Вы находитесь на странице: 1из 10

В. И.

Любашенко* 1

О КОНЦЕПЦИИ «ОБЯЗАННОСТИ ЗАЩИЩАТЬ»


В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

Рассматривается вопрос о характере концепции «обязанности защи-


щать» в международном праве. Приводятся мнения ученых и позиции
государств-членов ООН. Определяется, что концепция «обязанности
защищать» в том виде, в каком она была сформулирована в Докладе
Международной комиссии по интервенции и государственному суве-
ренитету 2001 г., не имеет обязательного характера ни на глобальном,
ни на региональном уровне. Автор доказывает, что закрепление кон-
цепции в Итоговом документе Всемирного саммита 2005 г. не сдела-
ло ее нормой международного права, а превратило в форму обяза-
тельства и механизм ответственности государства, обеспечивающий
соблюдение имеющихся императивных норм. Также рассматривается
позиция региональных организаций по данному вопросу. Делается
вывод о необязательном характере концепции «обязанности защи-
щать» на глобальном международном уровне, т. е. о существовании
концепции в виде нормы «мягкого» международного права.
Ключевые слова: концепция «обязанности защищать», гуманитарная
интервенция, военная акция, концепции в международном праве

Концепция «обязанности защищать», или «ответственности по защите» (от англ.


responsibility to protect), сейчас активно обсуждается учеными. Тем не менее во-
прос о характере концепции в международном праве до сих пор неясен.
В 2000 г. канадским правительством под эгидой ООН был учрежден специ-
альный международный институт – Международная комиссия по интервенции и
государственному суверенитету (далее – Международная комиссия). В ее состав
вошли Г. Иванс, М. Сахнун, Ж. Котэ-Харпер, Л. Гамильтон, М. Игнатьеф, В. Лу-
кин, К. Нойманн, К. Рамафоса, Ф. Рамос, К. Соммаруга, Э. Штейн и Р. Тахури.
Они попытались проанализировать практику гуманитарной интервенции с уче-
том критических замечаний, многие проблемные вопросы, связанные с ее приме-
нением, и обозначили гуманитарную интервенцию как вид военного вмешатель-
ства в правовом русле. В декабре 2001 г. Международная комиссия представила
на рассмотрение Генеральному секретарю и государствам-членам ООН доклад
«Обязанность защищать»1. 2

Как справедливо отмечает Ю. В. Чайковский, концепция «обязанности защи-


щать» накладывает определенные юридические обязательства, но не на отдель-
ные государства, а на международное сообщество в целом2. Комиссия постано- 3

вила, что «обязанность защищать» является частью международного права, при


этом структуре концепции и ее обоснованию уделила больше внимания, чем во-

1Аспирант Национального университета «Одесская юридическая академия» (Украина, Одесса).


*

2The Responsibility to protect. Report of the International Commission on Intervention and State
1

Sovereignty. Ottawa, 2001.


2
3Чайковський Ю. В. Роль концепції «Responsibility to protect» у формуванні сучасного між-
народного співтовариства // Науковий вісник Міжнародного гуманітарного університету. Сер.:
Юриспруденція. 2013. № 5. С. 312.
39
В. И. Любашенко
просу о ее статусе и месте в международном праве. Единой точки зрения на ста-
тус концепции с тех пор так и не сложилось.
Международная комиссия предложила сформулировать «руководящий прин-
цип обязанности защищать», указав тем самым, что концепция – это форми-
рующаяся норма международного права. При переосмыслении гуманитарной
интервенции Международная комиссия исходила из того, что право на воен-
ное вмешательство закреплено в Уставе ООН, следовательно, является нормой
международного права, которая, однако, требует пересмотра. Более того, доклад
комиссии содержал большое количество рекомендаций, что свидетельствует о не-
определенности концепции «обязанности защищать».
Вопрос о характере концепции «обязанности защищать» в международном пра-
ве поднимали такие исследователи, как Г. Иванс, А. Бэннон, Э. Сахнун, С. Стан,
Е. Штраус, Дж. Альварес, Д. Шеффер, А. Дж. Беллами, С. Шюрек, А. Ю. Клюня,
Б. М. Ашавский, А. Орфорд, Дж. Муравчик, А. Бренч. Их мнения серьезно рас-
ходятся.
Часть ученых утверждает, что «обязанность защищать» – это новая норма
международного права, которая служит основой для узаконивания принудитель-
ного вмешательства во внутренние дела тех государств, которые не желают или
не могут защитить свое население от геноцида или массовых убийств1. Э. Петерс
и Д. Шеффер убеждены, что «обязанность защищать» является формирующей-
ся юридической нормой, а К. Ферлаг видит в концепции сложившуюся норму
обычного международного права2. Интересна мысль Г. Иванса, который настаи-
вает на том, что новая концепция имплементируется в практику различных госу-
дарств и международных организаций, в частности в практику ООН и ее органов.
Известно, что новая норма обычного права возникает тогда, когда практика ее
применения и признания становится всеобщей. Соответственно стоит обратить
внимание на динамику развития концепции. По мнению Иванса, после Всемир-
ного саммита 2005 г. и применения концепции на уровне Генеральной Ассамблеи
ООН уже можно утверждать, что «обязанность защищать» стала новой нормой
обычного международного права – «новым стандартом поведения, новой уста-
новкой для каждого государства»3. Более того, ООН очевидно руководствовалась
этой концепцией, когда отреагировала на события в Ливии в 2011 г., что еще раз
подтверждает выводы ученого.
Другая группа исследователей (их большинство) оспаривают указанную точку
зрения. Они утверждают, что «обязанность защищать» еще не стала юридической
нормой, поскольку не имеет четкой структуры, а также не закреплена в междуна-
родно-правовых актах4. Как справедливо отмечает Э. Штраус, «обязанность защи-
щать» – это скорее рекомендация государствам-членам ООН, а не юридическое
предписание5. При этом, как подчеркивает Х. Е. Альварес, не следует недооцени-
вать опасность того, что «обязанность защищать» станет общеобязательной; ведь
1
Bannon A. L. The Responsibility to protect: The U. N. World Summit and the Question of Unilateralism
// Yale Law Journal. 2006. Vol. 115. № 5. Р. 1160.
2
Cooper R. H., Kohler J. V. Responsibility to Protect: The Global Moral Compact for the 21st Century.
L., 2009. Р. 12.
3
Evans G. Interview: The R2P Balance Sheet After Libya // The Responsibility to protect: challenges
& opportunities in the light of the Libyan intervention. e-International Relations. 2011. Р. 36; URL: http://
www.e-ir.info/2011/09/27/the-responsibility-to-protect-and-the-problem-of-regime-change.
4
Stahn C. Responsibility to protect: Political Rhetoric or Emerging Legal Norm // American Journal of
International Law. 2007. Vol. 101. Issue 1. Р. 101.
5
Strauss E. A bird in the hand is worth two in the bush – on the assumed legal nature of the responsibility
to protect // Global responsibility to protect. 2009. Vol. 1. № 3. Р. 320.
40
О концепции «обязанности защищать» в международном праве
это расширит круг потенциальных оснований для вмешательства во внутренние
дела государств и может вести к переосмыслению их суверенитета1. В целом,
считают сторонники данного подхода, нет оснований полагать, что концепция ут-
вердилась в качестве международно-правового обычая. Поэтому нельзя говорить
и о существовании какой-либо одноименной международно-правовой нормы и
тем более принципа.
На политическом характере «обязанности защищать» настаивают Э. Лак,
Х. Брунна и С. Дж. Туп. По мнению С. Зурека, отдельного внимания заслужива-
ет возможность определения «обязанности защищать» как обязательства между-
народного сообщества по предотвращению наиболее серьезных международных
преступлений2. Не секрет, что главной целью концепции выступает предупрежде-
ние совершения четырех преступлений: геноцида, этнических чисток, преступле-
ний против человечности и военных преступлений, которые прямо запрещены в
международном праве. В связи с этим концепцию можно трактовать как своего
рода механизм ответственности за совершение или подстрекательство к соверше-
нию преступлений. Например, Алекс Дж. Беллами пишет, что поскольку указан-
ные преступления уже запрещены международным правом, государства должны
осуществлять ​​ «обязанность защищать» через ООН, и приходит к выводу, что
«обязанность защищать» является не новым правовым принципом, а скорее по-
литическим намерением эффективно применять уже существующие нормы3.
Некоторые исследователи сомневаются в результативности концепции «обя-
занности защищать». Как справедливо отмечает А. Хехир, нормы, регулирующие
применение силы и деятельность ООН по этому вопросу, не менялись с 1991 г.4
Он подчеркивает, что, к сожалению, многие ученые не предлагают способов со-
вершенствования именно правового механизма использования силы, закреплен-
ного в гл. VII Устава ООН, а лишь формируют новый структурный комплекс уже
существующих норм. Для эффективного регулирования использования гумани-
тарной интервенции необходима реформа (правовая, политическая, институцио-
нальная) как норм, регулирующих деятельность ООН в этой сфере, так и меха-
низма реагирования в рамках ООН, на что направлены предложения по усовер-
шенствованию концепции.
Разработка концепции в рамках ООН проходила в несколько этапов. Кульми-
нацией стало ее закрепление в Итоговом документе Всемирного саммита глав
государств ООН 2005 г. В §§ 138–139 подтверждена обязанность каждого госу-
дарства защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических
чисток и преступлений против человечности. При всей авторитетности пред-
ставленных государств и их глав Итоговый документ носит рекомендательный
характер, включает нормы «мягкого» международного права, которые не имеют
обязательного характера. Хотя документ содержит уже признанные обязательные
нормы (недопустимость геноцида и т. д.), именно механизм ответственности, ко-
торый, по сути, представляет собой концепция «обязанности защищать», носит
рекомендательный характер, хоть и является закономерным следствием примене-
1
Alvarez J. E. The Schizophrenias of R2P // Human Rights, Intervention and the Use of force / ed. by
Ph. Alston, E. Macdonald. N. Y., 2008. Р. 281.
2
Szurek S. Responsibilite de Proteger: Nature de l’Obligation et Responsibilite International // Societe
Francaise pour le Droit International, Collogue de Nanterre. Pedone, 2008. Р. 129.
3
Bellamy A. J. The Responsibility to Protect and the Problem of Regime Change // The Responsibility
to protect: challenges & opportunities in the light of the Libyan intervention. e-International Relations.
2011.
4
Hehir A. NATO’s Humanitarian Intervention in Kosovo: Precedent or Aberration? // Journal of Human
Rights. 2009. № 8/3. P. 262.
41
В. И. Любашенко
ния императивной нормы. Общие формулировки, такие как «дипломатические,
гуманитарные и другие мирные средства в соответствии с главами VI и VIII Уста-
ва ООН», очерчивают круг возможных средств, но не обязывают их применять.
Тем более трудно (почти невозможно) определить, какой механизм должен быть
использован и когда. По сути, §§ 138–139 закрепляют аморфные обязательства
государств предупреждать совершение четырех преступлений (неправомерность
которых подтверждена в обязательных нормах) с помощью спектра механизмов,
предусмотренных в Уставе ООН.
Следующим этапом развития концепции стало ее применение по отношению
к ситуации в Ливии в рамках ООН в 2011 г. В соответствии с Резолюцией Совета
Безопасности ООН № 1973 СБ предоставлялся мандат на военные действия в Ли-
вии для защиты гражданского населения, после чего концепция стала подвергать-
ся критике. Вторжение в Ливию осуждалось ввиду того, что ООН не обеспечи-
ла надлежащий контроль за военными действиями. Многие стали воспринимать
концепцию «обязанности защищать» не как ответ на преступления, а скорее как
инструмент политической борьбы западных стран с неугодным для них прави-
тельством Ливии.
Закрепление положений Итогового документа 2005 г. в Резолюции № 1973 со-
провождалось дискуссией по поводу эффективности таких действий. При приня-
тии резолюции от голосования воздержались Россия и Китай, чем продемонстри-
ровали неготовность рассматривать данную концепцию в качестве правомерного
ответа на международные преступления. Не возражая против существующих
механизмов ООН, Россия и Китай не поддержали применение концепции «обя-
занности защищать» в ситуации с Ливией, выразив сомнение в своевременности
таких мер, их пропорциональности и т. д. В целом можно констатировать отсут-
ствие на уровне ООН единогласной поддержки концепции (по крайней мере в
том виде, в каком она применялась в Ливии).
В 2011–2012 гг. диалог в ООН начался с обсуждения такого важного элемен-
та концепции, как военная акция в случае неэффективности и невозможности
применения других мер. Эта дискуссия проходила на фоне гражданской войны в
Сирии, поэтому государства очень внимательно подошли к обсуждению концеп-
ции. Два проекта резолюций СБ ООН от 4 октября 2011 г. и 4 февраля 2012 г.,
затрагивающих концепцию «обязанности защищать», были заблокированы из-за
вето России и Китая (при воздержании стран БРИКС)1. Таким образом, развитие
концепции в рамках ООН было приостановлено вследствие превышения мандата
СБ ООН в Ливии. И до сих пор в ООН нет единогласия относительно характера
концепции и ее основных элементов.
Остановимся на понимании концепции отдельными странами и ее имплемен-
тации в их правовую практику. Как правильно замечает Б. М. Ашавский, отноше-
ние к концепции каждым государством определяется индивидуально2.
Так, администрация США во время президентства Дж. Буша-младшего лими-
тировала международные обязанности, вытекающие из концепции, как ограничи-
вающие суверенитет3. В последующем администрация Б. Обамы избрала совсем
другой подход. Приверженность президента Обамы концепции «обязанности за-
щищать» нашла отражение в его первой Национальной стратегии безопасности
1
Роль ООН в урегулировании сирийского кризиса. Досье // URL: http://itar-tass.com/info/890843.
2
Ашавский Б. М. Концепции относительно обязанности защищать в контексте международного
права // Евразийский юрид. журн. 2012. № 12.
3
Reinold Th. The United States and the Responsibility to protect: Impediment, Bystander or Norm
Leader? // Global responsibility to protect journal. 2011. Vol. 3. № 1. P. 66.
42
О концепции «обязанности защищать» в международном праве
2010 г., в которой говорится, что США разделяет принципы концепции «обязан-
ности защищать», касающиеся геноцида и массовых зверств. В документе также
подчеркивается намерение США сотрудничать с международным сообществом,
чтобы приложить «стратегические усилия по предупреждению массовых зверств
и геноцида»1.
Можно без опаски говорить, что концепция «обязанности защищать» импле-
ментирована во внешнеполитическую доктрину США, что подтверждается пози-
цией, которую Америка заняла в СБ ООН по отношению к событиям в Ливии и
Сирии. Именно поэтому Дж. Муравчик называет «обязанность защищать» «прин-
ципом внешней политики США»2. Кроме того, «обязанность защищать» импле-
ментирована во внешнюю политику Франции, которая согласно французскому
Белому документу по защите и национальной безопасности 2013 г. «намерена
сделать консолидацию этого принципа приоритетом внешних действий»3.
Тем не менее против концепции выступают некоторые государства, в первую
очередь Россия и Китай. Россия трактует концепцию осторожно: «…Считаем, что
надо избегать необдуманных и поспешных шагов по произвольному применению
данной концепции, к которой весьма чувствительно относятся многие страны»4.
Россия указывает на политическую составляющую концепции: силовое вмеша-
тельство во внутренние дела других стран обусловлено политическими интере-
сами тех или иных государств, блоков и т. д. Этот подход, с одной стороны, по-
зволяет тщательно урегулировать вопросы контроля за действиями военных сил,
а с другой – дает одностороннее видение концепции. Так, в 2008 г. Россия сама
использовала концепцию «обязанности защищать» в качестве основания для во-
енного вмешательства в Грузию (Южную Осетию)5, тем самым однозначно ее
поддержала. Однако в дальнейшем Россия отошла от такой позиции.
Относительно реакции ООН на ливийские события Россия заняла четкую
позицию, заявив, что «впредь не намерена соглашаться на принятие резолюций
СБ ООН, санкционирующих силовое вмешательство в конфликты без тщатель-
ной проработки параметров их осуществления. Прежде всего в том, что касается
определения пределов применения силы, а также тех государств и организаций,
которые запрашивают соответствующую санкцию СБ ООН»6. Министр иностран-
ных дел РФ недвусмысленно высказался о концепции: «Ни слова не говорится о
том, что этот термин («обязанность защищать». – В. Л.) может служить оправ-
данием для внешнего вооруженного вмешательства во внутренние дела другого
государства»7. Сейчас о неприятии Россией военных акций и концепции в целом
свидетельствует ее отношение к гражданской войне в Сирии. С одной стороны,
такую позицию можно назвать осмотрительной и правильной, с другой – она

1
White House. National security strategy. 2010. P. 52 // URL: http://www.whitehouse.gov/sites/default/
files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf.
2
Muravchik J. Protection Racket: «Responsibility to Protect» Becomes a Doctrine // World Affairs.
2011. July – August.
3
French White paper on defense and national security. 2013 // URL: http://www.gouvernement.fr/
gouvernement/livre-blanc-2013-de-la-defense-et-de-la-securite-nationale.
4
О позиции России на 64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН // URL: http://www.mid.ru/bdomp/
ns-dmo.nsf/66d11ad1c1bc0a7bc32576790039c04a/f6bc3befbcefb642c32577a5003cb0dc!OpenDocument.
5
Interview by Minister of Foreign Affaires of the Russian Federation Sergey Lavrov to BBC (Moscow,
August 9, 2008) // URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/F87A3FB7A7F669EBC32574A100262597.
6
Посольство РФ в Норвегии. О российском подходе к концепции «ответственность защищать» //
URL: http://www.norway.mid.ru/ru/press_12_026.html.
7
Российская дипломатия и вызовы XXI века: интервью министра иностранных дел России
С. В. Лаврова журналу «Международная жизнь» (13 сентября 2012 г.) // URL: http://www.mid.ru/
BDOMP/Brp_4.nsf/arh/B372318C7259396F44257A7800478F33?OpenDocument.
43
В. И. Любашенко
исключает одну из составляющих концепции – военную акцию, которая может
ускорить наступление мира и стабильности.
Китай по-своему рассматривает проблему защиты населения и военного вме-
шательства. Китай по большинству мировых вопросов ратует за мирное урегу-
лирование, поэтому в ООН он часто воздерживается или накладывает вето на
резолюции, которые прямо или косвенно разрешают военное вторжение в другие
страны1. Тем не менее в последнее время Китай склоняется к тому, что концеп-
ция «обязанности защищать» – эффективный ответ на четыре международных
преступления. Это подтверждает позиция Лю Женьминя, китайского представи-
теля на Всемирном саммите 2005 г., который, поддерживая концепцию, заявил,
что в Итоговом документе содержится «осторожное определение „обязанности
защищать“»2 и что концепция находится в стадии формирования и требует усо-
вершенствования. Исходя из этого, Китай в апреле 2012 г. выдвинул предложение
по реформированию концепции, обозначив ее термином «ответственная защита»3.
Следовательно, позиция Китая заключается в том, что «обязанность защищать»
пока не является нормой международного права, но может стать ею после усо-
вершенствования. Примечательно, что Китай не рассматривает события в Ливии
как апробацию концепции4.
Противостоят включению концепции в современное право ООН и некоторые
другие страны. В апреле 2005 г. постоянный представитель Египта в ООН заявил,
что «обязанность защищать» конфликтует с принципами, четко определенными в
Уставе ООН, «в частности с теми, которые касаются права на применение силы,
суверенитета, территориального единства и невмешательства в международные
дела государств... Это может позволить сильному судить слабого»5. Министр ино-
странных дел стран Движения неприсоединения отметил «сходство между новым
выражением „обязанность защищать“ и гуманитарной интервенцией» и попро-
сил Координационное бюро Движения неприсоединения оценивать последствия
применения «обязанности защищать» исходя из принципов невмешательства
и запрещения интервенции, а также уважения к территориальной целостности и
национального суверенитета6.
Повторим, концепция «обязанности защищать» не находит единогласной под-
держки на уровне ООН, несмотря на ее фиксацию в ряде международно-право-
вых актов рекомендательного характера, следовательно, концепция не является
глобальной обязательной нормой международного права.
1
Principles of China’s foreign policy // URL: http://afe.easia.columbia.edu/special/china_1950 _forpol_
principles.htm; Nathan A. J., Ross R. S. The Great Wall and the Empty Fortress: China’s Search for Security.
N. Y., 1997.
2
Chinese Diplomat: Implementing «Responsibility to Protect» Must not Contravene State Sovereignty
// URL: http://news.xinhuanet.com/english/2009-07/25/content_11769124.htm.
3
Zongze R. Responsible Protection: Building a Safer World // China International Studies. 2012.
Vol. 34. May – June.
4
Le Yucheng. China’s Relations with the World at a New Starting Point: speech delivered in China
Institute of International Studies CIIS Forum (April 10, 2012) // URL: http://www.fmprc.gov.cn/mfa_chn/
wjb_602314/ zzjg_602420/zcyjs_602426/jbzc_602428/t921682.shtml.
5
Statement by Ambassador Maged Abdelaziz, Informational Thematic Consultations on Cluster III:
Freedom to Live in Dignity / In Larger Freedom: Towards Development, Security and Human Rights for
All: report of the Secretary-General (April 19, 2005) // URL: http://www.regierung.li/-uno-allgemein-uno-
reform.
6
Statement by the Chairman of the Coordinating Bureau of the Non-Aligned Movement, Ambassador
Radzi Rahman, on behalf of the Non-Aligned Movement at the Informal Meeting of the Plenary of
the General Assembly Concerning the Draft Outcome Document (June 21, 2005) // URL: http://www.un.int/
Malaysia/NAM/nam210605.html.
44
О концепции «обязанности защищать» в международном праве
Совершенно иной подход к концепции выбрали ЕС и АС. Европейские стра-
ны стали первопроходцами в деле нормативного закрепления концепции. Перед
Всемирным саммитом, на собрании 16–17 июня 2005 г., Европейский Совет под-
твердил необходимость имплементации концепции в практику СБ. Вследствие
этого государства-члены ЕС почти единодушно отстаивали закрепление концеп-
ции «обязанности защищать» в Итоговом документе саммита. После нескольких
лет дискуссий в ЕС Комиссия, Совет и Парламент в Европейском консенсусе по
гуманитарной помощи, принятом в декабре 2007 г., подтвердили свое намерение
применять концепцию. В декабре 2008 г. вышел доклад Европейского Совета,
посвященный имплементации стратегии безопасности на европейском уровне.
В докладе отмечалось, что «суверенные правительства должны принимать ответ-
ственность за последствия своих действий и разделять ответственность за защиту
населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступле-
ний против человечности»1. Такая формулировка стала своеобразным подтверж-
дением принятия европейскими государствами концепции «обязанности защи-
щать» и ее обычного характера. Тем не менее в ЕС утверждают, что действия
военного характера в рамках концепции должны проводиться лишь с санкции СБ
ООН, что не позволяет отдельным институтам ЕС выдавать мандат на их осу-
ществление.
Общепризнанно, что в Африке военные конфликты, как внутренние, так и
внешние, возникают чаще всего. Именно поэтому во время основания АС вопрос
об их предупреждении стал краеугольным камнем. В ст. 4 Учредительного акта
Африканского Союза установлено право АС вмешиваться в дела государства-чле-
на по решению Ассамблеи в случае серьезных на то причин, а именно военных
преступлений, геноцида и преступлений против человечности, равно как и право
государства-члена обратиться с просьбой о вмешательстве со стороны АС для
установления мира и безопасности. В данном случае можно однозначно говорить
о закреплении «обязанности защищать» как императивной нормы на региональ-
ном уровне, хотя практика ее применения довольно часто критикуется. Как от-
мечает А. Бренч, реализация концепции в Африке, а особенно ее последствия
дают пищу для размышления тем, кто утверждает, что «обязанность защищать»
должна стать центральной нормой в конструкции Африканской архитектуры ми-
ра и безопасности2.
Таким образом, концепция претендует на то, чтобы распространить свое дей-
ствие по всему миру, но ее обязательный характер закрепляется лишь на регио-
нальном уровне. Более того, некоторые ученые называют концепцию «обязанно-
сти защищать» региональным механизмом обеспечения международной стабиль-
ности. Так, А. Ю. Клюня заявляет, что «роль и место африканской региональной
ар­хитектуры поддержания мира и безопасности в дальнейшем развитии концеп-
ции „ответственности по защите“ должна определяться исключительно в преде-
лах полномочий и компетенции региональных и субрегиональных организаций
Африки»3. Поэтому можно утверждать, что концепция «обязанности защищать»

1
Report on implementation of the European Security Strategy: Providing Security in a Changing
World (December 11, 2008) // URL: http://www.consilium.europa.eu/ueDocs/cms_Data/docs/pressdata/EN/
reports/104630.pdf.
2
Branch A. The Responsibility to Protect and Africa’s international relations // Murithi T. Handbook of
Africa’s International Relations. Routledge, 2013. P. 194.
3
Клюня А. Ю. Потенциал африканской региональной архитектуры поддержания мира и безопас-
ности в дальнейшем развитии концепции «ответственность по защите // Евразийский юрид. журн.
2013. № 10.
45
В. И. Любашенко
является обязательной договорной нормой в рамках АС, которая в то же время
требует усовершенствования. В ЕС концепция выступает обязательной нормой,
но лишь при условии тесного сотрудничества с ООН и непосредственного уча-
стия государств-членов ЕС в деятельности ООН. ЕС поддерживает превентивный
механизм концепции и нормативно его закрепляет, но отказывается санкциони-
ровать военное вмешательство. Иными словами, концепция носит в ЕС декла-
ративный характер, обязывающий страны-члены ЕС сотрудничать с ООН для ее
реализации.
Итак, выводы тех ученых, кто называет концепцию обязательной нормой меж-
дународного права (договорной или обычной), поспешны и не соответствуют дей-
ствительности. Концепция носит лишь рекомендательный характер в силу своего
закрепления в Итоговом документе Всемирного саммита 2005 г. Государства не
достигли согласия даже в том, как должна структурироваться концепция и какие
элементы она включает. Для усовершенствования концепции нужны: 1) четкое
определение ее основных элементов и механизмов, нахождение консенсуса по
существующим разногласиям; 2) рассмотрение концепции как единой комплекс-
ной структуры; 3) открытое обсуждение всех вопросов, связанных с концепцией
(как в теории, так и в практике), позволяющих выявить проблемы ее реализации
и точку зрения мирового сообщества. Закрепление обязательного характера кон-
цепции в международном праве позволит сделать ее эффективным инструментом
для предотвращения четырех наиболее серьезных международных преступлений.
Список литературы
Alvarez J. E. The Schizophrenias of R2P // Human Rights, Intervention and the Use of force /
ed. by Ph. Alston, E. Macdonald. N. Y., 2008.
Bannon A. L. The Responsibility to protect: The U. N. World Summit and the Question of
Unilateralism // Yale Law Journal. 2006. Vol. 115. № 5.
Bellamy A. J. The Responsibility to Protect and the Problem of Regime Change // The Re-
sponsibility to protect: challenges & opportunities in the light of the Libyan intervention.
e-International Relations. 2011; URL: http://www.e-ir.info/2011/09/27/the-responsibility-to-
protect-and-the-problem-of-regime-change.
Branch A. The Responsibility to Protect and Africa’s international relations // Murithi T.
Handbook of Africa’s International Relations. Routledge, 2013.
Chinese Diplomat: Implementing «Responsibility to Protect» Must not Contravene State
Sovereignty // URL: http://news.xinhuanet.com/english/2009-07/25/content_11769124.htm.
Cooper R. H., Kohler J. V. Responsibility to Protect: The Global Moral Compact for
the 21st Century. L., 2009.
Evans G. Interview: The R2P Balance Sheet After Libya // The Responsibility to protect:
challenges & opportunities in the light of the Libyan intervention. e-International Relations.
2011; URL: http://www.e-ir.info/2011/09/27/the-responsibility-to-protect-and-the-problem-of-
regime-change.
French White paper on defense and national security. 2013 // URL: http://www.gouvernement.
fr/gouvernement/livre-blanc-2013-de-la-defense-et-de-la-securite-nationale.
Hehir A. NATO’s Humanitarian Intervention in Kosovo: Precedent or Aberration? // Journal
of Human Rights. 2009. № 8/3.
Interview by Minister of Foreign Affaires of the Russian Federation Sergey Lavrov to BBC
(Moscow, August 9, 2008) // URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/F87A3FB7A7F669EBC3257
4A100262597.
Le Yucheng. China’s Relations with the World at a New Starting Point: speech delivered in
China Institute of International Studies CIIS Forum (April 10, 2012) // URL: http://www.fmprc.
gov.cn/mfa_chn/wjb_602314/ zzjg_602420/zcyjs_602426/jbzc_602428/t921682.shtml.
Muravchik J. Protection Racket: «Responsibility to Protect» Becomes a Doctrine // World
Affairs. 2011. July – August.
46
О концепции «обязанности защищать» в международном праве
Nathan A. J., Ross R. S. The Great Wall and the Empty Fortress: China’s Search for Security.
N. Y., 1997.
Principles of China’s foreign policy // URL: http://afe.easia.columbia.edu/special/china_1950
_forpol_principles.htm.
Reinold Th. The United States and the Responsibility to protect: Impediment, Bystander or
Norm Leader? // Global responsibility to protect journal. 2011. Vol. 3. № 1.
Report on implementation of the European Security Strategy: Providing Security in a
Changing World (December 11, 2008) // URL: http://www.consilium.europa.eu/ueDocs/cms_
Data/docs/pressdata/EN/reports/104630.pdf.
Stahn C. Responsibility to protect: Political Rhetoric or Emerging Legal Norm // American
Journal of International Law. 2007. Vol. 101. Issue 1.
Statement by Ambassador Maged Abdelaziz, Informational Thematic Consultations on
Cluster III: Freedom to Live in Dignity / In Larger Freedom: Towards Development, Security
and Human Rights for All: report of the Secretary-General (April 19, 2005) // URL: http://www.
regierung.li/-uno-allgemein-uno-reform.
Statement by the Chairman of the Coordinating Bureau of the Non-Aligned Movement,
Ambassador Radzi Rahman, on behalf of the Non-Aligned Movement at the Informal Meeting
of the Plenary of the General Assembly Concerning the Draft Outcome Document (June 21,
2005) // URL: http://www.un.int/Malaysia/NAM/nam210605.html.
Strauss E. A bird in the hand is worth two in the bush – on the assumed legal nature of the
responsibility to protect// Global responsibility to protect. 2009. Vol. 1. № 3.
Szurek S. Responsibilite de Proteger: Nature de l’Obligation et Responsibilite International,
// Societe Francaise pour le Droit International, Collogue de Nanterre. Pedone, 2008.
The Responsibility to protect. Report of the International Commission on Intervention and
State Sovereignty. Ottawa, 2001.
White House. National security strategy. 2010. P. 52 // URL: http://www.whitehouse.gov/
sites/default/ files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf.
Zongze R. Responsible Protection: Building a Safer World // China International Studies. 2012.
Vol. 34. May – June.
Ашавский Б. М. Концепции относительно обязанности защищать в контексте междуна-
родного права // Евразийский юрид. журн. 2012. № 12.
Клюня А. Ю. Потенциал африканской региональной архитектуры поддержания мира и
безопасности в дальнейшем развитии концепции «ответственность по защите» // Евразий-
ский юрид. журн. 2013. № 10.
О позиции России на 64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН // URL: http://
www.mid.ru/bdomp/ns-dmo.nsf/66d11ad1c1bc0a7bc32576790039c04a/f6bc3befbcefb642c
32577a5003cb0d c!OpenDocument.
Посольство РФ в Норвегии. О российском подходе к концепции «ответственность за-
щищать» // URL: http://www.norway.mid.ru/ru/press_12_026.html.
Роль ООН в урегулировании сирийского кризиса. Досье // URL: http://itar-tass.com/
info/890843.
Российская дипломатия и вызовы XXI века: интервью министра иностранных дел Рос-
сии С. В. Лаврова журналу «Международная жизнь» (13 сентября 2012 г.) // URL: http://
www.mid.ru/BDOMP/Brp_4.nsf/arh/B372318C7259396F44257A7800478F33?OpenDocument.
Чайковський Ю. В. Роль концепції «Responsibility to protect» у формуванні сучас-
ного міжнародного співтовариства // Науковий вісник Міжнародного гуманітарного
університету. Сер.: Юриспруденція. 2013. № 5.
Copyright of Russian Juridical Journal / Rossijskij Juridiceskij Zurnal is the property of State
Educational Entity of High Professional Education (Urals' State Law Academy) and its
content may not be copied or emailed to multiple sites or posted to a listserv without the
copyright holder's express written permission. However, users may print, download, or email
articles for individual use.