился, после пришлось ставить жесткий блок на удар с
ноги, а следом прыжком назад уходить от подсечки, но даже это не спасло от
сильного удара брюнетки с ноги в грудь, от которого он упал на спину,
перекатом ушел от еще одного удара, едва успел подняться как получил с
колена в лицо, но успел схватить соперницу за ногу и уронить на землю,
выиграв секунду, необходимых для оценки обстановки. Ударом ноги
джинчурики поднял в воздух множество пыли и песка, заставляя Учиху, рукой
прикрыть глаза, все же додзюцу являлось одновременно главной силой и
слабостью клана, после чего совершил рывок вперед, успевая совершить
болевой захват руки прикрывавшей глаза и повалить соперницу на землю.

— Бой окончен, — проговорил Какаши, появляясь рядом, и заставляя Наруто,


отпустить руку девушки. — Победитель Узумаки Наруто. Ты тоже достойно
сражалась Изуми, просто противник тебе достался крайне неудобный.

— Спасибо за бой Изуми, — помогая брюнетке подняться проговорил


джинчурики.

— И тебе спасибо, похоже, не зря Итачи с тобой возится, — усмехнулась


Учиха.

— О результатах экзамена узнаете завтра, список прошедших его участников


будет вывешен на доске объявлений на первом этаже. Сейчас все свободны —
67/196
исчезая в вихре листьев вместе со своими помощниками, проговорил Хатаке.

К блондину тут же подошел Киба в сопровождении Шикамару и Кэзу,


остальные же участники отправились по своим делам, парочка Учих попыталась
забрать с собой Изуми, но Инудзука с Сенджу отослали их, сказав тем несколько
ласковых.

— Ну, что идем в ресторан? — спросил Нара, не проявляя даже намека на


сонливость или лень.

— Ага, твоих дружков мы спровадили, так что можем спокойно отдохнуть от


них пару часов, Изуми, — довольный собой проговорил Киба.

— Да, уж спасибо вам, а если они опять донесут Фугаку? Мне проблемы с
будущим родственником не нужны, — обреченно вздохнула Учиха.

— Ой, да не парься ты, не тронет он тебя, все же с Итачи в силе в вашем


клане может поспорить лишь Шисуи, но они же лучшие друзья, так просто
расслабься и наслаждайся жизнью, — посоветовала Сенджу, запрыгивая на
забор академии, за ней последовали все остальные.

— Тебе легко говорить, тебе отец ни слова против не скажет, ибо жить то
ему очень хочется, — хохотнула Изуми.

— Ну, подумаешь, мама держит его под каблуком, сам же виноват, — пожала
плечами Кэзу, спрыгивая на землю, и направляясь в сторону ближайшего
ресторана, где продавались разные вкусности.

Постепенно в беседу втянулись все ребята, в ресторане к ним


присоединилась Юрико в компании с Шисуи, Каэде и Ли, в результате чего
беседа затянулась на несколько часов, а Наруто приобрел нескольких
товарищей, по крайне мере пока товарищей, а дальше время покажет.

Тем временем Какаши внимательно изучал ответы на вопросы, которые дал


Узумаки, и с каждым из них волосы на голове у джонина вставали дыбом,
закончив с этим седовласый несколько минут о чем-то сосредоточенно думал,
сжимая листок в руке. После чего переместился с помощью специальной
техники АНБУ прямо в кабинет к Хокагэ, который разбирал очередную стопку
документов.

— Что-то случилось? Экзамен вроде прошел почти гладко, — подняв взгляд


на своего лучшего ученика, спросил Минато.

— Вот сенсей, посмотрите на это, — протягивая Четвертому вариант ответов


Наруто, проговорил Хатаке.

— И что тебя тут удивляет? — быстро пробежавшись по листу взглядом,


спросил Намикадзе.

— Откуда ему известны внутренние реформы касающиеся АНБУ? Этого нет


ни в одном доступном источнике информации, на этих вещах до сих пор лежит
гриф совершенно секретно, и допуск к ним имеют лишь командиры различных
отделов АНБУ и вы, — проговорил Какаши, намекая, что возможно в этой утечке
виноват сам правитель селения.
68/196
— Ты забываешь о том моменте, что Наруто прямой приемник Атсуши и
будущий глава клана Узумаки, а значит имеет полный доступ к архиву клана, а
Узумаки во время правления Тобирамы сам знаешь верховодили в военном
ведомстве селения, и у них есть вся подробная информация в отчетах, я даже
уверен, что именно по их инициативе и были проведены те реформы, —
напомнил ученику Минато.

— А что тогда насчет второго вопроса? Откуда он может знать такие вещи? У
него что, есть бьякуган? Хотя, тут он возможно опять же нашел информацию в
архиве, — почесывая затылок, сказал обладатель шарингана.

— В этом вопросе его натаскал Атсуши, у него сам знаешь богатейший опыт
в разделывании Хьюг на органы, — шумно выдохнул Четвертый ставя подпись
на очередном документе.

— Не, ну, а третий вопрос? Откуда он знает самые современные наработки


АНБУ в шифровании данных? Это вообще за гранью моего понимания, такое
чувство, что Узумаки до сих пор держат все военное ведомство Конохи за
яйца, — развел руками Хатаке.

— С последним я вынужден согласиться, сам знаешь — авторитет Атсуши


для старых АНБУ непререкаемый, именно поэтому, наверное, наследие клана
Узумаки еще и не растащили по кусочкам. Так что тут, скорее всего, дело рук
старого лиса — они с Данзо те еще интриганы, хоть делают все на благо
селения, — с нотками недовольства в голосе проговорил Минато.

— Четвертый вопрос у меня вообще вызвал ступор, он прекрасно знает все


способы ориентирования на местности, особенности различных климатов и
природных зон, но при этом полный ноль в географии самых значимых мест
нашей страны. Как такое может быть? — сокрушенно спросил джонин.

— Может он просто не смог решить какие именно места вписать? Хотя, зная
Кушину могу сказать, что он возможно просто не утруждает себя изучением
данного аспекта, — почесывая подбородок ответил Намикадзе.

— С этим ясно. А вы в курсе, что Наруто владеет футоном на высочайшем


уровне? Создать технику «B» ранга без печатей, это даже Данзо не под силу!
— негодовал седовласый.

— У Наруто, по словам Атсуши, всего одна единственная стихия, а ты сам


понимаешь, что это значит — многозначительно проговорил Четвертый.

— Однако, ваш сын полон сюрпризов, вся эта история с его слабостью как
шиноби, я так понимаю это всего лишь ширма, дабы позволить Атсуши
хорошенько обучить мальца? — изогнув бровь, спросил Хатаке.

— Угу, — согласился с ним Минато, со старым Узумаки они уже давно


продумали такой вариант. — Сам понимаешь это должно остаться в тайне.

— Естественно, да и печать молчания с меня никто не снимал, ровно как не


освобождал от должности капитана АНБУ отряда быстрого реагирования. Но
зачем вы сейчас решили выставить его напоказ, это ведь из-за шевелений у
Учих? — поинтересовался Какаши.
69/196
— Да, отчасти, в последнее время слишком много отчетов приходит по
ним, — кивнул головой Намикадзе.

— Ясно, спасибо за пояснения, сенсей, доброго Вам дня, — исчезая в


шуншине сказал седовласый, оставляя учителя одного в борьбе с кипами
макулатуры.

70/196
Арка первая. Глава VIII.

Солнце медленно катилось по небосклону. Жители деревни


спешили по своим делам, дети с радостными криками носились по игровым
площадкам, торговцы на все лады расхваливали свои товары, зазывая
покупателей, шиноби, едва заметными тенями, перемещались по проводам и
столбам, а команды генинов собирались на площадки в ожидании своих сенсеев.

Наруто сидел под тенью дерева в компании сестры и ее сокомандника.


Кичиро Судзуки, пятнадцатилетний парень с каштановыми волосами,
заостренными чертами лица, чуть прищуренными карими глазами, носом с
горбинкой, следами от ожога на правой щеке, в синих штанах, бронежилете с
протектором генина, прилаженным на его правой стороне, в стандартных
сандалиях шиноби, и бросавшим мимолетные похотливые взгляды на Каэде, что
вызывало у блондина раздражение. Намикадзе же не обращала на него
внимания, разглядывая всех собравшихся. Она была одета в дорогой
бронежилет, доступный даже не всем джонинам, в виду своей заоблачной цены,
который был хорошо подогнан под ее фигуру Наруто, не сковывал движений и
не сдавливал грудь, на ногах синие брюки, забранные в сапожки на небольшом
каблуке, длинные волосы заплетены в одну тугую косу, чтобы не мешать при
движении и в бою. Узумаки был в точно таком же бронежилете, как и сестра, в
синих штанах концы которых были забраны в берцы с высоким голенищем на
шнурках. В идентичной форме были все собравшиеся, и подобная унификация
радовала глаз бывшего АНБУ, хотя она была обязательна только во время
выполнения заданий и нахождения за пределами селения, давая надежду, что и
с дисциплиной у здешних генинов все в разы лучше, чем в его прошлом мире.

С момента получения Наруто протектора прошло уже почти два с половиной


месяца, за это время он успел неплохо сработаться с сестрой и Кичиро, два раза
они побывали за пределами Конохи, выполняя задания по сопровождению
караванов, но ни разу не встретили даже простых грабителей. Сегодняшний
день для всех собравшихся был знаменательным, сегодня они должны
отправляться на экзамен на звание чунина, который будет проходить в деревне
скрытого Тумана.

— Приветствую всех собравшихся, — донесся с балкона резиденции голос


Четвертого, за спиной которого стояли джонины-сенсеи, все собравшиеся
генины тут же как по мановению волшебной палочки выстроились в ровные
колонны и шеренги. — Думаю, объяснять причину вашего сбора здесь нет
необходимости, сообщу лишь, что наш караван выдвигается через час от
восточных ворот, советую всем запастись пресной водой, нам предстоят сутки
морского плавания. Сбор через сорок минут, разойтись!

Площадка почти мгновенно опустела, лишь Наруто прогулочным шагом


удалялся в сторону восточных ворот, чем вызвал усмешку у Минато,
проводившего его взглядом. Намикадзе с удивлением для себя понимал, что уже
сейчас его сын на голову превосходит большинство джонинов селения по силе и
опыту и при этом умело скрывает это, зачастую направляя нужных ему людей к
определенной цели, едва заметным вмешательством в их жизнь. Покачав
головой, Хокагэ направился в зал заседаний, где собрались все джонины, чьи
генины были заявлены на участие в экзамене, для проведения последнего
инструктажа перед оправкой.

71/196
Корабли с делегацией из Конохи медленно входили в главную гавань
деревни Скрытого Тумана, генины с удивлением рассматривали окрестные
пейзажи и множество других кораблей уже причаливших, лишь Наруто в
компании Какаши стояли на носу и с безразличием взирали на происходящее
вокруг, иногда перебрасываясь незначительными фразами. С Хатаке Узумаки
смог наладить неплохие отношения, познакомился с его большой семьёй, с
огромным трудом привыкнув видеть его в качестве главы семейства, но даже в
этом мире от привычки постоянно читать книги Джирайи он не избавился, и
похоже применял почерпнутые оттуда знания на практике.

Вскоре показалась пристань с несколькими встречающими, среди которых


блондин с удивлением узнал двух мечников Тумана, Хошигаки Кисаме и Момочи
Забузу, оба были в стандартной форме своей деревни с огромными мечами за
спинами, с лицами, выражающими спокойствие сравнимое со спокойствием
огромного океана, что лежал на восток от острова. Генины и их сенсеи по
команде Какаши быстро выстроились на палубе, как только с борта корабля был
спущен трап, вышел джонин в сопровождении нескольких гражданских.

— Рад приветствовать союзников на земле нашего селения, — проговорил


Кисаме, чуть склоняя голову в знак приветствия.

— Взаимно, — ответил на приветствие Хатаке, протягивая мечнику свиток


запечатанный личной печатью Четвертого. — Хокагэ-сама просил передать, что
рад принять предложение Мизукагэ быть гостем на третьем этапе экзамена и
прибудет сюда через неделю в сопровождении семьи.

— Я передам Мей-сама эту новость, — сказал Хошигаке, быстро убирая


свиток в один из карманов на своем жилете и заканчивая с официальной частью
встречи. — Передавай командование своими оболтусами и давай пройдемся.
Забуза, займись размещением гостей.

— Асума, командуй парадом, меня, если что, знаешь, где искать, — дал
отмашку Какаши, принимая приглашение Кисаме.

Наруто на все это смотрел с большим интересом, делая себе зарубки на


будущее, выяснить у Копирующего историю, откуда тот знает обладателя
Самехады. От этих мыслей его отвлек Обито, подтолкнувший его к выходу,
показывая рукой, что Каэде и Кичиро уже внизу, на это блондин лишь хмыкнул и
ловким движением перемахнул через перила, разом преодолевая с два десятка
метров и приземляясь на обе ноги, привлекая своей выходкой внимание генинов
других деревень к себе и товарищам, за что тут же получил легкий
подзатыльник от улыбающейся сестры, которой подобные выходки брата уже
были привычны.

После непродолжительного путешествия по селению, генинов разместили в


специально отведенном для их делегации гостевом доме, дети и подростки
быстро разбрелись по своим комнатам лишь Наруто с Ли и Каэде отправились на
поиски чего-нибудь съестного, для них после двух месяцев тренировок под
руководством Гая и Атсуши подобные путешествия были не проблемой в
отличие от большинства участников. На кухне они к своему удивлению
обнаружили Изуми Учиху, которая о чем-то болтала с приветливой улыбающейся
женщиной стоящей у плиты и хлопотавшей у кипящих кастрюль.

— Как и ожидалось Узумаки вышли на поиски еды, — хохотнула невеста


72/196
Итачи, жестом приглашая друзей занять свободные места.

— А ты-то чего тут забыла? Ты у нас вроде всё диетами балуешься? — садясь
рядом с подругой, спросила Каэде.

— Итачи обещал меня выпороть, если я хотя бы еще раз просто заикнусь о
диетах, — вздохнула брюнетка, после чего недовольно добавила. — Говорит, я и
так маленькая, худенькая и слабенькая! Нет, ну в каком месте-то я слабая?!

— Да, успокойся ты, Изуми, он просто волнуется о тебе, да и прав насчет


твоей худобы, — проговорил Наруто, быстро расставляя на стол тарелки и
приборы. — Тем более насчет твоей слабости он отчасти прав.

— И ты туда же?! — зло рыкнула девушка, которую явно выводило из себя


подобное мнение в отношении ее сил.

— Ты бы сначала дослушала меня, а потом уже ворчала, — ответил блондин,


умело нарезая переданный женщиной хлеб. — По сравнению с уровнем силы
Итачи и Шисуи, и ты, и я, и Ли с Каэде, сопливые детишки, он привык мерить
всех по себе. Именно поэтому, зачастую оказывает излишнюю заботу по
отношению к тебе. Так что успокойся и не накручивай себя по пустякам, лучше
займись усиленными тренировками по возвращению домой, дабы скорее
достичь уровня силы, при котором он не будет волноваться, когда тебя
отправляют на миссию за пределы селения.

— Иногда, у меня складывается ощущение, что тебе вовсе не двенадцать


лет, — проговорила Изуми, принимая от хозяйки кастрюлю с чем-то, пахнувшим
рыбой.

— А ты поживи с моим дедом годик, быстро научишься мыслить, как


взрослые, у него знаешь ли совсем не детские методы обучения порой
бывают, — сказал Наруто, чем заставил вздрогнуть Каэде и Ли, хорошо
знакомых с методиками Атсуши.

На этом беседа сошла на нет, ибо на столе стало появляться всё больше
различных блюд, а на запах еды стали подтягиваться джонины. Хорошо
перекусив, генины отправились по своим комнатам.

Утро для Наруто началось как обычно на несколько часов раньше, чем у всех
остальных обитателей дома, выбравшись на крышу, он, сев в позу для
медитации, принялся выполнять уже ставшие обыденными упражнения по
попыткам взять под контроль сенчакру, что упорно не получалось, все же
неготовность тела к подобным техникам давала о себе знать. Закончив с
медитацией, блондин быстро спустился вниз и приняв душ отправился на кухню,
к этому времени на ногах было всего несколько джонинов, Ли, уже во всю
разминавшийся на площадке между двумя гостевыми домами в компании
куноичи из Песка, примерно одного с ним возраста. Девушка умело защищалась
от медленных ударов Густобровика и несколько раз уже сумела сбить того с ног,
что вызывало у джинчурики улыбку, ведь тот просто напросто игрался с
неожиданным партнером по тренировкам, все же даже у него зачастую не
получалось устоять после ударов Гая, а Ли не только делал это постоянно, но и
даже иногда проводил результативные атаки, так что Майто потом несколько
часов мог щеголять огромными фингалами под глазами.

73/196
На кухне обнаружились хозяйка и Какаши, сидевший за столом, внешне он
был в полном порядке, но Наруто прекрасно понял по взгляду, у Хатаке было
дикое похмелье, все же джонин — это вам не а бы кто, он умеет терпеть.
Ответив на приветствие блондина кивком, тот продолжил, молча бороться со
своим недугом. Решив сжалиться над мужчиной, Узумаки извлек из печати на
левой руке парочку капсул с универсальным противоядием, помогавшим
справиться с отравлением легкими ядами, заодно неплохо помогавшим с
похмельем. Взяв у хозяйки стакан с водой, он поставил его перед седовласым и
вложил ему в руку капсулы, который благодарно взглянув на сына учителя и
проглотил лекарство, залпом опустошая стакан.

— Спасибо, — поблагодарил блондина Какаши, чувствуя, как быстро


начинает отступать похмелье. — Откуда у тебя такое противоядие?

— Да не за что, — ответил Наруто, помогая молчаливой хозяйке накрывать


на стол. — Это мне Тсунаде дала, сказала, пригодится на экзамене.

— И как только тебе удается постоянно что-то у неё выпрашивать?


— поинтересовался Хатаке.

— Я просто прихожу и вежливо прошу у неё то, что мне нужно, вот и все, —
проговорил джинчурики, начиная быстро поглощать завтрак. — А во сколько
начало экзамена?

— Да, до такого мы еще не додумались. В десять, а за нами прибудет один из


экзаменаторов часов в девять, — проговорил седовласый.

— Тогда, думаю пора поднимать остальных. И да Какаши-семпай, не


поделитесь на досуге историей вашего знакомства с сильнейшим мечником
нынешнего поколения мечников? — спросил мальчик.

— Да, пора. Поделюсь, — согласился джонин, наблюдая за тем, как рядом с


Наруто появляются пять его копий.

— Поднимайте народ, только вежливо, — отдал приказ оригинал, после чего


те исчезли на лестнице, ведущей на верхние этажи.

— И давно ты владеешь этой техникой? — изогнув бровь, спросил


обладатель шарингана.

— Года два точно, приятного вам аппетита, семпай, я пойду, разбужу сестру.
Хозяйка, спасибо за еду, — поблагодарил женщину, продолжавшую хлопотать у
плиты, джинчурики.

Быстро поднявшись на третий этаж, Наруто, постучав в дверь, услышал


голос сестры и разрешение войти, прошел внутрь. Сидя перед зеркалом, Каэде
упорно пыталась расчесать еще влажные после душа волосы, но выходило у неё
плохо, покачав головой, блондин забрал расческу у сестры и принялся сам
приводить ее шевелюру в порядок, немного чакры ветра и волосы уже были
полностью сухими.

— Я погляжу у тебя имеется личный парикмахер, — послышался голос Изуми,


вышедшей из ванной укутанной в пушистый халат. — Доброе утро, Наруто.

74/196
— Доброе, Изуми, — отозвался джинчурики, начиная заплетать волосы в
косу, что ему пришлось научиться делать еще в прошлом мире, когда
приходилось постоянно помогать с этим Кураме. — Вы бы поторопились, нам
через час выдвигаться к месту прохождения первого этапа экзамена.

— Спасибо, что предупредил, будь человеком помоги Изуми, а то не хорошо


будет, если она в таком виде покажется на людях, — проговорила Намикадзе,
забирая своё обмундирование и отправляясь в ванную.

— Без проблем. Изуми, садись и не шевелись, — жестом приглашая Учиху


занять место на стуле перед зеркалом.

— Спасибо, — поблагодарила за предложенную помощь девушка,


усаживаясь на стул.

Высушив волосы брюнетки чакрой ветра, Узумаки быстро расчесал их и


заплел в косу, оставив две пряди по бокам, после чего уже собирался выйти из
комнаты, как у самых дверей его догнал вопрос голубоглазой Учихи.

— Наруто скажи честно, где ты этому научился? — спросила девушка,


пристально смотря в спину друга. — И не надо врать, что ты этому научился у
Каэде, даже у неё не получается так аккуратно и быстро справляться с такими
длинными волосами.

— Извини, Изуми, но на этот вопрос я тебе ответить пока не могу, —


спокойно проговорил блондин. — У каждого из нас хватает своих секретов ведь
так Намикадзе Изуми?

— Откуда ты знаешь? — серьезно спросила девушка, понимая, что стоящий


перед ней мальчик совершенно не ребенок.

— Знание элементарных основ генетики и некоторых нелицеприятных


моментов из истории селения, касающихся моей семьи, — ответил джинчурики.

— И что ты знаешь? — тихо спросила Учиха.

— Все, от начала и до конца, и давай закончим на этом наш разговор до


следующего раза, — выходя из комнаты, проговорил Наруто, оставляя девушку в
одиночестве.

Через час все генины Конохи, коих было двадцать один человек, стояли у
огромного здания академии шиноби Скрытого Тумана, над главным входом
висел знак селения, большие окна, чуть синеватый цвет камня, из которого было
сложено здание, толпа участников из самых различных селений кучками стояли
по всему двору. Генины Тумана и Листа старались стоять подальше от шиноби
Камня и Молнии, к которым у обеих деревень было множество взаимных
претензий с последней полномасштабной войны пятерки великих скрытых
селений.

— Приветствую собравшихся, — проговорил Момочи, замолкая на несколько


секунд давая участникам выстроиться. — Сейчас по одному проходим внутри
получая номер своего места и тихо и спокойно занимаем его, предупреждаю
сразу любая команда будет исключена даже просто за попытку начать
словесную перепалку не говоря уже о драках. Всем все понятно?
75/196
Увидев молчаливое согласие собравшихся он дал отмашку и генины
цепочкой потянулись внутрь. Наруто с удовольствием для себя отметил, что на
экзамене от Молнии присутствуют трое Хьюг, один из которых Неджи, в голове
джинчурики стал медленно вырисовываться план предстоящей авантюры.
Вскоре все претенденты на звание чунина уже сидели в аудитории, которая
почти не отличалась от своих собратьев в академии Конохи, за исключением
разве, что висящей над доской карты страны Воды. Окинув кабинет взглядом,
Узумаки отметил про себя, что тех, кто мог устроить конфликт постарались
посадить как можно дальше друг от друга. С огромным удивлением Наруто
обнаружил в зале семейство Но Собаку, когда обернулся назад и встретился со
спокойным взглядом Гаары, и поспешно отвернулся от него дабы не создавать
себе проблем лишний раз. Вскоре всем были розданы бланки с заданиями и
Забуза начал объяснение условий прохождения экзамена.

— Перед каждым из вас лист с десятью заданиями, задача каждой команды


набрать на троих минимум пять баллов, за попытки списывания мгновенное
исключение, на выполнение заданий у вас ровно час. Есть вопросы? Вопросов
нет. Приступайте! Хаку время, — отдал приказ Забуза, усаживаясь за
преподавательский стол, и подавая едва заметный знак, который Наруто
заметил лишь благодаря тренировкам, пройденным в АНБУ, но о его назначении
он мог только догадываться, сидящим со всех сторон от генинов людям в форме
чунинов.

Прочтя задания в бланке Узумаки с удивлением понял, что их уровень никак


не превышает уровень сильного генина с опытом оперативной работы полгода и
более. Понять причину столь легких вопросов ему удалось через несколько
секунд, когда он почувствовал, как его на сознание наваливается огромная
усталость, а с каждой секундой становится сложно концентрировать внимание
даже просто на прочтении вопроса, не говоря уже о попытках ответить на них.
Закрыв глаза на несколько секунд, блондин погрузился в медитацию, быстро
развеивая над собой технику влияния на разум, созданную людьми в форме
чунинов и сидящими с блокнотами, после чего за пару минут справился с
вопросами. Закончив с заданиями джинчурики с удивлением обнаружил, что до
конца первого этапа осталось всего десять минут окинув аудиторию беглым
взглядом он обнаружил, что далеко не многие справились с давлением
оказываемым техникой, специалистов допросных специализаций.

Немного подумав, Наруто решил помочь собравшимся, ведь он не был уверен


в том, что если противников будет мало на втором этапе, то ему окажется
просто выполнить свою задумку. Сосредоточившись, он высвободил в
окружающее пространство волну чакры из печати, оставшейся от прежнего
владельца тела, которая просто смела технику шиноби Тумана, а тех генинов
кто справился с заданием самостоятельно, заставила обернуться в его сторону.
Забуза лишь приоткрыл один глаз, и едва заметно улыбнулся уголками губ,
мечник явно был доволен таким развитием событий.

— Время вышло, — оповестил генинов Хаку, заставляя своего учителя


окончательно проснуться.

— Всем подписать работы и отложить на край стола. Слева по одному на


выход, шагом марш! — скомандовал Момочи, после чего, что-то сказал своему
ученику указывая на Наруто.

76/196
На выходе из кабинета, один из последних представителей клана Юки, отвел
джинчурики в сторону и попросил немного подождать, сказав, что с ним желает
переговорить главный экзаменатор этапа. Через пару минут в опустевший
коридор вышел обладатель Обезглавливателя.

— Ты меня удивил малец, никогда бы не подумал, что кто-то решится


подобным образом усложнить себе жизнь, — усмехнулся мечник.

— С чего Вы решили, что для меня много противников сложность?


— поинтересовался блондин.

— В твоем возрасте лишь единичные исключения из общей массы способны


лишить человека жизни, — ответил Мамочи, после чего извлек из кармана
жилета свиток. — Вот держи, пригодится на следующем этапе.

— Считайте, что я и есть подобное исключение. Благодарю, — усмехнулся


Наруто, принимая свиток и тут же пряча его в кармане своего жилета. — До
встречи Забуза-сан.

— Ага, — ответил брюнет, исчезая в водяном вихре.

У здания Наруто ждали Каэде с Ли и команда Изуми, которые тут же


попытались выяснить у того причины его задержки, джинчурики лишь
отмахнулся от них и предложил прогуляться по селению, идея была воспринята
на ура. В гостевой дом они вернулись уже под вечер, их пропажи даже не
заметили, по крайней мере никто не стал делать им выговор.

Сидя вечером на крыше джинчурики занимался медитацией, что позволяло в


разы усилить все свои чувства: чувство чакры, слух, зрение, обоняние и
осязание. Именно это позволило ему почувствовать приближение к нему Изуми,
девушка шагала совершенно бесшумно, в руках у нее был кунай, который
Наруто почувствовал благодаря запаху специфических веществ, которыми их
обрабатывали шиноби Конохи.

— Неужто решила избавиться от меня? — спросил Узумаки, не открывая глаз


и не шевеля ни одним мускулом, девушка замерла на секунду, затем
послышался звук падающего на каменную крышу железного куная, после едва
различимые всхлипы.

— Даже на это я не способна, — шептала себе под нос Изуми, уткнувшись в


колени.

— Зря так убиваешься. Ты на многое способна, просто сейчас твой уровень


силы недостаточен, чтобы противостоять мне. Меня с семи лет готовят как главу
клана посвящая во все тайны и секреты техник клана, дают неограниченный
доступ к информации. В отличие от тебя, все твои умения достались тебе
тренировками и постижением их на ощупь без возможности спросить у кого-
либо совета, ты трудолюбива и упорна, ты смогла покорить сердце гения своего
клана, как и он твое, но ты изгой внутри своего клана, полукровка. Ты ведь
понимаешь, что они не дадут вам быть вместе, даже, несмотря на помолвку,
ваши чувства и на угрозы Итачи и Шисуи. Ты знаешь, что тебя либо убьют на
миссии, как это было с твоим биологическим отцом или сделают бесплодной, а
глава клана Учиха, не имеет права жениться на такой девушке. Традиции,
правила и чистота крови для этих выродков превыше человеческого счастья, но
77/196
у тебя есть шанс избежать такой участи, — проговорил Наруто, все там же сидя
на своем месте с закрытыми глазами.

— И как ты себе это представляешь? — прокричала Изуми, которую


полностью выбил из колеи рассказ блондина, хотя все это она и сама понимала,
но надеялась и мечтала, что этого не случится.

— Очень просто я помогу тебе с тренировками и развитием шарингана, а


взамен ты перейдешь в клан Намикадзе, — спокойно проговорил блондин.

— С чего ты взял, что мне это позволят сделать? — продолжая всхлипывать,


спросила Учиха.

— Неужели ты думаешь, что мое предложение спонтанно? Поверь мне, мы с


тобой сейчас маленькие винтики в большой машине, что пришла в движение
несколько месяцев назад. За нас все продуманно на несколько десятков шагов
вперед лучшими умами Конохи, просто у тебя сейчас появился шанс прожить
более долгую и счастливую жизнь, чем запланировал клан Учиха, — объяснил
джинчурики, все еще не прерывая медитации.

— Значит, все было продуманно заранее и даже наш с тобой разговор?


— удивилась девушка, прекращая всхлипывать, и поднимаясь на ноги.

— Да. Так что скажешь на счет предложения взять фамилию своего


настоящего отца и старшего брата нынешнего Хокагэ? — открывая глаза и
поворачиваясь к собеседнице лицом, задал вопрос Наруто, внимательно
наблюдая за реакцией Изуми, на лице которой можно было прочитать полное
непонимание и замешательство. — Сейчас я с тобой говорю от имени главы
клана Намикадзе, и твое решение он узнает, как только появится здесь на
третьем этапе.

— Я могу хотя бы узнать имя настоящего отца, мне кроме его фамилии
ничего неизвестно, — пересохшими от волнения губами спросила Изуми.

— Можешь, я даже кратко ознакомлю тебя с его биографией. Юэдей


Намикадзе, старший сын главы клана проживавшего на юге страны Огня, и
почти полностью уничтоженного во время Второй войны Шиноби армией Облака,
выжили лишь два брата Юэдей и Минато, после примкнувшие к Конохе в
возрасте девятнадцати и восьми лет соответственно. Твой отец почти сразу
попал в АНБУ и был в отряде, занимавшемся спасением наших шиноби из плена,
что тогда было постоянным и обыденным делом. Лет через восемь он на одном
из заданий спас твою маму, Учиху Каяо, тогда он уже стоял сам во главе отряда,
после чего у них завязались отношения, подробностей я не знаю, но примерно
через год после это выяснилось, что Каяо беременна. Учихи дали добро на
свадьбу твоей матери и Юэдая, но незадолго до этого, тот погиб на очередной
миссии по спасению. Его смерть вызывала очень много сомнений и подозрений
относительно причастности к этому клана Учиха, ибо выяснилось, что он был
отравлен крайне сложным ядом медленного действия и на миссии просто не
смог защититься от удара противника. Доказать, тогда ничего не удалось, лишь
недавно благодаря Шисуи к Хокагэ попали копии соответствующих документов
из архива Учих, вместе с документацией о подготовке попытки силового захвата
власти. Сейчас в селении ведется активная подготовка к зачистке всех
причастных к этому делу, и после нашего возвращения в Лист над ними пройдет
показательный суд с казнями. Будет казнена вся верхушка клана Учиха, Итачи
78/196
станет во главе клана, а ты станешь его женой и так сказать гарантом
лояльности Учих действующему Хокагэ, хотя это в принципе и не требуется,
простая формальность, — проговорил Наруто, после чего добавил. — Да, в
случае согласия ты станешь первой претенденткой на место главы клана
Намикадзе, в случае отказа от него моего отца. Личное дело Юэдая и все его
личные вещи ты сможешь получить в Конохе, в случае твоего согласия на
предложение о сотрудничестве.

— Наруто ведь ты уже знаешь мой ответ на этот вопрос зачем, тогда весь
этот разговор? — непонимающе спросила Изуми.

— Просто если ты будешь в курсе хотя бы общих моментов и дашь


добровольное согласие нам будет проще действовать с юридической точки
вопроса, — объяснил Узумаки.

— А что насчет мамы? — поинтересовалась брюнетка, быстро переваривая


полученную информацию, и начиная искать выгоду в своем положении.

— Если она пожелает, то тоже сможет войти в клан Намикадзе, в качестве


жены бывшего главы клана и матери главной наследницы, после моего отца, —
ответил джинчурики, усмехнувшись, с удовольствием отмечая, как быстро
пришла в себя девушка после его удара, с помощью чакры Курамы.

— Я согласна, но хотела бы обсудить условия моего вхождения в клан с


дядей лично, — изложила свои требования Изуми.

— Я передам отцу информацию о твоем согласии и желании личной встречи,


для обсуждения деталей, — сказал блондин, начиная складывать
последовательность печатей.

— Наруто, скажи мне, откуда у Четвертого такое доверие к тебе? Ведь всего
четыре месяца назад ты был общепризнанным слабаком и отвергнутым сыном
Хокагэ, а сейчас — его доверенное лицо, как главы клана и селения. С чего
вдруг такие перемены? — выжидающее смотря на двоюродного брата, спросила
Изуми.

— Это ты сможешь узнать лишь после того, как станешь частью клана
Намикадзе, но никак не раньше, — улыбнулся Узумаки, развеивая барьер, давая
тем самым понять, что разговор закончен. — Идем спать, завтра нас ждет
начало тяжелого испытания.

В эту ночь Изуми уснула лишь после того, когда бывшая в курсе разговора и
всех предстоящих событий Каэде легла рядом с ней и обняла подругу. Тогда она
смогла провалиться в тревожный и кошмарный сон.

79/196
Арка первая. Глава IX.

Ранним утром двадцать девять команд генинов были собраны на


пристани скрытого Тумана, многие из них с недоумением смотрели на
экзаменатора, объясняющего суть второго этапа.

— Через сорок минут отлив достигнет своего пика, и мы с вами отправимся к


месту проведения второго этапа, которым будет сеть пещер, вход в которые
скрыт под водой. Вашей задачей будет добраться живыми и здоровыми до зала в
центре пещер, у каждой команды будет свой вход, но они будут пересекаться с
другими ходами и вы, возможно, столкнетесь с другими участниками и должны
будете принять бой, команда победителей продолжит путь, проигравшие или их
тела будут эвакуированы АНБУ. Команды, дошедшие до конечной цели не в
полном составе, будут исключены. Максимальное время на прохождение пещер
шестьдесят часов. В конечной точке маршрута вас будут ждать командные бои.
Есть вопросы? — спросил Кисаме, осматривая замерших генинов. — Раз вопросов
нет — выдвигаемся.

Генины, сопровождаемые тремя десятками джонинов Тумана, последовали


за Хошикаги, который через две минуты бега привел всех к небольшому утесу.
Внизу у самой линии воды были видны множество входов в пещеры, разобрав
команды испытуемых, джонины развели их к ним, а после взмывшей в небо
красной ракеты пустили их в пещеру, сняв барьеры, не дававшие воде попасть
внутрь. После того как за спинами команды Наруто вновь закрылся барьер,
пещера погрузилась в кромешную темноту, а они сами замерли на месте.

— У кого-нибудь есть с собой фонарик или факел? — спросил Судзуки,


запинаясь о камень.

— У меня нет, — отозвалась Каэде, пытаясь на ощупь найти брата, стоявшего


где-то рядом.

— А техники вам на что? — подал голос Узумаки, уже находясь в нескольких


метрах от замерших товарищей по команде.

— У меня нет техник, которые бы можно было долго держать не сильно


тратя чакру, ведь нам предстоит еще сражаться, — отозвался Кичиро.

— Аналогично, — удрученно вздохнула Намикадзе.

— Ясно все с вами, — тяжело вздохнул блондин, создавая в руке расенган, в


который добавил немного чакры ветра, что позволило оторвать его от руки и
поднять над головами, так чтобы он своим ярким голубым цветом освещал
дорогу.

— И как у тебя это только выходит, — прошептала пораженная девушка.

— Все дело в полном сродстве с воздухом, — объяснил Наруто. — А теперь


давайте выдвигаться вперед.

Товарищи на это молча согласились, ведомые своим негласным командиром.


Шесть часов путешествия по подземному лабиринту пролетели для них
совершенно не заметно, они даже не сразу отреагировали на атаку устроенную
80/196
противниками.

— Дотон: Каменные шипы, — донеслось до Наруто, название техники, от


которой он ушел прыжком в воздух, Каэде оказалась вне радиуса действия, а
Кичиро получил два сквозных ранения в правую ногу.

— Разенган, — пробормотал Узумаки, направляя голубую сферу на большие


каменные пики, на которые падал Судзика грохот техники и пыль, поднявшаяся
после ее попадания в цель, позволила выиграть джинчурики время, чтобы
оттащить раненого товарища в сторону.

— Каэде, прикрой меня, я этих уродцев сейчас достану, — прошипел


блондин, перемазанный в крови.

— Хорошо, — коротко бросила девушка, высовываясь из своего укрытия.


— Катон: Огненный шар.

Пока медленный огненный шар закрывал противникам обзор, Узумаки


устремился следом за ним, пытаясь таким образом подобраться поближе к
укрывшимся в расщелине генинам. На пути огненного снаряда вскоре стала
стена из воды, Наруто же отправил в шар десяток ветряных лезвий,
разорвавших шар, и огненными дугами угодившими в защитную технику. В
результате пещера наполнилась паром и запахом горелой человечины, а ее
своды огласил девичий визг полный отчаяния, после этого продолжать битву не
было смысла, противник оказался полностью деморализован. Девушка лет
пятнадцати с расширенными от ужаса глазами в слезах сидела у стены,
стараясь вжаться в камень, рядом сидел, побледневший как полотно, рыжий
парень с протектором Камня на лбу.

— Мдя, — протянул Наруто, стоя перед ними, явно озадаченный такой


реакцией, а за его спиной сестра едва справилась с рвотным позывом после
увиденного полуобгоревшего трупа. Покачав головой, блондин извлек из печати
свое одеяло и накрыл им труп, после чего подошел к рыжему и несколько раз
похлопал по щекам, приводя в чувство. — Где ваш сигнальный свиток для АНБУ?

— У меня, — хриплым голосом ответил тот, хлопая глазами.

— Давай его сюда, — приказным тоном скомандовал Узумаки, на что тот


подчинился. — Каэде, посмотри, что там с Кичиро.

Быстро сломав печать на свитке, мальчик развернул свиток на земле, через


секунду на его месте появились трое АНБУ Тумана, указав жестами на команду
из камня и труп под одеялом джинчурики отправился к сестре, оставив АНБУ
самих разбираться с трупом и подростками.

— Как ты? — обратился к морщащемуся от боли парню блондин.

— Жить буду, кости они не задели, только икроножную мышцу, но быстро


идти теперь не смогу, извини, — закусывая губу, прошипел Судзуки.

— Все нормально, клоны понесут тебя, Каэде будет прикрывать, я —


расчищать путь до точки назначения, — успокоил его Наруто.

— Ты уверен, что справишься? — взволновано спросила девушка, явно еще


81/196
не совсем отошедшая от увиденного трупа.

— Справлюсь, вы главное постарайтесь не попасть под руку, а то могу и


зацепить, — успокоил ее Узумаки, призывая двух клонов, один из которых
взвалил себе на спину, уже перевязанного Судзуки, а второй создав разенган,
стал освещать им путь. — Я пошел, если что передам вам информацию через
клонов.

После этого Наруто, ускорив течение своей чакры, рванулся вперед, по пути
разговаривая с Курамой.

— Ты их почувствовал? — осведомилась кицунэ.

— Да, впереди в небольшой зале, на перекресте пяти туннелей, четыре


команды, явно кого-то ждут, есть серьезные подозрения что нас, — рассказал
блондин.

— И что думаешь делать? — поинтересовалась девятихвостая.

— Разведаю, что там, если все плохо, покрошу их всех в капусту, не


мудрствуя, — лениво отозвался мальчик.

— Каким ты стал жестоким, — усмехнулась девушка.

— Либо я, либо меня — формула тут простая как пробка, — отмахнулся


Наруто.

— Ладно, не буду тебя отвлекать, они уже совсем рядом, — замолкла Курама.

Тем времени джинчурики подобрался к выходу своей пещеры к зале и едва


успел защититься от летевшего точно в него водяного снаряда, ветряные лезвия
в нескольких метрах от него уничтожили опасность. Следом за ним в сторону,
где находился Узумаки, прилетели несколько дымовых бомбочек, погрузившие
пещеру, в которой находился он, в плотный режущий глаза дым, из-за чего ему
пришлось совершать прыжок почти в центр зала и быть окруженным
двенадцатью противниками, среди которых он узнал и Нейджи.

— Сдавайся, ты окружен, — надменно проговорил Хьюга. — Отдай нам


свиток, переданный тебе Мамочи Забузой, и мы сохраним тебе жизнь.

— У меня нет причин верить словам члена клана предателей, — усмехнулся


Наруто, наблюдая, как лицо брюнета исказила гримаса злости.

— Тогда ты умрешь тут, — уже взяв себя в руки подвел итог беседе юноша.

— Ага, бегу и спотыкаюсь, — оскалился джинчурики, мгновенно складывая


серию печатей. — Техника призыва: Ракшас*.

Зал озарила яркая вспышка, а следом за ней громкий львиный рев,


заставивший вздрогнуть противников блондина. Вскоре все могли видеть
пятиметровое существо с головой льва, четырьмя руками, с огромным клинком в
каждой, стоящего на двух львиных лапах, и размахивающего хвостом, на руках
и ногах были бронзовые кольца и извилистые синие линии светившиеся в
полутьме, взмахнув руками словно мельница зверь замер.
82/196
— Ракшас, можешь всех их покрошить в капусту, кроме вот этого
глазастого, — указывая на Хьюгу, отдал приказ Наруто.

Взмахнув клинками тот кивнул и через мгновение оказался у своей первой


жертвы, взмах и на пол падают две равные половинки бывшие секунду назад
генином Облака, остальные в ужасе срываются со своих мест, стараясь
оказаться подальше от ужасной твари. Которая оказывается на удивление
быстрой и проворной, прыжок и один генин превращается в кровавое месиво,
перемолотое мощными лапами призванного существа, прыжок и взмах всеми
клинками разрубают на кусочки еще двоих генинов. Резкое ускорение и самый
кончик его оружия сносит голову лысому парню пытавшемуся создать технику
молнии, удар хвоста и сломанной куклой об стену ударяется черноволосый
парень, попытавшийся атаковать со спины с помощью катаны. Мощный прыжок
и трое генинов оказываются зажатыми в ловушку, двое тут же были разрублены
на четыре части, третий исполосован ударом когтистой лапы. Яркая вспышка
ударяет в спину гиганта, но тот словно не замечает этого бросает клинок в
применившего технику, последний генин просто превращается в фарш,
изрубленный четырьмя клинками.

Нейджи смотрел за всем этим не в силах даже двинуться с места, лишь когда
голова одного из его товарищей прикатилась к его ногам, он сбросил
оцепенение и, выхватив из кармана жилета красный свиток, надкусил палец и,
сложив три печати, исчез в клубах дыма, Наруто же хватился его лишь после
того, как раздался хлопок.

— Вот, блин, ну почему всегда так-то? — прокричал Узумаки,


раздосадованный тем, что в очередной раз увлекся наблюдением за своим
новым призывом и упустил цель. — Спасибо Ракшас, можешь возвращаться.

— В следующий раз постарайся призвать меня для действительно серьезной


битвы, а не этой возни в песочнице, — прорычал призванный зверь.

— Обязательно, — уверил его Наруто, после чего тот исчез в яркой вспышке.

Через несколько минут в зал вошли товарищи по команде, Каэде от


увиденного скрутило, и она убежала за один из камней, где опустошила свой
желудок, Кичиро же смотрел на представщую картину с нескрываемым ужасом
и стеклянными глазами, у Узумаки появились причины для волнения о
психическом здоровье Судзуки.

— Что тут, произошло? — дрожашим голосом спросила Намикадзе.

— Бой, — пожал плечами джинчурики.

— Бой? Да это скорее бойня! — сорвалась на крик блондинка.

— А чего ты ожидала? Что я буду сохранять им жизни, при условии, что они
хотели убить меня и напали сразу всем скопом? Знаешь, что им нужно?
— недовольно пробормотал Наруто.

— И что же? — продолжала кричать девушка.

— Ты, — остудил ее пыл Узумаки.


83/196
— Они пришли за ним? — опустив голову, узнала Каэде.

— Да, ты снова забыла полностью скрыть свою чакру во время экзамена?


— поинтересовался блондин.

— Я… — начала было оправдываться девушка, но под строгим взглядом


брата замолчала, признавая свою ошибку.

— Сестренка ты всегда должна помнить, что даже самая маленькая ошибка


может стоить тебе свободы, а тем, кто рядом с тобой, жизни, а теперь возьми
себя в руки нам еще половину пути надо проделать, — положив руку на плечо
блондинке прошептал Наруто.

— Хорошо, я постараюсь, — уверенно сказала Намикадзе.

Покачав головой, блондин пошел вперед, точно зная, где находится


конечная точка их пути. Три часа блуждания по коридорам и вот они вышли к
большому залу, свод которой поддерживало множество каменных колонн с
резным орнаментом. В центре высилось большое здание-пирамида, у входа, в
которое стояли несколько команд-участниц, и множество джонинов всех стран
участниц, кроме облака, все что-то шумно обсуждали, а при появлении команды
из Конохи резко замолкли. В глазах большинства отражались страх и
первобытный ужас, причину которого Наруто легко понял, на огромный экран на
стене транслировались сражения самых разных команд со всех уголков места
проведения экзамена. Всего пара человек среди молодых генинов не излучала
страха, первой была Изуми, стоявшая со своей командой и Гаара, со
спокойствием пустыни взиравший на все вокруг. В полной тишине Наруто
прошествовал к стоящему у входа Забузе, мечник довольно скалился: ему явно
понравилось устроенное зрелище.

— А ты действительно хорош, парень, видел бы ты как все это стадо


обделалось от страха, когда твой призыв за минуту превратил в фарш
одиннадцать генинов, даже не напрягаясь, тут начался полный пиздец:
обмороки, обгаженные штаны, обблевавшиеся генины, крики и призывы
отпустить их к маме. В общем, было весело, — оскалился Мамочи.

— И сколько вы выиграли? — усмехнулся блондин.

— Три миллиона, — хмыкнул джонин Тумана, явно довольный столь


солидным пополнением кошелька.

— В таком случае на третий тур делайте ставку на Каэде, — направляясь


обратно к своей команде проговорил Наруто, незаметно возвращая Забузе
свиток с картой пещер.

— Спасибо за совет, — бросил напоследок Момочи.

Оставшиеся четыре с небольшим дня Наруто вместе с командой и Изуми


провели вместе, блондин рассказал, как получил столь специфический и
сильный призыв, немного рассказал о самом Ракшасе, что пришел на его призыв.
Время за разговорами, лечением Кичиро, который с ужасом смотрел на
блондина, пролетело совершенно незаметно, из всех стартовавших команд в
отборочные бои прошли лишь шестнадцать.
84/196
Первыми сражаться жребий выпал команде Изуми, бой оказался на редкость
скоротечным и неинтересным, трое генинов из камня ничего не смогли
противопоставить гендзюцу Шарингана и перебили друг друга. В итоге по
решению судей в третий этап прошла лишь Учиха из всей команды.

Следом был бой команды из песка против команды из скрытой Травы,


песчаное погребение просто не оставило тем шансов, хоть Но Собаку и не убил,
ограничился лишь сломанными конечностями, в итоге в третий этап из команды
тоже вышел только он.

Далее было сражение команды Тумана против еще одной команды Конохи,
превосходный уровень кендзюцу позволил двум генинам страны хозяйки выйти
в финал, а двоих генинов Листа срочно доставили в госпиталь.

Затем было сражение двух команд из дождя друг против друга, тут не
вышел никто, дальше сошлись единственная выжившая команда Облака и
команда из песка, все три генина Кумо смогли пройти в финальную часть. После
были сражения представителей различных маленьких скрытых деревень, по
итогам которых в третий этап отобрались еще семь человек. Последним должен
был быть бой команды Наруто и генинов из Скалы, но те отказались от боя, по
итогам судьи хотели вывести в финал самого джинчурики, но тот отказался,
использовав свое право передать путевку в финал любому шиноби своей
деревни.

— Смотри не подведи нас, Каэде, — отправляя сестру в центр арены, где


выстроились пятнадцать участников.

— Сейчас мы проведем жеребьевку номеров участников третьего тура,


номер вам присваивается в соответствии с номером выхода в финал. Первая
пара, номер пятнадцать и номер два, ваш бой будет первым, следующая пара…
— продолжал перечислять порядок боев участников Забуза, но Наруто его уже
не слушал пытаясь найти источник раздражения, что преследовал его с самого
начала отборочных боев. Так и не сумев его отыскать, Узумаки от досады смял
железные перила, чем вызвал еще большую волну страха, направленную на
него.

После завершения жеребьевки всех выживших генинов доставили в их


гостевые домики. В доме отведенном шиноби Конохи царила мертвая тишина,
многие генины с ужасом для себя осознавали, что очень долгое время жили
рядом с монстром для которого человеческая жизнь это пустой звук. Джонины
же к этому относились спокойно, каждый мотал себе на ус, что связываться с
кланом Узумаки или Намикадзе, а так же их союзниками стало на несколько
пунктов опаснее. Наруто же сидел на крыше рядом были Изуми и Каэде,
внимательно слушавшие его.

— Изуми, ты сейчас погружаешь нас всех троих в гендзюцу, Каэде, ты при


этом стараешься держать максимально открытым свое подсознание, чтобы мы
могли попасть к девятихвостому, — давал указания Узумаки.

— Зачем все это? — спросила Намикадзе, которой затея брата была немного
не по душе, все же она не горела желанием вновь попадаться на глаза биджу.

— У тебя завтра бой с джинчурики однохвостого, а ты даже силу своего


85/196
биджу использовать не можешь, как ты собираешься с ним справиться, если он
использует силу Шукаку? — вопрошал блондин.

— Ты как всегда прав, — обреченно вздохнула девушка. — Давай, сестренка


Изуми, включай своё чудо гендзюцу.

Через несколько минут они втроем стояли в небольшом коридоре,


подсознание блондинки сильно отличалось от подсознания Наруто. Стены были
сложены из серого гранита, белый мраморный пол, сверху лился ровный
дневной свет, вода текла по двум желобам у самой стены коридора.

— Веди нас, — попросил джинчурики сестру.

Что бы найти зал с печатью у троицы ушел целый час, когда они вошли в зал
их взору предстал огромный камень к которому цепями и штырями был
прикован девятихвостый, биджу с удивлением осмотрел гостей, а после
сосредоточил свой взгляд на Наруто.

— Ты! — проревел вдруг лис.

— Что я? — спокойно поинтересовался блондин, запрыгивая на нос


собеседнику.

— Наследник воли Рикудо Сеннина, в тебе течет сила Хагоромо, ты тот, кого
признали все девять биджу. Зачем ты пришел сюда? — дернувшись в цепях,
рявкнул хвостатый.

— Предложить тебе сменить обстановку в твоей клетке, с последующим


возможным получением частичной свободы, — сделал предложение лису
блондин.

— И что ты хочешь взамен? — поинтересовался собеседник.

— Ты будешь обучать ее использовать твои силы, не будешь пытаться


вырваться и захватить ее тело, — уведомил биджу мальчик.

— Согласен, — протянул лис, прекрасно чувствуя рядом с Наруто еще и его


биджу.

— Вот и славно, — улыбнулся Узумаки, спрыгивая на пол подсознания под


полными удивления взглядами сестер.

Внутренний мир тут же пришел в движение, цепи и штыри испарились,


камень, опав на пол, стал приобретать очертания золотой решетки,
отгородившей огромное пространство для биджу, затем начались изменения
внутри клетки, пол превратился в траву, а стены стали походить на лесную
чащу.

Что было дальше, Наруто уже не помнил, он проснулся поздним утром от


раздражающего стука в дверь его комнаты, и голоса кого-то из джонинов
предупреждавшего, что до начала третьего этапа осталось всего полчаса, а его
желает видеть Хокагэ.

*http://s018.radikal.ru/i523/1407/f9/feec175e9f0c.jpg
86/196
Примечание к части

Уважаемые читатели, хочу обратиться к Вас с просьбой обратить внимание вот


на эту работу http://ficbook.net/readfic/2224146, которую мы пишем на двоих с
одним начинающим автором, если Вас не затруднит прочтите и оставить отзыв,
если появится таковое желание после прочтения)

87/196
Арка первая. Глава X.

Солнце поднялось над горизонтом, и трибуны главной арены Тумана


были до отказа заполнены людьми: простые жители селения, его гости,
приехавшие ради шоу, серьезные купцы и торговцы, делегации шиноби из всех
стран-участниц экзамена. Громкие разговоры и обсуждения боев, которые вот-
вот должны были начаться и их участников, уже выстроившихся в центре арены.

- Бои один на один, никаких ограничений в техниках и времени, разрешается


убивать и калечить противника, но я могу вмешаться и остановить бой, если
посчитаю это необходимым, - проговорил Кисаме, закидывая руку за спину и на
секунду берясь за ручку своего меча, что для немногих собравшихся было явным
знаком того, что тот нервничал. – Сейчас на арене останутся Каэде Намикадзе и
Гаара Но Собаку.

Девушка и ее соперник замерли друг на против друга, ожидая отмашки от


Хошикаги, назначенного судьей на третий этап, Гаара холодным взглядом
сверлил блондинку, всем своим существом стараясь внушить ей страх перед
собой, его КИ непроизвольно заставляло волосы на голове вставать дыбом. Вот
только страха Каэде не испытывала, КИ Атсуши или Наруто были во много раз
сильнее.

- Начали, - дал отмашку к началу поединка джонин, мгновенно перемещаясь


на стену.

- Катон: Эндан, - отправляя в Но Собаку снаряд пламени, прошептала


Намикадзе, отскакивая подальше от противника.

Огненная техника разбилась о стену песка, которая оплавившись застыла на


месте причудливым стеклянным изваянием, махнув рукой в сторону блондинки
Гаара заставил землю под ее ногами превратиться в каменные копья, от
которых она ушла прыжком назад и бросила в ответ парочку кунаев со взрыв-
печатями, которые увязли в песчаной стене, вновь появившейся перед Но
Собаку. Мощный взрыв разворотил ее и откинул на несколько метров самого
песчаного, сильно опалив его одежду и волосы. Тяжело поднявшись, он
безумными от ярости и гнева глазами уставился на противницу, по лицу стекала
кровь из рассеченного лба, джинчурики явно не ожидал подобного подвоха,
печати оказались в несколько раз сильнее обычных, и защита просто не
выдержала.

- Суна Шигуре, - прорычал озлобленный Гаара, формируя над собой облако из


песка, из которого в Каэде полетело множество песчаных сгустков, от которых
она была вынуждена уклоняться.

- Райтон: Шичу Шибари, - использовала в ответ Намикадзе, четыре столба


вылезли из-под земли вокруг красноволосого и стали стрелять в него молниями.

- Суна Райджин, - защитился тот, создавая несколько молниеотводов вокруг


себя. – Суна но Каиван.
Огромная песчаная рука появилась за пределами техники Каэде, разрушив
каменные столбы, и устремилась к ней. От сокрушительных ударов девушке
пришлось спасаться бегством. Запрыгнув на стену, она извлекла из подсумки
три дымовых шарика и, привязав их к кунаю, метнула в замершего на месте
88/196
противника, рука легко защитила его, но все вокруг было затянуто черным
плотным дымом.

- Райтон: Джирокучу Шибари, - прошептала название техники Намикадзе, в


VIP-ложе Минато бросил на Какаши очень многозначительный взгляд, не
предвещавший седовласому джонину ничего хорошего, тот же едва удержал
себя от желания сбежать подальше. А тем временем на арене Гаару окружили
шестнадцать огромных колон, после чего в него ударили сильнейшие
электрические разряды, и все вокруг потонуло в ярких вспышках.

- Кусабохеки, - одними губами произнес Но Собаку, припадая на колено от


полученных ранений и количества чакры, потраченной на сильнейшую технику
защиты, на которую он был способен, тело красноволосого стало покрываться
песком с причудливым узором из синих линий, затем на нем появились
несколько ртов с шумом втянувших воздух. - Футон: Муген Сайджин Даитоппа.

Ветряной шквал, пропитанный чакрой биджу, легко справился с техникой


молнии, и воздушная волна отбросила едва стоящую на ногах Каэде, после
применения двух крайне затратных и сложных техник к стене. Едва поднявшись
на ноги, она была вынуждена уклоняться от пущенных противником песчаных
сюрикенов, что удалось ей не совсем - один из них задел спину, оставляя на ней
глубокий порез. Приземлившись и перекатившись, девушка поморщилась от
боли, усталость навалилась на неё в полной мере, заставив упасть на колени, и
сейчас она стала легкой мишенью для Гаары.

- Сабаку Кью, - донеслось до Намикадзе за мгновение до того, как её окутал


песок, она с ужасом для себя поняла, что это конец. - Сабаку Сосо.

Трибуны с тревогой замерли в ожидании, что произойдет дальше,


джинчурики однохвостого же с полным удивлением смотрел на кокон из песка,
который никак не мог раздавить сильно потрепавшую его блондинку. А затем и
вовсе стал осыпаться, и его взору предстала невредимая противница, объятая
ярко оранжевым огнем и взиравшая на него красными глазами с вертикальным
зрачком, в этот момент юноша догадался, что перед ним стоит джинчурики
девятихвостого.

- Райтон: Раиджу Хашири но Дзюцу, - произносит Каэде, скапливая в правой


руке всю чакру из покрова и преобразуя ее в чакру молнии, после чего та
приобретает форму волка и устремляется в противника, который однако
успевает выставить защитную технику.

- Сайко Зеттай Богьё: Шукаку но Тате, - статуя из песка выросла на пути


техники Молнии, но лишь ослабила технику, и мощный заряд электричества
угодил прямо в Гаару, который от такого потерял сознание.

- Победитель - куноичи Скрытого Листа, Намикадзе Каэде, - огласил


результат поединка появившийся рядом с девушкой Кисаме, в это же время на
арене появилась группа шиноби с носилками оперативно унесшая
бессознательного джинчурики однохвостого в лазарет. – Следующий бой Учиха
Изуми, Скрытый Лист, против Сато Кена, Скрытое Облако.

Тем временем в VIP-ложе шло активное обсуждение боя Каэде против Гаары.

- А ваша дочь неплоха, Хокагэ-сама, использовать три столь мощные техники


89/196
молнии и остаться в сознании в столь юном возрасте могут лишь сильнейшие,
даже с учетом того, что она джинчурики, - оценила по достоинству умения
Каэде, Мей. – Она уже научилась контролировать его силу?

- В этом она вся в Кушину, - улыбнувшись отозвался Минато. – Нет, пока еще
рано.

- А не думаешь, что потом может стать поздно? Ты ведь в курсе шевеления в


Камне и Облаке? – изогнув бровь, поинтересовалась Теруми, одним глазом
наблюдая за тем, как Учиха безжалостно теснит своего противника.

- Да, в курсе, или ты думаешь, я так просто притащил с собой сильнейших


джонинов и два взвода АНБУ, боясь за свою шкуру? – усмехнулся Намикадзе,
внимательно смотря за действиями своей племянницы.

- И что они затевают? – прямо спросила Мизукагэ.

- Нападение на твое селение в ходе третьего этапа, - спокойно отозвался


Хокагэ.

- И ты только сейчас мне говоришь об этом? – зашипела женщина, явно


выведенная из себя действиями союзников.

- Успокойся, тебе в твоем положении волноваться не стоит, Кисаме в курсе, -


отмахнулся Минато, имея возможность понаблюдать покрасневшую от смущения
или злости сильнейшей куноичи Тумана.

- Убью! - тихо пообещала сама себе Теруми, после чего поспешила сменить
тему. – Кстати, я хотела бы поговорить о Наруто.

- Давай поговорим, - пожал плечами Минато, про себя отмечая, что Изуми
отменно владеет катаной, которой уже смогла серьезно достать своего
противника.

- Что за существо он призвал в пещерах? – задала вопрос Мей.

- Ракшас, легендарные демоны-людоеды, где и как он достал такой призыв,


рассказать не могу, ибо это тайна клана Узумаки и меня в неё никто не
посвящал, - развел руками блондин.

- Неужели легендарная Желтая Молния Конохи не сможет заставить клан,


состоящий из двух человек выдать свои секреты? – усмехнулась Мизукагэ.

- Пытаться это делать, тоже самое, что добровольно подписать приказ на


собственную казнь, - тяжело вздохнул Минато, совершенно не обращая
внимания на стоящих за их спинами телохранителей.

- Они настолько сильны? – удивилась Теруми.

- У Атсуши слишком много связей в АНБУ и мелких кланах, поставленных


прежними Кагэ на грань уничтожения, если начну давить на любой из них меня
просто сместят, а пока я веду политику, направленную на их поддержку, мне
обеспечена сильнейшая внутренняя опора, а тайны кланов со временем все
равно станут достоянием АНБУ, - рассказал Хокагэ.
90/196
- Как у тебя в деревне все сложно, - покачала головой Мей.

- А тебе проще? Чего стоят хотя бы мечники, они же вообще никому, кроме
Хошикаги, не подчиняются, даже тебе, - напомнил Намикадзе.

- Не напоминай! – отмахнулась Мизукагэ, для которой эта тема явно была не


самой приятной.

- Хорошо, давай лучше досмотрим поединок, похоже, он уже заканчивается, -


решил уйти от неприятной темы Минато.

Тем временем Изуми вынуждена была отступать под натиском генина


Облака, покрывшего своего тело броней из молнии и ускорившегося настолько,
что она даже с шаринганом не успевала за его движениями, на ее теле тут же
стали появляться порезы и раны от кунаев и разрядов молний, что пускал в нее
Сато. Подловив момент, Кен подрезал мышцы на ногах Учихи, чем заставил ту
упасть на колени и упереться руками в пол арены. Шиноби Облака тем временем
поднял катану, выбитую из рук соперницы и медленно подошел к ней, занося ту
для удара намереваясь, отсечь голову той.

«Нет! Ни за что! Я не умру! Не сейчас!» – приходя в ярость от собственной


беспомощности, мысленно повторяла Учиха, страх умереть вот так, на паршивом
экзамене, вдали от любимого человека, заставил пробудиться силу, спящую в
каждом обладателе шарингана.

- Вот и все, Учиха, - резко опуская катану, проговорил Сато, а в следующий


момент был вынужден отпрыгивать от покрывшейся красно-фиолетовым
пламенем девушки, но это не спасло его от смерти.

Вокруг сумевшей подняться на ноги, несмотря на перерезанные мышцы,


Изуми, стал появляться скелет, сначала ребра, затем плечи с огромными
шипами-наростами, затем руки с когтистыми пальцами и, наконец, большой
череп, похожий на волчий, пасть с рядами клыков клацнув захлопнулась, а в
пустых глазницах зажглись две красные точки. Рука резко устремилась в
сторону противника и, схватив его, сжала, превратив генина Кумо в лепешку.
Трибуны взвыли от восторга, рукоплесканиями встретив победительницу, таким
образом выразив свою признательность. Изуми безразлично взирала на все, что
творится вокруг, из ее глаз текла кровь, ибо использование одной из
сильнейших техник клана сразу после пробуждения Мангеке Шарингана
сопровождалось сильнейшей головной болью и резким падением зрения. Вскоре
скелет Суссано растворился, а девушка упала на колени, в ее зрачке застыла
пятиконечная звезда Мангеке Шарингана, в голове билась лишь одна мысль:
«Смогла, я смогла!»

- Победитель второго отборочного тура – куноичи Скрытого Листа, Учиха


Изуми, - огласил результат боя Кисаме, появляясь рядом с ней, но зрителей уже
мало волновали его слова, все они замерли, прислушиваясь к приближающемуся
грохоту.

- Волна! – в панике прокричал кто-то из местных, явно понявший причину


странного шума.

Среди зрителей тут же началась паника и давка, все в спешке старались


91/196
покинуть трибуны арены, затаптывая любого кто падал на пол. Рядом с Учихой
тут же появилась Каэде, взяв сестру на плечо, она переместилась на крышу
арены, где собралась вся делегация Конохи. Хошикаги, запрыгнув туда же, с
ужасом смотрел на огромную пятидесятиметровую волну, которая вбирала в
себя все, что попадалось на пути, с каждым метром становясь все больше.

- Это конец, - тихо озвучил мысль большинства какой-то генин Конохи.

Кисаме был с ним почти согласен, ведь он прекрасно понимал, что волну
создали специально, простой и малозатратный способ стереть Скрытый Туман с
лица земли, ведь даже защитная система не сможет справиться с такой
махиной, а с учетом того, что основные силы тумана были сосредоточенными
именно там после неё, защищать то, что останется от деревни, будет просто
некому. Мечник понимал, что даже он ничего не сможет поделать с такой
махиной, не на нынешнем уровне силы, вот если бы в нем был запечатан
Треххвостый, но история не терпит сослагательного наклонения.

Вспышка мощной чакры в районе пирса заставила многих собравшихся


раскрыть рот от удивления, а после нее волну кто-то словно разрезал пополам
широким клином, заставив ее половинки пронестись лишь по окраинам селения
сметая их к чертовой матери, а оставшуюся целой часть, заливая сотнями тонн
морской воды.

- Что это было? – удивленно спросил Асума, выронив прикуренную ранее


сигарету.

- Техника стихии ветра, простая как дважды два, но в нее было вбухано как
минимум парочка резервов среднестатистического джонина, - почесывая
затылок, проговорил Какаши, наблюдая, как по улицам начинают мелькать
отряды генинов и чунинов тумана, занятые эвакуацией.

- Похоже, нам пора отправляться на пристань - гости прибыли, - проговорил


Обито, активируя свой Мангеке.

- Ирьенинам и всем генинам остаться тут, Куренай, ты тут за главную, -


скомандовал Минато, перемещаясь сразу на место.

По всей береговой линии уже шел бой между шиноби Тумана и


объединенных сил Камня и Облака: несколько сотен небольших десантных
кораблей доставили сюда почти восемь тысяч шиноби. АНБУ и Джонинов Тумана
было примерно вдвое меньше, но это ни сколько не мешало им уверенно
держать оборону на передовых рубежах. В самом центре этого бедлама
сражался Наруто, подобранная у одного из убитых противников катана легко
позволяла ему защищаться от нападающих. Вокруг него лежало уже четыре
трупа, сам он был весь в порезах, подпалинах и полуголый.

Увернувшись от очередной порции кунаев, блондин запустил в ответ лезвие


ветра, которое рассекло двух шиноби уровня генина и едва не убило АНБУ
союзной деревни. С каждой минутой Чистильщик все больше забирал контроль
над телом, с нетерпением ожидая возможности сражаться не сдерживаясь. Она
ему представилась буквально через минуту, когда большой камень, запущенный
кем-то из шиноби противника, сбил его с ног.

Медленно поднявшись, блондин замер на месте прямо посреди боя с силой


92/196
сжимая катану, в миг рядом с ним оказался чунин с протектором Облака, уже
хотевший разделаться с оказавшимся на удивление сильным малолеткой.
Резкий взмах руки с катаной и две половинки даже не успевшего удивиться
противника падают на землю, орошая мальчика с ног до головы кровью. В
следующий момент его оружие окутало голубое сияние, а сам он оказался рядом
с ближайшим врагом быстрым движением снося ему голову, следом отрубая
руку оказавшемуся рядом джонину и уже собиравшемуся добить девушку в
форме АНБУ Тумана, сбитую с ног техникой воды, и перемещаясь дальше в
самую гущу сражения.

Глаза блондина безумно сверкали серым огнем, каждый взмах катаны


находил своего противника, зачастую обрывая жизнь того с одного
единственного удара, ведь силы наступающих в основном были
представленными чунинами и токубетсу джонинами, которые ничего не могли
противопоставить Чистильщику, который использовал ресурсы организма по
полной. Расправившись с очередным шиноби камня, он рукой смахнул с лица
кровь, текшую из рассеченного, каким-то особо прытким чунином, лба, после
чего обнаружил, что в гавань входит еще одно судно и от него исходит сильная
и тяжелая чакра, по которой он легко опознал восьмихвостого.

Тот не заставил себя долго ждать и уже через минуту появился на


поверхности воды в форме своего биджу, сразу приступив к формированию
мощнейшей бомбы. Уже через секунду, черная сфера летела в гущу сражения.

- Камуи! – донесся до уха Чистильщика сдвоенный выкрик джонинов Листа, а


сильнейшая техника биджу исчезла в пространственной воронке.

Рядом с блондином приземлился Асума и три АНБУ, принявшиеся сноровисто


орудовать разным холодным оружием от кунаев и метальных ножей, до шестов
и копий. Громовой раскат над заливом и яркая желтая молния, замелькавшая
между сражающимися и оставляющая после себя лишь трупы, обратила в
панику шиноби Камня, которые стали беспорядочно отступать, за что и
поплатились, попав под технику Мизукагэ, которая разъела их тела без
остатков.

Поняв, что план по уничтожению Тумана провалился, корабль с джинчурики


восьмихвостого ушел в море, но его никто не преследовал, слишком много
шиноби противника сражалось на берегу. С ними было покончено лишь через
час: потери среди Шиноби Тумана оказались довольно значительными, даже
несмотря на малое количество джонинов среди нападавших. Почти тысяча
бойцов погибла, две выведены из строя на несколько недель, а вот их АНБУ
обошлись без невосполнимых потерь.

После того, как Чистильщик вернул управление телом Наруто, тот едва смог
устоять на ногах: множество ссадин, синяков и порезов, отзывались тянущей
болью, огромная усталость от избытка использованной чакры и мелкие
внутренние повреждения чакроканалов, как последствия использования сразу
двух процентов от запаса чакры из печати прежнего Узумаки для техники ветра.

- Ты как? – осведомился Минато, появляясь рядом и положив руку на плечо


сыну.

- Нормально, только устал сильно, мне бы поспать часов двадцать, - устало


выдохнул джинчурики. – Как там Каэде с Изуми?
93/196
- Почти в порядке, сейчас они отдыхают. И у нас появилась проблема, -
перемещаясь вместе с сыном посредством Хирайшина в отведенную ему
резиденцию, Минато продолжил. – Изуми, пробудила Мангеке и применила
Сусаноо, но при этом потеряла сразу тридцать процентов зрения.

Находились они в небольшом помещении с письменным столом у окна,


небольшим диваном у противоположной стены и шкафа рядом с ним, стены
были окрашены в кремовый цвет, на полу лежал дубовый паркет.

- Дерьмово, значит, нам придется забрать несколько шаринганов у


приговоренных Учих, - тяжело вздохнул Наруто, понимая, что объем работы,
которую придется выполнять именно ему, увеличился, но как говорится,
назвался груздем - полезай в кузов.

- Придется, иначе она уже через год будет совсем слепа, - согласился
Намикадзе. – И да, после выполнения нашего плана тебе придется на время
покинуть селение.

- Я понимаю, трех лет будет достаточно? - поинтересовался блондин,


опускаясь на мягкий диван, и чувствуя как по его телу начинает растекаться
чакра, ворчащей в подсознании Курамы, которой было совершенно не по нраву,
что он рискует своей жизнью без надежного прикрытия спины.

- Да, хочешь отправиться в путешествие с Джираей? – предположил


Четвертый, помня историю рассказанную сыном о прошлом мире.

- Именно, за это время ты сумеешь все подготовить. Но у меня очень много


вопросов по сегодняшнему нападению, - сонно пробормотал Наруто.

- Об этом поговорим позже, после докладов наших наблюдателей и


аналитического отдела Тумана. А сейчас отдыхай, - оказавшись рядом с
блондином и аккуратно пережимая тому сонную артерию, сказал он.

Уложив его на диване и накрыв одеялом, извлеченным из шкафа, Хокагэ


отправился в зал совещания, где собралась вся делегация Конохи.

Примечание к части

Уважаемые читатели, хочу обратиться к Вам с просьбой обратить внимание вот


на эту работу http://ficbook.net/readfic/2224146, которую мы пишем на двоих с
одним начинающим автором, если Вас не затруднит прочтите и оставить отзыв,
если появится таковое желание после прочтения)

94/196
Арка первая. Глава XI.

Проснулся Наруто рано — солнце еще не успело подняться над


горизонтом — и, приняв сидячее положение, он выругался про себя
трехэтажным матом. Все тело ужасно болело, очаг чакры отдавал тягучей и
ноющей болью, а голова гудела как после знатной попойки. Обведя взглядом
комнату, он обнаружил спящего прямо в кресле Минато, укрытого плащом
Хокагэ, на четырех стульях вдоль стены спал Какаши, а на столе стояла початая
бутыль чего-то алкогольного.

— Похоже, они вчера знатно посидели, — хрипло прошептал пересохшими


губами Узумаки. — Надо будет по возвращению срочно избавиться от этой
печати, иначе она меня доконает.

«— А я ведь тебя предупреждала, чтобы ты не геройствовал вчера, —


недовольно проворчала в подсознании Курама.

— Извини, дорогая, не удержался. Да и Туман нам пока нужен боеспособным,


ибо в одиночку против союза Облака, Камня и Песка мы не выстоим, да и фиг
знает, сколько еще к ним присоединится мелких скрытых деревень в надежде
урвать кусочек богатства страны Огня и самой Конохи, — устало вздохнул
блондин, поднимаясь с дивана.

— Я все это знаю, но зачем было опять надрывать свой организм? Ведь
можно было обойтись и без той техники ветра, — недовольно заявила кицунэ.

— Будем, считать, что у меня детство в одном месте заиграло — решил


покрасоваться, — усмехнулся джинчурики, чувствуя, как по каналам начинает
все быстрее течь чакра Курамы. — Спасибо тебе, моя дорогая. Что бы я без тебя
делал?

— Не за что, Наруто. Валялся бы в госпитале пару тройку недель, —


усмехнулась хвостатая. — Жаль, что твоя идея с захватом Хьюги провалилась.

— Не расстраивайся, они сами меня найдут, все же я отправил на тот свет


одиннадцать их генинов (в том числе и двух Хьюг), а они такое не прощают, —
похрустывая суставами, ответил Узумаки. — Думаю, во время путешествия с
Джираей мы сможем найти подходящую Хьюгу.

- И как ты это собираешься сделать? У вас же сейчас фактически война с


ними, — поинтересовалась девушка.

— И что? Война эта, скорее, будет позиционной, ибо пока ни у одной из стран
нет достаточного количества ресурсов для длительных сражений, которые увы
неизбежны. Так что в зоне мелких буферных стран начнется скопление
большого количества разведывательных и контрразведывательных отрядов всех
государств, а ты сама знаешь, Хьюга в этом деле всегда были впереди планеты
всей, — он выпрыгнул из окна на сырую, практически жидкую землю после
вчерашнего цунами; повсюду валялись обломки мебели, домов, кое-где еще
лежали трупы животных, которые в срочном порядке убирали команды генинов.

— Значит, собираешься поохотиться? — с нотками интереса в голосе


произнесла кицунэ.
95/196
— Именно, у меня будет три года на поднятие умений этого тела до
прежнего уровня, прежде чем разразится война. К её началу я обещаю, ты уже
будешь иметь собственное тело, — уверенно проговорил Наруто, перепрыгивая
через завал мусора, лежавшего прямо посередине дороги.

— Я верю тебе, — улыбнувшись, ответила Курама, обрывая ментальную


связь.»

Дальнейшую дорогу по разрушенному Туману Наруто преодолел в тишине,


раздумывая над предстоящими событиями по возвращению в Коноху. Казнь Учих
сильно всколыхнет селение, появится очень много недовольных и желающих
убрать отца с поста за подобное шоу, тут даже вся сила АНБУ не поможет,
уничтожать всех клановых шиноби будет верхом идиотизма.

— Что ж придется продемонстрировать всем кланам силу, стоящую на


страже Конохи и её Хокагэ, — пробормотал себе под нос Наруто, наконец,
добравшись до гостевого домика, в котором разместили генинов Листа.

Прямо на пороге дома блондин столкнулся с Гаарой, которого с ног до


головы облил водой из ведра, которое тот нес. Джинчурики однохвостого
сверлил его злобным взглядом, но из-за пластырей и бинтов которыми был
замотан его лоб и левый глаз, выглядел он комично.

— Не смотри на меня так, а то я сейчас заржу как конь, и всех разбужу, —


смеясь, предупредил Наруто, чем заставил у Но Собаку дергаться правый глаз.
Песок сам по себе окутал ноги блондина, но тот даже внимания не обратил.
— Что в нашем гостевом доме забыл джинчурики однохвостого?

— Убью, — прошипел красноволосый, но в следующий момент на его шее


смокнулись две красные чакролапы.

— Сначала выбери себе противника по силам, Демон Пустыни, — с нотками


стали в голосе проговорил блондин, в глазах которого снова горели серые
звезды. — Пришел в себя?

— Да, — прохрипел Гаара и тут же упал на пол, жадно хватая ртом воздух.

— Ты это извини, просто мой биджу не переносит, когда мне пытаются


вредить, — протягивая руку юноше, проговорил Наруто.

— Ты джинчурики? — удивлено спросил Но Собаку, принимая помощь.

— Ага, — отозвался Узумаки. — Так что ты все-таки делал? Подглядывать за


нашими девчатами пришел, или моей сестре за свой проигрыш отомстить
собрался?

— Мы просто вынуждены были попросить вашу делегацию оказать помощь и


разместиться в вашем доме, так как наш был не защищен фуинбарьерами и
оказался затоплен в результате той волны, — спокойно ответил красноволосый,
потирая шею.

— А, ну тогда извини меня за грубость, я просто был не в курсе, — почесывая


затылок, ответил Наруто.
96/196
— Все в порядке, Гаара Но Собаку, — протягивая руку для рукопожатия,
проговорил красноволосый.

— Наруто Узумаки, приятно познакомиться лично, — пожал руку старому-


новому другу блондин.

— Взаимно. Узумаки? Странно, я думал, ты носишь фамилию отца, он же все-


таки очень известная личность и сильный шиноби, — сказал джинчурики
однохвостого.

— Мне просто фамилия мамы больше нравится, да и Узумаки клан не из


слабых, чего стоят эти барьеры выдержавшие удар волны, — усмехнулся Наруто,
опускаясь на ступеньку.

— Это ты их установил? — пораженно произнес Гаара.

— Ага, для меня как джинчурики и будущего главы клана Узумаки,


установить подобные барьеры не проблема, — пожал плечами Узумаки, про себя
отмечая, как в здешнем Гааре гармонично сплелись черты безжалостного
убийцы и хладнокровного, думающего о пользе селению, шиноби.

— Хм, это интересно. Согласится ли клан Узумаки продать нам несколько


техник фуинбарьеров? — задумчиво произнес джинчурики однохвостого.

— Этот вопрос должны сначала обсудить Кагэ наших деревень, ибо эти
техники являются стратегическим ресурсом, так что все вопросы в официальном
порядке через Хокагэ, — развел руками блондин.

— Тогда, могу ли я рассчитывать на возможность встречи с Хокагэ в


ближайшее время для обсуждения данного вопроса? — осведомился
красноволосый.

— Я передам ему просьбу о встрече, как мне ему тебя представить?


— поинтересовался Наруто.

— Как официального представителя делегации Суны, после смерти Баки-


сенсея я ее возглавил, — спокойно ответил Гаара.

— Хорошо, как только он даст ответ, я сообщу тебе. До встречи, Гаара, —


вставая со своего места, и под задумчивым взглядом Но Собаку проходя в дом.

Быстро пройдя на кухню, блондин обнаружил там вовсю колдующую у плиты


хозяйку; поздоровавшись с ней, он быстро перекусил предложенными
бутербродами с горячим кофе, блондин отправился наверх в комнату к сестрам,
прихватив с собой пару кружек кофе. Поднявшись по лестнице и тихонько
постучавшись в дверь, он дождался разрешения войти от Каэде, которая уже не
спала в столь ранний час.

— Доброе утро. Как вы? — поинтересовался Наруто, ставя кофе на


прикроватную тумбочку.

— Доброе, они-чан. Почти в норме, вот только у Изуми глаза побаливают, —


улыбнувшись ответила Намикадзе, беря чашку.
97/196
— Доброе. Врет она, уже почти ничего не болит, — фыркнула Изуми, забирая
второй кофе.

— Ага, конечно. А кто полночи скрипел зубами? — недовольно вздернула


бровь блондинка.

— Мне просто кошмар снился, — отмахнулась Учиха, делая глоток. — После


пробуждения Мангеке, такое бывает.

— А как видишь? — осведомился Узумаки, усаживаясь на стул.

— Так же как и до этого, но в глазах ощущение, что песка насыпали, —


рассказала брюнетка.

— Значит, гены Намикадзе борются с генами Учих — это хорошо. Сейчас тебе
на ближайшие пару дней нужен полный покой для глаз, чтобы ты не начала
слепнуть. И возражения не принимаются, — заставив Изуми захлопнуть рот,
проговорил джинчурики.

— И чего это ты тут раскомандовался? — возмутилась Каэде.

— Может потому, что мне это по статусу положено? — невозмутимо ответил


Наруто.

— Чего? — протянула Намикадзе, которую такой ответ поставил в тупик.

От дальнейшей перепалки их удержала засмеявшаяся Изуми, которую


видимо рассмешила реакция сестры; фыркнув, та уставилась в свою кружку,
всем своим видом показывая, что обиделась. Положив руку ей на голову, Наруто
немного взлохматил волосы девушки.

— Ну, не дуйся. Мне просто известно чуточку больше, чем вам с Изуми,
именно поэтому я и командую, — тепло улыбнулся блондин.

— Хотела бы я знать, откуда, — проворчала девушка.

— Ты и так знаешь, — отмахнулся Наруто. — Ладно, вы отдыхайте, у нас пока


есть пара дней для этого, по возвращению в Лист нас, скорее всего, ждет много
миссий.

— С чего ты так решил? — уточнила Учиха, допивая кофе и ложась обратно


на кровать.

— Потому, что волна, обрушившаяся на Туман была не техникой, а


настоящим цунами, вызванным подрывом большого количества взрывчатки на
дне океана, где-то между Туманом и страной Волн, а значит, волна разошлась во
все стороны, и большой долей вероятности волна ударила и по восточному
побережью Огня, и скорее всего почти полностью затопила страну Волн, как
самую близкую к возможному эпицентру, — разъяснил Узумаки. — А значит и
для шиноби Конохи найдется много работы.

— Но как они смогли вызвать столь мощную волну? — удивилась брюнетка.

98/196
— У них два биджу, и создать пару печатей мощностью в несколько десятков
бомб хвостатого для них не проблема, а бомба хвостатого вроде восьмихвостого
запросто может снести город вроде столицы страны Волн, — объяснил Наруто.

— Но как они до такого додумались, ведь и до них волна могла дойти?


— непонимающе спросила Каэде.

— Они не впервые применяют такую стратегию, так они в Первую Войну


Шиноби стерли с лица земли несколько городов на побережье страны Огня, но
больше такая стратегия не подействует, ибо, думаю, после этого будут
восстановлены форпосты Тумана на островах, прилегающих к стране Воды, и
наш остров клана Узумаки, — сказал джинчурики. — Ладно, я пойду, мне еще
надо с отцом переговорить насчет его встречи с главой делегации из Суны, а к
тебе, Изуми, зайду в обед. Отдыхайте.

Выйдя из комнаты сестер, Наруто поспешил во временную резиденцию


Четвертого, все же возможность перетащить на свою сторону еще одну из пяти
великих деревень упускать не стоило ни в коем случае. Резиденция встретила
его рабочим гулом: шиноби двух скрытых селений сидели над развернутыми
картами, что-то обсуждая и споря друг с другом. Минато нашелся в своем
кабинете, здесь же были Кисаме с Какаши, которые что-то показывали тому на
карте, расстеленной на столе.

— Удар волны практически уничтожил восточное побережье страны Волн,


погибшие исчисляются сотнями тысяч, уничтоженная абсолютно вся
инфраструктура, думаю, Конохе сейчас будет проще всего окончательно
подмять под себя эту страну под видом оказания помощи, — проговорил
Хошикаги.

— Об этом можешь не беспокоиться, туда уже отправлены крупные силы, мы


планируем в ближайшее время создать там форпост на месте, где раньше была
деревня скрытого Водоворота, — ответил Минато. — А что вы будете делать вот
с этими островами?

— После случившегося они, скорее всего, станут частью страны Воды —


слишком выгодная ситуация, что бы ею не воспользоваться, — пожал плечами
мечник.

— Какая помощь будет нужна от Конохи? — осведомился Намикадзе, давая


знак Наруто присоединиться к обсуждению.

— Барьеры — у вас, похоже, имеются специалисты в этом деле. А не рано


мальцу? — изогнув бровь, осведомился Кисаме.

— Поверь мне, не рано, это именно он установил барьер вокруг наших


зданий, и это его техника разрезала ту волну. Генины называют его Демоном
Скрытого Листа, — осведомил родственника Какаши.

— Ого, не думал, что ваши дети, Хокагэ-сан, столько одаренные и известные


личности, — усмехнулся Хошикаги.

— Ага, он еще и будущий глава клана Узумаки, — добавил Хатаке.

— Значит это именно к нему нам стоит обратиться по поводу установки


99/196
барьеров? — поинтересовался мечник.

— Именно, — подтвердил его мысль Намикадзе. — Наруто, ты по какому


поводу?

— Глава делегации Суны хочет встретиться с тобой, дабы договориться о


твоей встрече с Кадзекагэ, их очень интересуют фуинбарьеры, — усаживаясь на
диван, ответил блондин.

— Да, видимо демонстрация возможностей в полевых условиях многих


сильно впечатлила. Наруто, что скажешь на счет помощи союзникам?
— поинтересовался Минато.

— Туман будет первой точкой нашего путешествия с Джираей. Так что


насчет встречи с представителем Суны? — задал вопрос джинчурики.

— Передашь ему, что смогу встретиться с ним после девяти часов вечера
здесь в резиденции. И кстати, кто он? Насколько мне известно глава из
делегации погиб, — осведомился Четвертый.

— Гаара Но Собаку, младший из детей действующего Кадзекагэ, джинчурики


однохвостого, — выдал короткую справку джинчурики.

— Мдя, не у одного меня дети-гении, — прокомментировал услышанное


Минато.

Дальше беседа перешла в деловое русло, и до самого обеда четверка


обсуждала предстоящие расширения территории своих стран и планировала
совместные действия на ближайшие пару лет. После этого Наруто отправился
обратно в дом, где разместили их делегацию, и несколько часов беседовал с
Гаарой, в основном на отвлеченные темы.

Но Собаку совершенно не походил на себя из прошлого, которым его помнил


Наруто, спокойный, общительный парень с широким кругозором и обширными
знаниями по самым разным темам и вопросам, с чувством юмора, но в тоже
время собранный и сильный шиноби, полностью контролирующий своего биджу,
у него даже темных кругов под глазами не было. Поужинал Наруто в компании
Ли с девушкой из Суны, которая представилась, как Ясу Кимура.

— Что, Ли, понравилась тебе песчаная принцесса? — смеясь, спросил у друга


блондин, после того как Ясу отправилась в свою часть дома.

— С чего ты взял? — удивленно спросил брюнет.

— Ли, ну кого ты пытаешься обмануть-то? — захохотал Наруто.

— От тебя ничего не скроешь, — сокрушенно выдохнул густобровик. — Жаль,


что после экзамена мы вряд ли сможем с ней увидеться.

— Не парься, я что-нибудь придумаю, — уверил друга блондин.

— И что тут придумаешь-то? Мы с ней из двух разных селений, которые


находятся в состоянии вражды со времен второй Войны Шиноби, хоть сейчас она
почти и сошла на нет, — напомнил брюнет.
100/196
— Ли, просто предоставь этот вопрос мне, а я уж придумаю, как вам с Ясу
помочь. Ладно, я спать, у меня был непростой день, — похлопал по плечу друга
джинчурики.

«- А тебе не кажется, что присваивать себе чужие заслуги нечестно? —


донесся до Наруто обиженный возглас Курамы.

— Ку, пожалуйста, не начинай, ты же знаешь, я не могу рассказать им


всего, — примирительно напомнил Узумаки.

— Знаю, но хочу награду за то, что ты самым наглым образом присваиваешь


себе МОИ заслуги, — фыркнула кицунэ.

— И что хочет моя лисичка? — забираясь под душ, мысленно


поинтересовался Наруто.

— Массаж, — уверенно заявила хвостатая, — Эротический!

— Эротический? — несколько опешил блондин.

— Именно, ты мне и так задолжал, так что хочу массаж! — нагло заявила
Курама.

— Хорошо, хорошо, будет тебе массаж… Эротический, — сдался блондин.

— Вот и славно, я жду тебя, — довольно промурлыкала кицунэ.»

Наруто же на это лишь едва заметно покачал головой и улыбнулся: всё же


причуды второй половинки его часто ставили в тупик и в прошлом. Приведя себя
в порядок после душа, юноша сразу повалился на кровать и погрузился в
подсознание, где его уже ожидала Курама.

101/196
Арка первая. Глава XII.

Ночное небо над Конохой было затянуто дымом от разрастающегося


пожара в поместье клана Учиха, и сотни шиноби спешили к месту трагедии.
Однако было уже поздно: на улицах квартала одного из сильнейших кланов
деревни всюду были разбросаны тела убитых мужчин клана. Женщины и дети в
слезах сидели над ними, проклиная богов и людей. Юноши и мужчины,
оставшиеся в живых, старались остановить разбушевавшееся пламя, что
удавалось с трудом, ибо их было просто слишком мало. Вскоре в квартал на
бешеной скорости стали влетать тройки АНБУ — патрули полиции Конохи — и
простые шиноби, разбуженные запахом гари. Меньше чем через час о пожаре
напоминали лишь дымящиеся остовы домов, лужи засохшей крови на земле и
проклятья жен и матерей, доносившиеся из уцелевших домов, где были
сложены тела всех убитых членов клана.

Тем временем в кабинете Хокагэ, не смотря на поздний час, уже собрались


главы всех кланов, входивших в совет селения. Минато хмурым взглядом обвел
всех собравшихся, после чего скрестив руки перед лицом, заговорил.

— Причину собрания объяснять нет необходимости, все в курсе, что на клан


Учиха, менее двух часов назад, совершенно нападение, имеются
многочисленные жертвы и разрушения. Нападавших найти не удалось, даже
лучшим поисковикам кланов Инудзука и Абураме. Как и когда они проникли на
территорию селения, а так же как покинули его — неизвестно, но все указывает
на наличие предателя в рядах смены, несшей дежурство в зале охранной
системы селения. Вся дежурная смена найдена убитой, а один из сенсоров
обнаружен мертвым с перерезанным горлом, в нескольких десятках метров от
пункта мониторинга и слежения, — обрисовал вкратце ситуацию Четвертый.

— И кто под подозрением в предательстве? — задумчиво спросил Шикаку.

— Один джонин из бесклановых и два чунина, имен не разглашаю, ибо


допуск к этой информации строго для членов АНБУ и отдела собственной
безопасности, — спокойно ответил Намикадзе.

— Я вижу, тебя не особо расстроил факт потери почти сотни бойцов


сильнейшего клана Конохи, может ты приложил руку к их уничтожению?
— задал прямо вопрос Дан, присутствовавший тут в качестве главы клана
Сенджу.

— Почему меня должен волновать факт смерти людей, затевавших


государственный переворот? Да и зачем мне так подставляться, если у меня на
руках все карты, чтобы казнить их публично? — усмехнулся глава селения.

— О каком перевороте ты говоришь? — озвучила общую мысль Тсуме.

— Члены клана Учиха планировали совершить насильственную смену власти


в селении и посадить на место Хокагэ своего человека. Соответствующую
информацию получили я и Даймё, мне с его стороны были даны полнейшие
свобода действий в этом плане, вплоть до полного уничтожения клана. Но мной
было принято решение провести засекреченное расследование с привлечением
моих людей внутри клана Учиха, в результате всплыло столько компромата и
преступлений, что такой поворот в какой-то мере даже более благоприятный
102/196
для нас, нежели публичная казнь виновных, хоть погибли и многие
причастные, — спокойно излагал свои мысли Минато.

— Мы могли бы ознакомиться с результатами расследования?


— поинтересовался Иноичи.

— Да, можете, но ко всей информации вы доступа естественно не


получите, — пожал плечами Четвертый.

— И все-таки меня не оставляют сомнения, что ты причастен к этому, —


проговорил глава клана Сенджу.

— Можете сомневаться, сколько угодно. Доказательная база, касающаяся


подготовки переворота, будет предоставлена совету в полном объеме, оригинал
разрешения Даймё так же будет продемонстрирован на собрании, — смерив
Дана холодным взглядом, произнес Намикадзе. — Я добавлю лишь одно: не
повторяйте ошибок Учих — вести игры за моей спиной, значит вести игры за
спиной Даймё, а молодой правитель горяч и скор на расправу.

Кабинет погрузился в гнетущую тишину, многие из собравшихся с опаской и


недоверием смотрели на спокойно сидящего Хокагэ, тем временем за его спиной
появились два силуэта, которые было сложно не узнать, ибо два Мангеке
Шарингана, горящие в темноте выдавали своих обладателей с головой.

— Хокагэ-сама, нам не удалось обнаружить нападавших, — не обращая


внимания на лишних людей в комнате, доложил Шисуи.

— Ясно, можешь быть свободен, и своих людей отправь отдыхать, — обратил


взор на второго гостя Минато. — Что у тебя?

— Мизуки и Кабуто найдены мертвыми — похоже, их просто использовали,


ибо оба убиты ударом в спину. Предполагаемый зачинщик скрылся — обыск его
квартиры и банковской ячейки результата не дали. На этом у меня все, —
закончил Итачи.

— Хм. Отдыхай, дальше этим займутся АНБУ, — отпуская будущего


родственника, проговорил Намикадзе.

Тем временем в кабинете оставалось все меньше людей, что не могло не


радовать уставшего и вымотанного Хокагэ — мужчине хотелось поскорее
покинуть резиденцию и оказаться дома в кругу семьи. Тяжело вздохнув и
помассировав виски, Минато откинулся в кресло, вспоминая недавний разговор с
Наруто. Случился он спустя месяц после возвращения из Тумана и за три дня до
расправы над Учихами. Именно ему было уготована роль палача всех причастных
к попытке переворота, именно он предложил такой вариант решения возможной
проблемы с кланами и именно ему принадлежала идея списать все прегрешения
на самих виновников проблемы. В итоге все прошло как он и планировал. С
каждым днем Намикадзе всё больше дивился собственному сыну, его жесткости
и умению принимать сложные решения, а также брать на себя ответственность
за них, и удивительной способности планировать свои действия на несколько
шагов вперед, но при этом в кругу семьи и друзей оставаясь обычным ребенком.

— И чего же ты желаешь на самом деле, а, Наруто? — спросил в пустоту


Четвертый, после чего, тряхнув головой, принялся за разбор документов из
103/196
столицы.

***

В небольшом ресторане недалеко от резиденции Хокаге за столом вели


беседу главы кланов.

— И с чего бы Минато вдруг решил устроить такое представление?


— недовольно ворчала Тсуме, недавние события заставили ее призадуматься и
пересмотреть приоритеты.

— Он же ясно дал всем понять, что за расправой над Учихами стоят люди
Даймё, и единственное, что он смог сделать, это минимизировать потери
селения, — подал голос Шикаку.

— Откуда у Даймё такие сильные наемники? — поинтересовался Чомару.

— Не стоит нам пытаться вмешиваться в этот вопрос, ибо принесет каждому


из нас это лишь проблемы излишние. Подумать нам всем стоит над тем, будем
ли мы поддерживать Минато единым фронтом или же дадим причину Даймё для
дальнейшей чистки? — задал вопрос Шиби.

— За этим стоят не люди Даймё, — подал голос, обводя собравшихся


тяжелым взглядом, Иноичи.

— А кто тогда? — поинтересовался Тсуме.

— Узумаки, — тяжело вздохнул Яманако.

— Ты часом не переработал? — изогнув бровь, спросил Акимиджи.

— Не до шуток нам сейчас, Чомару. Иноичи, выкладывай, что знаешь, —


потребовал Нара.

— Это Наруто, я со стопроцентной уверенностью могу сказать, что это


именно он вырезал Учих, — начал рассказ блондин, и его тут же прервала
единственная женщина в их компании.

— Наруто? Вот это уже бредом попахивает, — проговорила Инудзука.

— Тсуме, давай не будем тут устраивать балаган, думаю, ты не хуже моего


знаешь, на что способен этот парень! — огрызнулся мозголом. — Его же не зря
называют защитником принцессы Конохи и Демоном Скрытого Листа.

— Иноичи, не отвлекайся, рассказывай все, что знаешь о Наруто, — поднимая


руки и призывая всех успокоиться, попросил Шикаку.

— Сын Минато обладает невообразимым потенциалом, он джинчурики,


носитель печати «Тринадцатиконечной Звезды», мастер фуиндзюцу, обладатель
чудовищного запаса чакры и невообразимой регенерации, специфического
призыва, обладает незаурядным умом, и это лишь верхушка всех возможностей
этого монстра в человеческом обличии, — перечислял явно уставший и чем-то
сильно расстроенный глава мозголомов.

104/196
— Только нового Чистильщика нам для полного счастья и не хватало, — зло
бросила Тсуме, уже прикидывая в уме, сколько членов её клана можно будет в
ближайшее время протолкнуть в АНБУ.

— Спокойствие. Не стоит поддаваться панике: Чистильщики всегда


появлялись в трудные моменты истории шиноби и всегда приносили лишь
пользу, нам же стоит серьезно обдумать ситуацию, и каждому решить, на чьей
мы стороне, — вставая из-за стола, проговорил глава клана Абураме, что
послужило сигналом для всех остальных, что беседа окончена, ибо они
привлекли излишнее внимание АНБУ.

***

Сам виновник переполоха в это самое время спокойно дремал в гамаке,


висевшем в саду; рядом, на площадке, под руководством Атсуши тренировались
Каэде и Изуми. Из приятного состояния Наруто вырвал оклик матери, что звала
всех на ужин, и сестры тут же исчезли с поляны, получив для этого вескую
причину, ибо пяти часовая тренировка под руководством дедушки для обеих
была сущим адом. Плюс, в наглую дрыхнувший брат энтузиазма не прибавлял.
Как только они скрылись в доме, клон, лежавший в гамаке, развеялся, и из тени
одного из деревьев появился оригинал.

— Вижу, все прошло не совсем гладко, — покачал головой старик-Узумаки.

— Ага, пришлось немного повозиться, да и лишние жертвы образовались, —


недовольно проворчал в ответ блондин, морщась от боли.

— Поговорим об этом позже, сейчас нам лучше побыстрее оказаться за


столом, не давая Кушине и девочкам лишних поводов для размышлений, —
проговорил Атсуши, вместе с внуком направляясь к трапезе.

За столом уже во всю хозяйничали Каэде и Изуми, помогая главной хозяйке


накрывать на стол, сама же женщина о чем-то беседовала на кухне с Минато
(мужчина выглядел крайне уставшим). Трапеза прошла в мирной семейной
обстановке, ставшей для всех её членов уже привычной. Весь ужин Наруто
старательно молчал, позволяя сестрам весело болтать с родителями и
сдерживая себя от того, чтобы застонать от боли в сломанных ребрах и
серьезного пореза на спине, который затягивался крайне медленно. Он
раздумывал над предстоящими событиями.

— Брат, а ты чего такой задумчивый и молчаливый сегодня?


— поинтересовалась Изуми, когда взрослые отправились на веранду дома, и они
с сестрой начали наводить порядок.

— Просто размышляю, — пожал плечами джинчурики.

— И над чем же? — подала голос Каэде.

— О предложении на несколько лет отправиться в путешествие с крестным и


его напарником, — быстро отозвался блондин, скидывая с себя оцепенение.

— Ты хочешь уйти из селения и бросить нас? А кто дал обещание помочь нам
с тренировками? — изогнув бровь, осведомилась бывшая Учиха.

105/196
— Я вас не собираюсь бросать, просто мне нужно на время покинуть селение,
дабы решить некоторые проблемы и выполнить договоры с Туманом и Песком.
Меня не будет всего пару-тройку лет, — чуть улыбнувшись, ответил Наруто.
— Да и о ваших тренировках на время моего отсутствия я уже договорился.

— И кому ты решил нас сплавить? — обреченно вздохнула блондинка,


закончив с мытьем посуды и вытирая руки, пока Изуми укладывала тарелки.

— Ну, много кому, — отозвался джинчурики.

— А по-конкретнее? — попросила Каэде, уже представляя на какую каторгу


их подписал брат.

— Ну, физическая подготовка под руководством Гая, обучать фуиндзюцу вас


будет мама и дед, с Мангеке тебе поможет Шисуи, я с ними договорился, он
будет проводить две тренировки в неделю с тобой, если не будет отправлен на
миссию за пределы селения, Куренай поможет вам с обычными иллюзиями, а
Какаши и Обито с ниндзюцу, в команды ни одну из вас не определят, так что у
вас будет три года, чтобы серьезно поднять свой уровень, — рассказал Узумаки.

— Ты точно решил избавиться от нас! — прокричала Каэде. — Майто Гай это


же псих ходячий, у него в голове вместо мозгов — гиря!

— С мозгами у него все в порядке, просто он немного странный и всё, —


пожал плечами джинчурики.

— Немного? То есть все его эти идиотские выходки это, по-твоему, немного
странный? — негодовала блондинка, нависая над братом.

— Естественно, вот, например, сравни его и меня, и все встает на свои


места, — широко улыбнулся Наруто.

— Не, ну с этой стороны вопроса он действительно относительно


нормальный, — призадумавшись, согласилась Каэде.

— Ладно, сестренки, я к себе, хорошего вечера вам, — покидая кухню,


проговорил джинчурики, чувствуя, как кровь начинает медленно сочиться по
спине из-под бинтов.

Оказавшись в своей комнате и скинув с себя черную футболку, юноша


призвал клона и дал тому указания зашить и обработать рану; просить помощи у
Курамы было бесполезно, она сейчас и так была без сил после его приключений
в квартале Учих. Копии потребовалось всего несколько минут, чтобы зашить
длинный порез через всю спину, оставленный одной из последних жертв
вечернего нападения. Как только с раной и перевязкой было законченно,
блондин рухнул на кровать и провалился в сон без сновидений, как это бывало
после большинства миссий с большим количеством жертв.

Утро встретило Наруто набатным звоном в голове и тяжестью во всем теле,


плюс, сильно болела спина, да и погода была под стать хмурому настроению
джинчурики. Небо затянулось облаками и мелким моросящим дождем, а так же
недовольным ворчанием второй половинки, которая безуспешно пыталась
разбудить его почти час.

106/196
— Наруто! — почти рычала Курама, пытаясь в очередной раз достучаться до
Узумаки.

— Дорогая, пожалуйста, не кричи, — со стоном попросил джинчурики,


схватившись за голову.

— Извини, — тихо проговорила кицунэ. — Что с тобой происходит?

— Перенапрягся, — коротко объяснил Наруто. — Лучше расскажи, как ты


себя чувствуешь?

— Я уже в полном порядке, рану на твоей спине не трогала, сначала нужно


убрать из неё нитки, а с остальным разобралась, — быстро отозвалась девушка.

— Спасибо, ты извини, что вчера так напортачил, — виновато улыбнулся


Узумаки подходя к зеркалу и осматривая себя.

— Да все в порядке, главное ты жив, — вздохнула девятихвостая.

— Не вздыхай, сегодня мы отправляемся, — ещё шире улыбнулся юноша.

— Это замечательно, тебя там кстати зовут, до вечера Наруто, я надеюсь


сегодня ты меня как следует отблагодаришь за вчерашний вечер, — довольно
усмехнулась кицунэ.

— Можешь в этом не сомневаться, моя лисица, — натягивая футболку и


накидывая поверх нее толстовку, заверил с довольным оскалом Узумаки,
отправляясь вниз.

В гостиной дома его ожидал отец и трое его учеников. Поздоровавшись со


всеми, джинчурики приготовился выслушать последнюю инструкцию.

— Наруто. Какаши, Обито и Рин будут сопровождать тебя до места встречи с


Джирайей и Наваки, дальше будешь действовать по плану: установка барьеров
на островах Тумана, потом на острове страны Волн, а дальше в Суну, как
связаться со мной в случае непредвиденной ситуации — ты знаешь. Так что,
если ты готов, можете отправляться, пока остальные не проснулись, —
проговорил Минато.

— Я все понял. Ты тут присмотри за всеми, пока меня не будет, — крепко


пожимая руку отцу и чуть улыбаясь, попросил Наруто.

— Обязательно, — широко улыбаясь, пообещал Четвертый. — Удачи тебе,


Наруто.

— Спасибо, папа, передай сестрам и маме, что я буду скучать по ним, — уже
стоя в дверях и накидывая плащ, попросил младший блондин, после чего вместе
со своими провожатыми исчез в шуншине.

107/196
Арка вторая. Глава XIII.

Небольшой городок на севере страны Огня.

Люди неспешно прогуливаются по чистым и аккуратным улочкам, и повсюду


висят вывески различных увеселительных заведений. В одном из таких зданий в
компании нескольких девушек засели два старых путешественника и известный
на весь мир тандем писателя и художника.

— Джи, ты думаешь было разумно соглашаться на предложение Минато


взять в путешествие с нами Наруто? Он все же лишь мелкий пацан, не думаю,
что мы с тобой хорошо повлияем на него, — наливая очередную порцию саке
себе и красивой брюнетке, что сидела по правую руку от него, поинтересовался
Наваки.

— Дружище, это было не предложение, а приказ, а их, как ты должен


помнить, не обсуждают. Да и мой крестник не так прост, как кажется, ибо в свои
тринадцать уже достаточно известен, и не думаю, что мы с тобой даже при
огромном приложении усилий сможем испортить ученика Атсуши. Ты не хуже
меня знаешь, во что способен превратить этот старик своих подопечных, —
отмахнулся седовласый мужчина, усаживая себе на колени миловидную
блондинку.

— И чем же он не прост? — поинтересовался Сенджу, изогнув бровь.

— Тебе о чем-нибудь говорят такие прозвища, как: «Защитник химе Конохи»,


«Демон Скрытого Листа» или «Повелитель Кошмаров»? — залпом осушая пиалу,
осведомился саннин.

— Хочешь сказать, что все эти прозвища принадлежат Наруто? Джи,


перебрал походу, — усмехнулся брюнет.

— Вообще-то, Джирайя-сама говорит правду, все эти прозвища


действительно принадлежат Узумаки Наруто, — донес до мужчин знакомый
голос, и на свободное место за столом присел седовласый мужчина с маской,
скрывавшей почти всё лицо.

— Какаши?! — удивленно подскочил на своем месте Наваки.

— Он самый, — улыбаясь одним глазом, как только он умел, отозвался


Хатаке.

— Ну и где он? — перешел сразу к делу санин.

— В гостинице с горячими источниками, через пару кварталов отсюда, —


ответил джонин, наливая себе саке.

— А ты не охренел? На службе же, — указывая глазами на пиалу,


поинтересовался Сенджу.

— И что? Можно же иногда расслабиться, тем более мы тут на несколько


дней, а таких возможностей у меня в последнее время немного бывает, —
отмахнулся Какаши.
108/196
— А не боишься, что жена узнает? — ехидно усмехнулся Джирайя.

— Нет, она в курсе, куда я отправился, — пожал плечами седовласый. — Да и


тем более изменять ей я не собираюсь.

— Уверен, что сможешь устоять, если за тебя возьмется, к примеру, она?


— указывая на девушку у барной стойки, облаченную в черное платье,
подчеркивающее все прелести.

— Угу, тем более она не в моем вкусе, вы лучше с этим Обито помогите, а то
он так и останется до конца своих дней нецелованным девственником, —
фыркнул Хатаке.

— Вы тут всей командой? — поперхнувшись очередной порцией саке,


закашлялся ученик Третьего.

— Да, они сейчас оформляют нам комнаты и через несколько минут будут
здесь, так что вам лучше отослать девушек, по крайней мере, на время
разговора с Наруто, — посоветовал джонин.

— Неужели боишься за его психику? — протянул Джирайя.

— Да нет, скорее, боюсь, как бы он не расчленил их, все же у вашего


крестника определенно не все дома, — покрутил пальцем у виска Хатаке, от его
слов девушки побледнели, но продолжили сидеть на своих местах.

— Не стоит пугать людей почем зря, Какаши-семпай, я может и


сумасшедший, но не кровавый мясник, что бы девушек прямо на глазах толпы
разделывать, — спокойно заметил, приставивший к столику еще один стул
блондин.

— Ты рано, — заметил джонин, наливая себе очередную порцию саке.

— Ага, решил не мешать Обито и Рин развлекаться, а то они как дети малые,
ходят, мнутся и никак не решатся на отчаянные действия, — пожимал плечами
юноша.

— Что ты с ними сделал? — ужаснулся Какаши.

— Ничего особенно, напоил обоих возбудителями, поставил печать паралича,


которая спадет, после того как оба препарата начнут действовать, на комнату
установил барьер, так что эти двое там славно развлекутся, — довольно
оскалился Наруто.

— Ты понимаешь, что ты наделал? — шокировано спросил Наваки.

— Естественно, помог этим двоим стать счастливыми, иначе они так бы и


померли в одиночестве, — спокойно ответил Узумаки.

— Помог стать счастливыми? Да ты в курсе, что совет старейшин убьет их


обоих за это? — прокричал Сенджу.

— Да успокойся ты, капитан Деревяшко, никто их не станет убивать, ибо


109/196
просто некому это делать. Семь суток назад совет старейшин и вся вер​хушка
Учих бы​ла вы​реза​на на кор​ню, клан по​терял бо​лее сот​ни уби​тых и око​ло двух де‐​
сят​ков ра​нены​х. Да и с новым главой их клана я уже договорился по этому
поводу, — демонстративно прочищая ухо, ответил джинчурики.

— И как такое могло случиться? — в шоке спросил Джирайя, выронив пиалу


из рук.

— Ну, вот так, взяло и случилось. Разве с заговорщиками не бывает такого?


— сверля взглядом Сенджу, поинтересовался Наруто, в глазах тем временем
появились серые звезды.

— Так значит, истории о тебе правда? — привлек свое внимание саннин.


— Вот уж не думал, что мне когда-нибудь доведется снова столкнуться с одним
из вас.

— Бывают в жизни приятные неожиданности, — усмехнулся блондин, после


чего извлек из внутреннего кармана своего жилета небольшой свиток и
протянул его писателю. — Здесь указания от Хокагэ. Завтра я вас сам найду, а
сейчас у меня дела.

— Какие дела могут быть у пацана вроде тебя? — вспылил тут же Наваки.

— Обычные дела, просто пойду, потренируюсь за городом, — покидая


заведение, бросил блондин.

— И что это сейчас было? — хватал ртом воздух Сенджу.

— Ничего необычного, просто Наруто не в духе, у него вчера охота


сорвалась, — пожал плечами Какаши.

— Что за охота у этого малолетнего монстра?! — рявкнул Наваки, заставив


девушку, сидевшую рядом с ним отпрыгнуть.

— Он охотится на шиноби Облака, у него к ним есть какие-то свои счеты, —


лениво отмахнулся Хатаке. — Да и монстром вам называть его не советую,
лучше демоном, а то и прилететь может чем-нибудь вроде расенгана в голову.

— Ты так спокойно об этом говоришь, что у меня появляются нехорошие


мысли, — протянул Джирайя.

— Через пару дней путешествия с ним, вы вообще ничему удивляться не


будете, — заверил мужчин Какаши. — Что ж, оставлю вас, пойду, прогуляюсь по
городу, отдохну на источниках.

После ухода джонина оба мужчины долго сидели в тишине, нарушаемой


лишь молчаливым чоканьем пиал; девушки, поняв, что они здесь лишние,
быстро исчезли, оставив тех наедине. До самого позднего вечера два старых
друга обсуждали свалившуюся на их голову проблему, масштабы которой ни
один из них пока не мог полностью представить.

***

Медленно покинув бар, в котором остались двое шокированных и один, на‐​


110/196
ходя​щий​ся в сос​то​янии пол​но​го без​разли​чия к ок​ру​жа​юще​му ми​ру, ши​ноби,
блондин одним прыжком оказался на крыше одного из самых высоких зданий
этого горного городка. Сев в позу лотоса, юноша сосредоточился, входя в режим
отшельника (успехи в этом плане появились сразу после избавления от печати с
чакрой предыдущего владельца тела). Несколько секунд, и радужка правого
глаза сменила цвет на желтый, зрачок превратился в горизонтальный
вытянутый овал, а левый в вертикальный лисий, и над глазами появились почти
черные тени.

— Снова решил поохотиться? — донесся до Узумаки голос лисицы.

— Да, те шиноби Кумо, что я почуял вчера, сейчас здесь в городе, и среди
них есть Хьюга, хоть он нам и не подходит, но думаю, его смерть заставит их
клан охотиться за мной, — спокойно ответил Наруто, обнаружив
местоположение своих целей.

— Хм, их только трое, четвертого я не ощущаю, похоже, ты все-таки смог его


достать в прошлый раз, — довольно протянула кицунэ.

— Сомневаюсь, скорее, тот сенсор очень надежно спрятался, он все же едва


не лишился головы от той печати, хоть и сумел вовремя от неё избавиться, —
напомнил джинчурики.

— Что ж, нам это будет даже на руку, свидетель, который обо всем донесет
Райкагэ и Хьюгам, — усмехнулась Курама, предвкушая небольшую разминку.

— Ага, а теперь мне пора выдвигаться, — накидывая капюшон и прыгая на


соседнюю крышу, бросил Наруто.

Десять минут неспешного бега по крышам привели его к небольшому


заброшенному дому на окраине города, внешне ничто не выдавало наличия в
нем живых существ, но находясь в режиме отшельника, юноша отчетливо
чувствовал внутри три источника чакры, и еще один был едва уловим. Довольно
оскалившись, блондин переместился к покосившейся и державшейся лишь на
одной петле входной двери; приложив к ней руку, он отчетливо почувствовал
наложенную на неё охранную технику. Хмыкнув, Наруто без труда снял ее,
потратив всего несколько мгновений — все же примитивные и сильно
упрощенные техники фуиндзюцу, которыми пользовались большинство шиноби,
для него были не проблемой. Проникнув внутрь, он поставил барьер, который не
позволит никому выйти наружу без его разрешения.

Тихо ступая по высохшим половицам, покрытым слоем пыли, он приближался


к спуску в подвал, где четко ощущал своих будущих жертв. У небольшого
костерка сидели двое мужчин, обсуждая последние новости, третий мирно спал
чуть в стороне. Вид у всех был довольно потрепанный.

— Черт, и как нас угораздило с утра пораньше нарваться на пограничный


патруль Конохи? — недовольно ворчал здоровенный шкафообразный мулат.

— Да успокойся ты! Кто ж виноват, что Аки сейчас не в себе после встречи с
тем монстром два дня назад! — прикрикнул на него второй — худощавый
мужчина с сильным ожогом на правой щеке.

— А зачем было с нами отправлять эту шлюху? — рыкнул мулат.


111/196
— Ещё раз её так назовешь, и ты труп! — огрызнулся в ответ, протягивая
руку к кунаю.

— Что малолетки вставляют? — хохотнул собеседник.

Наруто же тем времени призвав из печати катану, медленно подобрался к


лежащему в тени Хьюге, чье состояние было довольно плачевным: голова
перебинтована, левая рука по всем признакам была в гипсе, сам он находился в
бессознательном состоянии и что-то бессвязно бормотал. Занеся катану над
собой, блондин пропустил через неё чакру ветра, чем привлек внимание двух
спорщиков, а затем под их удивленные взгляды одним движением отсек голову
носителю бьякугана.

Мужчины застыли в шоке, с ужасом смотря на незваного гостя, больше


походившего на призрака, где-то в углу, взвизгнула девушка сенсор. Это
привело шиноби Облака в чувство, повыхватывав кунаи они слаженно
набросились на незваного гостя, но того их выпад совершенно не впечатлил,
ускорившись он проскользнул под руками мулата, при этом едва заметным
движением вспорол тому живот, заставив вывалиться наружу порубленные
ветром внутренности. Второй же поняв всю критичность ситуации, рванул в
сторону забившейся в углу девушки-сенсора, которую Наруто ещё даже не смог
разглядеть за две их встречи.

Теснота подвала серьезно уменьшала арсенал обоих шиноби, оставшихся в


живых, принуждая обоих бойцов использовать исключительно техники
тайдзюцу или кендзюцу. Худощавый представитель Кумо прекрасно понимал,
что шансов выжить у него нет, — все преимущества были на стороне
противника, закутанного в плащ.

— Кто ты такой? — попытался выиграть время для девушки, спросил


мужчина, крепко сжимая кунай.

— Вы, шиноби Кумо, называете меня «Повелителем Кошмаров», — ледяным


тоном отозвался Наруто.

— Хм… Теперь понятно почему она в таком состоянии с нашей прошлой с


тобой встречи в том проклятом лесу, — задыхаясь, ответил мужчина, с ужасом
поняв, что в его правом легком откуда-то появился инородный предмет,
серьезно затруднивший дыхание.

— Вижу, ты уже понял — сопротивляться бесполезно, еще пять минут, и твое


сердце остановится, но перед этим ответь: почему ты так отчаянно пытаешься
защитить эту девушку? Если будешь искренен, даю тебе слово, я оставлю её в
живых, — спокойно проговорил Узумаки, подходя ближе и убирая катану. — И
можешь не пытаться активировать свои взрыв-теги, я все же мастер фуинтехник
и нейтрализовать их для меня пустяк, особенно такие унылые самоделки.

— Что ты за монстр-то такой? — опускаясь на одно колено, прохрипел


мужчина.

— Я один из тех, кого называют Чистильщиками, — присаживаясь на


корточки перед завалившимся на бок собеседником, ответил блондин. — Так
может всё же расскажешь, почему ты так отчаянно пытаешься её защитить, или
112/196
ты не в курсе, что это она сейчас убивает тебя?

— Что ты несешь? — сплевывая кровь, еле слышно прошипел мужчина.

— А ты не знал? Сила Карин-тян это обоюдоострый меч, она способна своей


чакрой вылечить практически любое ранение, но в минуты сильнейшего страха
и опасности она тянет жизненные силы из тех, кого когда-то вылечила. Так что
попрощайся с ней, пока еще можешь, — усмехнулся Наруто, стягивая капюшон.
Его незадачливый противник попрощаться не успел, ибо его тело в один момент
ссохлось, кожа посерела и обтянула скелет. — А ты очень жестокая Карин-тян.

— Откуда ты знаешь моё имя? — донесся до юноши тихий голос из темноты


угла.

— Просто знаю и всё, — закручивая на руке разенган, и освещая помещение


ярким голубым свечением, отозвался Узумаки. — Может уже выйдешь ко мне?

— Зачем? Ты же хочешь то же что и они! — сверкая глазами, рявкнула


девушка.

— Меня твое тело совершенно не интересует, равно как и твои способности,


я лишь хочу предложить тебе вернуться на родину твоего родителя, —
разглядывая бледное и зареванное лицо Карин, успокаивающе улыбнулся
юноша, а его глаза стали обычными.

— Куда вернуться?! Я безродная сирота подобранная одним из кланов Кумо,


для того, чтобы по достижению репродуктивного возраста стать подстилкой
одного из сыновей главы клана! — прокричала красноволосая, отправляя в
Наруто несколько золотых цепей, которые угодили в землю в нескольких метрах
от него.

— Знаешь, безродные сироты вряд ли смогут использовать цепи чакры, —


усмехнулся джинчурики, указывая на золотые цепи воткнутые вокруг него.
— Эта техника одна из визитных техник куноичи принадлежащих к клану
Узумаки, а цвет твоих волос еще одно подтверждение, что ты принадлежишь к
нашему клану.

— Ты смеешься, думаешь, я поверю в этот придуманный тобой на колене


бред?! — почти прорычала Карин.

— А почему бы и нет? Ведь ты сенсор, и можешь по колебаниям чакры


понять, лгу я или нет, ведь я прав? — продолжая улыбаться, поинтересовался
блондин.

— Ты слишком многое знаешь о моих способностях. Кто ты такой? — уже


спокойно и с неким интересом задала вопрос куноичи.

— Хочешь знать, кто я такой? Тогда тебе придется сначала стать достаточно
сильной, чтобы заставить меня рассказать тебе это, — усмехнулся блондин.

— И ты знаешь того, кто может помочь стать мне сильнее? — уже совсем
успокоившись, спросила Карин, ощущая волны тепла, исходящие от
собеседника.

113/196
— Знаю, если ты согласишься пойти со мной, у тебя будет новая семья, в
которой ты сама будешь решать свою дальнейшую судьбу, — протягивая
девушке свободную руку, заверил Наруто.

— Я согласна на твоё предложение. Смотри, если обманешь с того света тебя


достану, и евнухом сделаю, — уверенно заявила красноволосая.

На это заявление Наруто лишь кивнул, после чего взял девушку за руку и
вывел к костру. Он призвал клона и, отдав ему указания, отправился в
гостиницу. По пути Карин просто завалила его вопросами, где-то в глубине
сознания джинчурики Курама уже от злости и бесконечной болтовни этой
девицы разнесла в дребезги парочку предметов мебели. В гостинице они нос к
носу столкнулись с Какаши, представив тому девушку, Наруто отправился к
администратору отеля снять еще один номер, что заняло буквально пару минут.

— Что ж, располагайся, приводи себя в порядок, отдыхай, завтра с утра я


зайду, и мы с тобой нормально обговорим всё. У меня к тебе просьба, до моего
прихода никуда не выходи, еду можешь заказать через моего клона, что будет
дежурить в коридоре, — пропуская девушку в комнату, предупредил Узумаки.

— Спасибо, я поняла, — быстро прошмыгнула внутрь красноволосая.

— До завтра, Карин-тян, — протянул блондин, подмигнув девушке и


закрывая дверь. В последний момент он заметил, как та залилась краской.

— Знаешь, а я ведь и приревновать могу! — тут же донеслось до Наруто.

— Курама, дорогая, ну перестань, ты же знаешь, кроме тебя мне никто не


нужен. Но иногда посмущать других представительниц прекрасного пола мне
всё же интересно, да и ей это поможет быстрее забыть о том, что она видела
мою не самую хорошую сторону, — попытался успокоить кицунэ блондин.
— Ведь с тобой такой фокус не провернешь, ты сама кого хочешь до смерти
засмущать можешь.

— То есть ты хочешь сказать, что тебе просто было интересно её смущать? —


недовольно ворчала девятихвостая.

— Угу, сама же видела её реакцию, ты бы на такой взгляд давно бы меня уже


уложила в постель, — хохотнул джинчурики.

— Пф… Хотя ты прав, за такой взгляд я бы точно тебя там прямо в


прихожей… — задумчиво начала Курама.

— Притормози! Еще не вечер! — оборвал её Узумаки.

— Хах, испугался? — усмехнулась довольная девушка.

— Нет, просто меня совершенно не прельщает перспектива лазать по городу


со стояком от твоих подробных рассказов, как и что ты со мной сделаешь, —
недовольно огрызнулся Наруто.

— Ладно-ладно, но вечером тогда, я жду от тебя что-нибудь особенное, —


фыркнула кицунэ.

114/196
— Смотри, потом не жалуйся, — протянул Узумаки, но ответа так и не
получил.

Постояв несколько минут в раздумьях, юноша лишь усмехнулся и отправился


в сторону ближайших горячих источников, претворять в жизнь собственную
задумку.

115/196
Арка вторая. Глава XIV.

По пыльной дороге под палящим солнцем медленно шли три


путника — крупный седовласый мужчина с большим свитком за спиной в
красном плаще, рядом с ним шагал парень со светло-каштановыми волосами,
собранными в хвост, на плече висел дорожный рюкзак, и впереди этой
процессии вышагивал блондин лет тринадцати в сером дорожном плаще,
напевая какой-то веселый мотив.

— Эй, Наруто. А может всё-таки не стоило так зверствовать над теми шиноби
из Облака? Нам всё же не нужны проблемы с ними, — решил завязать разговор
Сенджу, с момента их встречи прошло уже почти полгода.

— Стоило, мой деревянный друг, им же пока не придашь хорошего


ускорения, с места не сдвинутся, а мне это не выгодно. Да и вообще, чего вы о
них так печетесь? Или это у вас инстинкт самосохранения бьет тревогу?
— кровожадно оскалившись, проговорил Наруто, оборачиваясь лицом к
собеседнику.

— Ещё раз меня так назовёшь, и я тебя выпорю! — прошипел Сенджу,


сверкая глазами.

— А силенок-то хватит, а, капитан Деревяшко? — усмехнулся Узумаки, уже


несколько часов доводивший одного из ныне живущих и сильнейших
представителей клана Первого Хокагэ.

— Ты! — прорычал мужчина, уже начиная складывать печати, но его


остановил Джирайя, положив свою руку на плечо, и покачав головой.

— Друг, держи себя в руках, ты разве не видишь, что мой племянник тебя
просто пытается довести? — проговорил Саннин.

— Ну вот, извращенный отшельник, ты снова лишил меня возможности


надрать задницу нашему деревянному другу, — недовольно заворчал
джинчурики.

— У тебя что, руки постоянно чешутся кого-нибудь побить? — тяжело


вздохнул седовласый.

— Нет, просто хочу понять насколько силен капитан Деревяшко, он же


сейчас сильнейший из Сенджу, — спокойно ответил Наруто.

— То есть ты хочешь спарринг? — вопросительно взглянул на блондина


Наваки.

— Ага, — согласно кивнул юноша.

— А нормально попросить об этом, не судьба?! — прокричал разозленный


мужчина.

— Не судьба. Да и доставать тебя, мой деревянный друг, веселое дело в


отличие от извращенного отшельника, — пожал плечами Узумаки.

116/196
— Хорошо, будет тебе спарринг, Джи, будешь судьей, — уверенно
проговорил Сенджу.

Саннин лишь обреченно кивнул, а джинчурики же довольно оскалился,


предвкушая хорошую возможность проверить свои способности без «Звезды» с
сильным шиноби вроде Наваки. В его силе Наруто не сомневался, он мог
казаться слабым и вспыльчивым человеком, но за этой маской легко можно было
разглядеть хладнокровного и расчетливого шиноби, с большим опытом и
потенциалом. Местом для спарринга выбрали большой луг, заросший высокой
травой и кустами, и ближайший город был в десятке километров отсюда.
Парочкой простых техник ветра Наруто приготовил место будущего спарринга,
скосив высокую траву и убрав её подальше.

Несколько минут, и противники стоят друг напротив друга в ожидании


команды к началу. Дав отмашку, Джирайя тут же перемещается подальше от
двух соперников, ибо сила каждого из них для него совсем не секрет, и словить
шальную технику санин желанием не горел.

Несколько секунд противники не двигались с места, выжидая пока


противник начнет движение. Первым пристального взгляда холодных голубых
глаз не выдержал Сенджу: метнув несколько сюрикенов, он рванул в сторону
своего оппонента, решая сначала проверить его умения в тайдзюцу. От прямого
удара в грудь Наруто ушел прыжком назад и тут же был вынужден прижаться к
земле, дабы не получить удар ногой в солнечное сплетение. Перекатом, уйдя от
очередной попытки противника достать его ногами за счет их большей длины,
Узумаки отбросил Наваки от себя простым порывом ветра, после чего попытался
нанести сильный удар в открытый правый бок противника, но наткнулся на
деревянную броню, что поглотила всю силу его атаки. Отпрыгнув подальше от
шатена, джинчурики сложил серию печатей, понимая, что в тайдзюцу вряд ли
сможет что-либо сделать противнику, который мастерски использует свой геном
для защиты.

— Лезвия ветра, — выпуская в Сенджу с десяток тонких и острых как бритва


лезвий, прошептал Наруто.

— Древесная стена, — легко защитился тот. — Каменные пики.

После этого прямо под ногами джинчурики появляются острые гранитные


колья, несколько из которых достигают своей цели оставляя на левой ноге
блондина порезы, которые тут же начинают затягиваться.

— Вакуумные пули, — предпринимает попытку достать своего противника


юноша, но противник оказывается проворнее и заменяет себя на древесного
клона, доставая Наруто ударом со спины.

Пропахав своим телом несколько метров, Узумаки рывком поднялся на ноги и


выдохнул в противника поток чакры Курамы, которая воспламенилась, закрывая
обзор Сенджу.

— Райтон: Искра! — донеслось откуда-то со спины джинчурики, а через


секунду, его левое плечо насквозь прошил электрический заряд, а на поляну
высыпало около двух дюжин шиноби и АНБУ Облака.

— Похоже, у нас гости, капитан Деревяшко, — зажимая рану, проговорил


117/196
Наруто, беглым взглядом проходясь по новым противникам, в то время как за
его спиной появились Джирайя и Наваки.

— Двадцать четыре противника. Как делить будем по-честному или по-


братски? — осведомился Саннин.

— Мои — вон та четверка АНБУ, стоящая за остальными, оставшиеся —


ваши, — срываясь с места и попутно бросая несколько специальных кунаев,
воскликнул Наруто и переместился к своим противникам.

Саннин и обладатель Мокутона лишь согласно кивнули после чего рванули в


сторону пришедших в движение противников. Четверка простых шиноби
лишились жизни в первые секунды схватки: седовласый без особой жалости
отправил их на тот свет техникой огня, накрывшей четверть луга. АНБУ это
совершенно не впечатлило, но от лобового столкновения они решили
воздержаться, на секунду замерев на своих местах, за что двое тут же
поплатились жизнями, проткнутые изнутри тонкими древесными стержнями,
разорвавшими их на мелкие куски.

В ответ Сенджу едва не сожгли с помощью техники молнии, но его вовремя


своим клоном подменил Наруто, при этом продолжая умело отбиваться от
четырех наседающих на него противников. Тем временем Джирая в ближнем
бою отправил на тот свет одного из рукопашников противника, разворотив ему
половину тела с помощью разенгана, после чего ловким движением извлек из
рукавов два свитка и бросил их перед собой. После их столкновения по лугу
пронесся пламенный дракон, забравший на тот свет шестерых противников.
Следом еще троих разорвал в клочья человокоподобный древесный голем,
совершенно не восприимчивый к ниндзюцу. Ещё одного в фарш превратила
шальная техника Наруто, выпущенная в попытках достать одного из его
оппонентов, которых к этому моменту осталось всего двое, здоровый
темнокожий мужчина и миниатюрная девушка в маске ящерицы.

Оставшиеся противники оказались крайне сработанным и опытным


тандемом: на теле Узумаки постоянно появлялись всё новые и новые отметины,
а эти двое оставались совершенно целыми. Подловив момент, джинчурики
переместился к лежавшему в траве кунаю, брошенному им ещё в самом начале
схватки. Взмах катаны, напитанной чакрой ветра до предела, и тот падает на
землю крича от боли в разорванных в клочья конечностях, но кунай попавший в
лоб, быстро затыкает его, раскалывая маску.

— Ну, вот мы и одни, принцесса, — довольно скалясь, промурлыкал Наруто,


полоски на лице которого стали более четкими, а зрачок вытянулся, но цвет
остался по прежнему голубым.

— Повелитель Кошмаров, неужели ты думаешь справиться с кем-то из


главной семьи клана Хьюга? Все кого ты убил, за полгода были лишь жалким
подобием настоящего члена нашего клана, и сегодня я тебя уничтожу!
— прошипела девушка, на руках которой появились трехлезвиевые катары.

В следующий миг она практически растворилась в воздухе и оказалась


вплотную к юноше, а катары полностью погрузились в его тело. Одно пробило
сердце, второе превратило внутренние органы в кашу.

— Я думала, это будет интереснее, а ты умер всего за пару секунд, —


118/196
разочарованно произнесла АНБУ, а в следующий момент с удивлением поняла,
его руки железной хваткой держат её за плечи.

— Всё самое интересное только начинается, принцесса. Печать восьми


триграмм: высвобождение! — прошептал юноша.

Оранжевая чакра стала вырываться со всей поверхности его тела, заключая


Наруто и АНБУ Облака в сферу, которая тут же сожгла дотла двоих товарищей
девушки, бросившихся ей на выручку. Постепенно сфера начала темнеть, и всё
живое в радиусе нескольких десятков метров от неё обратилось в прах: земля
высохла и потрескалась. К этому моменту Джирайя и Наваки уже добили
последних шиноби Кумо и с ужасом смотрели на происходящее — каждый из них
ощущал огромную мощь, исходящую от сферы, попытка пробить её техниками
какого-либо результата не принесла. Пораскинув мозгами, они поставили вокруг
барьер и, здраво рассудив, решили, пока есть время, выпотрошить тела
противников, в результате у них на руках оказалось несколько карт с
обозначением главных районов этой части границы страны, и подробная
информация по каждому из них, что тут же наводило на мысли о предателе в
самых верхах или работу кого-то из главной ветви Хьюг, не имеющего печати
подавлявшей большую часть способностей их глаз и серьезно ограничивавшей
потенциал её носителей.

— Что думаешь, он затеял в этот раз? — жуя ветку дерева, спросил Наваки,
делая какие-то наброски в своем альбоме.

— Без понятия, но явно, что-то грандиозное. И кстати, какие у тебя


предположения по поводу выбранных им противников? — отрываясь от своего
блокнота, в котором усиленно, что-то строчил поинтересовался Джирайя.

— Хьюга, скорее всего среди них была Хьюга, ты же знаешь, он их всегда


сам убивает, оставляет свою визитную карточку так сказать, — не отрываясь от
рисования проговорил Сенджу, стараясь успокоиться, что получалось крайне
плохо. — Думаешь, чьих это рук дело?

— Наруто, это его чакра, хоть и крайне концентрированная, плюс сдобренная


чакрой девятихвостого. У меня волосы на спине дыбом встают от одной мысли,
что я понятия не имею о том, что задумал этот мелкий засранец, — ломая
карандаш, отозвался Саннин.

— Как будто в мире вообще есть люди, которые в курсе, что затеяло это
ходящее стихийное бедствие! — проорал Наваки. — Он за полгода умудрился
уничтожить множество людей — контрабандисты, торговцы живым товаром и
ещё многое чего. Он уничтожает всё, что зовется теневым бизнесом, а ты сам
понимаешь, кто этот бизнес крышует! Мне совершенно не хочется сдохнуть от
рук каких-нибудь наемников Дайме!

— Успокойся! — рявкнул седовласый. — Он делает то, что не способен


сделать ни один Кагэ или Саннин: он идет против системы, он Чистильщик, он
будет уничтожать людей, особенно сейчас, когда мы загнаны в резервации,
именуемые скрытыми деревнями. Этот парень даже не из нашего мира, его
сюда притащили посредством техники под названием «Поглощение Сущности»,
он сам до чертиков ненавидит простых людей, ибо они всё детство издевались и
унижали его, но умело сдерживает эту ненависть, а вот для Чистильщика нет
никаких запретов и границ. Есть опасность — он её уничтожит, и сейчас
119/196
зачастую его действиями руководит именно это — печать сливается с ним. И
скорее всего, вскоре мы с тобой сможем лицезреть приход нового истинного
Чистильщика, коим был Хамура.

— То есть нас ждет приход очередного монстра, который будет крошить


людей направо и налево? Ты знал и ничего не предпринял? Ты! Т… — договорить
Сенджу не дал удар в челюсть.

— Приди в себя! Что тут можно было сделать? Убить его? Запечатать? И что
потом? Мне совершенно наплевать, сколько людей он убьет, мне плевать на
этих жалких идиотов, если будет нужно, я первым встану прикрыть ему спину!
Простые люди считают нас скотом, мы просто оружие, инструменты, у нас нет
прав или власти, и меня это достало! Если ты этого не понимаешь, то просто
исчезни с глаз моих! — держа Сенджу за грудки, яростно шипел Джирайя.
— Знаешь, сколько лет я ждал прихода того, кто сможет исполнить пророчество,
которое сделал мне Великий Жабий Отшельник?! Знаешь, сколько раз я
ошибался в своих учениках, считая, что вот он именно станет тем, кто разрушит
старый мир?! Я ошибся в Нагато, я ошибся в Минато, я ошибся в тебе. Но Наруто
станет именно тем, кого я так давно жду, и, если ты не готов быть среди тех,
кто поведет мир в новый день, просто исчезни!

Наваки с расширенными от удивления и страха глазами смотрел на своего


друга и учителя, который сейчас совсем не походил на себя: его волосы стояли
дыбом от количества выделяемой энергии, лицо стало серым, а в глазах
читалось желание раздавить его, как насекомое. После Саннин швырнул его на
землю, а сам запрыгнул на ветку ближайшего дерева. Лежа на земле, мужчина
размышлял о том, что прекрасно понимал и что тот прав на все сто процентов —
шиноби это просто инструмент. Но Сенджу боялся, боялся новой войны, новой
бойни, на которой будут тысячами гибнуть молодые шиноби и куноичи, липкий и
холодный страх сковывал, парализовал волю. А вот Джирайя уже, похоже,
перешагнул через всё это, освободился от страха.

Дальнейшие рассуждения были прерваны яркой вспышкой со стороны


сферы. Яркое свечение длилось несколько минут, в течение которых у Наваки
перед глазами промелькнула вся его жизнь. Затем всё резко прекратилось,
сфера словно скорлупа раскололась на части, а из неё на мертвую землю
вывалились два тела. Первым отреагировал Саннин, сняв барьер, рванулся к
Наруто, но тот уже поднялся с земли и смог принять сидящее положение.

— Что случилось? — внимательно осматривая юношу, спросил Джирайя,


понимая, что внешне тот стал значительно старше, и выглядел лет на
восемнадцать.

— Все в порядке, — хрипло ответил Узумаки.

— Тогда, что произошло с тобой? Ты стал выглядеть старше, — осведомился


Санин, озадаченный подобным феноменом.

— Это ожидаемо, после трех лет в мире призыва, — устало ответил


джинчурики, укладывая голову девушки на колени.

— А это кто? — охреневая от происходящего поинтересовался подошедший


Сенджу.

120/196
— Раньше её звали Хьюга Хината, теперь это Курама Узумаки, моя жена, —
тепло улыбаясь и гладя девушку по волосам ответил юноша.

— Да ты больной на голову! Хьюги же теперь тебя в покое не оставят!


— кричал Наваки.

— Заткнись! — повысил голос Наруто. — Плевать, моих сил хватит отправить


весь их клан на тот свет, хотя я думаю, мы с ними договоримся.

— Хорошо-хорошо, только успокойся! — потребовал Джирайя. — Нам лучше


свалить отсюда, а то тут скоро будет жарко — ваше шоу, скорее всего, многих
привлекло.

— Это вряд ли, периметр окружен барьером, и вряд ли нас кто-то почуял, —
отозвался Узумаки, призывая клона, который взял девушку на руки. — Нам пора
выдвигаться.

— Да куда ты в таком состоянии пойдешь? — удивился Наваки, наблюдая как


юноша с трудом поднимается на ноги, но затем все изменилось, блондин вдруг
словно наполнился силой и спокойно стоял на ногах.

— Режим мудреца? — удивленно проговорил Джирайя, наблюдая за


изменениями крестника.

— Он самый, — кивнул джинчурики, усаживая бессознательную девушку на


спину и отправляясь по дороге в сторону ближайшего населенного пункта.

Дорога заняла два часа, Саннин и Сенджу шли по бокам молча, иногда
бросая взгляды друг на друга, а потом на юношу, но начать разговор никто из
них не решался. По прибытию они сняли два номера в ближайшей гостинице,
Наруто с всё ещё спящей девушкой, забрав ключи от одного из них, молча
отправился наверх. Уложив Кураму на двуспальную постель, Узумаки начал
установку барьеров, что заняло у него несколько минут. Приняв душ, он присел
на кровать рядом с брюнеткой, легонько проведя тыльной стороной ладони по
щеке той, и девушка незамедлительно отреагировала на легкое касание,
открыв глаза.

— Как себя чувствуешь? — тихонько спросил Наруто.

— Замечательно, — принимая сидячее положение и притягивая к себе


юношу, ответила кицунэ. — Как тебе моя идея немного состарить наши тела?

— Отличная идея, — целуя пульсирующую жилку на оголенной шее девушки,


отозвался тот, усаживая свою вторую половинку на колени к себе.

Пока Узумаки прокладывал дорожку нежных поцелуев по шее, спускаясь к


ключице, Курама начала стягивать с него халат, а его руки тем временем
избавляли ее от платья. Вскоре два разгоряченных тела сплелись в чувственном
и нежном любовном танце, где каждый старался доставить как можно больше
удовольствия своему партнеру, показать всю свою любовь и страсть. Лишь с
первыми лучами солнца, обессиленные и счастливые, они уснули в объятиях
друг друга.

121/196
Арка вторая. Глава XV.

По огромной пустыне шагали двое, закутанные в тяжелые плащи, и


даже, несмотря на стоящее в зените солнце, они, казалось, совершенно не
обращали внимания на происходящее вокруг. Жаркий пустынный ветер гонял
песчинки с одного места на другое; редкие животные моментально скрывались в
своих укрытиях, стоило только путникам оказаться в зоне их видимости.

— Ты уверена, что где-то здесь? — задал вопрос один из странников,


внимательно всматриваясь в горизонт.

— Да, уверена, сейчас они прямо под нами, — спокойно отозвалась девушка,
останавливаясь на одном из барханов.

— И как глубоко? — поинтересовался молодой человек, разминая руки.

— Метров сто, не меньше, так что нам стоит поискать вход, а не ломиться
отсюда, — покачала головой спутница.

— Ты как всегда права, — тяжело вздохнув, согласился юноша. — Прорыв


отсюда означает обвал и верную смерть для всех, кто сейчас внизу.

— Вход где-то там, оттуда ветер несет запах людей, — указывая в сторону
черной точки виднеющейся на горизонте, ответила девушка.

— Тогда выдвигаемся? А то мне уже лично осточертел этот песок, —


раздраженно фыркнул Наруто.

— А мне кажется, осточертело тебе кое-что другое, — тихонько посмеиваясь,


отзывалась Курама.

— Всё-то ты знаешь, — усмехнулся блондин. — Так что давай побыстрее


закончим с высвобождением этих девушек и вернемся на территорию страны
Огня, а то у меня совсем нет желания устраивать битву с шиноби Суны, или еще
хуже с АНБУ-марионеточниками, ибо этот маньяк Сасори в этом мире не
предавал Песок.

— Успокойся, сейчас у Листа с Песком договор о нейтралитете, так что вряд


ли они станут на нас нападать, — резонно напомнила кицунэ, следуя за мужем.

— Вряд ли, не забывай у тебя сейчас бьякуган, а Суна не упустит


возможности попытаться захватить в плен старшую наследницу клана Хьюга, —
зло фыркнул Наруто, что выказывало крайнюю степень его раздражения.

— Неужели ты думаешь, что им бы удалось меня захватить? — притворно


удивилась Курама, желая ещё чуть-чуть позлить своего избранника.

— Нет, конечно, но мне бы пришлось поубивать их всех, если не вообще


уничтожить Суну, — шумно выдохнул блондин, мысленно считая до десяти и
стараясь взять себя в руки, всё же девятихвостая была единственной, с кем он
мог не прятаться за железными дверями самоконтроля, единственная, кому
было позволено видеть его слабости и переживания.

122/196
— Тебя это так сильно злит? — поинтересовалась хвостатая.

— Нет, ради тебя я бы это сделал, просто не хочу убивать непричастных к


этому, а в порыве злости Суну я бы, скорее всего, уничтожил парой бомб биджу,
а это сама понимаешь — ад, в котором никто не выживает, — сухо ответил
Наруто. — А теперь давай поспешим.

Согласно кивнув, Курама решила больше не развивать тему, понимая, что


как бы не изменился Наруто, насколько жестким и жестоким бы не стал, но
ценить жизни непричастных и невиновных он никогда не перестанет. Черная
точка, которую они изначально видели на горизонте, вскоре превратилась в
небольшое скальное образование в пару сотен метров высотой, в форме круга,
диаметром в несколько километров, в чем могли убедиться они, поднявшись на
его вершину. Внутри было скрыто озеро и оазис, который пересекала небольшая
река, уходящая в подземную пещеру.

— Там внизу, как минимум, сотня шиноби, — указывая на заросли пальм на


берегу озера, проговорила Кицунэ. — На входе в пещеру — пара чунинов. Что
делать будем?

— Искупаться не желаешь? — поинтересовался Наруто, извлекая из печати


бинокль и внимательно изучая вход в пещеру, он разглядел пару охранников на
входе с перечеркнутыми протекторами камня.

— Что задумал? — осведомилась девушка.

— Зайдем вот с той стороны котлована, в метрах двухстах от русла


подземной реки, — указывая на небольшие заросли, вдававшиеся в водную
гладь, ответил блондин. — Воздухом я нас обеспечу, а прикрытие на тебе.

— Ну как всегда, всё самое сложное ложится на мои хрупкие девичьи


плечи, — улыбаясь, негодовала лисица.

— Курама, я просто не хочу поднимать лишнего шума, разобраться с ними


для меня дело пары минут, но без шума, который привлечет внимание тех, кто
внутри пещеры, этого не сделать. С этим разберемся, как только закончим с
устранением охраны внутри, — начал объяснять Наруто, отрываясь от бинокля,
он выругался про себя, увидев смеющуюся Кураму, в очередной раз попавшись
на её игру в обиженную.

— Извини, — обнимая юношу, прошептала хвостатая, — просто не смогла


сдержаться.

— Знаешь, я ведь и обидеться могу? — нахмурился блондин, но Курама,


прильнув к нему, подарила страстный поцелуй, который разорвала, лишь когда
обоим стало не хватать воздуха.

— А так? — с озорным огоньком в глазах, прошептала девятихвостая.

— Я подумаю после того, как разберемся тут, — улыбнувшись уголком губ,


ответил блондин и переместил их к выбранному месту.

Незамеченными спустившись к краю пальмовых зарослей, они внимательно


изучили местность на предмет ловушек и сигнальных устройств, пробрались к
123/196
краю водной глади, аккуратно обойдя несколько простых печатей охраны,
которые должны были предупредить поставившего их о появлении чужаков.
Скинув тяжелые накидки и лишнее железо, тут же запечатанное Наруто, они
спустились в ледяную воду (насчет чего Курама, тут же стала недовольно
фыркать — будучи огненным биджу, она крайне плохо переносила холод). После
небольших манипуляций, произведенных блондином, на шее у них появились
печати с запасом воздуха на несколько часов нахождения под водой. Путь до
входа в подземное русло занял у них почти час, двигаться приходилось по
самому дну, цепляясь за него с помощью чакры. Чунины на входе даже не
обратили внимания на две черные тени, прошмыгнувшие внутрь, занятые
обсуждением того, кто и куда из них подастся после получения выкупа от даймё
страны Звезд, даже не подозревая, что они уже фактически мертвы.

Поднявшись на поверхность через несколько сотен метров, они смогли в


неярком свете висящих на стене ламп рассмотреть обстановку подземной
пещеры, являющейся по совместительству руслом подземной реки. Аккуратно
выбравшись на каменистый берег, они тут же скинули сырую одежду и
переоделись в черные костюмы, извлеченные Наруто из печати. Курама всё
время недовольно что-то ворчала, высушивая свои длинные волосы собственной
чакрой.

Дождавшись, пока девушка закончит с этим, блондин на пальцах показал ей,


что теперь им стоит быть максимально скрытными и двигаться по поверхности
воды. Согласно кивнув, кицунэ первой выдвинулась вперед, проверяя путь с
помощью бьякугана, который под действием её чакры и более развитой СЦЧ*
давал в разы более четкую картину и серьезно увеличивал радиус обзора. Два
часа ходьбы в практически полной темноте, и парочка вышла в небольшую
хорошо освещенную залу, в центре которой располагалось несколько клеток, с
сидящими в них девушками — возраст большинства не превышал и двадцати
лет.

— Слишком хорошее освещение, — тихо с недовольством в голосе


проговорил юноша. — Видишь генератор?

— Согласна, слишком хорошее, среди них явно есть несколько грамотных


бойцов. Нет, он ниже по течению реки располагается, — покачав головой,
шепотом ответила девятихвостая. — Тут порядка двух десятков шиноби и три
дюжины самураев. Что делать будем?

— Уровень шиноби? — поинтересовался Наруто, в бинокль из-за камня


рассматривая залу и ища варианты для незаметного проникновения.

— Сильные джонины и парочка бойцов уровня Саннина. У самураев система


циркуляции чакры развита до уровня среднего генина Конохи, — отрапортовала
хвостатая, на подобных миссиях всегда признававшая за своим избранником
командира их маленького отряда.

— Черт, и откуда их столько тут понабралось-то?! — чуть ли не вскакивая со


своего места, прошипел Узумаки, понимая, что, казалось бы, простая миссия «А»
ранга по спасению дочери даймэ, превратилась в миссию «S» ранга, с учетом их
количества и уровня силы. — Черт! Зря мы отказались от помощи Джи и Наваки:
они бы сейчас очень пригодились.

— Думаешь, мы с тобой с ними не справимся? — недовольно вскинула бровь


124/196
кицунэ.

— Да с ними мы с тобой справимся, но заложники вряд ли переживут


подобную бойню, а нам нужна одна из них, но заказчик даже фотографии её
нам не дал, — всё больше злясь, ответил Наруто.

— Ты жабий желудок сможешь использовать на их клетках? — осведомилась


Курама, что-то прикидывая в уме.

— Смогу, но на несколько секунд после этого выпаду из боя, всё же тут


нужно использовать огромное количество чакры повозки с пленниками стоят
слишком далеко друг от друга, — отозвался блондин, внимательно смотря на
свою избранницу. — Но зачем тебе это?

— Насколько ты выпадешь из боя? — продолжала задавать вопросы


девушка, не обращая внимания на юношу.

— Девять-десять секунд. У тебя есть план? — недоверчиво спросил Наруто,


прекрасно помня, какие безбашенные идеи способен выкинуть мозг его кицунэ.

— Да. Слушай внимательно, закрываешь барьерами оба выхода из залы,


затем используешь на повозках жабий желудок, я в это время прикрою нас, как
только придешь в себя, берешь защиту на себя, я же в это время полностью
затоплю это место водой смешанной с ядом Наваки. У нас с тобой к нему
иммунитет, заложники будут защищены, противник получит отравление и удар
током: шиноби это, конечно, не убьет, а вот самураев с их доспехами
хорошенько накроет. Дальше ты убираешь барьер с того конца пещеры и
стараешься удержать нас, пока я буду продолжать наполнять пещеру водой,
которая хлынет в открывшийся проход, засосет за собой большинство из них. С
учетом их отравления и удара током вряд ли кто-то из них сможет остаться в
зале и выжить там, в тоннеле, — на одном дыхании изложила свой план
хвостатая, выжидающе смотря на задумавшегося блондина.

— Идея рискованная, но в нашей ситуации это наилучший вариант, — кивая


говолой, согласился Узумаки, попутно извлекая из печати кунаи с вязью
специальных символов. — У нас будет всего несколько секунд, так что держись
за меня, я метну кунаи и перемещаю нас к повозкам, а дальше по твоему плану
работаем.

— Хорошо, — кивнула кицунэ, обнимая блондина со спины.

— Хирашин, — установив барьер на входе в пещеру и метнув кунаи в стену


рядом с выходом, перемещаясь к ближайшей повозке, одними губами произнес
Наруто: их появление тут же заставило повскакивать всю охрану. — Техника
призыва: Желудок каменной лягушки!

— Посторонние! — оглушительно проревел один из шиноби, оповещая всех


остальных об уже очевидном факте.

Уже через секунду после применения техники перед парочкой появился


высокий мускулистый мужчина с объятым молнией кулаком, намереваясь убить
блондина, упавшего на одно колено из-за колоссальной нагрузки на тело и
количества чакры, затраченного на три техники подряд.

125/196
— При Хакке Кушо, — появляясь прямо перед противником и несколькими
быстрыми ударами и откидывая того от юноши, прошипела Курама. Мужчина же
сломанной куклой улетел в стену.

— Рантон: Рейза Сакасу, — донеслось откуда-то из толпы, появившейся


перед кицунэ.

— Хаккешо Кайтен, — отразила технику девятихвостая, заставляя тех


ударить в стенки каменного желудка.

— Футон: Атсугай! — задвигая девушку себе за спину и отбрасывая всех


волной ветра прошептал Наруто: с потолка от этой техники посыпался песок и
мелкие камни.

— Суйтон: Великий потоп! — выкрикнула хвостатая, вкладывая в технику


колоссальное количество чакры и за несколько секунд заполняя пещеру до
самого потолка, одновременно с этим разламывая ампулу с ядом Наваки.

Мощный электрический разряд прошил водяную толщу, заставив сверкать


словно новогодние елки самураев, успевших только вытащить катаны.

— Цепи чакры, — одними губами произнес Наруто, опутывая золотыми


цепями себя и Кураму и прикрепляясь к полу. — Барьер Кай!

Огромная масса воды тут же пришла в движение, образовывая водоворот,


ставший затягивать всё, что было можно: тела уже мертвых самураев почти
сразу исчезли в чреве огромной подводной воронки, шиноби продержались
всего пару десятков секунд из-за постоянного пополнения воды в пещере. Как
только последний из противников исчез в темноте тоннеля, кицунэ прекратила
заполнять пещеру водой. Через несколько минут о недавнем потопе напоминали
лишь большие лужи на полу пещеры и капающая с потолка вода.

— Это было круто, — тяжело дыша, пробормотала девятихвостая, ноги


которой подкашивались от усталости. — Ненавижу использовать техники
суйтона — меня после них буквально выворачивает наизнанку!

— Тебе нужно отдохнуть, — призывая клона и отдавая ему на руки уже


уснувшую кицунэ: человеческое тело давало о себе знать.

Клон, забрав девушку, отошел с ней на приличное расстояние, сам же юноша


сложив несколько печатей отозвал жабий желудок. Девушки, сидящие в
клетках, с ужасом пытались разглядеть хоть что-нибудь в наступившей темноте,
но это им не удавалось. Создав в руке разенган, Наруто пропитал его чакрой и,
подняв над головой, разогнал темноту вокруг себя.

— Кто Вы?! — дрожащим голосом задала вопрос одна из девушек,


ближайшая к блондину.

— Кто я, не имеет значения, важно лишь то, что меня вызволить вас всех
прислал даймё страны Звезд. Сейчас мои клоны откроют ваши клетки, и прошу
никого никуда не разбегаться: искать потерявшихся в темноте я не собираюсь,
надеюсь, всем все понятно? — обводя повозки тяжелым взглядом, спросил
Узумаки, девушки переглядываясь едва заметно кивнули.

126/196
Несколько секунд и замки с повозок попадали на каменный пол, а двери
клеток с протяжным скрипом открылись, выпуская своих пленниц. Девушки
собрались в толпу перед сидящим на небольшом камне Наруто и держащим в
руке разенган, разгонявший тьму на несколько метров вокруг. Пленницы со
страхом осмотрели зал, насколько позволял скудный свет, некоторые же
бросили заинтересованные взгляды на своего освободителя.

— И всё же, как тебя зовут? — вышла вперед девушка лет семнадцати, в
рваном платье, с несколькими синяками на лице и рассеченной бровью. На ее
лбу красовалась высохшая кровь.

— Это имеет значение? Я просто выполняю работу, за которую мне хорошо


заплатили, так что моё имя не имеет значения, — отрезал юноша, всем своим
видом давая понять, что беседу о своей личности продолжать не намерен.

— Что с нами будет? Ведь вы пришли только за принцессой, — хмуро смотря


на собеседника, продолжала задавать вопросы девушка.

— Мы с напарницей всех вас доставим ко двору Даймэ страны Звезд, ибо, как
выглядит принцесса, нас не уведомили, а остаться без оплаты после
двухдневного путешествия по пустыне я совсем не желаю, сейчас пока
отдыхайте: нас ждет увлекательное десятикилометровое путешествие по устью
подземной реки в практически полной темноте, — объявил нерадостную новость
юноша.

Бывшие пленницы лишь молча кинули взгляд друг на друга, сбиваясь в кучку
и с опаской глядя на своего странного спасителя. Через час в себя пришла
Курама, и Наруто, оставив с ней десяток клонов, отправил еще некоторых
проверить реку ниже по течению на предмет выживших противников.

Сам же блондин отправился на поверхность разобраться с простыми


наемниками и чунинами на входе, что в принципе не вызвало у него никаких
затруднений. Чунины погибли, даже не успев этого понять: словив по кунаю в
затылки; простые же раз​бой​ни​ки раз​бе​жались в ужа​се пе​ред ши​ноби, который
сломил их одним ударом, проламывавшим грудные клетки, но далеко убежать
никому не удалось, ветряные лезвия, превратили все вокруг в труху. После этого
некогда красивая зеленая поляна окрасилась в красно-коричневый цвет: части
тел лежали повсюду, что совершенно не смущало блондина, но заставлять
бывших пленниц смотреть на такое зрелище было бы плохой идеей.
Избавившись от следов бойни посредством простенькой техники дотона,
джинчурики забрался в холодную воду, позволяя себе немного расслабиться и
на несколько минут забыть о недавней расправе устроенной им.

Немного придя в себя, он развел костер, приготовил из запасов, спрятанных


в печатях, простую питательную похлебку, дабы накормить освобожденных
девушек, и начал продумывать план дальнейших действий. Солнце уже
клонилось к закату, когда из пещеры на свет выбрались первые девушки,
возглавляемые Курамой, та выглядела уставшей и рассеянной. От исчезающих
по мере выхода клонов приходила усталость и воспоминания, но ничего
значимого в них не было. Моментально оказавшись около кицунэ, Наруто
подхватил её на руки, та совершенно не сопротивлялась и с довольной улыбкой
прильнула к нему, позволяя себе уснуть.

Сев на остатки какой-то телеги, блондин призвал клона, чтобы организовал


127/196
спасенных и накормил их. Выдвигаться юноша решил с первыми лучами солнца,
дав восстановиться Кураме, ибо вероятность столкнуться шиноби Суны
существенно возрастала из-за балласта в виде сорока девушек, не являвшихся
шиноби, и путь по пустыне длиною в триста километров обещал сильно
затянуться. Решив немного побеседовать со спасенными, Наруто извлек из
нательной печати свиток со спальниками, взяв два себе (на один уложил
девятихвостую, второй оставил для себя), с остальными же отправился к
сидящим в молчании у костра девушкам.

— Держите, сегодня на ночь остаемся здесь, выдвигаемся завтра с утра с


первыми лучами солнца, — бросая спальники на землю, проговорил юноша.
— Двигаться придется на своих двоих, так что советую вам всем хорошенько
отдохнуть.

— Почему на своих двоих? Ведь у тех, кто захватил нас же достаточно


верблюдов с той стороны скал, — подала голос уже знакомая джинчурики
девушка, заговорившая с ним в подземной зале.

— Уверена, что они еще там? — интересуется блондин, понимая, что это
может существенно ускорить их путешествие.

— Да, они планировали завтра переправить нас в небольшую бухту на


западе страны Ветра в нескольких сотнях километров отсюда, насколько я
поняла из их разговоров, там перевалочная база для перераспределения
награбленного и живого товара, — устало фыркнула брюнетка, всем своим
видом выражая полное безразличие.

— Мои клоны проверят это, а теперь отдыхайте, — с этими словами юноша


покинул своё место, отправляясь к спящей Кураме, по пути призывая десяток
клонов, которые тут же отправились на поиски верблюдов.

Утро началось для Наруто с переноса на ту сторону скальной гряды всех


девушек с помощью клонов — это отняло минимум времени, как и говорила
вечерняя собеседница, снаряженный и готовый караван ждал с южной стороны
огромного котлована, оставшегося, судя по всему, от падения метеорита. Уже
через час караван двигался к границе со страной Звезд. За время пути не
произошло ни одного нападения или даже намека на нахождения вблизи
шиноби Суны, что серьезно настораживало блондина, наводя на мысль о
возможной подготовке к очередной войне.

— В следующий раз ты не будешь использовать техники суйтона, — ведя


головного верблюда под узды, проговорил Наруто, Кураме, сидящей на
животном, вид которой оставлял желать лучшего: бледная кожа, темные круги
под глазами, покрасневшие от лопнувших сосудов глаза.

— Ты же знаешь, через пару суток я буду в норме, — вяло ответила


хвостатая, стараясь выдавить из себя улыбку, что получалось плохо.

— И что? Ты собираешься постоянно изводить себя такими вещами? Суйтон


противоестественен для твоей огненной сущности, точно так же как для меня
дотон, именно поэтому я стараюсь использовать самые простые его техники,
даже с учетом моей сверхчеловеческой выносливости, а ты выдала технику «S»
ранга, при условии, что твоё тело слабее моего в разы, а привязанность к огню в
десятки раз сильнее моей привязанности в ветру! — недовольно заявил юноша,
128/196
всем своим видом давая понять, что дальше спорить на эту тему бессмысленно.
— Кстати, есть предложение после миссии заглянуть на горячие источники, что
скажешь на это?

— Я с удовольствием, — согласилась на смену темы кицунэ, а разговор на


этом сошел на «нет».

Через два дня они вместе с караваном прибыли ко двору даймэ страны
Звезд, где их ожидали Джирайя и Наваки: хвостатая к этому времени уже
оправилась от последствий применения техник суйтона. Оставив разбираться с
формальностями санина и его напарника, парочка быстро исчезла из их поля
зрения, решив отдохнуть в одиночестве.

Небольшие горячие источники нашлись на окраине одного из самых богатых


кварталов столицы страны Звезд, встретил парочку худощавый высокий
мужчина с заметной сединой в немного отросших каштановых волосах, темно-
карими глазами и мозолистыми руками.

— Добрый вечер, молодые люди. Чем могу быть полезен? — тихо спросил
мужчина, внимательно осматривая парочку, стоящую перед ним.

— Добрый, уважаемый хозяин. Мы бы хотели арендовать одну из ваших


купален, наиболее скрытую от остальных, — отзывается Наруто.

— Сто двадцать тысяч и одна из самых лучших купален и номер в гостинице


в вашем распоряжении, — без лишних предисловий назвал цену старик.

— Вот держите, — легким движением руки извлекая из печати пачку купюр,


протянул плату владельцу блондин, одной рукой продолжая за талию обнимать
Кураму.

— Техники печати. Давно я не встречал шиноби, способных накладывать их


на собственное тело, — впечатленно проговорил хозяин источников, принимая
купюры, после чего себе под нос добавил. — Жаль, что искусство фуиндзюцу
практически кануло в лету вместе с кланом Узумаки.

— Вы шиноби? — осведомился Наруто, внимательно осматривая мужчину.

— Да, когда-то я был шиноби, но это было давно и неправда, — грустно


улыбнулся старик и, подозвав к себе молодого парня, подал ему знак заменить
его. — Идемте, я покажу вам номер и купальню.

— Вы были членом клана Узумаки, — скорее утверждая, чем спрашивая,


произнес блондин.

— Ты прав, когда-то я был одним из них, но однажды не смог выполнить свою


главную задачу, и за это глава клана запечатал мой источник чакры, — глухо
ответил пожилой человек, уходя в свои мысли.

— Акира Узумаки-Сато, виновный в смерти старшей дочери Узумаки Коичи,


бывшей вашей невестой, — произнес юноша, заставив старика замереть на
месте.

— Значит, ты и есть тот молодой Узумаки, о котором говорил мне Ичиро. Что
129/196
ты хочешь от меня молодой глава? — склонившись в уважительном поклоне,
осведомился Акира.

— Мне нужно, чтобы вы устроили мне встречу с этим Ичиро и ничего более, —
отозвался Наруто, не желая лишний раз напоминать собеседнику о его
сломанной жизни.

— Завтра он сможет встретиться с вами — я приглашу его сюда. А теперь


поспешим, я покажу номер и отведу вас к купальне, — протараторил старик,
ускоряя шаг.

Показав гостям отведенную им комнату и дождавшись пока те переоденутся,


старик отвел их к скрытому за высокими деревьями горячему источнику, после
чего поспешно удалился.

— Странный он какой-то, — обронила ему в спину Курама, садясь на край


купальни, ножкой проверяя воду.

— Не обращай внимания, у него просто нелегкая судьба, — отозвался Наруто,


уже давно забравшийся в источник, скрываясь на несколько секунд под водой.

— Просто у меня нехорошее предчувствие, слишком всё гладко в последнее


время, — скидывая полотенце, тихо проговорила кицунэ, спускаясь в купальню,
когда громко фыркая над поверхностью, вновь показался юноша.

— Ку, прекрати, давай хотя бы сегодня просто расслабимся и отдохнем от


всей этой суеты? — проговорил блондин, подплывая вплотную к девушке,
опустившейся на дно источника, и опираясь на его края по обе стороны от неё.

Кицунэ ничего не ответила, ее маленькие ладошки стали выводить


причудливые узоры на мускулистом разгоряченном теле избранника, отчего тот
замер, внимательно смотря на девятихвостую. Она же, не обращая на это
никакого внимания, продолжала изучать его тело, чуть царапая загорелую кожу
своими ноготками. Постепенно её ладошки опускались всё ниже, очертив
рельефный торс и продолжая опускаться ниже. Наруто от её нехитрых ласк
глубоко задышал, ожидая продолжения.

Подняв глаза на своего избранника, Курама с озорным огоньком в глазах


посмотрела на его раскрасневшееся лицо, он, прикрыв глаза, старательно
сдерживал стоны, в то время как она медленно одной рукой под водой
проводила по стволу его возбужденного члена, а второй играла с его яичками.
Потянув юношу на себя, она заставила его выйти из воды, так что над её
поверхностью показался его возбужденный орган. Девятихвостая медленно
провела по нему язычком, заставляя издать сдавленный стон, причмокнула,
вырисовывая на нем замысловатые узоры, нежно облизнула яички, поцеловав
потемневшую от прилившей крови головку и заставляя блондина податься
вперед: как можно глубже в теплый ротик.

Нежно посасывая головку и лаская её язычком, девушка заставляла его


сдавленно стонать, помогая себе ручками и водя ими вверх-вниз. Наруто,
положив руку на затылок кицунэ, заставил девушку полностью принять его
член, на что она без сопротивлений старалась доставить ему максимум
удовольствия. Дальше девушка двигалась уже без его помощи, то полностью
заглатывая, то практически выпуская ствол и играя язычком с головкой —
130/196
юноша уже стонал, не сдерживаясь. Выдержать долго подобную сладостную
пытку блондин был не в состоянии, но сдаваться так просто не собирался.

Когда Курама в очередной раз практически выпустила его достоинство из


своего ротика, он резко отстранился, опустившись к уровню её лица, и впился в
губы страстным поцелуем, подхватив кицунэ за бедра и сажая ее на край
купальни.

Накрыв руками мягкую грудь, идеально помещающуюся в его ладонях, он


умело смял их, ловя тихий стон губами. Разорвав поцелуй, юноша опустился к
девичьей шее, покусывая нежную кожу. Спустившись по ключицам к груди и
оставив влажные следы от поцелуев, Наруто втянул твердую горошинку соска в
рот, заставляя девушку вздрогнуть, запустить руку в его влажные волосы и
притянуть ближе. Юноша прекрасно помнил, как она любила это. Уделив
несколько минут на ласки спелых и сочных грудок, ласково поглаживая, царапая
зубами торчащие соски, но не причиняя боли, зная, что его избранница потом в
долгу не останется. Проведя губами по её ребрам и спускаясь ниже, медленно
очертив пупок кончиком язычка и прикусив мягкую кожу. Спускаясь всё ниже, он
приблизился к центру ее наслаждения, вдыхая полной грудью женский запах.
Проведя носом по внутренней стороне её бедра и сжав их руками, блондин
опалил горячим дыханием влажные от возбуждения губки. Она нетерпеливо
подалась вперед, и он дразня провел языком совсем рядом, но не там, где
ждала кицунэ, с силой впившись острыми коготками в кожу на голове, давая
понять, что это её злит.

Усмехнувшись, Наруто медленным жестом приник к её киске, ощущая


невероятный сладковатый вкус. По очереди мягко посасывая каждую половую
губку, юноша втянул пульсирующий клитор в рот, заставляя Кураму
вскрикнуть — ведь это тело очень чувствительно к ласкам. Оторвавшись от неё,
поднял взгляд на радостную кицунэ, мягко введя в киску палец и погладив
изнутри: протяжный стон сорвался с её губ, заставив его расплыться в
довольной улыбке.

— Тебе хорошо? — с хрипцой в голосе задал вопрос Наруто, не убирая руку.

— Да, не останавливайся, — невнятно пробормотала девятихвостая,


опускаясь на прохладный пол купальни.

Он и не собирался этого делать, вводя второй палец и заставляя хвостатую


слегка напрячься. Ускорив ласки и стараясь немного растянуть её, блондин
двигался пальцами в такт, вновь посасывая её налившийся кровью клитор,
заставляя её вздрогнуть всем телом, тяжело дыша получая первый оргазм.
Наруто нетерпеливо убрал руку, его собственное возбуждение давало о себе
знать, выбравшись на край купальни, он навис над девушкой и, оперевшись на
руки, провел подрагивающим и сочащимся смазкой органом между влажных
губок, медленно погружаясь в неё. Он замер, наткнувшись на препятствие.

Но у Курамы были свои планы на этот счет, обвив его своими стройными
ножками за поясницу, она с силой качнулась ему навстречу, одновременно с
этим притягивая его к себе и заставляя полностью погрузиться в неё, при этом
до крови закусывая губу. Он замер на несколько секунд, давая её телу
привыкнуть к новым для него ощущениям. Когда кицунэ, толкнулась вперед к
нему, юноша сделал несколько резких толчков, разрабатывая влагалище.
Внутри она как всегда была невероятна — узкая, горячая, мягкая и влажная — с
131/196
силой сжимала его достоинство, доставляя безумное удовольствие.

Медленно двигаясь в ней, он нежно целовал, языком слизывая кровь,


сочившуюся из прокушенной губы. Напряжение постепенно уходило из её тела,
она расслабилась, крепко прижимаясь к нему, впуская глубже, девушка
царапала его плечи, оставляла на спине длинные красные следы, медленно, но
уверенно покачиваясь ему на встречу, не сдерживая свои стоны. Блондин
ускорялся, двигаясь всё быстрее; его руки скользили по груди, играя
пальчиками с твердыми горошинами сосков. Движения становились резкими,
порывистыми, страсть сдерживаемая им с каждым толчком брала верх над
разумом. Курама выгибалась под ним, почти задыхаясь, её груди покачивались в
такт его телу: для Наруто это было очень красивым и эротичным зрелищем.
Сдерживаясь с большим трудом, Наруто чувствовал, как ритмично сокращаются
стенки влагалища, давая понять, что кицунэ вот-вот дойдет до пика.

Она кончила первой, застонав ему в губы и выгнувшись дугой так, что
купальни касалась только ее макушка. Наруто придержал её за талию и,
почувствовав, как горячие мышцы чужого тела сжимают его член, не
сдерживаясь, излился внутрь.

Найдя в себе силы, он аккуратно подхватил Кураму на руки и забрался


вместе с пребывающей в нирване кицунэ в теплую воду купальни, усадив её к
себе на колени и обнимая за талию. Они молчали, и без слов прекрасно понимая
друг друга.

Примечание к части

При Хакке Кушо - "Восемь триграмм ладонь воздуха" пользователь, используя


Джукен ударяет оппонента в жизненно важные Тенкетсу, от чего враг отлетает
с большой скоростью.

Рантон: Рейза Сакасу — "Ranton: Reizā Sākasu"Рантонниндзюцу Даруи, при


котором пользователь, сложив ладони, вытягивает свои руки вперёд и создаёт
несколько лучей, которыми атакует противника.

132/196
Арка вторая. Глава XVI.

Три недели спустя. Лесная дорога. Два дня пешего пути от границы
страны Огня.

По лесной дороге медленно брел караван, запряженный мулами: животные


еле переставляли ноги после долгого перехода под палящим солнцем,
извозчики пытались подгонять животных, но те уже не реагировали ни на
команды, ни на удары хлыстов. В шикарной повозке торговца на мягких перинах
сидели два знаменитых на весь мир шиноби — саннин Джирайя и Наваки
Сенджу, они весело болтали с хозяином каравана.

— А что же ваш ученик не присоединится к нам? — задал вопрос начальник


охраны саннину, наливая своему нанимателю очередной бокал вина.

— Наруто не любит подобные посиделки, — отмахнулся седовласый, пьяно


улыбаясь одной из спутниц торговца.

— Может вы всё же пригласите его, а мы пока развлечемся с его девахой:


негоже такому молокососу одному с ней веселиться, — продолжил мужчина,
заставив Джирайю взглянуть на него как на мертвеца, что было недалеко от
истины.

Меньше чем через секунду после произнесенного за его спиной появился


Наруто — в голубых глазах отчетливо виднелась жажда убийства и ничем
несдерживаемая ярость. Закатив глаза, саннин уже мысленно прочел молитву за
упокой души смертника. Миг, и лысого за плечо выдергивают из повозки, а
дальше следует мощный удар ноги, от которого с хрустом ломаются ребра,
разорвав кожу острыми обломками, и начальник охраны врезается в дерево. С
чавкающим звуком труп мужчины размазывается по стволу векового гиганта в
пару обхватов, оросив траву и придорожную пыль своей кровью.

Охранники с ужасом смотрели на то, во что превратился их начальник лишь


от одного удара, переводя взгляд на его убийцу, спокойно вернувшегося на
крышу повозки, шедшей впереди. Страх волной прокатился над всеми, лишь
Джирайя с Наваки и владелец каравана оставались спокойными, а Курама с
немалой страстью поцеловала своего защитника, чем вызвала уже вспышку
зависти у не видевших расправы охранников.

К вечеру небо стали затягивать тяжелые свинцовые тучи, грозящие в любой


момент разразиться ливнем, видя это, извозчики остановили караван в
ближайшем удобном для этого месте и разместились на ночевку. Сидя у костра,
охранники полушепотом обсуждали дневное происшествие.

— Нельзя просто оставить всё как есть! Этот молокосос прикончил Аки!
— злобно шипел молодой парень, со шрамом через все лицо. Собравшиеся
согласно закивали, поддерживая его идею. — Нас больше, да и ночью, когда он
будет спать, просто завалим его и дело с концом, а там хорошенько повеселимся
с его шлюхой.

— Ты видимо не понимаешь, с кем мы имеем дело, — тихо произнес старик,


133/196
точивший свою катану. — Этот парень шиноби, очень сильный шиноби: он одним
ударом ноги превратил Аки в кусок фарша, а ты надеешься взять его числом? Ты
подумал, что будет, если он использует технику? Или почему его не остановил
один из известнейших и сильнейших шиноби Конохи?

— Что, старик, струсил? — с пренебрежением и ехидной улыбкой на губах


задал вопрос собеседник, все перевели взгляд на седовласого старца.

— Да, Кен, струсил, просто я, в отличие от тебя, хочу ещё пожить и


вернуться к внукам живым, а нападать на шиноби из клана Узумаки и его
спутницей из Хьюг полное безумие, если даже за оскорбление он отплачивает
смертью, — продолжая точить свою катану, отозвался седовласый, многие из
охранников тут же задумались: ведь Ичиго был сильнейшим в их отряде и самым
опытным, хорошо знал традиции и законы множества стран, знал уставы
шиноби.

— И что ты предлагаешь? — зло процедил Кен.

— Забыть и не вспоминать о том, что мы видели, — на секунду замерев,


ответил старик, давая понять, что разговор закончен. Больше никто не решился
произнести ни слова, даже самые отчаянные и жаждущие.

Ливень заставил всех разбрестись по своим повозкам. Вода нескончаемым


потоком лилась с неба, заставляя часовых проклинать свое невезение и плотнее
кутаться в плащи. Посреди ночи прямо в центре лагеря прогремел мощный
взрыв, заставивший повыскакивать охранников из теплых спальников под
холодный непроглядный ливень. Большинство из них тут же попадали наземь,
проткнутые сенбонами и сюрикенами, которые метал силуэт на месте, где
вечером был костер.

— Лезвия ветра, — предпринимая попытку защитить последних живых


охранников, под дождь выскочил Наруто в черных штанах и серой футболке,
которые мгновенно промокли и прилипли к телу. Следом за его спиной
появилась обеспокоенная Курама.

— Узумаки Наруто, — донесся голос, полный превосходства, из-за стены


дождя, — отойди от Хьюги и останешься в живых.

— Ты её получишь только через мой труп, — холодно заверил блондин, после


чего шепотом добавил. — Ку, осмотрись.

— Это твой выбор, — незнакомец мгновенно извлек катану и оказался в


опасной близости от юноши, стараясь проткнуть сердце.

— Кайтен, — огромная сфера из темно-синей чакры отбросила нападавшего,


не задев при этом Наруто.

— Наруто, их двенадцать, уровень каждого примерно равен уровню сильного


джонина вроде Какаши. Джирайя, похоже, усыплен, но его организм уже
борется с этим, а Наваки среди них, мы в сильном барьере, — выиграв несколько
секунд, предупредила своего кицунэ.

— Понял, работаем, не сдерживаясь, — извлекая из печатей пару катан,


бросил юноша, вставая в защитную стойку и видя, как перед ним вновь
134/196
появляется отброшенный девушкой враг.

— Нару, постарайся не сильно повредить их тела, они нам подходят, —


обронила кицунэ, высвобождая хвосты.

На это юноша лишь кивнул, бросаясь в атаку на врага, застывшего в


изумлении от неожиданного превращения девушки, за что тот едва не
поплатился жизнью, но лишился обеих рук, и получил тридцать два касания от
девятихвостой, свалившись скулящей тушой на землю.

— Гранитные пики! — заставляя обоих оторваться от земли, прокричал кто-


то из дождевой завесы.

— Электрический шторм! — рявкнул ещё один голос со спины, грозя разом


закончить бой.

— Великий воздушный поток! — Наруто подбросил себя и Кураму на добрую


сотню метров. — Ку, зажигай!

— Гнев огненной Геенны, — прошептала кицунэ, выдыхая вниз огромный


огненный вал темно-оранжевого цвета.

— Воздушный пресс, — усилил технику девушки блондин.

Внизу был ад: огромные температуры уничтожили все живое, жар даже
оставил ожоги на телах своих создателей, медленно падавших вниз, благодаря
технике ветра, которую использовал Наруто. На месте стоянки каравана не было
ничего: ровный черный котлован, по краям которого стекали потоки
расплавленной земли. Лишь в одном месте виднелось медленно плавящееся
гранитное утолщение, за которым скрылись все двенадцать нападавших и
Джирая.

— Дыхание Севера, — спасаясь от участи быть сваренными, проговорил


Узумаки.

Под ногами у приземлившихся тут же образовалась толстая корка изо льда,


которая, однако, стала подтаивать, из-за чего Узумаки пришлось применять
спасительную технику еще раз, но это было лишь временным решением —
котлован был слишком горяч, чтобы остудить его техникой ветра до
приемлемого уровня. Постепенно его заполнял туман от тающего льда и
испаряющейся воды, нужно было поскорее сваливать оттуда, но сначала
предстояло разобраться с ночными визитерами и предателем Сенджу.

Корка гранитного щита развалилась на две части, ударом изнутри являя на


свет разъяренного Саннина находящегося в режиме отшельника. Еще трое
противников были выведены из строя насовсем: ибо с проломанными грудными
клетками и расплючещенными головами жить оказывалось нереально. От атак
впавшего в боевое безумие Джирайи спасли лишь техники Мокутона, которые
опутали его, замедлив движение, но не смогли совсем остановить его.

Оставив четверых товарищей разбираться с ним, еще четверо, размахивая


оружием, рванули в сторону двух защищавшихся. В этот момент снова пошел
дождь, с шипением явив вместе с собой и туман. Вскоре в нем стали слышны
скрежет металла и звон стали: шиноби обычный туман совершенно не мешал.
135/196
Двое людей в масках и черной форме наседали на Наруто, навязывая ближний
бой и не давая использовать техники — вскоре на его теле стали появляться
серьезные раны, которые правда стремительно затягивались, благодаря
подстегнутой на максимуме регенерации.

Кураму в это время осыпали самыми различными техниками, ни секунды не


давая стоять на месте и отводя на расстояние от юноши, что сильно напрягало
того, и он отвлекался от боя. Девушка же, используя всю свою гибкость,
скорость и наличие лишних конечностей, старалась сблизиться со своими
оппонентами. Ей почти удалось, пока неожиданно её не скрутила сильная боль,
а на поле боя тем временем появились еще несколько шиноби. По телу
девятихвостой медленно расползлись древние иероглифы сдерживающей
печати, и её громкий полный боли крик заставил юношу пропустить выпад
одного из нападавших, катана прошила его легкое, едва не задев сердце. Но
порадоваться своей победе шиноби не успели, глаза джинчурики сменили свой
цвет на серо-голубой, и тело покрылось золотым свечением.

Взмах и рука, державшая катану, отрывается от тела шокированного


шиноби, а его голову разрывает удар ноги. Второй ничего не успевший сделать
противник оказался просто разрублен вытащенной из собственного тела
катаной, и две его половинки упали на лед, покрытый слоем воды, еще больше
окрасившейся в красный цвет.

Секунда, и рядом с Узумаки появляется дюжина клонов, а сам он меняется


местами с кицунэ, оказываясь в кольце из шести шиноби, четверо вновь
прибывших видимо были барьерной командой. Вращение вокруг своей оси с
выставленной на максимальную длину и до предела напитанной чакрой катаной,
превращает в фарш двоих, не успевших среагировать, после чего она
рассыпается пылью. Оставшаяся четверка, состоявшая из свежих соперников,
попыталась наложить печать подавления на Наруто, но тот успел применить
Хирашин за спину одного из них — ибо даже его умений фуиндзюцу не хватило
бы для противостояния сразу четырем мастерам смыслящим в этой дисциплине.
Легкое касание и на спине противника расцветает печать взрыв тега, а в
следующий момент он с дырой в груди от внутреннего взрыва начинает оседать
на лёд, разбрасывая свои внутренние органы, превращенные в кашу.

До того как тело упало блондин уже успел метнуть два специальных куная в
следующего противника, но тот в последний момент подменил себя на одного из
всё еще сражающихся с Джираей противников, чем серьезно облегчил тому
задачу. Всадив пару кунаев в тело незадачливой замены, блондин вновь
швырнул их, вынув из тела противника, затем он добавил еще два десятка
прямо из печати хранилища. В этот раз замены не последовало, но
предполагаемая жертва встретила его защитной техникой молнии, отчего
юношу сильно ударило током, сожгло кожу на руках и контузило.

Но воспользоваться успехом шиноби вновь не удалось, освобожденная


клонами кицунэ, оказалась рядом с одним из них, удар джуйкена в область
солнечного сплетения и спину жертвы разрывает от количества вложенной в
удар чакры.

— Хакке Хьяку Ниджухачи Шо, — укладывая на лопатки двух оставшихся


шиноби, видимо совсем не способных в тайдзюцу, проговорила она.

— Ты как? — спросила девушка, оказавшись возле пытающегося встать и


136/196
мотающего головой джинчурики.

— Голова раскалывается, рук не чувствую, спина разваливается, —


простонал блондин, золотое свечение вокруг которого пропало, а глаза стали
вновь чисто голубыми.

— Сейчас тебе станет легче, — обвивая его тело своими некогда пушистыми
хвостами, от ливня превратившиеся в жалкое подобие самих себя, вскоре они
засветились мирным зеленым цветом, доводя регенерацию юноши до небывалых
высот.

Медленно, прихрамывая на одну ногу и держась за изодранный обрубок


правой, к парочке подошел саннин, он затуманенным взглядом посмотрел на
них, сильная кровопотеря, множественные переломы и сильное отравление дали
о себе знать, даже не смотря на весь опыт и силу этого великого шиноби.
Ливень тем временем сменился слабой изморосью, позволяя осмотреть поле боя:
валяющиеся повсюду тела, несколько кратеров, толстый слой льда и воды на
земле, застывшие потоки расплавленной земли на краях котлована.

— Ку, я уже в порядке, помоги крестному, — попросил Наруто, увидев


состояние седовласого.

Молча кивнув, бывшая биджу опутала не сопротивляющегося мужчину


своими хвостами, напитывая его тело своей чакрой, которая заставляла на
полную работать собственную регенерацию тела, превращая чакру в ткани
организма. Несколько минут и истощенный, но уже более целый саннин обмяк в
объятиях хвостов кицунэ.

— Нару, нам стоит поспешить, пока их души не ушли в царство Шинигами, —


разгоняя воду и укладывая санина на лед, произнесла девушка.

— Подожди, я поставлю печати на Джи и Наваки, и тогда приступим, —


сосредотачиваясь и извлекая с печати в районе сердца черную сферу,
согласился Узумаки. — Вот держи.

Несколько минут Наруто возился с наложением печатей на тело Сенджу, у


которого было вырвано сердце, и на бессознательного саннина. После этого
парочка вышла к центру котлована, где уже в круг были выложены клонами
тела убитых противников. Сев в центре круга друг на против друга и вытянув
руки, они закрыли глаза. Несколько секунд ничего не происходило, а затем из
тел стали потихоньку появляться зеленые огоньки бывшие душами: они по
спирали вращались вокруг сферы, которая словно водоворот затягивала их
внутрь. Процесс был крайне медлительным и сложным, и занял почти три часа.
К моменту, когда они вышли из состояния сравнимого с трансом в себя уже
пришел Джирая, с удивлением осматривавший свою правую руку с множеством
свежих шрамов.

— Как себя чувствуешь? — задал банальный вопрос блондин, подойдя


вплотную к крестному.

— Бывало и хуже, — громко чихая, ответил саннин, всё же даже для его
организма три часа лежания на льду не прошли даром.

— Ты знаешь, кто это? — указывая на тела в центре котлована, спросил


137/196
Наруто.

— Синие клыки — шиноби, работающие на совет знати при дворе Даймэ,


Наваки был когда-то одним из них, я думал, он прекратил всякие связи с ними,
но по сегодняшнему инциденту вижу, что ошибся в нем, — тяжело вздохнул
седовласый, бросая полный горечи взгляд на бледное лицо с темно-синими
кровоподтеками.

— Сколько их всего и каков уровень подготовки? — начал фактически допрос


блондин.

— Около двух сотен сильных шиноби, вроде этих, две группы по


шестнадцать человек, остальные на уровне токубецу джонинов и сильных
чунинов, — коротко ответил санин, после чего пристально смотря в глаза
крестнику задал вопрос. — Ты собираешься их всех уничтожить?

— Их и хозяев — я не собираюсь ставить Кураму под удар, проблему буду


решать радикально, — спокойно ответил Наруто, подавая мужчине руку и
помогая подняться.

— Собрался в одиночку в этот гадюшник лезть? — недовольно задала вопрос


Курама, раздраженно размахивая своими высохшими распушившимися
хвостами.

— Да, ты туда со мной не пойдешь ни под каким предлогом, — уверенно


заявил блондин, всем видом давая понять, что возражений на этому не
потерпит.

— Один ты туда точно не пойдешь. Две сотни шиноби, несколько сотен


самураев даже тебе без масштабных разрушений не одолеть, а устраивать
бойню в центре столицы — это значит уничтожить весь город, — начал Джирайя.

— У тебя есть идея? — многозначительно глядя на крестного спросил


блондин.

— Да, Синие клыки очень многим перешли дорогу, думаю я за пару недель
смогу собрать несколько десятков сильных шиноби, которые согласятся нам
помочь, главное не трогать знать и гражданских, и тогда нам это сойдет с рук.
Даймэ, тоже не в восторге от нахождения таких крупных неподконтрольных ему
сил шиноби в столице, — обрисовал свою мысль саннин.

— Хорошо, думаю две недели — это хороший срок на отдых и подготовку к


операции, — согласился Наруто, обнимая надувшуюся и всем видом
показывающую недовольство кицунэ, тихо произнес. — Не обижайся, я просто не
хочу рисковать тобой, боюсь потерять тебя, боюсь вновь остаться один.
Особенно сейчас.

— Не буду, — так же тихо отозвалась девушка, обнимая своего супруга в


ответ и понимая его желание защищать её от всех опасностей, особенно сейчас,
когда через несколько месяцев в их семье должно было произойти пополнение.

— Как только разберемся с этими, вернемся в Коноху, и плевать, что и кто


там попытается сказать: убью любого, — шепнул Наруто, а потом громче
добавил. — Пора выбираться отсюда, нам всем нужно отдохнуть, тело Наваки я
138/196
запечатаю, передадим его Сенджу.

— Да, — односложно согласился саннин, наконец решивший задать вопрос,


мучивший его с самого момента пробуждения. — Наруто, откуда у Курамы
хвосты?

— В том мире я была девятихвостой биджу, а после битвы с Кагуей стала


кицунэ, отсюда и хвосты, — ответила за юношу девятихвостая.

— Крестный, давай мы тебе подробнее об этом расскажем, когда выберемся


отсюда и найдем место для отдыха? — спросил юноша, но саннин, находясь в
состоянии шока, похоже его не услышал.

— Вот это да, получается мой крестник уложил в постель сильнейшего из


биджу? — с большими от удивления глазами задал очевидный вопрос санин.

— Я скажу даже больше, — решила добить седовласого кицунэ, лучезарно


улыбнувшись, — у нас с ним через несколько месяцев появится первенец.

— Святые небеса! Вы просто обязаны всё мне рассказать! — оживленно


начал требовать саннин.

— Сначала найдем место с нормальными кроватями, душем, а еще лучше


горячими источниками, — отрезвил перевозбужденного саннина, который
видимо таким образом старался забыть о случившемся несколько часов назад, о
том, что ему собственными руками пришлось вырвать сердце ученика и друга,
оказавшегося предателем.

— Да, да, конечно, я знаю тут в паре часов есть небольшой городок, там всё
можно найти, — затараторил Джирая, направляясь к краю котлована и что-то
усиленно строча в своем блокноте.

Как он и сказал через пару часов они прибыли в небольшой городок, и, сняв
номер в гостинице с горячими источниками, трио решительно настроилось на
отдых.

Примечание к части

Хакке Хьяку Ниджухачи Шо ("Восемь тириграмм сто двадцать восемь ладоней")


— техника, при которой пользователь, используя Джукен, бьёт врага 128 раз в
Тенкетсу.

139/196
Арка вторая. Глава XVII.

Столица страны Огня. Две недели спустя.

Огромный город, горящий тысячами огней: электронные вывески и


таблоиды, заманивающие посетителей в множество самых разных заведений от
кафе и ресторанов до казино и арен для боев без правил. Толпы людей сновали
туда-сюда по центру столицы сильнейшей страны большой пятерки; среди них,
наблюдая за соблюдением порядка, ходили патрули, состоявшие из трех
самураев и одного шиноби.

Двигаясь в этой толпе, Наруто внимательно следил за тройкой бойцов Синих


Клыков, которые пьяно смеясь, смело шли по улице, заставляя простых горожан
уступать им дорогу, а патрули лишь презрительно морщились, не в состоянии
что-либо сделать, ибо нарушители неприкасаемы для них. Уже неделю Наруто
вместе с еще двумя десятками других шиноби выслеживал противников,
отмечая на карте наиболее посещаемые города. В этом сильно помогала Курама,
с помощью бьякугана сканируя город.

К большому удивлению юноши сильных шиноби, желающих поквитаться с


Клыками и их хозяевами нашлось более чем достаточно. За неделю с момента
начала операции к ним примкнули шестьдесят шиноби уровня среднего джонина
и двое уровня саннина, но те в основном занимались планированием операции и
защитой участников от преследования законами страны.

Час шатания по городу, и троица привела юношу к большому бару на


окраине торгового района столицы, вокруг которого Наруто тут же почувствовал
присутствие ещё шестерых людей, участвующих в их рискованном предприятии,
но найти взглядом или сенсорными способностями их не удалось, так что
пришлось использовать печати связи.

— Что у вас тут? — вышел в эфир блондин, заняв место в кафе напротив.

— Порядка трех десятков противников, один джонин остальные чунины, ну и


самураев с полсотни наберется, — отозвался один из наблюдателей.

— Справитесь? — осведомился юноша.

— Да, главное, чтобы они как тараканы не разбежались, — донесся до


Наруто еще один голос.

— Об этом не беспокойтесь, мои клоны уже оцепляют здание с помощью


барьера, — уведомил товарищей джинчурики.

— Наруто, ты нужен в центре, тут с тобой хочет переговорить один важный


человек, — раздался голос Джираии в голове Узумаки.

— Буду через пять минут, — отозвался тот, покидая свое место и


отправляясь в гостиницу, полностью снятую ими.

Добраться до нее удалось к назначенному времени, но при этом юноше


пришлось двигаться без чакры, поскольку столица была под надежным куполом
сенсоров, а Клыкам не стоит знать, что в городе находится шиноби их уровня.
140/196
Гостиница встретила его непривычной тишиной и почти не горящими
окнами, что было неудивительно: люди-то на охоте и ждут лишь сигнала к
началу резни. Поднявшись на самый верхний этаж, бывший штабом операции,
где повсюду были самые различные печати, Наруто заметил Джирайю, Али и
Мустанга, настоящих имен последних Наруто не знал. Так же в комнате
присутствовал и еще один человек, лицо которого было скрыто глубоким
капюшоном, но шиноби он не был.

— У нас гости? — поинтересовался блондин, подходя вплотную.

— Да, Наруто, этот человек хотел бы с тобой переговорить, — обернулся


Джирая к своему крестнику.

— И кто он? — не обращая на присутствие гостя внимания, задал вопрос


юноша.

— Я доверенный человек Даймэ, — не снимая капюшона, ответил за санина


мужчина.

— И что человеку Даймэ понадобилось от меня? — сухо поинтересовался


Узумаки, чуя неприятности.

— Он просто желает лично переговорить с Вами, — почтительно отозвался


посланец.

— Где и когда? — перешел к делу Наруто, уверенный в своих силах в случае


ловушки.

— Сейчас. Я проведу вас во дворец через тайный ход, — сразу же ответил


гость.

— Надеюсь, Даймэ понимает, что в случае попытки убить или пленить меня, я
уничтожу столицу, — спокойно предупредил блондин, пытаясь понять, откуда
правитель страны знает о его местоположении.

— Конечно, Иоичи-сама это понимает. Идемте, я проведу Вас, — делая


пригласительный жест, проговорил мужчина.

Ничего не ответив, Наруто первым покинул номер гостиницы,


предварительно переглянувшись с санином, который лишь одобряюще кивнул.
Выйдя через черный ход отеля, они тайными путями отправились во дворец
правителя страны Огня. Пройдя через подземный лаз, юноша и его проводник
оказались в шикарном саду, где повсюду были плодоносные деревья и клумбы с
самыми диковинными цветами. Среди всего этого великолепия, на которое
блондин совершенно не обращал внимания, под сенью вековых кленов была
надежно скрыта техниками беседка, в которой джинчурики ощущал
присутствие трех человек.

— Прошу, Узумаки-сан, Иоичи-сама ждет вас, — снимая иллюзию каким-то


артефактом, произнес проводник, не заставляя себя ждать.

— Добрый вечер, Наруто-кун, — поприветствовал вошедшего Узумаки


статный мужчина лет сорока, с едва заметной сединой в волосах.
141/196
— Добрый, Иоичи-сан, — игнорируя все правила общения с главой
государства отозвался Наруто, усаживаясь на свободное место за небольшим
столом в центре. — Чем могу быть полезен?

— Сразу видна деловая хватка клана Намикадзе и безбашенность Узумаки, —


усмехнулся правитель страны Огня. — К делу, так к делу.

— Не думал, что Даймэ утруждает себя знаниями об таких особенностях


кланов, проживающих на подконтрольной ему территории, — протянул Наруто,
пытаясь рассмотреть лицо двух людей сидящих по правую и левую руку от
собеседника. — И всё же, зачем я здесь?

— Для начала я хотел поблагодарить тебя и твоих людей за решение


уничтожить Синих Клыков: они уже давно у меня поперек горла стоят, но
устранить только исполнителей — значит лишь на время отсрочить проблему.

— Вы хотите, чтобы мы уничтожили верхушку знати, стоящую оппозицией к


вашей политике?

— Совершенно верно, они последнее время слишком многое стали себе


позволять и оставлять их вольности безнаказанными будет означать показать
слабость, а сейчас это недопустимо, — устало потер лоб Даймэ.

— Почему именно сейчас? — осведомился Наруто, чутье которого


подсказывало, что вскоре этот мир ждет потрясение сравнимое с Четвертой
Войной Шиноби его мира.

— Наша разведка донесла, что жители соседнего континента собирают


армию для начала вторжения на нашу территорию, уровень их технологий
несоизмеримо выше нашего. Их боевые корабли способны несколькими залпами
сравнять с землей любой прибрежный город, не защищенный техниками-
барьерами. Наши предки совершили большую ошибку, когда сделали упор на
превращение шиноби в послушное оружие и пресекали всякие попытки
технического прогресса в военном плане. Сейчас мы фактически стоим на грани
войны между простыми людьми и шиноби в пределах нашего континента, и,
если она разразится, внешней угрозе мы уже ничего не сможем
противопоставить, даже в случае быстрой победы одной из сторон, —
обрисовывал ситуацию Иоичи.

— Значит, наши дела настолько плохи? — изогнул бровь Наруто, примерно


представляя последствия подобного исхода.

— На деле всё может быть во много раз хуже, ибо мы совершенно не имеем
информации об оружии, созданном иргами* за последние лет десять, возможно
у них появилось что-то, способное одним ударом уничтожать и города в глубине
континента. Именно поэтому я хочу предложить заключить союз — ты
Чистильщик, тот, за кем последуют всё шиноби страны Огня, а я же — тот, кто
способен повести за собой простых людей и самураев. Наших объединенных
усилий может хватить для защиты от возможного вторжения, — начал
прощупывать почву собеседник.

— Что получат взамен шиноби, последовавшие за мной? — поинтересовался


блондин, уже представляя, что предложит им правитель страны.
142/196
— Я по глазам вижу, что ты уже понял, что получат те, кто пойдут за
тобой, — улыбнулся уголками губ Иоичи. — Смена аристократической элиты.

— Но всем явно не хватит места в совете, — напомнил Наруто.

— А это решать Хокагэ, кто именно войдет в совет при правительстве, его
полномочия будут серьезно расширенны, а количество мест компактного
проживания шиноби я бы хотел увеличить в несколько раз, — уверенно смотря в
глаза юноше, ответил мужчина.

— Увеличить количество мест компактного проживания шиноби?


— усмехнулся блондин, внутренне соглашаясь с подобным решением, ведь это
означало увеличение численности шиноби в несколько раз: с жалких ста
тысяч — на всю страну, с учетом всех: от младенцев до немощных стариков. До
пятисот, а может и более тысяч. — И насколько же?

— Еще двенадцать селений, не уступающих численностью Скрытому


Листу, — спокойно ответил Даймэ.

— Вижу у Вас грандиозные планы, — покачал головой блондин, которого


подобное заявление несколько выбило из колеи.

— Не у меня, Наруто-кун, а у нас, — поправил юношу Иоичи. — По расчетам


наших аналитиков увеличить численность обученных шиноби до необходимого
уровня получится за семьдесят лет при соответствующем стимулировании
рождаемости, но с учетом всех рисков и возможных проблем цифра
увеличивается вдвое.

— Увеличить численность шиноби с сорока тысяч боеспособных и обученных


бойцов до пятисот за семьдесят лет? Попахивает бредом, особенно в свете
возможного нападения ирганов, — высказал своем мнение Узумаки.

— Думаю диверсионным силам Конохи под силу заставить противника


отказаться от идеи воевать с нами в ближайшее столетие. О том, как
планируется увеличить численность только обученных шиноби, тебе расскажет
профессор Штерн, но несколько позже, — указывая на сидевшего по правую
руку от себя человека, произнес Иоичи.

— Меня несколько пугает ваша осведомленность, — проговорил джинчурики,


пытаясь найти хоть одно объяснение, таким углубленным познания правителя
страны.

— В этом заслуга Ичиго-сана, — произнес Иоичи, чем заставил Наруто злобно


фыркнуть, ведь мог и сам догадаться о том кто мог поставить Даймэ такие
данные.

— Вижу, вы уже знакомы и излишние представления ни к чему. Так что вы


скажете о возможности подобного союза?

— Я хочу знать, почему? — твердо спросил Наруто.

— Почему вдруг правитель страны решает сделать своей опорой шиноби?


— усмехнулся собеседник.
143/196
— Да, — коротко ответил блондин.

— Всё просто, Наруто-кун, — вытягивая руку и заставляя появиться на ней


маленький голубой огонек, произнес Иоичи. — Наш род очень древний, на
несколько столетий древнее клана Ооцуцуки, еще задолго до появления
шиноби, мы обладали удивительной способностью призывать Синее Пламя,
которое способно мгновенно сжечь, что угодно. Сейчас, правда, из всего нашего
рода использовать это способны лишь единицы, имеющие в родстве сильных
шиноби. Этот огонек — мой предел, но моя старшая дочь намного сильнее меня,
ибо её мать была одной из Узумаки, выживших при уничтожении Водоворота.

— Теперь всё становится понятно, вы просто решили вернуть себе былое


могущество, путем увеличения числа шиноби, в результате которого на свет
могут появиться шиноби, в разы превосходящие уровень большинства ныне
живущих. Умно, — оценил блондин.

— Ты очень проницателен, Наруто-кун, но видимо не совсем меня понял, я


хочу, чтобы моя дочь стала твоей женой, — усмехнулся Даймэ.

— Скорее, вы не поняли, предлагать мне подобное — полный бред, у меня


уже есть супруга и соперницу рядом со мной она не потерпит, равно, как я и не
желаю видеть с собой кого-то другого, — спокойно отозвался блондин,
развеивая огонек на руке собеседника.

— Хорошо, будь по-твоему, но подумай над перспективой получить эту


уникальную стихию в распоряжение своего клана, — не сдавался правитель.

— Подумаю, а теперь перейдем к обсуждению деталей нашего договора, —


перешел к делу Наруто.

С составлением договора и проработкой основных его деталей четверка


просидела до самого обеда. Иногда в беседке появлялись слуги с едой и
новостями со всех концов столицы: о множествах зверских убийств и пропажах
среди высших аристократических кругов. Люди, пришедшие с юношей, получив
добро на их уничтожение, не сдерживали себя в способах и средствах, зачастую
просто идя напролом, уничтожая всех, кто был в домах, принадлежавших их
целям. С паникой среди населения удалось справиться с помощью Джираий,
который официально объявил о своем приезде в столицу.

Сидя вечером за небольшим письменным столом, Наруто внимательно


перечитывал довольно древний на вид свиток, рядом с ним сидела Курама, так
же внимательно вчитывавшаяся в текст. Откинувшись на спину, блондин
несколько минут молча, смотрел в потолок, ожидая пока девушка закончит
чтение.

— По-моему, ты зря так расстраиваешься, — свернув свиток, произнесла


девятихвостая, размахивая своими хвостами.

— Почему ты так считаешь? Синее пламя, это единственная стихия


способная что-либо противопоставить Аматерасу, если, конечно, можно верить
этому свитку, — устало вздохнул джинчурики, прикрыв глаза и чувствуя, как на
его грудь опустилась голова хвостатой.

144/196
— Что мешает заключить брак между нашим ребенком и ребенком от дочери
Даймэ? — поинтересовалась Курама.

— Тебе не кажется, что это будет нечестно по отношению к ним?


— осведомился Наруто, озадаченный словами супруги.

— Нет, если мы сами расскажем им об этом в момент, когда они будут


способны понять причины подобного решения. В нашем мире справедливость и
честность — вообще редкое явление, — усмехнулась кицунэ, выводя на груди
юноши причудливые узоры, дальнейший разговор прервал стук в двери.

— Узумаки-сан, вам прибыло сообщение из Конохи, — донесся голос


запыхавшегося посыльного.

— Входи и давай его сюда, — принимая сидячее положение, распорядился


юноша, в тот же момент двери номера распахнули, в номер влетел средних лет
мужчина, передав небольшой свиток блондину, и вновь скрылся за дверь.

Нехорошее предчувствие посетило Наруто, стоило ему только взглянуть на


печать на свитке: личная гербовая печать главы клана Намикадзе, что могло
значить лишь одно: случилась беда с кем-то из членов семьи. Быстро раскрыв
его, юноша пробежался глазами по нему, а затем с силой сжал, заставив тот
рассыпаться прахом от выброса чакры Ветра.

— Ку, собирайся мы с тобой возвращаемся в Коноху, немедленно, —


поднимаясь на ноги, произнес ровным тоном блондин.

— Что случилось? — обеспокоенно спросила девушка, оказываясь перед ним,


и, обхватив руками его лицо, заставила взглянуть ей в глаза.

— Старик Атсуши убит, — сдерживая рвущуюся наружу злость и гнев,


выдавил из себя джинчурики, для которого прадед стал родным человеком,
сравнимым с Джирайей из того мира.

Кицунэ ничего не сказала, лишь сильно обняла своего избранника, стараясь


забрать хотя бы частичку его боли от потери близкого человека. Уже через час
они вдвоем в спешном порядке покинули столицу, оставив на Джирайю и
команду, собранную им, дела с завершением отработки договора.

145/196
Арка вторая. Глава XVIII.

Ночное небо над Конохой медленно затягивалось тяжелыми тучами,


где-то за горизонтом были видны яркие вспышки молнии и оглушительные
раскаты грома. Улицы ночного селения, несмотря на позднее время и
приближающуюся непогоду, были полны шиноби. Поисковые отряды
прочесывали окрестности вблизи Листа, на защитной стене селения дежурили
АНБУ, попасть в селение можно было лишь через главные ворота, которые
охраняли несколько усиленных отрядов.

— И надо же было такому случиться именно сейчас, — выдыхая струю дыма


проговорил один из охранников-джонинов, дежуривший на воротах, — теперь
АНБУ будут землю носом рыть, пока не найдут этого придурка.

— Это точно, Керо, — согласился с товарищем ещё один джонин,


всматриваясь в ночную дорогу. — Мне вот интересно, как он смог пробраться в
селение? А тем более в поместье клана Узумаки?

— Не знаю, Горо, и знать не хочу, пусть голова болит у тех, кто проморгал
этого монстра, — отмахнулся собеседник, сжигая окурок.

— Ну да, монстр — самое подходящее для него описание, — согласился с


товарищем ещё один джонин, — убить две дюжины шиноби уровня Какаши,
почти в труху разрушить три клановых квартала, ранить глав двух кланов,
входящих в десятку сильнейших в Конохе, убить третьего и суметь ранить
самого Четвертого! Это ж кем надо быть! Человек на такое точно не способен!

— Отставить разговоры! К нам приближаются двое шиноби, уровень чакры


обоих сравним с объемами чакры у Шуукаку, будут здесь через минуту!
Барьерной команде приготовиться встречать гостей, джонинам занять боевые
позиции! Соболь, доложи Хокагэ! — скомандовал появившийся на дороге АНБУ.

Уже через секунду в воздухе колыхнулся первый защитный барьер, и


дюжины джонинов заняли свои места готовые принять на себя первый удар
неожиданных гостей. Секунды ожидания для опытных бойцов тянулись
мучительно медленно. Вскоре на дорогу перед воротами спрыгнули две тени,
при этом даже не встретив сопротивления со стороны барьеров, установленных
охранниками, что заставило джонинов на одних рефлексах применять техники.
Огненные шары, усиленные ветряными лезвиями, ударили в место, где
мгновение назад стояла пара неопознанных шиноби.

— Прекратить! — рявкнул появившийся перед ночными визитерами АНБУ в


маске Медведя. — Узумаки-сама прощу простить моих людей, после нападения
все на взводе…

— Успокойся, Медведь, всё в порядке, — прервал бойца в маске спокойный


голос Наруто. — Где я могу найти Минато-сама?

— Хокагэ-сама сейчас в госпитале. Мой человек проводит Вас к нему, иначе


прорываться туда Вам придётся с боем через несколько заслонов, сами
понимаете меры безопасности в свете недавних событий, — объяснил АНБУ.
— Ласка, сопроводи главу клана Узумаки в палату Хокагэ.

146/196
Появившийся рядом с парочкой боец, молча, кивнул, жестом приглашая
следовать за ним, к этому моменту все собравшиеся джонины уже вновь заняли
свои прежние места, шепотом обсуждая случившееся.

Путь до госпиталя занял почти полчаса, по пути их группу несколько раз


останавливали патрули и посты, стоявшие на всех крупных перекрестках
селения. Из окон их провожали взглядами напуганные жители: ведь для
большинства из них сражения были лишь сказками, далекими и зачастую просто
невозможными, о которых они слышали лишь краем уха. Шиноби же провожали
тройку долгими и настороженными взглядами.

Самого Наруто мало волновало происходящее вокруг, юноша целиком и


полностью погрузился в себя, стараясь разобраться с кашей, творившейся в его
воспоминаниях. С того момента, как он получил письмо от отца, словно в его
голове рассыпался на части какой-то механизм, позволявший мыслить
рационально и свободно. Странные не связанные друг с другом воспоминания,
лишь множество образов с незнакомыми людьми и разрушениями вокруг, огонь
крики и самое странное воспоминание это старшая сестра, стоящая с
обнаженной катаной с заплаканными глазами и руками, перемазанными в крови,
а за её спиной, лежащий в крови отец с разорванной грудной клеткой, и мать,
склонившаяся над ним.

Мысленно подав команду, Наруто создал две свои копии и отправил их в


особняк деда, вернее, в его подвал, на вопросительный взгляд Курамы лишь
покачал головой. Больница встретила их неожиданной тишиной: в коридорах
было полно шиноби, по внешнему виду которых сразу можно было сказать, что
они недавно вышли из боя, но медики не успели до них добраться и хотя бы
немного подлатать их раны. У палаты Минато дежурило два десятка АНБУ:
четверо были сенсорами, рядом с соседними так же дежурили бойцы этого
подразделения и несколько клановых Шиноби из Нара и Яманако.

— Узумаки-сама, простите, но девушку мы не можем пропустить, — вырос


прямо перед Наруто АНБУ в маске Орла.

— Брысь с дороги, капитан, иначе я тебя размажу по коридору тонким слоем,


она сейчас единственная, кто может сохранить отцу возможность в полной мере
пользоваться чакрой, — взяв за воротник мужчину и притянув к себе, процедил
сквозь зубы блондин, так чтобы его слышал только собеседник.

— Но она из клана предат… — фразу Орла прервал удар в солнечное


сплетение, от которого у того затрещали ребра, а в бронепластине жилета
хорошо была видна вмятина от кулака. От действий блондина дежурившие АНБУ
приготовились к возможному нападению, а клановые шиноби прервали свою
беседу так же готовые поддержать бойцов в случае необходимости.

— Наруто, прекрати! — донесся до юноши знакомый голос. — Отпусти Орла.

— Хорошо, Тсунаде-сан, — кивнул блондин, убирая руки от едва стоящего на


ногах бойца и переводя взгляд на Сенджу, вид которой сразу давал понять, что
женщина за несколько последних часов провела несколько крайне сложных
операций по спасению жизней шиноби селения.

— Не держи на них зла, не многие сейчас знают, что значит амулет на её шее.
Идемте, ты говорил, что она может помочь Минато, если это правда, то нам
147/196
лучше поспешить.

Двери палаты тут же открылись, АНБУ пропустили гостей внутрь, на


больничной койке под присмотром нескольких меднинов лежал Четвертый:
бледный вид и свежие следы от ран давали понять, что врачи совершили
подвиг, сумев собрать отца юноши буквально по частям. Подойдя ближе к его
постели Тсунаде кивнула дежурным, и те быстро покинули палату.

— Ку, что скажешь? — задал вопрос Наруто после минутного молчания своей
жены, изучавшей бессознательное тело старшего блондина бьякуганом.

— Мне нужно очень много чакры: у него практически уничтожен очаг чакры,
превращены в труху все каналы на правой стороне груди, чудом не задето
сердце и, хвала всем богам, мозг. Сенджу-сама, надеюсь, вы мне поможете?
— не поднимая взгляда на блондинку, задала вопрос Курама.

— Говори, что от меня требуется, — спокойно отозвалась Тсунаде, что только


порадовало кицунэ и прибавляло ещё один плюсик в копилку к репутации
женщины.

— Нужно будет восстанавливать микроповреждения в костях и тканях, пока


я буду восстанавливать каналы чакры — иначе выздоровление Хокагэ-сама
займет очень долгое время и с большой вероятностью кости его правой руки,
ребра и позвонки станут слишком хрупкими для его Полета Бога Грома, —
объяснила девятихвостая.

— Приступай, я позабочусь об этом, — кивнула блондинка, руки которой уже


светились темно-зеленым цветом.

— Наруто, а ты передавай мне и Сенджу-сама, как можно больше чакры, —


проговорила Курама, руки которой охватило призрачное свечение больше
похожее на марево.

— Я тебя понял, — отозвался Наруто, вставая позади супруги и главного


меднина Конохи, прикладывая руки, горевшие ярко желтым огнем, к спинам тех
в районе очага чакры.

Восстановление очага чакры и каналов Четвертого длилось почти двадцать


часов, за всеми действиями тройки внимательно наблюдали двое сенсоров АНБУ,
за дверями несколько раз был слышен шум, кто-то явно хотел попасть в палату.
Юноша за это время успел получить воспоминания от своих клонов
отправленных в поместье клана. И были они неутешительными: система
внешней защиты поместья клана уничтожена на корню, из трех десятков домов
целыми остались лишь два бывшие на самом отшибе территории клана, и
практически примыкавших к полигонам. Из хорошего было лишь то, что не
пострадала подземная библиотека клана и подвал дома Атсуши. Так же клоны
разузнали, что во время битвы серьезные ранения получил Ли, и жив он только
благодаря Карин, которой так же досталось, но девушка сумела себя подлечить.

— Всё, я закончила, — дрожащим голосом произнесла Курама, выводя Наруто


из раздумий.

— Я тоже, — более твердо и уверенно проговорила Тсунаде, успевая


подхватить под локоть пошатнувшуюся девушку, уже в следующий момент
148/196
оказавшуюся на руках мужа. — Вот же глупая!

— Что случилось? — удивленно спросил Наруто, смотря как руки Сенджу


вновь окутало свечение, в этот раз бывшее бледно-бледно зеленым.

— Использовать такие техники в её положении категорически


противопоказано! Она же себя и ребенка чуть не угробила! — прорычала
блондинка, прикладывая руку к голове и животу Курамы.

Несколько минут в палате царила гнетущая тишина, нарушаемая едва


различимым дыханием Четвертого. Тсунаде, закусив губу до крови, старалась
помочь выкарабкаться девушке: её руки медленно покрылись едва заметной
красной сеткой от лопнувших капилляров из-за колоссального напряжения и
контроля чакры их обладательницы.

— Я сделала всё, что могла, её нужно срочно поместить в родильное


отделение под присмотр лучших ирьенинов моего клана, — пробормотала себе
под нос блондинка. — Воробей!

— Тсунаде-сама? — появляясь из стены отозвался АНБУ.

— Немедленно доставьте сюда Сенджу Кумико, Кими и Момоко. Немедленно,


в родильное отделение! — Тсунаде рявкнула на бойца так, что тот мгновенно
исчез еще с двумя источниками чакры за компанию. — Идем, Наруто, твою жену
следует отнести в родильное отделение как можно скорее, всё же сохранение
плода, жизни и здоровья роженицы не моя специализация, я лишь подлатала её.

— Ведите, — коротко отозвался блондин, стараясь остаться спокойным, но от


опытной Сенджу не ускользнули мелкие детали, выдававшие степень злости и
волнения юного главы союзного клана.

— Не волнуйся, те кого я вызвала, точно смогут поставить её на ноги, хотя,


скорее всего, до самых родов придется пробыть в больнице под присмотром
медиков, иначе шанс выкидыша, а в случае если она решит ещё раз
воспользоваться медицинскими техниками, или, не дай Ками, бьякуганом, то и
полное бесплодие без шанса излечения, — ведя Наруто по коридорам
обрисовывала ситуацию Тсунаде.

— Я понял Вас, Тсунадэ-сама, я в долгу перед Вами, — с благодарностью в


голосе проговорил юноша, укладывая Кураму на указанную блондинкой постель.

— Ты ничего мне не должен Наруто, ни мне, ни моему клану, — тихо


произнесла женщина, устало опускаясь на свободную постель с явным
намерением поспать. — Мой брат напал на тебя, главу союзного клана всегда
приходившему к нам на выручку, даже рискуя собственными жизнями, даже
зная, что некоторые из Сенджу предали их. Твой прадед даже после всего, всей
грязи и предательств с нашей стороны, оставался верным последователем
заключенного между кланами договора. Так что считай, это платой за очередное
предательство моим кланом. Я надеюсь, ты станешь таким же сильным и
мудрым главой клана, как Атсуши, и спасенная жизнь твоей супруги и первенца
послужат знаком того, что не весь клан основателей Конохагакуре Но Сато,
сгнил изнутри, и наш союз еще может принести пользу твоему клану.

— Я верю тебе, Тсунаде-баа-чан, — тепло улыбнулся, уже почти спящей


149/196
женщине, Наруто, сумев вновь разглядеть в ней ту самую Тсунаде, Гойдаме
Скрытого Листа.

— Как ты меня назвал, мелочь? — открыв один глаз, в котором горел веселый
огонек, задала вопрос.

— Не думал, что легендарный ирьенин глуховат на оба уха, — всё ещё


улыбаясь, ответил блондин, садясь на стул перед кроватью своей жены и беря
её руку в свои. — Можно мне побыть пока с ней?

— Да, но только пока не доставят вызванных мною ирьенинов, им нужно


будет заняться твоей супругой, а тебе успокоить мать и сестру, — зевнув,
ответила блондинка, закрывая глаза.

Наруто усмехнувшись, покачал головой, последние сутки выдались для него


просто сумасшедшими, и наполненными множеством неприятных новостей и
событий. Казавшийся бесконечным день наконец подходил к концу и вместе с
утопающим в верхушках вековых деревьев солнцем, уходили переживания и
страхи блондина. Переживание за Кураму, и их ребенка, сходили на «нет»,
благодаря словам Сенджу, сомневаться в которых не было смысла, ведь Узумаки
не чувствовал в них ни капли лжи, или скрытого смысла, обмануть способности
полученные после тренировок с Кира Би было невозможно. Даже не заметив как,
Наруто погрузился в сон, уставший мозг и тело, просто в один момент
выключились, стоило только их обладателю оказаться в безопасности и
успокоиться.

Проснулся юноша с первыми лучами солнца, лучи которого били точно в


глаза из приоткрытого окна. Осмотревшись по сторонам, он смог понять, что его
оставили в палате Курамы, которая спала на соседней постели.

— Наконец-то проснулся, — донесся до Узумаки знакомый голос, но слова


были произнесены на пределе слышимости.

— Карин? — удивленно спросил юноша, переведя взгляд на сидевшую на


стуле у стены девушку. — Что ты тут делаешь?

— Привет Наруто. Тсунаде-сенсей приставила меня к твоей супруге в


качестве лечащего врача, — ответила Карин, вставая со своего места и подходя
к джинчурики. — Мне нужно осмотреть тебя, вчера у тебя было множество
мелких разрывов каналов чакры, и сильное физическое и чакро- истощение.

— А… — начал было новый глава клана, как был снова прерван.

— С твоей ненаглядной все будет в порядке, как и с ребенком, если она


будет слушаться Тсунаде-сенсея. Сейчас жизни и здоровью, и её, и ребенка
ничего не угрожает. Ты в порядке. Сильно, однако, — удивилась красноволосая,
регенерации родственника. — Тебе сейчас лучше отправиться в клановый
квартал. Кушина-сан и Каэде-тян очень волнуются, следует их успокоить, ведь
за один день на больничной койке оказались все дорогие им люди.

— Хорошо Карин, вверяю тебе заботу о Кураме, пока меня не будет, —


проговорил Наруто, натягивая свою одежду. — Что случилось с Ли?

— Он помогал Атсуши-одзи-сама запечатать то существо, отвлекая его


150/196
внимание на себя, но решив применить на нем Лотос, получил переломы
позвоночника, тазовых костей и обеих ног, сейчас он спит после операции, —
ответила девушка, пряча глаза.

— Спасибо Карин, я пойду не буду тебе мешать, как только Курама, Ли или
мой отец придут в себя пошли чакру в эту печать, — протягивая той бумажку,
попросил Наруто, подходя к спящей супруге и целуя её.

— В себя они придут еще не скоро, минимум двое суток, на них наложена
техника искусственного сна. А Курама может быть и больше, ибо для более
быстрого возвращения в норму её чакры, были применены секретные техники
клана Сенджу, лично Тсунаде-сенсеем, — предупредила блондина
красноволосая.

— Спасибо за предупреждение, до встречи, — покидая палату, попрощался


юноша, на что собеседница лишь кивнула.

Впереди Наруто ждало два дня, два напряженных и очень насыщенных дня,
было очень много дел, которые необходимо было сделать, и самым первым в
списке была организация церемонии прощания и похороны дедушки. Вновь
вспоминая об очередной утрате, джинчурики до крови сжал кулаки, после чего
мотнув головой, отправился на поиски сестры и матери, их действительно
стоило успокоить.

Призвав десяток клонов, которые тут же исчезли из поля зрения с помощью


шуншина, блондин переместился к уцелевшему маячку хирашина на одном из
полигонов в клановом поместье. Картина, представшая перед ним, серьезно
отличалась от того, что он помнил, но к его удивлению над территорией уже
стояло несколько простеньких барьеров, для защиты от слежки и
предупреждения о незваных гостях. Южная, восточная центральная часть, от
некогда прекрасного квартала мастеров фуиндзюцу, представляла собой руины,
уничтоженные до основания дома, горы обломков и разного мусора, траншеи,
котлованы, и другие следы использования сильных техник, от большого
фруктового сада остались лишь изломанные деревья. Западная часть поместья
пострадала не столь сильно, но целых домов там тоже не было, лишь северная
часть поместья оказалась практически не тронутой, лишь огромный котлован, в
котором Наруто опознал последствия применения Лотоса Роком, и небольшой
участок выжженной земли на противоположной стороне. Переместившись к
нему, он заметил следы засохшей крови на каменной дорожке, и смог различить
на земле символы от примененной Атсуши техники.

— Что же это была за тварь, раз даже старик с ней мог справиться только
этим? — покачал головой юноша, в памяти которого услужливо всплыло
воспоминание, увиденное ранее и связанное с этим местом. Именно здесь
Минато получил свою рану, а старик сложил голову.

— Наруто? — позвал парня уставший голос Кушины.

— Да, мам, это я, — поворачиваясь и одним движением оказываясь около


матери, произнес блондин, крепко прижимая к себе женщину, которая с силой
вцепилась в него, уткнувшись лицом в его широкую грудь, едва заметно
вздрагивая и всхлипывая. — Тише, ма, успокойся, всё уже в порядке, я рядом,
папа скоро придет в себя.

151/196
— Атсуши-одзи… — прошептала красноволосая, при этом, не прекращая
всхлипывать.

— Ма, дедушка сделал, то, что считал нужным, он отдал свою жизнь, чтобы
спасти тебя, сестренку, отца, Ли и многих других в этой деревне. Он поступил,
так как настоящий глава клана, и как человек, любящий своих детей и внуков. И
знаешь, я уверен, что ему бы не понравилось, что его любимая внучка «Куши-
чан» стоит и льет слезы понапрасну, — поглаживая мать по волосам проговорил
Наруто, стараясь отвлечь от тяжелых мыслей и утраты близкого человека. — И
кстати я голодный, за последние сутки даже маковой росинки во рту не было.

— Спасибо, сынок, — отрываясь от груди блондина и поднимая взгляд на


него, проговорила красноволосая. — Идем, я сейчас что-нибудь приготовлю.

— Не за что, ма, — улыбнулся матери джинчурики, воздавая хвалу тому


безымянному АНБУ из прошлой жизни, что обучал его основам психологии и
использования его дара чувствовать и передавать собственные эмоции в
нужный момент, такой как сейчас. Как бы ему самому не было плохо, как бы он
не переживал утрату, самым родным и близким он не собирался позволять
погрязнуть в этой трясине.

— Знаешь, за полтора года, что мы не видели тебя, ты сильно вырос, и всё


больше походишь на Минато. От поклонниц и воздыхательниц отбоя не будет, —
идя с сыном под руку в сторону уцелевших домов, и придирчиво его осматривая,
поговорила Кушина, чуть улыбаясь. — Да, и Джирайя писал, о том, что у тебя
для нас есть сюрприз, не скажешь к чему это он?

— Ну, он наверное, имел в виде это, — указал на часть медальона с


изображением знака клана, висевшую на его шее, блондин, закидывая руку за
голову и широко улыбаясь.

— Что?! — вскликнула мать юноши, когда узнала в вещице часть амулета,


который каждый из Узумаки дарил своему избраннику или избраннице. — Ты!
Да, ты хоть понимаешь, что сделал?!

— Конечно, — ответил джинчурики продолжая широко улыбаться, за что


получил удар по голове от матери. — За что, даттебаё?!

— Ты ещё спрашиваешь за что даттебане?! — изогнув бровь, и выпуская


огромное количество чакры, отчего волосы женщины стали похожи на хвосты
девятихвостого. — Ты хотя бы понимаешь, что ни одна обычная девушка не
способна родить здорового ребенка от члена клана Узумаки?!

— Ма, неужели ты думаешь, я об этом не знаю? — потирая место очередного


удара, по многострадальной голове, спросил Наруто, про себя отмечая, как под
действием техники и подобных новостей мать всё меньше хмурилась.

— И кто она? — с полыхающими глазами и развевающимися за спиной


волосами, задала вопрос Кушина, оказавшись перед сыном и смотря прямо ему в
глаза.

— Химэ клана Хьюга, — спокойно ответил джинчурики, наблюдая, как


пропало давление чакры исходившее от матери, на лице легко можно было
прочесть высшую степень удивления.
152/196
— Ты издеваешься надо мной?! — придя в себя, рявкнула женщина.

— Нет, я абсолютно серьезен, — улыбаясь уголками губ, отозвался Наруто,


показательно прочищая уши.

— Но как такое возможно?! — не унималась Кроваво-красная Хабанеро.

— Поединок наследников, — пожал плечами блондин. — Ты же знаешь, что


победитель вправе потребовать от проигравшего выполнение любого желания,
вплоть до смерти или выдачи секретов клана к которому принадлежит
проигравший. И мне показалось, что для Хьюг будет знатной пощечиной, что
старшая дочь действующего главы станет женой главы клана, который они
когда-то предали.

— Ты очень жесток Наруто, — тяжело вздохнула Кушина. — Неужели тебе


совсем не жаль девочку? Ведь среди нашего клана не принято подобное.

— Почему мне должно быть жаль девушку, которую люблю я, и которая


любит меня? — склонив голову на бок, спросил блондин.

— Откуда столько уверенности в том, что она любит тебя?


— поинтересовалась Узумаки.

— Я могу чувствовать эмоции, да и стала бы Курама рисковать ради меня


жизнью, если бы это означало свободу для неё? — задал вопрос Наруто.

— Подожди, какая Курама, ведь насколько я знаю, дочерей нынешнего главы


клана Хьюга зовут Хината и Ханаби? Да, и, вообще, почему она сейчас не с
тобой?! — уперев руки в бока, сердито спросила Кушина.

— Ма, давай ты меня покормишь, и я всё расскажу, и тебе и Каэде, ведь так
сестренка? — смотря на появившуюся за спиной матери блондинку, при этом
разворачивая свою способность еще и на сестру, отчего в голове словно забил
колокол, и лишь регенерация и выносливость не дали ему упасть от
навалившийся боли и усталости.

— Конечно, — согласилась с ним девушка, повиснув на шее брата.

— Каэде, прекрати виснуть на брате, — серьезным тоном начала


красноволосая, — он у нас теперь человек не свободный, и его супруга может не
правильно тебя понять.

— Что?! Какая ещё супруга? Ему же всего пятнадцать! — прокричала


девушка, которую Наруто уже успел посадить себе на шею.

— Ма, Курама всё правильно поймет, тем более она сейчас в госпитале, —
сказал юноша, обнимая мать за талию, и хирашином перенёс их на крыльцо
виднеющегося в дали дома. — Предупреждая твой вопрос, скажу, что сейчас с
ней всё хорошо, Карин присматривает за ней, а четверка клонов уже превратила
её палату в хорошо укрепленную крепость, да и моя метка там имеется, я в
любой момент окажусь рядом с ней, если появится опасность. Сейчас я нужен
здесь, клановый квартал срочно необходимо обеспечить защитой, да и с
остальными делами нужно разобраться.
153/196
Кивнув, Кушина прошла в дом, увлекая за собой дочь, а Наруто наконец смог
отменить технику, не боясь, что мать или сестра снова погрузятся в неожиданно
свалившиеся на них несчастья. Схватившись за перила, блондин судорожно
хватал ртом воздух, стараясь как можно быстрее прийти в себя и оправиться от
последствий техники: все-таки такая тонкая работа с чужим сознанием была
для него крайне сложной задачей. Вытерев кровь, капавшую с носа, джинчурики
прошел в дом, после чего прошмыгнул в ванную.

Поздний ужин в кругу семьи, пусть и неполном, проходил за рассказами


Наруто о всем, что случилось с ним за время отсутствия, при этом он несколько
раз получил от Кушины и Каэде. Спать троица разбрелась глубоко за полночь.
Устроившись в отведенной ему комнате, блондин улегся, после чего развеял
клонов и провалился в сон, давая отдых своему мозгу от использования техники
и огромного массива информации, пришедшей от клонов. Новый день обещал
быть насыщенным для юного главы клана.

Примечание к части

С новым годом дорогие читатели!


Всего наилучшего в наступающем году)
П.С. Глава не проверена, просьба при обнаружении ошибок использовать ПБ)

154/196
Арка вторая. Глава XIX.

Утро нового дня началось для Наруто с шумом дождя: вода


нескончаемым потоком лилась с небес, барабаня по окнам и крышам, темные
тучи полностью затянули небо, от чего в доме царил полумрак. Сев на кровати,
юноша тяжело вздохнул, голова после вечернего использования способностей
гудела, словно улей рассерженных пчел. Обратив свой взор на зеркало, стоящее
рядом с кроватью, блондин лишь покачал головой, его внешний вид оставлял
желать лучшего: красные из-за лопнувших капилляров глаза, залегшие под ними
темные круги, и цвет кожи близкий к серому. Встряхнув головой и сложив
печать концентрации, джинчурики принялся приводить себя в порядок,
потянувшись до частички чакры Кьюби внутри печати — пара минут и глаза
пришли в норму, и лицо приобрело естественный цвет.

Натянув тренировочный комплект одежды и посмотрев на часы, стрелка на


которых указывала на половину шестого утра, Наруто отправился в столовую,
встретившую его тишиной и пустотой. Быстро сделав себе несколько
бутербродов и запив их молоком, он отправился на тренировочный полигон,
находившийся рядом с домом. Час на утреннюю разминку, состоявшую из
заученных до автоматизма упражнений, пролетел незаметно.

Вернувшись в дом, он застал Кушину, уже колдующую у плиты, по дому


разносился запах чего-то вкусного. Бесшумно проскользнув на второй этаж и
пробравшись в душ, Наруто быстро смыл с себя грязь. Выходя из ванной,
блондин едва не столкнулся с сонной сестрой. Громко зевая и прикрывая рот
ладошкой, девушка, не замечая брата, прошла в душ, покачав головой, и в
очередной раз, посетовав на свою полную несостоятельность как менталиста,
джинчурики переместился в свою комнату. Быстро приведя себя в порядок и
надев стандартную форму джонина Листа и оранжевый плащ поверх, он
спустился в столовую, где уже был накрыт стол.

— Доброе утро, Ма, — проговорил юноша, наливая себе кофе и занимая


свободное место.

— Доброе, Наруто. Выспался? — пододвигая к блондину тарелку с выпечкой,


ответила Кушина.

— Спасибо. Конечно. Какие планы на сегодня? — отпивая бодрящего напитка


и внимательно смотря на мать, спросил джинчурики.

— Надо заняться подготовкой к похоронам Атсуши-одзи, — опустив голову,


ответила женщина.

— Нет, — покачал головой Узумаки. — Это возьму на себя, всё же теперь я


глава клана и все эти мероприятия моя обязанность.

— Ты уверен, что справишься? — поднимая взгляд на сына, задала вопрос


красноволосая.

— Да, Ма. Мне не впервой хоронить близких людей, — спокойно ответил


джинчурики. — А вы с Каэде лучше навестите отца, Ли, ну, если Карин позволит,
то и Кураму, мой клон будет сопровождать вас.

155/196
— Я всё не могу привыкнуть, что ты уже не малыш Наруто, а взрослый и
самостоятельный мужчина, — улыбнулась уголками губ Кушина. — Хорошо, мы
последуем твоему совету.

— Спасибо, было вкусно. Я пойду, у меня есть несколько неотложных дел, —


создавая клона и исчезая из дома с помощью хирашина, проговорил юноша.

Первым делом он отправился в банк, где по записям деда, которые его клон
изучал до позднего утра, находились документы, необходимые для
официального признания Наруто главой клана Узумаки. В банке юношу встретил
один из управляющих, явно ожидавший его прихода и, пригласив следовать за
собой, повел в подземное хранилище. По пути туда джинчурики с огромным
удивлением для себя отмечал, просто запредельное количество фуинтехник
самых разных назначений: барьеры, сканеры, распознающие печати, печати
предупреждения, укрепления, самоуничтожения и множество других
фуинпечатей.

— Вижу, вы удивлены, Узумаки-сама, — завел разговор мужчина.

— Да, есть такое дело, никогда раньше не видел такой концентрации


различных печатей такого уровня в одном месте, — отозвался Наруто, решив
поддержать беседу.

— Не стоит этому удивляться, всё же мы самый старый банк страны Огня, в


Конохе это отделение появилось через пару лет после образования селения, и
его защитой занимались великие мастера из самого Водоворота, а впоследствии
её дорабатывал Атсуши-сама, так что проникнуть в наше хранилище не смогут
даже шиноби уровня кагэ, если они не имеют знаний в фуиндзюцу, — объяснял
собеседник.

— Вы ведь не так просто завели этот разговор, — прервал мужчину


джинчурики.

— Вы очень проницательны, Узумаки-сама, да этот разговор я завел не так


просто. Сами понимаете, вся эта система нуждается в постоянном контроле со
стороны мастера фуинтехник, а тех, кто способен быстро разобраться во всем
этом великолепии, в округе всего четыре человека, при этом трое для нас
недоступны. Вы же являетесь прямым правопреемником человека, с которым у
нас было заключено взаимовыгодное соглашение на обслуживание всех наших
банков, и мы надеемся, что вы подтвердите своей подписью этот контракт, —
обрисовал ситуацию управляющий.

— Давайте обсудим этот вопрос несколько позже, сейчас у меня множество


других забот, но думаю, мой ответ на ваше предложение после ознакомления с
контактом будет положительным, — сказал Наруто, когда собеседник
остановился у огромной металлической двери.

— Разумеется, как Вам будет угодно. Мы на месте. Ключ-свиток при Вас?


— задал вопрос мужчина, на что юноша, молча, протянул ему требуемое, после
нехитрых манипуляций управляющего дверь с тихим шипение открылась,
пропуская их внутрь. — Номер ячейки арендованной Атсуши-сама: один, шесть,
четыре, С. Я подожду за дверью.

Как только Наруто остался в одиночестве, он извлек еще один ключ-свиток


156/196
и, вставив его в распознающее отверстие, начертал на дверце кровью
специальные символы. Секунда, две, и затем раздался щелчок: дверца медленно
открылась, являя на свет содержимое ячейки. Три больших свитка, занимали
практически все свободное пространство, на корешках каждого была подпись,
указывавшая на содержимое. Взяв один из них, джинчурики, закрыл ячейку,
покинул хранилище, а потом и банк, напоследок пообещав заглянуть через
неделю.

Выйдя за порог банка, он убрал свиток в печать, раньше это сделать не


получилось, мешала защита. Осмотревшись по сторонам и убедившись, что
времени уже достаточно, он пешком отправился в резиденцию Хокагэ, на приём
к представителю даймё в Конохе.

Кабинет того нашелся на втором этаже резиденции: небольшое помещение с


минимум отделки и мебели, за столом перед кипой бумаг сидел седовласый
статный мужчина, лет сорока на вид. Окинув взглядом вошедшего блондина, он
кивком головы указал на свободный стул, после чего погрузился в документы.

— С чем пожаловали, молодой человек? — обратился он к Наруто спустя


время.

— Вот с этим, Акира-сан, — он протянул собеседнику небольшой свиток,


извлеченный в банке.

— Завещание главы клана Узумаки, — протянул мужчина, после того как


пробежался по тексту глазами. — А Вы, как я понимаю, новый глава клана?

— Именно так, — кивнул джинчурики.

— Вы в курсе условий официального подтверждения Вас в качестве главы


клана перед Даймё? — поинтересовался Акира, пристально смотря на
собеседника.

— Так точно, — отозвался блондин.

— Тогда мне необходимы документы, подтверждающие ваше звание


джонина, и родство с предыдущим главой клана Узумаки, — попросил
представитель Даймё.

— Вот, — односложно ответил Наруто, извлекая и передавай мужчине


требуемое.

— Отлично, они подлинные. Поздравляю Вас, молодой человек, теперь вы


официально являетесь новым главой клана Узумаки, — ставя в свитке печать и
протягивая тот юноше, проговорил Акира. — А теперь, если у вас больше нет ко
мне вопросов, прошу оставить меня, работа не ждет.

— Спасибо. Всего доброго, Акира-сан, — коротко бросил джинчурики, вставая


со своего места.

Мужчина на это лишь кивнул, возвращаясь к бумагам, его явно мало


беспокоило происходящее вокруг, Наруто же, закончив с самой простой частью
запланированных на день дел, отправился в госпиталь, где предстояло забрать
тело Атсуши. На крыльце он столкнулся с Кеном.
157/196
— Добрый день, Наруто-сан. Примите наши искренние соболезнования
Вашему горю и сочувствие по поводу невосполнимой утраты, — заговорил
торговец, стоило юноше поравняться с ним.

— Спасибо, — сухо ответил джинчурики. — Вы только за этим меня тут


караулили или есть ещё причины?

— Я хотел предложить Вам услуги по восстановлению квартала Узумаки,


естественно за наш счет, — предупреждая возможный вопрос Узумаки,
протараторил Кен.

— Хм, это было бы неплохо, но максимум, чем вы мне можете помочь, это с
доставкой необходимых материалов, чужаков в поместье клана я не пущу, —
задумавшись, ответил Наруто.

— Конечно, как Вам будет удобно. Могу я узнать, какие именно материалы
Вам необходимы? — осведомился торговец, всем своим видом давая понять, что
не собирается спорить с юношей.

— Вот он Вам все расскажет, — указывая на мгновение назад призванную


копию, ответил джинчурики, — до встречи, Кен-сан.

Оставив свою копию разбираться с этим вопросом, он через КПП прошел


внутрь, спросил у дежурного, где находится тело его деда и получил ответ, что
оно находится в морге АНБУ и допуск к нему можно получить только с личного
разрешения главы этой организации. Чертыхнувшись и выругавшись себе под
нос, блондин быстро покинул здание госпиталя, с помощью хирашина
направившись прямиком в резиденцию Хокагэ. Материализовавшись в приемной
кабинета главы селения, он привлек к себе взгляды всех собравшихся, а так же
АНБУ-охраников, моментально появившихся рядом с ним. Не обращая ни на кого
внимания Наруто, вновь переместился, но уже прямиком на подземную базу, что
сделать можно было лишь из резиденции.

Стоило ему появиться в подземелье, как он мгновенно был окружен двумя


десятками бойцов в масках, в спину уперлись парочка катан, а вокруг был
возведен сильный барьер, препятствующих применению пространственных
техник да и вообще использованию ниндзюцу.

— Как ты проник на базу АНБУ? — задал вопрос один из бойцов, по знакам,


на маске которого Наруто узнал в нем командира охраны.

— С помощью специальной техники, — спокойно ответил юноша, замерев на


месте и ожидая дальнейших действий охранников.

— Откуда ты знаешь необходимые печати для её использования, не являясь


АНБУ? — продолжал задавать вопросы мужчина.

— Техника создана кланом Узумаки, и у нас естественно имеются все данные


касающиеся её, в том числе последовательность печатей активаторов, —
проговорил джинчурики, отмечая, что к ним уже приближается несколько
источников чакры уровня кагэ.

— Варан, освободи главу клана Узумаки, — отдал короткий приказ, чей-то


158/196
властный и холодный голос.

— Хай, Дракон-сама, — отозвался собеседник Наруто, подавая знак своим


людям выполнять приказ главы АНБУ.

— Не думал, что юный глава посетит нас так скоро, — начал разговор
обладатель маски Дракона, как только его подчиненные пропали из виду.

— Меня сюда привели неотложные и крайне важные дела, — отозвался


джинчурики, следуя за повернувшимся к нему спиной и уходящему куда-то
вглубь подземелий мужчиной.

— Желаете забрать тело предыдущего главы? — поинтересовался АНБУ, как


только Наруто поравнялся с ним.

— Да, и чем скорее, тем лучше, не хочу задерживаться в этих катакомбах, —


ответил блондин, продолжая шагать рядом с собеседником.

— Вы ведь и сами понимаете, что это невозможно. Атсуши-сан является


АНБУ, и его тело содержит слишком много секретов, чтобы оно было передано
даже его клану, — попытался объяснить ситуацию Дракон.

— Мне плевать на ваши правила, если не хотите, чтобы я разнес здесь всё по
камушкам, просто отдайте тело Атсуши, его секреты никому не достанутся, тело
будет уничтожено в огне, а прах развеян над океаном, — твердо проговорил
Наруто, цвет радужки сменился с голубого на серый, с вертикальным зрачком.

— Это угроза? — спокойно задал вопрос глава АНБУ.

— Нет, это констатация факта, — отрезал блондин, уровень чакры которого


сразу подскочил на несколько порядков, из-за снятых печатей подавления
очага.

— Не стоит, Узумаки-сан, я Вас понял, но нам нужны гарантии, того, что тело
Атсуши будет уничтожено, — поняв, что переубедить юношу у него не
получится, а его угрозы вполне реальны, Дракон решил уступить.

— Вы или ваши люди сможете присутствовать на церемонии предания огню


его тела, — предложил Наруто, глаза которого снова вернулись в норму.

— Хорошо, но перед этим наши ирьенины удостоверятся, что это тело


именно Атсуши, сами понимаете, в этом деле не до шуток. Мы пришли, —
проговорил глава АНБУ, когда они оказались в огромном подземном зале с
несколькими зданиями. — Следуй за мной.

Молча двигаясь следом за Драконом, Наруто вскоре оказался в морге АНБУ,


который не имел ничего общего с больничным моргом: тела убитых бойцов были
помещены в специальные колбы с раствором, не позволявшим им разлагаться, а
наложенные на стекло печати надежно защищали от попыток их выкрасть. В
этом месте блондин уже бывал не единожды, ещё в прошлом мире по службе
часто приходилось доставлять сюда тела погибших, в надежде впоследствии
найти способ оживить их или создать клонов, которые унаследуют особые
способности оригиналов.

159/196
— Вот, можешь забрать его, — осушая одну из капсул и приводя её в
горизонтальное положение, проговорил Дракон.

Не говоря ни слова, блондин извлек специальный свиток, приложив его к


телу деда, сложил длинную последовательность печатей, после чего тело
исчезло с характерным хлопком. Делать это приходилось из-за большого
количества печатей на теле Атсуши, которые могли бы сработать при
запечатывании обычным способом.

— Где и когда произойдёт сожжение, я передам через одного из ваших


подчиненных, — обронил напоследок Наруто, быстро покидая морг и
направляясь к выходу с базы.

В приемной Наруто с удивлением обнаружил, что пришел сигнал от Карин,


недолго думая блондин переместился к маяку в палате Курамы. Здесь он
столкнулся с двумя ирьенинами из клана Сенджу, что проверяли состояние
девушки, один из клонов охранников тут же развеялся, передавая оригиналу
информацию, о том, что произошло за время пока тот отсутствовал. Здраво
рассудив, что мешать медикам не стоит, а навестить и побыть с супругой он
сможет и вечером, джинчурики тихо покинул палату под пристальными
взглядами врачей. В коридоре обнаружилась парочка АНБУ, надежно
замаскировавшихся на потолке.

— Наруто, Минато-сама пришел в себя, — донесся до Узумаки голос


красноволосой родственницы с дальнего конца коридора.

— Привет, Карин, спасибо. К нему сейчас можно? — поинтересовался юноша,


как только девушка добежала до него.

— Да, Кушина-сан и Каэде-тян уже там. Знаешь я впервые вижу, чтобы


шиноби после такой операции так быстро пришел в себя, даже несмотря на
технику искусственного сна, — проговорила ученица Тсунаде, беря под локоть
джинчурики.

— Отец всё же Хокагэ, да и Тсунаде с Курамой хорошо над ним


поработали, — ведомый родственницей ответил блондин.

— Ну да, хотела бы я узнать, как твоя Курама всё это проделала, ведь даже
лучшим ирьенинам из Сенджу на подобную операцию понадобилось бы пара
десятков заходов по несколько суток, а тут такой результат всего за двадцать
часов! Это просто невероятно! — с долей восторга, рассказывала красноволосая.
— Надеюсь, ты не будешь против, если я потом немного поинтересуюсь у неё
этим вопросом?

— Не буду, но только если она сама захочет тебе об этом рассказать, всё же
это их клановые секреты, — ответил Наруто, находясь перед дверьми палаты
отца.

— Нет, нии-сан, это были не секреты клана Хьюга, они вообще не отдают
своих людей в медицину, это я тебе могу с полной уверенностью сказать, иначе
в Облаке бы не было столько инвалидов с изуродованной СЦЧ, — покачала
головой девушка.

— Тогда, это её личные разработки, и расскажет тебе о них она, только если
160/196
сама захочет, — пожал плечами юноша.

— Да, ты, наверное, прав, ладно, не буду тебе мешать. До вечера, — оставляя
джинчурики одного, говорила Карин, исчезая в шуншине.

Скрыв своё присутствие и примостившись рядом с АНБУ на потолке, Наруто


стал ожидать, пока палату покинут мать и сестра, ему хотелось наедине
поговорить с Минато о случившемся. За время проведенное в ожидании он успел
получить информацию от развеявшегося клона ушедшего с Кеном и так же
хорошенько перебрать воспоминания клона-охранника из палаты Курамы. Как
только Кушина и Каэде покинули палату и скрылись за поворотом коридора,
блондин снял маскировку и спустился на пол.

— День добрый, пап, — проходя в палату, поздоровался джинчурики.

— Привет, Наруто, — отозвался явно оповещенный о его визите мужчина.


— Хотел поговорить о случившемся?

— Да, думаю, ты сможешь рассказать мне больше, чем кто-либо другой, —


усаживаясь на подоконник, проговорил Узумаки.

— Что ты хочешь знать? — задал вопрос Минато, видимо уже


приготовившийся к этому разговору.

— Кем было это существо? — поинтересовался блондин, всматриваясь куда-


то вдаль.

— Это была Химера, — прикрывая глаза, ответил Намикадзе.

— Как тогда она смогла проникнуть незамеченной сквозь охрану и систему


слежения? — спросил юноша, вспомнив свою собственную встречу с подобным
существом из прошлой жизни, тогда она была даже не завершенной, но
доставила им массу хлопот.

— Её создали на основе пропавшего двенадцать лет назад АНБУ из числа


Учих, сам понимаешь, с такой основой незаметно обойти нашу защиту не
составило особого труда, к тому же её создатель основательно напичкал её
различными Кеккей Генкай, — рассказал Четвертый.

— Какими именно?

— Из тех, что видел я, Кеккей Генкай клана Кагуя, Йотон, Хьётон, Шаринган
и что-то похожее на Мокутон, были и ещё, что-то из пространственных
способностей, которыми он и достал меня, — ответил Хокагэ, внимательно
наблюдая за реакцией сына.

— Теперь мне понятно, почему дед использовал именно Печать Бога Смерти.
Есть предположения, кто её мог создать? — поинтересовался Узумаки, подперев
голову руками.

— Да, существовал лет сорок назад клан, специализировавшийся на их


создании и широко применявший их во время первой и второй войны, но они
были уничтожены АНБУ Конохи и Камня. Отсюда два вывода — либо кто-то из
них уцелел, либо кто-то нашел их библиотеку, — сделал неутешительные
161/196
выводы Минато.

— В таком случае, отец, мне будет нужна вся информация об этом клане и
операции по их уничтожения, думаю, стоит посетить место, где жил тот клан,
но позже, — находясь в состоянии крайней задумчивости, проговорил младший
блондин.

— Ты всё получишь, как только я выберусь отсюда, — устало ответил


Намикадзе, давали знать о себе последствия операции и сильное истощение.

— Хорошо. Ладно, пап, ты отдыхай, а я пойду, у меня ещё на сегодня парочка


неотложных дел осталась. До вечера, — вставая со своего места и направляясь к
выходу из палаты, проговорил джинчурики.

— Да, до вечера, Наруто, — закрывая глаза и стараясь заснуть отозвался


Четвертый.

Покинув госпиталь, блондин отправился навестить некоторых старых


шиноби, вышедших на пенсию, дабы обсудить с ними некоторые вопросы.

162/196
Арка вторая. Глава XX

Светило медленно поднималось из-за горизонта, его лучи с трудом


пробивались через тучи, заставляя природу очнуться ото сна. Коноха медленно
приходила в себя после ночной погоды: повсюду были огромные лужи, кое-где
виднелись поваленные ветром деревья, разбросанный ветром мусор. По
крупным улицам уже вовсю сновали команды генинов, выполняя задание «D»
ранга: навести порядок в селении.

В поместье клана Узумаки тем временем было людно и шумно: сотни клонов
были заняты разбором того, что осталось от некогда цветущего квартала.
Оригинал за всем этим наблюдал с крыши дома, в котором сейчас жила их
семья.

— Вот и первые гости пожаловали, — тихо проговорил блондин, спрыгивая


на каменную дорожку перед домом.

— Доброе утро, Наруто-сан, — поприветствовал джинчурики седовласый


мужчина в траурном одеянии: вряд ли кто-то из жителей Конохи смог бы сейчас
узнать в нем предыдущего главу АНБУ Конохи.

— Доброе, Шин-сан. Вы не забыли о моей просьбе? — поинтересовался


юноша, приглашая собеседника в дом.

— Не стоит беспокоиться, Наруто-сан. Несмотря на свой преклонный возраст,


жаловаться на память мне пока не приходится, — извлекая из рукава маленький
свиток и протягивая его блондину, ответил пожилой человек.

— Прошу меня простить, но сами понимаете, это слишком важно, —


извиняясь, проговорил Узумаки.

— В этом Вы правы — это слишком важно, — согласно кивнул тот.

— Шин-сан, рада приветствовать Вас в нашем доме, — сказала вышедшая на


крыльцо дома Кушина.

— Я тоже рад снова видеть тебя, Кушина, жаль, что повод для встречи в этот
раз прискорбный, — грустно улыбнулся старик, поднимаясь по ступенькам.
— Здравствуй, Минато. Похоже, слухи, дошедшие до меня, о твоем плачевном
состоянии после столкновением с химерой были сильно преувеличены.

— Здравствуйте, Такахаси-сан. Нет, слухи были правдивы, — отозвался


появившийся в дверях Четвертый.

— Неужели медики из клана Сенджу научились быстро восстанавливать


каналы чакры? — замер на месте седовласый.

— Нет, и вряд ли это когда-нибудь произойдет, — произнес Хокагэ, вставая


рядом с супругой. — Это целиком и полностью заслуга жены Наруто.

— Так значит, слухи о появлении в Конохе Хьюги из главной семьи были не


пустышкой. У твоего младшего сына хороший вкус, Минато, — смотря за спину
четы Намикадзе, проговорил Шин, пристально рассматривая вышедшую на шум
163/196
разговоров кицунэ.

— Курама, пожалуйста, вернись в дом, — попросил блондин, всем своим


видом показывая, что он крайне недоволен этим её поступком.

— Да, Курама, идем в дом. Шин-сан, прошу, проходите, — поспешила увести


невестку и гостя в дом Кушина, помня вечернее происшествие, связанное с
отказом девушки оставаться в стенах больницы; счет за проломанные стены и
выбитые окна вышел на удивление большим.

— Не слишком ли ты с ней строг, Наруто? Ведь Тсунаде сказала, что она в


полном порядке, да и Карин теперь будет постоянно за ней приглядывать, —
задал вопрос Минато, как только они остались на крыльце вдвоем.

— Возможно, просто всё так сразу на меня навалилось, и я иногда перегибаю


палку. Всё из-за страха, что с ней и нашим ребенком может что-то случиться, а
последствия этого Коноха вряд ли переживет. Так что пока не восстановлена
вся система защиты поместья, лучше я буду к ней излишне строг и
требователен, чем рискну её жизнью или здоровьем, ведь она сейчас не может
пользоваться чакрой, — покачал головой блондин.

— Тебе просто стоит отдохнуть, сын, не загоняй себя. Сейчас в нашем доме,
кроме тебя и меня, трое шиноби уровня кагэ, джинчурики, мастер фуин-техник,
три обладателя Мангёкэ Шарингана, два санина и дюжина сильнейших
джонинов селения, плюс, почти два взвода АНБУ по периметру поместья, так что
можешь не волноваться, что кто-то посмеет ей навредить, — напомнил
Четвертый своему сыну.

— Да, я понимаю, но ничего с собой не могу поделать, привычка, — устало


вздохнул Наруто, оперевшись на перила и смотря в небо.

— Ты мне сейчас напоминаешь меня самого, когда я узнал, что Кушина


беременна в первый раз, — улыбнулся уголками губ Хокагэ, вставая рядом с
сыном. — Мда, ох и доставил я тогда проблем и головной боли АНБУ.

— У нас доставлять проблемы АНБУ походу семейное, — усмехнулся


джинчурики, с благодарностью смотря на отца. — Спасибо, пап.

— Да не за что. Так что ты думаешь насчет моего предложение занять место


преподавателя фуин в академии? — поинтересовался Минато.

— Думаю, это будет лучшим выходом, по крайней мере, на ближайший


год, — отозвался Наруто. — Извини, прибыли очередные гости, я пойду их
встречать.

На это Четвертый лишь понимающе кивнул, направляясь в дом к


многочисленным гостям, а юноша отправился встречать новых. Последующие
несколько часов приветствие и сопровождение прибывающих стали для
джинчурики главной задачей: проститься с Атсуши желали многие, слишком
влиятельной и значимой фигурой тот был на политической арене Конохи.
Многие просто желали познакомиться с преемником старого Узумаки, ожидая
увидеть пятнадцатилетнего юнца, с которым вряд ли придется иметь дело, а
встречающий их Наруто вдребезги разбивал это представление, просто
количеством и силой чакры, постоянно выбрасываемой им из тела в окружающий
164/196
мир.

К полудню в доме и его окрестностях собралось несколько сотен шиноби


самых разных кланов, которые негромко переговаривали между собой,
обсуждая в основном Наруто, который подходил то к одной, то к другой группе о
чем-то переговаривался с ними, передавал и получал небольшие свитки.
Появление Курамы в сопровождении Кушины и Минато, вызвало волну
удивления и непонимания среди молодого поколения клановых шиноби
прибывших на церемонию вместе с родителями, лишь наиболее старые
клановые шиноби остались спокойными, и пристально изучали наряд в который
была облачена девушка.

— Тц, а малыш Узумаки умеет удивлять, — одобрительно усмехнулся старый


шиноби, по знакам на одежде в котором можно было опознать члена клана
Нара.

— Ты прав, Хиро, взять в жены дочь главы Хьюга — это хорошая такая
пощёчина для Облака, — поддержал старика стоявший рядом с ним Шикаку.
— Шикамару, а ты что скажешь?

— Только то, что нашему клану стоит иметь с Узумаки хотя бы нейтральные
отношения, иначе они нас, даже в лице одного Наруто, размажут тонким слоем
по земле, — не отрывая взгляда от толпы, проговорил младший Нара, на что
старшие лишь кивнули.

— Ты кого-то ищешь? — донесся из-за спины стратегов хорошо знакомый для


Шикамару голос. — Здравствуйте, Шикаку-сан, Хиро-сан.

— Добрый день, Каэде, — ответил действующий глава клана стратегов,


старик ограничился кивком.

— Ага, — отозвался брюнет, оборачиваясь. — Я думал, что ты решила


пропустить эту часть церемонии.

— Нельзя, всё же братишка будет сегодня официально представлен кланам


как глава клана Узумаки, — чуть заметно улыбнулась блондинка, встав рядом с
Нарой. — Что скажешь насчет его избранницы?

— Это провокация? — поинтересовался чунин.

— Эх, так даже не интересно, — недовольно фыркнула куноичи.

— Могу сказать тебе, что ты ей ни в чем не уступаешь, — проговорил


Шикамару, искоса наблюдая за девушкой.

— Умеешь ты выкручиваться, — беря юношу под локоть, покачала головой


Каэде, дальнейший разговор прервал Минато.

Официальное представление собравшимся Наруто как нового главы клана


Узумаки прошло обыденно, действующие главы обменялись с ним свитками.
Большой ажиотаж вызвало представление Курамы как жены блондина, многие
видимо посчитали, что девушка присутствовала в доме в качестве боевого
трофея и надеялись получить возможность подложить под Узумаки кого-нибудь
из своих родственников. Как только с этим было покончено, все собравшиеся
165/196
отправились на вершину скалы Хокагэ, где должна была пройти церемония
предания огню тела Атсуши.

На большой поляне с трех сторон окруженной лесом с высеченным знаком


клана Узумаки на земле был сложен большой погребальный костер, на вершине
которого лежал Атсуши, укрытый белыми простынями. По периметру поляны
легко можно было увидеть оцепление из членов АНБУ, что настораживало
представителей малых кланов.

Оставив Кураму рядом с родственниками под присмотром Карин, Наруто


подошел к краю, где было высечены некие символы. Припав на колено и сложив
серию печатей, он приложил их к небольшому углублению в земле. В следующий
момент от его ладоней по символу стали расходиться язычки пламени.

Медленно разрастаясь и набирая силу, пламя распространялось по всему


символу, устремляясь к его центру, где находился погребальный костер.
Огненная стена ярко-красного цвета почти полностью скрыла от
присутствующих тело Атсуши. Поднявшись с колен, блондин вернулся к своей
семье, обняв Кураму со спины, джинчурики продолжал внимательно
всматриваться в буйство огненной стихии, забиравшее с собой последнего из
тех, кто своими глазами видел расцвет и величие клана Узумаки. Пламя тем
времени уже охватило погребальный костер, полностью скрывая от шиноби тело
старика, в какой-то момент оно вспыхнуло особенно ярко, ослепляя
собравшихся, и языки огня взметнулись в небо на несколько десятков метров.

Смотря в это пламя, Наруто перебирал в памяти всех своих друзей и


товарищей, которых ему пришлось похоронить, тех, у кого не было серой
каменной плиты на каменном кладбище Листа, или даже сухой строчки на
памятнике погибших шиноби, лишь печать в личном деле. Почувствовав
настроение своего, уже законного, мужа, девятихвостая едва заметно сжала его
руку, стараясь не дать ему погрузиться в малоприятные воспоминания прошлого
мира.

Через час на поляне осталось всего лишь трое старых боевых товарищей
Атсуши, Шикамару, Киба, Шино, Итачи с Изуми, Шисуи и семья Узумаки-
Намикадзе. На месте погребального костра не осталось даже пепла, техника
полностью уничтожила все, что было заключено в неё.

— Никогда бы не подумал, что Атсуши погибнет именно так, — заговорил


один из ветеранов, на лице которого пролегли глубокие морщины, а само оно
было разукрашено уродливыми шрамами.

— Он умер, именно так как того пожелал сам. Умер в бою с сильным
противником. Умер, заставив напоследок вздрогнуть от страха другие скрытие
селения. Достойная смерть, для достойного человека, — отозвался, стоявший
чуть в стороне, Шин.

— Пусть твоё посмертие будет легким, мой старинный друг, — негромко


добавил ещё один старый шиноби, имени которого никто из присутствующих не
знал, лишь на старом фото, найденном Наруто в кабинете, и приложенному к
нему письму блондин смог узнать этого старика.

Больше никто не произнес ни слова, собравшиеся стали один за другим


исчезать: кто с помощью шуншина, кто-то как Минато сразу перенес всю семью с
166/196
помощью хирашина, за исключением сына, который остался наедине со
странным стариком.

— Значит, Атсуши решил, что ты станешь хорошей заменой для него, но


зачем он тогда пригласил меня? — задал вопрос старый шиноби без имени.

— Вот поэтому, — проговорил Наруто, поднимая взгляд на собеседника,


радужка его глаз стала серо-голубой.

— Печать тринадцатиконечной звезды стала поглощать твою личность.


Теперь понятно, зачем старик Атсуши вытащил меня из моей берлоги, — покачал
головой старик, в следующий момент, оказываясь вплотную к блондину, нанося
сильный удар в солнечное сплетение, на секунду, заставляя того потерять
ориентацию. — Печать разума: Жертвоприношение.

От боли, которую принесло прикосновение объятой красным огнем руки, у


джинчурики из глаз брызнули слезы, в мозгу, словно взрыв-тег взорвался, даже
сделать вздох оказалось просто не под силу, тело скрутило судорогой, не
выдержав такой нагрузки, сознание блондина погасло.

Вновь привычные коридоры, привычная вода на полу, но Наруто явственно


ощущал присутствие постороннего, но уверенно шагал в сторону залы с
клеткой. В ней спиной к нему стоял мужчина в белом плаще Хокагэ и шляпе на
голове, которого Узумаки узнал сразу.

— Рад снова с Вами встретиться, Тобирама-сама, — уважительно начал


блондин.

— Здравствуй, Наруто. Не думал, что когда-нибудь снова увижу хотя бы


одного носителя этой проклятой печати, — отозвался Сенджу. — А этот
ненавистный плащ и шляпа даже сейчас при мне.

— Как такое возможно, ведь вы мертвы? — недоуменно произнес


джинчурики.

— Ну, да официально я в этом мире мертв, но сам знаешь, всякое бывает,


особенно, если есть такие друзья как Атсуши, — усмехнулся Второй, сняв шляпу.
— А сейчас стоит позаботиться об этой заразе.

— Откуда вы знаете, как её остановить? — поинтересовался Наруто,


наблюдая за тем, как Хокагэ складывает печати, которые он не мог распознать.

— Я прожил с ней большую часть сознательной жизни, и благодаря твоему


предку сумел разобраться в механизме её действия и создать печать
блокирующую часть её возможностей, в частности, ту, что подчиняет себе
личность носителя, — ответил Тобирама, прикладывая руки светящие красным к
печати на стене.

Наруто зачарованно смотрел как рисунок медленно меняется от действий


Второго: контур звезды с черного сменился на красный, сама звезда стала
угольно-черной с яркими точками внутри, словно ночное безоблачное и
безлунное небо над Конохой.

— Нравится? — задал вопрос Сенджу, смотря на блондина.


167/196
— Да, это потрясающее, — не отрывая взгляда от ожившего изображения
отозвался Узумаки.

— Ах, да, пока у меня ещё есть время, предупрежу сразу: как только
выйдешь отсюда, тебе будет очень-очень плохо, так что постарайся оказаться в
безопасном месте, до тех пор, пока тебя скрутит. Дам тебе совет напоследок —
не доверяй Даймё. Прощай, Наруто, надеюсь, больше не увидимся, —
рассыпаясь на тысячи золотых огоньков, Тобирама исчез.

Завороженный джинчурики до последнего наблюдал за кружившими в


причудливом танце искрами, они медленно угасали, словно с неохотой. Когда
последняя из них исчезла, грустно улыбнувшись, блондин вернулся в реальный
мир. Тело старика, оказавшегося Тобирамой, прямо на его глаза обратилось в
пыль унесенную ветром. А затем пришла боль, окутавшая всё тело джинчурики,
на секунду сосредоточившись, он сумел переместиться с помощью Полета Бога
Грома к кунаю в их с Курамой спальне.

Выход из техники был неудачным, с силой впечатавшись в косяк, в который и


был воткнут кунай, юноша отлетел назад при этом, пытаясь удержаться на
ногах, схватился за какую-то тумбочку, которая с грохотом упала на пол, что
привлекло внимание Курамы, выскочившую из ванной на шум. От знакомства с
деревянным полом Наруто спасла успевшая оказаться рядом девятихвостая, при
этом выпустившая все девять хвостов, дабы удержаться на ногах.

Видя состояние своего супруга ни секунды не думая кицунэ, подхватила его


своими хвостами и аккуратно перенесла на постель, сама легла рядом крепко
прижала к себе бьющегося в судорогах и фонтанирующего чакрой блондина.
Несколько минут и тот затих, тяжело дыша, он провалился в беспамятство, что-
то постоянно бессвязно бормоча, облегченно вздохнув, девушка, накрыв его и
себя пушистыми хвостами, провалилась в сон. Почти сразу после этого в
комнату влетели Кушина с Минато, сумевшие снять охранный барьер
поставленный Наруто, а чуть позже и Каэде.

— Вы тоже это видите? — шокировано задала вопрос блондинка, смотря на


Кураму.

— Да, — односложно ответил Четвертый, стараясь придумать хоть какое-


нибудь логическое объяснение тому, что видит.

— Так вот, что мне показалось в ней странным, но знакомым, — тихо


произнесла Кушина.

— О, так вы не в курсе, кто такая Курама? — задал вопрос, появившийся за


спинами собравшихся Джирайя.

— Учитель, что Вам известно! — резко поворачиваясь и хватая санина за


воротник, прошипел Минато, в голубых глазах которого плескалась холодная
решимости и злость, почти полностью спрятавшие беспокойство за сына.

— Спокойно, я расскажу вам, то, что мне рассказал сам Наруто, — даже не
думая, вырываться ответил шиноби, явно опасаясь, что если его выпустит из
своей хватки ученик, то за него возьмется взбешенная Кушина. — Идемте
отсюда, и барьер восстановить не забудьте, он не оценит, того, что вы
168/196
вломились к нему в комнату.

— Вы правы, учитель, простите, погорячился, — отпуская мужчину,


извинился Минато.

— Да, ладно, я бы на твоем месте, поступил так же, — отмахнулся санин,


направляясь в гостиную дома.

Через пять минут там собрались все: Минато, Кушина, Каэде, Карин, Ли,
пришедший на костылях под недовольное ворчание ученицы Тсунаде, Изуми, и
сам Джирайя. Санин начал подробный пересказ того, что ему рассказал Наруто,
никто не пытался его перебить, на лицах собравшихся были видна серьезная
работа мысли. Закончив шиноби откинулся на спинку кресла в котором сидел,
изучая внимательным взглядом слушателей, явно ожидая вопрос.

— То есть брат там сейчас спит с биджу? — первой пришла в себя Изуми,
степень изумления которой зашкаливала.

— Значит, Фудо был прав. Не, я так скоро вообще ничему удивляться не буду,
брат, женатый на девятихвостой, девятихвостая, беременная от брата, при этом
они оба из другого мира. Нет, это просто, просто… Я даже не знаю, как это
назвать! — выкрикнула Каэде, которую рассказ серьезно выбил из колеи.

— Полон сюрпризов Наруто-кун, но так даже интереснее, никогда не знаешь,


что он выкинет завтра, — спокойно проговорил ученик Гая.

— И какие секреты он ещё скрывает? — не обращаясь никому, конкретно


спросил Минато.

— Не знаю, мой ученик, но разве это что-то меняет? — поинтересовался


Санин.

— Нет, конечно, но я просто уже не знаю, чего от него ждать, и сегодня я


точно обзавелся сединой. Не каждый день узнаешь, что твоей будущий внук
плод любви биджу и человека, — сделал неопределенный жест Четвертый.

— Это ведь Наруто, разве от него можно ожидать чего-то другого?


— произнесла Карин, продолжая сверлить взглядом Ли.

Больше никто не произнес ни слова. Кушина быстро умчалась на кухню,


решив отвлечься от таких новостей за готовкой, к ней присоединилась Каэде,
Изуми, попрощавшись со всеми, отправилась в квартал Учих, ей предстояла
тренировка с Шисуи. Карин же тычками погнала Ли обратно в постель, при этом
что-то бормоча себе под нос про упрямство Узумаки. Минато же, достав из бара
пару бокалов и бутыль дорогого вина, жестом пригласил своего учителя
присоединиться к нему. Каждому из услышавших рассказ Джирайи нужно было
хорошенько обдумать услышанное, и принять это как факт.

169/196
Арка вторая. Глава XXI.

Академия Шиноби. Месяц с момента нападения.

Двор академии шиноби был заполнен студентами; дети, собравшись в


группы, обсуждали последнюю новость взбудоражившую всех. Бесклановые
строили предположения о возможном кандидате на это место, клановые же
предпочитали отмалчиваться.

— Вы слышали, Ирука-сенсей сказал, что будущий преподаватель фуиндзюцу


имеет степень мастера в этой дисциплине, а таких шиноби в Конохе всего три:
Хокагэ-сама, Джирайя-сан и Кушина-сан. Отец вчера видел как в селение
вернулся Джирайя-сан, так что, скорее всего это будет он, — сделала
предположение одна из студенток последнего курса академии.

— Не думаю, что Хокагэ допустит его до преподавания, скорее уж это место


займет его жена, чем этот старый писака, — высказался кто-то из собравшейся
толпы будущих выпускников.

— Почему вы уверены, что это не будет кто-нибудь из АНБУ, которого до


недавнего времени не было в официальном списке мастеров?
— поинтересовалась еще одна девушка.

— Это вряд ли, преподаватели из АНБУ аховые, они же всех тут


поубивают, — усмехнулся юноша, в котором можно было узнать сына змеиного
санина Конохи.

— Такуми, может, ты просветишь нас по поводу нового препода?


— предложил парень из клана Инудзука, поднимаясь с земли, где мирно дремал
минуту назад.

— Скажу лишь одно, Норио, это будет весело, — поворачиваясь спиной к


однокурсникам и отправляясь в здание, бросил наследник Орочимару.

— Вот всегда он так, — тяжело вздохнула Тен-Тен, провожая взглядом


молодую копию санина.

— Такеши, успокойся, тебе всё равно ничего тут не светит, — съязвила


девушка с отличительным знаком Учиха на форме академии.

— И тебе не хворать, Мика, — огрызнулась брюнетка.

— Эй, смотрите-ка! — воскликнула девушка из клана Яманако.

Все тут же обратили внимание на вошедшего через главные ворота


академии блондина, внешне очень похожего на действующего Хокагэ Конохи.
Девушки постарше тут же стали бросать на новое действующее лицо
оценивающие взгляды, внимание парней же в госте привлекло дорогое
снаряжение. От этого увлекательного занятия всех отвлек прозвеневший
колокол, предупреждающий о начале занятий.

Наруто же, оглядев почти мгновенно опустевший двор академии, лишь


удовлетворенно хмыкнул, и направился в здание, где кто-то из свободных
170/196
преподавателей должен был проводить его в класс. Среди студентов опытным
взгляд юноша смог сразу найти несколько интересных детей, среди которых
были и его друзья из прошлого мира и новые личности, к которым явно стоило
приглядеться. Встречающим оказался еще один старый знакомый, о котором
блондин со своими заботами совсем забыл.

— Доброе утро, Узумаки-сан, — подчеркнуто вежливо обратился к Наруто


Ирука.

— Доброе, Умино-сан. И давайте на «ты» и просто Наруто, если вы не


против, — предложил джинчурики.

— Конечно, Наруто. Идем, я покажу твой класс, — делая пригласительный


жест, проговорил мужчина.

Дорога до места назначения прошла в молчании: каждый был занят своими


мыслями и заботами. Ирука мечтал быстрее отделаться от нового
преподавателя, насчет которого ему с самого раннего утра пополоскал мозг
директор академии. Сам же новоявленный преподаватель размышлял над
идеей, возникшей у него после ознакомления с личными делами учеников.

Показав класс и предупредив о времени начала первого занятия по


фуиндзюцу, Умино оставил юношу одного. Оглядев небольшой класс, стены
которого были схемами с самими простыми и общеизвестными печатями
блондин про себя поставил плюс предыдущему преподавателю, который видимо
всё же не зря ел свой хлеб. Полтора часа ожидания Наруто провел в изучении
журнала и книги заметок предшественника.

После первого звонка все студенты быстро заняли свои места и с интересом
рассматривали нового преподавателя, двое членов клана Нара дремали на
задних партах.

— Добрый день собравшимся. Думаю, все уже в курсе, что с сегодняшнего


дня у вас будет новый преподаватель фуиндзюцу. Меня зовут Наруто Узумаки,
действующий глава клана Узумаки, джонин Конохи, являюсь санином и
мастером фуиндзюцу, а с этого момента и ваш учитель этого искусства на
ближайшие девять месяцев, — выдал долгую тираду блондин, при этом чуть
давя на детей своим КИ. — У кого-нибудь есть вопросы по существу предмета?
Нет? Ну что ж, тогда вопросы буду задавать я. В чем главная роль мастеров
фуиндзюцу в бою?

— Поддержка основных ударных сил, — поднявшись, ответил один


студентов.

— Не верно. Есть еще мнения? — поинтересовался Наруто. — И даже вы


согласны с мнением товарища, Такеши Тен-тен?

— Ну, в истории Конохи, времен Третей Войны Шиноби, есть упоминание, что
мастера фуиндзюцу самые опасные и живучие шиноби, способные в одиночку
остановить продвижение вражеских сил численностью вплоть до батальона
среднего уровня чунинов. Еще их часто называли ходячими крепостями из-за их
способности в считанные минуты превратить место стоянки или засады в
хорошо охраняемую зону, — подскочив со своего места, быстро протараторила
брюнетка.
171/196
— Вот это уже ближе к истине. Садитесь, — согласно кивнул Узумаки.
— Запомните раз и навсегда мастер фуиндзюцу из клана Узумаки — это ваш
шанс выжить, если вы попали в серьезную переделку, пара-тройка минут и даже
в голом поле он способен выстроить серьезную оборонительную полосу. А
сейчас проведем небольшую письменную работу по тому, что вы изучили за
первые два месяца занятий.

Десяток клонов оперативно раздали всем небольшие листы с заданиями,


многие с недоумением смотрели на лежащие перед ними заготовки печатей.
Лишь четверо из тридцати поняли суть задания, среди них к большому
удовольствию Узумаки оказались двое безклановых шиноби. Тен-Тен, в знаниях и
понимании предмета которой блондин не сомневался, и еще одна девушка —
Джанко Миура. После получаса пыхтения все разобрались — что перед ними — и
справились с простой задачей нахождения ошибок и неточностей в уже готовых
взрыв-тегах или запечатывающих свитках.

— И каковы, думаете, результаты данного теста? — обратился к классу


юноша, складывая листы в ровную пачку.

— Дерьмовые, — донесся возглас одного из Нара с задней парты.

— Совершенно верно. Ваш уровень знаний после двух месяцев ежедневных


занятий просто убог, за исключением четырех человек. Вы на нахождение
ошибок и неточностей в самых простых и доступных печатях потратили более
минуты, а это значит, что вы вряд ли станете себя утруждать подобными
действиями при получении или покупке данных печатей перед миссиями, что в
результате может стоить жизни вам, или вашей команде, — обводя тяжелым
взглядом, класс проговорил джинчурики.

— Но ведь не станут же нам совать бракованные печати, — попытался


возразить кто-то из клановых детей.

— Да? А что если враг провел диверсию и подпортил запасы печатей на


складах или в точках их продажи? Запомните, для шиноби во всем важна
бдительность. Взрыв-теги и запечатывающие свитки такое же оружие как кунаи
и сюрикены, но требующие еще большего ухода и осторожности в
использовании. Всего одно небольшое исправление в печати взрыв-тега и он
будет взрываться у вас в руках при приведении его в боевую готовность.
Результат, думаю, сами представляете, — покачал головой Наруто.
— Ближайший месяц можете забыть о практике в фуин, будем с вами разучивать
все возможные ошибки во взрыв тегах и свиткам печати.

После почти час Узумаки рассказывал о самых распространенных ошибках


при создании двух этих печатей и их последствий при использовании. Класс
внимательно слушал уверенный рассказ блондина, стараясь не упустить ничего
важного.

— Такеши, Миура, останьтесь, — попросил по завершению занятия


джинчурики.

— Вы что-то хотели? — подала голос Джанко, как только в классе остались


только они двое.

172/196
— Да, я хотел поговорить с вами насчет ваших успехов в фуиндзюцу. Думаю,
даже для вас не секрет, что через пару лет скрытые деревни развяжут
очередную войну, — начал издалека Наруто.

— Учитель, а можно ближе к делу? — попросила Тен-тен, которой заход из


далека явно был не по нраву.

— Ближе, так ближе. Я предлагаю вам ученичество у меня, с условием, что


если вы добьетесь хотя бы звания ученика в фуиндзюцу по меркам клана
Узумаки, то будете приняты в клан на правах младших членов, — изложил своё
предложение юный глава клана.

Ответом ему была тишина, девушки переглянувшись, погрузились в


раздумья, предложение ученичества от главы старого, пусть и малочисленного
клана, да ещё столь редкому и востребованному искусству было очень
заманчивым, но вступление на правах младшего члена было сравнимо с
добровольным рабством.

— Мы можем посоветоваться с родителями? — через пару минут спросила


Миура, внутреннее уже принявшая решение и собиравшаяся примирить с ним
собственных родителей.

— Конечно, на принятие решения даю вам выходные, посоветуйтесь,


обдумайте все, и в понедельник я жду ответ, — отозвался Наруто, уже знавший
ответ на своё предложение, всё же чтение эмоций было серьезным подспорьем.

— До завтра, Наруто-сенсей, — хором попрощались девушки, быстро покинув


класс.

Оставив вместо себя клона, блондин хирашином переместился в резиденцию


Хокагэ, где его уже ожидали на собрании по поводу розыска создателей химер.
В небольшом зале собралось около сорока человек среди которых было много
ветеранов АНБУ и действующих оперативников, плюс главы кланов Нара,
Яманако и Учиха, Хокагэ и глава разведки.

— Теперь все в сборе. Вепрь, начинай, — заговорил Минато, как только


юноша занял последнее свободное место.

— Для начала я немного расскажу о том, что такое химера. Химера по своей
сути марионетка, неживое существо с мышлением человека, её тело создано из
чистой энергии, материализованной посредством крайне сложной и затратной
техники, это позволяет легко вживлять в заготовку геномы самых разных кланов
без их отторжения и противоречия друг другу, единственный плюс для нас, это
то что для каждой химеры нужен живой представитель клана с нужным
геномом. Уничтожить такие тела можно лишь посредством запретных
стихийных техник, техник печати, или Аматерасу и его аналогов, уничтожающих
всё, в том числе и чистую энергию. Созданием этих существ занималась
небольшое селение на севере страны Огня, о том как они научились этому нам
ничего не известно, но во время Первой и Второй войн, химеры доставили много
проблем всем сторонам конфликтов. После Второй войны была проведена
операция по уничтожению данного селения, операция признанна частично
удачной, ибо были уничтожены все мастера-химерологи и все их наработки, но
как выяснилось позже лаборатория и библиотека, и склад заготовок были
надежно спрятаны. После было предпринято восемь попыток отыскать их, но
173/196
успеха добиться не удалось, — ненадолго прервался АНБУ, после чего
продолжил. — Недавняя атака, была совершенна химерой созданной по тем же
принципам, что и предыдущие. С большой долей вероятности можно
утверждать, что готовых химер у нашего противника много, и не исключена
возможность наличия у других химер додзюцу клана Учиха. Более полная
информация в синих папках перед вами. На этом у меня все.

— Муравьед, докладывай, — скомандовал глава АНБУ.

— Нашим людям по следам чакры данной марионетки удалось найти


примерное место, откуда химера начала движение. Вот координаты, дальше мои
люди не рискнули соваться, ибо местность просто фонит природной чакрой и
скрытный поиск в таких условиях становится невозможен, — коротко изложил
боец.

— Значит, всё-таки не всех добили, — недовольно фыркнул один из


ветеранов. — Теперь понятно, почему они за Атсуши охотились.

— И какие будут предложения? — поинтересовался Минато, обращаясь к


ветеранам.

— Предложение всего одно. Найти и уничтожить, но выполнить это будет


сложно, — подал голос Шин.

— Но сделать это нужно в течение года, больше мы тянуть не сможем,


против двух великих скрытых деревень и этих тварей мы не выстоим, — вступил
в разговор Дракон.

— В чем сложность? — поинтересовался Орочимару, прищурившись,


осматривая всех собравшихся.

— Без умения работать с сенчакрой там делать нечего, за три часа


превратишься в камень, с этим и связан провал уничтожения этого селения, —
ответил Минато, уже понимая к чему клонит санин.

— А если я предложу решение этой проблемы? — осведомился Орочимару,


уже почуявший выгоду для своих заброшенных много лет назад экспериментов.

— Только под полным контролем АНБУ и клана Узумаки, — подал голос,


молчавший до этого Наруто.

— Нас не поймут, Даймё не даст зеленого света, — возразил Дракон.

— Мнение Даймэ никого не волнует, это не ему воевать с Облаком и


Камнем, — огрызнулся блондин, которого глава АНБУ начал бесить. — Если он
будет мешаться под ногами — в расход его.

— Значит, я так понимаю у меня есть зеленый свет для начала


экспериментов? — не обращая внимания на грызню и удивленные шепотки,
спросил змеиный санин.

— Да, нам нужны шиноби способные пользоваться сенчакрой без обучения у


призывов, — согласился Минато, вспоминая, сколько времени сам потратил на
данное обучение.
174/196
— Не только, нам нужны эти химеры, так что готовить будем не отряд
ликвидации, а отряд захвата, — добавил от себя Наруто, чем вызвал новую
волну недоумения. — Возражения можете засунуть куда подальше, ибо мнение
Даймэ меня не интересует, а после будущей войны вообще никого интересовать
не будет.

— Это угроза? — поинтересовался Шикаку, молчавший все собрание.

— Да, она самая, кто я и какие у меня возможности — все вы знаете, так что
давайте не будем ссориться, — вставая и покидая зал, обронил Узумаки.

Дальше уже собравшиеся обсуждали проработку будущей операции захвата


создателей химер и всего, что у них есть. Наруто же тем временем переместился
в поместье клана, где вовсю трудились клоны, отстраивавшие особняк главы.
Придирчиво осмотрев получаемый результат, юноша, раздал дополнительные
указания своим копиям и призвал еще десяток в помощь уже имеющимся.
Закончив с этим, юноша пешком отправился во временный дом, где поселилась
его семья.

Внутри было людно, в гостях у семьи Узумаки-Намикадзе были школьные


друзья Каэде, семья Хатаке и несколько подруг Кушины. Среди собравшихся
блондин легко узнал своих старых-новых друзей: Шикамару, Кибу, Шино,
Чоуджи, Ино с Саем. Ли на правах правой руки главы клана занимался
организацией отдыха, Карин в компании Курамы, Каэде, Изуми и еще
нескольких молодых девушек были заняты изучением каких-то каталогов.
Кушина же со старшими вели беседы о чем-то отвлеченном стараясь не особо
мешать собравшейся молодежи. Появление Наруто первой заметила супруга:
приветливо улыбнувшись, она быстро оказалась рядом с ним, одарив поцелуем.

— Как первый рабочий день в качестве преподавателя? — поинтересовался


Киба, с завистью смотря на молодую пару.

— Неплохо, хотя думаю, следует провести аттестацию всех выпускников


академии за последние хотя бы пять лет, иначе лишних потерь в
надвигающейся войне не избежать, — обняв со спины брюнетку и положив
голову на плечо, отозвался юноша.

— Это ещё зачем? — негодующе спросила Яманако, ставшая чунином


несколько недель назад.

— Наверное, по той же причине, что я не доверяю тебе покупку взрыв-тегов


и запечатывающих свитков, — ответил за Узумаки Сай, за что получил тычок от
блондинки.

— Давайте не будем об этом? Лучше поговорим о скорой свадьбе наших


гостеприимных хозяев, — предложил сменить тему Чоуджи, до этого тихо о чем-
то споривший с Ли.

— Кстати да. Молодожены вы уже решили, где будет проходить это событие?
— поддержал его Инудзука.

— Пока еще нет, но склоняемся к идее провести его на территории поместья,


благо к назначенному сроку квартал будет полностью приведен в порядок, —
175/196
вступила в разговор Курама, утягивая мужа за собой в свободное кресло, за
столиком с каталогами.

Через несколькими минут прибыл Минато в сопровождении Шикаку, Иноичи,


Итачи и Шисуи, и Ли пригласил всех за стол обедать. Разговоры о свадьбе
Наруто и Курамы постепенно под действием спиртного перетекли в русло того —
кого же, кроме этих двоих, можно было бы связать узами брака в этот
знаменательный день.

В итоге Иноичи попытался набить морду Саю, когда тот предложил их с Ино
кандидатуры, но успеха не достиг, ибо дочь, сказав своё веское слово на глазах
у охреневшего родителя, демонстративно уселась на колени к парню. Выход из
ситуации нашла Изуми, вспомнившая, что юноша хорошо разбирается в печатях,
а Наруто ищет учеников. Как результат уже к концу вечера Сай был принят в
ученики к главе клана Узумаки, а Старший Яманако лишь обречено согласился
на отношения дочери с ним, если тот добьется звания подмастерья в этом
искусстве.

В остальном же встреча прошла в веселой и непринужденной обстановке,


дав всем небольшую разрядку и заряд позитива.

176/196
Арка вторая. Глава XXII.

Коноха. Четыре месяца с момента нападения химеры.

Очередное утро в академии шиноби для Наруто началось с практического


занятия у одной из трех групп претендентов на звание генина, которые он
сделал из выпускного курса. На небольшой тренировочной поляне на краю
небольшого леса десяток студентов замерли в ожидании указаний учителя.

— Миура, берешь двоих, и готовитесь отбивать атаки вон в той рощице.


Условия победы для вас простые: продержаться десять минут. Атэра*, ты
командуешь оставшимися ребятами и тройкой моих клонов в качестве сил
поддержки, ничего выше ранга «В» они из стихийных техник применять не
будут, — раздавал ЦУ блондин, усевшись на пенек от дерева.

— Наруто-сенсей, можно вопрос? — обратился к джинчурики парень с


рыжими волосами, чей знак на одежде говорил о принадлежности к одному из
младших кланов Конохи.

— Да, Иори, я тебя слушаю, — кивнул в знак согласия юноша.

— Почему в нашей группе вы всегда назначаете командирами Миуру и


Атэру?

— Да, почему? — согласились с ними еще несколько ребят.

— А у самих какие мысли? — поинтересовался Узумаки, но видя что


упомянутая двойка собирается ответить добавил. — Миура, Атэра, молчите,
пусть сами соображают.

На минуту все собравшие погрузились в серьезную задумчивость, после чего


Наруто накрыл поток самых разнообразных догадок: от банального любимчики
до того что этих двоих тренируют АНБУ.

— Амэтарэзу*, а что ты скажешь? — обратил внимание на молчаливую


девушки из младших членов клана Учиха.

— Всё просто Наруто-сенсей, Миура и Атэра ярко выраженные лидеры, в них


имеются все задатки для будущих командиров групп, и нынешние занятия дадут
им начальный опыт в руководстве личным составом. Плюс, уровень знаний и
умений на порядок превосходит нас всех, ну и исключать тот момент, что они
вам больше нравятся, чем остальные, тоже не стоит, — вытянувшись по струнке,
отрапортовала девушка.

— Очень точный ответ, Аматэразу. И ничего иного выдумывать не стоит, а


сейчас продолжим занятие. Или у кого из вас есть ещё вопросы? — осведомился
блондин, обводя студентов взглядом и внутренне ставя плюс этой группе, ибо
уже никто не отвел глаз в сторону. — Да, Михо, мы тебя слушаем.

— Учитель, а можно нам будет как-нибудь взглянуть на бой с участием


мастера фуиндзюцу? — поинтересовалась студентка.

177/196
— Взглянуть говоришь? Отчего же, вполне можно, и думаю, вы даже
сможете принять в нем непосредственное участие, — согласился Наруто,
призывая пятерку клонов, которые моментально покинули поляну. — А теперь за
работу, Миура, минута на подготовку.

Десяток студентов тут же бросился врассыпную, стараясь укрыться за


различными предметами местности. Тройка вновь призванных клонов заняла
позиции на самых высоких деревьях в округе. Дождавшись сигнала о готовности
от своей ученицы Узумаки дал Атэру знак к началу штурма.

После этого по команде от парня тройка клонов накрыла рощу слитным


залпом из огненных шаров, далее двое генинов постарались со стихией земли
проложить до рощи глубокую траншею, но затея не увенчалась успехом. Миура,
распечатав один из запасенных свитков, отточенными движениями выдала
огненные техники, а одна из ее напарниц, распечатав переданный ей свиток с
несколькими тоннами воды, затопила траншею и смыла землекопов.

Следом обороняющихся накрыл залп метательного железа с ослабленными


взрывными тегами, от них девушек прикрыл каменным щитом третий член
группы. Как только щит опал в наступающих был отправлен водный дракон,
выведший двоих студентов из боя. В ответ Атэра, скомбинировав свою
воздушную технику с огненной Учихи, смог вывести из боя напарницу Миуры,
которую из-под самой техники вытащил клон Наруто. Приободрившиеся от такой
удачи, наступающие постарались закрепить успех, но нарвались на несколько
мин свето-шумового действия, что решило исход тренировочного боя. Джанко,
воспользовавшись возникшим преимуществом, быстро вывела пятерых
оставшихся сокурсников простой техникой цепной молнии.

— Молодец, Миура, всё разыграно, как по нотам. У тебя в предках, случаем,


какой-нибудь беглый Нара не числится? — похлопал в ладоши Наруто, по
достоинству оценивший тактическую ловушку, разработанную девочкой.

— Благодарю за похвалу, учитель. Вполне возможно, что был, — вежливо


поклонившись, ответила Джанко, пока клоны блондина приводили всех в
чувство.

— Атэру, скажешь, в чем ошибся? — обратился к парню джинчурики, как


только тот смог его нормально слышать.

— Ослабил контроль за группой, был излишне самоуверен, не проверил


местность на наличие мин и других ловушек, — отозвался собеседник, мотая
головой, видимо пытаясь прогнать звон в ушах.

— Все верно, надеюсь, это будет для тебя уроком, иначе в реальном бою ты
бы провалил миссию, но что ещё хуже — угробил бы всю свою команду, —
кивнул в знак согласия молодой глава клана.

В следующий момент на поляну выскочили остальные студенты курса,


ведомые клонами, через десять секунд появилась Каэде в компании Ли и Изуми
и их команд, а через минуту на поляну прибыли все куноичи, проходящие
обучение под началом Тсунаде, вели их Шизуне и Карин.

— И что ты на этот раз задумал? — поинтересовалась у Наруто Карин,


которой очередной такой вызов был явно не по нраву.
178/196
— Просто практика для всех собравшихся, — усмехнулся джинчурики, на что
красноволосая лишь возвела очи к небу в немом вопросе.

— Изуми, ты командуешь взрослыми: в бой вступаете только после того, как


выбью всех студентов, Карин, на тебе командование силами поддержки в лице
твоих подчиненных, координируй свои действия с Ичиро Нара, который будет
командовать всеми своими товарищами. Ичиро, как только последний из вашей
многочисленной группы будет выведен из строя, отводишь всех вон на ту
возвышенность. За дальнейшим боем наблюдаете оттуда, Шизуне-сан,
присмотрите за ними? — попросил блондин, скидывая свой плащ, и призывая из
печати разгрузку с множеством кармашков заполненных свитками.

— Присмотрю, куда ж я денусь-то? — фыркнула первая ученица Тсунаде.

— Тогда минута на подготовку и начинаем, — предупредил Узумаки, начиная


собирать сенчакру для боя против сестр и Ли, которые втроем даже для него
были серьезными противниками, если не использовать силу режима биджу или
печать «Звезды».

Не успел джинчурики закончить с собиранием сенчакры, как в него был


запущен первый залп метательного железа от которого ему пришлось
защищаться простой техникой каменной стены, что лишило его обзора и дало
преимущество Ичиро, тут же решившего не мелочиться и использовать козыри
всех собравшихся под его командованием.

Едва каменная стена спала, как с воздуха на него посыпался град


метательных игл, от них пришлось блондину защищаться воздушным крылом,
разметавшим все железки по сторонам, за что Узумаки тут же поплатился.
Дюжина отравленных игл угодила прямо ему в спину, видимо кто-то догадался
запечатать их в первой волне, а под градом кунаев и сюрикенов со взрыв-тегами
малая печать запечатывания промелькнула незамеченной.

Избавившись от лишнего железа выбросом чакры из всего тела, Наруто был


вынужден тут же показать мастер-класс по своей специальности: с пяти
направлений в него были запущенных скомбинированные стихийные техники. За
доли секунды юноша подбросил в воздух пятерку запечатывающих свитков,
навстречу техникам студентов, дабы успеть вовремя, справиться со всеми
пятью, джинчурики вынужден был прибегнуть к запечатыванию кровью. Из
разрезанной ладони под действием чакры на все свитки легли специфические
кровавые знаки, от которых бумага тут же почернела, но легко справилась со
своей задачей.

Воспользовавшись заминкой, блондин заменился на клона, после чего


накрыл место, где должен был находиться Ичиро сильной техникой ветра,
отталкивающего типа, но потерпел неудачу, наткнувшись на сильный защитный
купол, созданный явно объединенными усилиями Карин и Тен-Тен с Миурой,
секунда промедления и в него полетел очередной залп метательного железа, от
которого пришлось уходить очередной заменой на клона. При этом призывать
себе дюжину новых в помощь, отправляя их на поиски и нейтрализацию
студентов. Тридцать две секунды понадобилось им, чтобы всё противники,
включая Ичиро и Карин, оказались под действием печати паралича.

— Надеюсь, теперь вы понимаете, что такое бой со старшим учеником


179/196
мастера фуиндзюцу, — обратился к освобожденным студентам Наруто, — Сейчас
же вы увидите, что такое бой мастеров разных специализаций. Представлю моих
соперников в этом тренировочном бою: Ли Узумаки — мастер Тайдзюцу, Изуми
Учиха — Мастер техник Огня, старший ученик мастера Шарингана; Каэде
Намикадзе — мастер техник Молнии, ученица мастера сендзюцу, старшая
ученица мастера фуиндзюцу; Шикамару Нару мастер техник Теней, Абураме
Шино мастер техник управления насекомыми, Инудзука Киба, подмастерье
техник Зверя, Ино Яманако подмастерье техник Разума; Сай Узумаки,
подмастерье мастера фуиндзюцу, мастер техник Живого Рисунка.

— Шесть мастеров и два подмастерья?! — удивленно выдохнул кто-то из


учеников. — Да, учитель должен быть как минимум кагэ, что бы выстоять против
такой группы!

— Тише, Кио! Сейчас всё сами увидим, — шикнул на кричавшего Ичиро, явно
предвкушавший интересное зрелище.

Тем временем Наруто был вынужден использовать все свои способности


кроме звезды, чтобы успевать за действиями восьми сильных противников, что
делать без поддержки Курамы было крайне проблематично. От неразличимых
по скорости ударов Ли помогли уйти обостренные под действием сенчакры и
чакры биджу рефлексы, плазменную бурю, созданную сестрами пришлось
запечатывать прямо на ходу в призванный из печати слиток из
чакропроводящего металла. Что стоило блондину нескольких долей секунды,
которых хватило Ли и Ино, чтобы одновременно достать его. Ворвавшаяся и
моментально отступившая из сознания джинчурики Яманако выиграла для Рока
еще мгновений. Сокрушительные попадания сброшенных бровастым прямо в
полете утяжелителей сбили Узумаки с ног.

Моментально в игру включились Шино и Шикамару, первый обездвижил


упавшего на спину блондина, второй своими жуками успел откачать приличный
объем сенчакры и чакры биджу. Удар Гатсуги в исполнении Кибы и Акамару
пришелся точно в цель, которая от такого развеялась облаком дыма.

Три секунды и Ли оказывается отрезан от остальных сильным запирающим


барьером, а Наруто уже навязывает ближний бой Кибе, пока его клоны
усиленные режимом сенбиджу, и техниками печати, наседали на остальных.

Тринадцать секунд понадобилось тройке клонов, чтобы скрутить и спеленать


Ино, а блондину вывести из игры Акамару, наложив сильную печать подавления
чакры и паралича. Шино с предназначавшейся ему партией клонов разобрался
за десяток секунд своими эволюционировавшими за три месяца тренировок с
Наруто жуками. Решив выручить Нару и Сая, Абураме пропустил момент, когда
за его спиной воткнулся кунай с меткой Хирашина, а следом и сам Наруто
вырубивший жуковода ударом в болевую точку на шее.

Сая и Шикамару из боя джинчурики вывел техникой воздушного пресса, но


за это время Ли успел просто разломать барьер, и добраться до соперника,
попутно избавив от проблем с клонами Каэде и Изуми. Слаженные действия
тройки заставляли Узумаки действовать крайне осторожно, но очень жестко и
через десять секунд скоротечного боя поляна превратилась в раскаленное поле,
из кратеров и рытвин.

Рока, блондин смог только после того как навесил на него три десятка
180/196
печатей паралича, с которыми Ли справлялся своей исключительной физической
силой и пятью открытыми вратами предела. С Изуми помог справиться
иммунитет к гендзюцу и новые клоны, разделившие её с Каэде. Сестра же
поддерживаемая своим биджу продержалась дольше всех, лишь преимущество
в виде Полета Бога Грома помогло Наруто быстро завершить бой с сестрой.

Дети с раскрытыми ртами смотрели на результат тренировочного боя семи


мастеров и двух подмастерьев, которые затянулся едва ли на минуту, и
большинство просто не увидело ничего кроме сильнейших техник. Лишь пара
Учих, Таками, и Ичиро смогли увидеть более полную картину схватки,
единственной кто видел всё была Амэтарэзу, но девочка предпочитала молчать
о своих достижениях в использовании Шарингана, это могло сильно изменить её
судьбу.

— Надеюсь вы довольны демонстрацией возможностей вашего учителя?


— донесся до пребывающих в шоковом состоянии учеников голос.

— Хокагэ-сама! — среагировала первой Карин, вежливым поклоном


поприветствовав главу селения.

— Что-то случилось? — поинтересовался появившийся рядом Наруто.

— Нет, просто хотел предупредить тебя насчет сегодняшнего совещания


рабочей группы по-нашему вопросу, — отозвался Минато, хотя одно его личное
появление на полигоне говорило о крайне срочных и неприятных новостях.

— Благодарю, отец, я о нем совсем забыл, — проговорил Узумаки, заменяя


себя на клона, и перемещаясь в резиденцию клана.

Новый дом главы клана Узумаки представлял собой неприступную крепость,


каждый сантиметр которой был напичкан самыми разными техниками, многие
из которых Наруто подсмотрел в банке Конохи, после возобновления контракта
на обслуживание печатей хранилища. В доме уже собрались все самые
значимые фигуры селения, главы кланов, главы ведомств, хокагэ, Орочимару и
Тсунаде.

— Что случилось? — сразу же перешел к делу, джинчурики, понимая, что


промедление может иметь серьезные последствия.

— К нам прибыл один интересный человек, он утверждает, что его прислало


командование сил с другого материка. Правда это или нет, проверить не
удалось, мозг этого парня защищен от проникновения техниками клана
Яманако, а под препаратами он говорит тоже самое, — ответил глава разведки.

— Где он сейчас? — поинтересовался Наруто. — И чего он хочет, не так же


просто он попался вашим людям с такой защитой разума?

— В подземельях АНБУ. Он хочет встретиться с тобой, говорит, лишь тебе


может передать послание от его командования, — отозвался Дракон, явно
озадаченный этим происшествием.

— Что у нас с информацией о силах этих ребят из-за океана? — спросил


Минато, обращаясь видимо к Джирайе.

181/196
— У них сильный флот, вооруженный странным, но очень мощным оружием,
армия численностью в три сотни тысяч штыков, это только на побережье вглубь
материка пробраться через систему кордонов, просто не удавалось никому из
наших людей, — выложил жабий санин имеющуюся информацию.

— Триста тысяч бойцов и сильный флот, с неизвестным, но сильным


оружием? Мало нам проблем с надвигающейся войной с остальными деревнями,
и этими химерологами, так еще и гости из-за океана начинают копошиться. Ох,
чую, плохо всё это кончится, — недовольно проговорила Тсуме Инудзука.

— Да, война с ними нам сейчас, да и в перспективе на ближайшие лет сорок


точно не нужна. Так что может, стоит хотя бы послушать чего они от нас хотят?
— предложил Шикаку Наре, который явно уже прикинул кучу возможных
вариантов развития событий.

— Согласны, — поддержали его главы кланов Яманако, Акимиджи и


Инудзука.

— Переговорить с ним мы успеем. Сейчас меня волнует вопрос с подготовкой


отряда к вторжению в логово химерологов, — перешел к более насущному
вопросу Наруто, который уже представлял примерную суть разговора с
посыльным.

— Разработка печати контроля сенчакры движется крайне медленно, мне не


хватает материалов, — проговорил Орочимару, что-то выискивая в своих
бумагах.

— Каких именно? — поинтересовался Минато, понявший, на что намекает


санин.

— Человеческих, образцы гибнут слишком быстро, да и информация по


фуиндзюцу в этой области мне бы не помешала. К тому же в стране Полей, есть
клан, у которого есть геном, который позволяет им на инстинктах поглощать и
управлять сенчакрой в организме, — перечислил ученый.

— У страны Огня три десятка различных тюрьм, материал можно брать


оттуда, но только тех, кто приговорен к пожизненному сроку. В вопросе
фуиндзюцу в этом направлении вам может помочь Кушина, а поиском клана
который вы упомянули займется моя группа, — проговорил Наруто, откидываясь
на спинку кресла.

— Даймэ будет против использования заключенных в наших опытах, —


напомнил глава АНБУ.

— Плевать, когда химеры начнут уничтожать нашу страну, он первым свалит


из неё, так что может быть сколько угодно против, но мы сделаем то, что
нужно, — отрезал Минато, который понимал всю степень нависшей над ними
угрозы.

— Дракон, а теперь веди нас к нашему гостю побеседуем с ним, —


поднимаясь со своего места, попросил Узумаки, остальные же лишь согласно
кивнули.

Через минуту комната была пуста, лишь Наруто, пославший вместо себя
182/196
клона, переместился к Кураме, что в компании Кушины заседала в библиотеке в
подвале. Он еще не знал, какие последствия будет у разговора с посыльным, но
чувствовал, что быстро с этим разобраться у него не выйдет.

Атэра* — Новый.
Амэтарэзу* — Яркая по небесам.
Михо* — Красивый залив.

Система рангов мастерства владения техник:


1. Младший ученик.
2. Ученик.
3. Старший ученик.
4. Подмастерье.
5. Мастер.

Примечание к части

Атэра* - Новый.
Амэтарэзу* - Яркая по небесам.
Михо* - Красивый залив.

Система рангов мастерства владения техник:


1.Младший ученик.
2.Ученик.
3.Старший ученик.
4.Подмастерье.
5.Мастер.

183/196
Арка вторая. Глава XXIII.

Территория страны огня. Год с момента нападения химер.

Небольшая лесная поляна, окруженная стеной вековых деревьев, в тени


которых расположилась группа шиноби. Каждый был занят своим делом, кто-то
просто спал после многокилометрового марш-броска с территории соседнего
государства, кто-то готовил ужин, кто-то проверял снаряжение.

— Не нравится мне всё это, — проговорил Сай, внимательно всматриваясь в


небо, явно что-то выискивая.

— Успокойся, не думаю, что в Конохе за время нашего отсутствия могло,


случиться что-то серьезное, скорее, диверсионные группы противника
перехватили птиц, — попытался вразумить товарища Шикамару.

— Возможно, но я в этом сильно сомневаюсь, иначе Наруто не стал бы гнать


нас такими темпами назад в Лист, — вступил в разговор Шино. — Да и за всё
время нашей операции мы ни разу даже близко с силами противника не
сходились.

— Тогда, почему он просто не перенесет нас с помощью пространственных


техник? — поинтересовалась Казу, закончившая готовку и разносившая еду.

— Из-за его ранения, хоть он и очень быстро регенерирует ранения


полученные обычной чакрой и оружием, но вот с природной чакрой у него это
выходит слабо, особенно с такой отравляющей, — проговорила Каэде, смотря в
сторону сидящего под деревом в позе для медитации Наруто. — Лучше бы для
всех нас, что бы он поскорее полностью оправился или проблем мы вряд ли
сможем избежать.

— Предвидятся проблемы? — осведомился Нара, приподняв бровь.

— Да, впереди, в десяти километрах чувствуется серьезное скопление живых


существ, и вряд ли это наши, — ответила Намикадзе, заставляя всех напрячься.

— Думаешь, он почувствовал? — кивая в сторону блондина, спросил Сай.

— Я в этом более чем уверена, иначе мы бы здесь сейчас не отдыхали. Так


что проверьте свои запасы и готовьтесь к серьезной стычке, противников
минимум один к десяти не в нашу пользу, — предупредила всех Намикадзе.

— Тогда вышлю я своих насекомых подготовить почву для удара, — уходя от


костра и садясь в позу для медитации, проговорил Абураме.

— Откуда на территории страны Огня такие крупные соединения


неизвестных шиноби? — задала вопрос Ино.

— Не знаю, но похоже за время нашего отсутствия ситуация сильно


изменилась. Вполне вероятно, что началась новая мировая война, это, скорее
всего, и было причиной нашего быстрого и успешного выполнения задачи, —
сделал вывод Шикамару, которого такой расклад событий явно не радовал.

184/196
— Но наши аналитики давали еще как минимум полгода до начала войны, —
заметила Ино, бывшая в курсе многих вещей в военной среде Конохи из-за
своего места заместителя главы контрразведки.

— Вероятно, кто-то или что-то спровоцировали её рань… — начал было Нара,


но его прервал громкой и протяжный гул, вскоре послышался грохот взрыва, а
земля мелко задрожала.

— Что за? — тут же повыскакивали на ноги все кроме Наруто и Шино.

— Нас засекли, — вставая со своего места, проговорил Узумаки. — Всем


приготовиться, они приближаются.

Через минуту на деревьях вокруг поляны попыталось выскочить несколько


десятков противников, но слаженный залп метательного железа разогнанного
техникой ветра остудил пыл нападающих, упокоив нескольких самых быстрых.

— Воздушный взрыв, — мощные ветряные порывы быстро уничтожили все


деревья в радиусе трех десятков метров, лишая противника дополнительного
пространства для маневра.

— Теневое удушение, — прошептал Шикамару, применяя одну из самых


известных клановых техник, к тройке противников попытавшихся достать их с
воздуха.

— Грозовой удар, — накрыла поляну сильная техника молнии, её создатель


даже не успел понять, что случилось, как обратился в пепел.

Дальше группе Наруто пришлось уйти в глухую оборону, из-за огромного


численного перевеса противника и его силы, большинство нападавших были на
уровне сильного джонина Конохи. Несколько минут боя и трое из дюжины
бойцов Узумаки оказались убиты, еще четверо получили серьезные раны, из-за
чего джинчурики пришлось применить один из сильнейших защитных барьеров.

— Каэде, Сай, готовьте технику пространственного переноса! — рявкнул


Наруто, вкладывая огромное количество чакры в свою технику.

— Но… — попыталась было возразить девушка, но увидев состояние брата,


решила не перечить.

— Быстрее! К ним приближается подкрепление! — подстегнул их Узумаки,


выпуская разом, пять хвостов, заставляя землю под ним проседать и чернеть.

За минуту, что понадобилась Саю и Каэде на создание печати


пространственного переноса, блондин выпустил еще три хвоста, отчего плохо
стало тем кто находился под его барьером, остатки чакры девятихвостого, что
были в его печати по-прежнему остались ядовитыми для всех кроме тех в ком
текла кровь Узумаки.

Как только все кроме самого Наруто исчезли в воронке техники, на барьер
обрушился удар, от которого юноша присел на колени из носа брызнула кровь.
Подняв глаза он смог рассмотреть того кто смог заставить припасть его на
колено. Перед ним стоял объятый доспехом из молнии Райкагэ и его брат
джинчурики восьмихвостого.
185/196
— Какие к нам пожаловали гости, — оскалился блондин, выпуская девятый
хвост и начиная меняться внешне.

— Брат, этот парень опасен, — настороженно проговорил Киллер Би,


призывая сразу восемь хвостов и готовясь к бою.

— Огненный Шторм! Воздушный Вихрь! — обрушая барьер и выпуская в


собравшихся шиноби Облака две взаимно усиливающиеся техники «S» ранга.

Пламенный ад мгновенно поглотил всё в радиусе полусотни метров, в


беснующемся пламени за мгновения обратились в пыль те, кто не сумел выйти
из зоны поражения или защититься комбинированными стихийными щитами.
Вот только для Наруто полностью высвободившего силу биджу, одновременно с
использованием режима отшельника и активированной печатью
тринадцатиконечной звезды, эти самые щиты не представляли ни какой
преграды на запредельной скорости прямо внутри все больше распаляющейся
техники, он пробивал их насквозь позволяя бушующей стихие поглотить её
добычу.

Через несколько десятков секунд техника ярко вспыхнув, развеялась,


позволяя тем кто выжил лицезреть выжженную окружность, покрытую слоем
пепла. Ни тех, кто остался внутри, ни её создателя не было видно.

— Сзади! — рявкнул Райкагэ, заставляя броситься в рассыпную всех


выживших, а сам на свой доспех из молний принял удар, вогнавший его по пояс
в землю.

— Какая отменная реакция, хотя меньше от вас и не стоило ждать, вот


только это конец для всех вас, — отбрасывая от себя успевшего выбраться главу
Облака.

— Ты надеешься выстоять один против десятка шиноби уровня кагэ?


— усмехнулся Эй.

— Мне нет в этом нужды, — отозвался Наруто, призывая из печати бледно-


голубую сферу. Легким движением руки он подбросил её над собой, где она
зависла между его девяти хвостов удерживаемая чакрой, и с каждой секундой
начиная вращаться всё с большей и большей скоростью. Попытки Би остановить
Узумаки не увенчалась успехом, джинчурики со всего маху врезался в барьер.

Сфера тем временим стала втягивать в себя чакру живых и души погибших
шиноби Облака, с каждым новым оборотом живые чувствовали как
стремительно таяли их силы, даже доспех Райкагэ испарился почти мгновенно, а
его подопечные за исключением восьмихвостого превратились в высушенных
мумий. Меньше десяти секунд понадобилось сфере, чтобы от собравшихся не
осталось даже праха.

— Вот что бывает, когда не понимаешь с чем имеешь дело, — обронил


Наруто, любуясь ярко светящейся сферой в его руке. — Это предпоследняя.

Несколько минут он внимательно всматривался в неё, а после убрал её в


нательную печать, затем стал постепенно развеивать хвосты, а следом за ними
деактивировал печать звезды. После чего исчез с поляны с помощью Хирашина.
186/196
Коноха встретила молодого главу клана шумом яростной схватки, запахом
гари и звоном стали. Первым делом юноша волной сенчакры проверил состояние
защиты селения. К его разочарованию внешний и внутренние контуры были
уничтожены просто с мясом, по всей округе была разлита чакра трех биджу.
Гражданское население было вырезано практически под ноль, из живых
остались одни чунины и выше. Лишь в его клановом квартале было несколько
десятков генинов, если судить по уровню их чакры, туда же отходили и
остальные силы селения.

Немедля больше ни секунды, Наруто переместился туда прямо в самую гущу


боя, призывая две сотни клонов, усиленных сенчакрой и чакрой девятихвостого,
и отдав им приказ помочь отступить выжившим шиноби Конохи к кварталу
Узумаки. Сам же он Хирашином переместился в ритуальный зал клана, начиная
накачивать чакрой накопители, дабы выиграть как можно больше времени.
Закончив ещё тройку простых клонов с приказом отыскать Кураму и остальных
членов клана.

Через пару минут один из клонов развеялся, принеся знания, что всё они
находятся в подземном храме клана. Дабы восстановить побольше чакры,
блондин отправился туда на своих двоих, при этом призвав из печати
чакровосстанавливающие пилюли.

Собравшиеся в храме тут же устремили свой взор на вошедшего в


сопровождении нескольких шиноби Наруто; мало кто из них на ногах, ирьёнины
старались подлатать самых тяжелораненных. Вскоре в храм стали прибывать и
оставшиеся защитники селения, которым помогли клоны блондина среди них
было большинство глав кланов, и почти половина личного состава АНБУ.

— Что будем делать? — поинтересовался Шикаку, стараясь не отвлекаться


на боль в изувеченной правой руке.

— Шансов выстоять против армий трех великих деревень, поддерживаемых


тремя биджу и множеством мелких селений, у нас нет, плюс, вскоре на поле боя
объявятся и кагэ, — обрисовал ситуацию глава АНБУ, над лицом которого
колдовала ирьёнин из Сенджу.

— Райкагэ и восьмихвостого на этой вечеринке не будет, — вставил свои


пять копеек Наруто.

— И всё равно, даже так мы не в состоянии выстоять против них. Сейчас нас
не трогают лишь потому, что они стараются пробиться в убежище к
гражданским и на базу АНБУ, хотя там их ждут серьезные сюрпризы, а после они
станут шерстить клановые кварталы и точно наткнуться на этот? Узумаки-сама,
сколько их смогут удерживать барьеры? — поинтересовалась Тсуме, почти не
пострадавшая в стычках.

— Зависит от того, с какой силой на нас насядут. Три бомбы биджу они
удержат, простыми же техниками они будут ковырять барьеры сутки, если не
будем их подпитывать, но это не выход у нас нет запасов продовольствия и
воды на такое количество людей, — ответил за Наруто Минато.

— Как вообще они смогли такими силами подобраться к селению? Что с


защитными контурами? — поинтересовался Узумаки, для которого то, что
187/196
случилось с Конохой казалось абсурдом.

— Пространственные свитки, плюс агентурная сеть внутри селения, кто-то


заложил сильные взрывные устройства на станциях-накопителях, — коротко
бросил глава АНБУ.

— Это всё сейчас не имеет значения, нам нужно решать, как выбираться
отсюда, — вступил в разговор Иноичи.

— Прорваться с боем без значительных потерь у нас не выйдет, — добавил


Чоуза.

— Даже если мы прорвемся, то куда отправимся? В Столицу? В Туман?


— поинтересовалась Тсунаде, только присоединившаяся к собранию. — Да еще с
таким количеством раненных.

— А что скажешь ты, Минато? — прервал дальнейшие выкрики Шикаку.

— Мы можем отправиться в Скрытый Водоворот, — задумчиво ответил


Хокагэ, вопросительно взглянув на Наруто.

— Водоворот? — удивленно воскликнуло несколько человек.

— Именно, — тихо проговорил блондин. — Селение за последние годы было


полностью отстроено в соответствии с планами, имевшимися в архиве моего
клана. Сейчас оно является практически неприступной крепостью, к тому же там
размещена десятая часть наших сил.

— Но как прорваться через количество сил противника? Даже при наличии


чистильщика и двух джинчурики, способных пользоваться силой
девятихвостого, мы вряд ли сможем уйти отсюда без потерь, — просчитывая
варианты отозвался глава клана Нара.

— Мы используем пространственный перенос, — уведомил всех Минато.

— Но перенос такого количество людей потребует просто прорву чакры! Или


мы оставим часть людей здесь? — громко воскликнула Тсунаде.

— Вы забыли, где мы находимся, Сенджу-сама, это сердце квартала клана


Узумаки, тех, кто создал эти самые техники, неужели Вы думаете, что мы не
позаботились о возможностях в необходимости отступать большими силами?
— усмехнулась Кушина, войдя в зал.

— Всё уже готово? — поинтересовался Наруто, клоны которого вместе с


Каэде и Кушиной занимались активацией и калибровкой стационарной техники
пространственного перехода, как только она появилась в храме.

— Да, Курама связалась с Водоворотом, там нас будут встречать Орочимару


и Джирайя, Карин и другие ирьёнины подготавливают раненых к переходу, —
ответила Намикадзе, вставая за спиной мужа.

— В таком случае всем стоит готовить своих людей к переходу, времени у


вас полчаса. Где сейчас Курама? — вставая со своего места не обращая
внимания на возмущенные и недовольные возгласы, спросил блондин.
188/196
— Она помогает Каэде, — проговорила Кушина.

Кивнув матери и отцу юноша быстро покинул зал оставив на родителей


решение проблем с недовольством собравшихся. Курама и Каэде нашлись рядом
с уже открывшимся порталом ведущим в селение Скрытого Водоворота около
него собрались раненные, медперсонал и ученики академии шиноби вместе с
учителями.

— Здравствуй, дорогая, — обнимая девушку со спины и целуя в шею,


прошептал Узумаки.

— Рада, что с тобой все в порядке, — чуть улыбнувшись ответила кицунэ,


крепко сжимая его ладонь.

— Где Рюу? — поинтересовался Наруто, не обращая внимания на взгляды,


бросаемые на них собравшимися, сейчас это все не имело значения.

— Не волнуйся он с Изуми и Итачи, — проговорила брюнетка, поворачиваясь


к нему лицом.

— Каэде, справишься тут одна, мне нужно поговорить с Курамой наедине?

— Конечно, Ли и Карин мне помогут, — дала добро блондинка, не отрываясь


от контроля за процессом окончательной стабилизации процесса.

Взяв жену под локоть Наруто сохраняя молчание, отправился с ней к выходу
на поверхность, на ее вопросительный взгляд лишь чуть улыбнулся, давая
понять, что лучше поговорить на поверхности.

— К чему такая секретность? — усаживаясь на колени к своему супругу


спросила Курама, которую съедало любопытство.

— Остался последний, — тихо проговорил джинчурики, чуть покачиваясь из


стороны в сторону.

— И ты думаешь, что сейчас удачный шанс его получить, — констатировала


факт кицунэ, выпуская хвосты и ушки.

— Да, главное убедить убраться отсюда всех остальных, — тяжело вздохнул


юноша.

— Это будет сложно, — согласилась девятихвостая.

— Может моя помощь придется кстати? — донесся до парочки знакомый


голос.

— Орочимару, что ты тут делаешь, ты же должен быть в Водовороте, —


прорычал Наруто, которого неожиданное появление змеиного санина вывело из
себя.

— Я всего лишь клон, мой создатель предлагает сослаться на использование


запрещенных техник массового уничтожения дабы спровадить всех отсюда, —