Вы находитесь на странице: 1из 3

ЭМИЛЬ Г. БРУННЕР (23 декабря 1889 г., Винтертур, Швейцария – 6 апреля, 1966 г.

,
Цюрих). Образование: Ууниверситеты Цюриха и Берлина, 1908-1910 гг.; доктор
философии, Ууниверситет Цюриха, 1912 г. Карьера: преподаватель английского языка,
Лидс, Англия; викарий вместе с Германом Китером, Ноймюнстер, Цюрих; пастор,
Обстальден, Гларус, 1916-1924 гг.; профессор систематического и практического
богословия, Ууниверситет Цюриха, 1924-1955 гг.; адъюнкт-профессор, Принстонская
семинария, Нью-Джерси, 1938-1939 гг.; адъюнкт-профессор христианства и этики в
Международном христианском университете Токио, 1953-1955 гг.
В середине двадцатого века Бруннер был одним из влиятельнейших богословов в
мире. Несмотря на то, что во многих вопросах богословия тень его швейцарского
соотечественника Карла Барта затмевала его, приблизительно с 1930 по 1960 годыа
Бруннер был наиболее читаемым богословом в англо-говорящем мире. Уже в 1920-хх
годах ХХ столетия Бруннера приглашали читать курсы лекций в богословских школах
Голландии и Соединенных Штатов, а в 1930-хх годах – в Англии, Венгрии и Скандинавии.
Некоторые из его основных трудов – Посредник (Филадельфия, 1934), Божественное
повеление (Филадельфия, 1937) и Восставший человек (Филадельфия, 1939) – являлись
служили эталонами во многих протестантских семинариях Великобритании, Северной
Америки и Азии.
Причина такой популярности и влияния заключалась не только в его образовании и
его роли как одного из руководителей движения, в разное время известного как
диалектическая теология или нео-ортодоксия, но также в доступности и ясности его
богословских трудов. В своем богословии он также связывает радикальный
христоцентризм с современной социальной и политической ситуацией.
В начале своего развития как богослова на Бруннера оказало влияние его
швейцарское происхождение и реформатская традиция, в особенности та, которая была
передана швейцарским деятелем Реформации Ульрихом Цвингли. Он также был многим
обязан Лютеру и Кальвину, но его идеи относительно Церкви и таинств очень схожи с
идеями Цвингли.
Третьим фактором, который оказал влияние на Бруннера в ранний период его
деятельности, было религиозное социалистическое движение, основателями которого
были два пастора немецкой лютеранской церкви по фамилии Блумхард, отец и сын. Они
стремились к социальным и политическим реформам, но в отличие от своих либеральных
современников, в своем понимании Божьего Царства они были христоцентричны и давали
больше места действию Святого Духа.
Позднее на формирование богословских взглядов Бруннера оказали свое влияние
феноменология Хуссерла, философия «Я - Ты» Фердинанда Эбнера и Мартина Бубера и,
прежде всего, христианский экзистенциализм Сёрена Кьеркегора. Этот новый подход к
богословию впервые был реализован Бруннером в конструктивном исследовании,
преподанном в виде лекций в городе Уппсала, Швеция, в 1936 году. Он назывался
«Wahrheit als Begegnung» и впервые был опубликован в 1943 году в Англии под
названием Божественная встреча человека в 1943 году, но позднее, в расширенном
издании 1964 года, он получил более правильное название – Истина как встреча. В этом
труде Бруннер развил понятие, которое он называл «христианской концепцией истины,
истиной как встречей или откровением, постигаемым как Божье самораскрытие».
Основной лейтмотив богословия Бруннера довольно прост – в той мере, что он указывает
на встречу или опыт человека, но в то же время, он довольно сложен в отношении самой
этой «встречи»., так как Ттаким образом Бруннер пытается связать откровение и веру,
Истину (Иисус Христос) и истину, Слово как событие и Слово как доктрину. В своей
работе Истина как встреча он поясняет это следующим образом: «Познать Бога в
истинном послушании – это не только познать истину, но через Божье
самораскрытие пребывать в ней, в истине, которая одновременно является любовью
и общностью. Истина о человеке зиждется в божественной человечности Христа,
которую мы постигаем верой во Христа, Слово Божье. Этоа и есть истина как
встреча. …Здесь истина совершается, здесь мы пребываем в истине, которая не в
нас, но приходит к нам, освобождая нас посредством восстановления нашей
истинной сущности, а также нашего пребывания в Тебе и для Тебя. В этой истине
как встрече, в которой мы постигаем свою сущность, пребывая в любви Творца и
Искупителя…, чтобы иметь единство и пребывать в единстве».
Бруннер верил, что это индивидуальное и экзистенциональное понятие истины как
встречи являлось эффективной – и библейской – альтернативой, во-первых, либерализму
и субъективизму Шлейермахера, а во-вторых, интеллектуальному объективизму, который
присущ римскому католицизму и ортодоксальному протестантизму. Против первого он
полагал клал в основу доводов совершенную (einmalige) особенность откровения как
исторического события, в центре которого находится Иисус Христос. А против второго он
указывал на тот факт, что откровение главным образом является не доктриной, а
действием. Бруннер также любил заявлять, что откровение – это «личная переписка»
между Богом и человечеством. «Бог не открывает то или другое. Он открывает Себя,
сообщая о Себе» (Христианство и цивилизация, I).
Несмотря на его особый акцентое выделение на личномго откровениия и связанной
с ним веры, Бруннер не отрицал важность доктрины. В книге Истина как встреча в главе
под названием «Доктрина как признак и каркас, неразрывно связанный с представляемой
ею реальностью» Бруннер поясняет: «С уверенностью можно заявить, что Бог не
преподает нам курс лекций по догматическому богословию, и не предоставляет нам
исповедание веры. Он достоверно сообщает нам о Себе…. Следовательно, мы
никогда не можем абстрагировать абстрактный каркас от личного Присутствия,
находящегося в нас, хотя, несомненно, мы должны проводить между ними
различие».
Богословский вклад Бруннера также оказывает свое влияние на такие науки, как
эпистемология, антропология, христология, личная и социальная этика, эсхатология и
эристика (Бруннер отдавал предпочтение именно этому методу апологетики) и, кроме
того, его идеи являются полезными при обсуждении общих вопросов богословия. Бруннер
никогда не был кабинетным богословом; захватывающим и разнообразным образом он
проявлял в своей жизни свои апологетические, пастырские и миссионерские взгляды
захватывающе и разнообразно. Он принимал активное участие в жизни своей родной
поместной церкви в городе Фраумюнстер, в которой раз в месяц он проповедовал раз в
месяц. Кроме того, он поддерживал различные движения церковного возрождения:
Оксфордское движение, Молодежную христианскую организацию, внецерковное
движение в Японии (Mukyökai) и светское университетское движение в Швейцарии.
Высшим достижением Бруннера в этой сфере стало его назначение в 1953 году адъюнкт-
профессором кафедры христианства и этики в недавно основанном Международном
христианском университете в Токио. Двухгодичное пребывание в Японии оказалось
захватывающим и плодотворным, хотя оно негативно отразилось на его здоровье.
Сейчас богословие Бруннера, подобно взглядам многих его выдающихся
современников, находится в фазе затмения. Большинство его работ больше не издаюется,
и современное поколение студентов, изучающих богословие,я едва ли узнают его имя.
Сегодня он более известен своим знаменитым диспутом с Карлом Бартом относительно
«точки соприкосновения» (Anknüpfungspunkt) Евангелия в сознании «обыкновенного
человека» и природы богословской задачи. Это разделение началось в 1929 году и
достигло апогея в 1934 году, когда Бруннер издал монографиюмонограмму «Природа и
благодать: Разговор с Карлом Бартом», на которую Барт ответил резким опровержением
под названием Nein! (Нет!). Влияние Бруннера продолжало распространяться через его
бывших студентов, которые сами оказывали влияние на последующее поколение. Его
вклад непосредственно заметен в трудах евангельских богословов конца двадцатого века,
таких как Дональд Блеш и Пол Жевет.
Библиография
A. Dogmatics, 3 тома. (Филадельфия, 1950-60).
B. NCE 1 6 : 4 2 3 ; ODCC 144; TRE 7:236-42; The Theology of Emil Brunner, изд. Чарльз В.
Кегли, (Нью-Йорк, 1962); Дж. Эдвард Хамфри, Emil Brunner (Пибоди, Массачусетс, 1976);
Ганс Генрих Бруннер, Mein Vater und sein Altester (Цюрих, 1986); Emil Brunner in der
Erinnerung seiner Schüler (Цюрих, 1989).
Автор: Джон Хесселинк