Вы находитесь на странице: 1из 10

«Мы признали, что мы бессильны перед нашей зависимостью, признали, что наши жизни

стали неуправляемы»

– Шаг Первый

Слово «первый» означает начало чего-то. Так и с шагами – Первый Шаг означает начало
процесса выздоровления. С него начинается исцеление. Мы не сможем идти дальше, не
работая по этому шагу.

Некоторые члены АН интуитивно чувствуют, как им следует делать Первый Шаг, другие
предпочитают работать по нему по какой-то определенной схеме. У каждого из нас могут
быть разные причины для того, чтобы приступить к формальной работе по Первому
Шагу. Возможно, мы новички в выздоровлении и только что потерпели очередное
поражение в изматывающей битве с наркотиками. Или, возможно, мы уже какое-то
время находимся в сообществе и воздерживаемся от употребления наркотиков, но
заметили, что наша болезнь активизировалась в какой-то другой сфере, заставляя нас
снова столкнуться со своим бессилием и увидеть неуправляемость своей жизни. Далеко не
всегда причиной нашего роста является боль – быть может, просто пришло время сделать
еще один круг шагов, начиная этим новый этап в нашем бесконечном путешествии по
выздоровлению.

Некоторым из нас комфортнее с пониманием того, что мы достигли своего дна именно
из-за болезни, а не из-за нашей безнравственности. Другим, по большому счету, все
равно, что именно послужило причиной – нам просто хочется освободиться.

Так или иначе, пришло время поработать по шагам. Нам нужно заняться конкретным
делом, которое поможет нам обрести еще больше свободы от нашей зависимости, в
какой бы форме она ни проявлялась в настоящий момент. Мы надеемся усвоить
принципы Первого Шага – углубить свою капитуляцию и сделать принятие, смирение,
готовность, честность и открытость новому неотъемлемой частью нашей личности.

Сначала нам необходимо прийти к такому состоянию, когда мы вынуждены


капитулировать. Существует много разных способов это сделать. Для некоторых из нас
сам путь к Первому Шагу является более чем достаточным доказательством того, что у нас
нет других вариантов, кроме безусловной капитуляции. Другие же начинают этот
процесс без полной уверенности в том, что являются зависимыми или что на самом деле
достигли дна. И только работая по Первому Шагу, мы действительно приходим к
осознанию того, что мы зависимые, что мы достигли дна и должны капитулировать.

Перед тем, как начать работать по Первому Шагу, мы должны прекратить употребление
– чего бы это ни стоило. Если мы новички в АН и наш Первый Шаг главным образом о
том, как зависимость от наркотиков повлияла на нашу жизнь, то нам необходимо начать
оставаться чистыми. Если мы уже остаемся чистыми какое-то время, а наш Первый Шаг –
о признании собственного бессилия перед каким-то другим поведением, сделавшим
нашу жизнь неуправляемой, то нам необходимо найти способ прекратить такое
поведение, чтобы не нарушать нашу капитуляцию.

Болезнь зависимость

Нас делают зависимыми не наркотики и не наше поведение, а наша болезнь – болезнь


зависимость. Есть нечто внутри нас, что делает нас неспособными контролировать
употребление наркотиков. И это же «нечто» делает нас склонными к одержимости и
компульсивности во всех жизненных сферах. Как мы можем определить, что наша
болезнь активна? Мы понимаем это, когда попадаем в замкнутый круг одержимого,
компульсивного и эгоцентричного поведения, которое ведет нас лишь к физическому,
умственному, духовному и эмоциональному разрушению.

● Что для меня означает «болезнь зависимость»?


● Была ли моя болезнь активна в последнее время? Как именно?
● Что происходит, когда я одержим чем-либо? Следует ли мое мышление
определенному шаблону? Опиши.
● Когда мне в голову приходит какая-либо мысль, начинаю ли я действовать сразу, не
принимая во внимание возможные последствия? Как еще проявляется
компульсивность в моем поведении?
● Каким образом такая сторона моей болезни как эгоцентризм влияет на мою жизнь и
на жизнь окружающих?
● Как моя болезнь повлияла на меня в физическом плане? Умственном? Духовном?
Эмоциональном?

Наша болезнь может проявляться по-разному. Когда мы только приходим в «Анонимные


Наркоманы», нашей проблемой, несомненно, являются наркотики. Позднее мы можем
заметить, как болезнь наносит серьезный ущерб нашей жизни самыми разными
способами.

● Каким именно было самое недавнее проявление моей зависимости?


● Был ли я одержим каким-либо человеком, местом или вещью? Если да, то как это
повлияло на мои отношения с другими людьми? Как еще эта одержимость повлияла
на меня в умственном, физическом, духовном и эмоциональном плане?

Отрицание

Отрицание – это часть нашей болезни, которая уверяет нас в том, что мы не больны.
Когда мы находимся в отрицании, мы не способны увидеть реальность нашей
зависимости. Мы преуменьшаем ее воздействие. Мы обвиняем других, ссылаясь на то, что
наши семьи, друзья и работодатели ожидают от нас слишком многого. Мы сравниваем
себя с другими зависимыми, чья болезнь кажется нам «более очевидной», чем наша. Мы
можем винить какой-то один конкретный наркотик. Когда мы уже какое-то время
остаемся чистыми, то можем сравнивать сегодняшние проявления своей болезни с
употреблением: нам кажется, что как бы плохо мы ни поступали сегодня, это все равно не
сопоставимо с нашим поведением в прошлом. Нам проще всего понять, что мы
находимся в отрицании, когда мы замечаем, что даем своему поведению
правдоподобные, но не соответствующие действительности объяснения.

● Давал ли я правдоподобные, но не соответствующие действительности объяснения


своему поведению? Какие?
● Совершал ли я компульсивные поступки под влиянием одержимости, а затем вел себя
так, будто именно это я и планировал? Опиши эти случаи.
● Как именно я перекладывал вину за свое поведение на других людей?
● Сравнивал ли я свою зависимость с зависимостью других? Осознаю ли я, что моя
зависимость «достаточно очевидна», если не провожу такого сравнения?
● Сравниваю ли я сегодняшние проявления своей зависимости с тем, какой была моя
жизнь до того, как я стал чистым? Не гнетет ли меня мысль о том, что я должен уже
стать лучше?
● Не думаю ли я, что знаю о зависимости и выздоровлении достаточно для того, чтобы
взять себя в руки прежде, чем мое поведение выйдет из-под контроля?
● Не уклоняюсь ли я от действий, потому что боюсь, что мне будет стыдно, когда я увижу
последствия своей зависимости? Не уклоняюсь ли я от действий, потому что боюсь
того, что подумают другие?

Достигая дна: отчаяние и изоляция

В конце концов наша зависимость доводит нас до такого состояния, когда мы больше не
можем отрицать истинную природу нашей проблемы. Когда мы оказываемся лицом к
лицу с тем, во что превратилась наша жизнь, вся ложь, все иллюзии, все оправдания
исчезают. Мы осознаем, что жили без надежды. Мы приходим к выводу, что остались
совсем одни или ушли в такую изоляцию, что наши отношения – это всего лишь
имитация, пародия на любовь и близость. И хотя в таком состоянии нам может
показаться, что все потеряно, правда в том, что мы должны пройти через это, прежде чем
отправиться в наше путешествие по выздоровлению.

● Какой кризис побудил меня начать выздоравливать?


● Какая ситуация подвела меня к тому, чтобы приступить к работе по Первому Шагу?
● Когда я впервые понял, что моя зависимость является проблемой? Пытался ли я
решить ее? Если да, то как? Если нет, то почему?

Бессилие
Мы, зависимые, реагируем на слово «бессильны» совершенно по-разному. Некоторые из
нас соглашаются с тем, что более точного описания нашего положения не найти, и
принимают свое бессилие с чувством облегчения. Других от этого слова передергивает,
поскольку они считают это бесхребетностью или признаком слабохарактерности. Когда
мы поймем, что такое бессилие, и насколько важно признание собственного бессилия для
нашего выздоровления, мы сможем преодолеть любые неприятные чувства, связанные с
этим понятием.

Мы бессильны, когда движущая сила в нашей жизни находится вне нашего контроля.
Наша зависимость, безусловно, является именно такой – неподвластной нам движущей
силой. Мы не можем умерить или контролировать употребление наркотиков, или любое
другое компульсивное поведение, даже если оно приводит нас к самым серьезным
потерям. Мы не можем остановиться, даже зная наверняка, что, если продолжать в том
же духе, физический ущерб будет непоправим. Мы вдруг понимаем, что делаем то, чего
никогда бы не сделали, если бы не наша зависимость, и сгораем от стыда, когда думаем об
этих поступках. Мы можем даже решить, что не хотим употреблять, что не будем
употреблять, а потом понимаем, что просто не в состоянии удержаться, когда вдруг
появляется такая возможность.

Мы, возможно, пытались воздерживаться от употребления наркотиков или от любого


другого компульсивного поведения в течение какого-то времени без программы,
вероятно, даже с определенным успехом – только для того, чтобы понять, что наша
зависимость, оставленная без внимания, снова привела нас туда, где мы уже были. Для
работы по Первому Шагу нам нужно на глубоком уровне доказать самим себе
собственное бессилие.

● Перед чем именно я бессилен?


● Находясь под влиянием зависимости, я совершал поступки, которые никогда бы не
совершил, если бы был сосредоточен на выздоровлении. Что это были за поступки?
● Какие поступки, идущие абсолютно вразрез со всеми моими ценностями и
убеждениями, я совершал, поддерживая свою зависимость?
● Как меняется моя личность, когда я действую под влиянием зависимости?
Например: становлюсь ли я высокомерным? Эгоцентричным? Злым? Пассивным,
причем настолько, что не могу даже постоять за себя? Манипулирующим? Ноющим?
● Манипулирую ли я другими людьми, поддерживая свою зависимость? Как именно?
● Бывало ли так, что я пытался бросить употреблять, и понимал, что не могу? Бывало ли
так, что я самостоятельно прекращал употреблять, а потом понимал, что жизнь без
наркотиков настолько полна боли, что мое воздержание быстро заканчивалось?
Опиши эти случаи.
● Как моя зависимость заставляла меня причинять ущерб себе или другим?

Неуправляемость
Первый Шаг предлагает нам сделать два признания: первое – в том, что мы бессильны
перед нашей зависимостью, и второе – что наши жизни стали неуправляемы. На самом
деле, будет крайне затруднительно признать первое, и не признавать второе. Наша
неуправляемость – это очевидное доказательство нашего бессилия. Есть два основных
вида неуправляемости: внешняя неуправляемость, которую могут увидеть другие люди, и
внутренняя, или личная, неуправляемость.

Внешняя неуправляемость часто выражается в таких событиях как аресты, потеря работы
и семейные проблемы. Некоторые из нас сидели в тюрьме. Кто-то никогда не мог
поддерживать отношения дольше, чем несколько месяцев. От некоторых из нас
отказались семьи, попросив больше никогда не появляться в их жизни.

Внутреннюю, или личную, неуправляемость часто можно определить по нездоровой или


ложной системе убеждений – о нас самих, о мире, в котором мы живем, и о людях, с
которыми сводит нас жизнь. Мы можем считать себя никчемными. Мы можем считать,
что являемся центром вселенной – причем не просто считать, что так должно быть, а что
так оно и есть. Мы можем считать, что заботиться о самих себе – не наша задача, и этим
должен заниматься кто-то другой. Мы можем считать, что обязательства, которые люди
обычно принимают как нечто само собой разумеющееся, являются для нас непосильной
ношей. Мы можем чрезмерно или недостаточно реагировать на события нашей жизни.
Одним из самых очевидных для нас проявлений личной неуправляемости часто является
эмоциональная неустойчивость.

● Что для меня означает неуправляемость?


● Арестовывали ли меня когда-нибудь? Были ли у меня проблемы с законом из-за моей
зависимости? Делал ли я когда-нибудь что-то, за что меня могли арестовать, если бы
поймали? Что именно?
● Какие неприятности из-за моей зависимости были у меня на работе или на учебе?
● Какие неприятности из-за моей зависимости были у меня в семье?
● Какие неприятности из-за моей зависимости были у меня с моими друзьями?
● Настаиваю ли я на том, чтобы все было по-моему? Как подобная настойчивость
отразилась на моих отношениях с другими людьми?
● Принимаю ли я во внимание потребности других людей? Как недостаток внимания к
другим людям повлиял на мои отношения с ними?
● Принимаю ли я ответственность за свою жизнь и свои поступки?
В состоянии ли я справиться со своими повседневными делами без перенапряжения?
Если нет, то как это влияет на мою жизнь?
● Опускаются ли у меня руки, как только все начинает идти не по плану?
Как это влияет на мою жизнь?
● Воспринимаю ли я любые возникающие сложности как личное оскорбление? Как это
влияет на мою жизнь?
● Свойственно ли мне катастрофическое мышление, из-за которого я реагирую
панически на любую ситуацию? Как это влияет на мою жизнь?
● Игнорирую ли я признаки серьезных проблем с моим здоровьем или с моими детьми,
думая, что все как-нибудь наладится само собой? Опиши.
● Бывало ли так, что из-за своей зависимости я бездействовал в момент реальной
опасности или был не в состоянии защитить себя от нее? Опиши.
● Причинял ли я кому-нибудь вред из-за своей зависимости? Опиши.
● Бывают ли у меня приступы ярости, или другие неадекватные реакции на мои чувства,
ведущие к потере самоуважения или чувства собственного достоинства? Опиши.
● Бывало ли так, что я принимал наркотики или действовал под влиянием зависимости,
чтобы изменить или подавить свои чувства? Какие именно чувства я пытался изменить
или подавить?

Оговорки

Оговорки — это те места в нашей программе, которые мы оставляем для срыва.


Возможно, они основываются на нашем представлении о том, что мы все еще можем
сохранять хоть какую-то степень контроля. Как если бы мы говорили себе: «Ну ладно,
согласен, я не могу контролировать употребление, но продавать наркотики я же могу?».
Или, к примеру, мы думаем, что можем оставаться в дружеских отношениях с теми, с кем
мы употребляли или у кого покупали наркотики. Возможно, мы думаем, что какие-то
части программы нас не касаются. Мы можем думать, что есть что-то, с чем мы просто
будем не в состоянии справиться чистыми, например, тяжелая болезнь или смерть
любимого человека, и планируем употребить, если это когда-нибудь произойдет. Нам
может казаться, что, достигнув какой-то цели, заработав определенную сумму или
прожив сколько-то лет чистыми, мы наконец сможем контролировать употребление.
Оговорки обычно прячутся на задворках нашего разума – мы не осознаем их полностью.
Для нас крайне важно выявить все наши возможные оговорки и избавиться от них –
прямо здесь и прямо сейчас.

● Принимаю ли я всю серьезность своей болезни?


● Думаю ли я, что могу продолжать общаться с людьми, связанными с моей
зависимостью? Могу ли я по-прежнему посещать места, где я употреблял? Разумно ли,
с моей точки зрения, хранить наркотики или принадлежности для их употребления –
просто «на память» или чтобы проверять свое выздоровление на прочность? Если да,
то почему?
● Есть ли что-то, с чем, как мне кажется, я не смогу справиться чистым, например, какое-
то событие, настолько болезненное, что мне придется употребить, чтобы пережить
боль?
● Думаю ли я, что на определенном сроке чистоты или при других жизненных
обстоятельствах я смогу контролировать употребление?
● За какие оговорки я все еще цепляюсь?

Капитуляция

Существует огромная разница между обреченностью и капитуляцией. Обреченность –


это то, что мы чувствуем, когда осознаём, что мы зависимые, но еще не принимаем
выздоровление как решение нашей проблемы. Многие из нас дошли до этого состояния
задолго до прихода в АН. Возможно, мы думали, что нам суждено быть зависимыми,
жить и умереть от своей зависимости. Капитуляция же происходит, когда мы принимаем
Первый Шаг как бесспорную для себя истину, а выздоровление – как единственное
решение этой проблемы. Мы не хотим, чтобы наша жизнь была такой, как раньше. Мы не
хотим продолжать чувствовать себя так, как чувствовали себя в прошлом.

● Пугает ли меня что-либо в концепции капитуляции?


● Что убеждает меня в том, что я больше не могу употреблять без последствий?
● Принимаю ли я тот факт, что никогда не смогу вернуть контроль над употреблением
даже после длительного периода воздержания?
● Могу ли я начать выздоравливать без полной капитуляции?
● Какой была бы моя жизнь, если бы я капитулировал полностью?
● Могу ли я продолжать выздоравливать без полной капитуляции?

Духовные принципы

В Первом Шаге мы фокусируемся на честности, открытости новому, готовности,


смирении и принятии. Применение принципа честности из Первого Шага начинается с
признания правды о нашей зависимости, а продолжается ежедневной практикой этого
принципа. Когда на собрании мы говорим «я зависимый», это, возможно, наши первые
по-настоящему честные слова за долгое время. Мы обретаем способность быть честными с
самими собой и, как следствие, – с другими людьми.

● Если я думаю об употреблении или как-то еще поступаю под влиянием зависимости,
делюсь ли я этим со спонсором или с кем-нибудь еще?
● Осознаю ли я то, что моя болезнь реальна, независимо от того, как долго я уже
свободен от активной зависимости?
● Заметил ли я, что теперь, когда мне не нужно скрывать свою зависимость, у меня
исчезла потребность врать как раньше? Ценю ли я свободу, которую обрел в результате
этого? Каким образом я начал применять честность в своем выздоровлении?

Применение принципа открытости новому из Первого Шага главным образом


предполагает готовность поверить в то, что для нас возможен другой образ жизни, и
желание попробовать его. Не важно, что мы не видим этот образ жизни во всех
подробностях или что он абсолютно отличается от всего, что мы знали раньше. Важно,
что мы не ограничиваем себя и свое мышление. Иногда от членов АН мы можем слышать
идеи, которые кажутся нам совершенно безумными, например, «сдаться, чтобы
победить», или что нужно молиться за того, на кого мы обижены. Мы проявляем
открытость новому, когда не отвергаем такие идеи, не испытав их на собственном опыте.

● Слышал ли я за время своего выздоровления о чем-то таком, во что мне сложно


поверить? Просил ли я своего спонсора или человека, от которого я это услышал,
объяснить мне это?
● Каким образом я практикую принцип открытости новому?

Принцип готовности, заложенный в Первом Шаге, можно применять по-разному. Когда


мы впервые задумываемся о выздоровлении, многие из нас на самом деле или не верят в
то, что это возможно именно для нас, или просто не понимают, как это сработает, но так
или иначе мы приступаем к Первому Шагу – в этом и заключается наш первый опыт
проявления готовности. Любое предпринятое нами действие, способствующее
выздоровлению, свидетельствует о готовности: мы приходим на собрание заранее,
помогаем его подготовить, задерживаемся после собрания, берем номера телефонов
других членов АН и звоним им.

● Готов ли я следовать рекомендациям моего спонсора?


● Готов ли я посещать собрания регулярно?
● Готов ли я приложить максимум усилий для выздоровления? Как именно?

Принцип смирения – это важнейший принцип Первого Шага, который наиболее ясно
выражается в нашей капитуляции. Самое простое определение принципа смирения –
это принятие нашей истинной сущности: мы не самые худшие и не самые лучшие, как
нам часто казалось в употреблении, мы просто люди.

● Считаю ли я, что я чудовище, которое отравляет своей зависимостью весь мир? Или
что моя зависимость вообще никак не сказывается на окружающих? Или правда
находится где-то посредине?
● Есть ли у меня чувство, что я важен для моей семьи и друзей? А для общества в целом?
Опиши это чувство.
● Как я практикую принцип смирения, работая по Первому Шагу?

Чтобы практиковать принцип принятия, от нас требуется больше, нежели просто


признать, что мы зависимые. Когда мы принимаем свою зависимость, мы чувствуем
глубокое внутреннее изменение, которое подкрепляется растущим чувством надежды.
Мы также начинаем ощущать покой. Мы примиряемся и с нашей зависимостью, и с
нашим выздоровлением, и с тем, какое место эти две реальности отныне будут занимать в
нашей жизни. Нас не пугает будущее, в котором нам предстоит посещать собрания,
поддерживать контакт со спонсором и работать по шагам. Напротив, мы начинаем
видеть, что выздоровление — это бесценный дар, а связанная с ним работа не сложнее
других повседневных обязанностей.

● Примирился ли я с тем фактом, что я зависимый?


● Примирился ли я с тем, что мне придется выполнять определенные действия, чтобы
оставаться чистым?
● Почему принятие моей болезни необходимо для того, чтобы продолжать
выздоравливать?

Идем дальше

Когда мы будем готовы перейти ко Второму Шагу, то вероятно, зададимся вопросом,


достаточно ли хорошо мы поработали по Первому Шагу. Уверены ли мы, что пришло
время двигаться дальше? Потратили ли мы на этот шаг столько же времени, сколько и
другие? Действительно ли мы обрели понимание этого шага? Многие из нас считают
полезным написать о своем понимании каждого шага, когда мы готовимся двигаться
дальше.

● Как я могу понять, что пора двигаться дальше?


● Как я понимаю Первый Шаг?
● Как мои прежние знания и опыт повлияли на мою работу по этому шагу?

Теперь мы видим результаты нашего старого образа жизни и признаём, что нам
требуется новый путь, но, вероятно, еще не подозреваем, насколько богата
возможностями жизнь в выздоровлении. Быть может, в данный момент мы
довольствуемся чувством свободы от активной зависимости, но скоро мы обнаружим, что
нам просто необходимо заполнить ту пустоту, которую мы заполняли наркотиками или
другим одержимым и компульсивным поведением. Работа по остальным шагам
заполнит ее. Продолжением нашего путешествия к выздоровлению будет Шаг Второй.