Вы находитесь на странице: 1из 206

Жена проклятого короля

Аннотация к книге "Жена проклятого короля"


“Любовь зла, полюбишь и козла"? Нет, спасибо, это не моё.
Спасти тирана от проклятья, искренне полюбив его? Простите, я на это
не подписывалась! Я вообще ни на что не подписывалась, но с какого-
то перепугу должна стать ему покорной женой.
Что, у меня нет выбора? Тогда я популярно объясню этому
тиранскому Величеству, что его методами любовь не завоюешь!
Жена проклятого короля
Вулф Алекса
Пролог
Он сидел на троне. Властный, тяжёлый взгляд из-под тёмных
нахмуренных бровей, массивный золотой венец и камзол, расшитый
драгоценными камнями, — каждая деталь кричала о том, что передо
мной находился самый настоящий король. Светлые бриджи мужчины
были закатаны вверх, и на небольшой подставке, обитой бордовым
бархатом, покоились обнажённые ноги.
— Чего застыла? На колени! — со злостью рявкнули мне,
сверкнув глазами.
А в следующий миг я почувствовала резкий удар в спину,
вынудивший упасть на колени перед королем.
И его голыми ступнями.
Подняла испуганный взгляд вверх, на суровое лицо, в котором не
было ни грамма сострадания к насильно коленопреклонённой
девушке. Тиран, как он есть!
Заглушив рвущиеся наружу возмущения, я моментально
определила тактику дальнейшего поведения с мужчиной. И захлопала
ресницами, картинно округлив глаза.
— Омовение! — зашептали откуда-то сбоку, подвигая ближе ко
мне золотой таз с водой, покрытой густым слоем лепестков роз.
Погодите, золотой таз?
Мысленно усмехнулась, но тут же подавила в себе
несвоевременные эмоции. Мне бежать отсюда нужно, а не
рассматривать вычурные детали интерьера. Да будь у этого королька
хоть вся сантехника золотая, меня этим не возьмёшь. Не на ту напали.
Точнее, призвали.
Про сам ритуал омовения ног супругу я знала давно (спасибо
мифам и легендам, историческим романам и другой прочитанной
литературе), поэтому примерно представляла себе, что следовало
сделать.
Вот только... Двадцать первый век, высокие технологии... и
омовение ног мужчины, всего час назад назвавшего меня женой.
Насильно.
Это неправильно.
Так не должно быть.
Только не со мной!
Глава 1
Всё случилось неожиданно. Если бы я только могла
предположить, что обычный вечер в компании любимого компьютера,
увлекательной игры и флегматичного кота обернётся настоящей
катастрофой, я бы... А что, собственно, я смогла бы изменить?
Ни-че-го.
Потому что голубая вспышка молнии, взорвавшийся компьютер,
истошно заоравший Барсик и резко наступившая вслед за грохотом
кромешная тьма были последним, что я видела в своём мире.
Я сразу поняла, что попала.
Это было совсем не похоже на истории о попаданках,
тиражируемые всеми, кому не лень.
Не было ни зелёного луга с изумрудной травой, ни волшебных
единорогов, ни эльфов или других чу́дных рас.
А было холодное подземелье, грубый каменный пол с
пентаграммой, начертанной кровью, удушливый запах множества
свечей и кучка служителей в чёрных балахонах.
И я, внезапно оказавшаяся в центре этого действа.
Голова кружилась, во рту ощущался привкус металла, а глаза
слезились: то ли от таинственного перехода между мирами, то ли от
копоти свечей.
— Кто вы? Где я? — спросила, боясь лишний раз дыхнуть. Очень
надеялась, что вся эта кошмарная сцена мне привиделась, а на самом
деле я просто валяюсь в отключке возле дымящегося компьютера...
Мамочки, это же теперь кучу денег нужно, чтоб восстановить
машинку... а память... Боги, мои пароли!
— Всё получилось, — раздался густой бас, не отвечая, впрочем,
на мой вопрос. Я мотнула головой, пытаясь понять, кто и кому это
сообщил.
Один из балахонщиков выступил вперед и протянул мне руку,
очевидно, желая помочь встать.
Вежливость? Хм, хорошо. Может, не сразу убьют?
— Артимилерий, приведите девицу в должный вид и сопроводите
в храм.
Я моргнула, ничего не понимая. Арти... Артём, короче, помог мне
встать, даже одарил подобием улыбки. А вот тот, кто приказал
мужчине меня зачем-то подготовить к храму, стремительно покидал
подземелье. Я едва успела заметить, как он резким движением скинул
капюшон и в полумраке сверкнули золотые зубцы на его голове.
Король?
Нет, привидится же такое!
И вообще, где я и куда меня занесло?
Я честно попыталась вспомнить все, что случилось незадолго до
моего появления в этом страшном месте, но разгадка так и не пришла
в голову. Молния и молния, что с неё взять.

Меня привели в небольшую комнату, больше напоминающую


монашескую келью. Одно узкое окно без стекол, каменная лежанка с
соломенной циновкой и небольшой стол с одинокой свечой.
Словно меня в Средневековье какое-то выкинули!
На несколько минут меня оставили одну, но я не успела даже
толком изучить местность из окна: было темно, и лишь редкие звезды
сияли в небе. Было совсем не понятно, горы внизу, лес или же
небольшая деревенька.
Тяжёлая дверь со скрипом отворилась и внутрь вошла девушка.
Неожиданно, — я думала, будет тот же Артём, что привел меня сюда.
Присев в каком-то подобие книксена, девушка в грубой одежде из
льна или хлопка, на глаз не разберёшь, бережно разложила на
каменной кровати красное платье.
Судя по богатой вышивке и сверкающим камням, наряд был
дорогим.
— Позвольте, я помогу вам, миледи, — снова поклонившись,
проговорила девушка.
Миледи? Я?! Хмыкнув, пожала плечами. Требовать от девушки
объяснений о том, что я здесь делаю, точно не имело смысла. А вот
узнать немного о мире... и, возможно, о мужчинах в балахонах…
Приветливо улыбнувшись служанке, я осторожно заговорила:
— А не подскажете, где мы находимся?
Быстрый взгляд испуганных глаз сказал всё вместо слов. Не
скажет. Слишком пуглива.
— Не велено. Простите, миледи,— пробормотала девушка и
принялась помогать мне раздеться.
— Я сама, — стряхнув с себя чужие руки, сказала я. Любезничать
с девушкой резко расхотелось. Та лишь что-то проблеяла в ответ, но
осталась терпеливо ждать, пока я разденусь до белья. Если она и
удивилась необычному крою моей одежды, то вида не показала.
Неужели у них тут конвейер попаданок?
Если раздеться я могла и сама, то для того, чтобы облачиться в
странное старинное платье помощь мне была просто необходима.
Поэтому я позволила девушке выполнить свои прямые
обязанности, улучив момент для раздумий о том, что же мне делать
дальше.
Судя по тому, что меня сразу же не потащили на жертвенный
алтарь, убивать меня не собирались. По крайней мере, не сразу. Это не
могло не радовать.
Но.. Тот мужчина сказал про храм. А вот в храме вполне могут и
принести в жертву каким-нибудь сумасшедшим богам.
Передёрнула плечами и обратила внимание на реальность.
Девушка уже закончила зашнуровывать плотный корсет и
перешла к моей голове.
— Ох, какие у вас шикарные волосы, миледи! — восторженно
воскликнула девушка, а я с сомнением покосилась на её чепец, не
скрывающий тяжёлые тёмно-каштановые косы.

— Бальзамы творят чудеса, — машинально ответила, радуясь, что


буквально вчера побаловала волосы масками и маслами. Неизвестно
теперь, когда снова появится доступ к благам цивилизации.
Думать о том, что я уже никогда не вернусь домой, не хотелось. И
откровенно говоря, я страшно боялась.
Пока всё происходящее воспринималось этаким фарсом,
попаданием в компьютерную игру. Сейчас вот только соберу лут*,
отвечу на парочку загадок да сражусь с боссом*, — и тут же вернусь
домой.
Ведь так?
____________________________
Лут* — (англ. loot) один из терминов RPG и MMORPG в
частности, обозначающий внутриигровые ценности, получаемые
игроками после убийства мобов или других игроков.
Босс* — (от англ. boss monster) — в компьютерных играх
персонаж-противник, которого победить намного сложнее, чем
обычных врагов; как правило, боссов помещают в конце уровней, где
они формируют кульминацию игрового процесса. В большинстве
случаев боссом является главный антагонист игры.
Глава 2
После того, как излишне покорная воле своих господ служанка
привела мои волосы в божеский вид, придав пышной шевелюре
некоторую организованность и порядок, девушка ушла, оставив меня в
келье одну.
Но долго радоваться тишине и покою мне не дали. Буквально
сразу же после ухода служанки дверь скрипнула, впуская новое
действующее лицо. Я невольно подобралась и сделала шаг к стене,
подспудно ожидая чего-то очень плохого. Вряд ли меня сейчас
внезапно начнут кормить шоколадками!
Высокий старец в сером балахоне смотрел на меня с
высокомерием и толикой презрения. Эй, что за отношение к
попаданке? Словно я не человек вовсе, а так, кукла на одну ночь.
Ох, чёрт! А вдруг так и есть? Чувствуя, как холодный липкий
страх замурашил спину, я вжалась в холодную кладку стены и замерла,
готовясь к возможной атаке.
Но старец нападать не спешил. Хмыкнув, он вытянул вперёд руку,
словно предлагал мне пройтись с ним за ручку. Прогуляться.
— Нам надо идти, призванная. Время не ждёт.
— Куда идти? — нахохлилась я, прекрасно помня, что было
приказано отвести меня в некий храм. Но я не горела желанием
упрощать похитителям жизнь своим послушанием.
— В храм, — хмурясь, ответил жрец, или кем там он приходился
по званию. Но я чувствовала, что он был явно выше и важнее, чем
балахонщики в чёрном.
— А зачем? — строя из себя дурочку, спросила я. Да, мои
вопросы и промедление злили мужчину, но мне были очень нужны
хоть какие-то ответы. Хоть крупица информации, чтобы понять, что с
этим делать и как дальше жить.
Только у старца были другие планы. С худых пальцев сорвалось
ярко-синее облачко и, опутав мои ноги, вынудило меня зашагать к
дверному проёму.
— Что вы делаете?! — возмутилась я, собираясь сдобрить своё
возмущение отборным матом, но... новое облачко запечатало мне рот.
Ощущалось это нечто прохладным, липковатым желе. Словно медузой
приложило.
Мотая головой в разные стороны, я будто робот шла следом за
жрецом и даже не пыталась разобраться в бесконечных узких
коридорах, петлявших скрученной в конвульсиях змеёй.
Конечно же мужчина не стал утруждать себя ответом на мой
вопрос.
Минут десять или целую вечность он водил меня тёмными,
промозглыми, воняющими сыростью переходами, словно был верным
последователем Моисея* и Сусанина* в одном лице.
А потом картина вдруг резко изменилась. Мы вышли из
бесконечных коридоров и оказались в огромном зале. Каким-то
образом из подземелья мы выбрались прямиком в храм, минуя улицу.
Вскинув голову вверх, я подивилась тому, насколько высоко вдаль
уходили узкие стрельчатые арки, теряясь в глубокой чёрной тьме, куда
не добивал свет множества свечей, чадящих в настенных подсвечниках
по всему периметру зала. Пустого зала, в котором одиноко выделялись
фигуры мужчины у алтаря, служителя, собиравшегося проводить
обряд, и ещё двоих неизвестных — то ли гостей, то ли тоже
служителей храма.
Подтолкнув меня в спину, жрец медленно пошёл к алтарю, ведя
меня за собою, словно собачонку на невидимой привязи.
У самого алтаря, накрытого кроваво-красной тканью, стоял
мужчина в золотом венце. Значит, в тот раз мне не показалось, и одним
из виновников моего попадания по всем фронтам был король. Или
император. Или как его здесь ещё называли.
Главный служитель храма, — а этот мужчина с длинной белой
бородой точно был главным среди безликих жрецов, — кивнул старцу,
который меня привёл и взглядом отпустил того прочь. Я ожидала
почувствовать свободу от незримых оков, но проклятый жрец и не
подумал даровать мне свободу. Очевидно боялся, что я сбегу. И
правильно боялся. Я бы непременно сбежала, появись у меня такая
возможность.
Вот только возможности мне не дали.
— Тэйран Альмод Зигрид Йорген-Оддский, Король Руада,
наместник Богов на земле, Справедливый и Беспощадный, Достойный
сын Пращуров, берёшь ли ты в жёны эту деву, клянёшься ли хранить и
оберегать её, быть надёжной опорой и достойным отцом вашим
сыновьям?
— Клянусь, — глубоким низким голосом ответил король.
Я ждала, что сейчас обратятся ко мне, — всё же невеста как-
никак, пусть и поневоле. Тут-то я бы и высказала им всё, что думаю об
этом браке! Но жрец, сковавший не только мои ноги, но и рот своим
заклятием, не спешил снимать с меня онемение. И с каждым
мгновением мне это нравилось всё меньше.
Кивнув королю, служитель храма посмотрел на меня чуть менее
заинтересованно, чем на паутину в нише храма. Это такое здесь
отношение к будущей королеве?!
Не то, чтобы я рвалась в супруги монарха, но раз уж выбора мне
не предоставили, а отказаться я не могла, то почему бы и не получить
все почести, которые полагались по «званию»?
— Властью, данной мне Богами Вилмарии, подтверждаю ваш
союз. Да будет он крепок и нерушим, богат наследниками и…
— Мы поняли, — король резко прервал жреца. Ишь какой
нетерпеливый! — Переходите к запечатлению.
А вот это мне не понравилось. Очень не понравилось!
Запечатляться с самодуром-монархом у меня не было ни
малейшего желания. Но... да, меня опять никто не спросил.
Жрец скривился, видимо ему тоже не понравилось
непочтительное поведение короля, и протянул свои сухие руки вперёд,
торжественно произнеся:
— Жених и невеста, возложите ваши руки на священный алтарь.
Я бы с радостью не клала ладонь на холодный камень, покрытый
тонкой тканью, но жрец в сером балахоне снова каким-то чудом
перехватил управление моим телом. Мне оставалось лишь молча
злиться от бессилия и мысленно поминать всуе всех известных богов,
пока мои пальцы покорно лежали на кроваво-алом полотне, прижатые
к алтарю тяжёлой мужской рукой.
_____________
Моисей* — еврейский пророк. Водил народ израильский по
пустыне сорок лет, прежде чем они дошли до Земли Обетованной.
Ива́н Суса́нин*— русский национальный герой, крестьянин из
села Домнино. После пыток, вынужден был стать проводником
польско-литовского отряда, но вместо нужной цели завел врагов в
дремучие лесные чащи.
Глава 3
Я гадала, в чём же проявится это таинственное «запечатление»:
татуировка, магический свиток, подписанный кровью, незримые цепи
от супруга к супругу?
Но всё оказалось куда проще. Пока король прижимал мою ладонь
к алтарю, а жрец читал молитву, вокруг нас от холодных плит пола
вверх поднималось мерцающее сияние. Красиво, но очень жутко. Это
только в кино при виде магии загораются глаза и хочется крикнуть
«Вау!», а когда сталкиваешься с этим в реальности, единственное, чего
хочется — это сбежать. В любимый серый мир без волшебства, где
знакомы и обезличенные каменные коробки домов, и «магия»
электричества и интернета.
Снова с тоской вспомнила о незаконченном данже*, но внезапно
наступившая тишина резанула по ушам. Я мотнула головой, отчего
тонкая вуаль перед моими глазами качнулась, размазав «картинку».
— Перед лицом Всемилостивых Богов Вилмарии и... — тут
служитель запнулся, обведя взглядом одинокие фигуры в храме, — в
присутствии важных гостей, объявляю этот союз заключённым,
святым и нерушимым. Отныне вы — одно целое, храните и берегите
друг друга, как самое дорогое сокровище. Да будет так!
Я бы даже слезу пустила, честное слово! Будь рядом человек,
которого я любила. Но рядом стоял король с явными замашками
тирана, а в глазах мужчины читалось только холодное равнодушие и
раздражение, словно его насильно приволокли на свадебный обряд,
выдернув с увлекательной оргии.
Стоило словам жреца утонуть в густой тишине храма, как король
резким движением откинул вуаль с моего лица. Всего на миг ледяной
взгляд остановился на моих глазах, а после король наклонился и
скользнул горячими губами по моим, не вкладывая в это слабое
подобие поцелуя ни грамма эмоций.
После он выпрямился, кивнул застывшему статуей храмовнику в
сером балахоне. Старец подал монарху что-то блестящее, что уже
через мгновенье замкнулось вокруг моего запястья ледяной змеёй.
Брачный браслет, как я сразу догадалась. Тот сомкнулся вокруг моей
руки и как-то очень подозрительно налился магическим светом. Меня
озарила догадка, что снять это украшение легко и просто не получится.
Но проверять, так ли это, при неуравновешенном короле не хотелось,
— ещё успеется.
Завершив обряд и пометив меня, словно свою рабыню,
драгоценными кандалами, король повернулся к жрецам и нетерпеливо
бросил:
— Подготовьте королеву к первой брачной ночи.
И ушёл. Вот просто взял и ушёл, оставив меня стоять посреди
пустынного храма в обществе мужчин в балахонах.
«Ну зашибись!» — подумала я, машинально потирая кожу под
браслетом. Попала так попала. Мало того, что сразу же замуж взяли,
не спросив, так ещё и жених, а теперь муж, оказался невежливой
ледышкой.
Он даже имени моего не узнал! Ну правда, зачем ему имя какой-то
там жены!
Прокрастинировать мне не дали. Старец в сером снова указал мне
направление, многозначительно кивнув в сторону мерцающего облачка
возле моих ступней.
— Сами пойдёте, или снова помочь, Ваше Величество?
Ага! То есть титул мне всё же перепал! Я ощутила, как
сковывающее мой рот заклинание испарилось. Хмуро кивнув старцу,
попыталась ответить с подобающим монаршей особе достоинством:
— Справлюсь без вашей помощи.
Служитель храма хмыкнул, шевельнул пальцами и я с радостью
почувствовала, что власть над собственным телом вернулась ко мне
безраздельно.
Самое приятное чувство в моей жизни!
Старец пошёл вперед, будто был свято уверен, что я никуда не
денусь. Признаюсь, мелькнула мысль попробовать сбежать, но
брошенный словно невзначай взгляд назад дал мне понять, что от
конвоя храмовников так просто не избавиться.
Поэтому обречённо пошла за жрецом. Абсолютно без энтузиазма.
О том, что меня ждало в мою первую брачную ночь, думать не
хотелось.
Было откровенно страшно.
А от безвыходности ситуации, в которую я попала, могла только
волком выть на луну.
Интересно, а здесь есть луна?

Луна здесь была. Не такая, как на Земле — значительно крупнее, с


другим рисунком пятен, но в целом — да, Луна. Название ночного
светила у служанки, которая дожидалась меня в богато украшенной
комнате, куда привел молчаливый храмовник, я не спросила. В тот
момент мне было совсем не до астрологии.
Впереди маячила консумация брака, к которой я не была готова ни
морально, ни физически. Да, как уже можно было догадаться, мой
образ жизни и характер стали причиной того, что в свои двадцать три
года я всё ещё была невинна.
Не так я представляла себе свой первый раз, ой не так! Конечно,
иллюзий по поводу устланной лепестками роз постели, окружённой
ароматическими свечами, я не питала. Но и на тирана, которого видела
первый раз в своей жизни, я не рассчитывала.
Снова вспомнила, что этот сухарь даже не поинтересовался, как
меня зовут. Что мне сулило подобное отношение? Ничего хорошего.
— Ваше Величество, позвольте проводить вас в купель, — сказала
служанка, поклонившись мне. Ну хоть кто-то относится ко мне так, как
положено по вдруг приобретённому титулу. Я не хотела быть
королевой, но стала ей. Но быть королевой, которую вообще никто не
уважает, было бы совсем печально.

Ванная, к моему удивлению, оказалась вполне сносной.


Напуганная местной модой и архитектурой, я уже вообразила себе в
лучшем случае деревянную лохань, а в худшем и вовсе медный тазик с
ковшиком. Но в специальной комнате, которую служанка обозначила
как купель, меня ждал вполне приличный вариант мини бассейна из
нескольких «чаш». Та, что поменьше, была похожа на джакузи, но без
привычных пузырьков. Конечно, откуда здесь появиться механизму
гидромассажа? Вторая часть купели была подобием обычного
бассейна, выложенного нежно-голубой керамикой. Судя по пару,
стелившемуся над первой «чашей», моя импровизированная ванна
была в ней. Вторая же часть, скорее всего, предназначалась для
прохладных омовений после расслабляющего отмокания в горячей
водичке.
Нет, вот если бы не венценосный муж-тиран, я бы даже была рада
подобному попаданию!
Еще больше размякла я после того, как служанка начала
массировать мои плечи и шею, пока тело распадалось на атомы в
горячей пене. Едва не урча от удовольствия, я на несколько минут даже
забыла о величине катастрофы, которая ждала меня после того, как
служанка закончит с моими приготовлениями.
Но после того, как мне вымыли и высушили волосы, облачили в
красивое платье, которое несправедливо назвали сорочкой, я ощутила,
как по коже пополз морозный страх. Ужас предстоящей ночи
превратил современную девушку из цивилизованного мира в
испуганную лань из романа, над которыми я всегда смеялась.
Потому что нутром чувствовала — я против короля никто и ничто.
И пискнуть не смогу, не говоря уже о том, чтобы отбиться от
насильного выполнения супружеского долга.
Так и хотелось сказать: «Мой долг, я его вам и прощаю!»
— Позвольте украсить вас жемчугом, — проговорила служанка, о
существовании которой я уже забыла, полностью погрузившись в свои
невесёлые думы.
— Делай, что нужно, — устало ответила я, прикидывая, как бы
сбежать по пути в царские опочивальни.
К моему несчастью, справилась с украшениями девушка очень
быстро. Я даже не стала смотреться в зеркало: чего я там не видела? За
двадцать с хвостиком лет налюбовалась. А смотреть, насколько после
расслабляющих процедур в купальне и умелых приготовлений
служанки я стала хороша, и вовсе не хотелось. Ведь всё это было
сделано для одного ледышки, чьи губы по какой-то нелепой ошибке
были теплее жертвенного камня.
Внезапно в дверь моих (или не моих?) покоев постучали. Я
вздрогнула, уже привыкнув к мягкой тишине, царившей в стенах этой
комнаты.
— Ваше Величество, пора, — раздалось с той стороны дверей.
— Её Величество уже готовы, — ответила за меня служанка,
лишив даже мимолётной надежды на краткую отсрочку казни.
Винить служанку не было смысла, я для неё — чужой человек. Но
и радостно улыбаться, идя на встречу с королём, я не собиралась.
Сжав губы, скрестила руки на груди, разрешив служанке самой
распахнуть двери перед стражником.
Мужчина в тяжёлых доспехах высился огромной горой в дверном
проёме, занимая почти всё свободное пространство.
— Позвольте проводить Ваше Величество к Его Величеству, — с
лёгким поклоном пробасил мужчина, бряцнув оружием. Совсем ни на
что не намекая, да.
— А если я откажусь? — спросила просто для галочки. Ясное
дело, что моё мнение здесь никого не интересовало.
— Мне придётся самому отнести вас в покои Его Величества, —
таким же равнодушным басом ответил стражник. Я вздохнула. Лучше
сохранить остатки гордости и иллюзию свободы, чем позволить
тащить себя на плече, подобно мешку картошки.
— Веди, — буркнула я, опустив руки. Оставалось надеяться, что в
покоях короля найдётся кинжал. Или нож. Или тяжёлая бутылка вина,
на худой конец.
Так просто я не сдамся!
______________
Данж* — Подземелье (англ. dungeon) и Dungeon Crawl — тип
локации и жанр в настольных и компьютерных ролевых играх.
Представляет собой лабиринтообразное подземелье (пещера, древний
храм, катакомбы и т. п.), по которому странствуют герои, уничтожая
населяющих подземелье монстров и забирая себе разного рода
сокровища.
Глава 4
Вопреки моим ожиданиям, покои Его Величества моего Мужа
оказались не спальней, а небольшим тронным залом. Я даже
проморгалась несколько раз, чтобы убедиться, что мне не
привиделось.
— Мы не ошиблись дверью? — спросила я своего конвоира. Тот
хмыкнул и ответил, пряча улыбку под шлемом:
— Нет, Ваше Величество, мы пришли куда надо. Этот зал
является частью личных покоев Вашего мужа.
Я ещё раз окинула быстрым взглядом просторное помещение,
которое с лёгкостью могло вместить несколько двухкомнатных квартир
с бренной Земли-матушки, и вздохнула. Не повезло мне с мужем —
мало того, что тиран, так ещё и самодур.
— Позвольте дать вам совет, Ваше Величество, — вдруг почти
шёпотом сказал стражник. Я вздрогнула и кивнула. Пусть даёт, это не
больно. — В ваших же интересах во всём слушаться Вашего мужа. Не
спорьте с ним и ни в коем случае не бастуйте.
Настала моя очередь презрительно фыркать. Покорное
повиновение моему венценосному супругу в мои планы не входило.
Одно жаль, в этом зале было сложно сразу высмотреть что-нибудь
тяжёлое для воспитания одного заблудшего в своих тараканах
мужчины.
Я шагнула вперёд с твёрдым намерением отстаивать свою честь
до последнего. Но чего я не ждала, так это картины, которая предстала
перед моими глазами, когда страж подвёл меня к мужу.
Он сидел на троне. Властный, тяжелый взгляд из-под тёмных
нахмуренных бровей, массивный золотой венец и камзол, расшитый
драгоценными камнями, — каждая деталь кричала о том, что передо
мной был самый настоящий король. Светлые бриджи мужчины были
закатаны вверх, и на небольшой подставке, обитой бордовым
бархатом, покоились обнажённые ноги.
— Чего застыла? На колени! — со злостью рявкнули мне, яростно
сверкнув глазами.
А в следующий миг я почувствовала резкий удар в спину,
вынудивший упасть на колени перед королем.
И его голыми ступнями.
Я не ожидала подобной подставы и растерялась. Подняла
испуганный взгляд вверх, на суровое лицо, в котором не было ни
грамма сострадания к насильно коленопреклоненной девушке. Тиран,
как он есть! Первое впечатление меня не обмануло.
Заглушив так и рвущиеся наружу возмущения, я моментально
определила тактику дальнейшего поведения с мужчиной. И захлопала
ресницами, картинно округлив глаза.
— Омовение! — зашептали откуда-то сбоку, подвигая ближе ко
мне золотой таз с водой, покрытой густым слоем лепестков роз.
Глазеть по сторонам было не к месту, но я очень рассердилась тому,
что мы с Его Тиранством оказались не одни. Опустив взгляд перед
собой, посмотрела на посудину, заполненную до краёв.
Что, прям по-настоящему золотой? Золотой таз для ног?
Мысленно усмехнулась, но тут же подавила в себе
несвоевременные эмоции. Мне бежать отсюда нужно, а не
рассматривать вычурные детали интерьера. Всё указывало на то, что с
этим мужчиной нам не по пути. Даже будь у этого королька хоть вся
сантехника золотая, меня этим не возьмёшь. Не на ту напали.
Точнее, призвали.
Про сам ритуал омовения ног супругу я знала давно (спасибо
мифам и легендам, историческим романам и другой прочитанной
литературе), поэтому примерно представляла себе, что следовало
сделать.
Вот только... Двадцать первый век, высокие технологии... и
омовение ног мужчины, всего час назад назвавшего меня женой.
Насильно.
Это неправильно.
Так не должно быть.
Только не со мной!
— Я жду! — снова напомнил о себе мой венцерогий супруг. Я
мотнула головой. Взялась за края таза, дёрнула его ближе к ногам
тирана. Вода, движимая инерцией, выплеснулась за край, украсив
холодные каменные плиты лепестками роз.
«Козёл! Осёл! Петух напыщенный!» — думала я, устанавливая таз
понадёжнее. Касаться ног чужого по сути мужчины не хотелось.
Хоть я и знала, что это исключительно ради обряда. И будь передо
мной мой возлюбленный, не чувствовала бы себя настолько
униженной.
Ещё и эти шепотки по сторонам, которые не давали забыть о том,
что мы с королём в зале были не одни, ни на миг.
Муж не стал ждать, пока я протяну ладони к его ступням и с
резким шлепком плюхнул обе ноги в золотой таз, обдав меня брызгами
и лепестками роз.
Отплевываясь от капель воды, попавших на лицо, я вытерла
рукавом платья щёки и глаза, ненавидя с каждым вдохом всё сильнее.
Мои руки уже дрожали от еле сдерживаемого желания вылить
остатки жидкости на тёмную голову, украшенную венцом.
Король шевельнул пальцами, пустив волну по тазу, и это стало
последней каплей, переполнившей чашу моего терпения.
Резко дёрнув рукой, я с силой толкнула таз, от чего тот
окончательно перевернулся. Король выдернул ноги и с брезгливым
выражением на лице смотрел на то, как большая лужа растекалась по
каменным плитам.
— Ох, простите, я такая неловкая! — воскликнула я, испуганно
округлив глаза. Сначала лишь понарошку, но по мере того, как взгляд
моего супруга наливался кровью, страх становился всё более
настоящим.
Кажется, не стоило злить тирана...
Тишина, образовавшаяся после моего эмоционального извинения,
давила всё сильнее и сильнее. Я слышала, как шелестели одежды
свидетелей моего унижения, как пыхтел надо мною король, раздувая
ноздри, как стекали последние капли воды, издевательски медленно
скатываясь с золотых боков таза.
— Вон, — тихий голос короля услышала даже мышь,
притаившаяся в дальнем углу. — Все вон. Оставьте нас с королевой
одних.
Не то, чтобы я была рада присутствию посторонних в свою
первую брачную ночь, но с людьми было как-то спокойнее. Теперь же,
когда тихие шаги придворных шуршали все дальше, я снова начала
дрожать от страха.
Что этот рассерженный мужчина захочет сделать со хрупкой
мною, когда никто не будет смотреть и, как следствие, тревожить
струны совести, если таковая у тирана вообще имелась, было страшно
представить.
Дверь с оглушительным хлопком закрылась за последней
скользнувшей в коридор придворной тенью. Нет, на самом деле хлопка
не было — просто в гробовой тишине любой звук казался
оглушающим.
Я смотрела на прилипшие к каменным плитам лепестки и боялась
поднять взгляд. Слишком громко дышал мой венценосный супруг.
Слишком живо рисовало воображение налитые яростью глаза. Кстати,
а какого цвета у него глаза?
Мотнула головой. Вот уж точно без разницы.
— Повиновению тебя не учили, призванная?
Я подняла взгляд и запнулась о тёмные глаза короля. Тёмно-карие,
почти чёрные.
— А на каком основании я должна повиноваться тому, кого вижу
первый раз в своей жизни? — спросила, почувствовав прилив
смелости. Должно быть именно такое чувство охватывает загнанного
волком зайца, которому померещился путь к свободе.
— Ты забываешься! — прогремел надо мною тиран. — Перед
тобой король!
— А я, если мне не изменяет память, уже час с лишним —
королева, и ваша супруга, — ответила я, надеясь, что безумная
тахикардия не прикончит меня прямо на глазах у муженька. Вышло бы
неловко.
— Дерзкая, — прищурившись, выдал вердикт король. — Ничего,
и не таким крылья подрезали.
Мужчина спустился с трона, и его обнажённые ступни оказались
возле моих ладоней, всё ещё лежавших на каменных плитах. Я едва в
колени ему не тыкнулась носом. Вот ведь гад!
— Посмотри на меня, жена, — приказал король, выплюнув
последнее слово с обжигающе-ядовитым презрением.
Пф! Нашёл кому приказывать.
Подняла голову, медленно проскользив взглядом от крепких
мужских икр к бёдрам, невольно задержалась на пышном гульфике,
окружённом не менее пышными штанишками венценосной задницы, и
всё же дошла до потемневших глаз, быстро миновав расшитый
золотом камзол Его Величества.
— Да, мой король? — с издёвкой ответила я. Перед смертью не
надышишься, — вот и я решила не лебезить, раз уж собиралась
повторить судьбу несчастной Анны Болейн*.
— Эта выходка тебе с рук не сойдёт, жена моя, — снова сдобрив
слово «жена» отборным ядом, прорычал король. Вот честное слово, в
другой ситуации наш диалог повеселил бы меня. Этакая
содержательно-угрожательная беседа.
— Как скажете, муж мой! — всё же не удержала язык за зубами и
даже улыбнулась. Ох, не быть мне актрисой! Роль глупышки-
пустышки провалена на этапе отбора.
И я довела тирана до точки кипения. Повинна ли в том моя
нежная улыбка, или же причина была в сарказме, который я не смогла
скрыть, но король сорвался.
Подхватив меня подмышки, он вздёрнул меня вверх, словно
тряпичную куклу. Я едва успела вдохнуть, прежде чем твёрдые
горячие губы впечатались в мой рот жёстким и грубым поцелуем.
____________
Анна Болейн* — вторая супруга короля Англии Генриха VIII
Тюдора. Была казнена за измену путём обезглавливания.
Глава 5
Я растерялась всего на миг. Король, охваченный яростью и
маниакальным желанием утвердить свою власть надо мной, вдруг
резко отстранился.
Сверкнув глазами, он разжал каменную хватку и на мгновение я
ощутила глоток свободы. Но лишь на одно мгновение.
Венценосный тиран схватил меня за локоть и потащил к боковым
дверям, где сквозь распахнутый проём виднелось огромное царское
ложе.
Ой, нет, нет! Мы так не договаривались!
Я начала сопротивляться, мешая мужчине волочь меня к
неминуемому позору, но король словно и не человеком был. Настолько
крепка была хватка его стальных пальцев, что мне казалось, что в
супруги мне достался настоящий робот.
Пока я вырывалась и дёргалась, чиня препятствия королю,
заметила, что дверь в тронный зал приоткрылась и оттуда повылезали
любопытствующие лица придворных. Вот же... гадство!
Неужели без свидетелей никак не обойтись? Хотя... Вспомнив о
том, что чужие глаза могут стать причиной воскрешения зачатков
совести у тирана, я воскликнула, указывая себе за спину:
— Там люди! Они всё видят!
— Пусть смотрят, — рыкнул король, швырнув меня на край
кровати. От резкого движения у меня всё поплыло перед глазами.
Ощутив под спиной мягкие перины, я вздрогнула. Неужели всё
произойдёт вот так? Со злостью, смешанной с яростной ненавистью, с
чужими любопытными глазами, подглядывающими сквозь
распахнутые двери спальни, с беззвучными слезами на глазах?
Тиран набросился на меня, словно дикий зверь, изголодавшийся
по свежему мясу. Я безуспешно боролась с мужчиной, колотила по его
груди кулаками, но он словно не замечал моих слабых попыток
освободиться. В какой-то момент ему это надоело и он перехватил мои
кулаки, с силой придавив мои руки к постели над головой, лишив
возможности сопротивляться.
На мои брыкания ногами он и вовсе не обращал никакого
внимания.
С грудным рычанием король уткнулся мне в шею и зло укусил за
нежную кожу. От боли у меня потемнело в глазах. Но благодаря этой
боли я и нашла в себе силы и каким-то чудом отпихнула тирана.
Скатившись с кровати, я отпрыгнула назад, к небольшому комоду,
на котором приметила тяжёлую вазу.
Вцепившись в золотой сосуд, как в спасательный круг, я
выставила его перед собой, угрожающе покачивая и намекая на то, что
одно неверное движение со стороны мужа спровоцирует меня на
активные действия.
Тиран лениво поднялся с постели, сбросил с себя камзол,
оставшись в просторной рубахе, и хмыкнул.
— Хочешь поиграться, мышка?
— Хочу, чтобы вы оставили меня в покое, дорогой муж! —
выплюнула я, сжав ручки вазы до побелевших костяшек.
— Невозможно, — резко обрубил король. — Ты должна
выполнить своё предназначение и осчастливить своего мужа.
— Родить наследника? — скривилась в презрительной ухмылке я.
— И это тоже, — не стал спорить со мной монарх. — Но не это
главное. Ты должна исцелить меня.
Вот тут-то он меня и удивил по-настоящему.
— Прошу прощения? — я даже руку с вазой опустила от
растерянности. — Но я не врач. Не лекарь, по-вашему. Я не умею
исцелять!
— Лекарь мне и не поможет, — зло рыкнул король. — Ты должна
отдать мне свою любовь.
Я думала, что ослышалась. Но король выглядел очень серьёзным.
Это не шутка...
Переварив до конца сказанное моим новоявленным мужем, я
засмеялась. Сначала тихо, а после перешла на громкий безумный
хохот. Я никак не могла остановиться, чувствуя, что смех давно
перешёл в истерику.
Мне бы пилюлек каких успокоительных, но король смотрел на
меня мрачно и с опаской, словно испугался внезапного
помешательства со стороны иномирянки.
И не будь я плохой актрисой, возможно, сыграла бы на этом
страхе тирана. Но... но.
— Ваше Величество, любовь приказам не поддаётся. Тем более,
насилию, — ответила я, всё же сумев успокоиться. — Если вас исцелит
только любовь, то такими путями вам не получить желаемого.
Я махнула рукой в сторону смятых простыней и нахмурилась.
— Любая была бы счастлива оказаться на твоём месте, — со
злостью ответил король.
— Что-то я не вижу здесь очереди, — я снова осмелела, поняв,
что этому тирану от меня всё же что-то нужно. И это что-то будет
поважнее сиюминутного наслаждения на брачном ложе.
Король хотел что-то ответить, но в этот миг тишину замка
разрушил бой курантов. Тиран побледнел и, бросив в мою сторону
взгляд, полный ненависти, сказал:
— Завтра. Я приду за исполнением супружеского долга завтра.
Мужчина подхватил камзол и стремительно покинул спальню, а
уже через мгновенье громко хлопнули двери тронного зала, отсекая
меня от тирана и его любопытных подданных.
Я тихо всхлипнула и обессиленно сползла по стене на пол. В
голове царила пустота и набор бранных слов.
И один вопрос: как мне спастись?

Я не помнила, как добралась до кровати и через сколько часов


после ухода супруга смогла заснуть.

А вот сон свой запомнила, потому что он в точности повторял


события, предшествующие моему полному попаданию в мир тирана.
── ✦ ──
Я сидела за компьютером, привычно растрачивая своё свободное
время на онлайн-игры. Данж* как-то сразу не задался. Пинг* скакал,
словно обезумевшая горная коза, изображение то и дело висло, а мои
собратья по клану активно меня ругали, найдя удобную мишень для
того, чтобы повесить все беды рейда* на кого-то одного.
— Да чтоб тебя! — зло воскликнула я, с силой швырнув ни в чём
не повинную компьютерную мышку на стол.
С алеющего кровавыми каплями экрана на меня смотрел
демонически хохотавший босс, а мне только и оставалось, что
наблюдать за мельтешением членов группы вокруг моего
бездыханного тела.
Закусила губу и потянулась к мышке.
Теперь ещё выслушивать от командира, почему убежала от хила*
и не дала себя баффнуть*! Данж* проигран. Из-за меня…
— Эй, Королева Хаоса, ты там совсем кукушкой поехала?! —
началось выяснение отношений в групповом чате. Я прикрыла рукой
глаза.
Вот знала, что что-то пойдет не так: стоило вернуться с работы и
сесть за комп, как начались перебои с электричеством. Кажется, даже
пару раз громыхнуло за окном.
Я нашла лазейку, за которую и ухватилась.
— Вселенское Зло, у меня за окном гроза, пинг подскочил.
— Не надо тут на погоду грешить, — не поверил мне командир.
— Почему Розовую Зефирку игнорила?
Сказать было нечего. Глянула на свой стол: и вину свалить не на
кого. Кот мирно спал после двухдневного загула по девочкам. Да, мой
Барсик был тем ещё ловеласом — мог надолго исчезнуть из квартиры
и потеряться на время особо активных брачных игр. Я уже не
волновалась по этому поводу, хотя первый раз жутко переполошилась
и даже всюду развесила объявления о пропаже питомца.
Кто ж знал, что этот пушистый засранец спокойно себе жил во
дворе, регулярно подкармливаемый добрыми соседями.
Я об этом узнала совершенно случайно, когда в одно пасмурное
утро выглянула в окно и увидела своего кота во главе дворовых кошек,
столовавшихся у старушки с первого этажа. Так что случись со мной
беда, этот проныра быстро найдёт себе пропитание и ласковую руку.
Но это лирика.
Сообразив, что уважительных отмазок у меня нет, собралась уже
напечатать что-то в стиле показательных покаяний, но тут новый
раскат грома заставил меня буквально подпрыгнуть на месте. А затем
неестественно голубая вспышка молнии ворвалась в мою квартиру
сквозь распахнутое окно и ударила куда-то в компьютер. Или в меня…
Какафония грома, воя разбуженного кота и моего крика резко
оборвалась, когда вокруг опустился чёрный кисель, поглотивший и
очертания комнаты, и звуки, и пол под ногами.
И я осталась в невесомой темноте совершенно одна.
── ✦ ──
Проснулась рывком, резко, с громким криком, как бывает
показывают в фильмах. Проморгалась, пытаясь понять, где реальность,
а где сон. Потому как в первое мгновение мне показалось, что я
очнулась на полу возле сгоревшего компьютера у себя дома.
Застонала, прикинув сумму на ремонт, и вдруг воспоминания о
тиране на золотом троне ворвались в моё сознание, развалив картинки
привычного мира как карточный домик.
Всплывшее в памяти перекошенное яростью лицо мужчины,
который волею насмешницы-судьбы стал моим мужем, заставило
вздрогнуть и поёжиться от холода. Морозные мурашки побежали по
спине, пробуждая первобытный ужас перед обезумевшим хищником,
— а именно таким мне и виделся мой навязанный супруг.
Диким зверем, который сошёл с ума от жажды крови.
Протёрла глаза и глянула в окно — благо, в спальне были большие
арочные окна, иначе я могла бы с непривычки поддаться
клаустрофобии, — тёмный бархат неба за окном говорил о том, что до
рассвета ещё было очень далеко. Сколько же я проспала?
Мои размышления о времени суток прервал стук в дверь.
«Когда это я успела закрыть двери? — подумала я, ведь прекрасно
помнила, что когда король уходил, дверь в тронный зал была
распахнута настежь. — И кого это принесло посреди ночи?»
________
Пинг* — это время ответа вашего компьютера на запрос. Другими
словами, это промежуток времени, за который пакет, отосланный от
вашего компьютера, проходит до другого компьютера в сети и
возвращается обратно.
Рейд* — большое количество игроков (слияние нескольких
групп), которые объединились для совместного достижения
поставленной цели. Чаще всего игроки объединяются в рейды для
набегов на врагов и прохождения самых сложных подземелий
Хил* — также Хилер ( лекарь, доктор, игрок поддержки, саппорт
и т. п.) — роль персонажа в некоторых компьютерных играх, который
может лечить (хилить), усиливать игрока специальным заклинанием
(бафать) и воскрешать погибших персонажей в своей группе.
Баффнуть* — действие, производное от слова Бафф (англ. buff) —
понятие в компьютерных играх, обозначающее временное усиление
игрока, как правило, под действием специального заклинания.
Данж* — Подземелье (англ. dungeon) и Dungeon Crawl — тип
локации и жанр в настольных и компьютерных ролевых играх.
Представляет собой лабиринтообразное подземелье (пещера, древний
храм, катакомбы и т. п.), по которому странствуют герои, уничтожая
населяющих подземелье монстров и забирая себе разного рода
сокровища.
Глава 6
— Кто там? — спросила я, желая, чтобы мой голос звучал более
уверенно. Вот только... вышло как вышло.
— Его Величество распорядился, чтобы вам принесли еду и
подготовили купель, — ответили с той стороны двери. Я хмыкнула.
Это я так мало спала, или же мой супруг оказался абсолютно
беспардонным и нетактичным человеком, которому ничего не стоило
разбудить уставшую жену посреди ночи?
Узнать бы, сколько времени прошло после побега Его Величества
из спальни, да я не заметила в этой комнате часов.
— Входите, — вяло отозвалась я, подозревая, что мой запрет мало
на что мог бы повлиять. А так хоть сохранялась иллюзия власти.
Власти над собой и своими решениями.
Дверь отворилась и на пороге возникла девушка в форме
служанки. В руках у неё был поднос с тяжёлым блюдом.
Ловко обогнув раскиданные по полу вещи, девушка поставила
поднос на столик возле кровати, обернулась и, посмотрев мне в глаза,
медленно поклонилась.
— Подготовить купель, Ваше Величество?
— Подготовь... — ответила я, с трудом обрубив просьбу до
привычного «-те». Всё же видела эту девушку я впервые, а тыкать
незнакомцам меня отучили ещё в детстве.
Король не в счёт, он многократно доказал, что правила приличия в
его сторону не работают.
── ✦ ──
После сытного ужина, который оказался неожиданно вкусным и
питательным, я пошла следом за служанкой в ванную. И очень
вовремя! Мой организм решил вспомнить о том, что было бы неплохо
познакомиться поближе с местным аналогом фарфорового друга. В
прошлый раз мне подобной возможности не дали, — а я с перепугу
даже не подумала настаивать на решении этой простой
физиологической проблемы.
К счастью, «друг» оказался весьма похож на своего земного
собрата. И, к моему особому удовольствию, не был отлит из золота. А
то знаем мы эти замашки королевские и страсть ко всему блестящему.
Я боялась, что придётся делать свои дела при служанке, но и тут
мне повезло: керамический «трон» был отгорожен от просторной
ванной комнаты стеной почти до потолка. Лишь небольшой зазор
давал воздуху циркулировать между помещениями.
Казалось, судьба решила задобрить меня после всех испытаний,
свалившихся на мою головушку. Если я считала, что ванная в купели,
где меня приводили в порядок перед встречей в тронном зале, была
шикарна, я ошибалась. Настоящая роскошь пряталась за дверями
покоев Его Величества.
Этот «бассейн» был поистине огромен, в нем можно было с
лёгкостью проводить региональные соревнования по плаванию.
Строение «чаш» было таким же, как и в моих прошлых покоях, но
здесь у «джакузи» было более глубокое дно и ступенчатые ярусы,
очень удобные на вид, на которых можно было с удобством
расположиться полусидя.
Минут на сорок я пропала в нежной пене, мягких массажных
прикосновениях служанки и тонком цветочном аромате. После
холодных плит тронного зала горячая ванна была ровно тем, что
доктор прописал.
Где-то на задворках сознания мелькнула мысль о том, что королю
бы тоже не помешало попарить ноги после шлёпания босыми пятками
по мокрым каменным плитам, — мелькнула и пропала.
Последнее, что должно было меня сейчас заботить, — это
здоровье Его Величества.
Оставив в покое мои превратившиеся в желе мышцы, служанка
принялась за мою голову, в которой воцарился глухой вакуум,
пахнущий розами и цветущей вишней.
Пребывая в сладкой дрёме, я с трудом услышала едва различимое
ворчание служанки:
— Отрастят себе гривы до пят, а мне потом вымывай всё это
богатство!
Лениво зевнув, сделала такое же ленивое замечание:
— Ты не расстраивайся. Будешь хорошо себя вести, расскажу, как
отрастить такую гриву.
Служанка, пойманная на горячем, резко оборвала свои
причитания и оставшееся время вела себя тише воды, ниже травы.
Лишь в самом конце, когда меня снова переодели, теперь уже
точно в ночную сорочку, она позволила себе некоторое ехидство при
прощании:
— Доброй ночи, Ваше Величество. Завтра, как только вы
проснётесь, я провожу вас в ваши покои.
Между строк ясно читалось «Нечего вам засиживаться в покоях
Его Величества, мадам королева!». Но, конечно же, служанка не
осмелилась сказать такое прямым текстом.
Вот только я не была глупой и прекрасно разглядела её намёки.
Улыбнувшись девушке, укрылась одеялом и махнула ей рукой, желая
поскорее остаться в одиночестве.
Идею побега пока решила отложить. Среди ночи всё равно
запутаюсь в незнакомом замке, а вот завтра прямо с утра можно
начинать изучение территории. Заодно попытаться наметить хотя бы
приблизительный план действий.
Потому что роскошная сантехника это конечно хорошо, но надо
было что-то решать с мужем, который обещал прийти за выполнением
супружеского долга следующей ночью.

Остаток ночи я проспала мёртвым брёвнышком. Ни одного сна,


даже если такой и был, не запомнила, а проснулась от настойчивого
стука в дверь.
Потянулась, зевнула и поёжилась от смутного чувства дежавю.
— Входите, — сказала, натягивая одеяло повыше.
Дверь распахнулась и на пороге появилась молоденькая служанка
— не та, которая меня обслуживала вчера. Впрочем, я была этому
только рада. Вчерашняя мне не понравилась.
Эта девушка не смотрела на меня голодным волком, а очень
вежливо улыбалась. Сделав глубокий поклон, она принесла плоский
поднос с письмом к самой кровати.
— Доброе утро, Ваше Величество. Я — ваша новая служанка,
Тара. Принесла вам записку от Его Величества короля Тэйрана, —
пояснила служанка и протянула мне поднос.
— Благодарю, Тара, — кивнула я и взяла кремовый конверт в
руки. Достала небольшой прямоугольник плотной бумаги и прочла
записку, на миг удивившись тому, что смогла распознать эти
каллиграфические закорючки.
«Моя дорогая жена, (ага, я прямо представила, с каким кислым
лицом король писал эти строки)
С прискорбием вынужден сообщить, что дела государства
требуют моего присутствия, а посему я не смогу разделить с вами этот
чудесный день. Не скучайте, мы встретимся за ужином и более не
расстанемся.
Ваш муж,
Тэйран Альмод Зигрид Йорген-Оддский, король Руада»
Прочтя записку венценосного супруга, я фыркнула. Официоз и
неискреннее сожаление. Спасибо, что не приказал дожидаться его весь
день подле кровати. Кстати, о птичках.
— У Его Величества были какие-то указания касательно моего
времяпрепровождения? — спросила я лениво-скучающим тоном,
стараясь замаскировать за ним свой страх и волнение.
Тара мотнула головой и улыбнулась.
— Вы вольны делать всё, что угодно Вашему Величеству, —
ответила служанка, снова присев в поклоне.
— Значит, я могу прогуляться по дворцу? — уточнила я,
прощупывая грани дозволенного.
— Конечно, — согласилась девушка. — Если желаете, я
распоряжусь подготовить всё для прогулки. А пока, к сожалению, вам
нужно покинуть покои Его Величества. Я провожу вас в ваши покои и
принесу туда ваш завтрак.
Я хмыкнула. Видимо вчерашняя прислужка не забыла о своём
коварном плане поскорее избавиться от королевы в покоях короля.
Что ж, пока наши желания совпадают, сделаю вид, что ничего не
замечаю.
Я важно кивнула, позволила Таре переодеть меня в подобие
домашнего платья, но уж очень роскошного для столь раннего
утреннего часа. Быть королевой это вам не в игрушки играть!
Покидала покои мужа с лёгким сердцем, искренне желая себе
больше туда не возвращаться. Но всё равно прекрасно понимала всю
тщетность подобных надежд.
Тара проводила меня в те же покои, в которых я была перед
знаменательной встречей с супругом.
Оставив меня ненадолго одну, служанка быстро сбегала за моим
завтраком и, пока я вкушала дары с королевской кухни, уже
подготовила ванную, именуемую здесь купелью, выложила на
просторную кровать новый наряд. Ох, а ведь ещё даже десяти утра не
было! А я уже готовилась сменить третье платье.
Тара мне понравилась. Она была молчалива, приветлива и
предельно вежлива. Никаких лишних взглядов, бурчаний под нос и
прочего неуважения. Не знаю, чья в том была заслуга, но была
искренне благодарна тому человеку, который повлиял на замену
прислуги.
Я была собрана меньше, чем за час, и в полной боевой готовности
собралась штурмовать ступени дворца, где отныне должна была играть
роль королевы. Я всё ещё надеялась, что смогу вернуться домой, но
пока не нашла информации о том, как это осуществить, приходилось
играть по правилам этого мира.
«Ничего, и не таких боссов побеждали!» — мысленно подбодрила
себя, сравнив своего супруга с игровым монстром. А что, общего у
тирана с главным страшилищем игры много, да и цель у меня по сути
одна — пройти все уровни и вернуться домой. Желательно целой и
невредимой.
Тара провела меня по коридорам, широкой лестнице и вывела
через парадные двери на улицу.
Первое мгновение я слепо моргала, привыкая к солнечному свету.
Во дворце в любое время суток царил мягкий полумрак, разбавленный
светом свечей, поэтому мои глаза оказались абсолютно не готовы к
повышенной яркости окружающего мира.
Я ожидала, что Тара будет следовать за мной по пятам, но та
поклонилась и извинилась, сообщив что присоединится ко мне позже.
Я даже оглянулась несколько раз, ища подвоха. Но нет, за мной никто
не крался. Видимо, периметр дворца был достаточно защищён, чтобы
не охранять королеву в дворцовом саду.
Именно в сад я и направилась, почувствовав дух свободы.
Красивые дорожки, по обе стороны окружённые густыми
зелёными кустами, были похожи на лабиринты Версаля.
Я смело шла вперёд, наслаждаясь ароматами ярко-красных роз и
незнакомых цветов, похожих на белые гортензии. Всё же здесь было
красиво. И будь я художником, несомненно запечатлела бы эту
роскошь для потомков. Или вставила бы подобную локацию в
компьютерную игру.
Но рисовать я не умела, поэтому оставалось только впитывать
местную красоту через глаза и пытаться зафиксировать её у себя в
памяти, чтобы потом, когда вернусь домой, было что вспомнить за
чашечкой горячего чая с зефиркой.
Вздохнув, повернула за угол и вскрикнула, испуганная
неожиданной встречей.
На дорожке лежало (или стояло?) крупное пушное нечто,
напомнившее мне одновременно и кошку, и медведя. Но,
приглядевшись, я поняла, что первое впечатление было ошибочным.
Зверёк был похож скорее на куницу. Я знала лишь одно животное у нас
на Земле, которое могло бы быть родственником данной зверушки.
— Росомаха! — крикнула я, пятясь назад. Потому как из курса
биологии знала, что эти животные чрезвычайно агрессивны.
— Ну и чего ты орёшь? — ответили мне, и я почувствовала, как
надёжная земля ушла из-под ног.
Глава 7
Я не упала в обморок, как, наверное, следовало бы сделать.
Потому как вера в то, что животное может разговаривать, была для
меня равносильна признанию своего полного сумасшествия.
Тем временем зверь, абсолютно не ведая о сумятице, причиной
которой невольно стал, выкатился на середину дорожки, привстал на
задних лапках и совсем по-человечески подбоченился. Суровый
взгляд, грозный фырк и вердикт, отнюдь не радостный для меня.
— Ты что, совсем дурочка?
— Нет, не совсем, — ответила шёпотом. — Ты кто?
— Пф! — рассерженно фыркнуло животное. — Мало того, что
дурочка, так ещё и невоспитанная! Я — Гло́то Валаферин Гарг!
— Прошу прощения, но я не местная. Ваше имя должно было мне
что-то сказать? — невольно перешла на «вы», обращаясь к важной
росомахе.
— Деревенская, что ль? — с сомнением прищурившись, выдал
зверёк. — Нет, не похожа.
— Вообще я вроде как королева, — хмыкнула я, возвращая себе
самообладание. Ну разговаривает зверь, делов-то! Я тут вообще замуж
за короля случайно вышла. Нашли чем удивлять.
Глото удивлённо моргнул глазками-бусинками. Не только ему
меня шокировать!
— Королева? Но... когда... — зверёк явно был растерян. Я решила
прийти на помощь и пояснить ситуацию — насколько могла.
— Вчера, совершенно неприлично быстро, — улыбнулась я и
присела на корточки, чтобы рассмотреть зверька получше. — А у вас
здесь все звери разговаривают, или…
— Звери? — возмущённо пискнул Глото. — Где здесь звери?! Я
— магическое существо, очень редкое и ценное!
— Простите мне моё невежество, — я поспешила извиниться. —
Дело в том, что там, откуда я родом, не бывает магических существ.
— Откуда же ты родом? — ехидно уточнила росомаха, забавно
потирая подбородок. Ну точно, все повадки человека!
— С Земли, — просто и без обиняков ответила я. Скрывать своё
происхождение перед зверем я посчитала лишним. Да и вообще —
королева я или нет. Хоть и иномирянка.
— С земли? — зверь снова растерялся. — Но... Все мы с земли. В
смысле, вот же она, земля, — Глото постучал задней лапой по садовой
дорожке. Не голая земля, а гравий, но я поняла его мысль.
И снова улыбнулась.
— Это планета такая. Я не из вашего мира.
— Благочестивые боги, что творится-то?! — воскликнул
волшебный зверёк и грохнулся в обморок. Вот так взял и отключился,
упав на дорожку. Я даже испугалась: вдруг ненароком убила ценное
магическое существо?
Подхватила пушистую тушку на руки и прижала ухо к мягкому
тельцу, чуть выше округлого живота. Мерный стук сердца тут же
успокоил меня. И я моментально ощутила, что зверь-то не пушинка.
Поискав взглядом скамью, быстро прошагала к лавочке и
плюхнулась на деревянные рейки, удерживая бессознательное
животное на коленях.
— Аккуратнее, — приоткрыв левый глаз, пробурчал Глото и
безвольно откинул голову, словно снова отключился.
Ох, актёр погорелого театра!
— Что же мне с тобой делать? — размышляла я вслух, почёсывая
мохнатое пузико. Кажется, Глото это нравилось, потому как зверёк
словно невзначай поворачивал под мои пальцы то один бочок, то
другой.
— Любить, кормить и баловать, — ответило это наглое существо
и приоткрыло левый глаз. — Принимаешь меня?
Я растерялась. И даже сложно сказать, от чего больше: от
услышанной земной фразы-цитаты или же от предложения росомахи.
Поэтому машинально кивнула — если предлагают, бери! И ответила:
— Да.
И лишь потом до меня дошло переспросить, что Глото имел в
виду.
— Погоди, а что это значит, принимаю?
— Поздно, — с плотоядной улыбкой ответил зверёк и цапнул
меня за палец.
— Неблагодарный! — воскликнула я, вскакивая со скамьи.
Конечно, росомаха при этом свалилась с моих ног и шлёпнулась на
пол.
Недовольно потирая спину, Глото проворчал:
— Кто ещё тут неблагодарный!
Его бурчание завело меня ещё больше.
— То есть я должна была сказать «спасибо» за то, что ты меня
укусил?!
— Не укусил, а связал нас, — хмуро ответила росомаха. — И
следа уже не осталось. Истеричка.
Я глянула на палец и с удивлением увидела абсолютно целую,
ничем не повреждённую кожу. Что за чертовщина?
Хотя да, какая чертовщина. Здесь на все странности ответ один —
магия.
— Связал? — переспросила я. — Но зачем?
— Теперь и сам сомневаюсь, что это был правильный выбор, —
задумчиво ответил Глото. — Ты показалась мне хорошей человечкой,
но боюсь, я мог принять глупость за доброту сердца и чистоту души.
— Вот мы знакомы всего ничего, но ты успел меня столько раз
обидеть, причём незаслуженно, что я тоже сомневаюсь в твоей
разумности, Глото.
Странный факт, но когда животное начинало меня оскорблять,
«выкать» ему уже не хотелось. И чтобы не скакать туда-обратно, я
выбрала фамильярное общение с росомахой. Мысленно усмехнулась.
Фамильярное общение с фамильяром. Нет, конечно, Глото не был
моим фамильяром — как минимум потому, что я не была ведьмой. Но
игра слов мне понравилась.

— Привыкай, я со всеми такой, — буркнул Глото и почесал спину.


— Так что, кормить будешь?
— Сначала расскажи, что ты сделал и чем это теперь чревато?
Росомаха издала протяжный вздох, страдальчески закатила глаза и
ответила:
— Я буду твоим верным и преданным помощником во всех делах.
Магическое существо моего уровня способно приходить на помощь
своему человеку, когда ему грозит опасность. Могу делиться
магическим резервом, подпитывать своими силами, исцелять раны,
проводить через пространство (правда, на небольшие расстояния, в
силу своего малого роста). И много чего другого, но всё рассказывать
сейчас не буду, — я голоден.
— Хмм, — задумчиво протянула я. — Очень полезные свойства.
Думаю, мы поладим.
А сама снова невольно провела аналогию с компьютерной игрой,
поздравив себя с новой ачивкой (достижением). Так и представила
экран монитора, где на центр экрана всплывает окошко:
«Болтливая росомаха. Новый питомец».
Но говорить о своих фантазиях Глото я не стала, не поймёт и
обидится. Поэтому предпочла спросить то, на что это чудо точно
захочет ответить:
— Скажи, а чем тебя кормить? У меня раньше никогда не было
волшебных существ, и я совершенно не понимаю, что вы едите.
Развела руками, признавая свою профнепригодность как хозяйки
магического зверя.
— Пф, никакой сложности в этом нет, — ответила росомаха. —
Мясо. Предпочтительно молодого телёнка.
Я выдохнула с облегчением, потому как в голове засела
уверенность, что росомахи — падальщики. Просто мясо с кухни,
думаю, выделить моему питомцу не будет проблемой. Даже овощей
добавить попрошу, если Глото окажется всеядным. Ну а вдруг?
Оставался ещё один неразрешённый вопрос — конспирация. Я в
этом мире всего ничего, обычаев местных ещё не выучила. Поэтому
обратилась к своему мохнатому справочнику.
— Глото, скажи, нашу связь и вообще тебя следует скрывать от
других? Или можно всем говорить, что ты мой питомец? Кстати, а кем
мы друг другу приходимся?
Росомаха закатила глаза и фыркнула. Весь вид зверька буквально
кричал о том, что он дико сожалел, что выбрал такую тупенькую
хозяйку.
— Отвечаю по порядку: связь не скрывать, но и не афишировать.
Это привилегия, которая заставит многих завидовать тебе. А, как я
догадываюсь, во дворце у тебя мало друзей. Второе — я не питомец. Я
— друг, помощник и учитель. И не надо тут пренебрежения, — уже
вжившись в роль наставника, сказал Глото. — Кто как не я будет учить
тебя магии, если та вдруг проснётся в твоём слабом теле?
Я хмыкнула. Вот во что я точно не верила, так это в то, что мне
достанется какая-то там магия. Это было бы слишком нереально.
— Значит, друг, — я решила выбрать наиболее нейтральную
формулировку из предложенных зверьком. — И я — твоя подруга?
— Вот ещё, — скривилась росомаха. — Ты — мой человек.
Я хохотнула. Звучало так, словно кошка внезапно смогла говорить
и наконец сказала своему хозяину, кто в доме на самом деле главный.
Сам того не ведая Глото поднял мне настроение и заставил
ненадолго забыть о плачевном положении, в которое я попала.
Мне нужна была эта передышка, чтобы не сойти с ума.
Забавно, что для этого понадобилось волшебное говорящее
существо.
Глава 8
Я не успела задуматься о том, как доберусь до «своих» покоев,
когда у белого заборчика дворцового сада увидела знакомую служанку.
Усмехнулась и бросила быстрый взгляд вниз, на дорожку, где чуть
позади меня бежала росомаха.
— Ты как, в открытую пойдёшь или спрячешься?
Признаюсь, я не ждала от Глото второго варианта: куда на
открытом пространстве дворцовой лужайки спрячется довольно
крупное животное? Но росомаха меня и тут удивила.
— Увидимся в твоих комнатах, — сообщил мне Глото и прямо на
моих глазах растаял в воздухе. Вот просто взял и исчез, словно и не
было здесь пушистого зверька!
— Ваше Величество, — позвала меня Тара, заметив мою
рассеянность. Я кивнула и подошла к девушке.
— Проводи меня обратно, — сказала служанке и вздохнула, пряча
бегающий взгляд от посторонних. Интересно, если Глото может
становиться невидимым, какие ещё скрытые таланты приберёг на
потом росомаха?

Уже значительно позже, когда Тара была отправлена за едой для


меня и Глото, хотя сама не подозревала о втором едоке, я устроилась
на подоконнике своей спальни и задумчиво посмотрела в окно.
Не знаю, ждала ли я, что Глото появится в воздухе прямо
напротив окна, зависнув в пространстве на высоте трёх этажей, но
демонстративное покашливание со стороны кровати заставило
отвернуться от созерцания дворцовых пейзажей и испуганно
воскликнуть.
На алом покрывале вольготно расположился мой пушистый друг-
учитель.
— Как ты сюда пробрался? — спросила я зверька, ведь прекрасно
помнила, что дверь в покои прямо перед моим носом Тара открыла
ключом. Значит, опередить нас мохнатый хитрец никак не мог. Да и
окно было закрыто, потому как я сама только минутой ранее открыла
его.
— Пусть это будет моим маленьким секретом, — лениво ответила
росомаха и почесала нос. — Еда скоро будет?
— Такое впечатление, что ты не ел со дня своего рождения и
выбрал меня только потому, что голод стал нестерпимым, а тебе
почему-то для принятия пищи нужен «свой человек», — сказала я,
прищурившись.
Показалось, что росомаха смутилась. И это ещё больше усилило
мои подозрения.
— И почему мне кажется, что ты тянул до последнего, не желая
выбирать себе человека? А ещё, что если бы тебе не подвернулась я, то
сгодился бы любой первый попавшийся человек. Я права?
Глото фыркнул, схватил свой огромный пушистый хвост и начал с
преувеличенным вниманием выискивать в нём травинки.
— Ясно, — буркнула я. — Значит, это не я такая особенная, а ты
такой ленивый и вредный. Что ж, выбора у нас теперь всё равно нет,
как ты сказал. Значит, будем искать компромиссы.
— Зачем компромиссы? — удивился зверёк. — Я мудрый и
опытный, просто слушайся меня во всём — и будет тебе счастье.
Я даже подавилась от возмущения.
— Ещё один тиран на мою голову! — воскликнула я, уперев руки
в бока. — А ну вставай, доморощенный король! И запомни, в нашей
паре главная я. А ты — мой помощник.
— А как же друг? — внезапно жалостливо спросил Глото,
посмотрев на меня таким взглядом, что кот из «Шрека»* удавился бы
от зависти.
Мне даже стало стыдно. Но всего на мгновение. Ничего
криминального я не сказала, а этот пушистый просто проверял
границы допустимого. Сажать себе на шею росомаху, пусть и такую
умилительно-забавную, я не собиралась. Хватит и мужа самодура,
который не даёт расслабиться ни на миг.
Возможную ссору прервал стук в дверь. Я разрешила войти, и уже
через минуту огромный поднос, заставленный тарелками разной
величины и глубины, был поставлен на стол. Я поняла, что голод
проснулся не только у Глото, но и у его королевы. Хорошо, что хоть
желудок не стал неприлично урчать, компрометируя меня перед Тарой.
Девушка расставила все предметы на столе и, взяв пустой поднос
в руки, посмотрела на меня с вопросом в глазах.
— Можешь быть свободна, — кивнула я Таре, не желая есть при
посторонних. Пусть даже эти посторонние очень милы и тактичны.
— Наконец-то она ушла! — стоило за служанкой закрыться двери,
как Глото выскочил из-под кровати и рванул к тарелкам. — Где тут моё
угощеньице?
Я вздохнула, закатила глаза и подошла к излишне суетящейся
росомахе.
— Успокойся, сейчас всё поделим.
Взгляд, которым меня наградило неблагодарное животное, мог бы
испепелить меня на месте. Но я чудом осталась жива.
— И не смотри на меня так, — пригрозила росомахе пальцем. —
Я тоже голодна и мне тоже необходима пища.
Глото так картинно вздохнул, что не заиграй у меня в животе
целый оркестр струнных и ударных инструментов, отдала бы Глото
половину своей порции.
Но голод — не тётка, поэтому росомахе досталось ровно то, что я
и заказывала для зверя — тарелка с мясом и фаршированные яйца.
А часом позже, когда разомлевшая росомаха захрапела на моей
постели, снова вернулась Тара. Я боялась, что девушка заметит наглого
нелегала, но задёрнутый со всех сторон балдахин стал неплохим
прикрытием. А наброшенное на спящее животное одеяло приглушило
его храп до едва заметного сопения.
— Ваше Величество, у меня для вас послание от Его Величества,
— присев в поклоне, сказала девушка.
Я посмотрела на неё с удивлением, так как подноса с письмом,
как в прошлый раз, при ней не было. Перехватив мой взгляд, служанка
улыбнулась и добавила:
— Устное.
— Ну, говори, — хмыкнула я, откидываясь на спинку кресла.
— Его Величество сообщает, что будет ждать вас к пяти часам в
красной гостиной.
— А как же ужин? — спросила я, надеясь на небольшую
отсрочку... да и прихватить нож не помешает, а то с этим Глото я
совсем забыла о предстоящей войне с супругом.
— Ужин вам подадут в гостиную, — снова зачем-то присев в
поклоне, ответила Тара. Я кивнула. А что ещё оставалось?
Ждать назначенного часа и прикидывать, чем остудить головушку
муженька, чтобы он не был излишне ретив и пылок.

— Ваше Величество, время пришло, — сообщила Тара, войдя в


мои покои после стука. Я кивнула. К этому времени я успела
поговорить с Глото и тот пообещал каким-то образом помочь. Вот
только наотрез отказался сообщать, как именно, чем заставил меня
сомневаться в результативности помощи. Или же вообще в том, что та
помощь будет.
Поэтому я дала себе установку бороться за свою честь своими
силами, не дожидаясь вмешательства волшебной росомахи.
На свидание с мужем меня нарядили так, словно я отправлялась
по меньшей мере на коронацию. Богато украшенное золотыми нитями
и драгоценными камнями платье, жёсткий корсет, множество нижних
юбок и тугие туфельки, тоже украшенные золотом и камнями. Сделав
мне причёску из хитро переплетённых между собой локонов и кос,
Тара водрузила мне на голову изящный венец и тонкую вуаль, которая
накрыла мои волосы со спины.
Я терпела все неудобства по двум причинам: усыпить
бдительность слуг (я догадывалась, что моему драгоценнейшему
супругу докладывалось обо всех моих телодвижениях и разговорах) и
иметь под рукой предметы, которые при острой необходимости можно
было бы использовать в целях самозащиты.
Тонкие зубцы королевского венца вполне сошли бы за оружие
ближнего боя.
По этой же причине я не отказалась от веера, в основе которого
были тонкие металлические пластины, обшитые расписанным шёлком.
Не спасусь, так покалечу одну тиранистую особу!

В красной гостиной было светло: на стенах и в люстре в изобилии


горели свечи, но привычного запаха воска и сгораемых фитилей я не
ощущала. Странно, но об этом думать сейчас явно было лишним, ведь
на богато украшенном кресле за столом сидел мой тиран. То есть, муж
мой.
Мужчина сверлил меня непроницаемым взглядом, неотрывно
отслеживая каждый шаг. Я тяжело сглотнула: за это время успела
забыть, насколько сурово выглядел мой навязанный супруг, и теперь по
спине снова поползли морозные мурашки. Невольно вспомнилась
звериная ярость короля, когда он набросился на меня в нашу первую
брачную ночь.
— Рад видеть тебя в добром здравии, жена, — сказал король и
кивнул мне, видимо, приглашая к столу этим небрежным жестом.
Да уж, работы непочатый край! О вежливости и уважении здесь
даже не слыхивали. Интересно, он ко всем женщинам так относится,
или только к королеве?
— Взаимно, — ответила, присаживаясь на место, определённое
мне, судя по расположению тарелок и столовых приборов.
Король удивлённо вскинул брови, но никак не прокомментировал
мою не самую почтительную реплику. Ну а чего он ожидал от
иномирянки? Как он со мной, так и я буду с ним себя вести.
— Слышал, ты уже успела оценить мои сады. И как тебе?
Я хмыкнула. Это у нас сейчас вроде светской беседы о птичках?
Слабенькая попытка разрядить обстановку. Но намеренно портить
настроение тирану я пока не собиралась, — спокойный тигр лучше
разъярённого.
— Да, отличный сад, — сказала, мысленно добавив: «И звери
интересные».
— Завтра составлю тебе компанию, — сообщил тиран тоном, не
терпящим возражений. Не спрашивал, а перед фактом ставил.
Король, что с него взять. Уверена, мой супруг не привык слышать
отказы.
— Угумс, — промычала, чтобы не отвечать слишком явным
согласием.
— Вижу, ты тяготишься моим обществом, — вдруг решил
отбросить формальности король. — Наше знакомство началось весьма
сумбурно, но ты должна понять — обратной дороги нет. Ты должна
исполнить предназначение.
— Угумс, — снова промычала я, а в голове после слова
«предназначение» заиграл прилипчивый мотивчик из сериала про
ведьмака*.Нашёл себе козла отпущения, взвалив на меня решение
своих проблем. Что же за мужик такой мне достался?
Вздохнула и ковырнула вилкой жаркое.
— Предлагаю заключить соглашение, — снова подал голос
король, не очень довольный моим равнодушием. Я подняла взгляд от
тарелки и посмотрела прямо в глаза супруга, которые сейчас казались
абсолютно чёрными.
— Соглашение?
— Да, — кивнул король и его губы скривила усмешка. Интересно,
это неудачная попытка улыбнуться? — Ты принимаешь свою судьбу и
роль моей жены, а я…
— Да, что вы, Ваше Величество? — со злостью перебила
мужчину, чувствуя, что от надежды на взаимопонимание с тираном не
осталось и следа. — Позволите себя любить и почитать?
— Это было бы неплохо, — хмыкнул король. — Но я хотел
сказать другое, моя несдержанная супруга.
Мне нужно было куда-то выплеснуть нарастающую злость,
поэтому я взяла в руки нож и, придержав ароматное мясо вилкой, с
силой воткнула острое лезвие в нежную мякоть.
Король нахмурился, правильно прочитав в моём жесте угрозу.
— Так вот, взамен твоей покорности я готов предложить тебе
столько украшений и нарядов, сколько ты пожелаешь. Лучшие
портные оформят тебе гардероб, а самые искусные ювелиры заполнят
сундуки драгоценностями.
— Покупаете моё расположение, Ваше Величество? — спросила
я, заломив бровь. — Как это предсказуемо и... убого.
Король помрачнел. Взгляд и без того суровых глаз стал поистине
невыносимо тяжёлым. Я буквально кожей ощутила вмиг
наэлектризовавшийся между нами воздух и поняла, что вот-вот
разразится буря. Машинально сжала пальцы вокруг рукояти ножа.
Но бури не случилось. Тиран глубоко вдохнул, призывая остатки
терпения, и выдал сквозь плотно сжатые челюсти:
— Так чего же ты хочешь, жена?
— Для начала было бы неплохо узнать имя своей жены, Ваше
Величество! — выплюнула я, отправив в рот маленький кусочек мяса
и со злостью прожевав его, глядя тирану прямо в глаза.
— И как же зовут мою драгоценную супругу? — король с не
менее яростным лицом отрезал от своего куска мяса кусок и зеркально
отразил мои действия, не разрывая зрительного контакта.
— Кира, — ответила я, воткнув в мясо нож. — Меня зовут Кира.
________________
«Шрек»* (англ. Shrek) — полнометражный анимационный фильм
киностудии Dreamworks Pictures.
* — речь идёт о песне «Ведьмаку заплатите чеканной монетой» из
сериала «Ведьмак» (англ. The Witcher) — американо-польский
фэнтезийный телесериал, снятый по мотивам одноименной серии
романов Анджея Сапковского.
Глава 9
— Значит, Кира, — задумчиво повторил король, словно пробуя
моё имя на вкус. Я молча ждала, что будет дальше. — Моё имя,
полагаю, ты запомнила?
Ох, каков был соблазн сказать, что нет! А впрочем…
— Прошу великодушно простить, не до того было, — развела
руками и посмотрела в глаза супругу с вызовом. Это чтобы он не
сомневался в истинной причине моей забывчивости.
— Тэйран, — усмехнулся король. — Можешь звать меня Тэйран.
— Что, даже опустим все многочисленные имена и титулы? —
притворно удивилась я, снова берясь за приборы. — Ох, как же я
благодарна!
— Наедине можешь обращаться ко мне без упоминания титулов и
официоза, — кивнул муж. — Но в присутствии посторонних, будь то
слуги или гости, придворные или послы иных государств — ты
должна вести себя подобающе, так, как положено покорной жене.
— То есть, молчать в тряпочку и заглядывать в твой рот с
подобострастием? — саркастично уточнила я. Супруг вмиг растерял
зачатки доброжелательности и лёгкой небрежности. Хмурые брови
сдвинулись у переносицы, глаза опасно сверкнули.
Эх, рано я расслабилась и дала волю словам! С этим чурбаном
следовало вести себя хитрее и осторожнее, продвигаясь вперёд по
маленькому шажочку.
— Ты закончила, жена моя? — процедил Тэйран, откладывая
вилку с ножом в сторону.
От испуга я икнула. Ведь жест короля означал только одно —
переход к десерту, то есть к исполнению супружеского долга. А я ещё
не готова! В смысле, совсем не придумала, как избежать этой участи.
— Н-нет, я ещё очень голодна, — ответила, запихивая в рот
остывшее мясо. Есть мне уже не хотелось, первый голод был давно
утолён, а наслаждение от пищи в присутствии тирана никак не желало
приходить. Но даже при этом я бы предпочла не выходить из-за стола
до самого утра. Только кто же мне позволил бы?
— Я позабочусь о том, чтобы моя жена не испытывала чувства
голода, — хищно улыбнувшись, ответил король и залпом осушил
бокал вина. — Идём, время пришло.
Я молчала: мало того, что рот был забит едой, так ещё и
остроумного ответа в голову не приходило.
Взяла в руку нож и с сомнением посмотрела на супруга: тот
продолжал гипнотизировать меня пристальным взглядом. Да уж,
незаметно стащить нож не получится...
— Оставь нож, — словно прочёл мои мысли супруг. — Против
меня эта спичка всё равно бесполезна, а ты можешь пораниться.
Я со злостью бросила бесполезное оружие и посмотрела на
короля с ненавистью.
— Хорошо кичиться силой перед тем, кто заведомо слабее? Это
же так по-мужски!
— Не провоцируй, — процедил Тэйран и в одно мгновение
оказался возле меня. Схватив за локоть, он направил меня к дверям.
— Отпусти! — я попыталась вырваться, но захват был слишком
сильным. — Синяки оставишь!
Король чуть ослабил хватку, но не отпустил меня, продолжая
уверенно вести вдоль коридора к одному ему ведомой цели. Хотя, о
чём это я. Конечно, он тащил меня в спальню.
Придурок!
И как назло, ни одна живая душа не встретилась нам по пути,
словно этот венценосный козёл отдал приказ, чтобы все слуги и
придворные покинули дворец!
С него станется, мог и вправду приказать.
Дойдя до смутно знакомых мне дверей, король толкнул ногой
несчастное дерево и втолкнул меня внутрь. Я вздрогнула, услышав
громкий хлопок запираемой двери.
Чёрт, кажется в этот раз супруг настроен куда более решительно,
чем в прошлый раз!
Я попятилась к стене, ища защиты у холодного бездушного камня.
Тщетно.
— Дорогая, что же ты жмёшься к стене? — с издёвкой спросил
король. — Ки-и-ра, так ведь? Мы же договорились.
— Это ты сам с собой договорился, — буркнула я, стукнув
зубами. От страха перед мужем я начала крупно дрожать. — А я
согласия на насилие не давала!
— А кто говорит о насилии? — изогнув правую бровь, спросил
Тэйран. Я и не знала, что он так может. — Ты — моя жена. Перед
лицом богов и людей. У нас первая брачная ночь, а, как известно, все
юные девы боятся первой ночи. По незнанию. Ничего, тебе даже
понравится. Я буду нежен.
Я горько усмехнулась, чувствуя приближение истерики.
— Ты — и нежен? Не смешите мои тапочки!
С лица короля мгновенно слетела напускная доброта.
Нахмурившись, мой супруг ответил:
— Можешь кричать, можешь проклинать, — но сегодня ты
станешь моей, — сказал этот недомужчина и резким движением
подхватил на руки, моментально дезориентировав.
Опомнилась я лишь когда тиран повалил меня на кровать. Жуткое
чувство дежавю сковало тело ледяным страхом. Ведь если в прошлый
раз каким-то чудом от насильной консумации брака меня спас бой
часов, то сейчас до двенадцати было очень далеко.
И спасения ждать было не от кого...
── ✦ ──
Тэйран наклонился к моему лицу и глубоко вдохнул, словно
наслаждаясь моим запахом. От этой странной ласки мне совсем
подурнело: что он, животное какое-то? Судя по безумному блеску
почти чёрных глаз — именно так и было. Зверь, сошедший с ума от
запаха своей жертвы.

— Не надо, — слабо прошептала я, когда король провёл рукой по


моему телу, касаясь груди и живота, пока ещё скрытых корсажем
платья. — Пожалуйста.
Мои просьбы были жалкими, полными унижения и
бессмысленной мольбы. Я понимала, что тиран уже не остановится: об
этом кричал его затуманенный взгляд, налившиеся камнем мышцы и
тяжёлое дыхание. Словно кто-то запустил механизм, который уже
никто и ничто не в силах остановить, пока он не выполнит заданную
программу.
Что я там говорила? Победить главного босса и вернуться домой?
Похоже, главный монстр этой игры — мой муж, и одолеть его мне не
хватит никаких сил и умений.
Всхлипнула и зажмурилась, не желая видеть тирана, нависшего
надо мной.
Почти смирилась с неизбежным.
Рвано вздохнула и приготовилась к самому страшному унижению
над женщиной.

Я ждала резкого вторжения в своё личное пространство, грубого


стягивания одежды и задирания юбок, но... ничего этого не случилось.
Открыв глаза, с удивлением уставилась на супруга, который буквально
подвис от неожиданности.
Мотнула головой в сторону, пытаясь понять, что именно так
сильно озадачило тирана, что тот напрочь забыл о своей жертве, и
наткнулась взглядом на... мою росомаху.
Глото стоял на задних лапках в дальнем углу огромной кровати,
держа в передних, на манер рассерженной жены, тяжёлую сковороду
(и где он её раздобыл?).
— Ещё движение и я буду вынужден познакомить вашу
венценосную голову с этим предметом кухонной утвари, — с лёгким
поклоном сообщила росомаха, а после добавил: — Ваше Величество.
Глото демонстративно потряс сковородой, силясь при этом
выглядеть воинственно и угрожающе. А я, видимо от переизбытка
напряжения и накала страстей, начала смеяться. Сначала беззвучно,
сотрясаясь всем телом, а после захохотала так оглушительно, что всё
ещё не пришедший в себя король моргнул, посмотрел на меня и
медленно отстранился.
— Это ещё что такое? — спросил он, указав взглядом на
росомаху.
— Не что, а кто, — с вызовом ответил мой пушистый защитник.
— Гло́то Валаферин Гарг, ноту Её Величества.
Снова поклонившись, Глото подмигнул мне и перехватил рукоять
сковороды с одной лапки в другую.
— И когда Её Величество успела обзавестись своим ноту? —
подозрительно прищурившись, посмотрел на меня Тэйран.
— Я? — отчего-то я снова испугалась и совершенно перестала
смеяться. — Да я вообще не знаю, что значит это ноту.
— Хочешь сказать, ты видишь эту росомаху впервые? — теперь
взгляд с прищуром достался Глото. Зверёк растерялся от того, куда
повернул разговор, и лишь смотрел своими глазками-бусинками,
переводя взгляд с меня на Тэйрана и обратно.
— Нет, — ответила я, добавив в голос твёрдости. — Это Глото, и
он мой друг, — сказала, с вызовом посмотрев в глаза тирану. — Может,
будешь так добр и слезешь с меня? Ты так-то не пушинка.
Тёмная бровь взметнулась вверх.
— Думаешь, что всё окончено? — и словно в подтверждение
ошибочности моих мыслей этот тиран недотиранистый толкнулся
бёдрами вперёд, давая мне в полной мере ощутить, что ниже пояса он
всё ещё был готов к постельным подвигам.
Вот только я уже не боялась, — присутствие росомахи вселило
уверенность, что ничего страшного со мной уже не произойдёт.
Поэтому я выставила перед собой руки, уперев ладони в мощную
грудную клетку короля, и повторила с нажимом:
— Будь так добр, исчезни.
Тишина, взорвавшаяся после моих слов, стала почти осязаемой.
Воздух потяжелел, сгустился, наполнив собой пространство, и словно
законсервировал нас для потомков в этой не самой приличной позе.
— Ты же понимаешь, что я не позволю тебе вечно сбегать? —
почему-то очень тихо ответил Тэйран. Я мотнула головой. Сбегала,
сбегаю и буду сбегать! Пока этот чурбан не поймёт, что такими путями
любовь и уважение супруги не завоюешь.
Глава 10
— Эй, я всё ещё здесь, — напомнил о себе Глото. — Или моя
помощь больше не нужна?
И тёмные бусинки уставились на меня с ясно читаемым вопросом.
— Ещё как нужна! — поспешила заверить Глото и снова перевела
взгляд на мужа. Вообще эта коллективная игра в гляделки мне уже
порядком поднадоела.
— Ваше Величество, — с нажимом произнесла росомаха,
покачивая сковородку в лапах. — Не будете ли так любезны?..
Тэйран нахмурился, поджал губы, и через мгновение я вздохнула
легко и свободно.
И надо же было такому случиться, чтобы именно в этот момент, в
миг тишины и покоя, из стены выплыло белое облако тумана,
сформировавшись в фигуру очень крупной властной женщины, и
проговорило громовым голосом:
— Что, с женой справиться не можешь, Тэйри? Ох, мало тебя в
детстве гонял отец!
Я громко икнула. Это ещё что за чёрт в юбке?
— Мама, вы как всегда не вовремя, — пробурчал король, став
похожим на подростка, которого мать застукала в ванной за изучением
особенностей своего тела.
— Моё почтение, — вмешался в диалог отцов и детей Глото,
отвесив глубокий поклон призрачной королеве.
— Какой милый зверёк, — улыбнулось приведение, а после
скользнуло по мне придирчивым взглядом.
— Что же ты, дорогой мой, не смог себе найти никого получше?
Посмотри на неё, — кожа да кости! Как она тебе наследников родит,
если даже выносить крепкого сына не сможет?
Я закатила глаза. Ну началось, называется. Наш мир или
волшебный, а свекрови везде одинаковы. Лишь бы попрекнуть жену
драгоценного сыночка недостатками. Причем не обязательно
реальными, можно же и выдумать на ходу!
— Оставьте нас, мама, — тихо, но твёрдо произнёс Тэйран, сжав
кулаки. Ох, как всё запущено! Зато теперь мне стало ясно, откуда у
короля появились замашки тирана и тяжёлый взгляд — портретное
сходство было просто феноменальным!
Я думала, что призрак так легко не сдастся, но мой муж оказался
не таким уж простачком.
Тэйран выставил руку вперёд и, проговорив какие-то
неразборчивые слова, направил блестящую магию в сторону почившей
родительницы.
— Спокойной ночи, мама, — сказал он с нажимом, и призрак
растворился в волшебной мерцающей субстанции.
— Фи, как непочтительно, — подал голос Глото и фыркнул.
Бурчание росомахи вырвало меня из оцепенения, в котором я
пребывала всё это время.
— Спокойной ночи, — быстро пробормотав, вскочила с кровати и
тут же отпрыгнула как можно дальше от обманчиво расслабленного
после исчезновения матушки супруга. Тот лишь хмыкнул, но
останавливать меня не стал.
— Что ж, попробуем иначе, — сказал король, вдруг
приподнявшись на локтях. Впервые за всё время, что мы были
знакомы, он посмотрел на меня с толикой интереса. — Мы связаны
клятвой, моя дорогая, и вечно бегать от меня ты не сможешь. Но, так и
быть, я дам тебе время привыкнуть к моему обществу.
Тэйран сделал вид, что задумался.
— Думаю, недели должно хватить.
— Тебе? Чтобы получить от меня желаемое? — я иронично
заломила бровь. — Сомневаюсь.
Ох, язык мой— враг мой! Только король был лениво спокоен, как
на дне его глаз снова пробудилось тёмное пламя.
Тэйран молниеносно соскользнул с кровати и оказался возле меня.
Его пальцы готовы были сомкнуться вокруг моих запястий, когда в
игру вступил Глото.
Я не поняла, что именно сделала росомаха, — лишь увидела, как
моё тело замерцало каким-то странным светом и буквально растаяло
на глазах. Последнее, что я видела в комнате короля, был удивлённый
взгляд супруга. Последнее, что я слышала, был звон сковороды,
упавшей на пол, и слова Глото, адресованные Тэйрану:
— Ничего личного, Ваше Величество.
А спустя один взмах ресниц я оказалась в своих покоях, напугав
своим внезапным появлением посреди комнаты задремавшую в кресле
служанку.
Глава 11
— Ваше Величество? — испуганно пробормотала Тара, протирая
глаза. — Но... как вы здесь оказались?
Я огляделась — мерцание вокруг меня давно прекратилось, Глото
нырнул под длинное покрывало королевской кровати — ничто не
указывало на волшебство. Пожав плечами, сказала:
— Пришла, своим ходом.
Тара недоверчиво покосилась на плотно прикрытую дверь, но
промолчала о своих сомнениях, если таковые и появились у неё в
голове. А я, напустив на себя усталый вид, зевнула и сонно сообщила:
— Я очень устала и хочу лечь спать.
— Конечно, сейчас же подготовлю купель, — тут же спохватилась
служанка и умчалась в соседние двери, совершенно забыв о том, что
королеву нужно переодеть в просторный халат. Хорошо, что я —
девушка не избалованная слугами, сама привыкла себя обслуживать.
Правда со шнуровкой пришлось попотеть, хоть мой супруг и заметно
ослабил её.
При мысли о Тэйране я почему-то улыбнулась. Забавно было
вспоминать его ошалелый взгляд, когда в лучах славы перед нами
появился Глото со сковородой. Интересно, он сам это придумал или
кто подсказал зверьку?
А вот вспомнив призрачную свекровь, я поёжилась. Мало того,
что супруг достался с дефектом каким-то неизлечимым, так ещё в
довесок к этому шла властная королева, хоть и почившая.
Оставалось надеяться, что я её не заинтересовала и больше не
увижу эту мать всех тиранов.
— Глото? — позвала я своего пушистого защитника,
воспользовавшись отлучкой служанки. Зверёк высунул мокрый нос из-
под покрывала и фыркнул.
— Что?
— Кто такой ноту и почему ты представился королю этим словом?
— Ничего особенного, — тёмные глазки забегали, выдавая
волнение зверька. — Просто формальность.
— А ну-ка объясни мне, что всё это значит! — потребовала я,
склонившись над росомахой. — И лучше по-хорошему!
Глото тяжело вздохнул.
— Ноту — это друг, учитель и помощник, — выдал заученную
фразу волшебный зверёк.
— И где лужа? — спросила я, намекая на то, что где-то тут
закрался подвох.
— В смысле? — не понял моей земной метафоры Глото.
— Ты что-то не договариваешь, — пояснила я. — Что-то очень
важное.
— Пожизненно, — на выдохе добавила росомаха.
— И? — я всё ещё не понимала прикола.
— И... — Глото поднял на меня свои глазки-бусинки и сказал: —
Ты уже не сможешь выбрать другого ноту.
— Выбрать? — вот мы и дошли до этого маленького, но такого
весомого «но». — А разве я могла выбирать?
Виноватая мордаха росомахи сказала мне всё вместо слов. Я
задумалась. Если бы я могла сама выбрать себе фамильяра (хоть
убейте, Глоту я воспринимала именно как фамильяра, пэта, если
хотите — как животное, которое помогает персонажу проходить игру),
то кого бы взяла?
— А где у вас выбирают себе фа... ноту? — спросила, пока не
выражая ни расстройства, ни счастья по поводу того, что всё решили
за меня.
— Для этого существует день наречения ноту, — сказал Глото.
— Дай угадаю, — задумчиво протянула я. — Этот особый день
уже был и ты остался без своего человека?
Росомаха понурила голову и еле слышно вздохнула. Мне стало
жаль зверька. В конце концов, он меня спас от Тэйрана аж два раза за
этот вечер.
Я улыбнулась зверьку и погладила его по бурой шёрстке.
— Я рада, что именно ты стал моим ноту, Глото.
Росомаха неверяще уставилась на меня, зашевелив влажным
носом.
— Правда?
— Я тебя не узнаю, — шутливо нахмурившись, ответила я. — Где
тот самоуверенный и полный чувства своего превосходства Глото,
которого я встретила в парке?
По блеску в глазах волшебного существа я догадалась, что он
понял то, что было сказано между строк.
Привстав на задних лапках, Глото выпятил грудь колесом, отчего
его внушительное пузико угрожающе нависло над пушистыми лапами.
Он точно хотел что-то сказать, подозреваю, очень патетичное и
торжественное, но в этот момент в спальню вошла Тара.
— Всё готово, моя королева. Ох, а вы уже переоделись, —
девушка явно не ожидала от меня такой прыти. — Что же вы... надо
было меня позвать.
— Ничего страшного, — я пожала плечами.
После я едва не уснула в ароматной пене, задремав под умелыми
пальцами служанки, разминающей мои плечи и шею.
— Кажется, мне пора в кровать, — сонно пробормотала я, мечтая
только об одном — утонуть в мягких перинах, укрыться пуховым
одеялом и закрыть глаза, отдавшись во власть Морфею.
События этого дня, а точнее, вечера, выжали из меня всю
жизненную энергию. Едва моя голова коснулась подушки, как я тут же
провалилась во тьму сновидений, лишь краем глаза отметив, что под
одеялом обнаружилось пушистое тёплое тельце спящей росомахи.
Улыбнувшись, подумала, что Глото по натуре был настоящим
котом, и окончательно отключилась.

Как начинается утро обычного человека? Солнышко гладит по


щеке, тихо мурчит потревоженный, но всё ещё цепляющийся за
остатки сна, кот, а любимый варит кофе. Или же утро начинается со
звона будильника, недовольного бурчания и мрачной решимости ехать
на работу сквозь пробки и мерзкую слякоть.
Утро одной отдельной попаданки, по ужасной случайности
ставшей королевой, началось совершенно иначе.
Мне казалось, я проснулась сама, — ну вот просто взяла и
открыла глаза, когда пришло нужное время. Но нет.
Едва я разлепила веки, как тут же истошно заорала, перебудив
всех в округе. Потому что на меня в упор, почти нос к носу, смотрели
призрачные глаза матери короля, супруга моего, будь он неладен!
Мой громкий крик разбудил Глото, который шустро вскочил на
подушку, явив миру встопорщенную, вставшую дыбом шерсть и
перепуганные глаза.
— Что случилось? Кого убивают?
— Никого, — скрипуче засмеялся призрак. — Невестка
малахольная какая-то, Тэйрану остаётся только посочувствовать.
— Прошу прощения! — я окончательно проснулась и, осознав,
что вреда это приведение мне не сделает, расправила плечи. — Вы
заявились ко мне без предупреждения, разбудили меня, напугав
внезапным появлением в спальне, и теперь утверждаете, что я —
малахольная?
Призрачная королева наклонила голову и с интересом глянула на
меня, словно прикидывая, с какого конца лучше начать меня есть. Так
и не определившись, она обвела скучающим взглядом спальню.
— Утро доброе, Ваше Покойное Величество, — подал голос
Глото, отводя от меня вероятно готовые вот-вот сорваться с
призрачных губ вражеские словесные канонады. — Чем обязаны столь
раннему визиту?
И, как подобает настоящему придворному, росомаха отвесила
этой кхм... женщине глубокий поклон.
В другое время меня бы умилила подобная картина, но
присутствие незванной гостьи порядком нервировало. Настолько, что я
уже всерьёз начала жалеть, что со мною рядом не было моего
венценосного муженька — тот очень лихо справлялся со своей
родительницей.
— Хотела посмотреть на жену своего сына, — ответила мёртвая
королева, снова пристально посмотрев на мою напряжённо застывшую
под одеялом фигуру.
— Посмотрели? — с ехидцей спросила я. — Теперь можете
оставить меня одну, чтобы я смогла привести себя в порядок. Или
будете сопровождать меня до унитаза?
Да, я говорила непочтительно. Но эта женщина, или как там у них
призраков обстоят дела с половой принадлежностью, первой нарушила
моё личное пространство и правила приличия. Так к чему мне
раскланиваться перед ней?
— Унитаза? — переспросила явно озадаченная королева.
— Полагаю, Её Величество имела в виду трон уединения, —
пояснил Глото, забавно понизив голос, а я подавила в себе неуместный
порыв рассмеяться. Обязательно посмеюсь по поводу трона уединения
попозже, когда никого не будет рядом.
После моей отповеди я ждала, что призрачная королева
рассердится. Начнёт угрожать или, как минимум, позовёт стражу.
Может, тоже призрачную.
Но мать Тэйрана меня удивила. После долгого, тяжёлого взгляда,
которым меня буквально придавливало к перинам, она вдруг
совершенно непредсказуемо засмеялась. Громко, открыто и как-то
очень расслабленно, будто мы внезапно стали близкими подругами,
которым можно доверить любой секрет, раскрыть все потаённые
уголки своей души.
«Мало того, что мёртвая, так ещё и сумасшедшая,» — с опаской
подумала я, надеясь, что в этом мире круг из соли работает против
призраков так же, как и в нашем. Потому как первым делом после
визита королевы я планировала запастись мешком соли и обойти все
покои. Снова просыпаться от пристального взгляда призрака мне не
хотелось.
Ещё неизвестно, есть ли здесь краска для волос, а с такими
родственничками я всерьёз рисковала поседеть раньше времени.
— Нет, ты не так проста, — отсмеявшись, выдал призрак. — Что
ж, это будет даже интересно.
Я хотела уточнить, что именно показалось ей интересным, но
приведение не дало мне и шанса задать свои вопросы.
Даже не попрощавшись, как того требовали хоть какие-то правила
приличия, мать Тэйрона растворилась в воздухе, оставив после себя
запах ночной прохлады.
— Неприятная женщина, — поёжившись, произнесла я.
— А по мне, она очень милая, — возразила росомаха. — Просто
недолюбленная.
— Как и все здесь, — мрачно добавила я.
— Как и все здесь, — легко согласился со мной Глото и зевнул.
Глава 12
После раннего визита матери моего супруга я, конечно же, больше
спать не смогла. Поэтому, позвав Тару, я быстро приняла ванну, а после
— позволила облачить себя в очередной роскошный наряд.
Привыкать к подобным платьям было тяжело, и дело даже не в
том, что они были действительно нелёгкими — камни и богатая
вышивка весила по три-четыре килограмма, не считая самой ткани,
которая тоже была не летящим шёлком, — но и в самом стиле одежды.
В своём мире я, девушка-задрот, (будем говорить честно),
одевалась легко и удобно. Джинсы, толстовка, футболка. Подобие
платьев я носила лишь летом, и то для удобства. Потому как накинул
— и выбежал на улицу в ближайший магазинчик.
Теперь же о подобной одежде оставалось лишь мечтать. Королеве
по статусу положено всегда быть одетой таким образом, чтобы в
случае катаклизма или побега смогла бы прожить на драгоценности со
своей одежды минимум месяц.
На сегодня у меня были большие планы: я собиралась узнать
побольше о своём супруге, о его странной родне и о ноту.
Всё же росомаха мне много чего недоговаривала, а пока мы с
Глото связаны, мне бы хотелось располагать полной информацией.
Поэтому первым делом после того, как меня укомплектовали по
полной, я решила навестить местный храм знаний. То есть,
библиотеку.
Да, совершенно не оригинально. До оскомины предсказуемо.
Но где ещё черпать информацию о новом мире? Глото — это,
конечно, хорошо. Но даже мой волшебный друг не мог знать
некоторых вещей о короле и его семействе.
А вот книги могли пролить свет на судьбу прошлой королевы и
намекнуть на то, что случилось с королём. Насколько я знала, там
обычно описывались всякие генетические заболевания и прочие
сильные недуги, которыми страдали царские отпрыски.
Уточнив у Тары месторасположение библиотеки, я выслушала
росомаху, клятвенно заверившую, что та сможет меня довести до цели,
и отказалась от дальнейшего сопровождения служанки.
— Глото, а скажи мне, — обратилась я к питомцу, который шёл
рядом со мной, мимикрируя под тёмные ковры коридоров. — Вот
утром ты назвал унитаз троном уединения. Это метафора такая или
здесь действительно нет слова унитаз? И вообще, как ты меня
понимаешь, если я употребляю слова, которые здесь никто не знает?
— Отвечаю на первый вопрос, — да. Это общепринятое название
унитаза. Откуда я знаю, что такое унитаз? Частично догадался по
смыслу, частично... — Глото прищурился и сделал шажок в сторону,
словно опасался моей реакции. — После того, как я связал нас через
укус, между нами появился невидимый канал связи. Пока ты не
можешь его использовать, и он — односторонний.
— То есть ты можешь копаться с моих мозгах, а я в твоих — нет?!
— от возмущения я даже остановилась посреди коридора и
нахмурилась.
— Тебе так важно залезть в мою голову? — с ехидцей уточнила
росомаха. — Не бойся, научишься. Просто тебе на это потребуется
время, потому что ты — человек. Я же — существо магическое, мне
многое даётся сразу и без усилий.
— Не нравится мне всё это, — пробурчала я, снова возобновляя
движение по замку. — И что же, ты все мои мысли читать умеешь?
— И мысли, и образы, — ответил Глото. — Именно благодаря
этому я понимаю тебя так, как никто в нашем мире. А ещё, —
росомаха улыбнулась. Честное слово, эта морда улыбнулась! — Я стал
ещё умнее, прибавив к своим знаниям весь твой жизненный опыт.
— Читер! — возмутилась я. — Читер и халтурщик! Мне
пришлось учиться в школе, потом в универе, осваивать профессию, —
а ты вот так просто «подключился» к моей памяти и запросто скачал
себе всю информацию?
На самом деле, в тот момент я дико завидовала зверьку. Очень
хотелось получить такой же «бонус», но почему-то и здесь меня
обделили. Куда ни глянь, везде ограничения! Словно играешь в
демоверсию крутой игры, где все «фишки» тебе отключили.
— И когда же мне включат эту опцию? — спросила, постучав себя
по виску.
— Я не могу сказать точно, — развел лапками Глото. — Этот
процесс постепенный. Сейчас попытаюсь объяснить доступным
языком…
Я бы даже обиделась на росомаху, но мне было важно услышать
ответ, поэтому я благоразумно замолчала, дожидаясь пояснений от
своего мохнатого справочника.
— Ну вот когда ты начинаешь играть в новую игру, — начал
Глото. — Ты считаешься... нубом*? Какое смешное слово. Так вот, ты
— нуб, и тебе недоступны некоторые функции твоего персонажа в
силу маленького... левла*? Всеблагие, что за язык у вас! Так вот, по
мере прохождения уровня тебе добавляют новые фи.. нет, я не буду
говорить этого. Новые способности. Вот. Так понятно?
— И на каком я сейчас уровне? — мрачно спросила я, уже
догадываясь, каким будет ответ.
— Нубарь*, — усмехнулся Глото и юркнул в темноту коридора.
— Идём, мы уже почти пришли.
Мы торчали в библиотеке уже час с лишним, а в своих планах
узнать о Тэйране хоть что-то я не продвинулась ни на йоту.
— Ну хоть что-то должно быть в этой библиотеке полезное! —
воскликнула я, устало падая в диванчик возле столика, заваленного
книгами.
— Что-то есть, — раздался спокойный голос откуда-то со стороны
дверей. Я вздрогнула и сразу подобралась. Глото, листавший одну из
книг, с перепугу выронил талмуд и юркнул под диван. Очевидно
пушистый просто забыл, что вроде как был моим единственным
защитником от Его Величества.
— В-ваше Величество, — запнулась я, собираясь с мыслями. —
Что вы здесь делаете?
— Узнал, что моя драгоценная супруга решила заняться чтением.
Не мог не похвалить за это рвение, — Тэйран усмехнулся и подошёл к
дивану, на котором я застыла каменным изваянием.
— Что же, хочешь помочь? — вздёрнув бровь, спросила я. Страх
понемногу отступал, и ко мне возвращалась уверенность в себе. Днём,
да в библиотеке — я была свято уверена, что моей чести ничего не
грозило.
— Поделись, дорогая супруга, что именно ты хотела найти в моей
библиотеке. Лучше меня никто не скажет тебе, есть ли здесь нужные
книги.
— Любишь читать? — с сомнением спросила я, слабо себе
представляя короля в этом пахнущем старыми страницами раю с
чашкой какао и книжкой в руке.
— А ты думала, что я — варвар? — ответил вопросом на вопрос
Тэйран.
Я многозначительно хмыкнула. Варвар — это ещё мягко сказано.
Несостоявшийся насильник, вот он кто.
Кажется, взгляд мой был более чем красноречив, — король
нахмурился, поднял книгу, которую уронил Глото, и с интересом
взглянул на обложку.
— Интересуешься генеалогией правящей фамилии?
Я покраснела. Вот и с чего вдруг? Но со школы забытое чувство
опалило щёки, будто король поймал меня на чём-то постыдном.
— Должна же я хоть от кого-то узнать о мужчине, с которым
отныне связана узами брака, — выкрутилась я, усилием заставив себя
забыть о смущении. Ничего предосудительного я не сделала. Не
успела просто.
— Так спроси меня, — кажется король был в неожиданно добром
расположении духа. Вот только мой вопрос точно заставит его
помрачнеть, — ведь меня интересовал его загадочный недуг.
Но, вспомнив утреннее происшествие, я улыбнулась. Выход был
найден, он лежал прямо на поверхности.
— Сегодня утром я имела счастье пообщаться с твоей матушкой,
— сказала, сладко улыбнувшись, чтобы Тэйран сразу понял всю
глубину моей радости от общения с его родительницей. — И после
этого, признаюсь, захотелось узнать о ней побольше. Всё же не
каждый день видишь живых призраков.
— И что тебе хотелось бы узнать о моей матушке? — усевшись,
как у себя дома (хотя, по сути так и было), Тэйран раскинул руки по
обе стороны спинки дивана и улыбнулся. — Спрашивай, я весь в твоём
распоряжении.
Страшным и ужасным король мне нравился больше. Тогда, по
крайней мере, я знала, чего от него ждать. Подобные же перемены в
поведении смущали и заставляли сомневаться, искать подвох и
скрытые мотивы.
— Как она умерла? — спросила в лоб и продолжила уже без
былой уверенности: — В смысле, почему она до сих пор…
— Как бы жива? — выручил меня супруг и улыбнулся. Нет,
верните мне тирана! С этим новым мужем я совсем не знаю, как себя
вести!
Кстати, и Глото подозрительно притих. То не заткнёшь никак эту
росомаху, то сидит тише воды ниже травы. Какие-то они все слишком
странные.
— Можно и так сказать, — кивнула я, засунув стопу под диван в
тщетной попытке пнуть росомаху вон.
— Всё просто, — ответил Тэйран и снова привычно помрачнел.
Вот же он, мой муж! — Проклятие. Каждому досталось своё
наказание: моей матери — вечное существование между жизнью и
смертью, а мне…
Тэйран стал совсем угрюмым. На несомненно красивое лицо
мужа словно надели суровую маску.
— А тебе? — я даже подалась вперёд, невербально побуждая
супруга к продолжению разговора. Вот только что-то сломалось в нём,
словно воспоминания о проклятье пробудили в нём самую худшую
часть натуры.
— Хватит пустых разговоров. Заканчивай с книгами и готовься к
вечеру. Я пришлю за тобой слугу.
— Праздник кончился, вернулся тиран? — спросила я и тут же
замолчала, прикусив губу. Взгляд короля обещал мне как минимум
долгую порку.
При свидетелях.
_________________
Нуб, нубарь* —новичок в какой-либо области интернет-
активности; неопытный пользователь.
Левел* — уровень (игры).
Глава 13
— Атмосфера накалилась, нам пора исчезнуть, моя королева, —
внезапно между нами возникла росомаха и, резко подпрыгнув, завис в
воздухе на уровне наших с королём глаз, заставив разорвать наш
опасный зрительный контакт.
— Мы не закончили, — с нажимом произнёс мой супруг, но для
Глото его ремарка ничего не значила. Подмигнув мне, росомаха
сложила лапки в подобии молитвенного жеста и уже знакомое мне
сияние перенесло нас из точки А в точку Б, а точнее — в мои покои.
И снова несчастная Тара едва не выронила поднос, который как
раз в момент нашего внезапного появления посреди спальни ставила
на столик.
— В-ваше Величество! — девушка даже повысила голос от
испуга. — Простите, вы меня напугали.
— Глото, ты как всегда, — пожурила я росомаху и, посмотрев на
застывшую в удивлении служанку, добавила уже для неё: — Это Глото,
мой ноту. Не бойся, он бывает внезапным, как…
Заменив растущее возмущение в глазах росомахи, я замолчала. В
конце концов, с моими знаниями он и сам прекрасно дофантазировал
продолжение, а королеве не пристало говорить о таких вещах при
слугах.
Ох, и тяжело будет привыкнуть ко всем этим ограничениям! Одно
дело, когда ты играешь персонажем, в уста которого сценаристы
вложили правильные фразы-заготовки, и совсем другое — быть этим
персонажем, попавшим в другой мир, другой век и вообще другую
культуру.
— У вас есть свой ноту? — кажется, у бедной служанки сегодня
удивление стало основной эмоцией.
— Как видишь, — я развела руками и, вспомнив, что Тара мне не
подруга, хоть и очень милая девушка, я перестала улыбаться и уже
более строгим тоном добавила: — Его Величество выразил желание
видеть меня сегодня вечером. Думаю, лучше начать приготовления уже
сейчас.
— Конечно, сейчас всё организуем, — тут же спохватилась
служанка и развела бурную деятельность по подготовке меня ко
встречи с Его Величеством.
Уже ставшее традиционным отмокание в купели, потом долгие
минуты перед зеркалом в ожидании, пока из моих длинных волос
соорудят причёску, а после отдельный вид ада — облачение в
очередной королевский наряд.
Ввести здесь что ли новую моду? На простые, удобные вещи.
Хмыкнула, представив реакцию Его Тиранейшества на меня в
коротких шортиках. Нет-нет, этак будет всплеск сексуальной агрессии
среди мужчин, а нам оно не надо.
Временно смирившись с участью дорогой, но абсолютно
бесправной куклы, я молча засовывала руки в рукава, держалась за
столбик балдахина, когда меня затягивали в очередной корсет и тихо
вздыхала, когда финальным штрихом Тара закрепляла шпильками к
моей причёске изящную диадему.
Лишь когда с приготовлениями было закончено, я позволила себе
хмурый взгляд в зеркало.
Красивая. Вот никогда не считала себя фотомоделью, но местные
наряды, драгоценности и руки Тары превращали меня в настоящую
королеву. Я даже спину непроизвольно держала прямее, а голову—
ровнее.
А ещё говорят, что не одежда красит человека, — врут!
— Ты же меня не оставишь с ним наедине? — спросила я
росомаху, когда мы остались одни. Тара ушла докладывать «наверх» о
том, что королева готова. Я бы не посылала её с подобной миссией, но
девушка сказала, что «так положено», а переубеждать служанку я
посчитала недостойным королевы.
В конце концов здесь правила устанавливает мой супруг,
тиранистый король, и девушка не виновата, что ему взбрело в голову
знать о каждом моём шаге.
А вот мне предстояло много работы. Сегодняшний день показал,
что знания об этом мире и королевской семье я так легко не раздобуду,
а значит, придётся искать «языка», — человека, который мне обо всём
расскажет. В идеале было бы обнаружить нужную персону здесь,
среди своих служанок, но пока прошло слишком мало времени, чтобы
девушки прониклись ко мне доверием и рискнули пойти против
правил.
Оставался только Глото, к которому я и обратилась, ища
поддержки и уверенности.
— Конечно пойду, — кивнула росомаха. — Разве я могу оставить
свою Королеву без присмотра?
— Королеву или роскошные угощения с королевской кухни? —
иронично уточнила я, заломив бровь.
— Одно другому не мешает, — буркнул Глото и вдруг потянул
носом, словно унюхал что-то интересное.
— Что такое? — спросила я, вмиг подобравшись. Привыкла уже
здесь видеть одни неприятности.
— Король, — ответила росомаха. — Он где-то рядом.
— Странно, — задумчиво протянула я. — Он же обещал прислать
слугу. Неужели передумал и решил самолично встретить меня у
порога?
Глото оказался прав — король поджидал нас в коридоре, презрев
свои же слова.
Стоило Таре открыть передо мной двери, как я столкнулась со
своим мужем нос к носу.
— Ваше Величество, — присев в поклоне, произнесла Тара. Я
хмыкнула, решив не утруждаться с поклонами.
— Я не ждала вас, — сказала, посмотрев в тёмные глаза мужа.
— Не смог совладать с тоской по своей драгоценной жене, — с
ехидцей ответил король и предложил мне руку. — Идемте, моя
королева.
Мне не хотелось лишний раз касаться Тэйрана, но и
провоцировать мужчину в мои планы не входило. Я всё ещё надеялась
вернуться в покои невинной.
Глото умудрился стать совершенно незаметным, но я чувствовала,
что ноту был где-то поблизости. Сам факт этой странной уверенности
меня удивил — неужели наша со зверем связь становилась крепче и
совершеннее? Это было бы неплохо. Я с нетерпением ждала того
момента, когда смогу воспользоваться «мозгами» росомахи.
Пока я размышляла о насущном, Тэйран вывел меня на улицу.
— Мы не будем ужинать во дворце? — с удивлением воскликнула
я, поздновато спохватившись.
— Нет, — коротко ответил король, уверенно ведя меня к
знакомым воротам в парк.
— Не поздновато ли для пикника? — спросила, ощущая
зарождение сильной тревоги.
— Самое время, — так же односложно ответил мой супруг, ведя
меня по гравийной дорожке вглубь пышного сада. — Мы начали с
взаимных упрёков и недовольства, я решил исправить первое
впечатление.
Я посмотрела на суровый профиль короля и с неверием
произнесла:
— Ты ли это, муж мой?
Тэйран хмыкнул.
— Тебе больше нравится прежний я?
— Нет-нет! — я протестующе замахала руками, отступив на шаг
от мужа. — Не нужно прежнего.
— Вот и я так подумал, — кивнул король и тут же добавил,
стоило нам завернуть за очередной виток цветущего лабиринта. — Вот
мы и пришли.
Я посмотрела вперёд и беззвучно ахнула: и как это я днём не
нашла этого места?
Перед нами открылась великолепная картина: небольшой чистый
пруд с искусственным водопадом, различной величины глыбы камней
по периметру водоёма, создававшие ощущение первозданности и
природной нетронутости этого волшебного места. Крупные розовые
чаши кувшинок спокойно качались на воде, ласкаемые лёгким
ветерком.
И снова я пожалела, что не могла никак запечатлеть красоты этого
места.
Сейчас, когда небо окрасилось в пурпурные, фиолетовые и тёмно-
персиковые цвета заката, поверхность пруда казалась жидкой ртутью.
Не сразу я заметила каменный столик и принесённые сюда
слугами заранее стулья. На мраморной поверхности стола уже были
расставленны тарелки с ароматными блюдами, напомнившими мне
восточные сказки. Изысканные формы и богатство цвета
приготовленной для королевской четы пищи поражали воображение.
Красные треугольнички многослойного пирога, покрытого
полупрозрачным желе, овальные пирожки размером с дамский
пальчик, посыпанные светло-зелёной крошкой прямоугольные
пирожные, не понятно — сладкие или нет.
Я не стала рассматривать содержимое всех тарелок, решив
довериться королю и его вкусу.
В этот раз Тэйран ухаживал за мной сам, чем меня сильно удивил.
Неужели он всерьёз задумал покорить меня романтическим
ужином?
Нет, шаг похвальный, тут спорить нет нужды. Но если он
надеялся, что я прямо на этом месте воспылаю к нему исцеляющей
любовью, он сильно заблуждался.
— Вина? — Тэйран поднял бутылку с вычурной этикеткой и
вопрошающе посмотрел на меня, ожидая ответа.
— Разве что капельку, — ответила я, не желая обижать галантного
кавалера.
— Про меня не забывай, — раздалось откуда-то снизу. Я заглянула
под стол и ожидаемо встретилась с голодными глазами росомахи.
— Глото, ты неисправим!
— Твой ноту решил разделить с нами трапезу? — заметив мои
переглядывалки с росомахой, спросил король.
— Что поделать, он очень любит вкусно поесть, — ответила я,
разводя руками.
— Тогда, полагаю, он будет рад попробовать это блюдо, — Тэйран
подхватил одну из тарелок и ловко опустил её на пол, чтобы Глото
было удобнее вкушать дары с королевской кухни.
— Благодарю, — встав на задние лапки, мой пушистый предатель
поклонился королю и тут же принялся поедать угощение, абсолютно
забыв обо мне.
По странному блеску в глазах супруга я поняла, что он этого и
добивался. С запозданием пришла мысль о том, что еда для моего
защитника могла быть отравлена.
Я не смогла скрыть своего волнения за росомаху, а довольная
улыбка моего мужа, расцветающая всё шире и шире по мере того, как
зверёк уничтожал угощение, и вовсе заставила застыть меня в
леденящем ужасе.
Неужели он посмел навредить моему ноту?!
Глава 14
С замиранием сердца я следила за Глото, который не успел
перехватить мои полные переживаний за его мохнатую задницу мысли.
Блюдо стремительно опустошалось прожорливой росомахой, но
вот, когда на тарелке остался последний кусочек, Глото вдруг
остановился. Поднял морду, посмотрел на меня.
— Моя королева, у меня плохое предчувствие... — сказал зверёк
и, зевнув, тут же упал замертво.
Я в одно мгновение оказалась возле своего ноту. Подхватив на
руки бессознательное животное, прижала ухо к его груди.
— Успокойся, он жив, — прокомментировал мои действия король,
вызвав у меня желание прибить его Тиранское Величество пустой
тарелкой.
К счастью, мой подлый муженёк был прав: сердце Глото мерно
стучало, дыхание было спокойным и глубоким. Животное просто
уснуло. Но вопрос, на сколько? И вообще!
— Мне надоело, что ты от меня постоянно сбегаешь, душа моя, —
видимо попытался объяснить свой коварный поступок король. Я же
просто фыркнула, укладывая росомаху на свой стул.
— Если ты думаешь, что после того, как отравил моего ноту, я
стану к тебе благосклонее — ты ещё больший идиот, чем мне
показалось вначале.
Глаза Тэйрана опасно сверкнули, но в тот момент я перестала
бояться мужа.
— Ты не боишься, что я тебя такими темпами не то, что любить,
— уважать перестану? — спросила, обойдя спящую росомаху и
положив руки на резную спинку стула.
— Мне не нужно твое уважение, — нахмурился Тэйран.
— Боги, какой же ты тупой! — воскликнула я, всплеснув руками.
И король бы ответил мне, но в этот момент рядом возникло
знакомое привидение. Я даже почти не вздрогнула. «Неужели,
начинаю привыкать?» — отстранённо подумала я.
— Вынуждена согласиться с тобой, деточка, — высказала свое
веское мнение мать короля. Добродушно улыбнувшись мне, она
посмотрела на сына.
— Мама, вы снова не вовремя! — мрачно заметил мой супруг, но
его слова нисколько не смутили призрака.
— А мне кажется, что как раз в самый раз, — усмехнулась
мёртвая королева и подмигнула мне. Что задумал этот коварный
призрак?
Мне вдруг показалось, что она приняла мою сторону... но зачем?
— Не вынуждайте меня снова применять к вам заклинание, —
устало выдохнул Тэйран, поднося к губам бокал с вином.
— Напугал кота сметаной, — фыркнуло привидение. — Так это у
вас тут свидание такое?
Королева внимательно изучила и стол, и окружающее
пространство, а, споткнувшись взглядом о спящего Глото, вздёрнула
призрачную бровь, — прямо как Тэйран!
— Сыночек, тебе разве не говорили, что убийство чужих
питомцев не способствует возникновению романтических чувств?
Король закатил глаза и молча влил в себя остатки вина, залпом
осушив бокал.
— Он спит, — зачем-то пояснила я, положив руку на мохнатую
голову своего ноту. И зачем я вступилась за Тэйрана?
— Ой ли? — улыбнулась призрачная королева. — Но дело ваше.
Наверное стара я стала, ничего не понимаю в новомодных
развлечениях молодёжи.
— Мама, — угрожающе произнёс Тэйран. — Оставьте нас.
— Ой, всё! — призрачная королева шутливо подняла руки. —
Сдаюсь, сдаюсь!
С лёгким хлопком привидение исчезло, оставив меня с мужем
снова наедине. Спящий комочек шерсти не в счёт, он явно выбыл на
неопределённое время из участников королевского пикника.
— И что теперь? — я сжала пальцами спинку стула, ища
поддержки в бездушном дереве.
— Как что? — делано удивился Тэйран. — Мы закончим нашу
трапезу а после ты, моя дорогая супруга, отправишься в свои покои.
Удивление в моих глазах было слишком явным. Король
усмехнулся и потянулся к бутылке.
— Ну и чему ты так удивляешься? Словно я какой-то тиран, для
которого высшая забава — довести свою жену до истерики.
— А разве это не так? — спросила я, вздёрнув подбородок.
— Нет, — односложно ответил мой супруг и плеснул себе в бокал
рубиновой жидкости.
— Смотри не увлекайся хмельными напитками, — вырвалось у
меня, прежде чем я сообразила, что говорю это тирану во плоти.
Ляпнула и прикусила язык, ожидая гневной тирады или чего
похлеще в ответ.
— Я знаю свою меру, — на удивление спокойно ответил король.
— Можешь не волноваться, дорогая.
Криво усмехнувшись, Тэйран отсалютовал мне бокалом и с
наслаждением утопил своё разочарование от вечера в кровавом вине.
Да так вкусно это сделал, что я потянулась к своему бокалу и
остановилась, лишь почувствовав губами прохладное стекло.
Тэйран, как завороженный, следил за моими движениями и замер
вместе со мной, словно от того, сделаю я глоток или нет, зависела по
меньшей мере судьба государства.
Терпкий напиток прокатился по горлу, оставив на языке сладкий
вкус винограда, солнца и цветов.
— Вынуждена признать, это вкусно, — кивнула я мужу и
поставила бокал на стол. При других обстоятельствах я бы не
остановилась на одном глотке, но рядом с Тэйраном нужно было
держать ухо востро.
Король довольно хмыкнул, будто самолично собирал виноград и
выдерживал его в бочках.
— Итак, — протянула я, просто чтобы нарушить тишину, которая
уже изрядно давила на уши. — Подведём итоги.
Тэйран вздёрнул бровь и кивнул, великодушно разрешая мне
продолжать. Я усмехнулась: везде и во всём ему нужно было
чувствовать свою значимость и важность.
— Ты решил устроить настоящее свидание и тем самым начать
наше общение с чистого листа, — загнув палец левой руки, сказала я.
Король кивнул, пока не понимая, к чему я веду.
— Это даёт тебе один балл в плюс, — я смерила супруга
внимательным взглядом и продолжила. — Но ты нейтрализовал моего
ноту, напугав меня и оставив без подстраховки, — и это даёт нам
минус балл.

Я разогнула палец обратно. Тэйран нахмурился, но пока ещё


продолжал хранить гробовое молчание.
— Ты дал мне неделю на то, чтобы привыкнуть к тебе, к новому
статусу и положению, а также смириться с новой реальностью и
навязанными против воли обязательствами, — я снова загнула палец.
— Это плюс бал, но…
Тэйран замер и, кажется, даже дышать перестал, ожидая моего
веского «но».
— Но? — всё же нарушил молчание король, подгоняемый
любопытством.
— Но. Ты всё равно всё решил за меня, и неделя — лишь отсрочка
того, на что я согласия не давала. Поэтому твоё решение можно
посчитать как минус балл. Итого, в сумме мы имеем ноль.
— И? — Тэйран начал раздражаться от моей забавной
арифметики.
— И, — хмыкнула я. — Счёт равен нулю, Ваше Величество. А это
значит, что придётся приложить усилия, чтобы склонить меня к
уважению, дружбе и симпатии. Насколько я помню, по какой-то
неведомой причине важно, чтобы я тебя полюбила.
Тэйран хмурился всё сильнее и сильнее, пробуждая у меня волны
страха, с которыми я пока ещё пыталась бороться, чтобы сохранить
«хорошую мину при плохой игре».
— К чему ты ведёшь? — еле слышно спросил король. Обманчиво
тихо и спокойно, скрывая за полушёпотом силу клокочущей в груди
ярости.
— Просто делюсь выводами, — пожав плечами, улыбнулась я. —
Или надеюсь, что ты начнёшь исправляться. Потому что тирана и
насильника я никогда не полюблю.
Тэйран устало вздохнул и ответил:
— Ты будешь вечно этим меня попрекать?
— Всего лишь всю жизнь, — отсалютовав супругу своим
бокалом, я сделала глоток и облизнулась. — Всю твою жизнь.
Тэйран молчал. Долго молчал, не сводя с меня налитых яростью
глаз. А потом тишину взорвал хлопок. Я с удивлением уставилась на
окровавленную ладонь супруга, сжимавшего в руке то, что осталось от
тонкостенного бокала.
Но король не обращал внимания на растекающееся по рукаву и
столу вино, на многочисленные порезы от стекла и кровь, что
смешивалась с пурпурным напитком.
Он смотрел на меня, и в глазах мужчины я читала свой приговор.
Изменится?
Ха.
Такие не меняются.
Глава 15
Сколько мы смотрели друг на друга, пока алые капли падали вниз,
образовывая лужицу вина и крови, я точно сказать не могла.
Казалось, время остановилось, и я могла слышать падение каждой
одинокой капли, разбивавшейся о каменную поверхность стола.
Но потом король моргнул, я взмахнула ресницами, и жизнь снова
потекла привычным темпом.
Тэйран смахнул с руки осколки стекла, встряхнул ладонь и с
досадой посмотрел на многочисленные порезы.
— Всё хорошо? — спросила я, тут же поморщившись:
собственный голос мне показался слишком боязливым, испуганным.
— А сама как думаешь? — мрачно ответил король, прожигая меня
тёмными глазами. — Всё плохо!
У меня закралось предположение, что сейчас мой муж говорил
вовсе не о нашем браке. Точнее, не только о нём, — уж больно
подавленным он выглядел. Словно на его плечах держался свод всего
мирового порядка. Хотя кто знает, может, так оно и было? Всё же в
супруги мне достался не простой человек, а целый король.
— Что-то случилось в... мире? — осторожно спросила я, желая
поскорее выяснить, есть ли ещё причины для мрачного настроения
моего венценосного мужа.
— Ты невероятно прозорлива, жена моя, — криво усмехнулся
Тэйран и, проведя здоровой рукой над раненной ладонью, мгновенно
залечил все порезы. Невольно восхитилась и позавидовала ему. Я тоже
так хочу!
— Так что случилось? — снова обойдя стул, с усилием подняла
храпевшую росомаху и села, устроив животное у себя на коленях.
Разговаривать стоя в то время, когда муж сидел, порядком надоело.
— Тёмные, — со злостью выплюнул король. — Тёмные эльфы
случились.
Невольно перед глазами у меня возникли картинки из
знаменитого «Властелина колец»*, где огромные армии сошлись в
эпичной битве за Средиземье. Я поёжилась: не хотелось бы стать
живым участником подобных масштабных сражений. Да что там
масштабных — я вообще не горела желанием хоть как-то
соприкасаться с этой стороной жизни любого государства.
Война может быть красивой и романтичной на экране телевизора,
на страницах исторических романов или же в играх, так горячо мною
любимых. Однако в реальности хочется пресловутого голубого неба
над головой, пасторальных пейзажей и стабильного мира для своей
семьи и будущих детей.
Моя задумчивость не осталась незамеченной супругом.
Потянувшись к бутылке, он взглядом указал на мой бокал.
— Ещё вина?
— Пожалуй, — я протянула ему бокал, а сама неотрывно
смотрела на мужа во все глаза и пыталась понять, какой же он
настоящий. Что скрывала жестокая оболочка короля: израненную
душу или же неисправимого тирана?
— Эти тёмные эльфы, — я рискнула продолжить опасную тему,
— они очень опасны, да?
Тэйран наклонил голову, будто всем своим видом хотел спросить:
«Ты совсем дурочка?». Я нервно прикусила губу и сразу попыталась
реабилитироваться в глазах тирана.
— Если ты забыл, я из другого мира. У нас эльфов не существует.
Ни светлых, ни тёмных.
Про киношных и сказочных я предпочла промолчать — пришлось
бы долго и нудно объяснять, что такое кино и прочие нюансы
современного мира без магии.
— Опасные, — с тяжёлым вздохом сообщил король. — И
предпочитают вести бои по ночам.
— А солнце их убивает? — вскинув бровь, спросила я,
представив, как армия тёмных эльфов распадается на микрочастицы
под влиянием солнечных лучей.
— Если бы, — хмыкнул король. — Просто их зрение позволяет
им отлично видеть в кромешной тьме, даруя несомненное
преимущество перед противником, лишённого столь полезного
умения.
— Несправедливо, — протянула я, машинально поднося бокал к
губам. — А у нас есть какие-то плюшки, которые можно
противопоставить их ночному зрению?
Тэйран непонимающе моргнул.
— Плюшки?
— Упс, — я виновато улыбнулась. Совсем забыла, что моя речь
для короля может быть в чём-то непонятной. — Я имела в виду какие-
то способности или оружие, которое смогло бы компенсировать
отсутствие ночного зрения.
— Я догадался о том, что ты имела в виду, жена моя, — поспешил
заметить король. — Просто стало любопытно, почему именно это
слово... Но сейчас не время для обсуждения различий в толковании
слов. Да, у нас есть маги, есть боевые драконы и сила духов леса. В
нашем распоряжении оружие от лучших мастеров и артефакторов,
сильные союзники и знание особенностей своей территории. Но…
— Но у тёмных эльфов есть, что этому всему богатству
противопоставить, — продолжила я за супруга и удостоилась
одобрительного кивка.
— Скажи мне, жена моя, откуда у столь юной девы такой интерес
к военному делу? Неужели в вашем мире женщины участвуют в
сражениях наравне с мужчинами?
Я многозначительно хмыкнула. Ну не рассказывать же королю,
что я провела бесчисленное количество часов за компьютером,
выкашивая и тёмных эльфов, и орков, и прочих ползучих-летающих-
бегающих гадов.
Вряд ли он смог бы в полной мере понять и принять эту
информацию.
Тэйран ждал моего ответа, а я пыталась придумать
правдоподобное объяснение своему поведению. Но, как оно с нами,
женщинами, часто случается, предпочла съехать на дурочку.

Улыбнувшись мужу, сказала:


— Просто я разносторонне развитая личность, — и пожала
плечами. — И вообще, речь сейчас не обо мне. Ты говоришь, что
королевству угрожают эти эльфы... Скоро будет война?
Как бы я ни хотела выглядеть сильной, но голос в конце дал
слабину, выдавая моё волнение мужу.
В лице супруга я прочла желание успокоить, — такое нормальное
желание защитить и успокоить свою женщину, — но лишь на краткий
миг. После он снова помрачнел, будто надел привычную маску, и
ответил сквозь зубы:
— Всё будет зависеть от тебя, моя дорогая жена. Чем быстрее ты
снимешь с меня пр... излечишь меня от недуга, тем вероятнее наша
победа над Тёмными.
— И снова всё зависит только от меня? — с сарказмом уточнила я,
намеренно пропустив его оговорку. И без его признания уже было
понятно, что мы имели дело с проклятием. Причём, судя по всему,
массовым, — так как пострадал не только Тэйран, но и его мать. — Не
многовато ли ответственности возлагается на хрупкие женские плечи?
Исцелить короля, спасти королевство... что-нибудь ещё?
Может, поработить весь мир и построить государство, где все
счастливы? Где не существует ни бедности, ни болезней, ни смерти, ни
классового неравенства и денег?
Тэйран не оценил моего искромётного юмора. Сдвинув и без того
нахмуренные брови, он молча поднёс к губам горлышко бутылки и
сделал ещё один глоток, продолжая взглядом прожигать во мне две
аккуратненькие дырочки.
И, будто сговорившись с королём, погода тоже резко сменилась:
лёгкий бриз сменился порывистым ветром, а нежные облака в
закатном свете сменились тёмно-серыми тучами, закрыв всё небо.
Стало темно и холодно, и уютный сад внезапно показался мне
недружелюбным и опасным. Машинально прижала к себе сладко
спящую росомаху, тщетно ища в зверьке защиты.
— Вижу, ты замёрзла, — снова проявил чудеса проницательности
король. Или же он заметил крупные мурашки на обнажённых участках
моей кожи? Или на подобные выводы его натолкнули мои посиневшие
губы.
— Ты угадал, — не стала отнекиваться. — Погода что-то
перестала радовать.
«И не только погода,» — мысленно добавила я, оставляя колкую
ремарку при себе.
Хмыкнув, король резко поднялся, поставил на стол бутылку и
подошёл ко мне, протянув руку.
— Пойдём?
— К-куда? — отчего-то снова испугалась я. Вдруг он захотел
наказать меня за излишнее любопытство и решил приступить к
избавлению от таинственного недуга?
— В замок, — усмехнулся Тэйран, продолжая терпеливо ждать,
пока я вложу свою ладонь в его пальцы.
— Глото? — я указала на росомаху. — Я не могу его здесь
оставить.
Король выразительно закатил глаза и вздохнул.
— Давай его сюда.
Я с готовностью вручила мужу спящего хранителя и тепло
улыбнулась, искренне довольная тем, как ловко ушла от близости с
супругом. Пока между нами была такая пропасть, что лишний раз
касаться мужчины я боялась, справедливо опасаясь невольным
жестом, взглядом или словом спровоцировать очередную вспышку
гнева или, не дай боги, страсти.

Весь путь к замку мы проделали в тишине. Я размышляла над


полученной информацией, а король... кто знает, о чём думал Тэйран,
пока нёс Глото на своих руках.
Мысленно хохотнула, представив реакцию росомахи, проснись он
в этот момент. Однозначно, Глото бы оценил честь, что была оказана
его пушистой жопке.
По дороге к моим покоям мы не увидели ни одного слуги, что
меня удивило. Поэтому когда мы оказались возле знакомых дверей, я
остановилась позле порога и спросила у Тэйрана:
— А где все? Такое впечатление, что замок вымер.
— Просто слуги научены становиться невидимками тогда, когда
этого требуют обстоятельства.
Я хохотнула, а потом осеклась. Вдруг это не фигура речи, а люди в
буквальном смысле становятся прозрачными? Кто их знает, этих
магов…
Отступив в глубь комнаты, я позволила королю положить
росомаху на свою кровать и демонстративно подошла к дверям,
намекая на то, что желаю остаться одна.
По глазам супруга прочитала, что он прекрасно всё понял.
Усмехнувшись, мужчина подошёл ко мне. Слишком близко. Так, что я
поёжилась от неприятного чувства нарушения личных границ.
— Что, даже не поцелуешь своего мужа в благодарность за
романтический вечер?
«Молчи, молчи, Кира!» — мысленно уговаривала себя, чтобы не
отпустить очередную колкость. Иногда прикушенный вовремя язык
способен спасти от серьёзного скандала между мужем и женой.
Поэтому вместо слов о том, что романтический вечер был вовсе
не романтическим, а усыплённая росомаха и призрачная королева
ничуть не способствовали желанию отблагодарить за «волшебный»
вечер, я сказала другое:
— Разве что в щёчку, Ваше Величество.
Тёмные глаза короля сверкнули чёрным пламенем. Властным
движением он притянул меня к себе за талию. Наклонился к моему
лицу и, почти касаясь своими губами моих, проговорил:
— Я не ребёнок, Кира. Не играй со мной.
«Надо же, он запомнил моё имя!» — успела мелькнуть в голове
ироничная мысль, а в следующий миг горячие губы короля смяли мои
в требовательном поцелуе.
_____________
«Властелина колец»* —(англ. The Lord of the Rings) — роман-
эпопея английского писателя Дж. Р. Р. Толкина, одно из самых
известных произведений жанра фэнтези.
Глава 16
О чём думают девушки, когда их внезапно целуют? О чувствах? О
красоте мужчины или о том, как оттолкнуть наглеца поскорее?
Я же успела «передумать» все эти мысли, уложившись в какую-то
долю секунды. Раз! И в следующий миг мои руки упёрлись в
каменную грудь короля в тщетной попытке оттолкнуть супруга. Но
Тэйран был сильнее меня. Казалось, он даже не заметил моего
сопротивления.
Крепко удерживая ладонью мой затылок, этот тиран
коронованный не давал мне даже малейшей возможности
отстраниться, чтобы разорвать неуместный, нежеланный поцелуй.
И я уже всерьёз подумывала о том, чтобы укусить супруга за губу,
как вдруг услышала бой курантов. Отстранённо заметила, что время
очень быстро пролетело и полночь подкралась незаметно.
А в следующий миг в испуге закричала.
Моему телу вновь стало легко и свободно, руки тирана исчезли, а
губы мои касались... морды летучей мыши!
— А-а-а! — не стесняясь эмоций, заорала я, отпрыгнув назад.
Крупная чёрная мышь, взмахнув кожистыми крыльями,
посмотрела на меня ярко-алыми глазами, выругалась (именно так я
восприняла негодующий писк) и стремительно пересекла спальню,
двигаясь к открытому окну.
Я простояла, как истукан, минут пять, бездумно пялясь в
распахнутое окно, и пыталась осознать произошедшее.
Мозг отказывался принять очевидное — мой муж превратился в
летучую мышь. Как карета Золушки после полуночи превратилась в
тыкву, так и мой супруг после двенадцати сменил свой облик со
статного мужчины на... мерзкое порождение ночи.
Передёрнув плечами, подошла к окну и закрыла ставни.
— Ты чего разоралась? — раздалось сонное со стороны кровати.
— Там... там... — я ткнула пальцев в окно и замолчала.
— Окно, вижу, — хмыкнул Глото, потягиваясь и сладко зевая. А
потом к зверьку вернулась память. Глаза росомахи сверкнули магией,
зверь встал на задние лапы и осмотрел свою тушку. — Что произошло?
Почему мы здесь и где твой коварный супруг?
— Мы здесь, потому что вернулись в покои, — начала я с
наиболее нейтральной информации. — На улице похолодало, вот и…
Развела руками.
— Договаривай, — усевшись на покрывало в позе плюшевой
игрушки, Глото постучал лапкой по матрасу подле себя. — Ты садись,
садись. В ногах правды нет.
— Немедленно покинь мою голову, — строго сказала я,
усаживаясь на кровать. — Да, я не закончила. Слушай, кажется я
поняла в чём заключается недуг короля.
— И? — росомаха уставилась на меня с ожиданием. — Не
испытывай моё терпение, я же залезу в твою голову, чтобы узнать всё
поскорее.
— Шантажист, — я легонько толкнула Глото в пушистую спину и,
вздохнув, продолжила: — Мой супруг после полуночи превращается в
летучую мышь.
— Шутишь! — плюхнулся на попу мой друг, хранитель и учитель.
Даже его проняло! Что уж говорить обо мне, впервые
столкнувшейся с магией этого мира всего пару дней назад.
— К сожалению, нет, — я машинально коснулась губ и снова
передёрнула плечами, вспомнив прикосновение холодной кожи
летучей мыши.
Бр-р-р! Мерзость!
— Во дела, — Глото почесал макушку.
— Только не говори, что никто даже не догадывался о подобной...
кхм... особенности короля.
— Сколько живу здесь, ни разу ничего подобного не слышал, —
покачала головой росомаха. — Значит, это держится в строжайшем
секрете. Поверь, если бы об этом знали слуги — об этом знало бы всё
королевство.
Я кивнула. В словах росомахи была доля правды. Скорее всего
тайна короля оберегалась пуще самого драгоценного сокровища.
Нервно хохотнула, представив как прямо посреди позднего
застолья монарх со звуком лопнувшего шарика превращается в
летучую мышку.
Я бы тоже скрывала подобный «недуг» ото всех. Странно, что его
матушка не стала раскрывать мне секрет сына. Или же покойная
королева думала, что я уже всё знаю?
Как бы то ни было, открывшаяся мне сторона супруга пугала и
забавляла одновременно. Такой грозный, такой суровый, весь насквозь
тиранистый тиран — и пшик! Летучая мышка.
Не выдержала и засмеялась. Не иначе, как нервное напряжение
прорвало плотину моего душевного равновесия, превратившись в
самую настоящую истерику.
— Перестань гоготать, ты меня пугаешь, — закрыв уши лапками,
попросил Глото.
А я не могла остановиться. Слёзы текли из моих глаз, смех
сотрясал грудь, а перед глазами возникали нелепые ситуации с
королём, превращающимся в летучую мышь в самое неподходящее
время.
Кто бы не проклял Его Величество подобным образом, он
оказался очень изобретателен и коварен!

Ночь выдалась на удивление спокойной. Лишь сны меня мучили


странные: я постоянно куда-то убегала, а за мной летела стая голодных
летучих мышей. Такой себе сон, совершенно не способствовал
моральному отдыху.
Но не успела я прийти в себя после ночных кошмаров, как у моей
кровати снова возникла призрачная свекровь.
— Любите вы появляться невовремя, — мрачно сказала я,
радуясь, что смогла удержать контроль над телом и не напрудить в
постель от страха.
— О, да, — с довольной улыбкой ответила королева. — Что ещё
остаётся бедному призраку? Только ваши забавные лица скрашивают
моё унылое посмертие.
Я проглотила готовую сорваться с губ острую шпильку и
улыбнулась. В голову пришла интересная мысль.
— Кстати, раз уж вы почтили своим присутствием мои покои, — я
села, подложив подушки под спину на манер спинки стула. — Не
расскажете, за какие такие грехи моего супруга превратили в летучую
мышь?
Призрачная бровь взметнулась в коронной манере местных
монархов.
— Уже познакомилась с маленьким несовершенством моего сына?
— Как раз вчера, вскоре после вашего ухода, — я улыбнулась и
развела руками.
— И что, даже не испугалась? — внимательный взгляд мёртвой
королевы прошёлся по моему лицу, выискивая признаки притворства.
— Нет, — я пожала плечами, старательно гоня из головы поцелуй,
что закончился ужасным фиаско.
— Чую подвох, — с улыбкой ответил призрак. — Но дело ваше. Я
рада, что ты не стала строить из себя испуганную лань. Моему сыну
нужна сильная королева. Такая, которая сможет уверенной рукой вести
его к победе.
— Это я-то? — хмыкнула, подтягивая колени к подбородку. —
Тэйрана и вот этой рукой?
Я вытянула руку вперёд и демонстративно потрясла кулаком в
воздухе.
— Да, деточка,— снисходительно кивнула призрачная свекровь.
— Пусть он думает, что главный во всём именно он, но мудрая
женщина всегда сможет сделать так, чтобы решения мужчины
отвечали её желаниям.
— И при этом мужчина будет думать, что до всего додумался сам?
— подхватила мысль королевы и усмехнулась. — Мне подобные
истины ещё бабушка пыталась вбить в голову. Да вот только умение
это ценное передать не успела.
При мысле о давно умершей бабушке мне стало грустно. Когда не
стало моих родителей, она заменила мне и отца, и мать. Учила
житейским премудростям, мечтала выдать замуж... но не дождалась. Я
слишком долго избегала любых серьёзных отношений, а теперь…
Наверное, бабушка была бы за меня рада, если бы я смогла
приручить самого короля, главного тирана всея... как там наше
царство-государство называлось? Руад, кажется.
— А ты мне нравишься, — внезапно сказала королева и подплыла
к окну. — От сына моего закрылась? Напрасно, его ставни не
остановят, а ты от духоты кошмарами мучиться будешь.
«Так вот кто повинен в моём дурном сне!» — подумала я, косясь
на плотно сомкнутые ставни.
— Буду иметь в виду, благодарю за совет, — сказала я и
соскользнула с постели на пол. — И всё же я бы хотела узнать, кому
так насолил мой супруг, что его прокляли столь изощрённым
способом?
— Ты хочешь узнать кто или почему? — взглянув на меня с
хитринкой, спросила призрачная королева.
— О, я так любопытна! — улыбнувшись, распахнула ставни,
впуская в комнату свежий воздух. Вдохнув полной грудью, довольно
зажмурилась. Прохладный утренний ветерок нежно ласкал кожу,
успокаивая и нервы, и душу.
Вздохнув, повернулась к подозрительно долго молчавшей
королеве и повторила свой вопрос:
— Так вы расскажете мне, кто и за что наградил короля
способностью обращаться в летучую мышь?
— Боюсь, что кроме меня тебе никто не поможет, — призрак
подлетел к креслу и с грацией пантеры опустил свой пышный зад на
мягкое сидение. — Я расскажу тебе о проклятье.
Глава 17
Я устроилась поудобнее и приготовилась узнать главный секрет
моего супруга.
Призрачная королева кивнула в знак того, что оценила мою
готовность слушать, и начала своё повествование:
— Раньше нашу планету населяли различные расы. Помимо тех,
что существуют сейчас, был ряд существ, уже исчезнувших или
окончательно ассимилировавших со своими более многочисленными
собратьями. Нужно ли говорить, что во всех королевствах ты не
найдёшь ни единого чистокровного существа. Кроме королевской
династии.
Я снова кивнула. Пока всё было ясно. В принципе, подобная
мания блюсти чистоту монаршей крови была и у земных царей, а
точнее, у Египетских фараонов. Правда к чему это всё привело мы уже
научены историей. Оставалось надеяться, что в этом мире пошли по
другому пути, избежав кровосмесительных связей.
Призрачная королева продолжила:
— Конечно, с каждым поколением соблюдать традиции
становилось всё сложнее. Нет-нет, да какой-нибудь родственник
короля или королевы шёл на поводу у чувств и нарушал закон. Да,
девочка моя, далеко не все члены королевской семьи были готовы
жертвовать личным счастьем во благо своего рода.
Я хмыкнула, решив оставить своё мнение по этому вопросу при
себе. Не время ссориться со свекровью, ведь пока я так и не услышала
главного — кто и почему проклял моего мужа.
— Когда Тэйран родился, я была уверена, что он будет следовать
нашим традициям и в нужный час выберет себе жену из допустимого
окружения.
Я напряглась. Вот, вот оно. Сейчас я узнаю, что же такого
натворил мой муженёк!
— Вижу, ты ждёшь шокирующих подробностей, — усмехнулась
призрачная королева. — Вот только, боюсь, тебе совсем не понравится
то, что ты услышишь.
— Не тяните кота за хвост, — не выдержала я. — Говорите уже,
что произошло.
Хмыкнув, призрак продолжил:
— Что ж, довольно вступлений. Слушай.

История проклятия Тэйрана Альмода Зигрида Йоргена-Оддского,


— Короля Руада, наместника Богов на земле, Справедливого и
Беспощадного.
Тэйран с детства отличался весёлым нравом и любовью к
развлечениям. Этому способствовал и статус, позволявший юному
принцу участвовать во всех увеселительных мероприятиях,
проводимых во дворце, и компания, которая окружала будущего
правителя. Такие же знатные повесы, транжирившие состояние своих
отцов направо и налево.
Конечно наследник был избалован женским вниманием. Едва
Тэйран перешагнул рубеж пятнадцати лет, как за будущим королём
началась настоящая охота. Причина подобной прыти знати была в том,
что у правящей четы кроме единственного сына больше не было детей,
поэтому в будущем никто не смог бы оспорить право Тэйрана на трон.
Смекнули это многие знатные семьи, которые мечтали
породниться с королевским родом. Ведь куда проще вызвать симпатии
и пылкие чувства у неопытного юноши, чем у взрослого мужчины,
умудрённого многочисленными связями.
А Тэйран наслаждался своим положением. Рано лишившись отца,
он принял бразды правления и стал ещё более желанным призом для
бесчисленного количества охотниц за богатством и положением.
Блондинки, брюнетки, милые пампушки и утончённые
аристократки, знатные дамы и менее родовитые служанки, — Тэйрану
было всё равно, кто утром покинет его покои, чтобы больше уже не
вернуться туда никогда.
Вступать в брак молодой король не имел никакого желания.
Его всё устраивало.
Постепенно поток желающих породниться с королевской семьёй
стал иссякать. Ведь одно дело, когда испорчена репутация служанки, и
совсем другое — если пострадала честь знатной дамы.
Тэйран всегда умудрялся выходить сухим из воды и под скрип
челюстей обманутых отцов шёл покорять очередную трепетную лань.
Но удача не могла сопутствовать ему вечно.
Однажды на пути моего легкомысленного сына появилась она. Та,
которая изменила спокойный уклад нашей жизни и лишила покоя
молодого короля.
Я встрепенулась. Нутром почувствовала — мы подобрались к
самому главному.
Призрачная королева не обманула моих ожиданий. С мягкой
улыбкой она продолжила:
— Впервые Тэйран увидел её на праздничном балу. Она вошла в
зал, когда празднество было в самом разгаре. Никем не узнанная, она
каким-то чудом умудрилась проскользнуть туда, куда вход был лишь
по приглашениям, заверенным рукой самого короля.
Безымянная аристократка, а всё в её облике говорило о том, что
девушка была из знатного рода, просто появилась на пороге бального
зала и мгновенно привлекла внимание короля и всех гостей.
Как сейчас помню её необычный наряд, выделивший девушку из
толпы блистательных придворных: тёмное, почти чёрное платье, было
украшено блёстками, создававшими эффект звёздного ночного неба. И
только эти «звёзды» позволяли простить неуместную траурность её
одежд. Длинные тёмно-каштановые волосы не были убраны причёску,
как того требовал этикет, а спокойно струились по плечам и спине
незнакомки. Из украшений на девушке была лишь тонкая диадема с
крупным рубином в центре.
Наверное ты думаешь, почему я так хорошо запомнила первое
появление этой девушки? Для королевы, повидавшей на своём веку
множество балов и бесчисленное количество разодетых знатных дам,
странно выделять кого-то по одному внешнему виду. Но было в облике
девушки что-то такое, что заставляло всех завороженно следить за
каждым её шагом. Словно нас околдовала первобытная магия.

Я хмыкнула. Ну да, знаем мы эту магию: называется «белая


ворона». Приди та девушка в мешке из-под картошки, фурор был бы
ещё более ошеломительным.

Королева неодобрительно покачала головой и продолжила:


— Да, что-то я увлеклась описаниями. В общем, в тот вечер была
выбрана однозначная фаворитка. И даже тот факт, что она заявилась на
бал без приглашения, не остановил моего сына от желания продолжить
их знакомство в более интимной обстановке.
Конечно, наши шпионы к концу вечера раздобыли все сведения о
девушке, покорившей сердце молодого короля. И, как я и
предполагала, ею оказалась дочь сильной магини, не обладавший
достаточно высоким титулом, чтобы иметь право присутствовать на
праздничном балу без приглашения.
Тэйран был покорён. Он видел перед собой лишь эту юную особу.
Забросил подружек-однодневок и весёлые кутежи с друзьями.
Так продолжалось около недели. Я не вмешивалась в его
отношения, давая мальчику наиграться самому. В Мариэлле я не
видела опасности — девушка, отдавшая свою честь в первую же ночь
не могла стать королевой. Да и ждать от сына любви до гроба к
единственной женщине было в высшей степени глупо, — уж я-то
знала своего Тэйрана лучше всех и не питала иллюзий по поводу его
моногамности.

Я снова многозначительно хмыкнула. Вот это именно та


информация, которую следует рассказывать своей невестке, да. Нет, я
не планировала оставаться в этом мире надолго, но пока не нашла пути
вернуться домой, мне нужно было играть роль смирившейся со своим
положением жены монарха. И если Тэйран надеялся, что я буду
смотреть на его измены сквозь пальцы, он глубоко ошибался. Вот
вернусь в свой мир — пусть творит, что хочет. А пока…
То ли кашлянув, то ли хохотнув, королева продолжила своё
повествование:
— В общем, в одно прекрасное утро Тэйран всё же наигрался.
Новая игрушка перестала занимать все его мысли и мальчик вернулся
к прежнему образу жизни. Вот только девушка оказалась не так
проста.
Устроив моему сыну демонстративный скандал при свидетелях,
она пообещала королю, что покончит с собой, если тот не поведёт себя
как настоящий мужчина и после всего, что между ними случилось, не
возьмёт её в жёны.
Никто не воспринял угрозы девушки всерьёз — мы уже не раз
слышали подобные голословные заявления. Надо ли говорить, что
после этой выходки для Мариэллы двери во дворец были закрыты
навсегда.
Но не прошло после скандала и недели, как ужасная новость
потрясла столицу: юная Мариэлла всё же выполнила свою угрозу.
Трагедия случилась очень невовремя — как раз накануне пришло
письмо от соседнего короля с предложением соединить наших детей
узами брака. Тэйран махнул рукой, позволив мне решать за него эти
вопросы. Его единственным условием было то, чтобы жена не
требовала от него верности и любви. Но кто вообще ждёт взаимных
чувств от договорного брака?
В тот ужасный день принцесса со своей семьёй как раз прибыла
во дворец.
— Как они так быстро успели приехать? — удивилась я, прервав
свекровь. Та поморщилась, но ответила:
— Портал, девочка моя. Ты забываешь, что у нас есть маги-
портальщики.
Я кивнула, принимая к сведению ремарку королевы.
— Я продолжу? — с лёгким сарказмом спросил призрак. Моего
ответа не требовалось, и королева снова заговорила:
— Новость о гибели и причине ужасного поступка Мариэллы
мгновенно долетели до ушей принцессы и её семьи. Впечатлительная
девушка восприняла новость очень плохо и брак с Тэйраном был под
угрозой.
Я бы смогла смягчить удар и вернуть расположение королевской
семьи, но в тот день, когда мы обсуждали вопросы брака наших детей,
случилось ещё одно происшествие.
В гостиной, где мы с родителями принцессы решали
политические вопросы, появилась безумная женщина. Как её
пропустили стражники? Да никак — она возникла прямо посреди
комнаты, разорвав порталом все дворцовые защиты.
Это была обезумевшая от горя мать Мариэллы.
Увидев моего сына, живого и невредимого, она словно
окончательно помешалась. Указав на короля пальцем, она начала
говорить.
К сожалению, мы были настолько поражены произошедшим, что
никто не вслушивался в слова сошедшей с ума женщины.
А зря.
В тот момент она проклинала моего сына. Тёмная магия
клубилась вокруг магички, тонкими змеями опутывая и моего сына.
Опомнившись, я попыталась позвать стражу, но словно онемела.
Тогда я кинулась между Тэйраном и портальщицей, но даже так не
смогла спасти сына. Сильный удар магией отбросил меня от Тэйрана, а
из-за неудачного падения я, к сожалению, получила травмы,
несовместимые с жизнью.
Закончив с королём, магичка посмотрела на моё тело,
корчившееся в предсмертных судорогах, и с ненавистью прокляла и
меня.
— А вас-то за что? — искренне удивилась я.
— За то, что воспитала такое чудовище, — пожала плечами
призрачная королева. — Она прокляла меня, заставив навечно застрять
между миром мёртвых и живых.
Привидение замолчало, а я погрузилась в раздумья. Всё же что-то
было не так в рассказе королевы. Не сходились у меня мотивы и
поступки героев этой истории.
— Почему не вмешались король и королева, которые были
свидетелями вашей смерти?
— Едва они поняли, что дело запахло чёрной магией, они
покинули гостиную. Сбежали, как последние трусы, — криво
усмехнувшись, ответила королева.
— И всё равно не понимаю. Если женщина, потерявшая дочь,
была настолько безумна и сильна, что смогла проникнуть во дворец и
безнаказанно проклясть короля, то почему она выбрала такое глупое
проклятие? Разве ж это наказание, — превращаться в летучую мышку
по ночам. Чему бы это научило избалованного эгоиста?
Королеве не понравилась характеристика, которую я дала её
ненаглядному Тэйрану, но ответила она без лишних эмоций:
— Дело в том, что превращение в летучую мышь — лишь часть
его проклятия.
— Так-с, — я скрестила руки на груди, всей своей позой выражая
недовольство. — И что же ещё важного о своём супруге я не знаю?
Глава 18
Моя призрачная свекровь вскинула брови и беззвучно засмеялась.
— Да, вы стоите друг друга.
— И всё же, — надавила я. — Я бы хотела услышать ответ.
— Ты его услышишь, — кивнуло привидение. — Тэйран не
сможет зачать дитя ни с одной девой нашего мира. Только призванная
из другого мира способна снять проклятие с моего сына, — снять
проклятие и даровать семью, любовь. И, что самое главное, — крепкое
положение рода на троне. Ибо монархия без наследников обречена.
Моя рука дёрнулась к плоскому животу. Ну я и влипла! Если
раньше была надежда обойтись малой кровью и в самом худшем
случае просто потерять невинность, то теперь я буквально услышала,
как где-то захлопнулись двери моей невидимой темницы, навсегда
отрезая от возможности вернуться домой.
Тэйран не отстанет от меня, пока я ему не рожу. Но смогу ли я
покинуть этот мир, даже если вдруг найду способ, если здесь
останется мой ребёнок?
Передёрнула плечами. Нет, если пытаться вернуться домой, то
делать это следовало до консумации брака. Кто его знает, насколько
целеустремлённые живчики у короля. Может, ему хватит одной ночи,
чтобы загнать в меня ребёнка.
Снова поёжилась. Перспективы не то, что не радовали, — они
откровенно пугали.
Такого босса мне не победить.
— Вижу, мои слова тебя не обрадовали, — прозорливо заметила
королева.
— Вы очень проницательны, — с ехидцей ответила я,
возвращаясь к реальности. — Что ж, благодарю за беседу. Есть ещё
что-то, что я должна знать о супруге, его проклятии и предпочтениях в
постели?
Яд моих слов позабавил призрака. Усмехнувшись, свекровь
поднялась с кресла и махнула рукой в сторону окна.
— А окна всё же не закрывай.
И растаяла прямо на моих глазах. Ни здравствуйте, ни тебе до
свидания. Вежливость? Нет, не слышали.
Оглядевшись, поняла, что давно не слышала голоса Глото. Куда
запропастился мой вечно голодный фамильяр?
— Глото? — позвала я в пустоту, но мне никто не ответил. Пройдя
по комнатам своих покоев, я заглянула под каждый пуфик, каждый
стул или тумбу, но росомахи и след простыл.
— Это так ты выполняешь свои обязанности, — проворчала я,
возвращаясь к постели. Одним заученным движением накинув на
кровать покрывало, — никогда не любила расхлябанность в
отношении постельного места, — я подошла к туалетному столику и
посмотрела на своё отражение.
Местные наряды смотрелись на мне непривычно и добавляли не
свойственного человеку двадцать первого века рафинированного
аристократизма.
Продумать новый план действий с учётом информации,
открывшейся мне этим утром, я не успела. В двери моих покоев
постучали, а уже через несколько минут Тара вовсю занималась моими
волосами, пока я наслаждалась поджаренными тостами с нежнейшим
паштетом и сливочным маслом.
— Какие планы у Вашего Величества на сегодняшний день? —
спросила меня служанка, заканчивая фиксировать шпильками косу,
обёрнутую вокруг моей головы наподобие короны.
— Думаю, стоит заглянуть в библиотеку, — сказала, прикидывая,
какую именно информацию теперь буду искать в книжном раю. — А
после прогуляюсь в парке.
— Сейчас подберу вам платье, — кивнула девушка и отошла к
шкафу, оставив меня спокойно заканчивать завтрак.
Пока меня приводили в подобающий королеве вид, я продолжала
усиленно думать, как выходить из того положения, куда меня насильно
поставили.
Рожать наследников Тэйрану я не планировала — и вообще,
рожать в ближайшие лет пять в мои планы не входило. Мысленно
хохотнула, вспомнив долгие часы, проведённые за компом. Данжи,
походы, квесты — я могла сутками не отлипать от монитора! Какая из
меня мать?
Кота и того пару раз забывала кормить, не то что ребёнка.
Вспомнив о Барсике, почувствовала прилив тоски по любимому
мохнатому другу. Одно успокаивало мою совесть, — знание, что кот не
пропадёт без своей хозяйки. Он знает, к кому идти за пищей. А соседка
с первого этажа с радостью приютит моего толстячка и даст ему
крышу в непогоду.
Грустно вздохнула.
Нет, нельзя мне наследников.

В библиотеке было тихо. Тихо и спокойно, что не могло не


радовать.
После очень насыщенного утра мне хотелось побыть в
одиночестве, чтобы никто не мешал продумывать план дальнейших
действий.
Терпение не было благодетелью короля, и я опасалась, что в
назначенный срок супруг придёт за исполнением брачных
обязательств.
Это значило, что в моём распоряжении было чуть меньше недели.
И за это время я должна найти выход из поистине безвыходной
ситуации.
Без Глото, так и не появившегося с самого утра, было сложно
ориентироваться в бесконечной веренице книг, и я решила пойти по
пути наименьшего сопротивления — вернуться к истокам.
Сейчас я знала, что именно искать. Меня интересовала магия,
проклятия и вообще всё, что могло помочь в решении проблемы
короля.
К счастью, при попадании в этот мир в моей голове кто-то
услужливо включил переводчик (ну не могли же здесь общаться на
чистом русском?), и я водила пальцем по корешкам книг, проговаривая
вслух названия:
— «Магия ветра», «Огонь и молнии. Как приручить стихию»,
«Магия крови», «Как приручить боевого дракона»…
Я хмыкнула. Вряд ли в этой книге была история об отважном
викинге и чёрной фурии, но название мне напомнило о волшебном
мультфильме, отчего в сердце поселилась тоска. Это ж сколько
новинок пройдёт мимо меня? В кино, в музыке.... В игровой
индустрии!
Вздохнув, продолжила поиск нужной информации, на всякий
случай отложив в сторону том про боевых драконов. Вдруг там были
картинки: хоть посмотреть, отвечают ли здешние крылатые ящеры
моим представлениям о них.
Минуты утекали сквозь пальцы, превращаясь в часы. Я выбрала
несколько книг и устроилась с удобством на диванчике, разложив
разномастные томики вокруг себя. Жалела только об одном: сюда бы
чашечку чая, да с хрустящим печеньем!
Но вызывать слуг я так и не научилась, а покидать уютную
атмосферу библиотеки мне не хотелось.
Отсутствие техники в этом мире могло сделать этот зал моим
любимым местом во дворце.
Не считая парка и сада, конечно.
Дав глазам немного отдохнуть после просмотренной по диагонали
книге о тёмных ритуалах (которая была скорее справочником, так как
сами ритуалы здесь не описывались), я нырнула в страницы книги,
повествующей о драконах. Просто чтоб развлечь себя.
Как я и думала, в целом образ крылатых ящеров совпадал с той
картинкой, что сложилась в моей голове под влиянием книг, фильмов и
компьютерных игр.
В этом мире драконы обладали большими перепончатыми
крыльями, костяными наростами на черепе и острым гребнем вдоль
спины, завершающимся узким наростом на кончике длинного хвоста.
Видов летающих ящеров было несколько, но самыми опасными и
сильными считались чёрные драконы.
Почему-то подумалось, что у Тэйрана непременно должен был
быть именно чёрный боевой дракон. Если, конечно, король самолично
управлял подобным зверем, а не трусливо прятался за стенами замка,
пока его генералы били врагов на поле боя.
Углубившись в описание взаимодействия с драконами, я не
услышала, как в библиотеке появился кто-то ещё.
— Снова библиотека? — совсем неожиданно прозвучал над ухом
голос моего ненавистного муженька. Я вздрогнула и выронила книгу
из рук. Та с глухим шлепком упала на пол.
— Вам не говорили, что подкрадываться и пугать девушек —
нехорошо? — спросила, не скрывая своего раздражения.
Тэйран, обойдя диванчик, на котором я сидела, наклонился и
успел первым поднять книгу, мазнув по моим пальцам своей рукой.
— Тебе, — с улыбкой напомнил король и продолжил, покачивая
книгой перед моим лицом.— Портишь моё имущество?
— А разве всё, что принадлежит тебе, не стало нашим общим,
когда мы поженились, дорогой? — спросила, выхватив книгу из рук
мужа. От удивления он даже не стал удерживать томик и позволил мне
завладеть руководством по эксплуатации боевых драконов.
— Почувствовала вкус власти и денег? — с каким-то
разочарованием спросил король, макнув меня, словно в грязь, в
лужицу презрения.
— Всего лишь пытаюсь понять свою роль при дворе, — пожав
плечами, равнодушно заметила я. — Титул королевы в вашем мире —
пустой звук? За ним ничего не стоит, ничего не полагается? Ну, чтобы
соответствовать мужу, хотя бы.
Я посмотрела на Тэйрана с вызовом, ожидая очередного всплеска
нравоучений.
Но их не последовало. Усмехнувшись, он со скучающим видом
подцепил книгу, которую я отложила ранее, и ответил, лениво
переворачивая страницы:
— Твоя роль, драгоценная моя, быть мне примерной женой. А
больше тебе не следует никуда лезть. Ты же вроде не глупая, должна
понимать. Да и мы уже обсуждали твои обязанности.
— Льстит твоя похвала, — криво улыбнулась я. — Но я
спрашивала не об обязанностях, а о правах. Или же здешняя королева
ничем не отличается от служанки?
— Чего ты добиваешься, Кир-ра? — как-то странно прорычав моё
имя, спросил король. — Денег? Власти? Личный дворец?
— Это всё, безусловно, вещи важные, — я поднялась с дивана и
расправила юбки. Надоело смотреть на мужа, запрокинув голову. —
Но я бы хотела начать с уважения. Немного понимания и чуточку
заботы. Кажется, это ведь я должна тебя спасти силой своей
безграничной любви? Так дерзай, взращивай волшебные плоды! Или
ты полагаешь, что я смогу полюбить эгоистичное чудовище,
считающее каждую копейку?
Глава 19
Скрипнув зубами, Тейран бросил несчастную книгу на стол.
— Не будь так наивна. От тебя зависит многое, не спорю. Но ты
не в том положении, чтобы диктовать мне условия, дорогая жена.
— Интересно, а в каком же я тогда положении? — пересиливая
внутреннюю дрожь, спросила я.
— Не заставляй меня разочаровываться в твоих умственных
способностях, Кира. Мы здесь не в игры играем. Королевство на
пороге войны. И если ты вместо того, чтобы помочь, будешь мешать и
чинить препятствия, мы с тобой ни до чего хорошего не договоримся.
— Намекаешь на то, что, в случае моего неповиновения,
накажешь меня?
— Я дал тебе неделю на то, чтобы привыкнуть к новой
реальности. Но я же могу и сократить данный срок.
— Грязный шантаж, — невольно попятилась от супруга,
вспоминая его зверства в постели. — Нечестно играете, Ваше
Величество.
— Мир вообще несправедлив, Кира, — равнодушно заметил
король и, посмотрев куда-то поверх моей головы, добавил: — Вечером
будет званый ужин в узком кругу. Приглашены приближенные к трону
аристократы. Постарайся не ударить лицом в грязь и веди себя так, как
и положено супруге короля.
— Инструкцию не выдашь? Так, на всякий случай. Всё же я из
другого мира, мне ваш этикет не знаком.
Я даже не ехидничала. Ну, почти. В целом моё требование было в
высшей степени разумным и логичным.
— Я пришлю слугу, — отчего-то вдруг разозлился мой супруг. —
С подробными инструкциями.
Вместо того, чтобы съязвить, я широко улыбнулась и кивнула.
Кажется, это и называется строить мосты и идти на компромисс?
Тэйран подставил локоть, очевидно, чтобы я взяла его под руку.
Кинув полный сожаления взгляд на оставшиеся непрочитанными
книги, я коснулась пальцами камзола мужа.
— Не переживай, книги принесут в твои покои, — хмыкнул
король, заметив мой взгляд. — А сейчас будет лучше, если ты
займёшься приготовлениями к вечеру.
— Это понимать как приказ? — всё же вырвалось у меня
бунтарское замечание. Но король, вопреки моим ожиданиям, даже не
поморщился. Неужто начал привыкать?
— Как настоятельную просьбу и дружеский совет, — ответил
супруг и распахнул перед нами двери. — Я надеюсь на твоё
благоразумие, дорогая жена.
── ✦ ──
— Когда говорят мужчины, вам не должно вмешиваться, покуда
вас не спросят, — вот уже целый час в мою голову пытались вбить
правила поведения за королевским столом. Тэйран сдержал своё слово
и вскоре после того, как он проводил меня в покои, на пороге моих
комнат появился невысокий слуга в королевской ливрее. Судя по
седым волосам, мужчина был сильно в возрасте, хотя глаза его
оставались ясными и очень внимательными.
— И снова молчать, — притворно возмутилась я, уже привыкнув
к тому, что в этом мире в женщинах ценилась незаметность. — Взгляд
от тарелки поднять можно, или это тоже харам?
— Простите, Ваше Величество, но мне не ведом смысл этого
слова. Будете ли вы так любезны разъяснить, что именно имели в
виду?
Закатив глаза, я вздохнула. Вот чувствовала, что просмотр
турецких сериалов до добра не доведёт. Теперь приходилось пожинать
плоды: выуживать из речи нетипичные для этого мира словечки.
— Харам — это запрет. То, что делать ни в коем случае нельзя.
— Благодарю за пояснения, моя госпожа, — поклонился слуга. —
Нет, вам, как Королеве, дозволено смотреть на всех участников
трапезы.
— Ну и на том спасибо, — хмыкнула я и ойкнула, когда Тара с
особым рвением оттянула прядь моих волос, сплетая из тугих жгутов
очередное произведение искусства на моей голове.
— Простите, Ваше Величество, — быстро проговорила служанка
и уже значительно мягче продолжила творить волшебство из моих
волос.
— Итак, — подытожила я. — Основные моменты я запомнила.
Постараюсь не посрамить свой высокий титул.
Этот добрый старичок невольно заразил меня своей архаичной
манерой речи. Слуга короля поклонился мне и с улыбкой ответил:
— Рад быть полезным, Ваше Величество. Если вопросов больше
нет, я свободен?
— Да, можешь идти, — кивнула я.
Закончив с причёской, Тара закрепила на моих плечах лёгкий
плащ, который в моём наряде играл роль декоративной мантии. Я была
готова.
Подойдя к распахнутому окну, выглянула наружу. Смеркалось, и в
серо-фиолетовом небе уже практически не читались персиковые
оттенки недавнего заката. Внизу один за другим загорались огни
светильников, превращая территорию дворца в сказочную поляну с
волшебными светлячками.
К парадным ступеням начали съезжаться роскошные экипажи.
— Стоило отлучиться на пару часов, как ты устроила светский
раут? — напугав меня своим внезапным появлением, вскочил на
подоконник мой потерянный друг.
— Ты где был? — нахмурившись, спросила росомаху.
— Где был, там меня уж нет, — философски заметил зверёк. — А
ты, смотрю, уже готова покорять сердца своих подданных.
— Твои б мозги да в мирное русло, — театрально вздохнув,
ответила я. А потом добавила со всей серьёзностью: — Настоятельно
прошу ничего не употреблять в пищу на ужине. Не хотелось бы снова
остаться без плана «Б».
— То есть я для тебя всего лишь «план „Б“»? — картинно
возмутилась росомаха, но я прервала его стенания резким взмахом
руки.
— Глото, это серьёзно. Я не знаю, что будет на ужине Его
Величества, но мне хотелось бы иметь возможность исчезнуть в
случае, если что-то пойдёт не по плану.
— Но... я же голоден, — с печалью возразил Глото, опустив лапки.
— Покормлю тебя, когда вернёмся в покои, — отрезала я, и
росомаха была вынуждена сдаться.
В большом зале, куда меня привёл слуга, царила торжественная
атмосфера. Тяжёлые тёмные шторы закрывали высокие окна,
погружая углы комнаты в полумрак, и лишь горящие свечи в
канделябрах, на люстре и в подсвечниках на столе создавали яркие
световые пятна, заставляя блестеть вилки и ложки, да усиливая
мерцание драгоценностей знатных дам.

«Неужели я опоздала?» — подумала, выискивая взглядом супруга.


Однако трон, стоявший во главе стола, пустовал.
Так как меня гостям представили, стоило ступить в зал, я решила,
что нет нужды здороваться с каждым. Тем более, я никого из
присутствующих не знала.
Кивнув слуге, прошла к брату меньшему трона Его Величества,
безошибочно угадав своё место.
Лишь устроившись поудобнее под перекрёстным обстрелом
внимательных глаз придворных, я выдохнула и, выпрямив спину,
окинула всех собравшихся равнодушным взглядом. По крайней мере,
мне хотелось думать, что взгляд вышел именно таким: по-королевски
ленивым и чуточку надменным.
Тишина, воцарившаяся за столом, начала угнетать. Я невольно
стала бросать нетерпеливые взгляды на пустующий рядом трон. И где
же носит моего ненаглядного супруга?
Стоило вспомнить о Тэйране, как двери в зал распахнулись и
слуга объявил о прибытии короля.
— Его Величество Тэйран Альмод Зигрид Йорген-Оддский!
Мысленно усмехнулась. На этот раз обошлись без наместников на
земле, грозных и беспощадных, или как там его обозвал служитель в
храме.
Тэйран с грацией хищника прошёл мимо своих подданных, даже
краем глаза не скользнув по застывшим в подобострастии лицам.
Из всей толпы разодетого в шелка и парчу народа он безошибочно
выделил свою королеву и весь путь к трону он не сводил с меня своих
тёмных глаз.
Как только король опустился на трон, словно по волшебству из
ниоткуда появились слуги с подносами. Невидимые музыканты
заиграли ненавязчивую лёгкую мелодию, а гости ожили.
За столом потекла едва слышимая беседа, — никто не рисковал
повысить свой голос настолько, чтобы до нас с королём дошёл смысл
произносимых ими слов.
— Что же вы, дорогой супруг, заставляете своих подданных
ждать? — спросила я Тэйрана, откинувшись на спинку трона, чтобы
дать слуге беспрепятственно добраться до моего бокала.
— Должны же быть у меня хоть какие-то привилегии, дорогая? —
усмехнулся король и взял свой кубок, уже полный чаяниями
расторопного слуги. — Вынужден отметить, выглядите превосходно.
— Вы, кажется, этому не рады? — заломив бровь, спросила я.
Тэйран ответил тихим смешком, а я подивилась той разительной
перемене, что произошла с моим мужем за каких-то пару часов. В
отличие от того короля, которого я видела в библиотеке, этот лучился
счастьем и выглядел довольным, как Глото, объевшийся самой
изысканной пищи.
Кстати, о птичках. Приподняв край скатерти глубокого винного
цвета, я заглянула под стол.
— Пс-с-сть, — прошептала я. — Ты здесь?
Вместо ответа я услышала подозрительный хруст.
— Серьёзно? — не сдержав эмоций, воскликнула я. Росомаха,
удобно расположившись у моих ног, увлечённо грызла какой-то шмат
мяса на кости.
— Ты фказала, нельфя есфь со сфофа и принимафь ефу от корофя,
— продолжая жевать, ответил Глото. — Поэфому я позабофифся о
сефе сам.
Закатив глаза, я задёрнула скатерть и, встретив ничего не
понимающий взгляд Тэйрана, спросила:
— Что?
— Ничего, — пожал плечами король. — Забавно за вами
наблюдать. Но не забывайте, дорогая, что мы на приёме.
Ух-х, как захотелось врезать чем-нибудь тяжёлым по наглому
лицу муженька! Но я сдержалась. Снова.
Улыбнувшись, кивнула ему и выпрямила спину. Играем роль
королевы, — это же то, о чём мечтает каждая девочка с пелёнок, не так
ли?
── ✦ ──
Как я ни боялась, а вечер прошёл довольно спокойно. По мере
того, как на наших тарелках одно за другим сменялись блюда, король
вливался то в одну беседу, то в другую, попутно ненавязчиво вовлекая
в разговор и меня.
Поэтому к концу вечера я уже знала, что толстая дама в
неприлично крупных бриллиантах — жена посла из Аквирании,
мужчина в забавном камзоле канареечного цвета — троюродный
племянник почившей королевы, матери Тэйрана, а длинная тощая
мадам с сероватой кожей — местная королева сплетен и интриг.
Каждому из двадцати присутствовавших на ужине аристократов
Тэйран давал для меня краткие, но очень ёмкие определения, знакомя
со своим ближним окружением.
Не знаю, какую цель преследовал мой муж, но было приятно, что
с моим мнением считались, меня пытались познакомить с этим миром
и этим двором.
И всё было бы хорошо, но моя хитрая зверушка, утолив свой
голод, неожиданно спросила меня, когда Тэйран увлёкся беседой с
советником и выпустил меня из поля зрения:
— Я тут кое-что раздобыл, пока искал себе безопасную пищу…
— Что же? — вздёрнув бровь, поинтересовалась я.
— Одно очень хитрое зелье, развязывающее язык. Подумал, что
нам может пригодиться.
Я не успела ничего ответить, потому как в следующий миг Тэйран
снова повернулся ко мне и со сладкой улыбкой громко сказал своим
подданным:
— Благодарю всех за вечер! Но вижу, что королева утомилась и
желает немного отдохнуть...
Он многозначительно усмехнулся, намекая на постельный отдых
молодожёнов, а понимающие смешки мужской аудитории пробудили
во мне острое желание всё-таки познакомить голову мужа с битой или
чем-нибудь подобным.
А ещё мелькнула коварная мысль, что неплохо было бы напоить
супруга каким-нибудь расслабляющим зельем. Чтобы из туалетной
комнаты до утра не выходил.
Расслаблялся, так сказать, познавая дзен.
Глава 20
Конечно перед придворными я сохранила лицо и, тепло
улыбнувшись мужу, встала из-за стола. Глото отбросил прочь
ненужные кости и застыл, готовый рвануть ко мне на помощь, если
потребуется мгновенная телепортация.
Точнее, порталопортация. Если такое понятие вообще
существовало в этом мире.
Я не знала, как себя вести, поэтому взяла пример с Тэйрана.
Король подал мне руку и просто повёл меня к выходу из зала, лишь
кивнув аристократам, замершим в почтительном поклоне.
Кивок так кивок. Я улыбнулась тем, кто находился ближе к трону,
и повторила царственный кивок остальным.
Под ноги старалась не смотреть, но была уверена, что Глото
найдёт возможность проскользнуть перед знатью, никем не
замеченным.
— И куда же мы идём? — спросила у супруга, когда посторонние
уши оказались далеко позади.
— А куда бы ты хотела? — спросил король, подозрительно мило
улыбнувшись мне.
— Так ведь «королева утомилась», — ехидно произнесла я,
подражая тону мужа. — Спать, должно быть.
Тэйран засмеялся. От удивления я даже сбилась с шага. Это был
не тот смех, которым король отвечал на неудачные шутки знати, не тот,
каким он награждал меня за какую-нибудь нелепицу. Нет, Тэйран
смеялся искренне, от души, заразительно и очень открыто.
— Я заметил, что ты заскучала.
— Так это было великодушное спасение беззащитной девы из лап
занудных дворян? — удивлённо спросила я, глядя на мужа и не
узнавая его.
— Не заставляй меня сомневаться в твоих умственных
способностях, жена моя, — стерев с лица улыбку, сказал король. И,
видимо, чтобы смягчить резкие слова, добавил: — Я подумал, что с
гораздо большим удовольствием ты предпочтёшь провести со мной
оставшиеся до сна часы.
— Наедине? — отчего-то сорвавшимся голосом спросила я.
— Наедине, — сверкнув глазами, кивнул король.
— Вы там свой пыл поумерьте, — раздалось ворчливое снизу. —
Наедине они собрались. А кто несчастному Глото даст обещанный
ужин? Я, между прочим, голодаю!
Я хохотнула. Эта жирненькая росомаха и голодает? Позёр! Но я
ему была благодарна. Вольно или невольно, но Глото разрядил
обстановку и спас меня от двусмысленного положения.
— Так что, дорогая жена моя, ко мне или к тебе? — спросил
король и криво усмехнулся, прекрасно осознавая всю каверзность
своего вопроса.
И я уже хотела было отказаться от заманчивого предложения и
сбежать в свои покои, но тут вдруг заметила округлый блестящий бок
стеклянной баночки, мелькнувший в густой шёрстке росомахи. И то ли
вино ударило в голову, то ли проснулось древнее, как сам мир, женское
коварство, но я решила рискнуть.
Стало любопытно, что за зелье стащил Глото. И изучить влияние
этого самого зелья на одну очень тиранистую королевскую особу.
Я уже немного изучила характер росомахи и подозревала, что та
стащила очень полезное снадобье.
── ✦ ──
Тэйран привёл нас в свой кабинет. Главный или какой-то
второстепенный, я не смогла определить, — да и не нужно было мне
это знание. Не спальня — и на том спасибо.
Король подошёл к книжному шкафу и, нажав на один из
корешков, явил взору скрытый мини-бар. А он неплохо устроился!
— Вина? — завлекающе качнув бутылкой, спросил муж.
Вспомнив о таинственном зелье, спрятанном где-то между
жировых складок Глото, я кивнула. Пить, само собой, я не собиралась.
Так, сделать вид для поддержания беседы.
Тэйран довольно улыбнулся и достал из «бара» два бокала. Я же,
предоставленная самой себе, решила осмотреть получше «берлогу»
супруга.
Несколько высоких, до самого потолка, книжных шкафов манили
скрытым за дорогими корешками богатством. Тяжёлые шторы,
собранные по бокам большого окна, были перехвачены золотыми
«кисточками». Массивный стол с резными ножками, удобное кресло в
ансамбль к столу, — все предметы мебели из явно дорогого дерева. Я
посмотрела вниз: наши шаги глушил глубокий ворс тёмно-красного
ковра. В целом кабинет мужа мне понравился, — в таком месте я и
сама бы с радостью поработала.
— Держи, — король подал бокал, вырвав меня из мечтательной
задумчивости.
Я приняла подношение и поискала взглядом Глото: росомаха
устроилась на софе, расположенной прямо под окном, и всем своим
видом показывала, что ждёт пищи.
— А для Глото можно организовать чего-нибудь... безопасного?
Тэйран прищурился. Конечно, он прекрасно понял мой намёк.
— Ты никогда не забудешь, да?
— А если и забудет, то я напомню, — раздалось со стороны софы
совершенно безрассудное и бесстрашное замечание. Я хмыкнула,
поднеся бокал к губам.
Вечер переставал быть томным.
Тэйран усмехнулся, но оставил ремарку росомахи без ответа. Я
уже хотела повторить свой вопрос касательно пищи для ноту, как в
дверь кабинета осторожно постучали.
— Войди, — холодно и строго бросил король.
В кабинет, всё так же осторожно, словно опасаясь кары, вошёл
слуга. Низко поклонившись королю, он спросил:

— Вы звали, Ваше Величество?


— Да, — подтвердил Тэйран. — Организуй горячее рагу для ноту
Её Величества.
— Будет исполнено, — снова поклонившись моему мужу, а затем
и мне, ответил слуга и тут же удалился.
Отпив еще вина, Тэйран оставил бокал в сторону.
— И как тебе твой первый выход «в свет» роли королевы?
Сложив руки на груди, он присел на край стола и наградил меня
насмешливым взглядом. Выводил на откровенность, но зачем?
Я наклонила голову и прищурилась.
— Сносно, — ответила, стараясь казаться равнодушной.
— Ну почему ты к себе настолько сурова, душа моя? — уголки
губ мужа дёрнулись в полуулыбке. — Всё прошло очень недурно.
Особенно учитывая твоё происхождение.
— А что не так с моим происхождением? — нахмурилась я,
растеряв всё былое благодушие. Вот умел мой супруг одним своим
словом вызвать яркое раздражение.
— Не в обиду, но, дорогая, ты же явно не королевских кровей.
— Так и брал бы себе принцессу, кто виноват? — насупилась я и,
подойдя к столу, с громким стуком поставила свой бокал рядом с
бокалом мужа. — Я к тебе в жёны не напрашивалась!
Собралась было отойти к софе, где за нами наблюдала
подозрительно притихшая росомаха, но Тэйран перехватил мои
запястья и вынудил прижаться к его телу.
— Я тоже не выбирал, Кира, — сказал он прямо в мои губы. — Но
раз уж мы оба — заложники сложившейся ситуации, не лучше ли быть
по одну сторону баррикад?
— А кто здесь воюет? — шёпотом спросила я.
— Кокетничаешь, жена моя, — ответил мой супруг и вдруг просто
взял и поцеловал меня, лишив всяких мыслей.
Упрямые губы оказались на удивление мягкими, а настойчивость
короля соединилась с неожиданной нежностью.
Тэйран отстранился первым и, внимательно посмотрев на меня,
сказал:
— А ведь всё может быть иначе, стоит тебе только захотеть.
Ну да, конечно. Развесила уши в ожидании свежей порции
макаронных изделий, как бы не так.
И снова, едва я захотела оттолкнуть мужа, как взглядом
зацепилась за два бокала, скромно стоявшие бок о бок.
«Зелье!» — мелькнула быстрая мысль, и я повернула голову,
выискивая росомаху.
— Глото, ты там жив? — спросила деланно спокойным тоном. —
А то как-то непривычно тихо сегодня.
Росомаха встрепенулась, наградив меня злым голодным взглядом.
— Жду обещанного ужина, — буркнул ноту, сложив лапки на
груди.
— Сейчас принесут, — прижав меня к себе, вмешался в нашу
беседу король.
Да что же это такое! Один делает вид, что не понимает намёков, а
второй — настойчиво пытается соблазнить. Не безуспешно, надо
сказать.
Нашу неловкую ситуацию спас слуга, вернувшийся с угощением
для Глото.
Воспользовавшись секундным замешательством короля, я
высвободилась из цепкого захвата и предусмотрительно отошла от
мужа подальше.
— Моя прелесть! — облизнувшись, воскликнула росомаха и
уткнулась носом в блюдо с ароматным рагу, полностью забыв и обо
мне, и о треклятом зелье.
— Вкусно ли тебе, деточка? — ядовито спросила я, злясь и на
Глото, за то, что втянул во всё это, и на себя — за то, что ввязалась в
сомнительную авантюру.
— Благодарствую, не жалуюсь, — ответила росомаха, не
поднимая взгляда от тарелки.
— Так на чём мы остановились, душа моя? — подал голос король,
напоминая о себе.
Мысленно чертыхнувшись, я повернулась к мужу и улыбнулась.
— На моих неаристократических корнях.
— А ты у нас, оказывается, злопамятная, — заметил Тэйран,
подцепив один из бокалов рукой.
— На память не жалуюсь, — буркнула я. А затем бросила в
сторону росомахи испепеляющий взгляд, вложив в него всё, что хотела
сказать.
«Зелье! Дай чёртово зелье, ноту недоделанный!»
Я не ждала, что Глото прочтёт мои мысли и, когда росомаха
подняла мордочку от тарелки, очень удивилась.
Неужели что-то почувствовал?
Словно в ответ на мои сомнения Глото подмигнул мне и
облизнулся с таким коварством, что мне стало страшно за короля.
Всего на мгновенье.
Потому что в следующий миг Тэйран схватил меня за талию и,
резко крутанув, опрокинул на стол, подмяв под себя. Краем уха
услышала звон бокалов.
«Замечательно! Теперь и зелье в него никак не влить!» — мрачно
подумала я, глядя на нависшего надо мной мужчину.
— Хватит дёргать меня, будто сломанную куклу! — возмутилась
вслух, безуспешно пытаясь вырваться на свободу, чем только
распаляла своего нахального супруга.
— Кажется я разгадал твою игру, — с плотоядной улыбкой сказал
король и наклонился, явно намереваясь меня снова поцеловать.
Резко мотнув головой, я успела заметить, как Глото подбежал к
бутылке, чудом уцелевшей в неравном бою с озверевшим от страсти
тираном, и беззастенчиво влил в неё всё содержимое пузырька.
— Стой! — воскликнула я, напугав и мужа, и ноту, застывшего с
пустым пузырьком на краю стола.
Зависнув в миллиметре от моей кожи, Тэйран удивлённо моргнул.
— Что?
— Пить хочу, — сказала я, прикидывая, каким образом заставить
супруга выпить первым облагороженное зельем вино.
Глава 21
— Пить? — до Тэйрана с трудом доходил смысл моей простой
просьбы. Эк его приложило-то!
— Вино? — бросила ему подсказку, так как ждать, пока кровь
прильёт обратно к мозгу супруга и позволит ему самому сложить два
плюс два, я не хотела.
— Да-а, конечно, — немного отстранившись, король потянулся к
бутылке. Я испугалась, что Глото не успел сбежать, но росомаха,
словно в ответ на мои опасения, подала знак, громко зачавкав со
стороны софы.
Подтянув к себе бутылку, Тэйран с удивлением обнаружил, что
бокалов и след простыл. И так забавно он выглядел в этот момент, что
я не удержалась от тихого смешка.
— Что? — заметив на себе хмурый взгляд супруга, спросила я. К
моему счастью, боевой пыл монарха поугас, и теперь в глазах Тэйрана
снова появилась осознанность.
— Сейчас, — отставив бутылку на стол, мой муж, наконец,
отлепился от меня и пошёл к своему алко-тайничку.
Пока Тэйран был занят поиском новых сосудов для вина с
сюрпризом, я нашла взглядом глаза росомахи и вскинула брови.
— Что там?
Глото фыркнул. Нехотя оторвавшись от еды, он проворчал:
— Не убьёт.
Ну спасибо, прояснил ситуацию. Теперь, конечно же, всё стало
предельно ясно!
Пока я пыталась выяснить, чего ждать от зелья, Тэйран поставил
на стол чистую пару хрустальных бокалов и, не дожидаясь моей новой
просьбы, щедро плеснул в них рубиновой жидкости.
— Пей, жена моя, — безэмоционально сказал король и поднял
свой бокал к губам. Ох, как хорошо! Даже придумывать ничего не
пришлось, чтобы заставить его отпить первым.
Я так обрадовалась внезапной жажде супруга, что невольно
заронила в его голове зерно сомнения.
Бокал завис у самых губ короля и качнулся. Тэйран, внимательно
проследив за моим лицом, медленно отвёл вино в сторону и спросил:
— Что-то не так?
— Не понимаю, о чём ты, — пожала плечами, внутренне холодея.
Нет, не быть мне актрисой! Это ж надо было всё так испортить. Дура.
— Держи, ты же пить хотела, — Тэйран вручил мне второй бокал
и застыл, терпеливо дожидаясь, пока я начну пить. Вот жеж... попала!
Поднесла к губам холодный хрусталь и, почувствовав
прикосновение алой жидкости к коже, прикрыла глаза. Разомкнуть
губы и впустить в горло вино с «добавленными» свойствами я не
решалась.
Услышав, как король поставил свой бокал на стол, распахнула
глаза. Взгляд метнулся к бокалу мужа: выпил или нет?
Сердце сделало отчаянную попытку вырваться из груди но,
ударившись о рёбра, замерло.
Пустой.
Бокал мужа был абсолютно пуст.
— Что же ты не пьешь, милая, — наклонив голову, спросил муж.
— Или ты обманула меня и это был просто отвлекающий манёвр?
— Почему сразу обманула, — я воспользовалась поводом, чтобы
убрать бокал с глаз подальше. — Просто... передумала.
Хмыкнув, Тэйран вдруг качнулся и тронул руками виски.
— Всё в порядке? — с искренней заботой и волнением спросила
я, почувствовав страх за мужа.
Не слишком ли рано я доверилась своему ноту? Вдруг он хотел
через меня подобраться к королю и уничтожить его моими руками?
От этих мыслей самой стало дурно, будто я вместе пила
отравленное вино с королем на брудершафт.
— Всё хорошо, — грубовато ответил муж, обойдя стол шаткой
походкой и плюхнувшись в кресло. — Просто повело.
— Фух, не пугай так, — выдохнула, смахнув со лба испарину. А
то я с перепугу уже начала прикидывать, что буду говорить слугам о
внезапной кончине их монарха.
— Приятно, что ты беспокоишься обо мне, — прищурившись,
посмотрел на меня король.
— Ты же мой муж, — я постаралась перевести всё в шутку. — Не
хотелось бы стать вдовой в первый же месяц брака. Это, знаешь ли,
накладывает свой отпечаток.
Тэйран вздёрнул бровь и засмеялся. Уж не знаю, что за зелье
Глото влил в вино, но пока король выглядел довольно...
расслабленным.
И я решила прощупать, насколько.
— Могу я спросить у тебя о чём-то личном?
Если мой вопрос и удивил короля, вида он не подал. Лениво
качнув бутылкой (и когда успел её взять в руки?), великодушно
бросил:
— Задавай. Я сегодня добрый, — и приложился к горлышку,
минуя сиротливо стоявший на столе бокал.
— Как так вышло, что из весёлого повесы ты превратился в
тирана?
Сказала и мысленно стукнула себя по лбу. Надо было постепенно
подводить к главному, но чёрт дёрнул спросить в лоб. Могло ли это
странное зелье повлиять и на меня, ведь на короткий миг, но оно
соприкоснулось с моими губами…
Как иначе объяснить мою внезапную глупость?
Будет ужасно обидно, если я сама попаду в ловушку,
расставленную для мужа.
— В тирана? — переспросил король, поставив бутылку на стол.
— Ты считаешь меня тираном?

— Только не говори, что так думаю я одна, — усмехнулась,


присаживаясь на край стола. Тэйран лишь вздёрнул брови, отметив
моё неподобающее для юной миледи, или как ещё здесь звали знатных
дам, поведение.
Я же, под властью успокаивающего эффекта самого вина или его
паров, чувствовала себя абсолютно свободно. Словно передо мной был
не муж-тиран, выдернувший меня из моего уютного техногенного
мира в магическое нечто, а добрый приятель, с которым я решила
скоротать за пиццей и пивом очередной ленивый вечерок.
— Не задумывался об этом, — пожал плечами король. — Что же
касается твоего вопроса... Думаю, что измениться меня заставили
обстоятельства. И не в один момент, а постепенно, меняя всё сильнее с
каждым новым ударом судьбы.
— Тебе бы в писатели пойти, — заметила я, едва не выпив вина,
но вовремя остановила бокал у своих губ. Эх, Кира, нужно быть
осторожнее. Вздохнув, убрала опасное вино от себя подальше и
посмотрела на короля. — И какие такие удары судьбы тебя столь
сильно покорёжили?
Тэйран нахмурился и посмотрел куда-то сквозь меня. Видимо,
нырнул в свои воспоминания. Не самые приятные, судя по мрачному
выражению лица.
— Я всегда мечтал о свободе, — начал свою неожиданную
исповедь король. Я скептично хмыкнула: ну да, он мечтал о свободе, а
в итоге лишил этой самой свободы меня.
Тэйран не заметил моей реакции и продолжил, явно нехотя:
— С детства каждый мой шаг придирчиво контролировался
суровым отцом, бдительной матерью и множеством вышколенных
слуг. Оттого моей единственной радостью было сбежать в сад или
затеряться среди бесконечных анфилад дворца. Так, чтобы никто и
ничто не смогло помешать творить обычные детские шалости.
Я снова хмыкнула, но в этот раз Тэйран меня услышал. Бросив в
мою сторону осуждающий взгляд, он спросил:
— Что?
— Ничего, — пожав плечами, ответила я. — Просто представила
маленького мальчика, который спрятался от бдительных нянек в каком-
нибудь чулане лишь затем, чтобы, допустим, оборвать крылышки
несчастной бабочке.
— И кто тут из нас тиран? — вскинув бровь, спросил Тэйран.
Послав мужу лёгкую улыбку, я хотела было сменить позу, (так как
левая нога затекла и начала гудеть), но что-то пошло не так.
Множество нижних юбок моего платья сыграли со мной дурную
шутку, превратив устойчивый в общем-то край стола в скользкую
горку, с которой я очень не по-королевски скатилась на пол. Тэйран
даже ойкнуть не успел.
— Сатурну больше не наливать! — прокомментировал моё
феерическое падение Глото. Вот гад! Мало того, что решил отточить
на мне свою язвительность, так ещё воспользовался для этого
подсмотренными в моей же голове понятиями.
— Сатурну? — включился в диалог король. — Это еще кто?
— Планета такая, — потирая ушибленный зад, проговорила я. Не
то, чтобы я ждала от Тэйрана мгновенной помощи, но... чёрт, да, я
ждала!
Но тиранистый тиран сидел себе на кресле и в ус не дул.
Отряхнув платье, я выпрямилась и гордо вскинула подбородок.
Ну упала, подумаешь. С каждым могло случиться.
— Нет, душа моя, обрывать крылья бабочкам в круг моих
интересов не входило, — усмехнулся король, дождавшись, пока я
примостила свой пострадавший королевский зад на софу, рядом с
Глото. — А вот эксперименты с магией, конструирование ловушек и
выдумывание пакостей для своих надзирателей, — о, этого было в
избытке.
— Нормальные интересы здорового ребёнка, — заметила я,
поглядывая на ноту. Уж очень хотелось придушить росомаху.
«Хорошее зелье», «нам поможет», «будет интересно».
Ага, как бы не так.
Пока никакого «волшебного» воздействия я не замечала. Король
просто чуть расслабился, как это бывает после хорошей выпивки в
душевной компании. И ничего более.
Тоже мне, мохнатый алхимик нашёлся.
Глава 22
— Значит, ты страдал от избытка контроля, — подвела итог
исповеди супруга. — Это, конечно, тот ещё багаж. Но... Ты же был
нормальным. Ну, типичным принцем.
— С чего ты взяла? — Тэйран посмотрел на меня с
любопытством. — Ты не знала меня тогда.
— Так... — я запнулась. Не то, чтобы я планировала выгораживать
свою свекровь, но хотелось сохранить доверие информатора. Пусть и
призрачное.
Мысленно хохотнула: получился прекрасный каламбур.
— Я ей сказала, — как обычно посреди кабинета без
предупреждения возникла призрачная королева. Оценив обстановку,
она подплыла к Тэйрану и кинула осуждающий взгляд на бутылку. —
Мальчик мой, так дела не делаются.
— Забыл тебя спросить, что и как мне делать, — буркнул король.
— Значит, решила просветить Киру о моём прошлом? И что, всё
рассказала?
— Если ты о Мариэлле и её матушке, то да. Рассказала. Кто-то же
должен был просветить бедняжку, во что она ввязалась. Ты не особо
спешил с пояснениями.
— Впредь прошу не вмешиваться в наши отношения с женой, —
холодно произнёс Тэйран.
— А они есть? Ваши отношения? — заломив бровь, спросил
призрак.
— Прошу прощения, что вмешиваюсь в вашу беседу, — раздался
голос Глото. Мы с Тэйраном и призрачной королевой синхронно
перевели взгляд на росомаху. — Очень рад видеть вас, Ваше Покойное
Величество!
Отвесив призраку поклон, Глото привстал на задние лапки и
умилительно сложил передние на груди, подражая какому-нибудь
советнику или философу.
— Если позволите, я бы хотел сделать ремарку.
— Говори, — призрачная королева великодушно кивнула
росомахе, давая разрешения. Я и Тэйран были настолько удивлены
неожиданным выступлением моего ноту, что просто молча наблюдали
за этими двоими.
— Вы ругали вашего сына за то, что он принёс бутылку вина и
решил распить её со своей женой, но мальчик всё сделал верно.
Благодаря тому, что вино немного расслабило обоих супругов, они,
наконец, начали общаться и узнавать друг друга.
— Мальчик? — иронично переспросил король, прожигая Глото
тяжёлым взглядом.
— Что поделать, я старше вас, Ваше Величество, — пожал
плечами Глото.
— Думаешь, я рано отчаиваюсь? — проигнорировав сына,
задумчиво поинтересовалась королева у моего ноту. Тот кивнул.
— Не волнуйтесь, всё под контролем. Я присмотрю за молодыми.
Не знаю, почему королева ему поверила. Но призрак, окинув
кабинет усталым взглядом, с хлопком испарился.
— Под контролем, говоришь? — угрожающе произнесла я. — Это
какой ещё контроль?
— Узбагойси, — снова влез в мою голову ноту и выудил оттуда
максимально неподходящее этому миру слово. — Все в ажуре. Я
просто дал вам время и ненадолго убрал от вас излишнее внимание
матушки короля. Или вам нравятся её неожиданные визиты?
— После с тобой поговорим, — нахмурилась я, теперь подспудно
ожидая от ноту подвоха. Что за зелье он там влил Тэйрану? Уж не
любовное какое?
— Как скажете, Ваше Величество, — почувствовав моё
настроение крушить и убивать, отозвался Глото. — Если я вам больше
не нужен, могу ли я…
— Иди уже, — махнула рукой, понимая, что пользы от росомахи
ждать не приходится. Всё, что мог, ноту уже сделал.
Глото не стал изобретать велосипед и просто исчез, подражая
моей призрачной свекрови.
— Ты чего-то боишься, — вдруг над самым моим ухом прошептал
король. Я вздрогнула, испугавшись внезапной близости мужа.
— Не подкрадывайся так, если не хочешь раньше времени стать
вдовцом, — пробурчала, пытаясь отстраниться. Но Тэйран лишь
усмехнулся. Обойдя софу, он сел рядом, зацепив юбки моего платья.
Теперь не сбежать.
Почувствовав себя пришпиленной к картонке острой булавкой
лепидоптеролога* бабочкой, я нервно облизнула губы.
— В одном твой ноту был прав, — проговорил Тэйран и коснулся
рукой моего подбородка.
— В чём же? — сорвавшись на нервный шёпот, спросила я.
— Вино помогло нам расслабиться.
Я хотела фыркнуть и возразить, что расслабился здесь только он
один, но Тэйран не позволил мне произнести ни звука.
Он просто поцеловал меня, коварно прижав к себе свободной
рукой, лишив всякой возможности отстраниться.
С удивлением обнаружила, что поцелуй Тэйрана мне понравился.
Прикрыв глаза, я попыталась «распробовать» этого мужчину заново.
Ну а чем чёрт не шутит, как-никак, муж мой.
Тэйран тоже, кажется, сменил тактику и теперь был поразительно
нежен и внимателен. Его губы были мягкими, но в то же время
настойчивыми. Только в этот раз он не пытался сломить мои бастионы
грубым тараном, а воспользовался дипломатией.
Особенно меня впечатлил язык его... дипломатии.
До мурашек.
Казалось бы, ничего не должно было нарушить нашу внезапную
идиллию: матушку короля успокоили и она отстала от нас, а Глото был
отправлен думать о своём поведении в покои.
Но…
Нас прервал резкий стук. Не дожидаясь нашей реакции, дверь
распахнулась и с громким хлопком ударилась о стену. Ого, вот это кто-
то бессмертный!
— Ваше Величество, простите, что без разрешения, — на пороге
застыл крайне взволнованный мужчина в доспехах. — Дело срочное.
Тэйран свёл брови. Я почувствовала, как пальцы короля сжали
мою талию и тут же отпустили.
— Сожалею, что приходится прервать наш уютный вечер,
дорогая, — сказал Тэйран, повернувшись ко мне. — Но, как видишь,
дела не ждут.
Оставив на моих губах быстрый поцелуй, король порывисто встал
и, покачнувшись, подошёл к нарушителю нашего спокойствия.
— Пошли, расскажешь по пути.
Кивнув мне в знак уважения, этот безымянный рыцарь вышел из
кабинета вслед за своим королём.
И я осталась одна.
Рассеянно осмотрев опустевший кабинет, я заметила сиротливую
бутылку, забытую на столе королем. Жаль, что я так и не увидела
пользы от странного зелья, но хорошо, что и вреда особого не
приключилось.
Вздохнув, поднялась с софы и почувствовала головокружение. Да
что это за зелье такое? Если меня от минимального контакта так
накрыло.
И насколько крепок мой муж, что его почти не проняло?
Оставалось надеяться, что выпитое вино не помешает моему
мужу вершить свои важные королевские дела, потому что мне
показалось, что дела более чем серьёзные.
— Проводить? — вдруг материализовался у порога мой ноту. Вид
у него при этом был до странного виноватый.
— Скажи честно, что было в том пузырьке? — спросила,
игнорируя вопрос росомахи.
— Н-ну-у... — протянул Глото. — Просто зелье.
— Какое? Не заставляй всё вытягивать из тебя клещами, — я
посмотрела на зверька со всей суровостью, на какую была способна в
этот момент.
— Справедливости ради, там было не одно зелье... — сказала
росомаха, прижав к спине уши.
— Договаривай уже, — устало бросила я и, почувствовав
головокружение, прислонилась к дверному косяку. — И антидот бы
какой…
— Флакон был от зелья правды. С остатками зелья. На донышке,
— росомаха изобразила лапками это самое донышко. — А основное
зелье... Не смотри на меня с таким укором! Для тебя же старался!
— Меня терзают смутные сомнения, — проворчала я, не находя
сил на ругань.
— Зелье для взращивания нежных чувств.
— Любовное, так и говори, — перебила я ноту и хмыкнула. — И
когда действие сего волшебного напитка кончится? И что там с
антидотом?
— Антидота нет, — развела лапками росомаха. — А действие...
Думаю, к обеду пройдёт.
_______________
Лепидоптеролог* — человек изучающий бабочек.
Глава 23
Вернувшись в покои, я первым делом вызвала Тару, чтобы та
подготовила мне ванну. Хотелось смыть с себя всякое воздействие. Не
изнутри, так снаружи.
Девушка без лишних слов подогрела воду в купели, принесла
душистых масел и специальную воздушную пену.
И на добрый час я потерялась в пространстве и времени,
окунувшись в королевский СПА.
Когда Тара вымыла мои волосы и оставила отмокать в душистой
пене в одиночестве, я даже придремала. Благо сама форма купели
позволяла полулежать, не боясь утонуть.
Именно поэтому я не заметила тот момент, когда в помещение
купели вошёл посторонний: я просто задремала и отключилась от
внешнего мира. Очень даже зря.
Я вздрогнула, когда почувствовала скользящее движение чужих
рук по моим плечам вниз, под пышную пену. Вздрогнула, распахнула
глаза и взвизгнула, резко бросаясь в сторону от нависшего надо мной с
плотоядной улыбкой короля.
— Что ты здесь делаешь? — спросила, отфыркиваясь и
отплёвываясь от воды, вынырнув от тирана на относительно
безопасном расстоянии.
— Пришёл к своей жене, — продолжая улыбаться, ответил
Тэйран. — Или мне запрещено приходить к тебе в покои?
— Без разрешения? Да! — я и не думала вестись на мёд в голосе и
сахар в глазах тирана.
Но чего я не ждала от короля, так это того, что он запрыгнет в
мою купель, даже не потрудившись снять одежду.
Нет, что он был в штанах, меня определённо радовало, но…
Какого чёрта?
В одно слитное движение мой муж оказался рядом и снова навис
надо мной. Теперь уже бежать было некуда: моя спина вжималась в
рифлёную стену малого бассейна.
— Неужели ты настолько жестока, что не подаришь своему
несчастному супругу нежный поцелуй?
— В честь чего подобная щедрость? — не растерялась я, стараясь
раствориться в твёрдой отделке купели.
— Я ухожу воевать, — вмиг помрачнев, ответил Тэйран. — К
сожалению, тёмные не стали ждать, пока моя жена соблаговолит снять
моё проклятие.
— Вот только не нужно меня виноватой выставлять! — обиженно
надула губы и отвернулась. И очень кстати вспомнила, что под
плотной пеной, в отличие от супруга, я была абсолютно нага.
Кажется, муж мой тоже об этом внезапно вспомнил. Коварная
улыбка опытного соблазнителя коснулась губ короля. Руки, до этого
послушно лежавшие на бортике купели в сантиметре от моих плеч,
шевельнулись, поглаживая обнажённую кожу.
И, словно этого было мало, Тэйран прижался ко мне бёдрами,
демонстрируя во всей красе пылкость своих чувств.
— Мы же договорились, — мой голос сорвался. Было страшно. И
даже не потому, что впереди снова замаячила угроза принудительного
выполнения супружеского долга. Нет.
Теперь я боялась того, что моё тело стало откликаться на грубые
ласки мужа.
«Это плохой знак. Очень-очень плохой знак!» — мысленно
проворчала я, утопая в бесконечном чёрном мраке глаз тирана.
Тэйран не стал уговаривать, он просто подхватил меня под бёдра
и, снова прижав спиной к краю купели, ужалил мои губы обжигающим
поцелуем.
В вены словно плеснули огненной лавой. Мне стало жарко,
несмотря на уже довольно прохладную воду.
Дыхание участилось, а голову вскружило отравленное пламя
желания.
Краем сознания вспомнила ноту и его треклятое зелье, а после все
мысли вылетели из моей головы, превратив меня в дикую кошку,
страдающую от любовной лихорадки.
Прикосновения мужа будоражили, пробуждали древние, как мир,
желания.
Я жаждала поцелуев, нежных ласк, порывистых прикосновений и
любви. Тэйран не заставил меня томиться долгим ожиданием.
О, мой муж был очень щедр!
Я даже не заметила, в какой момент супруг избавился от одежды.
Лишь ощутив нежной кожей живота горячий мужской пресс, я
вздрогнула. На мгновение сознание прояснилось и я в ужасе подумала,
что же я творю?
Но краткий проблеск был столь мимолетен, что я не успела даже
слова против сказать.
И кто знает, чем бы всё закончилось, если бы не куранты. В этот
раз мы оба проигнорировали бой часов, за что и поплатились. Тэйран
— неудачной попыткой соблазнения, а я — заработав очередную
фобию.
Потому что в этот раз мой муж не превратился в летучую мышь.
Он буквально рассыпался на сотню маленьких чёрных летучих мышек,
заполнив собою все пространство купели.
Я истошно заорала.
Нет, к такому жизнь меня не готовила!
Без моего горячего мужа я очень скоро замёрзла в остывшей
купели. Выползла из воды и потянулась к полотенцу, оставленному на
небольшом стуле возле края купели.
«Спасибо, Тара!» — мысленно поблагодарила служанку,
энергично растирая тело. Странно, а ведь каких-то полчаса назад мне
было даже жарко. Вот что с человеком эмоции делают!
Не успела я высушить волосы полотенцем, как на пороге моих
покоев появилась Тара. Девушка выглядела взволнованной и немного
испуганной.
— Тара? — я откинула волосы за спину и посмотрела на
служанку. — Что случилось?
— Ваше Величество, там... там... — слова Таре давались с трудом.
Я вздохнула, подошла к девушке и положила руки ей на плечи.
Проникновенно заглянула в расширенные от страха глаза.
— Что случилось?
— Его Величество с небольшим отрядом покинул дворец, —
проговорила служанка, прижимая руки к груди.
— И? — я не понимала причины столь яркой реакции. —
Насколько я знаю, он не первый раз покидает дворец с целью
разведать обстановку.
— Да, но в этот раз, говорят, тёмные добрались до самого
Арзанского леса!
— А этот самый лес у нас где? — спросила, чувствуя себя глупой
школьницей на экзамене по географии.
— Так день пути всего до леса, — всхлипнула девушка. — Они
никогда настолько близко не приближались к столице.
Я пожала плечами.
— Уверена, муж сможет заставить их развернуться и отправиться
восвояси.
— Пусть Всемилостивые вас услышат! — вскинув руки в
отчаянной мольбе, проговорила Тара. А после, словно впервые
заметив во что я была одета, покачала головой. — Ох, со всеми
треволнениями я совсем забыла о своих обязанностях! Сейчас быстро
подготовлю ночную сорочку и халат, а после займусь вашими
волосами.
— Хорошо, — устало согласилась я, опускаясь на стул перед
трюмо.
Сил на препирательства со служанкой не осталось. Сначала
страстное свидание с мужем, потом шокирующее превращение того в
множество чёрных летучих мышей, и вишенка на торте — война
подобралась буквально под окна.
Вздрогнув, передёрнула плечами. С тоской вспомнила те времена,
когда самой большой проблемой было успеть вовремя заплатить за
электричество и интернет.
Одно воспоминание потянуло за собой другое. Как же мне не
хватало часов беззаботного задроства за компьютером. Когда весь мир
перестаёт существовать, а смысл жизни сужается до персонажа на
экране. Общение с неписями*, данжи, войны кланов…
Вздохнула.
Теперь я попала в мир, по сути, компьютерной игры. Но если
раньше главным боссом мне представлялся муж, то теперь я всерьёз
опасалась врага пострашнее. Неизвестных мне тёмных эльфов,
которые, в случае победы, ворвутся в замок.
О том, что будут делать с беззащитной королевой неведомые
враги я даже думать не хотела.
Явно не в шахматы играть на раздевание.
Часом позже я легла в постель и забылась беспокойным сном,
чтобы проснуться от громкого топота за дверью. Словно слуги решили
устроить соревнования, кто громче всех пробежит по коридору.
Зевнув, откинула одеяло и подошла к окну. В этот раз открытому,
— я помнила назидания своей свекрови.
Выглянув во двор, заметила всадника на взмыленной лошади.
Быстро соскочив с коня, мужчина помчался во дворец. Это точно был
гонец и, что-то подсказывало мне, прибыл он с недобрыми вестями.
Решив всё разузнать как можно скорее, накинула на плечи богато
расшитый тяжёлый халат и высунулась в коридор.
Как я и предполагала, всюду сновали слуги, но на меня никто
даже внимания не обратил. Что же произошло? Лучше короля никто не
ответит, поэтому я решила найти супруга.
Я не запомнила все хитросплетения коридоров, но направление
знала точно. А там уже на месте можно было сориентироваться или
спросить у слуг в крайнем случае.
Но мне повезло, спрашивать у посторонних где обитает мой муж
не пришлось. В коридоре меня перехватил мужчина в тёмно-синей
форме.
— Ваше Величество, а я как раз искал вас, — заговорил
незнакомец. Судя по вензелям и украшениям боевого облачения — не
менее важная шишка, чем вчерашний нарушитель нашего с Тэйраном
нечаянного свидания в кабинете. Генерал, стало быть.
Поклонившись мне, мужчина быстро заговорил, словно боялся,
что в силу каких-то обстоятельств не успеет закончить свою речь:
— Как вы знаете, ночью Его Величество с отрядом отправился на
передовую, чтобы на месте оценить обстановку.
— Знаю, да, — растерянно кивнула я.
— Сегодня утром пришла депеша. Король взят в плен. Они
попали в ловушку…
_______________
Непись* — (НПС- NPC) неигровой персонаж игры.
Глава 24
Слова генерала меня шокировали. Я стояла, как громом
поражённая.
— Что значит, взят в плен? — хрипло переспросила я. — Он же
чёртов король! Как такое вообще могло случиться?
— К сожалению, подробности мне неизвестны. Сейчас
собирается новый отряд, чтобы вступить в переговоры с врагом.
У меня закружилась голова, и я была вынуждена схватиться за
локоть мужчины.
Это что же получается, теперь я — самый главный человек в
королевстве?
— Что мне делать? Нужно подписать какой-то указ? Выйти с
генералами и адмиралами к эльфам? — прошептала я, теряя
уверенность в своих силах. Как я справлюсь, ведь меня никогда не
учили быть королевой. Я обычная девчонка из двадцать первого века,
сражения и управление царствами видела лишь в играх и фильмах.
— Что вы, Ваше Величество, — генерал послал мне
снисходительную улыбку. — Вам ровным счётом не о чем
беспокоиться. Все заботы о королевстве в отсутствии Его Величества
берёт на себя главный советник.
Я взглянула на мужчину по-новому. Ах так? Значит, титул
королевы здесь — пустой звук? Сиди тихо в светлице да гобелены
вышивай, пока умные мужчины всё порешают?
Во мне закипел праведный гнев современной эмансипированной
женщины.
— Значит, не о чем беспокоиться? — обманчиво покорно
спросила я. Генерал кивнул, довольный своей маленькой победой. —
Хорошо. Значит, не буду.
Я гордо вскинула голову и развернулась, чтобы идти в свои покои.
Но спокойный голос генерала догнал меня в спину:
— Вы не волнуйтесь, Ваше Величество. Скоро король вернётся, а
пока я настоятельно советую вам не покидать стен дворца. Для вашей
же безопасности.
Я ответила на предостережение генерала холодным взглядом. Это
он меня сейчас вежливо пленницей назначил? Не дождётся.
Если Тэйрана я ещё побаивалась, то посторонние мужчины мне
казались шахматными пешками на поле. Рангом значительно ниже
меня. И пусть королева здесь особой политической роли не играла, у
меня было своё собственное мнение на тему моей безопасности и
свободы передвижения.
А для всего остального у меня был ноту. С росомахой я точно не
пропаду.
── ✦ ──
Я храбрилась. Я искала в себе силы пережить этот долгий день.
Было очень непросто не думать о том, что Тэйран может и не
вернуться.
Тара меня пыталась поддерживать, подпитывая мой внутренний
оптимизм, но даже старания служанки не могли полностью избавить
меня от тревог.
Со стороны могло показаться, что я переживала за мужа. Нет, я
переживала, куда же без этого, но вовсе не из-за нежных чувств к
тирану. Меня беспокоило моё будущее. Ведь, как все мы знаем, лучше
зло знакомое, чем новое, неизвестное, которое может оказаться куда
более страшным.
— Глото, что мне делать? — спросила росомаху, когда сумерки
окутали тёмно-серым полотном видневшиеся из моего окна дворцовые
сады.
— Думаю, переживать рано, — философски заявил ноту. —
Дадим королю время справиться со всем самостоятельно.
— А если ему угрожает смертельная опасность? — меня не мог
успокоить расслабленный вид росомахи. — Если счёт идёт на минуты?
— Сразу видно, что ты не местная, — усмехнулся Глото. — Никто
не будет убивать короля. Не сейчас, по крайней мере. Сначала эльфы
прощупают почву, узнают, на какие уступки пойдут советники и
дипломаты короля, чтобы вызволить своего монарха из плена. А
хотели бы убить, убили бы сразу. К чему церемониться.
— Действительно, — мрачно хмыкнула я. — Эх! Ну почему эти
эльфы не напали раньше, — до того, как Тэйран призвал меня в этот
сумасшедший мир? Сидела бы себе спокойно дома, играла бы в игры и
не волновалась бы о том, что невозможно изменить.
— Ну, — протянула росомаха. — теоретически, ты можешь
попробовать пробраться к эльфам и спасти своего мужа.
Я даже подавилась от этого смелого заявления.
— Я могу что?!
— Не то, чтобы ты многое могла противопоставить эльфам, но
эффект неожиданности плюс малочисленность и, как следствие,
манёвренность... — Глото словно издевался надо мной.
— Какая к чёрту манёвренность? Ты забыл, кто я? Я и в лесах
настоящих никогда не была, максимум походы со школой и универом в
горы. Но даже там было много знающих людей и условия для
человека, привыкшего к цивилизации. И вообще. Что я сделаю, даже
если вдруг каким-то чудом дойду до темницы короля?
— Узбагойси! — росомаха подняла лапки и улыбнулась. — Я ни к
чему тебя не принуждаю. Это просто ремарка.
— Знаю я твои ремарки, — пробурчала я, чувствуя, как нарастает
необъяснимая тревога. Словно моему мужу угрожала смертельная
опасность. Вот прямо в этот самый момент.
Передёрнула плечами, чтобы согнать с себя дурной морок, и в
следующий миг услышала душераздирающий крик-вопль, полный
такой боли, что стало жутко.
— Что это? — испуганно подскочила к окну, но ожидаемо не
увидела ничего подозрительного. Крик повторился.
— Дракон Его Величества, — флегматично чистя когти на
передних лапах отозвался Глото.
— Дракон?
— Боевой, ты же читала. У короля есть свой дракон. Собственно,
он на нём обычно и воюет.
— А в этот раз? — я попыталась представить, как король
общается с огромным крылатым ящером в образе летучей мыши, но у
меня ничего не вышло.
— Насколько я знаю, дракон Его Величества связан с королём
ментально. Думаю, он способен найти своего всадника по их связи.
— Это ты так намекаешь, чтобы я взяла дракона мужа и на нём
отправилась за королём в лес прямо к врагам?! — спросила, чувствуя,
как страх подступил к горлу.
— Я ни на что не намекаю, я говорю прямо. Но ни к чему тебя не
принуждаю, заметь, — Глото убрал, наконец, лапы от морды и
посмотрел на меня так проникновенно, что мне стало неуютно. —
Просто довожу до тебя разные варианты развития дальнейших
событий.
— Ага, ага, — мрачно согласилась я. — И совсем не
подталкиваешь к одному конкретному варианту, да.
Новый крик дракона вынудил зажать руками уши.
— Невозможно слушать! Неужели эти звуки никого больше не
напрягают?
— Не до дракона сейчас, Кира, — сказал серьёзно ноту. — Все
заняты подготовкой отряда, кому дело до чьей-то боли.
Да уж. О времена, о нравы.
— Как думаешь, дракона привлекут к поискам короля?
— Нет, — ответ ноту был настолько однозначным, что я
удивилась.
— Но почему? Ты же сам сказал, что дракон связан с королём и
сможет его найти по этой связи.
— Потому что никто не сможет даже подойти к дракону Его
Величества, не то что сесть на него.
— Он настолько суров? — нервно хохотнула я.
— Он дикий. И принимает над собой власть лишь одного
человека — нашего короля.
— И как же ты предлагал мне использовать этого своенравного
ящера? Если он никого к себе не подпускает!
— А кто сказал, что ты — это все? Не попробуешь, не узнаешь.
— Сплошные загадки и допущения.
— Чем богаты, тем и рады, — развел лапками ноту и потянул
носом. — Чую, сейчас нас будут кормить!
И ведь угадал! Стоило Глото замолчать, как в двери покоев
постучали и на пороге появилась Тара, а следом за ней в комнату
вошли несколько служанок с подносами.
Тара поклонилась мне и принялась командовать служанками,
показывая что и куда ставить. Девушки молча расставили на столе
несколько блюд и, поклонившись мне, молчаливыми призраками
покинули покои. Осталась только Тара.
— Позвольте я подготовлю вас к вечерним купаниям.
— Пока не надо, — я махнула рукой. — Сначала ужин.
— Как пожелаете, — лёгкая улыбка тронула губы девушки. —
Распорядиться подать вина?
Я посмотрела на стол: помимо роскошных тарелок с не менее
роскошными блюдами там нашлось два кувшина. Очевидно, вода и
сок.
— Нет, вина не нужно, — мотнула головой и подошла к столу. —
Расскажешь, какие новости во дворце?
Тара замешкалась на секунду, но потом решительно кивнула.
— Слуги переполошились. Командующие приводят военных в
боевую готовность, проверяют защиту дворца. Такое впечатление, что
они предвидят осаду или штурм.
— А что... какие настроения по поводу короля? — я поставила на
пол тарелку с едой для ноту и взяла вилку в руки. — Что думают об
этом?
Тара смутилась. Конечно, вопрос весьма щекотливый, а мы с
девушкой, мягко говоря, совсем не подруги. Решив смягчить свой
вопрос, я добавила с улыбкой:
— Верят ли в возвращение короля, как верю я?
Глава 25
Тара смущённо кашлянула, взглянула на меня с опаской и сказала:
— Не гневайтесь, Ваше Величество, но настроения во дворце
разные. Кто-то верит в победу короля, а кто-то запуган и не ждёт от
грядущего сражения ничего хорошего.
— А ты? — почему-то мне показалось важным узнать мнение
самой близкой служанки. — Сама ты к чему склоняешься? Не бойся, я
ругать или наказывать не буду, даже если ты считаешь, что мой муж
уже никогда не переступит порога этих покоев.
Тара вздрогнула.
— Нет-нет! Я верю, что Его Величество вернётся целым и
невредимым! Но... мне страшно, моя госпожа.
— Мне тоже, — еле слышно проговорила я. — Только если ничего
не делать, то становится ещё страшнее. Отведёшь меня к дракону Его
Величества?
Не знаю, почему я решила увидеть верного боевого товарища
Тэйрана. Страх ли гнал меня, любопытство ли. Но лишь произнеся это
вслух, я почувствовала, что на верном пути. Чтобы там ни было, а
попытаться найти общий язык с крылатым ящером я была обязана.
Тара пыталась скрыть ужас, вспышкой озаривший её глаза, и
сдержанно кивнула.
— Конечно, Ваше Величество. Но я должна предупредить, что к
самому дракону вас не пустит охрана. Ради вашей же безопасности.
Мы сможем подойти к границе каменного ограждения. Оттуда
прекрасно видно дракона.
Я не стала спорить. Сначала доберёмся до ящера, а там уже решу,
как быть.
— Глото, ты слышал? После ужина идём к дракону, — сказала я
нарочито весело, пытаясь подбодрить себя и Тару.
— Не глухой, — пробурчала росомаха. — Давно пора было
познакомиться с Эйдахаджидаром.
— Ты знаешь, как его зовут? — я удивлённо вскинула брови и
посмотрела на ноту.
— Ну так, шапочно, — усмехнулся Глото и продолжил трапезу,
всем видом показывая, что разговор окончен.
Я уже неплохо изучила характер вредной росомахи, чтобы понять:
сейчас от ноту требовать объяснений бессмысленно. Оставалось
надеяться, что моё умение, а точнее — неумение— читать мысли и
память магического животного вскоре сдвинется с мёртвой точки.
Решив отложить вопросы о странном знакомстве моего ноту и
дракона короля, я с удвоенным рвением вернулась к еде, стараясь
закончить свой ужин как можно скорее.
Любопытство подстёгивало, гнало вперёд. Туда, где за каменной
оградой томился и тосковал по своему хозяину один боевой дракон.
Тара чувствовала моё волнение и не отвлекала с разговорами. Уже
спустя каких-то полчаса бдительная служанка собрала меня на
прогулку.
— Вы уверены, Ваше Величество? — в который раз переспросила
меня девушка, закрывая двери в мои покои.
— Да, — для верности я сопроводила свой ответ решительным
кивком. — В конце концов, что может случиться? Я просто посмотрю
на дракона мужа.
Невольно улыбнулась, подумав, что в нашем мире подобная фраза
могла прозвучать несколько двусмысленно.
— Ха-ха, — посмеялся Глото, догнав меня на лестнице. — А ты у
нас шалунишка, оказывается.
— Поди прочь из моей головы, — хмуро буркнула я, вмиг
растеряв хорошее настроение, которое, будем откровенны, и так с
трудом себе организовала.
Всю дорогу до дворцовых драконюшен я шла в тишине. Тара
понимающе молчала, а Глото мгновенно скуксился, стоило детально и
в красках подумать о чучелах животных. На, смотри! На здоровье.
── ✦ ──
Драконюшни представляли собой большой полигон, ограждённый
толстыми каменными стенами высотой с нормальную пятиэтажку.
Половину всей территории закрывал навес, чтобы укрыть животное от
непогоды. Я оценила масштаб конструкции. Кто-то не скупился на
стройматериалы.
Для того, чтобы увидеть дракона, мы с Тарой поднялись на
специальном лифте на самый верх широкой стены. Там даже
специальная смотровая будка была. Наверное, чтобы приводить гостей
и хвастаться своим драконом.
Стоило мне очутиться наверху, как сильный порыв ветра разметал
волосы, едва не столкнув меня обратно в кабину лифта.
— Осторожнее, Ваше Величество, — заметил стражник или
охранник, который встретил нас наверху. — Здесь сильно дует, лучше
держитесь за перила.
Найдя взглядом с виду надёжные деревянные перила, я вцепилась
в них мёртвой хваткой. Посмотрела вниз и испуганно взвизгнула.
Он был огромен. Нет, это слово решительно не подходило. Гигант.
Невероятных размеров крылатый чёрный ящер лежал на песчаном
полу и смотрел вверх. С тоской, с болью, с невысказанным горем в
больших янтарных глазах.
А потом, словно почувствовав мой взгляд, дракон повернул голову
в мою сторону и безошибочно нашёл меня. Что-то нехорошее
сверкнуло на дне лавовых глаз дракона.
Я пошатнулась и ещё сильнее сжала пальцы вокруг уже
казавшихся не такими надёжными, как секунду назад, перил.
— Пойдёмте отсюда, Ваше Величество, — прошептала Тара. —
Не стоит нам быть здесь.
Словно в подтверждение её слов, снизу раздался звон
перекатывавшихся через стальные кольца цепей. Дракон поднимался
на лапы, продолжая неотрывно следить за моим лицом.
Я вздрогнула, но от внезапно сковавшего меня страха не могла
пошевелить даже пальцем ноги. Будто дракон подчинил меня своей
воле, запретив уходить.
Я моргнула. Ящер наклонил свою гигантскую голову и
прищурился.
— Госпожа? — Тара тронула меня за рукав платья. — Вы идёте?
— Нет, — не отрывая зачарованного взгляда от дракона,
прошептала я. — А ты иди, иди. Я скоро.
Помявшись на месте, служанка всё же последовала моему
мягкому приказу и пошла к лифту. Рядом остался лишь стражник,
молчаливой статуей стоявший возле края стены.
— Ты тоже иди, — я кивнула мужчине, чувствуя, что чужие уши
будут только помехой. — Я не покину ограждённой зоны.
— Не положено, Ваше Величество, — виновато пробурчал
мужчина.
— Я приказываю, — добавив твёрдости голосу, произнесла я. А
после добавила, смягчив тон: — Мне нужно всего десять минут.
После возвращайся. Всё будет хорошо.
Я видела, что страж сомневался. И добила его самым верным
аргументом:
— Это дракон моего мужа, я всего лишь хочу почувствовать себя
немного ближе к Тэйрану... к королю. Неужели мне будет отказано в
такой малости?
С тяжёлым вздохом страж подчинился. Поклонившись мне, он
сказал:
— Хорошо, будь по вашему. Но всеми богами молю, не выходите
за пределы ограждений.
Я кивнула, и мужчина ушёл.
— Я смотрю, ты постепенно вживаешься в роль королевы, — едко
заметил Глото, до этого почему-то хранивший молчание.
— Иногда лучше жевать, чем говорить, — ответила я росомахе
известным земным рекламным слоганом. — Лучше скажи, как
общаться с драконом?
— Как, как. Языком, — фыркнул ноту, очевидно, обиженный моей
ремаркой.
— Р-р-ра-у! — оглушило меня громогласным рыком. Кажется,
даже волосы откинуло назад порывом ветра.
— Ну что ты от неё хочешь, человек, — сказал Глото, глядя на
дракона. — Паршиво выглядишь, Эйд.
— Тебе страх неведом, да? — обречённо спросила я, ожидая по
меньшей мере огненного напалма в сторону росомахи.
— Это тонкости общения волшебных существ, не бери в голову.
— Р-р-р-а-у, — напомнил о себе дракон.
— Сожалею, но я не понимаю тебя, — развела руками, глядя на
огромного ящера, чешуя которого блестела, как обсидиан.
— Открой свой разум, — голосом заправского медиума заговорил
Глото. Я лишь фыркнула. Одному уже открыла. Насильно, правда.
Но после, снова обратив свой взгляд на притихшего дракона, я
посмотрела в его печальные глаза и словно утонула в их жидкой лаве.
Окружающий мир перестал издавать звуки, исчез ветер и пропало
ощущение дерева под пальцами. Передо мной были только глаза.
Янтарные, с магнетической магмой внутри.
— Ну здравствуй, человек, супруга Всадника моего, — услышала
я у себя в голове глубокий низкий голос.
Глава 26
«Ещё один жилец в моей голове!» — испуганно подумала я.
— Не жилец, а гость, — в голосе дракона послышалась улыбка. —
Другого способа общаться с человеком нет. Вы слишком слабы и...
неопытны.
— Глупы, ты хотел сказать? — ответила ящеру и тут же
спохватилась. — Или мне нужно общаться с вами на «вы»?
— На «ты» можно, — рассмеялся дракон. — А ты забавная.
Всаднику повезло.
Я молча приняла комплимент боевого дракона и спросила о том,
что беспокоило, прямо:
— Уважаемый Эй... да... хар…
— Эйдахаджидар, но зови меня Эйд, я разрешаю, — помог мне
ящер.
— Спасибо, Эйд, — машинально чуть не сделав поклон, вовремя
остановила прогнувшиеся колени и сказала уже твёрже: — Как ты
знаешь, Тэйран попал в беду. И я боюсь, что его генералы не смогут
вовремя прийти к нему на помощь.
— Они не чувствуют, — грустно вздохнул дракон. А потом
посмотрел на меня очень внимательно. — А ты чувствуешь, ведь так?
Я кивнула. Странное волнение по поводу судьбы короля никак не
отпускало, сжав тисками моё сердце. Дурное предчувствие нависшей
угрозы давило, прижимало к земле, кололо виски и играло на
натянутых до предела нервах свой похоронный марш.
— Смогу найти его, коль хотела узнать об этом. Только цепи на
мне заговорённые, не разорвать их. Иначе давно на подмогу Всаднику
вылетел бы.
— А кроме Тэйрана тебя кто-то может отпустить? — спросила,
чувствуя во всём этом какой-то скрытый подвох.
— Да, — тут же снял с моей души лишний камень дракон. — Но
они этого не сделают. Боятся меня.
— А мы на что? — подбоченясь, вступил в диалог Глото. — Ты
говори, где ключи от темницы твоей, а мы всё устроим.
— Хорошо ты всё придумал, — едко заметила я. —Только забыл
меня спросить.
— А разве все мы, собравшиеся здесь, не желаем одного?
Освободить нашего короля.
— Желаем, — всё больше и больше мрачнея, ответила я.
— Значит, решено. Эйд, говори, где ключ?
Я закатила глаза, но промолчала. Очевидно, без меня меня
женили. Снова. В этом мире поразительная тенденция не считаться с
мнением женщин. Даже если эти женщины — королевы.
Пока росомаха и крылатый ящер обсуждали план по краже ключа,
я вскинула голову и посмотрела в небо. Серое, налитое тяжёлыми
свинцовыми тучами, оно тянулось к земле, как уставший путник к
желанной кровати.
Воздух был наполнен запахами предстоящей грозы, а ветер
порывисто выстуживал кости, проникая под плотную ткань одежды.
— Всё, решено. Сейчас и приступим к освобождению, — сказал
Глото, ставя точку в разговоре с драконом. Тот кивнул и, одарив меня
на последок задумчивым взглядом, сказал:
— Я буду ждать тебя, супруга Всадника моего. Не подведи.
Тяжело сглотнув, я просипела едва слышное «Угу» и отступила
назад, — туда, где на высоте пяти этажей в воздухе завис
средневековый лифт.
── ✦ ──
— И как ты себе это представляешь? — зло шипела я на Глото,
когда бдительный стражник остался позади. — Я вся такая незаметная
проникаю в служебную комнату стражников, нагло ворую связку особо
охраняемых ключей, иду к стене, поднимаюсь на лифте, прохожу мимо
постового и…
Дойдя до этого пункта плана, я запнулась. Хоть дракон и оказался
разумным, но всё же оставался дикой гигантской махиной, способной
раздавить меня не то что пальцем — кончиком когтя!
— И освободим нашего друга Эйдахаджидара, — закончил за
меня ноту. — Не бойся, я помогу тебе. Помнишь, я говорил, что ты
даже не представляешь всего, на что я способен? Так вот, сегодня ты
увидишь нечто новенькое.
Я вздрогнула и поёжилась. Энтузиазма росомахи я не разделяла,
всерьёз опасаясь того, что меня поймают и запрут в темнице до
возвращения короля. И это в лучшем случае.
О худшем даже думать не хотелось.
— Я сказал, доверься мне, — буркнул Глото и распушил хвост. —
Вот прямо сейчас и начинай.
Я посмотрела вперёд: навстречу нам шёл небольшой отряд из
пяти вооружённых стражников.
И что такого задумала эта вредная росомаха?
Спросить Глото о его чудесном плане я не успела. Когда мужчины
поравнялись с нами, я ждала поклонов и вопросов. Не часто встретишь
королеву у драконюшен, ещё и на ночь глядя.
Но стражники проскользили по мне пустыми взглядами, словно
меня здесь и не было, и пошли дальше. Мужчина, который шёл ко мне
ближе всего, даже задел своей рукой, спрятанной в металл, край моего
платья. И ничего не почувствовал.
Опустив голову, нашла взглядом росомаху и открыла рот, чтобы
спросить, какого лешего происходит, но Глото предусмотрительно
приложил коготь к своему рту, призывая меня молчать.
Что ж, не дура, понимаю с первого намёка.
Лишь когда мы подошли к кирпичной стене с небольшой
деревянной дверью, я остановилась и требовательно взглянула на
своего ноту.
— Что это было? — прошептала я, всё же соблюдая намёк на
конспирацию.
— Щит невидимости, — равнодушно ответила росомаха. — А
сейчас готовься, я перенесу нас прямо к месту, где хранятся ключи.
— Чего? — кажется, я всё же повысила голос. Глото шикнул на
меня и недовольно пробурчал:
— Все вопросы потом. Сейчас молча переносимся, молча берём
ключи и возвращаемся сюда. Готова?
Я мотнула головой. Нет, не готова я! Но, как оказалось, вопрос
был задан не для того, чтобы я на него отвечала.
Уже знакомое ощущение чужой магии обволокло моё тело, а через
мгновение я распахнула глаза в небольшом гроте. Ну как гроте: низкий
потолок, каменные стены, полукруглые арки и чадящие факелы в
металлических скобах. Перед нами была стена с множеством тяжёлых
связок ключей. Обернувшись на здоровый мужской гогот, я
обнаружила большой дубовый стол, а за ним — троих охранников. Их
шлемы лежали на столе, а в руках у мужчин пенился тёмный эль.
«Это так они службу несут, пока король томится в плену!» — с
негодованием подумала я, с трудом сдерживая справедливое
возмущение, рвавшееся наружу.
— Не зевай, — едва слышно прошептал Глото и шлёпнул меня
своей тяжёлой лапой по руке. — Ключи.
Я вздохнула и показала взглядом, что понятия не имею, какие из
пятнадцати колец с ключами были теми, которые мы искали.
Глото закатил глаза, (не иначе, как у меня научился), и ткнул
лапой в правый верхний угол.
Я осторожно обхватила связку, чтобы избежать лишнего звона, и
потянула кольцо вверх. Но когда кольцо уже почти рассталось со
своим крючком, сзади послышались быстрые шаги.
— Нарас, Расдан! Быстро наверх, начальство вызывает.
Двое из тройки поднялись, поставили свои кружки на стол и
проводили эль печальными взглядами.
Мужчины молча нахлобучили шлемы и вышли, не оборачиваясь
на своего более удачливого собрата.
— Не зевай, — напомнил о себе Глото. Я сделала последнее
усилие и связка ключей перекочевала в лиф моего платья. Чтобы не
звенело почём зря.
И когда я уже решила, что опасность разоблачения миновала, тот
самый стражник, что только пришёл, бросил взгляд на стену с
ключами. И нахмурился.
— Артас, а где ключи от оков дракона короля?
— Глото, бежим! — пискнула я, и росомаха мгновенно перенёс
нас к выходу.
— Бежим! — услышав топот бегущих ног, я рванула в сторону
драконюшен.
— Стой, безумная. Я же могу нас перенести к Эйду.
— А почему сразу не перенёс? — нахмурилась я, резко
затормозив.
— Растерялся, — развёл лапами ноту и тут же накинул на меня
свою магию, перенося из пункта «А» в пункт «Б».
— Быстрее, — сказал он мне, едва я ощутила под ногами земную
твердь.
Оглядевшись, опознала место, куда меня перенёс ноту. Это была
та часть драконюшен, которая пряталась за навесом. Темно и сыро. Да
уж, не особо тут заботились о личном боевом драконе короля.
Прищурилась в поиске замка от цепей дракона и вздрогнула,
услышав, как звенья зашевелились.
Дракон. Гигантский ящер с огромными когтями и зубами услышал
нас. И, очевидно, собрался принять непосредственное участие в
процессе своего освобождения от оков.
От страха пальцы перестали меня слушаться, и ключи с глухим
звоном упали на землю, утонув в тёмной пыли.
— Чёрт!
Глава 27
— Успокойся, — спокойный голос росомахи помог вернуть
самообладание и успокоиться. В конце концов, проблемы нужно
решать по мере поступления.
Нащупав в пыли упавшую связку, я нашла взглядом основной
замок и начала подбирать нужный ключ. К слову, ключей на этом
кольце было пять.
На второй попытке замок поддался и открылся с дружелюбным
щелчком. Но насладиться победой над железным стражником мне не
дали — снова завопил Глото:
— Быстрее, это не единственный замок!
— Да я уже догадалась, — хмыкнула я, бряцнув ключами. И,
кстати, совсем не было видно, что цепи и кандалы были запитаны
магией — никаких тебе сияющих волн, мерцающих частиц или
торжественных фанфар. Просто рядовой замок с обычным
щелчком открылся после поворота ключа. Даже скучно.
— Где остальные? — я в темноте видела чуть лучше, чем слепой
крот под ярким солнцем. То есть, ничего не видела. Вообще.
Поэтому пришлось довериться суетливой росомахе, которая
тащила меня то в один угол огромной драконюшни, то в другой,
приговаривая при этом:
— Что ж ты такая нерасторопная! Нас сейчас поймают.
И эти слова не вселяли в меня никакой уверенности.
Но вот последний замок распахнул свои стальные тиски и я
услышала громкий вздох облегчения. Где-то рядом скользнул по земле
кончик огромного хвоста дракона.
— Запрыгивай! — с видом боевой мыши произнёс Глото, ловко
устроившись на остром кончике, напоминавшем по форме жало
стрелы.
Я не спешила ступать на живую площадку, размеры которой,
кстати, позволяли бы установить там с комфортом по меньшей мере
софу.
Но вдруг услышала, как затрубили сигнальные рожки. Чёрт, нас
всё же засекли!
— Садись, жена Всадника моего, не причиню тебе вреда, —
пробасил в моей голове дракон и нетерпеливо дёрнул хвостом.
Угрожающе так…
Я зажмурилась и сделала шаг вперёд, на живую платформу, а уже
через мгновение упала ничком, обхватив остроконечный хвост, потому
что дракон расправил крылья и оттолкнулся от земли.
Меня качало и болтало из стороны в сторону, а я боялась открыть
глаза.
— Расслабься, ты не упадёшь, — где-то рядом обнаружился ноту,
перекрикивая потоки ветра. — Открой глаза, Кира.
И я открыла. И захлебнулась воздухом, страхом и восторгом.
Мы парили высоко в небе, а под нами проплывали
многочисленные дома столицы. С каждым взмахом мощных крыльев
дракон поднимался всё выше, и уже через несколько минут я не могла
различить внизу ни дорог, ни домов, — всё скрыли собою облака.
Большие, белые, такие пушистые и мягкие на вид, словно сахарная
вата.
— Поднимись к моей шее, — проговорил дракон, расправив
крылья. Кажется, мощных взмахов можно было какое-то время не
опасаться.
— Я точно не упаду? — испуганно спросила росомаху, которая
наглым образом развалилась в метре от меня, даже не думая бояться
той огромной высоты, на которой мы оказались. — Точно-точно?
— Не упадёшь, пока дракон этого не захочет, — фыркнул Глото и,
вскочив на задние лапки, быстро побежал в сторону гигантской головы
крылатого ящера. Убила бы этого пушистого! Только куда ж я без
него?
Бесконечно повторяя про себя: «Это просто игра. Это не по-
настоящему!», я шла вдоль хребта огромного дракона и молилась всем
существующим и несуществующим богам, чтобы не упасть. Конечно,
площади туловища ящера хватило бы и на то, чтобы проехаться по
нему на болиде. Или даже на огромной фуре.
Но всё равно было страшно.
Не знаю, сколько длилась моя «прогулка» по дракону, но вот перед
глазами появилась широкая площадка у основания шеи животного.
Более того, там нашлось закреплённое множеством кожаных ремней
сиденье. Очень даже удобное на вид.
— А Тэйран не брезгует комфортом, — выдохнула я, усаживаясь
на вполне себе приличное кресло.
Дракон резко вильнул в сторону и снова взмахнул крыльями, а я
услышала смех крылатого ящера. Или мне показалось?
Мы летели высоко над облаками. В рваные дыры пушистой белой
ваты показывались верхушки деревьев. Лес. Мы приближались к тому
самому лесу, где обосновались эльфы.
— Я чувствую, он рядом, — сказал в моей голове дракон и без
предупреждения начал резко снижаться. Я едва успела ухватиться за
кресло, чтобы не полететь на землю со скоростью света. Или звука.
Неважно.
Я оглянулась назад: где ноту? Вдруг его снесло с дракона, когда
тот спикировал вниз?
Но росомаха нашлась на том же месте, где и была. Заметив мой
обеспокоенный взгляд, Глото покочал головой и выдал с лёгким
осуждением:
— Я же говорил, пока дракон не захочет, никто не упадёт.
— Говорил, говорил, — пробурчала я. — А всё равно страшно.
— Тихо, — сердито шикнул на нас дракон. И я испуганно
замолчала.
Мы осторожно опустились на лысую макушку то ли горы, то ли
холма.
— А как же конспирация? — я заозиралась, выискивая в густых
зарослях остроухих врагов.
— Ой, дурна твоя голова, — воскликнул Глото. — Дракон боевой!
Ты думаешь, что он не умеет становиться невидимым?
— Я не знаю его характеристик, — фыркнула я. — Окошко с
информацией так-то не появилось перед глазами!
— О чём это она? — спросил росомаху Эйд, а я лишь закатила
глаза. Объяснять дракону механику компьютерных игр мне казалось
заведомо проигрышной затеей.
— Она про... — начал было ноту, но тут раздался хруст веток. Я
инстинктивно пригнулась к земле, прячась под кончик мощного крыла
дракона.
— Невидимый! — яростно зашептала росомаха, очерчивая
лапками всё вокруг. — И мы тоже! Поле такое. Щит, если выражаться
понятным тебе языком.
— А звуки он тоже не пропускает? — шёпотом спросила я.
По тому, как враз замолчал мой ноту поняла, что звуки щит всё
же пропускал.
— Иди проверь, — проговорил дракон, обращаясь ко мне.
— Я? — от удивления я даже повысила голос, чтобы в следующий
миг запечатать себе рот ладонью.
— Ты маленькая.
— Глото меньше, — проговорила мысленно, отвечая дракону.
— Я всё слышу, — пробурчал ноту, скрестив лапки на пушистой
груди.
— У него нет того, что есть у тебя, — терпеливо пояснил Эйд,
игнорируя обидчивую росомаху. И пока я не начала придумывать, чего
же такого нет у Глото, дракон продолжил: — Он не чувствует
Всадника.
Вздохнув, поправила сбившуюся за время полёта ткань платья и
расправила плечи. Королева я или как? И вообще, не зря же я
докачалась до десятого героического уровня. Нужно просто
представить, что это очередной квест.
Квест «Найди мужа и спаси его».
Нервно хохотнув, осторожно ступила на траву. А ведь
действительно, сердце как-то встрепенулось, словно Тэйран был
совсем близко. Но нужно было сосредоточиться. В первую очередь
выяснить, кто шумел в кустах, а после идти выручать мужа из беды.
Правда я пока даже близко не представляла себе, как именно мы
будем действовать. Спалим всех эльфов огнём дракона?
Проберёмся в лагерь под покровом невидимости и выкрадем
ключи?
Оставалось надеяться, что вступать в открытый бой за мужа мне
не придётся. Как минимум, я была одета в неподходящие для боя
одежды, как максимум — у меня с собой ни оружия, ни умения им
обращаться. Нет, я видела, как эффектно машут мечом в кино. Или как
эпично орудует посохом маг в игре. Но в реальности я владела только
навыком «нашинковать овощи на кухонной доске», и то не в
совершенстве.
Мотнула головой, прогоняя несвоевременные мысли.
Прислушалась к странной тишине. Как это я не заметила раньше, что
ветви деревьев больше не шевелились. Словно враг затаился…
И только я оказалась возле крупного кустарника, как из зарослей
метнулась яростной коброй чья-то окровавленная рука, перехватив
меня у запястья.
— Мамочки! — совершенно не героично воскликнула я, пытаясь
отпрыгнуть назад. Но это было невозможно. Я оступилась, мазнув
каблуками по покрытой капельками росы траве и плюхнулась на попу,
силой инерции вытянув неизвестного из кустов.
На себя.
— Слезь с меня немедленно! — я попыталась скинуть с себя
вражеского лазутчика. Но он вдруг подал голос, и я ошеломлённо
замерла. Потому что я уже довольно хорошо успела изучить эти
интонации.
— Кира? Что ты здесь делаешь?
И хоть голос короля был слаб, но глаза монарха метали молнии.
Словно это вовсе не я прилетела спасать его, а он сам отправился в
опасное путешествие, чтобы вызволить меня из лап врага.
Вот тебе и королевская благодарность! Получите распишитесь.
За праведным возмущением я даже не успела обрадоваться, что
муж уже освободился из плена.
И даже остался после этого немножечко живой.
Правда, это очень быстро могло поменяться: приглядевшись к
мужу, поняла, что его одежда не была красной, как мне показалось в
первое мгновение, — она была насквозь пропитана кровью короля.
А вот это уже очень плохо.
Отхилить* мужа я никак не могла, а зелье для восстановления
здоровья мне выдать забыли.
В такие моменты я очень искренне жалела, что мир, в который я
попала, не был привычной компьютерной игрой. Там я хотя бы
понимала, как себя вести.
______________
Отхилить* — (игровой сленг) вылечить.
Глава 28
— Чего ворон считаешь? — вынырнул из пустоты ноту. Оглядев
меня, а затем короля, росомаха схватилась лапками за голову и
закричала: — Эйд! Тут наших убивают!
Я закатила глаза, а рядом вздрогнула земля. Это дракон
переступил с лапы на лапу (или с ноги на ногу? Кто их разберёт, этих
волшебных ездовых-боевых питомцев!), напугав меня и потревожив
раненного короля. От накатившего страха я внезапно очень легко
смогла столкнуть с себя тяжёлое тело короля и вскочила на ноги. Так
быстро, что сама не поняла, как мне вообще это удалось.
— Эйд? — еле слышно спросил мой муж. А вот это совсем
дурной знак: голос Тэйрана становился всё слабее, и я начала
паниковать.
Смерти королю я не желала, да и вдовой становиться раньше
первой брачной ночи в мои планы не входило. Не то, чтобы я жаждала
близости с мужем, но клеймить себя званием вдовы-девственницы как-
то не хотелось.
— Помоги Всаднику забраться на меня, — сразу принялся
командовать мною дракон.
— Это ты умно придумал, — проворчала я, — только как я его
наверх затащу? Тэйран так-то не пушинка, а я не бодибилдер!
— Боди-кто? — удивлённо спросил Эйд, на миг даже забыв о
своём драгоценном всаднике.
— Сильный рыцарь, — пояснил иномирный термин Глото. А
после, пропрыгав вокруг короля по земле, предвкушающе потёр лапки.
— Я обещал тебе демонстрацию своих умений? Любуйся.
Так как росомаха не соизволила объяснить, на что именно мне
стоило любоваться, я просто продолжала наблюдать за животным,
стараясь захватить в поле зрения и короля. А Тэйран, похоже, и вовсе
отключился.
Сначала ничего не происходило. Лишь взгляд росомахи
становился всё менее осмысленным, а лапки, вытянутые в сторону
короля, постепенно начинали мелко подрагивать, словно животное
пыталось удержать огромный вес на пределе своих возможностей.
От былой бравады зверька не осталось и следа.
Бдзыньк!
Вот был мой муж передо мной, а вот его не стало. Я даже
моргнула несколько раз, чтобы убедиться. Нет, Тэйран однозначно
больше не лежал на траве, пропитывая землю оставшейся в организме
кровью. А вот пятно от той самой королевской крови было. Жутенькое
такое…
— Где он? — дав петуха, испуганно крикнула я. — Ты что с ним
сделал?
Глото, вытерев лоб, устало шевельнул усами.
— Какая чёрная неблагодарность. Стараешься тут, пыжишься из
последних сил, чтобы королевушка спинку свою драгоценную не
надорвала, а она…
— Он на мне, — печально вздохнув, сообщил дракон. — Быстрее
забирайтесь, или я оставлю вас здесь. Времени нет слушать ваши
препирательства.
Мне стало обидно. Ощущения от всей этой спасательной
операции были такими, словно мною попользовались. Причём
многократно. Сначала для того, чтобы вызволить дракона, а затем —
чтобы передать короля этому самому дракону. Эй, а как же я? Я что,
совсем ничего не значу?!
Конечно, я промолчала. Конечно, я постаралась как можно скорее
взобраться на гигантского ящера, чтобы не задерживать отлёт. И
конечно же я обиделась. Поэтому, демонстративно сев на широкой шее
дракона, я молча уставилась в одну точку прямо перед собой. И
старательно игнорировала вялые попытки Глото расшевелить меня.
Сообразив, что ничего от меня не добьётся, росомаха умчалась
куда-то в сторону хвоста дракона, оставив меня и бессознательного
короля вдвоём. Втроём, если не забывать о драконе.
— Ты только держись, — одними губами прошептала я, взяв мужа
за руку. Он не чувствовал моих пальцев, и я могла не беспокоиться о
том, что моя нечаянная забота будет замечена и обстёбана одним
язвительным монархом.
— Снижаемся, — проговорил в моей голове дракон, и я ощутила,
как траектория полёта изменилась. Хоть Эйд и пытался двигаться с
максимальной аккуратностью, но в момент «стыковки» с землёй нас
тряхнуло. — Прости.
Стоило дракону опуститься на землю, как нас тут же окружили
рыцари, бряцая доспехами. Смелые, ведь насколько я помнила, они
боялись Эйда.
— Не трогать дракона, — почувствовав себя не просто королевой,
а настоящей матерью драконов, воскликнула я, поднимаясь в полный
рост. Оставалось надеяться, что мой голос услышат.
— Ваше Величество! — крикнули снизу. — Как вы там
оказались?
— Один момент, — проговорила я, спускаясь по крылу дракона,
как по горке.
Очутившись на своих ногах, я перевела дыхание и обратилась к
ближайшему рыцарю:
— На драконе король. Он ранен. Срочно лекаря!
— Будет исполнено! — бряцнув оружием, сообщил рыцарь и
куда-то умчался. А ко мне подошёл уже знакомый генерал.
— Ваше Величество, боюсь, что ваш поступок в условиях
надвигающейся войны можно расценить как предательство короне.
Кража боевого дракона Его Величества — преступление слишком
серьёзное, чтобы я мог отпустить вас.
— Вы меня арестовать собираетесь? — ошарашенно спросила я,
не веря в этот фарс.
— Боюсь, что да. Как только Его Величество вернётся, он решит,
что с вами делать.
— Он уже вернулся! — я всё же сорвалась на крик. — Наверху он!
На драконе. И его привезла домой я! Не ваши хвалёные отряды
сильных натренированных мужиков, а одна слабая женщина.
— И дракон, — флегматично добавил генерал. — Которого вы,
Ваше Величество, украли.
Я хлопнула себя ладонью по лбу. Непрошибаемая глупость!
— Пройдёте сами или...
— Сама, — вздёрнув подбородок, сказала я. — О короле
позаботьтесь. А то не оценит вашей ретивости в поимке «особо
важного преступника».
К сожалению, генерал не оценил моего сарказма. Указав рукой
путь, он пошёл рядом со мной, словно не конвоировал в темницу, а
просто прогуливался перед сном. Кстати!
Я бросила обеспокоенный взгляд назад.
— Что случилось? — спросил генерал, не довольный
промедлением.
— Который час? Сколько времени?
— Куранты ещё не били, — пожал плечами генерал. — Стало
быть, около полуночи.
«Надеюсь, лекарь успеет помочь королю до того, как Тэйран
превратится в раненную мышь. Интересно, здесь есть ветеринары?» —
подумала я, с тяжёлым сердцем покидая и дракона, и раненного мужа.
Кстати, Глото снова куда-то пропал. Хотя теперь я понимала, что
росомаха становится невидимым тогда, когда ему это выгодно.
Поэтому я не ощущала себя брошенной.
«Правильно, ты не одна!» — вдруг услышала в своей голове
знакомый голос. Глото? В моей голове? Что за чертовщина?
«Это не чертовщина, — ответил ноту в моей голове. — Это
прорыв в нашей с тобой связи.»
Я бы порадовалась своему прогрессу, но сейчас меня волновало
другое: куда меня отведёт генерал и успеют ли спасти моего
венценосного супруга.
Ответ на первый вопрос я узнала очень скоро. Генерал самолично
конвоировал меня к моим же покоям. Но сразу же, не стесняясь моего
присутствия, вызвал двоих стражников к дверям моих покоев.
— Служанку мою пропустите хотя бы? — спросила я, не скрывая
неприязни к этому мужчине.
— Конечно, Ваше Величество, — поклонился мне генерал.
Решив больше с ним не говорить, я вошла в покои и хлопнула
дверью, отрезав себя от хамоватого генерала.
— Не мир, а чёрти что! — выдохнула я, с остервенением
расстегивая пуговички на платье.
Глава 29
Служанку мне вернули. Вот только далеко не сразу. То ли у
генерала ко мне были какие-то личные счёты, то ли он просто забыл о
своей королеве.
Тара пришла ко мне спустя час, не меньше. За это время я успела
многократно пройтись по комнатам, изучив их вдоль и поперёк.
Даже Глото, появившийся сразу, как только мы оказались вдвоём,
предусмотрительно молчал. Потому что знал — одно слово, и я
взорвусь.
Когда пробили куранты, я вздрогнула и на несколько минут
застыла напротив окна и прислушалась. Но дворец безмолвствовал, не
давая мне подсказок, спасли ли короля или же я стала вдовой.
К приходу служанки я успела мысленно дважды похоронить
мужа, придумала по меньшей мере три вида казни для несчастной себя
и штук десять — для вредного генерала. Потому что терпеть такое
отношение к королеве я не собиралась. Главное, чтобы Тэйран
поправился. В том, что я смогу уладить с королём все вопросы, я не
сомневалась. А вот его твердолобые военачальники явно
напрашивались на суровые воспитательные меры.
— Ваше Величество, купель готова, — выдернула меня из мыслей
о планировании наказания для генерала Тара. Я дёрнула плечом,
повернулась к девушке и нервно улыбнулась.
— Денёк выдался тот ещё, да?
Тара кивнула и поспешила к платяному шкафу, чтобы подготовить
мне сменную одежду.
— Что-то слышно о короле? — спросила я, стараясь, чтобы мой
голос не выдал лишнего беспокойства о муже.
— Нет, Ваше Величество, — немного виновато ответила девушка.
— Но вы не расстраивайтесь. Дурные вести мигом становятся
известными, а раз сейчас всё тихо, значит, с Его Величеством всё
хорошо.
«Или кто-то плетёт свои интриги и пока не сообщает всем, что
король умер», — мрачно подумала я, но пугать служанку не стала.
Я надеялась, что ароматная пена и горячая вода позволят
расслабиться и хоть ненадолго перестать думать о Тэйране. Но нет,
стоило опуститься в нежное пенное облако, как из стены выплыла
неупокоенная королева.
— Почему ты здесь?! — без «здрасти» и «как дела» с порога
завопил призрак.
— А где мне ещё быть? — я подняла на мать Тэйрана усталый
взгляд.
— С моим сыном! — возмущённо пояснил призрак. — Что за
молодёжь пошла? Место жены — подле мужа.
— Меня арестовали, — будничным тоном сообщила я. — Так что
у «молодёжи» место жены — в плену. Как благодарность за то, что
спасла мужа.
— Это какому же идиоту пришло в голову пленить жену короля?
— негодование призрачной свекрови перешло с меня на незримого
виновника моего вынужденного заточения, что заставило меня
улыбнуться.
— Генералу. К сожалению, он не представился, — я развела
руками, покрытыми пышной пеной, словно кружевной тканью
вычурного платья.
— Рагалий, больше никому не пришло бы в голову неволить
королеву. Наглый щенок, я его проучу!
Я не успела и слова сказать, как призрачная королева исчезла.
Очевидно, помчалась вправлять мозг одному излишне ретивому
генералу.
Я не знала, обладал ли призрак хоть какой-нибудь властью над
живыми подданными, поэтому особо не надеялась на скорое
вызволение из заточения.
«Какой вкусный, вкусный окорок!» — внезапно проурчало в моей
голове. Это ещё что за фокусы? Самое обидное, что стоило мне
услышать про некий окорок, как желудок с готовностью отозвался,
намекнув, что не прочь полакомиться перед сном мясцом.
— Глото? — крикнула я, вызывая ноту из спальни. В последний
раз росомаха была замечена мною за приготовлениями ко сну в моей
кровати.
— Что? — недовольно пробурчали мне в ответ.
— Что ты делаешь?
— Ем, — тут же отозвался ноту, хрустнув переломленной зубами
косточкой.
— Не окорок, случаем? — продолжала допытываться, чтобы
понять, что именно я услышала в своей голове.
— А что? Нельзя? — Глото тут же перешёл в оборону.
«Вот же ехидна! И поесть спокойно не даёт!» — я снова
подключилась к трансляциям мыслей моего ноту. В том, что это были
именно его мысли, я не сомневалась. Даже пропустила мимо ушей
явное оскорбление, удивившись тому, что я действительно стала
слышать мысли питомца. Более того, росомаха пока не осознала этого
и продолжала думать так, словно её никто не слышит.
— Можно, — вздохнув, ответила я. — Ты мне хоть что-то
оставил?
Я не сомневалась, что прожорливый ноту стащил окорок с моего
стола. Видимо, пока я мылась, Тара принесла немного еды для своей
пленённой королевы. А эта пушистая зараза решила, что лакомство
было предназначено ему.
«Ещё и жадина!» — со злостью подумал Глото, вызывая у меня
улыбку.
«Кто бы говорил, эгоист законченный!» — весело подумала я,
посылая свою мысль ноту.
Тишина, воцарившаяся после моей шпильки, стала настолько
оглушительной, что я с любопытством высунулась из купели, чтобы
посмотреть, что же произошло с Глото.
Обернув вокруг влажного тела полотенце, я осторожно прошла к
дверям в спальню и приоткрыла их, заглядывая внутрь.
Росомаха сидела посреди комнаты, держа в лапках остатки
шикарного окорока. И смотрела прямо на меня. Огромными,
круглыми, словно блюдца, глазами.
— Ты меня слышишь?
— Как видишь, — я развела руками и улыбнулась. — Так что
прекращай думать обо мне всякие гадости.
— Никакого личного пространства! — пробурчала росомаха, а я
только хмыкнула.
— Теперь ты понимаешь мои чувства?
Глото молча вгрызся в окорок, оставив мой вопрос без ответа.
Вскоре вернулась Тара и помогла мне приготовиться ко сну. Я ещё
раз спросила, не появились ли какие-то новости о короле, но девушка
ничем не смогла помочь.
— Думаю, всё будет известно утром, — сказала она. — Но вы не
переживайте, Его Величество точно поправится.
Я промычала что-то неопределённое и отослала служанку прочь.
На то, что сразу же усну, я даже не надеялась. Слишком много
событий произошло за этот день, моя нервная система не успела
«перенервничать» за каждый отдельный случай. Я готовилась к
моральному откату, но росомаха и здесь меня удивила.
Стукнув лапкой по подушке, Глото приказал мне лечь.
— А теперь закрывай глазки и спи. Завтра у нас много дел.
— Каких? — сонно зевнув, спросила я.
— Развивать твои способности. Нужно же с пользой тратить
время вынужденного заточения.
— Но ты же умеешь делать порталы, — напомнила я. — И мы
можем в любой момент покинуть королевскую темницу.
— То-то же, — довольно крякнул ноту. — Это знаю я, это знаешь
ты. И король. Остальным пока не стоит раскрывать все карты, пусть
что-то останется в рукаве.
— Ты прав, — вынуждена была согласиться с росомахой. — Но
ты же можешь сам сгонять к Тэйрану и посмотреть, всё ли с ним в
порядке?
— Думал, ты никогда не попросишь, — улыбнулся зверёк и,
положив мне на лоб свою лапу, провибрировал голосом что-то вроде
«ом-м-м». — Спи.
── ✦ ──
Пробуждение было столь внезапным, что первое мгновение я
просто моргала, пытаясь понять, где я. Со сна показалось, что я
вернулась в свой мир, а тяжесть в ногах напомнила о Барсике. Но это
не был мой любимый толстый кот, нет. Тяжесть на одеяле оказалась
спящим ноту.
Моментально вспомнив то, о чём мы говорили непосредственно
перед моим засыпанием, я дёрнула ногой, пытаясь расшевелить Глото.
Тот недовольно заворчал и лениво приоткрыл глаз.
— И чего тебе не спится?
— Как Тэйран? — спросила сразу о самом важном.
Росомаха зевнула, лениво потянулась и лишь после этого
ответила:
— Всё с ним в порядке. Я был с ним до рассвета. Как только
король обрёл свою человеческую форму, я убедился, что он вне
опасности. Лекарь успел перевязать его раны до трансформации, а
пребывание в теле летучей мыши помогло ускорению регенерации.
Жив твой муженёк, и очень даже здравствует.
Я выдохнула. Тэйран в порядке, а значит, меня тоже никто не
тронет. Ну, кроме самого короля, но уж с ним-то я как-нибудь
разберусь сама. В конце концов, он мне должен. За спасение его
королевской задницы.
Расслабившись, откинулась на подушки и прикрыла глаза,
пытаясь спланировать день грядущий. Помнится, росомаха обещала
поднатаскать меня в нашей телепатической связи. И только я хотела
напомнить Глото о его обещании, данном вчера, как перед моим лицом
возникла призрачная голова королевы.
— Доброго утра, а теперь вставай и шуруй к моему сыну, — с
улыбкой произнесла свекровь, переливаясь нежно-голубым светом.
— Ик! — ответила я. — Вы можете появляться менее...
неожиданно?
— Не вижу в этом никакого смысла, — пожав плечами, ответил
призрак. — Собирайся, сын скоро очнется. Твоё присутствие ускорит
процесс пробуждения и придаст ему сил.
— Мы куда-то торопимся? — ехидно уточнила я. — Может,
лучше дождаться, пока Тэйран проснётся сам?
Ответом мне был коронный презрительно-ироничный взгляд
семейства Йорген-Оддского.
— И как же я попаду к нему? — решив не спорить со свекровью с
утра пораньше, спросила я. — За дверью дежурит стража.
— Дежурила, — поправила меня королева. — Они немного...
уснули.
— Вы и так можете? — искренне восхитилась я, вызвав улыбку на
призрачном лице.
— Я много чего могу, девочка моя. А теперь быстро к сыну.
Я пожала плечами. Ну раз надо, значит, схожу. Не переломлюсь.
Накинув поверх ночной рубашки тяжёлый, богато расписанный
золотом халат, я вышла в коридор. Призрак не обманул — стражи
мирно спали, подпирая стены моих покоев. Один из них даже мило
посапывал и дёргал ногой во сне.
Переступив через упавшее копьё, я поспешила следом за
свекровью в покои мужа. Ожидаемо, возле них нашлись спящие
стражники. А покойная королева действительно ещё «могёт»!
Осторожно приоткрыв дверь королевской спальни, я
прошмыгнула внутрь. В комнате царил полумрак. Тяжёлый запах
сгоревших свечей отравлял лёгкие. Хотелось распахнуть все окна и
впустить внутрь свежий воздух. Что я и сделала первым делом.
Заметив вопросительный взгляд призрака, повела плечом.
— Если вы хотите, чтобы Тэйран проснулся, а не чтобы заснула я,
то нам нужен свет и кислород.
— Я удаляюсь, — внезапно удивила меня призрачная королева и
исчезла, оставив меня возле постели короля одну.
Я медленно подошла к изголовью кровати и посмотрела на
бледное лицо мужа. Да уж, выглядел король не лучшим образом.
Тёмные синяки пролегли под глазами, некогда смуглая загорелая кожа
посерела и побледнела. Благородные черты лица заострились, а брови
даже во сне постоянно хмурились.
Повинуясь какому-то внутреннему импульсу, положила ладонь на
лоб супруга и разгладила морщинки.
Тэйран вздохнул и повернулся на бок, перехватив мою руку. Я
замерла, ожидая, что король вот-вот откроет глаза, но он спал.
— Напугал, зараза, — тихо проворчала я, пытаясь выдернуть руку.
Но тщетно, — несмотря на слабость и болезненный вид, король был
достаточно силён, чтобы даже во сне не выпустить моих пальцев из
своей руки.
Признав своё поражение, я устроилась рядом, на краю кровати, и
сама не заметила, как задремала.
Глава 30
Второй раз я проснулась от нежного поцелуя. Понежившись в
крепких мужских объятиях несколько мгновений, пока мозг спал, я
распахнула глаза, резко проснувшись.
И замерла, смутившись под голодным, полным страсти, взглядом.
— Ты пришла ко мне, — соблазнительным прошептал король. А
после снова поцеловал. И это поцелуй был сладок и тягуч, словно
густой мёд. Я почувствовала, как по телу побежала жидкая лава
желания. Ох, мамочки!
— М-ма-ма, — проговорила в губы короля. Тот удивлённо
моргнул и чуть приподнялся на руках, дав мне столь желанную
передышку.
— Что?
— Твоя мама просила зайти, — уводя взгляд в сторону,
скороговоркой проговорила я.
Тэйран тяжело вздохнул и, проведя пальцем по моей щеке, с
сожалением отстранился.
— Рассказывай.
Я поспешила сесть. Лежать в непосредственной близости с
королём было слишком волнительно, а мой мозг ещё не успел
проснуться окончательно, чтобы выстроить привычные баррикады
между мной и мужем.
— Для начала, тебе стоит знать, что меня арестовали.
Тэйран даже закашлялся от удивления.
— Что? Кто посмел?
— Радует твоя реакция, муж мой, — усмехнулась я. — А посмел
твой генерал, Регалий какой-то там.
— Рагалий, — поправил меня муж, и я кивнула. — Продолжай.
Мрачный тон короля не предвещал этому Рагалию ничего
хорошего.
— Он посчитал, что я украла твоего дракона и приравнял этот
поступок к измене. Спасибо, что не казнил на месте, — я нервно
хохотнула. — Решил дождаться твоего воскрешения. Или смерти.
— Я разберусь, — холодно сообщил муж. — И с тобой тоже, жена
моя. Но это мы решим между собой, без вмешательства суда.
Я кивнула, понимая, что сейчас не время показывать когти и зубы.
— Боюсь, нашу приватную беседу придётся отложить, — вставая
с кровати, сказал король. Подойдя к оставленной на стуле одежде, он
потянулся к рубахе и начал одеваться. — Мне нужно разобраться с
тем, что происходит во дворце.
— А что с эльфами? — я сползла с края постели и расправила
халат. — Войну никто не отменял.
Тэйран помрачнел ещё сильнее.
— Меня предали. Заманили в ловушку, как безбородого юнца. И,
судя по всему, предатели прочно обосновались не только в военном
штабе, но и во дворце.
Я молча кивнула. Даже для меня было очевидно, что против
Тэйрана сплели целый заговор. Очевидно, кто-то захотел примерить на
себя королевский венец.
— Может, сесть на дракона и спалить лес ко всем чертям? —
мрачно пошутила я. — Нет эльфов, нет проблем.
— Нельзя, — покачал головой король. — И дело даже не в том,
что лес кормит множество крестьянских семей. Эльфы взяли в плен
жителей деревни. И держат их подле себя, как заложников. Думаешь,
тёмные не знают про наших боевых драконов и не подготовились к
этому?
На это мне возразить было нечего. Конечно, был вариант спалить
всех разом — и ваших, и наших. Но меня порадовал тот факт, что
Тэйран даже не рассматривал этот способ решения проблемы. Тиран,
но всё же с сердцем.
Решив, что сейчас от меня пользы никакой не будет, я улыбнулась
и спросила:
— Так я могу быть свободна?
И очень удивилась, услышав ответ супруга. Тэйран раскусил меня
и увидел истинный подтекст моего вопроса.
— Нет. Пока мы не поговорим, я запрещаю тебе покидать свои
покои. И не строй из себя оскорблённую невинность, я это делаю ради
твоего же блага. Пока я не узнаю, кто предатель, во дворце находиться
небезопасно.
— Так отошли меня в другое место, — проворчала я, чувствуя
нарастающее раздражение.
— Не могу. Ты — моя слабость, Кира. Моё самое уязвимое место.
И, боюсь, заговорщикам это известно. Поэтому тебе лучше быть
рядом.
Я вздрогнула. Вот про такой расклад я как-то даже и не подумала.
Спасла мужа на свою голову. Лучше б бросила умирать в лесу, тогда
никому не было бы дела до какой-то там королевы.
Хотя кому я лгала. Бросить Тэйрана истекать кровью я не смогла
бы ни при каких обстоятельствах.
Вот же гадство.

День прошёл суматошно. Я постоянно дёргалась, бегала к окну и


к дверям при малейших странных звуках снаружи. Но ни Тэйран, ни
его слуги ко мне в покои не приходили.
Так и мариновалась в своём неведении, разбавляя скуку и
волнение обучением.
Глото взял на себя заботу по структурированию моих магических
знаний.
— В каждом магическом существе, будь оно человекоподобным
или же животным, существуют специальные каналы. Они похожи на
вены, по которым течет наша кровь, но в отличие от кровеносной
системы, магические каналы ты не увидишь физически. Как у вас
говорят, рентгеном или через кт, мрт и прочее.
— Как же тогда её распознали?
— Легко. С помощью внутреннего зрения. Того самого, которое
мы будем тренировать в тебе. Для начала тебе стоит расслабиться и
успокоиться, ибо в основе любых практик с магией идёт гармония
мыслей и чувств.
— С этим будет сложно, — хмыкнула я. — Там за дверью
происходит попытка переворота, а я тут отсиживаюсь, как ценная, но
совершенно бесполезная кукла.
— Признай, от тебя в этих реалиях толку будет мало, Кира, — не
разделял моего возмущения поступком короля Глото.
— И что? А вдруг мой иномирный взгляд на вещи освежил бы
стратегию короля?
— Ты сама-то в это веришь? — с ехидцей спросил ноту и тут же
собрался. — Хватит ссориться. Лучше возвращайся к медитации.
Легко сказать, да трудно сделать. Я потратила час, не меньше,
чтобы хоть немного приблизиться к тому состоянию, которое требовал
Глото. Частичное расслабление и отрешение от внешнего мира с его
неразрешёнными проблемами.
И тогда я, прислушавшись к себе, впервые ощутила что-то новое.
Что-то, что горячими нитями пронзало всё тело, скапливаясь на
кончиках пальцев. Я почти смогла ощутить даже направление «тока»
по этим нитям, но звон серебряной посуды отвлёк от созерцания,
заставив широко распахнуть глаза.
— Прости, — произнёс Глото тоном, лишённым даже намёка на
чувство вины. — Пить захотелось.
Я вздохнула, закатив глаза, и смежила веки, пытаясь вернуться к
тому, на чём прервалась.
— Ощутила каналы? — что-то жуя, спросил ноту.
— Кажется, да, — кивнула я, не раскрывая глаз.
— Теперь попробуй послать импульс. Пусть это будет желание
узнать, о чём я сейчас думаю.
Откровенно говоря, я сомневалась в успехе этой операции, но всё
же стоило попробовать. Ощутив нити, я представила росомаху и
мысленно забралась ей в голову, прямо между широко расставленных
глаз.
«Хочу узнать, о чём ты думаешь!» — подумала я, врезаясь нитью
в голову ноту.
«... а сок разбавили водой, вот ведь... О! Привет! Получилось!»
«Что не так с соком?» — удивлённо спросила я всё там же, в
мыслях, опираясь на нити связи.
«Воды много. Не отвлекайся. А сейчас попробуй использовать
мои знания. Спроси себя, что значит халаран»
Я послушно выполнила просьбу ноту и задала этот вопрос. И
ощутила импульс, пронёсшийся по нити от моего тела к голове
росомахи. А в следующий миг перед мысленным взором появилось
трёхмерное изображение каменного алтаря в каком-то храме.
— Алтарь? Халаран — это священный алтарь Всемилостивых,
построенный самими богами в Изначальном Храме.
— Верно, — ответил мне уже вслух Глото. — А теперь выползай
из моей головы. Со временем научишься моментально узнавать
значения неизвестных слов и событий, получая их из моей головы без
медитаций.
— Неплохо, — открыв глаза, довольно отозвалась я. — Мне даже
нравится.
— Только не увлекайся, — не разделял моей радости ноту. —
Будешь усердствовать в путешествиях по чужому разуму, мне придётся
выстроить стену. Ты ещё не готова к полному слиянию.
— Как скажешь, — я подняла руки вверх. Спорить с существом,
который знаком с магией с рождения, было бы глупо. Раз говорит не
увлекаться, значит, не будем.
Мы еще попрактиковались в распознавании иномирных терминов,
а потом незаметно на землю опустились сумерки.
— Тэйран так и не пришёл, — с грустью сказала я, глядя из окна
своей темницы на дворцовые сады.
— Значит, дел оказалось больше, чем он предполагал, —
флегматично заметила росомаха. — Ты-то чего грустишь? Помнится,
тебя тяготило общество супруга.
Я прикусила язык. Да, тяготило. И с чего вдруг мне стало его не
хватать?
«Просто я беспокоюсь о своём будущем, — утешила себя я. —
Если с королём что-то случится, меня ведь и убить могут, и чего
похуже...»
Так себе оправдание, но для успокоения совести хватило и этого.
— А ты не мог бы пошпионить за королём? — спросила я,
поворачиваясь к росомахе лицом. — Просто, чтобы успокоить мои
нервы?
— Хитренькая какая, — усмехнулся Глото. — Ну да ладно.
Любопытство иногда полезно. Ладно, бывай!
Сказав это, Глото исчез у меня на глазах. Повезло мне с
окружением: призраки, появляющиеся и исчезающие когда им
вздумается; муж, превращающийся в летучих мышей по ночам и ноту,
проникающий сквозь стены и балующийся эффектом невидимости.
В таком обществе моя обычность стала казаться мне какой-то
ущербностью, дефектом, несовершенством.
Глава 31
Пока Глото был занят шпионажем, я решила привести мысли в
порядок. Ну как привести... хотя бы немного структурировать.
Передо мной стояло две задачи: снять с короля проклятие и
вернуться домой. Правда о последнем я стала всё чаще забывать,
откладывая размышления о доме «на потом».
С удивлением обнаружила, что в этом мире прожила уже около
недели, а ведь по ощущениям целый месяц прошёл, не меньше. Вот
что делает с человеком насыщенная на события жизнь!
А ещё подходил к концу срок, данный мне Тэйраном на раздумья
по поводу нашего совместного будущего. И чем больше я об этом
думала, тем больше склонялась к тому, что дать мужу шанс на
освобождение от проклятия — достойная цена за мою невинность.
В конце концов, я воспитывалась в современном мире, и
отношение к девственности у меня было соответствующее.
Усмехнулась своим мыслям.
С некоторых пор моё отношение к королю изменилось, и я пока не
могла понять, к добру ли это.
── ✦ ──
Глото отсутствовал долго. Я успела перебрать в голове все
события, что произошли со мной за эти дни, нафантазировать
несколько теорий заговора и даже заскучать. Выглянув из окна,
посмотрела в сторону драконюшен, которых отсюда, к сожалению,
видно не было. Как там Эйд? Я беспокоилась о драконе, хотя Тэйран
не должен был позволить как-то навредить своему верному боевому
товарищу.
— Скучаешь? — раздалось из-за спины. От испуга я едва не
вылетела из окна. Вздохнув и сосчитав до десяти, чтобы успокоить
тахикардию и желание познакомить свекровь с великим и могучим, я
повернулась.
— А вы, смотрю, нет, — и улыбнулась, выдавливая из себя
радушие.
— С вами, детки мои, не заскучаешь, — усмехнулся призрак.
— Вы можете помочь Тэйрану вычислить предателей? — решила
спросить прямо, не тратя время на светские беседы. Призрачная бровь
взметнулась вверх.
— Думаешь, ему нужна моя помощь?
— Лишней точно не будет, — не без ехидства ответила я.
— Я подумаю, что можно сделать, — кивнула свекровь.
Бдзынь!
Между мной и призраком возник Глото. Мгновенно
сориентировавшись, он поклонился мёртвой королеве и повернулся ко
мне.
— Задание выполнено, мой генерал! — и отсалютовал лапкой.
— Генерал? — удивлённо переспросила свекровь, не распознав
иномирную шутку.
— Узнал что-то важное? — стараясь не сдавать ноту с потрохами,
спросила я.
— Да, — кивнула росомаха. — Докладывать?
— Не сейчас, — я с улыбкой покосилась в сторону притихшего
призрака. Глото стрельнул глазками на меня, на призрачную королеву
и кивнул.
— Тайны, — усмехнулась свекровь. — Ты быстро учишься,
молодец. Никому нельзя доверять, помни это. Тогда, возможно,
доживёшь до старости.
Сказав это, призрак исчез, оставив меня и ноту наедине.
— Говори! — тут же воскликнула я, сгорая от нетерпения.
— Какая ты нетерпеливая, — усмехнулся Глото. — Расскажу,
расскажу. Присядь лучше.
Я послушно села на край кровати. Пульс зашкаливал, оглушая
гулким стуком в ушах. Словно от слов росомахи зависела моя жизнь.
— Я узнал, как именно король попал в плен, — сделав
театральную паузу, Глото продолжил: — Для начала маленький
экскурс в особенности твоего мужа. Как ты знаешь, после полуночи он
превращается в летучую мышь, — одну или множество, не суть. Так
вот, во всех вылазках король всегда оставляет основную часть себя,
мышку, в своём шатре. Своеобразный «якорь» для возвращения. Чтобы
в нужный момент, если его заметят или поймают, иметь возможность
«переместить» себя в ту мышь, что сидит в безопасности в шатре. Под
охраной верного соратника.
— Умно, — кивнула я. — Тэйран умудрился и здесь использовать
максимум выгоды из своего проклятия.
— Да, в смекалке королю не откажешь, — согласился ноту. — Так
вот, пока он летал на разведку, один нехороший человек из его
ближайшего окружения пленил мышь-«якорь» и закрыл её в
зачарованной клетке.
— Да уж, «надёжный соратник», — с сарказмом
прокомментировала я. Глото лишь развёл лапками.
— Бывает. Так вот. С рассветом остальные «части» короля
распались, осталась лишь основная мышь — та самая, которую
оставили в зачарованной клетке.
— И он превратился в человека, сразу став пленником? —
закончила мысль ноту я. Росомаха кивнула. — А разве нельзя было
переместить «всего себя» в другую мышку, которая была бы на
свободе?
— Насколько я знаю, создание «якоря» возможно единожды за
ночь. Поэтому нет, «пересоздаться» никак не вышло бы.
— Переиграли Тэйрана на его же территории, — сделала я
неутешительные выводы.
— И на старуху бывает проруха, — ответил мне земной
поговоркой ноту. Я фыркнула. Хорошо сыпать искромётными
фразочками, используя чужие мозги.
— А как он выбрался из плена?
— Этого король не рассказал, — росомаха поникла. — Зато
сказал, что с рассветом отправляется в лес. Пока эльфы не успели
придумать очередную подлость.
— С рассветом? — вот тут я всерьёз испугалась. — Но он же
ранен! И ещё не оправился от прошлой разведки!
— Ему бы понравилось твоё беспокойство, — задумчиво заметил
Глото, но я лишь отмахнулась от слов ноту.
— Где он сейчас?
— Полагаю, в своих покоях, — равнодушно пожав плечами,
ответила росомаха.
— Перенеси меня к нему. Я знаю, ты можешь.
── ✦ ──
В кабинете короля было сумрачно. Тэйран предпочёл
отгородиться от внешнего мира, скрывшись ото всех за плотными
тяжёлыми шторами.
Когда мои глаза привыкли к полумраку кабинета, я увидела мужа,
сидевшего за письменным столом. Тэйран держал в руке перо и о чём-
то напряжённо думал. Моего появления король не заметил.
— Привет, — тихо прошептала я, чувствуя внезапную неловкость.
Стоило увидеть мужа, как от былой решимости не осталось и следа.
Король выглядел уставшим. Уставшим и ослабленным. Вот и куда
ему на поле боя?
Подняв на меня усталый взгляд, Тэйран дёрнул уголками губ.
Очевидно, это можно было считать улыбкой.
— Как ты?
— Удивительно, что тебе есть до этого дело, — усмехнулся муж и
отложил перо. — Во дворце предатели. В штабе предатели. На пороге
— враги. Как я могу быть спокойным и расслабленным в таком
окружении?
— Никому нельзя верить, — кивнула я. — Но мне-то ты можешь
доверять.
— С чего вдруг? — Тэйран откинулся на спинку стула и
внимательно посмотрел на меня. — Ты — человек из другого мира. И
никогда не скрывала своего желания вернуться к себе домой.
— И чем мне в этом поможет твоя смерть? — иронично
улыбнулась я. — Нет, муж мой, нравится тебе это или нет, но мы с
тобой по одну сторону баррикад. По крайней мере, пока.
— Пока? — тёмная бровь изящно выгнулась.
— Пока над нами довлеет угроза войны и бунта.
— А потом? — взгляд Тэйрана становился всё более пытливым,
цепким, словно он пытался проникнуть в мои мысли и узнать, что я на
самом деле думаю.
— А потом будет воевать друг с другом, — улыбнулась я,
усаживаясь в кресло напротив. — Итак, что мы имеем? Каковы планы
на ближайшие сутки?
Тэйран снова хмыкнул.
— Ты странная, Кира. Интересуешься вещами, которыми не
должна. Предлагаешь помощь и надёжный тыл, но при этом не
подпускаешь меня к себе. Как разгадать тебя?
— Не нужно меня разгадывать, — фыркнула я. — И вообще,
сейчас речь не обо мне. Ты так и не сказал, как планируешь победить
эльфов.
— Боюсь, тут я ничего нового тебе не сообщу, — развёл руками
король. — Стратегия военных действий малоувлекательная тема для
беседы с красивой женщиной.
Я улыбнулась. Прогиб засчитан, мой король. Вот только меня
комплиментом не обмануть.
— И когда же старт этих скучных военных действий?
Тэйран наклонил голову и криво усмехнулся.
— И почему у меня такое чувство, что ты уже всё и так знаешь?
Я постаралась напустить на себя как можно более беспечный и
невинный вид, но, кажется, перестаралась. Хотя... я всегда была
плохой актрисой.
— Так всё же?
— На рассвете.
Тэйран перестал улыбаться и снова нахмурился.
— Боюсь, у нас нет времени на долгие танцы.
— Ты же не оправился от ран, — я осуждающе покачала головой.
— Куда тебе на поле боя?
— Я не могу и не буду отсиживаться в безопасности, пока мои
люди теряют свои жизни в схватке с врагом.
Я закатила глаза. Пафос пафосом погоняет.
— А много ли будет пользы твоим людям от короля, который
умрёт от потери крови прямо на поле боя?
Тэйран не ответил. Послав в мою сторону странный нечитаемый
взгляд, он встал из-за стола и, обойдя его вокруг, подошёл к моему
креслу. Протянул мне руку. Молча.
Ну что ж, мы не гордые. Вложила руку в горячие пальцы короля и
поднялась. Тэйран тут же притянул меня к себе за талию и проговорил
в губы:
— Мне очень нравится твоя забота, жена моя. Но если ты
действительно беспокоишься обо мне, то знаешь, что нужно делать.
И заглушил мой праведный гнев нежным, но очень чувственным
поцелуем.
Глава 32
Я не знаю, почему не остановила мужа. Его горячие губы и
настойчивые руки лишили меня воли. Не навсегда, на краткий миг, но
и его хватило, чтобы пробудить во мне ответную страсть.
Мне казалось, что всё, что было до Тэйрана — было
незначительным, ненастоящим.
Только в руках короля я по-настоящему расцвела, ощутила свою
женскую силу и притягательность, почувствовала себя желанной и
любимой.
И это было странно. Ведь король ни разу не признался мне в
чувствах. Он только требовал, напирал и принуждал. Но в отличие от
первых неудачных попыток, в этот раз насилия не было. Была лишь
мужская твёрдость и настойчивость. Та самая, которой хотелось
покориться. Власть, которой хотелось подчиняться.
Тэйран подхватил меня на руки и отнес к дивану, стоявшему в
тёмном углу. Опустив меня на мягкие подушки, он тут же оказался
рядом и снова обнял меня.
— Какая же ты сладкая, Кира, — и поцеловал меня, не дав мне
возможности ответить.
Я горела. Моё тело с живостью откликалось на каждую ласку
мужа, посылая импульсы удовольствия в мозг. Я не заметила, как и
когда король смог ослабить корсаж моего платья, поэтому вздрогнула,
ощутив горячие, мозолистые от оружия ладони на своей груди.
Вздрогнула и словно проснулась, будто увидев со стороны и себя,
порочно распластанную на диване, и нависшего надо мной, готового к
подвигам, мужчину.
И испугалась.
«Что же я творю?» — подумала я и жар, сжигающий меня
изнутри, мигом спал. Уперев руки в широкую грудь мужа, я заставила
его остановиться.
Затуманенные страстью глаза с трудом сфокусировались на моём
лице. Король никак не мог понять, что же произошло, и почему его
жена, ещё минуту назад готовая идти до конца, вдруг дала заднюю.
— Остановись, — хрипло прошептала я.
— Почему? — удивлённо спросил король.
— Потому что я не готова, — ответила и снова мягко надавила на
грудь Тэйрана. — Не сейчас. Не тогда, когда ты уезжаешь воевать.
С глухим рычанием король рывком поднялся с дивана и подошёл
к столу. Одним махом опустошил бокал, который я и не видела до этих
пор. И швырнул ни в чём не повинный хрусталь в стену.
От звона бокала, разлетевшегося на хрустальные крошки,
заложило уши.
— Будь по твоему, — процедил сквозь зубы король и
размашистым шагом направился к дверям кабинета. — Иди к себе, мне
нужно отдохнуть.
Я встала и, испытывая ужасную неловкость, поправила корсаж.
Так грубо меня никогда не выдворяли из комнаты. Хотя мне ли винить
мужа? Некстати вспомнилась подростковая шутка: «Наш девиз
непобедим — возбудим и не дадим!».
Но шутки шутками, а за супруга мне было страшно. Вдруг
проклятущие эльфы завершат то, что не успели прошлый раз?
— Мы ещё не закончили, — выпрямившись, словно шпагу
проглотила, сказала я.
Тэйран настолько удивился моему мини-бунту, что даже не нашёл
что ответить. А я этим воспользовалась.
— У тебя есть какая-то стратегия касательно вражин остроухих?
И снова этот полный искреннего изумления взгляд.
— Тэйран? — я подошла к мужу и тронула его за рукав рубашки.
— Ты меня слышишь?
— Слышу, — мотнув головой, проворчал король. — Только
понять не могу, с чего ты взяла, что я буду перед тобой отчитываться.
«Ну вот, опять двадцать пять! — подумала я. — Шаг вперёд, два
назад». Но, включив женское очарование, улыбнулась мужу и
ответила:
— С того, что мой иномирный склад ума может оказаться
неожиданно полезным. Свежий взгляд на вещи, понимаешь?
И ведь не хотелось выглядеть мамочкой, поучающей шалопая-
сыночка, а менторские нотки всё же вырвались наружу.
— Например? — нисколько не веря в полезность моих мозгов
спросил Тэйран, для верности скрестив руки на груди. Чтоб уже
наверняка закрыться от меня, физически и психологически. — Что ты
можешь предложить? По последним данным разведки тёмные
покинули лес и вместе с пленниками захватили крепость на
пограничье. Предложишь нам устроить многомесячную осаду? Так это
не совсем оригинально.
Я смотрела на мужа и судорожно вспоминала примеры из
известных мне сражений и войн. И как-то вышло само собой, что
взгляд зацепился за маленькую фигурку коня на книжной полке в
шкафу за спиной короля, запустив процесс поиска ассоциаций в моей
голове.
— У меня есть идея, — улыбнулась я, вспомнив легенду о
Троянском коне.
Муж слушал меня внимательно. Когда я закончила описывать
свой план, он лишь неопределённо хмыкнул и смерил меня долгим
взглядом.
— Ты действительно очень необычная, Кира.
Я пожала плечами. Это ещё что! Будь у меня память получше, я
бы столько чудных открытий совершила в этом мире! Но за время
учёбы в универе я знатно подрастеряла знания из школьной
программы. Подозреваю, что те просто вытеснились из моей головы
под весом новой информации.
— Только есть одна проблема, — Тэйран расцепил замок на груди
и начал прохаживаться по кабинету передо мной: взад-вперёд, взад-
вперёд.
— Какая? — спросила, не понимая, почему у древних греков
вышло, а у нас не получится.
— Мы не успеем перекинуть всё войско к крепости. А идти туда с
меньшим количеством воинов затея опасная. Даже с учётом той
хитрости, о которой ты рассказала.
Я задумалась. Мало воинов — это плохо. Это очень плохо. О
вопросах военной стратегии с мужем придётся серьёзно побеседовать
в будущем. Что ж это за король такой, который не оставляет при себе
неприкосновенный запас военных.
А потом, словно лампочку кто включил в моей голове, я внезапно
нашла простой выход из сложной ситуации. Широко улыбнувшись
мужу, я сказала:
— Я знаю, что делать!
Обсудив все детали, мы приступили к воплощению моего плана в
жизнь. Ну как мы, — Тэйран отправил гонцов с заданием, а мне
наказал ждать завершения в замке.
— Я так не играю! — насупилась я. — Дай хоть на «коня»
посмотреть! Это же моя идея!
Ну и что, что не моя, а Одиссея, какая разница?
— Когда маги закончат строительство, я отведу тебя к «коню». А
пока отдыхай, мне ещё нужно уладить некоторые вопросы.
Чмокнув меня в лоб, Тэйран отстранился и вдруг моргнул, словно
сам удивился своему поступку. Мотнув головой, он расправил плечи и
покинул кабинет. Так стремительно, будто бежал от меня.
Или от себя.
── ✦ ──
Было нервно. Было скучно. Но я всё же дождалась того
восхитительного момента, когда Тэйран пришёл ко мне с улыбкой на
лице.
— Он готов. Пойдём?
— Лечу! — тут же вскочив с кресла, воскликнула я. Тэйрана
позабавила моя поспешность, но он не стал отпускать шуточки в мой
адрес. Предложив свой локоть, он повёл меня дворцовыми коридорами
вниз, во двор замка.
— Он великолепен! — не сдержав восхищения, произнесла я.
Перед нами на огромном поле, покрытом аккуратной зелёной
травкой, высился он — шикарный деревянный подарок для остроухих.
«Одиссей бы лопнул от зависти!» — с ехидством подумала я,
разглядывая совершенное творение рук человеческих. Хотя... тут не
только руки постаралась. Скорее, магия.
— Тебе нравится? — наклонившись к моему уху, прошептал
король, заставив нежную кожу покрыться мурашками.
Его вопрос прозвучал странно. Словно это был вовсе не военный
объект, а личный подарок скромной мне. Я повернула голову и едва не
соприкоснулась губами с губами мужа. И вздрогнула от этой
нечаянной интимности.
— Нравится. Твои мастера молодцы.
— Будем надеяться, что твой план сработает, — усмехнувшись,
ответил муж и кинул на плод наших совместных усилий задумчивый
взгляд. — А если не сработает, придётся брать штурмом. И это значит,
что будут жертвы.
— Всё получится, — я мягко тронула руку короля и слабо
улыбнулась. — Они не смогут устоять перед твоим подарком.
Снова посмотрела на иномирную версию «троянского коня» и
подивилась тому, насколько он вышел реалистичным.
Огромное деревянное животное, установленное на подвижной
конструкции с мощными колёсами, незаметная лестница с внутренней
стороны задних ног, ведущая в просторное полое «нутро», и
невероятной красоты крылья, которые словно вот-вот оживут и
сделают взмах, отрывая гигантского дракона от земли.
Да, вместо коня Тэйран предложил сделать дракона, и мне
показалось, что это будет хорошей идеей. Всё же мы находились не в
древней Греции, а в волшебном Руаде.
От пространных мыслей меня отвлёк бой курантов. Чтоб их
бабайка унёс!
Тэйран вздохнул, коснулся моего лба нежным поцелуем и сказал:
— Мне пора. Прости, проводить тебя уже не успею.
Я кивнула. Понятное дело, что при слугах и солдатах король не
желал открывать свою маленькую крылатую тайну.
— Иди, я не потеряюсь, — кивнула я, заставив себя не думать о
том, что король уже дважды за вечер проявил по отношению ко мне
странную нежность.
Словно я вдруг стала ему небезразлична.
Глава 33
Сложнее всего ждать. Не знать, как обстоят дела на поле боя, и
гадать, опираясь лишь на своё чутьё.
Тэйран покинул замок на рассвете, как и обещал. Ушёл вместе с
Рагалием, который объявил мне негласную войну. На мой вопрос о
том, что будет с этим генералом за его нахальное самоуправство,
Тэйран усмехнулся и сказал, что этот вопрос решит по возвращении, и
чтоб я не забивала свою «красивую головку» мужскими делами.
Ох уж эти мужчины! Вечно недооценивают женский ум.
Но я не стала омрачать прощание, проглотив язвительные
шпильки, готовые сорваться с языка. Потом, вот вернётся — я на нём
отыграюсь за всё.
— Перестань себя мучить, — проворчал Глото, потягиваясь на
моей постели. — Лучше поешь.
— В отличие от тебя, я не состою из одного желудка, — буркнула
я, вглядываясь в линию горизонта. Вот уже битый час я просиживала у
окна, пытаясь разглядеть возвращающееся с победой войско мужа. Но
горизонт был тих и спокоен, а солнце уже начало катиться к зениту.
— Сделаю вид, что не расслышал тебя, — фыркнул Глото. —
Спишем твою грубость на волнение.
Я промолчала, сжав край подоконника до побелевших костяшек
пальцев. Тревога всё нарастала, а вестей от мужа не было никаких.
Пруньк!
Я обернулась, услышав странный звук. И встретилась с весёлым
взглядом призрачной свекрови.
— Что? Сама просила не являться без предупреждения. Вот, я и
предупредила.
Я невольно улыбнулась. Всё же было что-то в этой женщине
такое, что располагало к ней, несмотря на всю её суровость,
деспотичность и чрезмерную властность.
— Вы с новостями или так, поболтать?
— Ну какие могут быть у меня новости, — притворно вздохнул
призрак. — Я же из замка ни ногой.
— Не можете? — удивилась я.
— Не хочу, — самодовольно хмыкнула королева. — А ты не
переживай, с сыном всё в порядке.
— Да с чего вы вообще взяли... — начала было я, но свекровь
махнула рукой, прерывая мои оправдания.
— Вижу же по глазам, что переживаешь. Но так как я отношусь в
равной степени и к миру живых, и к миру мёртвых, то могу с
уверенностью сказать — Тэйран жив и здравствует.
— Может, вы ещё и о нашей секретной операции знаете? —
прищурившись с подозрением, спросила я.
— Ты про дракона? Хорошая идея, мне понравилась, — довольно
кивнула призрачная королева. — И да, я могу тебя успокоить. Всё
прошло, как по маслу.
— И как же вы это узнали, если не покидаете пределов дворца? —
спросила я, чувствуя, что меня где-то дурят.
— Ой, лучше тебе не знать всех моих секретов, — усмехнулась
свекровь и подплыла к окну. — А вон и Тэйран возвращается. Беги,
встречай мужа.
Я высунулась из окна, рискуя свалиться вниз, и прищурилась,
стараясь разглядеть на горизонте войско мужа.
Заметив движущиеся точки, вздохнула с облегчением. Тяжёлые
тиски, с самого утра сжимавшие моё сердце, наконец разжались.
— Так я пойду? — спросила, отчего-то вдруг оробев.
— Иди уже, — фыркнул Глото, словно я у него отпрашивалась.
— Иди, — мягко сказал призрак, улыбнувшись мне. — И я рада за
вас с сыном.
Я сделала вид, что не услышала последней фразы свекрови.
После, всё после. А сначала узнать, как всё прошло.
── ✦ ──
Тэйран устало вздохнул и потёр виски. Вот уже полчаса как я его
мучила расспросами: что да как, да почему так долго?
Мой муж рассказал мне о том, как они с опаской подвезли
огромного деревянного дракона с солдатами внутри к воротам
крепости и замерли в ожидании действий эльфов. Как он считал
каждое биение своего сердца, слушая глашатая, рассказывающего
придуманную наспех легенду, оправдывающую появление столь
необычного «подарка».
Тут очень кстати пришлось, что я вспомнила о надписи на
легендарном троянском коне — «Этот дар приносят Афине
Воительнице уходящие данайцы». Тэйран модифицировал послание в
соответствии с современными реалиями и... эльфы купились.
С замиранием сердца король неверяще смотрел в специальные
отверстия, проделанные в деревянном чреве дракона, когда гигантский
подарок вкатили через ворота одной из самых неприступных
крепостей.
Так как не было никого, кто бы предупредил эльфов знаменитой
фразой «Бойтесь данайцев (а в нашем случае, руанцев), дары
приносящих!», хитрость удалась.
Вместе с деревянным драконом эльфам передали несколько
десятков бочонков хорошего крепкого руанского бренди. Конечно, у
меня тут же появилась мысль подсыпать туда снотворного, но Тэйран
сразу отмёл моё предложение, добив железным аргументом:
— Ты забываешь, дорогая, что в нашем мире есть магия. Нет
ничего проще, чем проверить еду и питьё на предмет посторонних
веществ. И если тёмные заподозрят подвох, то в успехе нашей
операции уже нельзя будет быть столь уверенным.
Я было расстроилась, но муж утешил, что их бренди уложит спать
взрослого мужчину и безо всяких посторонних добавок. Вздохнув,
приняла его точку зрения. Значит, обойдёмся без читерства*.
Теперь же, слушая о том, как эльфы, уверенные в неприступности
занятой ими крепости, потеряли бдительность и устроили веселый
пир, я улыбалась. Муж оказался прав.
После того, как вражин остроухих сморило, немногочисленные
воины под руководством самого короля осторожно выползли из брюха
дракона и... нет, никто никого не убивал. Не в этот раз.
И здесь отличившиеся от канона руадцы вместо того, чтобы
уничтожать опьянённых эльфов, кинулись спасать пленных. Открыв
ворота, они незаметно выпустили крестьян на волю, а после заперли
крепость снаружи, запечатав досыпающих свои беспечные сны врагов
в ловушку.
И лишь когда все пленники были в безопасности, из тени вышел
Эйд. Настоящий, а не деревянный дракон с радостью обрушил на
крепость смертоносное пламя, мгновенно сократив численность
вражеского войска до трёх пленённых Тэйраном главнокомандующих
тёмных эльфов.
— И где они сейчас? — спросила я, подав мужу бокал с чистой
водой. Приняв с благодарностью хрусталь, Тэйран улыбнулся и сделал
глоток.
— Так где? — любопытство снедало изнутри, заставляя
нервничать и жаждать информации.
— Отдыхают под стражей, — усмехнулся муж. — И терпеливо
ждут аудиенции у короля.
— И что ты планируешь делать дальше? — я всё же прекратила
бессмысленные хождения по комнате и подошла к столу мужа. —
Теперь, когда ты победил.
— Это не победа, — покачал головой король. — Мы просто
защитили свои границы. Но это не значит, что война закончена.
— Но ты же не собираешься идти с ответными военными
действиями на их территории?
Тэйран наклонил голову и посмотрел на меня долгим,
пронизывающим взглядом. То ли задумался о чём-то важном, то ли
успел разочароваться в моих умственных способностях.
Наконец, король ответил:
— Война с королевством Тёмных — вещь настолько постоянная,
что, кажется, никогда не закончится. Но можно попытаться выстроить
кратковременный мир. Взаимовыгодный. Ведь у них есть то, что
нужно нам, а у нас то, что будет полезно им.
— И что же? — я присела на край стола и внимательно
посмотрела на мужа. — Чем таким важным их можно подкупить?
— Так вышло, что в Руаде находятся развалины одной древней
эльфийской святыни. Место, попасть в которое стремится каждый
тёмный.
— М-м-м, — промычала я, слабо понимая, как какие-то
развалины могут стать причиной мира после многовековой
непрекращающейся войны между двумя государствами. — А у них?
Чем они могут порадовать нас?
Тэйран улыбнулся.
— А на землях Тёмных в развалинах храма Первых богов остался
последний действующий портал в иные миры. Точнее, он был
действующим лет двадцать пять назад, но после одной трагедии
портал был разрушен.
Сдержав первое волнение, охватившее меня при словах «портал в
иные миры», я сжала кулаки и усилием воли заставила себя
улыбнуться супругу.
— Но если портал разрушен, то в чём его ценность?
— Возможно нам удастся его восстановить, — сказал тихо король,
ответив мне внимательным взглядом. Будто выискивал в моих глазах
ответ на какой-то очень важный вопрос.
____________
Читерство (англ. cheat «мошенничать, обманывать») — практика
получения нечестного преимущества в многопользовательских
компьютерных играх внешними программами и нестандартным
аппаратным обеспечением. Впоследствии термин перебрался на
настольные и азартные игры.
Глава 34
Чтобы не выглядеть уж совсем корыстной, заставила себя
посмотреть в глаза Тэйрану смело и открыто. Так, словно это не я
только что подумала о том, что могу скоро вернуться в свой мир.
— Расскажешь про ту трагедию, которая произошла перед тем,
как портал был разрушен?
— Боюсь, я не знаю всех нюансов, — пожал плечами король.
Кажется, мой вопрос не смог успокоить его тиранство и муж всё ещё
поглядывал на меня с недоверием.
— Зато я смогу рассказать, — как обычно без предупреждения
посреди кабинета появилась призрачная свекровь.
— Мама, — устало проворчал король. — Вы как всегда.
— Я чувствую, когда моё присутствие необходимо, — улыбнулась
сыну королева и посмотрела на меня. — И я удовлетворю твоё
любопытство, девочка.
— Вы знаете, что случилось тогда? — я вся подобралась в
ожидании очередной увлекательной истории. Призрак усмехнулся и
кивнул.
— Конечно, — свекровь продемонстрировала своё призрачное
тело и усмехнулась. — Даже если бы и не знала чего-то, то теперь уже
всё знаю.
— Не томите, мама, — вздохнул Тэйран и поднёс к губам бокал с
водой.
— Что ж, раз все готовы слушать, я начну, — призрачная королева
огляделась, выискивая себе место, а найдя подходящее, тут же уселась
в него, расправив ткань своего призрачного платья.
— Как ты знаешь, мальчик мой, — обратилась она к королю, — у
твоего отца было много родственников. И сейчас некоторые
здравствуют, но их уже значительно меньше.
Хохотнув, призрак кинул на меня озорной взгляд.
— В общем, была у Его Величества троюродная сестра,
отличавшаяся спокойным нравом и покорностью. Приехала она на
день рождение короля в Руад и осталась во дворце и после,
неожиданно для всех решив задержаться в гостях своего венценосного
родственника. Вот только далеко не сразу нашли причину этой
странной прихоти Астариэллы. А когда нашли, то было поздно.
Девушка влюбилась. Вот только избранником её был не граф, не барон
и даже не придворный. Троюродная сестра короля влюбилась в
обычного воина из королевского войска. Да, он был всадником боевого
дракона, считай элита войск. Но... без титула, без имени, без
состояния. Конечно подобный союз был недопустим. Да и для
Астариэллы давно была подобрана партия, и девушка не имела
никакого права нарушать договорённости. Не смотри на меня так, —
королева покачала головой, поймав мой осуждающий взгляд. — Члены
королевской семьи не принадлежат себе, прими это как данность.
— Вы нисколько не удивили меня, — я хмыкнула. — Не только
ваши монархи лишены свободы выбора.
— И в этом есть свой резон, — призрак удовлетворённо кивнул.
— Когда Астариэллу собирались насильно разлучить с её любимым,
она решилась на отчаянный шаг.
Я уже нафантазировала себе вариацию истории «Ромео и
Джульетты», но призрачная свекровь продолжила свой рассказ, уведя
историю в сторону от трагедии Шекспира:
— Дабы обезопасить Астариэллу от необдуманных поступков,
было решено убрать саму причину. С глаз долой — из сердца вон. Но
король просчитался. Астариэлла узнала о готовящемся покушении и
под покровом ночи сбежала к своему любимому. Пользуясь
служебным положением, тот выкрал дракона и в ту же ночь они
бежали. К сожалению, пропажу обнаружили лишь с рассветом и
влюблённые успели покинуть границы Руада.
Всадники, отправившиеся следом за беглецами, не смогли догнать
их, но успели зафиксировать прорыв в земли Тёмных. Эти безумцы
отправились в самую глубь вражеских земель, — туда, где по поверьям
находился последний действующий портал в другие миры.
— А потом? — я не заметила, как от переизбытка эмоций начала
нервно мять верхнюю юбку своего платья. Опустив взгляд на свои
руки, заставила себя разжать пальцы и снова посмотрела на
призрачную королеву. — Их убили?
— Как удалось узнать позже, они всё же добрались до портала. И
даже смогли его активировать. Но в процессе перехода что-то пошло
не так, и арка разрушилась, погребя под развалинами несчастных
влюблённых.
— Их похоронили вместе? — спросила, всё же чувствуя некую
общность этой истории с печальной повестью о Ромео и Джульетте.
— Тела их не нашли, — пожав плечами, ответил призрак. — На
месте портала осталось лишь пепелище с грудой почерневших камней.
Боюсь, там уже некого было хоронить.
— Очень грустная история, — тихо сказала я, чувствуя, как меня
охватила тягучая тоска. По этим несчастным, которых лишили
будущего, и по себе — застрявшей в другом мире с навязанным мужем
и кучей сопутствующих проблем.
— Так и есть, — согласилась призрачная королева. — И очень
поучительная, не находишь?
Не знаю, что именно имела в виду свекровь, но её намёки мне не
понравились.
— Если с расспросами покончено, я бы хотел побыть в
одиночестве, — подал голос король. Ох, кажется, визит матери и мой
интерес к порталу совсем испортили настроение моему мужу.
— Отдыхать лучше в компании, — подмигнув сыну, сказал
призрак и испарился. Вот же... сводница!
— Мне уйти? — спросила я, всё же чувствуя между мной и
мужем какую-то недосказанность.
— Я приду к тебе позже, — кивнул Тэйран, а мне почему-то стало
обидно. Я тут, понимаешь ли, волновалась, переживала за этого
тиранистого тирана, а он! Отсылает меня прочь, чтобы отдыху не
мешала.
Но показывать супругу свои эмоции я не собиралась. Слишком
много чести. Расправив плечи, я покинула кабинет короля как и
подобает королеве — с гордо поднятой головой и полным
равнодушием в сердце. По крайней мере, мне так хотелось думать.
В моих покоях меня уже заждался Глото. Едва я вошла в комнату,
как росомаха тут же кинулась мне под ноги.
— Ну что? Успокоилась?
— Отстань! — буркнула я. После слов Тэйрана всё у меня
вызывало раздражение и желание бить подушки.
— Тлеющие угольки взорвались искрами? — хмыкнул Глото и
прыгнул на кровать. — Что ж, это радует.
— Ты на чьей стороне, а? — спросила я ноту, с подозрением
всматриваясь в хитрую мордочку зверька.
— На своей... то есть, твоей. У нас общая сторона, Кира.
Да уж, так я ему и поверила. Села в кресло возле окна и
вздохнула. Нужно было переключить своё внимание с ненавистного
мужа на что-то более приятное. К тому же, под рукой был прекрасный
говорящий справочник по этому миру. Я улыбнулась, а Глото
поёжился.
— Ты что-то задумала, — пробормотал ноту, забавно дёрнув
лапками. — И мне это не нравится.
— Нет, что ты, — я улыбнулась ещё шире. — Просто хочу кое-что
у тебя спросить.
— Полагаю, выбора у меня всё равно нет, — обречённо сказала
росомаха и плюхнулась на подушку. — Ну валяй.
— На тебя плохо влияет чтение моих мыслей, — хмыкнула я, а
после задала свой вопрос: — Что ты знаешь о портале, который
находится в землях Тёмных?
— Дай-ка подумать, — росомаха поднесла ко рту лапку и
задумчиво постучала когтём себе по подбородку. — Портал был
разрушен благодаря одной эгоистичной парочке, вздумавшей покинуть
наш мир.
— А про эту пару ты что-то знаешь? Они смогли пересечь грань
миров?
Глото смерил меня долгим взглядом и мотнул головой.
— Нет, такой информацией я не располагаю. Однако думаю, что-
то об этом может знать королева, мать Тэйрана.
— Эх, — я вздохнула, — она рассказала всё, что знала. Но этого
мало…
Вдруг снова раздался уже знакомый мне звук.
Пруньк!
И в комнате появился предмет нашего разговора.
— Я рассказала не всё, — сказал призрак, быстро найдя себе
место на свободном кресле. — И не смотри так на меня. Тэйран не
готов услышать всю правду.
— А я готова? — спросила, не понимая, что за игру ведёт мёртвая
королева.
— Не знаю, — задумчиво ответил призрак. — Но ты же не
успокоишься, пока не докопаешься до истины, ведь так? Я успела тебя
хорошо изучить за это время.
Я молча пожала плечами. Ну грешна, грешна. Любопытство
толкало меня и на вещи похуже, чем просто порасспрашивать людей о
прошлом.
— Я не открыла вам всего, что теперь доступно мне, как жителю
обоих миров. Астариэлла не просто сбежала из дворца, ей и её
возлюбленному помогла одна наша общая знакомая.
Вздёрнув брови, я спросила:
— И кто же?
— Мать Мариэллы.
Я невольно воскликнула. Вот это поворот! Королева кивнула мне
и продолжила:
— Так вышло, что возлюбленный Астариэллы начал искать пути к
побегу ещё задолго до той ночи, когда она узнала о готовящемся
покушении. И вышел на молодую портальщицу с сильным даром. Уж
не знаю, чем и как он её расположил к себе, но она согласилась помочь
несчастным влюблённым и раздобыла древний свиток, где был описан
ритуал переноса в другой мир.
— Погодите, — я прервала королеву. — Но если переход в другой
мир — настолько сложный и труднодоступный, то каким образом маги
короля смогли призвать меня в этот мир, когда последний портал уже
был разрушен?
Королева задумчиво посмотрела на меня, не спеша отвечать на
мой логичный вопрос. Жаль я не задала его раньше, там, в кабинете
мужа. Хотелось бы посмотреть в лицо короля, чтобы увидеть его
эмоции.
— Всё так, тебя призвали. Но ты не понимаешь разницы. Портал
давал стабильный проход в иные миры. Как дверь, ключом к которой
было лишь правильно произнесённое заклинание. Тебя же, моя
девочка, призвали, используя другой, значительно более сложный
ритуал, — ритуал поиска родственной души для моего сына.
Подобные перемещения между мирами несколько... однонаправленны.
Сама понимаешь, такими пространственными переходами не
забалуешь. Да и в обычной жизни от них толку мало. Это я молчу ещё,
что для того, чтобы перенести тебя в наш мир, Тэйрану понадобилось
собрать самых сильных портальщиков со всего королевства.
— Поняла, — кивнула я, заставляя себя не думать о «родственных
душах». — Постоянно работающий портал без привязки к личности —
вещь очень нужная и удобная.
— Всё верно. А что касается Астариэллы... Она и её мужчина
смогли переместиться в другой мир.
— Смогли? — я почему-то очень обрадовалась за незнакомую мне
пару.
— Смогли, — ещё раз подтвердил призрак. — Но я хотела
поведать тебе не об этом. Точнее, не только об этом. Но для начала…
Призрачная королева поднялась с кресла и поманила меня к
выходу из покоев. — Позволь я тебе покажу один портрет.
Я вздохнула и, бросив быстрый взгляд на задремавшего ноту,
последовала за свекровью.
Глава 35
Я стояла напротив портрета троюродной сестры бывшего короля
и отказывалась верить своим глазам.
— Тоже заметила? — наклонив голову, произнес призрак.
Я сдавленно промычала что-то нечленораздельное, вызвав
понимающий смешок у свекрови.
— Удивительно, как Тэйран не заметил сходства. Ведь вы
действительно очень похожи. Хотя... он редко здесь бывает.
Здесь — это в узком коридоре минутах в двадцати от наших с
королём покоев. Не удивительно, что Тэйран не был частым гостем в
этой половине дворца. У него явно были дела поважнее, чем
прогуливаться по отдалённым галереям своего замка.
Я же продолжала стоять недвижимо, разглядывая портрет, с
которого на меня смотрела молодая и счастливая мама. В том, что эта
юная девушка в сверкающих драгоценными камнями одеждах была
моей матерью, сомнений не было никаких. Тот же открытый взгляд, те
же густые каштановые волосы, отливающие медью.
Правда в моих воспоминаниях мама была менее... сияющей. Да,
это слово наиболее точно характеризовало девушку на портрете.
Словно она светилась изнутри какой-то магией.
— Этого не может быть, — всё же прошептала я, когда вздох
призрака вывел меня из ступора. — Как... я не верю, нет.
— Это ещё не всё, дорогая моя, — покачала головой призрачная
королева. — Теперь, когда ты знаешь, кто твои родители, я готова
рассказать подробнее об их побеге и жизни в твоём мире.
— Откуда вы знаете, как они жили на Земле? — неверяще
спросила я. — Вы не могли знать этого!
— После смерти, моя дорогая, все мы оказываемся в безвременьи,
в межмирье. Там нет границ миров, там нет препятствий к общению.
Когда я увидела тебя, то сразу заподозрила неладное. И отправилась за
ответами к твоей матери.
— Однако, у вас очень выгодное проклятие оказалось, — горько
хмыкнула я. — И с живыми общаетесь, и по случаю на чай к мёртвым
ходите.
— Что плохого в том, что я пользуюсь своим положением для
блага своего сына? — вздёрнув бровь, спросила королева. — И не
завидуй. В этом положении мало хорошего.
— Даже не думала, — буркнула я, снова возвращаясь взглядом к
портрету. — Говорите, что вы узнали у моей... мамы.
— Как я уже рассказывала ранее, твои родители смогли добраться
до портала и воспользоваться заклинанием, благодаря которому они
перенеслись в твой мир. К сожалению, их перенос разрушил портал,
но, как мы знаем, это же и дало им шанс на новую жизнь. Если бы
король знал, что его троюродная сестра жива, то рано или поздно её бы
нашли. И насильно вернули в Руад.
— Да уж, — хмыкнула я. — Быть родственником королевской
семьи — то ещё «удовольствие».
— Не дерзи, — обрубила меня королева. — При переходе в новый
мир твои родители утратили свою магию. Дракон погиб сразу же,
сгорев в пространственном разрыве, а твои мать и отец появились в
новом мире чистыми, как младенцы. Лишённые даже намёка на
магическую составляющую.
— А в вас... в Тэйране она есть? Эта магия? — вдруг
испугавшись, спросила я. Как-то за это время даже спросить не
догадалась у мужа, может ли он что-нибудь, помимо превращения в
летучих мышей после двенадцати.
— Конечно, — с уверенностью кивнул призрак. — Более того,
магия есть и в тебе. Правда, я не знаю, каким чудом ты смогла
унаследовать этот дар, родившись в мире, лишённом всякой магии.
— Действительно, как я посмела? — с ехидцей отозвалась я,
чувствуя, как от обилия новостей у меня голова идёт кругом.
— Тем не менее, — продолжила между тем королева. — Став в
твоём мире такими же, как и все, они поняли, что у них может не
хватить времени, чтобы обеспечить тебя всем необходимым. Поэтому
они нашли одинокую старушку, которая приютила выходцев из иного
мира, притворившись парой, потерявшей память. Та с радостью
приняла молодых, и за годы, прожитые вместе, полюбила Астариэллу
как свою родную дочь. Она искренне считала тебя своей внучкой и
поэтому, после того, как твои родители попали в аварию, взяла на себя
всю ответственность за твою жизнь.
— Но почему она ничего не сказала мне? — вздохнув от
накатившей тоски, спросила я.
— Твои родители взяли с неё клятву, что она никогда не
признается в том, что вы неродные.
— Да уж, — я прикрыла глаза, переваривая услышанное. Столько
потрясений в один день — это даже страшнее, чем злополучный
перенос в этот мир. Узнать, что твои родители были выходцами из
иного мира, что бабушка, которая была ближе всех — на самом деле
совершенно чужой человек.
Принять это оказалось сложнее, чем смириться с навязанным
мужем.
— Полагаю, тебе нужно дать время, чтобы ты всё как следует
обдумала, — понимающе заметил призрак и повёл меня обратно.
Всю дорогу к моим покоям мы шли молча, и я была благодарна
свекрови, что та не пыталась влезть в мою душу с непрошенными
советами или, не дай боги, утешениями.
Возле дверей она оставила меня, растворившись в воздухе.
Войдя внутрь, я заперла за собой дверь и устало прислонилась к
ней, закрыв глаза.
Всё происходящее уже перестало напоминать квест в
увлекательной компьютерной игре. Я начала осознавать, что утонула
по самую макушку в новой реальности, выхода из которой я теперь не
видела.
── ✦ ──
В тот вечер Тэйран не пришёл. Я ждала мужа до глубокой ночи,
но король не соизволил почтить меня своим присутствием.
Конечно, у него были на то важные причины, иначе быть не
могло. Но я всё равно чувствовала себя паршиво. Мало того, что
прошлое ворвалось в мою жизнь бурным торнадо, снеся напрочь
капитальные стены моего бытия, так ещё и муж добавил перца.
Может, он мне мстил за то, что остановила его? Распалила
мужчину и дала заднюю. Как знать.
Глото пытался отвлечь меня, заманивая внеурочной практикой
магии, но отсутствие концентрации не дало провести это время с
пользой. Сдавшись, ноту улёгся в кровать и со спокойной совестью
уснул.
Я же смогла забыться беспокойным сном лишь к рассвету и
встала, чувствуя себя разбитой.
── ✦ ──
Тэйран пришёл утром. Точнее, прислал за мной «гонца» с
сообщением, что ждёт меня к завтраку. Надо ли говорить, что
собралась я с космической скоростью, ведь меня подгоняло
любопытство. Где пропадал муж, какие новости о предателях и что с
порталом? Я била копытом и рвалась к руинам, которые знали моих
родителей. Сама не знала почему, но очень ждала того момента, когда
смогу ступить на землю Тёмных.
За ломившимся от яств столом сидел король. Уставший, с
синяками под глазами и будто даже похудевший.
— Вижу, ночь прошла не очень не только у меня, — хмыкнула я,
усаживаясь на предложенный слугой стул. Устроившись напротив
мужа, я оглядела предложенные блюда и выбрала пышный, как
воздушные облака, омлет, парочку блинчиков с начинкой и свежий сок.
Тэйран лениво ковырял в своей тарелке вилкой и о чём-то
напряжённо думал.
— Тэйран? — пришлось позвать его по имени. — Ты меня
слышишь?
— Да, — несколько заторможенно ответил супруг. — Ночь
выдалась... тяжёлой.
— Что-то не так? — я тут же напряглась, ожидая новостей о
новом местном армагеддоне.
— Всё хорошо. Уже. — Тэйран усмехнулся. — Вопрос с
предателями решён. Виновные были казнены на рассвете, а что
касается пленных... Буквально час назад они были конвоированы к
границе Руада и переданы своим.
— Погоди, — я подняла руки, призывая мужа не торопить
повествование. — Кто предатели? И как ты вычислил все? Ты же мог
ошибиться, убрать невинных и оставить рядом подлецов!
— Ты настолько низкого мнения о моих умственных
способностях, дор-р-рогая? — прорычал муж, сжав вилку. И клянусь
богами, он прямо на моих глазах согнул несчастный столовый прибор!
Глянув мимолётом на творение своих рук, он отбросил бесполезный
кусок металла в сторону.
— Не кипятись, — я улыбнулась королю, который в этот момент
напоминал свистящий и пышущий паром чайник. — Просто ты ещё не
пришёл в себя после ранения, многое мог упустить…
— Не переживай. Всех виновных перед казнью проверяли магией.
Они наказаны по заслугам. И хватит о предателях. Лучше скажи мне,
жена моя, что ты решила по поводу нашего брака?
Ох, мастерский перевод стрелок! Аплодирую стоя.
Мысленно.
От ответа мужу меня спас стук в дверь.
— Входите, — бросил Тэйран, выказывая недовольство от того,
что нас прервали на таком важном моменте.
Кого я не ожидала увидеть, так это Рагалия, будь он неладен! Не
то, чтобы я желала смерти генералу за его попытки очернить меня, но
если бы он оказался в числе предателей, я бы не расстроилась.
Глава 36
— Ваше Величество, — мужчина поклонился королю, потом
скользнул по моей фигуре ничего не выражающим взглядом и отвесил
мне куда более скромный полупоклон.— Прошу прощения, что
прервал ваш завтрак.
— Говори, — промокнув уголки губ салфеткой, бросил Тэйран.
Я же молча стиснула зубы, чтобы не ляпнуть чего лишнего. И без
Рагалки атмосфера уже накалилась до предела.
Генерал кивнул и продолжил:
— Мы получили пропуск. Можем отправляться в любой момент.
Я чувствовала, что Рагалий намеренно говорил общими фразами,
чтобы я не поняла сути новости. Хмыкнув, посмотрела на мужа с ясно
читаемым вопросом в глазах.
Тэйран как-то странно улыбнулся мне, откинулся на спинку стула
и лениво произнёс:
— Ну что, жена моя, не желаешь ли прогуляться к порталу?
Я даже онемела на мгновение. К порталу? То есть, вот уже прямо
сейчас? Я думала, пройдут месяцы, прежде чем муж позволит мне
увидеть развалины последнего межмирового портала!
— Если так будет угодно моему королю, то я не отказалась бы от
посещения этой... — чуть не ляпнула «достопримечательности», —
этих несомненно важных руин.
— Мне будет угодно, — подозрительно прищурившись, ответил
супруг, а после посмотрел на генерала. — Отдавай приказ. Выезжаем
сейчас.
— Как пожелаете, Ваше Величество, — поклонившись королю,
ответил Рагалий и покинул нас, забыв отвесить поклон своей королеве.
Или нарочно сделав вид, что забыл. Всё же у нас с самого начала
общение как-то не задалось.
Передёрнув плечами, вздохнула.
— Ты точно этого хочешь, Кира? — раздался вкрадчивый голос
короля.
Я повернулась к мужу, а моё сердце сделало кульбит. Таинственно
потемневшие глаза Тэйрана буквально прожигали меня насквозь,
словно муж читал все мои скрытые помыслы, как открытую книгу.
Словно он знал меня лучше, чем даже я сама себя знала.
— Хочу, — ответила, с трудом выдерживая взгляд короля.
— Тогда иди собираться. Дорога займёт некоторое время.
— А порталом нельзя? — сказала и тут же прикусила язык. Кира,
Кира, совсем тебя избаловали компьютерные игры!
— Это слишком расточительно, — хмыкнул Тэйран. — Да и всё
равно мы сможем перемещаться порталами только на территории
Руада. Для того, чтобы построить портал в земли чужаков, нужен
пропуск и магическое разрешение местного правителя.
— Как всё сложно, — вздохнула я. — Никаких тебе плюшек от
магии!
Тэйран засмеялся. Искренне, открыто и как-то совсем по-родному.
Я даже растерялась на миг, не зная, как реагировать. Но муж быстро
взял себя в руки, подошёл ко мне и привычным жестом подал руку.
— Благодарю, — машинально ответила я, принимая помощь
мужа.
Из столовой (или как это место могло называться?) мы вышли
рука об руку, как образцовая супружеская пара.
Даже смешно.
── ✦ ──
Я думала, что мы поедем в экипаже, как и полагается королевской
чете. Но я забыла, что мы были в другом мире. В сумасшедшем мире,
напичканном магией и всякими чудесами под завязку.
И поехали мы не в карете, а на драконе.
Увидев Эйда, приготовленного к нашему путешествию, я
вздрогнула. Нет, дракона я не боялась, — не после всего того, что мы
пережили вместе. Но воспоминания о полёте на крылатом ящере были
слишком... неоднозначными.
— Что же ты замерла, — с лёгкой издёвкой спросил муж, заметив
мой ступор. — Или боишься лететь?
— А как же остальные? — я посмотрела на мини-отряд из
рыцарей, облачённых в латы. — Они тоже полетят?
— Нет, они поедут на конях, — усмехнулся Тэйран. — С чего
вдруг такая забота о воинах?
— Не люблю, когда кто-то выпячивает своё положение,
намеренно подчёркивая разницу с остальными.
Взгляд Тэйрана потяжелел, а улыбка исчезла с его лица.
— Привыкай, Кира. Ты — королева, а я — король. Мы всегда
будем стоять на ступень выше остальных.
Так-то он был, конечно, прав. Но Тэйран забыл, что я выросла в
мире, где короли и королевы существовали лишь на страницах
сказочных историй да в нескольких странах, — и то, чисто для
галочки.
Со вздохом проследовала за мужем по огромному крылу на шею
дракона. Туда, где нас ждали два комфортных кресла. Заметив второе,
явно пришпиленное сюда ради меня, я послала мужу тёплую улыбку.
Приятно, что он позаботился о моём комфорте.
Мы летели долго. Настолько долго, что я успела заскучать,
пресытившись ощущением полёта.
— Снижаемся, — сказал Тэйран, нарушив длительную тишину. Я
вздрогнула, услышав голос мужа. И повернулась к нему напряжённой
улыбкой.
— Уже прибыли?
— Нет, мы достигли границы Тёмных земель, — снисходительно
усмехнувшись, пояснил муж.
— То есть эльфы топали всё это расстояние до Руада ножками?
Невероятно! — я невольно восхитилась упорством остроухих.
— Очень приятно, что ты восхищаешься нашими врагами…
— Временное перемирие, — перебила мужа, задрав указательный
палец вверх.
— Пусть так, — криво усмехнувшись, ответил король. — Но
вынужден тебя разочаровать. Эльфы путешествуют не ножками, как ты
выразилась, а на быстроходных скакунах.
— А где они сей... — начала было я и запнулась, вспомнив о
судьбе, постигшей врагов, запечатанных в крепости. Посмертно. И
стало так жалко несчастных животных, что я тихо всхлипнула.
— Не знал, что ты настолько чувствительна, — со странной
задумчивостью сказал Тэйран. — Тем не менее. Сейчас мы спустимся
на землю и отправимся в таверну, которая стоит на границе наших
владений.
— Наверное, не самое прибыльное место, — заметила я, с
радостью ухватившись за возможность сменить тему. Тэйран, услышав
моё замечание, рассмеялся.
— Из тебя получится отличная королева, — сказал и прикусил
язык, когда понял, что похвалил меня.
— Уже получилась, — я ткнула пальцем в королевскую диадему,
украшавшую мою причёску. — Или ты забыл?
Тэйран лишь дёрнул плечом, вмиг помрачнев после нечаянного
комплимента.
От неловкого молчания нас спас Эйд.
— Что теперь, Всадник?
— Затаись, — бросил муж и похлопал дракона по чешуе. — И
будь осторожен. Здесь ещё не знают о том, что у нас временное
перемирие.
Дракон пророкотал что-то нечленораздельное, взмахнул крыльями
и прямо на наших глазах растворился в пространстве.
— А теперь идём, нас ждут, — Тэйран взял меня за руку и
уверенным шагом повёл на широкую дорогу. Я даже возразить ничего
не успела.
Таверна представляла собой двухэтажное деревянное здание,
напомнившее мне помесь салуна времён Дикого Запада и узорчатых
древнерусских теремов.
Внутри было просторно и ожидаемо пустовато. Кажется, мы были
единственными посетителями этого заведения в этот поздний час.
Тэйран подошёл к крупному мужчине, стоявшему за массивной
стойкой, и сказал:
— Организуй нам с женой плотный обед и приготовь стойло для
лошадей моих людей. Они прибудут сюда в течении часа.
Я хмыкнула, подумав, что за час лошадки не догонят дракона, но
королю виднее, конечно.
— Конечно-конечно! Будет исполнено, Ваше Величество, —
поклонившись своему монарху, быстро проговорил хозяин таверны. И
тут же исчез за небольшой дверцей. До нас донеслись спешные
приказы, которые хозяин раздавал своим подчинённым направо и
налево. Я улыбнулась Тэйрану.
— Ты не предупреждал их о визите?
— А зачем? — заломив бровь, спросил муж. — Так интереснее.
Ага, интереснее. Особенно несчастным подданным, которые от
неожиданного счастья могут и сердечный приступ словить.
Когда мы устроились за самым красивым столом, а перед нами
возникли тарелки с угощениями, я решила прояснить ещё один
важный момент.
— Тэйран, — сказала я, беря в руку ложку. От наваристого
бульона шёл умопомрачительный запах, но я заставила себя
проглотить голодную слюну и продолжить: — Скажи, почему Рагалий
не был наказан за неподобающее отношение к своей королеве?
Муж как раз с удовольствием ел свой бульон и подавился,
услышав мой вопрос. Откашлявшись, Тэйран всё же ответил:
— Рагалий был наказан.
— Значит, плохо наказали, — хмыкнула я и взялась за ложку,
сдавшись под напором одурманивающего аромата бульона.
— Поясни, — потребовал супруг, как-то враз став снова тем
жёстким мужчиной, за которого я невольно вышла замуж.
— Разве ты не заметил, как вёл себя твой генерал сегодня утром?
Тэйран посмотрел на меня, и во взгляде короля я ясно прочла: нет,
он ничего не заметил. Мужчины!
— И как же он себя вёл?
Вздохнув, я рассказала своё видение картины утреннего визита
королевского генерала. Тэйран слушал внимательно, не перебивал и
даже ложку отложил. А когда я закончила, он покачал головой и
ответил:
— Ты права, я был недостаточно внимателен. Новости о портале
захватили меня настолько, что я отвлёкся от реальности. И как бы мне
ни хотелось тебя попрекнуть тем, что ты придираешься к Рагалию по
пустякам, вопрос уважения к власти — очень важный. Я поговорю с
ним.
— Скажи, ты так ко всем подданным относишься, или Рагалий —
твой любимчик? — я не могла не заметить некой лояльности короля к
этому наглому генералу.
Тэйран вздохнул. Тяжело и устало, прямо как я минутой ранее.
— Рагалий не просто мой генерал, Кира.
«Надеюсь, это не то, о чём подумал мой ивзращённый
современными нравами мозг!» — подумала я, ожидая пояснений от
мужа.
— Рагалий — сын всадника, который сбежал с Астариэллой.
Дабы не выносить сор из дворца, пришлось взять внебрачного
отпрыска под опеку короны. Чтобы не болтали по углам о том, что
случилось с троюродной сестрой правителя.
Я смотрела на мужа, а в ушах оглушительно билась кровь.
Рагалий — сын моего отца? Тьфу, то есть... он мой брат?!
Тэйран воспринял моё молчание по-своему. Накрыв мою руку
своей, он по-отечески снисходительно пояснил:
— Я знаю Рагалия с младенчества. Он очень хороший парень с
непростой судьбой. Сам пробивал себе дорогу с самых низов.
Несмотря на протекцию моего отца, им с матерью пришлось
самостоятельно выстраивать свою жизнь. Под бдительным оком
короля, конечно. Но без особых финансовых вливаний. И
вмешательство короны скорее вредило и мешало им, нежели давало
какие-то привилегии.
Я слушала мужа вполуха. Никак не могла осознать, что этот
наглый, напыщенный, хамоватый генерал — мой сводный брат. Нет,
это уже какое-то индийское кино получается!
Перед глазами возникла картина, где Рагалий говорит мне:
— Люк, я твой отец! (Ой, не тот фильм)
— Кира, я твой брат! Я искал тебя всю жизнь, хоть и не знал о
твоём существовании!
Смех да и только.
Но почему-то мне не было смешно. Совсем нет.
Глава 37
Рагалий с остальными воинами прибыл на место спустя час. Не
знаю, какими молитвами они заставили своих коней скакать со
скоростью ветра, но Тэйран оказался прав в своих прогнозах.
Хозяин таверны занялся размещением лошадей, а генерал сразу
же направился к нашему столу. Кто бы сомневался!
— Когда выдвигаемся, Ваше Величество? — спросил мой
сводный братец (даже мысленно назвать этого нахала родственником
стоило мне огромных усилий), поклонившись и супругу, и мне. Надо
же, снизошёл всё же до опальной королевы.
— Пусть воины пообедают, а после выступаем, — сказал Тэйран,
кивнув в сторону устроившихся за столами солдат. — И ты иди поешь.
— Благодарю, — отозвался генерал и оставил нас. Неужели в нём
проснулась тактичность?
Хмыкнув, я вернулась к своей пище. Обсуждать что-либо с мужем
в присутствии его воинов мне не хотелось. Поэтому доедали мы в
тишине, нарушаемой лишь звоном столовых приборов о глиняную
посуду.
── ✦ ──
Мы ехали по вымощенной неровными булыжниками дороге.
Рагалий позаботился о королевской чете, прихватив для нас пару
лошадей. И теперь я мучилась, отбивая бёдра о седло, и пыталась
сохранить невозмутимое выражение лица. Но хотелось позорно
броситься мужу на шею и попросить вернуть дракона.
Как мне сказал Тэйран, когда мы только выдвинулись в путь,
путешествовать на драконе на территории вчерашних врагов было
запрещено. Даже нам. Это воспринялось бы как акт угрозы и повлекло
бы за собой разрыв хрупкого соглашения.
Поэтому Эйд, используя свою маскировку, следовал за нами,
оставаясь невидимым и никем незамеченным.
Впереди нашего обоза на чёрных тонконогих лошадях ехали два
эльфа — то ли послы доброй воли, то ли надзиратели, которые должны
были убедиться в том, что мы не сделаем ничего дурного на их землях.
К счастью, разговаривать с нашими остроухими конвоирами не
было необходимости, и я использовала весь запас своей силы воли на
то, чтобы сохранять лицо, испытывая при этом дичайший дискомфорт.
Поэтому когда эльфийские гиды остановили нашу группу на
вершине очередного пригорка и сказали, что интересующие нас
развалины находятся внизу, я выдохнула с нескрываемым
облегчением.
Всего пара шагов, и перед нами раскинулось величественное
зрелище.
Я ожидала увидеть типичные руины: хаотично поваленные
каменные глыбы, торчащие из земли осколки, превращающие
развалины в подобие щербатой улыбки древней старухи.
Однако разрушенный портал выглядел совершенно иначе.
Огромный диск, рассечённый глубокой трещиной по диагонали,
покоился на небольшом, метра в полтора, постаменте из крупных
каменных глыб. От одного края диска к другому была перекинута арка.
С тонкими колоннами, покрытыми копотью и сажей, с множеством
трещин и сколов. Вершина арки могла похвастаться лишь рваными
кусками некогда красивейшего каменного кружева.
Но в целом, на мой непросвящённый взгляд, всё выглядело
вполне... цело. Подумаешь, пара трещин да сажа.
Прогнав ощущение, что меня где-то обманули, я осторожно
спешилась и невольно ахнула. Ноги подкосились и я рисковала
прилюдно опозориться, если бы не вовремя подоспевший муж,
который ловко перехватил меня за талию и спас от падения в пыльную
крошку дороги.
— Осторожнее, жена моя, — проговорил Тэйран, прижимая меня
к себе.
— Благодарю за помощь, — я выпрямила колени и пошевелила
пальцами ног, восстанавливая кровоток. Бёдра неприятно ныли, кости
и мышцы болели так, словно ниже пояса у меня был один сплошной
синяк.
— Стоять можешь? — едва слышно спросил король, продолжая
удерживать меня надёжной рукою. Я кивнула.
— Всё хорошо. Просто с непривычки... — я кивнула в сторону
мирно стоявшей кобылы. Тэйран понимающе усмехнулся, но не
спешил оставлять меня без поддержки. Вместо этого он повернулся к
застывшим позади всадникам и свободной рукой указал на арку
портала. — Проверьте здесь всё.
Из группы закованных в латы мужчин вышло двое. Обойдя нас,
они подошли к портальному диску, встали по разные стороны арки и
вытянули ладони вперёд. Прикрыв глаза, они начали что-то бормотать,
а с рук стражей (или всё же магов?) сорвалось едва заметное светло-
голубое марево.
Я следила за движениями мужчин, проверяющих портал, как
завороженная. Кстати, что они проверяли?
Чуть повернувшись к мужу, чтобы видеть его профиль, я
спросила:
— Что они делают?
— Проверяют руины, — к счастью, Тэйран не ограничился этим
очевидным ответом. — Прошло много времени, Тёмные могли здесь
наставить ловушек. Да и сам портал, как вместилище огромной
магической силы, мог трансформироваться во что-то опасное.
Поэтому, прежде чем мы с тобой поднимемся на площадку, мои маги
проверят безопасность этого места.
Я кивнула и снова обратила всё своё внимание на волшбу
королевских магов.
Для меня, видевшей магию и всякие магические штучки только на
экране своего компьютера, это всё было ужасно интересно и
совершенно непривычно.
Маги закончили буквально минут за пять. Я даже не успела
вдоволь насмотреться на мерцающие частицы магии, обтекающей
каждый камень, каждую поваленную колонну, каждую трещинку на
полу.
— Всё чисто, Ваше Величество, — отчитался тот маг, что стоял к
нам ближе. Я заметила, что по высокому лбу мужчины стекла капелька
пота. Это ж какие усилия ему пришлось прилагать для того, чтобы
проверить портал?
— Хорошо, — кивнул мой муж и посмотрел на меня. — Хочешь
взглянуть на портал поближе?
Он ещё спрашивал! Конечно я хотела.
Но стоило ступить на щербатый диск портального круга, как меня
повело. Перед глазами помутнело, потемнело, а вокруг воцарилась
пугающая ватная тишина.
Я перестала ощущать своё тело, не чувствовала прикосновений
мужа, не слышала его голоса.
Была лишь я и бесконечная глухая темнота вокруг.
— Эй, хватит спать! — ворвался в мою густую тишину знакомый
голос.
— Что случилось? — спросила я, продолжая видеть перед глазами
одну лишь тьму.
— Не время вести беседы, — голос ноту становился всё более
нетерпеливым. — Ты должна вернуться.
— Вернуться? — переспросила я, ничего не понимая. — Но я
никуда не уходила.
Мысли текли, словно густой кисель. Я будто парила в вязкой
массе, замедляющей всё: и движения тела, и ход мыслей. Кстати, тела
я до сих пор не ощущала.
— Вернуться! — Глото терял терпение. Росомаха уже откровенно
кричала на меня. — Или ты останешься здесь навечно!
Перспектива застрять в тёмном нечто меня здорово напугала. Я
попыталась дёрнуться, пошевелить рукой — но тело не отзывалось.
— Как мне вернуться? — испуганно спросила я. — Я ничего не
могу сделать!
— Дай мне, — услышала я голос Эйда и поняла — мои дела
совсем плохи, если к спасению моей королевской задницы
подключился даже дракон.
— Только недолго. Я не удержу канал на троих больше пары
минут.
— Мне много и не нужно, — я отчётливо услышала в голосе Эйда
улыбку. И от уверенности ящера мне стало спокойнее. Паника
отступила.
— Жена Всадника моего, ты хочешь жить? — спросил меня
дракон.
— Конечно же хочу! — с готовностью ответила я.
— Ты хочешь, чтобы твой муж жил?
Этот вопрос поставил меня в тупик. Нет, конечно я не желала
Тэйрану смерти. Но…
— К чему этот вопрос? — спросила я, не понимая связи между
моим желанием жить и желанием долгих лет королю.
— К тому, что если ты сейчас не очнёшься, король совершит
непоправимую ошибку, которая может стоить вам обоим жизни.
Ох ты ж ёжик! Страх за себя и свою жизнь сменился ожидаемой
злостью на венценосного супруга. Что за нездоровая тяга к смерти?
То он у эльфов кровью истекает, то хочет наворотить дел,
грозящих нам всем армагеддоном.
— Что мне делать? — спросила уже гораздо решительнее.
Хотелось стукнуть мужа по голове сковородой. Для профилактики.
Чтобы дурные мысли перестали рождаться в его голове. Настолько это
желание было сильным, что я почти ощутила тяжёлую рукоять
сковороды в своей руке.
Стоп. В своей руке?
Я пошевелила пальцами и с облегчением поняла, что контроль
над телом постепенно возвращался. А это значило, что я могла
попытаться открыть глаза.
Тяжело, словно кто-то мёдом залепил мне веки, я открыла сначала
один глаз, а после другой. Мутная пелена неохотно сползла после
интенсивного моргания. «Ура! Я снова вижу!» — искренне
обрадовалась, увидев над собой кусочек голубого неба. А после его
закрыло обеспокоенное лицо моего мужа, наклонившегося надо мной.
— Как ты? — спросил Тэйран, и я поняла, что король
действительно переживал за меня. Хотя в следующий миг подумала,
что иначе он не мог. От меня зависело его будущее и судьба проклятия.
Сразу стало так горько, будто мне пообещали любовь до гроба, а дали
сухой расчёт.
— Что случилось? — спросила сухим, надтреснутым голосом. —
И где мы?
Тэйран взял мою ладонь в свою и ответил, отчего-то пряча взгляд:
— Мы в Руаде.
— Но... как же портал? — от удивления и возмущения я даже
почувствовала прилив сил и попыталась привстать с подушек. Но
полный укора взгляд мужа пригвоздил меня к месту.
— Портал никуда не денется. Я оставил наших людей, чтобы они
начали восстановление.
— Я даже не успела рассмотреть его, — со вздохом прикрыла
глаза, чувствуя как непрошенные слёзы покатились по щекам. Место,
которое незримой нитью связывало меня с родителями. А я даже не
увидела ничего, ничего не почувствовала.
Тэйран расценил мои слёзы по-своему. И как всегда, превратно.
Нахмурившись, муж сжал губы и процедил:
— Тебе так не терпится вернуться в свой мир, Кира?
Глава 38
Хотела ли я вернуться домой? Сначала я думала, что да. Но
теперь, когда я узнала о том, что мои родители были родом из этого
мира, мне захотелось получше узнать это место. Узнать больше о
маме. Я не питала иллюзий относительно отца, — вряд ли о нём
сохранилось много информации. Но моя мама, как родственница
покойного короля, могла претендовать на более подробную
биографию. И портреты. Ещё там, в галерее длинного коридора я
хотела тайком стащить портрет мамы, но отвлеклась на переживания и
забыла.
В общем, ответить Тэйрану категорическим «да» я не могла.
Да и не хотела. Ведь помимо прошлого меня держало здесь и
настоящее. Глото, чудом обретённая магия и... возможно, немножко
мой муж тиран.
Но признаваться Тэйрану в последнем я не спешила. Вместо
ответа на его вопрос, я нахмурилась и произнесла:
— Речь сейчас не об этом. Я бы хотела знать, что случилось у
портала. Меня отравили?
Хитрость удалась. Или же Тэйран решил отложить выяснение
отношений, воспользовавшись удобным предлогом. Вздохнув, король
взял меня за руку и сказал:
— Да, тебя отравили. Точнее, пытались отравить нас обоих, но
мой организм годами приучали к ядам, чтобы никто не смог застать
меня врасплох.
— Но почему? Ведь это были наши люди…
— Потому что, Кира, на пограничье давно неспокойно. И новости
о перемирии до границы дойти просто не успели. А хозяин таверны...
просто хотел выслужиться перед теми, кого боялся больше.
— Дурак, — буркнула я, и Тэйран снисходительно улыбнулся.
— Да, ты права. Но на его счастье, ты смогла побороть яд. Правда
твой ноту активно мешал целителям, прыгая по твоей постели вокруг
тебя. И Эйд…
— Я разговаривала с ними, — перебила мужа, кинув задумчивый
взгляд в распахнутое окно. — Это Эйд помог мне вернуться.
Тэйран внимательно посмотрел на меня и кивнул.
— Я заметил, что между вами установилась связь. Вынужден
признать, ваше общение по началу меня беспокоило, но теперь я
благодарен провидению и богам за то, что эта связь помогла вернуть
тебя.
Я не нашлась с ответом. Впервые в словах мужа я почувствовала
намёк на то, что я ему небезразлична. Хотя тут же отбросила эту
мысль как несостоятельную. Он просто волновался о себе, это
абсолютно нормальное, чуточку эгоистичное, но здоровое отношение к
своему организму.
— Значит, яд, — кашлянув, произнесла я. Скользнув рукой по
одеялу, невольно отметила, что меня переодели. Удивлённо вскинув
брови, спросила у короля: — А кто меня переодевал?
И почему-то мой вопрос смутил мужа. Он опустил взгляд на свои
пальцы и вздохнул.
— Не беспокойся об этом. И... я дам тебе сутки на
восстановление. А потом я приду за своим долгом, Кира. Тянуть
больше нет смысла.
Я тяжело сглотнула. Ну вот только начала подозревать в нём
хорошего человека, как он с готовностью доказал обратное. Не стоило
верить своему сердцу, которое упорно шло навстречу тирану.
Тэйран не понял причины моего молчания и добавил уже куда
более весёлым тоном:
— Хорошо, что ты пришла в себя. Завтра будет бал по случаю
Солнцестояния. Не хотелось бы открывать вечер без королевы.
Я хмуро кивнула. Известие о бале нисколько не обрадовало. В
голове всё ещё звучали слова мужа о долге. Ещё раз взглянув на
супруга я поняла, что он для меня был словно закрытая книга на
каком-нибудь эльфийском языке. Мне оставалось только гадать о том,
какие мысли роились в его увенчанной короной голове.
— Хорошо, — заставила себя вяло улыбнуться. Король
расслабился, заметив мою улыбку. Кивнул мне и поднялся с моей
кровати. — Отдыхай, завтра увидимся.
Тэйран ушёл, оставив меня наедине с моими гнетущими
мыслями. И если раньше я с воодушевлением мечтала о возвращении
домой, то теперь чувствовала себя потерянной. Мне хотелось остаться
в этом мире, — может не навсегда, но на какое-то время точно. Узнать
побольше о своих способностях, о семье. Ведь у меня всё ещё могли
оказаться живы бабушки и дедушки!
Но как быть с Тэйраном? Вряд ли король легко отпустит меня на
свободу.

После того, как Тэйран ушёл, на моей постели материализовался


Глото. По виду росомахи я безошибочно определила, что он слышал
весь разговор.
Покачав головой, сказала с осуждением:
— Подслушивать нехорошо.
— Я не подслушивал, — надулся ноту. — Я бдил!
— Бдюн, — хохотнула я. Долго злиться на зверька было
невозможно.
— Он самый, — кивнула росомаха и, сложив лапки на груди,
продолжил: — Предлагаю потратить день с пользой и вернуться к
тренировкам с магией.
Я пожала плечами. Чувствовала я себя в целом сносно, даже
хорошо. Будто хорошенько выспалась после недельного недосыпа.
Да и полезно будет отвлечься от дурных мыслей о крылатом муже.
— Я согласна. Только Тэйран вряд ли одобрит и даст допуск в зал
для тренировок.
Росомаха смерила меня ироничным взглядом.
— А зачем нам зал? Мы прям здесь... — развел лапками ноту,
обрисовывая пространство вокруг.
— А если я всё спалю? — с сомнением протянула я, уже чувствуя
разгорающийся азарт от предстоящих упражнений с магией.
Что-что, а волшебство меня покорило сразу и безвозвратно.
── ✦ ──
— И помни, магия течёт внутри тебя, как кровь. Почувствуй её
силу, её мощь... — Глото вошёл в роль педагога и довольно успешно
учил меня осознавать и принимать свою вновь обретённую
способность.
Силу я почувствовала не сразу. Росомахе пришлось
воспользоваться нашей связью и показать мне новые грани наших
отношений: частичный контроль телом. Да, этот пушистый засранец
перехватил бразды правления моим телом и наглядно показал мне
новые возможности, пока ещё труднодоступные для меня.
После «подселения» ноту я заставила его научить меня ставить
блок на своё сознание, чтобы никто и ничто не входило без спросу в
чертоги моего разума.
Теперь же, стоя напротив Глото, я с детским восторгом
прислушивалась к своим ощущениям. Потоки магии были похожи на
жидкую энергию, на пузырьки эйфории, путешествующие по моим
венам вместе с кровью.
— А теперь попробуем материализовать твою силу. Представь,
что у тебя на руке лежит круглое яблоко.
Прищурившись, улыбнулась ноту.
— Ты всегда голоден, да?
Глото не ответил на мой вопрос, только фыркнул и указал на мою
протянутую руку.
— Представь.
Я прикрыла глаза (так мне лучше воображалось) и честно хотела
представить яблоко. Но отчего-то вспомнилась любимая игра и мой
самый часто используемый боевой приёмчик персонажа — фаербол.
Круглое же? Круглое…
— Ты что творишь?! — взвизгнула росомаха, и я моментально
распахнула глаза. Над моей раскрытой ладонью, едва касаясь кожи,
парил круглый светящийся шар, внутри которого танцевало жидкое
пламя.
— Вау! Вот это я даю! — воскликнула, вмиг позабыв обо всех
тревогах и сомнениях, мучивших меня всё это время. — Я мега крута!
— Брось каку! — возмущённо крикнул ноту, но как только я
собралась выполнить его указания, замахал лапками в протестующем
жесте и завопил: — Нет-нет! Не бросай!
— Так что делать-то? — растерянно моргнула, не зная, как
поступить.
— Ты тут всё спалишь, если выбросишь пламенный шар на пол!
— Так куда его деть? — я смотрела на плод своей фантазии и не
понимала, что делать. Страха не было, всё происходящее виделось мне
весёлой игрой.
— Тихо, я думаю, — пробурчал ноту, постукивая когтём по
подбородку. Взгляд росомахи блуждал по комнате, выискивая наиболее
безопасное место для утилизации магических отходов. В сторону окна
мы посмотрели одновременно.
— Ай, давай, — махнув лапой, бросил Глото. Я без пояснений
поняла, что и куда давать. Переспрашивать его, уверен он или нет, я не
стала. Шарик уже начал припекать кожу, да и сама рука затекла в
одном положении.
Подойдя к раскрытому окну я высунулась наружу. Пусто. Вопрос:
куда бросать? Внизу красивый лабиринт дорожек, а чуть правее
начинался зелёный сад.
— Я не знаю, куда…
Глото не успел ответить. За моей спиной материализовалась
призрачная свекровь, снова забыв о том, что перед тем, как зайти в мои
покои, нужно постучаться.
— Ой! — испугалась я и выронила фаербол из рук. — Упс!
Глава 39
Я боялась смотреть вниз. Громкий «бабах» сотряс стены замка, и я
не задумываясь нырнула под подоконник, чтобы меня не засекли
снаружи.
А потом услышала скрипучий смех. С удивлением покосилась на
призрачную королеву, издававшую эти странные звуки.
— Что? Я всех убила? — прошептала, чувствуя странное
головокружение.
— Ты? Убила? — мой вопрос заставил призрака засмеяться пуще
прежнего. И лишь отсмеявшись положенное, королева соизволила
удовлетворить моё любопытство. — Нет, к сожалению. Все целы. Но
попала ты очень удачно.
Я осторожно вылезла из укрытия и, едва дыша, аккуратно
высунулась из окна.
Внизу, на некогда красивой ровной дорожке, теперь красовалась
большая чёрная воронка с дымящимися краями. А рядом, всего в
полушаге от места падения моего доморощенного метеорита стоял
весь покрытый копотью генерал. Рагалий. Мой сводный брат.
Подняв взгляд наверх, он безошибочно нашёл меня и замер.
Я же, как приклеенная, не могла ни отпрянуть в сторону, ни
изобразить удивление. Без зеркала было понятно, что моё лицо выдало
меня с потрохами.
— Кира, прячься! — с запозданием крикнул Глото, и я совсем по-
глупому спряталась от прожигающего взгляда брата, нырнув в комнату
обратно.
— Забавно, — задумчиво изрёк призрак и исчез. Вот и зачем
приходила, скажите на милость?
── ✦ ──
Утро в день Солнцестояния выдалось безоблачным. Я сладко
потянулась и улыбнулась новому дню, счастливо щурясь от яркого
света.
А потом вспомнила вчерашний вечер, когда вскоре после
инцидента с фаерболом мне принесли записку от мужа. Конечно же с
замечанием и просьбой не экспериментировать в своих покоях во
избежание травм и незапланированных убийств его подданных.
Тэйран то ли пожалел меня, то ли не захотел портить вечер перед
балом разборками. В любом случае мне было на руку, что король не
спешил врываться в мои покои с требованием прекратить магичить.
Иначе я бы в нём разочаровалась.
Сейчас же, услышав стук в дверь, я невольно поёжилась. Вдруг
муж решил почтить меня своим присутствием с утра пораньше?
— Кого нелёгкая принесла? — сонно отозвался ноту, лениво
приоткрыв один глаз.
— Спи, — сказала я, сползая с кровати на пол. Поправила одеяло
вокруг росомахи, заботливо подоткнув края, чтобы не задувало. Хотя
температура воздуха была более чем комфортной, утренняя свежесть
после сна очень бодрила.
— Кто там? — спросила, накинув на сорочку шёлковый халат.
— Ваше Величество, это Тара, — ответили мне и я дала
разрешение войти.
Девушка принесла завтрак и тут же отправилась готовить мне
купель.
— Не рано ли для подготовки к балу? — спросила я, не скрывая
скепсиса.
— Что вы! — воскликнула служанка. — Время пролетит очень
быстро! Пока помоетесь, пока причёску сделаем, а уж наряд...
Я подняла руки, признавая поражение.
— Всё-всё, поняла. Делай, что нужно.
И следующие часы я позволила крутить себя, словно куклу. После
того, как водные процедуры были закончены, к нам присоединилось
ещё несколько служанок во главе с главной модисткой короля. Она
командовала моими сборами, управляя руками девушек, а моего
мнения никто не спрашивал. Но я не стала артачиться, — всё же это
был мой первый официальный выход в свет. Не стоило сразу рушить
все устоявшиеся традиции.
Как и говорила Тара, приготовления заняли весь день. Я даже не
заметила, как стрелка часов перешагнула отметку в пять часов вечера.
Лишь голодный вид росомахи показывал, что часы не ошибались —
настало время ужина. Хотя я подозревала, что благодаря празднику
трапезу перенесли на более поздний час, о чём и сообщила росомахе,
вызвав у зверька приступ ярости.
— Это зверство! Нельзя так издеваться над нашими несчастными
животиками!
Я хохотнула и бросила ещё один взгляд в зеркало: Тара и
остальные девушки постарались на славу. Такой красоткой я не была
никогда.
Тёмно-бордовое платье с богатой золотой окантовкой сидело на
мне, как влитое. Пышные юбки хоть и были несколько объемнее
привычных платье, но кто же ждёт от бального платья привычной
простоты?
Мои густые волосы уложили в сложную причёску, оставив один
кокетливый локон, щекотавший мне шею. Богатый гарнитур с
насыщенными рубинами и тиара, — такой бы позавидовала даже
королева Англии, — завершали мой праздничный образ.
Я смотрела на свое отражение и гадала, понравится ли мужу то,
что он увидит, когда придёт за мной?
Не то, чтобы я хотела ему понравиться... но увидеть в тёмных
глазах восхищение я была бы не против.
Повела плечом и вздохнула.
А в следующее мгновение дверь без стука открылась и на пороге
возник король.
Мы застыли друг напротив друга, не в силах сказать ни слова. Не
знаю, что было в голове у Тэйрана, а я... я просто ослепла от красоты
мужа.
Казалось бы, всё то же лицо, всё те же глубокие тёмные глаза, — а
словно что-то в нём незримо изменилось. Теперь я видела перед собой
не тирана, не насильника, а благородного мужчину с военной
выправкой, которому нереально шёл его камзол, стилизованный под
военную форму высших чинов.
— Ты выглядишь... великолепно, — сказал мой муж,
улыбнувшись мне. Я наклонила голову и ответила, с удивлением
осознав, что кокетничаю с королём:
— Ты тоже... ничего.
Тэйран усмехнулся и подал мне руку в уже привычном жесте. Я
положила ладонь на рукав его камзола, а сама подумала, что делаю это
уже машинально, словно мы женаты не каких-то там пару недель, а
годы.
Пока мы шли по коридору, нам не встретилась ни одна живая
душа. Глото благополучно растворился в пространстве, решив
воспользоваться моментом и наведаться в королевскую кухню. Я не
винила росомаху, — как она мне сказала во время тренировки, чем
больше магии используешь, тем сильнее голод. А так как мы
выложились под ноль, Глото имел все законные права на плотный
ужин.
Признаться, я бы и сама поела, но близость торжества вселяла в
меня волнение, от которого меня начало даже подташнивать. Как в
былые времена, когда я волновалась перед очередным экзаменом.
Музыку я услышала еще в холле, когда мы спустились с парадной
лестницы на первый этаж дворца. Здесь уже было значительно
оживлённее, чем на верхних этажах. Всюду сновали слуги: кто с
подносом, кто с подсвечником, кто с салфетками или бокалами.
Тэйран не дал мне опомниться и приготовиться к появлению
перед подданными.
Перед нами распахнули двери в бальный зал и кто-то невидимый,
но с громким голосом, объявил появление королевской четы.
— Его Величество Тэйран Альмод Зигрид Йорген-Оддский с
супругой.
Про себя отметила, что меня отдельно представлять не стали.
Хмыкнула, что не укрылось от моего мужа. Слегка наклонив в мою
сторону голову, он проговорил едва слышно:
— После коронации тебя будут представлять в соответствии со
всеми титулами и регалиями.
И повёл прямо в центр зала, напрочь игнорируя мой растерянный
взгляд.
Что? Какая ещё коронация?! Мы же договорились, что он меня
отпустит после того, как я сниму с него проклятье!
Разозлиться не успела, — к нам начали подходить разодетые в
шелка и драгоценности придворные, которые отчего-то горели
желанием быть представленными некоронованной королеве.
Для меня это превратилось в изощрённую пытку. Лица сменялись
одни за другими, от блеска драгоценностей слепило глаза, а губы
болели от вынужденной улыбки. И если с утра я больше всего боялась
того момента, когда придётся танцевать с мужем, то теперь ждала
этого самого танца как избавления.
— Помнишь, нам рассказывали об Астариэлле?
Я кивнула, не понимая, куда клонит муж.
— Сейчас к нам подойдёт её мать.
Глава 40
Я продолжала дышать, смотреть на женщину в летах и даже
улыбалась. Вот только почему-то все звуки исчезли, оставив меня в
гулкой тишине, где в уши бил лишь один звук — звук ударов моего
сердца.
— Кира, — напряжённый шёпот донёсся до меня словно
издалека. — Кира!
— Д-да, — заторможенно кивнула и улыбнулась своей... бабушке?
Тэйран ощутимо расслабился, достучавшись до меня. Вот только
шокирована неожиданной встречей была не только я. Моя внезапно
обретённая родственница застыла напротив меня так же, как и я всего
мгновение назад. Казалось, она боялась поверить своим глазам, будто
сразу признала меня. Хотя... Вспомнив слова свекрови о том, что я
была поразительно похожа на свою мать, я разгадала причину
замешательства матери Астариэллы.
— Асти, — едва слышно прошелестела женщина, подняв руку но
так и не решившись коснуться моего лица. Под изумлённым взглядом
короля моя бабушка упала в обморок.
Конечно, тут же появились и слуги, которые помогли доставить
бабушку к диванчикам, стоявшим возле стены, и сопровождающие
дворяне. Кажется, я даже заметила мелькнувшую макушку генерала.
— Что случилось? — почему-то с подозрением посмотрел на меня
муж. — Вы знакомы?
Я вздохнула. Эх, невнимательный ты мой муж. Давно бы сам всё
понял, да лень-матушка соображалку отключила.
— В некотором роде знакомы, — ответила, взяв короля за руку и
потянув его к уже приходящей в себя матери Астариэллы. — Эта
женщина — моя бабушка.
Тэйран замер.
— Так... идём, — сжав пальцы вокруг моего запястья, муж
потащил меня к выходу из зала, игнорируя мои попытки подойти к
бабушке.
— Тэйран! — я дёрнула руку, но вырваться из цепкого захвата не
вышло. Зато смогла привлечь его внимание. — Тэйран, так нельзя. На
нас смотрят придворные, меня ждёт ба…
— Именно для того, чтобы вы спокойно могли поговорить, вам
нужно уединиться.
Король посмотрел куда-то поверх моей головы и сделал несколько
движений рукой, показывая в сторону моей бабушки. Чёрт, а я ведь
даже имени её не узнала!
— Сейчас её приведут в кабинет, — сказал он, наклонившись к
моему уху. — А пока ты мне объяснишь, что всё это значит.
Я сделала вдох, чтобы успокоиться. Но это не помогло. Вдохнула
раз, и ещё, и ещё. И лишь на десятый раз мне стало легче.
Посмотрев на мужа, я демонстративно вытянула руку из капкана
его пальцев и потёрла запястье.
— Я — дочь Астариэллы и... к сожалению, я даже настоящего
имени своего отца не знаю, — развела руками.
— Ничего не понимаю, — Тэйран потёр виски. — Как это вообще
возможно? Ты — дитя другого мира. Как ты…
Я видела, как зашевелились шестерёнки в голове короля. На
красивом лице отразился весь мыслительный процесс: от сомнения и
растерянности до того самого момента, когда пазл сложился и перед
глазами появилась цельная картина.
— Портал, — выдохнул мой муж, а я кивнула.
— Верно мыслишь, портал. Они не погибли. Точнее, погибли, но
несколько позже…
Как-то незаметно мы оказались возле знакомых дверей. И я
услышала приближающиеся быстрые шаги. Обернувшись, увидела
своего ненаглядного братца, который вёл мою бабушку к нам. К
счастью, старая женщина уже выглядела значительно лучше и уже не
походила на призрак.
— Ваше Величество, прошу простить меня за неподобающее
поведение, — заговорила моя бабушка, не сводя с меня тяжёлого
взгляда.
— Что вы, леди Рагнеда, я всё понимаю. Более того, считаю, что
всем нам необходимо прояснить ситуацию и всё обсудить в кабинете.
Рагалий, разберись с гостями, мы скоро вернёмся.
Генерал кивнул королю и покинул нас, не бросив в мою сторону
даже мимолётного взгляда. Ну ничего, братик, мы ещё поболтаем с
тобой по душам!
А пока меня ждала та, которая потеряла дочь и уж точно не
догадывалась о том, что у неё есть внучка.

Мы расположились в кабинете мужа, заняв диван и кресла.


Тэйран сел за свой стол, дабы не смущать мою бабушку. Рагнеду.
Тяжело привыкать к новым именам, ещё тяжелее — ассоциировать их
со своими родственниками.
Вздохнув, я открыла рот, чтобы уже начать беседу, как между
мной и бабушкой материализовался призрак матушки короля. С
характерным хлопком. Я вздрогнула, Рагнеда дёрнулась в сторону, но
быстро взяла себя в руки. Видимо, призрачную королеву она видела не
впервые.
— Что же вы меня не подождали,— с укором глядя на сына,
произнесла королева. — Кира, деточка, поздравляю. Теперь ты
познакомилась со своей бабушкой.
Переведя взгляд на застывшую каменным изваянием Рагнеду, она
добавила:
— Рагнеда, рада видеть тебя в здравии. Полагаю, ты хочешь
услышать, как так получилось, что у тебя есть внучка, а ты об этом ни
сном ни духом.
Старая женщина кивнула, но продолжала сидеть с идеально
ровной спиной. Сразу видно, что свой титул она не в карты выиграла.
— Мама? — подал голос король, а я нервно хохотнула. Во всей
этой сцене я чувствовала себя приглашённым актёром. Драма, драма,
никто ничего не знает, кроме меня да вездесущего призрака.
Поймав недовольный взгляд мужа, перестала улыбаться. Он прав,
ситуация была слишком серьёзной для глупых ухмылок, а у меня
просто нервы взыграли.
— Да, Тэйран. Сейчас я всё расскажу.
Мысленно поблагодарив призрачную королеву за то, что сняла с
меня эту обязанность, я откинулась на спинку кресла и принялась
следить за реакцией мужа и бабушки на то, что им рассказывало
привидение.
Для меня новой информации не было, поэтому я смогла
насладиться сполна растерянным выражением лица супруга и целой
сменой эмоций на лице бабушки. Сначала она была просто удивлена,
потом, когда повествование дошло до жизни моих родителей на Земле,
Рагнеда позволила себе неодобрительно нахмуриться. И лишь когда
мать Тэйрна рассказала об аварии и о том, какая судьба постигла её
единственную внучку, бабушка посмотрела на меня. И в её взгляде я
прочла желание обнять, оградить от жестокости всех миров и дать всю
любовь, что осталась нерастраченной за эти годы.
Я почему-то всхлипнула, почувствовав, как тяжёлый ком подкатил
к горлу. А ведь никогда не отличалась трепетностью натуры.
— Да обнимитесь уже! — воскликнула призрачная королева и,
взлетев под потолок, спикировала к сыну на стол. — А ты не зевай.
Иди, поприветствуй родственницу по жене как положено. Теперь за
королевой сила, а не пустое место.
Тэйран громко скрипнул зубами, — так, что я услышала, находясь
на расстоянии как минимум пяти шагов, — но с места не сдвинулся.
— Позволишь... те? — услышала я тихий голос бабушки и снова
вернула внезапно найденной родственнице всё своё внимание.
— Конечно, — кивнула я, но с места не сдвинулась. Что-то меня
намертво впечатало в мягкую обивку кресла, не давая шевельнуть
даже пальцем. Наверное, именно так проявляется ступор.
Бабушка подошла ко мне, наклонилась и приобняла — насколько
позволяла наша поза. И лишь ощутив тёплые руки на своих плечах, я
отмерла. Сразу же вскочила, понимая, что старой женщине неудобно
стоять, склонившись над молодой кобылой.
Не знаю, сколько мы так простояли — обнявшись, прикрыв глаза
и просто молча.
Тэйран, к его чести, не вмешивался, не торопил, не стремился
разрушить первые мгновения единения семьи. Спустя столько лет…
Наконец, Рагнеда вздохнула, отстранилась и почти незаметно
вытерла повлажневшие щёки.
— Я понимаю, что ты уже взрослая, — сказала бабушка и тут же
быстро спросила: — Я могу обращаться к тебе на «ты»? Ведь ты моя…
— Конечно, ба... — я запнулась. В мыслях произносить это было
гораздо проще, чем вслух. — Конечно, вы можете обращаться ко мне
так, как вам удобно.
Рагнеда поморщилась от официального тона, который помимо
воли прорвался в мои слова.
— Несмотря на то, что ты уже не просто взрослая, но уже и жена,
я бы хотела, чтобы ты знала — мой дом всегда открыт для тебя. И я
очень надеюсь на то, что король не будет препятствовать нашему
общению. Нам столько всего нужно рассказать друг другу…
— Не стой истуканом, — прорычала на ухо сыну призрачная
королева.
Я хохотнула, — моя свекровь умела разрядить атмосферу одной
ёмкой фразой.
— Конечно, я не буду против вашего общения, герцогиня Рагнеда.
Только, боюсь, придётся немного отложить спокойные разговоры. Нас
ждут гости.
Бабушка кивнула и с улыбкой поправила локон, выбившийся из
моей причёски.
— Завтра. Я навещу тебя завтра, милая моя.
Я кивнула. На слова почему-то сил не осталось. Вроде ничего
криминального не случилось, а я чувствовала себя выжатой, как лимон
после лимонада.
Тэйран взял меня за руку (и когда только успел подойти так
близко?) и повёл к дверям.
— А с тобой у нас будет разговор после бала, дорогая.
Я посмотрела на мужа и потерялась в его тёмных глазах, которые
сейчас были наполнены жутковатой чернотой.
Что он имел в виду под словом «поговорим»? Неужели у него
хватит совести требовать исполнение супружеского долга после всего,
что я пережила в этот вечер?
Глава 41
Сам бал я запомнила плохо. На фоне пережитых потрясений
мелькающие в блеске свечей лица придворных превратились в
сплошной калейдоскоп. Я танцевала... много танцевала. И все танцы
принадлежали моему мужу.
Тэйран словно забыл о маленьком недоразумении, произошедшем
в начале бала, и щедро осыпал меня комплиментами, даря такие
взгляды, что я невольно краснела, хотя никогда не была трепетной
ланью.
Но вот шикарный вечер подошёл к концу. Гости начали
расходиться, музыканты еще играли какие-то спокойные мотивы, но
откровенно клевали носом. Я бросила скользящий взгляд по
циферблату часов — близилась полночь. Конечно, Тэйран не мог
позволить подданным узнать его маленький крылатый секрет, поэтому
мы покинули зал до ухода последних гостей.
На выходе из дворца нас перехватил генерал. И что он только
забыл здесь?
— Ваше Величество, куда вы? — спросил Рагалий, явно забыв о
том, что перед ним король, который не обязан отчитываться о каждом
своём шаге. Я нахмурилась.
— Проследи, чтобы все разошлись по своим комнатам, — ответил
Тэйран, отчего-то тоже разозлившись на излишне любопытного
генерала.
— Иди спать, братик, — сказала я, и икнула. Последний бокал с
шипучкой явно был лишним, но так хотелось пить!
— Братик? — переспросил генерал, почему-то глядя не на меня, а
на Тэйрана. Тот нервно повёл плечом и бросил:
— Завтра. Все разговоры завтра. А теперь оставь меня с супругой
вдвоём.
Рагалий сжал губы в тонкую полоску, отрывисто кивнул и
умчался во дворец.
— Не стоило тебе его огорошивать на ночь глядя, — с мягким
укором произнёс король, коснувшись моего подбородка. В глазах
Тэйрана сиял бесконечный космос, затягивая меня всё глубже, всё
дальше…
— Ага, — машинально согласилась, растерявшись под этим
взглядом. Тэйран усмехнулся, провёл пальцем по моим губам и нехотя
отпустил.
— Пойдём, у меня для тебя есть небольшой сюрприз. Конечно, он
не такой шокирующий, как новости о внезапно появившихся
родственниках, но всё же…
— Не дуйся, — улыбнулась я королю и мысленно удивилась тому,
что совсем перестала бояться венценосного тирана. Узнав его
поближе, я уже не была уверена в том, что в начале нашего знакомства
дала ему верную характеристику.
— Ты такая забавная, — с лёгким смешком ответил король,
окончательно растеряв последние крохи тиранства в моих глазах. —
Идём, он уже заждался нас.
— Он? — удивлённо переспросила я. — Нас будет трое?
Подумав о том, что король мог попробовать сломить моё
сопротивление участием в супружеских играх ещё одного мужчины, я
даже протрезвела.
— Не знаю, что ты там себе уже придумала, но я говорил об Эйде,
— щёлкнув меня по носу, сказал Тэйран. — Почти пришли.
Я моргнула несколько раз, прогоняя навязчивые мысли о
консумации брака. Кажется, это не у Тэйрана проблемы, а уже у меня.
Эйд действительно ждал нас. Дракон стоял на огромной
площадке, периодически шевеля то одним крылом, то другим.
— Ну хватит уже, пришли мы, пришли, — сказал Тэйран, глядя в
огромные глаза крылатого ящера. Жаль, я не услышала слов Эйда.
— Твой ноту опередил вас, — флегматично пророкотало в моей
голове.
Глото? Вот заср... зверушка пронырливая! Везде-то он успевает!
— Проходим, не задерживаем проход, — тут же возник перед
нами Глото, воспарив над уже знакомой мне площадкой с
закреплёнными сиденьями.
— Ты и так умеешь? — не сдержав удивления, воскликнула я.
— Я расту! Я совершенствуюсь! Я становлюсь круче и круче! —
ответила росомаха, засияв, как лампочка.
Хоть Глото и напрашивался на воспитательные меры, моё
настроение было слишком хорошим, чтобы портить его из-за такой
мелочи, как перевозбудившаяся от радости росомаха.
Стоило нам с Тэйраном устроиться на креслах, как Эйд расправил
крылья и плавно оттолкнулся от земли.
Глубокие, мощные взмахи огромных кожистых крыльев уносили
нас всё выше и выше, пока высокие башни дворца не остались далеко
позади.
— О чём думаешь? — спросил меня король, нарушив уютную
тишину. Я даже вздрогнула. Обычно такие вопросы задают своим
любимым (к чему это я сейчас?) девушки, а не парни.
— Ни о чём, — пожав плечами, повернулась к мужу и снова
утонула в звёздной мгле его глаз. «Да что со мной происходит?» —
подумала я, мотнув головой. Но магия королевского очарования никуда
не испарилась. Я улыбнулась, признавая своё поражение. Возможно,
всему виной был шипучий напиток, которым я несколько увлеклась,
испытывая неутолимую жажду после быстрых танцев с мужем. — А
ты?
Я улыбнулась Тэйрану и охнула, вцепившись в подлокотники
своего кресла, — Эйд именно в этот миг решил сделать крутой вираж
и начать снижение.
Я давно не следила «за дорогой», поэтому подобный поворот стал
для меня неожиданностью. Глото, поприветствовавший меня с
Тэйраном в самом начале нашего пути, всё время проводил у головы
дракона. Очевидно, они общались о чём-то своём... магическом.
— Не бойся, — накрыв мою руку своей, сказал Тэйран. И
улыбнулся мне. Моё сердце ухнуло в пятки и взлетело вверх, явно
желая покинуть моё бренное тело и вырваться на свободу. Конечно,
это была реакция на резкое снижение нашего «летательного аппарата»,
а вовсе не капитуляция перед обаянием моего супруга.
— Я не боюсь, — проговорила я, с удивлением обнаружив, что
мой голос стал на октаву ниже. И сексуальнее. Чёрт, я не специально,
честно! Оно само…
Ещё один взмах гигантских крыльев и мы очутились на земле.
Тэйран, не убирая руки с моей, провёл большим пальцем по моей
коже, пробудив чувственные мурашки.
— Пойдём, у меня для тебя есть небольшой сюрприз.
── ✦ ──
Я доверчиво последовала за супругом, уже нисколько не
удивляясь тому, что Глото остался с Эйдом. Мне вообще стало
казаться, что росомаха с драконом уж очень сдружились. Не был бы
дракон мальчиком, я бы всерьёз забеспокоилась, что вскоре могут
появиться на свет крылатые росомаходракосёныши.
— Ты снова витаешь в облаках, — беззлобно заметил Тэйран, а я
прикусила губу, чтобы не рассказать мужу, в каких именно облаках я
потерялась.
— Прости, — ответила, осматриваясь вокруг. — Где мы?
— Это... особое место, — сказал Тэйран, притягивая меня к своей
груди. Я шумно вздохнула, когда ощутила спиной гулкое биение
королевского сердца. И спокойную силу мышц моего мужа. И
каменную твёрдость его намерений.
— М? — промычала, не желая сдавать себя с головой осипшим
голосом.
Тэйран обнял меня, уткнувшись подбородком в мою макушку, и
пояснил:
— Сюда я сбегал от проблем, когда был маленьким. Это мой
тайный оплот спокойствия, самое дорогое сердцу место.
— И многих ты сюда водил? — спросила шёпотом, интуитивно
чувствуя правильный ответ. Но я хотела услышать это вслух.
— Никого, — последовал спокойный ответ. — Кроме тебя.
«Что бы это значило?» — хотела уточнить я, но вместо этого
глухо спросила:
— Зачем?
Мы стояли на небольшой каменной площадке, а впереди, в шагах
десяти, бурлила полноводная река. За спиной высилась высокая скала,
похожая на витой рог единорога, указывающий острым пиком в
зависшую прямо над нами луну. Красивое место и, будь я художником,
непременно запечатлела бы это место на картине.
Тэйран вздохнул, словно собирался с мыслями перед сложным
рывком, развернул меня к себе лицом и наклонился, чтобы видеть мои
глаза.
Я замерла, боясь услышать его признание.
Глава 42
— Неужели ты до сих пор не поняла? — глухо спросил Тэйран,
застыв в миллиметре от моих губ.
— А ты объясни, — севшим голосом попросила я. — Женщина
любит ушами.
— Что? — моргнул король, услышав простую земную истину. Я
усмехнулась. Как же легко его «сломать».
— Ничего, — ответила, пожав плечами. — Просто факт.
Женщины любят, когда им говорят о своих чувствах. И мыслях.
Вообще, когда говорят, а не нужно гадать: любит-не любят.
— Любит, — быстро ответил Тэйран и сразу замолчал, словно сам
испугался слов, что так внезапно вырвались у него без спросу.
Чтобы хоть как-то замять неловкую паузу, я сама потянулась к
мужу, обняв его шею руками.
Поцелуй вышел томительно-нежным. Мы наслаждались друг
другом, не торопя, не завоёвывая и не сдаваясь, а играя на равных.
А потом случилось то, что обычно происходило с моим мужем
под звон курантов. Тэйран распался на множество летучих мышей, так
и не услышав от меня ответного «люблю».
Я растерянно моргнула, опуская руки. Пора бы уже привыкнуть, а
каждый раз — как впервые. Вздохнув, огляделась. Я и не заметила, что
Тэйран так хорошо подготовился к свиданию: у основания «рога» был
расстелен тёплый плед, на нём лежали упакованные в закрывающиеся
крышкой корзинки продукты (очевидно, для пикника), запечатанная
бутыль с каким-то напитком и букет нежно-розовых цветов, бережно
установленный в плетённую корзину.
— Спасибо, — улыбнувшись лунному небу, сказала я и села на
плед. Не пропадать же добру?
Тэйран покружил надо мной, слившись в одну крупную летучую
мышь, и сел на край пледа. Я не была сильна в анатомии этих
созданий, но мне показалось, что мордочка крылатого существа в этот
момент выражала вселенскую скорбь.
— Ничего, не кисни. Уверена, скоро эта проблема решится, —
сказала я и осеклась, встретив прямой взгляд ярко-красных глаз,
светящихся в темноте подобно стоп-сигналам автомобиля. — Ну... так
или иначе.
Мышь вздохнула, а после, указав крылом в сторону, где остались
Эйд с Глото, упорхнул, оставив меня с угощениями наедине.
Видимо, с магическими существами ему разговаривать
сподручнее, будучи в теле летучей мыши. Или он захотел
воспользоваться услугами росомахи, заставив ту переводить его речь.
Вздохнув, как мой муж всего мгновение назад, я потянулась к
ближайшей корзинке и приподняла крышку.
М-м-м! Пахло просто божественно! Не знаю, как он угадал, но
яблочный пирог с корицей был одной из моих самых любимых
сладостей.
Я поспешила вытянуть из корзинки кусочек пирога и, с
нескрываемым наслаждением вдохнув одурманивающий запах свежей
выпечки, сделала первый укус.
А дальше…
Всё случилось слишком быстро.
Я услышала странный гул, поднимавшийся из глубины земли.
Площадка, на которой я сидела, начала вибрировать, набирая обороты.
Испугаться я не успела.
Сначала на голову упали несколько мелких камешков, — даже не
камешков, а каменной крошки. Я стряхнула с волос эту пыль и
посмотрела вверх…
Вы когда-нибудь видели свою смерть?
Я — да.
Огромный кусок каменного рога, отколовшийся от острой
вершины, угрожающе рыча наклонился, заскрипел, соскальзывая вниз.
На меня.
Я зажмурилась, понимая, что не успею даже отскочить в сторону.
Кажется, я услышала чей-то крик, смешавшийся с рёвом дракона.
Или мне почудилось, а звуки эти издавала разбуженная злым роком
земля.
Страшно. Очень страшно.
Острая боль полоснула по всему телу, придавив меня всем
многотонным весом обвалившейся горной породы.
И я провалилась в темноту.
── ✦ ──
Тэйран.
Мой мир разорвался на части.
В тот момент, когда скала рухнула на Киру, моё сердце
остановилось. Глухой крик, застрявший в гортани летучей мыши, всё
же опалил лёгкие, когда я понял, что это не мираж, не морок или злое
колдовство.
Самое страшное в жизни любого мужчины — понимать, что ты
бессилен помочь любимому человеку. Я ничего не мог сделать, чтобы
защитить свою малышку, — свою маленькую, но такую смелую
королеву.
Эйд мгновенно среагировал на мой крик и рванул к обломкам,
когда каменная пыль всё ещё кружила вокруг площадки, погребённой
под обломками.
Я мог только беспокойно летать вокруг, отплёвываясь от пыли, да
бесконечно мельтеша перед глазами, мешать своему дракону. Потому
что сейчас Кире мог помочь только Эйд.
Даже росомаха, ноту королевы, ничего не могла сделать, пока
перед глазами стояла густая дымка из мельчайшей каменной крошки.
Чтобы телепортировать Киру, нужно было видеть её, чувствовать…
Я отказывался верить в то, что моя королева погибла. Вопреки
доводам разума, надеялся на чудо, даже не представляя, что и как
могло спасти мою девочку.
Пока Эйд раскидывал своими лапами куски каменной породы, я
кружил над обломками, выискивая хотя бы кусочек бордовой ткани —
платья Киры.
Но не находил.
Мысли отчаянно роились в голове, предлагая картины одна
страшнее другой, но я с упорством безумца игнорировал их, веря в то,
что Кира не могла погибнуть. Не тогда, когда мои глаза открылись и я
понял, наконец, что такое любовь!
— Нашёл! — пророкотал в моей голове Эйд, поддев лапой
очередной валун. Очень осторожно, боясь невольно навредить, дракон
убрал последний осколок с тела Киры и замер.
Я подлетел к жене и с ужасом отметил неестественную бледность
кожи, синюшный цвет любимых губ и кровь... много крови!
Тёмный цвет платья мешал разобрать, насколько сильно её
ранило, но даже без этого знания королева выглядела слишком
мёртвой.
— Глото! — рявкнул я, понимая, что сам остаюсь всё тем же
бесполезным зрителем, который не в состоянии даже пульс проверить
у своей любимой.
Объяснять, чего я ждал от росомахи, к счастью, не пришлось.
Ноту кинулся к хозяйке смазанной тенью, мгновенно очутившись
возле лица Киры.
Я с ужасом считал удары своего сердца, пока лапа росомахи
лежала на шее Киры.
— Жива! — выдохнул Глото, а я едва не упал на камни,
почувствовав странную слабость. Но тут же взял себя в руки и
скомандовал, запретив чувствам и эмоциям брать верх над рассудком:
— Телепортируй Киру в замок. В мои покои. Я лечу следом.
— Я и вас могу, — подняв на меня влажные глаза, сказала
росомаха. — Чтобы не терять время.
— Действуй, — согласился я, не желая тратить драгоценные
секунды на долгие объяснения.
Нас окутала знакомая дымка портала и через мгновение перенесла
меня, росомаху и бесчувственную королеву в мои покои.
— Я за лекарем, — бросил я и, стукнувшись о стену, опомнился.
— Глото…
— Я понял, — быстро сообразил ноту и, с трепетом положив руку
моей жены на кровать, подбежал к дверям. — Ведите, Ваше
Величество.
── ✦ ──
События неслись с невероятной скоростью, превратившись в одно
сплошное смазанное пятно.
Ночь я провёл возле Киры, не веря успокаивающим словам
придворного лекаря и даже прямому подтверждению от её ноту, что
королеве лучше. Сердце отказывалось принимать то, что угроза
миновала. Даже несмотря на заверения матери, которая явилась сразу
же, стоило лекарям оставить нас с женой наедине.
— Сынок, она вне опасности, — говорила моя мать, но я не
слышал её непривычно мягких, успокаивающих слов. Только
радовался тому, что она не сказала других слов — «Кира уже не
принадлежит тебе. Она житель иного мира».
Лишь под утро, уже вернув свою человеческую форму, я смог
коснуться руки жены и выдохнуть. Осознать, что опасность всё же
миновала.
— Ваше Величество, у вас руки дрожат, — устало заметил Глото,
всю ночь не смыкавший глаз со мной на пару.
— Пустое, — отмахнулся от замечания росомахи. Что значили эти
мелочи в сравнении с тем, что довелось пережить моей Кире? Да у
меня при одном воспоминании о том ужасном звуке крошащейся
горной породы кровь в жилах стыла. Что уж говорить о тех
мгновениях ужаса, которые пережила моя жена.
— Советую вам поесть, умыться и поспать. Кира не очнётся до
обеда, — сказал Глото и зевнул. Лично я так и поступлю.
Я посмотрел на свою одежду, всю покрытую каменной пылью и
разводами, и усмехнулся. Вот уж последнее, о чём стоило думать, так о
внешнем виде.
Но в одном росомаха была права — мне нужен был отдых. Песок
в глазах стал уже почти нестерпимым.
— Ты уверен?
Я не стал пояснять свой вопрос, но ноту и не нуждался в моих
объяснениях.
— Уверен. Более того, я постараюсь проникнуть в её сон и узнать,
как Кире удалось спастись.
— Может, не стоит волновать её? Это потерпит до пробуждения,
— с сомнением покачал головой. Мне казалось, что мучить Киру ещё
и во сне после всего, что она пережила, — это верх жестокости.
— Не волнуйтесь, Ваше Величество. Я во всём разберусь. Идите
уже.
Хотел было ещё поспорить, но понял, что если сейчас же не
встану, то просто отключусь прямо на кресле возле кровати жены.
Кивнув росомахе, вышел прочь.
Глава 43
— Что случилось? Как я здесь оказалась? — спросила первым
делом, едва очнувшись от странного сна. Странного — потому что я
словно и не спала, а была в каком-то зазеркалье, где выключили свет.
Ничего не видела, но многое слышала.
В том числе и то, что Тэйран провёл возле моей постели всю ночь.
— Ты жива, — ответила росомаха, трогая лапкой мой лоб. — И
определённо, здорова.
— Ты не ответил, — я попыталась привстать на локтях, но
ощутила сильную слабость и упала обратно на подушки.
— Как очутилась здесь? Я перенёс, — зевнув, ответил Глото. — А
что случилось... Считав твои воспоминания, и не смотри на меня
зверем, это было вызвано необходимостью, а не моей прихотью! Так
вот. Считав твои воспоминания я понял, каким образом тебе удалось
уцелеть.
И замолчал, прервавшись на эффектную театральную паузу.
— Говори уже, прохрипела я и потянулась к прикроватной
тумбочке — какой-то добрый человек оставил кувшин с водой и
чистый бокал.
Силы на то, чтобы налить себе воды, у меня нашлись. К счастью.
— Магия, — раскинув лапки, патетично воскликнул Глото. Я
поперхнулась и закашлялась, скрыв кашлем недоверчивый смешок.
— Магия! — возздев палец к небу, повторил ноту. — Ты
испугалась. Ты о-о-очень испугалась. А как мы все знаем, самый
мощный катализатор для раскрытия внутренних каналов — страх.
Благодаря страху твой организм выпустил мощный поток чистой
магии, который и защитил тебя, преобразовавшись в подобие щита.
— Прикольно, — хмыкнула я, уже придя в себя. Конечно,
вспоминать пережитый ужас не было никакого желания, но тот факт,
что я всё ещё была жива и даже имела все шансы на долгую и
счастливую жизнь, меня несомненно радовал.
— Ещё как! — встрепенулся Глото, окончательно проснувшись.
— Ух теперь замагичим!
Я покосилась на ноту с явным сомнением. Уж не повредился ли
он рассудком от переживаний за свою хозяйку?
— Во-первых, уведомляю тебя, что я, благодарение богам,
пребываю в полном здравии и благополучии. Физическом и
магическом. И спасибо за твою «веру» в своего учителя!
Я закатила глаза и одним махом допила воду из бокала.
— Где Тэйран?
— Полагаю, слушает доклад от магов, — ковырнув когтём
невидимую пылинку на изголовье кровати, сказал ноту.
— Доклад? По поводу чего?
— Спишем твою недогадливость на посттравматический шок, —
с видом заправского врача сообщила росомаха. — После того, как
король убедился, что твоей жизни больше ничего не угрожает, он
отправил на место происшествия своих магов. Чтобы проверить, было
ли случившееся спланировано или же это была трагическая
случайность.
Уже значительно позже, когда Тэйран всё же освободился и
навестил меня в своих же покоях ( я так и осталась в спальне мужа,
нагло проленившись полдня), испугав своим внешним видом.
Он явно не спал. Точнее, может и подремал часок-другой, но алые
глаза, синяки под глазами и осунувшееся лицо твердили о сильном
недосыпе и глубокой усталости.
Невольно захотелось пожалеть его, тем более, что вина за его
теперешнее состояние лежала полностью на мне.
Вспомнив, как прекрасно началось наше свидание, я вздохнула.
Вот надо же было всё так ужасно закончить!
— Глото рассказал о том, как тебе удалось защититься, — держа
мою ладонь в своих руках, сказал Тэйран. Мы уже успели замучить
друг друга вопросами о самочувствии, успокоить один другого и даже
неловко поцеловаться.
Неловко, — потому что случившееся что-то изменило в наших
отношениях. Что-то очень тонкое, эфемерное, едва различимое. Но я
чувствовала, что Тэйран за эту ночь пересмотрел многое в наших
отношениях.
— Угу, — промычала, глядя на мужа. Нестерпимо хотелось
пригладить взъерошенные волосы, рушившие привычный образ
идеального правителя.
— Я... — начал Тэйран.
— Я... — одновременно с мужем произнесла я.
— Всем доброго дня, — появившись в спальне как всегда без
спроса, сказала мать Тэйрана. — А я к вам не одна, а с гостьей.
Мы с мужем уставились на призрака в недоумении.
А призрачная королева тем временем засунула руку в небольшой
пространственный разрыв и вытянула из потустороннего мира (иначе
не скажешь) ещё одну призрачную женщину. Та упиралась, артачилась
и всячески демонсттрировала полное нежелание являться живым
людям.
— Кто это? — прошептала я, сжав руку Тэйрана то ли от испуга,
то ли в поиске поддержки. Король ответил лёгким поглаживанием и
сказал:
— Это мать Мариэллы.
«Ох ты ж ёжик! — подумала я. — Эту ещё зачем притащило?».
— Мама, объясни, к чему этот фарс? — потребовал Тэйран, всей
своей позой демонстрируя напряжённую агрессию.
— Дело в то, мой мальчик, что до недавних пор мы знали лишь
часть проклятия. Но с тех пор, как во дворце появилась Кира, мне не
давали покоя мысли о том, что мы могли где-то ошибиться.
Я хотела было разозлиться, — это ж вроде как меня ошибкой
назвали? — но промолчала. Пороть горячку, конечно, весело, но
совсем не продуктивно.
— Я слушаю, — мрачно ответил король и сжал мои пальцы. Да,
муж мой, я тоже волнуюсь.
— Лучше услышать из первых уст, — с ехидной улыбкой
произнесла призрачная королева. — Не так ли, Латифа?
Призрачная женщина дёрнулась в руках королевы. Нахмурилась,
мотнула головой.
— Не вынуждай меня применять силу, — обманчиво спокойным
голосом сказала мать Тэйрана, а мне стало интересно — это ж какую
такую силу она могла применить к призраку?
— Ладно, — с тихой ненавистью согласился призрак. —
Расскажу.
Мы с Тэйраном устроились поудобнее, так как всё указывало на
то, что рассказ будет долгим. И очень неприятным.
Собственно, я угадала.
Латифа, как её назвала призрачная королева, рассказала нам о
проклятии всё.
История Латифы.
Не знаю, почему вы запомнили лишь часть проклятия, — хотя...
чего ещё ждать от избалованных властью и эгоизмом правителей.
Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, — всё случилось по воле
богов. Каждое действие, каждый поступок и знакомство — всё вело
нити наших жизней к той точке, где все линии схлестнулись,
перепутались и связались крепким узлом, навечно соединив наши
судьбы.
Я познакомилась с Астариэллой задолго до того, как стараниями
вашего сына, — метнув в призрачную королеву взгляд, полный чистой
ненависти, Латифа продолжила: — Случай свёл нас на торговой
площади, где девушка встречалась со своим возлюбленным. Тайком,
само собой. Ведь настоящие чувства ничего не значат для правящих.
Так получилось, что я услышала разговор влюблённых. Они
искали пути сбежать, но Астариэлла всерьёз опасалась того, что ни в
одном королевстве им покоя не будет.
И тут пригодился мой дар. Я всегда была сильным портальщиком.
Намного сильнее, чем самые высокопоставленные королевские маги.
Иногда дар выбирает своим носителем неподходящего человека. Как я
тогда думала.
Сильный дар — это проклятие. Врождённый талант и умение
схватывать на лету — повод для постоянной зависти друзей,
сокурсников и даже родственников.
(Тут бы пожалеть тогда ещё юную магичку, но мне отчего-то не
хотелось выражать сочувствие этой женщине).
В общем, Астариэлла нашла нужного мага. Я не только могла
открыть портал в любую точку света, но и хранила тайные знания о
межмировых переходах.
В тот же вечер мы уговорились встретиться и я передала
молодому человеку листок с подробным описанием активации
пространственных врат.
Астариэлла говорила, что они найдут способ проникнуть на
территорию врагов и доберутся до арки. И я искренне пожелала им
удачи.
Признаюсь, что какая-то часть меня сомневалась в успехе их
побега, но хотелось верить в несокрушимую силу любви. Более того, я
успела заметить зерно только зародившейся жизни во чреве
Астариэллы. Я не сказала ей, что разгадала их маленький секрет. В
конце концов, это была не моя тайна. Но в дальнейшем это знание
помогло мне в моей мести.
(На этих словах безумного призрака я напряглась. Всё виделось в
каком-то мрачном свете, где все герои истории — не совершенны. Где
нет ни одного положительного, доброго и чистого сердца. Ну, кроме
моих родителей, само собой).
В тот роковой день, когда чудовищный эгоизм молодого короля
разбил сердце моей девочки и подтолкнул её к самоубийству, я
вспомнила об этой паре.
Наверное, мне стоит пояснить нюансы, с которыми приходится
считаться при накладывании проклятия.
Дело в том, что любое магическое воздействие требует
соблюдения определённых правил. Так накладывая проклятия, нужно
оставлять лазейку для того, чтобы оно было снято. Будь моя воля, я бы
проигнорировала это условие, но без него, вот уж точно злая шутка,
проклятие бы не свершилось.
В тот момент, когда я обрушила справедливое возмездие на
королевскую семью, я вспомнила о ребёнке Астариэллы. И добавила
единственное условие, которое, как мне тогда казалось, было
практически невозможно исполнить. Ну каков был процент того, что
Астариэлла носила под сердцем девочку? Что ребёнок вообще
выживет после перемещения? Самый минимальный, но и его было
достаточно для того, чтобы закрепить проклятие на короле и его семье.
Так как вы уже давно забыли текст проклятия, я напомню. Моя
память не столь слаба.
«Только одна женщина способна снять проклятие. Рожденная в
Руаде, но живущая в другом мире, не знающая своих корней и рода
своего. Только заполучив её любовь и полюбив её в ответ, король
сможет снять проклятье»
Призрак закончил свою речь и многозначительно уставился на нас
с королём.
— За что тебя так любят боги? — глухо спросила Латифа, но мать
Тэйрана не стала ждать, пока кто-нибудь ответит обиженной женщине.

— Возвращайся в небытие, — произнесла она с потусторонней


силой в голосе, отчего у меня зашевелились волоски на руках. Жутко.
Призрак развернулся и исчез в портале, оставив после себя
гнетущую тишину.
— Вам нужно время, чтобы всё осмыслить, — в кои-то веки
проявила чувство такта мёртвая королева. — Но не затягивайте с
решением.
И исчезла вслед за Латифой, громким хлопком ознаменовав свой
уход.
Я перевела на мужа растерянный взгляд.
— И что нам теперь делать?
Эпилог
— Это настолько невероятно, что я готова поспорить, что он
женится на Таре до исхода этого года! — смеялась я, глядя на
переглядывания Рагалия и моей горничной. В Таре я не сомневалась,
— девушка сможет воспитать моего братца и сделать из него
настоящего мужчину.
Рагалий хоть и извинился передо мной за своё поведение, но всё
ещё настороженно принимал знаки внимания от только что обретённой
родственницы.
— Ставлю на Тару, — улыбнулся муж, щёлкнув меня по носу.
— И не стыдно вам спорить на живых людей! — взвился на
уровень наших глаз Глото. — И вообще. Эйду, значит, можно улететь
на отдых, а как же я? Где мои положенные и честно выстраданные
трудом и потом выходные? Мне необходим отпуск с выходным
пособием!
— А кто тогда будет нянчиться с нашими детьми? — засмеялась я
и запнулась. Это вырвалось само собой, и я даже не поняла, как так
быстро решилась на... на саму вероятность забеременеть так скоро.
— Нет, нет! — замахав лапками, запричитал Глото. — Вон
бабушку берите, она спит и видит, как бы залюбить вас всех до смерти!
— Мы что-нибудь придумаем, чтобы никто не остался в обиде, —
усмехнулся Тэйран и поцеловал меня.
── ✦ ──
— Что это? — спросила я, с удивлением заметив в руках мужа
большой золотой таз. Пока ещё пустой, но я-то отлично помнила
назначение данной посудины. — Ты серьёзно?
— Садись, — ничего не объясняя, потребовал Тэйран. Я
посмотрела на короля с волнением: уж не сошёл ли с ума мой
благоверный?
Сначала привёл в тронный зал, (пустой, к счастью), потом
притащил таз и вот теперь требовал сесть на трон. Нет, хорошо, что
сам не сел да не устроил мне дежавю со своим «на колени!», но…
— Прошу, не мешай мне исправлять свои ошибки, — с нажимом
сказал Тэйран и кивнул в сторону трона. — Садись.
Ну раз сам король Руада просит…
Я села на трон, чувствуя себя неуютно и растерянно.
Тэйран установил таз на пол рядом с основанием трона и
поднялся.
— Ты не знаешь истоков этого обычая, Кира. Я расскажу тебе, в
чём истинный смысл омовения ног супруга. Когда жена омывает ноги
мужа своего, она демонстрируют покорность супругу, готовность
заботиться о нём, оберегать чистоту его дома и честь его семьи. Но
есть и вторая часть обряда, ныне забытая и более не почитаемая.
После того, как жена омоет ноги мужу, она садится на место мужа и
уже новобрачный берёт в руки кувшин с водой. Омывая ноги своей
жене, муж показывает, что не считает её рабыней, что ставит её
вровень с собой, обещает заботиться о ней и блюсти чистоту рода.
После этих слов Тэйран встал на одно колено и, приподняв
тяжёлые юбки моего праздничного платья, обнажил мою щиколотку.
Бережно снял туфлю и, подхватив свободной рукой кувшин с водой,
тонкой струёй воды начал омывать мои ступни.
Вода с розовыми лепестками холодила кожу ног, но я почти не
ощущала холода. Мои глаза щекотали непрошенные слёзы. Быстро
заморгав, я вскинула голову вверх и посмотрела на потолок, чтобы не
дать слезам пролиться на щёки.
Чёрт, и когда я стала такой чувствительной и сентиментальной?
Тэйран не торопился, словно этот красивый обычай ему нравился,
словно он получал истинное наслаждение от самого процесса.
А когда муж закончил и взял мягкое полотенце, чтобы промокнуть
влагу на моих ногах, я рвано выдохнула и всхлипнула.
— Кира? — обеспокоенно спросил король. Я улыбнулась мужу,
показывая, что всё в порядке. Но как объяснить всю ту бурю чувств,
что бушевала внутри? Как рассказать ему о том, насколько нереальной
была сама картина, представшая мои глазам: злой тиран, который
всегда действовал силой и угрозами, стоял передо мной на коленях,
усадив на свой трон слабую женщину. И мыл мне ноги, словно раб.
— Всё хорошо, — прошептала я и улыбнулась мужу со всей
теплотой, которая переполняла моё сердце. — Только обряд не может
считаться завершённым без одной вещи…
— Какой? — удивлённо спросил Тэйран, оставаясь у моих ног.
— Встань, — сказала я, а сама спустилась с трона, отойдя в
сторону. — А теперь садись. Наш брак начался неправильно. С боли,
унижения, обмана и страха. Но ты сделал шаг навстречу, и теперь моя
очередь выказать уважение своему мужу.
Тэйран слабо улыбнулся и позволил усадить себя на трон. Я взяла
кувшин, опустошённый лишь наполовину, и вытянула ладонь вперёд.
Тэйран, не сводя с меня зачарованного взгляда, подал ногу и я
повторила за мужем этот древний и такой прекрасный обычай.
И если в тот первый раз я была готова вылить розовую воду
королю на голову и прихлопнуть монарха сверху золотым тазиком, то
теперь касалась ног мужчины с любовью, с искренним желанием
соблюсти традиции и доказать свою готовность быть с ним до конца
дней своих.
Неужели я решилась?
Кажется, я сделала это давно, но осознание пришло только сейчас.
Да, я хотела быть с Тэйраном. Не день, не месяц, — всю свою
жизнь. Видеть его улыбку, слышать его голос и чувствовать его руки
на своих плечах.
Я влюбилась в тирана и, кажется, смогла укротить страшного
зверя, вернув ему способность любить.
Когда я закончила, Тэйран подал мне руку и помог подняться. В
его глазах я прочла вопрос. Готова ли я к продолжению?
Кивнула.
— Да, — добавила чуть слышно и потянулась к губам мужа.
Поцелуй вышел очень нежным, неспешным, с глубоким чувством.
Подхватив меня на руки, Тэйран выбил ногой дверь спальни и
понёс меня к кровати. Я счастливо рассмеялась и, обхватив руками
шею мужа, посмотрела ему в глаза. А потом вдруг перестала смеяться
и облизнула пересохшие губы. Тэйран тяжело сглотнул, и я заметила,
как дёрнулся острый кадык.
— Ты точно уверена, жена моя?
Без свидетелей, без множества чужих лиц и глаз, теперь это
казалось мне максимально верным и единственно правильным.
Мы потеряли счёт времени. Тэйран не спешил, помогая мне
избавляться от тесных оков платья. Ослабив шнуровку корсета, он
взглянул в мои глаза.
Я хотела ответить, но в этот момент в спальне появилось третье
лицо. Незваное и абсолютно беспардонное. Бестактная мамаша короля.
— Да сколько уже можно тянуть? — воскликнула мёртвая
королева, нахмурив свои призрачные брови.
— Если вы сейчас же не покинете мою спальню, я клянусь, мама,
что упокою вас раз и навсегда, — процедил сквозь зубы Тэйран, на миг
став снова тем тиранистым тираном, каким я его увидела, впервые
попав в этот мир.
Призрак посмотрел на сына, на моё готовое соскользнуть с плеч
платье, фыркнул и исчез.
— Прости, — прошептал Тэйран и снова притянул к себе. — Она
бывает совершенно невыносимой.
Я не заметила, как исчезло моё платье. Разгорячённая ласками
кожа коснулась прохладных простыней. И лишь когда я почувствовала
на себе приятную тяжесть мужского тела, осознала, что вот-вот
произойдёт.
Мне не было страшно. В конце концов, это всего лишь брачная
ночь. Пусть и первая. Пусть и в другом мире, чужом и далёком, но
ставшим родным. Ведь главное, не где, а с кем.
Я прикрыла глаза, отдаваясь целиком и полностью во власть
моего любимого тирана. Дарила всю себя, отдавая душу и тело, делясь
любовью, переполнявшей моё сердце.
Тэйран был поразительно нежен, он раз за разом сводил меня с
ума своими чувственными ласками, распаляя мой внутренний огонь,
сжигая заживо и вознося на вершину мира.
А после, когда мы уставшие лежали на простынях, даже не
прикрывая влажные от пота тела, Тэйран повернулся ко мне, провёл
рукой вдоль лица, очерчивая скулу, и сказал:
— Я люблю тебя, моя жена.
— А я люблю тебя, мой тиранистый тиран, — ответила я со
счастливой улыбкой. А потом услышала, как куранты начали свой
привычный бой.
Тэйран напрягся в ожидании неминуемой трансформации.
— А что, если не получилось? — спросила я, чувствуя какой-то
иррациональный страх. На моих глазах кожа Тэйрана начала мерцать
магическими искрами.
— Что, не сработало? — с чувством необъяснимой вины
ужаснулась я.
— Ты недостаточно сильно любишь меня! — в шутливой форме
обиделся Тэйран и притянул меня к себе, наплевав на магию вокруг.
— Нет, это ты недостаточно сильно меня любишь! — ответила я,
прижимаясь к мужу всем телом.
Я была готова к тому, что уже через мгновение перестану
ощущать горячие мускулы, напрягшиеся, будто бы перед смертельным
броском.
И считала удары курантов.
Десять...
Одиннадцать...
Двенадцать…
Золотистая пыльца осыпалась с кожи мужа на простыни и сразу
исчезла.
Я смотрела на мужа и не верила своим глазам.
Тэйран остался человеком.
— Что же будет с твоей мамой? — спросила я, всё ещё не веря,
что проклятие окончательно разрушено.
И, словно в ответ на мой вопрос, в этот момент перед нами снова
появился призрак.
Со счастливой улыбкой уже почти полностью прозрачная
королева подлетела к королевскому ложу. Тэйран быстро накрыл нас
покрывалом, но королева словно и не заметила, что пришла к нам не в
самое подходящее для визита время.
— Наконец-то, — выдохнула призрачная королева, не переставая
светиться счастьем. — Я чувствую, что меня отпускают. Я пришла
попрощаться.
Я снова всхлипнула, уже никак не борясь со слезами. И, видимо,
почувствовав мои эмоции, в спальне появился Глото. Именно тогда,
когда королева прощалась с сыном.
— Это так трогательно! — всхлипнул вместе со мной Глото,
утирая лапкой крупные горошины слёз.
— Не печальтесь обо мне, — ответила королева, становясь уже
почти неразличимой. — Я всегда буду оберегать вас. И внучку.
Коснувшись прозрачными пальцами моего живота, она
улыбнулась мне и исчезла, растворившись в воздухе.
Какое-то время мы молчали, пытаясь свыкнуться с новой
реальностью. Реальностью, где больше нет проклятия. Про намёк о
будущем ребёнке я предпочла пока не думать.
— Ушла целая эпоха, — сказал Глото, всё ещё гипнотизируя
бусинками глаз место, где исчезла королева.
— И начинается новая, — приобняв меня, сказал Тэйран. А потом,
вытер мои слёзы и повернулся к Глото. — А теперь Кыш! Не мешай
нам творить!
— Что творить?
— Новую эпоху, — хитро улыбнулся Тэйран и повалил меня на
кровать.

Конец.